Удовыдченко Владимир Иванович: другие произведения.

как реорганизовать милицию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аналогия со статьей В.Ульянова (Ленина)"Как реорганизовать Рабкрин" - имевшей сомнительное народнохозяйственное значение...Ибо не реорганизовывать надо было, а разгонять. Итак," Как разогнать..."


   Владимир УДОВЫДЧЕНКО Полемическая статья
  
   КАК РЕОРГАНИЗОВАТЬ нашу МИЛИЦИЮ
  
   Меня часто спрашивают: " А что, в милиции все так плохо,
   как в " Улицах разбитых фонарей?" Отвечу: " Нет. Все гораздо
   хуже ".
   Андрей КОЩЕЕВ. " Восемнадцать колес правосудия".
  
  
   Профессиональный развал, тотальная коррумпированность прежде всего высшего и среднего звена нынешней российской милиции, вопиющая социальная незащищенность ее нижнего звена, техническая и правовая убогость и, как следствие, неспособность серьезно влиять на криминогенную ситуацию в стране, импотентное бессилие в защите граждан от преступных посягательств - факт очевидный. Он констатируется как изнутри - людьми работающими в милицейской системе, так и снаружи - при внимательном наблюдении за действиями и бездействием стражей правопорядка.
   Статьи уголовного кодекса в массе своей применяются к лицам низшего социального слоя, составляющего впрочем, большую часть российского населения, не имеющего финансовой возможности защиты от милицейского произвола и получения платной юридической помощи. Многочисленная российская милиция создает видимость бурной работы - личный состав регулярно переводится на усиленный режим несения службы, периодически проводятся операции со страшным названием " Вихрь - антитеррор " в результате которых, на фоне отдельных задержаний настоящих бандитов, снижаются доходы рыночных и уличных торговцев и пустеют кошельки граждан.
   На бумаге, то есть в официальных отчетах, результаты отличные. Под грузом публикуемых МВД статистических цифр преступность прячется по углам, боясь поднять голову. Однако в реальной жизни мы сталкиваемся с валом тяжких преступлений, прежде всего убийств, террористических актов, предотвратить которые и защитить граждан существующая правоохранительная система не в состоянии. Особенно беспокоит явный рост преступности связанный с наркотизацией и алкоголизацией молодежи, на улицах опасно, а публикуемая МВД статистика изменения преступных проявлений в сторону их снижения безусловно не отражает реальной действительности в виду того, что не учитывает огромной латентной ( скрытой ) преступности. Далеко не все преступления регистрируются. Значительная часть граждан не заявляет в милицию о совершении в отношении их преступных посягательств, ибо не верит в способность милиции защитить их и раскрыть преступление. Да и те, кто пробовал обратиться в дежурную часть с заявлением о преступлении наверняка запомнили тот " ласковый " прием дежурного, после которого хочется в будущем обходить отдел милиции стороной.
   Все мы - граждане России платим налоги на содержание правоохранительной системы, но мы даже не задумываемся о том, какую гигантскую армию правоохранителей призванную нас защищать, охранять и лелеять мы содержим. Посмотрим для примера на российскую северную столицу.
