Удонтий Мишия: другие произведения.

Тарики Гиро. Цивилизация собак.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    200-2010. Продолжение Чудовищного чаепития, а может быть его вторая часть.

   Тарики Гиро - цивилизация собак
   Дневник робота.
   Я, ЛКА-7 - лабораторный консультатнт-ассистент, созданный специально для длительных космических полетов. Моя обязанность: поддерживать климат максимально приближенный к земным условиям жизни на борту космического корабля, ухаживать за лабораторными животными, а также ассистировать космонавтам-исследователям при проведении экспериментов в биохимической лаборатории.
   Я приступил к своему заданию еще до отлета нашего корабля с Земли, и если бы все шло нормально, то так бы и выполнял свою привычную работу, но на пятом году полета произошло нечто, что заставило меня взять на себя совершенно иные обязанности. В дальнейшем, это на первый взгляд довольно незначительное событие, повлияло на судьбу всей Вселенной, и его последствия переломили ход мировой истории.
   Хорошо это или плохо - судить не мне... А я лишь записывал в судовой журнал все события, произошедшие со дня катастрофы, и в результате получился этот дневник.
  
   7 мая 2054 года с планеты Земля Солнечной системы стартовал космический корабль "Молния", созданный совместными усилиями европейских ученых. Он мог развивать скорость, близкую к скорости света, и предназначался для поиска обитаемых планет во Вселенной. На борту "Молнии" были обустроены лаборатории для биологических, химических, геологических исследований.
   Двадцать пять выдающихся ученых, десять опытнейших космических навигаторов и еще пятьдесят других специалистов составляли экипаж корабля. Новейший суперкомпьютер 666664 являлся мозгом этого космического "Титаника".
   В биологических лабораториях выращивались декоративные и съедобные растения. Там же обитали "пассажиры" уникального рейса: крысы, мыши, куры, кролики, аквариумные рыбки, и, конечно, же, собаки. Последние были скорее просто любимцами экипажа, чем подопытными животными. Они свободно бегали по всем жилым отсекам корабля, играли, веселились, лаяли, порой затевали грызню. Эти существа вносили оживление в довольно скучный и размеренный быт корабля.
   За пять лет полета "Молния" лишь несколько раз садилась на планеты. Это были тела из системы Альфы Центавра, гигантские безжизненные шары, лишенные атмосферного кислорода, холодные, покрытые многометровыми слоями пыли. Все посадки проходили спокойно, без ошибок и происшествий.
   Выйдя из системы Альфы, "Молния " взяла курс на соседнюю небольшую желтую звезду, очень похожую на Солнце. Вокруг светила вращалось шесть планет, но все они были сильно удалены от своей звезды, кроме одной. Этот небольшой шар даже издали очень напоминал Землю. Материки, океаны, толстый слой голубой атмосферы... По размеру космическое тело было сопоставимо с нашей родной планетой, и некоторые ученые заранее праздновали победу: наконец-то нашли жизнь! Но другие, скептически настроенные члены экипажа, не разделяли их радости. Океан мог вполне оказаться скоплением жидкого азота или еще чего-нибудь похуже, а атмосфера состоять из смеси ядовитых газов. Но экипаж единогласно принял решение о посадке.
  
   Наконец, величественная "Молния" припланетилась в районе экватора, примерно в ста километрах от океана. Я отправился исполнять свои основные обязанности: брать пробы почвы, воды и воздуха. Но уже до моего выхода из корабля на экранах внешнего обзора все увидели зеленые кусты и деревья! Конечно, они отличались от своих земных собратьев, но это были настоящие живые растения. Впервые за всю историю человечества на другой планете были обнаружены высокоорганизованные многоклеточные существа! Экипаж ликовал, люди праздновали победу. Принесенные мною пробы и сорванные листья не оставляли почвы для сомнений: планета обитаема! На экранах внешнего обзора было заметно движение. Испуганные нашей посадкой притихшие местные животные приходили в себя и возвращались к своим обычным делам. Кто-то копошился в высокой траве, скакал по веткам и летал по воздуху. Мы видели диковинные цветы, и даже нечто, напоминающее грибы. Все это было необычайно ярким, красочным, похожим, и в то же время, неуловимо отличающимся от земного...
   Руководство экспедиции приняло решение задержаться на планете и как можно подробнее ее исследовать. Каждый день отряд из семи человек в легких скафандрах изучал ближайшие окрестности. Я всегда сопровождал их. Иногда, нужно было собирать большое количество минералов, с нами шел еще один робот военного образца Аттила.
   В отличие от меня, он имел при себе лазерную пушку для защиты от возможных нападений диких животных. И, как оказалось в последствии, такая предосторожность не была излишней.
   Долгое время мы не встречали в лесу зверей крупнее кролика, но в тот роковой день на нас из чащи с громким рычанием набросилось неизвестное существо, Аттила среагировал за долю секунды и выстрелил, но перед смертью оно острыми длинными когтями успело разодрать скафандр одного из ученых. К счастью, рана не была опасной, и лишь на плече осталось несколько неглубоких царапин, которые я тут же обработал антисептиком и перевязал. Затем быстро починил разгерметезированный скафандр.
   Все с интересом разглядывали убитого зверя. Больше всего он напоминал павиана, только был значительно крупнее и не имел хвоста. У него была отвратительная обезьянья морда и длинные желтые клыки. Аттила взвалил охотничий трофей на могучие титановые плечи, и мы вернулись на "Молнию". Пострадавшего космонавта поместили в изолированный бокс на двухнедельный карантин. Несмотря на своевременно оказанную помощь, он мог успеть подхватить каких-нибудь местных микробов или вирусов. Пострадавшему вкололи большую дозу антибиотиков, чувствовал он себя хорошо, но в таком деле лучше перестраховаться. Через положенный срок жертву обезьяньего нападения выписали из бокса... но, как оказалось, это сделали напрасно. Вскоре все тело мужчины покрылось гнойными язвами, поднялась высокая температура, и несчастный скончался, не приходя в сознание. Через неделю после его смерти похожие симптомы были замечены еще у нескольких членов экипажа.
   Произошло самое страшное, что только могло случиться... Я не выходил из лаборатории несколько суток, пытался создать лекарство против неизвестной болезни, но мои труды были напрасны. Люди умирали один за другим.
   Мы с Аттилой закапывали трупы неподалеку от места посадки, и вскоре там образовалось целое кладбище... Через три месяца со дня нашего приземления на корабле не осталось ни одного человека. Весь экипаж покоился на берегу полноводной реки, под раскидистыми деревьями, напоминающими плакучие ивы... У роботов нет чувств, считается, что мы не можем радоваться и горевать, но хочу сказать, что в тот вечер, когда мы с Аттилой похоронили последнего человека, я испытал настоящую скорбь. Тогда же все мы: военный робот Аттила, бортовой компьютер 666664 и я, ЛКА 7 собрались в рубке управления, чтобы решить, что делать дальше. Компьютер вполне разумно считал, что возвращаться на Землю нам нельзя, подхваченный на этой планете вирус вполне способен погубить все человечество. Он предлагал лететь дальше, продолжать поиск жизни во Вселенной. Аттила был с ним согласен. Вояка очень уважал 666664. Я же придерживался другой точки зрения.
   Нам следовало навсегда остаться на этой планете, продолжать поиск вакцины против вируса, благо лабораторных животных и химических реактивов вполне хватает.
   А если мы продолжим полет, и будем приземляться на других планетах, то вполне можем заразить их биосферу опасной болезнью. Бортовой компьютер, хотя и был большим зазнайкой, внял моим логическим доводам и согласился с моей точкой зрения. Аттила, естественно, тоже. Таким образом, мы приняли единственно правильное решение и остались на планете.
   Дел у нас нашлось предостаточно. Прежде всего, нужно было заботиться о наших "пассажирах". С курами, кроликами, мышами и прочей мелочью все было в порядке. Они спокойно сидели в своих клетках и мирно жевали, клевали и грызли свою привычную пищу. Им не было никакого дела до случившейся на корабле трагедии. Чего нельзя было сказать о собаках. Они прекрасно понимали, что с людьми произошло что-то ужасное. Псы все время скулили, выли, метались, как неприкаянные, по отсекам. Многие из них отказывались от пищи. Я беспокоился за их жизнь. Аттила по моему приказу пытался их развлечь при помощи мячиков и резиновых игрушек, но животные никак не реагировали на его заигрывания. Бесконечная скорбь и тоска переполняли сердца зверей. Надо было как-то выводить их из этого состояния, иначе вскоре их пришлось бы похоронить рядом с хозяевами. 666664 считал, что собакам помогут прогулки на свежем воздухе. Тем более, исследования показали, что атмосфера планеты вполне подходит для дыхания земных существ, опасаться следовало лишь нападения местных "павианов". Хотя ни один пес не заразился вирусом погубившим людей, я посчитал необходимым сделать всем псам прививки. Для этого выбрал несколько наиболее упитанных кроликов и перенес их в свою лабораторию, там ввел им дозу ослабленных вирусов. Я надеялся, что их организм сможет выработать антитела против опасной болезни. Через трое суток на основе их крови я создал вакцину, которая должна была защитить наших собак от вируса.
   Псы хорошо перенесли прививку, и через несколько дней мы с Аттилой повели их на первую прогулку по чужой планете.
   Надо сказать, что всего у нас было двенадцать псов: четыре чау-чау, большой шпиц, два колли, огромный добродушный дог, два далматинца, бигль и боксер. Вся эта разномастная кампания с заливистым лаем вывалилась из корабля и принялась носиться по поляне.
   Компьютер был прав, настроение четвероногих пассажиров значительно улучшилось. После часовой прогулки по окрестностям они опустошили свои миски с непостижимой быстротой и довольные улеглись спать. Хоть кое-кто из них жалобно поскуливал и плакал во сне, наутро все вновь отправились гулять с большим энтузиазмом. Мы и на этот раз не стали углубляться в лес, а решили пройтись по берегу реки.
   Оба берега были покрыты густым девственным лесом, в ветвях щебетали пестрые птицы, в реке лениво плескались огромные рыбины. Повсюду кипела жизнь, красивая. разнообразная, так похожая на земную, но на самом деле чужая неизведанная, и быть может, таящая смертельную опасность для земных организмов. Я взял пробы воды и почвы, сорвал несколько веточек наиболее распространенных растений и сразу же после прогулки исследовал образцы в лаборатории. Все оказалось вполне безобидным, очевидно носителями смертельного вируса были только гигантские павианы.
   Вечером мы собрались на совет, чтобы решить как быть дальше. Продукты питания для животных заканчивались, питьевая вода тоже. Решили пополнить запасы белка охотясь на местных животных, воду стали брать из реки и очищать химическим путем.
   Нужно было устраиваться на планете. Начали с установки изгороди, периметром около десяти км вокруг нашего лагеря. Мы с Аттилой еле управились за неделю. Сквозь нее пустили ток, благо в электроэнергии недостатка не было, она вырабатывалась ядерным реактором корабля. Теперь наши собаки могли целый день быть на свежем воздухе, не подвергаясь опасности со стороны местных животных. А мы с Аттилой приступили к постройке здания. Валили самые толстые деревья, получался прекрасный строительный материал.
   Ничего особенного все это время не происходило, и мы быстро справились с поставленной задачей. 666664 остался на корабле, а всех остальных мы постепенно перевели в новый дом, просторный и уютный.
   Шли годы, собак у нас становилось все больше и больше. И они стали разделяться по группам. Мохнатых толстеньких с хвостом бубликом 666664 забирал себе, это были чау-чау и чау-чау-коллиные гибриды. Я обнаружил, что они наиболее храбрые, ответственные, агрессивные и пригодные к защитно-караульной службе. По приказу 666664 , Аттила их обучал послушанию и точному выполнению поставленных задач и даже разным военным штучкам.
   А гладкошерстные вислоухие потомки дога, далматинцев и бигля, были в моем распоряжении. Я заметил в них большое любопытство ко всему новому, удивительную сообразительность и высокий интеллект. Постепенно из веселых проказников, поколение за поколением, они превращались в разумных существ.
   И вот в один прекрасный день я заметил: когда собаки думают, что их никто не видит, они будто бы беседуют между собой. Настроив свой слух я действительно услышал их разговор, они спорили, кто сегодня дежурит. Слова произносили вполне четко и разборчиво, но с каким-то странным акцентом, потом я вспомнил, что на Земле так разговаривают маленькие дети, которые только осваивают речь. Я побежал к Аттиле, чтобы похвастаться достижениями своих питомцев, но тот нисколечко не удивился, его псы, оказывается, начали говорить еще в прошлом поколении, но он считал, что так и должно быть. Оказывается, его всегда удивляло почему собаки все понимают, но не разговаривают. Теперь, по его мнению, все стало на свои места.
   В тот день я понял, что мы стоим на пороге великих событий, которые раз и навсегда изменят судьбу Вселенной.
   Прошло еще немного времени и мы решили разделиться. Такова была цель эксперимента, задуманного 666664.
   Ему хотелось узнать как будут развиваться две ветви одной цивилизации, если их изолировать друг от друга.
   Тем временем с нашими псами постепенно происходили эволюционные изменения. Они стали ходить на задних лапах, а передние превращались в подобие человеческих рук. Таким образом они вскоре могли делать примитивную физическую работу, а позже все более и более сложную. На наших глазах они превращались в цивилизованных разумных существ, не теряя при этом своих замечательных душевных качеств. Они оставались такими же добрыми и доверчивыми, искренними илюбящими, как и их далекие предки - собаки планеты Земля.
   Так 666664 и Аттила остались со своими мохнатыми подопечными в базовом лагере. А я с вислоухими переселился на другой конец планеты. Разумеется, Аттила помог нам с переездом и строительством, создал для нас систему безопасности, а затем вернулся в базовый лагерь.
   Не знаю, чем это обосновано. То ли климат на планете оказался благоприятным для собак, то ли наше воспитание и система образования оказалась эффективной, но через несколько столетий наша цивилизация, названная самими псами "Буди-Люди" достигла невиданных высот в науке и технике. Город Большие Собачищи, столица государства Буди-Люди стал одним из красивейших во Вселенной.
   Не отставали и наши оппоненты, как они себя называли, Тарики Гиро. Их стольный град Тария был ничуть не хуже.
   Но цивилизация пошла по другому пути. Тарики были истинные вояки, солдафоны, путешественники и искатели приключений, сказывалось воспитание нашего старого приятеля Аттилы. Мои же подопечные предпочитали чистую науку, философию и искусство. В этом не было им равных во всей Вселенной.
   Словом, появились две замечательные высокоразвитые цивилизации, развивающиеся в параллельных направлениях. Единственное, что их объединяло - это религия. Все Тарики Гиро и Буди-Люди веровали во всемилостивейшего Святого Колбасия. В честь него строились монастыри и храмы, создавались памятники и произведения искусства.
   Самым великим праздником у тех и других был День Святого Колбасия. В этот светлый праздник прекращались все войны и ссоры, наступало всеобщее согласие и обжорство. Приглашали гостей с других планет, устраивали массовые гуляния и щедрые пиры для всех желающих.
  
   На этом дневник робота заканчивается и начинается наше повествование.
  
   Житие святого Колбасия.
   Святой Колбасий родился на планете Земля Солнечной системы (в каком году уже никто не помнит).
   При рождении он получил имя Альфредо. Родители мальчика владели мясной лавкой на окраине Рима Альфредо обожал собак и всегда просил родителей подарить ему щенка, но отец был непреклонен, он считал, что собака в доме - неиссякаемый источник грязи и микробов. Не имея своего собственного пса, Альфредо начал общаться с бездомными собаками, которых в то время было хоть отбавляй. Мальчик вместо того, чтобы проводить время со своими всерстниками, целыми днями носился со сворой бездомных псов по улицам. Они затевали веселые игры и шумную возню. Альфредо жил их жизнью, понимал их интересы, и поэтому всегда старался накормить бездомных псов.
   Каждое утро возле дверей его дома собирались толпы голодных собак, с нетерпением ожидающих благотворительного супчика. Сей суп изготавливался из всевозможных мясных и колбасных обрезков, ежедневно собираемых Альфредо в лавке родителей.
   Мальчик рос, но характер его не менялся. У него появилось еще одно увлечение - кулинарное искусство. Ему нравилось изобретать и готовить новые, никому неизвестные блюда, а потом угощать ими своих четвероногих приятелей. Так он выбрал свою будущую профессию - решил стать поваром. Когда он шёл на занятия в кулинарный техникум и обратно, прогуливался по римским улицам с приятелями, спешил на свидание к любимой девушке, повсюду его сопровождали целые полчища бездомных собак, готовых следовать за своим кумиром и в огонь, и в воду. Он стал для римских псов тем же, чем является Санта Клаус для ребятишек. Но была ещё одна мечта у юного Альфредо - тайная, заветная. С раннего детства ему очень хотелось полететь в космос. И когда набирали экипаж для "Молнии", он предложил свою кандидатуру на должность корабельного кока, почти не рассчитывая на успех. На это место претендовали ещё пятьдесят молодых поваров. Но Альфредо повезло, благодаря крепкому здоровью и хорошим оценкам выбрали именно его. После двух лет предполётной подготовки, молодой римлянин стартовал в составе экипажа "Молнии".
   Особенно его радовал тот факт, что на борту исследовательского судна содержалась большая группа разнопородных собак.
  
   В ночь перед стартом "Молнии", Альфредо долго не мог уснуть. Потоки мыслей заполняли его голову. Ему было грустно и радостно. Грустно расставаться с родителями, покидать друзей и родной дом. Что ждет его впереди? Холодное неприветливое пространство космоса, чужие безжизненные планеты, неизвестность, опасности, бесконечность.
   Разве стоит все это уютного маленького мирка, привычного уклада жизни, спокойного и безопасного существования? Может и нет! Но жить как все, заниматься ежедневными рутинными делами, существовать как многие поколения его предков? Нет, это не для него! Наконец мечта сбывается, и чтобы не ожидало впереди, он все примет от судьбы с благодарностью!
   Так, размышляя о будущем, Альфредо, незаметно для себя, уснул.
  
   Утром он проснулся в веселом и бодром настроении, готовый к полету.
   Пожалуй, самая опасная часть космического путешествия - это старт. Большая часть аварий происходит именно при запуске кораблей.
   Члены экипажа заняли свои места в рубке, тщательно пристегнулись ремнями безопасности, сосредоточились, готовясь к чудовищным перегрузкам. Альфредо, усевшись в своем кресле поискал глазами капитана.
   Ден Стенли, капитан Молнии, старый космический волк, привычно занял стартовую позицию у пульта управления. Заметив на себе растерянный взгляд юного повара, капитан ободряюще улыбнулся и подмигнул.
   Как ни странно, от этого простого жеста Альфредо, сразу же, полегчало. Волнение в душе улеглось. А в наушниках уже звучал обратный отсчет...
   Первые месяцы полета пролетели быстро, без всяких происшествий. Большую часть времени, Альфредо проводил на камбузе. Он выдумывая и готовил для членов экипажа вкусные и необычные блюда, чтобы хоть как-то разнообразить скучную и монотонную жизнь на корабле. Остальное время он играл с собаками или занимался в спортзале, безуспешно пытаясь сбросить лишний жирок.
   Особенно он подружился с черным чау-чау по имени Мишка. Толстый и мохнатый пес, больше напоминающий игрушечного медвежонка, чем живую собаку, быстро привязался к Альфредо. Он выбрал его своим единственным хозяином.
   Каждое утро Мишка, спавший в каюте Альфредо, начинал его будить. Это было нелегкой задачей. Юный повар уж очень любил поспать. Мишка сперва осторожно трогал Альфредо своей толстенькой лапкой, но юноша кутался с головой в одеяло и отворачивался к стенке. Тогда пес подавал голос. От его басовитого лая просыпались космонавты в соседних каютах, но только не Альфредо. Исчерпав словесные аргументы, Мишка запрыгивал прямо на спящего хозяина и начинал его "копать" обеими лапами. Одеяло соскальзывало к ногам, и повар просыпался.
   Мишка, торжествуя победу, весело спрыгивал на пол и внимательно наблюдал, как Альфредо одевается и стелит постель.
   А затем они вместе отправлялись на кухню готовить завтрак для экипажа...
   Так пролетели пять лет. За это время "Молния" несколько раз припланечивалась на разных космических телах. Это были холодные, безжизненные миры. Суровые и враждебные не только человеку, но и всему живому. На них высаживались роботы ЛКА-7
   и Аттила. Они брали пробы почвы и атмосферы, делали фотографии и возвращались на корабль.
   Потом ученые тщательно исследовали материалы в лабораториях. Никаких следов жизни там не обнаруживалось.
   И вот, наконец, "Молния" припланетилась на Гиро. Это было совсем другое дело. Уже издали, с орбиты было видно, что планета живая. Это была словно родная сестра нашей Земли, маленькая уютная голубая планета с толстой атмосферой, синими морями и океанами, густыми зелеными лесами.
   " - Как это здорово!" - думал Альфредо, - " Здесь наверняка есть жизнь! Пусть даже примитивная неразумная дикая, но все-таки жизнь! Какое счастье, что мы ее нашли!"
   Сначала, как обычно, наружу вышли роботы. Они принесли пробы воздуха, богатого кислородом и вполне пригодного для дыхания, чистейшей воды из лесного ручья и несколько веток с зелеными листьями.
   На следующий же день группа космонавтов в защитных скафандрах совершила первую прогулку по Гиро. Альфредо в их число не попал. Он с завистью смотрел на своих товарищей. Так хотелось снова ощутить под ногами зеленую траву, пусть не земную, но такую похожую!
   После этого каждый день группа из семи ученых отправлялась изучать окрестности. Пока не случилось ужасное событие: местное животное прорвало скафандр и оцарапало кожу молодому биологу
   Виктору Орлову.
   ЛКА-7 тут же продезинфицировал раны, наложил повязку и залатал прореху. Вскоре у несчастного поднялась температура и его изолировали медицинском отсеке. За больным ухаживали врач Кейт Райсс. Но никакие лекарства не помогали. Вскоре несчастному стало хуже. Все тело покрылось гнойными язвами и он умер, не приходя в сознание.
   Вскоре температура поднялась и у других членов экипажа, в том числе и у Альфредо.
   Все начало с того, что однажды утром, несмотря на все старания Мишки, юный повар так и не смог подняться с постели. Ужасно болела голова, руки и ноги стали словно ватные и не слушались. Альфредо даже не мог позвать на помощь. Мысли в его голове текли вяло и смутно. Он порой не понимал, где находится. Временами больному казалось, что он у себя дома в Риме и тогда юноша пытался позвать маму, но губы не шевелились и из распухшего горла не вылетало ни звука. А потом просто отключался и куда-то проваливался, словно в бездонную черную пропасть.
   Мишка никуда не отходил от хозяина. Он сидел у постели, внимательно вглядываясь в лицо больного и тихонько поскуливал.
   К тому времени болезнь уже скосила большую часть экипажа. Доктор Райсс температурила уже вторые сутки, но держалась на ногах. Она целый день бегала от одного больного к другому, поила, давала лекарства, делала компрессы. Лишь к вечеру изможденная девушка присела на диванчик в кают-компании, откинулась на мягкую спинку и умерла.
   А повару становилось все хуже и хуже. На коже выступили кровавые язвы, температура поднялась настолько, что он потерял сознание.
   Мишка лизал ему лоб и щеки, толкал носом в грудь, умолял подняться, но все было напрасно.
   Вскоре в каюте повара собрались и другие собаки. Они обожали Альфредо, ведь это он всегда старался накормить их повкуснее, затевал с ними веселые игры. А теперь юноша неподвижно на своей койке и не слышал их настойчивого зова. Лишь по хриплому затрудненному дыханию можно было понять, что Альфредо еще жив. Но вскоре оно затихло. Мишка первым понял, что произошло. Он поднял вверх короткую толстую мордочку и громко заревел от горя и боли, словно раненый медведь. Его плач подхватили и остальные собаки. Они выли и плакали, выражая свою безутешную скорбь. Их голоса разливались по отсекам корабля, в котором уже не осталось ни одного живого человека...
  
