Акулич: другие произведения.

Краткое наставление в сатанизме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Краткое наставление в... сатанизме.
  
  
  1
  
  
  "Взойду на высоты облачные..."
  
   Многочисленные вероучения, мощным потоком хлынувшие на умы вчерашних строителей коммунизма с падением железного занавеса, несмотря на кажущееся многообразие, оригинальностью отнюдь не блещут, и, повнимательнее вглядевшись в них, мы сможем отчётливо разглядеть единую и неповторимую для них всех цель - кошельки и любое другое движимое и недвижимое имущество приходящих к ним искателей истины и справедливости. Разнятся лишь их обоснования прав на участие в доходах своих последователей, и именно эта множественность и создаёт впечатление многообразия.
   Предлагаемые современными почитателями Уголовного Кодекса мировоззренческие системы условно могут быть разделены на две большие группы: первая и самая циничная включает в себя всех, кто, объявляя духовным фундаментом своей деятельности Библию, фактически, просто адаптирует её к потребностям современного рынка духовных услуг произвольно надёрганными и подогнанными под свои учения библейскими цитатами. Кроме традиционных церквей, ставших уже скорее эдакими увенчанными мудростью веков выразителями народных идеологий, сюда могут быть отнесены всевозможные новообразовавшиеся конфессии вроде "Адвентистов Седьмого Дня", "Свидетелей Иеговы", "Солнца Истины" и множества других, которые в силу своей относительной молодости не успели завязать тёплых и взаимовыгодных отношений со светской властью и именуемых потому "сектами".
   Другая группа не уступает первой в цинизме, но рассчитана на гораздо более примитивного потребителя. Здесь в качестве приманки используются либо захватывающие дух неограниченные перспективы человеческого самосовершенствования, либо необходимость исправления несправедливо устроенного мира (это особенно привлекательно для профессиональных неудачников), либо то и другое вместе, но перемешанное в разных пропорциях. В качестве типичного представителя этой группы, можно рассмотреть, например, дианетику/сайентологию, объявляющую себя единственным спасителем человечества от конца света и проповедующую возможность победы над Мировым Злом посредством самоотверженных человеческих усилий (в этом пункте, кстати, наши недавние "ум, честь и совесть" вполне заслужили высокого звания "почётный сайентолог эпохи" - тоже ведь строго по науке действовали!). Несмотря на очевидную утопичность, а и, пожалуй, заведомую лживость - внутреннее зло в человеке человеческими средствами неодолимо, красочной иллюстрацией чему служит Всемирная История, и для уничтожения Мирового Зла, человечеству, раз уж оно так мечтает об этом, следовало бы уничтожить самоё себя - идеи сайентологии находят немалый отклик у населения планеты благодаря именно этому своему обольщающему действию: ведь очень приятно бывает поверить в то, что ты становишься вдруг членом могучей организации, стоящей на страже существования Мира, а "вечные" вопросы, об которые обломали себе зубы самые, что ни на есть "матёрые человечищи", становятся для тебя, недотёпы вчера ещё, ясными и доступными после прочтения купленных у наставников книг Рона Хаббарда, отыскавшего корень всех проблем в злых побуждениях окружающих данного индивидуума людей, внушённых ему помимо его воли во время сна, наркоза или внутриутробного периода жизни. Но в многочисленных своих произведениях Рон Хаббард обходит элементарный, казалось бы, вопрос: а откуда в тех-то, окружающих, злые побуждения взялись? Тоже от окружающих? И где тогда находится первопричина Зла? Как оно появилось в мире? И что это вообще за субстанция такая - Зло? Ничего странного в отсутствии интереса к этим вопросам у основоположника сайентологии нет, он преследовал совсем другие, куда как более важные для него цели, чем абстрактное праздномыслие о Добре и Зле. Сколько веков уже люди бойко оперируют этими понятиями, а про то, что это такое, стараются либо вообще не разговаривать, делая вид, что умным людям всё и так понятно, либо, как пресловутый Хаббард, наговорить так много и ничего, что у аудитории пропадает всякое желание вникать в суть его повествования и Учителю просто делегируются все полномочия по изучению "истины" и обучению ей всех желающих припасть к неиссякаемым источникам его или чьей-нибудь ещё "мудрости". Удивительна здесь лёгкость, с какой вроде бы трезвые люди жертвуют в пользу всех подобных учений свои деньги, и, что гораздо ценнее, своё время, кстати, почти никак не оплачиваемое под предлогом близости конца света. В действительности же популярность всевозможных "дианетик" лишь демонстрирует непреодолимость врождённой порочности человека и, в частности, такое его свойство, как с удовольствием принимать на веру всё, что объявляет потомка Адама центром Вселенной, венцом Мироздания, хозяином собственной судьбы, кузнецом своего счастья и т.д. и т.п.
   В этой группе вероучений особняком стоит одна довольно древняя разновидность "нашедших истину", называющих себя "сатанистами". От большинства других идейных нагромождений "сатанизм" отличает относительная простота: хорошо любое действие или бездействие, если в основе своей они имеют противостояние Творцу, а так как родоначальником и основной действующей силой такого противостояния является некое духовное создание, именуемое то дьяволом, а то и сатаной, то и естественно ему быть центром внимания и поклонения для всех желающих "попротивостоять" из числа людей. Следует сразу оговориться: то, что носит сегодня название "сатанизм" может считаться таковым лишь в качестве карикатуры на сатанизм настоящий, без всяких уже кавычек, потому, что главное сообщение князя тьмы людям заключено в двух словах: "Меня нет!", - внушая им тем самым, что человеческое несовершенство изначально, да и нет вообще никакого "несовершенства", а всё, что есть в человеке - так и должно быть, это, мол, человеческая природа такая животная, что на самом деле нет никакого Зла, а значит и Добра, а есть просто разные грани одного и того же Бытия и сам человек только и виноват во всех своих бедах, но через эти беды он же и автор всех своих "достижений". И вот это последнее особенно мило человеческому сердцу, всё выглядывающему и выглядывающему во тьме близкого и далёкого будущего зарю новой счастливой жизни.
   Номинальные же "сатанисты" по причине полного неведения относительно системы ценностей своего кумира постоянно уличают во лжи и просто позорят его в глазах всей Вселенной уже самим фактом своего существования, а своим обликом, образом жизни и нелепым поклонением в виде "чёрных месс", наркотических оргий с групповым сексом и человеческими жертвоприношениями являют собой наглядный результат любого так называемого "независимого развития".
   Для того чтобы разговор о сатанизме, настоящем и карикатурном, не вылился в поток порицающего пустословия и не дал в то же время повода для "...споров между людьми повреждённого ума", следует, видимо, выяснить личность объекта поклонения сатанистов, названного Иисусом Христом "князем мира сего". В качестве вступления придётся отмести философские рассуждения о том, что личности никакой нет, а есть только изображающий зоологическую природу человека собирательный образ народного фольклора, дескать, всегда людям хотелось спихнуть ответственность за вытворяемые ими кошмары на какую-то могущественную потустороннюю силу, сопротивляться которой нет, дескать, никакой возможности. Небрежность по отношению к философии происходит от её, выявившейся в процессе так называемого развития философской мысли, несостоятельности в попытках раскрытия природы Зла, а все пути исправления мира, предлагаемые ею, при внимательном изучении оказываются сплошной профанацией, а при попытке воплощения их в реальность - злобной шутовской трагедией или, выражаясь языком промоутеров голливудских новинок, комедийным триллером с элементами садомазохизма.
   В самом деле, если лучшие умы человечества вытащили на всеобщее обозрение, обозначили и назвали все, даже самые глубинные человеческие пороки, указали причины их порождающие, то где же тогда великий путь самосовершенствования, которому нет предела? В соответствии с общепринятой логикой человечество должно развиваться и развиваться, прочно усваивая уроки истории, но где это развитие? Постоянная готовность человека на любую гадость во имя удовлетворения личных амбиций за прошедшие тысячелетия ничуть не уменьшилась, а приоритет частного интереса как был основой существования любого общества, так им и остался, приобретая особо уродливые формы там, где предпринимались научно обоснованные усилия по его отмене и законодательно вводился приоритет общественного над личным. И тогда, словно в издевку над человеческим энтузиазмом, этот самый частный интерес делал предметом оживлённой купли-продажи как раз те законы, которые его "отменяли". И наоборот, относительного благополучия достигли те общества, где законодатель отказался от каких бы то ни было иллюзий на счёт человеческой природы и своей задачей поставил только обеспечение равновесия между интересами отдельных индивидуумов с одной стороны, и личностью и обществом с другой. Результатом такого равновесия стала возможность более или менее полной самореализации творческого потенциала каждого члена общества в условиях безраздельного господства на престоле человеческого сердца собственного "я".
   Признаться, некоторая робость овладевает мной, когда я припоминаю имена грандов мировой литературы не избежавших соблазна коснуться в своём творчестве великой и таинственной темы сатаны, его роли в истории мироздания и сущности его противостояния Богу. Искусство вообще употребило немало сил времени и таланта на создание крайне привлекательного романтического образа бунтовщика отстаивающего своё право на свободу даже ценой проклятия Тем, из чьих рук непосредственно он получил Дар Жизни.
   Прямо сейчас, отбивая на клавиатуре эти строки, я поёживаюсь и представляю себе снисходительную усмешку опытнейшего литературного критика, мол, не слишком ли высоко вы глаза подняли, молодой человек, впервые берясь за перо? И, честно говоря, я бы предпочёл как можно скорее согласиться с этим справедливым замечанием, если бы тому не мешали возражения личного, впрочем, характера и потому вряд ли достойные упоминания в публичной статье. Надеюсь также, мне удастся объясниться перед публикой в том, что я не пытаюсь и никогда не имел нескромного намерения занять не приличествующее мне место вслед за Байроном, Пушкиным, Гёте, Лермонтовым, автором "Мастера и Маргариты", увенчавшим этим своим романом дьявольский цикл мировой литературы, и ещё несколькими носителями столь же блистательных имён, которые по ходу этого повествования ещё не раз будут привлечены в качестве свидетелей.
   Следует сразу отметить, и мы потом увидим почему, что вышеупомянутые лица в качестве материала для своих произведений использовали отнюдь не церковные байки, откуда, казалось бы, только и могло стать известно человеку о якобы существующем непонятно где чёрте, постоянно вставляющем всевозможные палки в колёса телеги человеческого "развития". Всякий раз, когда сочинитель задаётся целью выволочь на свет очередную порцию человеческих паскудств, как будто некий духовный канал связи с кем-то устанавливается у того сочинителя. Если мы без подготовки откроем и прочитаем, например, хотя бы несколько страниц "Мёртвых душ", как это произошло с нашими предками в XIX столетии, то поймём возмущение наших предков позицией автора, позволяющего себе такие до неприличия грубые намёки на сущность человеческой природы. На самом деле возмущение это будет сродни той боли, которую чувствует альпинист глядя незашоренными глазами на абсолютную чистоту высокогорного снежного покрова и вызвано ничем иным как привычкой к общественному лицемерию или, как это принято называть сейчас, политкорректности - защитных очков цивилизации, предназначенных для обеспечения безболезненного восприятия действительности в желаемом свете. А вот пожелал Николай Васильевич дать положительные образы и как будто отключили его от источника питания и, увидев, что получается откровенная чепуха, сам же и сжёг рукопись второго тома.