   По официально опубликованным данным, штат ГУВД Санкт - Петербурга насчитывает со всеми службами до 50 тысяч человек, а с работниками уголовно - исполнительной системы и все 70 тысяч - намного больше численности армий прибалтийских государств. И это без учета внутренних войск - войсковой части 5402, так называемой " голубой " или " дикой " дивизии, регулярно привлекаемой для патрулирования питерских улиц в милицейской форме. А если вспомнить что у нас еще есть службы госнаркоконтроля, судебных приставов, таможни, прокуратуры, ФСБ, юстиции, судов и другие, включая многочисленные охранные структуры, то создается впечатление что чуть ли не все трудоспособные жители города в той или иной степени занимаются охраной правопорядка. Население Петербурга всего - то четыре с небольшим миллиона человек, да и то значительную если не большую его часть составляют пенсионеры, а также дети, школьники, подростки, инвалиды из чего следует что примерно каждый десятый проходящий мимо вас по улице города гражданин трудоспособного возраста является работником каких - либо правоохранительных органов с соответствующим удостоверением в кармане. В городской толпе, в общественном транспорте, метро - везде мелькают милицейские куртки, камуфляжные бушлаты. Последнее время на улицах Петербурга появилось очень много спешащих по своим делам группами и поодиночке симпатичных девушек милиционеров ярко раскрашенных камуфляжем из макияжа, одетых в мягко говоря неэстетичные форменные штаны и мешковатые куртки, обвешанных сотовыми телефонами на шнурках и наушниками от плееров, да еще, зачастую и с банкой джин - тоника в руке. Зрелище впечатляющее. С учетом родственников всех перечисленных категорий правоохранителей большая часть жителей города безусловно причастна к деятельности по охране правопорядка. Осмыслив эти факты, становится понятным почему 10 ноября - день милиции является у нас всенародным праздником. Значительная часть нынешней молодежи не может ответить на вопрос, что за праздник отмечается в России 7 ноября, но зато все знают, когда у нас день милиции, хотя он и является рабочим днем. В этот день самые лучшие концерты по телевидению и самые добрые гаишники на улицах.
   Отсюда возникает естественный вопрос: если мы чуть ли не все милиционеры или хотя бы их дальние родственники или знакомые, то кто же у нас совершает преступления? Часть сотрудников различных правоохранных ведомств регулярно участвует в совершении противоправных деяний и привлекается к уголовной ответственности, о чем свидетельствуют громкие процессы по так называемым " оборотням в погонах ". Причем количество " оборотней " не уменьшается, а растет. Милиция уже в значительной степени занимается борьбой сама с собой - мощные службы внутренних расследований и собственной безопасности днем и ночью выявляют преступников в своей среде. В связи с этим появляется и другой вопрос: если штатную численность личного состава некоторых подразделений увеличить еще значительнее ( как того требуют отдельные руководители ) преступность в зоне действия этих подразделений уменьшится или возрастет? Вопрос риторический. К сожалению, рост количества правоохранителей в процентном отношении ко всему населению не приводит к снижению преступности. Наоборот, результат часто получается обратным.
   Интересен в настоящее время возрастной состав органов внутренних дел. Достаточно заглянуть в любой отдел милиции чтобы убедиться что большинство личного состава составляют две крайние возрастные категории: зеленая двадцатилетняя молодежь - розовощекие юноши, девушки и убеленные сединой ветераны. Среднее возрастное звено практически отсутствует - оно вымыто из органов внутренних дел тяжелыми условиями существования. Молодежь не задерживается в милиции. Два - три года службы это уже чуть ли не ветеран. По истечении указанного срока люди уходят или их "просят" уйти. Дослужить до пенсии молодежь и не мечтает. Какая там пенсия - выжить бы сегодня. На существующую нищенскую зарплату даже одному прожить невозможно, а уж если завел семью, то все - кричи караул. И вот этот практически нищий, но хорошо вооруженный, обладающий значительными властными полномочиями милиционер вынужден помимо выполнения непосредственных служебных обязанностей искать дополнительные кроме зарплаты средства к существованию.
   Но, простите, он же в такой ситуации социально опасен. Присяга принята, но средства к пропитанию как - то добывать надо. Многие халтурят - занимаются частной охраной, а многие изначально приходят в милицию за другим - менее честным но значительно более выгодным заработком с использованием служебного положения. И государство, как считает известный Петербургский правовед А. Кощеев, в этой ситуации фактически выступает в роли подстрекателя к совершению преступлений сотрудниками милиции и само же при этом на всех трибунах кричит о необходимости покончить с коррупцией. Проходят годы, но ничего не меняется. Вернее меняется, но в худшую сторону. Профессионализм, деловые качества, правовая грамотность, наконец, культура сотрудников не выдерживает никакой критики, за исключением отдельных примеров лишь подтверждающих общее правило. Что касается коррумпированности нашей милиции, то можно с уверенностью сказать, что ликвидировать это явление в настоящее время вряд ли является возможным. Сегодня коррупция - это способ выживания правоохранительных органов. Теневые, а то и явно преступные структуры в определенной мере как бы восполняют недостаточное финансирование органов со стороны государства.
