Узланер Михаил: другие произведения.

Союз обрезанных. Еврейские майсы о советских временах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еврейские майсы о советских временах

Союз обрезанных.

   Что такое "брит мила" я узнал на двадцать пятом году своей жизни, когда у меня, счастливого папаши родился первенец. Вскоре позвонил отец, проживающий в другом городе и, поздравив с рождением сына Ильи, поинтересовался.
   - Когда ты собираешься делать ребёнку брит милу?
   Немного оторопев от неизвестного словосочетания, да и от самой постановки вопроса я поинтересовался.
   - А что такое "брит мила"?
   Пауза на другом конце провода затянулась, что означало: "Твой вопрос по телефону совершенно не уместен!". То было бесславное советское время затянувшегося застоя, когда советские престарелые генсеки мёрли как мухи, народ страдал от повсеместного дефицита товаров, но зато Комитет Государственной Безопасности, как всегда, был на высоте.
   Отец был уверен, что большинство разговоров по телефону прослушиваются вежливыми людьми. И когда речь заходила в опасные дебри антисоветчины и сионизма, папа аккуратно снимал трубку с телефонного аппарата и прикладывал её возле телефона. Отца два раза вызывали в местное КГБ. После первого контакта с "мощным советским органом", отец сообщил мне, что один такой поход отбирает у человека пол-жизни. Хотя, по словам же отца, после двух встреч соколы Дзержинского отобрала у того две жизненные половинки, а, следовательно, и всю жизнь, ему никак не хотелось очередной раз испытывать судьбу. Но, набравшись смелости, отец произнёс.
   - Брит мила, сынок, - это "союз обрезанных".
   От таких слов меня немного обнесло душком жидо-масонских заговоров. Но, вспомнив, что отец в конце жизни семимильными шагами возвращался в лоно иудаизма, я всё понял и спросил.
   - А кого надо искать, чтобы эту "брит милу" моему сыну обрезали?
   - Зовут их по-разному, сынок: и шойхетами, и резниками, и моэлями. Но не в этом суть. Дело это запретное, поэтому в синагогу с такими глупостями не суйся. Застучат!!!
   - Я понял, папа, есть тут у меня один знакомый сионист. Может быть, он подскажет, что со всем этим делать.
   При слове "сионист", да ещё и знакомый, да ещё во всеуслышание на всю страну по телефону отец поспешил побыстрее закончить разговор, но велел держать его в курсе всех моэлевских дел. Ну, как же откажешь любимому папе, который так помогает финансовой подпиткой нашей малообеспеченной семьи.
  Сам-то я в тайный союз "брит милы"/не путать с жидо-масонским Бней Бритом!/ не входил. Да мне и не предстало. Не то чтобы я боялся болезненной операции по укорачиванию и без того скромного детородного органа. Но по галахическим законам, определяющим кого считать представителем избранного народа, а кого нет, я, со своей русской мамой, евреем вовсе и не был. Так зачем же проливать лишнюю, невинную кровь?! В еврействе же своего сына, по тем же законам Галахи, я не сомневался, и полноценность будущему воину ЦАХАЛА собирался решительно обеспечить.
  После Московской Олимпиады 1980 года все пути к свободе из опостылевшей Совдепии были отрезаны. Умники из КГБ придумали ловкую схему отсева вызовов от несуществующих родственников, проживающих на земле обетованной. Действительным считался только вызов от ближайшего родственника. Ну, на самом деле, какой смысл прощаться, возможно на всегда, с родными папами и мамами, братьями и сёстрами, ради воссоединения с несуществующей за границей тётей. Короче, граница была на замке. Пытаться подавать документы в ОВИР было рискованно. Попадёшь в отказники, потом кочегарь сколько влезет, пока лёгкие не покроются чёрной копотью.
   Ну всё же, "а вдруг"? Железный занавес падёт, дорога в Израиль откроется, а ты туда не подготовленным явишься без обрезанного члена. И как же нехорошо о тебе подумают? И кому же ты после этого будешь нужен?
  Город, в котором я жил и работал помимо звания "Северной Венеции" считался антисемитской столицей. Поступить на дневные отделения в ВУЗЫ, имея подпорченную пятую графу, украшенную крупным рубильником и ярко выраженной еврейской фамилией, было практически невозможно, а попасть на работу, где надо было много думать, но мало вкалывать в большинство учреждений было не реально. Даже если со всех сторон был не запятнан каиновой печатью "жида", всё равно строгие работники отдела кадров умудрялись откапывать у особо скрытных еврейскую бабушку или прабабушку. Но надо же было куда-то девать эту толпу образованных, не смотря ни на что, евреев. Ведь советская Конституция гарантировала право человека на труд. Поэтому имелись кое-какие "еврейские лавочки", где процентная норма на "сынов и дщерей Израиля" была непомерна высока.
   В НИИ, куда я устроился по большому блату на 120 р. евреем был каждый третий! Вот это да! Но тем не менее, нашего директора НИИ, бывшего фарцовщика и джазмена два раза вызывали в Исполком и корили за то, что у того в институте "развелось слишком много евреев". На что директор неизменно с пафосом отвечал.
   - Так вы мне найдите таких идиотов, которые бы работали на эту нищенскую зарплату!
  В этой "еврейской трети" процентной нормы работал и упомянутый знакомый. На своём, удалённом от основного потока научных работников, малоприметном рабочем месте сионист тайно предавался изучению иврита и всяких еврейский писаний. Бедняга имел ярко выраженную еврейскую фамилию, по звучанию напоминающую часть женского полового органа, отчего часто страдал от похабных шуточек и намёков своих сослуживцев. Загодя скажу, что парень плохо кончил, и КГБ тут ни причём. О да, ему удалось дождаться заветного часа, когда советская империя рухнула и дорога в Землю Обетованную оказалась открытой. Он тут же рванул в Эрец Исраэль, но жадность фраера сгубила. Мечтатель-сионист клюнул на халяву в виде бесплатной поездки в Израиль, бесплатного проживания и бесплатного же обучения основам иудаизма. Бедняга попал в религиозную систему "ловцов еврейских душ", где умели крепко брать людей в оборот и делать из тех кошерных евреев.
   Позже я встретил парня на "оккупированных Израилем территориях", на одной из немногочисленных промзон, когда тот тщетно пытался устроиться на работу в хлебопекарню. Я совсем не узнал бывшего сиониста. Да-да, именно "бывшего". Еврейское государство умело ломать идеалистические стереотипы у новоприбывших пламенных сионистов. Ибо, как и я, пожив с полгода в Израиле из сиониста он превратился в ярого антисемита. Одетый в чёрный лапсердак, чёрную кипу и чёрные ботинки, но в белые шёлковые чулочки, с просветлённым взглядом на физиономии, окаймлённой внушительными пейсами, он походил на типичного обитателя иерусалимского района Меа Шеарим, где проживали ультра-религиозные евреи.
   Парень очень обрадовался нашей встрече и рассказал о той ловушке, в которую он попал. Позже я встретил его уже изрядно пополневшим, с "кипой сругой" на голове, но без пейсов и чёрного лапсердака. У того был испуганный и затравленный вид. Он срочно нуждался в деньгах и просил подписать гарантию на банковскую ссуду.
