Убежище В: другие произведения.

Три буквы на заборе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прохоров ПВ-7: Кор

   Даже кошмары Мелентьеву снились неприличные. Чаще всего так - будто идет он по какому-то полутемному коридору, слышит крики, возню снизу, и все силится рассмотреть, что же это там впереди шевелится. Подходит ближе, а там слепая женщина, старуха - хвать его за рукав и... а дальше совсем неприлично. Для милиционера предпненсионного возраста не прилично. Для самого старшего лейтенанта подразделения. Старше только Пал Палыч, но тот аж капитан. Начальник.
   И, главное, поделиться не с кем. Старичков почти не осталось, а молодежь такую берут, ужас. Короче, не высыпался последнее время Мелентьев, ходил сонный с красными глазами. Будто все время с бодуна. И хуже всего, то, что Пал Палыч, всякий раз поутру понимающе ему подмигивал. Хотя, что и говорить, добрый мужик Пал Палыч - и сам зашибал, и подчиненных по этому делу не тиранил.
   Но работал строго - поэтому, видимо и держало его областное начальство, не выгоняло на "заслуженный".
   - Я понимаю, Сергей Михалыч, что нехорошо, вот так вот, с утра пораньше, но надо бы слетать в Рагузино. Там у них жмурик ... образовался. Несчастный случай, конечно, но надо все как есть аккуратно оформить, ты ж умеешь. Начальство как раз давеча просило присматривать за этим, как его... Мокрецовым. Учителем тамошним. А он вчера вечером возьми коньки да и отбрось. Всего-то полгода у нас проучительствовал. Вот. Так что надо бы посмотреть. К тому же председатель тамошний - хороший мужик, но чуть буйноват во хмелю. Недавно такое устроили.... По слухам. Впрочем, не суть. Короче, деликатно надо. А молодежь нашу ты знаешь - борзые, глупые - пальцы гнуть начнут, не дай Бог раскопают что. А нам оно надо?
   Начальник дождался утвердительно отрицательного кивка Мелентьева - да, мол, в смысле, что "нам оно не надо" и продолжил:
   - К тому же тут еще одно дельце есть, деликатного плана. Там в Рагузино бабка одна живет. Фамилия у нее Сморчкова. Самогон варит. И такой, знаешь ли, самогон замечательный, что просто не оторваться. Ну, да ты понимаешь...
   И опять это дурацкое подмигивание.
   - Прихвати мне пяток бутылочек, хорошо? Тебе тоже рекомендую. Правда, там лучше не пробуй. Она какие-то травки туда добавляет или грибочки. Короче, с непривычки может прихватить. Даже опытного человека. На тебе пятихатку, аккурат по сотке на горлышко.
   Вот так и оказалось, что хмурый, невыспавшийся лейтенант Мелентьев оказался в Рагузино - селе столь дальнем, что даже по местным меркам жить там могли только самые дремучие неудачники.
   Впрочем, село, как село. Зимой, что Рагузино, что заново перестроенное к прошлогоднему визиту президента Счастливое (бывшие Малые Недовесы) - все одинаково сонно, снежно и... Хотя нет. Рагузино не то, чтобы бурлило, но народу на звук прилетевшего вертолета собралось необычно много. Впрочем, когда оказалось, что вместо продуктов "стрекозел" принес только угрюмого городского мента, картина быстро проредилась и из встречающих остался только председатель местного сельхозкооператива:
   - Корягин, Иван Михалыч, - представился он, протягивая руку.
   - Мелентьев, Сергей Михайлович, оперуполномоченный.
   Вот и познакомились. Корягин был под стать своей фамилии - коренаст, бородат и косолап. Ну, вылитый бурый медведь-шатун. Только добродушный такой шатун, даже веселый. С виду. Что, впрочем, вполне объяснялось отчетливым запахом алкоголя, который председатель щедро распространял вокруг себя.
   - Может, того, с дороги-то, для сугреву?
   И опять это дурацкое подмигивание. Или показалось? Мелентьев решил держаться строго официально:
   - Я при исполнении, товарищ председатель. Давайте пройдем к месту происшествия.