   И совсем уж особенным великолепием формы блещут произведения, где мы находим сатану в претензии на роль неограниченного монарха Бытия. Помимо того, что произведения эти являются настоящими рассадниками комплекса неполноценности для начинающих литераторов, в них явлено такое знание душевного и духовного устройства человека, которое не могло быть получено как результат даже сколь угодно долгого всматривания в повседневную жизнь людей, чем так славны рядовые "инженеры человеческих душ". Такое знание может быть только дано и только тому, кто сам захотел бы соответствующим образом отнестись к миру и сам прошёл уже длинный путь унижений и одиночества из-за своей нелюбви к компромиссам и несогласия принять условия негласного договора между субъектами общественных отношений считать виртуальную действительность реальной без каких-либо предварительных условий. Договора этого в виде документа, конечно, не существует, и заявкой на присоединение к нему может послужить только общественно приемлемое поведение, удостоверенное, по возможности, уважаемыми членами общества. Единственным настоящим преступлением против Договора является любая сознательная попытка назвать действия, как отдельных людей, так и явления общественной жизни в целом своими именами и отказ признать голого короля разодетым в пух и прах. Выход из Договора автоматически исключает несчастного правдоискателя из числа обедающих за праздничным столом жизни. А постоянное совершенствование технологии производства защитных средств для органов восприятия духовной реальности (религии, философские и социальные учения) сделало возможным многовековую клоунаду духовных исканий человечества.
   Другими словами, такие знания могут быть даны только тому, кто уже готов соответствующим образом распорядиться полученной информацией и, например, М. Булгаков, доведённый до последней степени отчаяния жизнью в стране всеобщей справедливости, наблюдавший, во что превращаются ещё вчера мягкие и интеллигентные люди (а может и заглядывая в себя переполнялся отвращением?) был для такой миссии готовой фигурой. Его "Белая гвардия", "Театральный роман", рассказы, с которыми приятно бывает провести не только свободное время, вполне могут быть отнесены на счет нормального, если так можно выразиться, русского писательского дарования чеховского типа, вынужденного творить, правда, в атмосфере подлинного народовластия. Но "Мастер и Маргарита" выходит за рамки всех представлений о литературном таланте и, глядя на неестественную стройность и легкость романа, отсутствие скучных и неудачных мест, в голову заползает потихоньку странноватый вопрос: "Да полно, под силу ль такое человеку?" Бесконечное, идущее от начала мира презрение к вековечному кривлянию перед властью порока и страха смерти, доводящего когда-то созданного по образу и подобию Божьему человека до совершенного скотства оформлено в романе с настоящим дьявольским обаянием.
   Или кто сможет хоть сколько-нибудь всерьёз оспорить аргументы лермонтовского демона соблазняющего Тамару участью надзвёздной царицы мира, который, заведомо не имея никакой власти на исполнение подобного обещания, даёт ей, тем не менее, уничтожающую картину мира человеческих чувств:
  "...Где нет ни истинного счастья, ни долговечной красоты,
  Где преступленья лишь да казни,
  Где страсти мелкой только жить,
  Где не умеют без боязни
  Ни ненавидеть, ни любить. (Ну вот здесь разве что можно возразить: в романах - умеем!)
   Иль ты не знаешь, что такое
   Людей минутная любовь?
   Волненье крови молодое, -
   Но дни бегут, и стынет кровь.
   Кто устоит против разлуки,
   Соблазна новой красоты, (А! Кто?)
   Против усталости и скуки
   И своенравия мечты?"
  
   Несмотря на все эти, так сказать, обстоятельства, я вовсе не имею намерения приклеить кому-либо из настоящих писателей ярлык истинных сатанистов. Под это определение подпадает совсем другая категория жителей земли и весь наш скорбный разговор о них ещё впереди. Мне просто показалось необходимым привлечь внимание уважаемой публики к тому факту, что все упомянутые и неупомянутые здесь литературные произведения, где так или иначе проскальзывает "сатанинская тематика", несмотря на разницу во времени, месте и материальных условиях проживания своих авторов, их стиля, направленности и темперамента их литературных талантов - все вместе дают очень цельный характер, обладатель которого пытается предъявить читателю свою точку зрения на существующий миропорядок и на события, ставшие, по его мнению, причиной современного положения вещей в мире. С учётом индивидуальных эстетических вкусов потенциального потребителя эта точка зрения представлена сегодня, как, впрочем, и всегда, самым широчайшим образом на всех уровнях всех сфер творческой активности человека. Как известно, любая информация может считаться сколько-нибудь достойной доверия только в случае её подтверждения, как минимум, двумя независимыми друг от друга источниками. Поэтому для соблюдения полной объективности в вопросе выяснения личности предмета поклонения сатанистов всех видов нам следует, наверное, найти такой источник информации, независимость и, в то же время, достоверность которого ни у кого не вызывала бы ни каких сомнений. Источником таких сведений может быть лишь тот, конечно, кто сам никоим образом от князя тьмы не зависит. А это Тот, Кто его создал. Я намеренно не поднимаю здесь темы о существовании Бога. Человек, активно отрицающий Его как основу и источник Бытия - безумец, и по определению, всякий сколько-нибудь плодотворный диалог с ним невозможен вследствие его заведомой невменяемости. Настоящий же вопрос может быть сформулирован следующим образом - действительно ли это так, что именно и только Библия является Его самооткровением, без которого существование человечества не имеет никакого смысла?
   В Ветхом Завете, в книгах Исайи и Иезекииля приводиться процесс зарождения того, что мы привыкли понимать сегодня под понятием "зло". Правда, следует отметить, что библейские сообщения о центре его средоточия большей частью опосредованны, т.е. речь в них идёт не напрямую о сатане, а внезапно переключается на него с повествования о вполне конкретных исторических персонажах, повторяющих так или иначе какие-то моменты его судьбы либо выступающих его орудиями в различные периоды истории Искупления. Но есть и непосредственные обращения, как, например, в книгах Иова, Захарии и, особенно, В Новом Завете. Но появляется этот персонаж в Библии всегда только по мере необходимости и без восторженного ажиотажа или ханжеских недомолвок, свойственных человеческому творчеству.
   Чтобы развеять воздушные замки иллюзий на счёт борьбы со Злом собственными силами, во множестве понастроенными людьми на самый различный манер за всю историю цивилизации, в Библии через пророка Иезекииля даётся краткая, но исчерпывающая характеристика родоначальника Зла: "...ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты" (Иезек. 28:12). Создатель Вселенной доподлинно знает возможности каждого из своих творений и даёт понять, что человеку с такой силой самому никогда не справиться, для наглядной демонстрации чего и послужила история человеческого "прогресса", явившись, фактически, лишь историей беспомощного барахтанья в "испарине порока" в последовательно чередующихся стилях плавания, где Адам и Ева оказались в результате своего согласия нарушить волю Творца и увидели друг в друге, после вкушения запретных плодов, лишь средства получения физического удовольствия: "И открылись глаза у обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясанья" (Бытие 3:7). И весь человеческий "прогресс", включая и сегодняшний научно-технический, никуда дальше этих опоясаний не ушёл, и все предлагаемые сегодня на духовном рынке методы самосовершенствования от научно-философских до религиозных любого толка являются разновидностями именно этих смоковных листочков и годны для "самосовершенствования" настолько же, насколько листья те годились для покрытия вдруг ставшей порочной наготы. Кстати, годную для этой цели одежду первая человеческая пара получила только из рук Бога: "И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их" (Бытие 3:21). Правда, несмотря на свою бесполезность, смоковные опоясанья послужили свидетельством того факта, что человек воспринял глубоко отпечатавшееся в его наследственном механизме Зло как нечто чуждое, от чего захотелось поскорее скрыться и забыть, как некое, крайне неприятное происшествие. Видимо, новое знание, преподнесенное змеем как средство достижения богоподобия, настолько снизило возможности восприятия окружающего мира, сделав его плоским и выцветшим, что Адам и Ева не кинулись друг на друга, рыча и визжа от вожделения, а попытались своими, как говорится, силами вернуться в прежнее состояние. Но это уже история вхождения Зла в мир людей, а появилось оно во Вселенной задолго до сотворения человека и для того, чтобы поподробнее рассмотреть это событие, необходимо вернуться к книге Иезекииля, где мы узнаём о происхождении Люцифера (Светоносный) и о его жизни до падения: "Ты находился в Эдеме, в саду Божьем; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями. ...Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять и Я поставил тебя на то" (Иезек. 28:13-14).
   До сотворения человека по Своему образу и подобию, Богом было создано множество чисто духовных существ, которые, будучи посланы к людям с той или иной миссией, становятся ангелами, и под этим названием они и известны нам из Священных Писаний. В отличие от людей, они не рождаются один от другого и потому, естественно, не наследуют ничего из того, что было сделано другими, сколь бы высокое положение они не занимали.
  У восхищённого собственным совершенством Люцифера, созданного, по-видимому, одним из высших, если не самым верховным из ангелов ("помазанным херувимом, чтобы осенять"), в один из моментов это восхищение оборачивается на собственную свою персону, а в сознании появляется нечто вроде любопытства, мол, а чем же я хуже Творца? Тут же возникло и желание стать таким же центром поклонения, а уже интеллект, мгновенно превращённый этим желанием из одного из вспомогательных средств познания Божественной воли в основной инструмент удовлетворения личной амбиции, моментально выдал решение проблемы: чтобы стать предметом поклонения, надо, в первую очередь, перестать кланяться самому кому бы то ни было.
   Вот как это событие описывается у Иезекииля: "Ты совершен был в путях твоих, со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония... От красоты твоей возгордилось сердце твоё, от тщеславия твоего погубил ты мудрость твою" (Иезек. 28:15-16). А у Исайи даётся самый момент превращения Люцифера в сатану: "взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; Взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему" (Ис. 14:13-14). Вот, в общем-то, это и есть описание зарождения того, что потом было названо Злом, и прямо здесь же можно ухватить самую суть явления. Что значит "от тщеславия твоего погубил ты мудрость твою"? В чём заключалась погубленная мудрость? Для этого крайне важно понять анатомию происшедшего, так как последующее изгнание сатаны из Божественных сфер обитания не отягощённый познанием Творца разум спешит представить как простую озабоченность самодержца сохранением собственной власти. Почему дьявол, коль скоро он стал средоточием всего худого, не был уничтожен сразу же, а только куда-то изгнан и созданный впоследствии человек не был ограждён от пагубного влияния, а оставленный в физическом смысле жить, потащил в пасть смерти всё своё потомство и вверенную ему область творения в придачу? Другими словами, возникает вопрос, всякий раз задаваемый людьми, когда они оказываются жертвами неких обстоятельств: "Почему Бог допускает существование Зла?" Ответ, как ни покажется это странным, краток: "...потому что Бог есть любовь" (1 Иоанна 4:3). Любовь - это такое состояние души, когда единственным личным интересом любящего становится возможно более полное удовлетворение потребностей любимого и растворение личности любящего в личности объекта любви. Строго говоря, только такое состояние и имеет право именоваться жизнью и только основанный на этом принципе мир может быть совершенным. Отказываясь от власти Творца и уже этим лишаясь ума, Люцифер отверг и этот, установленный Им в соответствии со Своей природой, основополагающий закон Бытия и место его автоматически занял другой принцип: существование ради удовлетворения личных амбиций, где в пику Божественному установлению личный интерес может быть временно удовлетворён только путём подавления и за счёт интересов окружающих, почему Фауст и заметил: "Чёрт - эгоист, нельзя ждать от него, чтоб даром стал он делать одолженье...". Такое положение вещей абсолютно неприемлемо для обитателей Божественных сфер и, естественно, эта зараза была удалена оттуда, где ей совсем не место. Любопытно, что посчитав и преподнося совращаемым им людям примат личного, как неотъемлемый атрибут божественности, дьявол ничуть не врёт и, судя по его упорству, чистосердечно в этом уверен (настоящий пример избирательного восприятия реальности), но просчитался он в другом, чего голый интеллект увидеть просто не в состоянии: будучи Абсолютной Любовью, единственным Своим личным интересом Бог имеет лишь счастье Своего творения, как Творец, Он единственный, Кто знает, что по-настоящему нужно Его созданиям и отказ от Него и Его власти - величайшая мыслимая во Вселенной глупость. Никакой борьбы за власть, как это утверждают довольно многочисленные источники, быть не могло по той простой причине, что в центре Вселенной может быть только её Создатель и творение, каким бы невозможным оно не было, не может занять его место по определению, так же как не может даже стать хоть сколько-нибудь равным Ему.