  
  
   Горячая взаимная любовь Альфредо и псов-космонавтов и послужила почвой для создания легенды о святом Колбасии. В последствии этот миф лёг в основу религии великой цивилизации планеты Гиро. В столице государства Тариков Гиро -Тарии был воздвигнут грандиознейший и красивейший во всей Вселенной Храм Святого Колбасия.
   Его стены расписали величайшие художники сценами из жизни великого праведника. Вот на этой изображен святой Колбасий спасающий от голодной смерти целый выводок щенков и их очаровательную мамочку. А тут он же сражается за свободу отловленных живодерами несчастных псов. А здесь Колбасий щедро угощает всех собак колбасами собственного производства, и еще множество подобных произведений.
   В самом центре храма возвышается семнадцатиметровая статуя святого, искусно вырезанная из монолитной глыбы белого мрамора, подаренной жителями соседней
   дружественной планеты Великими Драконами Кодилом и Зючей. Скульптура была изготовлена по фотографиям Альфредо, найденным в архивах погибшего корабля, поэтому статуя имеет большое сходство с оригиналом. Скульптура изображает весьма тучного молодого человека, одетого почему-то в древнеримскую тогу. Его одутловатое лицо,
   украшенное толстым и длинным носом, а также тремя подбородками озаряет блаженная улыбка (что, по мнению создателей статуи, говорит о его необычайной доброте и благочестии). На мраморных кудрях, словно лавровый венец возлежит изрядный круг краковской колбасы. Тучную шею его три раза обвивает ожерелье из молочных сосисок.
   В изящно отставленной левой руке святого крепко зажат громадный свиной окорок. В правой, указующей куда-то вверх (очевидно в светлое будущее) он держит длинную палку сервелата. У подножия статуи восседают упитанные мраморные псы, умильно взирающие на своего кумира (а быть может на окорок и колбасы, украшающие его тучное тело). В последний день каждой недели толпы верующих, включая щенков и старцев устремляются в храм, где Его Святейшество главный настоятель храма святого Колбасия и его помощники храмовые роботы-служки раздают верующим великое множество колбасы разных сортов. Эти великолепные мясные изделия изготавливаются тут же в храмовой коптильне монахами из монастыря святого Колбасия. Причём, к приготовлению священной пищи допускаются только лучшие из лучших.
   Святой Колбасий является единственным объектом религиозного поклонения обеих ветвей цивилизации планеты Гиро.
  
   Праздник святого Колбасия
   В честь великого сподвижника назван первый месяц года -Колбасень. Перед наступлением нового года верующие постятся в течении последнего месяца - Костября: вкушают лишь целебные плоды и травы, да обсасывают старые давно обглоданные кости. После месяца проведённого в постах и молитвах жители планеты Гиро торжественно отмечают встречу Нового Года, первый день которого, как и весь месяц посвящён святому Колбасию. Этот праздник принято отмечать длительными застольями и весёлыми пирушками в кругу друзей. В этот день принято поедать огромное количество всевозможных колбасных изделий, копчёностей и густой мясной похлёбки. День святого Колбасия - самый весёлый, светлый и радостный праздник во всех Вселенных!
  
   Воспоминания дракона Зючи о Дне Святого Колбасия
   На праздник Святого Колбасия нас с Кодилом пригласили впервые. Но Кодя не смог отправиться со мной, так как был очень занят ремонтом своей пещеры. Пришлось лететь одному. До этого я уже бывал на Гиро по делам и убедился в необычайном гостеприимстве жителей, но в этот раз...
   Я проснулся в гостиничном номере на рассвете от какого-то шороха возле моей постели.
   Зизи-А!,- подумал я в ужасе, и вызвал из глубины своей утробы хорошую порцию огня. Но, слава Святому Колбасию, не успел ее выдохнуть. Оказывается, возле моей постели весело виляя хвостом стоял мой лучший друг, замечательный Тарик Гиро, славный генерал Удонтий Мишия. Он широко улыбался и держал в коротких толстых передних лапках поднос, на котором стояла большая кружка теплого молока и блюдо с горячими, аппетитно благоухающими ванилью, сдобными булочками.
   - С праздником, дорогой Зюча! Да благословит тебя Святой Колбасий! - сказал Удонтий и добавил добрым голосом: "Пей молоко, бери булочку! Завтрак будет только через час!"
   Мой друг поставил поднос на прикроватную тумбочку и чтобы не смущать меня, вежливо удалился. Я немедленно встал, съел все булочки и с наслаждением выпил молоко. Было очень вкусно. После этого я умылся и затем спустился в холл гостиницы. Там собралось много народу со всех ближайших планет. Зеленые человечки, аморфные слизни, пауки, горбатые карлики, крысоиды и даже один Зизи-А скромно теснился в углу. К ним то и дело подходили приветливые хозяева, Тарики, что-то говорили, объясняли, раздавали листочки с программой праздника. Ко мне тоже сразу же подскочил незнакомый, красивый Тарик-колли , несколько раз очень сильно поцеловал меня, пожелал всего самого лучшего, схватил за лапу и куда-то повел. Мы вышли из здания гостиницы и новый друг (оказалось, что его зовут Букан и он сын самого Президента) начал мне показывать ледяные скульптуры, созданные специально для праздника, светящиеся картины из жизни святого Колбасия, украшающие стены жилых домов и искусственные радуги, расцветившие все небо. Мы немного погуляли по центру города, а затем Букан сказал, что пора завтракать, и мы поспешили в гостиницу.
   Там в банкетном зале уже был накрыт роскошный стол, ломившийся от яств и напитков. Когда все гости расселись на места, сам Удонтий Мишия, сидевший во главе стола, поздравил всех с праздником и прочитал благодарственную молитву святому Колбасию, за то что тот послал такое прекрасное угощение. Гости и хозяева приступили к еде. На столе лежало несметное количество всевозможных колбас, сыров, ветчин и прочих копченостей. Были вареные страусиные яйца, нарезанные ломтиками, запеченные черепахи в собственных панцирях, множество разнообразной рыбы.
   Кроме того пончики, коржики, булочки, пирожки и пирожные в огромном количестве. Запивали все молоком, кефиром, йогуртом и несколькими видами фруктовых соков. Я еще не успел проголодаться после булочек и поэтому съел лишь пару огромных жирных рыбин, головку сыра, трех черепашек, копченую свиную колбаску и запил все литром кефира. Мой новый приятель Букан был еще скромнее: он ограничился несколькими пирожками с индюшатиной и ананасовым соком. Но другие гости не стеснялись, и через каких-нибудь четверть часа половина богатого угощения исчезла в их ненасытных желудках. Хозяева были этому только рады, повара приносили с кухни новые и новые партии еды. Через полтора часа завтрак был окончен, и все разошлись по своим номерам, чтобы немного вздремнуть перед обедом. Но мой приятель снова куда-то меня настойчиво потащил. Мы сели в Бири-Бири Колесико и поехали в горы на базу отдыха "Пузариус". Там должен был состоятся фестиваль хорового пения "Слава Колбасию". Я от души наслаждался слаженным пением монахов. Никогда в своей жизни я не слышал ничего подобного! Действительно, талантливый народ эти Тарики! После концерта мы решили не возвращаться в город, а остались обедать с монахами. Праздничный обед оказался еще более роскошным, чем завтрак. На первое подали густейшую мясную похлебку "Альфредо", по рецепту самого Колбасия . После того как все съели суп, служки-повара притащили нескольких зажаренных целиком поросят, вареных индюков, огромную мясную запеканку и целые горы студня. Пиршество продолжалось! Запивали все крепчайшим мясным бульоном, горной родниковой водой, молоком и морковным соком. Из-за стола мы с Буканом встали с большим трудом, монахи отвели нас в свободную келью, где мы тотчас и уснули. Проспали до самого ужина. Поблагодарив монахов, мы отказались трапезничать, скорее сели в свое Бири-Бири Колесико и помчались в город. Темнело. По улицам ходили целые толпы веселящихся гостей и Тариков, они пели, плясали, играли в веселые игры и ели, ели , ели. Роботы-морозильники щедро раздавали всем мороженое, ледяной фруктовый сок и взбитые сливки. Приехавшие в честь праздника в Тарию Буди-Люди целовались со всеми и щедро одаривали своими особенными сладостями, изготовленными по тайному рецепту жены академика Губкина-Яйцева, главного Буди-Люда на планете. От этих конфет у всех понималось настроение, и душу наполняла неизъяснимая светлая радость! Все громко кричали, славя Святого Колбасия. Когда совсем стемнело все небо осветилось замечательным праздничным фейерверком. Да, это было великолепное зрелище! После салюта огромные столы с едой были накрыты прямо на улицах, и все опять ели, ели, ели! На этот раз я смог съесть несколько порций великолепного мороженого и здоровенный кусок бисквитного торта со сливками, после этого Букан отвел меня в гостиницу и уложил в постель. Сам Удонтий Мишия зашел поцеловать меня на ночь и пожелать спокойной ночи. Засыпая с переполненным желудком, я подумал: "Какой замечательный, вкусный праздник, но как хорошо, что он бывает лишь раз в году..."
  
   Прошло около двух тысяч лет с тех пор как "Молния-1" совершила посадку на Гиро. В результате эксперимента, поставленного роботами сформировались две ветви цивилизации, развитие которых происходило практически независимо друг от друга. Образовались два государства Тарики Гиро и Буди-Люди. Тарики Гиро было сформировано из длинношерстных собак: чау-чау и колли, которые обладали большей выносливостью и лучше приспосабливались к окружающей среде. Их взяли под свою опеку бортовой компьютер 666664 и робот-охранник Аттила. В результате получилось довольно агрессивное, технически развитое милитаристское общество, главными ценностями которого стали железная дисциплина, порядок и физическая сила.
   Другая часть собак, под внимательным наблюдением ЛКА-7 сформировала со времени истинно гуманитарное государство, приоритетами которого являются наука, искусство и духовные ценности.
   Позвольте вначале рассказать о государстве Буди-Люди.
   Государство Буди-Люди расположено в северном полушарии планеты Гиро. Климат здесь благоприятный для сельского хозяйства. Зима довольно мягкая, морозы бывают редко. На фермах сельхозроботы выращивают земные фрукты, овощи и злаки, семена которых были на "Молнии-1", разводят свиней и кроликов на мясо. Ими руководят ученые агрономы и зоотехники. Существуют также молочные фермы, на которых содержат местных животных, дающих прекрасное молоко. Они внешне совершенно не похожи на коров и их мясо несъедобно.
   Продуктами питания Буди-Люди обеспечивают не только свое население, но и Тариков Гиро, которые покупают большую часть сельхозпродуктов.
   Основная часть населения занимается научными разработками в многочисленных НИИ, основные из них находятся в столице Больших Собачищах. Лишь небольшая часть ученых занимается прикладной наукой, большее количество их разрабатывает научные и философские теории, не находящие пока практического применения, но всему свое время...Немало среди Будей-Людей художников, писателей, композиторов, поэтов и скульпторов. Они получают заказы не только от своего правительства, но и от Тариков, и еще многих соседей с ближних и дальних планет.
   В нашем обществе существует истинная демократия. Главу государства, Верховного Академика, выбирает все население страны, независимо от пола и возраста. В государстве царят мир и гармония. Такого понятия как "преступность" не существует вообще. Обучение и медицинское обслуживание бесплатно. Все сыты, довольны и обладают равными правами и возможностями.
   Впрочем, у Тариков Гиро в этом отношении ничуть не хуже.
   Основные отличия Тариков Гиро от Будей-Людей заключаются в их менталитете и воспитании. Там в первую очередь, ценят такие качества как храбрость, преданность и дисциплина. Вот три кита, на которых построено их государство. Всех пипилюсов обучают по гораздо более упрощенной программе, но зато больше внимания уделяется физической культуре. Среднестатистический Тарик гораздо сильнее и выносливее Буди-Люда. Это заложено генетически и тщательно культивируется специальным воспитанием. Сельским хозяйством Тарики не занимаются, единственная отрасль промышленности посвященная добыванию пищи - это рыболовство.
  
   Удонтий Мишия
   Кто самый храбрый и мужественный офицер во всей Вселенной? Кого боятся "зеленые человечки", скалапендры, горбатые карлики, крысоиды и даже зизи-а? Против кого безуспешно борются все злодеи преступники? Конечно же, это знаменитый гвардии генерал Удонтий Мишия.
   Где бы ни появился этот красивый, толстый и пушистый Тарик Гиро, славный потомок Чау-Чау, везде его встречают восхищенные взгляды и восторженный шепот в толпе. Сколько же славных подвигов и великих сражений на его счету! Целой главы не хватит, чтобы их перечислить! Но, несмотря на все это, Мишия остался скромным, добрым и крайне неприхотливым в быту. Он спит не на шелковых покрывалах и пуховых перинах, а на голом дощатом полу. Ест не изысканные дорогие яства, а простую солдатскую кашу. За всю свою славную героическую жизнь он ни разу не совершил ни одного плохого поступка, ни разу не солгал.
   Вот таким он родился. Так его воспитали родители. С раннего детства Удонтий мечтал о карьере военного и старательно себя к ней готовил: занимался спортом, прилежно учился в школе, а затем в Военной Академии.
   Не успел Удя закончить свое образование, как на планету Гиро свалилась страшная беда - напали объединенные войска крысоидов и горбатых карликов. Целью захватчиков было полностью уничтожить собачью цивилизацию и сделать Гиро своей аграрной колонией.
   Все, и Тарики, и Буди-Люди, как один встали на защиту своей прекрасной планеты. Тут-то и проявился выдающийся стратегический талант Удонтия Мишии. Небольшой отряд Тариков на Бири-Бири колесиках под командованием Удонтия прорвался в тыл врага и нанес сокрушительный удар по главному крейсеру горбатых карликов. После чего лишенные командования вражеские силы бежали, навеки покрыв себя позором, а Тарики Гиро и Буди-Люди праздновали очередную победу.
   Именно он и только он, славный генерал Удонтий Мишия возглавил экипаж "Молнии 2" и полетел к Земле, чтобы увидеть родину своих славных предков.
   Но не был бы он так известен и прославлен, если бы не
  
   Тайная планета клонов
   Все неоднократно слышали о похищении людей инопланетянами. Расскажу об одном из них и его последствиях. На планете Земля в одном российском городке проживал некий Игорь Писюлев. Это был здоровенный парень, тридцати с небольшим лет, тупой как пробка, ленивый, и, кроме этого, ничем не примечательный. Он был женат на женщине старше его на десять лет, которая вынуждена была содержать его, так как главный жизненный принцип Игоря заключался в том, чтобы работать как можно меньше, а в идеале и вовсе ничего не делать.
   Этого правила, он строго придерживался с тех пор как стал взрослым и женился. Он считал себя писателем и философом, хотя не создал ни одного учения и не написал ни одной книги (слава Богу!). Вся его литературная деятельность заключалась в регулярном просматривании разных книг и оставлении на их полях неких таинственных знаков, понятных только самому Игорю, кроме того, у него была привычка добавлять почти ко всем существительным и даже к некоторым именам суффикс - ец или - ица. Он считал, что так круче. К примеру, он называл пиво - "пивцо", сигарету - "сигаретица", вместо фильм, говорил "фильмец", и даже свое имя он произносил как "Игорец". Так все знакомые его и называли.
   Он регулярно брал из небольшой зарплаты супруги некоторую сумму денег на приобретение новых книг, сигарет и еженедельного посещения бани с последующим распитием пива в компании таких же "непризнанных писателей и философов.
   Такая жизнь очень даже устраивала Игоря, но, в конце концов, и у его тихой и скромной жены лопнуло терпение, и она пригрозила, что если он не устроится хоть на какую-нибудь работу, то она его выгонит. Игорь страшно рассердился и ушел, хлопнув дверью. Через несколько минут он вернулся и прочитал жене длинную лекцию о том, что он гений, величайший философ на земле, и отправлять его на работу - величайшее преступление против человечества и принципов гуманизма, но раз его жена такая жестокая, бесчувственная и корыстолюбивая, то он будет вынужден идти работать, как простой смертный.
   Месяц после этого он продолжал валяться на диване, как ни в чем не бывало, но жена напомнила о его обещании. Игорь страшно обиделся, оскорбился, и на следующее утро с гордым видом пошел искать работу. Поиски продолжались полгода. Его то не устраивала зарплата, то не нравилось начальство, были разные причины, по которым приступить к работе было невозможно. В конце концов, он заявил, что в этом городе найти работу, достойную его талантов невозможно, и он принял решение уехать на заработки в Москву.
   Денег на дорогу не было, и он решил добраться автостопом. Знал бы он, что все это время за ним следили две пары внимательных и очень необычных глаз!
   Это были хорошо известные в двух Вселенных космические контрабандисты, Шпокси и Чмокси. Внешне они были похожи как близнецы, хотя даже не были родственниками. Это были представители так называемой расы "зеленых человечков". Небольшого роста, с огромной пучеглазой головой, мерзким жабьим ротиком на худом лице и тоненьким зеленым тельцем. Их руки с длинными пальцами с присосками на конце больше напоминали лягушачьи лапки, а тощий зад украшал длинный ящеричный хвост, волочившийся по земле. Они и в самом деле были холоднокровными рептилиями, эволюционировавшими до разумных существ, и опередившими в своем развитии нашу цивилизацию на много тысяч лет.
   Шпокси и Чмокси следили за Игорцом не из праздного любопытства, у них была определенная цель. Надо было обеспечить новый межгалактический склад контрабандных товаров дешевой рабочей силой. После очередного подорожания энергии, роботы стали обходиться слишком дорого. И сообразительный Чмокси предложил партнеру замечательный по простоте и эффективности план, Шпокси с радостью его одобрил. Оставалось отловить некую особь, обладающую ходильными и рабочими конечностями, непритязательную к еде и условиям содержания. Пересмотрев каталог множества разнообразных разумных видов, приятели остановили свое внимание на представителях человеческой расы.
   - Это то, что надо! Две ходильные лапки, две рабочие, два глаза, один рот, хвоста нет - ничего лишнего. Вполне годится для примитивной работы. Жрет практически все, пьет любые жидкости, даже от спирта не дохнет, выносливый! - радовались контрабандисты. Решение было принято, и на следующий день Шпокси и Чмокси уже шастали по земному городишке, в поисках подходящего субъекта. Игорца приметили сразу, он шатался без дела по улицам почти целый день, курил, жрал хот-доги и пил пиво. Кроме того он отличался богатырским телосложением и широкой красной рожей, эти особенности его внешности они посчитали за признаки отменного здоровья, тем более что он съел подряд три хот-дога, запил бутылкой пива и даже не получил расстройства желудка.
   - То, что надо, здоровый и сильный как лось, ничем не занят, его даже никто не хватится, завтра будем брать! - сказал Шпокси. Чмокси одобрительно закивал тяжелой башкой на тонюсенькой шейке.
   И вот на следующий день они спрятались на обочине шоссе в густом кустарнике, там же припарковали свою тарелку, тщательно замаскировав ветками. Все было готово, ждали только Игоря. Шпокси и Чмокси надели человеческие костюмы из пластиплоти, в которых вполне могли сойти за невысоких мужчин.
   - Идет, наконец-то! - заметил бредущего по шоссе Игорца глазастый Чмокси, выходим! Инопланетяне степенно вышли навстречу и вежливо поздоровались.
   - И вы здравствуйте, коли не шутите! - широко улыбаясь, сказал Игорь.
   - Куда путь держите? - поинтересовался Шпокси.
   - В Москву-столицу, работу искать и Кремль посмотреть, - ответил он.
   - Так мы как раз туда едем, мы там работаем, у нас оптовый склад, пойдешь к нам работать? - весело спросил Чмокси.
   - А зарплатица у вас большая? Я не какой-нибудь лох, чтобы за бесплатно трудиться, - заметил землянин.
   - Не беспокойтесь, зарплату хорошую дадим, жильем и питанием обеспечим, вы что любите есть? - интересовался Шпокси.
   - Я-то котлетицы люблю, сосиски, кашицу гречневую, творожец, пивцо и чай с конфетками,- широко улыбаясь, доложил Игорь.
   - У нас много всего, и такие продукты найдутся, ни в чем не будет отказу, - хвалился Чмокси.
   - Чего зря воздух колебать лишними словами, идемте в машину, пора ехать, - сказал Шпокси.
   - А где машиница ваша, я ее не вижу? - удивился Игорец. В этот момент Чмокси изо всех сил ударил землянина лопатой по башке тот потерял сознание и тяжело свалился на землю. Слабосильные рептилии с большим трудом потащили здоровенного парня к тарелке. До чего ж тяжелый!
   Через несколько минут Игорец очнулся в инопланетной медицинской лаборатории, над ним колдовали несколько рептилий в белых халатах и защитных марлевых повязках на лицах.
   -- Ой, что это? Я не хочу в больницу,- заревел землянин и попытался вырваться, но не тут-то было, он оказался накрепко привязанным к лежанке.
   - Ничего страшного, вам только сделают прививку, а потом вы будете отдыхать с дороги, а завтра приступите к работе, - сказал Шпокси, стоявший за спинами медиков. Землянину что-то вкололи, и он крепко уснул.
   - Материал для клонирования получен, господин Шпокси - доложил старший лаборант: -- 10 тысяч клонов будут пригодны к эксплуатации через 120 стандартных суток, что делать с исходным экземпляром, заморозить?
   - Пусть спит, пока созревают клоны, а затем будет работать с остальными, он ничем не лучше и не хуже других, - приказал контрабандист.
  
   Пока в лабораториях в прозрачном питательном растворе росли и развивались клоны, роботы достраивали здание невиданного по размерам склада и 10 корпусов общежитий для будущих работников. Каждое жилое здание было рассчитано на 1000 человек и состояло из 11 этажей. На первом находились столовая, баня и прачечная, остальные предназначались для спален. Каждая спальная комнатка была по размерам и меблировке похожа на железнодорожное купе, только вместо двух спальных полок было по три, друг над другом. Вместо окна - телеэкран, под ним откидной металлический столик. У стены, противоположной кроватной - небольшой диванчик.
   Вот и вся нехитрая обстановка для трех жильцов. Столовая на первом этаже была просторной. В ней стояло множество одинаковых металлических столиков, рассчитанных на четырех человек, широкая и длинная барная стойка, за которой распоряжался робот-раздатчик. Меню было небогатым, зато в точности отвечало запросам Игорца: котлеты, сосиски, творог, гречневая каша, конфеты в пестрых обертках. Из напитков зеленый чай с сахаром и пиво. Сигареты решили не завозить, опасались пожаров.
  
