Узланер Михаил: другие произведения.

Узники ракетной шахты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

rockets []

   " Cолдат,дежуривший на ядерной установке задремал и облокотился на пульт.При вxоде дежурного он вскочил и доложил:
   - Tоварищ лейтенант! В мое дежурство про- исшествий не было!
   - Не было,говоришь?! А Бельгия где,твою мать?! Два наряда вне очереди!"
  /из старого советского анекдота/
  Я вернулся в Самару после долгих лет отсутствия. Если город и изменился, то только в худшую сторону. Дома стали выглядеть более неряшливо и запущенно, на грязных улицах шаталось всё больше бомжей и алкоголиков, прохожие стали более злобными и агрессивными. Моё моложавое лицо, с признаками довольства и жизненного успеха вызывало недоверие и подозрительность у проходящих мимо россиян. Было понятно, что те признали во мне "предателя Родины", который во время слинял, оставив их расхлебывать "всё это дерьмо".
   Ко мне подрулил частник.
   - Куда подвезти, капитан?
   - Я, вообще-то, майор. Правда бывший.
   - Нет проблем, братан. Майор так майор. Вижу, что бывший.
   - Мне надо в центр. Найти гостиницу по-лучше.
   - Нет, проблем, братан. Обслужу по высшему разряду.
   Я слышал, что в первую попавшуюся машину "иностранцу" в российских аэропортах садиться не стоит, и даже во вторую и третью. На таможне ты вынужден декларировать свои капиталы. И если размер капиталов вполне приемлем, то тебя подбирают вежливые таксисты, затем, завернув в тёмный переулок требуют поделиться декларируемой на таможне суммой.
   Но этот водила почему-то внушал доверие. Было в нём что-то от бывшего военного. А всякую урку или шпану я чую за километр. Я от их вида просто начинаю звереть.
   Сажусь в такси.
   - Ну чё, поехали?
   Вид за окном такси вызывал депрессию и желание срочно напиться. Поэтому я уткнулся в селфон.
   - Сразу видно вы служили на Севере. Вот только где?
   - Свой свояка друг другда видит из далека? - пытаюсь я пошутить.
   - Точно. Вы, наверное, полярный лётчик. Ну, понятно, бывший лётчик.
   - Нет, всего лишь радист. В Заполярье был несколько раз.
   - А в городе Полярный бывали.
   - Бывал один раз. Но, упаси Господь, побывать там ещё раз.
   - Да, жизнь там довольна сурова.
   - Не понимаю, как там люди выживают.
   - Люди ко всему привыкают. Я вот тоже несколько месяцев служил за полярным кругом. Причём в такой жуткой норе, что не приведи Господь.
   Я понял, что водила решил рассказать очередному пассажиру свою животрепещущую историю и немного подбодрил его.
   - В каких частях?
   - Жутко секретных! Даже сейчас не могу сказать!
   - Понятно, значит в ракетных.
   - Я тебе этого не говорил. Но в ту нору в качестве доборовольного узника попал, можно сказать, по собственной глупости. Когда я закончил военное училище, то был уверен, что мой дядя из Генштаба пристроит куда-нибудь на тёпленькое местечко. Но дядя оказался ещё тем тёртым калачом.
   - Через пять лет куда угодно: хоть в Германию, хоть в Московскую область, хоть в Прибалтику. Но первые пять лет ты должен отслужить как подобает настоящему офицеру. А после ты становишься неприкасаемым и получаешь значительную свободу в выборе места, где придется продолжить дальнейшую службу.
   Короче, определили меня за полярный круг в одну из многочисленных шахт, разбросанных в малодоступных местах необъятной России, где прячутся ракеты с ядерными боеголовками. Со мной было ещё несколько таких же как и я "старлеев". Мы долетели до великой сибирской реки, о которой лучше не упоминать и сели в довольно изношенный пароходик. Мы плыли на Север без особых приключений, пока не упёрлись в льдины. Хотя на дворе стоял сентябрь, навигация была закрыта до следующего лета.
   Капитан пароходика высадил нас в какой-то деревеньке с несколькими облупленными домами.