   - Ээээ, товарищ оперуполномоченный, тут вот какое дело. Как по весне мост-то на Выселки снесло надо в объезд пару верст. А еще вчера снегу намело столько, что лучше уж на санях. Минут сорок снег всего шел или час, а смотрите, какие сугробы. Но, ничего, идемте, вон нас Михеич дожидается. Вы ... это не подумайте чего... Нет, нормальный забор никто его не ломал. Мало ли что там говорят. Просто баловник какой-то написать что-то хотел про меня, но вовремя одумался. Вот доски приходится менять. Мало забот у меня. Поймать бы, гаденыша и...
   Председатель сжал огромный веснушчатый кулак, и Мелентьев заранее пожалел неизвестного "баловника".
   - Послушайте, товарищ Корягин, а что там было написано, а? Почему вы сразу решили его менять? Мне-то можно сказать, я лицо официальное.
   - Да, собственно, ничего такого написать не успели, только первые три буквы моей фамилии: "КОР". И все. Потом спугнул, видимо кто-то. А зачем мне ждать, пока всё напишут. Вряд ли что хорошее. У нас на Руси отродясь ничего хорошего на заборах не писали.
   - "КОР", значит. И часто у вас так?
   - То-то и оно, что первый раз. Это все телевизор проклятый. Насмотрятся всякого.... А то, что мы там после бани в прошлое воскресенье - это так...
   Михеич оказался высоким жилистым стариканом в длинном, некогда белом тулупе. Был он угрюм, сосредоточен и сам в разговор не вступал.
   - Мокрецова нашего, мы вместе с Михеичем, кстати, и обнаружили. Поехали сегодня утром за протоколом. Собрание у нас вчера было, а тут вот какое дело.
   Судя по рассказу председателя и редким, но емким поддакиваниям Михеича, картина происшествия вырисовывалась следующая.
   Вчера вечером кооператив проводил общее собрание пайщиков. Учитель Мокрецов, хотя и не входил, так сказать "в состав", но согласился вести протокол, чем весьма обрадовал Корягина:
   - Так-то у нас эти дела Матрена вела, счетовод, но она уж полгода, как очки новые не может наладить, не видит ни шиша, такое напишет, что сам черт ногу сломит. А Мокрецов хороший парень, завсегда поможет. Хоть и городской.... Извините.
   Ближе к концу собрания, после перехода к "Разное" учитель, незаметно вышел на улицу. Видимо по нужде, или прихватило. Его видела доярка Афанасьева, которая бегала домой проведать своего годовалого ребенка.
   По словам Афанасьевой, Мокрецов согнувшись и держась за живот, брел куда-то в сторону. Доярка видела его издали, мельком, но узнала по блеску очков. Потом учитель вышел из освещенной полосы под окном клуба, а Афанасьева наоборот поторопилась в помещение, чтобы не пропустить "чего-нибудь интересного".
   Утром председатель вспомнил, что не взял у Мокрецова протокол, который нужно было отвезти в райоблсовет. Тогда он направился к Михеичу, которому тоже надо было в город, и он обещал заодно отвезти и протокол. Михеич согласился сначала заехать к Мокрецову и сказал, что подготовит сани и подгонит их по дороге к избе председателя.
   Примерно в восемь утра, еще затемно они поехали и в 8.15 были в Выселках. Председатель как раз посмотрел на часы. Выселки - это примерно с десяток изб, большей частью заброшенных, не жилых. Мокрецов жил рядом с бабкой Сморчковой и ее полоумным сынком. "Он сызмальства ейный самогон пробовал, вот и повело парня". "Ага", - смекнул при этом Мелентьев, вспомнив просьбу начальника.
   На стук в дверь избы Мокрецова никто не ответил. Тогда Михеич предложил председателю сходить до бани, а сам он проверил стоявший по другую сторону дома дровяной сарай. Минут через пять мужики вновь встретились около дверей избы. "Может ему плохо там?" - предположил Михеич, - "давай заглянем, раз уж пришли". Они заглянули. В сенях никого не оказалось. Председатель собрался было подняться в комнату... "А как вы дверь то отперли?" - спросил в этот момент Мелентьев.
   "Так у нас тут по-простому, не запирается никто, все свои. Учитель-то поначалу смущался и даже замок в сельпо заказал, но потом передумал, видать".