   Прошло сто двадцать стандартных суток с тех пор, как Игорь попал в лапы контрабандистов. Стройные колонны клонов, одетых в одинаковые синие комбинезоны поверх серых толстовок, в синих же бейсболках на головах торжественно шествовали к месту постоянного проживания. Их сопровождали приветливые хозяева Шпокси и Чмокси, а так же роботы-надзиратели. Игорец шел в колонне и даже не подозревал, откуда взялись эти парни, такие здоровенные и похожие друг на друга. Его поселили в "купе" на третьем этаже с двумя другими рабочими. Землянин широко улыбнулся и поздоровался за руку с обоими, они сделали то же самое. Игорь! - представился он, они ответили тем же.
   - Вот и славно, тезки собрались, - обрадовался Игорец. "Хорошие ребята, братья, наверное, кого-то они мне напоминают",- подумал он.
   На следующее утро их разбудил вой сирены. Но по многолетней привычке, Игорец отвернулся к стене, укрылся с головой и продолжил спать. Его соседи поступили также. В "купе" ворвался робот-надзиратель и без лишних разговоров дал всем троим хорошую встряску электрошокером. Рабочие в ужасе вскочили с кроватей, причем, что спал на верхней полке, свалился на пол и здорово ударился.
   - Ээээээ, что случилось? Что вы со мной делаете! Это нарушение прав человека! - возмутился Игорец.
   - Третья смена умывается, одевается и идет в столовую завтракать,- невозмутимо проскрипел надзиратель, - первый месяц питание бесплатное, питание бесплатное!
   Вскоре Игори дружной толпой спустились на первый этаж в столовую, там их ждал завтрак, аккуратно разложенный на столиках.
   - В вашем распоряжении десять минут стандартного времени,- объявил робот-раздатчик, - торопитесь принять пищу, торопитесь, торопитесь...
   Игорец привык завтракать очень долго, с чувством, с толком. Обычно он это делал удобно сидя на диване перед телевизором. Он не спеша, подносил ко рту бутерброд, но, увидев что-нибудь интересное на экране, клал обратно на тарелку, потом отпивал глоток чая и долго держал во рту, не торопясь проглатывать. За десять минут он успел только понюхать сосиску и попробовать чай, как и остальные рабочие. Но время истекло, надо было идти работать, здешнее начальство шутить не собиралось. Недовольная толпа рабочих проследовала на склад под пристальным наблюдением роботов-надзирателей...
   Работа оказалась несложной: разгружать и загружать транспорт, развозить товар, упакованный в коробки по разным отделениям склада. Игорцы вполне справлялись, никаких передышек и перекуров не допускалось, если кто-нибудь пытался отойти или присесть, тут же получал неслабый заряд от надзирателя. Каждые три часа делали перерыв на посещение туалета и столовой.
   В следующие разы Игорцы стали порасторопнее и вполне успевали перекусить. Трудовой день длился 12 часов, после чего рабочих накормили ужином и развели по их комнатам. Перед сном можно было посмотреть фильм по телевизору. Это была старая советская комедия "Кубанские казаки", Игорцы с интересом уставились на экран и досмотрели фильм до конца, после чего надзиратели объявили отбой...
   Так день за днем и месяц пролетел. Ежедневно все проходило по одному и тому же сценарию: подъем, завтрак, работа, "Кубанские казаки" и отбой. Выходных не было, Игорцы просились погулять по Москве, посмотреть Кремль, но им категорически отказывали.
   - Вот месяц в Москве живу, света белого не вижу, так Кремля и не видел, -- роптал Игорец. Знал бы он, что находится не в столице нашей Родины, а на другом конце Вселенной, на тайной планете подлых контрабандистов Шпокси и Чмокси. Да даже если бы и сказали ему, то не поверил бы...
   Ровно через месяц стандартного времени наступил единственный выходной, он же банный, он же день зарплаты. В это утро Игорей никто не будил, и проспали они до двух часов дня. Пока они спали, роботы успели нанести каждому рабочему идентификационный номерок на левую ладонь и разместить в коридорах зарплатные автоматы. Там каждый мог получить наличные, предъявив автомату цифры на руке.
   - Вот они новые российские рублики! Какие красивые! Котлетки, сосисочки нарисованы, а на других конфетицы и чаек в стаканчике, до чего додумались! Все о нас заботится государство Российское, дай Боженька здоровьица президенту Медведеву и премьеру Путину! - обрадовался Игорец. Откуда ему знать, что это Шпокси и Чмокси проявили заботу и создали такие деньги специально, чтобы рабочие могли получить в столовой именно то, что нарисовано на банкнотах, не создавая лишней путаницы и проблем из-за тупости Игорца и его клонов.
   После того, как приступ радости у рабочих прошел, их построили в колонну и отвели в баню, где выдали по березовому венику и тазику. Грязную одежду сняли и отвезли в прачечную. Про баню сказать особенно нечего, она почти ничем не отличалась от земной, даже кафель на стенах был отбитый и страшный, но это Шпокси и Чмокси сделали не по-скупости, а просто они подумали, что так полагается. Березовый веник только внешне был березовым, а на деле оказался пластиковой подделкой, но тут уж ничего не поделаешь, на Тайной Планете не то что березки не росли, а вообще не могло быть никакой растительности.
   Игорцы помылись на славу, оделись во все чистое и пошли в столовую. Там по случаю выходного появилось пиво в изящных темных бутылочках, они набрали таких бутылочек на все имеющиеся талоны, а к ним сосисок, котлеток и даже конфет в пестрых обертках. Словом, оторвались ребята. Разумеется, все веселье закончилось всеобщим мордобоем, и разбушевавшихся Игорцов после обработки электрошокерами надзиратели разволокли по койкам. С тех пор Шпокси и Чмокси изъяли пиво из рациона навсегда. Долго после этого случая рабочие бегали во время перерыва в столовку и шепотом спрашивали у раздатчика: "Пивцо-то не завезли?" На что тот вполне серьезно отвечал: "Пока нет, ждите!"
   Однажды Игорец вспомнил, что у него есть жена, которая, наверное, волнуется, и что неплохо было бы написать ей письмецо. Он подошел к надзирателю и спросил, как отправить письмо, тот ответил, что все узнает у господина Чмокси, и ответит Игорцу завтра.
   На следующее утро в коридорах появились синие ящики с белой надписью "почта", точь-в-точь как земные, но отличались они тем, что почтальон никогда не вынимал из них корреспонденцию, а всунутые туда бумажки попадали прямиком в отопительную систему, тем самым служили на благо обитателям Тайной Планеты. Но рабочие этого не знали, и каждый из них написал по письму и отправил любимой жене. Разумеется, во всех письмах текст был одинаковый:
   "Ну, здравствуй, Олюшка! Как делишки? У меня все хорошо, работаю, деньгу зашибаю. Скопил заначку. Очень соскучился по тебе. Наверное, скоро приеду. Жди меня и я вернусь. Твой Игорец - удалой молодец. Все, пока".
   Одно такое письмо усердный надзиратель стащил и принес господину Шпокси. Старый контрабандист отличался завидной сообразительностью, он понял, что если у Игорцов остаются лишние "деньги", то неплохо было бы их изымать, а затем выдавать снова рабочим в виде зарплаты. С самого начала было задумано, что всю выданную денежную массу рабочие будут проедать в столовой, таким образом деньги совершат круговорот и вновь вернутся к ним в виде следующей зарплаты, но Игорцы оказались экономными, они тратили лишь около половины получки, а остальное припрятывали. И надо было постоянно допечатывать недостающие дензнаки. Это был лишний расход. И Шпокси додумался прислать Игорцам по такой депеше, якобы от жены.
   "Ну, здравствуй, Игорец - удалой молодец! Как делишки? Я тебя очень люблю, скучаю. Пришли денег! Олюшка".
   Разумеется, перед этим во всех коридорах появились автоматы с надписью "для денежных переводов". Так хитроумный Шпокси изъял у рабочих все их сбережения. Теперь каждый раз, в день зарплаты, Игорцы усердно посылали деньги своим Олюшкам.
   Так вот они жили и работали день за днем, смотрели "Кубанских казаков", спали и ели, и были вполне довольны жизнью. Все было хорошо продумано, рассчитано, очень экономично и выгодно для Шпокси и Чмокси. И продлилось бы существование Тайной Планеты долгие века и даже тысячелетия, если бы не Тарики Гиро.
  
  
   Пирзоксил
  
   Недалеко от планеты Гиро, в соседней звездной системе расположена планета Пирзоксил. На ней уже много тысяч лет существовала цивилизация пауков. Это были довольно крупные создания размером с автомобиль "Запорожец" с шестью ходильными конечностями и двумя рабочими подобиями рук. Передвигались они очень быстро, глаза у них вращались во все стороны, были очень зоркими, видели все, что происходило сзади, спереди и сбоку, не поворачивая туловища.
   Такие необыкновенные зрительные способности сделали из них искусных мастеров: ткачей, вязальщиков, вышивальщиков, то есть создателей прекрасных ковров, гобеленов, которые славились во всех Вселенных. Но самым востребованным продуктом жителей Перзоксила был паучий шелк. Это тончайшая, прочнейшая, непромокаемая, экологически чистая ткань к тому же была необычайно красива и обладала отпугивающими кровососущих насекомых свойствами.
   Пауки вели активную торговлю со многими жителями своей Галактики, в том числе и с Тариками Гиро.
   Для цивилизованных псов паучий шелк был настоящим спасением, потому что на Гиро водилось великое множество кровососущих насекомых.
   Мирные, беззащитные пирзоксиляне часто подвергались нападениям алчных захватчиков. Особенно досаждали им Горбатые Карлики, которые любили изделия пауков, а особенно шелк, из которого они шили себе халаты, пончо и вертели тюрбаны. Это их любимая одежда.
   Бедные работяги-пауки платили захватчикам огромные подати и налоги, не оставляя себе почти ничего. Также поживиться за их счет любили алчные Крысоиды и хитрые Зеленые Человечки.
   Несчастные пауки были вынуждены работать день и ночь, чтобы удовлетворить все возрастающие аппетиты своих захватчиков.
   Тарики Гиро, увидев такую несправедливость, решили взять пауков под свою защиту. Несколько лет велась кровопролитная война за освобождение Пирзоксила.
   Наконец, Тарики одержали безоговорочную победу. Карлики были вынуждены капитулировать, выплатить огромную контрибуцию и подписать пакт о ненападении. После этого на Пирзоксиле наступила эра процветания и всеобщего благоденствия, благодаря покровительству отважных и доблестных Тариков Гиро.
   И все было бы хорошо, если бы не коварная деятельность Шпокси и Чмокси. Эти представители расы зеленых человечков были чрезвычайно умны и изобретательны. Они придумали способ подделки знаменитого паучьего шелка. Они изготавливали свой суррогат из дешевого, и порою, даже опасного синтетического сырья. Причем негодяи построили огромную фабрику на необитаемой планете Зутрия, где и производили свой товар.
   Готовая продукция поступала на тайный склад, после чего ловкие мошенники продавали ее слаборазвитым цивилизациям под видом натурального паучьего шелка.
   И началась целая волна жалоб паукам на их продукцию: "Ткань потеряла прочность, быстро рвется, не защищает от насекомых, вызывает сыпь и аллергию".
   Дошло до того, что настоящий паучий шелк перестали покупать. На Пирзоксиле наступил экономический кризис. Населению грозил голод и вымирание.
   Правительство Тариков оказывало гуманитарную помощь паукам, но главной задачей являлось устранение причины подобного положения. Для этого собрался Большой Совет правительства Пирзоксила.
   В огромном зале-шапито на мохнатом толстом ковре, устилавшем весь пол просторного помещения, собрался совет правительства.
   В самом центре восседал президент Пантелеймон - старый, волосатый, светло-коричневый паук с белым крестом на спине. Вокруг него сидели члены правительства: Мальтифар, Октопиус, Мулькатий, Гуний, Мирамис и Власослав.
   Все с нетерпением ожидали речи многоуважаемого президента.
   Немного прокашлявшись, Пантелеймон начал, выразительно жестикулируя двумя передними волосатыми лапками:
   - Дорогие мои соотечественники, наша цивилизация стоит на грани вымирания! И если мы сегодня не предпримем решительные меры, то завтра будет поздно! Нам нужно что-то делать, но что именно - я не знаю! Есть ли у кого-нибудь предложения?
   - Уважаемый Пантелеймон, я считаю, что нам нужно перестать делать шелк и начать выпускать какую-нибудь другую продукцию, - предложил Власослав, хилый лысоватый паучок черной масти.
   - Хорошая мысль, но какую именно?
   - Я не знаю, - ответил Власослав, задумчиво почесывая толстое брюхо, - надо подумать.
   - Думать некогда! Есть другие варианты?
   - Есть! У нас есть только один выход - найти и уничтожить логово фальсификаторов! - торжественно произнес Мальтифар.
   - Но как мы это сделаем? - спросил Мирамис.
   - Да очень просто! Нашему уважаемому Пантелеймону нужно лишь связаться с Буканом, президентом Тариков и попросить. Остальное сделают Тарики Гиро.
   - Да, Мальтифар - вы гений! - восхитился Пантелеймон, - как это я сам не догадался!
   - Слава великому Мальтифару! - закричали все пауки хором.
   А Пантелеймон уже садился в свой челнок, чтобы отправиться на Гиро и нанести визит почтеннейшему Букану.
  
  
  
  
  
   Суд
   После того, как пауки наняли Тариков Гиро, чтобы найти и уничтожить тайный склад контрабандистов, прошел месяц. За это время Мальтифар подготовил все необходимые документы к суду над господами Шпокси и Чмокси. Он решил взять на себя обязанности прокурора. Председательствующим суда был выбран всеми уважаемый дракон Зюча, а быть адвокатом обвиняемых никто не соглашался, поэтому им был назначен робот-уборщик Бутяк. Его быстро перепрограммировали на юриста и ознакомили с материалами дела.
  
  
   Был обычный рабочий день на тайном складе, все Игорцы дружно и слаженно занимались своим делом, а Шпокси и Чмокси подсчитывали прибыль.
   Вдруг раздался взрыв в районе главных ворот Склада. После этого в помещение ворвался отряд вооруженных до зубов Тариков Гиро во главе с Удонтием Мишией. Тарики быстро нейтрализовали роботов, следивших за работой Игорцов, скрутили Шпокси и Чмокси.
   Теперь необходимо было определить, кто из Игорцов настоящий, а кто клон. Для этого пришлось вызвать медицинскую бригаду. Врачи использовали специальный прибор и быстро выяснили, кто есть кто. После этого всех клонов ликвидировали.
   Самого же Игорца вместе с Шпокси и Чмокси заковали в наручники и увезли на Гиро. Там допросить задержанных доверили Каю, так как он был самым хитрым и сообразительным среди военных разведчиков. Ему удавалось расколоть даже самых упертых Зизи-А.
   Шпокси и Чмокси от всего отпирались и пытались выдать себя за туристов, которые совершенно случайно попали на планету Склад.
   Когда же привели на допрос Игорца, то начался настоящий цирк. Он громко вопил и причитал на все голоса, ругая своих конвоиров:
   -Ааааааааааа! Звери лесные повсюду! Съесть меня хотят! Отвезите меня обратно на работицу, в Москву! Или отпустите домой, к Олюшке! Рвите меня на части! Жгите железом каленым! Ничего вам не скажу, ироды проклятые!
   Его насильно усадили на тяжелый металлический стул и приковали наручниками. Кай вежливо обратился к допрашиваемому:
   -Назовите ваше имя и планету постоянного пребывания.
   -Режьте меня ножами, бейте меня палками, ничего я вам не скажу!
   Кай встал и врезал изо всех сил своей когтистой лапой по широкой красной роже. Игорец завизжал, как молочный поросенок, которого режут ко Дню Святого Колбасия.
   -Так вы будете отвечать на мои вопросы? - спокойно спросил Кай.
   -Все расскажу как на духу, всю правду-матку выложу, только не бейте!
   -Назовите ваше имя.
   -Игорец, удалой молодец, и швец, и жнец, и на дуде игрец!
   Красавица-секретарша усердно записывала каждое слово придурка-землянина.
   -Назовите место, где вы родились и жили до того как попали на планету Склад.
   -Какую такую планету Склад? Я в Москве работал, деньгу зашибал и Олюшке посылал.
   -Я второй раз спрашивать не буду, может еще раз ударить, чтобы освежить вашу память? Говорите быстро, где вы родились?
   -А родился-то я в славном граде Тупорылске Земли Русской! В государстве могучем Российском!
   -Я что неясно задал вопрос? Назовите планету вашего пребывания!
   -Дык она же одна-единственная в мире, других нет! Русь-матушка!
   -О, Святой Колбасий! Этот парень туп как пень! Его допрашивать бесполезно!
   И он приказал конвою увести Игорца обратно в тюрьму. Два здоровенных Тарика взяли его под белы рученьки и потащили в камеру. По дороге он оглянулся и крикнул Каю:
   -Вы масочку-то снимите, Гюльчатай, открой личико!
   Наступил день суда. Величественный Зюча в больших круглых очках и седом парике восседал на судейском троне. По левую и правую руку от него сидели два помощника Тарика.
   Большой зал заполнили многочисленные зрители: Пауки, Тарики, Буди-Люди и даже несколько Зизи-А, потихоньку пробравшиеся в зал. В самом дальнем ряду восседала веселая троица друзей: осьминог Ося, кальмар Коля и каракатица Катя. Они оживленно беседовали между собой, жестикулируя своими многочисленными щупальцами.
   -Прошу всех встать, суд идет!- торжественно объявил секретарь.
   Судья, после объявления состава суда, громко откашлялся и заговорил многозначительным басом:
   -Слушается дело по обвинению "зеленых человечков" Шпокси и Чмокси в следующих преступлениях: контрабанде (статья 3318 часть вторая пункт Ё), похищении и удержании разумного существа против его воли (статья 1121 часть первая пункт А), незаконном клонировании (статья 831 часть вторая пункт Д), подделке товаров широкого потребления (статья 922 часть третья пункт З) и незаконной торговле (статья 2415 часть третья пункт Ж). Слово предоставляется прокурору, достопочтенному Пауку Мальтифару.
   -Уважаемый суд! Подсудимые, господа Шпокси и Чмокси, вот уже несколько столетий занимаются незаконным производством и распространением контрабандным путем синтетических тканей. Сия продукция производится из некачественного химического сырья, представляющего опасность для здоровья всего живого. Кроме того, свою низкосортную продукцию они выдавали за паучий шелк высшего качества и продавали его под этой маркой на слаборазвитые планеты (выкрик из зала: "Сволочи, жулики, аферисты!").
   -Тишина в зале! - стукнув молотком, приказал судья, - продолжайте, господин прокурор.
   -Так вот, этого им оказалось мало, и для более успешного распространения своей отвратительной продукции, они незаконно захватили крупный астероид класса С-19 в системе Тельца, где и построили небывалых размеров Склад контрабандной продукции. После чего похитили неопознанное существо по имени Игорец, Удалой Молодец, и Швец, и Жнец, и на Дуде Игрец, незаконно клонировали его и заставили заниматься рабским трудом себе на благо. Следственная группа Тариков Гиро установила местонахождение Тайного Склада, поймала с поличным вышеуказанных господ Шпокси и Чмокси, а также доставила сюда свидетелей, которые могут подтвердить все выдвинутые обвинения. У меня все.
   Судья стукнул молотком и сказал:
   -Слово предоставляется стороне защиты.
   Робот Бутяк нервно поправил красивый розовый с разводами галстук, неумело повязанный на металлической шее и начал свое выступление мерным скрипучим голосом:
   -Уважаемый суд, высокочтимый господин прокурор, а также почтеннейшая публика. Это мое первое дело, поэтому попрошу отнестись ко мне снисходительно. Два этих безобидных существа всего лишь мирные туристы, которые были схвачены Тариками по ошибке. Они не имеют никакого отношения ни к контрабанде, ни к незаконной торговле и тем более к похищению и клонированию кого бы то ни было. Их космический челнок попал в аварию, возникли технические неполадки. Шпокси и Чмокси были вынуждены совершить посадку на планету Склад, чтобы попросить о помощи. Ваша честь, разрешите приступить к допросу моих подзащитных.
   Судья (поправляя съехавший на бок парик):
   -Есть ли возражения у стороны обвинения?
   -Нет, ваша честь.
   -Тогда, уважаемый адвокат, приступайте к допросу обвиняемых.
   - Итак, господин Шпокси, расскажите нам, как вы попали на Склад.
   Шпокси, состроив невинные глазки и преданно глядя в глаза судье, начал:
   -Мы мирные и ни в чем неповинные туристы. Пролетая через созвездие Тельца, наш челнок попал в метеоритный дождь. Он потерял управление, и нам пришлось сесть на первый попавшийся астероид, чтобы его отремонтировать. Мы мирно прогуливались по планете, рассматривая достопримечательности, как вдруг на нас напали вооруженные солдаты, зверски избили, скрутили, куда-то увезли и бросили в камеру. И вот теперь мы здесь выслушиваем беспочвенные обвинения в свой адрес. Требую немедленно освободить нас, потому что мы ни в чем не виноваты.
   Все это время его подельник Чмокси одобрительно кивал головой, подтверждая каждое сказанное слово.
   -Я вопросов больше не имею, - сказал Бутяк.
   - Есть ли вопросы у стороны обвинения?
   - Кто-нибудь может подтвердить, что вы сказали правду?
   -На планете были одни роботы, - выкрикнул Чмокси, - и они были настолько заняты, что скорее всего нас не заметили.
   - Как вы можете объяснить тот факт, что в компьютере управления складом велась бухгалтерия от вашего имени и найдены ваши личные фотографии, а также табличку на двери кабинета с надписью "Директора Шпокси и Чмокси"?- язвительно спросил Мальтифар.
   -Среди представителей нашей расы имена Шпокси и Чмокси являются наиболее распространенными, а внешние различия между особями столь незначительны, что даже родная мать не отличит. Мы все похожи, как близнецы, поэтому необязательно фотографии являются нашими, мало ли идентичных особей, - возразил Шпокси.
   -Во Вселенной насчитывается 6 миллиардов представителей расы "зеленых человечков", к которой относятся мои подзащитные. 2 миллиардов из них носят имя Шпокси, а 1,5 миллиарда - имя Чмокси. Так что наличие их имен на табличке и в компьютере, а также фотографий не является доказательством вины, это может оказаться простым совпадением. Еще есть вопросы к моим подзащитным?- добавил адвокат.
   -Будут, - сказал прокурор, - как вы можете объяснить тот факт, что при обыске на астероиде не был найден космический челнок, потерпевший аварию? Куда он, по-вашему, подевался?
   -Я не знаю, может солдаты умышленно утаили эту улику, чтобы нас подставить, или роботы отправили его на переплавку. Это ваше дело его разыскать, мы ни в чем не виноваты и требуем, чтобы нас отпустили, - ответил Чмокси.
   - Еще будут вопросы? Если нет, то приступим к допросу свидетелей, - заявил судья.
   Два огромных конвоира-Тарика вкатили в зал суда скованного по рукам и ногам робота-надсмотрщика.
   - Свидетель, представьтесь, - приказал судья.
   -Я, робот-надсмотрщик модели РНС - 544/12, порядковый номер 4849 - С. Работаю на планете Склад 45 лет, 6 месяцев, 12 суток, 5 часов, 7 минут, 29 секунд стандартного времени.
   - Господин прокурор, начинайте допрос свидетеля обвинения, - попросил судья.
   -Знакомы ли вы с господами Шпокси и Чмокси? - спросил Мальтифар.
   -Конечно, знаком. Это мои многоуважаемые и добрые хозяева.
   -Работал ли кто-нибудь на планете Склад кроме роботов?
   -Да, 10 тысяч клонов и 1 исходная особь, привезенная хозяевами с планеты Земля Солнечной Системы в Галактике Млечный Путь.
   - Вопросов больше не имею.
   - Что вы на это скажете?- ехидно спросил Мальтифар обвиняемых.
   -Ваша честь, он лжет! Этот робот известный врун! А может его Тарики перепрограммировали! - ответил Чмокси.
   - Приведите следующего свидетеля! - приказал Зюча.
   Конвоиры втащили упирающегося и во все горло орущего Игорца.
   -Ааааааааа! Ироды, супостаты! Не одолеть вам богатыря Земли Русской! Эх, не одолеть!
   Получив хорошего пинка коленом под зад от одного из Тариков, он замолчал, испуганно огляделся и тихонько сказал:
   - Звери лесные кругом, кровушки моей испить хотят! Но живым я вам не дамся! Ээээээээээ...
   Судья строго посмотрел на свидетеля и пригрозил:
   -За нарушение порядка в зале суде вы будете оштрафованы, так что попрошу вас представиться и давать правдивые показания.
   Увидев судью, Игорец страшно обрадовался и воскликнул:
   -Ой, совушка! - и пропел - ах ты, совушка - сова, ты большая голова, на дубу сидишь и во все глаза глядишь! Здравствуй, совушка, мудрая головушка!
   В зале послышались шепот и смешки. Судья разозлился и изо всех сил ударил молотком по деревяшке:
   -У нас тут суд, серьезное дело!
   Игорец страшно испугался, схватился обеими руками за голову и завопил:
   -Ааааааааа! Ворона в голову клюнула!
   Судья разсердился еще больше:
   -Если не будешь соблюдать порядок и отвечать на мои вопросы в следующий раз стукну тебя по башке, ты понял, придурок?
   - Ой, не надо, дяденька, только не бейте, я все скажу, всю правду доложу! Зовут меня Игорец, удалой молодец, и швец, и жнец, и на дуде игрец! Родился я в славном граде Тупорыльске Земли Русской! В государстве могучем Российском! А работаю я в Москве - столице, деньгу зашибаю, Олюшке домой отсылаю!
   -Достаточно, - сказал, обалдевший от идиотских рифм Игорца, Зюча, - Скажите нам, знаете ли вы этих господ? - судья указал на Шпокси и Чмокси.
   -Знать не знаю и ведать не ведаю! А кто это?
   -Здесь вопросы задает суд! Уберите его немедленно с глаз моих долой, чтобы я его больше не видел.
   Орущего и брыкающегося землянина вывели из зала.
   - Итак, следствие окончено, прошу стороны приступить к прениям, слово предоставляется прокурору, - объявил судья.
   -Уважаемый суд, - начал Мальтифар, - как видно из материалов дела и проведенного судебного следствия, показаний свидетелей, обвиняемые, Шпокси и Чмокси несомненно виновны по всем статьям, им предъявленным в этом заседании. Прошу назначить им максимальное наказание по всей строгости закона в виде пожизненного лишения свободы с полной конфискацией всех видов имущества.
   - Слово предоставляется адвокату.
   -Ваша честь, уважаемый суд и почтеннейшая публика, - начал Бутяк, нервно теребя свой шикарный розовый галстук, украденный накануне в супермаркете, - следствие не предоставило весомых доказательств вины моих подзащитных. Показания свидетелей сбивчивы, противоречивы и не вызывают у меня доверия. Поэтому требую оправдать моих подзащитных по всем пунктам и освободить уважаемых господ Шпокси и Чмокси немедленно, в зале суда. У меня все.
   - Обвиняемым предоставляется последнее слово, - провозгласил судья.
   Шпокси и Чмокси встали, приложили тонкие зеленые лапки к впалым грудкам, подняли полные слез оранжевые глазки на судью и жалобными голосами пропищали:
   -Мы ни в чем не виноваты! Мы больше не будем! Отпустите нас, пожалуйста! Мы добрые и хорошие.
   - Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора.
   Зюча поправил парик, стукнул молотком, взял свою папку и величественно удалился. Все присутствующие поднялись со своих мест.
   Через несколько минут судья вернулся и провозгласил приговор:
   -Обвиняемые Шпокси и Чмокси признаны виновными по всем предъявленным им статьям. В качестве наказания суд постановил конфисковать все имущество осужденных. В гуманных целях, во имя Святого Колбасия, заменить пожизненное заключение на вечную ссылку и департировать осужденных на историческую родину (планету Фуксия).
   Кроме того, обязать Шпокси и Чмокси содержать похищенного ими землянина Игорца и ухаживать за ним до конца его жизни.
   Приговор суда вступает в силу немедленно и обжалованию не подлежит. Заседание окончено.
   Всех троих немедленно погрузили на попутный почтовый корабль и отправили на Фуксию. Спустя несколько лет очевидцы рассказывали, что видели Шпокси и Чмокси на многочисленных фуксийских ярмарках, где они за небольшую плату катали местную детвору верхом на Игорце, завлекая клиентуру веселой песенкой:
  
   Игорец, Игорец - это радость для нас!
   Это песни, шутки и веселье!
   Игорец, Игорец , удалой молодец!
   Прокатись на нашем Игорце!
  