   - И куда дальше? - спросил один из лейтенантов.
   - Не ссыте, ребята - приободрил нас капитан. - Здесь у них есть почта, а на почте рация. Наша красавица сообщит по рации куда следует, чтобы вас довезли до места назначения.
   Красавицей оказалась сорокалетняя, обрюзгшая дама, с пропитой, вечно недовольной физиономией.
   - А-а, уже припёрлись, - не совсем вежливо приветствовала нас "радистка Кэт". - Вездеход у них сломан. Так что придётся здесь переждать пару деньков, пока вас не заберут.
   Мы осмотрели убитые, полуразвалившиеся халупы Богом забытой деревеньки.
   - А спать где?
   - Спать? Ну если не жалко разориться на водку, купите хозяевам по пузырю, и они вас с радостью впустят перекантоваться.
   Рядом с почтой находилось малюсенькое сельпо, где кроме водки практически ничем не торговали. Мы купили хозяевам халуп по пузырю, не забыв и про себя, и распределились по домам.
   Наши мечты о знакомстве с крепкими деревенскими девчонками быстро рассыпались в прах. В умирающей деревеньке жили только старички со старухами.
   Но приняли нас добросердечно и даже дали закусить огурчиками и варённой картошкой. Упитые вдрызг мы проспали без просыху два или три дня, пока нас не разбудил мощный рокот двигателя. Видимо, вездеход удалось, наконец, починить.
   Нас собрал у почты какой-то дремучий мужик с огромной бородой и заросшими на макушке колтунами. Мужик злобно орал на нас командным голосом. Позже выяснилось, что это был полковник Брагин, заведующий ракетной шахтой, где нам светило провести несколько месяцев лучшего времени своей жизни.
   Чуть позже из вездехода вылез такой же обросший щетиной и бородой мужик.
   - Водку купил? - спросил он у полковника Брагина.
   - Иди сам и купи, майор, а командовать будешь вот этими хлопцами, - грозно прорычал Брагин.
   - А сколько водки купить-то?
   - Бери всю.
   - Ну, тогда мне будут нужны хлопцы для погрузочных работ.
   Полковник дал нам приказ строем направится к сельпо. В сельпо нашлось несколько ящиков водки, которую мы подчистую и скупили.
   Вместе с водкой мы с трудом впихнулись в вездеход, который мощно сотрясался от ревущего двигателя. Тряска усилилась, когда вездеход тронулся и попёр по пересечённой местности, подпрыгивая на кочках, швыряя нас из стороны в сторону, когда преодолевал скаты и подъёмы.
   - Э, вы, следите, чтобы бутылки не разбились. - грозно проревел Брагин. - Если хоть одну водку разобьете, то очень пожалеете о содеянном.
   Тряска продолжалась несколько часов по совершенно пустынной местности. Лесополоса сменилась редколесьем, а затем, вообще, пошла сплошная тундра, уже местами покрытая снегом и льдом.
   Наконец, вездеход остановился и все с облегчением вздохнули. Брагин приказал выставить ящики с водкой аккуратно в ряд, а затем и самим построиться для переклички. Мы ожидали увидеть военную часть, или хотя бы обветшалые бараки. Но кругом, куда ни глянь, от горизонта до горизонта тянулась однообразная, покрытая снегом, тундра.
   У полковника уже был список новобранцев. Нам как зекам, сделали перекличку, подсчитали и Брагин толкнул речь о выполнении нами священного долга защиты Родины. Полковник вкратце описал международную обстановку, о том, что проклятые капиталисты уже давно стремятся осыпать весь Советский Союз ядерным пеплом, и что наша служба в ракетных войсках очень почетна и каждый будет по достоинству оценен нашей Отчизной.
   С севера дул пронзительный ледяной ветер, который продувал нас насквозь. Мы все тряслись от жуткого холода, пытаясь согреться.
  Наконец, Брагин прокричал.
   - Вольно! У кого какие вопросы.
   Наступила долгая, напряжённая тишина, пока не раздался робкий голос.
   - А где же наша военная часть? Где мы будем служить?