  Короче, обратился я к знакомому сионисту с деликатным вопросом. Тот, опасливо озираясь по сторонам, сообщил, что добудет мне "нужный телефончик". Через несколько дней сионист, как в дурных шпионских романах, незаметно для окружающих втиснул в мой карман клочок бумаги. Заперевшись в общественном туалете, нервно подёргиваясь, я достал и развернул смятый клочок. Там было небрежно накалякано несколько цифр.
   Я так перепугался своих антисоветских действий, что решил запомнить номер телефона наизусть, а бумажку съесть или спустить в унитаз.
   На следующий день я позвонил по указанному номеру. Мне ответил очень приятный сексапильный женский голосок.
   - Алло, здравствуйте..
   Немного обескураженный я ляпнул первое, что пришло в голову.
   - Я от сиониста... ой, простите, мне нужна "брит мила".
   Услышав тайный еврейский пароль на другом конце провода замерли. Наступила продолжительная пауза. После чего раздался интеллигентный мужской голос.
  - Здравствуйте, вы от кого?
   Вспомнив, что сионист велел в качестве пароля сказать, что "от Ильязера", ляпнул.
   - Я от Ильи, т.е. Зера. Мы вместе работаем.
   - Понятно. Сколько ребёнку?
   - Почти месяц.
   - Вообще-то по Галахе положено брит делать на восьмой день...
   - У меня уважительная причина: роды у жены были тяжёлыми!
   - Ну, в нашем положении, это уже не важно... я имею в виду время обрезания.
   - А вы кто? - не удержался я от вопроса, представляя моэлей этакими кровожадными мясниками, режущих кур, а в перерывах подрабатывающих на обрезании крайней плоти.
   - Я - детский врач, но давайте подробности при в встрече. Когда и где?
   - Сколько? - отвечаю.
   - Финансовый вопрос потом обсудим. Куда ехать?
   Называю адрес, и договариваемся об удобном для обоих времени встречи.
  О, Боже, как я нервничал в тот день, когда должен был заявиться моэль. Мне вдруг стало до слёз жалко любимого сынишку. Раскаяние хлестало меня наотмашь по щекам.
   - Зачем, зачем ты это делаешь?
   Супруга три дня со мной не разговаривала, и лишь с укором оценивала искренность моих душевных страданий. В день обрезания чисто еврейская жена со своей матерью покинули жилище, сообщив, что не намерены быть свидетелями это дикого обряда и пойдут прогуляться по парку.
  Моэлем оказался молодой человек года на три старше меня, с кипой на голове, махрушками, т.е. цицесами на бёдрах, и пышной авраамовской бородой на лице он представился Сашей и принялся удивлённо оглядывать квартиру.
   - А где же все?
   - Кто "все"? Никого, только я с сыном да Вы.
   - Обычно, на такой праздник собирается много народу. Все поздравляют родителей с рождением ребёнка, дарят подарки и цветы. - невесело улыбнулся Саша.
  Саша велел мне раздобыть чего-нибудь твёрдого и плоского, куда можно было бы привязать младенца. Я принялся лихорадочно ходить по комнатам, выискивая требуемый для экзекуции предмет. Самым подходящим оказалась доска в ванной, на которую все обитатели квартиры вставали, когда принимали душ.
   Доска моэлю понравилась и он принялся энергично привязывать моего сына... моего единокровного любимого сына к этой подставке для ног.
  Сынуле такая экзекуция явно не понравилась и бедный младенец принялся отчаянно вопить. Эх, если бы он знал, что это только цветочки.
  Саша дал мне в руки огромный нож, нет, шучу, хирургический ланцет и объяснил, что обрезание своему сыну должен делать отец. Но поскольку уже не тот еврейских народ пошёл и счастливые папаши доверяют сей важный обрад особым людям Моэлям, говоря при этом особую фразу. Я смело выполнил свои обязанности, после чего Саша достал из портфеля коробочку с заживительной мазькой и штоликом вина, завёрнутого в алюминиевую фольгу.
   - Это освященное вино проделало долгий путь сюда. - торжественно объявил Саша
   Обмакнув пустышку в священное вино, Саша дал младенцу пососать пьяную соску для смелости, после чего приступил к экзекуции.
   Не буду утомлять читателя кровавыми подробностями древнего обряда. Скажу только, что Саша, осмотрев и прослушав ребёнка как и следует детскому врачу выполнил свою часть работы.
   - В начале дитё будет плакать пару дней, но вы смазывайте больное место. Если увидите какие-то осложнения то звоните мне по тому же телефону.
   Осложнения, действительно, наступили. Но не с моим ребёнком, а с моей женой и с моэлем Сашей в придачу.
   Вернувшись из прогулки и осмотрев пипку уставшего от рыданий дитяти супруга была в шоке. Я пытался тщетно успокоить жену, говоря, что моэль - детский доктор, что он оставил свой номер телефона, чтобы мы звонили в случае каких-либо осложнений у ребёнка.
   - Осложнения сейчас наступят у твоего Саши!
   Супруга сдержала свои обещания. Она по нескольку раз на дню звонила моэлю и в грубой форме допытывала все подробности его профессии детского доктора и его кровавого ремесла.
   Оказалось, что Саша учился резать детей в Литве, в бывшей когда-то литовско-еврейской столице Вильнюсе . Что в Питере на несколько десятков тысяч евреев всего два моэля, и что все его операции прошли успешно.
   Жена решила показать пипку ребёнка нашему участковому детскому доктору. Но когда, ранее очень приветливый врач увидела обрезанный младенческий член, злобно спросила.
   - Что это?
   - А разве вы сами не видите? - голосом нашкодившего ребёнка заявила супруга.
   Наш участковы детский врач ничего не ответила. Только молча развернулась и ушла. Прождав напрасно почти час жена решила везти малыша к Саше.
   Саша жил в многоквартирной коммуналке, где обитали, в основном, вечно пьяные представители рабочего класса.
   Увидев на двери красную табличку, где ивритскими иероглифами было выведено на русском: "В шаббат не беспокоить. Стучать здесь". Ладошка на вывеске указывала на щель в прохудившейся сло манной фанерной двери.
   Поскольку был не шаббат я позвонил два раза Саше.
   Дверь открыла насквозь проспиртованная водкой старуха.
   - Чо надо? - злобно прошипела карга.
   - Нам к Саше.
   - К Саше, - передразнила соседка. - К Саше-Мойше звонить два раза, считать до двух не слабо?
   - Так я два раза и звонил.
   - Соседка пропустила нас, громко заорав пьяным голосом.
   - Мойша на выход. К тебе опять твоя жидовня пожаловала.
   Тут вышел Саша и, не обращая на соседку никакого внимания, извинился перед нами, что не мог подойти во время. Поскольку молился.
   Саша повёл нас к своей комнате. И тут, подойдя к лишённому двери проёму я остолбенел. Вход в Сашину комнату преграждала очень плотная серая занавеска, испещрённая.... магендавидами. Кто не знает, "Маген Давид", или в переводе с древнееврейского "Щит Давида" символ евреев, а также символ сионистского государства Израиль, в виде шестиконечной звезды. Хотя еврейские мудрецы утверждают, что это не звезда, а символ двух пересекающихся треугольников: нижний означает стремление к Творцу, верхний - Божий промысел, или Божий надзор за людьми, если хотите.
  Я был потрясён. Впервые я увидел иудея, который не только стыдится или скрывает свою нацию, а выставляет её перед всеми на показ:" Смотрите, завидуйте, я - еврей!".
