Тув Александр Львович: другие произведения.

Ходок 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.66*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немногим людям удается совместить приятное с полезным, а вот Шэфу с Дэном это удалось. Не покидая замечательного города Бакара с его пляжами, пальмами и девушками, они продолжают подготовку к войне с Высоким Престолом.


  -- Глава
  

Крокодилы...

бабы...

баобабы...

и жена...

французского посла...

  
   Совершенно неожиданно всплыла в памяти Дениса строчка из какой-то песни, слышанной неизвестно когда и неизвестно где, в неизвестно какой жизни. Больше ничего из этой песни он не помнил, но сам мотив - романтически-ностальгический, и в то же время разухабисто-веселый, и слова эти, очень подходили к теперешнему периоду жизни компаньонов.
   Нет-нет, конечно, никаких крокодилов и баобабов не было, но зато количество пальм, кипарисов, попугаев, баб... пардон-с - девушек, и всякой прочей южной экзотики, присутствовало в количествах, превышающих любые - даже самые гипертрофированные, потребности. Кстати... насчет жен послов - компаньоны, как истинные джентльмены, никогда не интересовались социальным происхождением и финансовым положением своих подружек - имена бы запомнить - уже хорошо, так что, совсем не исключено, что среди обширного контингента их барышень присутствовали и жены дипломатов, а может даже и послов - дипломатический корпус в Бакаре был весьма обширным и его прекрасная половина, соответственно - тоже.
   Как истинные джентльмены, компаньоны обращались со своими подружками одинаково ровно, не выделяя красавиц и не обделяя вниманием дурнушек. Ну-у... не дурнушек конечно - сказать так про подгруппу "группы поддержки", не попадающую в категорию "Красавицы", было бы большим преувеличением, а скажем так - несколько уступающую этим самым писаным красавицам по части внешних данных. И то, что в конечном итоге, непосредственно рядом с ними на колоссальной кровати в капитанской каюте "Арлекина", все же оказывались наиболее привлекательные девушки, они, на следующее утро, с милой улыбкой объясняли просто стечением обстоятельств - игрой случая, так сказать - мол, просто те вовремя оказались под рукой - в нужное время, в нужном месте. И обделенные лаской неудачницы им верили. Верили в то, что в следующий раз именно они окажутся под рукой в нужное время и в нужном месте. Люди всегда верят в то, во что хотят верить. Вот и Шэф с Денисом искренне верили, что когда Анубис будет взвешивать их сердца, то отношение к "дурнушкам" хоть и не намного, но снизит этот вес.
   Кроме джентльменского обращения с группой поддержки, у компаньонов был еще один бесспорный повод гордится собой - как настоящие гусары, денег они не брали... правда и не давали. Насчет этого хорошо высказался верховный главнокомандующий: "Мы как владельцы футбольного клуба - нахрена платить профессионалам, если есть рвущиеся в бой любители!" Кстати говоря, "любители" "профессионалам" по части техники ни в чем не уступали, да еще вылетали на "игровое" поле с горящими глазами! - дай мол только добраться до мяча! - ну-у... в смысле - до игрового снаряда.
   А начался этот замечательный период в их жизни на террасе открытого ресторана гостиницы "Империум", пару недель назад, сразу же после ухода оттуда несолоно хлебавши Орста Уршана - начальника полиции славного города Бакара...
   - Дэн, - вкрадчиво поинтересовался Шэф, оглядываясь в поисках официантки, так как весь обслуживающий персонал, после появления в ресторане полицмейстера со товарищи, исчез как по мановению волшебной палочки. - А как ты думаешь, что является главным для ведения военных действий?
   - Тоже мне, бином Ньютона, - цинично усмехнулся старший помощник, задетый детскостью вопроса, - деньги конечно! Франки, фунты стерлингов, да тугрики!
   - Я смотрю, ты и в водевилях шаришь... - одобрительно отметил верховный главнокомандующий.
   - Ага... еще и гладью вышиваю... - с интонацией Матроскина подтвердил свой высокий культурный уровень Денис.
   - Насчет денег ты конечно прав... но, - деньги условие необходимое, но недостаточное...
   - А я и не спорю - нам еще нужна бригада ВДВ, авианосное ударное соединение, пара дивизий мотопехоты, ну, и там еще - по мелочи.
   - Всего этого у нас, конечно же, не будет, - с грустью в голосе откликнулся главком, - но! У нас уже есть солдаты - правда они об этом еще не знают, и... если их правильно использовать - Высокому Престолу станет не до двух бедных, несчастных демонов, им бы собственные задницы прикрыть.
   - Ты имеешь в виду... как их... забыл... ну-у этих - типа большевиков? Как же их, блин: аэродром... аэроклуб... аэро...
   - Араэлиты.
   - Точно! - Денис прищелкнул пальцами. - Араэлиты, мать их.
   - Да-а... араэлиты... - задумчиво протянул главком, - кстати я допустил неточность, назвав их солдатами.
   - В чем?
   - Они не солдаты - они революционеры.
   - А для нас, какая хрен, разница? - удивился Денис.
   - Не скажи... - качнул головой командор, - наемному солдату надо платить, и немало, и все равно у тебя не будет уверенности в том, что он не предаст в самый критический момент, когда запахнет жаренным. Всякие благородные наемники, слово чести и прочая романтическая мишура - это все в приключенческой литературе, героических фэнтезях и прочей лабуде. В жизни все грязней и логичней - как только этот сброд ощутит реальную опасность, он сразу забывает и о чести, и о присяге, и обо всем на свете. И кстати - я их не осуждаю - жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно... - Шэф ухмыльнулся, - откуда цитата не знаешь?
   - Нет... - задумался Денис, - а должен?
   - Да нет, пожалуй, она из времени до тебя. А если говорить серьезно, - главком сделал привычную паузу. - Жизнь - она дороже всего золота мира... и для наемника тоже. Просто надо это учитывать... чтобы сюрпризов не было.
   - То есть... - спросил пораженный Денис, - тебя предавали твои наемники и ты их прощал!?!
   - Ты чем меня слушаешь, ушами, или каким другим местом? Я сказал, что я их понимаю. Я не сказал, что я их прощаю. Просто, когда я их потом встречал, то убивал быстро и небольно - я понимал их мотивы и считал, что мотивы эти имеют право на жизнь... но только мотивы, - уточнил Шэф. После этого заявления верховного главнокомандующего, в разговоре возникла пауза, во время которой Денис, проанализировав полученную информацию, решил внести окончательную ясность в вопрос взаимоотношений верховного главнокомандующего с предателями.
   - Ты их специально отлавливал?
   - Да нет, конечно - делать мне больше нечего, - покривил губы любимый руководитель. - Просто есть люди везучие, есть невезучие, а есть особо невезучие - вот они мне и попадались... потом.
   - Понятно... - Денис сделал глоток остывшего кофе, покатал его на языке и продолжил допрос. - Вот ты говоришь - есть особо невезучие, а особо везучие люди есть?
   - Конечно! - ухмыльнулся мудрый руководитель. - Ты, например!
   - Ты это серьезно? - взглянул ему в глаза Денис.
   - Абсолютно. А ты сам так не считаешь? - в свою очередь поинтересовался Шэф.
   - Считаю... - подтвердил старший помощник, задумчиво глядя в чашку с недопитым кофе.
   - Кстати - это не так хорошо, как кажется... - неожиданно произнес мудрый руководитель. Сказано было вроде бы и в шутку, а вроде бы и всерьез - не разберешь, но Денис сразу понял о чем идет речь.
   - Когда-нибудь сильно не повезет?..
   - Ну-у... типа, - да.
   - Смертельно не повезет? - конкретизировал Денис. Отвечать верховный главнокомандующий не торопился и бесцельно прождав некоторое время, старший помощник решил вернуть разговор от философских высот в низину конкретики: - А революционеры не предают?
   - Почему... предают конечно... но им для этого надо гораздо больше... скажем так - претерпеть. Как союзники они гораздо выгоднее. Так вот, возвращаясь к вопросу о важности - и союзники, а если быть честными перед самими собой, то никакие они не союзники, а пушечное мясо - тоже не главное.
   - А что тогда главное?
   - Информация. Достоверная и полная.
   - Ну, и где мы ее возьмем?
   - Дэн... ты умеешь задавать вопросы... Интересно - это у тебя с детства талант, или благоприобретенное качество?
   - Пока с тобой не связался, никаких особых талантов у меня не было. Это все ваше благотворное влияние, командор!
   - Дерзишь руководству? - прищурился Шэф. - Останешься без премии по итогам квартала.
   - Молчу... молчу... молчу... - поднял руки, сдаваясь, Денис, - и все же... где мы ее возьмем?
   - А черт его знает... - честно признался любимый руководитель, - для начала с людьми поговорим знающими... аккуратно... может здесь библиотека какая есть - почитаем... А сперва расспросим Брамса с Хатлером, матросиков опять же... они местные, оттуда - с Престола, должны много знать.
   - Понятно...
   - А раз понятно, двинули на "Арлекин" - нам еще депутацию принимать... из горсовета.
   В этот момент Денис еще не подозревал, что прямо сейчас, сию секунду, в его жизни начинается самый замечательный период, лучше которого не было... по крайней мере пока. Может в будущем будут и не хуже, а может и получше, кто его знает - грядущее скрыто от глаз смертных (оно и к лучшему), но позже, оглядываясь назад, Дениса всегда охватывала щемящая ностальгия по этому времени и по этому месту.

*****

   Комиссия прибыла, как по заказу, через двадцать минут после начала обеда, который на сей раз был дан прямо на палубе черного красавца. Компанию за пиршественным столом нашим героям составила стайка прехорошеньких девиц, набранная по дороге. Хотя, пожалуй, термин: "набранная" не совсем точно описывает процесс формирования группы. Дело в том, что никакого активного участия в "наборе" компаньоны не принимали - они просто медленно двигались по Королевской набережной в плотном потоке со скоростью пешехода, а буквально через каждые сто пятьдесят - двести метров происходило одно и тоже повторяющееся событие - возле экипажа возникало юное, воздушное создание, а иногда и не одно, и экзальтированно восклицало: "Атос!" или же "Арамис!", после чего надувало губки и обвиняло в том, что они обещали... И тут наступало некоторое разнообразие. Как выяснилось, компаньоны много кому и много чего успели наобещать за двое суток пребывания в Бакаре: покатать под парусом, показать корабль, встретиться, прийти... ну, и так далее, и тому подобное.
   Во время первого контакта с обманутой девушкой Денис элементарно растерялся. Ну-у... может быть, обманутой - это слишком сильно сказано, но! - ведь как ни крути, а все же ей чего-то обещали и не выполнили обещанного, а это во взаимоотношениях с прекрасной половиной человечества знаете ли - чревато...
   Первой предъявила претензии незнакомая Денису, но весьма эффектная красавица - зеленоглазая блондинка с потрясающим воображение бюстом, и пока он лихорадочно придумывал отмазку, чтобы хоть как-то оправдаться в ее чарующих глазах, смотреть в которые, не опуская взгляда вниз и то было тяжелым испытанием для мужчин с традиционной сексуальной ориентацией, в очередной раз дала о себе знать дистанция огромного размера между матерым Мастером войны и "зеленой" красной Пчелой. Мудрый руководитель мгновенно нашел простое, хотя и парадоксальное, на взгляд Дениса, решение. Он обаятельно улыбнулся, и даже не пытаясь извиняться, пригласил прелестницу отобедать на борту "Арлекина" - мол они с Арамисом сейчас все организуют, а чаровница пусть подкатывает немного попозже, на все готовое. Когда карета немного отъехала от "места происшествия", Денис поинтересовался:
   - А зачем на борту-то? Чего не в ресторан?
   - Понту больше. Весь Бакар в курсе будет, как Северные Лорды гуляют... - с размахом!
   - Нафига?
   - При таком образе жизни, у Лордов деньги быстро закончатся и...
   - У них появится железно мотивированная причина продать "Арлекин", - закончил за Шэфа Денис.
   - Маладэц Прошка.
   В дальнейшем, заморачиваться разнообразием ответных ходов, в ответ на обвинения прекрасных дам, компаньоны не стали и реагировали стереотипно: молодые люди строили покаянные рожи, виновато улыбались и приглашали прелестниц отобедать на борту "Арлекина". Вот таким нехитрым способом и была сформирована вышеупомянутая "группа поддержки".
   Прибыв на борт, верховный главнокомандующий вызвал боцмана и обрисовал перед ним проблему. Немного подумав и почесав в голове, Хатлер доложил, что для ее решения ему понадобится три золотых и коляска с Брамсом. Получив требуемое, он мгновенно испарился.
   - Шэф, ты их всех помнишь? - нейтральным тоном поинтересовался Денис. Признаваться в проблемах с памятью было не очень приятно. Ответ командора пролил елей на раны:
   - Нет.
   Пока компаньоны обсуждали способы ликвидации провалов в памяти, на квартердеке появились, присланные Хатлером, расторопные матросики во главе с корабельным плотником и принялись споро монтировать стол и скамейки. Завершив монтаж, они покрыли стол скатертью, а скамьи коврами, извлеченными, по указанию Шэфа, из капитанских запасов - в платяном шкафу бывшего капитана "Арлекина" чего только не было. На все про все у плотников ушло не более сорока минут, а где-то через час появился небольшой караван вьючных матросов, доставивший все необходимое, чтобы не ударить в грязь лицом перед прекрасными дамами. Кстати о дамах - так и не найдя радикального решения проблемы с распознаванием и запоминанием имен этих самых прекрасных дам, решили пользоваться проверенной методой: зайки, киски, рыбки и прочая фауна.
   Кроме выпивки и деликатесов, мудрый боцман, видимо не понаслышке знающий толк в организации праздников, подогнал еще небольшой оркестр бродячих музыкантов, который тут же принялся настраивать инструменты и распеваться. Сервировкой стола руководил сам Хатлер, оказавшийся, как видно, мастером на все руки (по части менеджмента). С другой стороны ничего удивительного - если ты можешь грамотно командовать людьми во время поднятия парусов на таком огромном судне, как "Арлекин", так почему это умение должно куда-то исчезнуть, когда ты командуешь этими же людьми во время накрытия стола? Прибывшие музыканты, одетые в разноцветное тряпье, самого живописного вида, окончательно создали атмосферу праздника. Не хватало только званых гостей, и они не заставили себя долго ждать.
   Не успели расставить последние серебряные рюмки и фужеры, все из того же капитанского шкафа, как стали подъезжать приглашенные девушки. Дежурная смена, обряженная по этому случаю в чистую парадную форму, встречала их у трапа и помогала подняться - точнее говоря не помогала, а возносила по крутой лестнице на руках - в буквальном смысле этого слова. Наградой дежурным служила редкая возможность пощупать аристократок, а так же восторженный визг и смех возносимых девиц, а девушки получали свой бонус, лишний раз побывав в мускулистых, натруженных руках. Обе стороны были довольны.
   После попадания на палубу, девушек исключительно галантно препровождали к пиршественному столу, где их уже встречали Северные Лорды Атос и Арамис, но не в обычной, повседневной, так сказать - модной одежде, с игрушечными кортиками на поясе, а облаченные в монументальные камзолы, кожаные штаны и ботфорты, опоясанные тяжелыми боевыми шпагами - не хлыщи на отдыхе, а суровые викинги. Да-а... чтоб не забыть - на головах у них были шикарные "мушкетерские" шляпы. Компаньоны и в "курортном исполнении" нравились женщинам, так что уж говорить про мужественных северных воинов... Раскрасневшиеся щечки и сияющие глаза поклонниц были достойной наградой за этот "костюмированный бал". Кстати говоря, ленивый Денис был против, когда Шэф приказал переодеться к приходу гостей.
   - Нах? - лаконично поинтересовался он, и цинично добавил: - Одежда интересует их в последнюю очередь. Их интересует то, что под одеждой... - с блудливой усмешкой уточнил он.
   - Ты кого имеешь в виду? - в свою очередь поинтересовался верховный главнокомандующий.
   - Я? - Девушек, - удивился Денис, - а ты?
   - А я гостей из канцелярии Генерал-губернатора.
   - Понятно...
   Как только хозяева и гостьи уселись за столом, а прислуживавшие в качестве официантов матросики наполнили бокалы и тарелки, Шэф показал хорошее знание классической литературы и скомандовал:
   - Маэстро! Урежьте марш! - В ответ, дирижер бродячего оркестра, занявший этот ответственный пост во многом благодаря хорошо развитой интуиции, каким-то шестым или седьмым, а может даже двенадцатым чувством угадал желание клиента и оркестр грянул бравурный мотив - что-то среднее между свадебным маршем Мендельсона и Прощанием славянки. Праздник начался!
   Минут через двадцать после начала банкета, к Шэфу осторожно, стараясь быть незамеченным разгорячившимися гостями, подобрался боцман и что-то озабоченно зашептал ему на ухо. По словам Хатлера к борту "Арлекина" подъехал кортеж, состоящий из трех больших черных карет, самого зловещего вида. Из них высыпал десяток солдат в броне и несколько важных господ, которые потребовали безотлагательной встречи с владельцами судна.
   "Может зря мы шкиры не одели... - промелькнуло в голове Дениса, - хотя... Шэфу видней..."
   - Скажи им, что если хотят нас видеть - пусть поднимаются сюда! - а когда боцман двинулся выполнять приказ, добавил: - Без солдат. Скажи, что Лорд Атос и Лорд Арамис воспримут появление вооруженных людей на палубе, как объявление войны Великим Домам! Все запомнил?
   - Так точно!
   - Выполняй.
   "Группа товарищей", в количестве шести человек, из которых один был магом, на которого явно указали занывшие мелиферы, а другой начальником полиции Бакара Орстом Уршаном, не заставила себя долго ждать. Сопровождаемые боцманом Хатлером, они появились как раз в тот момент, когда одна из гурий, украшавших застолье - задорная красавица, с огромными миндалевидными глазами, подобных которым Денис ни на Земле, ни где-либо еще не встречал, раскрасневшаяся, с уже чуть-чуть растрепавшейся сложной прической, предложила тост за непобедимых северных воинов. От услышанного полицмейстер скривился. Едва заметно, но компаньоны и маг внимание на это обратили.
   Оставшимся четверым чиновникам из канцелярии Генерал-губернатора Бакара на мимику Уршана было наплевать, впрочем на Лордов Атоса и Арамиса тоже - все их внимание было захвачено прекрасной половиной банкета. И не мудрено - концентрация красавиц на единицу площади, на квартердеке "Арлекина", где был установлен пиршественный стол, достигала запредельных величин. ПДК была превышена во много раз - хорошо если не на порядок. Денис их отлично понимал. Сидя в прекрасном окружении, он ощущал себя зрителем с галерки, которого по ошибке пригласили за кулисы конкурса "Мисс Мира" и усадили за банкетный стол вместе с конкурсантками. Пикантности добавляло то обстоятельство, что все мисски, ну-у... по крайней мере половина точно, были в него влюблены! Ну-у... не влюблены - может быть это слишком сильно сказано, но что уж точно - он им очень-очень-очень сильно нравился! От такого у любого мужчины голова пойдет кругом и Денис тоже чувствовал легкое головокружение.
   В свое время, будучи студентом, его поразило, что все, подчеркиваем! - поголовно все девушки их потока были влюблены в холодного денди Сержа Сафронова - остальные парни для них не существовали! Реальные шансы добиться чего-либо имелись только у пары-тройки записных красавиц, остальные же девушки, начиная от вполне себе хорошеньких, до совсем никаких, не имели и тени шанса на взаимность Лорда Байрона - такое погоняло они выдумали для своего кумира, но все равно, с упорством стада ополоумевших китов, выбрасывающихся на берег, они продолжали бегать за Сержем. Денис мог бы их понять будь все они поголовно дура... скажем так - глупышками, типа фанаток группы "Корни", или певца Стаса Михайлова, но нет - среди них встречались вполне вменяемые особы, с мозгами, которыми они, в других случаях, вполне успешно пользовались.
   Что характерно, тогдашний Денис Сержу даже не завидовал - пропасть разделявшая их, в которой плескалось, бурлило и взрывалось брызгами шампанского, женское внимание, была так широка, что ни о какой ревности и зависти речь не шла. Ведь мы не завидуем умению Месси, или Рональдо играть в футбол, не ставим себя на одну доску с ними - точно так же и с Сержем Сафроновым. И вот сейчас Денис оказался на его месте и место это ему очень понравилось!
   "Гарем однако!" - прокомментировал ситуацию внутренний голос.
   "Хорошо-то как!" - согласился с ним Денис.
   Маг, который скорее всего и руководил делегацией, свое благосклонное внимание девушкам тоже уделил - весьма одобрительно оглядел их всех, но голову, разумеется, не потерял и сразу перешел к делу:
   - Высокие Лорды, я - полный маг Эрфан Итраван, начальник этой небольшой комиссии, - он сделал мимолетную паузу, подбирая слова, - я надеюсь, что причины нашего появления здесь вам известны и... - Шэф не дал ему договорить:
   - Конечно, конечно! Пир начальник полиции уже побывал у нас в гостинице и поведал о прискорбном инциденте... Мы сей момент представим вашему вниманию Марку "Арлекина"! - С этими словами он повернулся к Денису, сидевшему рядом с дверью каюты: - Арамис, достань пожалуйста.
   - Атос! Что происходит!? - воскликнула жгучая брюнетка - дочь какой-то шишки из столицы. - Кто эти люди?! Может послать за папой?! - Глаза Кармен, как называл ее про себя Денис, не знавший ее настоящего имени, яростно сверкнули.
   - Ты что, Дэлла! - ласково улыбнулся командор. - Какой папа? Эти люди выполняют важное задание Генерал-губернатора и наш долг всемерно им в этом помогать.
   - Ты уверен, дорогой? - несколько недоверчиво произнесла девушка. За "дорогого" она удостоилась нескольких гневных взглядов от соперниц, но похоже ее это нисколько не смутило, а вовсе даже наоборот - румянец на ее атласных щечках заиграл сильнее, а глаза заблестели еще ярче.
   - Целиком и полностью! - несколько пафосно подтвердил свою уверенность Шэф, и Кармен успокоилась.
   "Ну и память у командора! - завистливо подумал Денис. - А я ни одну не помню... хоть убей... - он еще раз пробежал взглядом по сидящим за столом и с горечью констатировал: - нет, ни одну... Вроде и пью немного... а не запоминаются почему-то..."
   "Вам батенька лечиться надо... электричеством!" - съехидничал внутренний голос. Обижаться на подколку Денис не стал, правда и отвечать тоже.
   Он поймал себя на том, что никакого волнения по поводу происходящей проверки не испытывает - настолько уверен в талантах любимого руководителя. Хотя, в данном конкретном случае не только, и не столько Шэфа, как его многомиллионолетнего помощника - "тельника". Денис для себя твердо решил считать "тельник" продуктом не прошлой, "довоенной" цивилизации Маргеланда, а той, которой создала Карту Мира, черт знает сколько миллионов лет тому назад.
   А между тем, проверка была сколь квалифицированной, столь и быстрой. И пока ничего не понимавшие в происходящем девушки только хлопали глазами, маг и обступившие его чиновники рассматривали Марку, вертели в руках, чуть не нюхали и через короткое время волшебник вынес вердикт:
   - Марка "Арлекина" подлинная. Владельцами эйсхалта "Арлекин" являются Лорд Атос и Лорд Арамис. Всего наилучшего Лорды! - с этими словами маг развернулся, намереваясь отправиться восвояси. Тоже самое сделал и начальник полиции Бакара, но планам этим не суждено было сбыться:
   - Но позвольте! - завопил один из чиновников. - Верфи Военно-Морского Флота Высокого Престола не работают на частных заказчиков... тем более северян! Это очень подозрительно!
   Не успел еще отзвучать этот "глас вопиющего в пустыне", как Денис ощутил укол зависти - он бы так не смог. За время одного биения сердца, Шэф из веселого и радушного молодого повесы превратился в холодного и смертельно опасного Северного Лорда. Глаза главкома заледенели, из них исчезло южное, хмельное, курортное веселье и они наполнились стужей, причем температура за, так сказать - бортом, приближалась к абсолютному нулю - а это очень холодно! - если кто подзабыл школьный курс физики, пусть просто поверит на слово. Командор поймал взгляд "болтуна" и после этого участь его была предрешена. Скажем честно - незавидная участь.
   - Так-так-так... - пробормотал Шэф, будто про себя, но при этом, все присутствующие прекрасно его услышали.
   "Сейчас орать будет..." - выдвинул предположение внутренний голос.
   "Непременно, - согласился с ним Денис, - а потом опять шептать".
   "Артист!" - пришел к выводу внутренний голос.
   "Гипнотизер!" - уточнил Денис.
   - Имя! Должность! Подразделение! - взревел верховный главнокомандующий, повергая чинушу в состояние транса. Причем, что характерно, ни маг, ни полицмейстер прийти к нему на выручку не спешили. Про оставшихся трех "чернильных душ" и говорить нечего - не обмочились - уже хорошо!
   - С-с-с-с... - попытался удовлетворить любопытство главкома незадачливый чиновник, но успеха на этом поприще не достиг. Глядя в бездонные, и такие же холодные, как арктическое небо, глаза Шэфа он до конца осознал глубину ошибки, которую совершил, не сумев удержать язык за зубами. Неприятное расслабление, грозящее самыми непоправимыми последствиями, стало охватывать его нежный организм, не привыкший к таким эмоциональным перегрузкам. И вот тут, когда ему показалось, что все пропало, маг, наблюдавший за происходящим с легкой ухмылкой, пришел ему на помощь - видать не хотел допустить в подразделении, номинальным командиром которого он являлся, случаев "медвежьей болезни".
   - Это старший писарь четвертой канцелярии Управления Генерал-губернатора Бакара Стиг Малой, - с доброжелательной улыбкой пояснил он. - Нам пожалуй пора... - добавил маг после секундной паузы.
   - Момент! - Глаза Шэфа горели синим холодным огнем и он не был расположен так легко расставаться со своей добычей.
   В ответ волшебник убрал улыбку и поджал губы - раздувать скандал ему не хотелось - он не понаслышке знал какой геморрой представляют из себя эти северяне и становится участником конфликта с Северными Лордами ему хотелось меньше всего, но и отдать на заклание своего "мусорка" он не мог - noblesse oblige - положение обязывает.
   "Вот что значит не везет, - промелькнуло в голове у мага, - мало того, что именно на сегодня, а не днем раньше или позже, выпало дежурство и пришлось сопровождать этих остолопов из Управления, так еще главный баран умудрился нанести личное оскорбление Лорду - Тьма с ними обоими!".
   - Я слушаю, - холодно обратился он к Шэфу, возвращая последнему его же ледяной взгляд.
   - Этот человек, - командор резко указал пальцем на съежившегося чиновника, - смертельно оскорбил меня!
   - Это как же? - Эрфан Итраван сделал вид, что не понимает о чем идет речь.
   - Подвергнув сомнению сведения, содержащиеся в Марке "Арлекина", он назвал меня лжецом!
   - Я не... - пискнул чиновник, но Шэф безжалостно продолжил:
   - И поэтому, если он аристократ, я вызову его на дуэль, здесь и сейчас! - после этих слов, все девицы, присутствовавшие за столом и с упоением наблюдавшие за стремительным развитием конфликта, сделали вид, что прямо сей момент грохнутся в обморок от предчувствия неминуемого пролития крови, но, разумеется, делать этого не стали, а еще шире распахнули свои прекрасные глаза, чтобы чего-нибудь не пропустить. - А если же он подлый смерд, - продолжил командор, - то я прикажу немедленно вздернуть его на рее! - В отличие от девиц старший писарь Стиг Малой приготовился грохнуться в обморок на полном серьезе.
   - Давайте не будем пороть горячку, - нахмурился маг.
   - Никакой горячки, - согласился главком, и тут же опровергая себя продолжил: - Кроме того, его знание, - указующий перст снова уткнулся в бедного чиновника, - юридических и экономических нюансов работы верфей Высокого Престола со всей очевидностью доказывает, что он шпион Высокого Престола! - при этих словах Шэфа писарь сделал то, что давно собирался, а именно - упал в обморок на самом деле, а маг чуть не поперхнулся слюной. Бакарский полицмейстер, все это время успешно делавший вид, что его здесь нет, мстительно ухмыльнулся (про себя) и злорадно подумал: "Вот-вот... пускай теперь и маги и Управление почувствуют, каково это - общаться с этим северным дерьмом... а то валят все на полицию... а сами... что те, что другие... тоже вонючее дерьмо... да пожалуй еще похуже, чем северяне!".
   "За каким дьяволом Шэф устроил этот цирк!?" - мрачно подумал Денис, пружинисто взлетая со своего места.
   Правильно, или неправильно действовал верховный главнокомандующий, можно будет обсудить потом, а сейчас требовалось подыгрывать командору. Денис привычным усилием сдвинул точки сборки и теперь перед высокой комиссией и очаровательными зрительницами предстали уже двое разгневанных Повелителей Севера! У всех участников мизансцены возникло стойкое ощущение, что они внезапно оказались в одной клетке с белыми медведями - самыми крупными и опасными хищниками, как на Земле, так и на Сете. В сердцах всех присутствующих, за исключением мага Эрфана Итравана возник трепет, и если в сердцах девушек он был сладким - молодые прелестницы любят "плохих парней" и только повзрослев начинают понимать преимущества яйцеголовых ботанов перед дурковатыми атлетами в постиндустриальном обществе, то в сердцах членов комиссии никакой сладости от трепета не наблюдалось, а вовсе наоборот - трепет в любую секунду грозил перейти в аритмию.
   Пикантности происходящему добавлял тот факт, что и волшебник начал злиться не по-детски. Всем присутствующим показалось, что температура на палубе резко выросла - как будто рядом развели огромный невидимый костер. Ситуация грозила перейти в неконтролируемую стадию - глаза Эрфана загорелись нехорошим темным огнем. Обычно этого оказывалось достаточно, чтобы оппоненты мага осознавали всю глубинку допущенных ошибок и незамедлительно приступали к их устранению. Обычно, - но не в этот раз.
   Внимательно взглянув в горящие холодным бешенством глаза Лорда Атоса и пустые глаза Лорда Арамиса, маг, с нарастающим раздражением, осознал, что северяне его нисколько не боятся. Каким-то магическим образом - на то он и маг, он понял, что эти северные отморозки прекрасно понимают, что на полноценный конфликт с Повелителями Севера из-за кого-то дурковатого чиновника он не пойдет - своя рубашка ближе к телу, и становиться личным врагом Великого Дома из-за идиота он не будет - это раз, да и использовать боевые заклинания рядом с гражданскими, да еще молодыми девушками, да еще аристократками, он поостережется - себе дороже, в случае чего.
   "Ну - чернильная душонка! Ну - Престольский выкидыш! Погоди!.. Дай только выбраться отсюда... уж я поджарю твою жирную задницу!.. Втравил меня в ссору с этими северными головорезами, побери вас всех Трехголовый Пес! - произнеся, даже мысленно, одно из Истинных имен Проклятого, волшебник сложил пальцы в мудру Отвращения, что настроения, и так испорченного, ему не добавило. - Ладно... как наказать этого навозного жука я еще придумаю, а пока надо искать какой-то выход..."
   О чем думал боцман Хатлер - исполняющий, причем как всегда с успехом, роль метрдотеля - неизвестно, а вот у шестерых матросиков, так же успешно "подрабатывавших" официантами мысли были схожими. Глядя на упавшего в обморок чиновника, они думали примерно следующее: "Хорошо, что эта крыса гальюнная не знает на кого хвост подняла - а то он обгадится, а нам убирай!".
   Погасив "топку", от чего температура на палубе вернулась к привычной тропической жаре, маг хмуро обратился к компаньонам:
   - Лорды, давайте не будем уподобляться базарным торговкам и поговорим спокойно.
   - Прошу в каюту! - тут же улыбнулся ему Шэф, мгновенно превращаясь из берсерка в радушного хозяина.
   "Этот полярный лис еще опаснее, чем кажется..." - мрачно подумал волшебник, усаживаясь за столом.
   - Лорды!.. Давайте начистоту, - сразу перешел он к делу, - я не могу отдать на заклание этого придурка - меня не поймут.
   - Я все понимаю... многоуважаемый Искусник, но... он меня оскорбил... А в моем лице, мой Великий Дом! - Атос был непреклонен.
   "Вот гниды полярные!.. - удрученно думал маг, - может сжечь их по-быстрому - и все!.. Да нет... - грустно осадил он сам себя, - свидетелей полная палуба... а становиться крайним, когда Великие Дома начнут искать виноватых... а они начнут! - это без меня! Но! - снова начал впадать в ярость маг, - я поджарю задницу не только этому тупоголовому мулу, я зажарю всю четвертую канцелярию, а их начальника, который прислал этого идиота, буду пытать с особой жесткостью! - от этой мысли Эрфан Итраван даже немного развеселился. - Но, это все потом... а сейчас придется, побери их Тьма, просить!":
   - Лорд Атос! Я понимаю и полностью разделяю твои чувства, но! - ты ставишь меня в безвыходное положение - я начальник этой комиссии и я отвечаю за жизнь и здоровье этих... - маг хотел сказать: "вонючих обезьян", но решил, что это будет выглядеть, как уже совершенное заискивание перед северными беспредельщиками и может быть воспринято ими, как проявление слабости уже им самим - полным магом Эрфаном Итраваном! - а этого он допустить никак не мог, и поэтому использовал эвфемизм: - людей. И поэтому, - продолжил волшебник, - я прошу тебя принять извинения этого тупого хорька... - он хотел сказать что-то еще, но ключевое слово было произнесено и Шэф с живостью его перебил:
   - Уважаемый Искусник Эрфан Итраван! У меня и в мыслях не было причинять какие-либо неприятности такому уважаемому человеку, как ты! И раз ты просишь...
   ... ишь как акцентирует...
   ... наверняка неспроста...
   - я конечно же приму извинения этого тупого хорька - как ты удачно выразился, и пусть он катится к чертовой матери!
   Маг прекрасно понимал - трудно было не понять, подтекст, явно проступивший во фразе командора, поэтому не мудрено, что он недовольно поджал тонкие губы, но ответил вежливо, хотя и сухо:
   - Я рад, что мы смогли договориться
   Когда высокая комиссия наконец покинула борт "Арлекина" и компаньоны, учтиво проводив незваных гостей прямо до трапа, возвращались обратно к своим красавицам, Денис уточнил:
   - Тебе надо было, чтобы он попросил?
   - Да.
   - Рассчитываешь на ответную любезность?
   - Да.
   - Понятно... А не пошлет?
   - Смотря что просить... если замочить Генерал-губернатора... - Шэф привычно ухмыльнулся, - то пошлет, а если что по мелочи... - он неопределенно покрутил пальцами в воздухе, - короче говоря, у нас есть теперь еще один личный контакт в магическом сообществе Бакара - хуже от этого точно не будет.
   - Согласен.
   Выпроводив комиссию, компаньоны с удвоенной энергией взялись за развлечение успевших соскучиться дам, в чем немало и преуспели. Понятное дело, что возвращаться в свои гостиницы и дворцы никто из очаровательных гостий не пожелал, и в эту ночь стало понятно истинное предназначение огромной кровати с балдахином в капитанской каюте "Арлекина" - она не предназначалась для спанья - она предназначалась для оргий! И в этом своем качестве прекрасно себя зарекомендовала.

*****

   - Конечно-конечно! Вечером снова здесь! - твердо пообещал Шэф последней девушке, учтиво подсаживая ее в огромную карету с гербом, на котором был изображен серебряный гусь на красном фоне. Все остальные гостьи уже разъехались, а эта все настаивала и настаивала на продолжении банкета, а сил уже не было ни у Шэфа, ни у Дениса - ни капельки... иначе, разве б они отказали красавице? Отправить ее в отель, или в родительский дом, или к мужу - компаньоны этими деталями жизни своих подруг не интересовались, удалось только путем клятвенного обещания, что шоу будет непременно продолжено нынешним вечером.
   - А все-таки хорошо быть красавчегом! - прокомментировал сложившуюся ситуацию Денис, глядя вслед удаляющемуся экипажу. Он с хрустом потянулся и на его лице заиграла блудливая улыбка, частенько встречающаяся на лицах мартовских котов. - Хотя и тяжело... - был вынужден признать он. - Да и сплавлять барышень потом... он задумался, подбирая слово... - нелегко.
   - Хорошо еще, что на борту мыться негде... - задумчиво произнес Шэф, тоже глядя вслед уже почти скрывшейся карете.
   - Эт-то точно! - согласился Денис. - Будь у нас ванна, или душ, Ирис и эта твоя блондиночка... никак не запомню, как ее зовут...
   - Эльха.
   - Неважно. Так вот - они бы точно никуда не уехали.
   - И вот в этом-то и состоит основная проблема во взаимоотношениях с прекрасным полом...
   - Ну-у... - хмыкнул Денис, - у меня, пока не связался с тобой, были совсем другие проблемы... - командор поднял бровь, показывая свою заинтересованность и Денис продолжил: - я и приблизиться к таким девушкам боялся, не то что заговорить, а уж вытворять то, что мы делали ночью, - он довольно ухмыльнулся, - только во сне...
   - Эротическом.
   - Скорее уж порнографическом. Кстати... Шэф... я кое-чего не понимаю... - несколько смущенно признался Денис, - а если я чего не понимаю, у меня прямо зуд начинается.
   - Надеюсь не там, где я подумал... - ухмыльнулся главком.
   - Шэф! Я серьезно!
   - Валяй, спрашивай, - милостиво махнул рукой командор, - папочка тебе все разъяснит.
   - Нет... правда... - Денис криво усмехнулся, - я все понимаю - мы с тобой такие, блин, мачо, такие перцы... красные... жгучие... что от одного взгляда на нас у девчонок начинают дрожать коленки и они должны падать к нашим ногам и в штабеля укладываться... - мудрый руководитель с серьезным видом покивал головой и ободренный Денис продолжил: - Но! Если серьезно - у нас сегодня ночью было восемь девушек... аристократок... и не просто хорошеньких, а настоящих красавиц! И все они терпеливо дожидались своей очереди...
   - На обслуживание... - меланхолично закончил за него Шэф.
   - Тоже изучал? - удивился Денис.
   - Теорию массового обслуживания? - уточнил главком, и после утвердительного кивка старшего помощника продолжил: - Да... было дело.
   - Какой ты умный! - съехидничал Денис.
   - Дэн! - ухмыльнулся в ответ любимый руководитель, - ум и количество знаний в башке - это не синонимы. Можно быть неграмотным крестьянином и при этом умным человеком, а можно иметь два высших образования и быть дурак дураком.
   - У меня одно... - попытался защититься Денис.
   - А я и не тебя имел в виду... а так - абстрактно.
   - Понятно... - немного недоверчиво отозвался старший помощник и несколько неожиданно добавил: - А я по ТМО даже курсовик писал... правда не помню о чем. - А вот задачку одну помню - что-то типа: имеются три пояса противоракетной обороны, даны функции вероятности перехвата, в зависимости от количества боевых блоков, сколько ракет выпущено, интервалы между пусками... прочая ботва, и надо рассчитать вероятность перехвата конкретной боеголовки.
   - А это разве не теория вероятностей? - удивился Шэф.
   - Не знаю. Я ее на контрольной по ТМО решал - точно помню... Вероятность обслуживания... - усмехнулся Денис, - Марфа обиходь порося! - припомнил он крылатое выражение любимого руководителя.
   - Дэн! Да ты - образованный человек! - с серьезным видом изумился Шэф, но Денис на подколку не повелся:
   - Ладно... - после небольшой паузы продолжил он, - возвращаемся к нашим баранам...
   - Овцам... - невозмутимо уточнил командор, но сбить себя с толку Денис не позволил:
   - А то далеко в сторону ушли. Я не понимаю, почему восемь, не побоюсь этого слова - красавиц, предпочли проводить время с двумя перцами, дико конкурируя за их внимание - чуть в волосы друг дружке не вцеплялись, вместо того, чтобы пойти в какое-нибудь развлекательное заведение, где бы уже за ними вилась длинная очередь из кавалеров... причем если и уступающих в чем-то таким красавцам, как мы, - он скептически усмехнулся, - то, не намного... очень ненамного. Я этого не понимаю, и это меня смущает, но... у меня есть одна идейка.
   - Валяй, - снисходительно разрешил любимый руководитель, - излагай.
   - Все очень просто - запах... - я так думаю.
   - Чего!? - искренне изумился Шэф. - Какой еще, к дьяволу, запах?
   - Подсознательно их привлекает наш запах, - с уверенностью в голосе, свойственной лекторам почившего в бозе общества "Знание", пояснил Денис. - Сознательно они этого не замечают, но их влечет запах здорового мужика - наш с тобой. У нас после реаниматора генетически совершенные тела - отсюда нужный запах! - Главком только изумленно покачал головой, поражаясь глубине погружения Дениса в исследуемую проблему.
   - Да вам нобелевка светит, профессор! - восхитился он. - Мира... как Обаме, - не преминул разбавить мед дегтем командор.
   - Ну и пожалуйста... - надулся Денис, - могу вообще ничего не говорить.
   - Все-все-все! - пошел на попятную любимый руководитель. - Молчу, как рыба об лед. Продолжай.
   - А чего продолжать-то, - все еще несколько обиженно заговорил Денис. - Я уже практически все сказал. Да-а! - припомнил он. - Точно! Я еще читал когда-то... вроде в "Химия и жизнь", что тестостерон в пот проникает и бабцы дуреют... Химия, блин...
   - Дэн, - задумчиво заговорил Шэф, - насчет этой твоей теории заговора... - тьфу ты, - поправился он, - запаха... конечно же - запаха, спорить не буду... Не знаю. Может все так и есть. Но! - он поднял палец. - Я абсолютно точно знаю другое. Женщины любят победителей. А вот как они их определяют - по запаху, на ощупь, душою чуют, или еще как - не знаю. Никогда не задумывался. - Он пожал плечами. - Как правильно поет товарищ Сюткин: "Девочкам видней..."
   - Шэф, - не сдавался Денис, - да тут таких победителей пруд пруди! Аристократ на аристократе, дуэли всякие, усобицы разные... А если они сюда попали, значит их точно не зарезали, а они кого-то - вполне... А запаха такого, как у нас, ни у кого нет!
   - Да нет... Ты преувеличиваешь - сюда, в Бакар, в основном, попадают богатые, да знатные, а они особо рисковать головой не склонны... Иначе уже кто-нибудь явился к нам за своей женщиной - однако никого нет...
   - Тоже верно, - согласился Денис, - Ну-у... что ж - значит наши барышни всеми фибрами своей возвышенной души чувствуют, какие мы крутые перцы...
   - Ред хот чили пеперс... - ухмыльнулся Шэф.
   - Плюс запах! - продолжил гнуть свою линию Денис.
   - Мы - приятно пахнущие победители, - нашел компромисс мудрый руководитель.
   - Плюс природное обаяние, - не стал скромничать Денис.
   - Мы - приятно пахнущие, обаятельные победители, - окончательно выкристаллизовал формулировку Шэф.
   - Пожалуй да... - степенно согласился Денис.
   - А почему не: "понятно"? Изменяешь традиции! - ухмыльнулся главком. - Ладно, хорош трепаться, пошли поедим - там что-то оставалось. И - за дело!
   - Пошли... - вздохнул Денис, - заниматься делами ему совсем не хотелось - хотелось спать. - Да, вот еще... - с какой-то потаенной грустью сказал он, - раньше, когда с красивой... да что там с красивой - таких красивых у меня отродясь не бывало, просто с симпатичной девушкой познакомишься, такая эйфория охватывала! - кайф! А сейчас, тех эмоций и близко нет... блин... так... приятно конечно... но... даже имен не запоминаю. А у тебя как?
   - Аналогично. Что легко достается - не ценится. Но! Дэн... ты иллюзий-то не строй, - Шэф хитро прищурился, будто Ленин на портрете, - что так будет всегда и везде. Здесь, в Бакаре, ситуация достаточно уникальная.
   - В смысле? - не понял Денис. - Чего здесь уникального? Курорт, как курорт.
   - А вот чего: наши барышни - аристократки без, скажем так - материальных проблем, и от нас им кроме приятного времяпрепровождения, - здесь компаньоны синхронно блудливо ухмыльнулись, - ничего не надо: ни денег, ни подарков, ни замуж. А обычно так не бывает, и девушкам именно этого и нужно, а приятное времяпрепровождение... - снова блудливая ухмылка, - далеко не первом месте - и вот тогда, мы уже не будем занимать первые места в хит-парадах...
   - И рейтингах! - поставил финальную точку в дискуссии Денис.

*****

   Позавтракав, компаньоны начали заняться делами. К обеду их головы распухли от разнообразных бытописательных рассказов боцмана и матросов "Арлекина", типа: "... а еще, когда Гранас украл курицу у старосты, тот в отместку нажаловался магу-смотрителю из города, а тот... налоги повышают всякий год - кровопийцы... шпики на каждом шагу, слова не скажи - сразу в кутузку... детей воруют... житья нет от этих некромантов... а слова поперек, не то что колдунам этим, а даже прихвостням ихним, сказать не моги... Врамелю спину отбили, когда за сынишку малолетнего вступился, а что он сделал, малец-то - ничего не сделал...". Каждый член экипажа всеми силами стремился внести посильную лепту в общее дело, но, к сожалению, этот процесс сильно смахивал на "Рассказы о Ленине" - чем больше было рассказов, тем меньшее количество реальной информации можно было из них почерпнуть. Осознав тщету этих попыток, верховный главнокомандующий махнул рукой и предложил:
   - Поехали развлекаться! - на что старший помощник тут же, не скрывая радости, согласился.
   Их новый экипаж был братом-близнецом первого, за одним важным исключением - никакая, самая продвинутая экспертиза, ни магическая, ни нанотехнологическая, пусть даже из самого Сколково! не смогла бы обнаружить в карете потожировые и прочие биологические следы безвести пропавшего консула Высокого Престола Хана Карума. Здесь нет никакой оговорки, или неточности - следствие, оперативно проведенное в течении нескольких часов полицией Бакара совместно с Гильдией Магов, не найдя трупа консула, пришло к официальному выводу, что он не был убит, а пропал безвести.
   - Похоже, ничего интересного мы от экипажа не узнаем, - резюмировал итоги социологического опроса Денис, - обычное брюзжание в сторону властей.
   - Кто знает... кто знает... - не был столь категоричен верховный главнокомандующий. Внезапно к нему в голову пришла новая конструктивная идея: - Кстати... а давай-ка по пути завернем к Алхану.
   - Это к лоцману, что ли, который нас парковал? - уточнил Денис.
   - Именно.
   - А за каким?
   - Черт его знает... - задумчиво протянул верховный главнокомандующий, - ... чего-то всплыл в памяти - значит надо обратить внимание. Зачем-то подсознание вытолкнуло его на поверхность - стало быть, что-то имеет в виду, следовательно - надо проверить.
   - Логишно... логишно... - механически согласился старший помощник, думая о чем-то своем. - Шэф, у меня вопрос имеется.
   - Погоди, сначала озадачим кучера, - с этими словами главком приоткрыл переднее окошко и обратился к Брамсу: - Трактир "Ржавый якорь" знаешь?
   - Никак нет! - четко отрапортовал бравый возница.
   - Молодец! - похвалил его главком. - Службу понимаешь, - но видя, что "композитор" продолжает сиднем сидеть на козлах, проворчал чуть слышно - про себя: - но не полностью... - и уже громко, для возницы: - Так иди, блин, поспрошай у народа и гони туда! И поживей, мы не на похоронах - есть куда спешить!
   Когда минут через пять Брамс снова занял свое "водительское кресло" и без дальнейших указаний развернул карету и тронулся в путь, командор обратился к Денису:
   - Ну, что за вопрос?
   - Помнишь, я прикалывался, что ты наверняка раньше служил при штабе, мол чувствуется стратегический размах и талант к планированию...
   - Не-а, - равнодушно отозвался верховный главнокомандующий - чувствовалось, что все приколки старшего помощника были ему глубоко по барабану.
   - Воо-от... а теперь я серьезно спрашиваю: когда ты успел все так распланировать?
   - Что ты конкретно имеешь в виду? - не понял, или сделал вид, что не понял, главком. - Уточни.
   - Уточняю: у меня сложилось впечатление, что ты с самого начала... ну-у, как только консул заявился на "Арлекин", ты уже знал что делать: пускать всех по ложному следу на Королевскую Горку, мечи в камин закладывать, некроманта местного грабить, ну... и все остальное. Так?
   - Нет.
   - А что не так?
   - Я наметил план действий только после того, когда понял, что колдун не Гливар, а сам Карум.
   - Большая разница! - хмыкнул Денис.
   - Большая, - серьезно подтвердил Шэф, если бы некромантом был Гливар, все бы осложнилось.
   - Из-за чего?
   - Из-за того, что мы не знали бы куда за ним идти. Где находится консульство мы знали, а где ночует Тар Гливар - нет. Почувствуйте разницу.
   - Понятно... и все же вопрос остается в силе: как ты сумел так быстро наметить план действий... не очень сложный конечно, но все-таки... Ты на самом деле занимался планированием таких операций в каком-нибудь штабе? Скажем у Ларза...
   - Дэн, - усмехнулся главком, - ты же знаешь: я долго живу, много знаю, чем я только не занимался и где... - командор пропел свою стандартную песню акына. Расчет Дениса на получение биографической информации о любимом руководителе не оправдался. В очередной раз. Правда старший помощник не очень-то и расстроился: нет - так нет, он, как порядочный мужчина пытается, а если не получается - это не его вина. Он попытку сделал.
   Больше досужих разговоров компаньоны не вели и к "Ржавому якорю" подкатили молча. Молчание это не было тягостным, когда малознакомые люди лихорадочно подбирают и, не претворяя в жизнь, отбрасывают темы для натужного общения, одинаково не нужного ни тому, ни другому. Молчание компаньонов было сродни спокойному молчанию долго прожившей супружеской пары, когда каждому известна глобальная точка зрения партнера на все на свете, а текущая ситуация никакой детализации и уточнений не требует - следовательно и не нужно языком попусту молоть.
   Трактир был выстроен по, если можно так выразиться, типовому проекту - двухэтажное каменное здание, средней обшарпанности, расположенное в глубине двора. Первый этаж - ресторан, или столовая, короче то место, где едят, а на втором несколько меблированных комнат, или же, другими словами - нумеров. Кроме собственно трактира, во дворе наличествовали колодец и конюшня. Никаких сомнений в том, что Брамс привез их именно туда, куда надо, не было - справа от входа размещался здоровенный, будто умыкнутый с линкора "Айова" ржавый якорь, ну-у... честно говоря, "Айова" - не "Айова", но на легком крейсере, этот якорь смотрелся бы вполне уместно.
   Появление компаньонов в обеденном зале вызвало определенный ажиотаж, объяснявшийся тем, что район был очень небогатый, можно даже сказать - бедный, трактир полностью соответствовал месту, где был расположен и роскошью тоже не блистал, да и публика, в количестве человек двадцати, привольно рассредоточившаяся по довольно большому помещению, разительно отличалась, по роскоши одеяний, от двух франтов, занесенных в "Ржавый якорь" неизвестно каким ветром.
   - Да-а... это не Рио-де-Жанейро... - пробормотал Шэф, окидывая быстрым взглядом зал и посетителей.
   - Это Бакар, милорд! - любезно пояснил ему Денис, за что был награжден главкомом хмурым взглядом.
   В свою очередь, надо честно признать, что завсегдатаям "Ржавого якоря" пришельцы тоже не глянулись. Ну сами посудите: сидят где-то за десятым транспортным кольцом, в "придворном" баре, единственно доступном по дресс-коду и фейсконтролю, реальные пацаны, отдыхают от трудов различной степени праведности, трут о своем, о девичьем, пиво дешевое потягивают, как вдруг у входа тормозит "Bentley Continental GT", ну-у... может и не "Бентли", но для них и десятилетний мерин, да еще если не битый, да с родной краской - как красная тряпка для быка. А тут еще из этого вертепа на колесах выходят два расфуфыренных фраера, сильно смахивающих на активистов ЛГБТ-сообщества! и идут к стойке, брезгливо поглядывая по сторонам, всем своим видом показывая, что они рядом с пацанами не то, что на одном поле рядом не сядут... а вообще - на одной планете! Вот примерно так завсегдатаи "Ржавого якоря" восприняли появление наших героев. В трактире установилась нехорошая тишина, на которую вновь прибывшие правда не обратили никакого внимания... а может только сделали вид, что не обратили.
   - Уважаемый! - вежливо обратился Шэф к субъекту за стойкой, видимо являвшемуся хозяином заведения. Был корчмарь личностью весьма колоритной: телом велик и крепок, а горящими глазищами, густой черной бородой и длинными черными волосами, расчесанными на прямой пробор, прямо-таки вызвавшему прямые и явные ассоциации с Григорием Распутиным. - Пошли, пожалуйста, - продолжил главком, - кого-нибудь за лоцманом Алханом, а нам, пока ждем, налей чего-нибудь выпить, на твой вкус. - Произнеся этот текст, командор дружелюбно и открыто улыбнулся хмуро внимавшему его речам трактирщику.
   "Сдается мне, что Шэф решил размяться, больно вежлив..." - подумал Денис.
   "А ты без шкиры!" - огорчился внутренний голос.
   "Ну, если ради этих крестьян шкиру напяливать..." - усмехнулся про себя Денис, давая понять голосу, что такому супербойцу как он, даже смешно об этом рассуждать... И хотя по краю сознания промелькнуло мимолетное сожаление об отсутствии привычной брони, Денис понадеялся, что голос этого не заметил, а то получилось бы не очень удобно - говорит одно, а на самом деле...
   - Хито такие будете, пир-ры? - даже не пытаясь казаться вежливым, полюбопытствовал "Распутин". При этом, судя по глумливому выражению его бородатой рожи, произнося "пир-ры", он явно имел в виду: "хер-ры". - Лоцман Алхан челоэк занятой и дергать его по пустякам... - корчмарь явно намекал, что без надлежащего материального стимулирования дело с мертвой точки не сдвинется. И его можно было понять! - в его заведение является сладкая парочка богатеньких лохов... Кстати, почему богатеньких, понятно - экипаж, одежда, дорогое ритуальное оружие - тут все ясно. Но почему лохов!? А потому, что только лохи могут припереться в "Ржавый якорь" на карете и в таком прикиде... да что там в "Ржавый якорь", вообще в район, где это заведение общепита расположено!
   Здесь следует отметить, что так называемый, - простой народ, что в Бакаре, что вообще по всей территории Акро-Меланской Империи, аристократов недолюбливал... мягко говоря. Правда, истины ради, надо признать, что и высокородные к "вонючему сословию", как они именовали всех неаристократов, начиная с черноногих козопасов и заканчивая купцами-нуворишами, наторговавшими миллионные состояния, никакой симпатии тоже не испытывали. Как говорится: "Да, я не люблю пролетариата". Конечно, это не мешало промотавшемуся в пух и прах барончику, или как он тут называется, жениться на дочке купца с огромным приданым - на такие мезальянсы общество смотрело сквозь пальцы, но в некоторых домах его принимать переставали. Но ничего - барончик вполне компенсировал этот моральный ущерб тем, что всю жизнь помыкал и смотрел сверху вниз на своих родственников со стороны жены, позволяющих ему жить на широкую ногу.
   В повседневной жизни эти два сословия: высшее и низшее, практически не перемешивались, - как раньше белые и черные в ЮАР: "Апартеид сегодня, апартеид завтра, апартеид всегда!". Как невозможно было представить типового реднека из "Ржавого якоря", потягивающего темный эль на террасе открытого ресторана гостиницы "Империум", так же совершеннейшими инопланетянами выглядели наши компаньоны в обеденном зале "Ржавого якоря". С другой стороны, надо честно признать, что красношеего никто бы в гостиницу и не пустил - его бы замели стражники сразу же, как только он сунулся в "чистый" район Бакара, не говоря же о Королевской набережной и иже с ней, а вот с аристократами было сложнее - они могли попасть куда угодно... правда на свой страх и риск.
   Согласно неписанным законам, аристократ, сдуру угодивший в заведение типа "Ржавого якоря", являющегося конечно, не бандитским притоном, но... вместе с тем, и не тем местом, где собирается законопослушная публика, мог твердо рассчитывать только на одно - его не убьют. И если что не так, - сильно не покалечат - так, намнут бока для порядка, в пароксизме классового самосознания масс. Еще на что аристократ мог твердо рассчитывать - это то, что его разденут до нитки. Не оставят ничего: про кошелек и говорить нечего, так еще оставят и без дорогой одежды и даже ритуального оружия.
   И полиция, если дело дойдет до разбирательства ничем помочь не сможет - свидетелей ограбления нет и не предвидится, а вот наоборот - что этот барончик сам всех угощал, а потом разделся донага и кричал, чтобы ему не мешали отдыхать - хоть отбавляй. И самое главное, что почти всегда, эти свидетельские показания были правдой! - действительно, "заблудившихся" аристократов накачивали низкокачественным, но забористым самогоном по самые уши (добровольно, или нет, это уже другой вопрос), и они начинали чудить, мягко говоря.
   Поэтому никого в правоохранительных органах, да впрочем и самих "заблудших" аристократов, не удивляло то бедственное положение, в котором их находил патруль городской стражи на границе двух районов, "чистого" и не очень. Местная аристократия прекрасно знала все неписанные законы, по которым жил Бакар и в нехорошие места не совалась, но так как в городе-курорте всегда хватало приезжих, не обремененных излишками интеллекта, и наоборот отягощенных избыточной спесью, то поток "попаданцев" никогда не иссякал, давая населению "грязных" районов небольшой приработок к их постоянному заработку. Истины ради следует отметить, что для некоторых автохтонов "попаданцы" являлись не приработком, а самым настоящим постоянным заработком.
   Конечно же, это был хотя и постоянный, но к сожалению - нерегулярный источник доходов, примерно такой, как для жителей побережья "дары моря", приносимые неутомимым прибоем. Но! - как здесь, так и там, среди килотонн всякого дерьма время от времени попадались истинные перлы.
   Надо честно признать, что жемчужины встречались нечасто, но зато финансовый ручеек, хоть и хиленький, хоть и слабенький, не пересыхал никогда. Поэтому, в появлении в "Ржавом якоре" двух таких жирных карасей, как Шэф и Денис, ничего супер экстраординарного не было - событие конечно не очень частое, но отнюдь не фантастическое. Появление компаньонов представлялось всем завсегдатаям трактира и самому трактирщику, как лучезарная улыбка Фортуны - удача в этот день сама шла к ним в руки... так им казалось. И нет бы задуматься "конкретным пацанам", что лохи редко знают отдельных, и не самых последних, жителей их района по именам и ездят на "Бентли", а если знают и ездят - может они и не совсем лохи?.. а может даже совсем не лохи?.. но крепок задним умом не только русский мужик - много таких мужиков разбросано по разным мирам и имя им - легион!
   В защиту Шэфа и примкнувшего к нему Дениса, которые не зная брода сунулись в этакий клоповник, можно сказать только следующее: Денис вообще о проблеме общения с "революционным пролетариатом" не задумывался - не было у него опыта общения с этой публикой, а Шэф, который на своем веку повидал дай Бог каждому, и должен был бы, по идее, насторожиться при виде трактира и района, где он располагался, проявил преступное благодушие, полагая, что максимум на что способны местные - это обсчитать их на пару серебрушек. И вот это заблуждение командора дорого обошлось... посетителям "Ржавого якоря".
   Не переставая приятно улыбаться, верховный главнокомандующий полюбопытствовал:
   - Любезный! Ты или дурной, или глухой? Ты меня или не расслышал, или не понял? - От этих дерзких слов и так горящие глаза трактирщика просто-напросто засветились! Если раньше это были просто костры, то теперь костры превратились не меньше чем в паровозные прожекторы! А верховный главнокомандующий, совершенно не обращая внимания на метаморфозы, происходящие с корчмарем, продолжил менторским тоном: - Если бы я собирался представляться - я бы представился... А так, чего здесь непонятного? - Шэф пожал плечами. - Ты получил прямой и понятный приказ: послать за Алханом. - Верховный главнокомандующий сделал паузу, как бы пытаясь сообразить, что в таком простом приказе могло быть непонятным и вызвать задержку в исполнении. Не найдя такой причины, он продолжил: - Ты получил приказ - изволь исполнять! - Щеки трактирщика стали наливаться красным. В сочетании с горящими глазами и черной бородой это выглядело весьма эффектно.
   "Конек-горбунок!" - подумал Денис.
   "Не-а, - не согласился внутренний голос, - Карабас-Барабас!"
   Корчмарь бросил внимательный взгляд куда-то за спину компаньонов и тут же им на плечи легло по здоровенной руке, толщиной не уступающей их ногам. Пока Шэф препирался с трактирщиком, к ним сзади, незаметно, как ему казалось, подобрался один из посетителей "Ржавого якоря", по размерам напоминающий американский холодильник, то есть высотой метра два, а в ширину - ну, очень широкий! Непосильная тяжесть пригнула компаньонов к полу, а в носы ударил сложный букет ароматов: пот, лук, перегар, чеснок и еще что-то не поддающееся идентификации, но очень противное.
   - Пир-ры! - зазвучал голос высоко у них над головой, - надо бы честных робят угостить! А то робяты обжаюца-а! Гы-гы-гы!
   - Сей момент! - задушено откликнулся Шэф, выбираясь из-под длани "каменного гостя". В следующий момент он грациозно развернулся, оперся локтями и спиной на барную стойку и вдарил по "веселому холодильнику" двумя ногами. Столь экзотический способ возврата "просителя" на место постоянного базирования, был выбран ввиду его колоссального веса, который компаньоны сполна ощутили на себе. Именно этот вес заставил главкома усомниться в возможности достижения нужного эффекта ударом одной ноги. Конечно, чтобы вывести "холодильник" из строя, или убить, не то что Мастеру войны, а даже такому зеленому, если можно так выразиться, "красному", как Денис, потребовалось бы сделать одно короткое, почти что незаметное, движение, но дело было именно в том, что ни калечить, кого-либо в "Ржавом якоре", ни тем более, не дай Бог - убивать, верховный главнокомандующий не собирался. Поэтому удар был нанесен не проникающий, при котором масса и габариты противника не имеют значения, а толкающий, при котором очень даже имеют.
   И "холодильник" не подвел - он оправдал надежды главкома целиком и полностью - забавный фразеологизм, популярный в официальных СМИ эпохи застоя... правда других тогда и не было. "Весельчак" тяжело взлетел в воздух, как какой-нибудь перегруженный "Ан-225 Мрия", с взлетным весом 640 тонн, или же "Airbus А380-800" с 850-ю пассажирами на борту. Набрав крейсерскую скорость, наш "Дримлайнер" величаво преодолел по воздуху расстояние от стойки до ближайшего стола, по обоим сторонам которого расположились восемь робят, мирно вкушавших пенную продукцию местных пивоваров.
   Финишировал "воздушный гигант" прямо на столе, заставленном глиняными кружками и нехитрой снедью. Его приземление напоминало посадку вышеупомянутых "Мрии" и "Airbusа" на палубу атомного авианосца "Нимиц" - корабля конечно очень большого, но никак не приспособленного для приема воздушных судов, сопоставимых с ним размеров. "Холодильник", разумеется, смел всю находившуюся на столе выпивку и закуску, но кроме этого - вполне ожидавшегося эффекта от посадки, он смахнул со скамеек и всех робят, сидящих за столом. Объяснялось это тем, что в полете, "весельчак" не держал руки и ноги прижатыми к туловищу, а наоборот, привольно раскинул их в разные стороны, а если учесть, что его руки по толщине соответствовали ногам компаньонов, а ноги имели вообще невообразимую толщину, то площадь поражения, таким вот замысловатым "снарядом", значительно возрастала.
   Проскользив с ревом по столу, "холодильник" грохнулся на пол, вызвав ощутимое сотрясение почвы. Наверняка, если бы на Сете были сейсмостанции, они бы отметили это явление, как небольшое землетрясение, балла так... на два - на три. Все остальные посетители трактира, не участвующие непосредственно в описываемых событиях, наблюдали за всем происходящим оцепенев и открыв рты.
   - Арамис! Угости всех! - приказал главком. - Чтобы никто не ушел обиженным, - очень вовремя вспомнил Шэф Стругацких и продолжил по-русски: - Только никого не калечить!
   "То же мне - жены Лота!" - ухмыльнулся про себя Денис, вламываясь в гущу ледяных столпов, в которые превратились завсегдатаи "Ржавого якоря". Про такие маневры, в сводках Совинформбюро любили сообщать: "Наши войска на плечах отступающего противника, ворвались в населенные пункты..."
   "Будем бить аккуратно, но сильно! Ха-ха-ха-ха!" - поддержал руководство внутренний голос. Голосом Папанова, разумеется.
   И Денис, как говорится - засучив рукава, принялся за дело. Приказ верховного главнокомандующего был четок и однозначен, поэтому вместо ударов в пах и прочих человеконенавистнических приемов, Денис принялся раздавать направо и налево пендели и затрещины. Действовал он в стиле любимого руководителя, когда тот учил уму-разуму белопоясных поварят на кухне Северной обители Ордена Пчелы.
   Лишь один раз ему пришлось слегка, как бы это выразиться... о! - превысить меру необходимой обороны. "Холодильник", который еще и "весельчак", оказался сколь велик, столь и крепок - все невзгоды, которые он претерпел после сдвоенного пинка, полученного от верховного главнокомандующего, не заставили его свернуть с пути порока и встать на путь истинный! - это если выражаться высоким штилем, а если по-простому - он начал восставать из небытия, в смысле - с пола, громко обещая немыслимые кары вероломным людишкам, ввергшим его в такое бедственное положение. Две глиняные кружки, последовательно разбитые о его голову, впрочем, как и ожидалось, не оказали на феникса, воскресающего из пепла, никакого воздействия - он их просто не заметил. Поэтому Денису пришлось провести хотя и вполсилы, но настоящий маваси ему в голову, после чего "холодильник" снова угомонился на полу, а Денис продолжил дело царя Ирода.
   Главком тоже времени даром не терял. Отправив посланца робят за в полет, он перепрыгнул через стойку и довольно сильным ударом, не чета тем, которые использовал Денис для угощения завсегдатаев "Ржавого якоря", впечатал в нее лицо бармена, прилично расквасив ему, при этом, нос. После этого, он одной рукой прихватил несчастного работника общепита в мертвый захват, лишив того малейшей свободы действий, а другой, вцепившись в его густую шевелюру, принялся водить головой трактирщика по всей длине стойки, на манер тряпки, используемой для поддержания чистоты на этом, если можно так выразится - сакральном центре всего заведения.
   Протестовать и вопить бармен не пытался, но не потому, что не хотел, а потому, что его рот почти все время соприкасался с вышеупомянутой стойкой. Оставляя кровавые разводы, голова трактирщика во время первого прохода смела со стойки все, что на ней находилось: пустые и наполненные глиняные кружки с пивом - для робят; несколько красивых бокалов - для "чистой" публики, если она вдруг пожалует; пару бутылок с вином - для все тех же "чистых" посетителей и всякую разную мелочь, имевшую место быть на стойке. И вот парадокс! - "чистая" публика в виде Шэфа и Дениса пожаловала, а бокалы и вино совсем даже не пригодились!.. хотя может быть трактирщик имел в виду совсем другую "чистую" публику? - теперь уже и не узнаешь...
   Совершив головой бармена два прохода по стойке: туда и обратно, главком экзекуцию прекратил и легким пинком отправил его в стан остальных посетителей "Ржавого якоря", которые, стараниями старшего помощника, поголовно пребывали на полу, как говорится - приобщил к большинству. Позы завсегдатаев, особым разнообразием не отличались - все они лежали скрючившись, прикрывая головы руками, поэтому прибытие в их стан трактирщика визуально наблюдать не могли и только по звуку падения и сдавленному ругательству догадались о произошедшем. В зале стоял невнятный шум, состоящий из стонов, проклятий и матерщины. Перекрывая его, как вокзальный гул перекрывает голос диктора, объявляющего о наличии в буфете горячих и холодных закусок, раздался голос Шэфа:
   - Этот сучий потрох, трактирщик, хотел, чтобы мы представились... - после этих слов главкома, шум стал стихать, руки, прикрывающие головы, раздвинулись, образуя смотровые щели и внимание всех присутствующих обратилось к верховному главнокомандующему. - Так вот... сучьи дети, чтобы не представляться каждому из вас по отдельности, мы сделаем это один раз для всех. - Я - Лорд Атос, а он, - командор кивнул на подошедшего к нему Дениса, - Лорд Арамис. Мы северные варвары. - Ответом Шэфу послужила тишина, установившаяся в обеденном зале "Ржавого якоря", которую через некоторое время нарушил то ли сдавленный стон, то ли невнятное ругательство, то ли кто-то просто перднул с перепугу. - А вот кто будет шуметь - отрежу язык! - с неприятной улыбкой пообещал верховный главнокомандующий и тишина в помещении стала мертвой. - Итак, - продолжил свою речь главком, - возвращаемся к тому, с чего начали... - но закончить свою мысль не сумел: со сдавленным ревом, переходящим в мычание, или же с мычанием, переходящим в рев - трудно было точно разобрать, начал подниматься "холодильник", лежавший до этого в отключке и не слышавший грозного предупреждения Лорда Атоса насчет языка.
   Надо было срочно спасать положение: не отрезать язык - потерять лицо, - Северный Лорд, известный своей кровожадностью и отмороженностью, не держит свое слово! - какой же он, нахрен, Северный Лорд? - он болтун и пустобрех! - репутация летит ко всем чертям! Это с одной стороны. С другой стороны, калечить, в общем-то невинного человека... - не комильфо, да и ссориться с местными в планы командора не входило, скорее наоборот. Он бросил быстрый взгляд на Дениса, который прекрасно понимал ситуацию и мгновенно сориентировался:
   - Атос! - громко начал он, чтобы было слышно всем присутствующим, - прости меня пожалуйста! Это мой косяк - я думал, что угомонил этого борова надолго, а он живуч, как морской хорек, у которого семь жизней. Сейчас исправлю!
   С этими словами, Денис пулей подлетел к буяну-гиганту и обработал его уже по взрослому: сперва удар ногой в пах, заставивший бедолагу взреветь нечеловеческим голосом - такой звук мог бы издать медведь гризли, если бы его кастрировали без наркоза врачи-садисты. Этот рев заставил вздрогнуть всех присутствующих в зале, за исключением компаньонов, разумеется. Как только уязвленный в самое чувствительное место "холодильник" начал опускать руки, чтобы побаюкать поврежденный орган, Денис нанес ему короткий, очень резкий и очень быстрый боковой удар в подбородок. Восходящий поток, направленный в руку, защищал ее не хуже боксерской перчатки, поэтому за свою кисть Денис не волновался, да и сила удара значительно возросла, что было совсем не лишним при работе с таким бугаем. Нокаут был чистым и глубоким - холодильник рухнул на пол так, что несуществующие на Сете сейсмостанции, снова могли бы регистрировать небольшое землетрясение. В зале снова наступила зловещая тишина.
   - Надеюсь, больше у тебя нет любимчиков? - недовольно поинтересовался Шэф, - и я могу резать языки болтунам?
   - Конечно, Атос! - широко улыбнулся Денис. - Они в твоем распоряжении! - Он сделал широкий жест объявший и объединивший всех присутствующих. Ответом ему стал беззвучный стон. Вот вроде не может такого быть, так как "стон" явление несомненно акустическое, однако же было... Как очень правильно заметил товарищ Гамлет: "Есть многое в природе, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам".
   - Значит так... робяты! - слова верховного главнокомандующего были очень хорошо слышны в наступившей гулкой тишине, - я человек терпеливый... хотя это не кидается в глаза... - он сделал паузу и окинул взглядом аудиторию, внимавшую ему с фанатичным блеском в глазах, свойственном неофитам какой-нибудь сильно тоталитарной секты, - но всякому терпению наступает предел, и я чувствую, что он не за горами... Если вы еще раз меня перебьете и не дадите высказаться до конца, я... - главком сделал вид, что задумался, а может и взаправду придумывал, как поступить, но тут его посетила креативная мысль, которую он не стал скрывать от окружающих: - вас всех повешу, к чертовой матери! - он бросил взгляд на подстропильные балки, как бы самой судьбой предназначенные для совершения этого акта вандализма. Робяты тоже посмотрели вверх и увиденное их не обрадовало, а даже скорее, наоборот - расстроило. Балки эти весьма подходили для дела задуманного северным варваром.
   - Атос! - решил внести свою лепту Денис. - Ну, всех-то зачем?! - давай хотя бы каждого второго. Не дома ведь... может здесь нельзя вешать всех смердов... а можно только выборочно.
   - Всех! - решительно возразил командор и продолжил: - Короче Склифасофские! Мне нужен лоцман Алхан. Можете послать за ним двух...
   - Трех, - снова напомнил о себе Денис, последовательно игравший в доброго полицейского.
   - Черт с тобой! - нехотя согласился верховный главнокомандующий, бросив на робят грозный взгляд. - Итак, - продолжил он инструктаж, - трое бездельников отправляются за Алханом и без него не возвращаются, а остальные будут заложниками. Привести его нужно до того, как мое терпение лопнет, иначе... - он бросил красноречивый взгляд на потолок, - ваш долбанный трактир будет называться не "Ржавый якорь", а "У двадцати повешенных"... Так, теперь ты! - главком переключил внимание на трактирщика, - я не знаю, чем ты травишь этих негодяев, и знать не хочу. - Командор сделал такое лицо будто его сейчас вырвет, причем было совершенно непонятно, что именно вызывает рвотную реакцию - вид посетителей "Ржавого якоря", или несколько чудом уцелевших кружек с напитком, издали смахивающим на пиво, которым робяты баловались до начала локального Армагеддона. - Но если мне что-то не понравится!.. - тебя вздерну первым! - Ответом командору послужило все тоже гробовое молчание. - А-а-а, да... - вспомнил Шэф, можете разговаривать. - Он брезгливо сморщил нос и пошевелил пальцами: - И приберите здесь... Не люблю беспорядка. - Видя, что робяты из оцепенения не выходят, он решил их приободрить: - За работу товарищи! Цели определены, задачи поставлены! - последнее замечание мудрого руководителя и вовсе ввергло посетителей трактира в ступор, к счастью, для них, продолжившийся недолго - подгоняемые трактирщиком, быстрее всех пришедшем в себя, они быстро выделили из своей среды трех гонцов и рьяно взялись за наведение порядка.