   В немедленном же уничтожении сатаны и последовавшего за ним человека на самом деле не было никакого смысла, потому что здесь речь идёт уже о Свободе Воли создания, без которого, согласитесь, читатель, Любовь, как основополагающий принцип жизни, теряет всякую ценность, и Бог даже удовлетворил сатанинское тщеславие, предоставив тому возможность побыть своей противоположностью, придав, таким образом, возможности реализации Свободы Воли для остального одушевлённого творения конкретное действующее лицо. Любовь ненавязчива, и все желающие должны иметь возможность проверить, действительно ли Ею установленные принципы отношений и Её власть единственно совершенны или всё-таки "независимость" тоже имеет право на существование? В самом деле, казалось бы, почему бы и не отпустить взалкавшее "свободы" создание на эту самую свободу вкусить рабства у собственных страстей и порождённых ими призраков, а особенно у тех, кто покажется имеющим власть удовлетворить материальные и, ха-ха, духовные потребности личности. Отдавая Адама во власть избранной им "свободе", Бог, тем не менее, из милости отделил его участь от судьбы избранного им руководителя. Сатане, как изобретателю греха, было предоставлено всё необходимое для доказательства своей правоты, а для человека предусмотрено Искупление, через которое всякий возненавидевший полученное от предков наследство имел бы возможность от него отказаться. В известный только Творцу момент, когда намеченное Им число тех, кто остаётся жить исполнится, будет прекращён ход истории, и конец её ни отдалить, ни приблизить невозможно.
   Искомое определение, таким образом, формулируется довольно просто: Злом является всё, что происходит, происходило или может произойти вопреки законам и установлениям Создателя Вселенной. Через многовековое созерцание последствий послушания Адама своей жене, это слово наполнилось тем смыслом, который время от времени поднимает отдельных людей и целые человеческие сообщества на безуспешную борьбу с этим явлением, но вот что интересно: люди негодуют обычно только по поводу того зла, которое приключилось или может произойти с ними лично, и они на удивление снисходительны ко всему тому, что вытворяют сами или нужные им люди, всегда умея найти своим непотребствам высокие теоретические обоснования.
   Так же как от Северного Полюса шаг в любом направлении будет шагом только к югу, так же и от Бога шаг в любом направлении будет шагом только ко Злу, в основе которого лежит эгоцентризм - произвольная постановка в центр мира уже не раз здесь упомянутой личной амбиции, в свою очередь поставившей себе на службу, и тем до предела извратившей суть и возможности человеческого интеллекта, превратив его, кроме всего прочего, в одного из языческих идолов для так называемой интеллектуальной элиты общества. Идольская роль человеческого разума в виде чистой субстанции очень удачно выделена Достоевским в его романе "Бесы", когда Пётр Верховенский поторапливал Кириллова с самоубийством:
  
  Кириллов: Я не отложу: я именно теперь хочу умертвить себя: все подлецы!
  
  Верховенский: Ну вот это идея; конечно все подлецы, и так как на свете
   порядочному человеку мерзко, то...
  
  Кириллов: Дурак, я такой же подлец, как ты, как все, а не порядочный.
   Порядочного нигде не было.
  И вот он, чисто бесовский взгляд:
  Верховенский: Наконец-то догадался. Неужели вы до сих пор не понимали,
   Кириллов, с вашим умом, что все одни и те же, что нет ни лучше,
   ни хуже, а только умнее и глупее, и что если все подлецы (что,
   впрочем, вздор), то, стало быть, и не должно быть неподлеца?
  
   В ходе этого диалога Кириллов, одним словом, точно передаёт основную характеристику человеческой личности, и, будучи человеком невероятной порядочности и, потому, понимая, кто он сам такой, не видит иного способа освобождения из капкана кроме самоубийства. Кириллов - книжный персонаж, так как его догадливость и мужество сверхъестественны для атеиста, но даже он, по неверию не имея связи с Источником Жизни, пасует перед мощью сатанинской логики и, пересыпая речь бессмысленными оскорблениями, фактически соглашается с Верховенским совершая самоубийство из-за полной несовместимости своих внутренних принципов и принятых в упомянутой Верховенским системе координат правил игры. Именно об этом капкане говорит Апостол Павел в своём Послании к Римлянам: "Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... Ибо знаю, что не живёт во мне, то есть, в теле моём, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в теле своём вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греха, действующего в теле моём. Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?"
   А правда, что тут скажет наша чудесная интеллигенция, любящая по любому поводу заявить, с чувством ударяя себя в грудь: "Я верю в разум!", ни одного малюсенького разочка не представив себе степени собственного интеллектуального безобразия? Ведь потолок движения души настоящего интеллигента - это несгибаемая вера в возможность установления разумного миропорядка, основанного на принципах всеобъемлющей справедливости, и хотя интеллектуальная элита весьма смутно представляет себе эту самую "справедливость", преданность дорогой сердцу идее давно уже стала религией интеллигенции, которая, вцепившись в одну из самых лакомых наживок на дьявольской удочке, вообразила себя лоцманом человечества на пути к всеобщему счастью. Ведь Верховенский-младший - это просто конечная точка развития всякой верящей в разум личности, он только слишком быстро "развился" в романе из-за того, что остатки Божественной природы в нём оказались в таком ничтожном количестве, что "развитию" Петра Степановича ничуть не препятствовали, ну и "всеобщая справедливость", конечно, тоже добавила. Поди, поспорь: "нет ни лучше, ни хуже, а только умнее и глупее" в смысле "если ты умный, где твои деньги"! Уж не та ли это самая шкала, по которой и происходит настоящая оценка всего и вся в обществе? И человеку, сознательно и подсознательно воспринимающему физическую смерть на межклеточном уровне как конец бытия (что ничуть не мешает ему в весёленькой тусовочной болтовне нагородить тяжкого мистического вздора на манер бесчисленных публикаций в прессе), смысл жизни очевиден: любой ценой прорваться (а это, всегда только растоптав себе подобного) к пирогу материальных благ на праздничном столе жизни, хапнуть кусок побольше, судорожно заглотать, сколько успеешь и бесследно кануть в то же небытие, откуда пришёл. И вся эта свистопляска происходит как раз в системе координат "умнее - глупее", а никак не в системе "лучше - хуже", руководствуясь которой к заветному столу вы не попадёте никогда, читатель. Но даже если у вас ума палата, но у этого ума нет золотой смычки с житейской практикой, то вы всё равно рискуете остаться непонятым неудачником, пустоцветом, готовым, тем не менее, по первому щелчку перстами со стороны кого-либо из числа обедающих за вожделённым столом заскакать на цырлах перед безразлично проходящей мимо вас "жизнью". Эдакий резерв главного командования... Надейтесь! Может быть, на ваш закат печальный... Без этой волшебной смычки придётся, ломая от жалости к себе руки, сетовать на судьбу, глядеть налитым лиловой завистью оком вслед роскошным автомобилям, набитым волнующими воображение женщинами, а там, совсем уж и не за горами, омерзительная харя беспросветной старости, способной только к бесконечным и уже бесполезным сожалениям об упущенных возможностях, воспоминания о которых разыграются всеми цветами радуги как раз незадолго перед напоминанием администрации праздничного зала о том, что время посещения "большой фиесты" строго ограниченно. Обо всём этом постоянно толкуют со всех сторон бесчисленные "доброжелатели", внушая недоумку, что пора, мол, взглянуть на жизнь реально и снять, наконец, розовые очки пока есть ещё время, а то канут безвозвратно в прошлое лучшие годы, кивая для устрашения на тех, у кого они уже канули, и тогда уж ничего не вернуть и зря, мол, жил, только небо коптил. "Непонятый", осознав, что жизнь и взаправду только раз даётся, гикнув предварительно, вдруг кидается в общую свалку битвы за место под солнцем, где и бывает, как правило, быстро затоптан по причине недостаточно решительного и веселого разрыва с прошлым.
   Ну так как же привлечь всё-таки синюю птицу? Почему у одних она, воркуя что-то ласково на ухо, чуть ли не всю жизнь на плече сиднем посиживает, а другие вынуждены, любуясь ею издалека, довольствоваться лишь навеянными царственным взмахом её ультрамариновых крыльев сладостными видениями?
   Во время искушения Мессии, сатана во мгновение времени показывает Ему весь блеск земной славы, предлагая джентльменское соглашение: "Тебе отдам всю власть, если, падши, поклонишься мне, потому что она предана мне, и я, кому хочу, даю её". В этих двух строчках, в общем-то, содержится вся необходимая и достаточная информация для успешной поимки птицы удачи. Надеюсь, уже понятно, кем и почему отдана сатане власть над миром, а уж с кем он захочет поделиться ею, догадайтесь, охотнички, сами, ведь, в конце концов, на то вы все и охотники, чтобы, назвавшись, груздем, влезть однажды в так называемый кузов! Если, например, по нашему неудачнику вдруг шарахнет чёрная молния сатанинского просветления, то на прошлое оглядываться он уже, конечно, не будет, а, подминая под себя вчерашних "доброжелателей", вопящих теперь о неблагодарных свиньях, коварстве друзей и чертях в тихих омутах, рванёт, если понадобиться (ой-ей-ей, как понадобиться) и по трупам, к окутанным призрачным сиянием вершинам житейского успеха и воссядет на них, олицетворяя для таких же как и он сам лохов этот самый успех, окружённый плодами своих "побед" и шакалистыми наследниками, которые, потихоньку подвывая от нетерпения и злобы будут ласково, тем не менее, постреливать время от времени на богатенького предка маслянистыми глазками. В результате не так уж редко приходит какое-то неосознанное ощущение надутости, но потребуются немалая смекалка и исключительное мужество, чтобы, поняв до конца сложившуюся ситуацию, решиться на какое-нибудь действие. Не только в вышеописанном, но и в любом другом случае, такая догадка является только первым и далеко не самым трудным шагом из трясины, но и важность её переоценить трудно: человек должен воочию убедиться в своей беспомощности перед собственной природой.
   Чтобы без каких-либо искажений воспринять и правильно оценить окружающую действительность мало одного только отвлечённо-сосредоточенного взгляда позиционного наблюдателя, потому что, будучи возведён в ранг единственного источника информации, такой взгляд становиться причиной самых нелепых фантазий, как, например, долгие наблюдения за сменой времён года легли в основу буддийского мировоззрения: глядя на бесконечную цикличность перехода летнего буйства жизненных форм к осеннему умиранию, смертному холоду зимы, а потом и весеннему восстанию к новой жизни довольно нетрудно было прийти к мысли о безначальности и бесконечности Бытия, но в созерцательном человеке живо глухое сознание чуждости существующему порядку вещей и невозможно ему представить мироздание в виде бессмысленного калейдоскопа событий, рождений и смертей, где нет места Высшей Справедливости и вот вам готово учение о Карме, где все последующие воплощения человеческой души представляются результатом её поведения в предыдущих жизнях. Меня мороз дерёт по коже, когда я пытаюсь предположить, во что превратился бы мир и его обитатели к настоящему моменту, если бы всё обстояло именно так.