   Еврей - слово, которое в странах галута/что на древне-еврейском означает "изгнание"/ используют как ругательное. Еврей - национальность, которую скрывают её представители, всеми правдами и не правдами, выкорчёвывая неудобный пунктик в пятой графе, меняя звучные еврейские имена и отчества на не менее звучные славянские и англо-саксонские имена и даже фамилии, правда забывая, что многие из подпольных славянских и европейских кличек являются теми же древне-еврейскими, библейскими именами. "Моше" подменивается на "Михаил"/он же Миша/, "Израиль" на "Игорь", "Берк" на "Борис" и так далее и тому подобное. Список можно продолжить.
   Руководитель соседнего отдела имел совсем уж не удобное имя-отчество Исаак Хаймович, которое он переделал в Александр Халлович, хотя официально, по документам он и значился Хаймовичем. Один раз он беседовал с каким-то мужчиной в коридоре нашего НИИ и я его приветствовал.
   - Доброе утро, Исаак Хаймович.
  Хаимович с отчаянием посмотрел на меня будто я его подло оскорбил. Его взгляд говорил.
   - Ну, за что же. Ведь я тебе ничего плохого не делал!
   А тут, этот моэль Саша выставил напоказ то, что остальные стыдливо прикрывали. С того момента я глубоко зауважал Сашу. А после того как узнал, что Саша является узником Сиона, то есть получившим отказ на репатриацию в славное государство Израиль и постоянно высылающим гневные письма в Верховный Совет с требованием, типа "Отпусти народ мой!" моё уважение перешло в восхищение.
   Странно, что Сашу не перевели с детской поликлиники в кочегарку, на должность кочегара. Ведь после отказа, подавших на выезд увольняли и принимали, только на самые грязные и низко оплачиваемые работы дворником или кочегаром, куда нормальных советских граждан заманить можно было лишь столичной пропиской.
   - Ну, что у вас! - устало произнёс Саша.
   Жена с торжеством развернула младенцу пелёнки.
   - Вот! Полюбуйтесь!
   Сашу вид обрезанной пиписьки ни сколько не удивил.
   - И чем я должен любоваться? - поинтересовался Саша.
   - На то, что вы натворили с моим ребёнком! - возмущённо возопила моя супруга. Казалось бы вместе с ней возопят все матери мира с обострённым материнским инстинктом.
  - Обрезание прошло успешно! - промолвил уныло Саша, уставившись на плоды своего безобразия.
   - И это вы называете "успешным"? - передразнила возмущённая мамаша. - Почему здесь такие вздутия, а здесь такие странные морщинки?
   - Я сказал вашему мужу, что ничего страшного в этом нет, что со временем всё заживёт и придёт в норму.
   Затем Саша и моя супруга долго обсуждали тонкости мужского полового органа. После чего мы, попив чайку, привезённого из самого Израиля, распрощались по пошли к дому.
   Саша на свою голову заявил моей супруге, что, мол, если какие проблемы, то звоните. Ох, зря он это сделал, ведь он не знал моей еврейской супруги. Жена звонила каждый день и ходила с ребёнком к Саше ещё три раза. Когда обеспокоенная мамаша принесла младенца в четвёртый раз, Саша уже не выдержал. Вся его интеллигентность куда-то подевалась и в сердцах воскликнул.
   - Опять в мне эту пипиську принесли! Я уже на неё смотреть не могу!
   Жена радостно подхватила.
   - Пипка моего сына вам будет сниться в ночных кошмарах!
   - Это вы мне уже снитесь в кошмарах! - не выдержал Саша.
   Такого оскорбления, понятно, не может снести ни одна женщина в мире. Супруга переругалась с Сашей и больше его не беспокоила.
   Но я с Сашей продолжал встречаться всё глубже погружаясь в тлетворный омут сионизма и иудаизма.
   Саша считался в религиозно-сионистских кругах Питера "очень религиозным товарищем". Приехав же, наконец на Землю Обетованную Саша превратился в "некошерного еврея", и даже "гоя". Да гоями называют не только гоев, но даже и евреев. "Гой" можно перевести на русский примерно как "чужой", "чужак", или "басурманин", если перейти на более старо-русский. Так презрительно называют не только неевреев, но и евреев, которые нарушают законы Торы, наплевали на обычаи отцов и живут светской жизнью.
   Нет. Саша всё также продолжал регулярно молиться, посещать синагогу, соблюдать все религиозные праздники и обряды. Единственным недостатком, превратившим его в "некошерного еврея" стал телевизор, который он поместил в салоне. Естественно, Саша не включал телевизор в шаббат, прости Господи, и тем более на Йом Киппур. Саша включал телевизор раз в день по будним дням, чтобы послушать израильские новости. Его интересовали исключительно еврейские и израильские новости. Что творится в мире Саше было абсолютно всё равно, если мировые события не влияли на какого-нибудь еврея или Эрец Исраэль.
   Я был у Саши в гостях в религиозном районе Рамот. Телевизор был допотопный, чёрно белый, с очень плохим изображением и качеством звука. В час приёма израильских новостей к нему приходил Сашин брат, такой же религиозный, такой же пейсатый.
   Саша возмущался своим рабби, который руководил религиозной деятельностью евреев ещё в Питере, что тот заставил свои учеников подписать очень не выгодные договора на покупку жилья, в следствие чего многие репатрианты потеряли значительные суммы. Понятно, что банки отблагодарили своего вёрткого агента за наплыв клиентов. Как говорится, вера - верой, а гешефт - гешефтом. Когда начался массовый выезд из России в Израиль на ПМЖ, то десятки тысяч необрезанных евреев заполонили улицы израильских городов. Никто не заставлял представителей мужского пола снимать штаны и показывать свою принадлежность к еврейскому народу. Достаточно было доказать МВД Израиля наличие у тебя еврейской бабушки, чтобы получить израильское гражданство.
   Кто-то проходил гиюр, т.е. переходил в еврейство, а кто-то из евреев "хазар латшува" т.е. становился религиозным те делали обрезание. благо в отличие от Питера Израиль был наводнён всякими моэлями, резниками и шойхетами.
   Кстати, видимо, по этой же причине питерский моэль Саша прекратил в Израиле укорачивать детские пипки. Но зато устроился по специальности педиатром и продолжил лечить детей.
   Никто не упрекал приезжих за нестандартную форму мужских членов. Хотя, иногда, возникали эксцессы. Так один марокканский еврей, оказавшись в армейской бане, стал тайком приглядываться к половым органам своих сослуживцев. Ох уж эти марокканцы. Когда в начале 50-х они почти всем скопом выехали из Марокко в Израиль, то встретились там с бытовой дискриминацией ашкеназим, то есть европейских евреев. Затаив обиду и уже прочно обосновавшись в Израиле марокканцы старались всяческих докучать потомкам своих обидчиков. А тут повалила такая толпа неустроенных, не говорящих на иврите, безденежных ашкеназим из России. Вот на ком удалось отыграться за прошлые унижения. Марокканцы устраивали "русским" всякие пакости и препятствия, пытаясь доказать себе и окружающим, что это никакие не евреи, а скрытые "гоим".
  Вот и бедолага-марокканец в армейской бане, убедившись, что окружён необрезанными членами, торжественно заявил.
  - Хе, да здесь одни гоим купаются!
   "Русские" ребята вытолкали марокканца в чём мать родила на улицу. Пусть там ходит из хвастает своей еврейской принадлежностью.
   А потом, уже в Израиле у нас родился ещё один пацан, которого мы пышно и торжественно затащили в лоно иудаизма.
  