   Так вот, председатель уже собрался подняться из сеней в жилую часть, но тут Михеич обратил внимание, на то, что вещи, захламлявшие вход в кладовку под лестницей, будто наспех свалены в сторону, и дверь чуть приоткрыта. Войдя в кладовку, мужики и обнаружили труп Мокрецова. Учитель лежал, неестественно выпрямившись, проткнутый буквально насквозь стальным строительным ломом.
   Эту же картину Мелентьев вскоре увидел своими глазами. Мокрецов оказался совсем молодым худощавым некрупным пареньком с жиденькой, куцей бородкой. Он будто старался быть старше. Тогда, при жизни.
   - Как же это ему угораздило-то? - спросил председатель, глядя на Мелентьева, как доктор Ватсон на Шерлока Холмса.
   - А вы сами, как думаете?
   - Наверное, лом там, наверху лежал. Он полез зачем-то на антресоли, лом и сыграл вниз, - предположил председатель, - хотя странно это. Там же нет ничего. Зачем на ночь глядя по кладовкам шарить ?
   - Может лекарство искал? - вступил Михеич
   - Зачем искать, если Сморчиха рядом? Спросил бы - она б по-соседски бесплатно вылечила. Хотя, того она теперь, жадная стала. Афанасьева говорит, что сынку на операцию копит...
   Мелентьев между тем осматривал кладовку. Точнее нет, осматривать там было, нечего. Оперуполномоченный просто переминался с ноги на ногу, трогал старые деревянные полки, потрескавшийся рубанок, старый трансформатор с пучком проводов, кучку ржавых металлических трубок и в его мозгу все четче вырисовывалась почти совершенно непреложная истина:
   - А ведь не мог он так лом на себя уронить. Никак не мог, - сказал он, наконец, вслух, - вот, сами гляньте - лом этот мог только вон, с верхней полки упасть. Но тогда бы как раз Мокрецову по кумполу. А чтобы вот так - это он должен был лежать здесь. Ну, пьяный к примеру. И лежа, случайно задеть стойку антресолей.
   - Да он не пил, товарищ оперуполномоченный, сколько раз предлагали.
   - Ну, тогда просто упал, в темноте-то. Тут свет есть какой? Не вижу.
   - Неа, нет тут света. Уже неделю, как провода пооборвало, а электрик наш все не соберется...
   - Тем более. Тогда он лампу должен был взять какую-то или фонарик...
   Но ни лампы, ни фонарика в кладовке не было. Мелентьев вместе с Михеичем загрузил труп учителя в сани и пошел осматривать окрестности.
   Везде лежал свежий чистый снег и даже без рассказа председателя, можно было воссоздать картину утренних событий. Вот две цепочки следов к бане. Это председатель. Он обошел баню кругом, зашел внутрь и, судя по свежепереставленной лестнице, даже слазил зачем-то наверх.
   Также две цепочки следов Михеича до дровяного сарая. Снег дверью отодвинут. В сарае немного дров и какие-то шкафы. Крыша худая, снегу на полу с полметра. И все.
   - Так, а Сморчкова ваша где живет?
   - Да здесь же, вон в той избе. Мы к ней утром не заходили. Сразу назад и в город звонить.
   - Давайте зайдем....
   Мелентьев отметил по дороге, что кроме двух пар следов от полозьев саней Михеича к избе Мокрецова больше никаких следов не вело.
   - Зайти-то не сложно, только не видела она ничего.
   - Почему вы так думаете?
   - Да ослепла она. Уже чай три года, как ни шиша не видит. Катаракта вроде. Травница она знатная, но супротив этого дела управы не нашла.
   - А как же она травки свои собирает?
   - По запаху, наверное. Или Димку просит, сынка, то есть. Так. Эй, Сморчиха, открывай, гости пришли!
   Увидев Сморчкову, Мелентьев покрылся холодным потом - эта была та самая старуха из его кошмаров. В полутьме она сидела в какой-то темной накидке на кровати, и гнусавый голос ее доносился, будто из сырого подвала:
   - Ааааа, опять смертные аггелы прилетели, опять смерть принесли и все мало вам, кровопийцам. Но есть, есть Божий Суд над вами. Он придет, Он всем воздаст, кто не покается. И больных вылечит и увечных на ноги поставит, и нищих одарит и зло осудит...
   И в таком же духе, не слушая вопросов и не обращая внимания даже на "старшего оперуполномоченного из города".
   - И давно она так? - только и спросил при выходе Мелентьев.