   Однако что - то в конце концов делать надо. Нельзя только говорить о реформе милиции ничего не меняя по сути. Казалось бы, выход очевиден: государству необходимо проявить политическую волю, изыскать в бюджете средства и существенно поднять зарплату, социальный статус нашей многострадальной милиции. И тогда уже более тщательно подбирать кадры, усилить с них спрос и избавиться от недостойных.
   Смею уверить читателя, что при существующей системе это не выход, а тупик. Простое повышение зарплаты без существенной реорганизации милиции ни к чему не приведет. Безобразий в ее работе меньше не станет. Все дело в том, что нынешняя милиция фактически занимается не защитой граждан от преступных посягательств, а выявлением преступлений, то есть поиском потенциальных преступников среди населения. Деятельность милиции буксует из - за порочной системы показателей, так называемых "палок" или "палочной" системы ( при советской власти это называлось планом ). Раскрывать убийства, грабежи, разбои - дело сложное. Гораздо легче поймать на улице какого - нибудь "бомжика" и найти у него в кармане патроны - вот тебе и "палка", то есть показатель в работе. Статистика и раскрываемость будут отличными и никакого профессионализма сотрудников не нужно. И начальству проще - набрал на службу мальчиков и девочек и пусть задерживают кого хотят и как хотят - "палки рубят", ну а уж если натворят чего - не страшно, уволим, посадим и других наберем. Можно ли такой милиции прибавлять зарплату, растрачивая средства честных налогоплательщиков? Нельзя. Такую милицию надо разогнать. Именно поэтому, очень хотелось назвать настоящую статью по другому: "Как разогнать нашу милицию".
   Но будем объективны. Без милиции ( полиции ) жить нельзя, 10 ноября как был так и останется нашим любимым праздником. Милицию нужно кардинально реорганизовывать. Заплату увеличивать нужно, но в современной ситуации это дело не просто, как уже говорилось, бесполезное но самое главное невозможное, нереальное.
   В российской милиции насчитывается один миллион сотрудников (кстати говоря, столько же в России и заключенных). Даже если всем сотрудникам увеличить зарплату на сто рублей ( что просто смешно ), из бюджета придется выделить сто миллионов рублей. А увеличивать зарплату надо в разы. Никогда российский бюджет этого не потянет, даже если стоимость нефти за счет продажи которой он формируется зашкалит за 100 долларов. Невозможно прокормить такую ораву. Поэтому если численность милиции оставить прежней, зарплата несмотря на все косметические повышения всегда будет крайне низкой. Грамотные юристы, технические и другие специалисты в такой милиции работать не будут, во всяком случае долго работать не будут, и уйдут непременно в какие - либо коммерческие или иные "народнохозяйственные" структуры. А значит, в нынешней милиции никогда не будет достаточного количества профессионалов. А ведь раскрывать и предотвращать преступления, по - настоящему обеспечивать безопасность населения могут только профессионалы. Но их нет. И не будет. Как же тогда улучшать статистику? Очень просто. Нет профессионалов и не надо. Можно набрать мальчиков и девочек и пусть "рубят палки".
   В этом и есть корень неистребимости "палочной системы", корень всех проблем нашей милиции.