  

Славный праздник Шимхас Тойре

   Раньше у советских евреев было два дня в году, которые они с радостью и нетерпением ожидали. Это, конечно же, не Первомай и не День Седьмого Ноября, а два еврейских праздника "Шимхас Тойре" и "Пейсах". Первый на идиш означает "Радость Торы". Так евреи празднуют начало нового ежегодного цикла чтения Священной книги, которые неевреи называют почему-то Библией. вы, кстати, когда последний раз перечитывали Торы? Ах, вы её не читаете, а изучаете? Что ж, похвально.
   Пейсах же - это вовсе не пейсы, а светлый праздник еврейской Пасхи/не путать с островом Пасхи/. Хотя мало кто знал в те времена точную дату еврейских праздников. Во-первых, на советских календарях этих дат почему-то не отмечали. Во-вторых, евреи как всегда так чрезвычайно запутывали ситуацию, что сами потом с трудом с нею разбирались. Дело в том, что у евреев свой особый календарь, в котором разбираются только или раввины, или самые умные из евреев. Если у нормальных людей Новый год наступает первого января, то это значит, что и следующий новый год также будет первого января. У евреев же всё по другому. И, вообще, нам чужие "новые годы" не нужны. У нас есть свой еврейский Новый год. Но если тот Новый год отпраздновали, скажем, 22 сентября, то это значит, что следующий еврейский Новый год произойдёт обязательно какого-нибудь другого числа. Товарищи антисемиты, конечно скажут, что жидо-масоны специально запутывают следы. Но тут всего лишь проблемы слунным календарём, который никак не хочет втиснуться в рамки солнечного.
   Я же хочу рассказать про весёлый праздник "Шимхас Тойре". Проблема с определением даты праздника решалась очень просто. Обязательно у какого-нибудь "дяди Изи" оказывался невесть откуда добытый телефон синагоги, по которому можно было позвонить. На другом конце провода приятный женский голос торжественно объявлял дату праздника.
   Но если вы думаете, что уже решили проблему с датой праздника, то глубоко в этом ошибаетесь. Если вам скажут, что праздник, скажем, в среду и вы придёте в синагогу в среду, то не застанете там никакого праздника. Почему? Потому что вы понадеялись на свой здравый смысл нормального человека. А вся фишка в том, что день у евреев начинается ... вечером.
   Я чувствую, что вы уже прониклись еврейской логикой и обязательно должны спросить: "А когда же у евреев наступает вечер?". Вопрос, действительно, сложный. Еврейские мудрецы говорят "когда на небе появится три звёздочки".
   Это, конечно, очень романтично глядеть на небо в ожидании звёзд. Но что же делать, если небо затянуто тучами? Или как быть бедному еврею-оленеводу, живущему за Полярным кругом, где пол-года день(это когда на улице светло), а пол-года ночь(это когда темно). Не праздновать же ему Святую Субботу(Шаббат) каждые семь лет, в которые работаешь без отдыха, зато потом целый год гоняй балду. Но и тут еврейские мудрецы нашли выход. Оказывается, наступление ночи(то бишь дня, я уже сам окончательно запутался) лучше всего считать по месту твоего рождения. То есть, если ты за Полярным кругом и на дворе полярная ночь, то надо вспомнить своё курносое детство и когда, например, 22 сентября в то время на небе где-нибудь в Жмеринке появлялись три звёздочки. Вариант, когда еврей-оленевод родится за Полярным кругом не рассматривается. Но самое надёжное наблюдать за появлением трёх звёздочек в городе трёх религий Иерусалиме. Там полярных ночей не бывает, и шаббат наступает спустя шесть календарных рабочих дней. А тот, кто живёт не в Иерусалиме, то пусть репатриируется в Израиль, если, конечно, отпустят, а там всякий вам объяснит, когда начинает день, и когда начинается ночь.
   Таким образом, если вам сказали, что праздник в среду, то надо прийти обязательно во вторник. Тогда непременно попадёшь на весёлый праздник "Шимхас Тойре".
   Мы со своим корешем Борькой решили проявить еврейскую солидарность и явиться на весёлый праздник. Тщательно выявив и многократно проверив у своих начальников и сотрудников из НИИ, на треть забитого евреями, поскольку в некоторых институтах процентной нормы не существовало, время начала праздника, мы с Борькой договорились встретится на территории питерской синагоги.
   Надо сказать, что питерская синагога очень большая и вместительная. Но евреев в Питере в то время проживало гораздо больше, чем синагога могла вместить. И в разгар праздника евреи набивались в синагогу как сельдь в бочку.
   В будни евреи очень даже не афишировали своё иудейское происхождения. Кто мог менял звучное еврейское имя, на менее звучную кличку со славянским звучанием. А другие умудрялись к своим фамилиям добавлять русские окончания(Каганов, Гесселев). Так Хаимы превращались Ефимов, Борухи в Борисы, а Моисеи в Михаилы. Самые же вёрткие даже умудрялись подправлять пресловутую пятую графу. Так родственница моей супруги специально ездила в Сухуми, чтобы поменять национальность своей дочери на армянскую. Как будто к армянам относились лучше.
   Но это всё происходило в будни и на "чужой территории". По праздникам же, на своей территории синагоги каждый еврей считал своим долгом покрасоваться перед другими соплеменниками: " Мол, вот я - самый что ни на есть еврей!". Настоящий еврейский парад гордости. Да.
   Так вот, когда я, сжатый толпой гордых евреев, увидел своего сдавленного кореша Борьку, то заорал.
   - Борька, ты давно здесь?
   Он мне радостно.
   - Уже достаточно, чтобы стать антисемитом. Я тогда долго смеялся Борькиной шутке, ещё не зная, что нечто подобное случится со мной в Израиле.
  