   - Да, нет, - уклончиво ответил председатель, - я еще третьего дня заходил, нормально отоварила, гхм. А сейчас чего-то совсем того... Странно даже.
   - Послушайте, а сын ее где?
   - Да в подполе, похоже. Когда у него припадок, она его в подполе запирает....
   - А?
   - Да он так-то смышленый парень, сам заранее чувствует. Вы не слышали разве, как он там внизу шебаршится?
   Все как в том кошмаре. Мелентьев даже вспомнил - зачем он шел к этой женщине. Она, вроде как знала все, о чем он хотел спросить. Приснится же....
   Пока ехали обратно, Мелентьев подвел кое-какие итоги. Самым неясным был "несчастный случай, конечно" и "все как есть" из уст Пал Палыча. Потому, что ну никак эти понятия между собой не совмещались. Не мог Мокрецов уронить этот злосчастный лом так, чтобы можно было с чистой совестью подвести это дело под "несчастный случай, конечно". Ясен перец, что Мокрецова каким-то образом обездвижили, положили на пол кладовки, а потом проткнули ломом. Там даже щербинка есть на полу, где похоже этот лом стоял. Да и кто такую тяжесть будет наверх засовывать?
   Но если так - кто это сделал? Следов учителя к дому не видно. Значит, он успел вернуться еще до снега или, так сказать, "в процессе". По словам председателя, снегопад начался вскоре после окончания собрания - "минут через десять - пятнадцать" и продолжался "аккурат один тайм футбола". Он в перерыве покурить выходил и снег уже перестал. Учитывая расстояние до Выселок, никто из Рагузино не успел бы прийти на Выселки, убить учителя и вернуться, не оставив при этом следов. Значит, убийца живет в Выселках. А там выбор невелик - или слепая Сморчкова или ее полоумный сынок, который так удачно оказался запертым в подполе. Ну, разве что кто-то специально спрятался в одной из заброшенных изб и....
   - Нет, товарищ оперуполномоченный, нету здесь никого. Чужие к нам уже считай месяц не заезжали, а свои все на собрании были. По списку. В смысле взрослые. Кроме Сморчихи и Димки.
   Да уж, дело ясное, что дело темное.
   - Послушайте, Корягин, а что за человек был Мокрецов? Вы его хорошо знали?
   - Ну, как хорошо человека за полгода узнаешь? Учитель он был настоящий, благо, что городской, ой, извините. С детишками возился, конкурсы разные устраивал, лыжные походы. Какие-то ролевые игрища. Обещал летом плот построить. Называли они друг друга по-чудному. Моего младшего почему-то Перегрином кличут, а самого Мокрецова - Кирданом. Хотя он и не кирял вовсе, странно даже. А так, по-людски, если.... В баню он любил ходить. Баня у нас знатная. Предыдущая-то математичка не ходила-брезговала со всеми - дома мылась, в своей бане - она в той же избе жила, что и Мокрецов сейчас - там своя баня, ну, вы видели. Ни с кем не ссорился, вежливый такой, тихий. Не пьющий. Мухи не обидит. Детишки его очень... хотя да, говорил уже. Ну, разве кроме Ванятки, а Михеич?
   Михеич, будто не слыша, продолжал править лошадью.
   - Ага, не слышит. Он, когда не хочет - глухой, как пень. Вроде как контуженный с войны еще. Он там, в разведке был, еще пацаном совсем. В смысле Михеич. Боевой дед. Потом во внутренних войсках служил, майорил, и даже в Афган в свое время просился, да не взяли его уже по возрасту. Вы эту ночь у него переночуете.
   Вот, приехали уже. До свиданья. Завтра утром я к вам зайду - будем решать - как и что. А труп вы пока в сарай положите - мороз на дворе - ничего ему не сделается.
   Разговора за вечерним чаем не получилось. Ванятка, хмурый, под стать деду мальчишка был сразу отправлен спать: "завтра в школу". А Михеич сам ничего не спрашивал, отвечал односложно, рассеянно, не забывая, правда, потчевать гостя нехитрыми бобылевыми разносолами...
   Несмотря на тяжкие думы, спал Мелентьев, как убитый....
   - Эй, товарищ уполномоченный, эй, просыпайтесь, рассвело уже. Звонить надо - присылать вертолет или как?