   На мой взгляд, истоки нынешней ситуации и проблем исходят из 10 ноября 1917 года, когда и родилась наша милиция, как писали тогда " в огне Великого Октября ". В ответ на " белый " террор был введен террор " красный ". Вновь созданная милиция совместно с ВЧК занималась поимкой и расстрелами контрреволюционеров, бандитов, саботажников, в результате чего быстро завоевала авторитет у населения, основанный на страхе перед произволом. Дешевыми тоталитарными методами быстро был подавлен разгул бандитизма в 20-е и 40-е послевоенные годы прошлого столетия. Советская милиция в составе НКВД СССР быстро и успешно наполняла многочисленные лагеря миллионами заключенных, силами которых строились каналы и создавалась тяжелая промышленность. Авторитет советского милиционера был непререкаем - бедный ( как и все граждане страны ) но строгий милиционер внушал страх и уважение. Даже в 60- е годы матери пугали своих капризных детей: " не плач детка, а то милиционер заберет ". И дети замолкали, опасаясь дяди Степы в шапке с малиновым околышем. Советская милиция вполне успешно существовала на системе "показателей", которая и перекочевала в 21 век, продолжая оставаться основой деятельности нынешней российской милиции. Однако времена наступили другие. Зачем нам миллион заключенных? Зачем нужны миллионы привлеченных к уголовной ответственности и получивших иные, не связанные с лишением свободы наказания? Кому они нужны? Каналы мы уже не роем, тайгу не рубим. Пора бы уже сократить расходы на борьбу с собственным населением и заняться делом - защитой граждан. Пора наконец сосредоточить усилия на раскрытии и предотвращении, тяжких преступлений. Сейчас бедный, но строгий милиционер стране не нужен. Стране не просто нужен, а жизненно необходим обеспеченный государством профессионал, занимающийся охраной населения от нарушителей закона. Иной раз завидуешь Америке, разлагающейся от непомерного потребления. Чем там заняты полицейские? Снимают кошечек забравшихся на деревья, спасают собачек совместно со службами 911. Либо наоборот заставляют владельцев животных убирать за ними экскременты. Много телевизионных передач на эту тему уже видели наши зрители. Причем полицейские все как один умудренные опытом, много лет работающие на одном участке и прекрасно знающие население. Наш милиционер спасать кошек на деревья не полезет и это правильно. У нас иные кошки живут лучше чем милиционеры.
   Итак, выводы очевидны:
   1.В современный период российской действительности дешевая ( низкооплачиваемая ) милиция как и в прошлом веке может заниматься только одним - подавлением граждан и собственным выживанием за счет этого, прикрывая свою деятельность ( бездеятельность ) отчетами о замечательных " показателях " в работе.
   2.Существенное повышение зарплаты такой милиции а: ничего не изменит в ее деятельности по указанным выше причинам; б: невозможно в виду гигантской численности личного состава.
   Из этих выводов вытекает задача осуществления значительного сокращения численности не только милиции, но и всей громоздкой правоохранительной системы. Возможно ли это без ущерба для правопорядка? Не только возможно, но и необходимо для повышения общественной безопасности.
   Штаты правоохранительных органов раздуты безмерно. Недавно автору попались на глаза два телефонных справочника одного из районных управлений милиции Санкт - Петербурга, один выпуска конца 80 - х годов, второй современный. Интересно сравнить трансформацию различных служб.