*****

   - Ну вот, могут же, если захотят! - констатировал верховный главнокомандующий, ставя на стол полупустую кружку. Пиво, поданное Фастушем Перейрой - так звали трактирщика, оказалось отменного качества, а сам он - человеком в высшей степени вежливым и, можно даже сказать - интеллигентным.
   - Высокие Лорды! Осмелюсь доложить: поросенок уже подрумянивается, не извольте беспокоиться, а пока извольте отведать сыра местного производства. Всегда беру для себя и семьи. - С этими словами трактирщик поставил на стол, где компаньоны дожидались прибытия Алхана, огромное блюдо с тонко нарезанными, прозрачными ломтиками. Все это произносилось с искренней улыбкой и приятным выражением лица, которое немного портил огромный синяк, понемногу начавший наливаться синевой. Поставив тарелку, Фастуш быстро - от греха подальше, двинулся в сторону кухни.
   - Кучера накорми, - бросил ему вслед Шэф.
   - Уже! - с верноподданнической улыбкой доложил трактирщик, после чего с видимым облегчением скрылся за дверью.
   - Ну, и нахрена тебе было заводить новых врагов? - полюбопытствовал Денис. - Причем в больших количествах...
   - Ты это о чем? - удивился главком.
   - Не о чем, а о ком, - Денис кивнул на расположившихся в отдалении посетителей "Ржавого якоря", которых нелегкая занесла в этот злосчастный день в их любимое заведение. Завсегдатаи трактира скопились за двумя столами, расстояние от которых до стола, за которым расположились компаньоны, было максимальным. Они напоминали сбившихся в кучу овец, в кошару которых прорвались волки.
   - Дэн, ты ни черта не понимаешь в людях. Друзьями мы конечно стать не можем - слишком разное социальное положение, но! - Шэф поднял палец, призывая к вниманию, - коридор чувств, которые эти люди могут к нам испытывать, достаточно узок: они могут нас ненавидеть, нелюбить, презирать, бояться, или уважать...
   - Все правильно! - невежливо перебил мудрого руководителя главный помощник, - они нас боятся и ненавидят!
   - Отнюдь. Они нас сейчас боятся и уважают, а пройдет какое-то время и будут просто уважать. Сам подумай: они, сдуру, наехали на северных варваров! На тех людей, которые вчера задали перцу и береговой охране и особой страже! Об этих берсерках-отморозках говорит весь Бакар, а они, инкогнито, являются к ним в "Ржавый якорь", а им хамят и хотят развести на бабки! А они, вместо того, чтобы поубивать наглецов, по отечески, можно сказать - нежно, их вразумляют, - здесь Денис хмыкнул, но командор, не обращая на это внимания, продолжил: - да еще дают золотой на выпивку! Да при следующем нашем посещении этого вертепа, каждый будет считать за честь просто рядом постоять, а если мы позволим кому-то угостить нас пивом, этот человек будет местным героем и любимцем женщин и Рабиндраната Тагора!
   - Ты это серьезно? - недоверчиво уставился на мудрого руководителя Денис.
   - Конечно. Они еще гордиться будут, что получили пиздюлей непосредственно от самих северных лордов Атоса и Арамиса! Ты представь только! Северные Лорды! И не погнушались. Собственными, можно сказать, руками и ногами! Это у них будет как орден... "Знак Почета"!
   - Не... ну это ты уже гонишь!
   - Отвечаю! Через пару лет, каждый из этих, - верховный главнокомандующий кивнул на кучку завсегдатаев, с обреченным видом потягивающих выставленное компаньонами пиво - судя по их мрачным лицам не шло оно им впрок, - будет рассказывать почтительно внимающим неудачникам, которые сегодня здесь отсутствовали: "Ну-у... вот, как щас помню, подъезжает стало быть карета... красивая такая... шестерка белых лошадей!". Собутыльники удивляются, а самый смелый, или самый завистливый, говорит: "Да не может быть, что шестерка! Наверняка четверка была!", а этот - рассказчик, смотрит на него так снисходительно и с усмешкой роняет: "Дурень... Это же Северные! Лорды!", и все почтительно замолкают. Рассказчик выразительно смотрит на свою пустую кружку и ему мгновенно подносят следующую, но уже полную... А ты говоришь: купаться! - неожиданно закончил главком.
   - Я не говорил! - пошел в отказ Денис.
   - Да нет... это я так... молодость вспомнил... - улыбнулся верховный главнокомандующий. Причем улыбнулся без всякой кривизны, чем вызвал большое удивление Дениса, привыкшего к насмешливым улыбкам и кривым ухмылкам главкома.
   - Ага... ага... дай соображу... - начал рассуждать вслух старший помощник, - теплое море, лунная дорожка, ты молодой нецелованный... обнаженная девушка рядом... какое тут, нахрен, купание... Угадал?
   - Ясновидец! Как ваша фамилия, папаша!? Кашпировский? - Нет... Чумак? - тоже нет... О-о-о! Я вас узнал - вы, Вольф Мессинг!
   - Слушай, Шэф! - а ведь точно! - несколько неожиданно произнес Денис.
   - Что, точно? - с подозрением в голосе поинтересовался главком.
   - Что люди искренне уважают тех, кто им навалял.
   - Ну, а я о чем.
   - Я вспомнил... читал когда-то, что какой-то римский папа лично возглавлял оборону Рима от варваров... то ли тевтонов... то ли лангобардов...
   - Короче, Склиф. Подробности - в газетах.
   - Да-а... - несколько невпопад отозвался Денис, мучительно пытаясь вспомнить, кого конкретно громил Папа на стенах Вечного Города, но так и не вспомнив, продолжил: - Так вот, этот папа заслужил у варваров такое уважение, что они ему потом земли подарили! О, как!
   - Слушай... да ты образованный человек! - Шэф уважительно покачал головой. - А с виду не скажешь - крестьянин, крестьянином.
   - На себя посмотри!
   Треп компаньонов был прерван одновременным появлением прекрасно зажаренного поросенка, доставленного трактирщиком Фастушем Перейрой на специальном блюде и лоцмана Алхана, прибывшего самостоятельно, правда в сопровождении троих робят, посланных обществом на его поиски. И того и другого - и поросенка и лоцмана, компаньоны встретили с приветливым выражением на лицах - они были рады обоим.
   Как только лоцман уселся за стол, в глаза сразу бросилось его значительное внешнее сходство с трактирщиком.
   - Не братец твой будет? - поинтересовался Шэф, кивнув в сторону стойки, в данный момент пустующей.
   - Не-ет, - улыбнулся "пират", - у нас все такие: бородатые, да усатые.
   Компаньоны, до этого момента не особо присматривавшиеся к внешнему облику аборигенов, более пристально осмотрели посетителей трактира и пришли к выводу, что в словах Алхана содержалась значительная доля истины: из всех завсегдатаев, посетивших в этот день "Ржавый якорь", только один не имел на лице волосяного прибора, состоящего из усов и бороды. В его защиту можно было сказать только то, что он еще был лыс, как колено, так что не исключено, что его вины в отказе от следования имиджевым стандартам, принятым в обществе, не было - может болел, а может еще что.
   - Угощайся Алхан! Слуг у нас нет, так что все, что понравилось бери сам и чувствуй себя, как дома - не стесняйся, - обратился к лоцману верховный главнокомандующий. Дважды повторять приглашение не понадобилось - Алхан с энтузиазмом принялся за поросенка и пиво. Компаньоны от него не отставали и минут через двадцать на столе остались только обглоданные кости и пустой жбан.
   Трактирщик, видимо обладавший сверхъестественной интуицией, появился возле столика с новым - полным жбаном, как раз в тот момент, когда главком уже открыл рот, чтобы его позвать. Поставив выпивку, он исчез так же быстро, как и появился. И это было правильным решением - компания за столиком больше в его услугах не нуждалась - никакая сила в мире не смогла бы заставить Шэфа, Дениса и Алхана проглотить еще кусочек - ему просто некуда было бы проскользнуть, а вот для пива место всегда можно было найти. Теперь, заморив, так сказать, червячка, можно было приступать к деловой части встречи на высшем уровне. Инициативу по началу конкретных переговоров взял на себя лоцман.
   - Высокие Лорды! - начал Алхан степенно отерев усы, - я безмерно счастлив, что вы вспомнили о моей скромной персоне и решили навестить, но... - он сделал театральную паузу совершенно в духе любимого руководителя, - сдается мне, что не тоска по моему обществу привела вас в "Ржавый якорь". - Он грустно и совершенно естественно вздохнул. Денис был абсолютно покорен актерскими способностями лоцмана, а тот продолжил свой монолог: - Вряд ли вы успели соскучиться - виделись мы не так давно, и как ни грустно мне это осознавать, но привело вас сюда не желание повидаться со старым Алханом... - он снова тяжело вздохнул, вызвав бурю аплодисментов в душе Дениса. За актерское мастерство он выставил бородатому пирату безоговорочную шестерку, - а какие-то дела...
   "Учитесь киса - красиво излагает собака!" - не удержался от комментариев внутренний голос, а главком, будто слыша о чем идет речь... хотя может быть и правда слыша, черт его разберет, что там главком слышит, а что нет, заговорщически подмигнул Денису. В ответ старший помощник только восхищенно поцокал языком.
   Свое алаверды командор начал в том же стиле, что и лоцман:
   - Алхан! - торжественно провозгласил верховный главнокомандующий, - ты не должен думать, что нас с Лордом Арамисом привело сюда только дело, о котором ты так прозорливо догадался... - он сделал свою фирменную паузу, - ... дело не только в деле - прошу простить за тавтологию, которое привело нас в "Ржавый якорь", - Алхан в ответ лишь выпучил глаза - видать нечасто ему попадался достойный спарринг-партнер на славном поприще риторики. - Не спорю, - продолжал Шэф, - мы деловые люди! Но! Общение с мудрыми людьми, это такое же наслаждение, как еда, вино и женщины! - Лоцман был сражен. Конечно, как человек неглупый, он наверняка ощущал густой соус лести, которым было щедро приправлено блюдо Шэфовского выступления, но все равно слушать командора ему было приятно! - Поэтому, я надеюсь, ты не обидишься, если я перейду к делу? - В ответ лоцман только развел руками:
   - О какой обиде может идти речь? Я польщен, что такие большие люди, как Северные Лорды, не погнушались найти меня, чтобы приобщить к своим большим делам! Я - весь внимание!
   - И еще... большая просьба, чтобы все сказанное за этим столом осталось между нами... - верховный главнокомандующий пристально взглянул в глаза Алхана, пытаясь определить, насколько серьезно воспринята им эта... скажем так - просьба. Видимо он остался доволен увиденным, потому что продолжил: - Скажи пожалуйста, сколько стоит "Арлекин"?
   - Продать, или купить? - мгновенно отреагировал лоцман, нисколько не обескураженный неожиданным вопросом.
   - Продать конечно, - удивился Денис. - С чего бы нам его покупать? Мы же на нем пришли.
   - А может он не ваш, - пожал плечами Алхан, - и вы решили его купить у владельца.
   - Понятно... а скажи пожалуйста... - начал было старший помощник, но договорить не успел.
   - Продать, - прервал прения Шэф.
   - А где "Арлекин" построен? - сразу же перешел к конкретике лоцман.
   - На второй Главной верфи Военно-Морского Флота Высокого Престола! - отчеканил командор. В ответ лоцман уважительно покивал:
   - Серьезное место. - Он немного помолчал и как бы между прочим поинтересовался: - А сколько вы за него заплатили?
   - Мы не платили... - несколько двусмысленно, но на самом деле абсолютно правдиво, пояснил Шэф. Алхан снова покивал, как будто соглашаясь со своими невысказанными мыслям.
   - Когда на воду спущен?
   - В триста семьдесят девятом году... - в ответ лоцман поднял изумленные глаза:
   - Когда?!
   - От основания Высокого Престола, - невозмутимо пояснил Шэф.
   - А по нормальному это когда? - летоисчисление, используемое северными варварами, Алхана совершенно не устраивало. В ответ командор только пожал плечами, а Денис принялся с интересом разглядывать деревянные узоры на столешнице, всем свои видом показывая, что вообще не прислушивается к разговору, а мысли его заняты всяческими возвышенными материями и участвовать в таком вульгарном занятии, как приведение различных летоисчислений, принятых на Сете, к общему знаменателю, он никак не может. - У нормальных людей, - ворчливо продолжил Алхан, выделяя тоном слово "нормальных", - сейчас идет три тысячи сто двадцать восьмой год от Низвержения Темного Ангела... Ладно, - оборвал он сам себя, - Лорды такой ерундой, как летоисчисление, свои головы видать не забивают... у них есть дела поважнее. Пойду спрошу у Фастуша - он по молодости где только ни бывал - может знает. - С этими словами, грузно - полведра выпитого пива грациозности движений не способствовали, выбравшись из-за стола, Алхан направился к стойке, где застыл трактирщик.
   - А чего, "тельник" тоже не знает? - тихо поинтересовался Денис у Шэфа, когда лоцман отдалился на достаточное расстояние и уже не мог его услышать.
   - Знал бы - сказал.
   - Плохо это - что мы таких вещей не знаем. Подозрительно.
   - Да брось ты! - ухмыльнулся Шэф, - такой опытный, я бы даже сказал - матерый человечище, как Алхан, сразу, как нас увидел, просек, что с "Арлекином" не все чисто. Но ему на это положить с прибором... наоборот - мы для него социально близкие!
   Долго ждать лоцмана не пришлось. Снова усевшись на свое место и придвигая поближе кружку с пивом, он с довольным видом сообщил:
   - Чтобы привести престольское летоисчисление к нормальному, - он снова строго взглянул на компаньонов, как будто это именно они были изобретателями, или по крайней мере - инициаторами, такой дикой датировки, - надо к их дате прибавить две тысячи семьсот сорок четыре!
   - Ага-ага... - быстро сосчитал в уме Денис, - получается, что "Арлекин" был спущен на воду в три тысячи сто двадцать третьем году.
   - Пять лет назад, - уточнил командор, - и получается, что корабль...
   - Совсем свеженький! - закончил за него Алхан. - А если учесть, что судовой набор сделан из ямранского тиса, а корпус из железной лиственницы, то можно считать, что корабль новый!
   ... фигасе!.. откуда такие подробности?!..
   ... профессионал однако...
   - И стоит он... - Шэф попытался плавно подвести лоцмана к озвучиванию заветной цифры сколько можно будет выручить за "Арлекин", но Алхан был не лыком шит, так быстро сдаваться не собирался - хотел продлить удовольствие от увлекательной беседы в приятной компании, и поэтому озвучил другую цифру, которая - честно говоря, компаньонов не очень-то и интересовала:
   - Заказ на постройку такого судна... на Военно-Морской Верфи Высокого Престола... потянет не меньше, чем... - Алхан выдержал эффектную паузу, и закончил предложение: - на миллион золотых! - компаньоны, не сговариваясь, присвистнули. - А если учесть, - продолжил лоцман, - что за эти пять лет корпус стал только прочнее...
   - Это еще почему? - сделал большие глаза Денис.
   - Мореная железная лиственница! - вытаращился в ответ Алхан, как бы не понимая, что здесь может быть непонятного.
   - А-а-а... - пошел на попятную Денис, делая вид, что просто забыл такой общеизвестный факт, как изменение прочностных свойств этой чертовой лиственницы, в зависимости от степени вымачивания в соленой морской воде. Лоцман сделал вид, что поверил... а может и вправду поверил - по его пиратской физиономии было не разобрать.
   - Так что и продать его можно было бы за этот самый миллион...
   - Но?.. - прищурился Шэф.
   - Что: "но"? - сделал вид, будто не понял вопроса Алхан.
   - Ты сказал, - терпеливо пояснил командор: - что и продать его можно было бы за этот самый миллион, но...
   - Я не говорил: "но", - пошел в отказ лоцман, - я подумал... - уточнил он: - "но".
   - Короче, Склифасофский! - усилил нажим командор, - колись - в чем проблема!?
   - В покупателе.
   - А поконкретней?
   - Надо найти того, кому нужен такой корабль и кто собирается действительно заплатить, а не...
   - Понятно, - махнул рукой Шэф. - Давай сделаем так - ты находишь реального покупателя и получаешь один процент от суммы, которую мы получаем на руки. Наверняка будут накладные расходы: придется заплатить налоги...
   - И спать спокойно! - вставил свои пять копеек Денис, на что ни Шэф, ни Алхан никакого внимания не обратили, а командор продолжал:
   - ... взятки дать кому надо... Так что реально денег будет поменьше, чем миллион. Берешься?
   - Прости Лорд, я не понял - сколько я получу?
   - Один процент! - удивился Шэф. - Разве мало?
   - А это сколько - один процент?
   ... дикий народ...
   ... процентов не знают!..
   - Сотая часть.
   - А-а-а-а! Вом! - так бы и сказал.
   "Чертовы северяне - все не по-людски!" - подумал лоцман, но потом до него дошло!
   - Сколько ты заплатишь?!
   - Один вом, - равнодушно подтвердил сказанное Шэф, и глядя в неестественно расширившиеся и заблестевшие глаза Алхана добавил: - от той суммы, что мы получим на руки.
   Считал лоцман хорошо и от осознания, что он может заработать десять тысяч золотых... вдумайтесь! - ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ЗОЛОТЫХ!!! Десять тысяч золотых - это новый каменный дом в нормальном районе, где приветливые, уважительные стражники следят за порядком, где тебя окружают почтенные соседи, а не одурманенные дешевой смолкой босяки, готовые в любой момент воткнуть нож тебе под ребра за пару серебрушек; десять тысяч - это новая молодая и грудастая подруга, вместо старой Марты с ушами спаниеля вместо груди; десять тысяч - это... это... Ему даже стало как-то нехорошо (и это несмотря на богатырское здоровье), у него даже сердце зашлось от радостного волнения. А что? - бывали случаи, когда люди умирали от радости, бывали... Не выдерживало сердце перегрузки. И тут же пришел страх, что обманут. Не могут вот так - запросто, отдать ТАКИЕ деньги! А может еще и убьют... Шэф, даже не будучи телепатом, прекрасно понимал, какие мысли роятся в лохматой башке лоцмана и он поспешил его успокоить:
   - Алхан! Я и Лорд Арамис, никогда не нарушаем данного слова... - командор сделал паузу и при этом так взглянул в глаза лоцмана, что до того мгновенно дошли все уровни послания: и "печатные", и "между строк". Лоцман и мозгом, и печенью, и спинным мозгом, и всеми остальными внутренними органами постиг, что обещанные деньги он получит, что обманывать его никто не собирается, но... Как всегда в жизни - сначала идут обещания всяческих плюшек и бонусов, а потом следует это пресловутое: "НО"! Но, к сожалению, это неизбежно - любые ресурсы конечны и без ограничений, в нашей грешной жизни, не обойтись.
   Так вот... - отчетливо понял лоцман Алхан, что на его долю никто не покусится, но! - кроме того осознал он и то, что за любую его ошибку, вольную или невольную, не говоря уже о предательстве, спросят с него строго... очень строго. И вот сейчас, сию минуту, надо было ему принять решение: или старая жизнь со всеми известными радостями и невзгодами, когда сытая, когда голодная, но такая привычная и в целом безопасная... если конечно не попадаться на пути молодняка с пустыми глазами, жующего "желтую смолку", не отблескивать лишней монетой, не болтать лишнего, не... не... не ... - много чего не надо было делать, чтобы жить в их районе в некоторой безопасности; или же новая - в которой или грудь в крестах, или голова в кустах!
   К тому же, как любому разумному, а кроме того изрядно тертому жизнью человеку, было понятно ему, что когда речь заходит о ТАКИХ деньгах, вероятность получить ножом в спину, или по горлу, возрастает многократно - уж больно многим людям, искренне считающим, что именно они, а никак не ты, должны получить эти деньги, ты перейдешь дорогу, уж больно много завистников появится за твоей спиной, готовых в любой момент прыгнуть на эту самую спину. Естественно, что размышлял Алхан о бремени выбора, свалившемся на него, совершенно другими понятиями и даже, в основном, не размышлял, а ждал, что подскажет ему Дух Хранитель, потому что не может человек сам, без подсказки сверху, принять такое судьбоносное решение. И дождался:
   - Я согласен... - сказал лоцман.
   - Хорошо... Для начала придумай причину, для чего мы тебя искали... чтобы все, - командор едва заметно кивнул в сторону зала, где сгрудились все остальные посетители "Ржавого якоря", - поверили. Пока, про продажу "Арлекин" не должна знать ни одна душа на свете. - Алхан задумался на некоторое время, а потом предложил:
   - Вам надо сбыть какой-то запрещенный товар и нужен посредник... - в ответ Шэф только покачал головой:
   - Нет... давай без криминала. Мы чтим уголовный кодекс страны местопребывания... - он сделал мимолетную паузу, - пока он не мешает нашим делам.
   Сделав эту важную оговорку, главком задумчиво глядя на лоцмана, побарабанил по столу пальцами - ему тоже пока ничего подходящего в голову не приходило. Молчал и Денис, молчал Алхан, который, скорее всего, не знал точного значения слов: "криминал", "уголовный кодекс" и "страна местопребывания", но зато прекрасно понимал смысл сказанного - вот такая, интересная лингвистика.
   Совершенно неожиданно, на горизонте обрисовалась проблема - не сказать, что огромная, но вполне себе очевидная - три неглупых, битых жизнью человека, два из которых повидали эту самую жизнь во всех ее видах - имеются в виду, разумеется Шэф и Алхан и третий, тоже хвативший лиха и много чего узнавший на своем веку, не смогли сходу придумать причину, которая бы замотивировала интерес компаньонов к боцману и причину их появления в "Ржавом якоре". Командор только крякнул - это был его прокол. По-уму надо было послать кого-нибудь из матросиков, чтобы тот договорился с лоцманом о встрече в каком-нибудь укромном местечке, но бессонная ночь, алкоголь и всяческие излишества (нехорошие), бесследно не прошли и сказали свое веское слово. Акела промахнулся!
   - А может мы приехали чего-нибудь купить здесь... - попытался внести свою лепту в обсуждение Денис.
   - От мертвого осла уши! - огрызнулся Шэф. Как всякий облажавшийся начальник он был очень сердит на подчиненных. Но все же, какое-то рациональное зерно в предложении старшего помощника он уловил и поэтому хмуро поинтересовался у Алхана: - У вас тут есть что-нибудь... - он неопределенно пошевелил пальцами, показывая, что конкретно он имеет в виду, - что могло бы нас заинтересовать? - Лоцман надолго задумался, а потом несколько неуверенно сказал:
   - Ну-у... разве что к морской ведьме... к ней многие приходят...
   - За каким хреном? - все еще строгим голосом вопросил Шэф.
   - Так эта... - чувствовалось, что Алхан оробел при виде грозного главнокомандующего и от куртуазных вывертов в речи перешел к более привычному стилю, - совета спрашивают... она будущее видит... - он немного помялся и пояснил для особо тупых: - ясновидящая она.
   Спасение пришло откуда не ждали и командор сразу же повеселел.
   - Маладэц Прошка! - похвалил он Алхана, но тут же сурово сдвинул брови: - Почему сразу не сказал!?
   - Так эта... - попытался завести народную песню аборигенов чернобородый лоцман, но Шэф дослушивать его не стал и коротко распорядился:
   - Давай подробности про ведьму.
   - Так... - продолжил было лоцман выступление в псевдонародном стиле, но поймав недовольный взгляд верховного главнокомандующего быстренько перестроился - непрост был чернобородый... ох не прост - соображал быстро, да и реакция была отменной. - Звать ее Ореста Элата... жилье у нее здесь, неподалеку... - Алхан замялся, не зная какие еще детали интересуют Шэфа и тот поспешил прийти к нему на помощь:
   - Она член Гильдии Магов?
   - Нет... ты что?! - гильдейский маг в нашем районе?.. - лоцман хмыкнул и покачал головой, поражаясь наивности командора. Не исключено, что он хотел как-то пройтись на это счет, но врожденная мудрость и благоприобретенная за долгую жизнь сверхъестественная интуиция дали о себе знать, и он тут же себя осадил, вовремя вспомнив, что во-первых: имеет дело с Северными Лордами, которые могут и не знать тонкостей районирования Бакара и рейтинга престижности этих самых районов, а во-вторых: что эти самые Северные Лорды и за меньшие провинности, чем открытые, или скрытые насмешки над ними, могут открутить голову... ну-у, или же, в лучшем случае - настучать по ней... причем сильно. Поэтому он посерьезнел и продолжил доклад в сухом и лапидарном стиле: - Гильдейский маг тут и срать не сядет... они все на Королевской набережной живут! - Здесь Алхан решил, что немного переборщил и внес небольшое уточнение: - ну-у... или около. - Шэф помолчал пару секунд, обдумывая услышанное, и продолжил расспросы:
   - Легально живет? - уточнил он, но ответа не дождался, а даже наоборот - получил встречную непонятку, потому что лоцман, в свою очередь, удивленно уставился на командора, не понимая чего от него требуется. Видимо слово, подсказанное "переводчиком", выгравированным на башке Шэфа, не соответствовало понятию "легально", которое хотел озвучить Шэф, а может его и вовсе не было в языке, на котором общались компаньоны и лоцман, но в любом случае Алхан Шэфа не понял, и последний быстренько поправился: - Скрывается от властей? - перефразировал он свой вопрос и на сей раз был прекрасно понят:
   - От Генерал-губернатора можно скрыться... а от магов и "Союза" не скроешься.
   - Понятно... - прокомментировал слова лоцмана Денис и, чтобы как-то обозначить свое участие в разговоре, спросил: - Давно она у вас появилась?
   - А кто ж ее знает... - пожал плечами лоцман, - всегда здесь жила.
   - Ладно! - решительно подвел итог беседе верховный главнокомандующий. - Пошли к этой твоей ясновидящей Ванге ...
   - Морской ведьме, - тактично, но в тоже время безапелляционно, поправил его Алхан. В том, как он произнес: "морской ведьме", чувствовалось, что относился он к Оресте Элате с должным почтением.
   - Ведьме, так ведьме... - пробурчал себе под нос Шэф, - нам татарам все равно... - Он широко зевнул, вызвав тем самым цепную реакцию зевоты у своих собеседников. И если такое поведение его самого и Дениса можно было оправдать бессонной и достаточно бурно проведенной ночью, то чем был вызван недосып Алхана было неизвестно. - Веди же нас Вергилий! - с некоторым налетом дешевой театральности воскликнул Шэф, чем привел чернобородого в небольшое замешательство, продлившееся, к счастью, недолго.
   Лоцман покосился на командора, но ничего не сказал, справедливо решив, что работодателю виднее, как к нему обращаться. - И еще, - продолжил главком, становясь серьезным, - есть у тебя знакомые, знающие о реальной жизни в Высоком Престоле?
   - Ну-у... есть немного... - подумав некоторое время, подтвердил Алхан.
   - Нужна всякая информация. И бытовая... типа - как себя вести при встрече со стражей - может надо вставать на колени и говорить три раза "Ку"! - лоцман бросил на Шэфа удивленный взгляд, но ничего не сказал. - Как общаться с чиновниками - может на них нельзя взгляд поднимать, или обязательно надо в пояс кланяться... иди знай. Как одеваются аристократы, как одеваются простолюдины, как узнать мага... - ну-у... и все такое прочее, чтобы сойти за рядового аборигена, и не выделяться в толпе.
   Алхан понятливо покивал головой, показывая, что бытовая тематика его знакомцам близка и интерес Шэфа вполне может быть удовлетворен.
   "Смотри ты! - подумал Денис, - не спросил зачем нам эта информация..."
   "И не спросил: "В Высокий Престол собираетесь?" - добавил внутренний голос.
   "Умный!" - высказал свое мнение Денис.
   "Потому что молчит?" - уточнил голос.
   "Да".
   - И вообще, - продолжил главком, - собирай любые сведения о Высоком Престоле. - Он жестом остановил открывшего было рот для уточнения задания Алхана, и возобновил инструктаж: - в особенности, скажем так - политико-экономические, - чернобородый бросил на Шэфа, а потом и на Дениса быстрый взгляд, и Денис готов был поклясться, что удивление промелькнувшее в нем относилось скорее всего не к загадочному для лоцмана термину, а именно к тому, что Лорд Атос знаком с таким понятием, как: "политико-экономические"! - А командор сделал вид, что не заметил удивления лоцмана: - нас интересует декларируемая и реальная форма власти - например, допустим официально принято считать что страной управляет какой-нибудь Император всея Галактики, а на самом деле, это делает Конклав Черных Магов, или Верховный Совет, или какая-нибудь Государственная Дума. - Он сделал небольшую паузу, давая Алхану время осознать услышанное, и снова заговорил: - Кто управляет экономикой, в чьих руках банки, у кого деньги, кто с кем конфликтует в верхах - он взглянул на лоцмана, чтобы убедиться, что тот понимает о чем идет речь и хотя остался увиденным доволен - виду у Алхана был сметливый, бравый и молодцеватый, но именно это-то и смутило Шэфа - уж больно адекватен был лоцман странной ситуации, обрушившейся на него так же внезапно, как снег на ЖКХ. Главком небрежно, вроде как мимоходом, полюбопытствовал: - Ты грамоте-то обучен? Читать, писать умеешь? - Ответил Алхан вроде даже как бы с некоторой обидой:
   - А как же! - подразумевая тем самым, что сомневаться в грамотности бакарского лоцмана, это вроде как моветон!
   - И много у вас в округе грамотеев? - все так же незаинтересованно, а так - как бы, между прочим, полюбопытствовал Шэф.
   - Хватает... - услышав ответ, главком пристально уставился в глаза лоцмана. Тот врал.
   - А в зале сколько? - Шэф сделал широкий жест, охватывавший всех посетителей "Ржавого якоря", включая и Фастуша Перейру.
   - В зале-то... а тьма его знает...
   - Алхан... я тебе не говорил, - мягко начал командор, приветливо глядя в глаза лоцману, - как-то случая не было... Так вот... а теперь говорю - я знаю, когда мне врут. Зачем ты мне соврал насчет поголовной грамотности?.. - лоцман опустил голову и не поднимая глаз буркнул:
   - Я же не спрашиваю, зачем вам информация по Престолу...
   - Тоже верно, но... как сам понимаешь, мы начинаем крупное дело... большие деньги участвуют... и без определенной степени доверия между партнерами... Мы ведь партнеры? - внезапно спросил Шэф и дождавшись утвердительного кивка Алхана продолжил: - Нужно доверять друг другу... в известных пределах, - после небольшой паузы уточнил он. - А ты начинаешь с вранья... - Алхан несколько мгновений обдумывал услышанное, а затем твердо взглянул в глаза Шэфа:
   - Если ты можешь отличить ложь от правды, тогда слушай... Обстоятельства моего прошлого никак не влияют на предстоящее дело... - Он сделал паузу, обдумывая следующий постулат. - Я хочу сохранить обстоятельства моего прошлого в тайне, чтобы обезопасить себя... - Снова пауза. - Я собираюсь честно выполнять взятые на себя обязательства и не предавать вас...
   - Если только с меня не будут сдирать кожу, или еще как пытать... - усмехнулся главком.
   - Да!
   - Хорошо. Я тебе верю. Сбор информации о Высоком Престоле начинай сразу же, как мы расстанемся.
   - А как передавать?
   - Передавать не надо. Все, что сочтешь достойным внимания - записывай. Мы потом прочтем.
   - А если?.. - начал было Алхан, но Шэф только усмехнулся:
   - А если твои дружки засекут тебя за предосудительным занятием, скажешь, что престольцы сильно обидели Лордов и те хотят разобраться, что там и как обстоит, чтобы знать кому делать предъяву! Поэтому, мол, и собирают сведения. Прокатит?
   - Да вроде бы...
   - И еще! С этого момента никаких: "Да вроде бы да..." или: "Да вроде бы нет...". Отвечаешь четко и ясно: "Так точно!" или же: "Никак нет!". Все ясно?
   - Да вро... Так точно!
   - Маладэц Прошка. Возвращаемся к нашим баранам. По сути задания по сбору информации о политическом и экономическом положении Высокого Престола все понятно?
   - Э-э-э... Так точно!.. - браво отрапортовал лоцман, подтвердив получение шпионского задания. После этого Алхан как-то неуверенно хмыкнул: - Лорды... это конечно не мое дел, но...
   - Говори, - ободрил его Шэф, - мы внимательно слушаем.
   - Я не то чтобы знаю язык северян... но я его довольно часто слышал...
   - И?
   - Вы с Лордом Арамисом говорите между собой на другом языке... не на языке северян.
   - Тебя это смущает? - после небольшой паузы поинтересовался командор.
   - Меня-то нет, - пожал плечами Алхан, лишь бы это не повредило делу...
   ... за денежки беспокоишься?..
   ... и я тебя понимаю...
   - На этот счет не волнуйся, - успокоил его Шэф, - если найдутся еще знатоки, мы скажем, что говорим на старо-северном языке... языке чукчей и алеутов! Для секретности! - Лоцман взглянул на компаньонов с уважением. В его взгляде явно читалось, что видал он на своем веку прохиндеев может и почище, но и Северным Лордам он бы палец в рот не положил!
   - Часто можно встретить людей, которые знают язык северян? - обеспокоился Денис.
   - Нет. Очень редко. Правда я его тоже не знаю, но могу отличить, когда говорят на нем. А когда нет... Вам сильно повезло, - ухмыльнулся Алхан, - что встретили меня.
   - Эт-то точно, - согласился Шэф. - Теперь последнее. Пока никакой активности по продаже "Арлекина". Сигнал к началу поиска покупателей - специальный флаг на грот-стеньге.
   ... и что характерно - Алхан Шэфа понял...
   ... мариманы, блин... один я сухопутный...
   - Какой? - уточнил Алхан.
   - Горизонтальные полосы: белая, синяя, красная.
   ... ну-у кто бы сомневался...
   - Понятно, - использовал лоцман запатентованный слоган.
   - Подвожу итог, - Шэф пристально взглянул в глаза лоцману, - официальная версия нашего визита для, - он едва заметно кивнул в сторону зала, - такая: во время швартовки ты заинтриговал нас своей ведьмой и мы решили нанести ей визит. - Алхан покивал головой. - Кроме того, во время застольной беседы зашла речь о коварных престольцах, которые, ни с того ни с сего, нам! - Северным Лордам изрядно насолили, и горячие северные парни, решили с ними разобраться. Для этого им понадобилась информация, которую ты для них и собираешь... за вознаграждение. - С этими словами командор вытащил из кошелька и протянул лоцману несколько золотых монет, что не осталось без внимания остальной части зала. - Пока все логично и не вызывает никаких подозрений. Согласен?
   - Да.
   - Вот и замечательно. К сбору информации о Высоком Престоле приступай сразу же, как выйдем от твоей ведьмы.
   - Морской ведьмы, - поправил Шэфа Алхан, и не давая разгореться дискуссии по языкознанию, задал вопрос: - А если понадобится срочно встретится?
   - Молодец, что спросил. Я сам собирался сказать, но ты меня опередил. Где тебя можно будет быстро найти в случае форс-мажора?
   - Забавные словечки в вашем секретном северном языке... - прокомментировал слова Шэфа Алхан, - форс... мажора... - никогда не слыхал... ну, да ладно... - Ощущалось в лоцмане наличие здорового любопытства и тяги к новым знаниям, свойственной людям не обделенным от природы мозгами и не укатанным тяжелой жизнью до состояния полной апатии и безразличия, но в тоже время лоцман не был кабинетным лингвистом, а вовсе даже наоборот - был человеком сугубо прагматичным и деловым, он хорошо ощущал время и знал, когда надо собирать, а когда разбрасывать камни. И чувствовал Алхан, что время сбора камней (или наоборот - разброса) не наступило, поэтому он сразу же вернул разговор в деловое русло. - Я бываю в трех местах: или на одном из "Пеликанов" - вы их видели когда швартовались, или дома, или здесь, в "Ржавом якоре" - ваш человек всегда найдет меня, если будет нужно. Как я его узнаю?
   - "Не хотите ли черешни? Вы ответите: "Конечно"" - пробормотал себе под нос Шэф, а громко объявил: - это будет скорее всего Брамс, ты его видел - это возница, - Алхан кивнул подтверждая, что узнает посланца, - или же у нашего человека будет на шее шарфик, такой же как сигнальный флаг: бело-сине-красный. Ферштейн? - Лоцман снова покивал подтверждая, что мол - ферштейн.
   "Полиглот!" - уважительно подумал Денис, а Алхан спросил:
   - А если вы мне срочно понадобитесь? - Денису показалось, что Шэф заранее обдумал ответ - его реакция была мгновенной. Не раздумывая ни секунды, командор ответил:
   - Подойдешь к "Арлекину", помаячишь неподалеку взад-вперед по причалу, чтобы тебя заметил вахтенный матрос. Как обратит внимание - построишь ему глазки. Примерно так... - Шэф ухмыльнулся и выпучил глаза, как будто скорбел базедовой болезнью. Все понятно?
   - Ферштейн! - браво отрапортовал лоцман, чем вызвал уважительные взгляды со стороны компаньонов.
   - Это хорошо, что ферштейн... Если не будет ничего срочного, раз в неделю... - начал командор, но лоцман его перебил:
   - Раз во что?
   - Вот дьявол! - выругался Шэф. - Раз в се... а ладно, - он махнул рукой, - раз в пять дней, начиная с сегодняшнего, берешь свои записки и прогуливаешься после обеда по причалу...
   - А если я на швартовке занят?
   - Значит, когда освободишься. - Отрезал главком. - Гуляешь пока к тебе не подойдет Брамс или наш боцман. Ты его вроде должен знать в лицо?
   - Узнаю, - подтвердил чернобородый.
   - Отдашь бумаги им. По-возможности незаметно. - Лоцман кивнул. - Ну, вроде все обговорили?
   - Вроде да...
   Командор задумался, пытаясь понять все ли он обговорил с Алханом и не забыл ли чего-нибудь важного и понял, что один важный момент остался не озвучен:
   - И вот еще что... если ты узнаешь что-нибудь архиважное, типа... - Шэф запнулся подбирая примеры, - ну-у... например... в Высоком Престоле произошла революция и власть захватили араэлиты... или началась гражданская война между магами... или просто началась война Престола с кем-нибудь...
   - Или нашелся покупатель на "Арлекин", - перебил главкома лоцман, - готовый выложить за него два миллиона монет, но готовый ждать только до вечера!..
   - Маладэц. Службу понимаешь! - похвалил Алхана Шэф. - Так вот - при возникновении таких обстоятельств, бегаешь по всему Бакару... точнее по всей Королевской набережной... мы еще в "Империуме" можем быть, или на "Арлекине" и находишь нас. Вовремя! Все ясно?
   - Так точно!
   - Молодец. Ну-у... вроде все - можем идти.

*****

   Жила морская ведьма в ничем не примечательном двухэтажном белом домике, укрывшимся в глубине маленького, но густо заросшего разнообразными деревьями сада. Все пространство между деревьями было засажено густым кустарником, невысоким, но чрезвычайно колючим, так что подобраться к крыльцу можно было только по единственной узкой тропинке, причудливо петлявшей между деревьями.
   "Если и к заднему крыльцу подход не менее сложный, то ведьма явно кого-то опасается, чтобы незаметно не просочился..." - подумал Денис.
   "Или просто не жалует незваных гостей..." - выдвинул свою версию внутренний голос.
   "Может и так..."
   В далеком детстве на Дениса произвел глубокое впечатление один мультфильм, название которого, да и сюжет тоже, в голове у него не сохранились, чего не скажешь об одном из главных героев - зловредной карге. Была эта ведьма так стара, страшна и уродлива, что маленький Денис не раз и не два, просыпался в холодном поту, когда встречался с ней во сне. Мало у него было в "счастливом детстве" других проблем, так еще и эта ведьма. Вот и сейчас он, несмотря на весь свой боевой опыт, с некоторым можно даже сказать, что и трепетом, ожидал встречи с морской ведьмой. А что тут поделаешь? - детские страхи они глубоко зашиты в подкорку (а может даже и в кору! - иди знай...) и так просто их из головы не выковыряешь.
   К счастью, действительность оказалась совсем не такой страшной, как в том проклятом мультике. Ореста Элата оказалась светловолосой женщиной, не молодой и не старой... а скажем так - неопределенного возраста. Ее крепкая, подтянутая фигура еще вполне могла бы вызвать фривольные мысли у дембелей и прочих неприхотливых ценителей женской красоты, но на избалованных женским вниманием компаньонов, особого впечатления не произвела - видали они и получше.
   Лицо морской ведьмы очень напомнило Денису лица наших стареющих "звезд", типа Бабкиной, Пугачевой и иже с ними, после очередной подтяжки кожи - вроде и гладкое личико, вроде и морщин нет, фарфоровые зубки блестят, что аж зажмурится хочется, а за молодуху все равно никак не примешь. И что характерно, с каждым днем количество таких красоток только увеличивается - ведь, к сожалению, никто не молодеет, а уходить со сцены не хочется - вот и приходится им пускаться во все тяжкие... Точный размер этой "армии зомби" никто не знает, но как говорится (правда по другому поводу) - имя им легион! Так что, ничего примечательно для человека повидавшего по ящику целый сонм "восстановленных красавиц", начиная с Гурченко и заканчивая Мадонной, в облике Оресты Элаты не было... если бы не глаза.
   Вот глаза у нее были действительно необычные: не просто большие, а огромные - зеленые, как весенняя трава. Нечеловеческие какие-то глаза - не бывает у людей глаз такого размера, цвета и глубины. Но самое главное, что поразило Дениса, были не цвет и не размер глаз морской ведьмы. Самое главное было то... как бы это получше выразить - вот обычно смотришь в глаза человеку и он смотрит в твои глаза, а тут смотришь и кажется, что не эта женщина смотрит на тебя, а кто-то спрятавшись за тонированными зелеными иллюминаторами разглядывает тебя, сам оставаясь невидимым. Такое вот странное ощущение.
   - Ты кого привел, медузий выкидыш!?! - флегматично поинтересовалась Ореста у Алхана. И хотя в тоне, которым ведьма произнесла эти слова, вроде бы не было ничего угрожающего, лоцман явно занервничал. А она продолжила, все так же спокойно: - Я же тебя предупреждала, осьминойжий хрен!.. - Судя по специфическим оборотам, проскальзывающим в ее речи, сразу стало понятно, что ведьма действительно была морская, а не сухопутная, или какая-нибудь - воздушная, или еще какая. - Я же говорила тебе тысячу раз, креветка ты жопоглазая! - никаких аристократов, а ты...
   - Пиры! - с любезной улыбкой обратилась она к компаньонам, - этот собакоголовый павиан
   ... смотри ты - на сушу выбралась...
   ... а то все медузы, осьминоги, да креветки...
   ... интересно, а что она сказала на самом деле?..
   ... или у них тоже есть собакоголовые павианы?..
   опять все напутал - я не гадаю аристократам, - она улыбнулась еще шире, демонстрирую на редкость белозубую улыбку, которой мало кто мог похвастаться на Сете. - Обманывать безродных дружков этого придурка... таких же тупых, как он сам - это одно, а врать аристократам... - она покачала головой, показывая всем свои видом, что никакая сила в мире не заставит ее обманывать таких достойных людей.
   "Странно... - подумал Денис, - ... очень странно... любая гадалка, или экстрасенска... баба Нюра, какая-нибудь... в шестом поколении... которая снимает венец безбрачия, порчу и деньги с телефона без телефона... наоборот всегда занимается самопиаром... или помалкивает в худшем случае... но чтобы открытым текстом признаваться в шарлатанстве... странно это... неправильно как-то..."
   "Эт-то точно..." - подтвердил его сомнения внутренний голос.
   - Так эта... - начал было оправдываться Алхан, но был тут же прерван Шэфом:
   - Мадам! - широко улыбнулся командор, - не обращайте, пожалуйста, внимания на наш внешний вид, - он сделал короткую паузу, - никакие мы не пиры... мать их за ногу! - ведьма удивленно уставилась на него, распахнув свои зеленые глазищи еще шире, хотя до этого казалось, что это физически невозможно. Что ее так поразило: добровольное признание главкома в непричастности к достославному сообществу пиров, или же последняя идиома, прозвучавшая из уст верховного главнокомандующего, осталось невыясненным, потому что Шэф тут же продолжил свою мысль, не дав ведьме возможности задать уточняющие вопросы. - Мы, уважаемая, не пиры, мы - северяне! Я Лорд Атос из Великого Дома "Морской Дракон", а это, - он кивнул на Дениса. - Лорд Арамис. - Князь Великого Дома "Полярный Медведь".
   - А-а-а... - покивала головой ведьма с таким видом, будто последняя часть головоломки, с металлическим лязгом, встала на свое место. - Так вы с "Арлекина"?
   - Да.
   - Можешь идти, - обратилась Ореста к Алхану, скромно застывшему в сторонке. - Подожди нас у Брамса, - обратился Шэф уже к спине лоцмана - с такой скоростью тот принялся выполнять указание ведьмы.
   - Лорды, это вы позавчера задали трепку отряду этого выскочки - Тита Арден?
   - Ну-у... не то чтобы трепку... - начал кокетничать Денис.
   - Да, - подтвердил Шэф, - боевых действий не было.
   - Ну, может и не было, - усмехнулась ведьма, - однако весь город говорит, что Северные Лорды вышвырнули с причала отряд особой стражи, во главе с его командиром!
   - Что любви к нам, со стороны достопочтенных пиров не добавляет! - в тон ей ухмыльнулся Шэф.
   - Это смотря каких, - ведьма вновь сделалась серьезной, - пиры они ведь тоже... - разные бывают. - Следующий вопрос Оресты ожидаемо подтвердил, что она хорошо осведомлена о достаточно конфиденциальных... скажем так - для служебного пользования, деталях городской жизни: - А вчера к вам на корабль заявилась шайка из гильдейских и канцелярских крыс, чтобы Марку проверить. Так?
   - От тебя положительно ничего невозможно скрыть! - насмешливо проговорил Шэф, на что ведьма, предварительно сверкнув глазищами, повернулась к компаньонам спиной и направилась к крыльцу:
   - Ждете особого приглашения, Лорды? - поинтересовалась она, поднимаясь по невысокой лестнице на крыльцо. Когда Шэф с Денисом приблизились, она негромко, будто себе под нос что-то пробормотала. Сначала Денис ничего не понял, потому что произнесено было не на том языке, на каком они с главком в последнее время общались с аборигенами, но лингатамия - есть лингатамия! И гравировочка на черепе, в очередной раз, не подвела:
   - А колечки-то у вас есть? - с некоторой ехидцей прозвучало у него в голове. Денис начал было строить ответную фразу, на неизвестном доселе языке, но его опередил командор:
   - А как же, мадам, а как же! - не менее ехидно отозвался Шэф на том же языке, на каком был задан вопрос. И похоже главкому удалось таки ее удивить, ибо, судя по всему, ведьма с самого начала знакомства не очень-то поверила в северное происхождение компаньонов, но после того, как получила ответ на северном наречии, на котором и задала вопрос, крыть ей было нечем - в гости к ней пожаловали самые, что ни на есть северяне. Князья Севера!
   - Проходите Лорды, не стесняйтесь! - очень вежливо и даже несколько смущенно пригласила она сладкую парочку следовать за ней, что они и не преминули сделать.
   Комната, в которой и должен был непосредственно происходить "сеанс черной магии с последующим разоблачением", никак не соответствовала потаенным, подсознательным - так сказать, ожиданиям Дениса. Не было в ней ни чучела совы, ни русской печки, ни огромных горшков, куда бы спокойно мог поместиться он сам, или же, как обычно бывает в сказках - сама ведьма, ни ухвата, чтобы эти самые горшки в печку затолкать, не было в комнате и черного кота, демонических размеров - постоянного наперсника и подручного любой, уважающей себя ведьмы. Корче говоря, не было в этой комнате ничего из интерьера нашей родной, отечественной бабы-яги, да и сама комната была чистая и светлая.
   Из мебели в ней присутствовал большой круглый стол черного цвета, установленный на массивной тумбе и шесть стульев, того же колера, вокруг него. И все! - никаких "магических" картинок, ароматических свечей, бубнов, статуэток и прочей ботвы, присущей потомственным колдуньям и знатным ведунам Вологодской, или же какой иной области. И что характерно - лаконичность помещения, каким-то непостижимым образом, вселяла доверие к хозяйке.
   Единственным "магическим" атрибутом являлся большой хрустальный, или стеклянный - черт его разберет, шар, лежащий точно посередине стола. Черная поверхность, отражающаяся в нем, создавала интересную оптическую иллюзию - казалось, что шар состоял из двух половинок: черной нижней и светлой верхней. И хотя на самом деле это несомненно был обман зрения, но в таком виде шар представлял собой сакральную модель мира, как его представляли себе обитатели Сеты - Исходная Тьма и Животворный Свет, а посередине, между ними, тонкая полоска, где и живут люди, уходя после жизни кто в Свет, кто во Тьму - как кому повезет...
   - Я вижу мое искусство не очень-то интересует Высоких Лордов... - с некоторой даже обидой в голосе сказала Ореста.
   - С чего это ты взяла? - несколько наигранно удивился Денис, который и впрямь никакого интереса к предстоящей процедуре не испытывал - как-то не верилось ему, что можно будет почерпнуть полезную информацию у этой хотя и незаурядной - одни глазищи чего стоят, женщины но, совершенно не похожей на страшную каргу из мультика, и не внушающей никакого трепета.
   - Да, действительно... - поддержал его Шэф, - откуда такой пессимизм?
   - Гадательный Шар остался прозрачным.
   - А должен был?
   - А должен был замутиться, цвет изменить...
   - Да нет, - успокоил ведьму главком, - мы хотим... но без фанатизма. Не беспокойся, - на оплате это не скажется - оплатим по праздничному тарифу. - Ореста подняла на него удивленные глаза, но ничего не сказала. - Ты только разъясни поподробнее, как это все будет проистекать: на картах, или кости будешь кидать, или еще как...
   - Я не очень поняла, о чем ты толкуешь, Высокий Лорд: карты, кости... - мы же не играть здесь собрались. - Она сделала паузу и Денису показалось, что ведьма сильно жалеет, что все-таки пригласила "северян" к себе в дом, а не послала подальше вместе с чернобородым лоцманом Алханом. Но она взяла себя в руки и любезным тоном продолжила: - Какой вид гадания предпочтут Высокие Лорды: на крови, или же... - морская ведьма чуть заметно скривилась, демонстрирую свое брезгливое отношение к "бескровному варианту".
   ... нафиг-нафиг... пусть Шэф как хочет...
   ... а мне моя кровь дорога...
   ... как память о счастливом детстве...
   - А в чем разница? - небрежно поинтересовался главком.
   - Как это в чем!? - поразилась она, как будто незнание таких вещей являлось чем-то, мягко говоря - неприличным, а грубо и не скажешь.
   - И все же мадам... - продолжил настаивать Шэф, - мы старые солдаты,
   ... и не знаем слов любви...
   во всех этих тонкостях не разбираемся... Так что будь любезна - разъясни, пожалуйста.
   - При гадании на крови, - начала проводить ликбез Ореста, - я смогу увидеть весь ваш жизненный путь...
   - Ага... ага... - с задумчивым видом перебил ее Шэф, - что было, что будет, чем сердце успокоится...
   Ведьма взяла небольшую паузу, а потом, как бы нехотя, подтвердила:
   - Ну-у... - да! Только у нас так не говорят...
   - Но мы же северяне, - ухмыльнулся командор, - у нас свой сленг. - Ведьма кинула на него быстрый, недовольный взгляд. Похоже ей не сильно нравилось, что Шэф использует незнакомые слова, не заморачиваясь, понимает она их, или нет. Денис мысленно хмыкнул - у носорога плохое зрение, но это не его проблема. - Но меня лично, - продолжил главком, - это кровавое гадание как-то... не вставляет... а тебя? - повернулся он к Денису.
   - Аналогично.
   - Прости... я не поняла, - несколько растерянно спросила ведьма, - что тебе не делает гадание на крови? Не вставляет?! - я не ослышалась?
   - Не бери в голову, - с барственной интонацией отозвался Шэф, - не будем мы на крови гадать. Скажи лучше, чем бескровное отличается?
   Ведьма недовольно поджала губы, но... - клиент всегда прав! Видимо этот закон природы, а точнее говоря - ведения бизнеса, был на Сете известен, потому что несмотря на явное тяготение к "кровавому гаданию", Ореста достаточно любезно пояснила:
   - Вы кладете руки на шар, мысленно задаете вопрос, а я отвечаю: да, или нет.
   - И все? - удивился командор, - никаких развернутых ответов, типа: но прийти нужно на перекресток лесной дороги, в полночь, в двух левых сапогах - одном желтом, другом красном, в синих галифе и косоворотке, вывернутой наизнанку. - Догадалась ли ведьма, что Шэф издевается над скромной служительницей ступы и помела, или восприняла вопрос всерьез - неизвестно, но ее ответ был сух, как воздух в Сахаре:
   - Нет, мой Лорд - только да, или нет.
   - Ну что ж... меня такой расклад устраивает... а тебя? - командор обратил свой взор к старшему помощнику.
   - Если без кровопусканий - я согласен.
   - Первым пойдешь? - осведомился Шэф, но Денис только молча покачал головой. - На нэт и суда нэт - правда товарищ Бэрия? - обратился командор к ведьме, выслушавшей эту сентенцию с несколько обалделым видом. Не дождавшись от нее никакой реакции, главком тяжело вздохнул, уселся поудобнее, положил обе ладони на Гадательный Шар и пристально уставился в его глубину, где не сразу, но стало что-то проистекать. В глубинах артефакта зародился туман, с каждой секундой он густел, расширялся, по его поверхности заходили волны, появились водовороты и трещины - процесс пошел!
   "Итак, на какой же вопрос я хочу получить бинарный ответ: да, или нет, - задумался Денис, одновременно любуясь "бурей в стакане воды", происходящей в шаре, и сам себе честно признался: - А черт его знает!.. А вообще, - он решил взглянуть на проблему шире. - Есть ли по-настоящему важные для человека вопросы, на которые можно ответь по-простому: да, или нет?"
   "Конечно есть!" - тут же влез внутренний голос.
   "Да нет! - отмахнулся от него Денис, - всякие тривиальные штучки типа: любит - не любит; исцелюсь - умру; выиграю - проиграю, я и без тебя вижу, но... - я-то, в данный момент, тьфу-тьфу-тьфу - чтоб не сглазить, никого не люблю, не болею, к дуэли не готовлюсь... Бои нам конечно предстоят, но если задать вопрос: я всегда буду выходить победителем? - то ответ будет очевиден, и этот ответ: "нет"... Я не знаю, что спрашивать у этой чертовой морской ведьмы!"
   "Ну-у..." - начал было голос, но после непродолжительного молчания ничего конструктивного так и не предложил.
   "Вот тебе и ну-у-у-у-у..." - передразнил его Денис, правда и сам ничего не предлагая в качестве альтернативы глубокомысленному нуканью. Казалось бы - обсуждение темы зашло в тупик, но, как показал дальнейший ход беседы, голос был не так прост и свой вариант вопроса все-таки родил:
   "Ну-у... можно спросить, хотя бы, вернешься на Землю, или нет?"
   "А чего я там забыл? - искренне удивился Денис.
   "Как чего!? - ответно удивился внутренний голос. - Все правильные попаданцы во всех фэнтезях места себе не находят, мечутся, Архимагов разыскивают, чтобы дорогу домой отыскать, жизнью ради этого рискуют. А ты..." - осуждающе закончил он.
   "Ну-у... во-первых не все... - есть и вменяемые товарищи, типа майора Сврога. Как-то ему невместно менять трон на погоны, а вольную жизнь на выполнение приказов - это раз. Во-вторых - я не попаданец - попасть можно в дерьмо. Я - ходок. Я сам пришел!" - гордо завершил Денис свое выступление.
   "Ню-ню..." - ехидно отозвался внутренний голос, но развивать тему не стал.
   "А в-третьих: за каким дьяволом возвращаться? - задал Денис встречный вопрос. Нет, умом он прекрасно понимал, что возвращаться придется. И не раз. Уж больно много дверей находилось на Земле, он хорошо помнил, как выглядела Земля на Схеме Мира - волосатый шар - так что: хочешь не хочешь, а бывать там придется, но чтобы Дениса туда тянуло... - не было этого. - Ты может подзабыл? - хмуро поинтересовался он, - а я так прекрасно все помню... Перед его внутренним взором поплыли картинки: серая хрущоба на фоне гнилого осеннего неба; заплеванный грязный подъезд, с валяющимися повсюду окурками и шприцами; стая гопников, рыскающая по округе в поисках пропитания; ментовской "бобик", патрулирующий с той же целью; безразлично-усталые от рабского труда лица пожилых мигрантов с востока; злые лица их сыновей и внуков; жадные и презрительные взгляды детей гор; опухшие от близости к кормушке морды власть имущих, уже с трудом влезающие в экран ящика; спрессованная толпа в метро, фонтанирующая взаимоненавистью... - Нафиг-нафиг!" - окончательно сформулировал свою позицию по данному вопросу Денис.
   "И что? - все так беспросветно, - засомневался внутренний голос, - и ничего хорошего не было? А мама, папа, девушки, приятели, праздники... Ведь было хорошее..."
   "Было... но я не помню... - грустно сознался Денис. - Может я выродок какой, но не помню я ничего хорошего... фенобарбитал помню... как ноги болят от протезов помню... как футболку после корсета отжимать приходилось помню... как маму хоронил помню... а хорошего не помню..."
   "А ностальгия?.. - вкрадчиво поинтересовался внутренний голос, - березки там всякие... и вкус французской булки?.."
   "Я, блин, никакой ностальгии не испытываю, знаешь ли... - твердо ответил Денис. - Нет, может быть, если бы я жил в княжестве Монако, да к тому же был его князем, - он хмыкнул, причем сам не понял - весело или грустно, - или на худой конец - был каким-нибудь сэром, пэром, мэром, или хотя бы, простым олигархом и круглый год тусовался в Куршавеле со своим собственным дамским оркестром, усиленным группировкой дрессированных блондинок, то... - почему бы и нет? - можно и поностальгировать. А так? - если уж выбирать место для ПМЖ - я бы выбрал Тетрарх, Островную Цитадель. Вот уж где хорошо живется!"
   "Но так жить скучно! Тамошняя жизнь для свиней - поилка, кормушка, теплая лужа..."
   "А в смысле веселья на Маргеланде неплохо... и на Сете тоже ничего..." - Денис блудливо ухмыльнулся.
   "Зажрался ты братец! - укорил его внутренний голос. - Ничего! - саркастически передразнил он. - На Сете ты живешь, как в раю, как ты воображал его в прыщавой юности, отягощенной яростной мастурбацией!"
   "Согласен... - нисколько не смущаясь признал Денис и тут же вернулся к основной теме дискуссии: - К тому же не забывай - на Тетрархе у меня деньги есть - счет в банке, красная карточка - вид на жительство, а самое главное - знакомство с Ларзом Котеном, почти что Архимагом! а по совместительству командиром Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей"! На Маргеланде я - Красная Пчела! На Сете - Лорд Арамис, северянин, Князь Великого Дома "Полярный Медведь"! А на Земле я кто?.."
   "Кто-кто... - конь в пальто..." - вполне ожидаемо отозвался внутренний голос.
   "Вот именно... К тому же, не забывай вот какой момент: мне теперь огрести на родине пиздюлей... нет, - немного подумав, поправился Денис, - пиздюлей - это вряд ли, - он хищно усмехнулся, совершенно в стиле любимого руководителя, - огрести неприятностей полную кошелку - это как два байта переслать".
   "В смысле? - не понял внутренний голос. - Вроде бы раньше как-то обходилось, из статистической нормы не выбивались..."
   "Так-то именно, что - раньше, - раздумчиво пояснил Денис. - Раньше я после удара по левой щеке норовил подставить правую... или сбежать".
   "А теперь?"
   "А теперь... для начала попытаюсь заблокировать первый удар, а потом... - Денис мечтательно прищурился, - сам знаешь, что потом..."
   "Знаю" - не мог не признать внутренний голос.
   "Ну-у... вот, а теперь представь обычную российскую действительность: не хочешь, а нарвешься - не на своих, доморощенных гопников, так на дарагых гастэй из южных рэспублик, или на банкиров, мэров, депутатов, с быкующими охранниками, или на детишек банкиров, мэров, депутатов, со все теми же быкующими охранниками!"
   "А ты не шляйся где не надо, дома сиди, не вые... не выпендривайся - и все будет нормально!"
   "Во-во! - обрадовался Денис, - глаза в пол и по стеночке, по стеночке... Хрен вам всем по стеночке! - разозлился он, - находился! Теперь они у меня будут по стеночке!"
   "Ну-у... - попытался остудить его пыл внутренний голос, - с гопниками согласен - ты теперь круче вареных яиц и с парой-тройкой малолеток, страдающих астмой и разжижением мозжечка справишься. Я надеюсь... А вот с банкирами, депутатами, мэрами и гостями с юга... - эт-то вряд ли..."
   "Да знаю я... - сквозь зубы согласился Денис, - все я знаю... Стоит обидеть этих пидоров, или их холопов, как сразу менты объявятся - очень они радеют душой за детей гор, банкиров и прочих слуг народа... ловить начнут... И что останется делать?" - задал он риторический вопрос, но голос немедленно откликнулся:
   "Сматываться!"
   "Правильно. А сматываться придется на Тетрарх, Маргеланд, или Сету... Так спрашивается, за каким хреном мне нужна Земля, кроме как по делу?"
   "Ну-у... фиг знает..." - был вынужден согласиться внутренний голос, но как выяснилось, был у него за пазухой последний - неперебиваемый козырь: - а на могилы к родителям?
   "Это да, - согласился Денис, - это да..."
   А между тем, пока шел этот в высшей степени интересный обмен мнениями, события в комнате шли своим чередом. Видимо у Шэфа, в отличие от Дениса, нашелся таки заковыристый вопрос, допускающий бинарный ответ. В пользу этого предположения говорило то, что происходило внутри Гадательного Шара, а происходило там следующее: туман, разлившийся внутри и изначально белый, стал стремительно краснеть, так что через некоторое время стало казаться, что внутри бушуют не призрачные волны, а самая что ни на есть красная кровь ярится и кипит внутри стеклянного узилища. Бурлит и стремится вырваться наружу! Зрелище было не для слабонервных! - правда, честно говоря, таковых в комнате и не было.
   Ведьма сидела напротив Шэфа, тоже положив свои ладони на Гадательный Шар. Глаза ее были закрыты, а на напряженном лице отражались отблески битвы черного, белого и алого, бушующей внутри Шара. Внезапно лицо ее исказилось, на нем появилось выражение необоримого ужаса, она вскрикнула и то ли этот звук послужил сигналом к началу последовавших событий, то ли предчувствие наступления этих самых событий вызвало крик ведьмы и маску ужаса на ее лице, но только сразу же, как наступила тишина, раздался другой звук - с резкий треском, похожим на выстрел из мелкокалиберного пистолета, Гадательный Шар лопнул! Ореста схватилась руками за голову и без чувств рухнула на пол.
   "Ни хрена себе! - подумал Денис, испуганно разглядывая "поле боя". - Погадали однако..."
   - Бли-и-и-и-и-н... вот и сходил за булочкой... - растерянно пробормотал Шэф, и тут же заорал: - Эй, есть тут кто живой!? Быстро все сюда!
   На его зов незамедлительно явилась старая служанка, а чуть погодя молодой парень с разбитной физиономией, которая впрочем, при виде бесчувственной хозяйки, мгновенно усохла. Его профессиональную специализацию Денис сходу определить не сумел - конюх, садовник, ремонтник гадательного инвентаря, а может еще кто - черт его разберет.
   "Сантехник!" - ухмыльнулся внутренний голос.
   "Как тебе не стыдно! - лицемерно укорил его Денис. - Человеку плохо, а ты..."
   "А что я!? - Я имел в виду, что этот достойный молодой человек занимается прокладкой водопроводов, следит за канализацией, трубы прочищает... - внутренний голос был знатным фарисеем, "взять его на простое постановление" было практически невозможно, поэтому легко отбив обвинения насчет сальных намеков, он мгновенно перешел в контратаку: - А вот что ты имел в виду, обвиняя меня? А?"
   "Ну-у... я и имел в виду прочистку труб..." - был вынужден сознаться Денис, после чего оба не выдержали и захихикали.
   Между тем служанка, немолодая, но шустрая, как электровеник, быстренько притащила кувшин с холодной водой и принялась брызгать на хозяйку "гадательного салона". Эти безыскусные, но эффективные методы привели к тому, что Ореста вздохнула, на ее бледные щеки вернулся румянец и она, к полному восторгу старушки, а в особенности - разбитного малого, открыла глаза.
   - Ну слава Богу, - буркнул смущенный Шэф, помогая ей подняться и усесться на стуле.
   "Сантехник" тут же подскочил к ней, встал на одно колено, и принялся нашептывать на ушко что-то ласково успокоительное, кидая при этом на компаньонов взгляды сколь злобные, столь и опасливые.
   "Ага! Страшно-то без кормилицы остаться!" - с неожиданной злобой подумал Денис. Причины этой, скажем так - неприязни, лежали на поверхности: очень он не жаловал молодых мужиков, живущих со старыми бабами. Казалось бы - ну какое его дело - живет Галкин (или его предшественник Филя) с Пугачевой, или же какой-то перец, фамилии которого он не знал, с Бабкиной, или еще кто-то с кем-то - ему-то что до этого? А вот не любил он их и все тут! Как говорится, сердцу не прикажешь! При этом старых мужиков, живущих с молоденькими девушками, Денис очень даже уважал и считал такое положение дел вполне естественным - вот такие двойные стандарты! Впрочем других и не существует.
   Ведьма, в свою очередь, тоже что-то тихонько сказала своему безымянному возлюбленному, после чего из его взгляда злость исчезла напрочь, а опасливость перешла в откровенный ужас. Единственным оправданием "сантехника" мог бы послужить тот факт, что и сама Ореста выглядела чрезвычайно напуганной. Раз уж хозяйке не по себе, что уж говорить про холопов?
   Видя, что ведьма пришла в себя, к ней обратился Шэф, по-прежнему несколько сконфуженный. Разгром, причиненный гадательному инвентарю, несколько выбил его из привычной колеи - ведь что бы ни говорили о нем многочисленные оппоненты, злым человеком он не был и без крайней на то необходимости никого не обижал. А с ведьмой получилось нехорошо - пришли безо всякой надобности, только для того чтобы номер отбыть, прозрачно на это намекнули - чуть ли не одолжение сделали, а вдобавок еще и напакостили... - нехорошо.
   - Мадам! - галантно начал он. - Назовите сумму, которую мы должны за гадание и за... - он неопределенно пошевелил пальцами в направлении расколотого шара, - ... за все остальное. Ответ ведьмы Дениса поразил:
   - Ничего! - Огласив этот странный вердикт, она сделала небольшую паузу и видимо после нее окончательно пришла в себя. По-крайней мере на ее лицо вернулись краски жизни и невозмутимое выражение. - Наоборот - скорее я должна выплатить неустойку, так как не смогла дать ответ на твой вопрос. - Спорить с ней командор не стал, а просто скорчил рожу: мол какие счеты между своими!? Все так же молча, он вытащил из кошелька и аккуратно положил на стол десять золотых монет, после чего мигнул Денису и компаньоны направились на выход. Тем самым они выполнили хотя и беззвучную, но очень хорошо ощущаемую просьбу хозяйки "гадательного салона" - больше всего на свете ей хотелось, чтобы северные варвары: Лорд Атос и Лорд Арамис, как можно быстрее покинули подведомственную ей территорию и больше никогда на ней не появлялись!
   Пока компаньоны неторопливо шагали к калитке, Денис поинтересовался у Шэфа - все-таки ему было любопытно узнать мнение руководства:
   - Ну, и какой это был ответ: "Да" или "Нет", как ты думаешь? - После небольшой паузы командор ответил:
   - Я думаю - это был уклончивый ответ.
   - В смысле: фиг его знает?
   - Почти что... - усмехнулся Шэф, - у меня когда-то приятель был, так он в ответ на всякие дурацкие вопросы говорил: "Отвечаю уклончиво - иди к ебени матери!", - так вот, мне кажется, сейчас был именно такой - уклончивый ответ.
   - Понятно...
   После загрузки в тарантас, Шэф приказал Брамсу: - Сначала завезем Алхана, а потом навестим пира начальника полиции, - и карета компаньонов тронулась в путь.

*****

   - Что скажешь Дамир? - угрюмо поинтересовался хозяин кабинета - стройный подтянутый мужчина, лет пятидесяти, у одного из двух своих собеседников.
   - Отец! Я сегодня же вызову его на смертельный поединок! - воскликнул командир особой стражи Тит Арден.
   - Ты разве Дамир? - удивился Талион Арден. - Я разве с тобой говорю? - очень спокойно поинтересовался он у сына. Этот сдержанный тон резко контрастировал с яростным блеском голубых глаз на резко очерченном, загорелом лице старшего Ардена. Командир Бакарского ОМОНа в очередной раз с неудовольствием отметил, что хотя он и сам уже взрослый мужчина и отец уже не молод, но он по-прежнему побаивается, а если говорить начистоту - боится, его гнева, хотя ни в детстве, ни тем более, сейчас, тот никогда не только ни поднимал на него руку, но даже не повышал голос.
   От поджарой, спортивной фигуры Талиона веяло силой, в голубых глазах светился ум, густые длинные волосы, цвета "соль с перцем" красиво обрамляли мужественное лицо. Глядя на отца, Тит Арден в очередной раз почувствовал укол ревности - он небезосновательно полагал, что как соперник отцу в подметки не годится, что и подтвердила давняя история с Ремой... и вот новый прокол, из-за которого отец снова будет смотреть на него с трудом скрываемой брезгливостью. Все, как всегда - отец никогда не кричал, не наказывал, он только брезгливо поджимал губы и смотрел... Понуря голову, Тит уставился в пол, разглядывая надраенный до зеркального блеска паркет отцовского кабинета.
   - Я слушаю, Дамир.
   Третий, присутствующий в комнате - невысокий жгучий брюнет, лет тридцати, обладатель запавших черных глаз и ястребиного профиля негромко заговорил:
   - Как я уже говорил - именно я был дежурным магом и именно я сопровождал Уршана, когда он приперся в "Империум", арестовывать северян. - Брюнет сделал паузу. - Так вот... - никаких признаков наличия и использования магии ни у одного, ни у другого.
   - Ты уверен?! - бросил на него яростный взгляд Талион, но наткнулся на такой ответный, что был вынужден тут же извиниться: - Прости... нервы...
   - Ничего, - бесстрастно отреагировал маг.
   - И все же... что его, - Талион небрежно кивнул в сторону Тита, - так напугало на набережной? - начальник особой стражи дернулся, но смолчал. - И что так напугало этого старого шакала, что он не только не арестовал северных варваров, а убрался из гостиницы, как побитая собака? Ведь в тот момент Уршан не знал, что консула убили...
   - Пока не обнаружен его труп... - Маг без всякого стеснения перебил могущественного хозяина кабинета, - Гильдия предлагает использовать термин: пропал безвести.
   Тишина воцарившаяся в комнате, наглядно продемонстрировала, кто на самом деле является хозяином положения в роскошном кабинете могущественного политика. И не важно, что Дож платит магу деньги, а не наоборот, неважно, что никакой политической власти у Гильдии нет, но Гильдия близко - в Бакаре, а Братство Света далеко - в столице, да и связываться с Братством, зачастую, себе дороже - ну, не любят Светлые Братья, когда их тревожат по пустякам, а уж что они сочтут пустяком, а что нет - одному Творцу известно.
   Провинциальные эмиссары, присланные Братством в Бакар, давно уже прикормлены Гильдией, живут с ней душа в душу, а на жалобщиков смотрят, как солдат на вошь - то есть очень неодобрительно, а бескорыстные паладины короля Артара остались только в легендах. Нет, конечно, если маги где-нибудь перегнут палку и это станет достоянием гласности - то есть дойдет до ушей Императора, или кого-нибудь из его приближенных сановников, то вся боевая мощь Братства обрушится на мерзавцев и пойдут клочки по закоулочкам, но, если есть хоть какая-то возможность не портить отношения с Гильдией, то, грубо говоря - лучше и не портить, а мягко говоря - лучше всего с нею дружить. Причем трепетно и нежно.
   Оба Ардена, и отец и сын, внутренне передернулись от такой наглой бесцеремонности Искусника, но, конечно же, ничем своих чувств не выдали. Ссориться с магом, который худо-бедно, но стоял на страже интересов семьи, не безвозмездно, разумеется, отнюдь не безвозмездно, но стоял, нельзя был ни в коем случае. Но Дож Талион Арден трусом никогда не был и отступать дальше определенной границы не собирался - в его душе была проведена черта, переступить которую он мог только перестав себя уважать, чего делать решительно не собирался, поэтому он продолжил будто не заметив, что его перебили:
   - ... полицмейстер не знал, что консула убили при помощи магии, - повторил Талион, правда нисколько не акцентируясь на слове: "убили". С другой стороны и Дамир ничуть не был дураком, а вовсе наоборот - был умным человеком, поэтому и он предпочел не заметить, что его мягкое замечание проигнорировано. Правда он ничем не рисковал: если представить невозможное - что слова Талиона Ардена дойдут до Председателя, то с него взятки гладки: Протокол был соблюден - он позицию Гильдии озвучил, а остальное его не касается - он в осведомители, чтобы докладывать о нарушении бесталанными Протокола не нанимался - не его уровень! - пусть этим занимаются шавки Председателя. А Дож между тем продолжил: - И поэтому в тот момент лучших кандидатов, чтобы свалить на них преступление, не было. Но он этого не сделал. Почему? Непонятно... Мы все хорошо знаем Уршана - его никогда не интересуют истинные виновники - его всегда интересуют только свои интересы: если выгодно найти вора - он его найдет, если выгодно не найти - он найдет того, на кого можно все списать. Так вот - северные варвары на тот момент, были идеальными жертвенными баранами... но что-то его так напугало во время разговора с ними, что он от мысли об их аресте отказался. Что его так напугало?.. И пока я досконально не разберусь, как этот... как его... - он нетерпеливо пощелкал пальцами, - Лорд Арамис, - вспомнил Дож, - напугал тебя, а Лорд Атос - Уршана, никакого вызова не будет. - Талион тяжело взглянул на сына, приготовившегося было бурно протестовать, но ничего из этой затеи у него не вышло - под отцовским взглядом он был вынужден молча проглотить заготовленный спич. Поэтому весь протест Тита свелся лишь к тому, что он угрюмо уставился в окно, перестав разглядывать пол. И лишь судорожно сжимавшиеся и разжимавшиеся кулаки говорили о том, как трудно командиру особой стражи контролировать душивший его гнев. - Пойми сын! - внезапно смягчился Дож, - и у Уршана и у тебя недостатков хватает, все мы люди... - он усмехнулся каким-то своим мыслям, но сразу же снова посторожел, - однако, ни тебя, ни его нельзя обвинить в трусости... однако вы испугались... оба... и это странно. А любая странность опасна. Ты согласен?
   - Да... - нехотя выдавил начальник особой стражи.
   - Если ты испугаешься во время поединка - ты труп! Согласен?
   - Да.
   - Значит вызывать Лорда Арамиса на смертельный поединок до того, как Дамир разберется с опасными странностями этих северных Лордов -Тьма с ними обоими - это самоубийство! Согласен?
   - Да... - немного поколебавшись выдавил Тит.
   Добившись от сына согласия со своей позицией, Талион облегченно вздохнул. Правда про себя - внешне его радость никак не проявилась. Навыки и умения приобретенные и развитые в бесчисленных битвах на заседаниях Совета Дожей пригодились в очередной раз. Дож Арден славился среди своих многомудрух и хитрожопых коллег умением навязать оппоненту свою точку зрения и вот это умение еще раз пригодилось - теперь при общении с собственным упрямым отпрыском.
   Тишину нарушил Дамир:
   - Если мы все обсудили, - заговорил маг, - то я ухожу - много дел. - Дож внутренне скривился, но... только внутренне. Юридически, маг был наемным работником, слугой, который получал деньги за свою службу и был обязан проявлять хотя бы показную почтительность по отношению к... не будем говорить "хозяину" - это был бы перебор, но к работодателю, хотя бы. Но Дамир себя этим не обременял. Ему было плевать на чувства Дожа Талиона Ардена, впрочем в своей позиции он был не одинок - практически всем Искусникам было плевать на бесталанных, тем более на их чувства.
   Фактически, каждый маг, номинально работающий на кого-то из "сильных мира сего", все время невербально давал понять "хозяину", что его главенство - это миф, мыльный пузырь, и что на самом деле сильные мира сего - это они - маги! Если "юридически сильные" и маги были в достаточной степени умны, корректны и толерантны по отношению друг к другу, то плодотворное сотрудничество могло длится очень долго, в противном случае вмешивалось Братство Света, а это мало кому нравилось, как среди магов, так и среди "юридически сильных", поэтому открытые конфликты случались нечасто... но все же случались. Дамир и Талион взаимодействовали уже много лет, притерлись к друг к другу, но взаимное раздражение все же нет-нет, да проскакивало. Правда в контролируемых дозах - как между супругами, дожившими до золотой свадьбы.
   - Дамир, я тебя очень прошу, - Талион выделил голосом слово: "очень", - разберись с северянами как можно быстрее - на кону честь семьи. Тит не может бесконечно тянуть с вызовом, а у них явно есть змеи в рукавах. - Маг молча выслушал Дожа, молча кивнул и также молча покинул кабинет.
   Когда Ардены остались вдвоем, старший подошел к окну, сцепил руки за спиной и не оборачиваясь спросил:
   - Скажи, за каким когтем нечистого ты ввязался в это дело? Ты же никак не связан с Высоким Престолом... или связан? - он повернулся к Титу, по-прежнему сидевшему в кресле.
   - Ни с кем я не связан. - После продолжительного молчания, по-прежнему не глядя на отца, начал командир особой стражи. - Просто... - Тит замолчал, а потом будто плотину прорвало: он заговорил быстро и несколько даже сумбурно: - Мы сидели у меня в кабинете... с ней... с Люсеной... и тут адъютант начинает биться в дверь: мол срочнейшее дело!.. Ладно... входит этот тип и начинает: "Высокий пир!.. кроме тебя никто... защити невинных... консул похищен!.." И она смотрит... А когда выходили, он незаметно кошель с золотом сунул... большой... А дальше ты знаешь - я уже говорил.
   - Какой тип?
   - Ну-у... этот - Тар Гливар.
   - Это который, по словам слуг, всю резню и устроил.
   - Да.
   Дож Талион Арден длинно и витиевато выругался, но сразу же взял себя в руки.
   - С этого момента передвигаешься по городу только в закрытой карете, - тоном не терпящим возражений приказал он, а в ответ на недоуменный взгляд сына пояснил: - тебе нельзя случайно наткнуться на северян, прежде чем ты будешь готов к поединку. А если такая встреча, не приведи Творец, все же состоится, ты должен будешь немедленно вызвать Лорда Арамиса на дуэль, чтобы окончательно не потерять лицо. А вызывать его нельзя, пока Дамир, эта отрыжка нечистого на наши головы, не выяснит, каких змей северяне прячут в рукавах. Понятно?
   - Да.
   - Так вот, чтобы этого не произошло - только закрытая карета!
   Оставшись один, Талион хотел было приняться за текущие дела, которые никто не отменял: предстояло несколько важных встреч, нужно было проверить многочисленные счета и подписать не менее многочисленные документы, короче говоря - обычная рутина, которой заняты все деловые люди во всех, без исключения, мирах, но... не смог. Мысли вновь и вновь возвращались к неизбежному поединку, предстоящему Титу. Казалось бы, особых причин волноваться не было - сын был отличным фехтовальщиком, воином по духу, он был закален и тренирован, но... опять это проклятое "но" - тревожные предчувствия не оставляли Дожа, а он привык им доверять. От невеселых мыслей его отвлек деликатный стук в дверь. Дождавшись разрешения, в кабинет вошел личный секретарь:
   - Тебя хочет видеть Авкт, - наедине, чтобы не терять драгоценного времени, Дож и его личный секретарь общались безо всяких титулов и церемоний. Не то что на людях.
   - Зови.
   - Великий Сенор! - глубоко поклонился начальник личной охраны, - ты приказал немедленно...
   - К делу, Авкт! - прервал его Талион. - Некогда. Докладывай только суть и как можно короче.
   - Варвары посетили ведьму-гадалку Оресту и во время сеанса лопнул гадательный шар! Я счел...
   - Правильно счел. Что-нибудь еще?
   - Нет.
   - Тогда все. Продолжайте следить. Обо всем странном тут же докладывать.
   - Да, Великий Сенор!
   "Если с Титом что-нибудь случится, - подумал он, когда начальник охраны покинул кабинет, - я уничтожу эти порождения Холода, чего бы мне это не стоило..."