   Бррр. Точно утро. Мелентьев похоже впервые в жизни проснулся столь поздно. И голова болит. Ужас. А тут сразу председатель. И опять уже чуть навеселе.
   - Я, сейчас, товарищ уполномоченный. А где Михеич-то сам? Вы не волнуйтесь, я знаю, где у него заначено. Вы лежите пока, я сейчас.
   Мелентьев только с третьего глотка понял, что пьет крепкий душистый самогон. Разогнавшись на воду, он делал глотки столь щедро и уверенно, что в глазах сидевшего напротив Корягина впервые появилось искреннее уважение.
   Потом был, конечно же, кашель, фонтан жидкости изо рта и нечленораздельные чертыханья.
   - А я стучу, стучу. Ванятка-то, небось, уже в школу ушел, а вот куда Михеич запропастился - непонятно. Главное, что и лошади нету, и саней. Уехал куда-то. Но сейчас и не видно куда - ночью снег выпал, занесло опять все.
   Под говор председателя Мелентьев наспех умылся, выпил квасу и съел невеликую горбушку хлеба. В голове немного прояснилось.
   - Так, вертолет, товарищ Корягин, пока вызывать не будем. А надобно опять на Выселки сходить, посмотреть кое-что.
   - Как скажете, товарищ оперуполномоченный. Если можно, я с вами пойду - вчера за делами-то забыл взять у Мокрецова протокол собрания. Он же его с собой тогда унес.
   - Вот он ваш протокол, держите. Действительно, был в кармане у Мокрецова.
   - Аааа, спасибо. Но я все равно с вами. Мало ли там что...
   - Что ж, пойдемте.
   По дороге Мелентьев продолжил расспрашивать председателя об учителе. Особенно его заинтересовал случай с Ваняткой - внуком Михеича. Оказалось, что не все дети ладили с Мокрецовым. Ванятка нахватал несколько двоек по алгебре, был неоднократно оставляем после уроков, и отзывался об учителе весьма дурно.
   - Ванька-то парень хороший, только баловной очень. Его мать с отцом в городе сильно любили, а потом, когда отца посадили - мать выпивать стала и Михеич внука к себе забрал, сюда. Мало ли что при пьющей-то матери...
   Вот примерно такие разговоры вели они почти всю дорогу до Выселок. Точнее, пока не увидели сани Михеича возле дома Сморчковой, самого Михеича, лежавшего рядом и сидевшего чуть поодаль паренька в какой-то нелепой длинной рубахе. Потом они побежали. Хотя, особо смысла бежать, как оказалось, не было. Михеич лежал мертвый, с раскроенным черепом. А сидевший рядом парень, точнее даже молодой мужик был живой, но явно не в себе. Он монотонно бормотал что-то про себя и чуть покачивался из стороны в сторону. Рядом валялся топор с окровавленным обухом.
   Позже картину всеобщего разрушения добавил жуткий бардак в избе Сморчковой и труп самой старухи рядом с открытым люком в подпол. Мелентьев с Корягиным связали Дмитрия Сморчкова вожжами и отвели в Рагузино. Послали мужиков забрать тело старухи. И продолжили разговор в клубе.
   - Даа. Стало быть, это и вправду, Димка учителя-то порешил. Михеич видать сообразил что-то - приехал по утру старуху пытать, а она сынка успела выпустить. Он обоих их и зашиб. Сумасшедший - что с него?
   Да уж, час от часу не легче. Хотя теперь все получается довольно гладко. Действительно, Дмитрий мог зайти к учителю еще до снега - убить и успеть вернуться. Потом мать заперла его в подпол и разыграла из себя полоумную, чтобы не разговаривать с милиционером.
   Только две вещи не укладывались в общую картину. Снег в дровяном сарае и три новые доски в заборе перед магазином. Одну из непоняток можно было прояснить по телефону. И небольшой разговор.
   - Товарищ Корягин, а позвонить от вас можно?
   - Можно, конечно, или из Правления или у меня из дома. Зайдем... те, Михеича и Сморчкову помянем....
   - Нет, лучше из Правления....