   Желающих было немного, и все трое выглядели голодными, оборванными и несчастными. Вот она, изменчивая судьба контрабандиста...
  
  
  
   Кай
   Кай родился в многодетной семье и был самым младшим, двенадцатым пипилюсом. Мама Кая - веселая и жизнерадостная Лиза в молодости была настоящей красавицей: маленькая, кругленькая, очень пушистая с задорной курносой мордашкой. Ее густая шерсть была настолько черной, что отливала синеватым блеском, словно перья ворона. Лиза пользовалась большим успехом у кавалеров, но выбрала себе в мужья сильного и смелого огненно-рыжего шпица Мая из славного рода Тятькиных.
   В их семье царили любовь и согласие. Старшие щенки помогали Лизе ухаживать за младшими пипилюсами. Кай родился очень слабым и болезненным, и поэтому был в семье самым любимым.
   Однажды друзья пригласили все семейство вместе отметить День Святого Колбасия. Друзья жили высоко в горах, недалеко от монастыря Праведных Псов. Дорога предстояла долгая и интересная. нужно было подниматься почти на самую вершин горы на подвесной канатной дороге. Щенята безумно радовались предстоящему путешествию.
   День был снежный и ветреный, но Тятькиных это не остановило - предстояла веселая встреча с друзьями. В вагонетку набилось много народу: несколько семей с многочисленным потомством, а так же одинокие пассажиры с увесистым багажом. Как видно везли подарки к празднику...
   Стоял гвалт и галдеж. Сильный ветер раскачивал вагонетку из стороны в сторону. Младшие пипилюсы визжали от страха и удовольствия. Но вдруг произошло что-то страшное: чудовищный порыв ветра оборвал металлический трос у самой вершины горы. Вагонетка переполненная пассажирами камнем полетела в пропасть, увлекая за собой снежную лавину. Дикий собачий визг на мгновение пронзил ущелье и тотчас же замер под мощным пластом навалившегося снега... Все было кончено.
   Вскоре ветер затих и пошел пушистый крупный снег. Было очень красиво и тихо, снежные сугробы загадочно сверкали в лучах заката, пробивающихся сквозь густые черные тучи. Ничто не указывало на то, что только что произошла ужасная катастрофа.
   Недалеко от места аварии был расположен монастырь Праведных Псов. Монахи этого ордена были прекрасными спортсменами и каждое утро отправлялись на лыжные прогулки. На следующий день после катастрофы стояла прекрасная погода. Был легкий морозец и ярко светило солнышко. Трое братьев и настоятель монастыря отец Мамий вышли на утреннюю лыжную прогулку. Вдруг их внимание привлекла большая гора снега, которой еще вчера на этом месте не было. Монахи подошли поближе, чтобы ее рассмотреть.
   - Здесь была лавина, - сказал один из братьев, Патятий.
   Ты прав, - ответил отец Мамий. Монахи молча созерцали изменения в ландшафте, как вдруг брат Кутьян, отличавшийся необыкновенно чутким слухом, услышал какие-то странные звуки, исходящие из-под толщи снега.
   Копайте, братья! - приказал Мамий - там кто-то есть!
   И монахи, отбросив в сторону лыжи, принялись дружно раскапывать снег.
   Вскоре они откопали упавшую вагонетку, вернее только ее боковую часть с выбитым окном. Там прямо в снегу лежал беспомощный черный комочек, который временами слабо попискивал. Это был маленький Кай. Он едва дышал и был совсем холодным, жизнь медленно, но верно уходила из крошечного тельца. Брат Кутьян немедленно засунул малыша к себе под одежду и что есть сил побежал в монастырь. Остальные монахи продолжали раскапывать место катастрофы, но, увы, в живых больше никто не остался. Они прочитали заупокойную молитву и вернулись в монастырь.
   В тот же день всех погибших торжественно похоронили на местном кладбище...
   Тем временем брат Кутьян делал все возможное, чтобы вернуть малыша к жизни. Он пытался напоить Кая теплым молоком, растирал его тельце спиртом. Щенок был так слаб, что не мог глотать. Но постепенно он немного согрелся. Брат Кутьян накрыл его шерстяными одеялами и положил рядом грелку. Он ни на минуту не отходил от своего подопечного. На другой день щенок начал понемногу пить молоко и пытался двигаться, но его задние ножки оказались парализованными.
   Отец Мамий, имевший медицинское образование осмотрел малыша и понял, что у него к тому же воспаление легких. Положение было тяжелое, но надежда на выздоровление оставалась. Найденыша поили отварами лечебных трав и растирали целебным жиром. Весь монастырь молился за его исцеление денно и нощно. Толи Святой Колбасий услышал молитвы, толи помог самоотверженный уход брата Кутьяна, но вскоре Кай пошел на поправку.
   Через неделю он же пытался встать с постели, но задние лапки еще плохо слушались и малыш падал. На расспросы братьев он не мог толком ничего рассказать о себе, кроме того, что он Кай Тятькин, младший сын Лизы и Мая.
   Так как никаких родственников у найденыша не оказалось, братья с радостью оставили его в монастыре. Там он вырос и получил прекрасное образование. Все его очень любили и заботились о нем. Особенно брат Кутьян, спасший Кая и заменивший ему отца.
   Наступил день совершеннолетия Кая. Монахи устроили грандиозный пир, на столе горели свечи, стояли изысканные блюда и напитки. После торжественного ужина отец Мамий пригласил Кая к себе в келью для серьезного разговора:
   -Ты уже вырос, мой мальчик, стал взрослым. Тебе пора выбирать свой путь в жизни. Конечно, ты можешь остаться с нами и принять постриг, никто из братьев не будет против. Но судьба монаха скучна и однообразна, да простит меня Святой Колбасий за такие слова, а мир так велик и разнообразен, в нем столько всего интересного и непознанного, и он открыт перед тобою. Ты умен и талантлив и можешь многого добиться в этой жизни. Так иди же, и да поможет тебе Святой Колбасий! Если что-нибудь у тебя не получится в жизни, то ты всегда сможешь вернуться в нашу обитель, помни, что это твой дом.
   На следующее утро Кай собрал свои немногочисленные пожитки, попрощался с братьями и отправился в Тарию. У него была мечта, о которой не знал никто, кроме брата Кутьяна, - стать военным разведчиком.
   Через несколько лет Кай с отличием окончил Высшую Школу Военной Разведки Тариков Гиро и был послан для прохождения практики в созвездие Кита, где ему предстояло найти и обезвредить опасных террористов. Так началась для Кая его успешная и полная опасностей и приключений новая жизнь.
   Вскоре его пригласили принять участие в экспедиции на Землю, Кай охотно согласился.
  
  
   Академик Губкин-Яйцев
   Юстас Губкин-Яйцев родился и вырос в аристократической семье потомственных ученых Будей-Людей.
   Отец его, Юстас старший, слыл известным полиглотом, говорил на многих наречиях Галактики. А мать, Эльза, была экономистом.
   Юстас с молоком матери впитал в себя тягу к знаниям и страсть к учению. Из-за постоянного чтения огромного количества научной литературы, он еще в детстве испортил себе зрение и постоянно носил очки. К своему совершеннолетию он успел освоить несколько научных специальностей, но предпочтение отдавал теоретической физике и космографии.
   Юстас рано женился на своей сокурснице Маше, но детей у них не было. Она стала его верной подругой и сподвижницей , жила только интересами мужа. Яйцев не раз брал жену с собой в звездные экспедиции, где она оказывала ему неоценимую помощь. Благодаря ее помощи Юстас совершил множество чрезвычайно важных открытий. За неоценимые заслуги ученый совет избрал его Верховным Академиком, что фактически означало - правителем всей страны.
   Главной целью жизни Юстаса было найти планету предков, откуда появились прародители Тариков и Будей-Людей, потому что с самого начала было ясно, что их предки не были представителями местной фауны. Их генетический код был абсолютно отличен от генетических кодов местных животных. Кроме того, в народе ходили легенды о большом космическом корабле, на котором предки Тариков прилетели на Гиро и о роботе ЛКА-7, который был отцом-основателем их цивилизации.
   Также были слухи о том, что у Тариков Гиро еще существует бортовой компьютер 666664 с того самого корабля и что его где-то прячут в высокогорном монастыре, почитают как святого и никого к нему не допускают. Там же хранятся останки Святого Аттилы - основоположника цивилизации Тариков.
   Губкин-Яйцев решил во что бы то ни стало увидеть таинственный компьютер 666664 и побеседовать с ним. Академику было нужно выяснить точные координаты планеты, с которой предки Тариков и Будей-Людей прибыли на Гиро.
   Но добиться поставленной цели оказалось непросто. Точное местонахождение таинственного монастыря было известно лишь правящей верхушке Тариков и роботу ЛКА-7, но тот уже давно отошел от дел и старался ни с кем не общаться. Электронная начинка за огромный срок его жизни практически пришла в негодность, но ЛКА-7 строго-настрого запретил буди-людьским ученым прикасаться к своим "мозгам". Он прекрасно понимал, что его электронные системы вскоре могут отказать совсем, но считал, что так и должно быть. Робот хотел умереть своей смертью. Губкин-Яйцев прекрасно понимал, что дни ЛКА-7 сочтены и что остался последний шанс, чтобы выяснить координаты далекой и таинственной планеты Земля.
   Яйцев никак не мог решиться на эту встречу. У него не хватало смелости. Академик понимал, что пытается прикоснуться к чему-то древнему, тайному и священному. Он заранее договорился с секретарем ЛКА-7, ему был назначен день и час встречи.
   Целую неделю Юстас не мог заснуть по ночам и почти отказался от еды, Маше приходилось насильно кормить его с ложечки, как маленького ребенка.
   И вот великий день настал. С дрожью в коленках Юстас вошел в богато обставленную приемную и присел на резной деревянный стул. Из-за двери кабинета ЛКА-7 доносились какие-то странные звуки. Секретарь обратился к академику:
   -Уважаемый господин Губкин-Яйцев, вам придется подождать минут десять, у ЛКА-7 технические неполадки. В последнее время это случается с ним все чаще и чаще, хотя скажу вам по секрету, мне кажется, что это он так плачет.
   - Как это плачет, он же робот? - удивился Юстас.
   - Ему уже более двух тысяч лет и все это время он провел с нами. Он учил нас, воспитывал, заботился о нас, и лишь благодаря ему мы стали тем, что мы есть сейчас - величайшей цивилизацией во Вселенной.
   У ЛКА-7 огромнейший жизненный опыт, он прекрасно понимает, что срок его существования подходит к концу. И что же удивительного в том, что он научился плакать, а сказать точнее, выражать вслух печаль по поводу своего ухода от нас... Ну вот, вроде успокоился, можете пройти к нему.
   Яйцев осторожно толкнул дверь и вошел в личный кабинет робота, который тот не покидал уже много лет.
   Это было небольшое слабоосвещенное помещение, где за письменным столом напротив большого экрана компьютера сидела странная металлическая фигура. Юстас был поражен ее небольшими размерами, так как всегда представлял ЛКА-7 в виде могучего металлического богатыря. ЛКА-7 не сразу заметил появление гостя.
   Яйцев подошел почти вплотную к роботу и только тогда его электронные глаза за толстыми линзами загорелись зеленым огнем и он протянул академику свою правую клешню для приветствия.
   - Я давно знал, что это когда-нибудь произойдет, единственное - что я не думал, что вы так быстро овладеете высокими технологиями и обследуете все прилегающие окрестности Вселенной.
   Вы оказались на редкость сообразительными и любопытными, вам нужны все новые и новые знания, а теперь решили посетить родину своих предков.
   Я только не могу понять одного: зачем вам это нужно? На той планете господствуют совсем другие существа, хотя они и создали меня, но я так и не смог до конца их понять. Они называют себя людьми. Эти существа очень противоречивые и непредсказуемые. Они могут быть как злыми, так и добрыми, они могут создавать и уничтожать, беречь и убивать с равным энтузиазмом и никогда не поймешь, что им придет в голову на этот раз.
   Они уничтожают целые народы, взрывают планеты, а вместе с тем пытаются охранять природу и восстанавливать исчезнувшие виды животных.
   Если вы, Буди-Люди и Тарики всегда логичные и предсказуемые, всегда защищаете добро и боретесь со злом, то они совсем другие и ни мне, ни вам их не понять. Ваша экспедиция туда может окончиться плачевно, люди могут заподозрить в вас угрозу, хитростью и коварством заманить в ловушку и убить.
   И это еще не самое страшное. Узнав о существовании Гиро, они могут прилететь сюда и уничтожить всех нас. Вот это уже будет иметь ужасные последствия для всех, так как только мы, жители Гиро, являемся защитниками добра и справедливости в нашей Вселенной.
   - Я понял тебя, великий учитель, но все-таки я не могу изменить свое решение. Если нам суждено погибнуть, то на все воля Святого Колбасия, а наша Гиро далеко не беззащитна и многочисленные войска Тариков смогут защитить не только ее, но и всех наших соседей.
   Я прошу тебя назвать мне координаты планеты Земля, чтобы мы смогли как можно скорее туда отправиться.
   - При всем моем желании тебе помочь, я не могу назвать тебе ее координаты. Я всего лишь робот-лаборант, в обязанности которого входило ассистировать при проведении химических и биологических исследований. Я абсолютно ничего не смыслю в космической навигации. Тебе придется отправиться в высокогорный монастырь и спросить об этом моего старого друга бортового компьютера 666664.
   - Но как мне это сделать? Ведь Тарики никого к нему не допускают?
   - Позволь мне уладить это дело. Хоть я и старый, отживший свой век робот, но мое слово еще кое-что значит на этой планете.
   Можешь завтра же отправляться в горы. Карту с точным местонахождением монастыря тебе передаст мой секретарь. А теперь прощай. Я думаю, мы больше не увидимся.
   После этих слов на робота опять накатил приступ хандры, он закрыл обеими клешнями свое "лицо" и начал издавать те самые странные звуки, которые Яйцев впервые услышал в приемной.
   Академик уходил от старого робота со странным смешением чувств в душе. Ему было одновременно и грустно и радостно. Было безумно жаль старого робота, и при этом радость расцветала в его душе по поводу того, что вскоре он может осуществить величайшую мечту своей жизни - посетить планету предков.
   На следующий день он со своим помощником Будюсем сел в Бири-Бири Колесико, и они отправились в горы. Вскоре ученые достигли монастыря.
   Он располагался в тайной пещере в горах, вход в которую был так тщательно замаскирован, что проходящий мимо путник никогда бы не смог догадаться, что там вообще что-то есть.
   Но у Яйцева был точный план и вскоре они отодвинули камень, под которым находилась замаскированная кнопка звонка, и Будюсь на нее нажал.
   -Кто нарушает наш покой? - прошамкал старый скрипучий голос.
   -Это я, академик Губкин-Яйцев с помощником Будюсем.
   -Точно, совсем забыл! ЛКА-7 нас предупредил, заходите.
   И огромный кусок скалы, казавшийся незыблемым, медленно отъехал в сторону, открывая вход в пещеру. Их провел по сырым и плохо освещенным коридорам древний трясущийся от старости монах с обвисшими ушами и погасшим взором.
   - 666664 уже вас ждет!
   Он с трудом сдвинул металлический люк:
   -Следуйте за мной, только осторожно, ступеньки скользкие.
   Спустившись по крутой лестнице Будюсь и Яйцев попали в сырую и слабоосвещенную пещеру. Там в самом дальнем углу стоял огромный ржавый ящик, на котором светился небольшой экран. Все выглядело каким-то древним, доисторическим и нереальным. Это и был великий бортовой компьютер 666664 - отец - основатель цивилизации Тариков Гиро.
   - Они пришли - прошамкал старый пес и поспешно удалился, чтобы не вмешиваться в мирские дела.
   -Вы здесь? Я не могу вас видеть, мои сенсоры давно вышли из строя, но я еще могу слышать, говорите, что вас привело сюда.
   -У меня к вам просьба, уважаемый 666664! Дело в том, что я ученый и решил возглавить экспедицию на планету наших предков, но мне нужны ее точные координаты и только вы можете мне их дать.
   -Разумеется, я вам их предоставлю, но при одном условии: вы должны взять меня с собой на Землю, я хочу умереть там, где родился. Тем более, я очень пригожусь вам в дороге, хоть я и старый, полуразвалившийся агрегат, но во мне огромное количество полезной информации. Стоит вам лишь немного меня подремонтировать. Кроме этого условия, у меня есть еще и просьба: в состав экспедиции кроме Будей-Людей должны входить и Тарики. Это будет справедливо.
   Мы все вместе сюда прилетели на Гиро и все вместе вернемся на Землю.
   А теперь вы можете забрать меня на ремонт. Надеюсь, что больше никогда не вернусь в эту проклятую пещеру.
   В этот момент в двери просунулась трясущаяся голова старого монаха, которая посмотрела на всех присутствующих с немым укором, и затем праведник смиренно удалился.
   Будюсь вызвал по мобиле грузовое Бири-Бири колесико и вскоре 666664 был успешно переправлен в столичный исследовательский институт.
  
   Сказка о Губце - Яйеце, великом мудреце (сочинённая о себе самом академиком Губкиным-Яйцевым, главным Буди-Людом)
  
   Жил да был Губец - Яйец, великий мудрец. Жил он, поживал, да новых премудростей наживал, во славном стольном граде Большие Собачищи. И задумал однажды он свет белый повидать да планету предков отыскать. Но в какую сторону Вселенной свою космическую ладью направлять не знал он и не ведал. И врубил тогда (с именем Святого Колбасия на устах) своего верного помощника Компухтёра. И заскрипел славный Компухтёр мозгами железными, зашевелил контактами паяными и закипела в нём работа великая нашему разуму неподвластная. День трудился Компухтёр и раскалился докрасна, второй трудился - дым из него повалил столбом. А на третий день поднатужился, метнул молнии и вывел на экран свой жидкокристаллический мудрость мудрую, хитрыми буквицами записанную, высокоучёными линиями изображённую. И было это указание прямой дороженьки, пути верного до планеты Земля через всю Вселенную. А на той планете-то дальней много тысяч лет назад обитали предки благородные Псы Земные, от коих и род пошёл Будей-Людей славных и Тариков окаянных (да отвернётся от них Святой Колбасий). И прочёл Губец - Яйец компухтёрову грамоту да распечатал её на принтере лазерном. Как проведал Губец - Яйец истину сию великую, так стал скликать народец по волшебному ящику, дабы собрать дружину славную для Похода Великого. Но прознали Тарики окаянные о затее сей, и послали к великому мудрецу Губцу - Яйецу гонца премудрого, Кайца Хитроумного да со свитою. Возжелали Тарики вступить в дружину славную и в походе великом поучаствовать.
   Думал Губец - Яйец три дня и три месяца, принимать ли поганых Тариков к себе в сотоварищи. Смирил мудрец свою гордынюшку, склонил головушку буйную с ушами развесистыми и принял решение верное, обдуманное. И сказал он Тарикам, воинам храбрым:
   -Ох, вы, гой-еси, добры молодцы, и ты, Кай Хитроумнейший, решил я взять вас в сотоварищи, в дорогу дальнюю, неизведанную ко планете предков наших, славных Псов Земных. И не ради силушки вашей богатырской, а за-ради памяти праотцов наших общих и во имя Святого Колбасия.
  
   А на самом деле все было так. На главной верфи, как раз, завершалось строительство огромного межпланетного корабля "Молния-2". Свое название он получил в честь космолета, на котором предки Тариков Гиро и Будей-Людей прибыли на Гиро. Это был суперсовременный, до предела напичканный электроникой и оснащенный новейшим оружием, корабль.
   За то время, пока он достраивался, в главном институте электроники приводили в порядок 666664. Работы оказалось немало. Нужно было заменить некоторые блоки, перепаять контакты, заменить сенсоры и обновить корпус.
   К этому времени Губкин-Яйцев собрал отличную команду из блестящих ученых и военных, отличившихся своими подвигами и деяниями за прошедшие годы.
   Во главе Тариков был знаменитый генерал Удонтий Мишия, а его заместителем не менее известный разведчик Кай Тятькин. Среди Будей - Людей были такие известные личности как Будюсь, Кубусь и Лапусь. Всей экспедицей руководил сам Губкин-Яйцев.
   Через некоторое время, когда все сборы и подготовка завершились, обновленного и сверкающего хромированными деталями 666664 торжественно установили на "Молнии-2". Все было готово к длительному перелету.
  