*****

  
   Орст Уршан сидел, удобно устроившись за письменным столом в своем кабинете, угрюмо уставившись в окно. Настроение у полицмейстера Бакара было мрачное, хотя объективных причин для этого вроде бы и не было. Хотя... как сказать. Начальника полиции угнетало осознание того, что он чуть было не совершил чудовищную ошибку, которая разом перечеркнула бы все, чего он сумел добиться за долгие годы полные унижений, дерьма, опасностей и интриг. И несмотря на то, что смертельной опасности он счастливо, можно сказать - чудом, избежал... правда в последний момент, чувство подавленности не исчезало. Он - младший сын обедневшего провинциального аристократа, сумел пробиться наверх со дна - с самых низов. Без денег, без связей, без протекции, начиная с должности начальника патрульной группы - ниже должности для аристократов просто не существовало, он упорно, как жук древоточец, который никогда не останавливается, полз и полз наверх. Интриговал, подсиживал, закрывал грудью, геройствовал, подличал, спасал, но своего добился - стал начальником полиции Бакара!
   И вот на тебе! - одна ошибка и он стоит на краю пропасти, в которую готовится рухнуть все самое дорогое, что есть у человека: власть, положение в обществе, деньги, семья, прочие радости жизни, которые дарит человеку пост начальника полиции славного города Бакара, не говоря уже о самой жизни. Хорошо, что Свет его не оставил - не дал совершить фатальную ошибку - стать личным врагом северных Лордов - Тьма с ними обоими! Орст Уршан еще раз хмуро порадовался, что успел затабанить и дать задний ход в самый последний момент, когда до роковой черты оставались считанные пальцы, но... настроение все равно было, мягко говоря - поганым. Да! - хорошо, что сумел затормозить, но то, что так близко подобрался туда, куда не надо... - очень плохо!
   "Нюх потерял, старый пес! - самокритично подумал полицмейстер. - Гляди как бы без носа не остаться... если вообще не без головы!"
   Среди прочих своих достоинств - а как же иначе? - обладая одними недостатками, так высоко, как это удалось сделать бакарскому полицмейстеру, по служебной лестнице не заберешься, Уршан обладал одним полезным и весьма редким качеством - в любой неудаче, случившейся с ним, он винил только себя. Не обстоятельства, которые сложились неблагоприятным образом, не врагов, которые его переиграли, а себя, который не предусмотрел, не додумал, не подстраховался, не на того поставил, ну, и все такое прочее.
   Так вот... в ситуации с Северными Лордами - отрыжками Бездны, он не понимал, где допустил прокол. И это угнетало Уршана больше всего. Ведь ничто не предвещало такого афронта - эти выкидыши кашалота не местные, не маги, только появились в городе - никаких связей - бери голыми руками и вешай на них любое преступление, а тут еще они чуть ли не сами идут в каталажку с развернутыми знаменами, на которых начертано: "Мы те самые преступники, которых все ищут!" Ну сами посудите: сначала громкий скандал с престольцами, о котором знает весь Бакар, потом престольцы таинственным образом исчезают - более идеальных подозреваемых (и обвиняемых) представить невозможно! И на тебе... - он чуть слышно застонал сквозь зубы - такой облом! Он вечером переговорил с мужем старшей дочери - Хранителем Знаний при канцелярии Генерал-губернатора и разговор этот оставил у него на душе тяжелый осадок.
   Несмотря на внешнее сходство с Шерлоком Холмсом - главным сыщиком всех времен и народов, глава Бакарской полиции интеллектуалом отнюдь не был, а был он... как бы поточнее выразиться - неглупым, справным мужичком, с природной хитринкой, которого на кривой кобыле не объедешь. Все подводные камни и водовороты, которые встречались на его непростом жизненном пути он печенкой чуял, а не просчитывал, людей чувствовал хорошо, подход имел к людям и этого всегда хватало для выбора правильного решения... вот только с Лордами этими - забери их Тьма, маху дал - не надо было вообще с ними связываться, да что теперь поделаешь.
   Подвело полицмейстера, что не доверял он книжной мудрости... - вернее, не то чтобы не доверял - просто считал, что обойдется здравым смыслом, да природной сметкой, ведь как ни крути: многие знания - многие печали, а оно вон как обернулось... - надо было все-таки сначала про этих клятых северян поподробней разузнать, вон хотя бы у этого хмыря - старшего зятька, а уж потом соваться... или - не соваться.
   Орст этого книжного червя не любил - ну что поделаешь? - не любил он этих высоколобых умников - от них одна морока. Другое дело младший зять - весельчак и рубаха парень - с ним и побалагурить по-свойски можно и рюмочку пропустить, не то что этот белобрысый сыч, но... никуда не денешься - любит его Инга, и все тут! А Орст любит дочь - вот и смирился с ее выбором. С другой стороны, жаловаться ему не на что - все у них хорошо - двое внуков подрастают на радость деду - он чуть было не свернул ни милые сердцу домашние думки, но вовремя спохватился - не время было предаваться идиллическим воспоминаниям, и полицмейстер нехотя вернулся к размышлениям о текущих делах - хорошо еще, что не сильно скорбных.
   Совершенно неожиданно и белобрысый сыч, абсолютно никчемный в житейских вопросах, пригодился - поговорил с ним Орст про традиции северных варваров и мысленно вознес молитвы Свету и Всем Его Лучам! за то, что не подвела его интуиция. Ничего конкретного зять не рассказал, так... - леденящие кровь побасенки, которым можно верить, а можно и не верить, но слова прадеда нынешнего Императора - да продлит Творец его дни до скончания времен, Архаила XII: "Лучше гадюка в штанах, чем Северный Лорд!" на определенные размышления наводили...
   Старший зять удивленно поглядывал на обычно невозмутимого тестя, которого, в это раз, ощутимо потряхивало, несмотря на принятый внутрь большой кубок "Вишневого горлодера", смывающего все заботы и печали, как волна смывает следы на песке.
   Наутро полицмейстер, честно говоря - не сильно набожный, еще до работы, спозаранку, заявился в Храм Единого, долго и истово молился, а потом передал подошедшему к нему секретарю Отца-Заступника большой кошель, сопроводив это действие словами: "Пожертвование на нужды Церкви!" Такое поведение Уршана объяснялось тем, что выйти сухим из воды... да что там - сухим, просто живым и здоровым, да еще не отправленным в отставку, или куда похуже, из ситуации в которую он угодил, можно было только при прямом и явном заступничестве Творца - одно то, что глава полиции Бакара не нажил таких врагов, как Северные Лорды, уже было хорошо, но не менее хорошо было то, как вообще разрешилась ситуация с нападением на консульство Высокого Престола.
   Когда Орст Уршан прибыл на место происшествия и попытался разобраться в том, что произошло на территории консульства, он просто-напросто впал в тяжкое уныние (это еще его счастье, что он не догадывался, что это - смертный грех!). Безвести пропали не только все слуги, охрана и дипперсонал консульства, но и сам консул - Хан Карум! В наличии остались только трое поваров, причем два из них вообще ничего не видели, а третий, который якобы своими глазами наблюдал происходящее через узкое окошко кухни, сразу начал нести такую околесицу, что у начальника полиции уши свернулись в трубочку. По словам этого "очевидца", ночью на территорию консульства пришел Тар Гливар, который по его словам являлся главным помощником консула. В эту информацию Уршан охотно поверил - это сильно смахивало на правду, потому что, по сведениям полицмейстера, это пресловутый Гливар хотя официально и не входил в штат консульства, а был вольнонаемным служащим, на самом деле был тесно связан с консулом и занимался всякими "деликатными делами", без которых не обходится ни одна дипмиссия ни в одном из многочисленных миров.
   Поэтому, вполне естественно, что Гливар мог заявиться ночью для экстренной встречи с консулом - мало ли что... Казалось бы, словам свидетеля можно доверять. Но, именно, что - "казалось бы". Этот хренов свидетель стал рассказывать, что навстречу пришедшему Гливару из дома вышел консул вместе с еще одним Таром Гливаром и между ними начался смертельный бой, а когда черные демоны поубивали всех солдат, ему стало так страшно, что он спрятался на кухне в пустом котле и больше ничего не видел. На закономерный вопрос: "что мол за демоны такие?", он только трясся, пускал слюни и пояснял, что они черные. В конце концов Орсту Уршану надоело слушать всю эту ахинею и он приказал гнать этого "свидетеля" в шею. Но, гнать-то - гнать, а вот куда делся весь списочный состав консульства... - это был вопрос.
   Их всех конечно могли унести демоны - ведь престольцы знатные некроманты и якшаются с Тьмой и начальник полиции вполне допускал такой ход событий, но такая версия была бы последней, которую принял Генерал-губернатор, а следовательно надо было срочно искать убийц. В том что они вообще найдутся, не говоря уже про "срочно", у полицмейстера были глубокие сомнения. Весь его огромный опыт подсказывал, что люди (или не люди - иди знай...), сумевшие провернуть такое, вряд ли попадутся в лапы Бакарской полиции - цену своим подчиненным Орст знал. И цена эта была невысока. И это было очень плохо... не то плохо, что цена невысока, а то, что никаких не только обвиняемых, а даже подозреваемых у него не было и не предвиделось. Имеются в виду реальные подозреваемые, которые на самом деле могли бы быть причастны к этому странному делу, а не те, на которых это можно было бы повесить.
   Не надо было быть титаном мысли и Рабиндранатом Тагором, чтобы догадаться, что из-за разгрома консульства Высокого Престола, из столицы, в самое ближайшее время, понаедут разнообразные комиссии, как то: из Департамента Двора - как же без этих бездельников обойдется - им же надо постоянно доказывать Императору собственную нужность; из Департамента Иностранных Дел - ну, это понятно почему; из Полицейского Департамента - тоже понятно, и всем им плевать на поиски настоящих преступников, на тех кто совершил это преступление, у них другая задача: собственную задницу прикрыть в глазах Императора, а для этого что нужно? - правильно! - крайнего найти! И этим крайним они скорее всего попытаются сделать именно его - начальника бакарской полиции Орста Уршана.
   И эти столичные прыщи обязательно так бы и сделали, если бы к их приезду он не приготовил головы преступников, или тех, кого можно было представить, как преступников - что он, кстати, и собирался сделать. А что? - владельцы "Арлекина" казались готовыми кандидатами на это дело: их никто не знает - значит никто из уважаемых людей и не будет свидетельствовать в их пользу - это раз; у них был конфликт с консулом Высокого Престола - значит есть мотив - это два. Хватай и тащи в острог, а там или сознаются, или при попытке к бегству... И тут такой камуфлет - полицмейстер поежился, снова припомнив встречу с этими порождениями Бездны.
   И уже казалось ему, что неумолимая судьба занесла секиру над его головой и что придется покидать насиженное, пригретое кресло, что иссякнет этот золотой ручеек, впадающий в маленькое озерцо, расположенное в его кармане, и что из разряда действующих политиков, хотя и низкого - чуть выше плинтуса, уровня, но обладающих хоть какой-никакой, а властью, перейдет он в когорту бывших, на которых и сам посматривал с тщательно скрываемой усмешкой. Смешны полицмейстеру были их ужимки: важное надувание щек, оставшееся от прежних должностей, грозное сверкание очами и солидные обещания "решить вопрос". Правда явного неуважения Уршан никогда не выказывал - пусть их... пускай резвятся. И вот наверно за это добросердечие пожалел его Свет! А если называть вещи своими именами - фактически спас!
   Когда после фиаско, которое он потерпел в гостинице "Империум", при попытке ареста подозреваемых, Орст сидел у себя в кабинете, бездумно глядя в стол, явился посыльный из Гильдии магов с требованием передать ему все материалы, собранные на месте происшествия. На робкий вопрос полицмейстера тот пояснил, что преступление оказалось не обычным - находящимся под юрисдикцией полицейского департамента, а магическим! А это уже прерогатива Гильдии магов! Если посланец волшебников предполагал, что начальник полиции будет возражать, то он глубоко ошибался.
   На счастье бакарского полицмейстера, простым смертным в расследования магических преступлений путь был заказан - нечего лезть со свиным рылом в калашный ряд! Так что в конце концов все хорошо закончилось! - и ответственность за погром в консульстве не на нем лежит и с этими Северными Лордами - не видеть бы их никогда! - удалось краями разойтись. Но на сердце почему-то все равно было тревожно. И как показал дальнейший ход событий - предчувствия его не обманули! Кроме обвинения в своих провалах лишь самого себя, хорошая интуиция была еще одним сильным козырем начальника полиции и по большому счету подвела его всего один раз в жизни - когда он попытался наехать на Лордов Атоса и Арамиса - Бездна их побери! И вот эта самая интуиция и сигнализировала Уршану, чтобы он не расслаблялся, что с северными варварами еще придется пообщаться, что еще попьют они его кровушки...
   От абстрактных размышлений Орста отвлекло странное происшествие: дверь кабинета медленно приоткрылась и в нее, пятясь задом, проник дежурный адъютант. Вся его напряженная поза говорила о нешуточном давлении, которое тому приходилось сдерживать. На миг противоборствующие силы застыли в шатком равновесии, но долго это продолжаться не могло и через мгновение красный от натуги Эрдил Уршак был вдавлен в кабинет превосходящими силами противника, в качестве которого выступали небезызвестные северные варвары. Нечто похожее бывает когда, в отсутствии штопора, приходится проталкивать пробку внутрь бутылки.
   "Помяни Тьму - солнце и скроется..." - с досадой подумал Орст, а между тем Лорды Атос и Арамис прорвались к столу и бесцеремонно, не спрашивая разрешения, развалились в гостевых креслах. Преступники в этот кабинет попадали очень редко, а если и попадали, то стояли навытяжку, поэтому никаких табуреток, привинченных к полу здесь не было, а были лишь удобные кресла, предназначенные для высокопоставленных гостей.
   - Вот видишь - пир начальник рад нашему приходу, - как будто завершая длительный спор, обратился к Эрдилу Уршаку Лорд Арамис, - а ты не верил...
   Адъютант бросил взгляд на своего начальника и остался при своих сомнениях - никакой радости на лице Орста Уршана при виде незваных гостей не появилось... - это с одной стороны, а с другой - и вспышки начальственного гнева на столь бесцеремонное вторжение не последовало. Ситуация была какой-то странной.
   - Твой секретарь не верит, что ты приглашал нас заходить в любое время дня и ночи без доклада, - с милой улыбкой пояснил Шэф. Вытаращивший глаза полицмейстер на это ничего не ответил, а только махнул рукой адъютанту, приказывая тому побыстрее убраться из кабинета, что тот и не преминул сделать. Оставшись один на один с незваными гостями, по которым Бездна плачет, Орст загрустил. На сердце у начальника полиции сделалось тяжело, его даже охватило что-то вроде легкой паники, но, как тертый калач, вида он не подал и угрюмо поинтересовался:
   - Чем обязан?
   - А ты смотрю не рад? - деланно изумился Шэф и добавил с некоторой даже, можно сказать - грустинкой, - сам приглашает, а сам потом не рад... Он беспомощно взглянул на Дениса, как бы призывая того в свидетели вероломства, но не дождавшись от старшего помощника никакого сочувствия, был вынужден признать: - Ну что ж... похоже мне не грозят лавры Коли Остен-Бакена...
   - В смысле? - лениво полюбопытствовал Денис.
   - В прямом. Ты помнишь чего он добивался от польской красавицы Инги Зайонц?
   - Взаимности вроде...
   - По смыслу - правильно, но в тексте сказано: любви.
   Полицмейстер слушал этот сюрреалистический диалог в полном замешательстве, ни черта не понимая. И это замешательство начальника полиции славного города Бакара можно было понять: компаньоны вели себя в его собственном кабинете не просто по-хозяйски, а так - будто Орста Уршана и рядом не было!
   - Ладно! - нахмурился командор. - Любви не получилось - значит будем деловыми партнерами. У нас к тебе дело.
   Больше всего на свете Орсту Уршану хотелось заорать во всю мощь своей глотки: "В-о-о-о-о-о-н-н!!!" и вышвырнуть наглецов из кабинета... хотя нет... - пожалуй еще лучше было бы вызвать дежурный наряд и закатать этих... этих... - псов! - вот правильное слово, закатать этих бродячих псов в малую допросную и там... - он даже зажмурился на секунду, представляя процесс... хотя тоже нет... - лучше всего, чтобы эти полярные псы получили по куску заточенной стали, где-нибудь в темном переулке... и кстати! - это вполне реальный вариант - он уже думал о нем, но как-то неконкретно, а теперь подумает конкретно...
   - Хочешь киллеров организовать? - улыбнулся Шэф.
   - Кого? - не понял полицмейстер.
   - Кого-кого... наемных убийц... только зря...
   - Почему? - вырвалось у Орста, хотя за секунду до того, как задать вопрос, он вообще не собирался открывать рта, а вот подишь ты - и на старуху бывает проруха!
   - В случае нашей криминальной смерти, - по-прежнему добродушно улыбаясь, пояснил командор, - ты автоматически становишься личным врагом наших кланов. Эсэмска уже ушла... - Некоторые слова, сказанные северным варваром, были начальнику полиции совершенно незнакомы, но общий смысл сказанного он понял прекрасно и ни на секунду не усомнился, что все именно так и будет: Лордов зарежут - и он становится личным врагом всех северян. Перспектива была, вежливо говоря - поганая, а грубо - лучше и не говорить! - Так что я на твоем месте, - с барственной ленцой продолжил Шэф, - наоборот - охранял бы нас, как собственный яйца. Хотя... - он на секунду задумался, - даже еще тщательнее - без яиц ты все же сможешь прожить - правда плохо, а вот без нас - совсем никак.
   "Мысли он что ли читает? - угрюмо размышлял полицмейстер, слушая разглагольствования северного варвара, - ну, а если и да, - равнодушно подумал он, - то и Бездна с ним... - мне-то какое дело?"
   И тут до него дошло: а кто умеет читать мысли?.. - Кто-кто... - Маги!!! А если Лорд Атос маг, то он вполне мог устроить погром в консульстве Высокого Престола! От этой мысли Орст Уршан вздрогнул, как будто ему на спину плеснули кипятком. Первым его побуждением было немедленно арестовать северян и мчаться в Гильдию магов с доносом, но если бы он действовал подобным образом - под влиянием первого импульса, который, кстати говоря, обычно бывает самым правильным, самым честным и самым невыгодным с житейской точки зрения, так как грозит убытками и неприятностями, то он бы никогда не достиг такого положения, какого добился и никогда не стал бы тем, кем он стал, а именно начальником полиции славного города Бакара.
   Следующая мысль, посетившая полицмейстера, заключалась в том, что он лично никакой выгоды от доносительства не получит: если версия подтвердится, маги присвоят все лавры от раскрытия преступления себе, а он - Орст Уршан окажется личным врагом северных кланов - ведь это именно он выдаст их Лордов на расправу гильдйцам. При этой мысли начальник полиции поежился, припомнив чем ему грозит этот статус. Ну, а если версия не подтвердится, то он тем более становится личным врагом... Спрашивается: и зачем ему это надо? - ответ очевиден: не надо! Поздравив себя с выбором мудрого решения, Орст Уршан снова переключил внимание на Лорда Атоса, который оказывается уже некоторое время молчал, по-прежнему глядя на начальника полиции с доброй, можно сказать отеческой - улыбкой.
   - Чтобы читать мысли не обязательно быть магом. У нас на Севере многие умеют... - доверительным тоном сообщил главком. - Если мне не веришь, попроси любого знакомого Искусника - пусть он проверит и если он честный человек, он подтвердит, что в нас магии не больше, чем совести у рыночного менялы. - Полицмейстер отнесся к этому заявлению весьма скептически, сомнения насчет этих мутных северян как были, так и остались, но на хмуро-бесстрастном выражении его лица это никак не отразилось. - Учитесь, Киса, - повернулся командор к Денису: - Человек не верит мне ни на йоту, а внешне это ну никак не проявляется! - школа есть школа! - Ладно, не буду тебя томить, - вернулся он к Уршану: -Ты человек занятой... Ты ведь действительно занятой человек? - неожиданно усомнился Шэф.
   - Занятой! - Отрезал начальник полиции, разрешив тем самым сомнения северного Лорда - так что...
   - Так что, перехожу к делу. Нам нужна достоверная информация по Высокому Престолу.
   Орст Уршан задумался. С одной стороны самым простым выходом было бы перенаправить северян непосредственно к Элаю - старшему зятю, он много чего смог бы им порассказать, но не грозит ли ему встреча с этими ледяными демонами какой-нибудь опасностью?.. - вроде бы нет... а то ведь Инга не простит... - от этой мысли полицмейстер даже поежился - уж очень он любил своих девочек. Еще немножко посомневавшись, начальник полиции пришел к выводу, что встреча северных Лордов с зятем ничем последнему не угрожает - он человек вежливый и незлобивый, а северяне, как он успел понять, первыми задираться не станут, да и вообще им нужна информация, а не ссора. Принять окончательное решение его подтолкнула реплика Лорда Атоса:
   - Если информация будет ценной, это спишет значительную часть твоей виры.
   - Есть у меня такой человек... - еще немного поколебавшись, сообщил начальник полиции, - который вам поможет.
   Произнеся эту фразу, которая означала переход Рубикона, он решительным движением вытянул из стопки чистый лист бумаги, черканул на нем несколько строчек, сложил вчетверо, капнул сургучом, запечатал своей полицмейстерской печатью, надписал и протянул Шэфу. В ответ на вопросительный взгляд командора, он пояснил:
   - Это письмо моему зятю - Элаю Иршапу. Он работает Хранителем Знаний при канцелярии Генерал-губернатора. Можете поехать к нему прямо сейчас. Он поможет.
   - Замечательно! - похвалил Шэф полицмейстера за оперативность. - Так и сделаем. А кстати, где находится канцелярия?
   - Сворачиваете с Королевской набережной на Арсенальную аллею и там, через три квартала, будет площадь Небесных Заступников, ну а там уже не ошибетесь.
   - И как его найти, чтобы поменьше спрашивать? - поинтересовался Шэф. По всему чувствовалось, что Уршану не хотелось особо афишировать свои связи с буйными представителями северных народов и в этом отношении командор был с ним полностью солидарен. Главком фактически проявлял заботу об огромном сонме любопытствующих, которых могло бы заинтересовать, какие такие общие дела связывают Северных Лордов, начальника полиции славного города Бакара и Хранителя Знаний при канцелярии Генерал-губернатора, а так: меньше знаешь - крепче спишь!
   - Да-да... я собирался сказать, но ты меня опередил. Через парадный ход не идите. Оставьте экипаж на стоянке, а сами обойдите здание справа, постучите в четвертую дверь - откроет хромой солдат. Покажете ему письмо, он вас пропустит. Поднимайтесь на второй этаж, там библиотека и находится.
   - Спасибо! - поблагодарил Орста Уршана Шэф.
   Компаньоны уже начали подниматься из кресел, когда полицмейстер приостановил этот процесс движением руки. Выглядел он при этом несколько смущенно:
   - Лорды... я боюсь... вернее, мне кажется... - быстренько поправился Уршан, - что эта наша встреча была не последней... и хотелось бы, чтобы ваши следующие визиты проходили с меньшей, как бы это правильнее сказать... помпой, - нашел он подходящее слово, - а то...
   - ... это привлекает к нашим посиделкам ненужное внимание, - понимающе покивал головой Шэф, - полностью с тобой согласен. Что предлагаешь?
   Начальник полиции ничего отвечать не стал, а молча вытащил из ящика своего письменного стола два маленьких колокольчика, один из которых протянул командору.
   - О-о-о! Симпатические колокольчики! - обрадовался главком. - Недешевая штука. Служебные? - поинтересовался он, как бы невзначай.
   - Разумеется. - Очень сухо ответил Уршан, показывая тоном, что заострение внимание на имущественном статусе этих предметов, с его точки зрения, является дурным тоном, не принятом в приличном обществе. И сразу же, чтобы пресечь досужие разговоры, перешел к практическому инструктажу: - Если я позвоню один раз - значит у меня есть для вас какая-то информация, достаточно важная, чтобы встретиться в этот же день вечером, но не очень срочная.
   - Например? - полюбопытствовал Денис.
   - Ну-у... например, что завтра в город прибывает на отдых крупный чиновник из министерства иностранных дел, который долго работал в Высоком Престоле и знает про жизнь там не понаслышке.
   - Понятно... - Шэф воспользовался Денисовской разработкой в области изящной словесности.
   - Если я позвоню два раза - значит необходима срочная встреча, а если три - немедленная. При трех звонках, вам надо попытаться как-то изменить внешность... бороды наклеить, или еще что.
   - Типа, на нас объявлена охота?
   - Да.
   - Все понятно, - подытожил Шэф, - а где будем встречаться?
   - При одном, или двух звонках, на Королевской набережной, в ресторане "Дельфин". Там на втором этаже есть кабинеты, скажите, что вы гости пира Аргибальда Эртопоса, вас проведут куда надо.
   - Ясно. А при трех?
   - При трех... - полицмейстер тяжело задумался, - при трех звонках, вам надо выбраться на Горную дорогу, и сразу за последними зданиями, по правую руку, увидите лесистый холм. Там, на вершине, и встретимся. Добираться до него недолго, так что немедленность будет обеспечена.
   ... наручных, настенных, да и башенных часов, я здесь не видел...
   ... правда это никак не говорит о том, что их нет - просто я не видел...
   ... и как, интересно знать, определить, когда мы должны появится в ресторации?.
   ... а как они тут вообще измеряют время?.. надо будет при случаи выяснить...
   - А при двух звонках, - уточнил Денис, как скоро надо быть в "Дельфине".
   - Как услышите, надо немедленно туда отправляться.
   - А при трех? - поинтересовался Шэф.
   - Бежать сломя голову!
   - Понятно, - хором откликнулись компаньоны, после чего Шэф перешел к сольной партии: - Насколько я понял, если ты нам понадобишься - действуем аналогично, по трехзвонковой системе?
   - Да.
   - Договорились.
   - Это хорошо, что договорились - не нужно будет в следующий раз адъютанта вдавливать в кабинет... - с некоторой укоризной в голосе произнес Орст Уршан.
   "Хрен с ним, с адъютантом-то, - подумал Денис, - а вот перед людьми было неудобно..."
   Когда они с любимым руководителем ввалились в предбанник перед кабинетом полицмейстера, там чинно ожидали приема не менее дюжины посетителей и когда они с Шэфом внаглую, как новые русские, поперли в кабинет Уршана, не обращая внимания не только на очередь, но даже на секретаря, или адъютанта - как теперь выяснилось, ему было немножко неудобно. Ничего не попишешь: гнилое интеллигентское нутро нет-нет, да выглянет. Как говорится: черного кобеля не отмоешь добела!
   - И еще, - продолжил начальник полиции, - вы с Лордом Арамисом в Бакаре всего четвертый день... а врагов уже успели нажить не самых безобидных...
   - Кого конкретно? Огласите весь список пожалуйста!- припомнил Денис "Операцию "Ы".
   - Ну-у... хотя бы - Тит Арден...
   - Командир ОМОНа, что ли? - лениво уточнил Шэф.
   - А что такое "омона"? - в свою очередь заинтересовался полицмейстер.
   - Отряд такой, - начал объяснять Денис, - оппозицию гоняет на несанкционированных митингах, чурок защищает от народа, когда у людей терпение заканчивается, ну-у... и так, по мелочи, - он покрутил пальцами, демонстрируя размер этой самой мелочи. После того, как Денис закончил свой ответ, Уршан выглядел гораздо более озадаченным, чем до того, как задал вопрос. Аналогичным образом работают с юзерами грамотные администраторы юникса, отбивая у последних всякое желание задавать дурацкие вопросы. Неизвестно какие выводы сделал из полученной информации Орст Уршан, но он счел необходимым уточнить:
   - Нет! - твердо заявил он, - Тит Арден - командир особой стражи, а не этого, как его - омона.
   - Мы все поняли, - откликнулся Шэф, - и чем нам грозит его недовольство? - он вроде бы аристократ, как я слышал, так что вызовет на дуэль... если захочет.
   - На дуэль-то на дуэль, - нехорошо ухмыльнулся начальник полиции, - только сдается мне, что вы с Лордом Арамисом не те люди, которых стоит вызывать на поединок... - он сделал длинную паузу и продолжил, - хотя у младшего Ардена мозгов меньше, чем у крицы, а спеси больше, чем у павлина - он может и вызвать...
   ... и все же, интересно было бы узнать...
   ... каких таких птиц на самом деле имел в виду Уршан?..
   - Флаг в руки... - ответно ухмыльнулся главком.
   - Флаг-то флаг... - задумчиво повторил полицмейстер, не переспрашивая, что именно имел в виду Шэф - видимо и так все было понятно, - но дело вот в чем... Когда кто-нибудь из вас убьет этого выскочку, вся семья Арден встанет на дыбы...
   ... ишь ты! - не сомневается, кто победит...
   ... пустячок-с... а приятно!..
   - ... и наймет киллеров, - подхватил командор, которые убьют нас, а отвечать придется тебе. Так?
   - Так.
   - Вот видишь, - улыбнулся Шэф, - у нас нашлась еще одна область взаимных интересов, где мы должны наладить взаимовыгодное и плодотворное сотрудничество! - После этого заявления, начальник полиции приобрел вид, мягко говоря - ошарашенный, а последней каплей, приведшей Орста Уршана к зависанию, с последующей перезагрузкой, стало туманно-пророческое откровение Дениса:
   - Любое иное решение будет контрпродуктивным!
   - Ч-чего? - переспросил ошеломленный полицмейстер.
   - Не бери в голову, - махнул рукой Шэф, - и негромко пробурчал себе под нос: - Ишь ты - контрпродуктивно... и где вы только словечки такие берете... - после чего обратился к Уршану: - может этот маршал Тито и не станет нарываться?
   - Станет! - твердо ответил начальник полиции.
   - Почему?
   - Потому что Лорд Арамис, - кивок в сторону Дениса, - заставил его потерять лицо на глазах всей особой стражи - позавчера, на причале. Об этом шушукается весь город. И не только. На вашем... - полицмейстер запнулся, подбирая нужное слово, - ночном приеме на борту "Арлекина" присутствовала одна особа: Люсена Отран...
   - И чё? - цинично ухмыльнулся Денис, - у нас много кто присутствовал... - Его лицо приняло такое выражение, какое бывает на мордах уличных котов, вспоминающих о банке свежей тридцатипроцентной сметаны, случайно попавшей в их когтистые лапы.
   - Просто... Тит Арден ухаживал за ней. Не знаю, были у него серьезные намерения, или нет, но... ее благосклонностью он пользовался... до встречи с тобой, - быстрый взгляд на Дениса, - а потом между ними что-то произошло... и ее видели на борту "Арлекина".
   - Понятно... - стереотипно отреагировал Денис.
   - А если учесть, что ее отец крупный чин в военном министерстве и ведает закупкой фуража и провианта для армии...
   - ... то не исключено, что Арамис не только помешал влюбленному джигиту и далее припадать к источнику райского наслаждения! - полицмейстер посмотрел на Шэфа удивленно-восхищенном взглядом, в котором читалось что-то вроде: "Красиво излагает, собака!", на что командор благодарно улыбнулся и продолжил: - Но и сорвал далеко идущие финансово-экономические планы всего семейства.
   - Именно так. И поэтому дуэль неизбежна. А когда Лорд Арамис его убьет, гнев этой семьи примет самые разнообразные формы. И как мне кажется, никакие законы... ни писанные, ни неписанные приниматься ими во внимание не будут.
   ... от судьбы не уйдешь...
   ... придется мочить эту семейку...
   - Слишком много они теряют?
   - Да.
   - Расскажи пожалуйста, чем нам конкретно грозит недовольство этой почтенной семьи. И вообще, раз так - давай про них поподробнее.
   Полицмейстер задумался и продолжалось это довольно долго, прежде чем он заговорил:
   - Наверняка вы не очень хорошо представляете себе общественно политическое устройства Бакара. - Шэф одобрительно кивнул головой, соглашаясь с начальником полиции. - Поэтому, начну танцевать от печки,
   ... интересно, а что он сказал на самом деле?..
   ... наверняка ведь не русскую идиому...
   чтобы было понятнее. Официальным главой Бакара является Генерал-губернатор, назначаемый Императором. Он является главой всех вооруженных сил, дислоцированных в городе, включая полицию. Он мой непосредственный начальник. В городскую жизнь он вмешивается только в самых крайних случаях, вроде убийства консула Высокого Престола, или чего-нибудь похожего. Все остальное время, Бакаром управляет Совет,
   ... ну прям советская власть!..
   ... плюс электрификация всей страны...
   состоящий из двадцати пяти Дожей.
   ... Венецианская республика... однако!..
   В мирное время, в руках этих двадцати пяти семей сосредоточена вся светская политическая власть. Отдельной силой является Церковь Единого и Гильдия магов...
   - Может про них потом? - перебил Уршана Шэф, - или без них никак не получится?
   - Пожалуй... про Церковь можно и не сейчас, - согласился полицмейстер, - а про Гильдию все равно надо будет сказать. И пожалуйста не перебивай - я не мастер речи говорить - я и сам собьюсь. - Командор примирительно поднял ладони, наглядно демонстрируя, что мол все - он немой!
   - Так вот, - продолжил начальник полиции, - в их руках сосредоточено все богатство Бакара. У каждой семьи есть свои люди в "Союзе", в Гильдии магов...
   - ... в полиции, - не выдержал Денис.
   - Конечно! - не стал отпираться Орст Уршан, - и в полиции тоже. Поэтому сам понимаешь, если будет заказ на ваше убийство - вас убьют! А мне потом отвечать! - с некоторым даже надрывом в голосе, закончил полицмейстер, втайне надеясь, что бессердечные северяне все-таки войдут в его бедственное положение. Но, легче было бы дождаться сочувствия от горного тролля, у которого, как всем известно - каменное сердце, чем от этих Лордов!
   - Я сейчас заплачу - так мне тебя жаль, сиротинушку, - сделал скорбное лицо Шэф, но Уршан ему, почему-то, не поверил, и правильно сделал, потому что в уже следующее мгновение главком ехидно поинтересовался: - А кто хотел повесить на невиновных людей убийство консула? А?.. Не слышу... - он приложил ладонь к уху, чтобы не дай Бог не пропустить ни единого звука, долженствующего свидетельствовать полную невиновность полицмейстера в этом щекотливом деле, но не дождавшись, сделал свое предположение: - Может Папа Римский?.. Нет? - тогда помалкивай в тряпочку и считай, что дешево отделался! - жестко закончил командор. - Хотя нет... насчет: помалкивай - это я погорячился. Возникли к тебе - к сиротинушке, - Шэф глумливо ухмыльнулся, - несколько вопросов. Итак, давай про него, этого великого и ужасного главаря семьи - владельца заводов, газет, пароходов... Заодно пройдись по его ближайшему окружению.
   Интересовало или нет, Орста Уршана - начальника Бакарской полиции, значение непонятных слов, в изобилии употребляемых северным варваром - Лордом Атосом, неизвестно. Известно только то, что ничего уточнять и переспрашивать он не стал, а четко, по-военному, начал докладывать:
   - Талион Арден. Дож. Пятьдесят лет. Имеет жену и трех сыновей. Жена - Беллона Арден, урожденная Ортагаси. Сорок пять лет. Старший сын, двадцатипятилетний, небезызвестный вам Тит Арден - командир особой стражи. Средний - двадцатилетний Вир Арден. Самый умный из братьев, отец готовит его себе на смену. Младший - восемнадцатилетний Урван Арден - мот, гуляка и повеса, позор семьи. - Полицмейстер замолчал, справедливо полагая, что лезть в пекло поперед батьки не следует - если Лорда Атоса что-то заинтересует - он не постесняется спросить, а про то, что не интересует и рассказывать не надо.
   - Дож, так Дож... - задумчиво повторил Шэф и обратился по-русски к Денису, - обратил внимание, что имена Римские?
   - Н-нет, - растерянно отозвался старший помощник - его познания Древнего Мира в целом и Древнего Рима, в частности, так далеко не распространялись.
   - Ладно, не суть... - завершил командор лирическое отступление. - Какие взаимоотношения в семье? - повернулся он к Уршану. Вопрос был задан уже не по-русски, разумеется.
   - Обычные, - пожал плечами Уршан, - мать в сыновьях души не чает, считает по-прежнему малыми детишками, они ее тоже любят. Отец любит среднего, хорошо относится к старшему и терпеть не может младшенького. Младший - Урван, любит только мать, братьев и отца ненавидит - считает, что они хотят сжить его со свету, чтобы не позорил семью... может он не так уж и не прав, - задумчиво прибавил начальник полиции. - Старший и средний относятся друг к другу без особой любви, но достаточно уважительно.
   - Так... а что у нас по внебрачным связям. Как у нас с аморалкой?.. Ни за что не поверю, что у пятидесятилетнего здорового мужика... - тут Шэф прервался: - А кстати, как у него, у Дожа нашего, со здоровьем?
   - Когда у человека есть деньги на мага-лекаря... - начал Уршан, а закончил за него Шэф:
   - ... то проблем со здоровьем у него нет. Итак, как у Дожа попользоваться насчет клубнички? - У полицмейстера опять никаких лингвистических проблем с распознаванием смысла не возникло:
   - Раньше он менял женщин весьма часто и пользовал до пяти одновременно, однако примерно год назад у него появилась молоденькая любовница из обедневшей аристократической семьи - Рема Тракат. Поговаривают, достоверно мне это неизвестно, что он отбил ее у Тита.
   - А папаша-то - знатный ходок! - не удержался от комментария Денис, за что заслужил неодобрительные взгляды как от Шэфа, так и от полицмейстера, который продолжил дозволенные речи:
   - Три месяца назад у нее родилась девочка и Талион даже хотел дать ей свое имя. Разразился дикий скандал - вся семья встала на дыбы и он отступил, но похоже, что эти две девочки - Рема и Марина, так они назвали дочь - самое дорогое, что у него теперь есть в жизни.
   - Ну, так понятно... - покивал головой Шэф: - Седина в бороду - бес в ребро.
   - Последняя гусыня самая жирная, - подтвердил Уршан, озвучив свое виденье ситуации.
   - А отказался он от своих планов, потому что семейка пригрозила убить и развратницу и ее мерзкого выблядка? - проявил, свойственную ему, прозорливость главком.
   - Конечно. Иначе ему пришлось бы воевать и с женой, и с кланом жены - Ортагаси, тоже не последние в Бакаре, и с младшим сыном... да и старшие были не в восторге.
   - Где они живут?
   - Дож купил шикарную виллу рядом с городом, там они втроем и обитают.
   - Охрана сильная, я так полагаю?
   - Очень.
   - Вот и отлично! - неизвестно чему обрадовался командор. - А покажи-ка где именно, - приказал он. Уршан подвел компаньонов к большой карте Бакара, висевшей не стене и ткнул пальцем. Карта была превосходная - по крайней мере ничуть не хуже той, что была куплена главкомом в бутике на Королевской набережной за целый золотой. Масштаб увеличился, явив миру изображение прелестного двухэтажного здания, расположенного в глубине большого зеленого сада. Рассмотрев все, что его интересовало, Шэф, как бы между прочим, поинтересовался:
   - А кто у него маг, скажем так... - командор пощелкал пальцами, - для особых поручений?
   - Дамир. - Произнеся имя, полицмейстер замолчал, посчитав свою миссию выполненной, но приподнятая бровь Шэфа заставила его продолжить: - Стихийник. Довольно сильный. Стихия - воздух.
   - Где живет? - после небольшой паузы полюбопытствовал командор.
   Начальник полиции снова ткнул пальцем в карту. Главком довольно долго разглядывал монументальный, трехэтажный дом из красного кирпича, производивший маленькими оконцами впечатление крепостной башни, а затем неторопливо вернулся на свое место. Его примеру последовали и Уршан с Денисом. После того, как все трое уселись за столом, Шэф сменил тему беседы: - Ладно... по персоналиям пока хватит, давай поговорим об активах почтенной семьи Арден.
   Очевидно термин был полицмейстеру знаком, потому что он, ничего не уточняя, ненадолго задумался и начал обстоятельный доклад:
   - Семья Арден владеет многочисленной недвижимостью: Дворцом Северного Ветра на Королевской набережной, Семейным Дворцом Арденов в западном пригороде Бакара, Детским Дворцом неподалеку от Королевской Горки и Старым Дворцом, находящимся в двадцати лигах от города. Кроме того, во владении семьи находятся более пятидесяти различных домов и вилл. Часть из них сдается в аренду - примерно половина, в остальных живут младшие члены семьи и доверенные слуги. Семье принадлежат десять первоклассных ресторанов, из них три на Королевской набережной, шесть гостиниц - из них три на набережной, двенадцать магазинов - четыре на набережной. Они владеют самым большим пакгаузом в грузовом порту - через него проходит десятая часть всего объема "золотой губки", поступающей в Империю. Их Торговый Дом имеет филиалы во всех странах юга.
   - Слушай! - восхитился Шэф, - да ты ясновидящий! Или же... - он сделал паузу, - ты просчитал что разговор об Арденах обязательно начнется, рано или поздно?
   - Я предполагал... - со скромным видом отозвался полицмейстер.
   - Наверняка ты их разрабатывал, - задумчиво проговорил командор, - такое впечатление, что хотел взять за яйца...
   - Тит Арден - мой заместитель... но мне не всегда нравится его повеление...
   - ... и ты решил надыбать компромат... Ладно - это не наши проблемы. Скажи пожалуйста, Тит сейчас в здании Управления полиции?
   - Вроде нет. А что?
   - А где? - не отвечая на вопрос Уршана, Шэф задал свой.
   - Не знаю, - пожал плечами полицмейстер.
   - Разве он тебе не подчиняется? - удивился командор, - и не должен отпрашиваться и докладывать о своем местонахождении?
   - Подчиняется... - несколько раздраженно буркнул начальник Бакарской полиции, - но... не сильно.
   - Реальных рычагов воздействия нет, - легко догадался Шэф.
   - Нет.
   - Высокие... высокие отношения! - внес свою лепту в беседу Денис, на что полицмейстер сделал кислую рожу.
   - Пускай проверят: здесь он, или нет, - приказал главком. - Уршан продублировал приказ адъютанту, который через пять минут доложил, что в Управлении начальника особой стражи нет.
   - Ну, на нет и суда нет! - прокомментировал сложившееся положение командор. - Бывай здоров! - пожелал он Уршану. - Еще увидимся, - добавил Шэф, и компаньоны покинули гостеприимный кабинет начальника полиции славного города Бакара. Нельзя сказать, что обещание будущего рандеву сильно обрадовало полицмейстера, но и особо расстроенным он не выглядел - человек ко всему привыкает.
   - А ты зачем интересовался? - полюбопытствовал Денис, пока они спускались с третьего этажа по длиннющей лестнице.
   - Не хотелось бы сегодня наткнуться на Тита.
   - Почему?
   - Вдруг он потребует драться немедленно.
   - Ну, и?
   - Надо сегодня ночью кое-что сделать...

*****

   Зять полицмейстера, оказавшийся приятным молодым человеком лет тридцати, обнаружился именно там, где и было предсказано Уршаном: четвертая дверь, хромой солдат, лестница, библиотека. Шэф, приветливо улыбаясь, молча протянул ему рекомендательное письмо, полученное компаньонами от начальника полиции славного города Бакара. В том, что в письме нет никаких указаний на их медленное и мучительное, или же, наоборот - быстрое и безболезненное умерщвление, путем выдачи какой-нибудь отравленной инкунабулы, или же еще как, они были полностью уверены - "тельник" просканировал наглухо запечатанное письмо.
   Кстати говоря, то что послание было им вручено в запечатанном виде, компаньоны, не сговариваясь, сочли мелкой местью со стороны полицмейстера, но в оценке целей, намеченных Уршаном, их мнения разошлись. Шэф считал, что начальник полиции рассчитывал, что они хоть немного, да занервничают - а вдруг там действительно написано: "Подателя сего немедленно бросить в самые глубокие подвалы с самыми голодными крысами!", или еще чего похлеще, а Денис ставил на то, что расчет полицмейстера заключался в том, что они вскроют письмо, потеряв тем самым лицо. Так это, или нет, был ли какой умысел в запечатывания письма, или же его не было, мы никогда не узнаем. Зато достоверно известно, что компаньоны не нервничали и письмо не вскрывали, потому что "тельник" и так сообщил им, что там написано. А написано было следующее: "Дорогой Элай! Ответь пожалуйста, как можно более точно и полно на все вопросы, которые возникнут у Лордов Атоса и Арамиса. Папа".
   После того, как Шэф с Денисом уселись возле рабочего стола густо заваленного открытыми и закрытыми книгами, а так же многочисленными бумагами, хозяин приветливо произнес:
   - Я - Элай Иршап, Хранитель Знаний, - он кивнул себе за спину, где начиналась анфилада комнат, заставленных стеллажами с книгами.
   - Лорд Атос... с севера, - представился Шэф.
   - Лорд Арамис.
   - Слушаю вас пиры... - произнеся это, "библиотекарь" тут же спохватился, смущенно улыбнулся и поправился: - Лорды! Конечно же - Лорды! Прошу меня простить за оговорку.
   - Да хоть горшком назови, - махнул рукой Шэф, - только в печь не сажай.
   - О-о-о! - восхитился Элай. - Это так говорят у вас на севере? Как интересно! - По его загоревшимися глазам стало понятно, что сравнительное языкознание это не такой скучный предмет, как представлялось до этого Денису. Да чего уж греха таить - и Шэфу тоже. До краха "плана Барбаросса" - молниеносного получения нужных сведений о Высоком Престоле и такого же молниеносного свинчивания, оставались считанные мгновения.
   Библиотекарь начал уже открывать рот, чтобы начать "специальный разговор" с носителями незнакомого языка, так счастливо подвернувшимися под руку, и навряд ли такой разговор мог стать сильно коротким - скорее всего совсем наоборот. Нужно было незамедлительно спасать положение, чтобы не дать свернуть предстоящей беседе в русло затяжного лингвистического семинара. И командору это блестяще удалось. Причем без единого слова, а только игрой лицевых мышц. Фактически, если называть вещи своими именами - Денису был дан очередной мастер-класс.
   Главком важно покивал головой, показывая тем самым, что у них на севере еще и не такое можно услышать. Затем он изобразил на лице мудрое понимание, демонстрируя тем самым, что вполне разделяет закономерный, в кругу образованных людей, разумеется, интерес книголюба и книгочея (в одном флаконе) к иностранным языкам, после чего придал лицу специфическое выражение, показывающее, что хотя в настоящий момент углубляться в филологические дебри Повелители Севера возможности не имеют, однако не исключено, что в самом ближайшем будущем, они удовлетворят научное любопытство Хранителя Знаний, связанное с особенностями идиоматики северян, целиком и полностью. После чего пантомиму резко свернул и сразу перешел к делу:
   - Пир Элай, просвети нас пожалуйста насчет Высокого Престола.
   - А что конкретно интересует Лордов?
   - А все! - усмехнулся командор.
   - Все!? - удивился книгохранитель.
   - Именно все! - подтвердил Шэф. - Видишь ли в чем дело... Позавчера, к нам на борт "Арлекина" - это наш корабль, явился этот чертов консул...
   - Чертов? А что это такое?
   - Ну-у... типа - выкидыш Бездны.
   - Как интересно! - снова обрадовался библиотекарь. - Можно я буду записывать?
   - Валяй! - разрешил главком и вернулся к основной теме: - Так вот, я и говорю: явился к нам консул со своими шестерками и давай права качать...
   ... похоже Шэф его специально идиомами грузит...
   - Мгновение! - умоляюще остановил его Элай, лихорадочно что-то записывая. - Все-все! - через несколько секунд воскликнул он. - Прошу простить! Продолжай пожалуйста.
   - Воооот... и заявляет, собака, что судно не наше, а престольское! - Командор от возмущения задохнулся и грозно сверкнул очами. На "канцелярскую крысу", коей по сути и являлся Хранитель Знаний, этот демарш впечатление произвел - книголюб явственно подобрался. - А потом его убили... Твой папаша, - Элай поднял удивленные глаза на Шэфа, - тесть, в смысле, - поправился главком, - сначала на нас подумал, а потом выяснилось, что его маги грохнули... И вот теперь, по всем понятиям выходит, что Высокий Престол нам должен за наезд... типа - моральный ущерб.
   ... Шэф - браток... забавно...
   ... артист... блин...
   ... Станиславский и Немирович-Данченко...
   А чтобы правильно за дело взяться, надо про них знать как можно больше - желательно все. А мы не знаем ничего.
   - Понятно...
   ... хе-хе-хе...
   - Так что, рассказывай все что знаешь... а мы в долгу не останемся, - с этими словами Шэф положил на стол пяток желтых кругляшей, которые не мгновенно - видимо сноровки не было - библиотекарь все же, а не настоящий чиновник или торговец, но исчезли с обшарпанной столешницы.
   - А что пир... Лордам известно о Высоком Престоле?.. Чтобы я не терял времени, рассказывая общеизвестные истины.
   - Считай, что ничего.
   - Понятно... - пробормотал Элай к полному восторгу Дениса, хотя на самом деле Хранителю Знаний было мало что понятно - ведь образованные люди на севере, к которым явно относились Лорды Великих Домов, несомненно должны были обладать хоть какой-то, хоть в самых общих чертах, но информацией обо всех южных государствах, в том числе и о Высоком Престоле. Но раз они хотят послушать историю от первой буквы, то почему бы и нет, тем более тесть просил. - Итак... - он задумался с чего начать рассказ, - с того, как Творец создал первых людей? - мысленно пошутил библиотекарь, но тут же себя одернул: неподходящее время для ерничанья - за такое могут и побить, если сочтут издевательством, а могут даже не побить, а чего похуже - северные варвары они такие... - лучше не связываться. С разделения на Север и Юг? - тоже как-то не очень... Начну с Вселенского Собора! - принял решение Хранитель Знаний.
   Видя его нерешительность, Лорд Атос решил приободрить Элая:
   - Не тушуйся, если свернешь не туда, или будет непонятно, или еще что, мы не постесняемся переспросить.
   "Да уж, - подумал библиотекарь, - излишняя застенчивость и северный варвар две вещи несовместные ..."
   - Ну что ж... начнем пожалуй с Восьмого Вселенского Собора... - несколько неуверенно начал Элай, но увидев, что компаньоны решительно его поддерживают, энергично кивая головами, взбодрился и продолжил уже более решительно: - Восьмой Вселенский Собор Церкви Единого принял историческое решение, изменившее судьбы всего мира... всего юга, - поправился библиотекарь, неправильно истолковав быстрый взгляд, брошенный на него Денисом, который ничего такого, что показалось Хранителю Знаний, и в мыслях не имел, но у страха глаза велики. - На нем иерархи Церкви приняли "Эдикт о мерзких колдунах". - Закончив говорить он вопросительно посмотрел на компаньонов, как бы спрашивая: а тому ли я дала-то... обещание любить? Убедившись по их невербальной реакции, что движется в правильном направлении, библиотекарь продолжил: - До Собора, политическая и экономическая власть во всех государствах Юга принадлежала магам. Даже знать и отцы церкви влачили жалкое, подчиненное существование,
   ... о-о-о-о! вот где собака порылась!..
   не говоря уже о простых людях и Собор принял решение покончить с таким положением вещей создав Братство Света, которое смогло бы ограничить влияние колдунов и вернуть политическую власть наследной аристократии, а духовную - Церкви.
   ... понятно... местный Орден Пчелы...
   - Что значит вернуть? - не удержался от вопроса Денис, - а разве она у них была?
   - Это вопрос... непростой. Да! - именно что непростой! - Элай явно обрадовался, найдя удачную формулировку. - Официальная точка зрения, поддерживаемая Церковью, такова, что изначально Творец передал управление над племенами своим апостолам. Первые апостолы имели в своих руках всю полноту власти над душами и телами паствы,
   ... особенно хорошеньких девиц...
   они были безгрешными и просветленными, их Слово было Его Словом и Слово это было Законом! - произнес он явно наизусть. - Но... исподволь скверна стала проникать в Мир, потомки первых апостолов постепенно все дальше и дальше отходили от Законов, заповедованных Отцами, власть дробилась, разделившись на светскую и духовную, алчность и похоть поселилась во дворцах, и однажды в Мире появились колдуны, которые используя свои богомерзкие искусства захватили власть над людьми...
   - А неофициальная? - перебил библиотекаря Шэф, решив не давать последнему сильно отклоняться от заданного курса на современные реалии жизни Высокого Престола.
   - А неофициальная, принятая в научных кругах... - немного помедлив объяснил Элай, такова:
   ... ишь ты!.. у них и научные круги есть!..
   ... а как насчет Академии Наук?.. хе-хе-хе...
   - Маги были всегда и к власти приходили постепенно, в течение долгого времени, и не было никакого захвата власти, а была борьба за власть между различными группировками аристократов.
   - Это больше похоже на правду, - прокомментировал слова Хранителя Знаний главком.
   - Так вот, - продолжил тот, - все государства юга, начиная с шести Великих Держав: Акро-Меланской Империи...
   - Э-э-э-э! Без подробностей! - замахал руками Шэф. - Давай ближе к Престолу.
   - Ближе, так ближе... - покладисто согласился Элай. - Все государства юга подписали Эдикт, за исключением Высокого Престола. Фактически это означало, что его власти отказывались от примата верховенства Церкви Единого на своей территории. Церковь отреагировала незамедлительно - был организован сначала Первый Поход Веры, а после его провала - Второй.
   - А в чем причины неудачи? - заинтересовался Денис, - ведь, как я понимаю, силы были сильно неравны, - он ухмыльнулся невольному каламбуру, - насколько я понимаю, против Престола действовали объединенные армии всего юга. Так, или нет?
   - Все правильно. Соотношение обычных войск было пять к одному, а по численности магов войска Коалиции превосходили престольцев в двенадцать раз. Но... в рядах армии Высокого Престола оказались практически все некроманты со всего континента!
   - Это еще почему? - в свою очередь удивился Шэф.
   - А потому что второй пункт Эдикта гласил... Я не дословно, - несколько смущено признался библиотекарь, - а так - по памяти.
   - Да ради бога, - замахали руками компаньоны, - главное суть!
   - Да-а... так вот, второй пункт гласил: Некромантия является мерзким порождением Тьмы! В связи с этим, занятие некромантией является тягчайшим преступлением перед людьми и их главной заступницей - Церковью Единого! Со дня принятия Эдикта все некроманты обязаны прекратить свои богомерзкие практики, кроме того, они обязаны облачится в балахоны белого цвета с черной звездой на груди и на спине - чтобы люди могли заметить их издалека и вовремя перейти на другую сторону дороги, при встрече. Некромантам запрещается выходить из их жилищ после захода солнца - чтобы они не могли осуществлять свои гнусные практики...
   - А белые одежды, чтобы были различимы в темноте? - перебил его Денис.
   - Думаю да... хотя в темноте все равно ничего не увидишь. Кроме того все некроманты должны зарегистрироваться в ближайшем приходе Церкви Единого...
   - ... и они, не будь дураками, сразу же побежали в Высокий Престол, где Эдикт не был принят, - встрял главком.
   - Именно так.
   - И дрались не на жизнь, а на смерть, потому что отступать им было некуда и сыграли решающую роль в победе над силами Коалиции, - сделал свои выводы Денис.
   - Так вы все знаете! - с подозрением взглянул на компаньонов Элай, - зачем я тогда рассказываю?
   - Откуда?! - с порога отверг эти подозрения Шэф. - Это же элементарно, Ватсон: просто у них не было другого выхода - или на костер, или куда там еще их отправляли, или в бега. Тут трудно не угадать.
   - Ну-у... наверное... - согласился библиотекарь, в очередной раз отвлекаясь на свои записки.
   "Много нового он сегодня узнает про северян, - ехидно подумал Денис, - особенно в части фразеологии и идиоматики!"
   - Другое непонятно... - задумчиво проговорил Шэф. - То, что на роль козлов отпущения больше всего подходят некроманты - это понятно...
   - Жертвенных баранов, - то ли поправил, то ли уточнил Элай, на что главком только махнул рукой - мол: один хрен.
   - Но! - продолжил Шэф, - должна была быть еще какая-то настоящая причина... по крайней мере - одна.
   - Почему ты так считаешь? - живо заинтересовался Хранитель Знаний.
   - Видишь ли... все маги, независимо от специализации, достаточно неприятные ребята... ну-у, разве что - целители, так и то... - командор покрутил пальцами, демонстрируя тем самым, что степень приятности даже магов-целителей достаточно проблематична. Согласен?
   - Конечно! - горячо согласился Элай. - Мы для них - грязь под ногами.
   - Вооот!.. Конечно, при выборе, как ты говоришь - жертвенных баранов, присутствовали соображения типа: разделяя и властвуй - чтобы стравить магов между собою и хорошенько ослабить, а для этого нужно было отделить овец от козлищ, - последние слова Шэфа снова заставили библиотекаря взяться за свои записи, а главком, меж тем продолжил: - но... наверняка была и еще какая-то причина. Поважнее... Мне так кажется.
   - Есть такой фолиант, официально не запрещенный, но... - Элай прищелкнул пальцами, демонстрируя степень недостоверности источника информации. При этом он казался смущенным, как доктор исторических наук, сославшийся в беседе с коллегами на "Новую Хронологию" пресловутого академика Фоменко, - называется "Хроники". Так вот... там упоминается, что некроманты владели огромными землями, которые достались Церкви Единого и аристократии, захватившей светскую власть. Все остальные маги были землевладельцами в гораздо меньшей степени. О причинах такого дисбаланса в "Хрониках" не говорится.
   - Ну вот! - довольно хмыкнул Денис. - Теперь ясно, где собака порылась! - В ответ на удивленный взгляд библиотекаря, Шэф любезно пояснил:
   - Жаргон... На самом деле надо говорить: "Вот, где собака зарыта!" - Покивав командору с несколько обалделым видом, Хранитель Знаний, что-то быстро записал, а потом, несколько смущенно, произнес:
   - Лорды... я все-таки не такой большой знаток истории... мне было бы проще рассказать, все что я наметил, а потом ответить на вопросы... Если вы не против, конечно...
   - Все-все... молчим! - Шэф и Денис укоризненно уставились друг на друга, намекая что именно оппонент перебивает Хранителя Знаний и препятствует последнему плавно излагать лекцию.
   - Пардон, профессор! - не утерпел все-таки Денис, - пока ты не начал, у меня вопрос: почему тогдашнее руководство Высокого Престола отказалось подписать Эдикт, причем наверняка зная чем это грозит.
   - Это очень простой вопрос. Владыкой Престола в тот момент был Зия-ар-Фарих - некромант. Больше нигде на юге не было верховных правителей некромантов. Остальное, надеюсь, понятно?
   - Понятно... - эхом отозвался Денис.
   - Тогда, с вашего разрешения, - Элай взглянул в глаза каждому из компаньонов, - я продолжу. - Дождавшись утвердительных кивков, он заговорил: - Земли Высокого Престола, пережившие два Похода Веры были разорены и пришли в запустенье. Казалось, что время играет на стороне Коалиции и доделает то, что не смогли сделать ни мечи, ни магия - сотрет с лица земли всяческое воспоминание о государстве Ересиарха. Но этого не произошло. Сначала Зия-ар-Фарих проявил себя как величайший политик, он сделал то, что в голову не могло прийти ни одному из властителей юга - он отменил рабство во всех провинциях Высокого Престола. Более того, он издал Указ о том, что отмена рабства будет распространена на все территории, которые будут присоединены к Высокому Престолу в будущем! Все мало-мальски разбирающиеся в политике люди того времени... вернее - считающие, что разбираются, пришли к единодушному выводу, что он сошел с ума. О каких захватах и присоединении земель можно было говорить, когда сам Высокий Престол чудом сумел избежать поражения в последней войне и судорожно зализывал раны!? Зия-ар-Фарих - сумасшедший! Таков был единодушный вердикт всех экспертов.
   ... интересно, Элай и взаправду сказал: "экспертов"...
   ... или это все-таки происки лингатомии?..
   Но никто из них не понял, что Зия-ар-Фарих мало чем рисковал: во-первых, из-за военных действий, большинство сельскохозяйственных владений, находящихся под его рукой, были разорено, а крестьяне разбежались и фактически и так уже были свободными людьми. Во-вторых, в страну прибыло большое число некромантов-беженцев, не имеющих там никакой собственности и, соответственно, крестьян-рабов. В-третьих, он крайне жестко подавил бунты аристократов, как магов, так и немногочисленных бездарных, которые выступили против отмены рабства. По случайному, или неслучайному совпадению, подавляющее большинство из магов бунтовщиков, а точнее практически все, были не некромантами и были ярыми противниками того, что Зия-ар-Фарих не подписал "Эдикт о мерзких колдунах". Поначалу они боялись открыто протестовать, потому что были в меньшинстве, но Указ о рабстве стал последней каплей, переполнившей чашу их терпения и они восстали. Сознательно пошел на отмену рабства Зия-ар-Фарих, или это была блестящая импровизация - неизвестно, но гениальный политик тем и отличается от обычного, что в ключевой момент принимает правильное решение и неважно - обдуманно, или интуитивно!
   - Согласен... - пробормотал себе под нос Шэф, но так тихо, что услышал его только Денис, а Элай пропустил реплику мимо ушей и продолжал лекцию не сбившись:
   - Таким образом он дал крестьянам свободу, которая у них и так уже была и одновременно не отнял ничего у некромантов, на которых собирался опереться. По крайней мере у значительного их числа, потому что все же были некроманты, владевшие поместьями и рабами.
   - Создал служилое дворянство, - не выдержал на сей раз Денис, выдав шепотом свой комментарий, который, на сей раз, был замечен.
   - Как ты сказал? - живо заинтересовался библиотекарь: - служилое дворянство!? Позволь я запишу. - С этими словами он взялся за стило, а Шэф, укоризненно взглянув на Дениса, тихонько, начал отчитывать по-русски:
   - Во-первых - обрати внимание: когда я бубнил, он ничего не услышал и доклад не прервал, а когда ты заговорил - здрасьте пожалуйста! - на Королевской набережной слыхать. Но... это хрен с ним, - сделал неожиданное заявление командор, - гораздо хуже, что это фактически неправильно.
   - Это в чем это!? - надулся Денис, полагавший себя в некоторой степени знатоком истории. - Шэф ничего объяснять не стал, а только махнул рукой, сделал кислую физиономию и отрезал:
   - Потом.
   Элай, уже закончивший записи, с большим интересом выслушал диалог на незнакомом языке, а когда понял, что продолжения не последует, вернулся к своей лекции:
   Таким образом Зия-ар-Фарих получил гвардию из беглых магов, которым дал приют и защиту, а кроме того, он уничтожил внутренних врагов, готовых, при удачном стечении обстоятельств, воткнуть нож ему в спину. Конечно, недовольные были - как без недовольных... и магов, и аристократов, и крестьян... бунты были... но реформа была проведена и Высокий Престол стал первым государством на юге, где рабство было отменено. Это обстоятельство сыграло важнейшую роль в дальнейшей истории страны.
   - Элай! Я тебя умоляю - переходи к современности! - взмолился Шэф.
   - Щас-щас-щас! - замахал руками, вошедший в раж библиотекарь. - Еще чуть-чуть, а то будет непонятно. Так вот... Зия-ар-Фарих проявил себя не только как величайший политик, но и как величайший полководец. Он перешел в контратаку и неожиданным ударом оккупировал территорию своего ближайшего соседа - королевство Армед. От истощенного двумя кровопролитными войнами Высокого Престола, король Армеда такой прыти не ожидал и за беспечность поплатился. Казнив короля и приняв на себя корону Армеда, Зия-ар-Фарих тут же освободил рабов и шансы Коалиции на реванш и реставрацию стали равны нулю! Им пришлось бы воевать не только с некромантами, не только с регулярными войсками Зия-ар-Фарих но и с народным ополчением. Такая война заведомо была обречена на поражение.
   - А в других государствах юга восстания рабов не начались? - задумчиво вопросил Денис, забыв про просьбу библиотекаря не перебивать. Но тому вопрос понравился и он с горячностью стал объяснять:
   - Как это не начались, мой Лорд!?! Как не начались!? - именно, что начались! Слухи о том, что в Высоком Престоле отменили рабство дошли до самых отдаленных уголков, самых отдаленных королевств. Прошло немного времени и восстания черни начали сотрясать весь континент! Казалось, что еще чуть-чуть и законная власть падет повсюду и наступит торжество хаоса! Коалиции стало не до внешнего врага в лице Высокого Престола - на своих бы тронах усидеть! Какая там борьба с ересью?!
   - Логично... логично... - пробормотал Шэф.
   - И как следствие - огромные массы беглых крестьян кинулись искать спасения в Высоком Престоле! А Зия-ар-Фарих, не будь дурак, стал давать им наделы и драть за это нещадные налоги! Но! Бывшие рабы все равно были счастливы - одно дело, когда с тебя дерут три шкуры в фигуральном смысле и совсем другое, когда эту самую шкуру могут спустить в самом, что ни на есть физическом, твою невесту могут поставить раком прямо у тебя на глазах, твоих детей могут продать как щенят, а могут и убить и тебя и твою беременную жену и твоих малолетних детей. Так вот, простой народ, обложенный Зией налогами, как лиса в барсучьей норе, дал ему прозвище: Освободитель! Короче говоря, к концу его царствования, Высокий Престол стал самым богатым государством юга, а кроме того, Зия провел военную реформу. Коротко говоря, перешел от наемной дружины к регулярной армии по призыву. Бывшим рабам было что защищать и поэтому к "уклонистам" народ относился плохо и, соответственно - число их было крайне невелико.
   Изначально Высокий Престол был одним из трех королевств расположенных на Армедском полуострове, названном так в честь самого крупного государства - Армеда, или наоборот - королевство было названо в честь полуострова - ответ на этот вопрос скрыт в глубине веков. После его завоевания, Зия-ар-Фарих взялся за оставшееся королевство - Иплаш, которое оставшись без поддержки Коалиции было завоевано в течении трех десятидневок и Зия, таким образом, распространил свою власть на весь полуостров. Ему хватило здравого смысла и стратегического чутья, чтобы прекратить дальнейшую экспансию. Он остался на полуострове, оборонять который было неизмеримо проще, чем если бы он двинулся дальше, вглубь континента. Горный хребты и три крепости, заложенные им на перевалах: Иршах, Аршах и Яршах, сделали весь Армедский полуостров одной неприступной крепостью...
   - Элай! Я тебя умоляю! - начал Шэф, но библиотекарь тут же перебил его:
   - Все-все-все! Еще пару слов и перехожу к современности. Иначе будет непонятно.
   Он просительно взглянул на Шэфа - видать не часто Элаю доводилось читать лекции и, судя по всему, занятие это ему понравилось. В ответ главком только махнул рукой - мол надо - значит надо, но... Не очень-то поверив в такой уж дефицит времени у Северных Лордов, которым наверняка просто требовалось продолжение банкета - так, по крайней мере, полагал Хранитель Знаний, который уже , как и "весь Бакар" знал о бразильском карнавале на борту "Арлекина", библиотекарь торопливо продолжил:
   - Захватив весь Армедский полуостров, Зия провел вторую великую реформу - он отменил частную собственность на землю и сделал ее достоянием государства. После всех войн и реформ, вся земля Высокого Престола стала принадлежать одному единственному хозяину - Рейхстратегу Высокого Престола Зии-ар-Фариху.
   ... фигасе!.. а чего не рейхсфюреру...
   ... или рейхсканцлеру...
   ... чудны дела твои Господи!..
   Он роздал ее в аренду крестьянам, магам и немногочисленным аристократам, сохранившим ему верность. Крестьяне, как я уже упоминал, были обложены огромными налогами, но после освобождения из рабства они не считали это такой уж тяжелой повинностью, а честно говоря - вообще не считали за тяготу. Магам и аристократам тоже были выделены земельные наделы, причем безвозмездно и необремененные никакими налогами. Размерами конечно побольше, чем крестьянам, но без излишеств - поставить приличный дом, сад там разбить, огород, но не более того - никакого товарного производства сельхозпродукции на продажу, только для собственного потребления. Да с другой стороны, а кто бы стал на них работать? - рабство отменили, а особых денежных средств ни у кого в тот момент не было. Здесь я должен еще раз отметить всю гениальность Зия-ар-Фариха, как политика - всю эту буйную свору - некромантов и аристократов, он стал держать на коротком поводке, заставив принести присягу и определив на военную службу. В стране не осталось ни одного мага, ни одного - самого захудалого аристократа, который бы не служил. За это все они кормились из рук хозяина - жалование своим офицерам Рейхстратег платил вполне приличное и пока он был жив в стране царили мир и согласие. Вернее, недовольные конечно были, но свое недовольство они держали при себе - жизнь-то дороже...
   - Элай! - напомнил о своем существовании Шэф и, кстати, правильно сделал, ибо Хранитель Знаний чем-то напомнил компаньонам глухаря - тот, когда токует, не видит и не слышит ничего, кроме себя любимого и может продолжать этот процесс довольно долго.
   - Да-да-да! - Откликнулся тот. - Последнее небольшое отступление - и к современности! Итак! После смерти Зии-ар-Фариха, его наследники медленно, но непреклонно, стали сдавать позиции, завоеванные отцом-основателем. Высокий Престол остался единым государством, но от былого величия, когда он был одним из ведущих государств юга, к данному моменту, не осталось ничего. И сделано это было, как вы наверняка догадываетесь, руками жадных некромантов. Они своими руками разрушили свою же великую державу! Сначала маги добились того, что земельные наделы, переданные им в безвозмездную, пожизненную и наследуемую аренду перешли в их собственность. Затем того же добились аристократы. Но! - у купеческого сундука дна нет! Им и этого показалось мало и они захотели стать полноправными землевладельцами, как в старые добрые времена и иметь людишек, которые бы эти самые земли обрабатывали! Они стали захватывать крестьянские земли вместе с крестьянами. Как следствие начались многочисленные бунты и от идеи порабощения свободных крестьян им все-таки пришлось отказаться, но земли крестьянские они все же захватили. И теперь, Рейхстратег Высокого Престола даже не самый крупный землевладелец в своей стране. Эти захваты привели к еще нескольким негативным следствиям. Первое - регулярная армия, набираемая по призыву из тех же крестьян, стала опасна прежде всего для правящей верхушки, поэтому от нее отказались, что несомненно снизило обороноспособность Высокого Престола - их спасает только то, что его территория теперь никому не нужна...
   - Ну-у... территория-то всегда нужна, - счел своим долгом вмешаться в беседу Денис.
   - Но не до такой степени, мой Лорд, чтобы начинать кровопролитную войну на краю света. И вообще, затраты на нее значительно превысят прибыль...
   - Вот с этого и надо было начинать, - усмехнулся Шэф, а Элай продолжил лекцию:
   - Вторым следствием стало то, что крестьяне согнанные со своих земель, были вынуждены, чтобы не умереть с голода, работать на бывших своих землях в качестве наемных работников. Сразу же появилось и расцвело буйным цветом небрежение и воровство. Появилось небрежение и воровство - снизилась производительность. Снизилась производительность - увеличилась доля продукта, отбираемого новыми собственниками у наемных рабочих. Уменьшилась доля крестьян - увеличилось воровство. Увеличилось воровство - усилились репрессии. Усилились репрессии - запылали усадьбы. Запылали усадьбы - снизилась производительность. Замкнутый круг...
   ... положительная обратная связь однако...
   Третьим, и самым неприятным последствием этих, как бы я их назвал - контрреформ, причем неприятным не только для Высокого Престола - Тьма и Бездна с ними обоими, а для всех просвещенных государств юга, стало появление араэлитов. - При этих словах компаньоны многозначительно переглянулись, на что библиотекарь, впрочем, не обратил ни малейшего внимания, а Шэф лениво поинтересовался:
   - Что за звери?
   - Они хуже зверей, мой Лорд! Они возвели Ересь в ранг Закона, а Закон низвергли в пучину Ереси!
   - А если без пафоса? - глумливо ухмыльнулся командор.
   - Как же без пафоса!?! - возопил библиотекарь. - Если они утверждают, что Творец не мог заповедовать: Всякая власть от Бога! Если они утверждают, что любая власть есть насилие и несправедливость!
   - Анархисты, - прокомментировал Денис.
   - Они говорят, что не должно быть ни бедных, ни богатых! Что все нужно разделить по справедливости!
   - Большевики, - не стал отставать от Дениса Шэф.
   - А еще они утверждают, что все люди равны! И рабы, и маги, и аристократы - все-все-все!
   - Демократы! - одновременно объявили компаньоны, после чего недоуменно уставились друг на друга, пораженные подобной синхронностью.
   - И вот эта ересь, мои Лорды, не осталась в границах Высокого Престола, а выплеснулась оттуда наружу, подобно тесту из квашни
   ... ага-ага... какое тесто нахрен?..
   ... дрожжи в выгребной яме!..
   и стала захватывать все государства юга! Сначала близлежащие, а затем распространялась все дальше и дальше, пока не достигла самых отдаленных уголков континента. И нет теперь на юге страны не зараженной этой мерзостью!
   - И Акро-Меланская Империя?
   - И Акро-Меланская Империя...
   - А бороться не пробовали?
   - Пробовали... - с тяжелым вздохом признал Хранитель Знаний.
   - И как я понимаю, без особых успехов? - добавил соли на рану Денис. Ответом ему послужил новый вздох.
   - А почему?
   Библиотекарь пожал плечами:
   - Думаю, на этот вопрос вам лучше ответит тесть, хотя... я лично полагаю, что меч бессилен против идеи. Уж больно идея привлекательная. Особенно для неимущих.
   - Эт-то точно, - согласился командор и после небольшой паузы поинтересовался: - Слушай, а какая у них организационная структура, кто вождь незаможного селянства и трудового пролетариата, кто главный идеолог и вообще, давай подробности!
   - Я бы с превеликим удовольствием, Лорд Атос, - развел руками Элай, - но...
   - Понятно. А кто может помочь? - Хранитель Знаний задумался.
   - Не могу точно сказать.
   - А предположить?
   - Ну-у... в столице есть Высочайшая Канцелярия Государя Императора, там есть разные департаменты... А кстати! - встрепенулся библиотекарь. - Может тесть чего подскажет. Ему это как-то ближе.
   - Ладушки. Поговорим с Уршаном, может действительно чего полезного скажет.
   - Тогда я продолжаю - уже чуть-чуть осталось. - Компаньоны синхронно закивали, как китайские болванчики и библиотекарь возобновил прерванную лекцию: - В настоящее главой государства является Рейхстратег, но это номинально, фактически вся власть сосредоточена в руках Капитула Высокого Престола, состоящего из самых сильных магов.
   - А вот отсюда поподробней, - попросил Шэф.
   - К сожалению, я знаю немного.
   - Все, что знаешь.
   - Капитул состоит из двенадцати Епископов... - Шэф с Денисом многозначительно переглянулись. - Этим достигается безусловность принятия решения при голосовании.
   ... сакральное число, однако...
   ... интересно, во всех мирах так?..
   - Ты имеешь в виду, что у рейхсфюрера... тьфу, блин, оговорился - Рейхстратега, тоже один голос? - уточнил Шэф.
   - Именно.
   - А если кто-то воздержался? - не понял Денис.
   - Воздержался? - недоуменно посмотрел на него Элай. - Как это?
   - Ну-у... не стал голосовать ни за, ни против.
   - А за что тогда? - продолжил недоумевать Хранитель Знаний. Теперь растерялся Денис:
   - Ни за что... Просто не хочет участвовать в принятии решения.
   - А зачем стал членом капитула? - Денис ответить не успел, потому что слово взял командор:
   - Прекратим эту бесполезную дискуссию! - Он грозно воззрился на любознательного Дениса, а библиотекаря попросил: - Продолжай, пожалуйста!
   - Да я, в принципе, рассказал все что знаю. Теперь задавайте вопросы, если есть. - Компаньоны задумались, но ничего в голову не приходило.
   - Все. Спасибо. Если что, мы еще зайдем. Не возражаешь? - улыбнулся Шэф, поднимаясь из-за стола.
   - Нет конечно! - улыбнулся библиотекарь. - Рад был познакомиться с такими образованными людьми... А то и поговорить особо не с кем. - Пора было уходить, но тут у Дениса возник вопрос. Так обычно бывает, когда гости уже вышли на лестницу и вот тут-то и разгорается последняя, самая оживленная беседа. Причем, в основном между представительницами слабого пола. В данном конкретном случае, в сомнительной роли этих самых представительниц выступил Денис:
   - А как формируется Капитул? Голосованием среди магов, или турнир какой, или еще как?
   - Как его изначально сформировали я не знаю - давно это было. А сейчас все просто: если кто-то из магов хочет занять место в Капитуле, он вызывает на поединок того Епископа, которого считает слабее себя. Они заходят на заре в Дом Исхода - одноэтажный каменный дом без окон, с одной дверью. Дверь замуровывают, оставшиеся одиннадцать Епископов накрывают Дом Исхода непроницаемым куполом и ждут, пока кладка не разлетится вдребезги и из двери не покажется Епископ. Старый, или новый - это неважно, главное, что победитель выявлен. Если дверь остается замурованной, на закате кладку разбирают и выносят два трупа. Тогда каждый член Капитула может предложить одного кандидата и новый Епископ определяется голосованием. Но так бывает крайне редко - я о таком исходе только читал, а на практике никогда не слышал. Если уж маг бросает вызов Епископу - значит он полностью уверен в своих силах. Увеличивать ожерелье - дураков нет.
   - Какое ожерелье? - заинтересовался Шэф.
   - У каждого Епископа на шее висит ожерелье из черепов претендентов на его место.
   - Ни фига себе видок! - изумился Денис.
   - Не-не-не! Это не то, что ты подумал. Некроманты умеют уменьшать черепа до размеров мальдийского ореха, - Элай на пальцах показал размер - действительно небольшой, с наперсток.
   - А отказаться от поединка вызванный Епископ может? - продолжил любопытствовать Денис.
   - Теоретически - да. Но я о таком не слыхал.
   - Понятно...
   - А раз понятно, то пошли - нечего терроризировать академика. - С этими словами Шэф положил на стол библиотекаря еще пять желтых кругляшей, давая категорически понять, что аудиенция закончена. После такого недвусмысленного демарша главкома, Денису тоже ничего не оставалось делать, как подниматься с насиженного места. Компаньоны вежливо раскланялись с Хранителем Знаний и направились к двери, где их и застал уже запоздалый вопрос библиотекаря, который, видимо, тоже был неравнодушен к "лестничным беседам":
   - Лорды, если позволите, маленький вопрос напоследок...
   - Валяй, - вздохнул Шэф.
   - Почему Перстень Лорда есть только у тебя, а Лорда Арамиса нет?
   Командор выразительно взглянул на Дениса: мол давай - выпутывайся! Покажи, что умеешь не только щи лаптем хлебать! А то привык отсиживаться за спиной руководства! Паннимашь...
   - Чтобы палец отдохнул! - ухмыльнулся Денис.
   - А разве Лорд имеет право снимать?..
   - Нет. Конечно - не имеет. Но... - Денис сделал паузу. - Иногда так хочется... - он не докончил фразу, но Хранитель Знаний его прекрасно понял:
   - И мне тоже...
   - А я считаю, - взял слово Шэф, - что это просто юношеская бравада. Дурацкая.
   - Почему? - не понял Элай.
   - Потому что йохар привязан к Перстню!
   - Йохар?
   - Ты не знаешь о йохарах? - изумился главком. - Мне казалось, что такой образованный человек, - библиотекарь даже порозовел от удовольствия - толстая лесть всегда действует безотказно! - должен был о них слышать, или читать.
   - Нет, - покачал головой Хранитель Знаний, - впервые сейчас услышал, от тебя. - Он умоляюще взглянул на стоящего в дверях командора. - Расскажи пожалуйста, хоть в двух словах!
   - Ну-у... если только в двух словах, - усмехнулся Шэф, - у каждого Северного Лорда... я имею в виду Истинного Северного Лорда, не полукровку, не выбранного, а того в чьих жилах течет кровь Ледяного Огня...
   - ... Ледяного Огня... - шепотом повторил библиотекарь, с благоговением глядя на разошедшегося командора, а тот между тем продолжал:
   - Так вот... у каждого Истинного Северного Лорда есть йохар - демон-хранитель и живет он в фамильном перстне Великого Дома. Эта сущность оберегает своего хозяина при жизни и жестоко мстит всем причастным к его смерти. Я думал, ты знаешь.
   - Теперь буду... - с застенчивой улыбкой пробормотал Элай.
   - А вообще, что ты знаешь о Северных Лордах? - вдруг неожиданно спросил Шэф. Неожиданно потому, что Денис был уверен, что они спешат, а получалось, что главком сам напрашивается на затяжку времени.
   - Да практически... очень мало... - еще больше смутился Хранитель Знаний. Видимо, отсутствие информации о чем-либо, он воспринимал, как личную недоработку и относился к таким вещам весьма щепетильно. И тут командор снова удивил Дениса - он прочел Элаю целую лекцию о Севере, о могучих Северных Шаманах, которым местные колдуны в подметки не годятся (Элай записал: "в подметки не годятся"), о Северных Лордах, делая основной упор на том, какие кары ожидают людей и нелюдей, магов и бесталанных, которые умудрились обидеть, или же, не приведи Господи! - убить Северного Лорда. Разнузданное воображение Шэфа рождало живописные картины, по сравнению с которыми "Гибель Помпеи" была пасторальным пейзажем, типа "Завтрака на траве"! Хранитель Знаний слушал Шэфа широко раскрыв глаза и оттопырив уши, а когда главком закончил, некоторое время стоял, вперив невидящий взор в пространство, обрабатывая и раскладывая по полочкам полученную информацию.
   После того, как его взгляд снова стал осмысленным, компаньоны явственно почувствовали, как ему не терпится усесться за письменный стол и продолжить свои этнографические записки о северных варварах. Сегодня он узнал много нового - пожалуй его доклад, на ежегодном собрании Научного Общества Бакара, объединяющего всех более-менее образованных людей города, будет одним из лучших! Если вообще не лучшим!
  -- Глава
   Зеленая искорка маячка весело поблескивала в визоре шкиры. Пока все шло по плану, слепленному на коленке в маленькой придорожной харчевне...
   Покинув многомудрого и многознающего Хранителя Знаний, компаньоны решили заморить червячка, а заодно обсудить планы на ближайшее будущее, или же наоборот - обсудить планы и заморить червячка. Разные люди во главу угла ставят разные цели, вот и среди компаньонов не было согласия по данному вопросу: у Дениса превалировало желание подкрепиться, а Шэф, как глава предприятия и командор пробега, больше тяготел к планированию. Но, компромисс был найден и высокие договаривающиеся стороны пришли к консенсусу. Для реализации поставленных задач вполне подошла маленькая харчевня, или кафе, или ресторанчик - черт его знает, к какой категории относилось это небольшое заведение общепита с несколькими столиками, расположенными как внутри уютного домика, так и в тенистом дворике. Называлось это злачное местечко "У Гуся".
   Соблюдая конспирацию, Денис с Шэфом, несмотря на жару, устроились внутри, велев Брамсу по быстрому перекусить во дворе, а потом встать неподалеку и не отсвечивать. Вряд ли Тит Арден постоянно следил за ненавистным северным варваром Лордом Арамисом, чтобы выскочить, как черт из табакерки и бросить ему вызов, но береженого Бог бережет. Пока не будет проведена предварительная работа, допустить поединок было бы верхом легкомыслия, если не сказать больше!
   - Итак, - начал Шэф после того, как миловидная официантка приняла заказ и вихрем умчалась, чтобы взбодрить кухонную команду и донести до сознания каждого из них, какие высокие - в смысле благородства происхождения, а главное! - красивые молодые пиры оказали честь их заведению, посетив его сегодня. Информацию насчет безупречных внешних данных гостей она решила придержать, а вот насчет несомненного благородства и явного высокого происхождения она не преминула доложить шефу, чтобы избежать возможных неприятностей в будущем - злить аристократов подгоревшим мясом и кислым пивом - это знаете ли чревато!
   - Итак. Коротко обрисуй обстановку и выдай свои предложения, дал вводную главком.
   Денис задумался и процесс этот занял определенное время. Шэф его не торопил, он рассеянно поглядывал по сторонам, хотя ничего интересного увидеть не мог - немногочисленные посетители расположились во дворе, а внутри заведения парились только компаньоны. Ну-у... парились - это пожалуй слишком сильно сказано, в зале такой уж особой жары не наблюдалось - сказывались какие-то особенности и секреты местной архитектуры, не позволявшие превращать бакарские здания в филиалы доменных печей, но снаружи, вне всякого сомнения, было лучше.
   Несомненно, этот факт мог бы показаться подозрительным любому стороннему наблюдателю, обладающему уровнем IQ выше нуля, но Шэф исходил из предположения, что они еще не обнаружены противником, сторонний наблюдатель за ними еще не наблюдает, а значит на первый план, в данный момент, выходила конспирация. Нельзя было дать себя засечь этому самому стороннему... а на самом деле - крайне заинтересованному наблюдателю. А для этого нужно было как можно меньше отсвечивать, а увидеть компаньонов внутри было все-таки сложнее, чем снаружи... Короче говоря - конспирация, конспирация и еще раз конспирация! Типа, как Ленин в парике, кепке и с перевязанной щекой, пробирающийся в Смольный. Все удавшиеся авантюры всегда были хорошо законспирированы и Шэф об этом прекрасно знал.
   - Тит Ардан, вне всякого сомнения, вызовет меня на дуэль. - Наконец заговорил Денис. - Я его сильно напугал, тогда на причале, но выхода у него нет - потеря лица, честь семьи, девушка, общественное мнение - ему здесь жить... - Денис криво усмехнулся, - или не жить. Короче говоря - дуэль неизбежна. - Главком согласно покивал головой. - Думаю, и он, и его папаша, расценивают шансы, в лучшем случае, пятьдесят на пятьдесят, и это их не сильно устраивает, поэтому, скорее всего, попытаются использовать мага, чтобы ослабить меня во время поединка. - Шэф снова покивал и выжидательно уставился на Дениса. - Все. Чего смотришь? Я все сказал, - пожал плечами старший помощник.
   - А предложения?
   - Предложения... Ну-у, самое первое, что приходит в голову - сбежать. - Услышав это провокационное заявление, Шэф и ухом не повел, продолжив сидеть с самым невозмутимым видом. Денис, в свою очередь, так и не дождавшись соответствующей реакции на свое эпатирующее предложение, разочарованно хмыкнул - он-то ожидал несколько более эмоционального отклика, а его не было вообще! Подождав еще чуток и поймав насмешливый взгляд главкома, он продолжил: - Но нам это не подходит по ряду причин. Первая - надо продать "Арлекин", а если куда-нибудь перебазироваться, неизвестно, как сложатся отношения с местными властями, а самое главное - можно наткнуться на престольского консула и опять все по новой. - Шэф одобрительно покивал головой. - Второе - ты говорил, что довольно часто использовал Сету, как транзитный мир и не исключено, что придется бывать в Бакаре еще не раз - надо соответствовать репутации. Мы - грозные и свирепые Северные Лорды! Об нас хрен ноги вытрешь! - Командор беззвучно поаплодировал. - И самое главное. Какого дьявола я - ХОДОК! - красная Пчела! буду бегать от какого-то провинциального засранца с какой-то задрипанной Сеты!? - Денис закончил, а Шэф привычно ухмыльнулся:
   - Ага-ага... помнишь анекдот: стадо бизонов затоптало муравья, он выбирается, выплевывает землю и орет: Меня! Боевого офицера! И кто?! - бычье!!! - Компаньоны тихонько и практически бесшумно похихикали - чтобы не привлекать внимания остальных посетителей и командор продолжил: - Бегать мы, естественно, ни от кого не будем, но не потому, что ты непобедимая красная Пчела - практически Черный Плащ, а по первым двум причинам - продажа "Арлекина" и то, что мы здесь не в последний раз и надо чтобы нас уважали и лишний раз не связывались. Но предстоящая дуэль будет весьма непростой. Согласен? - Денис покивал головой. - А почему?
   - Маг будет мешать.
   - Это-то да, но есть и еще кое-что - нельзя Тита убивать.
   - Понятное дело, но...
   - А ты постарайся! Ты же - дальнобойщик, а не погулять вышел!
   - Я-то постараюсь, а с магом что будем делать?
   - Мага я навещу в ночь перед дуэлью... да и Талиона тоже.
   - А Талиона-то зачем? - начал было Денис, но тут до него дошло: - Что значит: "я навещу", а я что буду в это время делать?
   - Ты... Ты будешь девок сторожить, а если какая-нибудь проснется...
   - ... топить!
   - Ну-у... можно и топить... - задумчиво протянул Шэф. Тут компаньоны не выдержали и заржали в голос, - но ты, как известный гуманист, постарайся просто затрахать до потери сознания, чтобы потом ничего не помнила.
   - А серьезно. Почему ты один хочешь?
   Не исключено, что Шэф дал ответ на этот вопрос, но Денис его не услышал, а если и услышал, то не понял. А произошло это потому, что он как кисейная барышня начал падать в обморок. Денис почувствовал слабость, причем такую слабость, что невозможно пошевелить ни ногой, ни рукой, он весь покрылся холодным липким потом, сердце его затрепыхалось, как пойманная птичка, его стало тошнить и он почувствовал, что умирает.
   Весь день, с самого утра, Денис чувствовал легкое покалывание подмышками - мелиферы реагировали на постоянную слежку, установленную за компаньонами - так, по крайней мере, полагал Денис и особого внимания на предупреждения "Поцелуев Пчелы" он не обращал. А вот непосредственно перед тем, как ему стало плохо, подмышки вспыхнули, будто туда плеснули горящим керосином, но реагировать на атаку, а в том, что это была атака Денис не сомневался, было уже поздно.
   Последнее, что он воспринял, это были глаза Шэфа, превратившиеся в бездонные черные колодцы и его слова, то ли произнесенные вслух, то ли протелепатированные прямо в мозг, но самое главное - дошедшие до сознания Дениса: не входи в кадат! Не Входи В Кадат!! НЕ ВХОДИ В КАДАТ!!!
   Очнулся Денис от холодной воды, льющейся ему на голову. Вокруг столпились напуганные официанты и несколько сердобольных посетителей заведения. Слышался гул голосов: ... пир перегрелся на солнце... такой молоденький... надо лед к голове приложить... нет, к голове мокрое полотенце, а лед к сердцу... надо дать настойку сельдерея... козьего молока с пометом... Итоги этому консилиуму подвел командор, объявивший зычным голосом:
   - Пиры! Не переживайте. Ничего с моим братцем не будет - просто он несколько перетрудился сегодня ночью... - при этих словах, Шэф изобразил такое блудливое выражение на лице, что даже самым недогадливым из сочувствующих стало ясно, что опасность грозящая здоровью молодого человека несколько преувеличена - это раз, а два - это то, что почтенным главам семейств и их не менее почтенным супругам, не говоря уже о юных дочерях не совсем пристало выражать сочувствие молодому пиру, а точнее говоря - молодому повесе! и уж тем более -хороводится вокруг него с реанимационными мероприятиями и выражением сочувствия. Приняв меморандум главкома близко к сердцу и адекватно на него отреагировав, толпа живенько рассосалась, оставив компаньонов наедине.
   - Он что - убить меня хотел? - хмуро поинтересовался Денис, делая большой глоток коньяка и что характерно - совершенно не ощущая его вкуса. Между прочим - очень даже приличного, смахивающего на выдержанный "Alexander".
   - Отнюдь. Просто калибровал твою восприимчивость.
   - Понятно... - пробормотал Денис, делая еще один приличный глоток.
   - Да-а?.. - удивился Шэф, - и что именно, если не секрет?
   - Во время дуэли, полностью гасить меня, как сейчас, нельзя - будет заметно и подозрительно. Надо сделать так, чтобы я шевелился, но плохо.
   - Маладэц! А в кадат нельзя было входить...
   - ... чтобы он считал меня обычным человеком, а не таким крутым перцем, как на самом деле, - Денис слабо улыбнулся - он еще не до конца отошел от потрясения - атака мага была достаточно неприятной.
   - Маладэц Прошка! - повторил командор. - Все правильно понимаешь. Я тебе говорил, что ты гораздо умнее, чем кажешься с первого взгляда?
   - Говорил... А теперь скажи, почему ты собираешься навещать эту сволочь... этих сволочей, - поправился Денис, - в одиночку?
   - А потому, минхерц, что никаких войсковых операций, где надо будет крушить в труху живую силу противника, на чем ты специализируешься, - ухмыльнулся главком, - не предусматривается. Планируется тайная диверсионная операция, со скрытым проникновением на объекты противника и таким же скрытым отходом. Никаких следов остаться не должно.
   - А я?..
   - А ты, при всем моем уважении к достигнутым тобой успехам, все же к настоящим тайным операциям еще не совсем готов.
   - Понятно... А что с магом собираешься делать?
   - Как это что? - удивился Шэф, - В Писании прямо сказано: "Колдунов и ворожей - убить!"
   - А-а-а-а! Так ты оказывается еще и знаток Священного Писания! - восхитился Денис. Командор на это ничего не ответил, а просто состроил мину: мол, я еще и крестиком вышивать умею! Немного помолчав, он продолжил:
   - А самое главное то, что придется попрыгать. А с тобой на плечах это удовольствие еще то... - ниже среднего, сам знаешь.
   - Знаю... - эхом отозвался Денис.
   - И еще - это будут ночные прыжки.
   - И чё? - удивился Денис. -Ты в прошлый раз тоже ночью прыгал, и ничего. Да еще и со мной на руках, - ухмыльнулся старший помощник.
   - Ты не путай божий дар с яичницей - тогда все финишные площадки были освещены - я видел, куда прыгаю. А настоящий ночной прыжок отличается от дневного, как прыжок в высоту в хорошо освещенном спортивном зале, где приземляешься на мягкие маты, от аналогичного на заброшенном, перекопанном стадионе, безлунной ночью, когда не видно ни зги. Да-а... еще, чтоб не забыть - в зале установлена легкая планка, которая, если ее задеть просто падает вниз, а на стадионе это намертво сваренная из уголков П-образная конструкция, где верхняя перекладина находится на уровне твоего носа и если при разгоне ты пропустишь точку отрыва... носу будет неприятно. А если зацепишь перекладину во время прыжка, то падать будет не она и не на маты... Вот такие приблизительно отличия прыжков, когда видно, куда прыгаешь от таких же, когда не видно.
   - Понятно... и чё делать будем?
   - Чё... чё... метки будем ставить.
   - Опережающее отражение, - пробормотал Денис себе под нос, но Шэф расслышал.
   - Что ты сказал? - живо заинтересовался он.
   - Опережающее отражение... - в какой-то книжке Стругацких прочел, - очень мне термин понравился. А вот к чему относится не помню.
   - Ты будешь смеяться, - хмыкнул Шэф, - но я перед тем, как сказать про метки, подумал: "Опережающее отражение" и тоже помню, что Стругацкие и не помню где.
   - У умных людей мысли сходятся! - сделал вывод Денис.
   - Эт-то точно! - резюмировал Шэф.
   В процессе разговора, компаньоны обратили внимание на то, что неприятные ощущения подмышками исчезли, причем не только у Дениса, но и у его любимого руководителя. Шэф, в отличие от Дениса, который в тот момент ничего чувствовать не мог, так как грохнулся в обморок, вспомнил, что у него "щекотка" исчезла сразу же при начале инцидента со старшим помощником. Исходя из этих очевидных фактов, компаньоны сделали вывод, что наблюдение за ними снято. Они молча и быстро завершили трапезу, в конце которой Денис практически пришел в себя - молодой здоровый организм оказался на высоте, и неразлучный тандем, погрузившись в свой тарантас, взял курс на "Империум". За время пути никаких новых инцидентов и встреч различной степени желательности, начиная с совершенно нежелательной, вроде столкновения с Титом Арденом и заканчивая вполне себе ничего - вроде пересечения с грудастой блондинкой, словно сошедшей с разворота "Плейбоя" и жаждавшей, ну просто мечтающей присоединиться к обществу наших героев, не произошло. Все было подозрительно спокойно.
   Гостиница встретила их обычной суетой и мельтешением - ничего такого, что могло бы показаться необычным, или подозрительным, компаньоны не заметили. Поднявшись в номер, Шэф тщательно осмотрелся и объявил, что незваных гостей не было, или что были такие, присутствие которых он отследить не может, а стало быть и волноваться нечего - против лома нет приема. Как говорится: делай что должно и будь, что будет - можно начинать работать.
   Не теряя времени, напарники извлекли из камина шкиры, а командор, кроме того, достал из своего бездонного рюкзака несколько маячков, представлявших собой подобие противотанковых ежей, размером с десятикопеечную монету но, что примечательно, в отличие от монеты, отнюдь не золотистого, а какого-то неприметного, пыльного что ли, короче говоря - защитного цвета. Собрав все необходимое, компаньоны, не задерживаясь в номере ни на единое лишнее мгновение, спустились вниз, протолкались через сутолоку возле ресепшена и загрузились в свою малогабаритную карету.
   - На "Арлекин"! - приказал Шэф, Брамс пошевелил вожжами и кибитка тронулась навстречу новым приключениям.

*****

   Стук в дверь капитанской каюты был крайне деликатен и выражал высочайшую степень почтительности стучавшегося к людям (или не людям), за ней находившимся. В ответ на закономерный вопрос: "Кто там?", раздался не менее почтительный, чем стук, голос боцмана Хатлера:
   - Господа! Брамс просил доложить, что все готово.
   - Хорошо. Ступай.
   Две черные, металлические фигуры, сидевшие в креслах, молча переглянулись. В следующее мгновение по черному поплыли цветные разводы - такие, какие бывают на мыльных пузырях, а еще через мгновение две черные статуи оборотились двумя молодыми матросиками, находящимися в этот момент в трюме, где они выполняли какое-то поручение боцмана. Появления их двойников из такого неожиданного места, как капитанская каюта "Арлекина", никто не заметил - Хатлер, выполнив поручение, тут же удалился, а праздношатающихся моряков возле обиталища грозных "черных демонов" никогда не наблюдалось. Не обратив на себя ни малейшего внимания окружающих, компаньоны направились к сходням.
   Покрутив головами, Шэф с Денисом обнаружили искомое метрах в двухстах от "Арлекина". Там, возле грузового трапа большого галеона, по которому сновал нескончаемый поток грузчиков, расположился небезызвестный возница Авлос вместе со своим громоздким "пикапом". В тот момент, когда "матросики" вплотную приблизились к повозке, Брамс как раз заканчивал инструктировать волосатого амбала:
   - Еще раз повторяю, дурья твоя башка, заберешь свой сарай на колесах вечером. На этом же месте. Получишь золотой! А сейчас проваливай! Чтоб духу твоего не было!
   - Так эта... - возчик сделал скорбное выражение лица, - может лучше я сам на козлах... меня лошадки знают, опять же... и я эта... не тряско... - он хотел еще что-то добавить в защиту своей позиции, но не успел. Брамс не заговорил, а зашипел. Негромко, но страшно, как камышовый кот:
   - Ну ты, ссукка волос-сатая, еще раз рот откроешь, не видать тебе денешшек! Другого найду! Шшчитаю до трехх! Расс... - и тут волосатый амбал, смахивающий размерами и внешним видом на приличную копну сена, проявил неожиданную мудрость и проворство - он резко замолчал, развернулся на каблуках и широкими шагами направился прочь, бормоча при этом что-то себе под нос. Брамс тяжело вздохнул и покачал головой, как бы задавая вопрос Мирозданию: - И откуда такие гниды берутся!? Ведь все уже было оговорено пятнадцать раз! И на тебе!.. - опять за свое! Ссук-ка!
   - Тяжело общаться с частником-одиночкой? - сочувственно поинтересовался Шэф, когда компаньоны вплотную приблизились к месту трагедии (если смотреть на произошедшее с точки зрения Авлоса).
   - А тебе, Гонс, какое дело?! Иди куда шел... - начал было Брамс запальчиво, но тут до однофамильца великого композитора дошло, что здесь что-то не так, что дело не совсем чисто - не было в лексиконе полуграмотного матроса, выходца из глухой деревни таких слов, как "частник-одиночка" и, совсем наоборот - были такие непонятные слова в обиходе у "черных демонов". А так как смекалкой его Создатель не обделил, то Брамс тут же поправился:
   - Так точно, Господин! Тяжело.
   - Маладэц Прошка! Пилят нерусский! - похвалил его Шэф и уже деловым тоном поинтересовался: - Куда ехать помнишь?
   - Так точно, Господин!
   - Погнали.