   Вопрос взбесил полковника и тот злобно проорал, указывая на невзрачный пенек, сиротливо расположившийся неподалеку от Брагина.
   - А это, что по твоему?
   - Пенек, товарищ полковник, - робко ответил вопрошавший.
   - Пенек, - передразнил старлея полковник. - Сам ты пенек. Это и есть ваша часть!
   Полковник разгрёб снег возле пенька и мы увидели чёрную такую коробочку. Начальник поднял крышечку, из под которой мигали два огонька: красный и зелёный. Полковник перевёл тумблер в положение "Вкл." и пенёк , словно крышка унитаза повалился в сторону.
   - Добро пожаловать в ад, товарищи! - недобро пошутил Брагин.
   Все новобранцы опасливо поглядывали на открывшуюся нору, из которой зияла тьма, приправленная затхлым душком плесени.
   - Это одна из наших ракетных шахт. Перед тем как спуститься разрешаю всем поссать на дорожку. Выполнять приказ!
   Ребята разбрелись по сторонам, вычерчивая желтыми струями узоры на промерзшей земле.
   - Тут у нас повышенная радиация. Поэтому советую, чтобы х..й стоял почаще, побыстрее пройти зону заражения.
   Полковник погрузился в нору и стал быстро перебирать руками и ногами приваренные к шахте металлические ступени. Нора была довольно узкая и глубокая. Врать не буду, но где-то метров двести. Там мы попали в настоящий лабиринт из мрачных коридоров и металлических дверей. Каждая дверь имела свой порядковый номер.
  Нас разместили по комнатам по два-три человека и велели собраться через пару часов в "учебке". Комнатки были довольно тесноватыми, но, полагаю, побольше одиночных тюремных камер. Параши и душ отсутствовали. Но кровати были довольно удобными. В центре располагался стол и на стене даже крепилась полочка с книгами.
   Я почитал корешки с книжками. На удивление, дамские романы и детективы составляли основное чтиво служащих ракетных войск. Позже оказалось, что там имелась довольно обширная библиотека с интересными книгами, многие из которых на воле было довольно сложно достать. Видимо, бывшие сокамерники увлекались исключительно любовными романами и детективами.
   Вскоре, обустроившись, мы направились к так называемой "учебке". Для начала "учебку" было найти довольно сложно. Поскольку этот подземный муравейник напоминал, как я уже говорил, довольно сложный лабиринт.
   Мы были приятно удивлены, когда зайдя в общирную комнату увидели большой стол, накрытый водкой и всякими деликатесами. Не поверишь, там была и чёрная и красная икра, печень трески, копчённая красная рыба, несколько новогодних салатов и прочей снеди. Короче, встретили нас тепло. Все обитатели подземелья носили, как и полковник Брагин, густые бороды, и покрытые колтунами патлы. Военные напоминали, скорее, партизан времён Великой Отечественной Войны.
   Поначалу шла торжественная часть. Полковник Брагин опять толкнул свою речь всё о той же ядерной угрозе, и той великой чести, которой нас удостоила Родина. Потом пошла пьянка. Вся водка, что красовалась на столе вскоре была выпита и народ перешёл на местный "самогон", который оказался, как выяснилось гидролизом. И пошла наша безрадостная, но почётная служба. Провизию, водку, военное снаряжение и оборудование доставляли вертолётами. Нас обучали гражданской обороне, рассказывали о максимально допустимых дозах радиации, всем выдали по счётчику Гейгера, который вяло потрескивал, показывая допустимую дозу радиации. Свинцовые стены довольно хорошо защищали от радиации, идущей с ядерных боеголовок. Но жить в свинцовом панцире, я тебе скажу, тоже сомнительный вариант для сохранения здоровья.
   Поэтому, мы, ракетчики, служили всего семь-восемь месяцев в этом свинцовом склепе. А потом каждый имел право поменять место службы. В основном народу удавалось, по истечению срока выбраться из этой почётной дыры. Хотя некоторые не выдерживали давления старожил и потери огромных начислений за невыносимые условия несения службы, и оставались ещё на один, а то и на последующие сроки, считай, добровольно.