   - Алло, Коля? Как мать? ... Лучше? Ну, хорошо. Ты, случаем, в игры эти не играешь? Ну, в колдунов всяких, эльфов? ... Нет? Ну и хорошо. Ты сейчас в Интернете, небось.... Ага, посмотри, пожалуйста, кто такой был Кирдан. Он из этих, из эльфов... Ага, понятно, так, так... Как ты говоришь? В Серых Гаванях? И что он там? ... Ааааа, вот оно что. Теперь все понятно. Да, спасибо, Коля, матери привет, как вернется.
   Еще звонок.
   - Пал Палыч, это Мелентьев, здравствуйте. Да, спасибо. Дело вроде ясное. Нет, не несчастный случай.... Точно. Сумасшедший. Дмитрий Сморчков.... Да, сын. И мать свою тоже, так что насчет просьбы вашей.... Не совсем. Нет, больше ничего. Нормально? Хорошо. Да, сегодня закончу к вечеру. Спасибо, вас также. До свиданья.
   Оставался последний штрих. Разговор с Ваняткой получился тяжелым. Парень едва сдерживал слезы, говорил неохотно, но в конце-концов Мелентьев добился кое-каких результатов. Вот, собственно и все. Можно вызывать вертолет и закрывать лавочку.
   - Ага, значит, закончено дело? А Димку куда? В дурку повезете?
   - Да, в психиатрическую. Я так понял, что родственников у него больше не осталось? Так ведь? Тут еще вот какой вопрос - что с Иваном делать? К матери отправить? Могу и его с собой забрать.
   - Нет, товарищ уполномоченный, я не знаю, как по закону, но пусть он пока у меня поживет. Они с младшим-то моим дружбаны, а я Михеичу обещал присмотреть за пацаном, если что....
   - Это хорошо, это правильно. Но, если мать его надавит - придется отдать....
   - Ну, это если надавит. Но вряд ли - она ж его все эти полгода даже не проведала ни разу. А еще мне непонятно - как же это Димка мать-то свою порешил? Он-то, конечно, псих, но....
   - Эх, хороший вы человек, Корягин. И понимаете многое правильно. И, думаю, имеете право знать, что тут произошло на самом деле. Только заметьте, это все лишь предположения. И рассказывать о них нельзя. Никому. Вы меня понимаете?
   - Понимаю, товарищ уполномоченный, все понимаю. Так как же?
   - То, что это не несчастный случай, думаю, вы и сами догадались. Уж очень лом этот.... Топорно сработано. Или убийца очень торопился и использовал для этого дела первый попавшийся предмет. И света не было - ни лампы, ни фонарика. Далее. Труп уж очень неудобно лежал, вы заметили? Там же места совсем нет и такое ощущение, что пришлось вещи раздвигать, чтобы его уложить во всю длину. Понимаете?
   Не дождавшись кивка председателя, Мелентьев продолжил:
   - Труп лежал вытянувшись во всю длину. Если бы его оглушили, затащили в кладовку и лишь затем проткнули ломом, то могли бы ноги подогнуть или еще как. Поэтому можно предположить, что Мокрецов попал в кладовку уже в виде трупа, причем уже окоченевшего, ноги у которого не подогнуть и позу не изменить. Тут-то у меня и возникло первое предположение. Которое подтвердил осмотр дровяного сарая. Вот вы, когда по приезду учителя в бане искали - вы же все там осмотрели - даже наверх слазили, верно?
   - Ну, да, а как же иначе?
   - То-то и оно, "как же иначе". А я вот, в сарай заглянул, который Михеич осматривал. Так он только дверь открыл и закрыл. И все. Хотя внутри и дрова и шкафы. Он должен был внутрь зайти и посмотреть везде. Но он не зашел, не посмотрел, только снег от двери подвинул.
   - Почему вы так думаете?
   - Там крыша дырявая и снегу нанесло рядом с дверью. Следы бы остались, если б Михеич туда заходил.
   - Так вы думаете....
   - Ну, тогда я еще никак не думал. Но мысль о том, что труп Мокрецова привез на санях Михеич и потом, пока вы осматривали баню, вытащил его в кладовку, и проткнул ломом, у меня возникла. Хотя рискованное это дело было. Но повезло Михеичу - успел. И все бы ничего, но не учел он, что видел кое-кто, все эти его манипуляции.
   - Да кто ж это видеть-то мог.... Ааа, точно - Димка Сморчков!
   - Правильно - увидел и рассказал матери. А та подумала и решила извлечь из этого практическую пользу. Помните, как она вещала об аггелах смерти, которые ОПЯТЬ прилетели и что, мол, нужно одарить страждущих и все такое?