*****

   Как только компаньоны устроились в кабине "сарая на колесах", где оказались надежно скрыты от посторонних глаз, по их телам проскочили знакомые радужные разводы, и иллюзия, представлявшая собой двух молоденьких матросиков, самой заурядной внешности, которых на пятачок - пучок, исчезла, освободив место сути - двум черным металлическим фигурам без лица.
   - Шэф, так вроде слежки уже нет, можно было и не перестраховываться? - спросил Денис, расстегивая комбез и стягивая капюшон. Действие, кстати говоря, абсолютно алогичное, потому что, даже не активированная, шкира дыхания ничуть не затрудняла, жарко в ней не было и никакого дискомфорта она не доставляла, а вот поди ж ты - при любой возможности, если не было необходимости в обратном, Денис предпочитал "высунуть голову на свежий воздух" - атавизм фактически! Мудрый руководитель сразу отвечать не стал, он выдержал паузу, чтобы собеседник проникся всей важностью грядущего ответа и только после этого вымолвил:
   - Дэн, когда жизнь согнет тебя в бараний рог так, что твоя волосатая задница окажется у тебя перед глазами, гораздо проще умирать сознавая, что ты предпринял все возможное, чтобы ее не видеть, чем ясно понимать, что ты - лох и надо было просто кое-что сделать дополнительно, чтобы этого не случилось, а ты поленился и сейчас вынужден ее рассматривать!
   Денис некоторое время обдумывал слова мудрого руководителя, прежде чем признать его правоту целиком и полностью. Свое согласие с позицией руководства он выразил стереотипным образом:
   - Понятно...
   После этого беседа сама собой заглохла и дальнейшее путешествие проходило в молчании.
   Двухэтажная белоснежная вилла, где проживал Дож Талион Арден вместе со своими возлюбленными девочками, находилась километрах в двенадцати от города. Повозка Авлоса добралась туда примерно за час, что можно было признать приемлемым результатом. Как только нужное здание оказалось в зоне прямой видимости, компаньоны принялись сканировать местность каждый со своей стороны дороги в поисках места для "ночного аэродрома", но все же лужайку, притаившуюся в глубине зеленой лесополосы, подходящую для "посадочной площадки" обнаружил именно Шэф, и что характерно - с Денисовской стороны. Нет, Денис тоже ее заметил, но... только после того, как главком ткнул в нее пальцем.
   - Работаем. - Коротко приказал Шэф. - Все помнишь?
   - Так точно! - молодцевато отрапортовал Денис, застегивая шкиру. - По команде: "Проверь здесь", я ищу маячок на лужайке, - он кивнул в сторону "ночного аэродрома", а по команде: "Проверь там" - на горе. - Он снова кивнул, но теперь уже в сторону довольно приличных размеров горы, возвышавшейся километрах в двадцати, к северу от города. Называлась она Цея. Почему Цея, зачем Цея? - никто из аборигенов объяснить не мог. Правда одна из местных жительниц, входящая в "группу поддержки" - дочка какого-то магната, высказала предположение, что так звали возлюбленную первооткрывателя, но никаких фактов в пользу этой экзотической гипотезы не привела.
   Компаньоны сильно сомневались, что у горы мог быть первооткрыватель, но свои сомнения они оставили при себе, чтобы не обижать девушку и не отбивать у нее охоту к научной деятельности - с ее способностями к мифотворчеству, из нее в будущем мог получится неплохой историк. Возвращаясь от истории к географии, а точнее даже не к географии, а к топографии, следует отметить, что с вершины Цеи открывался панорамный вид на весь Бакар и, соответственно, гора была видна из любой точки города, если ее, конечно же, не скрывали близлежащие здания, или деревья.
   Шэф открыл дверцу "кареты" и исчез. Исчез не из кабины, а в буквальном смысле - включил режим невидимости. Через несколько мгновений Денис услышал в наушниках:
   - Проверь здесь!
   Команда была лишней, так как Денис и без нее пялился на лужайку, предварительно приказав шкире включить режим поиска, в качестве цели указав "маяк". Поэтому зеленый огонек, яркий даже при дневном свете он увидел до того, как в наушниках раздался голос любимого руководителя. Может показаться странным - зачем Шэфу подтверждение Дениса о видимости маячка - сам он что ли не видит? Так в этом-то все и дело! В тот момент, когда главком отдал соответствующий приказ, сам он уже находился на вершине Цеи, в двадцати пяти километрах от виллы Дожа Талиона, и вполне вероятно мог, из-за особенности рельефа, не засечь маяк, поэтому ему требовалось подтверждение, что маяк функционирует штатно, а не закопался в какую-нибудь ямку, или еще куда - может ворона унесла...
   - Усе у порадке, Шэф! - отрапортовал Денис и перевел взгляд на вершину горы. Через несколько секунд раздалась команда:
   - Проверь там! - но на сей раз все пошло не так гладко, как в начале - никакого огонька на лесистой вершине Денис не углядел.
   - Шэф, нет маяка, - расстроено доложил Денис.
   - А сейчас? - раздался спокойный голос главкома, спустя еще несколько секунд.
   - И сейчас нет... - начал было Денис, но тут же углядел засиявшую зеленую искорку. - Шэф, есть! Есть сигнал! - радостно завопил он, а ответ командора прозвучал через короткое время уже в кабине "сарая на колесах", куда он заскочил на ходу:
   - Вот и все. А ты боялась.
   - А я и не боялась! - пошел в отказ Денис.
   Здесь надо отметить, что во время этой молниеносной операции, повозка Авлоса сохраняла равномерное и прямолинейное движение по дороге, со все той же скоростью - примерно двенадцать километров в час, и догнать ее Шэфу, который пробегал стометровку за десять секунд, труда не составило. Он прыгнул с вершины Цеи обратно к маячку на полянке и через несколько секунд был уже в карете.
   Если бы, паче чаянья, неизвестно откуда, в районе операции наличествовал Посторонний наблюдатель, даже самый внимательный, то и он не смог бы обнаружить ничего подозрительного. Разве что этого гипотетического внимательного наблюдателя могло бы заинтересовать чего это вдруг дверца "кареты" дважды ни с того ни с сего вдруг открылась и закрылась, а при этом никто из повозки не вышел и в нее не зашел. Но для этого надо было быть не просто внимательным наблюдателем, а очень-очень-очень внимательным наблюдателем, да еще чтобы этот наблюдатель обладал складом мышления подобным Шерлоку Холмсу, которому не давали покоя всякие непонятные явления - короче говоря первая фаза операции по установке маячков прошла успешно. Наступала вторая фаза.
   Тарантас уверенно свернул направо и чуть было не вырвалось - помчался, нет-нет, никаких "помчался" - двинулся в нужном направлении. "Сарай на колесах" при всем желании возницы, а Брамс свое дело знал туго, не мог двигаться быстрее двенадцати километров в час. Медленнее мог, а вот быстрее - пардоньте! Но этого, в общем-то и не требовалось - до вечера оставалось еще достаточно времени и внезапное наступление темноты, как обычно бывает в тропиках, нашим героям пока не грозило. Конечно, они могли бы подобрать "посадочную площадку" и в темноте, благо возможности и шкиры и кадата в части ночного зрения это позволяли, но все же хотелось это сделать при свете. Как выразился Шэф: "папа может, но бык лучше". Повозка весело катилась вперед - наследник славы великого композитора, отличавшийся, кроме остальных своих достоинств, хорошей памятью, маршрут вызубрил назубок еще во время первичного инструктажа и в дополнительных указаниях не нуждался.
   - Шэф, а чего бы не поставить маячок на грот-мачту "Арлекина", перед тем, как мы консулу направились ? - после некоторого размышления поинтересовался Денис.
   - За каким? - лаконично отозвался главком.
   - А за таким, чтобы я тоже видел куда ластами шевелить, а то устроил иллюминацию, которую только сам и видел! А я на веревочке должен был плыть!
   - И чтобы изменилось? - равнодушно пожал плечами командор. - Приплыли же куда надо и без маяка. Не надо плодить сущности сверх необходимого.
   - Я смотрю, ты бритву Оккама приспособил и для рубки дров! - попытался съехидничать старший помощник.
   - Почему бы и нет, если работает. - Шэф был невозмутим, как охранник на фейсконтроле. Он сделал маленькую паузу и продолжил. - Но самое главное, не исключено, что маячки могут видеть не только мы. Не стоит оставлять лишних следов. Сейчас мы вынуждены их поставить, а в истории с Ханом можно было обойтись без маяков - значит надо было обойтись без них. Ферштейн?
   - Ферштейн, - был вынужден признать правоту мудрого руководителя Денис.
   До квартала, где проживал "придворный маг" семьи Арден - Дамир, добрались часа за полтора. И тут начались не то, чтобы неприятности, но, скажем так - осложнения. Улица Ювелиров, где находился его добротный, трехэтажный, кирпичный дом напоминала типичную средневековую улочку: во-первых - довольно узкую и извилистую, а во-вторых - дома на ней плотно лепились друг к другу без малейших просветов.
   Разумеется, в таких условиях, вершина Цеи, была с улицы не видна. Но это полбеды, беда же была в том, что и с ближайших перекрестков она не была видна! Дело было в том, что улица Ювелиров располагалась практически параллельно горе Цее, а проезды пересекавшие ее, тоже не совсем прямые, а честно говоря - попросту кривые, шли так, что с перекрестков вид на гору не открывался: или эти улицы и переулки шли в сторону от горы, или же, если и направлялись прямо на Цею, то через пару-тройку домов изгибались самым невероятным образом и гора все равно была не видна.
   Видя такое дело, Шэф приказал Брамсу проехать еще немного вперед, а затем свернуть в сторону Цеи, проехать квартал и снова свернуть в сторону дома мага. Проведя такой маневр, компаньоны все-таки нашли место, условно подходящее для "посадочной площадки". Условно потому, что располагалось оно непосредственно на перекрестке улиц Конной и Веревочной, в одном квартале от улицы Ювелиров, где был дом мага. Ближе ничего не нашлось. Главком прокомментировал ситуацию так: "за неимением гербовой, пишем на простой". Успокаивало только то, что движение на перекрестке было не особо оживленным даже в дневное время и оставалось надеяться, что ночью интенсивность трафика не сильно увеличится, и что Шэф не приземлится на голову запоздалым прохожим, или на колени запоздалым проезжим.
   - Слушай, а может на крыше поставим! - внезапно пришло в голову Денису, - чтоб тебе поменьше бегать. А?
   - Да я уже думал... - отозвался Шэф.
   - Ну, и?
   - Есть шанс провалиться. Ногу можно сломать. А это не есть гуд...
   - Логично... - тут же признал некою, скажем так - легковесность и недостаточную продуманность своего предложения Денис. - Это я недотумкал... - повинился он. - Теперь куда? - он резко сменил тему.
   - Да вот надо подумать. Путь туда мы проложили, - раздумчиво начал Шэф, - если нужно будет стартовать с "Арлекина", я забираюсь в воронье гнездо - оттуда Цея прекрасно видна, прыгаю, потом к вилле папаши Ардена, оттуда обратно на Цею, с нее на перекресток у дома Дамира. Если начинать придется в гостинице, то с балкона нашего номера Цея тоже видна - так что с путем туда все ясно, а вот обратно... не совсем.
   - А в чем сложность? - не понял Денис. - Ты разве не сможешь прыгнуть с вершины Цеи на наш балкон в "Империуме"? Далеко конечно, но...
   - На балкон-то я прыгну, - усмехнулся главком, - тут проблем нет, проблемы будут с приземлением.
   - В смысле?
   - Площадь у балкона маленькая.
   - Но ты же прыгал, да еще со мной на холке и тоже ночью. И ничего, не промахнулся.
   - Ближе было гораздо. - Шэф помолчал. - Но это ладно, а вот как на "Арлекин" вернуться я вообще пока не представляю. Надо думать.
   Надо так надо - и Денис задумался. То, что на первый взгляд никакой проблемы не представляло - как Шэф уйдет туда, пусть так же и возвращается обратно, на глазах превращалось в некоторую головоломку. Сложную, или нет покажет решение, когда оно найдется. В том, что решение будет найдено Денис не сомневался. Другой вопрос: будет оно хорошим, или не очень.
   - То есть прыгнуть обратно в воронье гнездо ты не сможешь?
   - Попробовать можно, - с сомненьем в голосе отозвался Шэф, - если выхода другого не будет, но... - он сделал паузу, - это еще хуже, чем на балкон - можно переломаться, если ошибешься... сильно.
   - Понятно... - в высшей степени оригинально прокомментировал слова командора Денис. И тут ему в голову пришло еще одно неприятное соображение: - Слушай... а если мы будем на "Арлекине", а шкиры-то в гостинице, в камине греются. Как ты быстро шкиру достанешь? Из порта гостиница не видна. Придется прыгать на гору, а оттуда в гостиницу, на балкон...
   - Вот видишь, одна голова хорошо, а две - больше, - покивал командор.
   - Лучше.
   - Не факт. Факт - что больше. Ладно, попасть с "Арлекина" в гостиницу не сложно. Согласен?
   - Маячок на Королевской горке? - проявил присущую ему сообразительность Денис.
   - Разумеется. Этим самым решается вопрос и о возвращении в "Империум", а вот как вернуться на "Арлекин"? - Шэф сделал паузу. - Ладно, пока озадачим ямщика, а сами будем думать.
   Доведя до Брамса новое целеуказание - на Королевскую горку, компаньоны возобновили мозговой штурм. Первым нарушил молчание Денис:
   - А на воду можно прыгать?
   - Прыгать можно куда угодно. Вопрос в том, насколько удачно.
   - Понятно... И все же?
   - Я в воду никогда не прыгал. Так что - не знаю.
   После небольшого раздумья, Денис спросил:
   - То есть, поставить маячок на верхушке грот-мачты - не выход?
   - Выход-то - выход, но... не сильно хороший. Направление даст, но надо будет делать поправку на высоту... на то чтобы вбок взять, а в темноте расстояния кажутся не такими, как при свете.
   - А может прямо на причале финишируешь? Наверняка можно площадку найти.
   - Это-то - да, но... в порту всегда народ тусуется, и днем и ночью, а я боюсь, что шкира сильно разрядится и режим невидимости будет недоступен. Сам понимаешь, - Шэф ухмыльнулся, - внезапное появление "черного демона" среди толпы пьяных матросов, шлюх, сутенеров, торговцев дурью и прочей почтеннейшей публики, незамеченным не пройдет, а смысл всей операции - скрытность. Так что - нет. - Обменявшись мнениями, компаньоны замолчали.
   Воцарившееся молчание, минут через пять, снова нарушил Денис:
   - А может взять какую-нибудь деревяшку... или спасательный круг, или еще чего такое, присобачить маячок и пусть болтается рядом с "Арлекином" - и уровень моря показывает и размер небольшой - прыгаешь рядом и порядок! - Шэф помолчал некоторое время. прежде чем ответить:
   - Все бы хорошо, но... снесет деревяшку.
   - Якорек приспособить.
   - Надо будет с боцманом поговорить... - рассудительно согласился Шэф. - А вообще-то я решил, что если ничего лучше не придумаем, то сажаем Брамса в лодку, маячок на нос и пусть удерживает ее перпендикулярно берегу.
   - Ага, а если волнение, или еще какой форс-мажор - лодку развернет, ты в этот момент прыгаешь, рассчитываешь на воду, а врезаешься в мачту, или еще куда... Деревяшка с маячком лучше!
   - Посмотрим.

*****

   Не зря Шэф доверял своей интуиции. Не зря, ох не зря, он так торопился с постановкой маячков. Его прогностические способности если кому и уступали, то скажем... Ванге... или там Нострадамусу, да и то, скорее всего, ненамного, а больше так и в голову никто не приходит! Ну-у, разве что дельфийский Оракул, так тот прогнозы давал очень туманные, смысл которых становился ясен только после того, как... а у командора все было ясно и прозрачно до того - ставить маяки и точка!
   То, что компаньоны очень вовремя подсуетились с маяками блестяще подтвердилось этим же вечером, когда вся компания, состоящая из северных Лордов и группы поддержки вновь собралась на борту "Арлекина" для продолжения банкета. Компания барышень не досчиталась двух своих членов... Черт, как-то двусмысленно получилось, скажем так: количество девушек уменьшилось на две единицы, но так как ни Шэф, ни Денис не помнили ни как они выглядят, ни тем более, как их зовут, то и особого расстройства они по этому поводу не испытали - оставшихся хватало с избытком.
   Веселье началось сразу же, без раскачки - так всегда бывает на второй день - непременная скованность присущая малознакомой между собой компании, неизбежная при первом усаживании за пиршественный стол, исчезла, все были, словно Золушки, в приятном предвкушении бала (включая компаньонов), все были игриво настроены на упоительный флирт и продолжение застолья. Уже зазвучали первые тосты, хлопнули первые пробки местного игристого вина, загорелись глаза, раскраснелись щеки, и вдруг...
   Как хороша бы была жизнь, или наоборот - невыносимо скучна, без этого пресловутого "вдруг". Тут все зависит от точки зрения участника, живущего этой самой жизнью - если ты молодой человек и в твоих жилах бушует адреналиновый пожар, то жизнь без "вдруг" для тебя - это не жизнь вовсе, а какое-то подобие медленной смерти от скуки - ты каждое мгновение ждешь, что вдруг что-то произойдет: вон та черненькая, которая прошла мимо с видом английской королевы, вдруг обернется, улыбнется и ты решишься пригласить ее в кино, или кафе, или еще куда... вдруг Антон Евсеевич наконец-то заметит, что твой код работает в четыре раза быстрее, чем софт написанный его толстым старым дружком Сергеем Викторовичем и он наконец-то возьмет тебя на полную ставку, а не на подхват, ну и так далее... Ты ждешь от жизни случая, который перевернет ее скучное течение с ног на голову (или наоборот), и она понесется вскачь, как ужаленная в задницу антилопа!
   И наоборот - если ты почтенный отец семейства, если от твоей зарплаты зависит будут ли у жены новые сапоги, или ей придется мерзнуть, как прошлой зимой, простужаться и ходить на работу с хлюпающим носом и глазами красными, как у кролика, если от твоей зарплаты зависит сможет ли дочь студентка заплатить за обучение, ну и так далее, а твое положение на работе, в связи с перманентным кризисом, не слишком устойчивое, то любое "вдруг" для тебя смерти подобно, потому что ничего хорошего жизнь тебе предложить уже не может - лимит хорошего, припасенный для тебя судьбой, исчерпан, осталось только не очень хорошее, а если называть вещи своими именами, без экивоков - плохое. Обратите внимание, что слово "смерть" присутствует и в первом и во втором случаях, но насколько разный смысл оно имеет. Все в нашей жизни относительно... И вот на этой высокой ноте возвращаемся на палубу "Арлекина".
   В первое мгновение показалось, что рев боевого рога прекрасно гармонирует с композицией, исполняемой бродячим оркестром, и даже придает мелодии новые, скрытые до этого оттенки, но это только в первое мгновение. Во второе стало кристально ясно, что рог и оркестр две вещи несовместные, как гений и злодейство.
   "Невовремя как, - огорченно подумал Денис, - только начали, и на тебе - весь кайф сломал. Гад!" - в том, что это трубит неугомонный Тит Арден он ни на секунду не усомнился.
   Еще через несколько мгновений возле стола появился взволнованный Хатлер:
   - Господа! Там у трапа...
   - Мы знаем, - прервал его Шэф, - поди скажи, что Лорды сейчас подойдут.
   Они с Денисом быстренько подпоясались своими парадно-боевыми шпагами, доставшимися им в качестве трофеев от пропавшего безвести первого капитана "Арлекина" и, в сопровождении своего прекрасного эскорта, двинулись в сторону бака. Эскорт, в отличие от обоих компаньонов, сохранявших как внешнюю, так и, что гораздо важнее - внутреннюю, невозмутимость, трепетал!
   Девушек обуревали самые разнообразные чувства, начиная от искренней тревоги за судьбы юных красавчиков Лорда Арамиса и Тита Ардена - а все барышни, до единой, были в курсе непростых взаимоотношений, связавших Князя Великого Дома "Полярный Медведь" и Командира особой стражи, и заканчивая азартным предвкушением крови, которая непременно прольется в самом ближайшем будущем.
   Недаром множество девушек и молодых женщин посещали, посещают и будут посещать гладиаторские игры, бокс и прочие бои без правил. Они рассказывают своим спутникам сказки, что пришли сюда только ради них, а им самим это зрелище глубоко гадко и противно, что здесь воняет мужским потом и кровью, что это отвратительно - наблюдать за схватками озверевших самцов! Но все это неправда - зрелище боя возбуждает их до чрезвычайности, их глаза загораются, дыхание становится прерывистым, нежные ручки сжимаются в кулачки так, что наманикюренные ногти впиваются в ладони, бисеринки пота выступают на их прекрасных лицах... А уж если дуэль происходит из-за них самих, то несмотря на все горестные крики, призывы к прекращению кровопролитья и прочие заламывания рук, в душах их поселяется огненный восторг от мысли, что это все происходит из-за них любимых! Разумеется, все вышесказанное относится к "честным дракам". Никому и в голову не придет, что нормальной девушке может понравиться, когда стая гопников избивает ее бой-френда до потери сознания, чтобы покончив с ним, добраться до ее нежного тела.
   Конечно, из всякого правила есть исключения - не будем огульно мерить всех одним аршином. Встречаются девушки, которые из-за потери любимого руки на себя накладывают - мировая литература дает тому массу примеров, но мы говорим о тенденции. Поэтому юные леди, которые с негодованием прочли предыдущий абзац, могут быть вполне уверенны, что они относятся именно к исключению из правил и вольны, с полным на то основанием, собой гордиться. И кстати - чтобы закрыть тему: зрелище всяких женских боев для всякого нормального мужика является, мягко говоря - неприятным, а если называть вещи своими именами, то - противным. Противным из-за того, что противоестественным. Женщины не должны драться.
   Спустившись с трапа, Шэф с Денисом обнаружили, кто бы сомневался, Тита и его спутника - невысокого жгучего брюнета, лет тридцати, лицо которого было полностью противоположно лицам сотрудников службы внешнего наблюдения, характерной особенностью которых (имеются в виду лица, а не сотрудники) является серость, незаметность и неприметность. И наоборот, лицо брюнета сразу же запоминалось смотрящим и оставалось там навсегда, врезавшись в память запавшими черными глазами и ястребиным профилем. Как только компаньоны вплотную приблизились к безучастно рассматривающим их незваным посетителям, Тит спокойно и бесстрастно произнес:
   - Лорд Арамис, я вызываю тебя на смертный бой. Все детали прошу обсудить с моим секундантом - Искусником Дамиром. - Произнеся этот незамысловатый текст, он развернулся и неторопливо зашагал к группе всадников, поджидавших его неподалеку.
   Манера, в которой прозвучал вызов, да и все поведение Командира особой стражи, Денису очень не понравились. Отрешенный, без малейшей экзальтации, дешевого гонора и прочей наносной шелухи, тон, которым говорил Тит, его ледяное спокойствие, которое бывает только у человека сжегшего все мосты и готового победить, или умереть - третьего не дано, говорили о том, что весь план, разработанный Шэфом, в котором предусматривалось легкое, но не дающее возможность продолжать схватку, ранение командира местного ОМОНа, летит ко всем чертям!
   Денис на бессознательном, интуитивном уровне, - печенкой почувствовал, что после дуэли в живых останется только кто-то один - или Тит, или он - так уж карты легли. Судьба распорядилась так, что двум молодым людям, которым бы жить, да жить и которым делить-то, по большому счету, было нечего, придется встретиться с глазу на глаз с оружием в руках и один из них этой встречи не переживет. Грустно... но такова жизнь.
   Денис шагнул к трапу и остановился, поджидая Шэфа, который с непроницаемым видом обговаривал с Дамиром условия поединка. В это время, по сходням вихрем слетела красивая черноволосая девушка и опрометью бросилась к Титу Ардену, который уже вставил ногу в стремя, собираясь орлом взлететь на своего скакуна. Неожиданное появление барышни остановило этот процесс. Как воспитанный молодой человек, Тит тут же прекратил посадку, выдернул ногу из стремени и склонился перед красавицей в галантном поклоне.
   Денис отметил, что несмотря на бурное изъявление чувств со стороны брюнетки, выражающееся в заламывании рук, прижатии их к груди, хватании Тита за рукав, страстным мольбам и прочим штучкам, к которым, во всех мирах, прибегает накосячившая прекрасная половина человечества, Командир особой стражи остался холоден и бесстрастен. Он молча выслушал бурный монолог, покачал головой, что-то коротко произнес, поклонился, взял своего коня под уздцы и отодвинулся немного в сторону, показывая, что разговор окончен.
   В его поведении не было никакой игры и кокетства, к которым прибегают как юноши, так и девушки, считающие, что нанесенная противоположной стороной обида так сильна, что уже имевших место уговоров, раскаянья, признания вины и посыпания головы пеплом недостаточно и требуется дополнительная порция. Девушка - ее зовут Люсена Отран, неожиданно припомнил Денис, стояла потерянная, с опущенными плечами, с потухшим взором и вся ее фигура выражала крайнюю степень отчаянья, но было очевидно, что Тита Ардена эта картина совершенно не трогает. Ощущалось, что он не здесь и не сейчас, что дух его витает где-то далеко.
   Последние несколько секунд Дениса преследовала мысль, что Тит Арден напоминает ему какого-то известного персонажа - то ли знакомого, то ли в кино видел, то ли читал... никак не вспомнить, но знакомого. И внезапно до него дошло, кого именно напоминает ему бесстрастный, спокойный и безучастный ко всему происходящему Командир особой стражи. Денис вспомнил, где он раньше видел двойника Тита Ардена. А видел он его в документальном фильме о войне на Тихом океане. - Камикадзе!
   Пока Денис с интересом наблюдал за шекспировскими страстями, разыгранными перед ним Титом и Люсеной... хотя пожалуй нет - только Люсеной, ведь Тит никаких эмоций во время сцены на пирсе не проявлял, Шэф закончил переговоры с Дамиром и направился к трапу.
   Дамир, в свою очередь, подошел к продолжавшему стоять возле своего коня Ардену, по пути вежливо раскланялся с Люсеной, которая этого даже не заметила - складывалось впечатление, что она вообще не ничего не видит вокруг - так велика была сила охватившего ее отчаянья, и ловко вскочил на своего скакуна. Его примеру тут же последовал Тит и маленькая кавалькада из пяти всадников покинула причал.
   - Чего-то не нравится мне это дело... - задумчиво произнес Шэф, подходя к трапу.
   - А что здесь может понравиться? - хмыкнул Денис. - Мне убивать этого парня совсем не хочется... а придется.
   В ответ командор бросил на него такой взгляд, что Денис поежился:
   - Ты уверен, что именно ТЫ его убьешь, а не наоборот?
   - А что такое? - посерьезнел Денис. - Не ты ли хотел, чтобы я ему на выбор ляжку прострелил, а ты бы выбирал: правую, или левую... и вдруг такой псисимизм! Бодрее надо, таварисч! Оптимистичнее... - за ерничаньем Денис пытался скрыть тревогу и Шэф прекрасно это понимал.
   - Ладно, не бери в голову - это я так... Просто хочу, чтобы ты посерьезнее к дуэли отнесся.
   - Да я серьезен, - буркнул Денис, - дальше некуда. Не понравился мне Тит... сильно.
   - Что-нибудь конкретное? - живо заинтересовался Шэф. А когда Денис рассказал ему о своих наблюдениях, согласно покивал головой. - А мне Дамир не понравился... - в свою очередь пожаловался главком.
   - Чем?
   - Он уверен, что ты - труп.
   - Это с фига?! - возмутился Денис.
   - Он принял, без малейших возражений, все мои условия. На арбалетах, - пожалуйста! Если промахнетесь, - драться на клинках, которые предварительно будут проверены на отсутствие ядов и артефактного усиления, - пожалуйста! Драться голыми, - пожалуйста!
   - Чего?! - не понял Денис. Он решил, что ему послышалось: - Как ты сказал? - Драться голыми?
   - А что тебя удивляет, мон ами? Или ты хочешь, чтобы в последний момент Тит одел какой-нибудь защитный амулет?.. - Командор помолчал. - Амулеты, - они разные бывают... Некоторые вроде шкиры... - Денис удивленно вскинул глаза. - Похуже конечно, но... немного. Некоторые, - ненамного, - твердо закончил Шэф.
   - Так что? - совсем голым!? - не успокаивался Денис.
   - Нет, блин! - разозлился командор. - Частично. Повязку дадут. Набедренную. Ты не о том беспокоишься.
   - А о чем надо?
   - О том, что он пошел на все мои условия, но взамен выдвинул одно свое... - Шэф замолчал, вполне справедливо ожидая вопроса и Денис не выдержал:
   - Какое?
   - Какое!? - главком невесело усмехнулся: - Обычный, стандартный пункт из местного дуэльного кодекса звучит примерно так, не дословно, но по смыслу: "Запрещается добивать раненного, который не может защищаться". Так вот... Дамир и Тит специально оговаривают, что этот пункт действовать не будет. Об этом будет специально объявлено перед началом поединка.
   - Вот оно чё, Михалыч... - пробормотал Денис. Но, сказать, что он был сильно удивлен, было бы неправдой. Еще во время того, как Арден озвучивал вызов, а особенно наблюдая за ним потом, Денис пришел к твердому выводу, что Тит решил или умереть, или отправить в могилу его. Так что ничего нового от любимого руководителя он не услыхал, но все равно было как-то... скажем так - неуютно.
   - Ладно, - прервал затянувшуюся паузу Шэф, - пошли на борт - продолжим наши игры.
   - А когда дуэль-то? - спохватился Денис. - Может мне уже и пить нельзя... и силы копить надо. В смысле - воздерживаться... от излишеств нехороших, - при этих словах оба ухмыльнулись.
   - Эти хотели утром... но я сказал вечером. - Командор сделал паузу. - Пожалуйста! На все идут, лишь бы тебя ухайдакать. Так что - соберись!
   - Прямо сейчас?
   - Нет конечно. Надо всю группу поддержки упоить, чтобы я спокойно поработал.
   - А может в гостиницу переберемся?
   - Нет. Здесь свидетелей больше будет, что мы всю ночь проторчали на "Арлекине". Да и свидетели такие... не из последних. Высокопоставленные... девчушки, - уточнил командор, хотя не исключено, что имел в виду какое-то другое слово. Так что, для качественного алиби остаемся здесь, - резюмировал он.
   - Шэф. Вот скажу тебе честно, - меланхолично отозвался Денис, - что не ожидал, что аристократки такие... - он замялся подбирая слово. - Бляди! - наконец высказался он, не найдя другого определения.
   - Но, в хорошем смысле? - уточнил Шэф.
   - Естественно в хорошем. Но, не ожидал... - повторил Денис. - Не скажу, что мне это не нравится - нравится! Но... - не ожидал.
   - А чего ты ожидал? Балладу о славном рыцаре Айвенго? - усмехнулся главком.
   - Ну-у... что-то типа того.
   В ответ командор только махнул рукой. Этот жест верховного главнокомандующего Денис интерпретировал так: Мол, о чем ты говоришь?! Порядочных и среди простолюдинок-то днем с огнем, а тут аристократки! Хотя не исключено, что Шэф имел в виду что-то совершенно иное - например, что выборка слишком мала, чтобы делать квалифицированные выводы, или что вообще вопрос не стоит выеденного яйца, или еще что-то совсем уже другое, но Денис уточнять не стал - махнул командор и махнул.
   А между тем, пока компаньоны вели свой оживленный диалог, к Люсене Отран, продолжавшей стоять на пирсе соляным столбом, подъехала богато украшенная гербами семьи Отран - белый кречет на лазоревом поле, карета. Из нее вышли два здоровенных лакея, и почтительно поддерживая впавшую в прострацию девушку, бережно усадили ее внутрь.
   Денису не было ее жалко - вполне возможно, что именно она была последней каплей, которая вытолкнула Тита Ардена из мира обычных людей в мир камикадзе. Не примкни она демонстративно к компании Лорда Атоса, а в особенности - Лорда Арамиса, останься с Титом Арденом в трудную для него минуту, утешь его - гляди и вызов на дуэль последовал бы обычный, а не смертный.
   "У-у-у-у... - дура!" - плюнул ей мысленно вслед Денис и начал подниматься вслед за командором по трапу.

*****

   Поначалу, когда все, за исключением Люсены, вернулись за пиршественный стол, воцарилась за ним некоторая неловкость, которая бывает, к примеру, на поминках, когда разошедшиеся гости забывают о причине, собравшей их за этим самым столом и начинают веселиться, как на обычной пьянке, а кто-то из присутствующих напоминает, зачем они тут собрались. Но, к счастью, на борту "Арлекина" были все же не поминки, вскоре молодость и ощущение полноты жизни взяли свое, зазвучали тосты, заблестели улыбки, заискрились глаза и понеслось!
   Многомудрый Шэф, знающий жизнь не понаслышке, предположил и впоследствии его предположение блестяще подтвердилось, что каждая из барышень посчитает своим долгом поднять бокал за бесстрашного Лорда Арамиса, пожелать ему удачи в предстоящем поединке, страстно облобызать и выпить этот бокал до дна. И несмотря на то, что пили они низкоградусную шипучку, неотличимую по вкусу от сладкого шампанского "Asti Mondoro", набраться таким способом до положения риз, группа поддержки смогла бы непозволительно быстро.
   Допустить это, в смысле - быстро, было никак невозможно, и вот по каким причинам: темнеет на юге рано, но темнота не является гарантией, что объекты предстоящей операции улягутся спать, как только стемнеет. Вполне вероятно, что они будут еще долго колобродить, а Шэфу было необходимо застать их мирно спящими в своих постелях - это раз. Начинать операцию нужно было в тот момент, когда группа поддержки будет спать глубоким сном, а если напоить их слишком быстро, то не исключено, что они продерут свои прекрасные глазки в самый неподходящий момент, захотят продолжения банкета, или пописать, или еще чего и могут краешком сознания отметить отсутствие Лорда Атоса на "рабочем месте", и хотя вряд ли они потом об этом вспомнят, но такой ход событий был крайне нежелателен - это два.
   Следовательно, спаивать группу поддержки нужно было медленно. С этой целью, пока еще не улеглась суматоха, вызванная приездом Тита Ардена, ревом его боевого рога, вызовом на дуэль и прочими волнующими событиями, главком велел боцману заменить большие бокалы на маленькие лафитнички, что и было проделано быстро, четко и незаметно для группы поддержки, которая всем составом с упоением наблюдала за драмой, разворачивающейся на пирсе. Не до бокалов им было в тот момент, когда вокруг творится такое!
   Денис же, в ответ на тосты, коньяк свой практически не пил - так, смачивал язык гомеопатическим дозами - уж больно неприятные воспоминания остались у него после использования препаратов для протрезвления из арсенала Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей". Он решил попробовать обойтись без той гадости, которую им пришлось принимать с Шэфом перед визитом к консулу Высокого Престола.
   После того, как колокол на Белой башне, венчавшей канцелярию Генерал-губернатора, возвестил наступление полуночи, Шэф, согласно им же лично разработанному и им же лично утвержденному плану, принял решение о начале активной фазы операции по принуждению семьи Арден к честной игре, и немедленно приступил к его реализации. Он быстро, один за другим произнес три тоста, не давая барышням ни опомниться, ни закусить: За победу! За прекрасных дам! За любовь! После этого, они с Денисом увели группу поддержки, поголовно клевавшую носами, в капитанскую каюту, помогли раздеться и уложили спать. Как только девушки дружно засопели, разделись и компаньоны, причем тоже донага. Денис именно для того, о чем вы подумали, а Шэф вовсе нет.
   Дело было в том, что желательно было, чтобы командор, наутро, когда придет пора всем одеваться, надел именно ту одежду, в которой был вечером - так на всякий случай, для еще большего упрочения алиби. А если отправиться в поход одетым, то все равно придется оставить камзол в гостинице, куда по-любому нужно будет прыгать за шкирой. Это приведет к тому, что во-первых придется обязательно за ним возвращаться, хотя без этого можно было бы обойтись, а любой лишний ход, как в шахматах, так и при проведении спецопераций грозит потерей темпа, а это может быть чревато. Во-вторых, и это важнее, если переодеваться в "Империуме, то после возвращения и обратного переоблачения, придется прыгать в море в одежде, которая до утра может и не высохнуть, а это может кому-то из барышень броситься в глаза и осесть в памяти, а это уже совсем не гуд... совсем. И еще - максимум, где кто-нибудь мог увидеть голого Шэфа, так это на Королевской Горке, а там никого таким видом не шокируешь, да и в темноте много не углядишь - так что риска практически никакого, а польза большая.
   "Ну что ж... - думал главком, тихонько выбираясь на палубу "Арлекина", - пока все идет по плану... группа поддержки пребывает в объятиях морфея, если паче чаянья какая-нибудь прелестница из них вырвется, то плавно перейдет в объятия Дэна... пардон-пардон, - мысленно ухмыльнулся он, - Лорда Арамиса! Конечно же, - Лорда Арамиса!.. маячки расставлены, объекты операции предположительно спят мирным сном... жаль конечно, что "предположительно", но все предусмотреть невозможно - я не господь бог, и все предусмотреть заранее не могу... - Короче! - все на своих местах - пора начинать!"
   Южная тропическая ночь с огромными мохнатыми звездами, висящими над морем, с гортанными мужскими криками и женским смехом, доносящимся с берега, со сложной смесь запахов гниющих водорослей, еды, духов и еще огромного количества чего-то неуловимого, но заставляющего бурлить кровь... - все это прошло мимо сознания Шэфа, которое, как хорошая головка самонаведения, отфильтровывало все посторонние шумы, оставляя в нем только финишную цель. Главком бросил взгляд за корму, где метрах в ста, немного левее осевой линии "Арлекина", ярко поблескивал огонек маячка, установленного на крохотном буйке, надежно удерживаемом на месте не менее крохотным якорьком. Командор мысленно поставил галочку перед пунктом Приказа: "Наградить боцмана Хатлера за безупречную службу", и никем незамеченным двинулся к грот-мачте. Пора мой друг, пора!

*****

   Воронье гнездо на грот-мачте "Арлекина" - прыжок... вершина Цеи - прыжок... Королевская горка - прыжок... балкон номера люкс в "Империуме". Весь этот путь занял ненамного больше времени, чем потребовалось, чтобы о нем прочитать. Шэф, не зажигая света и двигаясь абсолютно бесшумно, словно привидение, выудил свою шкиру из камина, натянул, достал рюкзак, покопался в нем, извлек оттуда несколько небольших баллончиков, размером с губную помаду, шприц-тюбик и "универсальную" отмычку. Постоял несколько секунд, мысленно проверяя - не забыл ли чего, убедился, что не забыл и шагнул на балкон.
   Школьники и студенты, делающие домашние задания - имеются в виду те из них, кто вообще делает домашние задания, потому что многие из них вообще этим не заморачиваются, делятся на две группы: первая начинает с наиболее трудных, а вторая с наиболее легких задач, стоящих перед ними. Шэф принадлежал к первой группе и поэтому начинать решил с мага.
   Балкон номера люкс в "Империуме" - прыжок... вершина Цеи - прыжок... и командор материализовался на перекрестке улиц Конной и Веревочной, в одном квартале от улицы Ювелиров - конечной цели этого маленького путешествия. Днем и то здесь было не сильно оживленно, а уж ночью-то никакого трафика по этим самым улицам - Конной и Веревочной и вовсе не наблюдалось, и появление Шэфа прошло никем не замеченным.
   Объяснялось это поздним временем и добропорядочностью района - ночью люди шастают или по неблагополучным районам, где деловая активность населения возрастает обратно пропорционально освещенности, или же наоборот - по самым престижным, типа Королевской набережной, где ночная жизнь цветет и пахнет. А по районам населенным порядочными людьми, районам не имеющим ночных развлекательных учреждений, ночью, соответственно, никто и не шляется.
   Место "приземления" освещалось неплохо, но разумеется это было не бестеневое освещение операционной - неосвещенных уголков хватало. Да и вообще... кому надо - тот найдет. Блестящая угольно-черная фигура моментально сориентировалась, определила направление движения, и метнулась к ближайшему владению тьмы со скоростью пресловутой "Черной молнии". В следующее мгновение она растворилась в ночи, будто ее и не было. Надо честно признать, что обитателям района сильно повезло, что они не встретились на пути главкома - увидев его, вынырнувшего из темноты, в неверном свете звезд и редких фонарей, в блестящей черной шкире, без лица... нормальный обыватель стал бы заикой до конца своих дней - это в лучшем случае. О том, что было бы в худшем, не хочется даже думать.
   Прежде чем исчезнуть, Шэф прихватил маячок, установленный на перекрестке - если, все-таки, тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не накаркать, начнется расследование некоторых странных событий, которые должны произойти этой ночью, то было бы верхом неосмотрительности оставлять такие следы - наверняка найдутся те, кто увидят маячки и без помощи шкиры - в магических мирах хватает умельцев в самых неожиданных областях. А если увидят, то могут задаться вопросом: а нафига? А задавшись, могут задуматься - и пошло-поехало... А компаньонам это надо? - компаньонам этого не надо! Не зря коллективная память человечества хранит примеры судьбоносного влияния мелочей: "Враг заходит в город пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя!" Шэф прекрасно знал, какую цену можно заплатить за пренебрежение мелочами и платить ее не собирался.
   Плавно, но стремительно, перетекая из одной затемненной области в другую, командор быстро добрался до своей первой цели на эту ночь - дома Дамира - придворного мага семьи Арден. Трехэтажный дом из красного некрашеного кирпича если и соответствовал английской пословице: "Мой дом - моя крепость", то только в качестве правового принципа, потому что для крепости у него были уж очень большие окна на всех этажах, начиная с первого, причем безо всяких решеток, по крайней мере таких, которые были бы видны "невооруженным взглядом".
   А с другой стороны, зачем уродовать фасад кованными изделиями местных кустарей (без мотора)? Хотя... уродовать - это может и не совсем правильное слово - по дороге Шэф успел отметить несколько образчиков работ местных кузнецов, вполне себе приличного уровня, указывающих на наличие определенного художественного вкуса как у домовладельцев, так и у мастеров художественной ковки, но... без решеток все-таки лучше - в смысле красивее - это раз, а во-вторых, отсутствие решеток на окнах лишний раз подчеркивает статус хозяина, который нисколько не беспокоится, что к нему могут пожаловать незваные гости. И действительно, зачем нужны железные решетки, если окна надежно перекрыты красными, то есть - боевыми плетениями! Никаких сигнальных: полез без спросу - получай!
   А вот парадная дверь, набранная из лакированных дубовых плашек - парадная потому, что наверняка существовала и задняя, выходящая в маленький дворик, спрятавшийся позади здания, была прикрыта лишь белыми сигнальными заклинаниями. И это было правильно - ночной тать через дверь не пойдет - тати, они обычно через окна любят, а порядочного человека, сунувшегося сдуру без предупреждения, сразу поджаривать было не очень правильно - имело смысл сначала разобраться. Так что все было организовано по уму, пришел к закономерному выводу Шэф.
   Пространство перед домом Дамира было освещено очень хорошо - было заметно, что хозяин в средствах не стеснен и на освещении не экономит. Мысленно чертыхнувшись, командор, не менее прижимистый чем Матроскин, когда речь шла об экономии заряда батареи во время боевого выхода, был вынужден пристроиться в небольшом темном закутке на противоположной стороне улицы. К счастью, его возможности позволяли и отсюда просканировать будущий театр военных действий и ему не было нужды вплотную приближаться к дому Дамира, что безусловно потребовало бы не только активации шкиры, но и к переводу ее в режим невидимости, в котором она жрала энергию, как журналист на фуршете - то есть очень быстро и очень много.
   Перед тем, как приступать к активной фазе операции по нейтрализации злонамеренного колдуна, было необходимо оценить степень защищенности его жилища. Сделать это сегодня днем, когда компаньоны проезжали мимо дома Дамира, было невозможно - любая магическая защита начинается на маге и на нем же заканчивается. Днем, на окнах и двери висели тусклые защитные плетения, способные разве что свернуть голову какому-нибудь безбашенному форточнику, не обремененному ни самым примитивным защитным амулетом, ни капелькой мозгов, и сунувшемуся, сдуру, в хоромы мага, поэтому, днем, оценить степень защиты дома было невозможно.
   Теперь же сигнальные и защитные сети сияли вполне себе по-взрослому и никакой, даже самый навороченный, защитный амулет здесь бы не помог - нарушитель границы был бы немедленно запеленгован и при надобности, тут же изжарен. Конечно же, существовал способ постоянно поддерживать защитные плетения в энергонасыщенном состоянии, но для этого был нужен фархан. Или маг, или фархан - третьего не дано.
   Но, если учесть, что стоимость накопителя рассеянной магической энергии, даже самого маленького, намного превышает стоимость дома Дамира со всем его содержимым, то становится абсолютно понятно, что постоянная защита используется только для всяких разных сокровищниц, гаремов (у особо ревнивых магов, впавших в старческий маразм и половое бессилие) и прочих подобных случаях, а никак не для защиты рядового жилища рядового мага в рядовом магическом мире. Разумеется, все эти рассуждения не относятся к предположению, что Дамир хранит дома все свои сбережения, в твердой валюте, добытые непосильным трудом. Бедных магов знаете ли не бывает и им есть чего оберегать от любителей чужого имущества, но подавляющее большинство из них предпочитает хранить честно заработанное золото в Банке Гильдии Магов, а не в сундуках и погребах и, судя по всему - а именно по отсутствию настоящей защиты днем, Дамир входил в число вменяемых колдунов, не хранящих сокровища дома.
   Миссии, подобные тем, которые жизнь подбросила ему на эту ночь, Шэф не любил, хотя и проводил их безупречно и профессионально. Он был любителем простых и радикальных решений, которые четко и однозначно разъясняли оппоненту точку зрения главкома на стоящую между ними проблему - зашел, порубал всех в капусту, к чертовой матери - ушел - все! Ему не нравилось быть Старым Лисом, ему нравилось быть Старым... а лучше - Нестарым Тигром, но в жизни не всегда удается быть кем хочется, гораздо чаще, к сожалению - кем надо.
   Насколько милее его сердцу было бы сделать в доме колдуна что-то конкретное, ну-у... например: украсть деньги, документы, артефакты, или вещдоки, или наоборот - подложить наркотики, оружие, или боеприпасы, заминировать, или еще что, или - вообще оптимальный вариант - отправить Дамира в семейный склеп на ПМЖ - просто явился бы один, или бы с Дэном, с дыроколами, со "светлячками" и стало бы на одного колдуна на свете меньше - а это уже доброе дело! Но! - к несчастью - ничего такого делать было не нужно, а вовсе наоборот - нужно было провести тайную, во всех смыслах этого слова, спецоперацию. Можно сказать - ювелирную! Тьфу!
   Мысленное брюзжание, которое позволял себе верховный главнокомандующий ни в коей мере не мешало ему заниматься делом - все это проистекало параллельно. Шэф поднял сознание в кадат и осторожно прикоснулся к стене дома колдуна. Понятное дело, что прикоснулось именно сознание, потому что физическое тело главкома оставалось стоять напротив дома мага в маленькой темной нише. Оно было надежно защищено хотя и не активированной, но шкирой, и никакого беспокойства, по поводу сохранности своей тушки, командор не испытывал.
   А осторожно Шэф прикоснулся потому, что не знал, есть ли внутри стены, через которую он собрался проникнуть внутрь дома, защитная сеть. Если есть, то хотя никакого вреда здоровью главкома она не причинит, но зато маг Дамир тут же узнает, что кто-то пытается просканировать его жилище и операция сразу перестанет быть тайной. Ровно по этой же причине командор не мог воспользоваться окнами и дверью - проще было бы начать лупить в барабан и трубить в горн, чтобы привлечь внимание колдуна.
   К счастью для Шэфа, местные маги давно забыли, что это такое - настоящие магические войны и поэтому никакой магической защиты в толстенной стене - в шесть кирпичей, через которую он очень медленно - каждое мгновение опасаясь вляпаться по самые не балуйся, просклизнул, не обнаружилось. Видимо предполагалось, что для защиты от профанов вполне хватит плетений на окнах и дверях, а приличные люди - маги, между собой не воюют и без спросу через стену не лазают. Командор ухмыльнулся - "Ну, прямо, как дети, чесс слово!" - всплыл в его памяти бородатый анекдот.
   На первом этаже обнаружилась кухня, кладовка с продуктами и комнаты слуг. В первой почивала пожилая матрона - скорее всего кухарка. Почему Шэф так решил он сам не знал, но это сразу же пришло ему в голову при взгляде на спящую женщину. Во второй - мужичок лет пятидесяти - скорее всего садовник... ну, не водопроводчик же в конце концов. В третьей - крупная баба, лет тридцати пяти, с лошадиным лицом и мощными руками - судя по красным, обветренным кистям - судомойка и помощница кухарки. Еще одна спальня оказалась пустой, но судя по уюту и цветам в красивом кувшине, стоящем не столе - обитаемой. Просто ее обитатель, скорее всего женского пола и совсем не старый, как почему-то подсказывала главкомовская интуиция, в данный момент отсутствовал.
   Две следующие комнаты занимали две же молодые девицы. Исходя из того, что девушки были очень миловидные и ухоженные, можно было предположить, что служили они горничными, с обязанностями прислуги за все: убрать постель, разложить постель, согреть постель, протереть пыль, дежурный минетик, накрыть на стол, убрать со стола и все такое прочее, а вот мытьем посуды и стиркой, судя по их холеным ручкам, они занимались вряд ли. Шэф по дороге изучал все очень внимательно - он не понаслышке знал насколько важно внимание к деталям - никогда не знаешь какая информация может пригодится.
   Тщательно осмотрев первый этаж, он, как обычный человек - по лестнице, а не через перекрытия поднялся на второй. Практически весь этаж занимала столовая, или же, скорее всего, зал для приема гостей. На это явно указывал огромный овальный стол черного дерева и двенадцать шикарных кресел вокруг него. Завтракать, обедать и ужинать в одиночестве, в таком большом помещении и за таким огромным столом, на взгляд Шэфа, было не особо комфортно, но, на вкус и цвет... - может магу и нравилось. Кроме главного стола в банкетном зале, как мысленно окрестил помещение Шэф, по углам, находились еще четыре маленьких столика, наподобие ломберных - с серединой затянутой зеленым сукном, каждый из которых окружало четыре вычурных стула, похожих на венские.
   На самом близком к двери ломберном столике спал огромный дымчатый кот. При виде Шэфа... вернее его сознания... или проекции его личности... или его энергетического тела... короче, при виде того, что проникло со стороны лестницы в банкетный зал, кот немедленно подорвался - вскочил на ноги, выгнул спину дугой, раздулся, как шар, засверкал зелеными глазищами и совсем уже было собрался зашипеть - даже пасть раззявил, но был остановлен командором:
   - Тихо лошадь! - Я Буденный! - мысленно обратился он к котяре. Тот удивленно уставился на главкома, но рот прикрыл - видимо решил повременить с шипением. - К тебе лично, мохнатый, никаких претензий нет... - если не будешь выпендриваться, - многозначительно прибавил Шэф мрачным тоном. И кошак, поразмыслив пару секунд, по трезвому размышлению, решил не связываться с незнакомцем (или что он там видел - иди знай) - он снова улегся на столик, с которого вскочил, отвернулся, закрыл глаза и сделал вид, что спит.
   "Точно, блин! - подумал командор, - во многих мирах обитают стервецы... но жрут почему-то только в нашем..."
   Не найдя на втором этаже больше ничего интересного, Шэф направился на третий, но был вынужден притормозить - вход с лестницы прикрывало сигнальное плетение - видать Дамир хотел быть в курсе, если кто-то из домочадцев решит навестить его ночной порой.
   "Разумно..." - одобрил действия мага командор и начал протискиваться на последний этаж через перекрытие. Никакой защиты там установлено не было и через некоторое, очень небольшое время, он очутился прямо перед конечной целью своего незаконного вторжения на территорию частной собственности Дамира - а именно перед его спальней, которая, как выяснилось в процессе рекогносцировки, располагалась на последнем - третьем этаже.
   Прежде чем лезть непосредственно в спальню, командор обследовал весь этаж. На нем он обнаружил: библиотеку; кабинет; маленькую, уютную столовую, вполне подходящую для приема пищи в одиночестве, или же в компании одного-двух сотрапезников и собственно спальню, дверь в которую перекрывало еще одно сигнальное плетение. Как впоследствии выяснилось, это был ключевой момент всей операции - если бы плетение было боевым, то о тайной операции можно было бы забыть.
   Изобретать велосипед Шэф не стал и привычным способом - через стену, проник в святая святых дома мага Дамира - его опочивальню, где тот пребывал в компании миловидной девицы. Колдун и девушка, как две капли воды похожая на тех двух, что спали на первом этаже, лежали по разные стороны огромной кровати и спали - судя по их растрепанному виду, после бурного секса.
   Ну-у... как две капли - это пожалуй все-таки перебор. Скажем так: все три девушки были одноплановые - миниатюрные изящные брюнетки - командор их всех внимательно рассмотрел, так что никакой ошибки здесь не могло быть. И не надо кривить губы! Не надо! Главком не за женской баней подглядывал, а проводил разведмероприятия - а здесь мелочей нет! - все надо изучать досконально, иначе... иначе может быть плохо. Надо признать, что однотипность "группы поддержки" Дамира сильно удивило Шэфа. Нет-нет, поймите правильно - он ничего не имел против миниатюрных изящных брюнеток, наоборот - только за! Даже порадовался за колдуна, что тот придерживался нормальной сексуальной ориентации, а то ведь среди их сословия голубые встречались не реже, чем на российской эстраде. Шэфу повезло, что Ларз Котен был тоже гетеросексуалистом, иначе главком рано или поздно не смог бы скрыть брезгливость, а тогда их доверительным отношениям настал бы конец, а это не есть гуд... - иметь в друзьях командира Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей" - это, знаете ли, дорогого стоит!
   Нет! - тут дело в другом - Шэф не понимал, зачем Дамиру три одинаковых девушки... - разве что, они работают сменами - сутки через двое, но такое предположение в качестве серьезной гипотезы главком рассматривать не стал - бред. Командор прекрасно бы понял колдуна, если бы девушки были разными: одна худая, вторая полная, третья нормального телосложения, или же, скажем, все однотипные, но одна блондинка, вторая брюнетка, третья каштанка, или шатенка, или это одно и тоже? - иди знай, или еще какой расцветки - с зелеными волосами, что ли, но чтобы три практически одинаковых... Непонятно...
   Единственное, более-менее правдоподобное соображение на этот счет, которое пришло в голову Шэфа заключалось в том, что Дамир патологически любит, или же может заниматься сексом (нужное подчеркнуть), лишь с одним типом женщин: миниатюрными изящными брюнетками и лишь в том случае, если их количество в койке не меньше трех! - типа критическая масса. Эта гипотеза объясняла все, а то что в данный момент, в постели мага была лишь одна девушка говорило о том, что после секса остальные две были уже не только не нужны, а даже нежелательны. Посудите сами - если в постели три девушки, а ты захотел отодвинуться, потому что тебе жарко, или захотел лечь поудобнее, или еще чего, сделать этого ты не сможешь - нет места, все занято! А если одна - пожалуйста - откатился в сторонку и лежи как хочешь, а если захотел пообниматься - она под рукой.
   Казалось бы - все логично, но чувствовалась в этом какая-то тайна, однако в данный момент командору было не до этого ребуса. Шэф был немало расстроен тем, что увидел с внутренней стороны окон спальни. А увидел он прочные, кованые решетки. Это обстоятельство ставило крест на плане проникновения в дом непосредственно через окно в спальне - придется идти, как все люди - через дверь. Выведав все что ему было нужно, сознание командора воссоединилось с его же телом, терпеливо дожидавшемся его в том месте, где и было оставлено - в темном закутке напротив дома мага.
   Командор активировал шкиру, перевел ее в режим невидимости и никем незамеченным (правда и замечать-то было некому - вокруг ни души, но оставлять что-либо на волю случая в важном деле никак нельзя) подобрался к дому Дамира. Теперь ему предстояло во плоти посетить дом злосчастного мага, в котором он только что побывал в образе бесплотной тени. Но сразу ломиться в закрытую - но это еще полбеды, дверь, Шэф не стал - главная беда заключалась в наличии белого сигнального плетения перед дверью, со стороны улицы и защитного - сияющего насыщенным красным цветом - для тех, кто видит, с внутренней стороны двери, на расстоянии где-то с полметра от входа.
   Несомненно, в шкире он без труда форсировал бы защитный контур, мощностью всего лишь в две тысячи единиц по шкале Эвальда. Последняя модель шкиры, которую они с Денисом получили на складе "Морского Змея", теоретически держала до шести тысяч единиц и если бы об этом и еще о некоторых недокументированных возможностях шкиры нового поколения стало известно Председателю Совета Лучших Островной Цитадели, то он бы наверняка приказал своим опричникам доставить Ларза Котена пред свои ясные очи, и чем бы мог закончиться подобный инцидент одному Богу было известно.
   Ларзу до коликов в почках надоел весь этот, так называемый, истеблишмент Островной Цитадели, который только пил, жрал, срал и трахался. А тон всему этому процессу задавал, как и должно было быть, Председатель Совета - истинный маг Ингвар Одеммене - плейбой и сибарит. Больше ничего этот самый истеблишмент, во главе со своим коноводом, не делал, а Ларза, который видел, как медленно, но неуклонно, Островная Цитадель сползает к краю пропасти, в которой сгинет ее блестящая, построенная на крови остального Тетрарха, цивилизация, это бесило. Но пока судьба их миловала - никто, включая Председателя, дорогу командиру Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей", не переходил. А перешел бы - сильно пожалел.
   Они, мнящие себя вершителями судеб всего Тетрарха, даже не заметили, что стояли на краю гибели, причем вместе со всей планетой, когда случился кризис в отношениях Ларза Котена с истинным магом Датагом Бренденвином - Эрцмаршалом Службы Общественного Спокойствия. По разрушительным последствиям, полномасштабное столкновение двух этих подразделений было эквивалентно глобальному обмену термоядерными ударами между Штатами и Советским Союзом, на пике его военного могущества...
   ...однако, возвращаемся на Сету. Прорываться с боем, Шэф никуда не собирался. Сегодня, войсковая операция в его планы не входила, сегодня командор работал рыцарем плаща и кинжала и методы его работы были утонченны и деликатны, можно даже сказать - элегантны, как облик певца-парикмахера, или парикмахера-певца Сергея Зверева. Так что никакой прорыв защитного периметра, о котором моментально стало бы известно магу, в его планы никак не входил.
   Шэф мухой, правда очень большой и невидимой, взлетел по стене и оказался рядом с окном спальни Дамира, открытым из-за жары, которая не сильно спадала даже ночью. Молниеносным движением он вытащил один из баллончиков - тех, которые размером с губную помаду, направил в окно и нажал на крышку. Раздалось шипение, ясно говорящее о том, что содержимое баллончика покинуло место постоянного хранения и устремилось в спальню мага. Секунды через три шипение стихло и командор мягко - по-кошачьи, не утруждая себя спуском, спрыгнул на землю. Еще через секунду он уже вытаскивал отмычки, стоя перед дверью.
   Немного поколебавшись он все же убрал отмычки обратно и вытащил брата-близнеца баллона, распыленного в спальне мага. Дело было в том, что как опытный оперативник, можно сказать - мастер тайных операций международного класса, он, разумеется, смог бы бесшумно проникнуть на первый этаж и не потревожив никого из его обитателей, добраться до лестницы, а затем, минуя кота, с которым была достигнута джентльменская договоренность о невмешательстве в дела друг друга, подняться на третий этаж, где и предстояло провести заключительную фазу операции. Все так, если бы не одно "но"! - не все зависело от мастерства Шэфа.
   Дело было в том, что никто не мог гарантировать, что дверь откроется бесшумно. Существовала ненулевая вероятность, что она могла заскрипеть. И не обязательно от того, что была плохо смазана. Наоборот - могло быть так, что за ней тщательно следили и делали все необходимое, чтобы она именно что издавала какие-либо звуки при открывании - дополнительная опция обороны дома. Почему бы нет? А если при открывании двери, кто-то из обитателей первого этажа проснется и даже не выглянет в коридор - поленится, или забоится - неважно, но потом, если все-таки будет расследование, припомнит этот эпизод, то считай - операция провалена. Не должно было остаться ни малейшего свидетельства того, что кто-то тайно посещал дом мага Дамира этой ночью.
   В важном деле лучше перестраховаться! - это Шэф знал так же хорошо, как народный депутат физиономию Бенджамина Франклина, поэтому он все же, несмотря на душившую его жабу - ведь запас баллончиков был сильно не бесконечен, а вовсе даже наоборот - крайне ограничен, распылил еще один баллончик в замочную скважину. Выждав минуту, он снова взялся за отмычки и еще через несколько секунд осуществил, уже второй раз за короткий период времени, незаконное вторжение на территорию недвижимости, принадлежащей магу Дамиру. И если первое неправомочное проникновение было бесплотное, то теперь уже во плоти! - степень тяжести правонарушений возрастала раз от разу!
   Виртуозная работа с отмычками продлилась от силы секунд пять и тяжелая входная дверь с неприятным скрежетом отварилась. Главком мысленно похвалили себя за предусмотрительность: "Мастерство не пропьешь!" - с заслуженной гордостью подумал он и шагнул в темный коридор. Боевое плетение, перегораживающее коридор, преградой для командора не являлось. Он преодолел его с легкостью тяжелого ледокола, подминающего под себя рыхлый весенний лед.
   Со стороны, если бы нашелся наблюдатель способный видеть как шкиру в режиме невидимости, так и мерцающую тревожным красным цветом сеть защитного заклинания, это выглядело, как эпизод из какого-то фильма про Терминатора - того, который был сделан из жидкого металла: первое мгновение - вот он стоит перед решеткой; следующее мгновение - он сливается с ней; шажок вперед - и он оказывается за ней!
   Форсировав первое препятствие, Шэф остановился и замер. Он снова вышел в кадат и просканировал спальни челяди. Там ничего не изменилось по сравнению с первым заходом - все спали. Но если в прошлый раз это был естественный сон, который мог в любое мгновение прерваться из-за какого-нибудь звука, вспышки света, иле еще чего-нибудь, то сейчас, в течении примерно пятнадцати минут, на всей Сете не было человека, обычного или мага, способного прервать этот сон... кроме Шэфа, разумеется.
   Но он делать этого не собирался по двум причинам: во-первых, для этого надо было использовать средство из еще одного баллончика, а баллончики, как уже было отмечено - дефицит, но это не самое главное. Самое главное было то, что командор был совершенно не заинтересован в том, чтобы будить обитателей дома Дамира, а вовсе наоборот - ему было нужно, чтобы все они спали крепким и здоровым сном. Убедившись, что все обстоит именно таким образом, он отключил активный режим и в коридоре, из ничего, материализовалась черная металлическая статуя.
   Не теряя ни секунды, главком взлетел на третий этаж, проскочил сквозь сигнальное плетение и остановился перед дверью спальни, где изволил почивать маг Дамир, в компании миниатюрной брюнетки. Дверь была заперта на засов с внутренней стороны и Шэф был вынужден повторить трюк, так поразивший Дениса во Дворце Пчелы: он обнажил руки, наложил их на дверь, лицо его побелело и на нем вздулись черные канатики жил. Так продолжалось некоторое время - секунд десять, или около того, а затем лицо командора приобрело нормальный вид, жилы исчезли, а дверь слегка приотворилась, причем совершенно бесшумно.
   Главкому очень сильно повезло - если бы Дамир прикрыл дверь в спальню не сигнальным, а боевым плетением, то незаметно проникнуть туда Шэф бы не смог. Вломиться бы смог, а проникнуть - нет. Чтобы сдвинуть засов, ему было необходимо прижать к двери обнаженные руки, а при наличии защитного плетения это было равносильно тому, чтобы засунуть их в топку паровоза. Но, скажем откровенно - и колдуну повезло. Командору нужно было его нейтрализовать в любом случае... - так что повезло обоим, как бы странно это ни звучало.
   Попав в спальню, главком сразу же вытащил из кармана заботливо припасенный шприц-тюбик. Дамир и его пассия спали, разумеется, голыми - "Счастливые трусов не одевают!" - припомнил Шэф, то ли чьи-то стихи, то ли название фильма. Подобное положение вещей конечно же облегчало ему работу, но он справился бы со своей миссией даже, если бы колдун был облачен в глубоководный скафандр. С ловкостью и сноровкой опытной операционной медсестры, он приложил шприц-тюбик к сгибу локтя Дамира, дождался когда тот изменит свой цвет с красного на белый (тюбик, разумеется, а не Дамир) - это означало, что препарат полностью переместился из шприца в кровеносную систему мага и убрал пустой тюбик в карман - первая фаза операции по принуждению семейки Арден к честной игре была завершена.
   Вдохнув газ, который главком распылил в спальне и на первом этаже, все домочадцы будут спать до утра (еще несколько минут, около двенадцати - тринадцати разбудить их будет вообще невозможно, а потом эта фаза просто сменится глубоким и здоровым сном) - это раз. Они ни за что и никогда не вспомнят ничего из того, что происходило с ними этой ночью - это два. Дальше... препарат введенный Дамиру, местные маги-целители, не говоря уже об обычных лекарях, идентифицировать не смогут - сделав свое черное дело, он распадется через несколько минут и будет выведен из организма естественным путем - через пот, дыхание и мочу. Причем если вообразить невероятное - что у магов-целителей найдутся прецизионные гидро и газоанализаторы, масс-спектрографы и прочая ботва, используемая для точного качественного и количественного анализа неизвестных веществ, и им в шаловливые руки попадут образы дыхания, пота и мочи Дамира, то и в этом случае они ничего криминального не найдут - никаких ядовитых компонентов в образцах не будет.
   Это была еще одна из многочисленных разработок лабораторий Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей", узнав про которую Совет Лучших, во главе со своим Председателем, попытался бы в ярости вырвать все волосы с головы Ларза Котена... а может быть даже не только с головы, а вообще - со всего тела, причем по одному и пинцетиком. А убедившись в полнейшей невозможности подобной задумки, ввиду того, что руки коротки, не исключено, что, в отчаянии, попытались бы осуществить эту акцию над собой - как некоторые домашние птички, в момент глубокого нервного расстройства.
   Дело было в том, что согласно статьи один Конституции Островной Цитадели, все исследовательские работы, направленные на разработку любых средств, позволяющих неодаренным воздействовать на магов, были запрещены под страхом смертной казни. Исключения составляли работы, одобренные специальной комиссией Совета Лучших. Но так как козе понятно, что Ларз ни у кого никаких разрешений не спрашивал, то все магическое сообщество Тетрарха было бы сильно удивлено - это если употребить нормативную лексику, узнай оно о разнообразных гаджетах, разработанных в недрах "Морского Змея". И хорошо, что не знали - меньше знаешь - крепче спишь!
   Так вот... препарат введенный Дамиру, вызывал следующие последствия: утром маг проснется совершенно разбитым и будет чувствовать себя, как человек у которого начинается грипп. Симптомы описывать не надо - все и так знают. К обеду он будет способен только на то, чтобы глотать лечебные отвары - больше ничего в глотку не полезет, а к вечеру, голову не сможет оторвать от подушки. Не до дуэли ему станет, не до магической поддержки Тита Ардена - как говорится: своя рубашка ближе к телу, или же: не до жиру - быть бы живу! - на выбор. Такое состояние продлится три дня, а потом, понемногу, чтобы все выглядело естественно, Дамир начнет выздоравливать и где-то через недельку вернется к нормальному образу жизни.
   Вот такие хитрые препараты имелись в арсенале Отдельного Отряда Специального Назначения "Морской Змей"! Правда не исключено, что подобные имелись и в распоряжении Эрцмаршала Службы Общественного Спокойствия, а может и еще у кого - например у той же разведки Председателя, но в данный момент это было неважно. Важно было то, что этот тюбик был у Шэфа и был в нужный момент.
   Выйдя из спальни, командор повторил трюк с наложением рук и вздуванием жил - закрыл дверь на засов. После этого он вихрем вылетел из дома, в последний момент активировав режим невидимости, запер входную дверь и скользнув в тень, снова перешел в режим энергосбережения, переведя свой волшебный комбез в пассивный режим. Выбравшись на перекресток Конной и Веревочной, откуда была видна вершина Цеи, он немедленно туда и прыгнул. А оттуда на лужайку, неподалеку от виллы Дожа Талиона Ардена.
   Здесь Шэфа ожидал неприятный сюрприз - вся территория небольшого сада, в глубине которого находилась вилла Дожа, была прикрыта куполом боевого плетения. Главком только крякнул - днем, когда они проводили предварительную разведку ничего подобного не наблюдалось и он понадеялся, что и ночью здесь будет только охрана из обычных людей, ан нет! - получите и распишитесь! С другой стороны, мысленно усмехнулся командор, а когда было легко? - да никогда! Так что нечего и крякать.
   Шэф был твердо уверен, что идеала, по крайней мере, в физическом, плотном мире, не существует. В мире духа, в мире идей, в мире чистой энергии и прочих местах, которые то ли существуют, то ли нет - там пожалуй, что и может быть... Но в нашем мире - нет! Как уже не раз отмечалось: каждому по вере его. Главком был тверд в своей вере, словно Великий Инквизитор Фернандо Ниньо де Гевара, и его ожидания блестяще подтвердились. Правда для этого пришлось трижды обойти по периметру защитный купол, но в конце концов упорство командора было вознаграждено - он нашел изъян в плетении.
   Вернее... не то чтобы изъян, а так - небольшой дефект, который на функционировании защитного купола, в части защиты от несанкционированного проникновения, никак не отражался. Сам же дефект плетения представлял из себя следующее: представьте обычную сеть, или решетку, а теперь представьте, что в точке, являющейся центром структуры из четырех сопряженных ячеек что-то произошло и эта точка исчезла, а вместе с ней исчезла крестообразная конструкция, центром которой она являлась. Следствием этого станет появление увеличенного "оконца", площадь которого будет в четыре раза превышать площадь стандартной ячейки, из которой состоит сеть, а сторона этого квадрата будет в два раза больше стандартной. Казалось бы разрушение пустяковое, и вреда от него - чуть. Но! - в важном деле мелочей не бывает.
   Здесь следует учесть, что появление подобной "дырки" ни в коей мере не говорит о том, что защита была установлена некачественно, или что при ее постановке была допущена преступная халатность, не говоря уже о прямой диверсии. Отнюдь нет - появление подобных лакун объясняется нормальными флуктуациями метамагического поля и их наличие никак не сказывается на боевой эффективности плетения. При попытке форсировать охранный периметр в месте "дефекта", нарушитель был бы точно так же изжарен, как и в любом ином. А потенциальный бонус, на который нацелился Шэф, заключался совсем в другом - этот изъян давал возможность сознанию главкома, поднятому в кадат, просочиться на охраняемую территорию, без оповещения об этом ее защитников. Никакой эйфории от своего открытия главком не испытывал. Он лучше, чем кто-либо иной, понимал, что дефект плетения, обнаруженный им, именно что "давал возможность", а отнюдь не "гарантировал" скрытное проникновение его сознания на территорию виллы Дожа Талиона Ардена.
   "Но, папитка, нэ питка! - правда таварисч Бэрия?" - ухмыльнулся главком, и поднял сознание в кадат.
   Как и следовало ожидать, никакого мага, который бы управлял защитным куполом, внутри охраняемого периметра не обнаружилось - слишком уж это дорогое удовольствие - иметь мага в качестве ночного сторожа. И не по деньгам дорогого - за деньгами Талион бы не постоял - своя безопасность, а главное безопасность любимой молодой жены и новорожденной дочери, как говорится в какой-то рекламе перед играми Лиги Чемпионов - бесценны!
   Дело было в другом - невозможно было найти мага, а на самом деле двух, или скорее - трех, потому что работа получалась сменная - сутки через двое, которые согласились бы подрабатывать охранниками, причем за любые деньги. Как говорится: не царское это дело! Свои бы не поняли. Ведь не пойдет же генеральный прокурор... хотя... ну-у... скажем так: не пойдет же генеральный прокурор Соединенных Штатов охранять виллу какого-нибудь Абрамовича, или местного богатея в свободное от основной работы время? - не пойдет. Хотя он может быть и не против получить миллион зеленых за ночь, но Noblesse oblige - положение обязывает! Так и с ночной магической охраной.
   Поэтому Шэф нисколько не удивился, когда обнаружил источник от которого была запитана магическая защита - раз мага здесь не могло быть по определению, то оставался только один вариант - фархан. Причем местный артефакт был даже немного больше, чем тот, который был ввезен компаньонами на Тетрарх, а после продан Ларзу за семьдесят четыре тысячи корон Островной Цитадели. Огненная пирамидка была заряжена не под завязку, но достаточно неплохо - она весело переливалась всеми оттенками желтого. Командор смотрел на фархан с огромной алчностью, можно даже сказать - вожделением, так хотелось его спереть, но... нельзя. От желания умыкнуть этот, в высшей степени ликвидный артефакт, аж ладони зачесались... - надо честно признать, несколько странное для кадата ощущение. Но! - нельзя... пока нельзя.
   Шэфа, хорошо знавшего человеческую натуру, практически не удивило, что никто из восьми охранников, шестеро из которых мирно кемарили, а оставшиеся двое боролись со сном путем интересной беседы, не заметили сигнал тревоги, поданный фарханом. Красный мотылек, возникший в недрах фархана, побился некоторое время в его глубине да и растаял в желтом сиянии. Дело было в том, что бодрствующим охранникам, не говоря уже о спящих, было не до наблюдений за монитором охранной системы. Они были заняты обсуждением гораздо более животрепещущей темы: "... и тут я взял ее за ляжки и посадил на стол...".
   Охранники во всех мирах одинаковы: если они работают за твердый оклад содержания, а если говорить в более общих терминах - за материальное вознаграждение, то они, мягко говоря, не сильно переживают за возможные косяки в своей охранной деятельности. Другое дело, когда они отвечают головой за промахи - сотрудники НКВД, скажем, или того же гестапо, вряд ли проморгали такой сигнал, и на первый взгляд могло показаться, что Дож Талион Арден не сумел внушить своей охране надлежащего отношения к службе, за что и поплатился. Так вот, кто так подумал - ошибся.
   Личная гвардия Дожа была предана ему душой и телом, прекрасно обучена и состояла только из отличников боевой и политической подготовки! Но... Если изо дня в день, вернее: из ночи в ночь ничего не происходит, да и не может произойти, то любой, даже самый лучший воин, потеряет бдительность, зная, что окружен несокрушимой завесой, которая сожжет любого попытавшегося ее преодолеть. Даже мага! Так что, не стоит так уж сильно осуждать охранников, их можно понять. А с другой стороны: ну были бы они внимательны, как система электронного мониторинга, заметили мотылька, и что дальше? Вскочили бы, обнажили оружие, и что? Конец был бы тот же самый - против лома нет приема.
   Ладно, беспечность охраны виллы - это конечно хорошо, ведь без везения далеко не уедешь в любой сфере человеческой деятельности, особенно если трудишься не в офисе, хотя и там не помешает, а в реальном, во всех смыслах этого слова, секторе, но везение - везением, а делать за Шэфа его работу никто не собирался и он немедленно, как только его сознание оказалось по ту сторону "железного занавеса", приступил к разведдеятельности. В результате тщательного осмотра территории вилы и окружавшего ее сада было установлено: на охраняемой территории находятся двадцать пять живых существ. Из них - двадцать один человек и четыре собаки.
   Люди в пространстве были распределены следующим образом: Дож Талион Арден, его любимая женщина Рема Тракат и их новорожденная дочь Марина мирно спали на втором этаже виллы в своей уютной спаленке... А чего бы им было не спать, спрашивается?
   Представьте, что у вас есть большой уютный дом, с вышколенными слугами, угадывающими любое ваше желание по глазам, что дом этот находится в парке, что погода замечательная - тепло и сухо, что воздух свежайший, что он напоен разнотравьем трав с чуть заметным привкусом моря, что вокруг тишина, разрываемая только цвирканьем кузнечиков, или каких иных безобидных инсектов, что вас охраняет преданная гвардия и несокрушимая магическая сфера, что... да пожалуй хватит и этого, согласитесь - и вы бы спали безмятежным, спокойным и глубоким сном.
   На первом этаже спала челядь в количестве десяти человек: служанки, слуги, повар... - вдаваться в детали Шэф не стал - спят и спят - хрен с ними. На плоской крыше виллы находилась небольшая беседка, где и была собственно "караулка" - восемь охранников. Шесть из них мирно дремали рассевшись вокруг круглого стола, на котором и был установлен фархан, а еще двое вели беседы на разнообразные сексуальные темы. Хотя... если разобраться - что там может быть разнообразного? Короче говоря, все, как везде: с бабами о работе, на работе о бабах.
   Картина, которую видел командор и которую могли видеть маги и не могли видеть неодаренные, была замечательнейшая - из вершины желтой, будто напоенной солнечным светом, пирамиды, била в небо струя огня, поднимавшаяся метров на шесть, там она зависала, а затем очень полого - не так, как вода, обрушивалась вниз, образуя защитный купол - один в один какой-нибудь фонтан, только огненный и переливающийся всеми цветами радуги. Красота! Смертельная красота!
   На земле, неподалеку от входа развалились четыре здоровенные лохматые собачки, смахивающие обликом на кавказских овчарок, только побольше - раза так в полтора... - серьезные такие звери. Мохнатые охранники, так же, как и их коллеги из беседки, не обладавшие ярко выраженной растительностью на теле... хотя, кто их знает... тоже мирно дремали, а может даже и спали, уронив свои тяжелые головы на лапы.
   "Идиллия, блин! - весело ухмыльнулся Шэф, воссоединяя блудное сознание с телом. - Сонное царство! Ну, держитесь... мать вашу!" - с этой мыслью он и пошел на прорыв.

*****

   На сей раз сигнал тревоги заметила вся великолепная восьмерка. И связано это было не только и не столько с тем, что в глубине пирамидки, сияющей желтым светом, возник зловещий черный мотылек и стал биться так, что показалось будто фархан сейчас лопнет. Нет - мотылек конечно сыграл свою роль, но второстепенную. Скажем так - ему достался приз за лучшую роль второго плана. А главную роль в том, что дремлющая шестерка вырвалась из объятий морфея, а бодрствующая парочка стражников отвлеклась от своей, в высшей степени занимательной беседы, сыграло совершенно другое обстоятельство, заключавшееся в поведении четверки горных волкодавов, стороживших вход на виллу.
   Стражники привыкли к тому, что эти отважные псы всегда молчат. Такая уж это порода - не пустобрехи какие... разве что щенки по молодости гавкнут раз-другой, а так все молчком - молча встанут на след волка, или горного льва, молча догонят, молча разорвут, или полягут в неравной битве - и такое случалось. Но чтобы горцы сначала зарычали, потом коротко взлаяли, затем завыли, а потом и вовсе жалобно заскулили... - такого охрана не слышала никогда. А уж когда охранники заметили черного мотылька, то попытались вскочить, но было поздно - из ниоткуда в воздухе возник маленький баллончик, пыхнул пару раз и повалились стражники обратно на каменную скамью на которой сидели. Очнутся они теперь только к утру и не будут помнить о ночном происшествии ни черта, а будут только удивляться: вроде не пили ничего - на дежурстве ни-ни! - а голова, как медный котел - пустая и звенящая.
   Так события выглядели с позиции "принимающей стороны". А с точки зрения Шэфа, являвшегося незваным гостем, который, если кто забыл, или вовсе не знает - хуже татарина, экшен выглядел так: он активирует шкиру, орлом взлетает на средней высоты железную ограду, прыгает в огненную стену, мягко приземляется на не менее мягкую травку, вскакивает и делает рывок по направлению к белоснежному зданию. Навстречу, поначалу молча, а потом с грозным рычанием выдвигаются сторожевые собаки.
   Воевать с мохнатыми, а тем более убивать их, в планы командора не входило. Главком всегда стремился избегать сопутствующих потерь - особенно, если речь шла о животных. Они просто честно выполняют свой долг и если была малейшая возможность избежать кровопролития, Шэф ее использовал. Если не было - действовал предельно жестко и эффективно. Компромиссов в этом вопросе быть не могло: или - или. Так вот, чтобы не убивать собачек, их надо было напугать, что командор блестяще и сделал.
   Когда яростно рычащая четверка увидела, что на них надвигается ужас, вырвавшийся из недр их генетической памяти - четырехметровый саблезубый тигр, они обделались и рванули наутек. К их чести надо сказать, что хотя они и напугались и напугались сильно, но голову не потеряли. Во время бегства... или же организованного отступления - это только они могли точно сказать, что это было, ни один из волкодавов не влетел, по запарке, в защитное плетение, окружающее территорию - значит страх-страхом, а соображали... ну что здесь скажешь - молодцы! Не каждый, на их месте, сумел бы сохранить в целостности свою шкуру... хотя и слегка попачканную.
   Прорвавшись через первый рубеж обороны виллы, Шэф включил невидимость и соколом (орлом он взлетал на ограду) взвился на крышу виллы, воспользовавшись для этого специальной наружной лестницей. Там он застал, как нам уже известно, стражников, переходящих из состояния покоя (чуть не вырвалось: или равномерного, прямолинейного движения, но это из другой оперы) в состояние тревоги, а может даже и паники - в какое именно состояние переходили бойцы, мы доподлинно никогда не узнаем, потому что командор прервал этот процесс, не дав ему завершиться. Зловредный газ, разработанный в лабораториях "Морского Змея", обездвижил и обезпаметил дежурную смену.
   Дальше главком, не теряя ни мгновения, скатился вниз и занялся первым этажом. Он последовательно заглянул во все комнаты, где испуганно жался, или к стенам, или друг к другу, обслуживающий персонал, разбуженный собаками. Командор действовал стереотипно - негромкое шипение баллончика и испуганные люди мягко оседают в своих койках. Чугунная голова наутро обеспечена всем, но согласитесь - это неплохая альтернатива приобщения к большинству.
   Покончив с... как бы это поточнее назвать? - "зачисткой"... - нет от этого слова сильно пахнет кровью, а командор, пока что, не пролил ее ни капельки; "усыплением"... - тоже нет, отдает ветлечебницей, а главком к животным относился хорошо... вернее, скажем так - лучше, чем к людям, и к ветеринарам, применяющим Т-61 без наркоза, сам бы с удовольствие его применил - так что, "усыпление" тоже было неподходящим термином.
   Хотя Шэф никому, на первом этаже, зла не и причинил, но из списка дееспособных, хотя и временно, но вычеркнул - в связи с этой двойственностью, определение, которое бы точно и однозначно идентифицировало характер его служебной деятельности, на этом участке трудового фронта, ускользало от него, как обмылок в гарнизонной бане.
   Поэтому, не найдя ничего лучшего, он решил, что к его действиям лучше всего подойдет дефиниция "умиротворение" - было в этом слове что-то правильное и хорошее: мир... творение... Размышляя обо всем об этом, он неторопливо поднимался по лестнице на второй этаж, отключив невидимость и громко топая - а ля статуя командора, спешащая на рандеву к дону Жуану.
   Остановившись перед дверью спальни, главком на секунду вышел в кадат и просканировал помещение. В спальне все было так, как он и ожидал: Рема, прижав к груди хныкающую дочку, в ужасе уставилась на дверь, за которой затаилось ИЗАЧАЛЬНОЕ ЗЛО, готовое пожрать ее тело, тело малютки Марины и тело ее возлюбленного Талиона, но не это было самое страшное. Самое страшное было в том, что она откуда-то знала, что инфернальный гость, остановившийся перед дверью, похитит ее душу, душу Талиона и, о ужас! - безгрешную детскую душу! Откуда она взяла весь этот бред насчет душ неизвестно, но Рема была в этом полностью убеждена.
   Талион был напуган не меньше, чем его любимая. А кто бы на его месте не испугался? Представьте себе: вы никого не трогаете (даже примус не починяете) и мирно, по-семейному, спите в своем доме. Для тревожности у вас нет никаких оснований: во-первых - дом охраняет защитное плетение, работающее от артефакта, который вы купили у главы Бакарского отделения Гильдии магов за такие деньги, что даже вспоминать об этом не хочется, но Свэрт Бигланд уверял, что защиту эту не сможет преодолеть ни один из магов Империи, включая его самого, не говоря уже о неодаренных.
   Это соображение - насчет магов, сыграло ключевую роль в покупке. И опостылевшая законная супруга могла со злости нанять кого-нибудь со способностями, да и так врагов хватало, да и Дамиру Талион доверял постольку-поскольку... - он хорошо знал, что предают только свои. Так что пирамидка своих денег стоила, - так, по крайней мере казалось до сегодняшней ночи.
   Да что говорить - свою сигнальную функцию она выполнила безукоризненно - голубая ваза, стоящая на прикроватной тумбочке и игравшая роль вспомогательного монитора охранной системы (основным был сам фархан), издала мелодичный звук, засветилась мертвенным зеленым светом и из нее выпорхнул страшный черный мотылек. Свэрт Бигланд - глава бакарского отделения Гильдии магов, когда рассказывал об артефакте сказал, что самый неприятный сигнал, который можно теоретически увидеть - это черный мотылек, но Талион его никогда не увидит, потому что это будет означать, что плетение прорвано, а этого не может быть никогда! И вот, на тебе! - Дож сподобился! - увидел невероятное! Но, скажем честно - никакой радости от такого фантастического зрелища Талион не испытал...
   Правда, оставалась еще дежурная смена охраны: восемь профессиональных головорезов на крыше, жизнь и свобода которых всецело находилась в руках Талиона - уж больно много они накосячили, уж больно много могущественных врагов нажили - не станет Талиона - не будет и их. Эти не предадут. Сидя в беседке, они должны были зорко глядеть в четыре глаза во все четыре стороны света - один не заметит - другой углядит! А в случае тревоги они должны были встать живым щитом перед дверью спальни... И где они? - нет их!
   Дальше... во дворе находились неустрашимые горные волкодавы, преданные Талиону до последнего вздоха и последней капли крови - он сам выкармливал их, еще слепых щенят, теплым овечьим молоком - мать их погибла, защищая стадо от взбесившегося от голода горного льва. И вот он услышал их испуганный визг... - это было самое страшное, что Дож слышал в своей жизни.
   Но, хотя Талион был напуган, он был мужчиной и воином - на Сете элита все еще была элитой, а не жирным дерьмом, чавкающим у корыта. Он приготовился к битве не на жизнь, а на смерть. Дож стоял, чуть пригнувшись, на напружиненных ногах, сжимая в руках меч и кинжал - а куда ему было деться с подводной лодки? - за нами Москва... в смысле любимая женщина и любимая дочь.
   Дверь была закрыта изнутри на щеколду и Шэф опять, как в доме у Дамира, произвел манипуляции, необходимые для ее открывания: выпростал руки из шкиры, наложил на дверь, вздул черные канатики вен на лбу, ну, и далее по списку. Что характерно, Дож не попытался обратно закрыть дверь на щеколду. Чем было вызвано такое его поведение командор не знал. Сам бы, на его месте, он непременно попробовал снова закрыть дверь - какая ни какая, а защита - может пригодиться. Взяв гроссмейстерскую паузу, чтобы добавить жути, как обычно делается в низкобюджетных фильмах ужасов, главком медленно отворил дверь, которая при этом зловеще заскрипела, и шагнул в спальню.
   При виде черной, демонической фигуры с ярко горящими красными глазами - уж командор постарался довести образ посланца преисподней до логического конца, Рема тут же - кто бы сомневался, грохнулась в обморок. Но грохнулась очень аккуратно, так что спеленатая, по случаю сна, Марина не упала не на пол, а плавно улеглась на кровать, рядом с матерью.
   Талион же, тоже вполне ожидаемо, проявил высокую двигательную активность. Он прыгнул вперед и на длинном шаге нанес колющий удар командору в живот. После этого он провел еще два секущих удара мечом - один сверху вниз, что-то вроде "опускания журавля", а второй косой - похожий на "полет ласточки", завершалась же комбинация еще одним колющим ударом главкому в живот, на этот раз кинжалом.
   Дав Талиону возможность убедиться в собственной неуязвимости, Шэф отвесил ему оплеуху достойную руки командора - имеется в виду не тот командор, который руководил "Автопробегом - по бездорожью и разгильдяйству", а тот, который "Каменный гость" и который навещал не в меру развязного дона Жуана. Следствием этого удара стала временная потеря Дожем ориентации во времени и пространстве. Воспользовавшись тайм-аутом, Шэф вытащил свой "волшебный" баллончик и погрузил всех обитателей комнаты в сон.
   Сделано это было полностью из гуманистических соображений - главком, во-первых, плохо переносил детский плач, а Марина, судя по всему, успокаиваться не собиралась, а во-вторых, если бы не газ, то Рема, очнувшись, вспомнила бы все ужасные подробности этой ночи, а так проснется, отметит какую-то странную пустоту в голове, и все - никаких кошмаров. С Талионом же все обстояло не так просто - с ним надо было поговорить - это раз, и надо было, чтобы он хорошенько запомнил визит посланца Ада, или чего там у них на Сете - это два. Поэтому главком извлек еще один баллончик и кротко пшикнул в лицо Дожа.
   Наличие "протрезвляющего" баллончика не должно никого удивлять. Представьте себе: отряд спецназа окружает гнездо террористов, или Театральный центр на Дубровке, или еще что-то такое же, обстреливает вражеские позиции пулями с "усыпителем" от которого, кстати говоря, защиты у террористов нет - нанотехнологии однако! и через несколько минут заходит в здание, где вповалку спят бандиты и их заложники, отделяет овец от козлищ и тут перед спецназом во весь рост встает проблема: надо вдумчиво поговорить с активными членами бандформирования, а они безмятежно спят!
   Вот именно для этой цели ученые "Морского Змея" и разработали газ, находящийся во втором баллончике. Достаточно было его ничтожного количества, чтобы человек, вдохнувший его, мгновенно очнулся от сна, вызванного "усыпителем" из первого баллончика и прекрасно вспомнил все, что происходило до того, как он заснул.
   Ресницы Талиона задрожали и он открыл в глаза, в которых сразу же заплескался черный ужас, когда он вспомнил подробности случившегося до того, как провалился в сон. Дождавшись, когда в глазах Дожа появятся проблески мысли, Шэф заговорил:
   - Я демон-хранитель Лорда Арамиса! - раздался его страшный голос, жути которому добавляли низкочастотные инфразвуковые обертоны. - Я знаю, что ты желаешь ему зла. - При этих словах, глаза Шэфа и без того, сиявшие красным, гневно блеснули, добавляя нужного эффекта. Главком сделал паузу и в спальне воцарилась тишина, нарушаемая лишь ритмичным стуком зубов Талиона. - Ты спустил с привязи своего цепного пса Дамира, - продолжил командор. - Он пока еще ничего не сделал... Но берегись! Если мерзкий колдун причинит вред моему Господину, я сначала убью его, а потом приду за тобой и за всеми кого ты любишь! - с этими словами главком развернулся и собрался уходить. Он уже сделал шаг к двери, когда раздался хотя и дрожащий, но все же внятный, голос Дожа, который все-таки сумел взять себя в руки. А с другой стоны, чему удивляться? - Талион ведь был не каким-нибудь пастухом, или гончаром, или еще каким водоносом, он был аристократом в пес его знает каком поколении, слово "честь" для него была не пустым звуком и жил он в магическом мире, где можно было наткнуться, если очень не повезет, еще и не на такую чертовщину, что явилась к нему нынешней ночью. Так что, повторимся - он более-менее взял себя в руки и членораздельно заговорил:
   - Тит не откажется от дуэли. Не в моих силах его остановить... - хрипло произнес он.
   - А кто говорит про дуэль? - удивился Шэф, медленно поворачиваясь и нависая над распростертым на полу Дожем. - Одину любы честные схватки - сила против силы! Сталь против стали! Победителю - честь! Проигравшему - Вальхалла! - Главком наклонился и Талион попытался вжаться в пол от его горящих красных глаз. Шэф не опасался обвинений в плагиате, нарушений авторских прав и прочей ботвы, поэтому он беззастенчиво использовал в своем облике образ боевого робота из первого "Терминатора" - тот, когда после пожара с него облезает псевдоплоть и появляется металлический скелет, с не менее металлическим черепом, и светящимися красными глазками, и судя по виду Талиона, командор немало преуспел в деле создании атмосферы ужаса и нагнетания жути. Дож был близок к тому, чтобы потерять сознание, но держался - все-таки человек чести - это человек чести, а не какой-нибудь эффективный менеджер. Видя, что Талион сохраняет способность к адекватному восприятию реальности, командор продолжил: - Но, ты же - червь навозный, задумал использовать черную магию против моего Господина! - Шэф сделал паузу, заполненную только хриплым дыханием Талиона, и мечтательно продолжил: - Свернуть бы тебе шею... но пока нельзя... - Если Дож и хотел поинтересоваться почему, то не сделал этого. Что ему помешало: природная скромность, или щепетильность, не позволяющая потомку древнего аристократического рода общаться с выходцами из Ада, неизвестно, но никаких вопросов он не задал и был вознагражден за свою стойкость: демон-хранитель Лорда Арамиса, не дожидаясь наводящих вопросов, сам прояснил свою позицию: - Это может бросить тень на моего Господина! Но если что... - берегись! И учти. Ты умрешь последним! - Шэф бросил многозначительный взгляд на кровать, где тихо посапывали Рема с Мариной. - Хотя нет! - расхохотался верховный главнокомандующий смехом какого-нибудь "Черного Властелина". - Тебя я оставлю жить! Убью только их. Медленно... - Он облизал губы неправдоподобно длинным багровым языком, породив тем самым в разгоряченном воображении Дожа, самые темные и ужасные предчувствия... - мясистый язык в металлическом рту - картинка не для слабонервных. Командор никогда не воевал с женщинами, а уж тем более с детьми, но Талион знать этого не мог и словам черного демона поверил сразу и навсегда - люди верят в то, во что хотят верить и в то, чего боятся. - И еще... - продолжил свой блистательный монолог главком, - никто не должен знать, что я приходил... - И здесь снова можно восхититься - не восхититься, но, по крайней мере, отдать должное Дожу: в такой момент, когда над тобой, на расстоянии десятка сантиметров, завис металлический череп с горящими глазами, он не потерял способности к логическому мышлению:
   - Тебя видела Рема, слуги, воины... - вполне справедливо возразил Талион.
   "Собаки..." - захотелось съехидничать Шэфу, но он наступил на горло собственной песне и, чтобы не разрушать прекрасную атмосферу, достойную пыточного подвала замка Триaнa - штaб-квaртиры инквизиции в Севилье, сложившуюся в спальне, сказал совершенно другое:
   - Кроме тебя меня никто не видел... но чтобы ты не думал будто я сон... - командор медленно выпустил когти, от вида которых Дожу стало еще хуже, хотя мгновение назад он оптимистично предполагал, что хуже быть не может. На демонстрации силы Шэф не остановился и со скрипом, напоминающим звук "железом по стеклу" - одним из самых неприятных для человеческого уха, провел выпущенными когтями по стене, оставляя глубокие, страшные царапины. Такой след мог бы оставить медведь, или скажем, к примеру - лев, если бы в гневе ударил лапой по стене.
   "Дамир! Только Дамир может спасти меня и девочек! Он сильный маг! Он спасет! - билось в голове поверженного Талиона и эта нервическая мысль так явственно отражалась у него на лице, что никак не могла пройти мимо внимания главкома, который был тем еще физиономистом - не таких раскалывал на раз!
   - Кстати! - улыбнулся череп, но лучше бы он этого не делал (лучше, естественно, для Талиона) - Дожу стало еще хуже, чем в тот момент, когда Шэф выпускал когти, а Талион думал, что хуже быть не может - выяснилось, что может! - еще как может! До дна пропасти было еще далеко! - К Дамиру не обращайся. Он и себя-то защитить не может... И запомни! - внезапно загремел главком. Резкий переход от чуть ли не доверительного шепота к практически крику заставил Дожа вздрогнуть. Улыбка с лица черепа исчезла и выяснилось, что это было еще не самое плохое его выражение. - Прятаться от меня бесполезно! Найду даже в царстве теней!
   С этими словами командор выпрямился, включил режим невидимости и бесшумно покинул спальню, после чего раздавленный Дож, мигом постаревший на десяток лет, разом превратившийся из знойного мужчины без возраста чуть ли не в старика, с кряхтением поднялся и какой-то шаркающей, заплетающейся походкой направился к кровати, где мирно посапывали его девочки. Талион напоминал пробитый воздушный шарик, когда он из красавца с лоснящимися гладкими боками превращается в обвисшую, морщинистую, никому не нужную тряпку. Его счастье, что этого никто не видел, а до утра еще было время, чтобы хотя бы внешне перевоплотиться обратно в грозного и обаятельного Дожа Талиона - главу семьи Арден.
   Главкома, меж тем, обуревали противоречивые чувства: с одной стороны, было очень хорошо, что операция пока что продолжала оставаться тайной - в планах Шэфа ни одна живая душа не должна была узнать о его ночном визите к Дамиру, а о посещении Талиона Ардена должен был знать только сам Талион, причем в его же интересах было сохранять конфиденциальность, но уж очень командору хотелось заполучить фархан.
   О плюсах обладания подобным артефактом и говорить нечего: и шкиры можно подзаряжать в полевых условиях и продать Ларзу, когда в очередной раз придется наведаться на Тетрарх - корны Островной Цитадели еще никому не помешали, но были и минусы. Вернее, один огромный минус: скрыть обладание подобным предметом было невозможно. Любой одаренный - даже самый бесталанный подмастерье, учует фархан за версту. Так что, заполучить его можно было только легальным путем, но и в этом случае минус никуда не исчезал: обо всякой скрытности можно будет забыть: это как на стелс поставить уголковый отражатель - с Луны можно будет засечь!
   Впрочем, был еще один резон не трогать фархан... по крайней мере в этот раз. Любой человек, если он не клинический идиот, а уж Дож идиотом никак не был, однозначно решит, что себе дороже связываться с существом, которое с легкостью прорывает "Сеть Амира" - так местные называли низкоэнергетический вариант "Завесы Пта", по терминологии магов Тетрарха, и которому даже лень протянуть руку и подобрать плохо лежащий фархан - он настолько могуч, что никакие "подпорки" его магической силе не нужны! С таким существом надо не то, чтобы дружить, но выполнять все его, так скажем - просьбы, однозначно! С учетом долговременной перспективы использования Дожа Талиона Ардена, как своего агента влияния в Бакаре, да и вообще на Сете, Шэф, скрепя сердцем, принял решение оставить фархан на том месте, где он плохо лежал.