   Так что же это такое всё-таки - современный homo sapiens? Для познания сокрытого одних наблюдений мало. В конце-то концов, сколько не смотри на запертый сундук, пока не придёт тот, у кого есть ключ и не откроет сундук, вы можете только гадать о его содержимом. Разве что обладатель ключа сообщит вам об этом. Но едва ли вы оцените? Начнутся спекуляции на тему, что, мол, видали мы уже таких "знатоков", тем более, безапелляционно заявят некоторые, что вообще никто никаких прав на абсолютную истину давно не имеет. Отвечая на вопрос о сущности и судьбе человека разумного, следует быть предельно осторожным, чтобы не стать очередным философствующим чудаком и аккуратно взвесить все аргументы "за" и "против" на не имеющих себе по чуткости ничего равного в мироздании весах перед вынесением окончательного вердикта. Собственно, я и не собираюсь никаких вердиктов выносить, а лучше предоставлю всем желающим самим взглянуть на результаты взвешивания. Вот Мефистофель, стоя, по его словам перед Всевышним, и потому, ничуть не лукавя, отзывается о человеке мыслящем так:
  
  "Смешной божок земли, всегда, во всех веках
  Чудак такой же он, как был в начале века!
  Ему немножко лучше бы жилось,
  Когда б ему владеть не довелось
  Тем отблеском божественного света,
  Что разумом зовёт он: свойство это
  Он на одно лишь смог употребить -
  Чтоб из скотов скотиной быть!
  Позвольте ж мне, хоть этикет здесь строгий,
  Сравнением речь украсить: он на вид - не дать, не взять
  Кузнечик долгоногий, который по траве то скачет, то взлетит.
  И вечно песенку старинную твердит.
  И пусть ещё в траве сидел бы он уютно, так нет же -
  Прямо в грязь он лезет поминутно!
  
  А?! "Умеет выразиться чёрт, кто бы его только побрал!" - прищёлкнет языком иной ценитель словесности, и подумает с неясной надеждой, даже удивляясь сам себе: "Ну, это же чёрт, ему только дай волю..." Но, побуждаемый смутным предчувствием и желая выяснить Истину упорный ценитель обращается, наконец, к Ней Самой, и что он видит? "Мудрость мира сего есть безумие перед Богом..." (1Коринф. 3:19), а, кроме того: "...что высоко у людей, то мерзость перед Богом" (Лука 16:15). Говоря откровенно, Кириллову было от чего застрелиться. Всё что делается человеком на сатанинском пути достижения богоподобия, сатане и самому глубоко отвратительно. Он ведь не знал, что всё так обернётся. Первая человеческая пара была прекрасна, почему только Бог имеет право на поклонение? И та же тоскливая мысль: "Я-то чем хуже?" Как известно, никто не воспрепятствовал знакомству змея с Евой и всё у него получилось, но результаты "победы" должны были привести его в ужас: изгнанные из Эдема супруги едва напоминали прежних себя не только внешне (что было бы ещё полбеды и отчасти поправимо со временем), но, взяв свою судьбу в свои руки и лишённые божественного водительства, они и их потомки принялись вытворять такое, что, как говориться, ни в какие лубянские ворота... Бывший Светоносец скорее почувствовал, чем понял, что все эти трансформации имеют к нему самое непосредственное отношение. И тут уж ему ничего уже не оставалось, как возненавидеть со всей своей сатанинской силой адамовых потомков за их (чтобы вы думали?) врождённую порочность, Бога - за его деспотизм, ну и всё остальное за что-нибудь ещё. На доказательство правильности своих логических построений он растратил всё предоставленное ему время. Но был и в его сатанинской жизни звёздный миг: однажды в пустыне он был допущен к человеческому воплощению Божественной Любви для того, чтобы совершилось то, чего не сделал когда-то Адам, и этот единственный и неповторимый шанс он использовал как нельзя бездарнее - предложил Богу отказаться от Своей Сущности, перестать быть Самим Собой, попытался искусить своего Создателя рассчитывая только на слабость человеческой телесности Иисуса Христа, вместо того, чтобы, признав нелепость своей затеи с самостоятельностью, молча склониться перед Ним и с готовностью принять и признать за величайшее снисхождение любой вынесенный Им приговор. Теперь же, после Откровения Иоанну Богослову на острове Патмос сатанинское раскаяние потеряло всякий смысл и по причине его заведомой лживости к рассмотрению быть принято не может.
   В приведённом выше отрывке разговора Мефистофеля с Богом никакой художественной гипертрофированности образа нет, потому что разум, как главное средство достижения мирского успеха развивает личность именно в скотском направлении, понуждая своего обладателя на пути "превращения в бога" приобретать этот успех ценой отказа от остатков образа и подобия Божия вложенных при сотворении в Адама. И чем оживленнее эта торговля, чем сильнее жажда поскорее "состояться как личность", тем быстрее идёт процесс "взросления" - развоплощения личности и превращения человека в простую, управляемую верёвочками желаний и страстей марионетку бесовского балагана.
   Опираясь на всё вышесказанное, можно утверждать наверное, что противостояния "жизнь и смерть" в человеческом понимании никогда не существовало в реальности, потому что явление, именуемое у людей "смертью", на самом деле есть результат отделения фактической смерти от физической, где эта последняя оказывается лишь простой формальностью: "А от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь", - говорит Бог Адаму при введении его во владение материальной Вселенной, хотя тот и жил после изгнания из Эдемского сада девятьсот с лишним лет. Фактически Адам погиб как раз в момент своего согласия нарушить волю Творца. Вот эта смерть, результат разрыва с Создателем, и есть подлинная человеческая трагедия, о чём люди, к своему позору, даже не задумываются, назвав "жизнью" отрезок времени между вынесением смертного приговора и приведением его в исполнение. Но даже проклятие Бога служит в конечном итоге ко благу и так физическая смерть стала универсальным шлагбаумом на пути безудержного гниения человеческой души с возрастом, из-за чего после потопа отсрочка была сокращена до ста двадцати годов, а в последствии жизнь становилась всё короче и короче, во всяком случае Моисей говорит уже о семидесяти, а при большой крепости - восьмидесяти годах (Пс.89:10).
  Великая Альтернатива, таким образом, не может выглядеть иначе как "любовь и смерть" и жизнь никогда и нигде не возникает сама по себе по случаю встречи каких-то мутных студней. Теория эволюции по уровню своего обоснования не тянет даже на научную фантастику, а то лукаво-блудливое упорство, с которым её приверженцы готовы отстаивать необходимость превращения ящериц в птиц, а мелких грызунов - через обезьяну в человека наводит на размышления: где-то такая преданность идеалам не раз уже засветилась в истории и, более того, как всегда в таких случаях, была основана на серьёзном материальном интересе. Помните, как трудно было доказать уму, чести и совести нашего общества несостоятельность экономической теории и практики социализма, когда перед лицом очевидности стало неприлично даже спорить об этом. Были даже попытки затеять целую общественную дискуссию о высокой жизненной драме в общем-то порядочных людей отдавших все свои силы на строительство справедливого общества, а теперь вдруг оказавшихся не у дел. И светила современной биологии тоже не хотели бы оказаться на обочине жизни со своими научными званиями, регалиями, дипломами и открытиями под мышкой, которые они так полюбили с помпой вручать друг другу на конференциях, форумах и других подобных толковищах. Ведь не может же быть так, чтобы сами они не представляли, что, например, любая мутация ведёт только к уродству, в лучшем случае безвредному, а генный механизм как раз и призван предотвратить любые несвойственные данному виду изменения, да и незачем ящерице превращаться в птицу - ей наилучшим образом живётся в том самом виде, в каком она уже существует все эти миллионы лет. Под давлением фактов эти "учёные" выдвигают всё новые и новые теории о самозарождении жизни, теперь уже в открытом космосе, после того как выяснилось, что наша уютная планета для такого из ряда вон выходящего явления непригодна (вот космос куда пригоднее!). Одна нелепее другой, фактически соревнующиеся друг с другом уже в антинаучности, они преподносятся, тем не менее, как нечто абсолютно доказанное при помощи шулерской подмены факта его толкованием как, например, при попытках доказать обезьянье прошлое человека посредством демонстрации окаменелых останков вымерших видов обезьян. Под разглагольствования о формах черепов вымерших видов обезьян и активно используя силу художественного воображения несостоявшихся кукрыниксов, дотошным биологам удалось собрать по крупицам и буквально из ничего воссоздать для нас облик наших волосатых предков, а продвинутая аудитория, как представители образованной знати перед своим коллективным портретом кисти Уленшпигеля, увлечённо обсуждают теперь детали облика далёких предков, выдвигают предположения, блещут эрудицией, аплодируют как кретины дурацкой мысли о первородном бульоне и действительно становятся похожими на киплинговских бандар-логов, воодушевлённых очередным проектом общественного устройства.
  Жизнь вне Любви - невозможна, и, защищаясь от потенциальных обвинений в тенденциозности, приведу в качестве доказательства слова Источника Жизни, сказанные в ответ на просьбу одного из учеников отпустить его на похороны умершего отца (ведь святое ж дело-то!): "...иди за Мною и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов" (Матфей 8:22). Фактически, все, что находится вне Его - всё мертво и нет принципиальной разницы между теми, в ком процесс обмена веществ ещё происходит и теми, в ком процесс этот по каким-либо причинам уже прекратился.
  Шаг от Бога в любую сторону будет только шагом к смерти, как можно веселее сделать который, вот уже которую тысячу лет широким жестом приглашает дьявол внуков Адама всеми разрешёнными ему методами, и потому именно, он и назван "человекоубийцей от начала... ", и это его предложение, как это ни глупо это выглядит, продолжает с удовольствием приниматься эту же самую тысячу лет мужчинами и женщинами без каких-либо сомнений в своей исконной правоте (хотя, казалось бы, надо же, в конце концов, и чувство юмора иметь!).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  2
  "Ты всё же мой..."
  
  Теперь, после определения сущности сатанинского предложения человеку, легче пойдёт речь и о самом сатанизме. Сатанизмом, таким образом, является любая форма фактического* поклонения чему- или кому-либо кроме Бога. Другими словами, сатанизм - это простое язычество в любом его проявлении, которое на протяжении всей истории существования человечества непрерывно видоизменялось в след интеллектуальным модам и чисто животным страхам. Зародилось оно в виде поклонения равнодушным природным стихиям, создавая из них племенных идолов в порядке старшинства в зависимости от степени потенциальной опасности каждой стихии в местности обитания конкретного племени. (Это тоже характеризует человеческую природу самым интересным образом - чем больший страх внушало то или иное природное явление, тем более высокое положение занимал соответствующий этому явлению образ в идольской иерархии). С течением времени идолами становились живые люди, трупы, духи предков, племенной шовинизм (долг перед Родиной, клановой верхушкой и т.д., то есть всеми, кто умеет возвыситься над узколичными интересами и объединить свою судьбу с исторической судьбой родной страны и её народа, как правило, путём превращения закромов этой самой Родины (и её народа) в свои собственные), философские модели мироустройства, да и сама данная Богом человеку способность мыслить время от времени становится идолом миллионов вне зависимости от их формального вероисповедания, социального происхождения, расовой и половой принадлежности и сексуальной ориентации. Атеизм, имея идолами строительный материал Вселенной и, якобы, порождённый им разум, ничем другим, кроме как формой язычества быть также не может. Можно, конечно, постараться объяснить всё человеческим невежеством, но как тогда быть с неимоверным количеством всевозможных "христианских" религий и обслуживающим их хором мёртвых голосов весьма учёных теологов? К теме религий, особенно "христианских", я надеюсь ещё вернуться, а сейчас стоит отметить только, что далеко не всегда всё можно свалить на человеческое невежество. Корни устойчивости язычества лежат скорее в его исключительной способности подвести теоретическую основу под ежедневную необходимость всячески гадить ближнему ради достижения личного успеха. Все эти явления я свёл к одному знаменателю вовсе не для того, чтобы предпринять миллионную по счёту попытку выделить простое начало для всего безграничного многообразия Бытия, а чтобы раз и навсегда покончить с ещё одним вариантом старинной песни о "независимости", озвученной Каином во время его разговора с Люцифером в одноимённой мистерии Дж. Байрона, когда будущий первоубийца отвечает на требование сатаны поклониться ему, добровольно приняв его власть над собой в обмен на некое знание, избавляющее от страха смерти фразой, бесчисленное количество раз на все лады повторенной всеми желающими сохранить "нейтралитет": "Я не хочу сгибаться ни пред кем". Ответ Люцифера на человеческую глупость, как обычно, прост и изящен: "Ты всё же мой: непоклоненье Богу есть поклоненье мне".