   За неделю до вылета, Кай вдруг вспомнил, что на планете Фуксия томится несчастный землянин по имени Игорец и Швец, и Жнец, и На Дуде Игрец. Нужно было обязательно захватить его с собой и вернуть на историческую родину. Кай сел в свой космический челнок и через пять часов уже бродил по фуксийской ярмарке в поисках Игорца и двух контрабандистов. Он долго скитался по огромной пыльной территории, но так и не смог найти Писюлева а также Шпокси и Чмокси.
   Усталый и голодный он зашел в кафе, чтобы слегка перекусить. Заказывая себе обед, Кай спросил у официанта, не встречал ли он на ярмарке землянина в сопровождении двух зеленых человечков. Но официант оказался новенький и никогда ничего не слышал о них.
   "М-да, не все так просто с этим Игорцом, видно придется тут немного задержаться," - подумал Тятькин.
   Поужинав, разведчик решил переночевать в самом дорогом отеле. Он проснулся на рассвете, чтобы попасть на ярмарку сразу к открытию. Выходя из отеля Кай разговорился с пожилым швейцаром:
   - Не подскажите ли мне, любезнейший, где я могу найти землянина? Он, должно быть, где-то здесь. Его сопровождают господа Шпокси и Чмокси. В последний раз их видели на ярмарке.
   - Землянин? - удивился швейцар, - это такой темно-бордовый с длинными щупальцами?
   - Нет, он ходит на двух ногах и у него только две руки. Очень неприятная плоская физиономия, а на вершине головы растет густая шерсть.
   - Трудно даже представить себе такое чудище. Он наверное очень опасен? - поинтересовался швейцар.
   - Да нет, не беспокойтесь. Шуму от него, конечно, много, но реальной угрозы он не представляет. Вот, взгляните на фотографию. Может быть, вы все-таки его встречали.
   - Дайте-ка взглянуть поближе, у меня плохое зрение. Ага, кажется, я, действительно, его встречал. Правда, я не уверен в этом, но, может быть, это он. Это довольно известный певец и музыкант Казачец. Он частенько выступает на ярмарке и пользуется большим успехом. Если повезет, то вы сегодня его можете встретить. Казачец выступает, обычно, за пятым павильоном, в котором продаются овощи.
   Кай поблагодарил разговорчивого собеседника и дал ему на чай десятку. Тятькин поспешил на ярмарку. Разведчик надеялся, что с утра будет поменьше народу. Так легче разыскать землянина. Кай не без труда отыскал пятый павильон. И действительно, сзади него, несмотря на ранний час, же собралась толпа. С трудом продравшись сквозь плотное кольцо особей, он увидел вольготно развалившегося на стуле Игорца с гармошкой в руках. Рядом с ним, прямо на земле, сидел Шпокси и подыгрывал на лютне. А второй экс-контрабандист, Чпокси, обходил зрителей по кругу. В его тонких лягушачьих лапках была большая пластмассовая коробка, куда благодарные зрители бросали монеты и купюры.
   В это время пауза между песнями закончилась, и Игорец продолжил свое выступление. Немилосердно фальшивя и искажая мелодию, путая слова, он затянул хриплым басом: "Каким ты был, таким ты и остался...".
   Кай, от рождения обладавший прекрасным музыкальным слухом, еле терпел его вопли. Но зрители были в полном восторге. Не в силах дальше выносить "пение" землянина, Кай подошел к исполнителю и застегнул наручники на его запястьях.
   - Это вы Игорец, и Швец, и Жнец, и На Дуде Игрец? - спросил Кай. Он прекрасно узнал землянина, но должен был делать все по закону.
   - Эээээээээээ
   Игорец, какой Игорец? Не знаю Игорца. Не я это! А что я плохого-то сделал?
   - Успокойтесь, вам ничто не угрожает. Я получил приказ депортировать вас на место постоянного жительства, то есть на планету Земля Солнечной Системы Галактики Млечный Путь.
   - Млечный Путь - Милки вэй, значит, шоколадные батончики. Люблю я конфетицы, особенно с чаем. Хорошо, я поеду, а куда?
   Но Кай отвечать не стал. Он взял землянина под руку и повел к своему челноку, припаркованному возле отеля. Не успели они пройти и нескольких шагов, как их догнали господа Шпокси и Чмокси. Они умоляюще сложили на впалых грудках свои тонкие зеленые лапки и умильно глядя в лицо своими выпуклыми оранжевыми глазками заговорили хором:
   - О, добрый господин Кай! Не оставляйте нас здесь одних, возьмите с собой на Землю. Мы здесь умрем от голода и жажды, и наша гибель будет на вашей совести! А на Земле мы вам пригодимся, мы очень хорошо знаем эту планету и ее обитателей. Мы согласны работать бесплатно, только за еду. Пожалуйста, не бросайте нас здесь! Во имя Святого Колбасия!
   - Ладно, пойдем со мной! Может, будет от вас хоть какая-то польза. По крайней мере, присмотрите за этим дебилом, чтобы он не разнес мне весь челнок. Да и дорогу на Землю вы хорошо знаете, ведь не раз туда летали!
   Счастливые и довольные Шпокси и Чмокси начали в самых изысканных выражениях благодарить Кая и даже попытались поцеловать ему лапы и хвост...
  
   За день до вылета устроили торжественный банкет для всех желающих прямо на главной площади города Большие Собачищи.
   Огромные столы ломились от яств. Там были колбасы горячего и холодного копчения, свиные окорока, жареные цыплята и различные подливки и соусы к ним. Но главным блюдом были знаменитые тяти-патяти. Это были большие куски жирной рыбы, запеченные с картофелем.
   Банкет проходил в теплой и дружественной атмосфере. Даже сам отец Мамий присутствовал на празднике и в самом конце сказал напутственную речь:
   - Дорогие братья и сестры! Нас ожидает великое событие, к которому мы готовились многие и многие годы. Это полет на землю предков. Наконец-то мы найдем свои корни и побываем на прекрасной планете Земля, где родился наш покровитель и защитник - Святой Колбасий. Да поможет он вам в этой нелегкой миссии! Аминь.
   После того, как команда собрана, оборудование укомплектовано, можно отправляться в долгожданную экспедицию.
   Молния-2 стартовала в назначенный день строго по графику. Полет предстоял долгий. На более современной Молнии-2 он должен был занять около трех лет. Большинство членов экипажа было погружено в анабиоз. Бодрствовали только дежурные: Кай и Будюсь, которых через три месяца должны были сменить Кубусь и Лапусь.
   Вскоре корабль вышел за пределы родной галактики и лег на заданный курс. Приборы работали нормально, 666664 вел Молнию-2 к планете Земля. Экран наружного наблюдения показывал бездонную звездную даль. Она казалась спокойной и неподвижной.
   Каю и Будюсю было очень нудно и скучно. Поэтому они развлекались старинной игрой "карты", которой их обучил 666664.
   Сначала он долго учил их диковинной забаве на своем экране, затем Кай предложил распечатать колоду на цветном принтере.
   Эта живая игра очень забавляла псов, так как до этого они знали лишь компьютерные игры.
   666664 был разочарован, потому что лишился возможности принять участие в игре. Наблюдая за ними своими сенсорами, он старался подсказывать им неправильные ходы, а потом громко смеялся над проигравшим.
   - Ты, ты, железный ящик! - возмущался Кай.
   - В чем дело? - притворно удивленным голосом спрашивал бортовой компьютер.
   - Ты зачем меня обманывал? Зачем подсказывал неправильный ход? Хотел, чтобы я проиграл?
   - Что ты говоришь? Да как ты смеешь?
   - Не притворяйся, этот номер не пройдет!
   Но тут вмешался Будюсь:
   - Ну что вы, не надо нервничать, успокойтесь не спорьте. Дорогой Кай, давай лучше выпьем молочка, съедим по булочке и ляжем спать! А завтра ты у меня выиграешь.
   - Идите, идите. Некогда мне тут с вами. Итак работы выше крышки! - сказал 666664.
   И Кай с Будюсем отправились ужинать. В этот момент раздался встревоженный голос бортового компьютера:
   - Внимание! Внимание всем дежурным! Обнаружен неопознанный объект справа по борту. Он обладает огромной гравитацией. Не исключено, что это черная дыра, хотя в лоции никаких черных дыр быть не должно. Что делать? Жду приказа.
   - Раз быть не должно, значит и нету! - спокойно ответил Будюсь попивая молоко из большой глиняной кружки, - приказывая еще раз проверить показания всех приборов. Наверняка, у тебя глюк. Перезагрузись!
   - Приказ понял! Выполняю... - ответил 666664.
   Кай и Будюсь спокойно закончили ужин и легли спать. Вскоре их разбудил новый сигнал тревоги:
   - Внимание! Внимание! Объект уже изменил траекторию нашего полета. Он затягивает нас. Что прикажете делать?
   - Постарайся развить максимальную скорость и вернуться на заданный курс.
   - Я уже пробовал, но гравитационное поле очень сильное, и это не удалось. Что делать? Жду приказа!
   Пока Кай думал, что же можно предпринять в такой ситуации, Молния-2 приближалась к объекту с невероятной скоростью. Вскоре черная дыра стала видна на экранах внешнего обзора. Кай понял: выхода нет. Дыра поглотит Молнию. Тут к нему подбежал взволнованный Будюсь:
   - Что же делать, командир? Как спасти корабль?
   - Увы, мы обречены. Давай вместе помолимся Святому Колбасию. Пусть он примет наши грешные души в свое светлое царство.
   В это время Молния-2 и весь ее экипаж подошел вплотную к объекту. Перед ними зияла черная всепоглощающая бездна. Время начало замедляться и наконец его ход остановился.
   Но Кай и Будюсь, единственные бодрствующие на Молнии, не могли этого заметить. Остановилось ли время на секунду или на миллион лет им понять было не дано.
   Тем временем таинственный объект поглощал в себя все, что находилось рядом: корабли, астероиды, космический мусор и наступил момент, когда материя, накопленная в нем, достигла критической массы. И тогда начался сброс для стабилизации системы. В этот момент, в совсем другом, отдаленном участке вселенной открылось белое отверстие, из которого со страшной скоростью вылетали все проглоченные черной дырой объекты. Среди них был и корабль Молния-2.
  
   - Эй, псы! Кай! Будюсь! Дежурные! Вы меня слышите! Кто-нибудь! - 666664 включил звук на полную мощность и безрезультатно взывал к дежурным.
   Кай и Будюсь лежали на полу рубки, обнявшись, как братья. Они были неподвижны.
   - Каюшка, Бусенька! Вставайте! - надрывался компьютер, но было бесполезно, - вы что умерли?
   Но никто ему не ответил.
   - "Какой ужас!" - подумал 666664, - "что же делать? Придется будить остальных!"
   И компьютер привел в действие систему выхода из анабиоза.
   Первым очнулся Удонтий. Генерал бодро вскочил с койки, сладко потянулся, чтобы размять лапы и громко зевнул. Он был в прекрасном настроении.
   - Разбудили, значит уже прилетели, - подсказывала его несгибаемая логика.
   Он вышел из отсека и прошел в рубку, где увидел лежащих на полу Кая и Будюся. Генерал очень испугался.
   - Что случилось? - спросил генерал у компьютера.
   - Я потом расскажу, помогите им, может они живы, - с надеждой в голосе сказал 666664.
   - Каюшка! Буся! - Удонтий кинулся к дежурным и начал их трясти, пытаясь привести в сознание.
   - Ой, Удя! - простонал разведчик, с трудом открывая глаза, - где мы? Мы живы?
   - Вроде бы, да, - ответил генерал,- а что все-таки случилось?
   - Понимаешь, мы дежурили, было очень скучно...
   Кай рассказал Удонтию все что было до вхождения в черную дыру.
   - А потом мы помолились Святому Колбасию, чтобы он принял наши грешные души. А дальше я ничего не помню. И вот ты меня разбудил, - закончил Кай.
   От рассказа разведчика генерал пришел в ужас. Такие нарушения дисциплины он считал величайшим преступлением. Вот и сейчас последствия произошедшего были непредсказуемы.
   - 666664, немедленно рассчитай координаты нашего местоположения.
   - Есть, капитан, - отозвался компьютер, - мы почти у цели, планета Земля в пятиста тысячах километров от нас, как бы ее не проскочить, при нашей-то скорости. Только есть одно "но"...
   - Что именно? Говори!
   - Главный таймер сбился почему-то... И все остальные часы тоже. После того, как нас выбросило. Я не могу определиться со временем. Придется его обнулить.
  
   - Буди Будюся, - приказал Удонтий Каю, - а я пойду расскажу остальным, они наверное уже проснулись. Что делать с вами, мы решим позже, когда вернемся на Гиро. И подумал: "Ох не нравится мне все это!"
   А в коридоре звучал бодрый волнистый голос академика Яйцева. Юстас напевал какую-то веселую песенку.
  
  
   - Глуши главный двигатель, - приказал Удонтий компьютеру, - надо снизить скорость, мы почти у цели.
   - Есть капитан! - ответил 666664, - тут еще кое-что!
   - Что именно?
   - Да какие-то слабые сигналы с Земли. Кто-то пытается с нами связаться, а может и не с нами.
   - Немедленно усилить и расшифровать, вдруг что-то важное!
   - В чем дело? - поинтересовался академик Губкин-Яйцев, заходя в рубку, - мы уже прилетели?
   - Да, дорогой Юстас, мы почти у цели, только все получилось не так, как планировали. Короче, чрезвычайная ситуация, - сказал Удонтий.
   - Что происходит? Говорите скорее, не тяните, друг мой!
   - Тут такое дело. Пока дежурные Кай и Будюсь резались в карты с компьютером, корабль сбился с курса и угодил в черную дыру. А потом вылетел с другой стороны, и оказалось что мы у цели, все довольно удачно получилось. Но если подумать, какой опасности мы подвергались!
   - А как приборы и системы корабля? Не повреждены?
   - Вроде все в порядке, только таймер сбился, да еще кто-то пытается с нами связаться по радио.
   В этот момент раздался голос 666664:
   - Я усилил и расшифровал позывные с Земли. Это сигналы бедствия. Кто-то просит о помощи.
   - Соединяй немедленно!
  
   На следующее утро корабль максимально приблизился к лунной орбите. Члены экипажа собрались в рубке на совет.
   - Дорогой Удонтий! Вот мы и у цели. Как вы считаете, что нам теперь делать: оставаться на орбите или совершить посадку на планету? - поинтересовался академик.
   - Надо подумать. 666664, а как вы считаете? - спросил Удонтий.
   - Я уже вас не раз предупреждал, что люди создания крайне непредсказуемые и противоречивые. Надо проявлять максимальную осторожность при подлете к планете. Садиться на Землю было бы безумием. Но я всего лишь компьютер, а решать вам.
   - А чего мы думаем да гадаем? С нами же летят Шпокси и Чмокси, которые очень много раз бывали на Земле. Уж они-то точно знают, как правильно поступить, - сказал Кай, задумчиво почесывая ухо задней лапой.
   - А ведь точно! Дорогой Кай, немедленно тащите сюда ваших подопечных! - приказал Удонтий.
   - А может и землянина прихватить? - предложил разведчик.
   - Ну, ладно, только наручники с него не снимайте. Нам не нужны лишние эксцессы! - одобрил Яйцев.
   Вскоре Кай вернулся в сопровождении господ Шпокси и Чмокси, а Будюсь приволок за шиворот орущего и упирающегося Игорца.
   - Пожалуй, этого уведите обратно! Он нам не даст поговорить, от его воплей у меня началась мигрень! - сказал Яйцев, указывая рукой на Игорца.
   - Только не уводите далеко, а разместите в соседней каюте. Он может нам еще понадобится, - приказал Удонтий.
   Писюлева увели.
   - Ну вот, теперь наконец-то можно спокойно поговорить! - обрадовался Яйцев, - присаживайтесь, господа контрабандисты. Нам нужен ваш совет.
   - Мы всегда к вашим услугам! - сказал Шпокси, преданно глядя на академика оранжевыми глазками.
   Чмокси закивал башкой в знак согласия.
   - Как вы считаете, нам лучше остаться на орбите или сесть на планету? Мы вот тут никак решить не можем, - спросил Кай.
   - Дорогие господа Тарики, ради Святого Колбасия, не садитесь на планету и не оставайтесь на орбите. Это слишком опасно. Земляне тупые и злобные монстры. Они обстреливают своими ракетами все, что движется, - встревожено сказали Шпокси и Чмокси в один голос.
   - А что же нам по-вашему делать? Мы разве, зря сюда летели? - возмутился Удонтий.
   - А почему бы нам не совершить посадку на лунной базе? Она находится на невидимой с Земли стороне спутника. Там прекрасный космодром и шикарный гостиничный комплекс, которыми пользуются все уважающие себя космические путешественники! - сказал Шпокси.
   - Да, и мы с господином Шпокси всегда останавливались в люксе, когда наведывались на Землю. В ресторане при гостинице готовят такие спагетти под соусом болоньезе, что мы просто все присоски облизали. А какое там ванильное мороженое! Хоть всю Вселенную пролетите, ничего подобного нигде нет! Уж можете мне поверить.
   - М-да, мы что-то отвлеклись, - заметил академик, - кстати, не пора ли нам обедать?
   - Дорогой Юстас если вы потерпите немного, так на Луне и отобедаем! 666664, свяжись с лунной базой и запроси посадку, - сказал генерал.
   Вскоре Молния-2 благополучно прилунилась.
   - Вот это да! Как тут классно! Красотища! - восхитился Кай, - ящеры-то не наврали. А сколько ж тут кораблей припарковано?! Прямо не спутник, а грандиозная космическая тусовка!
   - А знаете, что самое смешное? - заметил Шпокси, - земляне даже и не догадываются, что творится у них под носом. До того отсталая раса! - и оба контрабандиста радостно захихикали.
   - Что-то я не совсем понимаю, если они такие отсталые, то каким образом с Земли на Гиро прилетели наши предки? - удивился Удонтий.
   - Что же тут удивительного, дорогой коллега. За то время, пока наша цивилизация развивалась и процветала, население Земли чахло и деградировало, - предположил академик.
   - Пожалуй, вы правы, - согласился Удонтий.
   - Ну что, теперь можно и пообедать! Пойдемте-ка, коллеги, в хваленый ресторанчик! И захватим с собой Шпокси и Чмокси. Все-таки они нам очень помогли, пусть побалуются своими любимыми спагетти! - сказал Яйцев, - а вас, Будюсь, я попрошу остаться на корабле.
   - Ну всегда так! - обиделся Будюсь, они будут по ресторанам шататься, а я тут идиота няньчить.
   - Не расстраивайся, Бусенька, я принесу тебе твою порцию спагетти на корабль, - утешил его Кай.
   - И мороженое не забудь! - добавил ему в след Буся.
  
   После вкусного и сытного обеда вся компания возвращалась на Молнию в прекрасном настроении. Тем более, что счет оплатили контрабандисты. Тарики сначала отказывались, но потом согласились, тем более что Шпокси и Чмокси уж очень настаивали.
   У самого корабля к тарикам вдруг подошел какой-то незнакомец.
   Это оказался очень потрепанный, даже как будто бы заплесневелый представитель человеческой расы. У него была широкая, как лопата, черная с проседью борода, которая закрывала ему всю грудь. Наглая красная рожа с прищуренными хитрыми глазками выражала бесконечный оптимизм, лукавство и народную мудрость. Одет он был в непонятные, потерявшие всякую форму, лохмотья. А на его ногах красовались новенькие, огромного размера, шикарные домашние тапки с горделивой вышивкой "Спорт".
   Незнакомец ковылял, тяжело опираясь на костыль.
   - Граждане туристы! Братцы родные! Прикурить не найдется?
   - А как это "прикурить"? - удивился Яйцев, - что вам угодно?
   - М-дя, тово-ентово, мать вашу сучью! - пробурчал оборванец себе поднос, - сто граммов не нальете? Трубы, понимаешь ли, горят! С самого утра не грамулечки!
   - О чем вы, я не понимаю! - ответил академик, - извините, мы торопимся.
   - А может ему по морде врезать? Или сам отвяжется? - спросил Кай.
   - Ну зачем же так, надо проявлять гуманизм и терпение к отсталым расам, - возразил академик.
   Незнакомец укоризненно посмотрел на разведчика и продолжил приставать, как ни в чем ни бывало:
   - Братцы, хоть мелочью ссудите! Не оставьте помереть от жажды!
   - Так вы пить хотите! Что же сразу не сказали? Пойдемте с нами на корабль, там вас напоят и накормят! - пригласил добродушный Яйцев.
   - Спасибо, командир! С нашим удовольствием! - обрадовался попрошайка, хватая академика под руку - а куда путь держите, если не секрет, уж не на Землю-матушку?
   - Да, как раз туда, - подтвердил Яйцев.
   - Вот это удача! А меня не подбросите? Мне позарез надо! Дружка проведать, надеюсь, еще не околел! Так как, брательник, подвезешь?
   И настырный оборванец, не отпуская руку академика, поднялся на борт.
  
   Мужичка провели на камбуз и накормили досыта. Наевшись гость громко рыгнул и довольным голосом произнес:
   - Давненько такой вкусноты не ел! Особливо пироги у вас замечательные, те, которые со свининой. Жалко, что выпить не чего. А то бы под водочку я бы ентих пирожков еще десятка два бы уговорил.
   Кай и Будюсь удивленно переглянулись. Им было не понятно, как это можно уговорить на что-то продукты питания.
   Чувствуя невыносимый запах от оборванца, Кай сказал:
   - А не хотели бы вы принять ванну и переодеться?
   - Нет, спасибо, сынок. Я совсем недавно мылся - в прошлом году и к одеже я к своей привык, сроднился с ней. Мне бы только вздремнуть часок другой, - с этими словами бородач откинулся на удобную спинку кресла и заснул богатырским сном. И так захрапел, что задрожали стены камбуза.
   - Прикажете возле него подежурить? - спросил Будюсь у Кая.
   - Не вижу необходимости. По-моему он безобиден.
  
   Вечером академик решил побеседовать с гостем, чтобы получить полезную информацию о Земле и ее обитателях.
   Неужели все люди такие примитивные и тупые создания с нарушенной психикой, как Игорец и этот оборванец?
   - Ну-ка, приведите мне нашего гостя, мне нужно с ним побеседовать.
   - Он еще спит. Прикажете разбудить? - Будюсь.
   - Немедленно буди! - Яйцев.
   Вскоре заспанный и зевающий бородач сидел перед Юстасом.
   - Ну что ж, дорогой гость, давайте знакомиться, - предложил академик, - Меня зовут Юстас Губкин-Яйцев, я академик. А вы кто?
   - Ага, акамедик. Доктор, значится. А я Федор Никомедович Пыпырыжка. По профессии я свободный художник. Ничего, значится, не делаю. А как вас, доктор, по батюшке кличут?
   - А как это - по батюшке? - удивился Юстас.
   - Как вашего отца звали-то. Моего - Никомедом, стало быть я Федор Никомедович.
   - Отца моего Пупсарионом зовут...
   - Стало быть ты по-нашински Юстас Пупсарионович!
   - А чем у вас народ на Земле занимается?
   - Народец-то разный встречается! Мои дружбаны по свалкам да по помойкам скитаются - пропитание добывают.
   - А что такое свалка?
   - Ох, это место славное! Без свалки не было бы вообще ничего! Свалка - это источник жизни, великий и неиссякаемый. Каждый день ее пополняют мусорные машины. Пока существует жизнь на Земле, будет существовать и свалка, а пока есть свалка, то есть и жизнь.
   Там над горами мусора всегда кружатся многотысячные стаи чаек, ворон, галок, грачей и других птиц. На ней кормятся собаки, шакалы, волки, кошки, зайцы, крысы, и другие животные. Им там хорошо и сытно.
   Вот и мы с дружбанами ходим по этой свалке, собираем там разные нужные и хорошие вещи: еду и одежду, и еще много-много всего интересного.
   - Надо же, как интересно! Никогда про такое и не слышал, - удивился Юстас.
   - Вот так, доктор, век живи, век учись, дураком помрешь, - хитро улыбаясь, заметил Пыпырыжка, прилетишь к нам на Землю и ни такое увидишь! Вот то-то.
  