   Группа дознания из 8 человек во главе со старшим группы, за десять с небольшим лет превратилась крупный отдел из 37 человек во главе с начальником отдела и двумя заместителями. Следственный отдел из 20 с небольшим человек, превратился в мощное следственное управление в составе которого имеется несколько отделов. Гараж с двумя сотрудниками стал гигантским автохозяйством, кассир и бухгалтер превратились в большую бухгалтерию с отделами и подотделами. Подобная трансформация коснулась всех служб Петербурга при значительном сокращении населения города. Милиция разделилась на две раздувшиеся части - криминальную и общественной безопасности. Отделы стали управлениями. А управления превратились в главки. Над каждым отделом появился вышестоящий отдел клерков - инспекторов, занимающийся проверкой и контролем нижестоящих отделов. Значительно увеличились отделы компьютеризированных счетоводов, которые с утра до вечера заняты составлением отчетов, подсчетом "показателей" различных служб и передачей этих отчетов в вышестоящие инстанции. Непомерно разбухшие подразделения милицейских чиновников, занимающиеся второстепенной бумаготворческой работой, не осуществляющие непосредственной деятельности по борьбе с преступностью стали самыми главными службами милиции. Если вам когда-нибудь посчастливится побывать на профессиональном празднике любого управления милиции, то вы с удивлением обнаружите что самые почетные места за праздничными столами занимают не знатные следователи и оперативные работники, на этих местах восседают представители бухгалтерии и иных служб которые собственно милицейскими и назвать то трудно. Представители оперативных служб сидят где-то с краю.
   Теперь поставим себя на место чиновников, призванных сократить безмерно распухшие милицейские кадры. Безусловно, следует сократить службы самые ненужные, без которых можно как-то обойтись. А какие службы самые ненужные с точки зрения милицейского чиновника? Может быть предлагаемая реорганизация приведет к тому что в милиции останутся одни бухгалтеры? Мы ведь всегда хотим как лучше, а получается как всегда. Эта тема поднята для того, чтобы решить, кто же должен заняться сокращением численности милиции и ее реорганизацией. Кому это поручить? Лицам далеким от системы нельзя - дров наломают. Чиновникам от руководства системы тоже сомнительно. Надо хорошо подумать над тем, кому поручить. Есть мнение, что ненужных служб в милиции нет, все службы нужные и по - своему важные. На мой взгляд, в территориальных подразделениях милиции следует оставить только компактные оперативно - следственные подразделения и службы непосредственно осуществляющие охрану правопорядка, но опять же не в нынешнем виде а реорганизованные. Всех остальных, без кого можно обойтись нужно безжалостно сократить, прежде всего счетоводов "палок", а также многочисленные отделы проверяющих, контролирующих и мешающих работать тем, чья работа нужна населению.
   После реального сокращения штатной численности, у государства появится наконец возможность существенно увеличить оплату труда сотрудникам и по - настоящему их технически перевооружить. Одновременно следует осуществить жесткий профессиональный отбор лиц вновь принимаемых и оставленных на службе. Постепенно в милиции возродится среднее профессиональное звено, способное влиять на криминогенную ситуацию.
   Что касается предложений по реорганизации конкретных служб, рамки настоящей статьи не позволяют углубиться в частности и могут заинтересовать только узких специалистов. Тем не менее, кратко следует обозначить отдельные моменты, касающиеся служб непосредственно общающихся с населением.
   Самый многочисленный боевой отряд милиции - сотрудники ППС, патрульно - постовой службы, моторизованные, пешие а то и конные (на массовых мероприятиях), взаимодействуя с гражданами, доставляют некоторых из них в отделы милиции. Причем не всегда за совершенные правонарушения, иногда по "подозрению" или для установления личности (после проверки паспорта).
   Написав краткий, стандартный, часто забавный рапорт о причине задержания, милиционер сдает задержанного в дежурную часть и возвращается на пост. Дальше с задержанным работают другие многочисленные службы - инспектора по разбору, дежурные, оперативники, дознаватели и другие, которые в зависимости от обстоятельств устанавливают личность, проверяют, привлекают к ответственности или отпускают домой (естественно без извинений за необоснованное задержание). Самого же милиционера судьба задержанного им человека не интересует, он им не занимается. В этой простоте профессиональных обязанностей и кроется корень допускаемых злоупотреблений сотрудниками территориальной патрульной службы.