  

Smokie на идиш

  Когда в давние времена. В конце 70-х прошлого века, я учился в школе. И тогда во всем мире рок-музыки царствовал британский ансамбль Smokie.
   Поскольку загнивающий Запад не мог предложить ничего хорошего юным строителям коммунизма, и Политбюро старпёров заботливо охраняло свою молодёжь от тлетворного влияния капитализма, то просто то так купить популярную на Западе музыку было не возможно. Но всеми правдами и неправдами, диски и бобины с записями Deep Purple, The Beatles и прочими популярными ансамблями контрабандой попадали на подпольный советский рынок. Запретные диски и бобины тайно записывались и распространялись. Кто не помнит или не знает: бобины - это будущий прототип кассет. Катушка с магнитной лентой, но без пластмассовой как у кассет оболочкой.
   У меня был кореш, русский парень Серёга Смекалин, которого все друзья и приятели называли Смекалёнышем. Он был полным раздолбаем и разгильдяем, с вечной испуганным лицом и беспокойно блуждающим взглядом. Зато слыл душой компании: если надо где-то, что-то с кем-то выпить или просто повеселиться, Смекалёныш был незаменим.
   И вот как-то, достал Смекалёныш, магнитную ленту с записями группы Smokie. Это была маленькая, зелёненькая катушка-бобина, куда вместилось гораздо меньше песен, чем хотелось бы. Но мы и этому были очень рады. Я выпросил у Серёги ленту послушать на пару дней. После чего, как водится, записал песни Smokie на прекрасный магнитофон Sony, который папа приобрёл по купленным чекам Внешпосылторга в магазине "Берёзка".
   Самое интересное началось после того, как я вернул записи Серёге. На следующий день Смекалёныш подвалил ко мне в полнейшем расстройстве чувств.
   - Ты что мне принёс?! Вроде цыгане, но не цыгане!!! Я вчера позвал ребят, мы купили ящик пива и тут такой облом. Где Smokie?
   Тут я всё понял. У отца, который родился в Польше, в еврейском штеттл была огромная коллекция песен на идиш, которые тоже было невозможно нигде раздобыть, но отец, всё же, доставал их в большом количестве. Папа всё своё свободное время гонял любимые песни на идиш, чем очень докучал всем членам семьи. Нам как-то было совсем не интересно слушать жалобные завывания на непонятном языке под хрип заезженных пластинок.
   Одну из этих кассет на идиш вместо Smokie я по ошибке и передал Смекалёнышу. Я не стал корешу объяснять, что есть такой народ евреи, которых иногда путают с цыганами, и что у них есть своя культура свои песни и стихи.
   Но потом всё таки порадовался, что хотя бы вот таким образом приобщил русских ребят к еврейской культуре.
  
  