  К а и н: Скажи яснее
  (И хотя в тексте этого нет, но всё же не может быть, чтобы дьявол не ухмыльнулся здесь собственному остроумию)
  Л ю ц и ф е р: Ты сам поймёшь - со временем...
  Это шедевр. "Со временем" - это когда? Сколько уже времён прошло, но внуки Адама всё также ни ухом, ни рылом... И сколько бы не давалось времени - всё уходит только на изобретение новых способов "преуспеть". Ведь кузнецы же своего счастья?!
  Спору нет, если не по сути, то по разнообразию форм бывший Светоносец продемонстрировал чудеса изворотливости, где необходимо, подбирая душам богато отделанные интеллектуальной инкрустацией индивидуальные уздечки, а где и миллиардными гуртами, оптом, отправляя их на невольничий рынок Смерти грубо, но убедительно сработанными арканами массовых идей.
   В рассматривании каждой формы совращения и запугивания нет никакой необходимости, тем более, это легко может превратиться в занудство смрадного морализаторства, которым и так до краёв заполнен созданный человеческим "гением" мир его "духовных" ценностей. Вместо этого, приглашаю читателя обозреть величественную в своём роде панораму вершин сатанизма, на которых утончённый разврат дьявольской мысли достигает полной завершённости. Но, для начала, позволю себе одно маленькое отступление, но и то только с целью улучшения качества панорамного изображения при обзоре этих самых вершин.
  Среди экономически образованной части населения планеты бытует мнение, что маркетинг, как система методов влияния на рыночную ситуацию, появился только во второй половине двадцатого века. Справедливости ради следует отметить, что молва всё же приписывает первый случай упоминания маркетинга роману О. Генри "Короли и капуста", время действия которого, несомненно, относится ближе к началу века. Там ловкие джентльмены, действуя не из худших побуждений, для сдвига с мёртвой точки продаж обуви в тропическом захолустье, разбрасывают по улицам городка специально для этой цели завезённые колючки, после чего, естественно, вся обувь, даже самых непотребных размеров, мгновенно распродаётся. Теперь, я со всей ответственностью хочу заявить, что даже эти джентльмены были далеко не первыми маркетологами. Первым, чьё имя за древностью лет не сохранилось, был некто, по понятным причинам обуреваемый желанием избегнуть личного участия в небезопасных общеплеменных мероприятиях по выживанию, как то: стычки с соседями, охота на мамонтов и изгнание из приглянувшихся пещер саблезубых тигров. В порядке осуществления мечты остроумец решил проэксплуатировать страх соплеменников перед силами природы, объявившись им посредником, избранным грозными духами для связи с людьми. Должность представителя таких властителей очень ответственна, а, кроме того, общение с духами требует времени и сноровки, поэтому предлог для неучастия во всеобщей борьбе за существование был налицо. Я уж не говорю тут о внушающих благоговейный страх отблесках нездешней мудрости на челе, раздувании щёк, вращении выкаченными из орбит глазами и т.д. и т.п. Во всяком случае, можно быть уверенным, особенно представив себе тогдашние нравы, что для того, чтобы произвести всё это в первый раз, нужно было быть преизрядным наглецом. Удивляясь такой наглости, следует, однако, помнить, что на другой чаше весов лежала возможность сытой, безалаберной жизни захребетника целого племени. Необходимы ещё хотя бы самые начальные навыки демагогии: пожелания духов и исходящие от них указания должны быть в меру расплывчатыми, чтобы задним числом в них можно было вложить любой смысл, а если они и в таком виде не сбываются, уметь объяснить почему - в основном, путём обвинения клиента в неправильном поведении. Нападение - всегда лучшая защита. Как всегда в сатанизме, дальше было больше. По мере роста доверия к полномочному представителю и, соответственно, повышения уровня его материального благосостояния, вовсю пошла торговля амулетами, личными ходатайствами перед Высшими Силами за отдельных людей и за племя целиком, а потом и просто стало возможным объявлять волю богов о количестве и порядке жертвоприношений, руководствуясь, в первую очередь, конечно, своим аппетитом ну и предполагаемым количеством имеющегося у племени или частного лица движимого и недвижимого имущества и съестных припасов. Вот некоторые могут удивиться, мол, почему племена не чувствовали обмана, даже уличая во лжи отдельных колдунов (немедленно заменяя их другими для поддержания "внутреннего равновесия" в обществе). Почему-то всегда для поддержания этого равновесия любому обществу и отдельной личности необходимо наличие особого типа мерзавцев, для которых всегда готовы уши и кошельки паствы, при этом наблюдается общая закономерность в развитии любых человеческих обществ: заслушивая с переходящими в овации аплодисментами религиозно-философское словоблудие всё новых и новых растлителей, люди обретали ощущение гармонии с природой, единства с неведомыми, но могущественными силами, дающее чувство познания глубочайших истин мироздания и, самое главное собственной избранности. С течением временем техника игры на стадных инстинктах и подсознательном ожидании неотвратимой ответственности за всё "хорошее" была доведена до филигранной отточенности, и каста жрецов превратилась в жизненно необходимый компонент (должен же человек во что-то верить!) исправного функционирования всех общественных институтов и жизни самого человеческого общества в целом.
  Житейский успех жречества вовсе не случайность или результат деятельности каких-то особо искусных хитрецов. Успех этот закономерен и запрограммирован отречением человека от Источника его жизни. Изгнанным из Эдема Адаму и Еве был оставлен духовный компас, именуемый в нашем мире совестью - единственный имеющийся у человека настоящий индикатор различения Добра и Зла, который работает к тому же вне систем координат "выгодно-невыгодно", "умнее-глупее" и т.д. Она же - совесть - является также единственным удостоверением настоящего происхождения человека (попробуйте объяснить её существование развитием в результате естественного отбора в ходе так называемой эволюции!). В современных условиях совесть является уникальным зеркалом, в котором её носитель, решившись предварительно смахнуть толстый слой пыли житейского опыта, может при желании рассмотреть во всех деталях свой, приобретённый в ходе боёв за место под солнцем, подлинный облик. Но общеизвестно: чем дальше в лес, тем больше дров и с возрастом всё страшнее становится взглянуть на себя настоящего, и уж речи быть не может о том, чтобы с любопытством разглядывать на зеркальном изображении лихо сведённый в пятачок нос, аккуратные раздвоенные копытца и покрывающую со временем всё тело характерную реденькую щетинку. Но зеркало ничем другим, кроме как приспособлением для наблюдения отражённых в нём предметов, не является. Можно попытаться проанализировать результаты наблюдений, объяснить происходящие перемены (вспомнить относительно невинную, полную надежд юность), но не нужно превращать совесть в предлог для самооправдания, начинать "жить по совести" и пытаться этим искусственно поворотить вспять процессы совершенно необратимых человеческими усилиями (я вас уверяю!) трансформаций. Каждый предмет лучше использовать только по назначению. Всё остальное приводит к ускоренному вырождению личности в самоправедного святошу, ханжу и лицемера, коими была и есть богата история в лице всевозможных "святых" старцев, отшельников, "угодников" и прочих "гуру".
   Благодаря своей уникальной способности постоянно напоминать людям, кто они такие, эта совесть буквально отравляет существование жаждущему душевного и материального комфорта индивидууму. Дьявол, зная об этой, сильно мешающей окончательно забыть о своём происхождении и Создателе особенности устройства душевной составляющей человеческих существ, предлагает весьма, надо признать, действенное средство решения проблемы - религиозное самооправдание: выполнив в определённой последовательности ряд религиозных действий (всё равно каких), и, конечно же, пожертвовав энной частью своего имущества (что, кстати, для жертвователя едва ли не важнее, чем для самого лохотронщика в смысле достижения внутреннего равновесия), человек может и должен достичь так называемого "мира с самим собой". И уж после этого с лёгким сердцем кидаться в омут личных амбиций, заранее зная, что любой щекотливый вопрос можно будет "утрясти" с "представителями" потустороннего мира здесь, на земле, а, судя по тому, что жреческий сан в любом обществе всегда был символом респектабельности - покойная совесть, не мешающая больше человеку жить "полнокровной" жизнью, на протяжении всей истории оставалась товаром самой первой необходимости, объём продаж которого постоянно рос, как привязанный, вслед за увеличением численности народонаселения планеты.
  Всякая торговля может быть хоть сколько-нибудь успешной только в том случае, если её предмет в состоянии прямо или косвенно удовлетворить какую-либо человеческую потребность и наиболее полно отвечающий требованиям этих потребностей товар будет иметь и наибольший рыночный успех. В этом - сущность конкуренции. В нашем случае речь идёт об одной из самых глубинных и отвратительных потребностей потомков Адама - религиозной. На свете не было, нет и не будет никогда человека, кто был бы свободен от воздействия сознательного или подсознательного варианта этой потребности и каждый, кого не устраивают традиционные сорта опиума для народа, создаёт себе религию в зависимости от уровня психической организации своей личности (да не введёт это никого в заблуждение - как и пристрастие к обычному опиуму, употребление приготовленных по индивидуальному рецепту наркотических коктейлей приводит к одному и тому же духовному распаду личности). У всех религий, сколько бы их на земле не существовало - оформление одно и тоже: бригада более или менее квалифицированных лохотронщиков выдаёт себя перед людьми либо представителями Единого Бога (вариант - Его Сына) на земле, либо каких-нибудь потусторонних сил, без содействия которых в жизни - ни тпру, ни ну.