*****

   Если бы Денис не прислушивался, то никогда бы не услышал негромкий всплеск - будто большая рыбина ударила хвостом, но он именно, что - прислушивался и этот звук сбросил с его души тяжелый камень, давивший на ее с момента ухода любимого руководителя. Казалось бы - ну что может быть опасного? - главком! в шире! и против кого? - маг недоучка... ну, насчет недоучки, это так - для красного словца, квалификацию Дамира Денис не знал, и просто подбадривал себя, чтобы меньше волноваться. Короче! - маг недоучка и местный аристократишка без магической поддержки против верховного главнокомандующего во всем его блеске и силе! Для любимого руководителя это "на одну ладонь положить, а второй прихлопнуть!" - а поди ж ты - волновался!
   Причем, когда одна из участниц "группы поддержки" подала признаки жизни, стала шарить вокруг себя, а нащупав Дениса, стала гладить его мускулистый живот, неумолимо сдвигая нежную ладонь вниз, шепча при этом: - Атос!.. он, развернув ее тылом - на всякий случай, чтобы не заметила подмены, вполне себе серьезно подумал: "Вот так всегда, пока начальство развлекается, вся черновая работа на мне!". Правда, когда до него дошло, чем именно он недоволен, Денис заржал - мысленно, разумеется, но такая мысль имела место быть!
   В эту ночь он на своей шкуре прочувствовал, что действительно легче самому участвовать в операции, чем дожидаться возвращения товарищей с боевого задания. До этого, видя такие ситуации в кино и читая о них в книжках, Денис был склонен считать это преувеличением, но выяснилось, что книги и фильмы не врут! - по крайней мере, в этом случае.
   Услышав всплеск, он осторожно - чуть ли не струйкой тумана, как вампир в женских любовных романах с элементами фэнтези, никого не потревожив, просочился сквозь редут из горячих девичьих тел и никем незамеченным покинул территорию сексодрома, устроенного в капитанской каюте "Арлекина". Оказавшись на палубе, Денис вышел в кадат, включил ночное зрение и зная куда смотреть, принялся выискивать верховного главнокомандующего в безбрежной пучине. Но, то ли он плохо смотрел, то ли его "прибор ночного виденья", встроенный в голову, этой ночью барахлил, но командора он узрел только переваливающимся через фальшборт.
   - Ну, как? - степенно поинтересовался Денис, сдерживая желание обнять любимого руководителя. Шэф привычно ухмыльнулся и лаконично доложил:
   - Порядок. Маг нейтрализован. Талион напуган до усрачки - пакостить не будет. Но... - командор сделал привычную паузу и Денис несколько напрягся.
   - Что, но!? - не выдержал он.
   - Но, у Талиона остался такой фархан, что я теперь спать спокойно не смогу.
   - А чё не прихватил? - удивился Денис.
   - А сам, как думаешь? - вопросом на вопрос ответил главком, заставив старшего помощника задуматься и включить логическое мышление.
   - Не спрятать?
   - Маладэц Прошка!
   - А если полностью разрядить? Тоже будет виден?
   Шэф задумался:
   - Ты имеешь в виду - подключить к нему шкиры на зарядку?
   - Да. И держать постоянно. Чуть фархан чего накопил - шкира сразу отсосала!
   - Схема проверенная временем... - задумчиво сказал мудрый руководитель.
   - Папик - моделька? - уточнил Денис.
   - Как вариант... А знаешь! - оживился главком, - можно попробовать. Как это я сам не сообразил? - вздохнул он. - Старею, однако... - очень лицемерно огорчился Шэф, но видя, что Денис на фальшивку не ведется, продолжил вполне серьезно: - Пока будем здесь и проверим.
   - А как проверим? Для этого свой маг нужен.
   - Мага-то найдем - не проблема. Проблема в том, как добыть фархан.
   - Не понял, в чем проблема-то? Зайдем следующей ночью и заберем.
   - Вы пошлый человек, Киса! Это типичное пижонство: грабить бедную вдову.
   - Ага... - ухмыльнулся Денис, - пугать бедную вдову до усрачки - это пожалуйста! А как тихо спереть фархан - так пижонство! Политика двойных стандартов, однако!
   - Дэн... видишь ли в чем дело. Нам не нужны проблемы ни с властями, ни с Гильдией магов.
   - Так давай купим - деньги у нас есть.
   - Я думаю, что на покупку фархана у нас не хватит денег не только сейчас, а даже после продажи "Арлекина"...
   Денис даже присвистнул:
   - Даже так!?
   - Именно... И единственный путь получить его...
   - ... это чтобы я не убивал завтра... пардон - уже сегодня, Тита Ардена... - подхватил Денис, а Шэф закончил:
   - ... а я договорился с Талионом...
  -- Глава
   К месту поединка - так называемому "Полю чести", где бакарская аристократия эти самые вопросы чести и решала, и следует отметить, при полном попустительстве властей - никаких эдиктов о запрете дуэлей и в помине не было - режьте друг дружку на здоровье! - не было на них кардинала Ришелье, компаньоны прибыли загодя, чтобы спокойно все осмотреть. Находилось это самое "поле" на восточной окраине Бакара и представляло собой что-то вроде центрального корта Уимблдона, но, естественно, без убирающейся крыши - до этого местные строительные технологии еще не доросли. Были и другие отличия: "корт" был не прямоугольный, а квадратный, трибуны были покруче и повыше - чтобы вместить побольше народа, ну и еще кое-что, по мелочи, но в самом главном - в великолепном травяном покрытии, "Поле чести" и Уимблдон совпадали. Была ли высота травы ровно восемь миллиметров, осталось для компаньонов загадкой, но по ощущениям было похоже. Сразу скажем, что ни Шэф, ни Денис, никогда на центральном корте Уимблдона не были и по его великолепной травке не расхаживали, но почему-то были уверены, что высота травы на "Поле чести" и на центральном корте идентичны. Откуда бралась такая уверенность неизвестно. И кстати - сторона квадрата "Поля чести" тоже примерно соответствовала длинной стороне корта - где-то метров двадцать пять, на глаз.
   А начался этот длинный день с того, что проводив роскошную карету, увозящую последнюю участницу "группы поддержки", Шэф неожиданно предложил:
   - Поехали в "Империум", позавтракаем, да заодно перстенек тебе сделаем. - Неожиданность предложения состояла в том, что позавтракать остатками ужина можно было прекрасно и на "Арлекине", причем не только компаньонам, а всей команде, что команда с удовольствием и делала, да и Шэф с Денисом не брезговали.
   Утреннее поедание вчерашних деликатесов было наглядным примером сочетания приятного с полезным. Имеется в виду экипаж, а не компаньоны. Матросы были бы очень удивлены, если бы узнали, что они не просто завтракают, а делают благое дело - сами того не ведая, льют воду на мельницу партии "зеленых", или партии "защиты животных", или вегетарианцев - короче говоря - кого-то из этих. Дело было в том, что не позволяя провизии заветреться, протухнуть и в конечном счете - пропасть, что в условиях отсутствия холодильного оборудования было делом неизбежным, они сберегали жизни коз, кур, коров, овец и прочих представителей этой братии, которые неминуемо бы пошли под нож, если бы рядовой плавсостав не питался остатками с барского стола. Остатками не в обидном смысле, а в том, что первоначально эти блюда для потребления рядовым составом не предназначались.
   - Нах? - лаконично поинтересовался Денис. - Разумеется, его вопрос относился не к завтраку, насчет которого у него никаких вопросов не возникало, а к перстню.
   - Да есть у меня предчувствия, что понадобится... - туманно пояснил главком.
   - Ну-у... раз есть - так поехали.
   Завтрак проходил под перекрестным огнем знойных взглядов, которыми обстреливали компаньонов все особи женского пола, оказавшиеся на открытой веранде ресторана "Империума". Все они поголовно были в курсе предстоящих событий и Шэф с Денисом ощущали себя, как участники номинации на "Оскар", проходящие по красной ковровой дорожке... ну, или, по крайней мере - как соискатели какого-нибудь "Сезара", "Золотого глобуса", или, на худой конец - "Ники", или "Золотого орла".
   Позавтракав, компаньоны направились в свой люкс, где Шэф выступил в новой для себя роли, а именно - ювелира. Он вытащил из-за пазухи "тельник", а затем извлек из своего рюкзака брусок истинного серебра, приобретенного еще на Тетрархе. Представителя давно сгинувшей суперцивилизации командор положил на стол, предварительно расчистив оный от накопившегося барахла, путем смахивания его (барахла) на пол, а сверху, на "тельник", положил серебряный слиток.
   - Та-а-а-к... - задумчиво протянул главком, - ты у нас кто? - ты у нас...
   - ...Князь Великого Дома "Полярный Медведь"! - великосветски приподнял бровь Денис, неприятно удивленный неосведомленностью командора. - Такие вещи надо знать геноссе!.. когда с князем общаешься!
   - Какой ты нахрен князь!? - засомневался мудрый руководитель. - У князя перстень есть из истинного серебра. А у тебя перстень есть? - Нету у тебя перстня. И документов у тебя нету. Самозванец ты! - вот ты кто! - закончил обличительную речь главком.
   - Есть у меня документы! - не сдавался Денис.
   - Ага... ага... - усы, лапы, хвост...
   - Ну-у... типа того...
   - Ладно, - прервал веселье главком и обратился к "тельнику": - Задача понятна?
   - Сделать Перстень Северного Лорда для Князя Великого Дома "Полярный Медведь" Лорда Арамиса.
   - Маладэц Прошка! Поработай Фаберже.
   И "тельник" поработал. Сначала он заискрил, да так, что Денис испугался, как бы он пожар не устроил, затем засветился каким-то зеленоватым светом, а потом со слитком серебра, лежащим на "тельнике", стали происходить волшебные изменения. Сначала металл на торце бруска оплыл, затем превратился в небольшой шар, наподобие ртутного, после чего шар этот отделился от основного слитка, чтобы тут же расплыться небольшой жидкой лужицей. Такой процесс видел практически каждый, нагревая олово паяльником, только здесь вместо олова было серебро и не было паяльника, а температура плавления серебра выше, чем у олова, раза в четыре. Дальше из сверкающей лужицы начал быстро-быстро формироваться перстень и буквально через минуту на "тельнике", вновь притворившимся безобидным листком бумаги, лежал Перстень Лорда Великого Дома "Полярный Медведь" и, немного потерявший в весе и размерах, слиток серебра - остаток от завершившегося технологического процесса. Такая технология, попади она в руки нашим ювелирам, наверняка была бы благополучно похерена, несмотря на все свои очевидные достоинства, ибо не предполагала никакой усушки, утряски и прочего угара и лекажа.
   - Круто! - выдохнул Денис, наблюдавший за процессом, как выяснилось, затаив дыхание.
   - А то! - горделиво ответил Шэф с таким видом, будто он собственноручно сварганил такой замечательный перстень - фактически маленький шедевр ювелирного искусства.
   Денис осторожно потрогал перстень - опасался обжечься, но тот оказался обычной комнатной температуры, даже слегка прохладный.
   - Спасибо! - обратился Денис к "тельнику", одновременно натягивая перстень на указательный палец левой руки. Ювелирный шедевр сидел, как влитой - не давил и не соскальзывал, будто "тельник" предварительно снял мерку... а может и снял? - кто его "тельника" знает.
   - Не за что, - отозвался боди-комп уже с груди командора.

*****

   На "Поле чести" компаньоны прибыли где-то минут за сорок до предполагаемого начала поединка - разумеется никакой точности в этом вопросе быть не могло - у местных наручные часы отсутствовали, как класс, а по колокольному звону, раздававшемуся восемь раз в сутки с колокольни Церкви Единого особо точно не сориентируешься.
   Первое, что приятно удивило Дениса, была четкая организация мероприятия - их карету, как только Брамс подъехал к "Полю", встретил очень вежливый и очень деловитый молодой человек приятной наружности. Как он распознал их экипаж среди десятков других и молниеносно пробился сквозь густую толпу было непонятно, но, видимо в любом деле есть виртуозы и он был одним из них.
   - Высокие Лорды! Позвольте поприветствовать вас на "Поле чести". Меня зовут Эбрэхэмус. Я помощник главного распорядителя и буду вашим советчиком и проводником на все время вашего пребывания на "Поле чести".
   - Советчиком и проводником... - ухмыльнулся Шэф. - У нас, на Севере, это называется: консультант... - объявив свой вердикт насчет названия должности, командор ненадолго задумался, а затем продолжил: - да и имечко у тебя - язык сломаешь. Будешь - Эб! - решительно объявил он.
   - Хорошо. Я согласен называться "консультант" и "Эб", - улыбнулся юноша. Было видно, что он умеет ладить с людьми.
   "Интересно, - мимолетно подумал Денис, - его взяли работать консультантом из-за того, что он такой доброжелательный, или же он вынужден быть таким няшкой потому что он консультант?" - но эта мысль тут же исчезла у него из головы, потому что "советчик и проводник" начал объяснять дальнейшую процедуру:
   - Сейчас вы и сопровождающие вас лица... - тут Эбрэхэмус оглянулся по сторонам, в поисках этих самых лиц и не найдя таковых растерянно уставился на компаньонов.
   - Мы вдвоем, - невозмутимо отозвался главком, чем ввел консультанта в некоторую оторопь, но мастерство - есть мастерство. Оно или есть, или его нет, а у советчика оно было и он быстренько взял себя в руки.
   - Сейчас я провожу вас в вашу раздевалку. Там имеются фрукты, прохладительные напитки, удобное ложе, где можно отдохнуть до начала поединка...
   - В лимонад и фрукты небось слабительное подсыпали? - с улыбкой поинтересовался Денис. Ответная реакция консультанта его поразила - тот из доброжелательного и улыбчивого юноши превратился в строгого молодого человека с холодным взглядом, способным превратить любого шутника в кусок льда:
   - Высокие Лорды! Администрация "Поля чести" головой отвечает за то, чтобы здоровью дуэлянтов и сопровождающих их лиц не было причинено никакого вреда до начала поединка! - отчеканил он и продолжил: - За всю историю существования "Поля чести", а это без малого...
   - Стоп! - прервал его Денис. - Я пошутил. Неудачно пошутил. Прости, пожалуйста.
   Видимо осознание того, что Северный Лорд! - сам Северный Лорд! - а земля слухом полнится и о похождениях наших друзей знал практически весь Бакар, просит у него прощения, так подействовала на Эбрэхэмуса, что он сбился с мысли и замолчал. После ощутимой паузы он продолжил:
   - Ну и конечно, в раздевалке нужно будет переодеться перед боем, ведь по условиям поединка вы с Титом Арденом будете сражаться голыми.
   Здесь уже Денис несколько разволновался:
   - Но ведь не совсем голыми? В трусах я надеюсь?
   - Да, конечно. Просто, так говорится. Есть поединки в одежде, когда на дуэлянтах может быть одето все, что угодно, кроме доспехов... - тут консультант запнулся, сообразив, что вводит Северных Лордов, пусть и невольно, в заблуждение, и быстренько поправился: - да и те могут быть по взаимной договоренности. И голыми - в набедренных повязках и сандалиях.
   Последнее уточнение Денису не понравилось:
   - Что значит в набедренных повязках и сандалиях? Мне их что - выдадут? Грязную тряпку и сандалии с грибком? Я не согласен. Я буду сражаться в своих трусах и в своих кроссовках!
   - Конечно-конечно! - замахал руками консультант. Это просто фигура речи. Перед выходом на арену твое оружие, одежду и обувь проверит маг, чтобы не было никаких артефактов, и чтобы оружие не было заговоренным - а так, никто и никогда не пользуется чужим оружием, обувью и одеждой - только своим.
   - Ну то-то же... - буркнул Денис. - Ладно, Вергилий, веди нас в свою преисподнюю. - На последнее замечание Эбрэхэмус только удивленно распахнул глаза, но ничего уточнять не стал - Северные Лорды... что с них возьмешь? - еще и не такое могут отмочить. Он молча направился к служебному - скорее всего, входу, потому что вся толпа двигалась другим путем и похоже через билетные кассы, а вслед за ним двинулись и компаньоны, причем в роли оруженосца выступал Шэф.
   Согласно предварительной договоренности с Дамиром, предполагалось, что бой будет дистанционным, но по "Правилам защиты чести и достоинства", с которыми успел ознакомиться еще утром Шэф, каждый из дуэлянтов должен был... вернее, - мог иметь, кроме арбалета, меч и кинжал. И хотя Денис был уверен, что гарантированно нафарширует Тита, лишенного магической поддержки, арбалетным болтом и что другого оружия ему не понадобится, Шэф высказался в том смысле, что в жизни всякое может быть - раз в год и палка стреляет, поэтому кинжал и меч надо взять. Немного поразмыслив - секунд пять, примерно, Денис признал правоту мудрого руководителя и согласился с его точкой зрения целиком и полностью. Вопрос был только в том, какое именно оружие брать: "Черные когти" или обычное. Проведя недолгое совещание, компаньоны пришли к консенсусу, решив, что светить "Черные когти" как-то не хочется, поэтому в качестве холодного оружия был выбран парфан - на случай, если Тит окажется нечистью, типа мокреца (шутка) и одна из роскошных парадно-боевых шпаг из коллекции сгинувшего без следа первого капитана "Арлекина". Шпага эта оказалась достаточно хорошо сбалансирована по руке Дениса - конечно не как заказная, но вполне себе приемлемо, поэтому с выбором кинжала и меча проблем не возникло.
   Второе, что приятно удивило Дениса этим вечером, была раздевалка - чистое, светлое, хорошо проветриваемое помещение, в котором не ощущалось никакой атмосферы казармы, или конюшни, свойственной мужским раздевалкам. Обставлена она была несколькими большими, удобными креслами и кушеткой, застеленной хрустящим постельным бельем. Кроме предметов мебели на которых можно было сидеть и лежать присутствовал еще один, напрямую для этих целей не предназначенный, хотя, при необходимости, его можно было использовать и для сидения и для лежания, но его изначальная функциональность заключалась в другом. Этим предметом был большой, овальный, уже накрытый стол, уставленный фруктами, соками, несколькими видами сыров и прочей снедью. Кроме той двери, через которую Эбрэхэмус привел компаньонов, имелись еще три: одна вела на арену, а две других в туалет и ванную. Там тоже все было на высоте: чистенький сортир и большая ванна с горячей водой. Не раздевалка, а номер люкс!
   - Что дальше? - полюбопытствовал Денис у консультанта, плюхаясь в одно из кресел.
   - Можешь сидеть здесь - отдыхать, можешь прогуляться, посмотреть на зрителей.
   - А начало спектакля не пропущу? - усмехнулся Денис.
   - Нет. - Улыбнулся Эбрэхэмус. - Ни в коем случае. Я тебе скажу, когда нужно будет начинать переодеваться, затем к тебе зайдет главный распорядитель, вместе с магом, проверят твою одежду и оружие, напомнят условия поединка, скажут сколько денег тебе причитается... - так что не волнуйся - не опоздаешь.
   - Каких денег? - заинтересовался Шэф.
   - Как это каких? - удивился Эбрэхэмус, но тут же же вспомнил с кем имеет дело - и действительно, откуда Лорды с далекого и страшного Севера могут знать тонкости организации дуэлей в славном городе Бакаре? - На твой поединок с Титом Арденом продано много билетов. Треть вырученной суммы получает администрация "Поля чести", и по трети каждый из дуэлянтов.
   - Вот оно чё, Михалыч... - удивленно пробормотал Денис.
   - А ты думал! - ухмыльнулся Шэф. - Будешь пользу приносить. Мы еще из тебя ездовую собаку сделаем!
   Перспективы открывались не совсем радужные - таскать нарты, или какую другую тележку, но и до них еще нужно было дожить, поэтому Денис легко согласился с предложением главкома:
   - Ладно... но пока не сделали, пойдем глянем чего как...
   Эбрэхэмус предупредительно распахнул дверь и компаньоны, пройдя небольшим коридорчиком, оказались прямо на арене. Трибуны, к моменту их выхода, были заполнены примерно наполовину, а это ни много, ни мало - несколько тысяч человек! и народ все подходил и подходил. В смысле: подъезжал и подъезжал - публика была вся поголовно знатного происхождения и пешком не передвигалась, да простолюдинов и не пропустили бы многочисленные патрули, ибо - нехрен!
   Публика встретила компаньонов, показавшихся из "подтрибунного помещения", весьма бурно: криками, свистом, улюлюканьем, топотом, размахиванием руками, флажками и еще черт знает чем - чуть ли не танцами!
   - Ну-у, блин... "Зенит" - "Спартак", - привычно ухмыльнулся Шэф, - сейчас фаеры начнут жечь, а ОМОН их будет дубасить!
   - "Зенит" - "Спартак"... - презрительно скривил губы Денис. - Бери выше! - Эль-Класико! - "Реал" - "Барселона"!
   - Да у вас батенька, мания величия!
   - Хорошо, что не преследования...
   Несмотря на то, что общались между собой Шэф с Денисом на русском и понимать их Эбрэхэмус, естественно, не мог, его следующее замечание удивительно точно легло в контекст беседы:
   - Лорд Арамис, за тебя болеет много народа.
   - С чего ты взял? Меня здесь никто не знает, я - чужак, - не поверил ему Денис, посчитав, что консультант сказал так из вежливости. Но уже следующая фраза советчика и проводника заставила Дениса усомниться в том, что его армия "тиффози" мала и слаба:
   - Зато знают Тита Ардена... - с непроницаемым лицом пояснил Эбрэхэмус.
   - А-а-а-а! Это другое дело. Но все равно: они болеют не за меня, а против Тита.
   - А в чем разница? - поинтересовался Шэф.
   - Ну-у... - фиг знает.
   Одновременно, можно сказать - параллельно, со светской беседой, которую вели Эбрэхэмус, Шэф и Денис, двое последних внимательно изучали окружающую обстановку.
   - Слушай, Эб, а чего так странно трибуны заполнены? - полюбопытствовал Денис.
   - Действительно непонятно, - поддержал его главком. Чего это, южная и северная пусты, а западная и восточная забиты под завязку.
   Эбрэхэмус немедленно удовлетворил любопытство компаньонов, пояснив, что половинная заполненность трибун вызвана соображениями безопасности, чтобы арбалетный болт, предназначенный кому-то из дуэлянтов, которые как раз будут располагаться напротив пустых трибун, не попал в совершено постороннего человека. Пока не будет продано последнее место на безопасных трибунах, билеты на северную и южную продаваться не будут. Если же безопасных мест не хватит, то желающим будут продаваться билеты на "простреливаемые" места, но под их личную ответственность.
   Покупатель должен сам позаботиться о своей безопасности - иметь щит, или какой подходящий защитный амулет - это будут его проблемы, а администрация ответственности за его жизнь и здоровье не несет. Все это прямо и недвусмысленно будет написано на билете, чтобы потом не было никаких претензий. Почему организаторы "шоу" не использовали очевидный и прямо напрашивающийся способ защиты зрителей - деревянные щиты, он не знал - этот вопрос был вне сферы его компетенции. Все это было очень интересно, но раздумать об этих организационных странностях компаньонам стало не с руки - их внимание привлекла многочисленная делегация во главе со вторым главным героем сегодняшнего вечера - Титом Арденом, показавшаяся из своей раздевалки на противоположной стороне поля.
   Любители... чуть было не вырвалось - футбола, нет-нет, конечно же, гораздо более захватывающей игры, где на кону стоят не три очка и даже не деньги - пусть и очень большие, а жизнь... или, в лучшем случае, - здоровье, встретили появление "команды" Арденов не менее шумно, чем компаньонов, из чего Денис сделал вывод, что несмотря на недоброжелателей, которых у каждого полицейского, во всех мирах, хватает, болеть за Тита будет достаточно народу.
   Тит стоял вроде бы вместе со своими, но в то же самое время в одиночестве - в паре шагов от своей празднично разряженной свиты, в которой выделялся строгой темной одеждой и мрачным видом его папенька Талион Арден. Мага Дамира нигде не наблюдалось, что с удовольствием отметили компаньоны, памятуя о, мягко говоря - неприятных ощущениях, доставленных Денису зловредным колдуном, в придорожной забегаловке.
   Две "противоборствующие армии" принялись разглядывать друг друга. Шэф с Денисом делали это бесстрастно, а вот взгляды противной стороны четко делились на три типа. Взгляды первого типа - презрительно-надменные, позволяло себе большинство команды Арденов - шестерки. Их спесь объяснялось природной дурковатостью и подавляющим численным перевесом их делегации, в силу чего им казалось, что их команда настолько же сильнее компаньонов, а Тит Дениса. Ну, что с убогих возьмешь? - Бог им судья. Такие взгляды обычно кидают ура-патриоты в первые дни войны, когда еще не пошли с фронта эшелоны с ранеными, когда можно нацепить красный, или белый бант, или еще какую-нибудь хрень и расхаживать с оружием, ловя восхищенные женские взгляды, когда еще крепка уверенность, что белых, красных, япошек, или гермашек - нужное подчеркнуть, мы шапками закидаем...
   Количество членов делегации, не смотрящих на компаньонов взглядом первого типа, было невелико. Их было двое - отец и сын. Талион Арден смотрел на компаньонов мертвым взглядом - он не ждал от предстоящей схватки ничего хорошего, как бы она не завершилась. В его глазах застыла холодная обреченность, а вот глаза Тита Ардена заливала такая же холодная, как обреченность в глазах Талиона, ненависть, которую прекрасно ощутили и Шэф и Денис.
   Человек предполагает, а Бог располагает. Денис никогда не сомневался в справедливости этой мудрости, но иногда забывал о ней и тогда, если что-то шло не так, как было запланировано, или как ему хотелось, начинал дергаться - когда сильней, когда слабей - по разному, в зависимости от важности мероприятия, ход которого отклонялся от намеченного плана. Он по-черному (или по-белому... интересно в чем разница? - главное, что очень сильно) завидовал мудрому спокойствию и невозмутимости верховного главнокомандующего в любых обстоятельствах - причем не наигранной, для публики, а внутренней - для себя, сознавая, что с наскока этому не научишься - для этого необходимо время, годы и годы. Вот и сейчас он не смог избавиться от нахлынувшей досады - по виду Тита было понятно, что ни о каком компромиссе, на который он втайне рассчитывал, несмотря ни на что, и речи быть не может. Они переглянулись с командором, и тот облек ощущения в слова:
   - Похоже он оставил себе только два выхода... - Шэф взял секундную паузу и добавил, - А тебе вообще - один. Догадываешься какой?
   - Йесс сэр! - молодцевато заверил его Денис, пытаясь за бравадой скрыть подступившую тревогу: все было как-то не очень хорошо - во-первых, и это самое главное - ему по-прежнему не хотелось убивать Тита Ардена - ведь по сути что? - мальчишка решил выпендриться перед своей девочкой и вот к чему это привело... во-вторых - сосредоточенный, какой-то отрешенный, вид Тита, пустота в его глазах, лучше всяких слов говорили о его намереньях, и как ни хотелось Денису решить дело миром, но жить ему хотелось еще больше... так что, хочешь, не хочешь, а придется поработать охотником на крупную дичь - Денис был так уверен в себе, что ни на секунду не допускал, что может промахнуться. Эти двойственность раздражала и заставляла не то чтобы волноваться - нет, но нервничать - это точно, да и вообще... - было что-то такое в воздухе - нехорошее...
   Внезапно Денис понял, что именно не давало ему покоя последние минуты - он не волновался за исход боя! Совсем не волновался. Это был очень нехороший признак. А самое неприятное, что практически безошибочный. Если Денис, в студенческие годы, испытывал "предстартовый мандраж", то запись в зачетке обязательно появлялась. Не важно, был ли это скромный "удав", или же "отл", но появлялась - "неудов" не было никогда. И совсем другое дело, если мандража не было - гарантированная пара! Как бы Денис ни знал материал, как бы ни был готов, итог был один: "встретимся на пересдаче"! Ни одного исключения за все пять с половиной лет. Осознав это, он почувствовал нарастающую тревогу, но и тревога была какой-то неправильной - не за то, как будет проистекать дуэль, а за то, что нет мандража, а это, согласитесь, не одно и то же.
   Невеселые раздумья Дениса прервал резкий звук. Из подтрибунного помещения северной трибуны, а компаньоны находились около восточной, а отряд Тита, соответственно, около западной, появились новые действующие лица: пестро и богато одетый представительный человек, среднего возраста, в сопровождении двух, еще более пестро разодетых, трубачей и двух, не менее попугаистых, барабанщиков. Вся эта процессия, под фанфары, промаршировала к центру арены, где и остановилась.
   - Главный распорядитель, - коротко прокомментировал Эбрэхэмус.
   - На тропических птиц похожи, - политкорректно, чтобы невзначай не обидеть консультанта, прокомментировал появление бродячего оркестра Шэф.
   "Говорил бы прямо - на попугаев!" - подумал Денис, но озвучивать свои соображения не стал - помнил, что уже пришлось разок извиняться - хватит - хорошенького помаленьку.
   А на арене события шли своим чередом - главный распорядитель резким, отрепетированным движением заставил оркестр замолчать, выдержал гроссмейстерскую - не хуже, чем у Шэфа, паузу, дождался тишины на трибунах и заговорил, причем голос его ничем не уступал роскошному голосу знаменитого ринг-анонсера Майкла Баффера.
   "Сейчас скажет: Let's get ready to rumble!" - усмехнулся про себя Денис, на что немедленно отреагировал выгравированный на черепе переводчик: "Приготовьтесь к драке!"
   "Спасибо кэп! - поблагодарил его Денис. - А теперь внимательно слушаем!" - завершил он внутренний диалог, чтобы ничто не отвлекало от того, что говорит ринг-анонсер - как-никак, а Дениса это тоже некоторым образом касалось.
   - Дамы и Господа! Леди и Джентльмены! Товар-рищи! Пир-ры!.. - загремел местный Майкл Баффер. Его голос, то ли магически усиленный, то ли от природы мощный, как иерихонская труба, достигал самых удаленных уголков "Поля чести". Как говаривали глашатаи в Бухаре, объявляя волю эмира: "Слушайте и не говорите, что не слышали!"
   "Какие еще дамы и товарищи!? - изумился внутренний голос. - Какие, нахрен, господа и леди?!!.. Здесь же только пиры... вроде бы?!"
   "Да-а... действительно непонятно... - согласился с ним, тоже сбитый с толку, Денис. - Ладно... смысл понятен, а с деталями потом разберемся - не к спеху..."
   - Сегодня, на "Поле Чести", - оба слова из названия арены шоумен произнес явно с большой буквы, - состоится смертельный поединок между Лордом Арамисом - Князем Великого Дома "Полярный Медведь"... - в ответ на эти слова стадион - а почему бы и нет? - гладкое травяное поле есть, трибуны есть, раздевалки есть, публика есть, билеты продают - стадион в чистом виде! Так вот, объявление титулов Дениса стадион встретил радостными воплями, свистом, улюлюканьем и аплодисментами, еще больше напомнив какую-нибудь земную спортивную арену.
   Отрекомендовав "боксера в синем углу ринга", распорядитель взял небольшой тайм-аут, чтобы набрать воздуха и в возникшую паузу немедленно вклинились громкие вопли:
   - Слава югу! Мочи северян!
   "Причем в сортире..." - ухмыльнулся Денис.
   "Стадион должны оштрафовать за расистские выкрики и баннеры!" - поддержал его внутренний голос. А ринг-анонсер продолжил:
   - Вторым участником поединка, бросившим смертельный вызов Северному Лорду... - продолжить доморощенный Майкл Баффер не смог, он должен был переждать восторженный рев трибун, охваченных единым патриотическим порывом - ну как же, обычно северяне всем дерут задницу, а тут такой случай поквитаться! Каждый из вопящих ощущал себя благородным рыцарем, сражающимся на стороне Света против Тьмы!
   - Мочи северян! Слава югу! - неслось со всех сторон.
   Денис почувствовал себя неуютно. Никакой охраны, отделяющей "футболистов от болельщиков", на местном стадионе не наблюдалось.
   "Разорвут, если что..." - возникла липкая мысль и от нее стал медленно холодеть живот.
   "Толпа... мать ее! - озабоченно отозвался внутренний голос. - Опасно..."
   Положение, как обычно, спас любимый руководитель:
   - Не переживай, - спокойно сказал он, - если что, мы их тут всех вырежем! - И такой непоколебимой уверенностью веяло от его слов, что Денис тут же успокоился - раз Шэф сказал: "Вырежем!" - значит вырежем!
   А главный распорядитель, дождавшись относительной тишины продолжил:
   - Вторым участником поединка, бросившим смертельный вызов Северному Лорду, - повторил он, - является Тит Арден. - Он сделал паузу, выделяя следующие свои слова: - Командир особой стражи. - И снова приветственный вопль, заставил ринг-анонсера замолчать. Дождавшись момента, когда его слова будут услышаны, "Майкл Баффер" объявил: оба участника дуэли приглашаются на арену, для возможного примирения... - вполне ожидаемой реакцией на эти слова стал вопль негодования, причем гораздо более сильный, чем все слышанное до этого. И людей можно было понять! - представьте: вы платите немалые деньги за билет, продираетесь сквозь пробки до спортивного зала, полчаса ищите, где припарковаться, протискиваетесь, теряя пуговицы и человеческое достоинство, на свое место, устраиваетесь в кресле, и тут боксеры примиряются! - вы б не взбесились? - Взбесились! - И не важно, что вопрос насчет примирения является просто данью традиции, протоколом, так сказать - все равно публика вопила так, будто реально опасалась за свои денежки и моральный ущерб. Дождавшись неизбежного снижения интенсивности звука, вызванного то ли интерференцией, то ли ограниченным запасом воздуха, в легких вопящих, то ли еще чем, главный распорядитель, в свою очередь, проорал: - И объявления окончательных условий поединка! - он все-таки перекричал толпу! - Профи, есть профи!
   Видя, что компаньоны не трогаются с места, Эбрэхэмус тихонько продублировал указание своего начальства.
   - Лорды, вам нужно подойти к главному распорядителю.
   - Надо - так надо! Пошли Арамис, - и наши друзья, вразвалочку, направились к центру арены, куда так же неторопливо двигались отец и сын Ардены. К ринг-анонсеру обе пары подошли практически одновременно и застыли друг напротив друга. Над ареной воцарилась тишина. Зловещая, как показалось Денису.
   - Готов ли ты, Л-л-л-о-о-о-о-рд А-а-а-р-р-р-а-а-а-а-мис-с-с, помириться с Ти-и-и-и-том А-а-а-а-рден-н-н-ом!? - рокочущим голосом осведомился главный распорядитель.
   - Готов... - пожал плечами Денис. - Его голос достиг ушей всех присутствующих - наверняка без магии не обошлось. Тишина, висевшая над ареной, продержалась еще пару мгновений, пока до публики и самого ринг-анонсера доходил смысл сказанного, после чего началась акустическая вакханалия: свист... вой... проклятья... нечленораздельные вопли... членораздельные вопли: долой!.. трус!!... смерть поганцу!!!... мочи северян!!!... дерись сук-ка!!!... ну, и так далее и тому подобное... В начале этого звукового взрыва Денис снова немного занервничал, но глядя на безмятежного главком, как-то быстро успокоился.
   "Похоже не будет у меня больше группы поддержки..." - промелькнула грустная мысль, но долго кручинится времени не было - надо было следить за происходящим.
   Главный распорядитель, ошарашенный ответом Дениса, в себя до конца еще не пришел. За долгие годы работы, это был первый случай, когда один из дуэлянтов пошел на попятную в самый последний момент. Обычно, если кто-то не хотел драться, все решалось в "досудебном", так сказать. порядке. А тут... представьте состояние какого-нибудь пастора, или дамы из Дворца бракосочетания, когда на вопрос: "Согласен ли ты взять в жены...", или "Согласна ли ты выйти замуж...", в ответ слышишь: "Скорее нет, чем да...", или еще что-то подобное. Но ринг-анонсер был тертый калач и мастер своего дела. Нужно было спасать положение, а не таращится, в ступоре, на обезумевшую публику и он, как истинный профессионал, взялся за дело:
   - Мо-о-о-о-л-чать!!! - заорал он так, что у Дениса зазвенело в ушах. Тут же, гвалт на трибунах начал стихать, а после повторного вопля: - Мо-о-о-о-л-чать!!! - над "Полем чести" вновь воцарилась тишина. "Майкл Баффер" медленно поворачиваясь вокруг своей оси, оглядел притихшие трибуны, а когда пауза стала нестерпимой, задал свой вопрос второму главному герою сегодняшнего спектакля: - Готов ли ты, Ти-и-и-и-т А-а-а-а-рден-н-н, помириться с Л-л-л-ордом А-а-а-р-р-р-амис-сом!?!
   Наверняка Тит ощущал нерв момента, его драматизм - страшный спрут, с тысячью голов и щупалец, жаждущий крови и зрелища, оцепенел в ожидании его ответа, который мог бросить это порождение бездны, как в пучины разочарования, так и к вершинам восторга. Командир особой стражи выдержал паузу, насладился ей и коротко бросил:
   - Нет.
   Восторг публики, ее реакция на это, вроде бы и ожидаемое, но как оказалось, далеко недетерминированное событие, оказалась не менее бурной, чем на ответ Дениса, но с обратным знаком. Тит Арден в единый миг стал любимцем всего стадиона. У его противника, выказавшего себя неизвестно кем и чем, чуть ли не патологическим трусом, болельщиков не осталось... Хотя, нет. Один преданный болельщик... ну-у... не болельщик конечно, а человек истово желавший, чтобы на арене восторжествовал пацифизм, все-таки имелся, вот только жаль, что от его желания ничего уже не зависело.
   - Ну, что ж... Дож, - глядя в глаза Талиону Ардену произнес Шэф, - мы этого не хотели. - Тот ничего не ответил и молча отвернулся. У Талиона, в отличие от хладнокровного и уверенного в себе Тита, был вид человека, присутствующего на собственных похоронах. А ринг-анонсер, между тем, не обращая внимания на этот мимолетный эпизод, продолжал заниматься своим делом:
   - Пир-ры-ы-ы! - раскатами грома поплыл над толпой его голос.
   ... хорошие шоумены всюду в цене...
   ... Ургант и Якубович и здесь бы не пропали...
   - По взаимной договоренности сторон, правила проведения сегодняшнего поединка между Ти-и-и-и-том А-а-а-а-рден-н-н-ом и Л-л-л-ордом А-а-а-р-р-р-амис-сом будут отличаться от стандартных! - Для публики это не было таким уж секретом - публика, в общих чертах, была в курсе, но одно дело слухи, а другое - официальное оглашение. Трибуны затихли и навострили уши. - Во-первых! - главный распорядитель сделал паузу, набрал в грудь воздух и открыл присутствующим секрет Полишинеля: - Основным оружием поединка является арбалет! - Трибуны ответили на это сообщение недовольным гулом, в котором различалось: "... нарушение традиций... северные варвары... оружие трусов... мочить в сортире..." и прочая дребедень. Дождавшись тишины, "Майкл Баффер" многозначительно продолжил: - Второе! - поединок считается завершенным, только после того, как победитель покинет арену с оружием проигравшего! Оружие проигравшей стороны является трофеем победителя! - На практике это означало, что поединок - смертельный. Победителю надо было просто дождаться, когда его противник умрет, или истечет кровью и только после этого выйти за пределы поля - в аут, так сказать. - Третье! - Кроме арбалетов, дуэлянты: Ти-и-и-и-т А-а-а-а-рден-н-н и Л-л-л-орд А-а-а-р-р-р-амис могут взять с собой стандартное оружие для такого рода поединков - меч и кинжал, для того, чтобы продолжить дуэль, если ее не удаться решить при помощи основного оружия - арбалетов.
   ... удастся-удастся... не переживай...
   ... хрен вам! - а не барабан!..
   Главный распорядитель замолчал, дождался полной тишины и выдал: - И последнее! Ти-и-и-и-т А-а-а-а-рден-н-н и Л-л-л-орд А-а-а-р-р-р-амис будут сражаться голыми! - Ответом на это сообщение стал радостный вопль, причем преимущественно - женский. Завершив публичную часть своего выступления, главный распорядитель обратился к "брачующимся" совершенно обычным, нормальным голосом: - Пир Арден, Лорд Арамис, ступайте в свои раздевалки, вас пригласят.

*****

   - Я, Орпан Такул - артефактор Гильдии Магов, - поприветствовал Шэфа, Дениса и Эбрэхэмуса немолодой, мрачный человек, появившийся в раздевалке. - Я должен проверить Лорда Арамиса на предмет наличия артефактов, спрятанных на теле, оружии и одежде... - в ответ на гневный взгляд обоих "северян", он только развел руками: - таков порядок пиры... в смысле - Лорды! - поправился он.
   - Делай, что велит твой долг, искусник! - гневно сверкнув очами, произнес командор, демонстрируя высшую степень охватившего его гнева - Их! Северных Лордов! Атоса! и Арамиса! Подозревать в попрании рыцарской чести?!!! А главное! - Проверять!!! Он бросил на мага взгляд в котором явно читалось: "Ну, погодите жирные южные черви! Во время следующего набега мы припомним вам и это тоже!"
   Маг прекрасно понял пантомиму, исполненную главкомом, и тяжело вздохнув, еще раз развел руками - мол ничего личного - работа такая. Он попросил Дениса, развалившегося в кресле, встать и поднять руки. Денис проделал требуемое совершенно бесстрастно - безразличное и бездумное спокойствие, владевшее им все последнее время, никуда не подевалось, превратившись чуть ли не в апатию. Согласитесь - несколько странное состояние для человека, выходящего на смертный бой, в котором ты должен победить, или умереть.
   Даже если ты полностью уверен в себе, предстартовый мандраж присутствует всегда - это могут подтвердить артисты и профессиональные спортсмены... если они конечно мастера, а не ремесленники. Как бы ни был слаб твой соперник, как бы много раз ни играл ты роль, всегда существует, хоть и мизерная, возможность ошибки, провала, фатальной неудачи и подсознание реагирует на это, повышая уровень адреналина в крови и заставляя волноваться без видимых причин. Денис прекрасно осознавал все это и тревожился, но... на холодном сознательном уровне, не испытывая никаких эмоций. Причем тревожился не по поводу предстоящей схватки, а по поводу отсутствия этой самой тревоги.
   "Не к добру это как-то..." - отрешенно подумал он, дожидаясь окончания "профосмотра".
   "Еще бы взвешивание провели!" - попытался развеселить его внутренний голос, но безуспешно.
   Закончив с Денисом, Орпан Такул некоторое время водил руками над его оружием, причем, когда дошел до парфана, взглянул на Дениса несколько удивленно:
   - Вы предполагаете?..
   - Нет, - ответил за него Шэф, - но... береженого Бог бережет.
   - А какой именно? - живо заинтересовался маг, - кто у вас на севере бережет воинов? - бог войны, удачи... или может быть, какой-нибудь другой?
   - Бог один! - веско произнес Шэф и на этом теологическая беседа как-то сразу увяла.
   - Ну что ж - все в порядке. Следуйте за мной, - с этими словами артефактор Гильдии Магов направился к двери, ведущей на арену. Вслед за ним потянулись и компаньоны с Эбрэхэмусом. Практически одновременно с ними - наверняка осмотр занимал строго определенное время и проводился параллельно, из дверей противоположной трибуны, появились отец и сын Ардены. По причине вынужденного отсутствия Дамира, роль секунданта взял на себя Дож Талион. Их сопровождал какой-то молодой человек, видимо такой же помощник главного распорядителя, как Эбрэхэмус и высокий, худой - можно даже сказать тощий, человек в темном, чем-то неуловимо смахивающий на журавля. Сходство с птицей ему придавал выдающийся, во всех отношениях, нос и голенастость. Судя по всему это был такой же маг-артефактор, как Орпан Такул. Появление обеих "команд" стадион встретил радостным ревом, по интенсивности не уступающим аналогичному на "Маракане", при выходе сборных Бразилии и Аргентины - публика была сыта и остро нуждалась в развлечениях - девиз "хлеба и зрелищ!" универсален во всех мирах и во все времена.
   "Крови хотите, суки! - с неожиданной злостью, пришедшей на смену апатии, подумал Денис. - Вот бы и выходили сюда, на арену, и резали друг дружку. Так нет! - самим страшно. Лучше с трибуны посмотреть. Патриции хер-ровы! Коз-злы!" - Но, эмоции - эмоциями, а нужно было заниматься делом, ради которого он появился на поле. Для начала надо было выбрать оружие.
   В центре площадки стоял стол с арбалетами, а около стола тусовался главный распорядитель со своей музыкальной командой. Арбалеты были небольшие, слабенькие - организаторы вполне справедливо полагали, что для такой короткой дистанции и такие сойдут, и Денис был с ними полностью согласен. Никакого зарядного устройства, даже примитивной "козьей ножки", к оружию не прилагалось, да и широкая тетива прозрачно намекала, что заряжать придется руками.
   "Руками, так руками... - подумал Денис, - нам татарам все равно!"
   - Выбирай, Лорд! - обратился к нему первому, как к вызванному на дуэль, ринг-анонсер, но инициативу, на правах секунданта, взял на себя Шэф. Он тщательно осмотрел оба механизма, взвесил на руке, прикидывая вес, после чего вынес вердикт:
   - Практически одинаковые.
   Денис молча взял ближний к себе арбалет, а оставшийся достался Титу. Затем главный распорядитель, с помощью мерных шнурков, проверил соответствует ли длина мечей и кинжалов обоих участников принятым стандартам. В область допустимых значений уложились оба. Да и трудно было не уложиться: длина меча варьировалась от метра до полутора, а кинжала от тридцати сантиметров до полуметра - не кинжал, а фактически гладиус. После выбора арбалетов и проверки холодного оружия, слово взял ринг-анонсер. Его голос загремел над ареной, легко перекрывая фоновый шум:
   - Сейчас Ти-и-и-и-т А-а-а-а-рден-н-н и-и-и Л-л-л-орд А-а-а-р-р-р-амис выйдут на исходные позиции, после этого они зарядят свои арбалеты и положат их на землю. По сигналу гонга они могут стрелять. Продолжить сражение они смогут имеющимися у них мечами и кинжалами. - "Майкл Баффер" выдержал паузу и рявкнул: - Начинайте пир-р-р-р-р-ы-ы-ы-ы!

Вот подан знак - друг друга взглядом пепеля,

Коней мы гоним, задыхаясь и пыля.

Забрало поднято - изволь!

Ах, как волнуется король!..

Но мне, ей-богу, наплевать на короля!

   Билось в голове у Дениса, пока они с Шэфом, несшим шпагу и кинжал, шагали на свою сторону поля.
   - Ну, давай - ни пуха! - пожелал командор, складывая холодное оружие на землю.
   - К черту! - механически отозвался Денис, приступая к привычной работе. При обращении с незнакомым оружием самым главным было не перекосить тетиву, иначе стрела полетит не туда, куда ты целишься, а к чертовой матери, как в анекдоте про царских сыновей: младший попал себе в руку, а старший среднему в жопу. Он опустил оружие вниз, встал ногой на стремя арбалета, а приклад упер в живот. После чего аккуратно - двумя руками взял тетиву и повел ее к замку. Затем, когда щелкнул замок, так же аккуратно вставил болт и осторожно положил заряженный арбалет на траву, "дулом" к Титу. Оставалось дождаться сигнала.

*****

   Бам-м-м-м-м! Звук еще висел над "Полем чести", когда Денис одним плавным движением подхватил арбалет с земли, упер приклад в плечо, навел на мишень - в данном конкретном случае на Тита, который тоже успел приготовиться к стрельбе, и нажал на спусковой крючок. Так как мелиферы подмышками молчали, сигнализируя тем самым, что никакой опасности ответный выстрел Тита не несет, то и выполнять какие-либо "противоракетные маневры" Денис не стал - а то еще отпрыгнешь в сторону и словишь болт, который должен был пройти мимо. В том же, что он не промахнется, Денис не сомневался ни секунды. Он и не промахнулся... правда радости от этого не испытал никакой, потому что его точный выстрел никакого урона Титу не принес. То ли это произошло случайно - а значит Бог был на стороне Тита, то ли сам Тит так подгадал, но попал Денис точнехонько в приклад его арбалета, который спас своего владельца от смерти, или тяжелого ранения. Ну что ж... вечер переставал быть томным - пришла пора позабавить почтенную публику по-настоящему! Денис отшвырнул за линию поля бесполезный арбалет и поднял с земли шпагу и кинжал. Вооружившись, он неторопливо двинулся к центру арены.
   С момента инцидента, случившегося возле "Арлекина", когда Лорд Арамис сумел напугать его и вышвырнуть с пирса, как обгадившегося кутенка... вернее с того момента, как он полностью осознал свой позор и вплоть до этого мига, когда они, наконец, сошлись с северным Лордом "...лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза...", душу Тита Ардена сжигала ненависть. Ненависть эта была в равной степени направлена на двух людей - на Лорда Арамиса и на самого себя. Причем Тит не смог бы сказать кого он больше ненавидит, но скорее всего - себя. Он не был дураком и прекрасно понимал, что сам во всем виноват, но... выхода у него не было - он должен был убить, или быть убитым - третьего не дано. Жить одновременно с Лордом Арамисом он физически не мог - им бы на двоих не хватило воздуха! Иногда у него мелькала мысль, что даже смерть ненавистного северянина ничего не решит - ведь от себя не убежишь, но он гнал ее.
   Тит был уверен в победе и имел на то все основания - в Бакаре он был одним из лучших фехтовальщиков - первый свой меч, чуть длиннее столового ножа, он получил в подарок от Талиона в возрасте трех лет и с того же возраста у него появился свой учитель фехтования, а Лорд Арамис, похоже, был с фехтованием не в ладах, раз выбрал арбалет - это конечно очень странно для аристократа... но это его проблемы! С другой стороны, даже если бы Тит Арден смог узнать, что противостоит ему хоть и красная, но! - Пчела! и объективно бы представлял боевой потенциал, с которым ему предстоит сразиться, это ни на йоту не изменило бы его решения. Победа, или смерть!
   Денис же, в свою очередь, тоже ни на миг не сомневался в своей победе. Гражданский (а всех не Пчел он как-то незаметно для себя стал считать гражданскими, причем не вкладывая в это определение никакого уничижительного смысла, а просто констатируя факт), против Пчелы! - я вас умоляю! Вот такие непростые ребята сошлись в центре "Поля чести" с мечами и кинжалами в руках.
   "Судя по тому, как он жаждал моей крови, сейчас попрет, как Тузик на грелку!" - подумал Денис, приближаясь к Титу Ардену застывшему в середине поля античной статуей.
   Но, вопреки ожиданиям, Тит атаковал очень сдержано - не ринулся крушить ненавистного противника очертя голову, а повел бой по всем правилам воинского искусства. Денис тоже никуда не спешил. Некоторое время дуэлянты обменивались легкими ударами, прощупывая оборону друг друга, как внезапно Тит резко взвинтил темп и бросился в настоящую атаку. Публика восприняла это с большим энтузиазмом, приветствуя его подбадривающими криками, свистом, вскакиванием с мест и прочими болельщицкими телодвижениями. Тит был в своей стихии, но и для Дениса она была не чужой - примерно, как вода для белого медведя.
   Единственную плохую службу для Дениса играло то обстоятельство, что сражаться он привык в шкире, а это никак не способствовало оттачиванию техники защиты, поставленной ему Мастером Войны ш'Тартаком и отточенной в боях... пардон-пардон - в спаррингах, с мальчиками наставника Хадуда. Однако, стоит еще раз вспомнить очень правильное высказывание одного из классиков марксизма-ленинизма, господина Энгельса: "Если у общества появляется техническая потребность, то это продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов". Как только до Дениса на уровне ощущений дошло, что принимать удары хладного и острого железа будет не шкира - бронированная и непробиваемая, а его собственная шкура - теплая, нежная, мягкая и очень даже пробиваемая, как все навыки, вбитые в него ш'Тартаком, моментально вернулись. А чему удивляться? - общество почувствовало потребность...
   В ответ на ускорение Тита, Денис адекватно увеличил темп, отбил его атаку и, перехватив инициативу, начал свою. Какое-то время он даже погонял его по арене, вызвав массу отрицательных эмоций у зрителей, которые после его попытки решить дело миром и таким образом лишить их оплаченного зрелища, поголовно болели за Тита Ардена. Однако Тит не собирался все время убегать и отсиживаться в обороне - выждав момент он перешел в решительную контратаку, заставив уже Дениса немного побегать.
   Зрители, а особенно зрительницы, были в восторге! - звон оружия, молодые красивые атлеты - рыцари без страха и упрека, отважно пытающиеся нашинковать друг друга этим оружием, струйки пота, стекающие по их безупречным телам (Тит ни в чем не уступал Денису по части телесной красоты, а тот, между прочим, был генетически безупречен!), горящие глаза... - представьте финал чемпионата мира по футболу и умножьте эмоции болельщиков на сто, и вы получите некоторое представление о страстях, захлестывающих трибуны "Поля чести". Не хватало только крови. И она появилась! Отбив длинный выпад Тита, Денис, за счет того, что был все-таки быстрее и резче своего соперника, сумел чиркнуть его парфаном по предплечью. Не то чтобы сильно ранил, скорее так - царапнул, но кровь исправно полилась. Начало было положено.
   "Отлично! - подумал Денис. - Он и так уставал больше меня, а сейчас, с кровью, процесс пойдет быстрее... еще пару раз его зацеплю и минут через десять он ляжет... заберу оружие и уйду... пусть живет, засранец..."
   Следуя выбранной тактике, Денис взвинтил темп до максимального и принялся гонять Тита по арене, не давая тому не то что перейти в контратаку, а даже хоть как-то восстановить сбитое дыхание. Его хриплые и свистящие вдохи и выдохи стали слышны даже на трибунах. Происходило это в те короткие мгновения, когда на "Поле чести" вдруг наступала относительная тишина, вызванная тем, что предыдущий коллективный вопль уже сошел на нет, а новый еще не начался - на переполненных стадионах такое редко, но случается. Раньше в таких случаях говорили: милиционер родился, а что говорят сейчас, после переименования, неизвестно. Недовольные зрители принялись свистеть и улюлюкать - любовь толпы дама капризная и изменчивая - вот она есть, а вот ее и нету.
   Тит прекрасно понимал замысел Лорда Арамиса - довести его до изнеможения и взять тепленьким. Причем ему было безразлично - убьет его северянин, или подарит жизнь - принимать такой подарок он не собирался. За время боя он сумел оценить насколько физподготовка северного Лорда превосходит его собственную, а фехтовальная если и уступает, то ненамного, и никаких иллюзий насчет исхода дуэли уже не питал. Но это отнюдь не означало, что он собрался сдаваться на милость победителя. У него в запасе был план "Б". Правда, до начала поединка, он сильно надеялся, что прибегать к нему не придется, но... повторимся в очередной раз: человек предполагает, а Бог располагает.
   Денис сумел зацепить его еще несколько раз и кровотечение у Тита стало вполне себе обильным. Движения его потеряли былую силу и быстроту и по всему чувствовалось, что до конца поединка осталось совсем немного, как вдруг Тит ускорился, разорвал дистанцию и остановился метрах в шести от Дениса тяжело дыша, глядя на него каким-то странным взором - вместо холодной ненависти, во взгляде Тита снова появилась какая-то отрешенность, как тогда, когда он приезжал делать вызов.
   "Камикадзе..." - промелькнуло в голове у Дениса, но он тут же выбросил постороннюю мысль из головы и бросился к Титу, чтобы завершить дело.
   Но на этом странности в поведении Тита отнюдь не закончились, а только начались. Вместо того, чтобы встретить противника, как подобает мужчине - лицом к лицу, он бросился бежать, а когда отбежал на достаточное расстояние, затеял вообще что-то непонятное: провел плоскостью своего меча по самой кровоточащей ране, на плече, как будто смазывая меч кровью, а после этого перевернул его и смазал другую плоскость. Как только Тит совершил этот странный ритуал, всем многочисленным зрителям, собравшимся на трибунах "Поля чести", чтобы приятно скоротать вечерок, а также самому близкому к месту происшествия наблюдателю - Денису, показалось, что силы, совсем уже было покинувшие Тита, вернулись к нему... точнее, не вернулись, а удесятерились и он ринулся в атаку, как бык на тореадора. Своим натиском он, честно признаемся, Дениса неприятно удивил - ведь тот уже праздновал победу. Правда, в душе. Но праздновал... Но как показала жизнь - рановато.
   "Пора в кадат!" - решил Денис, глядя на несущегося на него Ангела Смерти - именно так он воспринял преобразившегося Тита, но провести решение в жизнь не успел - его просто-напросто выбило в фар-и-хлайн и уже в следующее мгновение его сознание, срочно покинувшее тело, наблюдало за схваткой из персональной "Королевской ложи", расположившейся метрах в трех-четырех над полем, непосредственно около места событий, откуда открывался великолепный вид на поединок. А посмотреть было на что!
   Денису казалось, что внизу крушат друг друга лопастями два вертолета - с такой скоростью его тело, оставшееся внизу, обменивалось ударами с существом, прикинувшимся Титом Арденом. Соперники ни на миг не разрывали дистанции и непрерывно кружили вокруг гипотетического центра системы, образованной их телами. Во время этого танца смерти они медленно и непредсказуемо хаотично сдвигались от того места, где начался последний акт "Мерлезонского балета". Происходящее очень напоминало торнадо, когда линейная скорость передвижения "хобота" на порядок уступает скорости ветра внутри воронки.
   "Однако, забористая у него травка!" - думал Денис, глядя на совершенно дикие трюки, исполняемые Титом. До этого момента он считал, что такое можно увидеть только в гонконгских боевиках и в фильмах про матрицу! - Ан нет! - Жизнь посрамила маловера! - при удачном, или неудачном - это зависит от точки зрения действующего лица, стечении обстоятельств, можно вляпаться в такие приключения, которые и представить заранее никак невозможно.
   Размышлял обо всем этом Денис совершенно бесстрастно, как за экраном монитора, глядя как твой аватар сражается с очередным монстром. Умом он понимал, что внизу Денис сражается за жизнь - за его жизнь, но никаких эмоций при этом не испытывал, справедливо полагая, что раз уже его выбило наверх, то от его присутствия внизу никакого толку бы не было. Сейчас от него ничего не зависело, все зависело от "нижнего" Дениса, так что и для дерганья "наверху" не было ни малейшего повода.
   "Вот бы так спокойно ко всему относится и без кадата... - здорово бы было ... - пришло в голову Дениса и тут же, следом, пришла другая мысль: - Если кадат кончится раньше, чем Тита отпустит, то пиздец..." - но и эта мысль тоже была абсолютно без эмоциональной окраски. Так... - констатация факта.
   А внизу Тит теснил Дениса... вот он, извернувшись вопреки всем законам биомеханики, пропустил мимо плеча парфан, а ответным ударом задел руку Дениса... вот он наносит удар мечом, который чуть не вспарывает брюшину Дениса... вот он снова цепляет левую руку Дениса... вот он... - короче говоря, Денис схватку проигрывал. Тит после ритуала нисколько не уступал ему в скорости, а сил у него, казалось, было бесконечное количество - конечно, в действительности такого быть не могло, но... казалось. Да и кровоточил Денис теперь ничуть не меньше Тита - это тоже сказывалось. Противники не то чтобы истекали кровью - ручьями она с них не лилась, но были покрыты ее разводами с потом полностью - зрелище еще то, но судя по восторженным женским воплям, многим это нравилось.
   И тут словно мигающий транспарант "Пожар на борту", в голове Дениса замелькало: "Кадат заканчивается"... "Кадат заканчивается"... "Кадат заканчивается"...
   "Ну, вот... теперь действительно пиздец..." - с легким оттенком грусти подумал он, отметив, что некое подобие эмоций все же присутствует... а именно - легкая грусть.
   "Не боись! Прорвемся! Ты же главный герой!" - внезапно прозвучало в голове у Дениса и в следующий миг он ощутил себя стоящим рядом с обезглавливаемым Титом Арденом. Время как будто остановилось. Застывший меч Дениса еще только-только вышел из шеи Тита, и было полное впечатление, что клинок все еще касается шеи своей задней кромкой, но тут раздался резкий звук, похожий на звук гонга, возвестившего начало этой злосчастной дуэли и время ринулось вперед наверстывать упущенное. Оптическая иллюзия исчезла. Все! - буйная головушка Тита Ардена уже не соприкасалась с его не менее буйным телом. А еще через мгновение голова Тита мягко упала на зеленую траву стадиона "Поля чести", а затем туда же рухнуло его, фонтанирующее кровью, тело.

Ну вот все кончено - пусть отдохнут поля,

Вот льется кровь его на стебли ковыля.

Король от бешенства дрожит,

но мне она принадлежит -

Мне так сегодня наплевать на короля!

   Снова запел в душе Дениса Владимир Семенович, и хотя не было никакого короля и никакой ее, но строки эти удивительно соответствовали его состоянию...
   "Ты - молодец!" - внезапно прервал песню внутренний голос.
   "Я знаю... - без ложной скромности отозвался Денис, - ... хотя тело все само делало... сам знаешь..." - все же самокритично прибавил он.
   "Да я не про то! - отмахнулся голос. - Молодец, что сказал: Не боись! Прорвемся! Ты же главный герой!.. - а то я уже чуток дергаться начал... А по правде говоря - даже не чуток..." - несколько сконфуженно признался голос.
   "Это не я... - растерялся Денис, - я думал - это ты..."
   И тут в диалоге возникла очень длинная пауза, после которой голос отозвался растерянно и без обычного ехидства и ерничанья.
   "Нет... не я..."