  
   Зизи-А.
   Те из наших читателей, которые никогда не посещали планету Гиро и ее окрестности, наверняка даже не знают, кто такие Зизи-А. Да и на самой Гиро будилюдские ученые до сих пор спорят, отнести этих существ к грибам или к амебам, а скорее всего, правы и те, и другие, и Зизи-А представляют собой расу разумных существ, имеющих свойства как грибов, так и простейших. Впервые про Зизи-А на Гиро узнали несколько столетий назад на празднике Святого Колбасия.
   Некая скромная и незаметная особь затесалась в шумной толпе иноземных гостей и принимала самое активное участие в поедании обильного угощения.
   Объевшись, как никогда в жизни, она начала интенсивно делиться митозом. Вследствие чего сначала образовалось две особи - Зизи и А, которые в свою очередь через короткое время снова разделились.
   Процесс пошел и вскоре почти всю планету Гиро наводнили многочисленные Зизи-А. Эти твари вели себя крайне нагло, сжирали все, что попадалось на их пути. Вскоре, когда пищи оказалось недостаточно, они принялись пожирать домашних животных и даже самих Тариков, тех, что поменьше размером.
   Как только появились первые жертвы, правительство всерьез начало бороться с непрошеными гостями. Но это оказалось не так-то просто. Обычное оружие не наносило им никакого вреда, но как-то Кай догадался пальнуть в Зизи-А из огнемета. Результат превзошел все ожидания. Так был найден простой и эффективный способ борьбы с этими тварями.
   Вскоре на планете Гиро не осталось ни одного Зизи-А. Нескольких особей, взятых в плен, Тарики отвезли на необитаемую планету на самом отшибе их звездной системы. Там было очень холодно, не имелось никакой растительности, условия были как раз такими, чтобы сдерживать бурное размножение Зизи-А. Тарики вернулись домой и вздохнули спокойно.
   Прошло несколько лет, и на Гиро прибыл некий Зизи-А, называвший себя послом мира. По его словам, его звали Атноний и он был послан своим народом для заключения мирного договора. К тому времени Зизи-А мутировали и приобрели две очень полезные для себя и неприятные для окружающих, способности. Первая из них заключалась в том, что они научились совершать космические путешествия без всяких аппаратов и кораблей. Они заключали свое тело в защитную цисту и в таком виде могли дрейфовать в открытом космосе на большие расстояние без вреда для своего здоровья. При этом они как-то умудрялись лететь в нужном для них направлении. Вторая, еще более неприятная способность заключалась в том, что они научились мимикрировать под местных жителей той планеты, куда они прилетали. Таким образом, Атноний, прибыв на переговоры, превратился в некое подобие Тарика Гиро. Если бы Тарики и Буди-Люди утеряли в процессе эволюции свой великолепный нюх, то вполне могли бы принять мимикрировавшего Зизи-А за своего собрата.
   Атноний явился на переговоры с президентом Буканом не один, а в сопровождении многочисленной свиты. Это очень удивило Тариков, так как прибыл на планету он в полном одиночестве. Оказалось, что посол, попав в благоприятные условия Тарии и наевшись до отвала, успел разделиться, и не раз. Вот откуда появилась его свита.
   Величественный президент Букан, красивый пожилой колли, восседал в своем удобном мягком кресле, обитым золотой парчой. Эту драгоценную ткань ему принесли благодарные Пауки за помощь, оказанную в нейтрализации контрабандистов. Он ел большой кусок сдобного мясного пирога с хрустящей корочкой. Каждый раз, когда Букан откусывал кусочек, крошки сыпались прямо на ковровую дорожку, и вся свита Зизи-А с жадностью ловила их прямо на лету, далеко вытягивая свои ложноручки. Чувствовалось, что и сам Атноний был бы не прочь поесть крошек прямо с полу, но не позволяла посольская гордость.
   Наконец, Букан доел свой пирог и сказал:
   -Уважаемый Атноний, простите, что не угостил вас. Я очень опасаюсь, что вы опять начнете размножаться, и та неприятная история, в результате которой почти весь ваш народ был уничтожен, повторится снова. Итак, я слушаю вас, с чем пожаловали?
   -Того-ентого, почтеннейший Букан Буканович, мой народец челом бьет! Несказанной милости просит! Уж больно мы расплодилися на Нежраловке! Жрать стало нечего! Так пусти нас, батюшка, к вам на Гиро, хоть объедками попотчеваться! Пожалей малых детушек! - при этом он обнял вытянувшимися ложноручками свое многочисленное потомство.
   -Оставить вас здесь, значит обречь на гибель оба наших славных государства! Вскоре вы расплодитесь и попросту нас сожрете! И не пытайтесь меня разжалобить своим многочисленным потомством, у меня у самого полно детей и внуков. Единственное, что я могу для вас сделать, это посадить на старый списанный космолет и отправить как можно дальше отсюда, чтобы духу вашего здесь больше не было! Да и то, с одним условием: вы подвергнетесь специальной медицинской процедуре, после которой больше не сможете так быстро размножаться. Если я этого не сделаю, то вы расплодитесь до такой степени, что заполоните всю Вселенную!
   Пока он это говорил, количество Зизи-А увеличилось в два раза.
   -Ну вот, - сказал Букан, - наглядное подтверждение моих слов!
   Атноний поклонился в пояс и сказал:
   -Благодарствуйте, батюшко!
   После чего всю огромную толпу Зизи-А отвели к медикам, где всем были сделаны необходимые прививки, а затем погрузили в космолет и запустили в космос без воды и пищи.
   После этого Букан и все Тарики Гиро вздохнули спокойно и решили отметить это дело торжественным ужином. Были объявлены три выходных дня подряд с народными гуляниями и фейерверком.
   Так великий Букан избавил свой народ от второго нашествия Зизи-А. Но при этом, сам не ведая того, подверг великой опасности нашу планету.
  
   Юрский период.
   В ту ночь люди Земли мирно спали и не подозревали о смертельной опасности, нависшей над ними.
   А те, которые не спали, наблюдали удивительное по красоте
   зрелище - звездопад. Люди загадывали желания, думали о своих делах и проблемах. Они не знали, что скоро для всего
   человечества станет главной одна-единственная проблема
   В ту ночь не спал и доктор Шприц, врач-пенсионер, увлекающийся астрономией. Он ни разу за свою долгую жизнь не видел столь обильного и продолжительного звездопада. Доктор любовался этим природным фейерверком до самого утра и поэтому весь следующий день проспал. Вечером он проснулся и снова принялся за наблюдения. Но на этот раз звездопада не было. Но зато он увидел другое, не менее редкое явление природы. Весь воздух слабо, едва заметно светился. И от этого все дома, деревья и другие предметы приобрели странный, зловещий вид. Вдруг за кустом, растущим возле самого окна, что-то зашевелилось. Старик пригляделся и не поверил глазам своим. Прямо из земли, словно грибы после дождя, только гораздо быстрее, росли старушки. Они были одеты, как и положено по сезону, в какие-то плащики, на головах у них были повязаны косынки, а в руках каждая старушенция держала авоську. Все у этих старушек было самое обычное, только ростом были с воробья, а может и еще меньше. Старушки вылезли из земли, отряхнулись, поправили косынки и разбежались в разные стороны, словно крысы, со скоростью, непозволительной для их почтенного возраста.
   Доктор Шприц, все это время наблюдавший за ними находился в полушоковом состоянии, но все-таки он успел заметить, что старушки за это время значительно подросли и стали размером примерно с голубя. Когда они скрылись из виду, старый доктор отошел от окна, налил себе валерьянки, выпил ее и лег спать. На следующее утро он уже не мог точно сказать, видел ли он этих старушек на самом деле или все это ему приснилось. И, правда, было бы гораздо лучше для всего человечества, если это был просто сон.
   На следующий день Демид Уколович Шприц решил навестить своего старого друга Дормидонтыча, который жил на другом конце города. Доктор уже почти забыл о своем страшном видении. Но когда он сел в автобус, то волосы у него зашевелились от ужаса, потому что он увидел, что на передней площадке автобуса стоит одна из тех старушек. Он сразу ее узнал. На ней был коротенький серый плащик, из-под которого виднелись кривые тощие ножки в шерстяных чулках, на голове у нее была пестрая ситцевая косынка, а в руке она держала большую, туго набитую авоську. Другой свободной рукой старуха крепко держалась за поручень. Всем своим видом она выражала спокойствие и полное безразличие к окружающему миру. Доктор Шприц преодолел свой страх и подобрался поближе к старушке. Заглянул ей в лицо. На первый взгляд это было самое обычная старушечья физиономия коричневая, морщинистая, с длинным заостренным носом и дряблым подбородком. Но глаза были не совсем обычные. Они светились желтым недобрым светом, и так и зыркали по сторонам. Казалось, что они живут своей собственной жизнью, независимой от своей хозяйки.
   Но вдруг старуха заметила смотрящего на нее доктора. Ее сразу же словно подменили. Бесцветные губы ее разъехались до самых ушей, обнажив желтые неровные зубы. Скрипучим, дрожащим от ярости голосом, она прошипела:
   - Чаво уставилси, старый козел! Скоро дырку на мне протрешь! Иди отседова, пока цел!
   И она сошла на первой же остановке и затерялась в толпе.
   "Ну и грубиянка!" - подумал Демид Уколович. Он решил не рассказывать о таинственных старушках, все равно никто не поверит. После этого каждый день видел этих старушек то в магазине, то в автобусе, то на улице среди прохожих. А одна из этих старух даже поселилась в одном с ним подъезде, на последнем этаже. Причем прежние хозяева той квартиры бесследно исчезли, словно их никогда и не было. А вместо них заселилась одна из таинственных старух. Но не та, которая в сером плаще, а другая, из той же шайки.
   На следующий день после заселения отвратительной старухи, доктор собрал все свое мужество и отправился в разведку. Он поднялся на последний этаж и постучался в дверь. Никто не открыл. Тогда он постучал еще раз, очень громко. За дверью послышались быстрые, вовсе не старческие шаги. Дверь открылась. Фальшиво улыбаясь, Шприц вежливо поздоровался. Бабка почему-то и дома была в полном обмундировании - плаще, косынке и ботах.
   - Чаво надо? - грубо спросила она.
   - Я ваш сосед, и хотел бы попросить у вас немного соли,- сказал доктор, действуя по заранее обдуманному плану.
   - Соли не держим! - ответила бабка и захлопнула дверь перед его носом. Шприц постучал снова. Дверь приоткрылась и оттуда высунулась старухина голова. Она злобно прокричала:
   - Иди отсель покудова цел!
   И дверь снова закрылась. Доктор плюнул и пошел домой.
  
   Прошел месяц, пролетел, словно его и не было. Доктор Шприц продолжал свои наблюдения за старухой. Однажды, возвращаясь, домой с прогулки, он увидел, что старуха выходит из подъезда не одна, а в сопровождении усатого толстомордого мужчины средних лет. Поравнявшись с Демидом Уколовичем, бабка вдруг неожиданно поздоровалась, хотя раньше никогда этого не делала и сказала.
   - А ко мне вот сынок Юрочка приехал, жить теперь здесь со мной будет!
   - Я рад за вас,- ответил доктор.
   - А откуда же он приехал?
   - Издалече, милый, издалека, ох как издалече! - любезно ответила бабка и пошла дальше, опираясь на руку новоявленного сынка. "Чем дальше, тем интереснее", - подумал Шприц, - "Что же теперь будет?"
   Теперь он не сомневался, что эти бабки новоиспеченный сынок Юра настоящие инопланетные разведчики, а может быть даже и захватчики.
   "Надо кому-нибудь рассказать, пока не поздно",- решил доктор и поехал к Дормидонтычу.
   Тот оказался дома, но он был не один.
   - Знакомься, это мой друг и сосед Степа, мы с ним на охоту вместе ходим,- представил Дормидонтыч.
   - Очень рад познакомиться, - ответил доктор, пожимая руку высокому белобрысому парню.
   - А теперь можно чаю выпить или вам чего-нибудь покрепче налить! - спросил Дормидонтыч.
   - Не до чаю мне, друг мой! - Сказал Шприц и поведал все, что он знает о таинственных старухах.
   Степа и Дормидонтыч внимательно все выслушали, а потом старый приятель сказал:
   - Эх, старина, совсем тебя маразмы замучили, лечиться надо, пока не поздно.
   - Так я и знал, что ты мне не поверишь! - доктор поднялся со стула и направился к двери.
   - Подождите, я с вами,- догнал его Степа.
   -То что вы рассказали, очень странно и необычно, но я вам верю. Я и сам заметил, что за последнее время в городе развелось необычайно много старух. И даже у нас в подъезде поселилась одна такая старуха, злая, как черт, собак ненавидит. И представьте себе, что вчера к ней тоже сын приехал, с усами, средних лет, морда толстая, противный и наглый. Покажите мне, пожалуйста, то место, где старухи из земли вырастали, - попросил Степа.
   Произведя осмотр местности, и облазив все вокруг, Степа поднялся в квартиру доктора.
   - Итак, - сказал он, - судя по всему, мы имеем дело с вторжением внеземной цивилизации. Абсолютно чуждой нам, как биологически, так и психологически. То что выглядело как звездопад, очевидно, было заранее спланированной бомбардировкой нашей планеты некими биологическими частицами, для простоты назовем их спорами. Из этих спор внедрившихся в почву впоследствии и выросли наши "старушки" а точнее, инопланетные существа, искусно замаскированные под обычных старух.
   - А кто же тогда их сыночки?- спросил Шприц.
   - Я пока не знаю, но это необходимо выяснить в ближайшее время. И чем раньше мы это сделаем, тем лучше,- ответил Степа.
  
  
   Прошел месяц. Доктор Шприц и Степа продолжали наблюдения. Количество бабок-в-косынках и их сынков юр постепенно увеличивалось. В одном подъезде с доктором теперь проживало уже несколько таинственных старух с сыновьями. Несколько семей, в квартирах, которых поселились бабки, бесследно исчезли.
   Однажды утром в квартиру доктора Шприца ворвался
   взволнованный Степа с газетой в руках.
   - Вы видели это! - и он показал фотографию в газете и возле нее кричащий заголовок "Усатый младенец."
   Дай-ка мне! - Демид Уколович схватил газету.
   - Читайте вслух, а главное, обратите внимание на фотографию, никого не напоминает? - спросил Степа.
  
   УСАТЫЙ МЛАДЕНЕЦ
   В одном из родильных домов столицы произошел удивительный случай. Родился усатый младенец! Усы на лице этого удивительного ребенка необыкновенно густые и черные. Таким усам может позавидовать любой взрослый мужчина! К сожалению, мать ребенка умерла во время родов. Зато младенец абсолютно здоров и весел.
  
   А фотография...
   - Господи, да это же Юра, сын старухи, одно лицо, только совсем еще маленький!
   Вот именно! - сказал Степа, - могу поклясться, что это далеко не последний усатый младенец, теперь таких младенцев будет много. Эти "юры" женятся на земных женщинах, а потом женщины погибают, произведя на свет нового "юру".
   Скоро на Земле станет много "юр", а людей будет все меньше и меньше. А через некоторое время людей совсем не останется!"
   "Мы должны что-то делать! Надо с ними бороться!"- закричал доктор.
   Но как бороться и что следует предпринять, никто из них не знал. А опасность возрастала, зловещие тени сгущались над Землей. Люди продолжали работать, отдыхать и развлекаться. Они спокойно спали по ночам, не ведая о том, что на Земле начинается "юрский период".
  