   Любой постовой милиционер это должностное лицо, имеющее как минимум среднее образование и профессиональную (в том числе определенную юридическую) подготовку в школе милиции. Убежден, что любого милиционера можно и нужно научить и обязать самостоятельно установить личность задержанного, составить протокол задержания и привлечь нарушителя к административной ответственности, и только после этого он может вернуться на пост. Только тогда наш милиционер наконец начнет задумываться кого и за что он задержал и будет отвечать в соответствии с законом за незаконное привлечение граждан к административной ответственности. Если милиционера законодательно наделить такими правами и обязанностями, то, во - первых, вырастет его правосознание, авторитет, станет меньше пустых и никому не нужных задержаний и во - вторых, высвободится значительная часть должностных лиц, ранее работавших с задержанным. Все это позволить сократить часть личного состава и увеличить оплату труда того же милиционера. Такое предложение это не "маниловщина", а насущная необходимость. Давно пора поднять статус милиционера до младшего офицера (в той же Америке любой полицейский считается офицером и может составить любой протокол). Нет и не было никогда в милиции ефрейторов, так пусть же не останется и сержантов (за исключением конвойных и охранных служб). Безусловно, это потребует определенных затрат на создание рабочих мест постовых милиционеров в отелах милиции - небольших комнат с несколькими столами и компьютерами по принципу полицейских участков которые мы наблюдаем в голливудских фильмах. Придется и поднять на новый уровень начальную подготовку милиционеров в школах милиции. Но польза от подобной реорганизации будет значительнее затраченных усилий. Необходимо законодательно запретить постовым милиционерам "рубить палки", занимаясь подбором так называемых "пьяных" и доставлением их в отделы милиции. Если человек действительно пьян (тяжелая степень опьянения) им должны заниматься медики, а не милиционеры. Всех остальных следует доставлять только в медицинские вытрезвители, где их степень опьянения установит медицинский работник, а должностное лицо этого заведения привлечет к ответственности. В отделах милиции никаких пьяных (кроме хулиганов и преступников) быть не должно. И чище будет и бумаги меньше на протоколы уйдет. Постовой милиционер должен быть закреплен за определенной территорией, знать население, владеть обстановкой, взаимодействовать с участковым уполномоченным и силами так называемой общественности. Идеальный вариант - это моторизованный милиционер, перемещающийся на патрульной скорости в автомобиле с надписью ППС по территории патрульного участка. И пора бы заменить милицейские "бобики" - уазики ( основа которых УАЗ 469 - 1969 года ) на что-нибудь более современное.
   О многострадальной службе участковых уполномоченных особый разговор. Тысячи офицеров от младших лейтенантов до подполковников занимается всем подряд - от контроля за уборкой мусора во дворах и наличием грязи у ларьков с проверкой продаваемого содержимого до организации предвыборных мероприятий и успокоением пьяных дебоширов в квартирах.
   Много говорится о том, что население не знает своего участкового. Не знали мы его 20 лет назад, не знаем и сейчас. Раньше хоть знать хотели, а теперь и знать не хотим. Создается впечатление, что и он про нас знать не хочет. На самом деле может и хочет, да некогда ему, у него ведь миллион обязанностей, да некомплект личного состава опять же.
   Раньше при советской власти участковый был в авторитете. Во - первых, посадить мог любого: кто не работает - за тунеядство, кто работает, но пьет - отправить в ЛТП, ранее судимых - за нарушение административного надзора, всех прочих за спекуляцию и самогоноварение, а оставшихся пьяниц выселить с лишением родительских прав. Во - вторых, в освободившуюся от посаженных и выселенных квартиру участковый мог заселиться как в служебную. Произвол конечно имел место, но и порядок на участке присутствовал. Теперь времена другие. Уже не выселишь никого, а за посаженными жилье сохраняется да и посадить кого - либо стало сложнее. Авторитета нет. Зато бумаг много. Работа неблагодарная и пустая.