Еврейское казачество

  "Когда еврейское казачество восстало
  В Биробиджане уж бил переворот..."
  /из советско-еврейского фольклора/
   Если выдумаете, что казачьей среде не найдётся ни одного еврея, то глубоко в этом ошибаетесь. Казалось бы, еврей и казак понятия не совместимые, и те и другие питают друг к другу большое взаимное недоверие и отчуждение. Это мягко говоря. Но, представьте себе, нашёл я в Израиле, в поселении Иорданской долины еврейскую дочку казака. И не просто казака, а самого есаула. Еврей повсюду пролезет, даже в казачью среду. А если уж пролезет, то обязательно будет их руководителем, уж поверьте мне. Говорят, сам Гитлер был еврей. Если так, то как надо ж было-то притворяться?
   Но я совсем не об этом хотел рассказать. Эту байку поведал знакомый моего отца Женя.
   Его должны после института послать по распределению на офицерские курсы аж в саму Германию! Хотя в те времена это была лишь часть Германии, и называлась она ГДР, и принадлежала к дружественному социалистическому лагерю. А чтобы эта дружба не увядала, а только крепла, то на самой территории ГДР находилось немало советский армейских частей. Это на случай выполнения интернационального долга, когда проклятые капиталисты попытались бы соблазнить честных восточных немцев сомнительными благами загнивающего Запада.
   Но поскольку, не смотря на совершенно безвредную пятую графу, где тот значился русским, Женю выдавала далеко не славянская фамилия, и совсем не англо-саксонского звучания. А поскольку, как полагали, евреям в Германии делать совершенно нечего, то их не стоит выпускать за пределы Советского Союза.
   Уж больно эти евреи ненадёжный народ. И, вроде бы, умные ребята, и энергичные, и любого гоя за пояс знаниями по любым предметам заткнут. Но не было к евреям доверия. Ну не было и нету у евреев корней, окромя духовных к земле Израиля. Живи у еврея хоть дед и хоть прадед на одном месте. Но нет, всё еврей смотрит на сторону где было бы местечко потеплее да побогаче. Чтобы яхта своя, вилла как у голливудской звезды и почётное в синагоге за миллион долларов... Ой, что-то я тут размечтался. Возможно постоянные изгнания со своих земель, погромы и махровый антисемитизм воспитали в евреях нежелание пускать глубокие корни на месте проживания. Но, так или иначе, нельзя просто так выпускать еврея из Советского Союза за железный занавес. Выпусти, а тот опять затеет старую бодягу "Отпусти народ мой!", или начнёт поливать грязью вражьими голосами советский строй, который дал ему бесплатное жильё и образование. Опять международный скандал. Партийный бонзы начнут нервничать. Не хорошо.
   Поэтому решили Женю оставить в советском военном лагере в Ленинградской области. А поскольку не он один такой умный выискался. То собралось на советские офицерские курсы аж два батальона евреев и прочего подозрительного люда, которого ну никак нельзя выпускать за границу.
  Далее произошло вот что со слов Жени.
  "Выстроили нас всех, бравых ребят, стройными рядами и начали перекличку.
   - Розенблатт.
   - Я.
   - Национальность?
   - Еврей!
   - Циперович.
   - Я.
   - Национальность?
   - Еврей!
   Потом очередь дошла до меня.
   - Коган.
   - Я.
   - Национальность?
   - Русский!
   У меня ведь в пятой графе указано "русский". Ну я так и отвечаю:"Русский". Чувствую по строю прошла возмущённо-удивлённая такая волна шепотков. Но тут очередь как раз дошла до моего кореша-сокурсника.
   - Рабинович.
   - Я.
   - Национальность?/с ехидцей/.
   - Гусский.
   "Гусский" это значит "русский", только многие еврей "Р" не выговаривают, из согласную "р" заменяют "г". Тут весь строй чуть не попадал весь со смеху. И даже суровый майор, который вёл перекличку, не возмутился нарушению воинской дисциплины, а тоже довольно заулыбался.
   - Рабинович, - говорит. - Я с такой фамилией к себе лучше еврея возьму.
  Но Рабинович не растерялся.
   - Так я и не настаиваю. Можно мне домой?
   Тут майор не на шутку рассердился.
   - "Можно" будешь у своей девушки спрашивать. А здесь полагается говорить "разрешите"!
   Короче, не удалось Рабиновичу таким образом отвертеться от исполнения почётного воинского долга. И оставили, как есть, продолжить офицерские курсы. Но в пятой графе у него, конечно же, было записано "еврей". Это он меня просто решил подержать.