*****

   Лежа в горячей воде, Денис, через открытую дверь ванной комнаты, лениво наблюдал за общением Шэфа с главным распорядителем. В данный момент он уже мог позволить себе посибаритствовать, но до этого момента нужно было еще дожить! Сначала Денис, с помощью любимого руководителя и местных моющих средств, смыл с себя пот, кровь и грязь - почти что "Кровь, пот и слёзы", но в данном конкретном случае слез не было, затем воду расторопно поменяли, раны, вернее - глубокие царапины, смазали чем-то вроде зеленки и теперь он наслаждался жизнью, отмокая в горячей воде.
   Сказать, что у него не осталось сил после боя - значит ничего не сказать. После того, как он, чуть ли ни на крачках, покинул арену, добраться до раздевалки без помощи командора он бы не смог - тот буквально притащил его на себе, помог вымыться, затем поддерживал пока меняли воду... - Денис чувствовал себя, как кислородный баллон из которого выпустили газ - внешне все тот же, а внутри пустой.
   Но постепенно силы... вернее - тени этих самых сил, возвращались к нему. Этому процессу в немалой степени способствовали яства, которыми был уставлен столик, стоящий возле ванны. Поглощая орехи и запивая их гранатовым соком - настоящим гранатовым соком, терпким и вяжущим, который можно добыть только из плодов, выращенных под беспощадным южным солнцем, Денис от общей пустоты, царящей в теле и башке, и абсолютной невозможности думать о чем-либо по-настоящему важном, задумался: как такой столик называется? Если возле кровати, то тут все ясно - прикроватный. А если возле ванны - приванный? - вроде нет такого слова. А как? Туалетный? - тоже, вроде бы не в тему. Эти досужие размышления были прерваны приходом главного распорядителя, притащившего увесистый кожаный кошель.
   - Ваша доля, Лорды! - произнес он, протягивая мешочек Шэфу.
   - Сколько здесь? - небрежно поинтересовался главком, принимая кошелек.
   - Тысяча золотых! - браво отрапортовал ринг-анонсер, чуть ли не вытягиваясь в струнку. Судя по всему, победа Дениса над взбесившимся Титом произвела впечатление на неокрепшие умы.
   - Чего так мало-то? - взял его на пушку командор.
   - Почему мало!? - разволновался тот, - Зачем мало!? - ровно треть, после вычета накладных расходов.
   - А разве накладные расходы не за счет организаторов? - продолжал упорствовать Шэф.
   ... чего он Ваньку валяет?..
   - Как можно!!? - воспрял духом главный распорядитель. - Откуда у тебя такие сведенья, Лорд?! Всегда доля участников составляла треть от выручки с учетом накладных расходов!
   - Значит меня ввели в заблуждение... - лениво проговорил Шэф, развязывая тесемку и извлекая из кошеля горсть золотых монет.
   - Конечно, Лорд Атос! Конечно ввели! - с горячностью подтвердил ринг-анонсер. Эта горячность навевала на определенные мысли, но беседа, так интересно протекавшая, неожиданно была прервана появлением на авансцене еще одного персонажа.
   Дверь, ведущая на арену, без стука отворилась и на пороге возник высокий, тощий тип, который сопровождал Талионов при выходе на арену. Не говоря ни слова, он быстро пересек комнату и взялся за рукоятку меча, которым сражался Тит. Он поднял его на уровень лица и принялся внимательно разглядывать.
   - В чем дело милейший? - холодно поинтересовался Шэф, откладывая в сторону кошелек. Не отрываясь от своего увлекательного занятия и не поворачивая головы, "журавль", а это был именно он - тот, который сопровождал Талионов при выходе на арену, равнодушно произнес:
   - Именем Гильдии Магов, я конфискую этот меч.
   - А кто ж тебе разрешит? - мягко поинтересовался главком, и не повышая голоса, но очень студено, произнес: -Я, Лорд Атос, повелеваю: положи на место!.
   - Что-о? - поднял голову голенастый пришелец и впервые с момента появления в раздевалке взял на себя труд обратить внимание на присутствующих. Похоже до этого он принимал их за мебель. "Журавль" уставился на командора глазами полными изумления. - Ты не понял, Лорд, - произнес он таким тоном, каким говорят с душевнобольными, или с маленькими детьми, - Гильдия не нуждается в разрешениях и согласии. Я забираю меч. - С этими словами он сделал шаг к двери. Шэф, в свою очередь, внешне неторопливо, но очень быстро поднялся с кресла и шагнул ему наперерез, преграждая путь. - Ну, что ж... - поморщился маг, - я не хотел... - с этими словами он положил меч на кресло, а освободившимися пальцами правой руки покрутил колечко на мизинце левой.
   В ту же секунду, Денис уже выбравшийся из ванны, почувствовал онемение, мгновенно охватившее все его тело и мягко осел на кафельный, мокрый и холодный пол. При попытке вдохнуть, ему показалось, что на грудь ему уселся слон, или что он оказался на огромной глубине. Получить глоток воздуха, в таких условиях, удалось с огромным трудом и Денис отчетливо понял, что следующего не будет. С холодной ясностью Денис осознал, что долго так не протянет. По всему выходило, что костлявая все-таки протянула ему руки для страстного объятья.
   "Блин... с арены унес ноги, так здесь достала!" - со злостью подумал он. Привыкший к наличию Внутреннего Смотрителя, Денис с удивлением отметил, что страха смерти не было, не было этого: Жить! Жить!! Жить!!! Жи-и-и-и-и-ть!!!! выметающего из мозга все остальные мысли и чувства и оставляющего только одно желание - найти лунку и вырваться из под черного льда обратно в сияющий, наполненный живительным воздухом, мир. Было только чувство огромной несправедливости, что его вот так - походя, можно сказать - мимоходом, отправят в лучший мир. И кто?! - даже не настоящий боевой маг, а какой-то вшивый артефактор из задрипаного магического мира! Денис хорошо, на своей шкуре, ощутил каково приходится обычному, простому человеку при взаимодействии с магом! Дикая ярость охватила Дениса и она же помогла сделать следующий слабенький вдох.
   Остальные участники этих событий, присутствовавшие в раздевалке, отреагировали на колечко колдуна по-разному: Эбрэхэмус и главный распорядитель, точно так же, как и Денис, мешками осели в креслах, в которых сидели, а вот верховный главнокомандующий - кто бы сомневался, остался на ногах, как ни в чем не бывало.
   Изумление в глазах мага, при виде неуязвимого Шэфа, сменилось яростью, он схватился за кулон, висевший у него на шее и начал было открывать рот, чтобы вызвать из своего арсенала что-то, уже совершенно зубодробительное, и размазать наглеца, но не успел. Шэф коротко ткнул его пальцем куда-то под ребро и "журавль", согнувшись пополам, рухнул на пол, захлебываясь в собственной блевотине. Как только он оказался в позе эмбриона, онемение и тяжесть, душившие Дениса, исчезли. Заворочались в своих креслах и остальные участники мизансцены.
   Дождавшись окончания процесса очищения желудка, командор прихватил мага, находящегося в полубессознательном состоянии, за шкирку и держа на отлете, чтобы не запачкаться, отволок в ванную комнату. Там он его прополоскал. Сделано это было не из человеколюбия, а опять же для того, чтобы не запачкаться. Сочтя санитарное состояние "журавля" удовлетворительным, главком содрал с его рук многочисленные колечки и браслеты, а с шеи сорвал несколько кулонов. Затем он обшарил его карманы и извлек оттуда еще несколько подозрительных предметов, коие и присовокупил к конфискованному. После этого Шэф собрался было приступить к допросу задержанного, но некоторое происшествие ненадолго задержало начало этой процедуры.
   Дело было в том, что к этому моменту, мышцы Дениса обрели некоторую силу и упругость. В ознаменовании этого события он, опираясь на ванну, с трудом поднялся, примерился и отвесил голенастому магу такую оплеуху, что того вынесло через открытую дверь в раздевалку. Командор, глядя на это, только укоризненно покачал головой, как бы осуждая негуманное обращение с пленными.
   Надо отметить, что к этому моменту Эбрэхэмус и главный распорядитель, тоже пришедшие в себя, использовали возвращение былой подвижности для того, чтобы подобраться к двери ванной комнаты и воочию, так сказать, понаблюдать за происходящим - люди так же любопытны, как кошки. Вот любопытство их и сгубило - вылетающий маг сбил их, как шар сбивает кегли в кегельбане, и вся троица оказалась распростертой на полу. Но долго отлеживаться "журавлю" не позволил Шэф. Он снова сгреб его за шкирку и подтащил к ванне. После этого он обратился к Денису:
   - Арамис, я тебя очень прошу! - не мешай! Дай мне спокойно допросить этот мешок с дерьмом, а потом можешь делать с ним, что хочешь. Хочешь - повесим... - тут командор начал вертеть головой, как бы подыскивая подходящий сук, а не найдя продолжил: - Хочешь - утопим. Хочешь... - закончить перечисление вариантов он не сумел, потому что его перебил пленный колдун, слегка пришедший в себя и восстановивший способность к членораздельной речи:
   - Мерзавцы! - взвизгнул он фальцетом. - Да знаете ли вы на кого поднимаете руку!?!.. - он хотел продолжить обвинительную речь, но Шэф ему этой возможности не дал. Привычно и четко он погрузил голову колдуна в воду, а чтобы он не сучил ручонками, Денис ловко заломил их у него за спиной. Причем сделал это с удовольствием. Подержав мага под водой точно выверенное время, чтобы он бедолага, с одной стороны - не захлебнулся, а с другой - хорошенько осознал, что его ждет, командор дал ему возможность вдохнуть и пристально глядя в выпученные, как у рака, глаза колдуна, холодно осведомился:
   - Успокоился? Или еще хочешь? - в ответ маг истово закачал головой, показывая, что мол, да - успокоился, больше не надо, готов к сотрудничеству.
   - Если хоть раз соврешь, утоплю с-с-с-ук-ка! - мстительно пообещал ему Денис, на что Шэф только укоризненно покачал головой.
   "Тоже мне - добрый следователь!" - со злостью подумал Денис, глядя на главкома, понимая в то же самое время, что он неправ, что командор все делает правильно, но черная ненависть к магу, заставившего вплотную пообщаться со старухой с косой, продолжала клокотать у него в груди.
   - Ладно, к делу. Имя, звание, должность. - приступил Шэф к допросу. - И учти. Я умею определять когда мне лгут... - многообещающе добавил он.
   - Алфеос Хармах, маг-артефактор второго ранга.
   - Должность? - повторил командор.
   - Я не служу. У меня своя мастерская по производству артефактов. Мое имя широко известно...
   - Заткнись! - приказал командор. - Как ты оказался на "Поле чести"?
   - Подрабатывал дежурным магом... - сделав это признание, он стыдливо замолчал, как двоечник перед доской. Чувствовал, гад, что расследование вступило на зыбкую, болотистую почву, где можно и провалиться, и не исключено, что с головой.
   - И стало быть, ты - сволочь, сначала не разобрался с тем, что из себя представляет меч Тита, а потом решил спрятать концы в воду? - Маг молчал. - Ну, что ж... - зловеще проговорил Шэф, снова беря его за загривок, но дожидаться продолжения экзекуции Алфеос не стал и выдавил из себя, с видимым трудом:
   - Д-да... - Правда, тут же он попытался оправдаться: - Это меч работы Ушедших, никто бы не смог определить, что он зачарованный, пока он не глотнет крови! - с горячностью выговорил колдун.
   - Понятно... - протянул Шэф, на что Денис мысленно ухмыльнулся. - И ты решил одним выстрелом добыть двух зайцев... - ответом ему был удивленный взгляд мага. - Чего?
   - Кто такие зайцы? - этим вопросом Хармах показал, что отошел от первоначального шока и пытается превратить допрос в научную беседу, но Шэф все-таки соизволил ответить:
   - Звери такие... на севере. Не отвлекайся! - строго добавил он. - Итак ты решил погнаться за двумя зайцами - и ценный артефакт изъять и улику, заодно, скрыть? - маг молчал. На этот раз командор не стал его уговаривать и молча притопил. Когда голова колдуна, после довольно долгого промежутка времени, снова показалась на поверхности, он опять был готов сотрудничать со следствием.
   - Да! Да! Да! - заорал он. - Хотел скрыть свою оплошность и, заодно, забрать меч...
   - Сколько он стоит? - перебил Алфеоса Шэф и тот уже было открыл рот, чтобы ответить, но успел снова захлопнуть, пока предательские звуки не вырвались наружу. - Ну-ну... - с нехорошей ухмылкой протянул командор и маг тут же выпалил:
   - Тысячу золотых!
   - Врешь! - хором заявили компаньоны, после чего Шэф повернулся к Денису:
   - Еще раз соврет - можешь медленно открутить ему яйца, - на что старший помощник счастливо улыбнулся, глядя на побледневшего, как полотно, колдуна. - Итак... - повернулся командор к магу, - твой последний шанс. Сколько?
   - Самое малое три тысячи.
   - А самое большое?
   - Какого покупателя найдешь... можно и за десять отдать.
   - Хорошо. Не врешь. Поехали дальше. Какие у тебя были юридические основания для конфискации?
   - Никаких...
   - То есть, все это: Именем Гильдии Магов...
   - Да... - я блефовал. Никто из местных не посмел бы сопротивляться, а я не принял во внимание, что вы иностранцы... упустил...
   - Значит ты - сук-кин сын решил взять нас на арапа!? - Маг ошеломленно уставился на Шэфа, услыхав новое, никогда не слышанное, явно северное выражение. - Нас! - продолжал бушевать главком. - Северных Лордов!
   - А что такого? - окрысился Алфеос. - Никого убивать я не собирался. Забрал бы меч, да и отключил "Малую медузу", а пока бы вы все приходили в себя, я был бы уже далеко...
   - Ты-ы! - завопил Шэф. - Сын греха и ехидны! Ты что!? - даже не знал, что связываешься с Северными Лордами и что тебе за это грозит!?
   - Нет... - пожал плечами колдун. - Иностранцы и иностранцы... а что такое? - Услыхав такое командор только тяжело вздохнул.
   - Ладно... хотя незнание законов не освобождает от уголовной ответственности, - он сделал многозначительную паузу, хмуро глядя на мага, который наверняка не был знаком с этим юридическим термином, однако же проникся судьбоносностью момента и заметно скукожился.
   - Я не знал! - тут же сообщил он, но главком только отмахнулся:
   - Так вот, повторяю: хотя незнание законов и не освобождает от уголовной ответственности, на первый раз убивать мы тебя не будем...
   - Почему это!!!? - завопил Денис. Причем завопил так, что все присутствующие, включая Шэфа, вздрогнули. - Этот ледовый скунс совершил акт неспровоцированный агрессии против Главы Великого Дома! - При этих словах командор едва заметно, уголками губ, ухмыльнулся, как бы говоря: "Браво киса! Снимаю шляпу!", - и ты обещаешь ему жизнь!!!??? - Произнеся этот незамысловатый, но очень эмоциональный текст, Денис принял стойку "Держите меня семеро!" и сделал вид, что хочет добраться до горла побелевшего от испуга мага.
   Такое поведение могущественного мага могло бы показаться странным. Как это? - маг испугался до расслабления мочевого пузыря каких-то двух неодаренных? А все очень просто: во-первых - маг был, честно говоря, не очень-то и могущественный - так, серединка на половинку. Во-вторых, хотя основы боевой магии изучают все Искусники, но изучают по-разному - кто-то лучше, кто-то хуже, а Алфеос Хармах, от природы, был человеком мирным, спокойным и изучение обязательного боевого раздела воспринимал, как обузу, отнимающую время от действительно важных дисциплин, таких как алхимия и артефактостроение. В-третьих - применение боевых арканов требует какого-то да времени для их подготовки - меч и тот, мгновенно из ножен не вытащишь, время надо.
   Боевые маги, на то и боевые, они это делают практически мгновенно, а артефакторы на то и артефакторы, что действуют медленно, да и без своих висюлек, колечек и прочей ботвы мало, что могут. В-четвертых - маги, как наши менты, привыкли к тому, что наличие ксивы в кармане и пистолета в кобуре действует на оппонента расслабляющее. А теперь представьте состояние этого самого среднестатистического мента, отнюдь не героя, который не "служить и защищать", а "брать и подбрасывать", когда после предъявления удостоверения, человек не дает требуемые бабки, а наоборот - дает в морду, забирает пистолет и начинает интенсивно допрашивать. Представили? Вот в таком же психологическом состоянии, как этот гипотетический мент, находился маг-артефактор Алфеос Хармах.
   - Я не знал!!! - в свою очередь завопил маг, осознав всю глубину пропасти, разверзнувшейся перед ним.
   Денис уже почти добрался до горла зловредного мага, когда Шэф обнял его и нежно увлек чуть в сторону, удостоившись за это от колдуна взгляда полного признательности... Да что там признательности! - в его взгляде мелькнула самая настоящая любовь к своему спасителю! Аналогичные сценки можно увидеть на футбольных полях, когда товарищи по команде оттаскивают разъяренных игроков от судей, предъявивших им карточки различных цветов. Разумеется, если игрок искренне считает, что такой карточки не заслуживает. Ключевое слово здесь - "искренне". Надо сказать, что и Денис почти не играл, и если бы ему представилась возможность безнаказанно придушить мага, он бы его придушил. И Алфеос Хармах это прекрасно чувствовал.
   - Ступай, пока я его держу, - кивнул командор в сторону двери и маг тут же, не заставляя повторять дважды, на плохо сгибающихся ногах направился по указанному направлению. Когда он уже находился в дверях, главком остановил его: - Постой! - приказал он и маг хотя и нехотя, но выполнил приказ, он повернулся и уставился на командора взглядом в котором уже начинали понемногу разгораться злобные огоньки. Пепел пережитого позора и упущенной выгоды уже начинал стучать в его сердце. Правда, пока, понемногу. - Ты вот что... милый, - широко улыбнулся Шэф, одновременно смещая точку сборки в положение "Смерть" - сочетание получалось зубодробительное, - перед тем, как соберешься мстить, а мстя твоя ужасна, - он ухмыльнулся так, что Алфеоса, оправившегося было от пережитого ужаса вновь заколотила нервная дрожь, - зайди сначала к полицмейстеру и расспроси его о личных врагах клана... и о том, что их ждет... - колдун смотрел на Шэфа, как кролик на удава - было все-таки что-то неуловимое в облике верховного главнокомандующего, что заставляло трепетать нестойкие души. - После этого обязательно навести Дожа Талиона Ардена и попроси, чтобы он поведал тебе про ужасных демонов-хранителей Северных Лордов... Он не захочет, но ты скажи, что действуешь именем Лорда Арамиса и, что он приказал открыть тебе эту тайну... - У Дениса стало складываться впечатление, что маг впал в какой-то мистический транс слушая разглагольствования мудрого руководителя. - И последнее - посети Хранителя Знаний Элая Иршапа и поговори с ним про обычаи северян, про их шаманов, которым ваша Гильдия в подметки не годится, да вообще обо всем - он много чего знает... И если ты умный человек... - командор сделал паузу и поинтересовался: - Ты ведь умный человек?
   - Умный! - подтвердил колдун, для убедительности истово кивая головой.
   - Так вот... как человек несомненно умный, получив всю эту информацию, ты с нами связываться не захочешь...
   - Не захочу! - с абсолютно честным видом объявил маг и похоже было на то, что не врал.
   - Но! - Шэф поднял палец, призывая его к вниманию, хотя это было излишним - вся фигура Алфеоса была олицетворением этого самого внимания. - У тебя может возникнуть соблазн провернуть какую-нибудь пакость чужими руками...
   - Никогда! - твердо заявил маг.
   - И это правильно, - тепло улыбнулся Шэф, - потому что демоны-хранители всегда настигают заказчика... Какие-то у них свои методы... я не знаю... но заказчика находят всегда. А теперь повтори, - строго, как учитель младших классов двоечнику, приказал он, - кого ты должен посетить?
   - Полицмейстера Орста Уршана, его зятя Хранителя Знаний Элая Иршапа и Дожа Талиона Ардена. - отрапортовал маг.
   - Молодец! - похвалил его командор. - А о чем с кем говорить помнишь? Каждый из них знает только свою часть знания... кроме пожалуй Элая...
   - С полицмейстером о личных врагах клана, с Элаем про обычаи северян, про северных шаманов, про Северных Лордов и вообще обо всем, с Дожем Талионом о демонах-хранителях... - продемонстрировал хорошую память колдун.
   - Тогда до встречи! - улыбнулся командор. - Наверняка еще увидимся... - многообещающе подмигнул он магу, отчего того передернуло.
   Когда за колдуном закрылась дверь, тут же засобирались восвояси и главный распорядитель с Эбрэхэмусом. Глядя на компаньонов глазами, расширившимися до чрезвычайности, в которых в равных пропорциях смешались ужас и восхищение: ужас от того, как компаньоны вели себя с... вы вдумайтесь только! - с представителем Гильдии Магов магом-артефактором второго ранга Алфеосом Хармахом! и восхищение от этого же процесса, они метнулись к дверям, невнятно бормоча что-то о неотложных делах, не позволяющим им и дальше наслаждаться обществом Северных Лордов.
   - На нэт и суда нэт! - в стиле любимого руководителя прокомментировал их поспешную ретираду Денис и добавил: - в свидетели не хотят попасть.
   - А ты бы хотел давать свидетельские показания о разборке ментов с какими-нибудь мутными "людьми в черном"?
   - Не посадят, так пристрелят! - ухмыльнулся Денис. - Нет конечно. Да я не с осуждением, а с констатацией, - прояснил он свою позицию по исчезнувшим работникам "Поля чести". Уходим, или посидим еще?
   - Посидим... куда торопиться.
   - Талиона ждем?
   - Его родимого.
   - Думаешь придет?
   - Надеюсь...
   И надежды верховного главнокомандующего блестяще оправдались. Минут через пятнадцать раздался вежливый стук в дверь и на пороге показался человек из свиты Арденов. Был он молод, статен, держался с достоинством и пытался демонстрировать уверенность в себе, которой не ощущал.
   - Вы позволите? - учтиво поинтересовался он, застывая в дверях и не пытаясь пройти дальше.
   "Вежливый какой! - с нарастающей злобой подумал Денис, недобро глядя на пришельца, - а как на арене себя вел, коз-злина! - припомнил он, - смотрел этак с прищуром, надменно... Презрение демонстрировал, гад! А может вызывать тебя, козла, на смертный поединок!? А? Посмотреть как будешь презирать? - что скажешь!?" - посыльный несомненно почувствовал настроение Дениса и явно занервничал - по вискам у него покатились предательские капельки пота.
   Многоопытный Шэф, мгновенно оценив ситуацию, тут же принялся изображать "доброго полицейского":
   - Проходи, пир, присаживайся, - он махнул рукой в сторону кресла. - Слушаем тебя.
   Пришелец, бросив на главкома взгляд, преисполненный благодарности, быстро прошел к указанному предмету мебели, уселся настороженно на краешке, готовый вскочить в любую секунду и заговорил:
   - Лорды! Дож Талион Арден хотел бы выкупить меч Тита. Соблаговолите назвать вашу цену. - Выпалив этот, явно заготовленный заранее и тщательно выученный, текст, он украдкой отер пот, выступивший на лбу и застыл ожидая ответа. В комнате повисла тишина. Шэф, со своей стороны, выдерживал привычную паузу, доводя парламентера до грани обморока. Во время тайм-аута стало очевидно, что посланник боится северян до спазмов в животе - без всякого сомнения, смерть Тита произвела на него, да и не только на него одного, глубокое впечатление, показав какая тонкая грань отделяет бытие, наполненное солнцем, морем, красивыми женщинами, вкусной едой и прочими замечательными вещами от небытия, в котором есть только могильный холод и мрак. Он прекрасно понимал, что стоит только кому-то из страшных Лордов спровоцировать ссору, вызвать его на дуэль и он гарантированно окажется по ту сторону этой тонкой грани. Осознание всего этого хорошего настроения не добавляло. Наконец командору надоело тянуть кота за хвост и он заговорил:
   - Ну-у... что ж... голубчик... можно и выкупить... почему ж не выкупить... - при этих словах у Арденовского порученца вырвался вздох облегчения - похоже ему удалось-таки проскочить между Сциллой и Харибдой: и выполнить поручение Дожа и не нарваться на вызов, но обрадовался он рано, и подтверждением этому послужили следующие слова главкома: - Вот только говорить об этом мы будем исключительно с самим Дожем Талионом.
   - Да... но... - забормотал парламентер, но был неумолимо прерван командором:
   - Ступай и передай Дожу, чтобы он не тянул резину, - изумление во взгляде посыльного стало наградой главкому, хотя и не сказать, что неожиданной, но тем не менее, приятной, - долго ждать мы не будем, - а когда порученец уже был в дверях, добавил: - Да-а... вот еще... скажи ему, что Лорд Арамис сдерживает демона-хранителя из последних сил... - Бросив на Шэфа изумленный взгляд, эмиссар тихонько прикрыл за собою дверь. Когда он скрылся, главком приказал Денису: - Быстро натягивай перстень, а когда Талион явится, сиди и поглаживай его... - Денис ухмыльнулся:
   - Талиона?
   - Ага. Иногда сжимай и делай вид, что из перстня что-то лезет, а ты удерживаешь из последних сил.
   - Яволь мон женераль! - ухмыльнулся Денис, почти восстановивший к этому времени силы и пришедший по этому поводу в хорошее расположение духа. - Усё сделаем у лучшем виде, Христофор Бонифатьевич! Не извольте беспокоиться! Вше-с скобородие-с! - продолжил он резвиться.
   - Ну-ну... - недоверчиво отозвался Шэф, скептически глядя на старшего помощника. И тут с Денисом что-то произошло. Он внезапно замер, уставившись в одну точку с видом человека, которому то ли сзади двинули каменюкой по башке, то ли которому пришло в голову новое доказательство Великой теоремы Ферма.
   - Э-э-э... что с тобой?! - на полном серьезе забеспокоился главком, опасаясь не получил ли Денис какую-нибудь скрытую черепно-мозговую травму во время боя, которая сейчас дала о себе знать, а когда через пару мгновений Денис вернулся к нормальному состоянию, облегченно хмыкнул: - Падучей не страдаете? - и не дождавшись ответа, выдвинул новую гипотезу: - Может в детстве головкой роняли?.. - Не обращая внимания на подколки командора, вызванные пережитым испугом за его душевное здоровье, Денис очень серьезно сказал:
   - Шэф! Я знаю, как заполучить фархан без шума и пыли!
   - Излагай! - немедленно потребовал любимый руководитель, а когда Денис закончил, главком помолчал некоторое время, потом задумчиво протянул: - А что... может прокатить. Маладэц Прошка!
   Талион намек насчет резины понял правильно и ждать себя не заставил. Он молча, без стука, не спрашивая разрешения, зашел в раздевалку, прошел к столу, где расположились Шэф с Денисом, уселся в кресло, вперил взгляд в пол и глухо спросил:
   - Ваша цена, Лорды?
   Видок у него был еще тот, как говорится: краше в гроб кладут, и удивляться этому не приходилось - он только что потерял любимого сына, а через двадцать минут после его смерти был вынужден просить об одолжении его убийцу - такого врагу не пожелаешь. И что с того, что сын был сам виноват во всей этой истории, что его убийца давал ему шанс на жизнь, что сын воспользовался на дуэли запрещенным оружием? - сын есть сын и ненависть, сжигавшую Талиона, он удерживал внутри только постоянно напоминая себе, что у него еще остались любимая женщина и дочь. Иначе...
   Но сейчас надо было отдать сыну последний долг - спасти честь мертвого Тита, раз уж не удалось спасти его самого - все видели, как он "поил кровью" свой меч, а если этому найдется материальное подтверждение в виде "проклятого меча" - оружия запрещенного для проведения дуэлей как писанными законами, так и неписанными правилами поведения аристократов - людей чести, то имя мертвого Тита Ардена будет покрыто несмываемым позором. Дож всей душой хотел избавить сына хотя бы от этого.
   Командор с ответом торопиться не стал, а принялся молча разглядывать Дожа. Наконец тот не выдержал и поднял глаза. Встретились два взгляда: горящий ненавистью взгляд Дожа Талиона и холодный, бесстрастный, наводящий ужас взгляд Шэфа, точка сборки которого была сдвинута в положение "Смерть". Борьба этих взглядов напоминала извержение подводного вулкана, в котором огненная стихия всегда проигрывает водной. Смерть заморозила ненависть. Талион отвел глаза. После этого главком тихо, чуть ли не шепотом, заговорил:
   - Ну что... старая сволочь, - при этих словах Дож вздрогнул, как от удара, - скажешь, что не знал, какой меч взял Тит?.. А-а-а!? - внезапно заорал Шэф, - чего молчишь сук-ка!!?? Не знал!!!?
   - Знал... - бесцветным голосом, не поднимая глаз, ответил Дож.
   - А раз знал, - снова очень спокойно заговорил командор, - то понимал, что нарушил зарок, назначенный тебе йохаром Арамиса.
   - Демоном?
   - Демоном-хранителем! - с нажимом уточнил командор. - Посмотри! - повышая голос, приказал он. - Лорд Арамис сдерживает его из последних сил! - Талион, впервые, как очутился в раздевалке, бросил взгляд в сторону Дениса и вид того, как дрожала его рука, охватившая перстень, произвела на Дожа впечатление. - Если он вырвется, то разорвет твою жену и дочь на куски... - после этого сообщения, в котором, впрочем, ничего нового для Талиона не прозвучало, ненависть в его глазах сменилась темной тоской, - и виноват в этом будешь ты, а не мы! - с некоторым, можно даже сказать, пафосом продолжил главком. - Мы, Северные Лорды с женщинами и детьми не воюем! Мы, Северные Лорды слово держим. А ты! - болотный слизняк, слова не сдержал! Йохар предупреждал тебя, что будет, если поединок не будет честным? - задал риторический вопрос Шэф и ответил на него, - Предупреждал! Ты промолчал - значит согласился! Если ты не собирался держать слово - надо было сказать об этом йохару, он бы убил тебя на месте и дело с концом! Но ты промолчал! Значит принял условия! И не выполнил их! Значит заслуживаешь наказания! - Командор закончил свою обличительную речь и гневно уставился на Талиона, словно прокурор Вышинский на врагов народа. - Не понимаю... - как будто самому себе задал вопрос главком, - ты же понимал на что идешь... почему ты разрешил Титу выйти на арену с таким мечом?.. Почему не запретил?.. - И Дож заговорил:
   - Я запретил... Тогда он вынул меч, вложил рукоять в мою руку, а острие приставил к своей груди и сказал, чтобы я его убил, а если я этого не сделаю, то он выйдет драться с этим мечом... Я не смог... Я виноват... Я один... Делайте со мной что хотите... только прошу не трогайте Рему и Марину...
   - А это от нас не зависит... - раздумчиво отозвался Шэф. - Удержать своего йохара в перстне может только Арамис... Но, как только у него иссякнут силы...
   - А может маги?.. - перебил его Талион, глядя на командора безумно заблестевшими глазами.
   - Ваши маги - дерьмо! - отрезал главком. - Они ведь тебе сказали, что через защитную сферу не сможет проникнуть никто. Так?
   - Ты говоришь о "Пирамиде Света", что стоит в беседке на крыше? - уточнил Дож.
   - Ну, разумеется, - брезгливо поджал губы Шэф.
   - Д-да... Свэрт Бигланд сказал, что граница непроходима...
   - Вот видишь... - с некоторым даже сочувствием, произнес командор, как бы входя в бедственное положение Дожа, - а йохар ее прошел почти не напрягаясь... он так нам сказал. Так что ваши маги...
   - Но есть же какой-то выход!? - возопил Талион, с ужасом глядя на дрожащую руку Дениса.
   Никакого ответа не последовало. В комнате воцарилось гнетущее молчание, которое нарушил Денис:
   - Какой диаметр защитной сферы? - спросил он, хмуро глядя на Талиона.
   - Восемьдесят локтей, - быстро ответил Дож, в глазах которого затеплился крохотный огонек надежды - раз Лорд спрашивает - значит ему что-то пришло в голову!
   - Мог бы у меня спросить, - по-русски сказал Шэф, - метров шестьдесят. А зачем тебе?
   - А затем, - так же по-русски отозвался Денис, - что я придумал, как не только бесплатно заполучить фархан, а еще и сделать Дожа нашим должником... не в материальном плане, на вечные времена. - Тут он перешел на местный язык и обратился к Талиону: - Диаметром сферы можно управлять?
   - Да! От... - Дож развел руки сантиметров на сорок, - до восьмидесяти локтей... - тут он начал понимать замысел Северного Лорда и его глаза вспыхнули такой радостью и надеждой, что Денис даже почувствовал угрызения совести за свой блеф. Правда справился он с ними довольно быстро, просто припомнив свои ощущения от встречи с магом Дамиром в придорожной кафешке, когда тот его протестировал.
   ... на войне, как на войне...
   - Пошли кого-нибудь за "Пирамидой света", пусть доставят сюда. Проверим, может и сработает...
   - Сюда нельзя, - нахмурив брови произнес Шэф.
   - Почему?! - одновременно подняли брови и Денис и Талион.
   - Пирамида дорогая? - обратился командор к Дожу.
   - Очень.
   - Вот вам и ответ... как только станет известно, что пирамида у нас, ее попробуют украсть... - главком хищно ухмыльнулся, - правда воры об этом скоро пожалеют, но йохару хватит времени, чтобы вырваться на свободу...
   - ... а если мои враги узнают, что я отдал вам "Пирамиду света"...
   - ... вот именно! - многозначительно добавил Шэф. - Поэтому, действовать будем так...
   Когда тщательно проинструктированный, с просветленным от появившейся надежды лицом, Дож покинул компаньонов, командор длинно потянулся, напомнив сытого кота и сказал:
   - Ну, что ж... раз начало везти... тьфу-тьфу-тьфу чтоб не сглазить, - он постучал костяшками пальцев по столу - естественно деревянному и естественно некрашеному, - подождем немного...
   - Веришь в сглаз?.. - ухмыльнулся Денис.
   - Верю - не верю... а хуже не будет, - туманно пояснил главком, - и вообще: Я сделал это не в интересах правды, а в интересах истины!
   - Кого позвать? - поинтересовался в ответ Денис и компаньоны радостно заулыбались, довольные друг другом.
   Прогностические способности верховного главнокомандующего, в очередной раз, блестяще подтвердились - не успели Денис с Шэфом уговорить и по маленькому стаканчику великолепного шерри, презентованному главным распорядителем после боя, как раздался очередной стук в дверь - очень вежливый и осторожный.
   - Не заперто, - буркнул Денис, и в проеме показался маг-артефактор второго ранга. В отличие от своего первого визита, на сей раз он был олицетворением вежливости. Командор бросил на Дениса победный взгляд, типа: "Учись, студент!" и компаньоны вопрошающе уставились на нового старого посетителя.
   - Высокие Лорды! - "Ишь ты... - промелькнуло в голове у Дениса, - мы уже не северные варвары, а Высокие Лорды! Это тебе не хрен собачий!". - А Алфеос Хармах продолжил: - К огромному сожалению, вынужден вас еще раз побеспокоить - я тут забыл кое-какие свои вещички... - он смущенно улыбнулся, как бы приглашая компаньонов вместе с ним посмеяться над его рассеянностью, свойственной высоким умам, занятым исключительно научной работой, и забывающим обо всяких повседневных житейских мелочах.
   - Эти что ли? - глумливо улыбнулся Шэф, вытаскивая из кармана горсть артефактов, добытых с тела колдуна во время допроса. Его улыбка очень не понравилась магу - было в ней что-то, заставляющее сильно сомневаться в том, что ее обладателю близки такие понятия, как всепрощение, доверчивость и сострадание. Причем, как ко всему человечеству в целом, так и магам-артефакторам, в частности.
   - Да-да! - радостно улыбнулся Алфеос, - как удачно, что они не потерялись! Верните мне их пожалуйста! - глядя на его открытую улыбку, в его добрые, честные глаза, в которых царила любовь ко всему миру, начиная с крохотного зеленого листочка и заканчивая жирной мохнатой козявкой, хотелось тоже верить в разумное, доброе, вечное! Но... К величайшему своему сожалению, чувствовал маг, что не на тех напал. К глумливой улыбке командора добавилась не менее издевательская ухмылка Дениса. Они переглянулись и весело засмеялись, а говоря по правде - заржали.
   - Ой, не могу!.. - хлопал себя по ляжкам командор, - он забыл...
   - Вежливый какой! - отирал слезы Денис.
   Глядя на эту безобразную сцену, в душе бедного мага-артефактора боролись два чувства: ненависть и страх, страх и ненависть, но страх превалировал. Пятым, шестым и прочими, недоступными простым смертным, чувствами ощущал Алфеос Хармах, что зря он ввязался в эту историю, что ошибка его, с определением запрещенного артефакта, а самое главное - с попыткой замять эту ошибку, дорого ему обойдется, но... способностью поворачивать время вспять, чтобы исправить содеянное, он не обладал, да и никто не обладал - так что придется ему терпеть и изворачиваться, изворачиваться и терпеть...
   - Значит, хочешь вернуть свои вещички? - внезапно становясь серьезным, будто бы это не он секунду назад искренне веселился, как школяр, подсунувший товарищу кнопку под седалище, строго поинтересовался главком, глядя на колдуна, как Ленин на буржуазию. Для нынешней молодежи, изуродованной нынешним школьным образованием, вынужден пояснить: глядя очень нехорошо. Оч-чень!
   - Да-да! - снова подтвердил свое желание маг-артефактор, при этом его улыбка, долженствующая изображать радость и открытость, стала выглядеть откровенно дурацкой. Будучи неглупым человеком и осознавая это, Алфеос попытался спрятать улыбку и с ужасом понял, что не может - она будто приклеилась к лицу. - "Ну и Тьма с ней! - в отчаянии подумал он. - Хуже уже не будет!" - и не ошибся. Компаньоны от издевательств перешли к практическим переговорам.
   - Десять тысяч золотых, - небрежно, как кассирша в супермаркете, бросил Шэф. Колдун поначалу онемел и способность к членораздельной речи восстановил только через определенный временной промежуток:
   -С-с-сколько!?!? - не поверил он своим ушам.
   - Десять тысяч золотых, - повторил командор, доброжелательно глядя на Алфеоса.
   - Да ты с ума сошел, полярный мародер!!! - завопил маг, в душе которого непомерность затребованной сумы напрочь уничтожила страх и оставила только ненависть. - Да я тебя, ледяное отродье!!! - заорал он, вздымая скрючившиеся руки.
   Тяжело вздохнув, верховный главнокомандующий ввел режим контртеррористической операции и перешел к восстановлению конституционно порядка. Когда через несколько минут мокрый и измученный колдун вновь предстал перед глазами Дениса, ничто не говорило о том, что этот немолодой, усталый человек способен на такие душевные порывы, какие он недавно продемонстрировал.
   - Вот видишь! - по-отечески попенял ему Шэф, - а ты мне не верил, что захочешь отомстить. Да ты азартен, Парамон! - Алфеос, нахлебавшийся в очередной раз воды, смотрел на командора очумелым взором, постепенно приходя в себя. - А ну-ка повтори мне братец, что ты должен проделать прежде чем возьмешься за мщение? - Ответом главкому была тишина. - Ну-у!!! - гаркнул он, видя, что маг не торопится выполнять приказ. Гулко откашлявшись, колдун заговорил:
   - Палиц-хмейстера... х-хранителя шнаний и доша Талиона - прохрипел маг, еще не до конца оправившийся от "водных процедур", - навештить.
   - Дальше! - ледяным тоном потребовал командор.
   - У Элая узнать о Лордах, об обычаях северян, о их шаманах и вообще обо всем, у Дожа Талиона о демонах-хранителях, у полицмейстера о личных врагах клана, - уже совсем четко отрапортовал пришедший в себя колдун.
   - И?..
   - И только после этого думать о мщении...
   - Ну вот... все же прекрасно знаешь, - грустно констатировал Шэф, - и на тебе! - он махнул рукой, как учитель, чей любимый ученик, прекрасно знающий предмет, по непонятной причине оконфузился на экзамене. Проделано это было так мастерски, что Алфеос Хармах почувствовал некоторое смущение - как это самый ученик, не оправдавший надежд Учителя. - Ладно! - закончил резвиться главком. - Что ты можешь предложить за свои побрякушки? - и видя, что маг уже открывает рот, несколько осадил его: - Взятые в качестве трофея... - Видя, что маг захлопнул рот, командор решил окончательно поставить его на место, добавив: - И не забудь про моральный ущерб...
   В ходе дальнейших переговоров выяснилось, что Алфеос Хармах маг-артефактор второго ранга, человек небогатый и суммы отступных, предлагаемые им за столь любимые им побрякушки, ничего кроме смеха у компаньонов вызвать не могут. Так же выяснилось, что никаких артефактов, представляющих для них интерес, у него не имеется. А еще выяснилось, что без своих прибамбасов колдун работать не может - они для него средства производства, вроде как лобзик и рубанок для столяра, или плотника! Переговоры зашли в тупик.
   - А "Пирамида света" у тебя есть? - устало поинтересовался Денис, когда молчание стало невыносимым.
   - Ты с ума сошел, Лорд! - устало отозвался маг и обреченно махнул рукой. - Ты хоть знаешь, сколько она стоит?.. - задал он риторический вопрос и в раздевалке вновь установилась тишина.
   - Интересно, а бывают копии таких пирамид? - небрежно поинтересовался Шэф.
   - Смотря что ты понимаешь под копией, Лорд? - оживился колдун, печенкой почуяв, что переговоры сдвигаются с мертвой точки.
   - Прозрачная пирамида. Выглядит, как "Пирамида света", переливается разными цветами и огоньками, но настоящей "Пирамидой света" не является... Но каждый, кто ее увидит, решит, что это "Пирамида света". - А что еще можно понимать под копией? - удивился командор.
   - Ну-у... неважно... - увильнул от ответа колдун, - но ты должен понимать, что обмануть можно только неодаренного, любой Искусник сразу распознает фальшивку.
   - А есть такие копии, чтобы можно было обмануть мага? - Как бы вскользь полюбопытствовал Денис, но пристальность с которой компаньоны уставились на мага-артефактора второго ранга, ожидая ответа, ясно показали колдуну, что значимость вопроса велика, и что отвечать надо честно... если он конечно не хочет снова "купаться". Было заметно, как Алфеосу не хочется отвечать на этот вопрос - его аж корежило, как ведьму перед распятьем, но "купаться" ему хотелось еще меньше.
   - Есть... - выдавил он, - только стоит она две тысячи золотых...
   - Вот и ладушки! - пришел в благодушное настроение Шэф. - Ты нам - эту мандолину, мы тебе - твои побрякушки. И расходимся краями. - К удивлению Дениса, Алфеоса слово "Мандолина" не заинтересовало - или ему уже все было пофиг, или же на Сете "мандолина" заменяла собой "шнягу" - для обозначения всего на свете. Наперед скажем, что загадка эта так и осталась неразгаданной.
   - Хорошо... я завтра утром зайду к Эолусу...
   - Никаких завтра! - перебил его Шэф. - Сегодня, и мухой! Ждать до второго пришествия мы не намерены!
   Тяжело вздохнув, маг-артефактор направился к двери.

*****

   Весь последний час, в голове у Дениса бацала корпоративчик Агата Кристи. Естественно не та, которая поджарая старушка детективщица, а та которая два мужика, поющие свои песни. Но бацала как-то очень уж однообразно: постоянно исполняла одну и ту же композицию:

... Пока ты чистый, пока ты прёшься по борьбе,

любая кукла умрёт от счастья на тебе...

   Барабанило в голове у Дениса. Его опасения, что "группа поддержки" отвернется от него после его демарша с согласием на примирение, не подтвердились. То ли его эффектная победа заставила их забыть его неуместные на средневековой Сете пацифистские телодвижения, то ли, наоборот - миротворческие потуги Дениса зажгли еще больший огонь обожания в девичьих сердцах, но "группа поддержки" даже увеличилась - некоторых нестойких резидентов нахальные и настырные подружки уговорили взять их с собой на "праздник жизни" и теперь квартердек "Арлекина" представлял собой, к немалому удовольствию компаньонов, самый настоящий вертеп... или гарем... или... короче то место о котором только могут мечтать мужики с нормальной сексуальной ориентацией: много спиртного, много вкусной еды, много музыки, много красивых девушек, а самое главная - любая! из них мечтает! отдаться тебе не отходя от кассы - рай да и только!.. правда не наш, а какой-то скандинавский, типа Вальхаллы - сначала смертный бой, затем пиршественный стол, ну а потом прекрасные девы ублажают всю ночь. Вот только время для того, чтобы предаться всяким нехорошим излишествам еще не наступило - надо было еще кое-что сделать этой ночью...
   А поначалу ничто такого хеппи-энда не предвещало. Когда компаньоны появились наконец на "парковке", на ней сиротливо притулился только их шарабан с голодным и несчастным по этому поводу Брамсом, да еще пара "карет" аналогичного класса - видимо "развозка" обслуживающего персонала "Поля чести" - и больше никого - все разъехались.
   "Ну что? - съехидничал внутренний голос, - доволен? Ты же устал от всех этих девиц. Хотел отдохнуть, а то достали. Отдыхай теперь, на здоровье! Никто не мешает..."
   "Чего надо?! - огрызнулся Денис. Хотелось послать паршивца, но привычка быть честным... по крайней мере с одним замечательным человеком, а именно - с самим собой, взяла верх и он нехотя признал: - Был неправ. Кокетничал..."
   - Ну что, Бонч-Бруевич, придется тебя наградить красными революционным шароварами! Заслужил! Носи! - прервал его невеселые размышления Шэф.
   - Почему это, сразу - Бонч-Бруевич!? - насторожился Денис. - Почему не Энрико Ферми... или же Нильс Бор, какой?
   - Не-е... Бонч-Бруевич лучше... это я в каком-то фильме видел... каком правда не помню, но! - Шэф назидательно поднял палец, - понравилось мне. Да и вряд ли Ферми с Бором такой награде обрадовались бы... а Бонч вполне мог бы... ну-у... по крайней мере изобразить, а то с Реввоенсоветом шутки короткие: не обрадовался - к стенке!
   - А я тоже не обрадовался! - храбро заявил Денис.
   - Это ты сейчас такой смелый... - грустно протянул главком, - а пришли бы чекисты, в кожанках с маузерами, вручать шаровары - натянул бы быстро и с песнями... да еще бы благодарил... искренне. - Он немного помолчал, а потом продолжил: - А если серьезно, когда ты успел все детали продумать?
   - Ничего не продумывал, никаких деталей... Просто, когда ты сказал нацепить перстень и тереть его... - Денис хмыкнул, - как кобель сучку... как-то сразу само сложилось...
   - Вообще-то про кобеля и сучку я не говорил... - машинально отвел надуманные обвинения командор, одновременно думая о чем-то другом. - Так говоришь: как-то сразу само собой сложилось?
   - Да.
   - Инсайт. - Веско резюмировал главком. - А вообще здорово получилось. Как только ты сказал, что скорее всего, интенсивность защитного поля "Пирамиды света" обратно пропорциональна квадрату радиуса защитной сферы и что на минимальных значениях можно попробовать удержать йохара внутри - все! Талион наш с потрохами. Ты подарил ему надежду и обосновал ее красивыми и непонятными научными словами. А самое главное - сам верил тому, что говоришь.
   - Может мне в проповедники податься?.. Чего там отец Федор проповедовал?
   - Он призывал птиц публично покаяться и склонял их к лютеранству.
   - Точно... Буду склонять бакарцев к чему-нибудь...
   - Ну-у... насчет бакарцев не знаю, а бакарок ты склонял к одному... - Шэф цинично усмехнулся.
   - Боюсь больше некого будет склонять, - вздохнул Денис.
   - Ну, некого - так отдохнешь побольше, - "обрадовал" его главком - видать сговорился с внутренним голосом.
   Но, на сей раз, командор ошибся. Как только тарантас компаньонов подкатил к "Арлекину", из многочисленных карет, стоящих поблизости, как горох из стручка, посыпалась "группа поддержки", да не простая, а усиленная! При виде этого зрелища, на лице Дениса расцвела широкая, правда, честно признаемся - несколько глуповатая, улыбка, командор же только скептически ухмыльнулся, как бы говоря: э-э-эх... молодо - зелено.
   Девицы наперебой, хором и по отдельности стали убеждать компаньонов, что никакой вины их нет, что они ждали-ждали у "Поля чести" и! - никого!.. и они испугались, что проворонили, и рванули всем скопом сюда, к "Арлекину", и здесь никого! - они перепугались и расстроились и стали ждать-ждать-ждать, и наконец дождались! Ур-р-р-р-ааа!!! И какой герой Лорд Арамис! и какой герой Лорд Атос! И вообще жизнь прекрасна!.. А я - Сесиль, а я - Марлета, а я...
   "Жизнь удалась!" - мелькнула в голове Дениса самодовольная мысль.
   "Так что - больше не кокетничай!" - одернул его внутренний голос.
   "Не буду!" - радостно согласился Денис. После этого он, по совершенно непонятной причине, вдруг вспомнил, что по рассказам бывалых людей, переживших клиническую смерть, у них перед глазами вся прошедшая жизнь разворачивалась, как кинолента, в мельчайших подробностях. И тут же понял, почему он это вспомнил - с блудливой улыбкой Денис представил, как пересматривает кадры бакарской хроники и настроение его еще улучшилось, хотя мгновение назад казалось, что дальше некуда - ан нет! - оказывается есть!
   Но! - опять это пресловутое "но" - предаваться разврату и разгулу было рано. Надо было сперва дождаться Алфеоса Хармаха, мага-артефактора второго ранга, а затем смотаться на виллу Талиона. Поэтому к пиршеству компаньоны приступили осторожно, по крайней мере, Денис - очень уж ему не нравился цитадельский протрезвитель - препарат конечно сильный, функцию свою исполняющий на сто процентов, но... по типу: "Спробуй заячий помет! он - ядреный! он проймет!"
   Где-то через час после начала банкета появился Хатлер и доложил, что у трапа Господ Лордов спрашивает какой-то пир Хармах - какие будут указания?
   - Пусть поднимается и ждет около трапа, - приказал Шэф и обратился к "группе поддержки": - Барышни! Неотложные дела заставляют меня с Лордом Арамисом покинуть вас! - ответом ему стал гул разочарования. - Но! Ненадолго! - уточнил командор и гул сменил тональность на оптимистичную. - Быстренько смотаемся туда-сюда и вернемся, - продолжил главком, а потом откровенно соврал: - И больше никогда вас не покинем! - Гул стал откровенно радостным - легко обманывать девушек, когда они хотят обмануться.
   Обменяв у мага-артефактора его же побрякушки на имитатор фархана, компаньоны захватили порченый меч Тита, кликнули Брамса, который, под шумок, пристроился с самого краешка пиршественного стола, где вполне успешно занимался как насыщением своей ненасытной утробы, так и охмурением близрасположенных девушек, и судя по взрывам хохота, доносившимся оттуда - вполне успешно, и направили свои стопы - вернее копыта лошадок, запряженных в их карету, к "Империуму", чтобы переодеться в шкиры. Казалось бы, что предстоящая операция никакой опасности не предвещает, но, руководствуясь очень правильным принципом: береженого Бог бережет, а самое главное своими ощущениями, они, не сговариваясь, решили "забронироваться".
   - Ведут нас. Чувствуешь? - нахмурился Шэф.
   - Да.
   - Сколько?
   - А черт его знает... просто чувствую сзади... попробую уточнить, - с этими словами Денис встал на колени и принялся вглядываться в крохотное заднее оконце, решив что визуальное наблюдение сможет помочь в уточнении численного состава шпионов. Что же касается их местонахождения, то оно и так загадки из себя не представляло - они передвигались в большой, уродливой карете, тянувшейся за тарантасом компаньонов, как на привязи. По идее, ничего подозрительного в этой карете не было и двигалась она в общем потоке, и отделяли ее от их выезда три экипажа, но мелиферы четко указывали на нее, как стрелка компаса на север. - Вроде бы... шесть человек, - озвучил свои неуверенные выводы Денис.
   - Что еще можешь сказать? - полюбопытствовал главком. В ответ Денис только пожал плечами и придал лицу виноватое выражение. В его оправдание надо сказать, что он действительно ощущал некоторое смущение - была в ощущениях мелиферов некоторая необычность, но интерпретировать ее он не мог, а судя по выражению лица любимого руководителя - был должен.
   "Ничего особенного, - попытался успокоить себя Денис, - типовой конфликт между желаниями и возможностями, - у всех случается".
   Но смущение все же присутствовало. Выждав некоторое время, но так и не дождавшись уточняющего ответа старшего помощника, командор продолжил:
   - Что шесть - это правильно, но ты не сказал самого главного... - Он снова замолчал, давая Денису шанс исправиться, но тот им не воспользовался и главком был вынужден озвучивать очевидные истины сам: - среди них маг. Правда не боевой.
   - А как ты определил?! - вытаращился на него Денис.
   - Как я определил - неважно. Главное! - ты запомни свои ощущения.
   - Постараюсь...
   - Старатель... - пробурчал Шэф себе под нос и видимо хотел еще что-то добавить, но сдержался. - Поторопились они тебе красный пояс давать, - продолжил он ворчать, - это все ш'Тартак - либерал мягкотелый... жаль меня тогда не было - хрен бы ты получил, а не красный пояс!
   ... фигасе... если ш'Тартак - мягкотелый либерал...
   ... то Шэф тогда кто?!..
   ... может и правда повезло...что ш'Тартак учил, а не он...
   - Ничего не знаю! - Денис решил бороться за свои права - чай в демократическом государстве живем, а не в банановой республике. - Госкомиссия выдала диплом установленного образца, и точка!
   - Выдала-выдала... они там кому ни попадя дают... - продолжал брюзжать командор, но было видно, что делал это механически, так как мысли его были заняты другим. - Ну, и что ты себе думаешь по этому поводу? - вполне ожидаемо обратился он к Денису, давно уже ожидавшему вопроса и имевшему, в связи с этим, готовый ответ.
   - Присутствовали на представлении, обратили внимание, что меч гнилой, отследили, что маг и Талион ушли с пустыми руками, теперь следят за нами, чтобы хапнуть меч, - отбарабанил он на одном дыхании.
   - Зачем он им?
   - Первый вариант - деньги. Хотят экспроприировать выкуп, - тут Шэф бросил на Дениса уважительный взгляд, как бы говорящий, что не подозревал за ним знание такого богатого слова, но рад, что ошибся, - который мы получим за меч. Второй вариант - средство давления на Талиона. Или он пляшет под их дудку, или весь Бакар узнает, что Тит дрался бесчестно - позор на всю семью, с далеко идущими последствиями. - Денис замолчал, но видя, что главком ждет продолжения, добавил: - О номере варианта узнаем после нападения: если нападут по дороге туда - им нужен меч, если обратно - деньги. Все!
   - А может они хотят взять меч и сами потребовать деньги с Талиона?
   - Я уже думал. Вряд ли. Для чего им ссориться с Дожем, если можно взять деньги чисто, без заморочек?
   - Ну-у... что-о... если бы ты не прокололся с детектированием колдуна, я бы сказал: маладэц Прошка! А так, просто снимаю с тебя выговор без занесения... Но, ты особо не радуйся - вопрос о квартальной премии еще остается открытым... - сурово закончил главком. На этой, печальной для Дениса, ноте их шарабан и подрулил к "Империуму".
   Велев Брамсу дожидаться, компаньоны, захватив меч и коробку с фарханоимитатором, поднялись в свой роскошный люкс. Там они быстренько скинули камзолы и натянули шкиры, успевшие в пламени камина немного подзарядиться - не под завязку, конечно, но вполне себе прилично - для предстоящей операции, достаточно. Они упаковали одежду и начищенные до зеркального блеска ботфорты в непромокаемые мешки - компаньоны были в образе суровых северных Лордов, презирающих южные "тряпки для женоподобных извращенцев" - этот маскарад очень нравилось "группе поддержки".
   Вообще, в тяге прекрасного пола к мужчинам в форме есть что-то иррациональное. В связи с этим, вспоминается эпизод из стародавних времен: Ялта, вечер, август, переполненный бар, заполненный потрясающе красивыми (в массе) девушками в мини-юбках, шортиках, открытых футболках, босоножках... - остальное дорисовывайте в воображении сами, как кому нравится и молодыми людьми, тоже одетыми в соответствии с модой и погодой: джинсы (огромный дефицит по тем временам - теперь и слово-то такое, имеется в виду "дефицит", забыто...), шорты, летние замшевые туфли, сандалии... - короче говоря, все одеты очень легко и очень модно, по тем временам. Юноши отчаянно топорщат перья перед девушками, те хихикают, кокетничают и ни за что не соглашаются идти купаться голышом (хотя потом, конечно же, соглашаются) - все как всегда, во все времена и в любом месте на Земле... И вот! В бар заходит лейтенант морпех... В глухой черной форме, из под которой виднеется тельняшка, в лихо заломленном черном берете с красной звездой, в черных полусапожках - хорошо еще, не кирзачах! Выглядит абсолютно инородным телом, как ворон - не путать с вороной! среди попугаев. Протискивается к стойке, берет без очереди коктейль и пристраивается в уголке. Не делает никаких попыток флирта. И что вы думаете? - через пятнадцать минут вокруг него тусуется стайка девчонок, причем далеко не самые худшие экземпляры. Они отчаянно строят ему глазки, напропалую флиртуют, смеются каким-то его шуткам, а еще через пятнадцать минут морпех покидает бар в сопровождении ослепительной красавицы... А будь он без формы, как все, тоже пришлось бы распускать перья и лезть из кожи вон, чтобы добиться подобного результата. Так что "группу поддержки" очень даже можно понять.
   Прихватив поклажу, Шэф с Денисом покинули номер. Теперь к их багажу, состоящему из порченого меча и коробки с фарханоимитатором, прибавились два внушительных пакета, а у шпионов прибавилось головной боли - что же находится в этих мешках? - ведь для внешнего наблюдателя компаньоны по-прежнему остались одетыми в свои роскошные, тяжелые камзолы, совершенно неуместные в тропическом климате Бакара и доставляющие "носителю" огромные неудобства - практически мучения! Это еще раз показывает на какие жертвы способны мужчины ради своих любимых женщин. Причем, чем значительнее число этих самых любимых женщин, тем на большие жертвы готов пойти мужчина!
   - Держи, - Шэф протянул Брамсу серебряную монету, - никуда не уходи, посиди часок в ресторане, а потом возвращайся на корабль.
   - Сколько посидеть?! - изумился "композитор", но главком только махнул рукой:
   - Половину "звона"... может чуть меньше.
   - А-а-а-а! - теперь понятно. А разве...
   - Нет. Мы сами, - ответил на незаданный вопрос командор.

*****

   Компаньоны покидали вещички в карету, уселись вдвоем на козлы и тронулись в путь. Район элитных ночных гульбищ был перегружен транспортом, как Краснопрудная в час пик. Разнообразные экипажи, этих самых ночных гуляк, сновавшие, как тараканы, в самых разных направлениях, создавали такой плотный трафик, что некоторое время им пришлось плестись со скоростью пешехода, а то и медленнее, и только вырвавшись на относительный простор они смогли прибавили скорость. По мере удаления от Королевской набережной, уличное освещение стремительно слабело, а как только сошло на нет, компаньоны отключили активный режим своих шкир и слились с ночною мглой.
   Если бы на месте Шэфа с Денисом были другие люди, с менее крепкими нервами, то сложившаяся ситуация могла бы произвести крайне негативное впечатление на их неокрепшие умы. Представьте: ночь, звезды, полная луна, неверный свет которой не помогает разглядеть, что творится вокруг, а скорее наполняет душу трепетом, пустынная улица с одноэтажными домишками, вокруг ни души, а сзади не отстает, не приближаясь и не удаляясь какой-то угрюмый, смахивающий на автобус-катафалк, рыдван черного цвета! Мрачный драндулет продолжал двигаться, как приклеенный, но как только экипаж компаньонов свернул на дорогу, ведущую к вилле Дожа Талиона, резко увеличил скорость, обогнал их, и погнал вперед с такой скоростью, как будто за ним черти гнались.
   Обгон был произведен крайне нагло и опасно - экипажи едва не сцепились колесами, но "гонщиков" тоже можно было понять - метрах в пятидесяти дорого резко сужалась и никакой возможности для обгона не оставляла - как говорится: сейчас, или никогда! И преследователи выбрали - сейчас!
   - И все-таки меч... - пробормотал Денис, а Шэф только невозмутимо кивнул. - А почему здесь не напали? - продолжил Денис, - вокруг никого, да и хрен, что разглядишь в такой темноте.
   - Я полагаю, хотят напасть около виллы Талиона, чтобы заодно и его скомпрометировать.
   - Похоже... Кому выгодно? - Талиону. И разбираться не будут.
   - А разбираться и так никто не собирается, - пожал плечами Шэф, - чего разбираться-то? Погибли два иностранца, причем мутных каких-то, от которых одни неприятности, а что рядом с виллой уважаемого Дожа - так то случайность. Это - с официальной точки зрения...
   - А с неофициальной, - подхватил Денис, - весь Бакар... ну-у... не весь конечно, - поправился он, - а многие на трибунах видели, что Тит сражался порченым мечом. Слухи об этом поползли уже сегодня, а завтра, наверняка, об этом будет говорить весь город. Но, слухи к делу не пришьешь, нужны вещдоки... Значит что? Значит Талиону надо, кожа мехом...
   - Как-как? - оживился командор. - Как ты сказал? Кожа мехом?
   - Ну-у... да, - удивился Денис, - а ты что - никогда не слышал такого выражения?
   - Никогда! - дал требуемые заверения главком.
   - А говорил: долго живу... много знаю...
   - Точно без квартальной премии останешься! - прищурился Шэф, но все же сменил гнев на милость и буркнул: - Продолжай.
   - Так вот... Сбил ты меня! - нахмурился Денис, но быстренько восстановил утерянную нить: - Талиону, кожа мехом, надо спрятать концы в воду - поэтому он договорился с Лордами о выкупе меча, а потом жаба задушила - вот он и прикончил их по дороге, чтобы и меч прихватизировать и денежек не платить!
   - Репутационные потери колоссальные, - резюмировал Шэф, - на семье можно ставить крест. Конкуренты ликуют.
   - Эт-то точно!
   - Но, потери Талиона - это хрен-то с ним. Главное, кто-то решился поднять руку на Северных Лордов! На Лорда Великого Дома "Морской Дракон" и Князя Великого Дома "Полярный Медведь"! - ухмыльнулся в темноте Шэф, но Денис как-то это увидел, или почувствовал... - Поэтому, когда начнется, никого не убивай - надо будет вдумчиво побеседовать.
   - Яволь, группенфюрер! Буду резать аккуратно, но больно.
   - Уж постарайтесь... партайгеноссе.
   На этом беседа сама собой усохла и дальнейший путь проходил в молчании, вплоть до того момента пока опять подмышками не заныли мелиферы. Место для нападения было выбрано тактически правильно. Дорога, тянувшаяся до этого по лугам, покрытым невысокой - ниже колен травой и чахлым кустарником, втягивалась в небольшую рощу, в которой можно было спрятать не то что шарабан убивцев, а усиленную танковую роту.
   - Что скажешь? - поинтересовался Шэф. Денис немного помедлил, перепроверяя ощущения, а потом решительно доложил:
   - Справа и слева от дороги по два человека... такое чувство, что забрались на деревья... откуда-то сверху тянет... Еще два человека... вернее человек и маг на дороге... нет... не человек и маг, а маг и кто-то мутный... не пойму кто... прямо под этими, которые на деревьях. Наверно маг и мутный остались в карете, а снайперы заняли позиции... Все!
   - Маладэц Прошка! Я тоже не понимаю, кто этот мутный, но ничего - разберемся! Не забывай - всех живыми!
   Денис хотел ответить: "Я помню!", но не успел - щелкнули тетивы арбалетов и каждый из компаньонов получил по два болта, а учитывая, что стреляли профи, и стреляли с близкого расстояния, то если бы не шкиры, то напарники, такой же неразлучной парочкой, уже были бы на полпути к Полям Счастливой Охоты, или к Вальхалле, или еще в какое место, куда попадают такие типчики, как они. Но! История не знает сослагательного наклонения, хотя... знатоки Пространства Вариантов утверждают обратное, но мы, в первом приближении, будем считать, что не имеет.
   В плотном, трехмерном мире Историю нельзя переделать - ее можно только переписать. Это все к тому, что шкиры были! А с другой стороны, не было бы шкир и Шэф с Денисом вели бы себя по-другому - не сидели бы мишенями, а спешились заранее, да и подобрались бы к засаде с флангов, или еще что придумали. В конечном итоге не шкира красит человека, а человек шкиру!
   Шэф слабо вскрикнул и бесформенным кульком вывалился с облучка. Денис последовал его примеру, издав для убедительности хриплый стон. Некоторое время ничего не происходило, а затем послышались осторожные шаги и негромкие голоса: ... чисто завалили... тоже мне северяне... козий жмых, а не северяне... из такого же дерьма, как все... а страху-то было... железку отдадим, а все остальное наше!.. ишь доспех блестит!.. черный... все не как у людей... тьфу!
   "Интересно... а как они нас разглядели в темноте? - промелькнуло в голове Дениса. - Шкира черная, ночь темная, луна разве что..." - но время для абстрактных размышлений было неподходящим и он выкинул посторонние мысли из головы.
   С момента завершения поединка с Титом прошло уже более четырех часов, но кадат у Дениса так и не восстановился - видать были исчерпаны все запасы, да и из НЗ кое-что было прихвачено, по всей видимости. В принципе, можно было бы активировать шкиру, но туманные силуэты врагов и так были, хоть и смутно, но видны, и Денис решил поберечь заряд батареи... мало ли что - вдруг приспичит по-настоящему, а она сухая... как лист.
   Сигнал к контратаке подал верховный главнокомандующий. Он взмыл с земли, как ракета, и принялся нещадно колоть, оторопевших от этого зрелища, врагов. Пока Денис вскакивал... точнее говоря - со скрипом поднимался, Шэф успел уязвить каждого из приблизившейся четверки. Если бы перед командором стояла задача уничтожить нападавших, все бы они были уже мертвы, но такой задачи как раз таки и не стояло и главком, если быть точным в дефинициях, действовал не как боец, а как хирург - наносил разрезы в точно намеченных местах и строго заданной глубины. Денис же принять участие в "избиении младенцев" просто не успел. Ему и на пике формы было до любимого руководителя, как до Луны, что уж говорить про текущий момент - бой с Титом высосал из него все силы: физические, духовные и кадатовские. А еще надо честно признать, что даже находясь в оптимальном состоянии, Денис вряд ли сумел бы сделать больше одного-двух "надрезов", так что его неучастие в битве на ее ходе и исходе сказалось мало.
   К тому моменту, как Денис, чуть ли не с кряхтением, поднялся, командор уже успел обратить агрессоров в бегство. А кто бы на их месте не побежал? "Убитый" враг, получивший два добрых, надежных, армейских болта с двадцати локтей, враг про которого и так болтают всякое, мутный такой враг, внезапно вздымается, как демон могил, и начинает с быстротой молнии наносить удары! Шок и трепет! Буря в пустыне! Свистать всех наверх! Спасайся, кто может!
   И они побежали, вернее - поковыляли, потому что это исчадие Тьмы успело уколоть каждого в оба бедра и царапнуть голени, не говоря уже о более серьезных ранах, доставшихся плечам, предплечьям и кистям рук. Полученные травмы превратили нападавших, во-первых - в пацифистов, потому что держать оружие израненными руками они уже не смогли бы, даже при наличии жгучего желания, а во-вторых - в инвалидов по части опорно-двигательного аппарата.
   Главком гнал их не наобум - куда бог пошлет, а к намеченной цели - мрачной колымаге, на которой они и прибыли на место происшествия. Замысел верховного главнокомандующего состоял в том, чтобы прикрыться от возможных пакостей со стороны мага телами его бойцов. Разумеется, Шэф не сильно рассчитывал на то, что маг пожалеет своих "братьев по оружию", если его сильно припрет, но... шанс был, и его следовало использовать. В бою нельзя пренебрегать ничем для достижения победы... иначе судьба, или рок, или кто там заведует этим делом, накажет. Непременно накажет. Глядя на отступление "превосходящих сил противника", а если называть вещи своими именами - их паническое бегство, Денис пришел в самое приподнятое расположение духа, посчитав, что победа - полная и окончательная, уже достигнута.
   "Блицкриг, однако! - подумал он, а еще через мгновение: - Мы победили, и враг бежит, бежит, бежит!"
   "Не говори гоп..." - проворчал внутренний голос и будто накаркал.
   Дверца карета распахнулась и на ее пороге появилось новое действующее лицо, которое спрыгнув на землю, тут же вступило в бой. Деталей в темноте было не разобрать, Денис разглядел только силуэт. Силуэт этот принадлежал высокому, гибкому человеку, который, вытянув руки со скрюченными пальцами в направлении приближающейся группы, состоящей из четырех раненных соратников и преследовавших их компаньонов завыл... а точнее говоря - ЗАВЫЛ!!!
   При первых же мерзких звуках, Денису показалось, что плоть его сейчас же отделится от костей, ставших в тот же миг какими-то мягкими и студенистыми. Больше всего ему хотелось зажать уши руками, чтобы никогда больше не слышать этой ужасной вибрации, раскалывающей мозг и превращающей тело в студень, но уши были не при чем - звук был вокруг, его воспринимало все тело и не было от него спасения! Вернее, не так - не было бы от него спасения, если бы не шкира, которая автоматически перешла в активный режим, после чего душевыворачивающие вибрации сразу прекратились. "Умная броня", не дождавшись команды "охраняемого лица", приняла самостоятельное решение и, к счастью, вовремя. Последствия изматывающего боя с Титом сказывались до сих пор - тормозил Денис, тормозил...
   "Ну! Соловей-разбойник, хренов... погоди!" - успел подумать Денис, а события, между тем, замелькали с калейдоскопической быстротой: израненная четверка, которую не пощадил собственный маг, осела на землю бесформенными холмиками, Шэф прорвался к магу на дистанцию удара, а карета пришла в движение и, набирая скорость, покатила по дороге.
   Ситуация была предельна проста и понятна и не требовала никаких управляющих сигналов от руководства. И руководство и личный состав прекрасно знали свой маневр: Денис бросился за удаляющимся экипажем, а командор тем временем приступил к принуждению мага к миру.
   Дальнейшие события показали, что Денис не был так плох, как ему казалось и как показали первые мгновения боя - карету он догнал и сумел довольно элегантно заскочить на облучок, где сидел возница. Возница был какой-то странный: маленький и какой-то корявый - то ли карлик, то ли ребенок калека. Пока Денис раздумывал, как ему поступить с "ребенком" - не бить же, в конце концов! тот терять время даром не стал - нанес удар страшной, абсолютно не ожидаемой в таком маленьком теле, силы, который выбросил "философа" на землю. Приложился Денис прилично, но сознания не потерял, а лишь разъярился.
   "Ну, погоди, ублюдок!" - промелькнуло в голове, на что внутренний голос не преминул съехидничать:
   "Повторяешься, брат!"
   Денис в полемику вступать не стал, а занялся реальным делом - преисполненный яростью, которая заменила утраченные силы, снова достаточно легко догнал, набравшую вполне приличный ход, карету и опять вскочил на облучок. Возница встретил его полностью отмобилизованным и готовым к бою, но помогло это ему, как мертвому припарки. Денис незамедлительно вернул должок, пробив карлику в голову с ноги. И хотя месть вполне себе удалась и теперь уже тот целовался с землей, но и для Дениса акт мщения безнаказанным не остался - у него заныла стопа. У Дениса сложилось полное впечатление, что ударил он не по маленькому живому существу, а по надгробному камню, весом в полтонны. Частным подтверждением версии с надгробьем послужил глухой звук, раздавшийся в момент соприкосновения дьявольского отродья с землей - люди (или нелюди) при падении такой звук не издают. Такой звук бывает, если сбросить бетонную плиту метров с двух-трех...
   Остановив карету, Денис спрыгнул на дорогу и вразвалочку направился к лежащему на земле и не подающему признаков жизни то ли карлику, то ли ребенку. "Черные когти" он не доставал - велено брать живым, так зачем, спрашивается? И снова карлик поразил его. Когда не доходя до него пары метров, Денис остановился, недомерком как будто выстрелили в Дениса. Словно невидимая гигантская пружина, или такая же стелс катапульта, метнула неожиданно тяжелое тело ему в грудь.
   От удара Денис оказался на спине, а маленький урод, сидя на нем, принялся душить Дениса, непропорционально большими, жилистыми и узловатыми руками. Карлик был неожиданно, прямо скажем - чудовищно тяжел и силен. Единственное хорошее, что было в создавшемся положении (а в каждом положении надо находить позитив!), было то, что вот тут-то Денис и смог хорошенько рассмотреть своего противника. Прямо скажем - назвать его красавцем не смог бы даже известный правдоруб барон Мюнхгаузен. Морщинистое, стариковское лицо, длинные, неопрятные патлы, мощные надбровные дуги, за которыми прятались маленькие, горящие бешенством глазки, длинный нос, с торчащими из ноздрей волосами, мохнатые, непропорционально большие уши... брр-рр!
   Видя, что с удушением ничего не получается, карлик сменил тактику и принялся лупцевать Дениса своими, поистине, каменными кулаками. И хотя никакого ущерба маленький урод причинить Денису не мог - шкира пока вполне успешно нейтрализовывала поступающую кинетическую энергию, ему надоело изображать из себя учебное пособие для практикующих маньяков, и так как руки у него были свободны, он тоже съездил "красавчику" по уху, сначала с правой, а потом с левой. После этой акции у Дениса сложилось полное впечатление, что он отрабатывал ударную технику на каменных валунах. С тем же успехом можно было бить по камням - и рукам больно, и камням пофиг - карлик казалось и не заметил, что его бьют.
   После этого фиаско, снова нахлынула, угасшая было, ярость. Собрав все силы, Денис, качнул гаденыша сначала влево, затем вправо, затем снова влево, потом опять вправо, затем прессом и ногами качнул тварь вперед, затем назад, и проделав этот "комплекс" еще пару раз, сбросил карлика в сторону, вскочил на ноги и обнажил "Черные когти". Мерзкая тварь, почувствовав, что дело принимает неожиданный и не очень хороший (для нее) оборот, бросилась наутек. Но, несмотря на обезьянье проворство, коротенькие ножки есть коротенькие ножки и уйти в отрыв ей не удалось. Денис догнал маленького мерзавца и от души рубанул по плечу. Сказать, что он не ожидал подобного эффекта, было бы неправильно... - в глубине души ожидал. Эффект был нулевым. Ну-у... что поделаешь - десант не справился. Пришла пора вызывать авиацию и танки. Денис уже открыл рот, чтобы вызвать подмогу, но не успел - командор вырос, как из под земли, как почувствовал, что без него не обойдется. Он мгновенно разобрался в обстановке (правда - чего тут было особо разбираться?) и материализовался на пути отступающего карлика.
   Мерзкий ублюдок сумел в очередной раз, за коротенький промежуток времени, удивить Дениса - он давно уже так часто не изумлялся - последний раз в цирке, классе во втором-третьем... а после - никогда! Карлик мерзко завизжал - так что захотелось заткнуть уши, а следует учитывать, что уши находились внутри гермошлема активированной шкиры! и начал быстро вращаться, погружаясь при этом в землю! Конечно, уходил он в землю не так быстро, как ныряльщик в воду, но тоже вполне себе быстро! К чести Дениса надо сказать, что глядя на это противоестественное зрелище он не растерялся и снова, со всей дури рубанул по "малышу" - теперь уже совсем по-простому - сверху по голове. Если кто-то не угадал результат этого действия... - значит он недогадливый.
   - А ну-ка отойди, - приказал Шэф спокойным голосом, но по каким-то неуловимым признакам: хрипотце, обертонам, еще чему-то, не поддающемуся логическому анализу, Денис понял, что любимый руководитель не так спокоен, как хочет показать, и это ему не понравилось. Очень не понравилось.
   Командор выхватил "Черный коготь", взялся за рукоять двумя руками - чего никогда раньше не делал, вскинул над головой, секунду постоял в таком положении, а потом рухнул на одно колено и с резким выдохом нанес удар параллельно земле. К этому времени карлик ушел в довольно таки твердую почву уже по пояс - еще немного и странный уродец стал бы недостигаемым! Но, Шэф - есть Шэф! Голова "каменного гостя" хотя и осталась на плечах, но с шеей больше не соединялась. Об этом свидетельствовали два признака: первый - Денис пинком сбил ее на землю, второй - тело карлика прекратило вращаться и погружаться в землю.
   Правда, если строго придерживаться хронологической последовательности, то все обстояло ровно наоборот - сначала гадкий гном прекратил вращаться и геологическим буром уходить в землю, а уже потом Денис от всей души долбанул ему по башке, как по мячу. Что характерно, ни крови, ни какой-либо иной жидкости, при этом не появилось, да и звук, который издала голова при соприкосновении с почвой, был в точности такой, как от упавшего кирпича.
   - Чё за тварь? - устало поинтересовался Денис у командора. В ответ тот пожал плечами, немного помолчал и только потом ответил:
   - Могу ошибиться... никогда раньше не встречал, но... по некоторым признакам - это каменный цверг... существо сугубо сказочное и в природе не встречающееся...
   - На Земле сказочное? - уточнил Денис.
   - Да нет... везде... и здесь, на Сете, тоже. В ответ старший помощник только присвистнул:
   - С какой только херней не приходится встречаться!
   - Эт-то точно! - подтвердил главком, - работа такая... Ладно, трепаться некогда, давай вытаскивать этого деятеля.
   - За каким? - удивился Денис. - Он же весит, как из гранита сделанный! Пусть остается здесь, памятником... - он ухмыльнулся, - типа Венеры Милосской... она без рук, он без головы - близнецы блин! Потом археологи найдут...
   - Нет, - покачал головой Шэф, - покажем Талиону, он должен знать, чей зверек.
   - А головы не хватит? - с надеждой в голосе, которой на самом деле не ощущал, спросил Денис. Не дождавшись от главкома ответа, он тяжело вздохнул и взялся за уродца, за которого, с другой стороны, уже взялся любимый руководитель. Сдавленно матерясь, компаньоны в течении нескольких минут играли в русскую народную сказку "Репка". Ну, там где: бабка за дедку, дедка за кепку, тянут-потянут и... хрен! Промучившись некоторое время без видимого результата, они решили сменить тактику и перейти от фронтального напора к более гибким методам. Начало этому процессу положила реплика Шэфа:
   - Балшывыки нэ сдаюцца! - несколько задушливо произнес он.
   "Укатали сивку крутые горки! - с нескрываемым злорадством констатировал Денис, - а я предупреждал!.." - вслух же усомнился:
   - А мы разве большевики?
   - Балшывыки! - заверил его командор, после чего озвучил свой план: - веревка нужна, крепкая.
   В том, что в их карете ничего подобного нет Денис был уверен. Оставался единственный шанс, найти что-либо подходящее в колымаге преследователей. Видимо, главком пришел к аналогичным выводам, потому что сказал:
   - Пойду посмотрю у них, а ты отдохни пока, - после чего, прихватив голову цверга, растаял в темноте. Появился он минут через пять и не с пустыми руками - Шэф притащил целую связку каких-то веревок, оказавшимися запасной упряжью и лопату. Не привлекая Дениса к земляным работам - понимал конечно же, насколько тот устал, он живенько окопал неподатливую "репку", ловко обвязал безголовую "статую" и, накинув петлю себе на грудь, на манер Репинских "Бурлаков", приготовился к извлечению ее на свет божий.
   - Давай вдвоем... - сказал Денис, с кряхтением поднимаясь. Неудобно ему было прохлаждаться, видя, как руководство корячится. Как выяснилось, предусмотрительный главком, неплохо разбирающийся, помимо много чего прочего, и в психологии, заранее приготовил вторую петлю, которую Денис и накинул себе на плечи - обратите внимание: добровольно и с песнями! - Вот так и должен работать грамотный менеджер. Добыв "репку", компаньоны передохнули пару минут и потащили ее к черному драндулету. Тащили даже не матерясь - силы берегли. Было тяжело, но они справились, а как затолкали каменного карлика внутрь - это вообще отдельная песня, но затолкали!
   - Нэт такых крэпастэй, катторых бы нэ взали балшывыки! - резюмировал главком, сидя на земле, опершись спиной на подножку кареты.
   - Заранее надо было предупреждать! - сварливо отозвался Денис, бессильно привалившись к колесу.
   - О чем? - уточнил командор, - о том, что - большевики, или о том, что - нет таких крепостей.
   - О том, что ты большевик.
   - И? - приподнял бровь Шэф.
   - И я бы подумал: связываться с тобой, или нет!
   - А у тебя был выбор? - ухмыльнулся командор.
   - Нет.
   - Тогда, какие претензии, мон амур? Что бы изменилось?
   - Я бы подумал...
   - И?..
   - И принял твое предложение... - Денис сделал паузу. - Но сначала подумал!
   - Понятно... - Шэф использовал запатентованное слово. - Ладно, ты как? Встать можешь?
   - Могу лечь.
   - Отлично. Пошли таскать остальное дерьмо.
   - А может лучше таратайку к дерьму подгоним? - внес рацпредложение Денис, с трудом отлепляясь от колеса.
   - А как ты ее развернешь? Деревья кругом.
   - Задним ходом.
   - Ага... Чтобы ноги лошадкам переломать.
   - Понятно... - вздохнул Денис. - Пошли.
   На полянке, где компаньонов и четверку отступающих убивцев накрыл акустический удар неизвестного мага, стоял тяжелый трупный запах. Пришлось даже накинуть капюшон шкиры, который Денис откинул, чтобы немного остудить под ночным ветерком разгоряченное лицо.
   - Чой-т больно быстро? Тебе не кажется? - обратился он к любимому руководителю.
   - А ты присмотрись к ним повнимательнее, - посоветовал Шэф и Денис присмотрелся.
   И хотя нынешний Денис не был склонен к харчеметанию при виде людей и прочих существ, погибших насильственной смертью - сказывалась привычка и фильтры шкиры, которые не пропускали запахов, но комок к горлу у него подкатил. Трупов в привычном понимании, на полянке не было. Были мешки с жидким дерьмом, которые нестерпимо воняли. Акустический удар размягчил кости и превратил внутренности людей в однородную, омерзительно воняющую субстанцию.
   И хотя вместо мешковины у "мешков" была человеческая кожа, которая по части гидроизоляции хотя и ненамного, но превосходила эту самую мешковину, но самые легкие фракции дерьма сквозь капилляры просачивались, да и состояние самой "мешковины" оставляло желать лучшего... Все то время, которое понадобилось, чтобы перебросить останки нападавших в их же карету, на которой они и прикатили, Денис истово благодарил Бога, за шкиру. Запахов не пропускает! - это раз. "Вещество", просочившееся через "мешковину" и попавшее на шкиру, легко стряхивается не оставляет на ней никаких следов, и наоборот - оставляет ее девственно чистой! - это два. Что еще нужно интеллигентному человеку на такой работе? - Ничего!
   После четырех "мешков", на сладкое остался колдун. У него тоже были свои особенности, но, скажем так - безвредные. Он, во-первых - не вонял, а во-вторых, кто бы сомневался, зная воззрения Шэфа на этот счет - был без головы, которая скромно возлежала у него между ног. Устроив буйную головушку на такой же буйный (по всей видимости) живот, компаньоны взяли мага за руки, за ноги и быстренько отволокли к мрачной карете, и раньше-то напоминавшей катафалк, в чем теперь решительно не было никаких сомнений.
   - Давай его снаружи оставим - чтобы не провонял, - предложил командор, - а там посмотрим, что с ним делать.
   На этом и остановились: главком уселся на козлы трофейного экипажа, рядом с ним притулился безголовый чародей, голова которого покоилась в ногах командора - чтобы не потерялась, а Денис направился к их карете. Через пару минут он подъехал и странный кортеж, возглавляемый черным катафалком тронулся в путь.

*****

   Дож Талион Арден нервничал. Северяне запаздывали. Правда они предупредили, что не все зависит от них, что они приедут сразу же, как только у них в руках окажется, как они его называли - имитатор, но Дож все равно нервничал - уж больно много всего свалилось на него за последнее время: необдуманный, но как поначалу показалось не катастрофический, поступок Тита, вызвавшего Лорда Арамиса на смертный бой; переход от полной уверенности в благополучном исходе поединка, гарантированной поддержкой Дамира, к ясному осознанию предстоящей катастрофы, после визит йохара; яростная попытка заставить Тита отказаться от самоубийственного боя и не использовать проклятый меч, закончившаяся неудачей; Тит, предлагающий убить его этим самым мечом; смерть Тита и позор Тита, использовавшего бесчестное оружие на дуэли, которое заметили многие; предстоящая гибель Дома и дела всей жизни, если меч попадет в чужие руки и многочисленные враги получат материальное доказательство позора, который Тит навлек на семью, а самое главное - жизнь и смерть Ремы и Марины полностью зависящие от того, сможет ли "Пирамида Света" удержать внутри демона-хранителя, обуянного жаждой смерти...
   Полностью замороченный, свалившимися на него невзгодами, Талион сначала не понимал, зачем нужен имитатор, но старший из Лордов - Атос, доходчиво объяснил, что польза от него будет всем: во-первых, никто из посторонних не узнает, что "Пирамида Света" сменила хозяина и соответственно не будет попыток умыкнуть ее у северян, что, в случае удачной кражи, наверняка позволит йохару вырваться наружу, а во-вторых, никто, сдуру, не полезет на виллу Дожа, зная что непреодолимая сфера по-прежнему ограждает его жилище. И все же Талион нервничал. Он сидел на ступеньках крыльца, вглядываясь в ночь и горько и тоскливо было у него на душе. Дож был один - собаки заперты в своих вольерах, охрана сидит внутри виллы, слуги спят, девочки тоже спят, по - крайней мере Марина...
   Скрип колес и смутные очертания повозок, появившихся у ворот, заставили его насторожится. Заранее это не обговаривалось, но как само собой разумеющееся предполагалось, что Лорды прибудут в своем экипаже, а сейчас перед воротами стояло две кареты.
   "Зачем две? - тревожно подумал Талион. - Привезли своих людей, чтобы захватить виллу?.. Она им даром не нужна... Убить его и девочек?.. Зачем? - они вменяемые люди. - Он понял это немного пообщавшись с северянами. - Да они и вдвоем смогли бы это сделать... А может это и вовсе не они?.. Надо посмотреть!" - он решительно поднялся и зашагал к воротам.
   - Доброй ночи, Лорды, - сказал Дож, вытаскивая из-за пазухи массивную золотую цепочку, можно даже сказать - цепь, которой не побрезговал бы даже самый новый, из всех новых русских, с висящим не ней кулоном, в виде маленького, светящегося спокойным зеленым светом, цилиндра, размером чуть меньше губной помады. Он нажал большим пальцем на торец, раздался чуть слышный щелчок, после которого цилиндрик погас, а защитное поле, прикрывавшее виллу исчезло.
   - Заходите, - пригласил Талион.
   - Нет, лучше уж вы к нам, - ухмыльнулся Шэф. Дожа смутило непонятное словечко "вы", на лице его отразилась некоторая растерянность и даже, можно сказать - смятение, но он тут же взял себя в руки, справедливо решив, что если бы северяне хотели с ним что-нибудь сделать, то для этого не надо было выманивать его из поместья - могли бы, с тем же успехом, и внутри.
   - Взгляни, - главком, с видом фокусника Акопяна, достал за волосы голову мага и предъявил Дожу, - не знаешь, часом, кто это?
   Реакция Талиона была, скажем так - парадоксальная! Он побледнел, мгновенно извлек, спрятанный за пазуху кулон, управляющий фарханом, или по-местному - "Пирамидой Света", шагнул, вернее даже - прыгнул обратно за ворота и воскликнул:
   - Быстрее сюда! Надо включить пирамиду! Где-то здесь Душитель Эмидуса!
   - Не горячись, - попытался успокоить его Шэф, но безрезультатно. Дож судорожно нажал кнопку на "помаде" и отгородился от компаньонов защитным магическим щитом, продолжая при этом вглядываться в ночь с нескрываемым ужасом.
   Во время этого короткого диалога, Денис времени не терял - он открыл дверцу "катафалка", еще раз поблагодарил шкиру за ее фильтры и достал голову цверга.
   - Этот? - предъявил он трофей Талиону. Глаза Дожа расширились до пределов, природой, казалось бы не предусмотренных. Некоторое время он как бы не верил свои глазам, внимательно разглядывая, честно признаемся удивительно мерзкие черты, а потом все-таки взял себя в руки и отключил "Пирамиду Света".
   - Прошу простить... - глухо произнес он, пряча глаза. Физически ощущалось, как ему было стыдно за проявленное малодушие. - Но встречу с этой парочкой, - он кивнул на голову мага, не отрывая взгляда от каменной башки карлика, - мало кто переживал - считай никто...
   - Ты их знаешь? - небрежно осведомился Шэф.
   - Их все знают, - видимо окончательно взяв себя в руки, твердо ответил Талион: - Это маг Дожа Эмидуса Флакса Тион Антан и его Каменный Душитель...
   - Мага, или Дожа? Чей душитель-то? - ухмыльнулся Шэф.
   - Дожа.
   - Понятно... - Денис решил расставить точки над i: - То есть никто, кроме Дожа, как его там... Эмпидуса Флокса, эту банду прислать не мог?
   - Эмидуса Флакса... машинально поправил Талион, а потом удивленно вскинул брови: - Банду? - Видимо для него слово "банда" ассоциировалась с отрядом более многочисленным, чем две боевые единицы.
   - Там еще четверо арбалетчиков... - небрежно махнул рукой Шэф в сторону катафалка, и уточнил: - Обычные люди.
   - Можно посмотреть? - попросил Дож. Полная луна, вышедшая из-за облаков, давала достаточно света и его желание было вполне объяснимо.
   - Можно конечно... - с сомнением в голосе отозвался главком, - ... но я бы не советовал... - Талион его совету не внял и через несколько секунд горько об этом пожалел. Во-первых - у него не было шкиры, а во-вторых - он не так давно плотно поужинал... что и продемонстрировал компаньонам.
   - Пойдемте... - хрипло сказал он, закончив процесс освобождения желудка и первым тяжело зашагал к дому.

*****

   Фархан пылал чистым желтым пламенем, ежесекундно меняющим свои оттенки. В его недрах каждое мгновение рождались и умирали мириады разноцветных искр и молний, плавно накатывали и разбивались о волноломы граней цветовые волны, порождая новые звезды и галактики, танцевали светлячки... - единственное с чем можно сравнить действующий фархан - это полярное сияние... а уж что красивее - это дело вкуса тех счастливцев, кому удалось в своей жизни увидеть оба этих явления.
   Компаньоны и Дож, устроившись за столом в беседке на крыше виллы, молча любовались фантастическим зрелищем. Каждый знает, какое мистическое удовольствие доставляет наблюдение за огнем... если конечно этот огонь не угрожает вашей жизни, или же имуществу, нажитому непосильным трудом. А теперь представьте: наслаждение, от вида пылающего фархана, на порядок, а может даже и больше, превышало аналогичное от созерцания обычного открытого огня... Магия, она магия и есть!
   - Давайте к делу! - прервал очарование момента Шэф. - Я думаю, фархан заряжен процентов на семьдесят пять - восемьдесят, - обратился он к Денису, - надеюсь хватит.
   - Посмотрим, - лаконично отозвался старший помощник и посмотрел на Талиона: - уменьшай радиус, но осторожно, понемножку, чтобы по нам не проехаться... - о том, что шкиры выдержат соприкосновение с защитным экраном, он распространяться не стал. Мало ли... - меньше знаешь, крепче спишь.
   Дож принялся медленно поворачивать против часовой стрелки колпачок на цилиндрике, управлявшем "Пирамидой Света". Огненная стена дрогнула и защитная сфера стала медленно уменьшать свой радиус, приближаясь к наблюдателям.
   - Стоп! - внезапно воскликнул Денис. Шэф с Талионом недоуменно уставились на него. - Мы идиоты, - самокритично объяснил он.
   - А поконкретнее? - ласково попросил главком, но было в его тоне что-то такое... не нежное.
   - Можно и поконкретнее... - уменьшая радиус, - Денис руками показал, как сжимается сфера, - защита пройдется по всему живому, что есть во дворе и в доме... - судя по бледности, охватившей Талиона и по смущенному виду любимого руководителя, до них дошло сразу. Главком даже крякнул. - Можно, или отойти куда подальше, - продолжил Денис, - или же выключить пирамиду, уменьшить защитный радиус до предела, а потом включить... Но без гарантии.
   - Отойдем! - решительно сказал Талион и компаньоны с ним согласились.
   Прихватив "Пирамиду Света", для транспортировки которой имелся прекрасный замшевый футляр, компания удалилась от виллы метров на двести и эксперимент был продолжен. Талион активировал артефакт и поворачивая колпачок "губной помады" принялся сужать защитный периметр, а если выражаться предельно точно - защищенный объем, потому что фархан формировал защитную сферу. Когда радиус уменьшился метров до трех, магическая сфера стала видимой и для обычного человеческого зрения. Компаньоны и Дож оказались внутри идеально круглого шатра со светящимися красным светом стенами.
   - Выключай и отходим, - скомандовал Денис. А после того, как вся компания отодвинулась от фархана метров на семь-восемь... так - на всякий случай - мало ли что может быть при включении... приказал: - Включай! - Он опасался, что управлять "Пирамидой Света" извне будет невозможно, но опасения оказались напрасными - защитная сфера зажглась как миленькая, а Талион продолжил уменьшать ее радиус уже снаружи. Когда радиус пылающей сферы уменьшился до одного метра, забеспокоился уже Шэф, хорошо представлявший какая энергия заключена в маленьком светящемся артефакте.
   - Смотри, не разрушь пирамиду! - бросил он встревоженный взгляд на Дожа. Но беспокоился главком зря - в системе управления фарханом была предусмотрена защита от дурака и после восьмидесяти сантиметров (естественно не точно, а примерно - на глаз), дальнейшее уменьшение радиуса оказалось невозможно.
   - Теперь так, - распорядился Денис, - отключай пирамиду. Я кину туда перстень, а ты после этого, сразу же включай. Все ясно? - Талион только кивнул. Для него наступил момент истины - если "Пирамида Света" не сможет удержать мстительного йохара, жить ему больше незачем - демон-хранитель обещал, что если он допустит нечестную дуэль, то ответят его любимые девочки, а самого Дожа он оставит в живых - в этом и заключалась изощренная месть демона. А зачем Талиону жить, если из-за него погибнут Рема и Марина? Чтобы каждую секунду казнить себя?
   С трудом сдерживая дрожь в руках, он нажал на кнопку - сфера погасла. Денис торопливо сдернул с пальца перстень, блеснувший в свете луны, каким-то, как показалось Талиону, зловещим блеском и бросил его на траву рядом с пирамидой. Талион снова нажал на кнопку - сфера зажглась. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом внутри огненного периметра возникла какая-то смутная черная тень, она стала плотнеть, наливаться тьмой, а потом с яростным воем от которого кровь застыла в жилах у всех присутствующих (ну-у... по крайней мере у Талиона - точно), бросилась на огненную стену, да так, что та даже прогнулась! Лицо, стилизованное под маску "Крик", прижалось к огненной ограде, высматривая кого-то в ночи...
   "Ай да "тельник"! Ай да сукин сын! - ухмыльнулся про себя Денис. - Не стал велосипед изобретать, лентяй - пошел по пути плагиата и наименьшего сопротивления, но... Впечатляет! На неокрепшие умы должно действовать расслабляющее!"
   Черный демон еще побился в своей огненной камере какое-то время, а потом начал бледнеть, таять и вскорости совсем исчез. Талион взглянул на Дениса с такой надеждой, что тому даже стало несколько стыдно за этот спектакль и только вовремя подоспевшее воспоминание о том, как Дамир "тестировал" его перед поединком и делал это, кстати говоря, по прямому приказу Талиона, несколько снизило градус самобичевания - примерно так, до нуля.
   - Отключай! - коротко распорядился Денис и как только защита отключилась, быстренько цапнул перстень и одел на палец. После этого Дож, чуть ли не со слезами на глазах, снял с себя золотую цепь с управляющим цилиндриком, встал на одно колено и склонив голову, протянул Денису. Тому ничего не оставалось делать, как принять подношение и повесить его на шею.
   "Типа ключи от города!" - съехидничал внутренний голос.
   Денис ничего не ответил, но чувствовал он себя при этом скверно. Все-таки не нравился ему этот спектакль, который они разыграли для одного зрителя, точнее говоря - развели этого зрителя, как последнего лоха, и развели, кстати, с его - Денисовской подачи. Умом понимал, что "надо Федя, надо...", но ощущения при этом были, как при переноске трупов арбалетчиков.
   "Но-но, крошка! - построжал голос, - ты не в рыцарском романе! Ты в реальной жизни! На войне, как на войне!"
   "Да все я понимаю! - отмахнулся Денис. - И если ты обратил внимание - играю свою роль, как Станиславский и Немирович-Данченко!" - в кино он был последний раз черт знает когда, фамилий артистов и раньше-то не запоминал, а теперь в голове у Дениса остались только эти два мастодонта рампы и кулисы, их и припомнил.
   "Ты - застенчивый воришка Александр Яковлевич! - прокурорским тоном объявил внутренний голос. - Он крал и ему было стыдно... Вы уж определитесь мадам - туда, или обратно? А то бесит!" - начал он откровенно резвиться.
   "Чего определяться-то? - очень серьезно ответил Денис. - Делаю, что должно, молча, но при этом... жалко мне этого гада... Сына его сегодня убил, сейчас оставляю его семью без защиты... Ведь если он купил фархан, а сколько он стоит - сам знаешь - значит были причины... - Он почувствовал, что сейчас его перебьют и быстренько продолжил: - Но я развел его на фархан... не один, конечно... а сейчас буду разводить на бабло за меч... хотя мне это и противно..."
   "Экий вы чистоплюй, батенька!" - подпустил очередную шпильку внутренний голос и на этом диспут завершил.
   Пока Денис вел сам с собою душеспасительные беседы, компания, не теряя времени, добралась до кареты компаньонов. Шэф уложил в нее футляр с фарханом и извлек из ее недр очень похожий футляр с имитатором, который и вручил Талиону, со словами:
   - Поднимайся в беседку, мы сейчас подойдем туда с мечом, заодно обсудим все это... - он кивнул на катафалк.
   - Цена меча? - коротко спросил Дож.
   - Ну-у... мы пообщались, как ты знаешь, с этим магом-артефактором, не помню точно, как его зовут, - соврал главком на голубом глазу, - так вот, он сказал, что цена такого меча от сотен золотых, до десяти тысяч... Мы хотим пять.
   - Хорошо, - с этими словами Талион направился к дому.
   Подождав пока он отойдет на дистанцию, гарантирующую конфиденциальность переговоров, хотя вид Дожа не оставлял сомнений, что его мало что интересует во внешнем мире, но мало ли что... Денис поинтересовался у любимого руководителя:
   - Батарея садится?
   - Ага. У тебя тоже?
   - Да. Только что сообщила, что на исходе. Камзолы поверху надеваем? - уточнил Денис, - или снимать шкиру? - Шэф немного задержался с ответом - думал, а потом вынес вердикт:
   - Поверху.
   - Предчувствия нехорошие? - зыркнул на него Денис.
   - Да... нет... но разденемся на "Арлекине".
   - Понятно...
   Компаньоны скинули капюшоны, быстренько натянули штаны, рубахи, камзолы, ботфорты, перчатки, шляпы и стали неотличимы от тех образов, которые их шкиры транслировали Дожу Талиону Ардену все это время. Захватив порченый меч и "интерактивную" карту Бакара они направились к вилле.