  В последние несколько столетий на рынке духовных услуг буквально по всем экономическим показателям лидирует целый консорциум производителей покойной совести, именующих себя "христианскими церквями". Подобно "детям лейтенанта Шмидта", члены консорциума разделили мир на территории для кормления и уже два тысячелетия успешно выращивают золотые червонцы душевного равновесия для всё тех же буратин всё в той же стране. Но, как и во всех объединениях подобного рода, настоящего согласия между участниками конвенции нет. Пронаблюдайте, например, за громами и молниями из-под кустистых бровей православных иерархов по поводу проникновения на "Святую Русь" иностранных проповедников, смущающих простосердечную веру русского народа, уже целое тысячелетие пестуемую косматыми "батюшками" из "святой апостольской". Сравните эти громы с вполне понятным возмущением Шуры Балаганова при появлении Михаила Самуэлевича Паниковского вдали от своей канонической территории. Налицо явное нарушение конвенции о территориальном распределении прав эксклюзивной торговли "покойной совестью". Но постоянная грызня из-за добычи - повседневная реальность в любой практикуемой разновидности сатанизма и это, конечно, не повод для возведения номинально христианских церквей на его вершины. Всё гораздо проще и гаже. В качестве упаковки для своей продукции все участники конвенции используют Евангелие - весть от Создателя Вселенной о том, что преступление Адама и его последствия не являются больше препятствием на пути человека к его Создателю и что препятствие это устранено без уничтожения человечества, как оно бы того заслуживало, если бы Бог, при решении дальнейшей человеческой судьбы, руководствовался только принципами чистой справедливости Правосудия. Распространение этой вести является единственной обязанностью действительно христианской церкви. Это не означает, кстати, что нужно навязчиво приставать к прохожим на улице и во всех других возможных местах и пытаться с дебильным блеском в глазах доказывать необходимость вступления в "братство истинных христиан". При распространении Евангелия должна быть исключена любая форма принуждения, потому что "Бог - есть любовь", а для настоящей Любви реальную ценность представляет только результат абсолютно свободного выбора. Надеюсь, эта аксиома в доказательствах не нуждается. Сам Мессия говорит своим посланникам: А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома того или из города того, оттрясите прах от ног ваших" (Матфей 10:14). И не более того! Организация, именующая саму себя "святой апостольской..." наглядно продемонстрировала степень своего уважения данной Богом свободы воли уже самой процедурой "крещения" Руси: загнала княжеская дружина копьями киевлян в Днепр и вошла с тех пор "святая" Русь в "дружную семью христианских народов". Князю просто не понравилась антиалкогольная составляющая ислама. Вот и весь выбор. Свободный.
  Неимоверными трудностями изобиловал путь избранный "христианскими организациями" к сердцам несчастных язычников для спасения их от пламени геены и общества скачущих там чертей со скворчущими сковородками в когтистых лапах. Они, бестолочи, не всегда сразу осознавали необходимость отдачи предназначенного для ублажения потусторонних сил имущества в пользу невесть откуда свалившихся на их голову "спасителей". Приходилось, скрепя сердце и, конечно, не без весьма убедительного теологического обоснования, отодвигать в сторону заповеди Христа и употреблять по обстановке, где меч, где верёвку, а где и очистительный костёрчик запалить во спасение закоренелого грешника от огня вечного. По словам "святых отцов", духовным стержнем этой деятельности всегда была христианская любовь к ближнему, то есть та, которую Апостол Павел опрометчиво описал так: "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла... всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит" (1-ое Коринфянам 13:4-7). По всей видимости, находясь под влиянием Святого Духа, Апостол не учёл возможных осложнений при обработке язычников, но "духовэнство" в момент сшибло розовые очки с ищущих "царства не от мира сего" наивных мечтунов. Впрочем, обращали в христианство и более лукавыми способами, например, при помощи замены языческих идолов в сознании новообращённых персонажами библейской истории (Илья-Громовержец занял место Зевса), создавая для поклонения целый иконостас "святых" (тоже одно из самых мерзких проявлений "духовэнского" хамства и наглости) - покровителей ремёсел, стран, народов, городов, отдельных людей и т.д. Под изображениями "святых" духовэнская традиция предписывает ставить свечечки горящие и чем больше "святых" - тем интенсивнее идёт свечной бизнес, с самого начала прибранный к рукам "церквами". Для отмены "неудобной" второй заповеди Закона и обоснования необходимости изображения выдумана душещипательная история о пожелавшем запечатлеть лик Спасителя неизвестном художнике. Согласно этому рассказу, Иисус в ответ на просьбу попозировать, взял из рук художника материю и просто приложил к Своему лицу и оно запечатлелось на ткани. Это без стеснения рассказывается о Том, Кто сказал "доколе не прейдёт небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё" (Матфей 5:18). Но наряду со свечным бизнесом торговля иконами и сбор пожертвований на наиболее известные из них - так называемые "чудотворные" - составляет немалую долю "церковных" доходов и именно потому иконы не могли не появиться как результат деловой смекалки "святых отцов". Интересно, что в числе обоснования культа икон "батюшки" выдвигают теорию о том, что человек, мол, слаб и для укрепления в вере ему необходим видимый образ, и церковь, мол, охотно идёт навстречу человеческим слабостям (тем более, что слабости эти всегда приносят немаленький доход всем, кто сумел овладеть тайнами игры на них). Дескать, изображение допускается только как образ, и во время молитвы люди, конечно же, обращаются к Богу, а не к иконе, а пожертвования, между тем, собираются именно для конкретных Казанской, Иверской, Владимирской и прочих богоматерных образов и, таким образом, отменяется заповедь Бога. Почувствуйте, православные, разницу между материнской снисходительностью к людской немощи и крысиной злобой, с какой "святая апостольская" вызверилась на Льва Толстого, поддевшего в своём романе "Воскресение" наиболее отвратные проявления православного культа. И вся "анафема" произошла из-за того, что именно это "волхвование" сбывается на "канонической" территории православия в качестве "истинного богослужения" за немаленькие средства и своим авторитетом писатель оказался весьма опасен в глазах удобно расположившихся на шее у своей паствы "патриархов" и "владык". Или вот культ "богородицы" - заступницы человеческой перед Богом - опять самое грязное хамство по отношению к Богу и Миссии Иисуса Христа. Его жертвенная смерть - единственная реальная надежда человека перед правосудием и Он Сам и есть Единственный Заступник, заступивший на кресте место всего человечества и заплативший по всем его долгам. А если "богородица" - то, оказывается, что Голгофской жертвы совершенно недостаточно для искупления человека и помимо этого имеется настоятельная необходимость ещё в чьём-то "заступничестве"! В основе богородичного культа не лежит, конечно, непосредственное желание оскорбить Творца, просто, так всегда получается, когда людям хочется привнести что-то "своё" в божественное откровение. Это "своё" обычно всегда связано со шкурными интересами своих "авторов", в действительности, выполняющих волю одного настоящего "автора", вечно переполненного всевозможными идеями по "усовершенствованию" созданной Вселенной. Поэтому только при помощи сверхбиблейских "откровений" и учений становится возможным обоснование любой чуши вроде абсолютно бессмысленного (но платного) "крещения" не имеющих своей воли младенцев, опять же платных заупокойных "служб" и всяких других платных "молебнов", "месс" и т.д. И тут же опять самая кошмарная человеческая мерзость - молебны за победу русского (и любой другой национальной принадлежности) оружия - и кому?!
   Это уже начинаются Эвересты сатанизма: организация, заявляющая себя служителем Того, Кто сказал: "... любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас..." (Матф. 5:44), платит светской власти за право беспрепятственного обольщения народа и обогащения через это "пушечным мясом" своих прихожан - своим духовным телом, благословляя их на всевозможные войны "за веру, царя и отечество". Интересно, это за какую веру призывают воевать? И зачем? По-человечески традиционная сделка - тело за деньги - ты мне "зеленый свет" во всех моих устремлениях и моё послушное тело удовлетворит все твои желания. После всего этого становятся ясными библейские метафоры из Откровений Иоанна Богослова о блуднице верхом на звере. Официальная "церковь" - вот величайшая и кровавая шлюха, превзошедшая все мыслимые пределы продажности и готовая по первому щелчку перстами со стороны светской власти принять любую доступную позу. Это и понятно: а иначе, зачем зверю возить её на себе? Никогда светские правители не делали секрета из того, зачем им нужен "опиум для народа" - держать его в страхе и повиновении. Все шедевры сатанизма (крестины, панихиды) исходят именно от официальных "церквей".
  Всё-таки сложность человеческой натуры и любовь к своим духовным исканиям потрясают воображение: казалось бы, чего проще? Большинство людей заявляют о своей вере в Бога. Так надо узнать Его волю и жить в соответствии с ней. Тут проблем быть не может - в настоящее время Библия является самой печатаемой книгой в мире. Но люди готовы поверить любому проходимцу, умеющему обосновать ненужность выполнения требований Создателя. И всё потому, что требования Бога препятствуют удовлетворению телесно-душевных похотей человека. Прочтите ещё раз (или впервой) Нагорную Проповедь - и вы сразу почувствуете острую необходимость в духовном наставнике, который бы убедительно и доступно объяснил "трудные" места. Строго говоря, сама постановка вопроса: "Веришь ли ты в Бога?" - по меньшей мере, нелепа. Что значит верить в Бога? В его существование? Но чтобы догадаться об этом много ума не надо. Вопрос в другом: веришь ли ты Богу? Выполняешь ли ты его указания или чьи-то ещё? И чьи указания вообще стоит выполнять? И почему? (Следует выяснить также, действительно ли именно и только Библия является самооткровением Бога или могут быть какие-нибудь ещё "святые" книги. Это тоже легко -следует сравнить Библию и какой-либо другой предполагаемый путь истины. Только такой сравнительный анализ каждому человеку придётся проводить самому - речь идёт о его судьбе в вечности, а такие вещи никому кроме Бога доверять нельзя. И никого между собой и Богом допускать также нельзя. Никаких подонков! Будь они хоть космато-бородатыми, хоть бритыми! И поверьте на слово, Бог никогда не пройдёт мимо искреннего к себе интереса).
  Не сатанизм ли, всучивать людям за деньги для поклонения и в качестве охранного знака уменьшенную копию орудия убийства их Искупителя? Ведь не имеющий "честного креста" на шее по православной традиции - нерусский! Басурман! Мол, неправославный русским быть не может. Но какой стимул торговле крестиками! Таких маркетологов ещё поискать... А подходящую библейскую цитату ввернуть? Пожалуйста, "Кто не берёт своего креста и не следует за мной, тот не достоин меня...". Вот такое толкование. Купи крестик и место в раю тебе обеспечено, и даже если нагрешишь - "батюшки" все твои проблемы с Богом "устаканят". Ты только в грех скупости не впади. Духовэнство этот грех особенно порицает. А сколько, интересно, стоят призывы почаще молиться своему ангелу-хранителю на фоне ответа одного из них Апостолу Иоанну, когда тот, испуганный силой и величием ангела, попытался поклониться ему: "я пал к ногам его, чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись..." (Откр. 19:10).
  Когда человеческая деятельность посвящена чему или кому-либо, кроме Бога, или когда какой-либо вид деятельности заявляется как служение Богу, но в содержании и цели деятельности имеется хоть малейшее несогласие с библейскими принципами - эта деятельность всегда является на самом деле служением невидимому "мессиру", заверяющему в свою очередь, что его-де нету, а просто такова была от начала начал человеческая природа и вот, мол, какая она несовершенная и порочная.
  Чтобы разум человеческий не заскучал, "мессир" время от времени подбрасывает темы для оживлённых дискуссий. Они во множестве присутствуют на всех уровнях человеческого бытия. В русском варианте это, например, о знаменитой "роли интеллигенции в русской революции" или месте и роли России в мировой истории. Конечно же, эта роль исключительна - мир, мол, ещё познает "русского бога" во всей его полноте и замолкнет в немом восхищении перед русским богосознанием, а вот ещё раньше очень удачно был затеян спор о том, сколькими перстами нужно изображать на себе вышеупомянутое орудие убийства - двумя или тремя? А? Вся история великого русского раскола прямо исходит гноем интеллектуально-религиозного пустословия вроде препирательств Никона с "вселенскими патриархами", а кроме того ещё и увенчана "мученическим венцом", поистине, ублюдочного фанатизма протопопа Аввакума. И, опять же, удивление вызывает не духовное ничтожество пастырей, и даже не степень идиотизма тех, кто готов видеть в них каких-то святителей, а неуёмная изобретательность дьявольского возницы, согнавшего народы бичом смертного ужаса и морковкой достижения богоподобия на удочке в одну упряжку, летящую под сатанинский хохот на крыльях технического прогресса к собственной гибели. Каждый народ рассматривает на удочке что-то своё сокровенное, из самых потайных складок народной души, но вот это "своё" почему-то всегда удручающе одинаково, даже никаких национальных особенностей для разнообразия: каждый этнос почитает нулями всех кроме себя богоизбранных или, по крайней мере, обременённых особой духовной миссией в мире.