   Шло время. По наблюдению Степы и Демида Уколовича, количество зловредных старушек и Юр увеличивалось с каждым днем. Все чаше на свет появлялись усатые дети. Они росли не по дням, а по часам и в возрасте года выглядели и разговаривали как пятилетние. Разумеется их матери умирали при родах, а воспитанием потомства занимались Юры и старухи. Казалось, что кроме Степы и доктора Шприца никому нет дела до таинственных инопланетных захватчиков.
   Однажды доктор Шприц дал Степе важное поручение. Нужно было выяснить, что же все-таки едят таинственные захватчики. Степа проследил за одной старухой. которая направлялась в супермаркет. Та он осторожно, стараясь не привлечь ее внимания заглянул в ее тележку. Там оказалось несколько бутылок водки и жестянки с рыбными консервами. Выследив в тот же день еще нескольких старушек, он убедился что набор покупаемых ими продуктов небогат: только водка и рыбные консервы. Прибежав в квартиру Шприца он обо всем доложил Демиду Уколовичу. Тот, выслушав Степана, только рассмеялся. Он давно уже знал, что именно покупают старухи, но хотел получить еще одно подтверждение.
   - Смотри!- сказал Демид Уколович, доставая из кармана какой-то маленький округлый предмет.
   - Что это у вас? - удивился Степа.
   - Скрытая камера. Я хочу установить ее в квартире одной из старушек, которая живет у нас в подъезде. С ее помощью мы сможем наблюдать, чем захватчики занимаются у себя дома.
   - Понимаю, изучив их образ жизни и наклонности будет легче от них избавиться.
   - Ты абсолютно прав. Сейчас мы этим займемся. Нам нужно будет под каким-нибудь предлогом проникнуть к ним в квартиру, и пока я буду отвлекать старуху разговорами, ты установишь камеру в гостиной. Сигнал начнет поступать на мой компьютер, и мы сможем увидеть и слышать все, что твориться в этой комнате. Пойдем прямо сейчас. Юра куда-то ушел и старуха одна дома.
   Так и сделали. Доктор позвонил в дверь, и когда бабка открыла, начал орать, что его квартиру заливают. Он требовал разрешения осмотреть ванную. Старуха нехотя согласилась.
   Пока Шприц делал вид, что тщательно изучает трубы в ванной и на кухне, Степа установил камеру. Через несколько минут друзья с интересом наблюдали, что творится в нехорошей квартире.
   Вот кто-то открыл дверь своим ключом. Вошел Юра с авоськой, набитой килькой в томате и водочными бутылками. Старуха и ее сын стали переговариваться при помощи каких-то странных звуков больше похожих на шипение и бульканье закипающего чайника, чем на человеческую речь. Затем старуха взяла бутылку водки, открыла ее и прикрепила, при помощью какой-то трубки, к своей груди. Через несколько минут бутылочка опустела, тогда она проделала эту же операцию с остальными.
   - Все ясно. Это робот. А водку она использует в качестве горючего - догадался Демид Уколович.
   - А Юры? Кто они,- спросил Степа.
   - Смотри, ты видишь?
   В это время на экране было видно, как Юра открывал банки с килькой одну за другой и быстро проглатывал их содержимое.
   - Это живое существо, - догадался Степа.
   - Разумеется. Это было ясно сразу же после того, как я узнал об усатом ребенке. Они размножаются, используя в качестве инкубатора земных женщин.
   - Так я и думал. Надо с ними как-то бороться!
   - Это не в наших силах. Во-первых нам не удастся убедить остальных людей в том, что это захватчики. Сам знаешь, как относится к таким гипотезам большинство людей. Нас примут за психов и упекут в дурдом. На этом наша с тобой борьба за освобождение человечества закончится.
   - Что же делать? Пусть и дальше плодятся?
   - Я думаю, нам нужно попросить помощи у внеземных цивилизаций. У меня есть нужная аппаратура. Необходимо послать в эфир сигнал бедствия и попросить о помощи у всех, кто нас услышит.
   - Ну, это гиблое дело, а вдруг никто не примет наш сигнал, а вдруг мы одиноки во Вселенной?
   - А кто тогда по-твоему эти старушки и откуда взялись? Разве не с другой планеты? Раз им удалось добраться на Землю, то есть шанс, что и кто-то другой сможет прилететь к нам на помощь.
   Сказано - сделано.
   Целый год Степа и доктор ежедневно передавали сигнал бедствия, постоянно меняя частоту и направление сигнала, и о чудо! Однажды им кто-то отозвался.
   - Але! Але! - им кто-то отвечал издалека, на ломаном английском, с сильным акцентом. Казалось, что говорит ребенок.
   Вскоре Степе удалось усилить сигнал и перевести полученную информацию на русский. Вот что получилось.
   - Приветствуем вас, дорогие незнакомцы от имени славной планеты Гиро. Мы, смешанный экипаж Тариков Гиро и Будей-людей получили ваш сигнал и спешим на помощь. Я командир корабля Молния 2 , генерал Удонтий Мишия, сообщаю, что вскоре наш космолет приземлится на вашей планете, просим установить сигнальный маяк на ближайшем космодроме. Мы прилетим через неделю стандартного времени, что соответствует семи суткам земного времени. До связи. Желаю вам хорошего питания и приятного отдыха.
   - Ничего себе! - удивился Степа, - через каких-то два месяца к нам прилетят настоящие инопланетяне! Интересно, как они выглядят?
   - Лучше об этом не думать. Какая бы ни была у них внешность, пусть даже с нашей точки зрения, самая отвратительная, они прилетят к нам на помощь. Мы должны быть им благодарны и встретить их нужно, как можно лучше. Не знаю, как быть с космодромом. Не на Байконур же нам ехать? Да и Плесецк не подойдет, представляешь что начнет твориться! Еще, чего доброго, собьют их ракетой. А мы будем виновниками их гибели, я себе такого никогда не прощу.
   - Я знаю, что делать. Помните, я вам рассказывал, как мы с Дормидонтычем ездили на охоту. Так вот, там есть глухая деревня. В ней нет даже электричества. Возле нее расположено заброшенное колхозное поле. Мне кажется, там самое подходящее место. В деревне никто не живет, кроме двух-трех пенсионеров, журналисты там не шастают и милиция в тех местах не водится. Все должно пройти нормально.
   За три дня до предполагаемой посадки друзья отправились в деревню. Остановились в пустующем доме, вызвав неподдельный интерес местных жителей - двух старух и одного глухого деда. За это время инопланетяне несколько раз выходили на связь. Они были всегда очень приветливы. Ничего не спрашивали, кроме необходимых для посадки сведений. Степа передал им частоту, на которой будет работать маяк. На связь в последний раз генерал вышел за три часа до посадки. Он сообщил что хорошо видит сигнал, и у экипажа все нормально.
   Была полночь. Небо казалось абсолютно черным из-за густых облаков звезд не было видно. Вскоре степа и Шприц заметили какой-то светящийся объект, они поняли - свершилось! Пришельцы заходили на посадку. На удивление, их космолет двигался совершенно бесшумно и вскоре приземлился посередине поля.
   Некоторое время корабль был окутан облаками пара.
   - Что это? - удивился Степа
   - Обшивка раскалилась и они, очевидно, включили систему охлаждения.
   И, действительно, вскоре облака рассеялись, открылся люк и выдвинулся посадочный трап. Вскоре по нему спустились трое существ в скафандрах. Они передвигались как люди, на задних конечностях. Их головы защищали просторные шлемы.
   С того места, где стояли Степа и Уколыч нельзя было разглядеть их лица. Поэтому земляне поспешили навстречу к гостям. Те уже спустились с трапа и после некоторых раздумий начали снимать шлемы.
   - О, Боже всемогущий! - вырвалось у Степы
   Доктор Шприц молчал, но по его лицу было видно, что и он удивлен до глубины души. Дело в том, что при свете огней, окружавших корабль, стало светло как днем, и теперь можно было прекрасно рассмотреть пришельцев.
   Это были довольно крупные собаки, передвигающиеся на задних лапах, вполне цивилизованные и разумные. Они о чем-то спокойно беседовали друг с другом. Один из них, судя по тому, с каким достоинством он держался, главный, пытался в чем -то убедить своих спутников, а те внимательно его слушали. Вскоре они увидели Степу и Шприца.
   Главный поспешил к ним навстречу, приветливо улыбаясь собачьей мордой, он поздоровался на ломаном английском и представился. Он выглядел как большой черный чау-чау решивший почему-то передвигаться на задних лапах. Гость все это время прислушивался к речи землян и вскоре заговорил по русски, правда с каким-то немного детским произношением:
   - Удонтий Мишия, генерал. Рад приветствовать вас, жители Земли, да благославит вас Святой Колбасий.
   Он протянул для приветствия толстую короткую лапку, затянутую в защитный скафандр. Двое других : один с лицом далматинца. а второй - шпица, тоже поздоровались и представились:
   - Академик Юстас Губкин-Яйцев
   - Разведчик Кай Тятькин
   Земляне пожимали протянутые лапы и с трудом сдерживали удивление.
   - Пойдемте в дом, - пригласил Шприц.
   Все вошли в дом и уселись за заранее накрытый стол. Шприц и Степа были очень удивлены внешностью пришельцев. Они привыкли представлять инопланетян в виде человекоподобных существ или хотя бы многощупальцевых осьминогов с огромной головой, раздутой от переизбытка мозга. Но они никак не ожидали, что у них будет вполне земная собачья внешность. Но из вежливости они не старались подавать вида, что их смущает внешность гостей.
   - Прошу вас, присаживайтесь. Сейчас мы будем пить чай по нашему обычаю.
   На столе стояли чашки, а в углу на русской печи закипал старый жестяной чайник. На облупленной тарелке лежала небольшая горка печенья. В вазочке было немного шоколадных конфет, на другой, такой же старой тарелке, были бутерброды с колбасой и сыром.
   Удонтий, прежде, чем сесть за стол, что-то шепнул Каю. Тот выбежал и быстро вернулся с огромной плетеной корзиной. По знаку командира он стал выкладывать из нее на стол разную вкуснятину: огромный слоеный пирог со свининой, точно такой же, как любит президент Букан, несколько колец копченой колбасы, сдобные, благоухающие ванилью булочки с маком, несколько упаковок печенья и большого жареного индюка.
   Вскоре обстановка стала похожей на ту, какая обычно бывает в День Святого Колбасия. Все уплетали тариковские припасы с большим аппетитом, запивая горячим ароматным чаем.
   Гости от этого напитка отказались, посчитав его слишком крепким. Они пили лишь козье молоко, которое еще утром принесла одна местная старушка.
   Веселая совместная трапеза окончательно растопила лед недоверия, который образовался при первой встрече, и через полчаса пирующие почувствовали себя старыми друзьями. Степа и Шприц привыкли к внешности пришельцев, и теперь она вызывала у землян еще большую симпатию к новым знакомым.
   - Ну, ладно, когда все насытились, можно немного отдохнуть и поговорить о деле, - сказал Яйцев, откидывая длинные свисающие уши за плечи, прежде всго хотелось бы узнать какой сейчас год по вашему летоисчислению, дело в том, что у нас при незапланированном прохождении сквозь черную дыру сбился таймер.
   - Сейчас 2010 год от рождества Христова, - ответил Шприц торжественным тоном.
   - Как странно. Я ничего не понимаю. В архивах Молнии было сказано, что она стартовала с Земли в 2054 году. Может это было еще до рождества Христова? Может вы что-то путаете? Или мы попали в прошлое? - удивился Яйцев.
   - До рождества Христова? Да тогда еще и космических кораблей в помине не было, да и сейчас их еще нет, - сказал Степа.
   Наступила пауза. Академик пытался понять, что же все-таки произошло. Молчание нарушил доктор.
   - Дорогой Юстас, мы очень рады, что вы прилетели нам помочь. Дело в том, что нашу планету собираются захватить неизвестные инопланетные существа.
   И тут Демид Уколович поведал гостям все, что знал о таинственных захватчиках.
   - Положение серьезное. После ваших слов я ни капельки не сомневаюсь, что это Зизи-А. Единственное, что меня смущает, так это то, что вы говорите о роботах. У Зизи-А просто не может быть сложной техники, это тупые, отсталые создания, хотя очень живучие и крайне опасные. Скорее всего, это какая-то мутация, но не это важно сейчас. Главное другое: как нам уничтожить эту мразь, не поднимая паники среди местного населения, - глубокомысленно заключил Удонтий.
   - Мы этого, как раз, и не знаем. Но я уверен, вместе мы что-нибудь придумаем, - сказал Степа.
   - У нас имеется некоторый опыт борьбы с этими вредными и опасными тварями, - заметил Кай, - но на вашей планете все по-другому. Земляне не привыкли к вторжениям извне. Большинство же, вообще, считает, что жизнь во Вселенной существует только на вашей планете. Кстати, у нас с собой некая особь с Земли. Так он, вообще, не может поверить в реальность того, что с ним происходило. Несчастный думает, что мы обычные люди, но почему-то ходим в масках. Он твердо уверен, что все это время находился на Земле, правда, в разных городах.
   - Так у вас есть с собой землянин? - удивился Шприц.
   - Да. Мы привезли его, чтобы вернуть на родину. Да чего говорить, я сейчас притащу эту особь, сами посмотрите! А, заодно, приведу Шпокси и Чмокси, пусть разомнутся, засиделись они в челноке. Кстати они уже не раз посещали Землю и возвращались обратно, может стоит у них спросить, что за чудеса творятся со временем?
   - Что еще за Шпокси и Чмокси? - удивился Степа, - это ваши домашние животные?
   - Упаси нас Святой Колбасий от таких питомцев! Это зловредные контрабандисты с планеты Фуксия. Они похитили несчастного землянина, клонировали его и заставили на себя работать, - ответил Удонтий.
   В этот момент Кай пинками проталкивал в комнату упирающегося и орущего Игорца. Вслед за разведчиком тихо и чинно ступали бывшие контрабандисты Шпокси и Чмокси. Этакие симпатичные двуногие ящерки. Они заискивающе смотрели в глаза всем присутствующим невинными выпуклыми оранжевыми глазками. Весь их вид выражал чистоту, кротость и благочестие.
   - Какие хорошенькие! А можно, я их покормлю? - умилился Степа.
   При этих словах разумные ящеры посмотрели на него с выражением огромной благодарности.
   - А скажите-ка мне господин Чпокси, ведь вы не раз бывали на этой планете? - спросил Яйцев.
   - Даже и сосчитать не могу, сколько раз, - подхалимски улыбаясь, ответил Зеленый Человечек.
   - Тогда скажи мне, почему так получается, что сейчас 2010 год, а наши предки прибыли отсюда на Гиро в 2059? Мы что попали в прошлое, ты можешь как-то объяснить этот факт?
   - Могу, дорогой господин Яйцев. Как я слышал Молния-2 случайно попала в черную дыру, это так?
   - Да, именно так, и что из этого?
   - Каждый раз летая сюда мы прокладывали свой курс через эту черную дыру, и каждый раз попадали на эту планету гораздо быстрее, чем если бы летели по обычному маршруту.
   - Ну ладно, но это ничего не объясняет. Как же вы тогда возвращались обратно в наше время?
   - Все просто, существует другая черная дыра, сквозь которую мы возвращаемся обратно. Наш народ называет черные дыры "Шлюзы времени", потому что давно уже пользуется их свойствами. Но почему это происходит, наши ученые объяснить не могут...
   - Слава Святому Колбасию, ты успокоил меня. Главное, что мы сможем вернуться назад, на нашу милую Гиро. Остальное не так уж важно.
   Пока юноша из рук угощал Шпокси и Чмокси слоеным пирогом, Игорец громогласно выражал свое негодование:
   - Ироды, уроды, супостаты! Ааааааа! Развяжите мне руки, я вам покажу!
   Все еще продолжая орать, он заметил за столом Шприца, и выражение его лица моментально поменялось. Оно стало елейно-приторным и подхалимским:
   - Ой, здравствуйте, дедуля!!!! Наше вам с кисточкой!!!! Хлеб вам да соль, почет и уважение! Ээээ... Скажите дяденьке, путь он мне руки-то развяжет!
   - А ты буянить не будешь? Хорошо вести себя обещаешь?
   - Вот те крест истинный, животворящий! Христом Богом клянусь тебе и всеми его угодниками! Падлой буду!
   - Уважаемый Кай, как вы думаете, если его развязать, он ничего такого не натворит? - спросил Шприц.
   - Хорошо, но только из уважения к вам, - разведчик с улыбкой поклонился в сторону доктора и тихо добавил Игорцу на ухо, - если начнешь выеживаться, я тебя так укушу, что мало не покажется, ты понял?
   - Хорошо, дяденька, только не бейте и не кусайте! Я буду нем, как рыба, только ручонки-то мне развяжите.
   Кай освободил буйного землянина, а тот, со словами,- чтоб вы все сдохли, ироды проклятые! - изо всех сил толкнул стол, который чуть не опрокинулся прямо на Шприца, если бы не Удонтий, во время его не придержавший, а сам быстро развернулся и выбежал прочь из дома с матерными криками.
   - Прикажете догнать? - спросил Кай Удонтия.
   - Да кому он нужен? Пусть бежит, куда хочет. Это его родная среда обитания.
   - Абсолютно с вами согласен, дорогой Удя. Нам такая обуза не нужна, - заметил Губкин-Яйцев.
   Игорец долго блуждал в потемках, пугая местных жителей дикими криками. Затем он добрался до трассы, где просидел до тех пор, пока не рассвело, а затем сел в первый попавшийся автобус, который, по счастливой случайности, ехал в его родной Тупорыльск.
   Высадившись на автовокзале, мужчина пошел широким и уверенным шагом прямо домой, к своей Олюшке. За все время странствий Игорец ни разу не вспомнил о ней, но сейчас, когда некуда было идти, ноги его сами понесли по знакомому адресу.
   - Ну, здравствуй, Олюшка! - радостно улыбаясь, сказал Игорец, когда жена открыла ему дверь.
   Ольга, не получавшая никаких известий от без вести пропавшего сожителя почти целый год, очень удивилась и даже не хотела пускать его в квартиру. Но тот все-таки прорвался, вбежал в гостиную и уселся на свой любимый диван.
   Женщина только что вернулась с работы и собиралась ужинать. Игорец это заметил, страшно обрадовался и жалобным голосом попросил:
   - Ой, Олюшка, дай мне корочку хлеба, четверть сосисочки и творожка, пол ложечки! Да чайку плесни, пол глоточка, Христа ради!
   - Может, ты все-таки сначала расскажешь, где тебя носило столько лет, упырь бессовестный?
   - Кто? Я упырь?! Да как ты смеешь?! Я страданий принял больше, чем Иисус Христос! И, вообще, доброго молодца сначала принято, по русскому обычаю, накормить, а уж потом разговоры разговаривать!
   Наглая рожа Игорца выразила праведный гнев и смертельную обиду. Поняв, что добиться толку от него так и не удастся, женщина поставила перед ним тарелку с супом и стакан чая. Игорец нехотя принялся за еду. Это было не то, что он просил. Когда блудный муж отобедал, его настроение значительно улучшилось, и он начал свой рассказ:
   - Ой, Олюшка! Устроился-то я на работицу славную в Москву-столицу! На складе вкалывал, деньгу зашибал! И тебе, Олюшка, посылал!
   - Я ничего не получала! - удивилась жена, - когда это ты посылал?
   - Ты врешь, сука, все деньги на себя, небось, потратила! Я каждую зарплатицу тебе перевод отправлял! - рассвирепел Игорец, но быстро успокоился и продолжил:
   - Ну, слушай дальше. Работал я, работал, света белого не видывал, рук не покладал, себя не щадил. Как вдруг налетели чудища поганые, супостаты злобные, ироды проклятые! Заковали мне рученьки белые оковами железными, веригами чугунными, заточили меня в темницу темную, сырую да холодную. Есть-пить не давали! Жестокими пытками пытали, смертным боем били, лютыми казнями казнили, страшными угрозами стращали. Но я все выдержал, не сдался иродам проклятым! Ничего я им не сказал, окаянным! И настал судный день! И настал судный час! И притащили меня изверги проклятые в судилище! Там сидели чудища ряженые, звери лесные, аспиды кровожадные! Хотели кровушки моей православной напиться, очернить меня пытались перед грозным судией! Но я им истину не выдал! Все сокрыл, правду утаил! А ворона меня в голову клюнула, чуть зрения не лишила!
   И велел тогда мудрый судия отпустить меня на волюшку вольную, житуху свободную. И приставил он ко мне двух прислужников за дела мои славные, за заслуги важные, неоценимые! И звали этих слуг старательных Шпоксей славный и Чмоксей удалой! И пошли мы как сотоварищи верные по светушку белому странствовать, по базарам да ярмаркам песни петь, на дуде дудеть, да на балалайке трендеть! И стал народ меня православный Казачцом-певцом звать-величать, уважать да привечать. И зажил я жизнью веселою, счастливою и праздною. Но не долго длилось-продолжалось привольное житье-бытье. И снова пришло горе-горюшко, лихо-беда окаянная! Ааааааааааааааа! Откуда ни возьмись налетел на меня Каец треклятый, под пса шелудивого ряженый! И схватил он меня, добра молодца, и потащил снова в темницу темную, и невзвидел я светушка белого, солнышка ясного! Долго ли, коротко ли, горе горькое я в остроге мыкал - знать не знаю и ведать не ведаю! Однажды, ночкою темною, вновь пришел по мою душу антихрист лютый, душегуб беспощадный - Каец! И потащил меня на место лобное, чтобы вдоволь поглумиться над добрым молодцем, предать мукам адским и казни жестокой! И собрались на месте том звери лесные и с ними два демона: молодой и старый. Старый - старик седой со сребристой бородой, с ликом благообразным, но с черною душой. А другой - ученик его, лизоблюд презренный.
   Как пришел я на место лобное, предстал перед очами лютыми супостатов поганых, то решил землю русскую не срамить и страху им не показывать. И сказал я им, будто не ведая, кто они: "Здравствуйте, братья праведные! И как звать-то вас, величать?". И отвечают мне демоны, притворяясь добренькими: "Здравствуй и ты, добрый молодец, коль не шутишь! А зовут-то нас всех по-разному! Но назови ты сам вперед свое имечко". И сказал я лютым ворогам: "Имя-то у меня славное, православное! Но назову я его, лишь когда с меня оковы снимите, вериги железные сбросите!".
   И тут старец легковерный приказал прислужникам снять с меня цепи чугунные, освободить мои рученьки белые и ноженьки быстрые. Видно, у старца того борода долга, да ум короток. И как только почувствовал я свободушку, то применил свою силушку богатрыскую, раскидал всех супостатов и иродов по белу светушку, и полетели они во все стороны и с глаз моих прочь сокрылися-схоронилися.
   И тут я вспомнил про свою Олюшку, зазнобушку разлюбезную, ладушку ладную! И поспешил я к тебе, моя женушка, и прошу любить меня и жаловать!
   Ольга с трудом дослушала этот бред и сказала:
   - Иди-ка ты отсюда на все четыре стороны, шут гороховый, и чтоб я тебя здесь больше не видела! А то сейчас вернется с работы мой новый, любимый муж и отвернет тебе башку твою тупую! И правильно сделает!
   Игорец тяжело вздохнул и пошел, куда глаза глядят.
   А глаза его глядели вперед. Шел, шел Игорец и пришел на Центральный Рынок. Там народу всегда много толпится. И подошел Писюлев к ларьку. А там мужики пиво пьют. Глядя на них, ему тоже пить захотелось, да так, что аж в глотке пересохло. Судорожно порывшись в карманах он обнаружил там несколько фуксийских купюр. Протянул одну продавщице, сказал:
   - Дайте мне бутылочку "Очаковского", светлого. А на сдачу - кальмаров сушеных, две пачечки, уж очень они вкусные...
   Женщина недоуменно разглядывала инопланетную денежку, затем очень рассердилась, отдала ее обратно Иггорцу.
   - Вы что, мужчина, издеваетесь? Фантики мне суете? Не мешайте работать!
   И действительно, возле ларька толпилось немало платежеспособных покупателей. Они совали в окошко настоящие российские рублики.
   Один толстый дядька купил себе полтарашку пива, открыл и начал хлестать прямо из горла, не отходя от окошка.
   - Ой, здравствуйте, дяденька, - заискивающе глядя ему в лицо, сказал Игорец.
   Но мужик, демонстративно повернувшись к нему спиной, продолжил пить пиво, громко прихлебывая.
   Тогда Игорец подошел к другому человеку, стоящему прямо за ларьком. Это был высокий худощавый интеллигент в очечках и с чеховской бородкой. Он медленно пил пиво из пластикового стаканчика, деликатно смакуя каждый глоточек. Допивая стаканчик до середины, тут же доливал из бутылочки, чтобы он оставался всегда полным. Так, ему, очевидно, казалось вкуснее.
   "Какой культурный мужчина", - подумал Игорец, - "Уж он-то мне не откажет"
   - Здравствуйте, гражданин профессор! - широко улыбаясь, сказал Писюлев, - плесните и мне пивца глоточек, разве вам жалко?
   Интеллигент удивленно приподнял тонкие бровки и с негодованием произнес:
   - Да что ж такое-то! Вот развелось попрошаек! Проходу нет! Граждане покупатели, да что ж такое-то делается-то, а? Пора принимать меры! Я сейчас милицию вызову!
   Игорец поспешно отошел в сторону и пошел к другому ларьку. Там тоже толпился народ.
   Было жарко и все что-нибудь пили: пиво, лимонад, колу и коктейли в красивых жестяных баночках.
   Писюлев судорожно сглотнул и обратился к какому-то добродушному с виду усачу, покупавшему большую пластиковую бутылку с ядовито-оранжевой жидкостью.
   - Дяденька! Угости сироту лимонадом!
   Усач ничего не ответил. Он поспешно убрал бутылку в пакет и быстрым шагом пошел прочь.
   Игорец стоял с растерянным видом, жадно провожая завидущими глазами чужие покупки.
   Тут к нему подошел какой-то вонючий грязный и оборванный мужичок, по самые глаза заросший густой черной с проседью бородой. Незнакомец молча протянул Писюлеву пятидесятирублевую купюру.
   - Ой, спасибо, батюшка! Отец родной! - запричитал Игорец.
   Человечек кивнул головой и куда-то удалился.
   А Писюлев купил вожделенную полтарашку и немедленно ее вылакал, прямо у окошка, торжествующе глядя на других покупателей...
  
  
  
   - К сожалению, Зизи-А настолько выносливые и живучие твари, что убить их можно только при помощи огня или взрыва. Застрелить, зарубить или отравить их невозможно! - глубокомысленно закончил свою речь Яйцев и тяжело вздохнул.
   - И самое главное, чтобы уничтожая Зизи-А, мы не нанесли вреда местному населению, - отметил Удонтий.
   - Даже не представляю, как мы это сделаем! - печально произнес Демид Уколович.
   - Уважаемый господин, дозвольте мне, ничтожному созданию, предложить вам свою помощь, - просительно протягивая сложенные лапки вперед сказал Шпокси.
   - Нам только еще твоих советов не хватало! Опять какую-нибудь пакость задумали! - рассердился Кай.
   Шпокси смутился и потупил глазки.
   - Да ладно тебе, пусть скажет! - возразил академик, - может и от этого какая-нибудь польза будет.
   - Можно? - еще раз робко переспросил Шпокси.
   - Можно, можно, говори, зеленый, мы тебя слушаем! - ободрил его Удонтий.
   - Много лет занимаясь нашей деятельностью с господином Чмокси, мы неплохо изучили нравы многих жителей Вселенной, в том числе и Зизи-А. Это глупые, жадные, нахальные существа. Мы точно знаем, что больше всего на свете они любят все дешевое или бесплатное. Если они что-то покупают, то перед этим объездят весь город ради того, чтобы приобрести нужный им товар по самой низкой цене. На любой распродаже основную часть покупателей составляют именно Зизи-А. Во всех акциях, которые предлагают различные призы и подарки принимают участие именно они. Если какой-нибудь музей или зоопарк объявляет день бесплатных посещений, то все Зизи-А устремляются туда. И, разумеется их привлекает лишь то, что за все это не надо платить.
   Таким образом, чтобы собрать большое количество Зизи-А в каком-то определенном месте, достаточно объявить о грандиозной распродаже с большими скидками или бесплатной экскурсии. После чего их и можно будет уничтожить с помощью взрыва или спалить огнеметами.
   - Это гениально! - восхитился Демид Уколович.
   - Да, ящерки-ящерки, а мозги работают! - восхитился Степа.
   - Прекрасный план, но он требует больших материальных затрат, а мы со Степой люди небогатые: он студент, а я пенсионер.
   - Уважаемый господин, позвольте мне предложить свои скромные сбережения для осуществления столь благородных целей - и Чмокси достал из кармана своей жилетки пластиковую карту.
   - Да это ж VISA! - удивился Степан.
   - А сколько на ней денег, не сочтите за нескромность? - поинтересовался Юстас.
   - Я думаю, какие-нибудь пустяки, всего-навсего пять-шесть миллионов долларов, - потупив глазки ответил ящер.
   - А это много или мало? - спросил Удонтий.
   - Помолчите, генерал, это не наша забота! - перебил его Кай.
   - Ничего себе! Да вы настоящий олигарх, господин Чмокси! - воскликнул Демид Уколович.
   - Если этого не хватит, то еще столько же есть на счету у Шпокси. Ну, что вы, разве это деньги?! В лучшие времена мы ворочали миллиардами! На одном только Игорце какой был навар! - печально произнес Чмокси.
   - Ну, что ж, - подвел итог Яйцев, - осталось только арендовать помещение. Взрывчатку и огнеметы завтра же доставят Будюсь и Лапусь на челноке.
  
   Через неделю во всем городе были расклеены плакаты. По радио и телевидению размещены рекламные ролики. Все они возвещали о грандиозной распродаже водки и рыбных консервов, любимой пищи Зизи-А.
   Шпокси и Чмокси, переодевшись в свои костюмы из пластиплоти, в которых их было трудно отличить от небольшого роста мужчин, арендовали большое здание на окраине города, где не было поблизости жилых домов.
   Следующей же ночью туда привезли несколько ящиков водки и огромное количество взрывчатки, расфасованное в коробки из-под рыбных консервов.
   Утром, примерно часов с пяти, начала собираться огромная толпа народа, жаждущего дешевой водки и уцененных консервов. За ней из окна на втором этаже наблюдали академик Яйцев, Удонтий, Кай, а также Демид Уколович со Степой.
   Внизу, у закрытой двери, дежурили Шпокси и Чмокси, переодетые в продавцов. Они ждали сигнала.
   - Поздравляю, коллеги, план сработал! - заметил академик Яйцев, внимательно разглядывая толпу, начинающую грозно гудеть от нетерпения.
   - М-да, сработал, но не совсем! - печально вздохнул Шприц, - кроме Зизи-А здесь собралось немало посторонних. Вон та толстая тетка, явно, не Зизи-А. Да и этот бородатый бомжара тоже. И вон та компания, вообще, не подходит ни по полу, ни по возрасту. Да и я не понимаю, как можно отличить обычную земную старуху от бабки Зизи-А? Или какого-нибудь усатого дядьку от Юры? Думаю, что от плана нам придется отказаться. Не можем же мы просто так взорвать невинных людей?
   - Ну, уж нет! - возразил Кай, - любой Тарик, даже самый маленький пипилюс может легко отличить Зизи-А от кого угодно по запаху.
   Сделаем так: Удонтий и я спустимся к входу и будем пропускать покупателей строго по одному, причем, только Зизи-А. А когда здание наполнится до отказа, мы его взорвем!
   - И вы что, хотите показаться перед толпой в таком виде? Да все просто с ума сойдут, увидев вас, Зизи-А тут же сбегут, а земляне устроят панику, - сказал Степа.
   - Так что же нам делать? - огорчился Удонтий, - ведь на нас не налезет ни один костюм из пластиплоти. Они рассчитаны исключительно на зеленых человечков, а мы несколько крупнее, выше, а главное - шире.
   - Все очень просто. Вам ничего не придется на себя напяливать, скорее даже наоборот. Нужно снять с себя всю одежду и встать на четыре конечности. Так вы будете похожи на земных собак. Мы с доктором переоденемся в охранников и спустимся вниз вместе с вами.
   - Ой, как это неприлично! Мне придется обнажиться перед всеми. Какой позор! - сокрушался Удонтий.
   - Да, дорогой коллега, вам придется переступить через свой стыд и сделать это для спасения земной цивилизации.
   Вскоре Удонтий, Кай, Степа и доктором уже стояли у входа в супермаркет и пропускали покупателей внутрь. Толпа напирала. Давка стояла страшная. Зизи-А так и перли в магазин. Люди и Тарики едва сдерживали их натиск.
   Вскоре здание наполнилось до отказа покупателями, жаждущими дешевой водки и консервов. На улице еще продолжали бушевать не вместившиеся Зизи-А и люди.
   - Пора закрываться! - сказал Степа.
   - Дорогие покупатели, доступ посетителей в супермаркет временно прекращен по техническим причинам. Просьба соблюдать спокойствие, не создавать толпу, а мирно разойтись по своим делам. Все, мы закрываемся, - важно объявил доктор Шприц в мегафон.
   После этих слов Степа надежно запер двери, и они по боковому коридору прошли в служебное помещение.
   - Ну, как дела? Наполнились под завязку? - поинтересовался Губкин-Яйцев.
   - Помещение набито до отказа. Яблоку негде упасть! - ответил доктор Шприц.
   Тем временем Удонтий и Кай оделись, все вместе люди и тарики, вышли через черный ход и уселись в микроавтобус. Отъехав на приличное расстояние от супермаркета, машина остановилась.
   - Что ж, коллега, взрывайте! Кто не спрятался, я не виноват! - весело сказал академик.
   Кай нажал на кнопочку дистанционного управления и прогремел взрыв. Специальная тариковская взрывчатка, предназначенная для сноса старых зданий, сработала идеально. На месте, где только что был торговый центр осталась большая воронка, наполненная пылью. Возле нее валялось несколько бомжей, оглушенных взрывом, так и не отошедших от магазина.
   - А вы уверены, что в здание не проникли люди? - спросил Степа.
   - Ну, как вам сказать. Думаю, что две-три старухи все-таки просочились. Они так нагло перли, что я даже не успел среагировать и предупредить вас.
   - Ну и хрен с ними! Уж чего-чего, а старух у нас в избытке! Двумя-тремя меньше - ничего страшного! Только воздух чище станет! - заметил Шприц.
   И компания громко рассмеялась веселой шутке старика.
   Вечером все собрались в городской квартире доктора, пили чай с пирожными за круглым столом и смотрели телевизор. В новостях рассказывали о сегодняшнем взрыве. Диктор бодро объявил о том, что направленным взрывом было уничтожено старое здание на окраине города и на его месте скоро будет построен новый торговый центр. При этом ничего не говорилось о пострадавших.
   - Вот и славно! - сказал доктор, - раз нет жертв, значит люди не пострадали! Поздравляю вас с успешным началом операции.
   - А что будет дальше? - спросил Степа, прихлебывая крепкий ароматный чай из красивой фарфоровой чашки.
   - Ну, что ж, устроим еще одну распродажу? - поинтересовался доктор, дожевывая слоеное пирожное.
   - Нееет, так дело не пойдет! Два раза Зизи-А на одну и ту же наживку не клюнут. Они хитрые, хотя и очень глупые, - ответил академик Яйцев, подливая себе в чашку сливок, - надо придумать что-нибудь новенькое!
   - А что еще любят Зизи-А, кроме дешевой водки и консервов?
   - Они обожают ходить по музеям и ездить на познавательные экскурсии, но только на халяву - заметил Кай, почесывая задней лапой за ухом.
   - Давайте организуем для них бесплатные экскурсии по городу! - предложил Степа.
   - Гениально! - воскликнул Яйцев.
   - А что нам для этого понадобится? - спросил Степа.
   - Нам понадобится несколько автобусов, оборудованных устройством для катапультирования водителя и побольше взрывчатки, - ответил доктор Шприц.
   - Можно использовать наши индивидуальные катапульты из космических челноков, - сонным голосом сказал Кай, поглаживая себя по туго набитому брюху.
   На утро по всему городу появились объявления, приглашающие пенсионеров и сопровождающих их лиц на бесплатные познавательные экскурсии по городу.
   С самого утра доктор Шприц стоял с мегафоном на центральной площади, зазывая старух на экскурсии. Рядом стояли четыре новеньких автобуса. Разумеется, пассажиров ждал тщательный отбор. Степа с Удонтием на поводке пропускал в автобусы только Зизи-А и сопровождающих их Юр.
   Когда все машины были заполнены, их вывезли на окраину города и столкнули с обрыва. При этом водители успели катапультироваться и привести в действие взрывные устройства.
  