Как я помогал палестинцам петь антиизраильскую песню

  Как-то учился я во времена развитого социализма в Ташкентском Университете и жил в общежитии для иностранцев. Что там жили за иностранцы было и коту понятно. Советский Союз по зачину товарища Хрущёва оказывал развивающимся странам всемерную помощь, забывая при этом о своих советских гражданах. Кроме массовых денежных вливаний твёрдой валютой зарубежным компартиям, в развивающуюся экономику третьих стран и великих строек наподобие Суэцкой ГЭС, советское государство помогало ковать местные высококвалифицированные кадры. Для этого в Советский Союз мощным потоком валила молодёжь из стран Азии, Африки и, конечно же, дружественной, "кастрированной" Кубы. Университет Патриса Лумумбы в Москве - лишь малая толика той огромной массы студентов, на образование которых советская власть не скупилась.
   Получить образование иностранцам у нас было очень выгодно. Если советский студент получал стипендию в размере 40 рублей/это половина минимальной зарплаты уборщицы, для тех кто не в курсе/, то иностранец получал аж 90 рублей. Среди друзей-иностранцев у меня был сын мэра лаосской столицы Вьентьян Кутэп, и родившийся в Париже единственный представитель землячества из Бенина старина Лулу, сын дипломата, проживающего во Франции. Эти ребята приезжали в Советский Союз, в основном, не столько учиться на халяву, сколько для бесплатного отдыха. Лаосец Кутэп уже имел образование, полученное в Сорбоне. И как мне один раз сам признался, "приехал любить русских красавиц".
   Хотя среди учащихся были и доблестные воины Вьетнама, Лаоса, Кубы и Афганистана и просто пролетарии, на которых партийные руководители, работающие в секции иностранных студентов делали основную ставку. Если из советских студентов ковали СОВЕТСКИХ инженеров, обучая научному коммунизму и истории КПСС, то из иностранцев ковали кадры будущих коммунистов, которые пропагандировали бы идеи Маркса и Ленина в странах своего проживания.
   Попасть даже в провонявшее и грязное общежития для иностранцев было совсем не просто. Как никак, но, всё же, кусочек заграницы. Но я подружился с лаосцами и оказывал им помощь в изучении русского и математики. И Лангассеп, угрюмый лаосец лет сорока, участвовавший в боевых действиях против американцев, а в то время мой подопечный договорился со своими кураторами, что я буду жить в их общаге и там продолжать помогать в учёбе. Так и произошло.
   Позже я узнал, что все комнаты в общаге прослушиваются агентами КГБ, и это абсолютно достоверно.
   Приведу лишь пару примеров в качестве доказательства. В те времена всколыхнулась Польша. Поляки не хотели жить под коммунистическим гнётом русских, которых они ненавидели уже не одно поколение, за то, что те обломили им их империю, лишили государственности и долгие годы угнетали. Вражьи голоса все уши прожужжали про Леха Валенсу и движение "Солидарность". В общаге по соседству проживал поляк Ежи, классный и добродушный парень. Но в то время он ходил сам не свой. Я со своими двумя корешами зашли к нему в гости, чтобы узнать, что же всё таки происходит в Польше.
   Ежи, забыв о бдительности, рассказал об отношении поляков к русским и коммунистам. Что полякам навязали чужую жизнь, чью основу составляет католицизм. Что они хотят сбросить азиатское иго и стать нормальным европейским государством.
   Через пару дней нас вызвали в деканат. И сам декан лично рассказал какой антисоветской гнильцой мы заражены, ведя антисоветские беседы с иностранцами, и как это может сказаться на наших оценках, нашем дипломе и даже пребывании в Университете.
   - Если мы вас отчислим из ВУЗА, то вас тут же призовут в армию и отправят в Афганистан исполнять интернациональный долг. А там, знаете ли, стреляют... могут и убить.
   Такая откровенная угроза расправы лично меня покоробила, но я учуял дух гэбэшных прослушек и понял, что лучше не качать свои права.
   Второй случай, когда я узнал о прослушках, был довольно комичным. В нашу компанию корешей затесалась одна казашка. Насколько жутко страшная, Айше была настолько же и умна. Две тонюсенькие и кривые ножки поганки непонятно каким образом держали на себе довольно крупное бесформенное тело. На распухшей от жира физиономии едва проглядывались две щёлочки глаза. Редкие и всегда склизкие волосы грязной шваброй окаймляли череп питекантропа.
   Но хотя Айше была умницей/круглой отличницей и ленинским стипендиатом на Восточном факультете, всё же казашка была жуткой блядью. Уж очень она любила потрахаться. И любой сексуально озабоченный студент мог ей только свистнуть или игриво подмигнуть, как Айше срывалась с места, и тащила партнёра в постель.
   Одного такого сексуально озабоченного Айше и в тот раз затащила по привычке к себе комнату. Но прежде чем налечь на свою партнёршу парень вдруг замер и задал такой вопрос, от которого у Айше побежали мурашки по всей коже.
   - Отвёртка есть?
   - Ну, есть, испуганно, - промямлила секс-бомба. - А зачем тебе?
   - Не бойся, мне надо здесь у тебя кое что починить.
   - Да всё, вроде, в порядке?
   - Мне, электрику, лучше знать.
   Дала Айше электрику отвёртку. И куда бы вы думали тот полез? Нет, совсем не туда, подлые извращенцы!
   Парень подошёл к розетке, раскрутил её и достал оттуда маленький "жучок", после чего промолвил. - Ну, теперь можно начинать, - и рванул на постель.. И попробуйте что-нибудь скрыть в этот момент от женщины, с которой приготовился к сексу! Конечно же, Айше всё выпытала у "электрика", отказавшись отдасться ему в самый ответственный момент.
   "Электрик" сознался, что вытащил из розетки жучок для прослушки, и все комнаты в общаге прослушиваются.
   Да и я, сам лично лицезрел содержимое секретной комнаты с железной, сейфной дверью на первом этаже общаги, когда решил выйти прогуляться. В момент прохождения мимо секретной комнаты, дверь неожиданно раскрылась и я увидел, что та завалена военной аппаратурой. Уж кому как не мне, раз в неделю проходившему на военной кафедре военную подготовку по специальности "связист дальней связи", не признать выкрашенные в болотно-зелёные цвет аппараты уплотнения каналов связи.
   В этот момент из секретной комнаты вышел "толстый Федя", отличный парень и душа любой компании. "Толстым" его прозвали не зря. Весил он, наверное, килограмм сто пятьдесят и едва Феде хватало двух стульев, чтобы удержать его толстый зад. Кто-то из комнаты тревожно прокричал.
   - Ты что! Закрой скорее!!!
   Федя, завидев меня, ретировался обратно к своему гэбэшному собрату.
   После этих неприятных случаев стали меня проверять на вшивость и устраивать всякие подлянки. Я уже к тому времени засветился со своей гитарой, играя на вечеринках и комсомольских мероприятиях. И решили меня университетские кураторы подставлять в качестве аккомпаниатора к певцам из различных землячеств.
   Зная, что я еврей, предложили выступить вместе с двумя симпатичными немочками из дружественной ГДР. Те хотели спеть на концерте песню "Дружба Фройндшафт". Кто не шпрехает по-немецки напомню, что "фройндшафт" в переводе означает ту самую "дружбу". и мы уже начали репетировать, но, слава Богу, первый раз прокатило, нашли немочки себе аккомпаниатора земляка.
   Второй случай оказался сложнее. Ко мне привели грязного и вонючего, заросшего щетиной афганца, у которого из носа торчала огромная сопля. Этих афганцев собирали советские партийные функционеры в Афганистане, чтобы ковать из тех будущих коммунистов-предателей, которых бы использовали для управления поверженным Афганистаном. Этих "счастливчиков" возили по всему Союзу: показывали достижения социалистической экономики и культуры, водили по заводам, музеям и выставкам. Затем совали в один из советских ВУЗов или на одну из военных баз в Узбекистане, где те проходили военную подготовку. Как правило, большинство афганцев, обретя от советских инструкторов опыт ведения боевых действий, перебегало к моджахедам, чтобы уничтожать своих бывших инструкторов.
   Этот афганец очень уж походил на нашего советского азербайджанца, и строил из себя чуть ли не английского лорда. Нас, советских студентов он откровенно презирал, и рассказывал всем, какие афганцы крутые ребята.
   На очередной официально-комсомольской студенческой сходке ему предложили спеть афганскую песню с местным колоритом. Афганец заявил, что споёт песню "Айватан", что в переводе с афганского означало "Родина". И естественно, в качестве аккомпаниатора подсунули мою светлость. Подыгрывать афганской песне было не мыслимо, поскольку в афганской музыке совершенно отсутствовали европейские мажорные и минорные лады. Я удовлетворился тем, что на паре струн играл афганскую мелодию, стараясь поспевать за бодрым пением афганца. До сих пор помню первую строчку из той песни.
   "Айватан, айватан, гюльшаны ха кфар замин...". И иногда её напеваю, когда становится совсем грустно.
   Но самой последней и подлой подставой кураторов было предложение подыграть на гитаре песню для арабов Палестины. Палестинский квартет состоял из маленьких и тощих арабов из какого-то сирийского лагеря беженцев. Видимо, тем, действительно, жилось довольно тяжко в тех лагерях, если они выглядели как после Освенцима.
   Глава палестинцев объяснил мне, что песня называется "Случай на границе" и содержание примерно такое: " Вам будет приятно, если израильские оккупанты будут вас обыскивать на границе?". Арабская песня, была ещё почище афганской. Как ни старался я не смог подобрать к ней аккомпанемент и заявил, что если кураторы не хотят провалить выступление палестинцев, они должны отказаться от моих услуг. Те, пожурив и поугрожав неприятностями, отпустили меня с Богом, освободив от работы члена Антисионистского Комитета Еврейской Общественности. Сами евреи называли этот комитет Антисемитским Комитетом Еврейской Общественности.