  Бешеный темп гонки к сияющим мертвенным светом вершинам житейского успеха не оставляет времени на выяснение вопроса о смысле существования Бытия - занятым людям некогда заниматься абстракциями.
  Голгофская жертва была принесена в числе всего прочего и для того, чтобы поставить вопрос о жизни перед каждым человеком в отдельности, чтобы никто не мог сослаться на какие-либо, не зависящие от него обстоятельства. Жертва эта была принесена для избавления подверженных рабству мерзости через страх смерти даже тех, кто: "...становясь перед Ним на колени, насмехались над Ним...И плевали на него и, взявши трость, били Его по голове" (Матф. 27:29-30). И наблюдая за мучениями Распятого под палящим солнцем, насмешливо скаля жёлтые зубы, кричали в упоении самоправедностью: "Других спасал, а Себя Самого не может спасти!... Пусть сойдёт с креста, и уверуем в него". Но всё это дало почву лишь для глупейшего антисемитизма, в то время как любой другой народ, окажись он на месте евреев, вёл бы себя точно также, и уж лучше не воображать все те гадости, какие бы огласили окрестности Голгофы, если бы в тот момент там толпился предводительствуемый своим "духовэнством" православный люд. Поэтому-то не идёт больше речи ни о каких богоизбранных народах в этническом смысле, а только в духовном, "Где нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос" (Колоссянам 3:11). Но миф о "русской духовности" необходим "святым отцам" для обольщения вороны с целью выманить у неё вкусный сыр на пропитание "батюшкам". Даже само по себе существование храмового священства и храмов как "мест обитания Бога среди людей" после смерти Иисуса Христа является чистым мошенничеством. В ветхозаветное время священники были, по закону, данному через Моисея, посредниками между ещё не искуплённым человечеством, представленным в то время в лице Израиля, и Богом. В Храме, возведённом по указанию самого Бога, ветхозаветное священство из колена Левия регулярно совершало сложные ритуалы жертвоприношений животных, призванные напоминать людям, опять же в лице Израиля, что на месте крови тельцов и овнов, по справедливости, должна быть их собственная кровь и что человек, в соответствиями с принципами божественного правосудия, ничего кроме смерти не заслуживает. А теперь у человека появился другой Первосвященник, "Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи всего народа; ибо Он совершил это однажды, принёсши в жертву Себя самого. Ибо закон (Моисея, прим. авт.) поставляет первосвященниками, имеющих немощи; а слово клятвенное, после закона, поставило Сына, навеки совершенного" (Евреям 7:27-28). И как, будучи телесными потомками Адама, люди унаследовали его несовершенство, и, как следствие, смерть, так и в момент признания человеком того факта, что Иисус Христос, был казнён на кресте вместо него лично, он приобретает этим духовное родство с Ним и становится участником Его совершенства и бессмертия.
  И так как храм потерял своё значение как место поклонения Богу в виде жертвоприношений и как место Его присутствия среди своего народа, то и все сборы в пользу строительства множества новых "храмов" также является ничем иным, как чистым мошенничеством: обольстителям для успешного сбыта своей продукции необходимо как можно больше таких помещений, которые своим видимым величием опускали бы человека до буквального уровня овцы, как ни в чём не бывало игнорируя при этом слова Того, Кому эти храмы якобы посвящены: "Но всевышний не в рукотворённых храмах живёт, как говорит пророк: небо - престол Мой, и земля - подножие ног Моих" (Деяния 7:48-49). Предельно ясно эта мысль выражена в разговоре Иисуса с женщиной-самарянкой о месте поклонения Творцу: "Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе: Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Иоанна 4:23-24). Устройство собраний христиан описано в Посланиях Апостола Павла, оно предельно просто и если и есть там начальствующие, то никаких преимуществ, а тем более, никаких посреднических полномочий между Богом и человеком для них не предусмотрено и уж никто никогда не уполномочивал обращать кого бы то ни было в христианство силой, под предлогом насильственного спасения или каким-либо иным способом. И разговоры о каких-то вынужденных культурных языческих наслоениях на христианство также лживы, потому что "Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместимость храма Божия с идолами? Ибо вы - храм Бога живого (подчёркнуто мной), как сказал Бог: "вселюсь в них и буду обитать в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом" (2-е Коринфянам 6:15-16). Для получения наживы со своего "служения" всем желающим всегда приходилось выдумывать что-то своё, так как Библию в чистом виде использовать в любой деятельности с целью извлечения прибыли невозможно и все сверхбиблейские "истины" и "откровения" в своей основе нацелены исключительно на обоснование получения доходов под прикрытием "служения" Богу. И когда человек заявляет, что он, мол, верит в Бога, но по своему - он тоже лжёт. "Свой бог" ему понадобился только потому, что настоящий Бог ему почему-то оказался неудобен. Главное достоинство "своего бога" заключается в его снисходительности к "милым слабостям" данного индивидуума. Любое "своё", как и всё человеческое по существу противоречит Библии в корне, поэтому "святых отцов", как православных, так и католических, долгое время снедал страх за своё положение на социальной лестнице и они всячески препятствовали переводам Библии с мёртвых латинского и церковнославянского (отсюда дифирамбы их особой благозвучности и как средствам общения "святых старцев") на современные литературные языки, мотивируя своё нежелание распространять Евангелие темнотой народных масс, которые-де не так всё поймут и сделают, конечно же, всё не так и тогда, мол, трагедии не избежать. А потому существование института законоучителей и служителей культа необходимо, чтобы население узнавало обо всём "как велено", чтоб никаких посторонних источников (конкурентов) не было и в помине и исключить, таким образом, саму возможность проплывания самого заломанного культового грошика мимо "святых" копилок. А ещё разродилась "православная" идеей общины, как исходной точки "особого русского пути", о котором со слезами умиления на глазах не устают толковать иерархи всех уровней, где очень опасно быть не таким как все (попробуй только усомниться в святости православия!), и член общины последнюю рубашку снимет с себя, лишь бы оплатить крестины-панихиды, чтобы всё у него было "как у людей". А какая мать допустит, чтобы её дитя, не будучи "крещённым", прослыло потом "нехристем" и стало таким образом парией среди "сородичей"?
  В Европе за владение Библией на английском, французском, немецком или испанском языках человек без проблем попадал на костёр, а когда переводы, несмотря на усилия "служителей" Божиих, стали-таки распространяться в XV - XVII веках среди европейского населения, то оказалось, что все страхи "святителей" были совершенно напрасны и зря они столько народу заживо пожгли - человеческая лень и погружённость в мелочь повседневных забот оказались наилучшими стражами "святых" закромов, чему живым свидетельством может послужить история европейского протестантизма, лозунгом появления которого был возврат к чистоте Библейской Истины, но при внимательном взгляде довольно быстро выяснится, что относительный успех протестантизма был обусловлен, главным образом, нежеланием постоянно выплачивать непомерные "церковные" поборы, а потом уже возмущением идиотской торговлей "индульгенциями", запредельным зверством "святых христианских" трибуналов католической Инквизиции и нелепостью института Папства.
  На внятном же русском языке Библия впервые появилась только в 1876 году, да и всё равно желающие изучать её "не как велено" подвергались преследованиям во внесудебном порядке даже после их оправдания светскими судами. Внимание к Библии в стране государственного "православия" наказывалось разъединением семей и высылкой членов таких семей в разные места ссылки (Л.Толстой "Воскресение"). И община - это чудо русского пути - плавно перетекает в коллектив. Она едва начала разлагаться с развитием капитализма, но скоро на помощь ей "ум, честь и совесть" подоспели, и для воплощения в жизнь "вековой мечты человечества" Россия оказывается единственно пригодным местом и заодно и выяснилось, что незадачливый "богоносец" христианином никогда не был, потому что христианский народ никогда бы не принял так близко к сердцу галиматью о воспитании "нового" человека повышенной сознательности при помощи массовых расстрелов "несознательных насекомых" или вовлечения их в интенсивную трудовую деятельность на "великих стройках коммунизма". Мёртвенная вспышка октябрьского переворота выхватила из тьмы также и цену "пастырского" авторитета православия у своих вмиг озверевших "овец", принявших всеобщее и наигорячейшее участие в разрушении "храмов божиих" и истреблении "пастырей". Накипело, видимо, за девятьсот с лишним лет. Очень уж "пастырская" участь не походила на судьбу тех, о ком сказано: "Если бы вы были от мира, то мир любил бы своё; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир" (Иоанн 15:19).
  Вроде бы не мало мерзости выпало на долю страны, снова и снова пытающуюся поименовать саму себя "святой" и учебного материала - хоть отбавляй. Развалилась поганая держава и тут бы можно и образумиться, как образумились в своё время те немногие страны, на которые сегодня с люмпенской завистью пялится так называемый "третий мир". "Но! Но! - угрожающе помахивают указательными перстами "святые батюшки" и "владыки", одновременно наживуливая на крючок упоминавшейся здесь удочки приманку "былого величия России", - сначала надо исцелить народную душу, вернув её в лоно православия, а уж потом...потом мы ещё заставим мир заговорить о себе". И обновлённая Россия бросилась исцеляться. Уже и первые признаки "исцеления" вовсю посверкивают новенькими куполами, и каменным воплощением вечности русского язычества нависло над столицей России капище, названия которого я поминать не буду во избежание участия во всеобщем хамстве.
  Глядя на всё это остаётся только повторить вслед за неотразимым Чичиковым: "Эк её, дубинноголовая какая!"
  За многие века непрерывной лжи у "церкви" выработалась особая манера поучать "паству" как фонвизинских недорослей. Попробуйте задать какому-нибудь попу неудобный вопрос, вроде того, что прозвучал однажды по "Радио Свобода", почему, мол, в Евангелие от Матфея Иисус говорит своим ученикам: "И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас наставник - Христос" (Матфей 23:9-10), а вот "священников" принято называть "святой отец" и почему, мол, так?
  Подпустив в голос приторного сиропу "святой отец" начал этим голосом рассказывать о том, как на него ложится отблеск славы Того, Кому он якобы служит, и что на самом деле верующий, называя бородатого прохвоста "отец", обращается таким образом к Богу и ничего странного тут нет, а просто "церковь" опять же пошла навстречу человеческой слабости ко всему видимому и не запрещает такого обращения. Одно это "не запрещает" чего стоит! Это оказывается снизу инициатива идёт, а "батюшки" в радостном бессилии только руками разводят; по-маниловски сахарный, но и уверенный в тоже время тон производит на аудиторию настоящий колдовской эффект: внимание "наставляемого на путь истинный" переключается с предмета на форму "проповеди" и не у всякого язык повернётся на дальнейшие расспросы, наблюдая воочию такую "ляпоту". И всё! Любопытство радиоведущего полностью удовлетворено, шулерская подмена Божией заповеди человеческой доктриной остаётся никем незамеченной, и хоть бы поинтересовался въедливый журналюга, почему же тогда за обращением "отец" следует человеческое имя попа, коль скоро таким манером верующий обращается к Всевышнему, и какое право имеет "отец Ерофей" отпускать грехи на исповеди? И что это за невиданная услужливость такая, не пользуясь которой человек превращался в еретика и предавался анафеме. Также и ангел из Откровения имел в этом случае куда больше прав на поклонение себе как представителю Бога "идя навстречу чаяниям..."