   В честь почти полного уничтожения Зизи-А был устроен торжественный обед в квартире Шприца.
   Составлением праздничного меню и приготовлением блюд занялись Тарики Гиро. Яйцев взял на себя роль шеф-повара. Он защемил свои уши бельевой прищепкой на затылке, надел фартук бывшей супруги доктора и положив ногу на ногу, с важным видом расселся за кухонным столом. Лично сам он ничего не делал, только руководил и давал ценные указание и полезные советы остальным, а затем дегустировал приготовленные блюда.
   Кай и Удонтий хлопотали возле молочного поросенка. Удонтий нафаршировал его брюшко яблоками, чесноком и зеленью, а Кай аккуратно зашил кожицу белыми ирисовыми нитками.
   В уголке, скромно сгорбившись над мусорным ведром, Шпокси тщательно чистил молодой картофель. Чмокси усердно месил тесто для пирогов, а Степа прокручивал говяжью вырезку через мясорубку. Будюсь и Лапусь под руководством доктора Шприца делали уборку и сервировали стол в гостиной.
   Словом, пир удался на славу! Пироги отлично поднялись и подрумянились, поросенок покрылся аппетитной хрустящей корочкой. Аромат изысканных блюд заполнил не только квартиру доктора, но и весь подъезд.
   - М-да! - сказал доктор Шприц, надкусывая поросячью ножку, - вот это вкуснятина! С тех пор, как ушла жена, ничего подобного я не едал! Если на Гиро всегда так вкусно кормят, то я не прочь туда переселиться.
   - Уверяю вас, вы никогда об этом не пожалеете, коллега! У нас всегда вкусная и обильная еда, добрые и веселые друзья. Мир, покой и благодать. Что еще нужно для счастья? - с пафосом произнес академик Яйцев.
   - Переселяйтесь к нам и вы, Степа! - предложил Удонтий.
   - Спасибо, я подумаю, - радостно ответил студент.
   - Позвольте вас перебить, уважаемые господа и напомнить, что еще не все Зизи-А уничтожены, - заметил Чмокси. Он выпил немного красного вина и расхрабрился.
   - А ведь точно! Как это мы забыли? - всполошился Шприц.
   - Я хотел лишь предложить взаимовыгодную сделку, - продолжил Чмокси, - Если нас оставят на этой планете, то мы постепенно вычислим и уничтожим всех оставшихся Зизи-А.
   - А что вы хотите взамен? - поинтересовался Кай, чей многолетний опыт общения с зелеными человечками давал ему повод усомниться в их бескорыстности.
   - Почти ничего! - ответил Шпокси, - всего лишь возможность жить и работать на этой планете. А еще обратно наши карточки, если они вам больше не нужны, конечно.
   - Всего то? А что вы собираетесь здесь делать? - поинтересовался академик.
   - Мы надеемся продолжить нашу музыкальную карьеру. Разыщем Игорца, запишем с ним пару альбомов, и станем жить на полученную прибыль. Потом организуем гастроли, все пойдет, как по маслу - оживленно вступил Чмокси.
   - Да, будет здорово! Нам так нравится, как он поет, а еще больше - сколько за это платят, - подхватил Шпокси.
   При упоминании об Игорцовском пении, Кая передернуло. Но за короткий срок своего пребывания на Земле, мудрый разведчик достаточно ознакомился с музыкальными вкусами землян, и прекрасно понимал, что надежды Шпокси и Чмокси не безосновательны.
   Ну, что, вы согласны? - спросили ящеры хором, заискивающе глядя в глаза Яйцеву.
   - Мы подумаем, - уклончиво ответил академик, - Кай, а как вы считаете?
   - Я не против, - ответил разведчик, - он наелся от пуза и в таком состоянии испытывал безграничную любовь ко всему живому.
   - Да пусть они возятся с остатками Зизи-А, и зарабатывают народным творчеством, нам от этого только легче, - сказал Удонтий, он не любил долго заниматься одним и тем же, ему хотелось новых впечатлений, - давайте скорее вернемся на Гиро, не нравится мне здесь. Я соскучился по мамии!
  
   Игорец, захмелев от пива, долго стоял, не зная, куда податься. К Олюшке было нельзя, там теперь заправлял новый муж. Оставался единственный вариант - отправиться к своей тетке, Валентине Владимировне. Теткин муж, дядька Леша, недолюбливал Игорца, считал его дураком и бездельником, на что Писюлев сильно обижался. Но выбора не было, пришлось идти к тетке, просить там "политического убежища".
   - Здравствуй тетушка Валентинушка! - радостно осклабившись пропел Игорец, крепко обнимая маленькую, но очень толстую женщину, открывшую ему дверь.
   - Игорек! Ты ли это? Как изменился, отощал! Сколько лет, сколько зим! Проходи, проходи! Леша, смотри, кто к нам пришел! - радостно возвестила Валя своему сожителю.
   - Вот не было печали! - рассердился выбежавший из комнаты дядя, - И где ж ты пропадал?
   - Я то? - Игорец только и ждал этот вопрос, чтобы красноречиво поведать о своих странствиях и мытарствах...
   Через час, устав от собственного голоса, Писюлев, сидя на диване, уснул богатырским сном.
   - Гони-ка ты его в шею! Пусть проспится и проваливает откуда пришел, - шипел дядя Леша, стараясь неразбудить непрошенного гостя.
   - Да куда ж я его выгоню? - возражала Валентина, все ж племяш мой, кровиночка родная. Сын сестрицы покойной! Да и не это главное, ты разве забыл? Прописан он тут, и половина квартиры ему принадлежит. Был бы поумнее, так давно бы отсудил, и жили бы мы с тобой не в трешке, а в однокомнатной маялись. Так что придется терпеть его тут!
   - Ну придется, так придется! Но сесть на шею я ему не позволю. Пусть работает, как все. Или хоть подрабатывает. Вон у него язык как подвешен, прямо говорит, как пишет!
  
   На следующий же день дядя Леша развесил по столбам объявление: "Опытный ведущий-тамада украсит ваш праздник. Оплата почасовая, недорого". И свой домашний телефон приписал снизу.
   Надо сказать, что желающих "украсить свой праздник" при помощи Игорца оказалось немало. Через несколько месяцев, Писюлев стал самым популярным массовиком-затейником в городе. Его заказывали заранее, вносили дяде Леше предоплату. Бывший грузчик с инопланетного склада стал очень хорошо зарабатывать, правда дядя забирал большую часть денег "на питание", но все равно оставалось немало.
   Однажды старушки-соседки пригласили Игорца провести у них новогоднюю вечеринку. Заказов было много, но они пообещали заплатить вдвое обычной цены. Писюлев, разумеется согласился.
  
   - Хто тама? Ответствуй! Коли друг, так проходи, коли враг, так прочь иди! - раздался из-за двери дребезжащий старческий голосок.
   - Это я - ведущий Игорец, и швец, и жнец, и на дуде игрец, открывайте шире двери, коли люди вы - не звери! -
   Игорец, приветливо улыбаясь, вошел в комнату, и уселся за стол, где уже уютно расположился, как ни странно, трезвый старик Егорыч, соседка Шушаник и ее муж Варшапет - седовласый армянин с внушительным носом и огромными обвисшими усами.
   - Ну шо, Ниночка, выкладай свое блюдо на общий суд! Вон Шушаник свое пхали принесла, а я мармашелевый салат приготовила - цельный тазик! Стюдню огромную касероль наварила да паштету из рыбьих унутренностей навертела - новое мое Хау-ноу, вкуснотища неописуемая.
   Вот пришел ведущий, он и будет решать, чье блюдо вкуснее! - тараторила Дементьевна.
  
   - Ну, здравствуйте, люди славные, православные! Пропел Игорец.
   - Что за шут гороховый? - тихонько спросил старый профессор Аристарх Порфирьевич у Егорыча.
   - А это и есть Алькин суприз! Она наняла ведущего, чтобы повеселить гостей.
   - А где она его нашла?
   - На столбе объявление прочитала, номерок оторвала, да и позвонила!
   - Ну что, добра молодца встречайте, привечайте, угощайте!- декламировал Игорец.
   - Просим, батюшко, к столу, присаживайся, дорогой гостьюшко, отведай наших яств и рассуди нас, какое блюдо больше по душе придется! - пригласила ведущего Алевтина.
   - Ааааааааа! Эээээээээ! - и Игорец улыбнулся еще шире, сел за стол и начал пробовать мармашелевый салат. Его рожа мгновенно перекосилась в брезгливой гримасе, он тут же выплюнул все обратно в тарелку.
   - Что ж вы, бабулечка - красотулечка, надо мною шутить изволите? Нехорошо, это же грех! Клейстером добрых молодцев угощать - врагов лютых наживать!- огласил он свой вердикт.
   - А вот теперь наше блюдо попробуй, да? Пхали называется, моя Шушаник готовила, - и Варшапет пододвинул к нему тарелку со своим угощением.
   - Ой, кушанье заморское, отродясь такого не видывал, отродясь о нем не слыхивал и не вкушал никогда!
   Игорец набрал полную ложку пхали, отправил в свой арочный рот и тут же заорал:
   - Ааааааааааа! Воды мне, люди добрые! Погибаю, спасите душеньку православную! Огнем да полымем адским возгораюсь! - Выпученные глаза покраснели и из них градом полились слезы.
   Егорыч, который соображал быстрее других, налил стакан лимонада и протянул несчастному. Игорец выпил залпом и облегченно выдохнул:
   - Пщщщшшшшшш! Ой! Словно в аду побывал! Спасибо, старичок, спас душу православную! Пожалуй, не буду я третье блюдо пробовать, итак насилу жив остался! Чего же вы напхали в это пхали? Яду змеиного? Что приготовили, то сами и кушайте, люди добрые, и воздастся вам за труды ваши!
   - Нет уж, извольте, товарищ ведущий, и мое блюдо попробовать, а то так нечестно будет! - и Порфирьевич положил ему на тарелку ароматный кусочек курицы с золотистой корочкой.
   Игорец сначала с опаской понюхал угощение, повертел на вилке, рассматривая, не прицеплено ли там какой-нибудь гадости и, наконец, решился откусить немножко.
   Все гости с нетерпением ожидали результата дегустации. На красной роже Игорца расплылась блаженная улыбка:
   - Вот уж, братья мои, праведники, удружили мне, потешили душеньку православную! Вкуснота неописуемая! Дедушка, дай еще кусочек и лимонаду плесни. А лучше, угости сироту шампанским, уж очень я вина заморские уважаю!
   Все с облегчением вздохнули и зааплодировали ведущему.
   Нина Ричардовна окинула торжествующим взглядом всех присутствующих, мол, то-то, знай наших!
   И Алевтина объявила торжественным голосом:
   - В кулинарном поединке победил Портфельич! Он выиграл право произнести первый тост в Новом Году, когда часы пробьют двенадцать. А наша программа продолжается!
   - Веселитесь старики,
   пока не отбросили коньки,
   Новый Год на пороге,
   разомните-ка ноги,
   Новый Год - он придет,
   Новый Год - он не ждет!
   Улыбнитесь поскорей,
   и пляшите веселей,
   крепко за руки возьмитесь,
   в хороводе покружитесь!
   Ножками потопайте,
   ручками похлопайте! - в стиле рэп продекламировал Игорец.
  
   Эх, раззудись зуда, раздудись дуда! - с этими словами он достал дудку из кармана и начал на ней весело наигрывать плясовую.
   Старики и старухи бодро вскочили из-за стола и принялись лихо выкаблучиваться под звуки Игорцовой дудки.
   В этот момент в дверь позвонили. Егорыч побежал открывать
   - Хто тама?
   - Это я, Николай, поскорее открывай!
   - О, это ж мой брательник! Тебя уже выпустили?
   В квартиру ввалился маленький, тощий мужичонка в тельняшке и ватнике, в валенках и ушанке.
   - Привет, брательник! - сказал Николай, обнимая Егорыча, - тут со мной еще подельник - Митяй!
   В квартиру с сопением ввалился огромный краснорожий абсолютно лысый толстяк, смущенно комкая в руках большую клетчатую кепку.
   - Мы не помешаем? - смиренно спросил толстячок, тряся щеками, - У вас тут, я вижу, весело. А мы только что оттуда и податься нам не куда... Не прогоните?
   - Коль пришли, так проходите, - нехотя пригласил их Егорыч.
   Гости поспешно уселись за стол и жадно набросились на угощение.
   - Вот вкуснотища-то! - сказал Николай, уничтожая мармашелевый салат.
   - Просто объедение! Ух, какое остренькое! - подтвердил Митяй, наворачивая пхали.
   - Ну вы, ребята, даете! Неплохой у вас аппетитец! - восхитился Игорец.
   - Посидел бы с наше на казенных харчах. Кто в зоне не был, тот жизни не знает! Правильно в народе говорят, - сказал Митяй, наливая водки себе и Николаю.
   - А мне? Плесни-ка, брательник, - протянул Егорыч свой стакан, - от этой шампани только ветер в животе, а пользы для здоровья никакой!
   - Это точно! - подтвердил Варшапет и тоже налил себе водочки.
   - Ой, братья мои славные, плесните-ка и мне праведной водицы! - попросил Игорец.
   - Минуточку внимания, - обратился к присутствующим слегка захмелевший Варшапет, - сейчас я буду проводить конкурс армянских народных загадок. Про армянскую радиостанцию "Амаяк" слыхали? Так вот я там когда-то работал. Итак, внимание! Загадка первая: два негра приехали в Тбилиси и купили себе по хачапури. Один кушает, а второй - нет. Почему? Кто угадает?
   Тут Нина Ричардовна до сих пор скромно сидевшая в уголке подняла руку, как прилежная школьница:
   - Можно я? Можно?
   - Ну, говорите Ниночка, я слушаю, - добродушно отозвался Варшапет.
   - А яму ента хачапуря не пондравилась, он более к бананам привыкший, - выпалила старушка.
   - Нет, ответ не верный. Есть еще версии?
   - Ага, у меня есть, - обрадовался Игорец, - у него зубы разболелись, жевать не может, правильно?
   - Нет, и ваш ответ неправильный, еще кто-нибудь хочет ответить?
   - Да ня знаем мы, Варшапетушка, сам ответь, не томи, - попросила Алевтина.
   - А ответ-то простой: второй негр не есть хачапури, потому что потерял, - он выдержал театральную паузу и продолжил, - А теперь следующая загадка. Вышел я на улицу, вдруг дождик пошел и ветер налетел. Я открыл зонтик, а ветром его из моих рук и унесло. И пошел я искать. Ищу-ищу, ищу-ищу - нет зонтика. И вдруг навстречу мне собака, а в зубах у нее...? Вот кто угадает, что у нее в зубах?
   - Ну шо тута угадывать, понятно дело, зонтик твой у ней у зубах, - сказала Ричардовна. Ей такие загадки не нравились, уж слишком простые.
   - А вот и неправильно. Кто-нибудь знает правильный ответ? - спросил Варшапет.
   Но аудитория молчала. Никто не хотел отвечать на поставленный вопрос. Тогда Варшапет скроил значительное лицо и произнес, - а в зубах у нее хачапури, тот самый, который негр потерял.
   Все засмеялись.
   - Ох и мудреные же загадки у армянского радио, только армянину и под силу их разгадывать, - заметила Алевтина.
   Вскоре началось настоящее веселье. Изрядно приняв на грудь, Игорец выскочил из-за стола и принялся плясать вприсядку.
   - Ух ты, ах ты!
   Из бухты из Барахты!
   Я приплыл на корбале
   и был слегка навеселе!
   Я исполню пируэты
   и спою про вас куплеты!
   У старушки Шушаник
   замечательный мужик,
   добрый дядя Варшапет
   купит мне велосипед!
   Вот профессор Семиног,
   у него не восемь ног,
   а все-то две руки,
   он испек нам пироги!
   Бабка Нина хоть куда,
   не берут ее года,
   и душою молода,
   это правда - да, да, да!
   Наш Егорыч молодец,
   настоящий удалец,
   любит выпить иногда,
   но ведь это - не беда!
   Алевтина, Алевтина,
   нарисована картина,
   всех нас в гости приглашает
   и радушно угощает!
   Я ведущий Игорец,
   развеселый молодец,
   я частушки вам пропел,
   славно выпил и поел!
   А теперь уж извините
   и деньжат мне отстегните!
  
   В этот момент часы пробили двенадцать, все наполнили бокалы шампанским и звонко чокнулись. Старики были довольны и счастливы.
   В этот момент в дверь снова позвонили. На этот раз пришли два совершенно незнакомых, очень хорошо одетых мужчины.
   - Игорец Писюлев у вас?
   - Кажись у нас, - растерялся Егорыч, вы проходьте, люди добрые, не толпитесь за дверьми, - пригласил он незнакомцев, - прошу к нашему столу!
   - Ага, вот он, - обрадовался незнакомый господин.
   - Вижу, вижу, - подтвердил второй, - Игорец, а мы за тобой!
   - Ой, батюшки, мои! Да это же Шпоксей славный и Чмоксей с ним! - обрадовался Писюлев, - Какими судьбами, братья мои?
   - Да вот, решили мы снова наш шоу-бизнес открыть, теперь тут на Земле. Тарики нас простили и отпустили, они добрые. Снова, как в старые времена, ты будешь Казачец, а мы у тебя на подпевке, согласен?
   - Еще бы, как же не согласиться! Эх, славно мы пели на Фуксии! Хорошее было время, - мечтательно протянул Писюлев.
   - Ну тогда - вперед! - сказал Шпокси. Ящеры подхватили пьяного Игорца под руки и увели с собой.
   - Спасибо этому дому, пойдем к другому! - успел проорать Игорец на прощание.
   С тех пор его в Тупорыльске больше никто не видел, разве что по телеку.
  
  
   Вылет на Гиро назначили через две недели. За это время предстояло переделать немало важных дел. Академик Яйцев хотел немного попутешествовать по Москве и Петербургу. Кай мечтал познакомиться поближе с земными собаками, что бы при личном общении оценить их умственные способности и личные качества. А Удонтий, насмотревшись на земных старух, захотел завести у себя хотя бы одну в качестве домашнего питомца и для охраны своего обширного поместья.
   - Вот мамия обрадуется! Она любит экзотических животных!
   Степа тоже решил полететь вместе со всеми на Гиро. Но не навсегда, а так - погостить.
  
   Накануне вылета все постепенно собирались на квартире у доктора. Шприц и Степа сидели за столом, рядом стояли чемоданы. В кресле у телевизора сидел Кай, с маленькой собачкой на руках. Он подобрал ее на улице и решил взять с собой на Гиро.
   - Ну что, Демид Уколович, пора в дорогу? - спросил Степа.
   - Да что мне особенно собираться? Вот мои любимые книги в двух чемоданах, в третьем - одежда, а здесь - подарки для жены академика, мамы Удонтия, отца Мамия и праведных братьев, а так же президента Букана.
   - И что же это?
   - Да ничего особенного, так - сувениры: фотографии с видами Земли, атлас пород собак, компакт-диски с интересными фильмами про псов. Вот и все! Чем же мы их можем удивить, если у них итак все есть?
   - А не жалко вам навсегда улететь с Земли?
   - Чего мне жалеть? Я работал врачом почти пятьдесят лет, но даже на машину себе не накопил! А пенсия у меня такая, что сказать стыдно! Всю жизнь любил одну и ту же женщину, а она на старости лет предала меня - ушла к другому! Квартиру свою я переписал на тебя. Документы там с серванте на полочке. Когда вернешься - владей. Хоть и хрущевка, а все равно отдельное жилье. Вот женишься, очень даже пригодится! На Гиро мне обещали предоставить отдельный дом, а пока его строят, я поживу у Удонтия и его мамы.
   - Ну, раз решили, не буду вас отговаривать. Нигде не видел таких хороших людей, как эти Тарики!
   В этот момент в дверь позвонили. Это были Шпокси и Чмокси в костюмах из пластиплоти и с ними какая-то незнакомая чужая старуха.
   - Это еще кто? - удивился Шприц.
   - Господин доктор, это мы задание генерала Удонтия выполнили - наняли для него старушку-охранницу на полное содержание.
   - Когда ж мы к ентому Худонтию поедем на полный пензион? - скрипучим голосом поинтересовалась старуха.
   - Нина Сергеевна, не волнуйтесь. Завтра уже вылетаем.
   - Куды енто вылетаем? Шо, он не тута живеть?
   - Понятное дело, что не тут. Он в своем поместье проживает.
   - Экий барин, новый русскай шо ли, аллигатор?
   В этот момент из спальни вышел Удонтий Мишия со стаканом теплого молока в руке.
   - Вот, поглядите, господин генерал, подарок для вашей матушки прибыл! - отрапортовал Чмокси, отдавая честь, - все как вы заказывали! С оранжевыми волосами и в зеленой кофточке!
   - А зубы-то у нее железные, вы проверяли? Мне сказали, что с железными зубами самые злые!
   - Как же, все до единого! Убедитесь сами.
   Удонтий Мишия подошел поближе, чтобы лучше разглядеть ее морщинистую физиономию.
   При виде инопланетного генерала старушка, как ни странно, очень обрадовалась:
   - Ой, глядите-ко - ряженые! А хто енто под личиною?
   - Так это ваш хозяин и есть - генерал Удонтий Мишия!
   - Здравия желаю, товарищ Мишин! Очень рада познакомиться!
   В этот момент вернулся академик Яйцев в сопровождении своего ассистента Будюся.
   - Ну, вот и все! - сказал Юстас, - теперь можно и домой! Все собрались? Значит, завтра в дорогу. И да поможет нам Святой Колбасий!
  
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"