*****

   Сияние фарханоимитатора ничуть не уступало феерии красок и света от настоящего фархана, но... Денису чудилась в нем какая-то фальшь. Скорее всего, если бы он не знал, что фархан не настоящий, то ничего бы и не чудилось, но так как он знал, то... Короче говоря, правильно сказано: многие знания - многие печали, или же: меньше знаешь - крепче спишь!
   "А как же: кто владеет информацией, тот владеет миром!?" - снова вылез внутренний зануда, но вступать в дискуссию Денис не стал - за столом беседки шел очень интересный разговор и пропустить что-либо в нем, препираясь с внутренним голосом, было бы в высшей степени дурацким поступком.
   Первым делом, после того, как компаньоны устроились на скамейке в беседке, где их уже Дожидался Талион, он молча протянул Шэфу, с первого взгляда определив в нем старшого, небольшой кожаный кошелек, а в ответ на недоуменный взгляд главкома развязал шнурок и вытряхнул из кошелька на стол пять пластин, по виду золотых:
   - Векселя банка Гильдии магов, - пояснил он, - просто я не держу дома много денег, только векселя, но если вы желаете монеты, то завтра...
   - Нет-нет, - перебил его командор, - нас это вполне устраивает. - Он взял вексель и принялся разглядывать. Его примеру последовал и Денис. Металлическая пластинка явно была золотой. Конечно, документально подтвердить это мог бы только химический, или еще какой - спектральный, например, анализ, но взяв в руки пластину, размерами схожую с пластиковой карточкой, Денис четко и однозначно почувствовал - это золото. Поверхность векселя, с обеих сторон, была плотно покрыта текстом, без примеси графики - только литеры. Над текстом, так же как на Марке "Арлекина", висели "водяные знаки", кроме того на обеих сторонах присутствовали большие малиновые печати.
   "Серьезная защита, - подумал Денис, - но... наверняка "тельник" сможет что-нибудь придумать, если понадобится..." - он бросил мимолетный взгляд на любимого руководителя и по блеснувшим на мгновение глазам и туманной ухмылке, промелькнувшей на губах, догадался, что и Шэфу пришла в голову та же мысль.
   - А что, векселя бывают только на тысячу? - небрежно поинтересовался командор, складывая "золотые кредитки" обратно в кошель и пряча его куда-то в недра камзола - он руководствовался мудрым правилом: подальше положишь - поближе возьмешь!
   - Почему? - пожал плечами Талион, - какие закажешь... Просто я пользуюсь тысячными... удобно в случае чего... - и не много, и не мало. - Денис хотел в ответ на это сказать: "Понятно", но колоссальным усилием воли удержался и промолчал, а слово взял Шэф:
   - Как я понимаю, - сразу взял быка за рога командор, - Дож Эмидус Флакс, или сам присутствовал... - Шэф запнулся, чтобы не озвучивать лишний раз название места, где Талион потерял сына, - или же кто-то ему подсказал, что можно заполучить материальное доказательство... - он опять запнулся, не желая сыпать соль на раны, - и с его помощью тебя шантажировать. Так?
   - Да.
   - Старый враг?
   - Да.
   - Давай подробности. Это в твоих же интересах! - прибегнул главком к положительной стимуляции, видя что Талион угрюмо уставился в стол и особого интереса к разговору не проявляет, а в ответ на его вопросительный взгляд, слегка пожав плечами пояснил, как нечто само собой разумеющееся: - Он напал на Северных Лордов! Пытался нас убить! Неужели ты думаешь, что это останется безнаказанным!?
   - Эмидус один из самых влиятельных в Совете Дожей... пожалуй - самый влиятельный, - после небольшой паузы уточнил Талион. - По-крайней мере, он самый богатый - это точно. - Он снова замолчал и Шэф, видимо, пришел к выводу, что рассказчик Талион никакой и придется задавать ему простые и конкретные вопросы, чтобы получить простые и конкретные ответы:
   - На чем основано его влияние?
   - Деньги. Сила мага Тиона Антана. Каменный Душитель.
   - Ну-у... первое понятно. Бабло побеждает зло! - в ответ на недоуменный взгляд Дожа, главком любезно пояснил: - У нас на Севере так говорят. - И продолжил: - А чего такого особенного было в этом его маге и каменном придурке? Маг, как маг, - пожал плечами Шэф. - А эта каменная обезьянка и в подметки не годится горному троллю, а мы с Арамисом их заваливали... Не без труда, конечно - самокритично добавил командор, - но и без титанических усилий...
   ... вот оно чё, Михалыч...
   ... а мужики-то и не знают...
   - Тион - один из лучших боевых магов... Был. - После долгой паузы ответил Талион - видимо только сейчас до конца осознал, с какой легкостью эти проклятые северные варвары разделались с отличным боевым магом и Ужасом Бакара. Денис поймал его косой взгляд, в котором явно читался страх, который Талион скрыть не сумел. Но, Дож был тертый калач и долго рефлексировать не собирался - взяв себя в руки, он продолжил: - А Душитель... Он приходил в любое место, как бы его не охраняли... я из-за этого и купил "Пирамиду Света", и убивал того, на кого укажет Флакс... Его многие пытались уничтожить, но безуспешно - Душитель всегда уходил безнаказанно, его не брало ни оружие, ни заклинания...
   - А в полицию обратиться, или еще куда там: в генеральную прокуратуру, или в президентский совет по правам человека... - удивился Денис правовой беспомощности местной аристократии. - Дож внимательно посмотрел на Дениса, пытаясь разобраться в потоке незнакомых терминов, а потом плюнул на это дело и, вычленив из сказанного главное, ответил:
   - Высший свет полиции неподсуден. Издревле заведено, что аристократ сам охраняет свой дом, свое имущество, своих женщин, слуг и все остальное... от равных. А если не может - значит владеет всем этим не по праву...
   - Слабый - пища. - По-русски сказал Шэф, весело глядя на Дениса. - Тетрархская пословица... но, думается, она универсальная для всех миров. - Талион замолчал, вслушиваясь в звуки незнакомого языка, и молчал, пока главком его не поторопил: - Продолжай.
   - Флакс, со своим Душителем, вообще наводил страх на все высшее общество Бакара, пока после очередного убийства неугодного Флаксу аристократа с ним не поговорил лично Свэрт Бигланд - глава Бакарского отделения Гильдии магов и не пообещал, что еще одна таинственная смерть среди знати, и следующей жертвой будет он сам.
   Денис решил было поинтересоваться, а почему бы не вызвать зловредного Дожа на дуэль и там укантропупить, но вовремя остановился, вспомнив, что в доме повешенного не говорят о веревке. Его тактичность была тут же вознаграждена, потому что Талион и сам все объяснил, без неделикатных вопросов:
   - Его конечно можно было бы вызвать на дуэль, но, по нашим законам, вызванный может выставить вместо себя поединщика - другого человека, согласного защищать его интересы. А поединщиком у Флакса был Тион Антан. Кроме того, что он боевой маг... Был, - с нехорошей ухмылкой поправился Талион, - он еще и был... - Дож с видимым удовольствием посмаковал во рту слово: "Был", - ... был отличным фехтовальщиком. Да и вообще... среди знати мало желающих рисковать своей драгоценной жизнью... - тут лицо его дернулось - наверняка вспомнил о Тите, но сразу же сумел взять себя в руки - в политике без этого умения - наступать на горло собственным эмоциям и включать холодную голову, делать нечего. А найти дурака, который бы согласился сразиться с боевым магом, правда обычным оружием, было затруднительно... А если он и находился - бывали случаи, то все кончалось очень быстро. И со временем, ни за какие деньги... даже за очень большие деньги, дураков не находилось... - И здесь Денис не выдержал и все-таки вставил:
   - Понятно...
   - Получается, что мы оказали тебе неоценимую услугу? - небрежным тоном, предполагающим такой же небрежный ответ, поинтересовался Шэф, но Талион - стреляный воробей, прекрасно понимал цену слова, которое будет им сейчас произнесено. Он тяжело задумался. Его никто не торопил, но все присутствующие за столом понимали, что ответ должен прозвучать, и что тянуть с ним до бесконечности не удастся, а лучше всех понимал это сам Талион. "Да" - и он должник, и неизвестно еще, что потребуют северные варвары в счет долга... "Нет" - и северяне воспримут это, как обиду, или, что еще хуже - как оскорбление... и будут правы - они на самом деле оказали ему, да и многим другим, неоценимую услугу... Да, или нет?.. Нет, или да?..
   - Да... - с трудом разлепив пересохшие губы произнес Дож: - вы оказали мне неоценимую услугу.
   Шэф кивнул, принимая этот акт о полной и безоговорочной капитуляции и вернулся к утвержденной повестке дня:
   - А кто были эти люди, ну-у... - те четверо, не знаешь?
   - Слуги, - равнодушно ответил Талион, сумев показать тоном, - что крайне удивлен интересом таких уважаемых людей, к таким незначительным, можно даже сказать - пренебрежимо малым, деталям, - а может кто из "Союза"... не знаю, - добавил он.
   - Хорошо, с этим, вроде разобрались... - хмыкнул главком, - тягловых людишек не жалко - бабы еще нарожают, да и кто их считает, разве что - десятками. - Озвучив это, в высшей степени неполиткорректное мнение, командор балагурить закончил и вперил в Дожа требовательный взгляд, - а скажи-ка мне мил человек, как Гильдия относится к убийству магов обычными людьми, ну-у... в смысле аристократами, типа нас с Лордом Арамисом? - В ответ Талион только пожал плечами:
   - Не знаю.
   - То есть, как это: не знаешь? - насторожился Шэф.
   - Очень просто, - равнодушно пояснил Талион, - на моей памяти, никто из бесталанных: ни из аристократов, ни из, тем более, простолюдинов, магов не убивал, поэтому я и не знаю, как Гильдия относится к таким вещам.
   Главком задумался, переваривая полученную информацию, но, к его чести - ненадолго.
   - Хорошо... переходим к последнему акту Мерлезонского балета, - ухмыльнулся он, доставая интерактивную карту Бакара. Реакция Дожа была вполне предсказуема - Талион и ухом не повел, услышав новые незнакомые слова - видимо он их просто отфильтровывал, справедливо полагая, что смысл сказанного ухватит и без них. - Где находится дворец Дожа Эмидуса Флакса? - Талион немедленно показал требуемое, ткнув в карту пальцем.
   - Хорошо устроился, сука, - прокомментировал Денис, - на Королевской набережной!
   - Отлично! - обрадовался Шэф, - по дороге. - По дороге куда, ни Денис, ни Талион не поняли, но уточнять не стали. Талиону было безразлично все, не относящееся к спасению своих девочек и хотя бы посмертной чести Тита, раз уж не удалось спасти его самого... по крайней мере безразлично сейчас - может по прошествии времени все изменится, но в данный момент было именно так, а Денис совершенно справедливо полагал, что обязательно все узнает по ходу пьесы. Спешить некуда. - Мы уже почти закончили, - приятно улыбнулся Дожу главком, понимая, как Талиону хочется наконец избавиться от них и остаться одному. Улыбка эта вызвала нешуточное удивление у Дениса и породила немой вопрос: "Он и так умеет!?" - артист! - Где принимает посетителей глава Гильдии магов? - продолжил выпытывать из Талиона информацию командор.
   - В своем особняке, - Дож после некоторой заминки, вызванной разглядыванием карты, ткнул пальцем в нужное место, или же в Дворце Магов, - последовало еще одно движение указательного пальца.
   - Отлично! Теперь последнее... - Шэф весело взглянул на Дожа, с недоверием покосившегося на него. - Действительно последнее! - еще раз подтвердил главком. - У тебя будут интересоваться насчет йохара разные люди...
   - Он запретил говорить ! - перебил Дож командора. И этот крик души ясно показал, насколько сильно напугал Талиона "черный демон".
   - Мы, Северные Лорды, Господа и Повелители йохаров, разрешаем! - веско произнес Шэф, - и даже приказываем! - На Талиона было больно смотреть. Он напомнил Денису робота, у которого вступили в конфликт два закона робототехники. - Без подробностей. - Продолжил инструктаж командор. - Говори всем так: Я видел йохара и меньше всего на свете хочу увидеть его еще раз! Все понятно?
   - Да.
   - Прощай.

*****

   "Итак, что мы имеем, - размышлял Денис, сидя на козлах их кареты и пристально вглядываясь в ночь, чтобы ненароком не въехать в зад "катафалка", который двигался первым, под управлением любимого руководителя. - А имеем мы следующее: мы разосрались с аристократией Бакара... по крайней мере, с одним из могущественных Дожей, но это хрен-то с ним. Главное, что мы разосрались с Гильдией, убив одного из ее членов... И Гильдия это так не оставит. Их не будет интересовать, кто прав, кто виноват - главное, что убит маг! И кем?! - обычным человечишком! На кол его! Или на костер!.. или куда еще тут убивцев магов определяют... Что делать? - Бежать! Бежать... А бежать-то и не хочется - уж больно в Бакаре хорошо... - Тут мысли Дениса свернули в сторону "группы поддержки", но он, титаническим усилием воли вернул их в деловое русло - надо было вспоминать не групповые прелести, а искать выход из этого исхода... - Мы начинаем войну с Высоким Престолом, а для войны нужны деньги и нужен надежный тыл, где бы мы могли жить и чувствовать себя в безопасности, и идеальным местом для этого представлялся Бакар... пока мы не завалили мага... Итак, что же делать? - Бежать! А бежать-то и не хочется..." - мысли Дениса пошли по кругу на второй заход. Вывел его из этого процесса мудрый руководитель, правда черт знает на каком круге.
   - Тормози! - раздался зычный голос Шэфа. Денис натянул вожжи, а когда из темноты вынырнул главком, поинтересовался:
   - Чего?
   Причина остановки была неясна - мелиферы помалкивали, вокруг не души, пейзаж вокруг неинтересный - ровный как стол - как говорится: степь, да степь кругом.
   - Тут рядом ручей, пойдем шкиры прополощем.
   - Откуда знаешь? - удивился Денис.
   - Видел... когда туда ехали.
   - Понятно...
   Когда, через несколько минут, мокрые и чистые компаньоны облачались в свои камзолы, мудрый руководитель поинтересовался:
   - Ну, и что ты там себе надумал?
   Ответ Денис дал не сразу, помолчал, в последний раз прокручивая в голове все то, что крутил до этого. Отвечать не хотелось - не нравился ему ответ, который у него был, но другого у него не было:
   - Бежать...
   - Бежать... - задумчиво повторил Шэф. - А почему собственно? - Денис привел ему свои соображения, но на главкома они особого впечатления не произвели. - Ты хочешь покинуть Бакар и перейти к партизанской жизни на лоне природы, питаясь подножным кормом, вытирая жопу лопухами и укрываясь вонючей попоной? - задал командор прямой вопрос и получил такой же прямой ответ:
   - Нет!
   - Тогда зачем? - удивился Шэф.
   - Но, ведь они нас... - начал было Денис, но верховный главнокомандующий жестко прервал его:
   - Дэн, ты опять забыл... вернее - ты не веришь, что мы Северные Лорды! Что из-за нас тут может начаться полномасштабная война, если нас обидят! Сколько можно повторять одно и тоже: каждому по вере его! Но если ты сам себе враг... - Мудрый руководитель сокрушенно покачал головой, как бы скорбя о бестолковости и пенеобразности доставшегося ему в подчинение личного состава. - Ладно! - решительно сказал Шэф, - если ты так боишься Гильдию, вот тебе деньги, - он протянул Денису кошелек, полученный у Талиона, - уезжай куда-нибудь в захолустье... или в лесу шалаш поставь, будешь, как Ленин в октябре, - ухмыльнулся главком, - а я скажу всем, что ты отбыл с моим поручением в столицу - пусть там тебя ищут. - В ответ Денис вскипел:
   - Шэф! Если ты собрался воевать со всей Гильдией - ради Бога! Я буду драться рядом с тобой! Но это - самоубийство!
   - Вот дурья башка! - разозлился, в свою очередь, командор. - Да сколько ж можно повторять!? Не пойдут они на вооруженный конфликт с Северными Лордами! Не пойдут! - Он сделал паузу. - Если ты, конечно - Северный Лорд! Князь Великого Дома "Полярный Медведь"!.. а не петушиная какашка!
   И тут Денис почувствовал, как поднимается в нем жгучая волна гнева, гнева направленного не на кого иного, как на себя самого и после того, как она схлынула, он понял, что в нем что-то изменилось, что-то стало по-другому, почувствовал недоумение и смущение из-за того, что он... ОН! Князь Великого Дома "Полярный Медведь"! Северный Лорд! Мог опасаться мести жалких южных колдунов! Ему стало нестерпимо стыдно. Глаза Дениса как-то необычно сверкнули и он очень серьезно, пристально глядя в глаза верховного главнокомандующего, произнес:
   - Я! - Князь Великого Дома "Полярный Медведь"!.. а не петушиная какашка.
   Шэф откликнулся незамедлительно:
   - Следующая остановка у дворца Дожа Эмидуса Флакса. По машинам!

*****

   Дворец был роскошный - трехэтажный, спрятанный в глубине небольшого парка, освещенного огнями магических светильников. Учитывая стоимость земли на Королевской набережной, наличие парка говорило о многом. Шэф на "катафалке" свернул прямо к роскошным кованым воротам, не уступающим красотой, как отметил Денис, воротам Михайловского сада в Санкт-Петербурге. В свое время они поразили его своей железной вычурностью. А вот ограда и в подметки не годилась ограде Михайловского сада - так... на троечку с плюсом по десятибалльной шкале. Когда главком почти закончил привязывать лошадок к закрытым воротам, с той стороны решетки показалось несколько бронированных стражников, предводительствуемых высоким худым типом с усами, в расшитой золотом ливрее.
   - В чем дело!? - грозно вопросил он с той стороны решетки. - Ты знаешь, что это дворец Дожа Эмидуса Флакса!? - еще более грозно, хотя казалось, что дальше некуда, продолжил он, сверкнув черными очами. Неизвестно на какую реакцию рассчитывал усатый, но Шэф его надежд, по всей видимости, не оправдал: не побледнел, не стал униженно кланяться, умоляя простить за ошибку и вообще, не стал делать ничего такого, что по мнению усатого следовало бы делать в сложившихся обстоятельствах, а вовсе даже наоборот - как будто даже обрадовался сообщению.
   - Ну, слава богу, а то я, грешным делом, чуток сомневался - тот дворец, не тот... первый раз все-таки... а этих Дожей у вас, как собак нерезаных, того гляди напутаешь... - доверительно сообщил главком усатому и приблизившимся стражникам. - Значитца так... милейший, - обратился он непосредственно к потерявшему дар речи от такой наглости "предводителю дворянства": - Здесь подарок твоему Дожу от Северных Лордов Атоса и Арамиса, - при этом известии усатый как-то дернулся и уставился на командора гораздо пристальнее, чем до того, причем во взоре страх явно преобладал над злобой, которая до этого превалировала. - Передашь ему, что мы завтра зайдем. Есть о чем поговорить. - Ласково улыбнувшись на прощание всей честной компании, оторопело взиравшей на него из-за ограды, Шэф вразвалочку направился к дожидавшейся его карете.

*****

   - Ишь чё северные кр-роли твор-рят! - поддатый матросик, разодетый как павлин, обернулся к своими не менее ярким товарищам, пестроте одеяний которых мог бы позавидовать сам Филип Киркоров. Товарищи эти, обнявшись, заворожено покачивались, уставившись на ярко расцвеченный волшебными огнями квартердек "Арлекина", откуда доносилась разухабистая музыка, женский смех и другие непотребные звуки, вызывающие яркий отклик в незрелых душах и неокрепших умах.
   - Эт-то все нас-стойка! - с важным видом обронил один из раскачивающихся.
   - Шо за настойка... ик-к? - заинтересовались остальные.
   - Нешто не знаете? - удивился "знаток". Компания, переглянувшись, придала лицам соответствующее выражение, подтверждающее, что да - не знают. Шэф с Денисом, проходившие мимо, немного притормозили, тоже слегка заинтригованные. Толпа вокруг докладчика увеличивалась с каждым мгновением. - Так эта... - продолжил лекцию "доцент", - у ихних шаманов... северных к-которые... нас-стойка есть... - Он икнул, но сбиться с мысли себе не позволил. - Так вот... эта... хто хрен этой нас-стой-йкой намажет... - Докладчик сделал паузу, шумно высморкавшись, но благодарная аудитория такие пустяки просто не замечала. Внимание присутствующих, включая компаньонов, достигло апогея. - Дык... я и грю... хто хрен смажет... да даст какой девке лизнуть... - все! - Говорящий резко взмахнул рукой, едва не съездив по уху одному из слушателей и сам при этом чуть не растянувшись.
   - Што все!?.. што?.. - загомонила публика, подступая к лектору вплотную с явно читаемым на лицах желанием получить ясный и недвусмысленный ответ.
   - Дэк... эта... кака девка лизнет - все! - "Доцент" снова попытался закончить свое выступление взмахом руки, но присутствующие не позволили, сдавив его со всех сторон и он был вынужден довести доклад до логического конца: - Все! Девка его нав-веки!.. На друг-гих и смотреть не могёт! О-о-о как! - Он наставительно поднял палец, на который окружающие благоговейно и воззрились.
   - Вот оно чё, Михалыч! - изумленно уставился на Шэфа Денис.
   - Ага, - ухмыльнулся главком, - а мужики-то и не знают! - Заржав, как два молодых жеребца, компаньоны направились к трапу "Арлекина".
   Взойдя на борт, прихватили Хатлера, мигом оказавшегося рядом - у хорошего служаки имеется шестое, или седьмое, или еще какое - двадцать седьмое, чувство, позволяющее ему оказываться рядом с начальством, как только начальство начинает испытывать в нем реальную нужду, и наоборот - будучи на глазах у начальства, мгновенно испаряться, прямо телепортироваться, если возникает такая же реальная возможность получения пиздю... ну-у... скажем так - замечаний и выговоров, и начали спускаться в трюм. Никакого освещения там, естественно, не было - использовать факелы, или масляные лампы было нельзя из соображений пожароопасности, а магические светильники для матросов были непозволительной роскошью, но несколько таких - волшебных фонарей, на борту имелось для экстраординарных обстоятельств, и одним из них боцман и освещал теперь путь.
   - Стоп! - прервал Шэф нисхождение, - чего-то я к ночи совсем плохо соображать стал. День был трудный, - пояснил он Хатлеру. - Совсем из головы вылетело, - чего два раза туда-сюда шастать. Нам нужно в конце трюма выгородить отсек... локтя четыре... квадратный. Дверь со щеколдой, щеколда снаружи. Наверно надо сразу плотника взять и доски, гвозди... ну-у... еще чего там. Так что, полезли наверх.
   - Господа! - обратился к компаньонам боцман, как только вся компания выбралась на верхнюю палубу. - А может вы отдыхать пойдете... - Хатлер кивнул в сторону кормы, откуда доносились призывные звуки, - а мы сами, сей момент все организуем, а как будет готово - я сразу доложу.
   - Тоже верно, - согласился Шэф. - Только быстро! Я тебя очень прошу!
   - Не изволь сомневаться Господин! - с этими словами боцман буквально растаял в воздухе, вызвав тем самым изрядное удивление Дениса.
   - Старая школа. Высокий класс! - прокомментировал произошедшее главком.
   На квартердеке компаньоны застали не только группу поддержки, но и несколько бойких матросиков, во главе с Брамсом, скрашивающих, по мере сил, досуг брошенных на произвол судьбы барышень. И если последние встретили появление компаньонов ликующим воплем, можно сказать - бросились на грудь с радостным лаем, то матросики, наоборот - порскнули в разные стороны, как мыши от веника.
   - Я требую продолжения банкета! - объявил Денис, и понеслось!
   "Сераль! - расслабленно думал он, двадцатью минутами позже, сытый и пьяный, зажатый между двумя парами упругих грудей, неторопливо потягивая превосходный коньяк. - Можно сказать - поймал птицу счастья!" - некоторое время спустя, окончательно сформулировал свое отношение к происходящему Денис.
   "За длинный волнистый хвост!" - огрызнулся внутренний голос и, к сожалению, паршивец оказался прав - счастье долгим не бывает - закон природы! "Когда дошло веселие до точки", явился Хатлер с докладом, что все готово.
   - Девочки! Мы буквально на пять минут! - улыбнулся Шэф, поднимаясь из-за стола. С небольшой заминкой последовал его примеру и Денис, нельзя сказать, что с огромным, но определенно - с сожалением, отрываясь от прижавшихся к нему подружек.
   - А минута - это сколько? - совершенно трезвым голосом поинтересовалась девушка из вновь прибывших - миниатюрная брюнетка, с непропорционально большой грудью, что, кстати - только добавляло ей шарма. Денис совсем уже было собрался что-то ответить, как глаза ее подернулись дымкой и стало ясно, что она в дупель пьяная. На этом вопрос исчисления времени был закрыт.
   Отсек, или скорее - выгородка, на нижней трюмной палубе, в самом ее конце, практически под капитанской каютой, размерами три на три метра, Шэфа полностью устроил.
   - Молодец! - похвалил он Хатлера. - Отмечаю тебя в приказе. По итогам работы за квартал можешь рассчитывать на премию в размере оклада! - В ответ боцман вытянулся по стойке смирно и молча пожирал начальство глазами. - А теперь дуй отсюда, - продолжил главком, - да-а... и скажи всем, что сюда заходить нельзя - опасно для здоровья. Все понятно?
   - Так точно! - с этими словами, Хатлер развернулся через правое плечо - так уж было принято на флоте Высокого Престола - не переучивать же! и направился восвояси.
   Кадат у Дениса уже восстановился, поэтому исчезновение вместе с боцманом еще и фонаря, проблем для него не составило - изображение присутствовало, хотя и черно-белое. Командор, между тем, расстелил на полу шкиры, распаковал фархан и установил его так, чтобы он соприкасался с обеими.
   - Включай! - приказал он. Денис извлек "помаду" и нажал на кнопку. Засветилась восьмидесятисантиметровая полусфера. После этого компаньоны вышли из отсека и Денис осторожно увеличил радиус охраняемого периметра так, чтобы защитный экран буквально касался стен отсека, не доходя до них считанных сантиметров.
   - Держи, - протянул он "пульт управления" любимому руководителю. - Пусть будет у тебя.
   - А почему не у тебя? - удивился командор. - Ты, практически в одиночку, добыл фархан и было бы справедливо...
   - Шэф, - перебил его Денис, - пока ты жив, могут снять с тебе этот кулончик против твоей воли?
   - Эт-то вряд ли... - ухмыльнулся командор.
   - Вот и я о том же... а с меня могут... теоретически.
   - Ну-у... разве что теоретически.
   - Во-о-о-т... и получается, что если кто-то снял с тебя этот кулон, то я уже, к этому времени, гарантированно дожидаюсь тебя в Вальхалле и застолбил нам местечко на вечеринке у Одина... Логично?
   - Логично, - не стал спорить главком.
   - С фарханом быстро будут заряжаться? - кивнул Денис на шкиры, лежащие под пылающей пирамидой.
   - За ночь полная батарея.
   - Понятно...
   Вернувшись, компаньоны еще немного посидели за столом, а потом вся банда отправилась спать, благо колоссальная кровать в капитанской каюте это позволяла - "никто не ушел обиженным". Сначала Денису показалось, что заснуть в подобном положении он не сможет - одна прелестная головка лежала у него на левом плече, вторая - на правом, третья и четвертая - вообще где-то на бедрах - было несколько неудобно, но чертовски приятно! Однако усталость брала свое и уже проваливаясь в сон он подумал:
   "Я в шоколаде!"
   "Смотри не обожрись сладким - жопа слипнется!" - буркнул внутренний голос.
   "Это-то ладно... лишь бы диабета не было..."
  -- Глава
   Свэрт Бигланд, глава Бакарского отделения Гильдии магов очень не любил, когда его беспокоили дома по служебной необходимости - для этого существовали присутственные часы, когда он принимал посетителей в своем кабинете во Дворце Магов, в строго определенное для этого время - примерно треть звона в день. Основную же часть рабочего дня, можно сказать - львиную долю, он проводил в своей клинике. Расценки в ней были очень большие, но койко-места никогда не пустовали, а наоборот всегда была очередь на госпитализацию.
   Дома же он занимался исключительно домашними делами, или же принимал наиболее платежеспособных пациентов, которым потребовалась неотложная медицинская помощь. Все они знали, что прием во внеурочное время оплачивается по тройному тарифу и так очень даже немаленькому и если шли на это, значит причины для этого были, и причины весьма серьезные. Польза от этого была обоюдная: пациенты получали избавление от страданий, а Свэрт - золото, которого никогда много не бывает.
   Как уже было отмечено выше, глава Бакарского отделения Гильдии магов очень не любил, когда его беспокоили дома по служебной необходимости, но еще больше он не любил, если такое происходило во время завтрака. Если бы составить рейтинг того, чего он не любит, то прерывание завтрака точно бы вошло в десятку... а может даже - пятерку. Тихий семейный завтрак, когда он мог спокойно побыть вдвоем со своей третьей женой - третьей не потому что глава Гильдии магов был многоженцем и имел несколько жен, хотя никакими писанными законами Акро-Меланской Империи это не запрещалось, а потому что первые две умерли естественной смертью от старости, а сам Свэрт, благодаря особенностям своего магического дара, продолжал активную жизнедеятельность, да и выглядел при этом неплохо, и было бы странно если бы он оставался один без подруги.
   Так вот - совместный завтрак с молодой, умной и красивой Джовитой, во время которого за столом не было ни вопящих детей, ни многочисленных домочадцев - это было святое. Потом начнется бесконечная череда пациентов, посетителей, просителей, родственников и каждому что-то будет нужно от него, но этот утренний час только для него и любимой жены. И для того чтобы побеспокоить его, у дворецкого должны были быть веские основания... очень веские! Поэтому не удивительно, что на деликатный стук в дверь, Бигланд рявкнул:
   - Уши оборву, выкидыш ослицы, если еще раз постучишь! - казалось бы, после подобной отповеди желание беспокоить господина пропадет раз и навсегда - ан нет! За дверью началась какая-то возня и она внезапно с треском распахнулась - хорошо если не пинком.
   - Ну все! - заорал Свэрт, - готовь уши! - и вскочил из-за стола. Однако вместо дворецкого в обеденный зал шагнул высокий худой человек с властным и жестким лицом - боевой маг Велиус Домитэн, дежуривший нынешним утром в приемной Дворца Магов.
   - В чем дело, Велиус!? - грозно спросил Глава Гильдии, непроизвольно хватаясь за огромный изумруд, висящей на массивной золотой цепи у него на шее. В артефакте хранилось боевое плетение "Гнев Саламандры", способное превратить наглеца, нарушившего покой четы Бигландов в горсточку пепла. Такая реакция со стороны Свэрта Бигланда на появление Домитэна была вполне объяснима - они с ним, мягко говоря - не очень ладили, а если называть вещи своими именами - были врагами. Не смертельными, но - врагами. Домитэн считал, и своего мнения не скрывал, что начальствовать над магами должен только боевой маг, а не какой-то там маг-лекарь, но магическое сообщество Бакара его в этом не поддерживало, справедливо полагая, что укокошить любой дурак может, а ты попробуй вылечи... Вот и выбрали главой Гильдии того, от которого, по большому счету, все зависели - не было в Бакаре, да пожалуй и на всем юге империи, целителя более умелого и опытного. Незваный гость, разумеется, рассмотрел приготовления хозяина дома к бою, но в ответ только презрительно дернул щекой - при необходимости тот уже давно был бы покойником и все присутствующие это прекрасно понимали.
   - Не позавтракаешь с нами? - улыбнулась Джовита, разряжая обстановку.
   - Спасибо, нет, - улыбнулся в ответ Велиус, ибо не ответить на улыбку этой милой женщины было невозможно, однако она тут же исчезла с его лица. - Убит Тион Антан... - он удовлетворенно усмехнулся, глядя как меняется выражение лица главы Гильдии и продолжил, - во Дворце тебя дожидается Дож Эмидус Флакс... кстати, его каменный ублюдок тоже убит.
   - Кто?!
   - Северные Лорды...
   - Подожди меня в приемной, сейчас я соберусь и поедем.

*****

   Уютно устроившись в своем тронном кресле с высокой спинкой, глава Гильдии приказал секретарю:
   - Пусть войдет!
   Кроме Свэрта Бигланда в его кабинете во Дворце Магов присутствовали еще двое чародеев: уже упоминавшийся Велиус Домитэн и срочно вызванный маг-эмпат Индис Карвах. Они сидели по правую и, соответственно, левую руку предводителя. Перед столом находился неудобный колченогий табурет, предназначенный для посетителя.
   - Защиты и справедливости! - с порога завопил богато одетый, но несмотря на это выглядящий как-то жалко, высокий, дородный мужчина, лицо которого, некогда красивое, портили следы излишеств в еде, питье и прочих занятиях не сильно полезных для здоровья. Щечки его горели склеротическим румянцем, а глазки, заплывшие жиром, испуганно бегали. В сочетании с дорогой одеждой и осанистой фигурой это вызывало у присутствующих когнитивный диссонанс.
   - Кончай орать! Не на базаре! - грубо прервал его Велиус. Расскажи Грандмастеру, то что говорил мне.
   - Садись Дож, - вежливо, в отличие от своего грозного подчиненного, предложил Свэрт, - и успокойся. - Спустя некоторое время, видя что Эмидус Флакс более-менее пришел в себя, он улыбнулся: - Рассказывай.
   Минут через пять глава Гильдии магов остановил рассказчика. Тот вошел во вкус, найдя благодарного слушателя, и как пенсионер на приеме у участкового терапевта грузил его всякими животрепещущими подробностями типа: ... у меня бессонница... я как чувствовал... колени ныли и поясницу ломило...
   - Итак, - подняв ладонь, Свэрт Бигланд остановил неудержимый поток, заставив Дожа заткнуться на полуслове. - Если я тебя правильно понял, ночью, к твоему дворцу подъехал экипаж, управляемый одним из Северных Лордов. Он привязал его к ограде, а подоспевшей охране велел передать, что это тебе подарок от Северных Лордов Атоса и Арамиса, и что они утром еще зайдут - есть о чем поговорить... Так?
   - Да-да! - мелко и быстро, как китайский болванчик, закивал головой Эмидус. - Все правильно.
   Глава Гильдии молча повернулся к магу-эмпату.
   - Пока не врет, - лаконично отозвался Индис Карвах.
   - Давай дальше, - перевел взгляд на Эмидуса Свэрт Бигланд. Через несколько минут история повторилась и фонтан красноречия был заткнут. - Так-так-так... - задумчиво побарабанил пальцами по столу Грандмастер. - Будить тебя слуги не решились, проверять, без команды, что находится в карете, тоже, и только утром, сунувшись туда ты обнаружил ужасное зрелище: труп и отдельно голову мага Тиона Антана, окаменелый труп твоего Душителя, тоже без головы...
   - Цверга Пантелеймона, а не... - позволил себе перебить главу Гильдии Дож, но был остановлен Велиусом:
   - Заткнись! - боевой маг был в ярости от того, что расследование смерти его не сказать, что друга, но - старого приятеля, затягивалось и вместо того, чтобы доставить этих северных выродков сюда и сжечь, или же поехать к ним на корабль и сжечь их там, этот слизняк - так называемый, глава Бакарского отделения Гильдии магов, слушает разглагольствования этого жирного ублюдка, да еще позволяет перебивать себя, затягивая время. Он был готов уже сам отправиться к северным варварам и совершить справедливое возмездие, но самосуд Гильдией не одобрялся и это могло сыграть решающую роль на следующих выборах главы Гильдии, где Велиус надеялся получить этот пост, который по справедливости должен был принадлежать ему, а не этому лекарю!
   Свэрт Бигланд ласково улыбнулся помертвевшему от страха Дожу и продолжил:
   - Кроме того, ты обнаружил четыре зловонных трупа.
   - Да-да! - истово закивал головой Эмидус, а глава Гильдии снова посмотрел на эмпата.
   - Говорит правду.
   - Хо-ро-шо... - задумчиво протянул Свэрт, - а
   - Не знаю! - быстро ответил Эмидус, неимоверно при этом кося глазами влево.
   - Врет! - немедленно отозвался Индис Карвах.
   - Это плохо... - мягко проговорил Грандмастер и также мягко продолжил: - Давай договоримся так, Дож - если ты еще раз соврешь, хоть единым словом - аудиенция будет закончена и ты останешься со своими проблемами один на один. Договорились? - Несчастный Дож Эмидус Флакс снова закивал. А с другой стороны - а что ему еще оставалось делать? - Итак, спрашиваю еще раз: почему Лорды привезли коляску с трупами именно к твоему дворцу? - Дож, скукожился, передернулся - было видно, как ему не хочется отвечать, но... надо Федя! Надо!
   - Я их послал за мечом...
   - Каким еще мечом? - удивился Свэрт Бигланд. Он был по складу характера скорее ученым, чем политиком, жена его Джовита тоже была умна, знатна, богата, поэтому чета Бигландов могла себе позволить не участвовать в светской жизни Бакара, интересоваться только тем, что было им действительно интересно, жить в свое удовольствие (по мере сил) и не следить за тем что волновало и заставляло шуметь "весь Бакар". Поэтому дуэль между Титом и Денисом прошла мимо внимания главы Гильдии, как проходит мимо сознания профессорской семьи, где муж преподает квантовую термодинамику, а жена - гистологию, такое резонансное событие, как, например, дерби "ЦСКА - Спартак", а может даже и "Ман Юнайтед - Ман Сити", о котором "знают все вокруг", а они даже не в курсе о чем, собственно, идет речь... - непересекающиеся плоскости. Поэтому Эмидусу пришлось рассказывать всю историю с самого начала, начиная с судьбоносной ссоры на причале, где впервые встретились Тит с Денисом. Свэрт выслушал Дожа не перебивая, а когда тот закончил задумчиво покивал головой:
   - Так-так-так... Тит применил запрещенный меч крови, ты решил этим воспользоваться и заполучить его, чтобы иметь доказательства бесчестного поведения семьи Арден и, имея на руках такой козырь, окончательно прибрать к рукам Талиона, шантажируя его... Правильно?
   - Да... - выдавил из себя Дож.
   - Хорошо... Твои люди отследили, что несмотря на попытки заполучить меч... а пытался это сделать не только Талион Арден, но и дежуривший в тот день на арене Алфеос Хармах, меч остался у северных варваров. Так?
   - Да.
   - После этого ты собрал команду из четырех арбалетчиков, Каменного Душителя... - при этих словах Дож дернулся, но промолчал, почувствовав взгляд, который искоса бросил на него бледный от злости Велиус Домитэн, а глава Гильдии невозмутимо продолжал, - и тесно сотрудничавшего с тобой боевого мага Тиона Антана... Правильно?
   - Да.
   - Ты был уверен в успехе. Да и любой другой на твоем месте был бы уверен... - и вот тебе раз! А утром эта парочка заявилась к тебе во дворец и потребовала деньги...
   - Д-д-да... пятьдесят тысяч золотых! Эти грабители назвали это вирой! Представляешь какие мерзавцы! - выкрикнул Дож, сжимая в ярости кулаки - от злости он даже забыл о страхе!
   - Действительно... - усмехнулся Свэрт Бигланд, - ты всего лишь послал к ним убийц, а они - нахалы этакие, требуют с тебя деньги! Совсем охамели эти северные варвары... - эти слова подействовали на Эмидуса, как ушат холодной воды, он снова скукожился и стал затравленно поглядывать на магов.
   - Вопрос не в том, кого и куда послал этот жирный боров! - рявкнул Велиус. - А в том, как скоро ты собираешься покарать убийц мага Тиона Антана!
   - А с чего ты решил, что я собираюсь кого-то карать? - удивленно поднял бровь глава Гильдии, - Тион выполняя задание Дожа, напал на северян и был ими убит при самообороне. Любой суд будет на их стороне.
   - Вот значит, как ты заговорил! - не произнес, а скорее прошипел уже совсем белый от ярости Велиус, - небось если бы убили кого-нибудь из твоих любимчиков: лекарей, артефакторов и прочей шелупони, ты бы всех на ноги поднял, чтобы достать убийц! - Он задохнулся от гнева и был вынужден прерваться, чтобы набрать воздуха. - А если убит мой товарищ - боевой маг, так любой суд оправдает!!! Так! Да!?!
   - Мои любимчики, как ты выразился, - демонстративно хладнокровно отозвался Свэрт Бигланд, - по ночам не занимаются убийствами честных людей, а спят по домам... - Чем бы закончилась эта дискуссия неизвестно, потому что ее прервало появление секретаря:
   - Грандмастер! В приемной Северные Лорды Атос и Арамис, они сказали, что явились с официальным визитом и требуют немедленно их принять. И еще они сказали, что это вопрос войны и мира!
   - Отлично! - глаза Велиуса загорелись красным, - сейчас и восстановим справедливость!
   Свэрт Бигланд отреагировал мгновенно, он резко повернулся к боевому магу и негромко, но очень веско произнес:
   - Не вздумай ничего делать без моего разрешения, - в ответ Велиус стиснул зубы и только что не зарычал, а глава Гильдии все так же - абсолютно безэмоционально - так говорят с пациентами психотерапевты, продолжил. - Если что - пойдешь под Трибунал, а потом на костер! Ты меня знаешь - я добьюсь.
   Боевой маг в ответ только молча скрипнул зубами, видимо исчерпав на этом свой протестный ресурс. Разобравшись с буйным подчиненным, Свэрт повернулся к секретарю:
   - Отведи этого, - он кивнул на съежившегося на табуретке Дожа, - куда-нибудь неподалеку, - и видя, что секретарь взяв, совсем ошалевшего от калейдоскопа происходящих событий, Эмидуса Флакса под руку, собрался вести его через приемную, где дожидались гости с севера, воскликнул: - Ну, от тебя-то я этого не ожидал! Куда ты их ведешь?!
   Секретарь смущенно улыбнулся и с виноватым видом развернул Дожа к другой двери. Спровадив туда Эмидуса, он быстренько вернулся в приемную, где дожидались приема Шэф и Денис. Через секунду он появился обратно в кабинете уже не один, а в сопровождении компаньонов. Выглядели те вполне импозантно - никакой курортной расхристанности и небрежности в одежде - наоборот: камзолы, белоснежные кружевные рубашки, с алмазными заколками и запонками - в арсенале бывшего капитана "Арлекина" и не такое можно было найти, кожаные штаны, тяжелые ботфорты, боевые перчатки с крагами, шпаги, кинжалы, шляпы, размерам и представительности которых позавидовал бы любой мексиканец, любитель сомбреро и в дополнение высокомерные, холодные лица, казалось бы несущие на себе отпечаток грозного Севера.
   Войдя, компаньоны несколько секунд брезгливо рассматривали кабинет, табуретку перед столом, сам стол, магов, собравшихся за ним, а затем, с выражением на лице, какое бывает у иностранцев, впервые посетивших привокзальный туалет "типа сортир", синхронно развернулись и молча покинули помещение. Маги, сидевшие за столом, от непонятного действа, представленного им северными варварами, пришли в некоторое замешательство и тоже стали молча обмениваться взглядами. Даже буйный Велиус Домитэн слегка попритих, не зная как реагировать на происходящее. Первым, как и ожидалось, взял себя в руки Свэрт Бигланд:
   - А ну-ка, верни их живо! - приказал он секретарю, который опрометью бросился в приемную, а спустя несколько мгновений, так же опрометью влетел обратно - общее правило всех времен, миров и народов: паны дерутся, а у мужика лоб трещит. И хотя лоб у секретаря пока что не трещал, но бегать ему приходилось больше всех и выслушивать ото всех тоже...
   - Северные Лорды приказали передать, что они не собираются стоять, когда кто-то сидит.
   - Да я сейчас этих варваров!.. - приподнимаясь со своего места, начал было Велиус Домитэн, но, поймав внимательный взгляд главы Гильдии, был вынужден усесться обратно.
   - Обеспечь! - строго приказал Свэрт и секретарь снова был вынужден бежать. Через пару минут он появился в сопровождении двух слуг, с трудом волокущих здоровенные, помпезные кресла. Вместилища для седалищ были установлены, и повинуясь взгляду руководства, заметно вспотевший, за эти несколько минут, секретарь рванул в приемную за "дорогими гостями".
   Второе пришествие северных варваров закончилось иначе, чем первое. Они так же брезгливо, как и в первый раз, осмотрелись, но на сей раз все-таки остались. Усевшись в кресла, с прямыми спинами - будто аршин проглотили, они холодно уставились на главу Гильдии, который под их ледяными взглядами с удивлением для себя - давненько он такого не испытывал! - почувствовал себя как-то... скажем так - неуютно. В кабинете повисло тяжелое молчание, которое, не выдержав напряжения, первым нарушил боевой маг:
   - Ну! Говорите быстрее, раз приперлись! - рявкнул он. - А то потом вам будет не до разговоров! Будете только кричать! Знаете как кричат сгорающие заживо?! - усмехнулся он, причем такой мерзкой ухмылкой, что менее подготовленные люди тут же на месте, грубо говоря, стали бы скорбеть медвежьей болезнью, а мягко говоря - обосрались.
   Свэрт Бигланд от услышанного не смог сдержать нервное подергивание щеки, в отличие от компаньонов, которые в ответ на выпад и ухом не повели, а Шэф холодно, но вежливо обратился к главе Гильдии:
   - Я полагаю, что ты - глава Гильдии Магов Бакара Свэрт Бигланд? - После утвердительного кивка он представился: - Я - Атос, Лорд Великого Дома "Морской Дракон", вместе со мной мой брат - Арамис, Князь Великого Дома "Полярный Медведь". - Свэрт снова кивнул, показывая, что информация принята к сведению. Шэф помолчал, а потом внезапно усмехнулся: - Скажи пожалуйста, Свэрт Бигланд, разве в твоей Гильдии, низшие могут открывать рот без разрешения высших? - Взгляд командора, до этого просто холодный, сделался тяжелым - физически тяжелым, и он пристально - в упор, уставился в глаза Велиуса Домитэна, сильно покоробленного эпитетом "низший" и собравшегося по этому поводу снова встрять в беседу. Однако игру в гляделки он проиграл и был вынужден проглотить заготовленный спич, а главком тут же добавил масло в огонь: - Если ты еще раз позволишь себе говорить с Северными Лордами в подобном тоне, то я вызову тебя на дуэль и убью... - произнеся это, главком зевнул, что произвело на собравшихся сильное впечатление, - если ты конечно аристократ... а если нет - то просто убью. - И не дожидаясь ответа от взбешенного Велиуса, Шэф снова повернулся к Свэрту: - Сегодня ночью против нас был совершен ничем неспровоцированный акт агрессии. - Он сделал паузу, чтобы до присутствующих дошла вся тяжесть содеянного - На них! На Северных Лордов! Внезапно! Без объявления войны! Было совершено вероломное нападение! Шэф тяжело оглядел присутствующих и под его взглядом все они - маги! включая боевого мага, почувствовали определенный дискомфорт. Присутствовала в командоре Сила и они ее почувствовали. Кстати, не надо думать, что Денис все это время только молча надувал щеки - отнюдь! Он тоже, по мере сил участвовал в спектакле - сдвинул точку сборки в положение "Смерть" и бесстрастно, по очереди, разглядывал оппонентов, стараясь поймать их взгляд. Конечно, такого эффекта как от взгляда Шэфа не получалось, но и он свою лепту вносил - это как действие крейсеров после работы главного калибра линкоров - подбитым кораблям противника может и этого хватить! - Теперь главное! - Шэф не мигая уставился на главу Гильдии. - В нападении участвовал маг. Тион Антан. Я очень надеюсь, что он действовал по собственной частной инициативе и что Гильдия не имеет отношения к инциденту. - Командор сделал выверенную, хорошо рассчитанную паузу. В комнате повисла физически ощущаемая, тяжелая тишина. - В противном случае, это означает войну. - Слово прозвучало резко, как выстрел. - Главком снова оглядел магов и воспользовавшись сколь случайной, столь и гениальной находкой Дениса показал им армаду миноносцев идущих строем пеленг, со скоростью тридцать узлов, вспахивая белыми бурунами гладь моря. Картинка впечатление произвела. Даже на боевого мага, когда он не на словах, а печенкой ощутил, что это такое - боевые дракары северян. - Нам очень нравится ваш город, - неожиданно мягко сказал командор, - и нам совершенно не хотелось бы... - он не закончил, но все присутствующие прекрасно его поняли.
   - Хочу вас официально заверить Лорды, - слово "официально" Свэрт Бигланд выделил, - что нападение было личным делом Тиона Антана и Гильдия Магов никакого отношения к нему не имеет.
   - Это очень хорошо! - неожиданно широко улыбнулся Шэф. - Мы в Бакаре провели всего несколько дней, но... успели полюбить ваш замечательный город. И мы рады, что власти Бакара не имеют отношения к инциденту. А с бандитами, - он кинул острый взгляд на Велиуса Домитэна, - мы и сами справимся... - При этих словах главком вернул магу его ухмылку, которую тот послал компаньонам, когда обещал их сжечь. При этом мерзопакостность главкомовской значительно превосходила исходную - это смог бы подтвердить любой независимый наблюдатель, окажись он поблизости. Велиус тоже понял, что проигрывает по части ухмылок и совсем уже было собрался рявкнуть в ответ что-нибудь грозное, но передумал - все-таки дрался он значительно лучше, чем говорил - это признавали все, знающие боевого мага. Он, кстати, тоже это знал, но никаких комплексов по этому поводу не испытывал, руководствуясь надежным правилом: сила есть - ума не надо! И до сих пор это жизненное кредо его не подводило. Не подведет и на сей раз, решил Велиус - разберусь с северными ублюдками позже, а сейчас нечего зря языком молоть. Шэф, не дождавшись ответа боевого мага, снова повернулся к главе Гильдии: - Недоразумение разрешено, - он снова широко улыбнулся, - на этом позволь откланяться, - с этими словами главком, а вслед за ним и Денис начали приподниматься из своих кресел, но были остановлены Свэртом Бигландом:
   - Лорды! - звучно обратился он к компаньонам, приподнимая ладонь. - Я попрошу вас детально описать, как было дело, - и в ответ на вновь сделавшийся колючим взгляд командора, с любезной улыбкой пояснил, - мне это понадобится для доклада на Совете. У нас... - он сделал крохотную паузу, - к счастью, демократия, - при этих словах глава Гильдии чуть заметно поморщился - явно врал! Только не понятно было в чем: то ли, что демократия, то ли, что - к счастью. Но врал однозначно. - Не то что у вас на Севере, где вы полновластные хозяева в своих Домах... - Чтобы исправить впечатление от ноток зависти, прозвучавших в последнем предложении, Свэрт Бигланд изобразил Капитана Очевидность: - И это есть нехорошо! - назидательно поднял он палец. - Любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно! - В ответ Шэф только беззлобно ухмыльнулся:
   - Но, позволь! У каждого свои функции: есть овечье стадо - народ, есть овчарки, охраняющие стадо от волков - армия, есть пастух - Глава Великого Дома. Пастуху нет нужды советоваться с овчарками, а тем более с баранами, - улыбнулся командор. Видя что Свэрт собирается возразить, главком поднял руку. - У вас так принято, - примирительно сказал он, - у нас по-другому, но давай оставим сравнительную политологию на другой раз и перейдем непосредственно к теме, которая тебя интересует.
   - Давай, - согласился глава Гильдии.
   - Та-а-а-к... - задумчиво пробормотал Шэф, - с чего бы начать... Ага! - принял он решение. - Все началось на арене "Поля Чести". Арамис выигрывал поединок и все шло к концу. Убивать Тита он не собирался, он хотел измотать его, отобрать меч и уйти... и к этому все и шло, как вдруг внезапно все изменилось - Тит обмакнул лезвие в свою кровь и с этого мгновения стало казаться, что не младший Арден управляет мечом, а меч - Титом. Стало ясно, что меч - порченый! После этого ни о каком мирном исходе поединка речь уже не шла - чтобы не позволить себя убить, Арамис был вынужден отрубить Титу голову...
   - ... то есть, - тихонько, как бы себе под нос, но так, что все услышали, пробубнил Свэрт, - Лорд Арамис выиграл поединок у человека с мечом крови...
   - А что тебя удивляет? Он же - Лорд! Северный Лорд! - пожал плечами Шэф с таким видом, будто Денису уложить пару-другую сотен бойцов, вооруженных такими мечами, как два пальца переслать, ну-у... или - как два байта об асфальт. - Глава Гильдии обменялся быстрым взглядом с эмпатом и убедившись, что ему говорят правду, кивнул главкому:
   - Пожалуйста, продолжай.
   - Итак... - Шэф сделал вид, что забыл на чем остановился. - А-а! - "вспомнил" он после ощутимой паузы. Все это время маги заворожено дожидались продолжения "сказок Шахерезады" - умел таки главком завладеть вниманием аудитории! Ну что тут сказать? - Профессионал! С большой буквы "П"! - По условиям поединка победитель забирал оружие проигравшего. И тут выяснилось, что этот меч нужен многим людям...
   - Каким именно? - тут же насторожился глава Гильдии, но командор его аппетиты поумерил:
   - Не будем отклоняться от основной линии в сторону, - твердо сказал он и хотя Свэрт Бигланд был против, но взглянув в глаза главкому, с сожалением был вынужден признать за ним право вето на свои резолюции. Конечно, можно было бы попробовать надавить, а то и применить силу - вряд ли во "Дворце Магов" северяне смогли бы одержать военную победу и все присутствующие это прекрасно понимали, но... последствия таких шагов были непредсказуемы, а глава Гильдии был умен и осторожен... - собственно, благодаря именно этим качествам он и был главой Гильдии, поэтому он с понимающей улыбкой согласился с тем, что: "не будем отклоняться...", а Шэф продолжил: - Мы договорились с Талионом Арденом, что он выкупит у нас этот меч. Согласно договоренности мы повезли меч к нему на виллу. По дороге к нам пристроилась большая черная карета... она ехала следом за нами, а потом обогнала и умчалась вперед, будто за ней черти гнались, - при этих словах маги переглянулись - то ли удивились, что кто-то смог обогнать таких лихих драйверов, как Северные Лорды, то ли услышали незнакомое слово и сверяли впечатления - всем ли оно незнакомо. - В-о-о-о-т... едем мы едем, как вдруг из темноты летят в нас арбалетные болты и появляются лихие люди, чтобы нас добить, а меч изъять - это мы по их разговорам поняли... Мы выскакиваем, чтобы покарать, они бросаются наутек и бегут прямо к этой самой карете... Тут из нее появляется этот ваш маг и начинает петь песню нижнего мира...
   - Что начинает делать!? - не смог сдержать удивления маг-эмпат Индис Карвах. До этого, с самого появления компаньонов в кабинете главы Гильдии, он рта ни разу не открыл, а тут, почему-то, не выдержал.
   - Наши шаманы называют этот звук песней нижнего мира, - любезно пояснил Шэф, а Свэрт Бигланд, бросив недовольный взгляд на подчиненного, прервавшего плавное течение главкомовской речи, хмуро пояснил:
   - Вой Кали...
   ... смотри ты! и здесь Кали!..
   - А-а-а-а... - пришло понимание к эмпату.
   - Вот. Чтобы он не убил нас, пришлось отрубить ему голову... - логически безупречно, подытожил Шэф.
   - Я смотрю у вас это что-то вроде национального вида спорта, - хмыкнул глава Гильдии. В ответ командор молча скорчил гримасу типа: ну уж, что не футбол - это точно.
   - Еще какой-то карлик под ногами мешался, - продолжил детективное повествование главком, - пришлось и его... - он чиркнул себя по горлу. - Вот, в принципе, и все. Мы узнали у Талиона, кто хозяин всей этой шайки, отвезли к нему карету, а сегодня утром навестили и объявили размер виры. Все! - твердо сказал Шэф. - Больше нечего рассказывать. - Произнеся это, он взглянул на Дениса и они поднялись из кресел. Никто их не останавливал, но когда компаньоны уже подошли к дверям, к ним обратился глава Гильдии:
   - А что будет, если виновник не заплатит виру. - При этих словах, Шэф остановился, развернулся и пристально посмотрел в глаза Свэрту Бигланду:
   - Если до полуночи вира не будет выплачена, то утром мы будем обсуждать ее размер с его наследниками! - Видимо глава Гильдии ожидал чего-то подобного, потому что ничего уточнять не стал, а сразу задал следующий вопрос:
   - Меня еще интересует, как вы спаслись от "Воя Кали" и... - дослушивать что еще интересует Свэрта командор не стал:
   - Прости. У нас нет времени, - непреклонно, но в тоже время вежливо и доброжелательно произнес Шэф. - Если ты хочешь побеседовать, приходи на "Арлекин" - вечером мы всегда там. Мы тебя приглашаем. - С этими словами компаньоны покинули кабинет главы Гильдии Магов.
   - Почему ты их отпустил!? - рявкнул Велиус Домитэн, как только дверь за компаньонами закрылась.
   - А что я должен был делать? - искренне изумился глава Гильдии... или же очень хорошо сыграл удивление.
   - Ты! Должен! Был! Их! Задержать! Посадить! Под! Стражу! И! Отдать! Под! Суд! Трибунала! - как будто выплевывая каждое слово, медленно выговорил боевой маг.
   - Чтобы Трибунал их оправдал... - усмехнулся Свэрт Бигланд. - А я выглядел в глазах трибунов идиотом. Ты этого хочешь?
   - Я хочу, чтобы убийцы мага были наказаны! Смертью!
   - А ты не забыл, что Тион Антан участвовал в разбойном нападении? - неприятно прищурившись, поинтересовался глава Гильдии. - И был главарем нападавших... Ведь никто не поверит, что командовал кто-то из людишек или этот каменный болван Эмидуса... Кстати, где этот страдалец? - поинтересовался Свэрт у секретаря, скромно пристроившегося в сторонке, на колченогом табурете.
   - Привести? - вскочил он, но его вопрос остался без ответа, потому что снова взял слово неугомонный Велиус Домитэн:
   - А может они все наврали! - с вызовом уставился он на главу Гильдии.
   - В смысле? - не понял тот.
   - Эти грязные северные варвары первыми напали на поджидавшего их Тиона! Тион - жертва, а не преступник!
   - Ты сам себе противоречишь, - попытался достучаться до его рассудка Свэрт, - если Тион со своими арбалетчиками и Душителем поджидали Лордов - значит собирались напасть - так?
   - Так... - был вынужден согласиться боевой маг.
   - Значит, по-твоему, получается так: Лорды едут мимо кареты Тиона, где он затаился со своими душегубами, те сидят тихо, никого не трогают, а Лорды, кстати, не подозревая, что ждут именно их, внезапно останавливаются и без малейшего на то повода, нападают на Тиона и его команду... Так?
   - Именно так! - твердо ответил Велиус Домитэн, грозно сверкнув очами. Вот тут-то Свэрт Бигланд, считавший, что неплохо знает всех членов своей Гильдии и имеет адекватное представление об их интеллектуальном потенциале, понял, что глубоко заблуждался... по крайней мере в отношении некоторых отдельных членов. Но, надежду достучаться до мозгов Велиуса он все-таки не оставил - уж больно не любил свары и склоки во вверенном его попечению коллективе, а то что уязвленный и не смирившийся Велиус начнет на каждом углу поносит главу Гильдии, упрекать во всех грехах, а особенно - в неспособности решительно карать убийц магов, было очевидно.
   Тут самое главное было первым поднять волну, а кто прав, кто нет - это дело десятое. Когда волна уляжется и Гильдия попробует беспристрастно разобраться в обстоятельствах дела, репутации Свэрта Бигланда будет причинен значительный ущерб. И, честно говоря, до встречи с Лордами, он не собирался особо мудрить и пытаться объективно разбираться, что именно привело к гибели Тиона Антана. Глава Гильдии предполагал поступить предельно просто: убит маг - убийц на костер! Но... Опять это пресловутое "но". Пообщавшись с Лордами он всей своей магической интуицией явственно почуял, как пламя костра, на который надо отправить северных варваров, лижет и его пятки! Свэрт интуиции доверял, себя любил и поэтому с отправкой наглых пришельцев на костер решил повременить - как бы себе дороже не вышло! Поэтому он попытался зайти с другой стороны:
   - А давай послушаем, что скажет Индис Карвах. Как ты прекрасно знаешь - утаить от него ложь невозможно. - При этих словах боевой маг насупился и очень хмуро уставился на эмпата, который тут же невозмутимо озвучил свой вердикт:
   - Ни слова лжи за все время. - Велиус Домитэн только крякнул от досады.
   - Все равно! Я этого так не оставлю! - запальчиво пообещал он. Это-то замечание и явилось точкой бифуркации, предопределившей дальнейшую судьбу смутьяна.
   "Ну-у... что ж... - недовольно подумал глава Гильдии, - вынужден перейти к запасному плану..."
   - Приведи Эмидуса! - приказал он секретарю.
   Дож за время вынужденной "отсидки" несколько пришел в себя и выглядел более уверенно, чем вначале, когда вломился в кабинет главы Гильдии с воплем: "Защиты и справедливости!". Свэрт сухо кивнул ему и он, немного повозившись, устроился в одном из кресел, оставшихся стоять в кабинете после встречи с Северными Лордами.
   - Итак... чего ты конкретно хочешь от Гильдии? - холодно поинтересовался глава этой уважаемой организации.
   - Как чего?!.. - слегка оторопел Дож. - Защиты и справедливости!
   - Защиты и справедливости... - Свэрт Бигланд неторопливо покатал эти слова на языке, как глоток выдержанного коньяка. А потом, совершенно неожиданно, предложил Дожу: - Можешь смело перебивать меня, если заметишь логические противоречия в моих словах... - Услышав такое, Эмидус Флакс только молча выпучил глаза. - Итак, - после небольшой паузы продолжил Свэрт. - Давай еще раз восстановим последовательность событий. Ты послал шайку грабителей, с целью захвата меча крови, принадлежащего Северным Лордам. При этом, почти наверняка, они должны были быть убиты во время грабежа, ибо вряд ли такие люди добровольно расстались бы со своим имуществом... Так? - Он взглянул на Дожа, который нехотя покивал головой, подтверждая, что - именно так. - Но, - неторопливо продолжил глава Гильдии, - северяне оказались весьма расторопными ребятами и ограбить себя не позволили, а наоборот - перебили нападавших, привезли их тела к твоему дворцу и потребовали с тебя отступных... Так? - Свэрт, дожидаясь ответа, пристально уставился на обильно потеющего от волнения Эмидуса и тот, хоть и с трудом, но все же выдавил из пересохших губ:
   - Д-да... Но... - возражения Дожа глава Гильдии выслушивать не стал, а продолжил развивать свои тезисы:
   - Хорошо... Значит ты просишь защиты и справедливости... - задумчиво повторил он ключевую фразу, с которой началась их сегодняшняя встреча. При этих словах Эмидус истово закивал. - Ну что ж... А позволь полюбопытствовать, а в чем ты видишь здесь несправедливость?.. - Дож угрюмо молчал, начиная понимать, что дождаться сочувствия от главы Гильдии будет не проще, чем любви от крокодила. А Свэрт продолжил: - И наконец... защиты от чего ты просишь?
   - Как от чего!?! - вскинулся Дож. - Они сказали, что если я до полуночи не заплачу пятьдесят тысяч золотых, то дальше сдерживать йохаров они не станут! - От переполнявших его чувств Эмидус задохнулся и был вынужден замолчать, чтобы набрать воздуха. - А еще они сказали, - продолжил он, - что даже хорошо будет, если я не заплачу, мол с наследниками договориться будет гораздо проще! Представляешь, какие мерзавцы! - попытался надавить он на жалость.
   - А кто такие йохары? - заинтересовался глава Гильдии, полностью проигнорировав всю остальную информацию, доведенную до его сведения.
   - Я откуда знаю!? - разражено, несмотря на терзавший его страх, отозвался Эмидус.
   - Ну ладно, знаешь... не знаешь - неважно. В любом случае охрана - это не по нашей части. Гильдия этим не занимается. Обращайся в полицию, - с серьезным видом произнес Свэрт. Пользы от такого совета было не больше, чем от тайной мудрости сгинувших сверхцивилизаций, типа: Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным!
   - Какую полицию!?! - завопил Дож. - У меня утром было тридцать охранников, а эти дети Тьмы прошли сквозь них, как нож сквозь масло! И я уверен - если бы солдат было в десять раз больше, результат был бы таким же! Зачем мне еще неуклюжие полицейские! Мне нужны боевые маги!
   - Ничем не могу помочь... Гильдия не имеет лицензии на охранные и посреднические услуги в хозяйственных спорах между аристократами, - бесстрастно отозвался на этот вопль души глава Гильдии. После этого в кабинете повисла гнетущая тишина, которую нарушил попытавшийся схватиться за соломинку Дож Эмидус:
   - А они разве аристократы?!
   - Еще какие - главы Великих Домов... - На Дожа было больно смотреть и Свэрт Бигланд сжалился. - Хотя... можно кое-что попробовать...
   - Давай попробуем! - вернулся к жизни Эмидус Флакс. - Что ты имел в виду?!
   - Официально, как я уже сказал, Гильдия не может принимать участия в этом деле, но... ты можешь нанять каких-то магов частным образом, - он бросил выразительный взгляд на Велиуса Домитэна.

*****

   Повторно Свэрт Бигланд и маг-эмпат Индис Карвах встретились уже после обеда, в клинике Свэрта.
   - Нашел что-нибудь интересное? - сдержанно поинтересовался глава Гильдии. Ничего экстраординарного он не ждал, но жизнь полна неожиданностей, и он, как маг-лекарь, знал это лучше всех. В его практике было несколько случаев, когда он исцелял больных, которых, по всем канонам, никак нельзя было вылечить, а были и обратные, очень неприятные примеры, когда не удавалось спасти пациентов, которым, согласно все тем же канонам, ничего фатального не угрожало. Эмпат с утра где-то пропадал, пытаясь добыть информацию, а раз он не поленился заглянуть в клинику, хотя сегодня работы по его профилю не было, а собственных дел на стороне тоже хватало, значит какие-то результаты его поиск дал.
   - Ну-у... ты же знаешь, некромантов у нас нет...
   - А жаль... - криво усмехнулся Свэрт, - многие проблемы исчезли бы...
   - Появились бы другие... - высказал мудрую мысль Карвах. Оба мага были умными людьми и хотя друзьями не были - среди магов это вообще большая редкость, но были добрыми приятелями и общались между собой достаточно откровенно (в известных пределах).
   - Но, я вижу, что-то интересное ты раскопал. Я прав?
   - Да-а... - эмпат помолчал, собираясь с мыслями, но Свэрт перебил его:
   - Давай сначала я расскажу. Когда ты ушел, я вызвал Эрхана Эстрапана. Ты знаешь - он конечно не некромант, но... - маги понимающе переглянулись - Эрхан был темной лошадкой и чем занимался в своей лаборатории было большим вопросом, но раз светлые братья - мир и процветание этим столпам Церкви, им пока не интересуются, то и Гильдии наплевать, а вот если заинтересуются, да еще предъявят официальные обвинения, то будут неприятности. Правда у "Братства Света" тоже будут. И, пожалуй, побольше, чем у Гильдии. Гильдия, согласно Устава, за своими членами не следит. Главное, чтобы никто не регистрировал свою деятельность как "некромантия" - этого нельзя ни в коем случае. А чем там занимается официально зарегистрированный маг никого не касается, пока он не накосячит, причем сильно, так чтобы общественность разволновалась и магическая и обычная. А вот светлые братья - другое дело - это их прямая обязанность. Следовательно это именно они - проморгали... позволили у себя под носом... несоответствие занимаемой должности... выговор с занесением... лишение премии... заговор некромантов! - ротозеи! А может вообще - предатели! А не поменять ли этих заплывших жиром близоруких кротов на Братьев, с честью выполняющих свой Долг в страшных болотах Западного Предгорья!.. Так что опасаться особого рвения с их стороны, не приходилось, но... беременная лосиха может разродиться и медвежонком... правда редко. - Так вот, - продолжил глава Гильдии, - он посмотрел и увидел атакующего человека - судя по описанию Лорда Атоса, в окружении четырех мешков, - эмпат понимающее кивнул - после применения плетения "Вой Кали", незащищенные люди превращались в кожаные мешки, заполненные всяким дерьмом, бывшим до этого их внутренними органами. Поэтому, жертвы "Воя" на профессиональном жаргоне так и назывались. - А как ты сам видел, магии в Лордах нет ни капли - так что непонятно... - Индис Карвах понимающе покивал - обычный человек не мог остаться в живых после применения этого плетения, а магами Лорды не были. - И еще, - продолжил глава Гильдии, - как они отсекли голову этому каменному болвану тоже непонятно. - Эмпат снова покивал - многие пытались, однако безуспешно. - Мутные они, какие-то, непонятные... - Оба синхронно вздохнули. Оба мага, а в особенности, конечно же Свэрт Бигланд, были довольны своей жизнью. Состоятельные пациенты шли к нему косяком, из столицы приезжали, за три декады записывались, а Индис при нем ассистировал, занимался духовным здоровьем, помогал диагнозы ставить, ну и так - по мелочи, и своими пятнадцатью процентами был премного доволен - доход немаленький и стабильный! - чего еще желать уважаемому немолодому человеку. Поэтому любых перемен, эта парочка, боялась как огня, а ситуация сложилась неоднозначная - шаткая такая сложилась ситуация. - Ладно... - вздохнул Свэрт, - а что у тебя?
   - Помнишь морскую ведьму? - задал неожиданный вопрос эмпат.
   - Ореста Элата?
   - Да-а... Мне тут рассказали, что она бросила практику и усвистала в неизвестном направлении.
   - Странно... мы ее не трогали... светлые тоже отстали... странно.
   - Ты сейчас еще больше удивишься, - хмыкнул Индис Карвах, - перед тем, как все бросить, к ней пришли на прием два человека и во время гадания у нее лопнул Шар!
   - Лопнул Шар!? - не поверил глава Гильдии.
   - Лопнул!
   - Ты хочешь сказать... - медленно начал Свэрт, и эмпат закончил за него:
   - Да. Это были наши Лорды... Тьма с ними обоими. - Маги ошеломленно переглянулись. - Но и это, к сожалению, далеко не все. Я поговорил с Хранителем Знаний, он мне такого порассказал... - здесь Индис подробно пересказал Свэрту всю ту пургу, которую несли компаньоны во время визита к Элаю Иршапу. Глава Гильдии мгновенно выделил из текста главное: йохаров и что бывает с врагами кланов.
   - То есть... если все это правда... - начал глава Гильдии, - или хотя бы та часть, что относится к демонам-хранителям, то связываться с Лордами очень не хотелось бы... - Полученная информация в корне меняла взгляд Свэрта на сложившуюся ситуацию. Раньше он полагал, что даже в самом крайнем случае - начале военных действий между северянами и Акро-Меланской Империей, лично он, если и пострадает, то всего лишь материально. В случае самого пессимистического сценария - захвата Бакара, пришлось бы бежать бросив дом, но маг-целитель его уровня (да и вообще - любой) без куска хлеба с маслом и икрой не останется, так что даже это было не критично. За долгую жизнь глава Гильдии научился относиться к материальным ценностям именно так, как они того заслуживали - с уважением, но безо всякого трепета. Информация же, сообщенная Индисом Карвахом, переводила проблему в совершенно иную плоскость - в плоскость прямой и непосредственной угрозе жизни!
   - Не исключено, что это блеф, - задумчиво проговорил эмпат, - чтобы...
   - Для чего - понятно! - несколько раздраженно перебил его глава Гильдии, - но проверять не хотелось бы.
   - Естественно, не хотелось бы - потому что, с тем же успехом, все это может быть и правдой...
   - А если правда, - подхватил Свэрт, - то в случае конфликта, нам будет грозить серьезная опасность! - "Не нам, а тебе", - подумал эмпат, но озвучивать мысль, конечно же, не стал, а наоборот - выразил взглядом полную солидарность с главой Гильдии - мол, они вместе навсегда! и он - маг-эмпат Индис Карвах своего старого товарища на произвол судьбы не бросит никогда и будет сражаться вместе с ним, прикрывая спину, до последнего вздоха! Поверил ли ему Свэрт Бигланд неизвестно - он был умным человеком, а умные люди излишней доверчивостью не страдают, но то, что ему было приятно увидеть поддержку в глазах Индиса - это факт. - Но в принципе, - продолжил глава Гильдии, - пока все складывается неплохо. Этот болван - Велиус Домитэн, подрядился-таки охранять жирную свинью Эмидуса, да еще трех приятелей прихватил.
   - Из муфлонов? - уточнил Индис. Муфлонами они, между собой, называли группу боевых магов, отличавшихся повышенной дурковатостью, твердолобостью и стремлением решать любые проблемы только силовым путем. Сходство этих товарищей с горными козлами, на взгляд Свэрта и Индиса, заключалось в том, что муфлоны, когда скачут по скалам, гасят инерцию лбом, втыкаясь со страшной скоростью в гранит, или же базальт, или еще какой не сильно мягкий материал... и ничего - лбу хоть бы что! - кость очень толстая и крепкая, а мозгов нет.
   - Ну, не из артефакторов же, - усмехнулся глава Гильдии, а вслед за ним и эмпат, - так вот, если Лорды, или их демоны покрошат этих придурков, то и ладно... формально северяне будут правы, а если кто захочет отомстить - это его личная инициатива, Гильдия к ней отношения не имеет.
   - А если муфлоны изжарят северян, - подхватил эмпат, - то на Совете ты выдашь это за свою инициативу по защите магов от всяческой скверны, посмевшей поднять руку на святая святых - жизнь мага! - Индис ухмыльнулся. - А если демоны северян потом уничтожат победивших муфлонов, мы будем точно знать, что йохары - это не блеф! - При этих словах Свэрт и Индис синхронно улыбнулись и на этом маленькое совещание было закончено.
  

*****

   Не успели компаньоны показаться в дверях, как к парадному крыльцу Дворца Магов лихо подлетел Брамс. Шэф с Денисом не торопясь, вальяжно уселись в свой шарабан и карета медленно покатила по гладкой брусчатке. Проехав метров пятьдесят, экипаж остановился возле небольшой коляски, в которой сидели двое матросов с "Арлекина" - креатуры Брамса, используемые в качестве наружки.
   Необходимо отметить, что нынешний рабочий день компаньонов взял старт отнюдь не во Дворце Магов, куда они явились подать ноту протеста на противоправные действия мага Тиона Антана, аффилированного с Дожем Эмидусом Флаксом. Засучив рукава, они принялись за работу гораздо раньше.
   Сегодняшнее утро началось для них с "визита вежливости" во дворец Эмидуса. В ходе напряженных переговоров на Королевской набережной, консенсус достигнут не был, платить контрагент отказывался напрочь и стало ясно, что сразу же после окончания "круглого стола", клиент побежит жаловаться и просить помощи. Хотя это было достаточно очевидно, все же, для принятия собственных контрмер, требовалось достоверно выяснить, куда он направит свои стопы. Ключевое слово здесь - "достоверно".
   Хотя сам собой напрашивался Дворец Магов, но существовали и другие потенциальные адреса, куда Эмидус мог навострить лыжи: Совет Дожей, Морская Ведьма, неизвестные компаньонам ведьмы и некроманты - ведь если был один, то почему не взяться и еще? Короче говоря, Дворец Магов был наиболее вероятной, но не единственно возможной целью путешествия.
   Через некоторое время окончательно стало понятно, что стопы Дож направляет во Дворец Магов, чтобы наябедничать. Дальнейшее нам хорошо известно. Проводив "обиженного олигарха" до Дворца, компаньоны подождали минут пятнадцать, чтобы он успел выговориться и пожаловаться на несправедливую судьбу, и сами двинулись следом на встречу с главой Гильдии.
   Вот и сейчас, после аудиенции у главы Бакарского отделения Гильдии магов, они повторили тот же незамысловатый маневр - немного отъехали и остановились в сторонке. Их ожидание было вознаграждено появлением Эмидуса в компании грозного боевого мага Велиуса Домитэна. Только на этот раз, когда роскошная карета Дожа тронулась в путь, вслед за ней отправилась не карета компаньонов, а неприметная коляска с матросами. Обусловлено это было тем, что немедленных действий, в отличие от утренних событий, не требовалось, а нужна была только информация, добыть которую можно было и без участия "черных демонов".
   - Решил не платить, сук-ка! - пришел к закономерному выводу Денис.
   - Каждый человек сам творец своего несчастья... - меланхолично отозвался Шэф. - Придется его навестить после полуночи.
   - Поедем маячки ставить?
   - Зачем? - удивился главком.
   - Ну-у... как зачем - прыгать же в темноте придется... да еще со мной на закорках, - ухмыльнулся Денис.
   - Не. Не будем прыгать. Поедем, как белые люди - на шарабане.
   - Шэф... я чего-то не догоняю. Не поспеваю, так сказать, за полетом твоей мысли. Поясни, плиз.
   - Чего тут неясного - операция будет не тайной - с невидимыми йохарами, исчезающими бесследно и возникающими из ничего, а наглой и демонстративной - подъедем на нашей коляске, вломимся через ворота и пойдем вразумлять неразумных хазаров.
   - А смысл? Невидимками проще будет... да и страшнее для хазаров.
   - Согласен. Невидимки больше жути нагоняют, но... в этом случае нас будут только бояться...
   - Что и требуется!
   - Не совсем. Мы ведь собираемся сделать Бакар нашей постоянной базой на Сете... - тут Шэф, лукаво, с этаким ленинским прищуром, взглянул на Дениса, - да ты бы, наверно, не отказался обосноваться здесь на пээмжэ, после окончания контракта? - В ответ Денис только неопределенно пожал плечами - мол, рано об этом толковать. Доживем - увидим. - Так вот, - продолжил главком, - если нас будут бояться - это хорошо. Но еще лучше, если нас будут уважать и бояться. А для того, чтобы уважали, народ должен знать своих героев, видеть их, так сказать - в деле. Сегодня ночью, около дворца Дожа Эмидуса, шпионов всяческих будет больше, чем проституток на ленинградке и надо показать товар лицом: на Северных Лордов наехали - Северные Лорды разобрались с наехавшими!
   - А получится в лобовую? - засомневался Денис. - Наверняка там не один боевой маг будет...
   - И что? - пожал плечами Шэф. - Мы же - уртаху! Убийцы магов. Ты что - забыл?
   - Ничего я не забыл... надо будет дыроколы проверить.
   - Проверить конечно надо - оружие всегда должно быть в полном порядке, но сегодня ночью они не понадобятся.
   - В смысле!? - сделал большие глаза Денис. - А как без дыроколов-то!?
   - Когтями, дружочек, будем работать. Черными когтями.
   - Почему!?!
   - А потому, чтобы был у нас резерв главного командования - дыроколы и режим невидимости. Насколько я знаю жизнь... а знаю я ее хорошо - рано, или поздно, но обязательно - этот резерв понадобится.
   Услышанное заставило Дениса крепко задуматься.
   - А у меня получится... несколько неуверенно начал он, - без дырокола против боевого мага?..
   - У тебя же будет шкира, - удивился вопросу Шэф. - А вообще-то, я дрался с боевыми магами и без шкиры и без дыроколов... и ничего, - ухмыльнулся он, - жив, как видишь.
   - Так то - ты...
   - Ничего. И ты научишься. Когда-то же надо начинать. Вы в армии, или кто, товарисч?