   Полковник подробно рассказал как работает ракетное оборудование и пульты управления. Куда направлены советские ракеты, а направлены они были на юг Канады и основную часть Соединенных Штатов Америки.
  Как известно, человек ко всему привыкает. Засунь его в чан с дерьмом. Поначалу покряхтит, постонет, потом проблюётся, а там, глядишь, и ничего, пообвыкся уже. Вот так и мы постепенно привыкли к нашей необычной службе. Кормили нас не плохо, выпить всегда было вдоволь. Начальство шибко нас не прижимало. А куда прижимать, если мы уже, ого-го как, прижатыми оказались в этом большом подвале.
   Но, всё же, мужик ко всему может привыкнуть. Но только не к отсутствию баб. Вот мы всё ругаем их проклятым отродьем, бьём почём зря, виним во всех своих бедах. А ведь женщины тут ни причём. Семя зла кроется в самом инстинкте размножения. Ну, так природа устроена. Живи, крутись, радуйся жизни, или, наоборот, проклинай её на все лады, кому как. Но вот оставить после себя очередного горемыку, который будет после тебя мыкаться по жизни как и ты - это, будь любезен, сделать. И дело не в женщинах, а в "основном инстинкте". Ведь женщины страдают от этого основного инстинкта покруче нашего брата. Ведь у них даже всё тело так обустроено, чтобы рожать, кормить, растить и продолжать род.
   Где-то вычитал в греческих мифологиях, что мужики решили выяснить у кого инстинкты и оргазмы сильнее: у мужчин, или у женщин. Обратились к одному полубогу. Ну, знаешь, там у древних греков боги сношались с земными красавицами. А их главных бог Зевс был самым любвеобильным и охочим до женских, земных тел. Так вот. От таких сношений богов с земными женщинами рождались полубоги, типа Геракла. Те были смертны, как люди, но во многом превосходили свою худшую половинку. Обратились к одному такому полубогу за советом: мол, скажи, будь любезен, у кого оргазм сильнее, у мужчин, или у женщин. Хотя оно и так было понятно, что у женщин. Ведь это какое сексуальное желание надо иметь, чтобы потом девять месяцев вынашивать плод, а потом ещё и рожать в муках, после чего всю жизнь тянуть лямку, растить и воспитывать своё потомство.
   Но полубог, не помню его имя, умел обращаться и в мужчину, и в женщину. И обратился полубог в женщину, поскольку привык носить мужское тело на себе. И потом занялся любовью, прости Господи, с одним из мужиков. Ну, обратился обратно в мужчину. Тут его греки и спрашивают: ну, у кого оргазм сильнее: у мужчин, или у женщин?
   Тут им полубог и говорит.
   - У женщин оргазм в восемь-девять раз сильнее, чем у мужчин!
   Такие вот дела. Но подержи здорового, молодого мужика на голодном женском пайке. И во что оно тогда превратится? В обезумевшее животное.
   Я тебе скажу, так прижал нас этот основной инстинкт, что аж хотелось лезть на стены. Никакой другой худшей пытки я и не испытывал. А ведь прошло всего пару месяцев нашего заточения. И что делать?
   Ну, понятно, дрочили в той шахте все поголовно. И никто не считал это грехом, или ещё каким противным человеку делом. И не стыдились того. А как ещё разрядить напряжённость в своих чреслах? Ведь мы все были молодыми, крепкими парнями. Сказать, что гормоны играли в нас - ничего не сказать. Наоборот, гормоны играли и издевались над нами. В библиотеке даже имелась довольно большая стопка порно журналов, привезённых из загнивающего Запада. Самый употребляемый в библиотеке материал, я тебе скажу.
   Но, клянусь, в отличие от зоны не было у нас никаких проявлений мужеложства. По крайней мере, я этого никогда не замечал. И до того невыносимо стало, что офицеры и солдаты начинали просто звереть.
   И вот полковник наш, который Брагин, решил кардинальным образом решить этот проклятущий половой вопрос. Ведь Брагин тоже мужчина в расцвете сил. И его проклятущий инстинкт мучил не меньше нашего брата.