   - Ну, да, но я думал - не в себе старуха...
   - Наоборот, очень даже в себе. Но ей, как я понял, деньги были нужны. Большие деньги.
   - Ну, да, доктор в городе сказал, что болезнь его сына лечат, но...
   - Вот именно - за большие деньги. Доктор-то может и соврал, но мать запомнила и решила достать эти деньги через Михеича.
   - А он....
   - Именно. Подмешал мне что-то в чай и сегодня поутру раненько отправился со старухой разбираться. Они не договорились и вот результат....
   - Ну, хорошо, это похоже, что и так. Но зачем Михеичу было убивать Мокрецова, да и когда он это сделал?
   - Когда - это понятно. Он его с собрания вызвал - ближе к концу - у вас же перекур был перед "Разное".
   - Да, точно, был. И Мокрецов тогда с нами не вышел.
   - Потому, что он вышел не во двор, а на улицу. Вместе с Михеичем. Там и получил - думаю, что ножом в живот. Мы труп на экспертизу в город отправим, и, думаю, это дело докажем. Афанасьева как раз и видела момент, когда учитель помирал. А Михеича рядом не заметила - у него тулуп светлый, на фоне снега, в сумерках не так просто заметить. А он его, упавшего, подхватил и к себе оттащил, еще до снега. А потом, когда вы его ехать на Выселки позвали - сообразил, как можно дело запутать.
   - Ладно, могло и так быть. Но зачем? Зачем было Михеичу учителя убивать?
   - Да, верно. Мотив. Обязательно должен быть мотив. Так вот, мне это мотив подсказала надпись на вашем заборе.
   - Не понял. Там же про меня....
   - Согласен. Вы, увидев на заборе "КОР" весьма справедливо предположили, что это камешек в ваш огород. Но это только ваше предположение. Я же - человек со стороны. А когда в одном месте, почти одновременно происходят два события, которые доселе там не случались - можно предположить, что они как-то связаны. И я предположил, что неизвестный писатель имел в виду не вас, а, например, Мокрецова.
   - Ну, он же тогда бы так и написал....
   - Тоже верно. Так бы и написал. Но он и хотел "так и написать". Только назвал учителя не по фамилии или имени. Его вроде бы Сергеем звали, а по ролевой кличке....
   - Погодите, товарищ оперуполномоченный, но его же там Кирданом звали. А это "КИР", а не "КОР"?
   - Это меня тоже поначалу смутило, но я разузнал у своего отпрыска, что этот самый Кирдан, звался еще и КОРабелом. Помните, Мокрецов даже хотел с ребятами плот летом строить?
   - Да, точно....
   - Ну, хорошо. Хотели написать, что Корабел, в смысле Мокрецов - что?
   - Тут сначала надо было понять кто - но вы опять мне все подсказали, помните?
   - Ванятка?
   - Точно. Он, по вашим словам был единственный, кто недолюбливал Мокрецова.
   - Но тогда Михеич.... За какую-то паршивую двойку по алгебре человека убивать?
   - Нет, конечно же, не из-за двойки. А из-за того, что Мокрецов потребовал от Ванятки для исправления двойки.
   - И что же он потребовал?
   - А Иван сказал мне что. Точнее написал на бумаге - что должно было украсит ваш забор. Но Михеич его тогда заметил, заставил рассказать в чем дело, и...
   - И что? Нет, думаю, что нагородили вы тут что-то по-городскому, напутали. Не верю я, что Михеич просто так человека... Мокрецов же не убил никого, не ограбил, не...
   - Вы уверены?
   - Конечно, уверен. Я-то думал - приехал серьезный человек из города - по-честному разобраться хочет. А вы такое, да на Михеича.... - Ну, хорошо, как хотите. Вот, гляньте - что должно было быть написано на вашем заборе. Гляньте, и сразу поймете, почему мы спишем все это дело на Дмитрия Сморчкова, которому так и так светит только психлечебница. Про вас не знаю, но у меня тоже сын и я бы на месте Михеича вашего тоже ... Хотя и мент, как вы говорите. Смотрите - вы со мной согласны? И председатель несколько долгих мучительных минут смотрел на бумажку, где было написано большими печатными буквами: "Корабел - педик".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"