  Евангелисты Матфей и Марк упоминают о разговоре Иисуса с фарисеями (15 и 7 главы соответственно) - тогдашними законоучителями израильскими, называемых в наше время раввинами, о характерной особенности номинального исповедания - выпячивание на первый план всевозможных обрядовых традиций, преданий старцев и учений "святых", обычно выдаваемых за плоды духовных исканий этих "святых" или, ещё хлеще, за "поступательное развитие христианской мысли" или, как в случае с иудаизмом, за какое-то особое откровение Божие в виде устной торы, переданной Моисею вместе с записанным на каменных скрижалях Законом, но противоречащей ему по сути, и, также как и православное предание, отменяющей необходимость выполнения требований Бога: "И сказал Господь Моисею: напиши себе все слова сии, ибо в этих самых словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем" (Исход 34:27). И потом уже в Книге Второзакония всё предвидящий Бог напутствует израильтян перед вступлением в обетованную землю: "Не прибавляйте к тому, что Я заповедаю вам и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего..." (Второзаконие 4:2). Казалось бы чего проще! Не прибавляй и не убавляй - и всё будет хорошо. Но как же без духовных исканий? На что жить святошам, батюшкам, пасторам, раввинам, аятоллам, владыкам, кардиналам, папам и прочим духовным лидерам о которых в лице фарисеев говорит Мессия, цитируя сказанное через пророка Исайю: "Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщётно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим... Оставьте их, они слепые вожди слепых; а если слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму" (Матфей 15:8-9, 14).Хорошо бы всем блудящим по лабиринтам познания всевозможных "истин" научиться тому, что значит: "...всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искорениться" (Матфей 15:13). Библейское откровение, будучи неземным по происхождению, а потому лишённым каких-либо изъянов ни в каких человеческих дополнениях не нуждается и, более того, несовместимо с ними: "Вымыслы человеческие ненавижу, а Закон Твой люблю" (Псалом 118:113) чётко обозначив эту несовместимость говорит псалмопевец, и апостол Иоанн уже обрывая все дальнейшие кривотолки на эту тему в своём Первом Послании, пишет: "Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей: Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира (сего)" (1-е Иоанна 2:15-16).
  Люди, записавшие Библию, не были известны современникам как мыслители, собиратели знаний или литераторы, проведшие дни свои на тернистых путях познания, и в библейских текстах нет ни малейшего следа тяжёлой внутренней борьбы двух начал в человеке, столь свойственной произведениям земных правдоискателей, но уровень информированности этих нетворческих личностей о смысле земной жизни, Времени, Смерти, Вечной Жизни далеко выходит за пределы человеческих возможностей. Такая информация может быть дана человеку только по воле Создателя Всего Сущего и по одной только причине: "Но кто любит Бога, тому дано знание от Него" (1-е Коринфянам 8:3), и потому можно заключить, что непонимание Библии происходит только от нежелания что-либо понимать, ну а уж для того, чтобы приспособить её в качестве основания для поборов с населения, одной человеческой наглости служителей культа недостаточно, тут нужна питающая сила до конца ненавидящая всё Божественное и поэтому, граждане "сатанисты"! Бросьте вы свои игрушечные "чёрные мессы"! Пойдите и научитесь у "святых отцов" сатанизму настоящему, который окончательно превратит вас в нечто такое "свободное", к чему стремятся все ваши братья по разуму, при одном взгляде на которое стыдно делается за принадлежность с вами к одному биологическому виду. А кроме того, кумир ваш, как существо в высшей степени "интеллектуальное", откровенных дураков не любит, хотя, строго говоря, кроме себя он вообще никого не любит, но откровенные дураки с его именем на устах ему особенно ненавистны, как демаскирующий фактор. Ведь вы, поди, толком и объяснить не сможете, почему сходняки ваши происходят в виде обратной мессы и что же в таком случае делать тем братьям по разуму, которым не посчастливилось родиться и воспитываться в тех местах, где месса формой богослужения не считается? А там, где она вообще за бесовский шабаш идёт? Им-то как?
  Прошу не принять меня за поборника духовного здоровья человечества, затем, хотя бы, что о таковом, в силу сложившихся в результате беседы Евы со змеем обстоятельств, не может быть и речи. Кроме просвещения "сатанистов" я хотел здесь привлечь внимание уважаемой публики к Библии, как ЕДИНСТВЕННОМУ источнику по-настоящему необходимых человеку сведений о нём самом и его месте и роли в Мироздании, потому что "...мудрость мира сего есть безумие перед Богом..." (1-е Коринфянам 3:19) и наверное тут бы мне и следовало объясниться по поводу достоверности библейского Сообщения, если бы это уже не было сделано другими и гораздо обстоятельнее, чем это бы сделал я, и если свидетельства их не принимаются, то только из нежелания человека уйти с не принадлежащего ему престола мирового господства, где он оказался, мягко выражаясь, "петрушкой в королях". Не могу умолчать только об одном, самом очевидном доказательстве истинности Библии - это явно непосильные для человеческого интеллекта глубина и сила библейского сюжета: выступающий в качестве истца Монарх добровольно идёт на смерть вместо одного из приговорённых к ней участников составленного против Него заговора с целью узурпации власти, чья вина полностью доказана, а тяжесть неопровержимых улик сделала бессмысленными хитроумные адвокатские заготовки Разума. Добровольная смерть вместо врага с целью его спасения... На такое только Любовь способна, причём, нечеловеческой силы Любовь, неизвестная людям и потому никак в их творчестве не отображённая. И не верю я, что кто-либо из людей, сколь угодно "хороший", мог сочинить что-нибудь подобное. Евангелисты же, которым выпало описать Её явление в этом мире ничего иного, кроме изложения порядка событий не делают, чтобы не "намусорить" ненароком. И если и этот аргумент "антинаучен", то тут уж, как говориться, хоть кол на голове теши цивилизации на рубеже тысячелетий.
  Одно время был в моде, впрочем, и сегодня не утратив своего влияния на интеллектуальные круги, взгляд на Ветхий Завет, как на своеобразный сборник еврейского народного фольклора, исторических хроник и законоуложений. При дотошной проверке выясняется, однако, что настоящим корнем такого взгляда является уродливый симбиоз хамства автора и глупости последователей этой теории. Ведь это совершенно невозможно, чтобы какой-либо народ на протяжении около полутора тысяч лет сознательно старался выставить на показ такие качества своего национального характера, как малодушие (при выходе из Египта), откровенную трусость (при осмотре Ханаана), круглосуточная готовность к телесному и духовному блуду, как это описано, например, в 105 Псалме (не поленитесь, прочтите, затем сравните с каким-нибудь народным фольклором и задайте хоть себе вопрос, какой народ способен говорить сам о себе такие вещи!). Прочтите пророка Иеремию (особенно 42-43 главы), Иезекииля (16-я глава - притча об Оголе и Оголиве). Вот Исайя о собственном народе говорит: "Увы народ грешный, народ обременённый беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные!..." Во что вас бить ещё, продолжающие своё упорство? Вся голова в язвах, и всё сердце исчахло" (Ис.1:4). У Иеремии через шестьдесят лет говориться: "Стыдятся ли они, делая мерзости? Нет, нисколько не стыдятся и не краснеют... Ибо от малого до большого каждый из них предан корысти, и от пророка до священника - всяк поступает лживо" (Иеремия 6:15, 13). Народы же известно, что поют о себе в своих фольклорах - от запада до востока в разных вариантах одно и тоже: тут вам и мудрые и суровые "отцы нации", наставляемые этими "отцами" благородные герои и их подвиги в бесчисленных битвах со злокозненными поганцами-соседями и устрашающими чудовищами. Таких страстей начитаешься, что даже и не вериться. И, конечно, "особая духовная миссия" под бременем которой согнувшись в три погибели бредёт непонятый народ по ухабам Всемирной Истории, и вечно этому народу, как подающему надежды танцору, что-то мешает достойно организовать собственную жизнь.
  Специально для страдающих подростковой возбудимостью "антисионистов" не поленюсь повторить: всё сказанное в Библии по отношению к израильтянам безо всякой натяжки может быть адресовано любому языку и племени; это просто так получилось, что в фокусе внимания Творца оказался Израиль. И если уж на то пошло, то как в Адаме все согрешили, так и в Израиле каждый народ показал себя.
  Библия говорит, что потомки Авраама в будущем будут сильно возвышены, а вот участь всех без исключения язычников будет определяться по их отношению к евреям в период их наказания в соответствии с принципом: "не оказавшему милости - суд без милости" (Иакова 2:13). Залогом этого служат слова самого Бога Вселенной, обращённые к своему народу, предсказывая, во что обойдётся тому безудержный блуд, но всё же в конце ободряя его: "Забудет ли женщина грудное дитя своё, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя" (Исайя 49:15). Период наказания долог и, прямо скажем, ужасен. Но когда-нибудь он закончится, и тогда произойдёт то, о чём следовало бы знать героям борьбы с мировым сионизмом прежде чем неосмотрительно высовывать языки в антисемитской истерике: "Итак выслушай это, страдалец и опьяневший, но не от вина. Так говорит Господь твой, Господь и Бог твой, отмщающий за Свой народ. Вот, Я беру из руки твоей чашу опьянения, дрожди из чаши ярости Моей: ты не будешь уже пить их. И подам её в руки мучителям твоим, которые говорили тебе: "пади ниц, чтобы нам пройти по тебе"; и ты хребет твой делал как бы землёю и улицею для проходящих... И будут цари питателями твоими, и царицы их кормилицами твоими; лицем до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих, и узнаешь, что Я - Господь, что надеющиеся на Меня не постыдятся... И притеснителей твоих накормлю собственной их плотью, и они будут упоены своею кровью как молодым вином; и всякая плоть узнает, что Я - Господь, Спаситель твой, Сильный Иаковлев" (Исайя 51:21-23, 50:23, 26).
  Ну а пока, не став исключением в языческом котле народов, евреи создали на основе библейских записей свой собственный народный фольклор в виде Каббалы, Гемарры, Мишны, где две последние образовали Талмуд, а также зачем-то понадобились человеческие комментарии на Священные Писания (Мидрашим), а потом ещё и глубокомысленные рассуждения по поводу этих комментариев (Хагада). Всё это с полным правом может быть названо средоточием иудейской народной мудрости и, хотя действуют здесь в основном те же персонажи, что и в Ветхом Завете, но в фольклоре персонажи эти занимают центральное место, а Бог здесь присутствует только как свидетельство Его особого участия в иудейской судьбе. Кроме своих обычных религиозных функций самопрославления и источника доходов для торговцев "покойной совестью" иудаизм выполняет ещё, в силу специфики судьбы Израиля, роль надёжного буфера между народным самосознанием и прямотой Торы и пророков, которые не очень пригодны для самолюбования. Поэтому, кстати, чтения Торы всегда происходят под руководством опытных раввинов, умеющих как никто выпятить роль духовного наставника в жизни как отдельных людей, так и общества в целом. И сколь бы эта "мудрость" ни была подчас обаятельна и остроумна в отличие от гнойной "набожности" православия с католичеством и всем остальным букетом, всё же она остаётся человеческой, то есть той, о которой сказал Бог: "Погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну... Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога и премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих... Потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков... Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; И незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, - для того, чтобы никакая тварь не хвалилась перед Богом" (1-е Коринфянам 1:19-21, 25, 27-92).
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"