   Был у полковника один знакомый в кремлёвской верхушке: то ли дядя, то ли ещё какой родственник. И выпросил Брагин у того дяди провести на шахте культурное мероприятие для защитников Родины. И вот, представь себе, к нам в эту тундру, на этот невероятно засекреченный объект приезжает женский хор из двадцати молодых, крепких девок. Ну, к ним был довесок из двух гармонистов и руководителя хора. Но нас, понятно, интересовали только девки.
   И вот, представь, привезли долгожданный хор на наших трясущихся вездеходах вместе с сельповской водкой в тундру, к этому секретному пеньку, спустили по узкой шахте в подземелье и представили перед нашим начальством.
   Начальство наше всё бороды побрило, аккуратно подстриглось и выглядело очень даже представительно для женского полу. Да не только начальство, но и офицеры и даже солдаты всё побрились, подстриглись и надушились дорогими, откуда-то взявшимися импортными духами.
   Тут оказалось, что в шахте имеется довольно внушительный актовый зал, с огромным на всю стену телевизором, стульями и сценой. Я там два месяца уже как тянул лямку ракетчика, но ничего про тот актовый зал не слыхал. Ну, почему нельзя было проводить культурные мероприятия по вечерам в той комнате отдыха с просмотром, например, отечественных и зарубежных кинофильмов, с лекциями о международном положении? Нет. Весь наш досуг заключался в чтении книг, игре в шахматы и беспробудном пьянстве.
   Поляну певицам накрыли невероятную. Каких только деликатесов там не было: и икра красная да чёрная, и балычок, соленья всякие приятные, поросёнок молочный! Про выпивку не говорю. Кроме водки и самогону и были для дам и всякие изысканные импортные вина, да коньячок французский. А откуда такие гастрономические приятности взялись - то военная тайна.
   Но, поначалу, как полагается хор спел несколько народных и патриотических песен. Гляжу я на девок и чую, что просто зверею. Теряю, понимаешь, в себе всё человеческое и хочется мне снять штаны и накинуться на этих девок в чём мать родила.
   Огляделся по сторонам и ужаснулся. Вся наша воинская часть с ума сходит, ну то есть натурально звереет. Вижу, те же мысли и желания, а то и покруче, мучают что и меня.
   Полковник Брагин тоже уловил в воздухе напряжённую атмосферу и велел заканчивать с торжественной частью. Мол, позвольте, уважаемые исполнители, пожаловать на наш банкет.
  Побанкетили мы вполне прилично. Всё чин чинарём вышло: тосты, поздравления, ухаживания. Потом начались танцы и атмосфера накалилась до самого что ни на есть предела. Девок всего двадцать штук, а нас где-то с полтинник набралось. Что делать? Начались уже разборки и даже драки между рядовыми. Полковник Брагин тогда от греха подальше велел всему воинскому составу, акромя особо приближенных, удалиться на выполнение всяких нарядов и прочих офицерских поручений, значит, чтобы конкурентов от женского полу отвадить. Не поверишь, я готов был полковнику в глотку вцепиться. Гляжу, и все остальные отогнанные от женских прелестей просто взбеленились. На шахте, натурально, назревал половой бунт. Тут и не только до крови, а и до убийства недалеко. Но крепко мы боялись нашего полковника, да уставов, да воинской прокуратуры. Отступили.
   Гармонистов и художественного руководителя, понятно, старательно споили. И те уже храпели под столами. Офицеры стали усердно ухаживать за хористками. Многие девки поначалу строили из себя недотрог. Но когда им показали пачки денег да по тыщу рублей, то всякое стеснение постепенно отпало. Ведь бедолагам, чтоб ы такие деньги заработать, считай, целый год работать надо. Да и куда тут денешься.
   Развели офицеры своих барышень по своим норам и началась половая котовасия. А полковник, да и не только он, аж двух девок с собой прихватили. Благо солдатню всю убрали, и мужское большинство превратилось в меньшинство. Есть где развернуться. Это мне потом знакомый капитан просветил.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"