Жид

   Наш автобус ехал в подшефный НИИ колхоз для оказания помощи на сельхозработах. НИИ, если кто подзабыл - это Научно Исследовательский Институт. Там работала, презираемая гегемоном, мелкая прослойка интеллигенции. Прослойку презирали за то, что они были умнее и чище представителей рабочего класса, пила меньше и получала низкую зарплату. А ещё за то, что зря просиживала в своих лабораториях народные средства, была опасна тем, что имела отличное от программы "Время" мнение по политической и экономической обстановке внутри страны и за рубежом.
   Чтобы хоть как-то с пользой употребить "образованных дармоедов" зимой партком отправлял научных работников на овощные базы, где те в грязи и холоде ковырялись в гнилой картошке, выискивая там сохранившиеся, не смотря ни на что, клубни. А летом посылали в в деревню работать на полях и объектах исхудалых колхозных хозяйств.
   В автобус зашла подвыпившая компания из рабочей сетки НИИ. Рабочей сеткой назывались работавшие за станками представители рабочего класса, которые помимо производства продукции помогала инженерам проводить эксперименты для повышения производительности труда. Женщина с пропитой физиономией, от которой на весь салон несло дешёвым вином завопила.
   - Эй, жид, иди сюда, у нас тут весело!
   Компания разразилась громким гоготом. Все взгляды были устремлены на плюгавенького, лысоватого типа, сидевшего в середине салона. Мужчина сделал вид, что обращаются не к нему. Но потемневшее от злобы лицо говорило, что тот понял, кого зовёт повеселиться эта пьянь.
  Мужчину звали Ваня, а если официально, то Иван Сергеевич Соколов. Судя по паспорту, имени и фамилии Ваня должен быть исконно русским человеком. Но пятую графу можно переделать, хотя имя и отчество поменять было сложнее. Но ведь эти евреи всегда кого-нибудь подкупят и где-нибудь схитрят. А на первый вид русскую фамилию Соколов разоблачил комсорга Института, где-то откопав в антисемитских брошюрках, выдаваемых им для политзанятий облисполкомом, что среди отцов основателей сионизма значился некто Соколов Нухим Шмуэл-Иосифович. Эти, чисто жидовское имя и отчество комсорг подчёркивал с особой тщательностью, тем самым намекая.
   - Знаем мы этих Иванов Сергеичей. От нас не утаишь своё подлое жидовское происхождение.
   Но больше всего Ваню выдавала чисто еврейская внешность. Уж не знаю каким ветром занесло в утробу его матери еврейское семя, но Ваня был словно создан для пародий на типичных жидов, которые изображались на черносотенных и геббелевских антисемитских плакатах: крючковатый нос, пухлые губы, печальный, затравленный взгляд. Ваня всегда ходил сгорбившись, пытаясь быть для всех незаметным. Если глаза и смотрели на собеседника, то всегда недоверчиво и озлобленно.
  Ваня искренне считал себя исконно русским человеком. Для этого публично пил водку перед гегемонами из рабочей сетки, не только откровенно чурался многочисленных евреев, работавших в НИИ, но и относился к ним откровенно враждебно.
   Ваня не имел никакого высшего образования. И тем не менее уже много лет работал в НИИ младшим научным сотрудников. Глава экономического отдела взял Ивана Сергеича на работу, чтобы заполнять им пустоты недостающих добровольцев в походы на овощебазы и колхозы.
   Ваня, в принципе, устроился совсем неплохо. Помимо жалования в сто сорок рублей, он зашибал неплохую деньгу в летние сезоны на работах в колхозе.
   Но с приходом к власти Михаила Горбачёва кое-что поменялось в советском хозяйстве. Многие предприятия перешли на самоокупаемость. После чего вдруг пропала необходимость в участии интеллигенции на сельхозработах и походах на овощебазы. Ваня остался не удел и попал под сокращение.
   Сотрудники нашего НИИ, работающие в колхозе неподалёку от города Тихвина жили в старой заброшенной школе, кишащей крысами. Классы в школе были разделены на двухспальные комнатушки тонюсенькими перегородками, сквозь которые было слышно не только соседей, но и всех проживающих в классе трудяг.
   Кое-кто не чурался приводить в такие комнатушки местных девок. Тогда помещение класса оглашалось гнусным и ритмичным скрипом пружин на железной кровати, похотливым похрюкиванием и постаныванием. Но, как правило, звуки помещения по вечерам полнились пьяной руганью и беседами "за жизнь".
   В одной из таких клетушек обитал и Иван Серегич. И я оказался свидетелем такой беседой "за жизнь" между Ваней и одним из его собутыльников.
   - Скажи, Ванюха, - послышался дружелюбный голос собутыльника. - Вот ты вроде наш человек, почему же все тебя кличут Жидом, не в обиду будет сказано?
   Ваня словно давно ждал этого животрепещющего вопроса и с воодушевлением принялся оправдываться.
   - Ну, посуди сам, Витёк, какой же я жид? Как "Ваня" может быть жидом? Я исконно русский человек, могу тебе показать родословную до пятого поколения.
   - А отчество у тебя какое?
   - Сергеевич! Иван Сергеевич! Ну?!
   - Ну да, Сергей - чисто русское имя.
   - А мать - Анна Анатольевна, всю жизнь прожила в сибирской деревушке. Отец, Сергей Васильевич проработал фрезеровщиком на заводе до самой пенсии!
   - Так вот я и ребятам говорю, что ты русский, - попытался успокоить Ваню Витёк. - А ребята говорят: "Жид, жид". Наливай ещё.
   - Я тебе, Витёк, скажу от чистого сердца. Вот где у меня эти жиды, в самых печёнках. Я бы их всех в газовые камеры бы обратно загнал. В мире стало бы чище и светлее.
   - Ну, почему ты так похож на еврея? Ты извини, но может, мать где нагуляла?
   Вместо ответа послышалась крысиная возня. Но то были не наши школьные крысы - те выходили на свои прогулки по ночам. Это традиционно заканчивалась пьяная беседа "за жизнь".
   На следующее утро Ваня показался с внушительным фингалом под заплывшим глазом.
   - Наши на этот раз наши проиграли, - с иронией промолвил Гойхман, старший научный сотрудник из соседнего отдела.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"