*****

   - Ну-у... к-о-о-тик... вы опять уходите на ночь глядя, - надула прелестные алые губки красавица Адель. Ее стройная миниатюрная фигурка, вьющиеся каштановые волосы и огромные голубые глазищи навевали ассоциации с феями, дриадами и прочими представительницами сказочной флоры и фауны, типа царевен-лягушек, Дюймовочек, принцесс на горошине и прочих Белоснежек. Денис оторвался от нее с огромным трудом, можно сказать - наступил на горло собственной песне.
   Уже на второй день... вернее - вторую ночь, общения с Северными Лордами, группа поддержки продемонстрировала невиданную коллективную мудрость. Причина этого явления осталась для компаньонов непонятной. То ли дело было в том, девушки, как ни крути (а крутить их, кстати говоря, было одно удовольствие... хотя, пожалуй, даже что - и не одно!) были не землянки, а жительницы другого мира и не исключено, что или нейронов у них было или побольше, или поменьше, чем у земных красавиц, или синаптические связи не так связывали, а может все было проще - группа такая: "Умницы Красавицы" подобралась случайным образом - в жизни все бывает, но чтобы не устраивать склок и скандалов, которые, как они справедливо рассудили, снизят как общую привлекательность всего коллектива, так и очарование каждого члена группы в отдельности, барышни пришли к тому, что в районных поликлиниках называется живая очередь. Каждая из девушек, в порядке этой самой живой очереди, в определенный вечер имела как бы больше прав на предмет их общей любви, чем остальные, которые, конечно же крутились рядом, но на рожон не лезли, позволяя "обладательнице номерка" претендовать на львиную долю внимания Северного Лорда. Что характерно, никаких предпочтений у группы поддержки не было. Не существовало фанаток Лорда Атоса, или же Лорда Арамиса - все стояли как бы в двух очередях, типа к ЛОРу и к гинекологу, а коллизий, когда какой-нибудь счастливице достались бы одновременно два "номерка" на одну ночь, пока не случалось - все было тихо, мирно и благопристойно.
   - Адель... да тут пустяковое дельце... надо просто поговорить кое с кем... скоро будем. Ты даже не успеешь соскучиться, - улыбнулся Денис широкой и, как он полагал, беззаботной улыбкой, но девушку, которая не то что любит, а просто испытывает сильную симпатию, обманут трудно - практически невозможно.
   - Ты врешь... береги себя... пожалуйста... - прошептала она, отчего Денис почувствовал себя героем дешевого женского романа, но последовавшие за этим словами объятия и поцелуи начали превращать фарс в трагедию и могли бы затянуться на неопределенное время, если бы не деликатное покашливание проходящего мимо Шэфа, который уже завершил свою процедуру расставания и теперь двигался в направлении трюмного люка. Делать было нечего, и мурлыча сквозь зубы мотив, который, на непритязательный слух, отдаленно напоминал марш "Прощание славянки", Денис, в свою очередь, скорым шагом двинулся вослед любимому руководителю.
   Компаньоны спустились в трюм, где под надежной охраной защитного поля фархана теперь хранились и одновременно заряжались их драгоценные шкиры. Главком отключил защиту и они принялись споро переодеваться: сапоги, штаны, камзолы, рубашки, трусы, носки скинули, шкиры натянули, сапоги, штаны, камзолы снова одели. Рубашки, трусы и носки, в компании с векселями Банка Гильдии Магов, остались под надежной охраной, вновь включенного защитного поля. На лица капюшоны не натягивали, камзолы были наглухо застегнуты, а руки были в перчатках. Для стороннего наблюдателя, который видел компаньонов перед тем, как они спустились в трюм, а затем имел счастье лицезреть их после возвращения оттуда, внешне ничего не изменилось. Внешность вообще обманчива, а уж в случае с компаньонами, да еще облаченными в шкиры - неизмеримо обманчива! Все эти нехитрые манипуляции делались для того, чтобы не разряжать по дороге батареи - ресурс, много которого не бывает - типа боеприпасов в бою - чем больше, тем лучше. Времени на все про все потребовалось менее двух минут, чем Денис, нисколько не отставший от любимого руководителя был немало горд.
   - С такой скоростью одевания я бы и в армии не пропал! - хвастливо заявил он. На что Шэф только скептически ухмыльнулся:
   - Деды бы нашли за что тебя в пол вогнать... - а когда Денис открыл было рот, чтобы возразить, уточнил: - по самые яйца!
   - Да ладно... - не поверил Денис, круче которого теперь были только вареные яйца, которые он припомнил по ассоциации, ну и... командор, конечно.
   - Дэн, я серьезно. Просто ты кое-чего не понимаешь, как человек сугубо штатский, не нюхавший ни пороху, ни портянок.
   - Это я-то не нюхал!? - возмутился Денис, припомнив все битвы, в которых он принимал участие... вместе с любимым руководителем, конечно же - никто и не спорит, но главком слушать его не стал:
   - Чего спорить? Как учит нас главный вождь всех времен и народов, товарищ Ленин... - Шэф строго взглянул на оппонента, - надеюсь слыхал о таком?
   - Слыхал-слыхал... - буркнул Денис.
   - Так вот, как учит нас вождь мирового пролетариата... Кстати, а как ты относишься к пролетариату? - главком сурово уставился в глаза Дениса.
   - Профессор... Я не люблю пролетариат, - не сплоховал старший помощник, на деле показав, что круг его чтения не ограничивается журналом "Плейбой".
   - Тем более... Так вот, как учит нас товарищ Ленин - практика критерий истины. Поэтому, чтобы наш спор не носил голословный и я бы даже сказал, - командор нахмурился, - умозрительный характер, сделаем так... - Шэф сделал привычную паузу, чтобы заинтриговать аудиторию и продолжил: - Когда вернемся на Землю, ты пойдешь в военкомат по месту прописки и скажешь военкому, что хочешь отдать долг... Ты ведь не служил? - спохватился командор.
   - Нет.
   - Ну, слава Богу! А то я тут распинаюсь, а ты на самом деле уже отслужил и про себе потешаешься и издеваешься над наивным руководством.
   - Да не служил я... - клятвенно заверил недоверчивого руководителя Денис.
   - Вот и чудненько! - обрадовался тот. - Значитца, идешь в свой военкомат, находишь главного и говоришь: Так мол и так, шерсть на носу, хочу отдать долг! Когда минут через десять он уразумеет, что ты не ему хочешь отдать долг в твердой валюте, а родине, он придет в... как бы это помягче выразить... а-а-а!.. придумал - в замешательство! Вот тут-то, ты его и добиваешь, заявив, что долг предпочитаешь отдавать в стройбате, и что процент дагестанцев в подразделении тебя не интересует...
   - А должен?
   - Послужишь - узнаешь, - туманно пообещал Шэф. - Короче, Склифасовский, - продолжил он, - пока за время службы у тебя не опустятся почки, не откроется третий глаз, не прочистятся все чакры и тебя не озарит мистическая догадка, в чем заключается сакральный смысл трех основных истин дзэн-будизма, зашифрованных в изречениях: "Кто в армии служил, тот в цирке не смеется", "Вы в армии, или кто?" и "Дедовщина, осмысленная и беспощадная - залог наших побед!", считай, что ты - мальчишка, жизни не знаешь и молоко у тебя на губах не обсохло!
   - Ну-у... фиг знает... - протянул Денис.
   - Тем более!
   Блестящую речь командора Денис обдумывал весь оставшийся до кареты путь, а уже поставив ногу на ступеньку, неожиданно произнес:
   - А вообще... - это мысль!
   - Ты это о чем? - подозрительно осведомился главком.
   - А чтобы осесть в Бакаре, когда закончу на тебя батрачить.
   - Бакар местечко, конечно, неплохое... - задумчиво протянул командор.
   - Но?
   - Что, но? - прикинулся валенком Шэф.
   - Ты сказал: местечко неплохое... а в конце явно присутствовало "но..." которое ты не сказал.
   - Какой ты проницательный! - восхитился главком, но Денис на подколку не повелся, промолчал и дождался продолжения: - Бакар местечко неплохое... но встречаются не хуже... - командор немножко помолчал и добавил: - по крайней мере - не хуже.
   Завершение диалога удачно совпало с размещением компаньонов в карете. Куда надо ехать Брамс знал, и как только компаньоны уселись, шарабан двинулся в путь. И путь этот проходил в молчании - все нужные слова для поднятия боевого духа были сказаны Шэфом ранее, Денис все помнил, и повторяться смысла не было - оба это прекрасно понимали. Немножко развеять тревожные мысли, которые наверняка присутствовали у личного состава, главком попробовал. Получилось, или нет - дело другое, но он свой долг выполнил - побалагурил.
   Настроение Дениса можно было описать двумя словами: тревожное ожидание. Как ни крути, а без своих любимых дыроколов он с магами еще не воевал, а любое дело, которое делаешь в первый раз, каким бы простым оно не представлялось, вызывает определенные опасения... у людей с мозгами. Это только у безмозглых все просто. Единственное, что его утешало, это наличие мандража. Мандраж был - и еще какой! А как показывала студенческая практика, наличие предстартового мандража - верный признак успешной сдачи. Так что хотя бы с этим было все в порядке. А еще Денис сильно надеялся, что когда начнется, все посторонние эмоции и ненужные мысли исчезнут к... Он даже хотел уточнить, куда, но в последний момент застеснялся и не стал этого делать.
   На перекрестке, за которым начинался квартал, где располагался дворец Дожа Эмидуса Флакса, к карете компаньонов подскочил человек, в котором Денис узнал одного из матросиков "Арлекина", и что-то прокричал на бегу. Тут же открылось маленькое переднее окошко и Брамс лихо отрапортовал:
   - Господа! Во дворце четверо магов!
   - Четверо, так четверо... - отозвался Шэф, а по-русски прибавил: - Нам, татарам, все равно! Пора, - обратился он к Денису. После этого компаньоны споро, правда толкаясь локтями и коленками и сдержанно матерясь сквозь зубы, скинули одежду и остались в черных, отливающих металлом комбезах. Спустя минуту карета остановилась прямо напротив дворца, и в окошке снова показалась физиономия тезки великого композитора, который за время общения с "черными демонами" всякого навидался, ко многому попривык и поэтому при виде двух черных металлических статуй остался вполне себе равнодушен. Брамс в своей многогрешной жизни интуитивно руководствовался мудрым принципом, который будучи облечен в слова, выглядел бы примерно так: Не важно, как выглядит работодатель. Важно, чтобы он вовремя платил и был справедливым. Поэтому компаньоны, в качестве руководства, его вполне устраивали.
   - Все помнишь? - строго поинтересовался Шэф.
   - Так точно, Господин! Проехать немного вперед, развернуться, так чтобы ворота были на виду, остановиться и ждать. Как только вы покажитесь, мгновенно подать экипаж.
   - Маладэц! - похвалил его главком и скомандовал Денису: - Пошли. - Черные шкиры пошли разноцветными пятнами и через мгновение из кареты показались компаньоны, облаченные в штаны, камзолы, ботфорты, краги... короче говоря - Северные Лорды в полном парадном облачении.
   Набережная перед дворцом, обычно многолюдная в это время, была подозрительно пуста, хотя отдельные, явно специально обученные люди, имели место быть. Денис почувствовал их благодаря ожившим мелиферам, четко говорящим о повышенном интересе, испытываемом этими самыми, специально обученными людьми, к личности компаньонов в целом и к Денису в частности.
   "Шпионы..." - безучастно подумал он, шагая рядом с Шэфом к замершему в ожидании дворцу. Ворота и калитка были закрыты, а сам парк, в отличие от прошлой ночи, был погружен в темноту, в которой угадывалось присутствие большого числа вооруженных людей... - так, по крайней мере, казалось Денису, нервы которого были напряжены до чрезвычайности.
   - Работаем! - негромко скомандовал командор и, набирая скорость, бросился к запертым воротам. Главком был в своей стихии - открытое военное противостояние! Никакой дипломатии, никаких рыцарей плаща и кинжала! Как пел незабвенный Владимир Семенович Высоцкий: "Легко скакать, врага видать, И друга тоже - благодать!" - это как будто про Шэфа. Не добегая до ворот метров трех, он легко взмыл в воздух и через мгновение обрушил на них удар двумя ногами такой силы, что сорвал тяжелые чугунные ворота с петель! Путь восставшему пролетариату был открыт! Штурм Зимнего начался!
   "Я - непобедимый Северный Лорд! - начал тонкую настройку операционной системы Денис, входя в кадат. - Я - Истинный Лорд! В моих жилах течет кровь Ледяного Огня! Я - Ужас вечной полярной ночи! Трепещите враги! Я вышел на тропу войны!"
   Как только они с Шэфом, прогрохотав по лежащим на земле створкам снесенных ворот, ворвались в дворцовый парк, в нем тут же зажглись многочисленные огни, придавая действу оттенок какого-то костюмированного представления о средневековой жизни: солдаты, в блестящих доспехах и белых плащах; офицеры в еще более блестящих доспехах, ярких цветных плащах и шлемах с плюмажами; начальник всего этого многочисленного воинства в доспехах блестящих уже совсем до чрезвычайности, плаще, великолепию которого мог бы позавидовать любой павлин, а не исключено, что и даже сам Филипп Киркоров, и в шлеме, при виде которого директор Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский потерял бы дар речи от восхищения! - в Рыцарском Зале такого не было...
   Но, увы... ни о каком представлении речи не шло - все эти многочисленные вооруженные люди собрались здесь, чтобы не дать компаньонам выполнить их священный долг - покарать святотатца, поднявшего руку на Северных Лордов! Убивать простых людей (простых без всякого уничижительного смысла, типа Шэф с Денисом, дескать баре, а это - простые люди. Нет, простых в том смысле, что - не магов), тем более никаким боком не причастных к их разборкам с Дожем Эмидусом Флаксом, компаньоны решительно не хотели, поэтому главком взревел, как раненый медведь гризли, добавив в голос, до кучи, инфразвуковые обертоны, от которых благодарные слушатели и без всякого рева и так еле сдерживались, чтобы не наложить в штаны от ужаса:
   - Кто хочет жить, прочь с дороги!!! - заорал главком и, надо честно признать, преградить путь ему (и следовавшему за ним в кильватере Денису) никто не пытался. Как-то не нашлось таких героев...
   Но, скорее всего, Дож на это воинство больших надежд и не возлагал, потому что, как только компаньоны появились в саду, мгновенно на балконе третьего этажа показалось двое мужчин, при виде которых мелиферы обдали Дениса кипятком - так, по крайней мере, ему показалось - опасность эта парочка представляла нешуточную и костер подмышками явно на это указывал. Одного из них Денис узнал сразу - это был Велиус Домитэн.
   В какой-то момент Денис отчетливо почувствовал, что продолжать бег не надо, а надо наоборот - резко затормозить и прыгнуть вбок и немного назад, что он и не преминул осуществить - и правильно сделал! То место, где бы он очутился, продолжи Денис равномерное прямолинейное движение, через мгновение стало эпицентром маленького вулкана, куда угодил знатный файербол, пущенный кем-то из зловредных колдунов. Душераздирающие крики, раздавшиеся сразу же после огненного удара, показали, что не всем так повезло и кто-то из многочисленных воинов, собравшихся в саду, угодил под раздачу.
   "По площадям бьют, суки, - отстраненно подумал Денис, делая очередной прыжок, резко меняющий траекторию его движения и уворачиваясь от толстой ветвистой молнии, - своих не жалеют..." - видимо маги, обстреливающие компаньонов, исходили из принципа: солдатики не лошадки - бабы еще нарожают.
   Сколько времени продолжалась эта пляска смерти: пробежка в пару шагов - прыжок в сторону - пробежка... - прыжок... - Денис сказать бы не смог, как его не пытай - может несколько секунд, а может и несколько минут, но только после очередного прыжка, жжение подмышками уменьшилось. Не до конца, но утихло. Он бросил взгляд на балкон и увидел, что людей там прибавилось - их стало трое - третьим был любимый руководитель.
   Видимо магам стало не до стрельбы по тарелочкам - Шэф предложил им другое развлечение. А еще через мгновение один из колдунов полетел вниз. То ли сам выпрыгнул, осознав, что близкое общение с командором является чем-то сродни курению - может повредить его здоровью, то ли главком его выкинул. Да это было и неважно, а важно было то, что появилась возможность добраться до этой сволочи. Разбиться он, конечно же, не разбился - боевой маг все-таки, а не хрен собачий, и приземлился он прекрасно, как кот - на четыре лапы, но из ритма боя, хоть на мгновение, а может даже и на два, вывалился, а Денису больше и не надо! Маг начал выпрямлять спину, одновременно вздымая руки - явно готовил очередную пакость, но... не успел - прыжок - взмах "Черным когтем"! И!.. И ничего... - "Черный коготь" двигался как будто в воде... - медленно и печально. Впрочем какой там "в воде" - в патоке... а хорошо если не в гудроне. Не теряя ни мгновения, Денис повторил попытку вторым когтем - с тем же успехом.
   Глаза колдуна сверкнули дьявольским огнем, как писалось в старых приключенческих романах, вроде "Похождений Жиль Бласа из Сантильяны", или тех же "Трех мушкетерах". Денис, когда в детстве зачитывался подобной литературой, всегда пытался представить этот блеск, и не получалось. А вот теперь увидел, так сказать - воочию, и блеск этот, ему очень не понравился - по всему выходило, что колдун его из списка живых вычеркивал. Оба "Черных когтя" остановились сантиметрах в трех от шеи зловредного мага и, судя по всему, двигаться вперед не собирались.
   Колдун поднял обе руки на уровень шеи, сложил ковшиками - типа излучатели какие, и приготовился к самой зубодробительной, как отчетливо почувствовал Денис, волшбе. По-крайней мере Денис был уверен, что ему будет очень неприятно, а своим предчувствиям, за последнее время, он привык доверять. И тут сработал закон природы, гениально озвученный в "Особенностях национальной охоты" - "Жить захочешь, не так раскорячишься!". В голове молнией сверкнуло: не можешь рубить - коли!
   Денис резко отдернул левый коготь назад - маневр этот прошел на ура, безо всякого сопротивления со стороны противника, и нанес резкий колющий удар в солнечное сплетение боевого мага. Но и тут его ждала неудача. Защита колдуна, конечно же, никуда не делась, и когда до вожделенной тушки остались считанные миллиметры, клинок ожидаемо остановился. Система "Денис - Колдун" застыла в неустойчивом динамическом равновесии, которое могло нарушить любое, самое незначительное, событие. Денис, насколько мог, расширил восходящий поток и перенаправив его в "Черные когти" пытался дожать клинки до тела мага, однако безуспешно - маг вполне удачно сопротивлялся этим попыткам - впрочем тоже не без труда - об этом говорило то обстоятельство, что никаких атакующих действий он не производил, а если бы у него были необходимые для этого силы, то наверняка что-нибудь этакое: файербол, молнию, или еще что-то смертоносное, обязательно бы в ход пустил.
   И тут произошло это самое событие, которое послужило спусковым крючком - к Денису подскочил один из немногих, сохранивших верность присяге и присутствие духа, офицеров - по всему видать, справный рубака, и нанес ему страшный удар, что-то типа "полета ласточки". Не будь на Денисе его любимой шкиры, быть ему располовиненным. И судя по всему, и маг и рубака именно этого и ожидали. А когда выяснилось, что удар, которым можно срубить голову быку, никакого видимого воздействия на Дениса не произвел, оба на секунду оторопели. Ну, офицер, ладно - как ни крути, а солдафон - человек простой, что с него возьмешь, а вот боевому магу непростительно...
   И вот этого-то мгновения Денису и хватило. Сопротивление колющему клинку скачком уменьшилось. Почему колющему уменьшилось, а рубящему нет? А кто ж его знает... - тайна сия велика есть! Честно признаемся, что теоретические аспекты этого явления Дениса конечно же заинтересовали, но, честно говоря - не сильно. Так, промелькнуло небольшое удивление где-то на краешке сознания и все. С другой стороны и удивляться тут нечему - не аспирант он, в свитере с оленями и вытянутыми на коленках джинсами, с кафедры теоретической магии, а самый, что ни на есть практик, которому не сильно важно как, а главное - чтобы работало. Конечно, мелькнуло в голове Дениса первое, что приходит на ум в такой ситуации, а именно, что удельное давление колющего удара намного превышало аналогичное рубящего, но так ли это на самом деле, и в этом ли причина явления, осталось неизвестным. Разумеется, сопротивление уменьшилось не до нуля, но уменьшилось, что и позволило Денису довести дело до логического конца и нанести магу хотя и медленный, но довольно глубокий - сантиметров шесть, укол. Никакой брони на искуснике не было, а солнечное сплетение - оно и в Африке солнечное сплетение - болевой шок обеспечен.
   Конечно, если бы у колдуна была пара лишних мгновений, он бы этот болевой шок купировал и какую-никакую, а боеспособность восстановил, но в том то все и дело, что не было у него этих мгновений. Как только силовой купол, или же защитное плетение, или что там еще у него было, исчезло, Денис практически без сопротивления завершил разгром немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом, или грузинских агрессоров, науськиваемых янкесами, под Цхинвалом, или непосредственно янкесов во Вьетнаме, короче говоря - кому что ближе, пусть то и представляет - вжжжик! - и пальцы обеих рук, достигшие уровня шеи, вместе с головой мага, проявляя явные сепаратистские наклонности, от туловища вышеупомянутого мага отделились.
   Время в бою текло несколько замысловато. Может от того, что в бою, а может от того, что Денис был под кадатом. Обезглавив колдуна, он успел рассмотреть такие подробности, на которые в обычной жизни не только не обратил бы внимания, а просто не успел бы рассмотреть. Хотя нет... один момент, он точно бы отметил - укороченный на голову маг, вернее его голова, раньше скрытая капюшоном, один в один походила на голову Хосе Пинто - запасного вратаря "Барселоны". А тот, в свою очередь, чрезвычайно смахивал как на конкистадора, так и на ацтекского военачальника: иссиня-черные густые волосы, заплетенные в косичку, ястребиный профиль и взгляд, горящий двумя угольками.
   В случае с магом, горящий взгляд не был фигурой речи - они у него действительно горели. Не как светодиоды, конечно, но вполне себе явственно. А вот то, на что Денис в обычном состоянии никогда бы не обратил внимания: все пальцы мага, кроме мизинца левой руки, были унизаны перстнями, а вдобавок еще и татуировками. В обычном состоянии Денис на эти детали не обратил бы ни малейшего внимания - ну не интересовали его мужские татуировки и бижутерия. Если бы еще какое пикантное тату у красивой девушки на животике, или там на копчике... хотя и это ему не очень нравилось, но по крайней мере внимание привлекало. А сейчас Денис успел не только рассмотреть, но осознать, что сюжет тату, начинавшийся на мизинце правой руки и заканчивающийся на безымянном пальце левой, был непрерывным, будто мультик и повествовал о злокозненной деятельности какого-то ящероподобного существа - может крокодила, или варана, а может и дракона - иди знай. Деятельность эта заключалась в пожирании мужчин, женщин, детей, младенцев и дополнялась многочисленными эпизодами насилия над прекрасными дамами. То, что это были изнасилования, а никак не по любви, говорили искаженные страхом и болью лица несчастных девушек. И все это Денис узнал и понял, бросив мимолетный взгляд на валяющиеся россыпью пальцы колдуна! Почему-то он нисколько не удивился, получив такую занятную информацию неизвестно откуда и был совсем не прочь получить еще. С этой целью он собрался повнимательнее присмотреться к бижутерии поверженного колдуна, но был остановлен мудрым руководителем:
   - Как дела? - раздался в наушниках голос Шэфа.
   - Порядок, - лаконично отозвался Денис. Один двухсотый. - Откуда у него в голове всплыл этот термин он и сам не знал. В армии Денис не служил, с военными не общался, книги и фильмы о войнах последнего времени не любил, не читал и не смотрел, а вот подишь ты... - А у тебя?
   - Аналогично. Дуй в дом, и повнимательнее - их там еще двое.
   Денис, совсем уже было собрался выполнить распоряжение главкома, уже чуть ли не в низкую стойку встал, словно спринтер, как почувствовал, что его снова бьют мечом. Разумеется безуспешно. Отважный рубака, про которого Денис совсем забыл, оказался то ли настолько самонадеян, то ли настолько туп, что повторил попытку. Отойди он в сторонку, не мозоль глаза, Денис бы он нем и не вспомнил, но, видимо, в данном случае, доблесть и глупость шли по жизни рука об руку.
   "Каждый сам творец своего несчастья..." - отстраненно подумал Денис, срубая голову храброму придурку. И то ли местный металл был не слишком высокого качества, то ли энергия восходящего потока, прокачиваемая через клинок, была достаточно велика, но только разрубая вскинутый для защиты меч, стальную горловину доспеха и уж тем более нежную человеческую плоть и шейные позвонки, никаких проблем Денис не испытал. Это оказалось не сложнее, чем снести голову беззащитному - после того, как у него исчезло экранирующее поле, магу. Убедившись, что больше его ничто не задерживает, Денис кинулся ко дворцу.
   Здесь его ждало небольшое разочарование. Дверь, хоть и не железная, но сделанная из толстых дубовых плашек, стремительному кавалерийскому наскоку не поддалась. Повторить подвиг Шэфа, снесшего входные ворота, не представилось возможным. Как говорится: что положено Юпитеру, то не положено быку! Хотя... в данном конкретном случае, может быть быку было бы наоборот - сподручнее, выносить запертые двери - рога, копыта, масса опять же под тонну! Для очистки совести Денис все же попробовал еще раз - не удалось. Скорее всего, дело было в том, что дверь, в отличие от ворот, открывалась наружу. С другой стороны, будь на месте Дениса главком, не исключено, что он бы вынес и эту преграду, но, история сослагательного наклонения не имеет - надо было искать другой путь для незаконного проникновения в жилище злокозненного Дожа.
   И конечно же, этот путь был найден - балкон на втором этаже. Тут возникает закономерный вопрос: а что, через окна первого этажа Лорду западло? Положение не позволяет? Ответ отрицательный: и не западло и позволяет, просто на всех окнах первого этажа имелись массивные решетки, выламывать которые представлялось делом еще более трудоемким, чем выбивать крепкую дверь, открывающуюся наружу.
   Но, разумеется, никакой необходимости возиться с дверью, или решетками не было - добраться до балкона особого труда не представляло. Денис расширил насколько смог нисходящий канал и сжал до чрезвычайности восходящий, уменьшив тем самым свой вес до минимально возможного значения. Имеется в виду - до минимально возможного, на данный момент его личной истории. Раньше, до знакомства с каналами, Денис управлять своим весом вообще не мог, теперь немножко научился, а что будет в будущем - неизвестно.
   Актуальный вес Дениса (как, впрочем, и любого другого человека) определяется способностью управлять каналами, и теоретически, когда-нибудь, он мог бы научится не только уменьшать свой вес, а вообще сводить его к нулю и даже летать, по-простому говоря - левитировать. Единственная загвоздка в деле левитации заключается в том, что способность расширять каналы хоть и тренируется, но тренируется очень медленно, можно даже сказать - чрезвычайно медленно, так что дожить до дня, когда ты птицей взлетишь в небо, конечно можно, но маловероятно - быстрее коньки отбросишь, или ласты склеишь, или прикажешь долго жить, или приобщишься к большинству... Короче говоря, - как кому на роду написано, так и будет.
   И пожалуй, ничего плохого в этом нет. Представьте, что многие люди, процентов так скажем - десять-двенадцать, научились летать. Вопрос: что они сделают первым делом... ну, может быть и не самым первым, но одним из первых, воспарив в лазурную высь?.. Правильно! Нагадят "землянам" на голову, ибо нефиг! - они орлы, а те - "рожденные ползать" и далее по тексту, должны знать свое место! Тогда "земляны" достанут закопанные рогатки и ПЗРК и понеслось... Так что, тьфу-тьфу-тьфу, ну ее нафиг, эту левитацию - дешевле обойдется.
   Ладно... уходим от абстрактных теорий и возвращаемся на поле боя. Хотя и не до нуля конечно же, но вполне ощутимо уменьшивший свой вес Денис, белкой взлетел на балкон, где сходу вынес хлипкую застекленную дверь и очутился в большом пустом помещении. Судя по наличию многочисленных стульев, расставленных вдоль всех стен и отсутствию другой мебели, очутился он в бальном зале. Не задерживаясь ни на единое лишнее мгновение, Денис снес следующую "стеклянную" дверь, ведущую в длинный и тоже пустынный коридор, и рванул к главной лестнице, по которой они с Шэфом сегодня утром уже поднимались к несговорчивому Дожу. Судя по грохоту, все основные события происходили на третьем этаже, где и находился кабинет Эмидуса Флакса. Неожиданно одна из дверей открылась и в коридор высыпало несколько бронированных воинов, под предводительством "попугаистого" офицера. Цель их появления осталась неизвестной, потому что при виде несущегося на них Северного Лорда - Ужаса Вечной Полярной Ночи! они опрометью кинулись обратно, но застряли в дверях, образовав кучу-малу. Денис, при виде этого зрелища, только усмехнулся про себя, но задерживаться, разумеется, не стал.
   Взлетев по лестнице, Денис увидел то, чего и ожидал увидеть - два боевых мага взяли любимого руководителя в плотную разработку, пытаясь привести его в состояние, несовместимое с жизнью. У одного из них руки, вытянутые на уровне груди в сторону Шэфа, продолжались потоками зеленого огня, довольно плотного на вид - как из пожарного брандспойта. Так вот, этот умелец, по-видимому, не только жег главкома, а еще и пытался душить! Огненные струи заканчивались пальцами, плотно охватившими шею командора. Третий участник "Мортал Комбат" ничего оригинального в процесс не вносил и тупо гвоздил в верховного главнокомандующего файерболами... правда с скорострельностью автомата Калашникова.
   Пока все шло по плану... если конечно таковым можно было считать слова Шэфа, произнесенные им в кибитке, непосредственно перед началом операции: "Дэн, я их отвлекаю и, по возможности, мочу. Ты незаметно подбираешься и гадишь исподтишка. Старайся не попадать под раздачу...". В целом, план Денису понравился - была в нем какая-то четкость и определенность, свойственная всем гениальным произведениям человеческого гения, начиная от Давида Микеланджело и заканчивая инструкцией по эксплуатации бензопилы "Дружба".
   Но... Как обычно, имело место это гнилое, интеллигентское: "Но!" А конкретно, имелось несколько вопросов, ответы на которые Денису хотелось бы получить до начала операции На закономерный вопрос старшего помощника: "А что делать, если операция пойдет не по плану и возникнут непредвиденные осложнения!?", любимый руководитель только поморщился и ответил неконкретно. Смысл ответа сводился к двум постулатам: первый - "Киса, будут бить - будете плакать!" Второй - заодно и посмотрим, как ты умеешь выполнять смертельный прыжок... в случае чего. Все эти соображения: насчет работы исподтишка и смертельного прыжка мгновенно всплыли в голове у Дениса, при виде открывшейся огненной феерии.
   А зрелище действительно было первосортное, не хуже какого-нибудь "Аватара"! Ну-у... насчет "Аватара" может и перебор получился, но что не хуже новогоднего салюта в ЗАО, САО, а может и самого ЦАО - точняк! Шипящие огненные руки, разбрасывающие неправдоподобно красивые зеленые искры, красно-оранжевые файерболы, пролетающие с тихим воем, тлеющие стены и потолок - красота! Однако же, любоваться зрелищем локального Армагеддона времени у Дениса не было - надо было работать - гадить, так сказать, исподтишка.
   Ну, а что же Шэф? Изображал неподвижную мишень для огненных шаров и медленно таял в смертельных объятиях зеленого огня? Конечно же нет! Главком сражался с яростью крысы, угодившей в силки. Вот только проку от этого было немного - "огненные руки" прочно фиксировали его на месте и почти все файерболы командор принимал на себя, да еще "Черные когти" никакого вреда "зеленым рукам" не причиняли - с тем же успехом можно было резать воду из брандспойта. Долго это продолжаться не могло - Денис физически почувствовал, как плохо приходится любимому руководителю и как близок, скажем так - предел насыщения, после которого Шэф прыгнет и ему придется расхлебывать кашу в одиночку. В том, что он сможет так же элегантно - по-английски, покинуть поле боя, у Дениса были крупные сомнения, а заниматься проверочными экспериментами ему почему-то не хотелось.
   Денис нутром, печенкой осознал, что если не хочет остаться наедине с двумя разъяренными боевыми магами, то надо немедленно, не теряя ни секунды, выручать любимого руководителя. Вот только не надо думать о Денисе плохо... или даже не плохо, а - превратно, что если бы не существовало вероятности, что Шэф, не выдержав огненной пытки, прыгнет и он останется один, то Денис не поспешил бы на выручку главкому. Поспешил бы! - конечно же поспешил, ибо как можно бросить в опасности своего командира, коллегу, напарника, боевого товарища... список можно продолжать и продолжать. Его бы совесть потом замучила. До смерти! Но... совесть - совестью, а если есть еще что-то, еще один стимул - типа очень не хочется оставаться перед лицом этой самой опасности в одиночестве, то это очень хорошо! Чем больше стимулов - тем лучше! Ведь не зря, какой-то умный человек сказал: "Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом". И это правильно - два стимула лучше, чем один, что и подтвердилось в очередной раз в ситуации с Денисом, Шэфом и боевыми магами.
   Мчась по коридору в сторону схватки, Денис в очередной раз пожалел, что верховный главнокомандующий запретил использовать "дыроколы" и свето-шумовые гранаты. Резоны Шэфа были логичны и понятны - спорить с ними не приходилось, но легче от этого не было. Любимый руководитель исходил из того, что во-первых: - нужно оставить что-то в резерве главного командования на случай форс-мажора. И этим чем-то были "дыроколы" и "Светлячки" - мало ли придется прорываться с боем через плотные порядки противника.
   Во-вторых - на глазах многочисленных шпионов, необходимо разгромить охамевших колдунов, без применения любых "технических средств" - только честная сталь против злокозненной магии. Политические выгоды от такой победы было трудно переоценить - Северные Лорды предметно показывали, что будет с безумцами, неважно, магами, или нет, посмевшими встать у них на пути. Следующих "претендентов на титул" придется ждать долго... если они вообще появятся. Но... все это только в случае победы.
   О поражении и думать не хотелось. Во-первых, если станет по-настоящему туго, то придется выходить из боя прыжками, и если для Шэфа никакой проблемы в этом не будет, то как пойдут дела у Дениса, одному Богу известно. Не исключено, что плохо пойдут. Дальше... даже если удастся оторваться от противника без особых потерь - тоже ничего хорошего - придется сматывать удочки из Бакара и хорошо, если на "Арлекине", а не пешком, под видом нищих странствующих монахов. А уж если вырваться не удастся и попадешь в цепкие лапы правосудия... - припомнят все: уничтожение консульства Высокого Престола, убийство на дуэли Тита, уничтожение боевого мага Тиона Антана и Каменного Душителя, наезд на почтенных граждан и столпов общества Дожа Талиона Ардена и Дожа Эмидуса Флакса... Все припомнят. И вместо уютной и безопасной тыловой базы, Бакар превратится в место, где земля горит под ногами, причем в самом буквальном смысле, без всяких эвфемизмов. Допустить этого было никак невозможно.
   Денис мчался по коридору, выполняя рваную змейку и крича во все горло: "Ур-р-р-а-а-а!!!". До поры, до времени, змейка помогала - по крайней мере, ни один файербол, пущенный щедрой рукой, или чем там их пускали, в него не попал. За секунду - хотя нет - слишком много... за мгновение... - пожалуй, тоже многовато... за какой-то мельчайший квант времени, проходивший после того, как огненный шар срывался в полет, автономный баллистический вычислитель, встроенный в Дениса, определял координаты точки, куда файербол должен угодить, а мозг выдавал команду исполнительным органам, какие мышцы и как напрячь, какие расслабить, чтобы тело Дениса в эту самую точку, одновременно с огненным шаром не попало. Денису главное было не пороть горячку и не заниматься самодеятельностью, что он с успехом и делал.
   Но, помимо файерболов, существовали и другие опасности, в частности огненнорукий, который тоже вносил свою лепту в дело охоты на Дениса. Он оторвал одну руку от горла Шэфа и попытался вцепиться в Дениса, правда безуспешно - огненная рука только скользнула по телу и сорвалась. Но, надо честно признаться, что и этого скоротечного контакта Денису вполне хватило - будто обдали из брандспойта кипятком! Ну-у... может и не кипятком, но очень горячей водой - это точно! Денис на секунду представил, что пришлось испытать любимому руководителю и еще прибавил скорость, хотя мгновением ранее казалось, что это невозможно. Возможно! В жизни все возможно... если очень надо!
   Не снижая темпа движения, Денис попытался сходу воткнуть свои "Черные когти" в метателя файерболов, который первым оказался у него на пути. К сожалению, неудачно. Повторялась бодяга с первым магом - чем ближе клинки были к телу колдуна, тем больше возрастало сопротивление защитного поля. Через какое-то весьма непродолжительное время система пришла к положению динамического равновесия - черные лезвия застыли в паре сантиметров от кожных покровов мага, но и он ни на какие атакующие действия способен уже не был.
   "Сейчас бы "Светлячка" подорвать... - с тоской подумал Денис, глядя боковым зрением, как любимый руководитель медленно, но верно приближается к огненнорукому, преодолевая нешуточное сопротивление пылающих конечностей последнего. - Надеюсь, Шэф чего изобретет..."
   И главком не подвел. Несмотря на, видимое даже со стороны, уплотнение огненных шлангов, вырастающих из рук мага и препятствующих продвижению командора, он накатывал на огненнорукого с неотвратимостью разогнавшегося атомного ледокола. Видимо маг неплохо представлял себе, что будет, когда Шэф выйдет на дистанцию, с которой сможет дотянуться до него своим оружием и перспективы эти никак его не вдохновляли, а вовсе даже наоборот. И, судя по всему, огненнорукий пошел в последний и решительный бой! Резкие черты его лица исказились, как бывает у штангистов, берущих неподъемный вес, из горла вырвался какой-то хриплый то ли вскрик, то ли стон, глаза закатились, обнажив незрячие бельма, а огненные руки заискрили, по ним пошла рябь, они рывком увеличили диаметр, распухнув до размеров древесных стволов и со страшным грохотом взорвались!
   К счастью для Шэфа с Денисом, этим маневром маг не добился поставленных перед собою целей. Фактически он сыграл ва-банк, выплеснул всю оставшуюся у него энергию - а то, что это было именно так, показал дальнейший ход событий, и единственным приемлемым результатом такого действия, могло бы стать или полное уничтожение противника, или приведение его в небоеспособное состояние, для последующего уничтожения, или же - на худой конец, выведение из строя одного из врагов, для того, чтобы атаковать оставшегося в строю объединенными усилиями.
   Ни одна из поставленных задач достигнута не была. Взрыв действительно отбросил атакующего Шэфа шагов на пять назад, бросив на пол и чуть не шваркнув о стену, но этим все негативные последствия для него и были исчерпаны. Командор мгновенно вскочил на ноги и бросился к колдуну, который только яростно щерился на него, даже не пытаясь сопротивляться - энергии не было ни капли, а драться руками, ногами, головой, ножами, мечами, зубами и прочими подручными средствами, он не был приучен - всю жизнь полностью полагался на свои магические кунштюки, на чем и погорел. Шэф подлетел как вихрь и, не тратя ни единого лишнего мгновения, отрубил магу голову. Все произошло быстро, лихо, четко - так хороший хирург удаляет зуб - ошеломленный пациент открывает рот, а в следующее мгновение ему уже демонстрируют вырванный зуб.
   Для мага, противостоящего Денису, взрыв тоже сыграл плохую службу. Он находился между эпицентром и Денисом и большую часть энергии ударной волны принял на себя. Конечно же, львиная ее доля была нейтрализована его защитным полем, но и маленькой части этой энергии хватило, чтобы вывести мага из состояния неустойчивого равновесия. Его немного качнуло вперед, но, к несчастью для него, этого "немного" хватило, чтобы "Черные когти" добрались до его тела и не только добрались, а еще и немного углубились - всего-то на пару сантиметров, но эта пара сантиметров была началом конца.
   Стала работать положительная обратная связь: появление стали в организме мага... точнее "Карбона-12", что еще хуже - он действует на магов, примерно как истинное серебро на вампиров, вызвало некоторый болевой отклик, который, конечно, можно было бы купировать, но для этого нужно было иметь время и энергию, а ни того, ни другого у колдуна не было. Так вот, цепочка была такая: "Карбона-12" в теле - болевой шок - потеря концентрации - ослабление защитного поля - углубление продвижение "Карбона-12" вглубь организма - усиление болевого шока - еще большое снижение концентрации - нарастание ослабления защитного поля - "Карбон-12" дотягивается до внутренних органов... и по новой! Через несколько секунд обессиленный маг лишился своего последнего достояния - головы. Берлин был взят! Красное Знамя взвилось над Рейхстагом! Победа осталась за нами!
   - Ну, что, - очень буднично произнес Шэф, - пойдем потрогаем гражданина Корейко за вымя.
   - А мы разве его не... - Денис выразительным жестом чиркнул себя по горлу.
   - Экий ты кровожадный, - расстроился мудрый руководитель, - нельзя так с людями. - Это же не наш метод, Шурик! Мягше надо с людями, и тогда они к тебе потянутся!
   - А я думал побольше цинизма... - буркнул Денис, которому очень хотелось свернуть голову зловредному Дожу из-за которого пришлось пережить за последние две ночи немало приключений, и не сказать, что особо приятных.
   - Дэн, не расстраивайся, - утешил его командор, - если эта сволочь не заплатит - можешь делать с ним что захочешь, но... если ты не забыл, нам нужны деньги. У нас война на носу, так что сейчас не время давать волю своим низменным инстинктам! Потом, когда сломаем хребет фашистской гадине - делай, что захочешь. Хоть всех Дожей в Бакаре перевешай... а пока нельзя.
   - Нет, так нет, - покладисто согласился Денис, очень отходчивый по натуре. И добрый. Просто в последнее время он стал об этом как-то забывать.
   Не прекращая беседы, компаньоны ввалились в кабинет Дожа Эмидуса Флакса, где уже были с визитом сегодня, а вернее - вчера утром. Вхождение было обставлено очень помпезно и можно даже сказать - церемониально - не утруждая себя открыванием, Шэф выбил дверь ударом ноги. Красивая резная дверь - настоящее произведение искусства! легла под ноги компаньонам, как красная триумфальная дорожка - все было очень торжественно! Фактически Канны! - набережная Круазет! Не хватало только Золотой пальмовой ветви, но чувствовалось, что и за этим дело не станет.
   Эмидус, бледный как полотно, сидел в окружении нескольких человек гражданской и военной наружности - по всей видимости своего штаба по чрезвычайным и кризисным ситуациям - советники там, секретари, начальство различного уровня и прочая шушара. Компаньоны, не сговариваясь, перевели точки сборки в положение "Смерть" и холодно - мягко говоря, осмотрели присутствующих. Их душевное состояние, после этого демарша, больше всего напоминало таковое у колонии белых лабораторных мышей, в вольер которых попали две разъяренные гадюки. Вокруг обреченного Дожа мгновенно образовалась полоса отчуждения. Денис даже усмотрел в этом действии какой-то мистический аспект - некоторые сумели отодвинуться от своего обреченного руководителя не вставая с кресел и не делая никаких движений - единственно силой мысли и несгибаемого намеренья! Воистину, в жизни всегда есть место мистике! Если сильно припрет.
   - Ну что, - бесстрастно поинтересовался Денис у Шэфа, - как обычно? Разрежем живот, привяжем кишки к забору и пусть разматывает? - Верховный главнокомандующий немного помолчал, прежде чем ответить, чутко вслушиваясь в гробовую - в полном смысле этого слова, тишину, воцарившуюся в кабинете.
   - Долго, - скривился он, - пока он размотает, пока навоз ему туда затолкаем, пока он сдохнет... а я спать хочу! Вторую ночь из-за этого скунса валандаемся, вместо того, чтобы отдыхать!
   - Ну, и что ты предлагаешь? - холодно осведомился Денис. - Кстати, а с этими что делать? - он кивнул в сторону оцепеневшей от ужаса челяди. - Пособники, как никак. Надо бы и их... отблагодарить. - В ледяных глазах командора на мгновение как будто открылась шторка и там мелькнуло: "Браво, Киса!" В слух же Шэф задумчиво произнес:
   - Давай не будем с кишками связываться... Посадим на кол, или повесим на воротах... - он сделал крохотную паузу, как бы обдумывая варианты и предложил: - или на рее "Арлекина"... Опять же сжечь можно, но пока костер приготовят... - После последних слов командора, в воздухе ощутимо потянуло дерьмецом - кто-то обкакался. Предположительно - Дож. Хотя не исключено, что и еще кто-то - за компанию.
   - А-а! Делай, что хочешь! - махнул рукой Денис. - Мне уже все равно. Лишь бы побыстрей - действительно спать хочется.
   Получив карт-бланш, Шэф вытащил из своего бездонного кармана шнур, самого зловещего вида, споро завязал петлю и ловко накинул ее на шею пребывающего в прострации Дожа. Последнее действие и вывело его из ступора.
   - Пощады! - неожиданным басом взревел Эмидус и после того, как в комнате воцарилась настороженная тишина, фальцетом добавил: - И справедливости!
   Все присутствующие в комнате бывшие сторонники Дожа, бывшие потому, что они всеми, доступными им, невербальными способами: выражением лиц, дистанцированностью от кресла низложенного и низвергнутого предводителя, верноподданническими взглядами, бросаемыми на компаньонов и прочими незаметными глазу, но очень заметными подсознанию способами, давали понять, что не имеют ничего общего с этим мерзавцем, умудрившимся навлечь на себя гнев таких уважаемых людей, как Лорд Атос и Лорд Арамис - мир и благополучие с ними обоими! - а в комнате оказались по несчастливому стечению обстоятельств и готовы покинуть помещение по первому же знаку, поданному Высокими Лордами!
   Так вот, в ответ на наглое заявление Дожа, с требованием пощады и справедливости, они закатили глаза, зацокали языками и начали оживленно перешептываться, поражаясь наглости Эмидуса, посмевшего открыть рот в присутствии, можно смело сказать - коронованных особ, да еще и не постеснявшегося выдвигать какие-то смехотворные требования! Все присутствующие единогласно осудили такое поведение Дожа, примерно как Евросоюз и Штаты возвращение Крыма на историческую родину, то есть очень горячо и эмоционально.
   - Так. Всем заткнуться! - прервал это фиглярство Шэф, а после мгновенно наступившей тишины, обратился к непосредственному виновнику торжества: - Дык, милый! Вот насчет чего-чего, а насчет справедливости можешь не сомневаться ни единой секунды. Справедливость восторжествует! - Слово Северного Лорда! Мы сюда, собственно, за этим и явились! - Недоверия во взгляде Дожа не заметил бы только кот Базилио и то только, будучи в своих темных очках, и при условии, что ему за это заплатили. Эмидуса гложили самые темные подозрения, что справедливость, в его случае, не будет проявлена, а если и будет, то окажется не такой справедливой, как бы ему хотелось. И нужно честно отдать долг его прозорливости - тяжелые предчувствия его не обманули. - Ты послал боевого мага и своего каменного истукана, - возобновил свое обличительное выступление Шэф, словно прокурор Руденко на Нюренбергском процессе, - чтобы они нас убили и забрали меч... Так? - Видимо, отвечать на риторические вопросы, Дож считал ниже своего достоинства, потому что никакого ответа главком не получил и был вынужден продолжать свой монолог, так и не ставший диалогом. - Мы, как добрые люди, даже не стали убивать тебя на месте, а предложили разумный компромисс - выплатить виру. Всего-то пятьдесят тысяч золотых... - Прозвучавшая цифра подействовала на присутствующих по-разному. Лицо Дожа приняло какое-то грустное и даже - скорбное выражение. И что характерно, в этой грусти присутствовала даже какая-то значительность, монументальность и можно сказать - величавость! Примерно с такой миной мог бы наблюдать шведский король Густав Второй Адольф, как при первом выходе в море тонет военный корабль "Ваза", в проект которого он лично внес множество дуболомных изменений, которые и привели к катастрофе, но, к сожалению, он в это время находился в Пруссии, а жаль... На лицах же челяди появился нездоровый румянец, а глаза лихорадочно заблестели - они представляли себя на месте Эмидуса и были уверены, что уж они-то такой глупости, как сначала связаться с со страшными северными варварами, а потом отвергнуть их по-царски щедрое предложение - откупится, и решить дело миром, никогда бы не сделали! Что тут можно сказать? Только одно - "Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны". - И что мы получили в ответ? - скорбно поджал губы командор. - А в ответ, вместо денег, мы получили следующую попытку нас убить... - Все присутствующие, кроме Дениса и Дожа, тоже поджали губы и принялись кидать на Эмидуса осуждающие взгляды, солидаризируясь с основным докладчиком. Подобные картины можно было раньше наблюдать на закрытых партсобраниях, а нынче на съездах "Единой России". - Поэтому, мы тебя, голуба, даже мучить не будем. Времени нет - очень спать хочется, - доверительно сообщил Шэф.
   - Атос! Кончай бодягу! - подал голос молчавший до этого Денис. - Вздернем его на балконе и домой! Ни к воротам не надо тащить, ни на "Арлекин"! - очень удобно.
   - Это мысль... - задумчиво потер подбородок Шэф.
   - И останетесь без денег! - неожиданно твердо заявил Эмидус. Сложившаяся ситуация ярко иллюстрировала тезис: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих!" Рассчитывать ни на кого, кроме как на себя, Дожу не приходилось и он, закатав рукава, рьяно взялся за дело спасения утопающих. В данном конкретном случае - себя, любимого.
   - Почему? - пожал плечами командор. - Наследники заплатят. Вряд ли, при виде тебя, - он неприятно усмехнулся, - они будут сильно торговаться.
   - НИ-ФИ-ГА! - отчеканил все так же спокойно Эмидус.
   ... интересно... что он сказал на самом деле?..
   - Поясни! - приказал Шэф.
   - Завещания нет, а без завещания они смогут распоряжаться деньгами только через год!
   - Так в чем проблема? - хищно ощерился Денис. - Сейчас и напишешь!
   - НИ-ФИ-ГА! - повторился Эмидус. - Завещание Дожа может быть заверено только дежурным магом и только во Дворце Магов! - Компаньоны переглянулись.
   - Не врет, сука... - несколько растерянно прокомментировал слова Эмидуса Шэф.
   - Тогда вешаем и все! - решительно рубанул воздух Денис. - Не могу уже видеть этого скунса вонючего среди живых!
   - Я заплачу! - подал голос Дож, посчитав уместным принять участи в дискуссии и наоборот - неуместным, сокрытие своей позиции по данному вопросу.
   - Что ты имеешь в виду? - холодно уставился на него Шэф. - Сколько заплатишь?
   - Как сколько? - растерялся Эмидус. - Как договаривались - пятьдесят тысяч золотых. - Озвучивание суммы далось ему с трудом, но он справился. Жажда жизни и инстинкт самосохранения творят еще ни такие чудеса.
   - Пятьдесят тысяч... - пробормотал главком как бы про себя. - За эти деньги мы можем только отрубить тебе голову... - чтобы не мучился. Пятьдесят тысяч было утром. А сейчас...
   - Сколько?! - вырвался хрип из разом помертвевших губ Дожа.
   - Сто тысяч. Или... - командор немного натянул веревку, накинутую на шею Эмидуса. Дож немного помолчал, пожевал сухими губами, а потом как будто выплюнул:
   - Согласен.
   Главком оглядел притихшую аудиторию и негромко приказал:
   - Быстро сюда воду... можно холодную, тазик, или лоханку какую... чистую одежду. Надо вымыть и переодеть этого деятеля, чтобы не вонял. - И глядя на недоуменно хлопающих глазами и не трогающихся с места, клевретов опального Дожа, внезапно рявкнул так, что часть из них обмочилась, а оставшаяся часть повторила конфуз, произошедший с их предводителем и работодателем - обосралась! - Ну-у-у!!! - взревел Шэф, щедро добавив в звук инфразвуковые обертоны. - Если через пять минут он не будет сиять, как яйца у кота, всех повесим на воротах! Время пошло, сучьи дети! Здесь вам не тут! - Сочетание непонятных терминов, неизвестных идиоматических оборотов и инфразвука, подействовало на присутствующих двояко. С одной стороны, как уже отмечалось - расслабляюще, а с другой - мобилизующее. Висеть на воротах никому не хотелось.
   И вот что значит качественный менеджмент - буквально через пять минут комната наполнилась многочисленными слугами, служанками, лоханками, ведрами с горячей и холодной водой, а также многочисленными вешалками и манекенами с развешанной на них самой разнообразной одеждой. Причем, что характерно, никого из ранее присутствующих, в кабинете не наблюдалось. Да и черт-то с ними - не очень-то и нужны - главное, что дело сделали. Обслуживающий персонал свое дело знал туго, и еще через пять минут чистый и благоухающий Дож предстал перед глазами компаньонов.
   Ощущение телесной чистоты, комплект свежего белья и верхней одежды, а самое главное - замена фатального исхода денежным штрафом, вернуло ему присутствие духа, совсем уже было потерянное. Заработала природная сметка и самое главное для политика качество, без которого невозможно пробиться наверх - умение подстраиваться под любую ситуацию и выжимать из нее все возможное, то есть - выходить из нее или с минимальными потерями, или с максимальной прибылью.
   - Можно было так не торопиться, - вальяжно произнес Эмидус, барином развалившись в своем высоком кресле, похожем на трон. - Банк ночью не работает, так что вы пир... в смысле - Лорды, лучше отправляйтесь-ка к себе на корабль, а утречком, заезжайте за мной после завтрака... я высплюсь... приведу себя в порядок... чтобы никаких вопросов в Банке не возникло... - он бросил хитрый взгляд на компаньонов, как бы говоря: - "А то ведь могут и не санкционировать выплату... Что делать-то будете?"
   - Ага-ага... - негромко пробормотал про себя Денис, которого душила такая ярость, которой он от себя никак не ожидал, - тебе надо принять ванну... выпить чашечку кофе... Будет тебе и ванна, будет тебе и кофа, будет и какава с чаем!
   "Шэф запретил его убивать!" - встревожился внутренний голос.
   "А я и не собираюсь..." - усмехнулся Денис.
   - Стоп! - приказал он слугам, собравшимся выносить большую лоханку с грязной водой. - Сдвиньте стулья и поставьте корыто сверху. Никому не уходить! - добавил он. Испуганные слуги быстро и четко выполнили приказ: составили вместе шесть стульев, и установили сверху корыто. Дож, обладавший хорошо развитой интуицией, также совершенно необходимой для любого действующего политика, наблюдал за происходящим с нарастающей тревогой, а главком, догадываясь о предстоящем действе только криво ухмыльнулся и сказал по-русски:
   - Только не переборщи... Как скажу - сразу прекращай.
   - Не извольте сомневаться, Христофор Бонифатьевич, усе будет у лучшем виде! - Денис за ерничаньем пытался скрыть душившую его злобу, боясь как бы любимый руководитель не прервал процесс. Получилось, или нет - неизвестно, но больше никаких ЦУ главком не давал. Ярость Дениса была вызвана тем простым обстоятельством, что все исполнители, причастные к нападению на компаньонов, включая четверку магов, взявшихся охранять Эмидуса Флакса, были уничтожены, а главный заказчик выходил сухим из воды, отделываясь выплатой виры, а это было несправедливо. А для русского человека, несправедливость, это как еж в штанах, - вот Денис и ярился.
   - Вот тебе завтрак! - негромко проговорил Денис, подскакивая к Дожу и отвешивая ему такую оплеуху, что тот повалился на замызганный пол вместе со своим тяжеленным креслом. - Вот тебе ванна! - последовал удар ногой в обширный Эмидусский живот. - Вот тебе кофа! - по почкам. - Вот тебе какава с чаем! - по печени.
   От экзекуции, проведенной молниеносно, профессионально и жестоко, Дожа прочистило с двух сторон: он и харч метнул и привычно уже обделался - оказывается было чем! Не все запасы были растрачены в первый раз, когда он сделал это от испуга, когда в кабинет вошли компаньоны и стало ясно, что на защиту грозных боевых магов можно уже не рассчитывать. А так как эти северные варвары разделались с магами, то и Дожа они не пощадят - вот сфинктер и не справился с психологической нагрузкой. Теперь же работала чистая физиология, но, хрен редьки не слаще! Однако, бедный Эмидус даже не догадывался, что испытания, только что выпавшие на его долю - это еще цветочки, ягодки были впереди! Все-таки, незнание будущего - это благо, как ни крути. Конечно, если знать где упадешь и подстелить туда соломки - вроде бы неплохо, но... кто гарантирует, что в новом варианте будущего ты не сломаешь шею, вместо того, чтобы сломать ногу?
   Денис без труда - вот что делает состояние аффекта, поднял довольно-таки тяжелого Эмидуса за шиворот, подтащил к корыту, в котором его отмывали от дерьма, завернул руки за спину и сунул головой в грязную воду. Дож дергался и пускал пузыри, но что характерно, никакой жалости и сострадания к нему, Денис не испытывал.
   "Звереешь понемножку..." - грустно констатировал внутренний голос.
   "С волками жить... - отозвался Денис, с трудом удерживая дергающегося Эмидуса, после чего констатировал: - сильно жить хочет, гад!"
   - Дэн, - негромко произнес Шэф и Денис моментально вытащил Дожа на поверхность. Дав ему отдышаться, он повторил процедуру еще трижды, прежде чем главком сказал: - Хватит.
   - Хватит, так хватит... - покладисто согласился Денис, швыряя Эмидуса на пол. Когда тот пришел в себя и смог понимать, что ему говорят, Денис наклонился над ним, перевел точку сборки в положение "Смерть" и глядя в глаза, бесцветным голосом пообещал: - Еще раз вызовешь мое неудовольствие - пожалеешь. - Судя по тому, что Дож обделался еще раз - он Денису поверил.
   - Так, - вмешался в процесс Шэф, обращаясь к слугам, - быстренько отмывайте этого скунса и переодевайте, а то он опять, как из выгребной ямы выполз. - Шестеро слуг моментально подхватили лохань за специально приделанные ручки и потащили к дверям. - Куда!? - изумился главком.
   - Вылить... - удивленно пояснил один из них, поражаясь, что такие знатные господа не знают таких простых вещей. А то, что господа были очень знатные было очевидно - ТАК обращаться с одним из самых могущественных аристократов Бакара могли только очень знатные господа!
   - На пол выливай! - распорядился командор. - Некогда.
   Через десять минут он накинул веревку на шею чистого, опрятно одетого, но очень бледного и напуганного Дожа Эмидуса Флакса.
   - Ты в Бога веришь? - поинтересовался Шэф, когда они спускались по лестнице.
   - В Единого! - мгновенно доложил Эмидус, останавливаясь и вытягиваясь по стойке смирно.
   - Не тормози, - дернул за веревку главком и процессия, состоящая из компаньонов и Дожа, продолжила движение. - Это хорошо, - продолжил командор, - молись ему, чтобы не было никаких эксцессов... ибо терпение наше на пределе. - При этом он так сверкнул глазами, что если бы у Эмидуса было чем, с ним бы снова произошел конфуз, но, к счастью, было уже нечем.
   Когда Дожа, словно дворняжку на веревочке, вели по двору, ни одна собака... в смысле - никто из многочисленного воинского контингента, кучковавшегося в саду при начале операции, на свет и так не показался - попрятались все по щелям, как тараканы. И никто их за это не осудит - кому охота с рогаткой переть на БТРы? - Никому. А местные военные, после уничтожения Лордами четверки боевых магов и походя снесенной головы своего лучшего, но безбашенного бойца, примерно так соотношение сил и представляли. А как же присяга, спросите вы, воинский долг и прочее, что заставляет солдата жертвовать собой, но стоять в битве до конца? А дело вот в чем - есть только две силы, которые могут заставить стоять насмерть на отведенном тебе рубеже. Первая - заградотряд пулеметчиков НКВД за спиной. Вторая - четкое осознание, что за твоей спиной любимый город, или проселочная дорога, уходящая в неведомые дали, как казалось тебе маленьким пацаном, или речка, на берегу которой ты первый раз поцеловался, а самое главное - старенькая мать, больной отец, любимая девушка, маленькие братья и сестры, боевые товарищи, закрывавшие тебя от пуль своею грудью и что кроме тебя некому их защитить от смерти и поругания. Все остальное: деньги, награды, чины и звания - пыль! Как только костлявая дама с косой замаячит в непосредственной близости, работают только эти две движущие силы. Правда есть еще фанатики различных идей, заканчивающихся на "изм" - коммунизм, фашизм, национал-социализм и прочая ботва, но мы имеем в виду нормальных людей. А в дворцовом саду собрались наемники, которые посчитали, что никакой, даже самый большой, гонорар их бесценные (для них) жизни не окупит. Короче говоря, никаких попыток отбить плененного Эмидуса предпринято не было. Правда, похоже было на то, что он как политик - то есть человек более-менее адекватный, на это и не рассчитывал. Оно и к лучшему - лишние жертвы компаньонам были ни к чему.
   Брамс свое дело знал туго и подал тарантас без малейшей задержки. Дож осмотрел экипаж с выражением явной брезгливости на лице, что в его случае, можно было считать высшим проявлением фронды. И вот на этом вы передвигаетесь!? - было написано на его жирной физиономии. И вы хотите, чтобы и я ехал на этом!?! Аналогичные чувства могло бы вызвать у наших олигархов предложение проехаться в каком-нибудь "Рено Логан", или "Ладе Приоре". Жестокосердный Шэф, не обращая ни малейшего внимания на расстроенные чувства Эмидуса, коротко приказал:
   - Лезь на козлы! - и видя, что местный олигарх колеблется, кинул веревку в руки Брамсу со словами: - Помоги забраться пожилому человеку...
   Дальнейшее вызвало в памяти у Дениса "Золотого теленка", которого он читал множество раз и знал, практически, наизусть: "Шура, голубчик, восстановите, пожалуйста, статус-кво. Балаганов не понял, что означает "статус-кво". Но он ориентировался на интонацию, с которой эти слова были произнесены. Гадливо улыбаясь, он принял Паниковского подмышки, вынес из машины и посадил на дорогу". Так и здесь, Брамс, ориентируюсь на интонацию командора, с такой же гадливой улыбкой, как у Шуры Балаганова, втянул, захрипевшего от затянувшегося "поводка", Дожа на свое рабочее место. Денису этот процесс живо напомнил ловлю крупной рыбы, когда какого-нибудь тунца, под сто килограмм веса, после долгой выводки вытягивают на борт катера. Что-то похожее он видел тысячу лет назад по ящику, в какой-то передаче про Кубу.
   - Помнишь, где живет этот жук - банкир гильдейский, как его... - Шэф защелкал пальцами, пытаясь припомнить, как зовут жука. - Ну-у... ты с ребятами еще его отслеживал... - Брамс в ответ только состроил виноватую мину.
   - В темноте не найду, Господин...
   Судя по всему, главком мысленно обратился к "тельнику", потому что в голове Дениса внезапно прозвучало: "Карст Итал", и это не было его мыслью, потому что следующее сообщение от боди-компа было: "Улица Медных Щитов, дом три". И если имя этого хлыща Денис, в свое время слыхал, и по идее мог вспомнить, то адрес точно слышал в первый раз. Шэф вытащил свою замечательную, интерактивную карту Бакара и невнятно ругаясь сквозь зубы принялся прокладывать маршрут. Через пару минут он смог внятно донести до Брамса алгоритм движения, типа: три квартала прямо, поворот направо, два квартала прямо, поворот налево, четыре квартала прямо, а там смотри большой трехэтажный дом...
   "С башенкой!" - съехидничал внутренний голос.
   "Ага-ага, - поддержал его Денис с непроницаемым видом, - навигатор, блин!"
   "Глонасс!" - продолжил резвиться внутренний голос, но на этом веселье было прекращено, так как командор приказал грузиться и трогаться.
   Устроившись в тесной карете, компаньоны быстренько натянули одежду и отключили активный режим своих шкир - режим экономии ресурса батарей никто не отменял. Некоторое время путь проходил в молчании, а потом Денис вспомнил вопрос, который не давал ему покоя во время боя, а потом благополучно вылетел из головы и вот теперь опять всплыл:
   - Шэф, а почему эти пидоры не навалились сразу же вчетвером, все вместе... Могли бы нас и положить... вполне.
   Главком сразу отвечать не стал. Он довольно долго молчал, хмуро глядя в переднюю стенку кареты и только потом заговорил:
   - За стопроцентную достоверность ручаться не могу... - сам понимаешь, что творится в их кривых мозгах... - он поправился: - творилось... знали только они. Могу только предполагать. - Сделав это заявление командор снова замолчал, но Денис, хорошо знающий любимого руководителя, торопить его и задавать наводящие вопросы не стал, молча дожидаясь продолжения. И дождался. - Во-первых - типичный боевой маг, это как боец без правил - то есть существо в достаточной степени отмороженное, привыкшее полагаться только на себя и на свою силу и не склонное ни к каким компромиссам. К коллективным действиям не приученное и считающее их занятием никчемным, которым занимаются разные ботаны вроде артефакторов, лекарей и прочей шушеры. Во-вторых - спеси и гонору в них столько, что польской шляхте далеко... Следовательно? - он бросил острый взгляд на Дениса, но тот прикинулся шлангом и Шэфу пришлось продолжить самому: - Следовательно, нападать на нас - двоих неодаренных, вчетвером, было им западло. - Он криво ухмыльнулся. - Братва бы не поняла. Вдвоем и то было... - главком защелкал пальцами, подыскивая нужные термины, - ну-у... было бы неудобно, если бы кто из своих узнал. Как если бы мы с тобой, в шкирах, вышли против двоих малолетних гопников...
   - Понятно... - пробормотал Денис.
   - Ну, а потом уже поздно стало.
   - Понятно...
   К месту назначения - большому трехэтажному дому, сложенному из крупных красных кирпичей, раза в два превосходящих по размеру стандартные земные, прибыли минут через пятнадцать. Оставив Брамса и прикомандированного к нему Эмидуса в тарантасе, компаньоны выбрались наружу и подойдя к массивной входной двери, оббитой металлом, принялись барабанить в нее специальной колотушкой, представлявшей собой львиную морду, держащую в зубах массивное металлическое кольцо. На неудобства, доставляемые при этом мирным обывателям, проживающим по соседству, такими их действиями, прямо скажем - хулиганскими, компаньонам было наплевать. Нехорошо конечно, но - из песни слово не выкинешь. Даже Денис, от природы человек застенчивый и совестливый, за время проведенное рядом с любимым руководителем, сильно душевно огрубел и страдания местных жителей, лишенных законного права на отдых, никакого сострадания в его душе не вызывали. Как верно заметил бородатый Карла: "Бытие определяет сознание". И минут через пять им удалось перебудить весь квартал, но несмотря на то, что в домах напротив и рядом распахнулись окна и оттуда послышались гневные крики, обещающие немедленный вызов отважной и доблестной полиции славного города Бакара и последующие вслед за этим разнообразные кары разбойникам, не дающим отдыхать мирным, законопослушным гражданам, сам трехэтажный особняк, подвергшийся "атаке", никаких признаков жизни не подавал. Его обитатели затаились и притихли.
   - Ну что ж... - громко и отчетливо произнес Шэф, - похоже тут живут глухонемые... - он сделал паузу, - придется дверь выбивать. - И здесь мгновенно выяснилось, что обитатели дома, сложенного из красного кирпича, глухонемыми вовсе и не были, потому что в двери немедленно приоткрылось маленькое окошко и из него послышался грозный бас. Правда надо честно признать, что его грозность несколько портили истеричные нотки, отчетливо в него вплетенные:
   - Кто смеет нарушать сон мага Карста Итала!?!
   - О-о-о! - обрадовался Шэф. - И года не прошло. Послушай... как тебя там. Передай хозяину, что если он хочет заработать тысячу золотых, пускай немедленно спускается. Ждать до морковкиного заговенья мы не собираемся. Кто не успел - тот опоздал! - В наступившей тишине было отчетливо слышно, как клацнули зубы обладателя грозного баса, когда он с треском захлопнул распахнутый от удивления рот. Но, видимо, мажордом, или домоуправ, или кем он там был, свое дело знал хорошо, потому что моментально пришел в себя и вопросил:
   - Как прикажешь доложить?
   - Северные Лорды Атос и Арамис.
   Здесь надо отметить, что густой поток брани и угроз, несшийся из многочисленных открытых окон, стих сразу же после начала диалога Шэфа с управдомом - всем было интересно узнать, в чем там дело. А уже после того, как главком озвучил имена ночных посетителей, окна, как по команде, стали стремительно закрываться - видать кое-какой информацией о северных варварах, а главное - об их нравах, местное население обладало. И это знание подсказало им самую правильную линию поведения - притвориться спящими.
   Современному человеку такая информированность обитателей окрестных домов могла бы показаться, мягко говоря - неправдоподобной. Мол, откуда эти мещане, не вхожие ни в высший свет, ни в магическое сообщество могут быть наслышаны о грозных северных варварах, при этом еще в условиях отсутствия не только электронных, а даже допотопных - печатных СМИ. Так вот - Карст Итал входил! Но! Даже если бы это было не так, то во-первых - откуда мы знаем, что больше никто из соседей не был вхож ни в высший свет, ни в магическое сообщество? - может кто-то и вхож. А если хоть у одного из обитателей квартала появилась интересная информация - значит она появилась и у всех остальных жителей. Это - раз. А два, это то, что не обязательно быть вхожим самим - главное быть знакомым с вхожим, а такие обязательно найдутся. Так что информация в средневековом Бакаре распространялась достаточно быстро. Конечно, о сегодняшних подвигах компаньонов во дворце Эмидуса Флакса, здесь еще не знали, но про уничтожение его боевого мага Тиона Антана, а главное - Каменного Душителя, знали все. И кто это сделал тоже прекрасно знали.
   Минут через семь, на лице Шэфа на секунду появилось какое-то отрешенное выражение и он громко произнес, обращаясь к закрытой двери дома, где проживал знатный банкир Карст Итал:
   - Ну-у, давай уже выходи... А то притаился там... прям детский сад какой-то - штаны на лямках!
   ... да-а-а... блин... внетелесная разведка - это круто!..
   ... надо учиться... а где время взять, блин!?..
   ... то путешествуем, то режем кого-то, блин...
   ... тут не до учебы, блин... а жаль, блин...
   Через несколько мгновений дверь со скрипом отворилась и на пороге появился несколько смущенный, но пытающийся всячески это скрыть молодой банкир. За власть над его лицевыми мускулами боролись сразу же несколько сильных чувств. Первым, и одним из самых сильных, было желание никогда не видеть северных варваров вблизи... да, пожалуй, что и издалека, тоже. Ну, это понятно - первая встреча компаньонов с банкиром оставила у последнего не самые приятные воспоминания, а если называть вещи своими именами, то "не самые приятные" просто являются эвфемизмом купания в выгребной яме. Вторым чувством был страх. И это тоже понятно. Карст четко осознавал, на уровне звериных инстинктов, что этим северным головорезам, что его пришибить, что муху прихлопнуть - разница небольшая, а этому, который помоложе и который ему сразу не понравился, еще при первой встрече - Лорд Арамис, вроде, и который тоже Карста невзлюбил с первого взгляда, ему еще и в удовольствие будет бедного волшебника замочить! Третьим, и самым сильным чувством, была жадность. Тысяча золотых были той суммой, ради которой банкир, хоть и с трудом, но преодолел и отвращение и страх. Справившись, по мере сил, с обуревавшими его эмоциями, и придав лицу более-менее пристойное выражение, Карст Итал обратился к главкому, делая вид, что не замечает, буравящего его, не самым приветливым взором, Дениса:
   - Слушаю. - Поначалу, когда он только принял решение о согласии на переговоры с северными варварами, Карст хотел начать разговор с выговора о недопустимости подобного поведения в приличном районе в ночное время, но интуиция, свойственная всем одаренным, начатки логического мышления, имевшиеся в наличии, а самое главное - инстинкт самосохранения, подсказали ему иную - более сдержанную, линию поведения. Командору понравился лаконичный стиль общения, предложенный банкиром и он ответил не менее лапидарно и информативно:
   - Нужно получить должок с клиента, - Шэф кивнул на облучок, где с веревкой на шее, с несчастным видом, притулился Дож Эмидус Флакс. - Немедленно. - С ответом банкир не спешил. Выслушав условия сделки, где гонораром была тысяча золотых - деньги, прямо скажем, немаленькие, он глубоко задумался, перебирая варианты, чтобы и в горку влезть и не поцарапаться, но по всей видимости ничего подходящего не нашел - везде присутствовал нешуточный риск получить от начальства скажем так - взыскание, по самые не балуйся, потому банкир, с видимым огорчением, произнес:
   - Боюсь, что прямо сейчас не получится... Приходите с утра. - Карст блефовал. Для него не существовало труда проникнуть в здание Банка Гильдии Магов в любое время суток - он был штатным сотрудником и имел на это право. Другое дело, что факт посещения хранилища во внерабочее время будет зафиксирован и в случае каких либо косяков, типа жалобы от Эмидуса, которого он сразу же узнал, поднимется большой шум, но... для себя Карст уже все решил - кто не рискует, тот не пьет шампанского! Молодому, растущему организму деньги нужны всегда. И чем больше - тем лучше! - слишком уж потребностей много. Юный банкир просто хотел увеличить сумму гонорара... втрое! Ну-у... или вдвое, или в... Короче, - увеличить и все!
   - Ну, не получится - так не получится, - равнодушно отозвался главком. - Поищем кого-нибудь еще, кому нужны деньги. Хотели дать тебе заработать, по старой памяти, но - видать не судьба. - Шэф тоже блефовал - никого другого не было, но Карст, естественно, об этом не знал. Да и вообще, состязание в блефе между начинающим банкиром и главкомом напоминало шахматную партию между любителем из шахматного кружка и международным мастером, если вообще не гроссмейстером! Командор повернулся к Денису: - Поехали! - И компаньоны, дружно развернувшись, сделали шаг к своему тарантасу, в смысле - карете. Шэф уже поставил ногу на ступеньку, уже взялся рукой за дверцу, когда сзади послышалось:
   - Подождите... - В ответ на вопросительные взгляды компаньонов, Карст, с видимым неудовольствием, произнес: - Я согласен. Поехали. - После чего попытался проникнуть внутрь экипажа, но был остановлен Денисом:
   - Куда это ты намылился? Здесь место только для двоих, так что - лезь на запятки! - Посылая туда Карста он испытал двойное удовольствие: во-первых, не пустил заносчивого хлыща в карету, а во-вторых - отправил его на лакейское место!
   - Я на запятках не поеду! - решительно заявил банкир. - Сейчас я прикажу заложить свою карету и поеду на ней!
   - Некогда, - с ледяным спокойствием протянул Шэф. - Или ты едешь, или мы найдем другого банкира. Решай, только быстро... - Ну-у, где любителю тягаться с гроссмейстером? Тысяча золотых - это та сумма, ради которой гордый, но бедный... вернее - небогатый, волшебник, хотя и скрепя сердцем, но наступит на горло собственной спеси. И осуждать его за это никак невозможно, ибо Карст уже мысленно не только получил тысячу золотых, но даже распланировал, как их потратить, да и вообще - уже потратил! Поэтому нехотя и медленно, всем своим видом показывая, какое громадное одолжение он делает северным варварам, банкир прошел к "багажнику" и забрался на запятки, после чего, а особенно в темноте, стал неотличим от лакея.
   - Ну вот, - громко, чтобы услышали все заинтересованные лица, прокомментировал создавшуюся ситуацию Денис. - Теперь хоть по-людски можно передвигаться. Полный комплект - есть сменный кучер и лакей! - Шэф в ответ не сказал ничего и только укоризненно посмотрел на разошедшегося старшего помощника, как бы говоря: - "Да погоди ты! Вот получим деньги - можешь резвиться сколько захочешь, а пока потерпи. Как ребенок, честное слово!". После этого, сверившись со своей картой, обратился к Брамсу:
   - Два квартала вперед, поворот налево, три квартала прямо, потом поворот направо и прямо до упора. Упрешься в банк. Все понятно?
   - Так точно!
   - Гони.
   Некоторое время ехали в тишине, а потом Денису это надоело:
   - Шэф, - обратился он по-русски к любимом руководителю, - а к чему такая спешка, чего до утра не подождать было? Посидел бы этот хрен Эмидус в трюме, подумал о делах своих скорбных. Чего ты такую волну поднял?
   - Да понимаешь, в чем дело... - раздумчиво начал главком, - как ты заметил, Дож сука еще та... его на голое постановление не возьмешь...
   - Типа - Полыхаев, - уточнил Денис.
   - Типа - да. Если кругом будет много народу, он вполне может поднять крик, что его грабят, насилуют и убивают...
   - Защиты и справедливости! - ухмыльнулся Денис.
   - Что-то вроде того, - согласился верховный главнокомандующий, - а сейчас...
   - ... будет только Карст - лицо заинтересованное... - довел мысль мудрого руководителя до логического конца Денис.
   - Именно.
   - Понятно...
   Командор закрыл глаза, в надежде подремать пару минут, но не тут-то было:
   - Шэф, этот, который с горящими руками, когда до меня дотронулся... было очень неприятно. Похоже шкира не выдержала.
   - Ошибаешься. Как раз таки - выдержала. Если бы не она, этот деятель испарил бы нас за пару миллисекунд.
   - Ни фига себе! - присвистнул Денис. - Сильный, гад!
   - Очень сильный, - подтвердил главком. - У него в каждой руке было по Днепрогэсу! Так что, если бы не шкиры, мы бы уже там, - Шэф кивнул наверх, - получали новые инкарнации... по разнарядке. И быть тебе рыбой, мерзкой и скользкой!
   - Обещали котом! - округлил глаза Денис.
   - Недостоин! - отрезал главком.
   - Слушай, а вообще, где самые сильные маги, на Тетрархе, Маргеланде, Сете, или еще где? - продолжил любопытствовать Денис. В отличие от Шэфа спать ему не хотелось, а наоборот - хотелось потрепаться и лучше всего на какую-нибудь абстрактную тему, типа: есть ли жизнь за МКАДом, чего в России больше - дураков, или плохих дорог, или же о сравнительной силе магов различных миров.
   Объяснялось это тем, что он устал гораздо меньше любимого руководителя, которому досталась львиная доля работы по уничтожению враждебных магов, а еще тем, что у него наступил откат от пережитой, чего уж там греха таить - смертельной, опасности. Уничтожение магов - занятие по опасности сопоставимое с ловлей ядовитых змей, причем в варианте, когда нужно просунуть голую руку в гнездо и хватать на ощупь. У Шэфа, в связи с привычкой к такой деятельности, никакого отката не было. Было просто желание покемарить, а у Дениса откат выражался в излишней болтливости - тоже, если разобраться - не самый плохой вариант.
   Главком задумался и, судя по выражению лица, решал для себя один, но важный, вопрос: послать ли Дениса сразу с его трепом, или же чуть погодя, когда он даст для этого весомый повод. Как показал дальнейший ход событий - победила вторая точка зрения, но все равно, прежде чем ответить, Шэф, где-то с полминуты, помолчал :
   - Ты понимаешь... так вопрос ставить нельзя, - неторопливо начал командор. По всей видимости, он надеялся, что Денис его перебьет и тогда можно будет на голубом глазу послать его подальше и продолжить отдыхать, но старший помощник тоже поднаторел в таких играх и поэтому молчал, как рыба об лед, дожидаясь продолжения банкета. Видя такое дело, Шэф тяжело вздохнул и заговорил: - По моему, мы это как-то уже обсуждали? - Нет? - Он вопросительно уставился на Дениса. Надо честно признать, что этим вопросом он поставил старшего помощника в затруднительное положение, называемое в шахматах цугцванг - когда любой ход ведет к ухудшению позиции. Ответь Денис: "Да-а... вроде уже обсуждали", последует ответ: "Так нечего тогда зря языком молоть, если ты все равно ни черта не помнишь!" после чего Шэф, с чистой совестью продолжит дремать, если же Денис ответит: "Нет. Не обсуждали", то любимый руководитель, со все той же, чистой совестью возразит: "Нифига! О чем-то похожем был разговор еще на Маргеланде!" и возразить будет нечего - что-то подобное в памяти Дениса вертелось. Поэтому старший помощник выбрал третий путь - он молча распахнул глаза пошире и преданно уставился в глаза любимому руководителю, полагаясь на его мудрое и справедливое решение! Шэф только крякнул от такой подставы, но делать было нечего - лекцию он продолжил: - Рассказываю последний раз... для тех, кто в бронепоезде! - он строго посмотрел в глаза Дениса, но не найдя там ничего, что можно было бы интерпретировать, как повод для прекращения ликбеза: скрытую сонливость, излишний тупизм, рвение не по уму и все такое прочее, скрепя сердцем продолжил: - Магов уровня Ларза я не знаю. Видимо он такой один. Вроде Эйнштейна - рождается раз в сто, или сколько там лет. Пожиже, но сильных - хватает, причем во всех мирах. Никакой зависимости от места рождения нет. Кстати, - этот хрен, с горящими руками - он по уровню гораздо выше среднего... не удивлюсь, если он какая-то местная звезда... - Командор криво ухмыльнулся, - был. Так что, никакой зависимости силы мага от места его рождения нет! - рявкнул он. Видимо главком решил быстренько закруглить беседу, потому что ниоткуда из его речей, такой вывод сделать было невозможно. Предваряя соответствующее возражение Дениса, уже начавшего открывать с этой целью рот, он прибавил: - По-крайней мере, насколько мне известно! - Это был сильный ход и крыть тут было нечем - не знает Шэф ничего о различиях в магической силе представителей различных миров и все... - поди докажи обратное. А если докажешь - значит сам разбираешься в этом вопросе и комментарии главкома тебе нужны, как мертвому припарки... Что ни говори, а на конкурсе схоластов, любимый руководитель явно попал бы в призеры. - А вот теперь, ты мне скажи! - с нажимом обратился мудрый руководитель к Денису. Видимо тот своими разговорами вывел его из дремотного состояния, и теперь начальство жаждало крови: - Вводная такая, - продолжил Шэф, пристально глядя на старшего помощника. - Имеются три мага, абсолютно одинаковой силы, с Сеты, Маргеланда и Тетрарха... На каждого нападает толпа обкуренных зомби. Кому из них придется труднее всего? - Шэф злорадно усмехнулся. - На размышление одна минута. Время пошло. - Когда, по мнению главкома, назначенное для обдумывания время истекло, он приказал: - Отвечай!
   - Всем одинаково... - пожал плечами Денис.
   - Почему?
   - А потому что от этих зомбей, как я понимаю, можно отбиться только грубой силой - файерболами пожечь, молниями там... или клинками воздушными, ледяными и водяными руки-ноги-головы поотшибать. Вроде так получается...
   - Хорошо... - неохотно согласился Шэф. - Ну, а теперь их атакует танковая колонна. У кого будет преимущество?
   - Досрочный ответ! У тетрархского!
   - Поясни.
   - Ну-у... он не будет в лоб бить файерболами и молниями - фиг знает, прожжешь броню, или нет. Он им боеприпасы подорвет!
   - А эти ребята с Маргеланда и Сеты тоже с порохом знакомы - тоже могут подорвать. К тому же, давай усложним задачу - боеприпасы бинарные и по-простому их не подорвать. У кого будет преимущество?
   - По-прежнему у тетрархского. Он много пакостей может устроить без особых энергозатрат, а этим деятелям все равно придется пулять файерболами и молниями - надолго не хватит.
   - Поконкретней, каких пакостей?.. Низкозатратных.
   - Да миллион! Масло загустить, чтобы движки встали... или вообще абразивов туда добавить. Микроволновым излучением электронику пожечь... Выхлопную трубу забить... Еще чего можно придумать, если поднапрячься.
   - Все правильно... - Раздумчиво согласился Шэф. - Какой вывод?
   - Чем выше развитие мира, тем сильнее маги... - после небольшого раздумья сформулировал Денис.
   - И это правильно... - с интонациями Каа, приглашающего бандерлогов на рандеву, резюмировал Шэф. - Так какого ж х... хрена, ты не дал мне поспать, если сам все знаешь!?! А-а-а!?!?! - загремел он. И тут, на счастье Дениса, в салон просунулась голова Брамса:
   - Приехали, Господа!
   - Вот видишь, за интересной беседой время в пути прошло незаметно! - не удержался Денис от шпильки вслед любимому руководителю, уже покинувшему салон. В ответ главком, не вступая в прения, просто послал его по известному адресу, прибавив: - Ничего-ничего, будешь хотеть спать, я тебя тоже развлеку приятной беседой!
   - Стойте на месте. Подойдете, когда я скажу, - бросил на ходу Карст Итал, направляясь к монументальной двери Банка Гильдии Магов. Но, честно говоря, предупреждение это было совершенно излишним - приближаться к двери, светящейся нездоровым зеленоватым светом, какого-то гнилушечного оттенка, да еще с проблескивающими по гладкой поверхности фиолетовыми искрами, размерами с небольшую молнию, дураков не было.
   Банкир, в отличие от компаньонов и продолжавшего безучастно сидеть на козлах Эмидуса, смело приблизился к непростой двери учреждения, сотрудником которого являлся. При его приближении свечение усилилось, а когда он оказался на расстоянии вытянутой руки, дверь сменила гнилушечный цвет на тревожно красный и стала мигать в режиме автомобильной сигнализации, впрочем без душераздирающего воя, свойственного земным автоохранным системам. Кроме изменения цвета, с дверью Банка Гильдии Магов произошла еще одна метаморфоза - на ней проявились два отпечатка ладоней черного цвета. К ним-то и приложил свои розовые ладошки Карст Итал и сразу, как по мановению волшебной палочки, или по нажатию кнопки на брелке, тревожное мигание прекратилось, дверь погасла и, где-то в ее глубине гостеприимно щелкнул механизм замка. Банкир молча шагнул в открывшуюся дверь, за которой сразу же вспыхнул уютный желтый свет магического освещения, за ним двинулся Шэф, а Дож продолжил сидеть, вперив угрюмый взор в лошадиный зад.
   - Ну, чего сидим, кого ждем? - угрюмо обратился к нему Денис. Враждебные чувства, испытываемые им к Эмидусу никуда не делись. Они напоминали покрытый тонким слоем пепла костер, который, если его немного пошевелить палкой, вспыхнет с новой силой. - По водичке соскучился? - осведомился старший помощник с самой гнусной ухмылкой от которой Эмидуса заметно передернуло. - Ну, дай мне только повод, сс-ук-ка - нахлебаешься вволю... - искренне пообещал Денис и, что характерно - Эмидус ему сразу же поверил, потому что неожиданно резво соскочил на землю и припустился догонять ушедших вперед Шэфа с Италом. Вслед за ним, вразвалочку, зашагал Денис.
   - Итак, не будем терять время впустую, - собранно, деловым тоном, обратился Карст Итал к присутствующим, когда все подтянулись в "операционную комнату". Надо отметить, что как только банкир оказался в привычной обстановке, на своем рабочем месте, он превратился в другого человека. Вместо неуверенного в себе рохли, явственно опасающегося непредсказуемых северных варваров, которого заставил связаться с ними только негасимый и обладающий гипнотической силой блеск золота, перед компаньонами предстал уверенный в себе, полный чувства собственного достоинства, профессионал.
   "Ну, ничего... спесь-то мы с тебя собьем, - холодно подумал Денис, - ежели чего. Хлыщ поганый..."
   "Ты какой-то злопамятный стал... - расстроился внутренний голос, - нехорошо это..."
   "Ничего не злопамятный! - огрызнулся Денис. - Просто, память хорошая!"
   - Какую сумму предполагает снять со счета Дож Эмидус? - продолжил Итал, вполне справедливо полагая, что Эмидус будет платить северным варварам, а никак не наоборот. На этот вопрос, вместо Дожа, ответил Шэф:
   - Надо снять сто тысяч двадцатью векселями по пять тысяч и одну тысячу тебе.
   - Мне тоже векселем, - мгновенно отреагировал банкир.
   - Договаривались только на сто... - глухо, не глядя на окружающих, с тщательно, но безуспешно, скрываемой ненавистью выговорил Дож. Люди подобного склада, когда дело касается финансовых потерь, причем - значительных потерь, становятся смелыми до безумия. Нечто подобное происходило сейчас с Эмидусом - он уже забыл обо всем: и о том, что едва не расстался с жизнью, и о водяной пытке, устроенной ему Денисом - в его разгоряченном мозгу крутилась только одна мысль: - этим выкидышам Бездны мало ста тысяч, которые они у него похитили. Да-да! - ограбили его на сто тысяч! - так и этого им мало! - еще тысячу подавай! Вернул его к реальности голос Дениса, который не был похож на человеческий, а больше смахивал на шипение. Шипение очень большой, очень ядовитой и очень разъяренной змеи. Поначалу Денис хотел ограничиться сакраментальной фразой: "Торг здесь не уместен!", но бешенство совсем задушившее его, заставило выразится по другому:
   - Где ссссдесссь вода!? - прошипел он, одновременно хватая Эмидуса за шиворот и полностью перекрывая тому поступление воздуха. - Поторговаться решил!? Ну-ну... поторгуйся в последний раз!
   Отсутствие кислорода и убедительные доводы, представленные Лордом Арамисом, мгновенно перевели Дожа в просветленное состояние сознания, в котором он сумел оперативно, объективно и беспристрастно оценить реальное положение дел.
   - Не надо воды! - захрипел он, предпринимая тщетные попытки вырваться из железного захвата. - Я согласен! Сто одна тысяча!
   - Арамис... - негромко сказал Шэф и только после этого Денис, нехотя, отпустил покрывшегося холодным потом и бледного от пережитого ужаса Эмидуса.
   - Жаль ты быстро согласился... - огорченно сказал Денис, - но ничего... - многообещающе прибавил он, после чего повернулся к банкиру у которого при виде этой, честно признаемся - безобразной сцены, несколько поубавилось чувство собственного достоинства... процентов так на девяносто - девяносто пять, а после того, как северный варвар уставился ему в глаза немигающим взором, настолько же снизилось и чувство уверенности в себе. Но, все же - дома и стены помогают, поэтому Итал взял себя в руки и продолжил руководство операцией:
   - Прошу Дож, - сказал он и кивнул на "Верификатор".
   Эмидус возложил обе руки на светящийся камень и с горечью в голосе произнес:
   - Я, Дож Эмидус Флакс снимаю со своего счета сто одну тысячу эмаров двадцатью пятитысячными векселями и одним тысячным векселем Банка Гильдии магов.
   После этого возложил руки на "Верификатор" и заговорил банкир:
   - Я, Карст Итал, дежурный оператор Бакарского филиала Банка Гильдии магов, младший ученик полного мага Ардана Ураза, свидетельствую снятие с его счета и получение Дожем Эмидусом Флаксом сто одной тысячи эмаров двадцатью пятитысячными векселями и одним тысячным векселем Бакарского филиала Банка Гильдии магов.
   Как только эти слова были произнесены, волшебный прибор изменил свечение, подтверждая завершение транзакции. Карст сунул руку в тумбу своего стола, извлек оттуда и протянул Шэфу увесистый замшевый кошелек. Командор развязал его и высыпал на стол двадцать одну золотую пластинку.
   - Ищи свою, - приказал он банкиру, что тот и не преминул сделать. Профессионала в своем деле видно сразу - не прошло и полминуты, а Итал уже выцепил из кучки одну пластинку. - Дай-ка сюда, - протянул руку главком, и банкир хотя и нехотя, но мгновенно протянул ему вексель, мысленно уже распрощавшись с гонораром - это было заметно по выражению лица. Но все оказалось не так страшно, как показалось Италу. Шэф просто сравнил текст и изображение на векселе, который держал в руке - предположительно пятитысячном, потому что все, которые он сверил, имели идентичный текст и изображения, и были все основания считать их пятитысячными, с текстом и изображениями на векселе, переданном банкиром. Здесь обнаружились разночтения, что позволило сделать вывод, что Карст не мухлюет и не попытался под шумок хапнуть пятитысячный вексель.
   - Держи, - главком протянул золотую пластинку откровенно обрадованному этим фактом Италу, который после разборок Дениса с Эмидусом уже ни в чем не был уверен, в том числе и в получении обещанного гонорара. Завершив расчеты с операционистом, Шэф неторопливо, внимательно разглядывая каждую пластинку - на всякий случай! - береженого Бог бережет! собрал все компаньонские векселя в замшевый мешочек. - С нами поедете? - обратился он Дожу и банкиру. - Или своим ходом? Если с нами, то пошли, - закончил он вставая.
   - С вами, с вами, - откликнулся Карст Итал, отключая "Верификатор" и тоже поднимаясь из-за стола, а Дож ничего не ответил - он переживал утрату ста одной тысячи не меньше, чем Ромео потерю Джульетты... или наоборот Джульетта - Ромео. Короче говоря - очень сильно переживал и ему сейчас было не до низкой прозы жизни, вроде того, как он доберется до разоренного родового гнезда по ночному Бакару. Путь от Банка Гильдии Магов до Королевской набережной проходил по далеко не самым криминальным районам, но мегаполис есть мегаполис вероятность найти приключения на свою голову была ненулевая... далеко не нулевая. И все же, какую-то связь с реальностью Эмидус сохранял, потому что когда маг и компаньоны покинули комнату, он тоже, хотя и в каком-то сомнамбулическом состоянии, как лунатик, глядя вдаль ничего не понимающими глазами, двинулся вслед за ними.
   "Ишь, как тебя корежит, падлу!" - с незатихающей злостью подумал Денис, глядя на страдающего Эмидуса.
   "Да что это с тобой? - удивился внутренний голос, - чего никак не успокоишься?"
   "Сам не знаю..." - после небольшого раздумья, несколько смущенно отозвался Денис.
   Первого завезли домой Карста - было по пути. Уже подойдя к двери дома, он обернулся и с почти что искренней улыбкой сказал:
   - Рад был сотрудничать. Обращайтесь, если что...
   - Всенепременно! - вежливо откликнулся Шэф, а Денис посмотрел на банкира молча и безразлично - негатив, накопленный по отношению к "хлыщу", незаметно иссяк, а никаких добрых чувств не появилось - в сухом остатке наличествовало лишь холодное равнодушие, чего никак нельзя было сказать про Дожа Эмидуса Флакса - клокочущая ненависть по-прежнему переполняла Дениса.
   Когда карета компаньонов подкатила к его дворцу, следы учиненного разгрома уже не так бросались в глаза: расторопные слуги умудрились навесить выбитые ворота обратно, стекла на балконе, где Шэф сражался с двумя магами, были вставлены, трупы со двора убраны, но... все равно какая-то тревога висела в воздухе - смерть четырех боевых магов несомненно накладывала на место их гибели какой-то отпечаток. Эмидус этого еще не осознал, но его убытки не ограничивались сто одной тысячей эмаров. Не говоря уже про репутационные потери, его главная недвижимость сильно скинула в цене за эту ночь - вряд ли удасться получить настоящую цену за дом с разгневанными полтергейстами, затаившими лютую злобу на все живое, а исправить положение мог бы только опытный некромант, которых извели, как класс...
   - Постой, - окликнул Дожа Шэф, когда он направился к воротам. Эмидус остановился, некоторое время постоял не оборачиваясь и только потом оглянулся.
   - Чего еще? - буркнул он. В его глазах серой болотной водицей застыла ненависть, которую он уже не мог, да и не пытался скрывать.
   - Больше не шали, - улыбнулся главком, но видимо Дож правильно понял командора, или углядел чего, но... ненависть в его оловянных плошках сменилась ужасом.
   - А может его... - Денис не договорил, но Эмидус уже боком, по-крабьи, быстро двинулся наутек.
   - Пока нет... - лениво отозвался главком, - может еще пригодиться. Поехали! - приказал он Брамсу.
   Через некоторое время тишину в салоне нарушил Денис:
   - Шэф... - несколько смущенно начал он, - что-то странное творится...
   - А именно? - поощрительно поинтересовался главком.
   - Какую-то необъяснимую злобу испытываю к Эмидусу... фактически ненависть... Непонятно с чего... Вроде за плечами уже много чего... Руки по локоть в крови...
   - Как у израильской военщины, - ухмыльнулся командор.
   - Типа того... Даже к Настару такого не испытывал... - наоборот, потом благодарен был... И потом, с кем бы не сражался, не было такого... Ни с людьми, ни с магами...
   - Элементарно, Ватсон! - хмыкнул мудрый руководитель. - Ты же как дрался? - "Лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза", - очень даже похоже напел Шэф, - с такими же, скажем так - бойцами, как сам. А Эмидус, - заказчик! Мы всех его магов и бойцов положили, а он штрафом отделался. Вот тебя от этой несправедливости - что заказчик вышел сухим из воды и колбасит... Правда, - добавил главком, - так обычно и бывает - закон природы, однако.
   - Нет, насчет заказчика - это понятно... Я думал, может, что еще... А то уж очень! - Денис неопределенно пошевелил пальцами, но Шэф его понял:
   - Нет! - твердо заверил он. - Все дело только в несправедливости.
   - Понятно...
   - После обеда поедем налаживать контакты с Церковью, - продолжил главком, - так что постарайся хоть немножко выспаться.
   - Без проблем! - улыбнулся Денис, но как вскоре выяснилось, проблемы по этой части имелись, и серьезные - Адель отнюдь не пребывала в объятиях Морфея, как можно было ожидать, учитывая позднее время, а вовсе даже наоборот - со стоицизмом жен декабристов, о которых, разумеется, не имела ни малейшего представления, но, видимо, была выкроена по тем же лекалам, терпеливо дожидалась Дениса, чтобы очутиться в его объятиях... и дождалась! А уж после этого взяла свое сполна - имела право! Поэтому ни о каком "выспаться" и речи не могло быть!

Оценка: 6.66*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"