   В царской России тоже был участковый - околоточный надзиратель назывался, руководил административно - полицейской единицей - околотком. Руководил городовыми, дворниками, которые тоже чуть ли не в полиции служили. Бумаг было мало, да и писать не все грамотно умели. А авторитет был. Может быть и нам сейчас стоит воссоздать если не околоток, то хотя бы Участок милиции микрорайона. Во главе участка поставить участкового уполномоченного с приданными ему силами - закрепленными за участком милиционерами и силами общественности. Глава участка - участковый "шериф", руководит специально подготовленными милиционерами по разбору бытовых конфликтов, привлекает нарушителей к ответственности и доставляет их к местному мировому судье, отвечает за криминогенную обстановку на участке и раскрывает преступления совместно с подчиненными ему младшими оперуполномоченными уголовного розыска. Размер территории такого участка милиции микрорайона должен значительно превышать размеры нынешних обслуживаемых участков. Соответственно самих участковых становится на порядок меньше, а их авторитет и значение возрастает. Основных показателей в работе участкового должно быть два: количество раскрытых ( но не выявленных ) преступлений на участке и количество противоправных проявлений на участке ( чем их меньше тем лучше). Все основное время участковый должен заниматься не бумажной "текучкой", а контактами с населением, профилактикой правонарушений и взаимодействием с территориальным уголовным розыском, для которого участковый должен стать важнейшим источником информации. Использование участкового не по назначению не допускается. А чтобы этого достичь начальник участка милиции микрорайона непосредственно должен подчиняться только районному начальству, работая при этом территориально при отделе милиции, не подчиняясь начальнику отдела непосредственно. Впрочем, варианты подчиненности могут быть и другими, главное обеспечить участковому возможность не отвлекаться на иные не связанные с обслуживанием населения обязанности.
   Проблемы современной криминальной милиции - уголовного розыска в отсутствии профессионализма и контакта с населением. Профессионалов практически нет. Нет ветеранов - тонких психологов, способных "расколоть" преступника "душевной" беседой. У оперативников нет опыта, знаний, житейской мудрости. Все старые специалисты давно разбежались кто куда. Приходящая на службу молодежь как - то быстро учится применять физическое насилие ко всем подряд, отчего часто сама привлекается к уголовной ответственности и также быстро покидает ряды милиции, не успев толком ни пострелять из пистолета, ни воспользоваться предоставленной властью для улучшения своего благосостояния. Что тут реорганизовывать совершенно непонятно. Нужно лишь остановить текучку кадров, вырастить профессионалов, наладить контакт с населением и участковыми, возродить основы агентурной работы и использовать бесценный опыт ветеранов. Необходимо и техническое перевооружение службы.
   В милиции существует еще много разных служб, помимо упоминавшихся, например службы расследования преступлений - дознание, следствие. Казалось бы, они должны работать только на основании закона - уголовного и уголовно - процессуального кодексов. Но и у них есть свои "палки" - показатели в работе, ведущие к необъективности расследования, обвинительному уклону и соответственно привлечению к уголовной ответственности невиновных. Выход здесь, очевидно в отделении этих служб от деятельности милиции и создании особой структуры типа следственного комитета. Эти службы должны быть полностью независимы и не связаны с проблемами раскрываемости преступлений, при принятии решений руководствоваться только законом, а не ведомственными интересами.
   Для успешной работы милиции необходимо вспомнить о привлечении граждан к охране правопорядка. Когда люди осознают что милиция активно занимается их защитой, а не подкладыванием наркотиков в карманы их детей, добровольных помощников милиции станет больше. Сейчас в городах активно создаются общественные образования - товарищества собственников жилья ( ТСЖ ). За каждым таким образованием должен быть закреплен сотрудник милиции, помогающий гражданам оперативно решать вопросы возникающие при управлении жилищным фондом. Граждане должны помогать милиции и наоборот. Граждане страны должны стать коллегами милиции в борьбе с преступностью, а не источником "палок" в работе. Именно "палочная система" и разделила сейчас милицию и население на два лагеря живущих каждый сам по себе. Таким образом, резюмируя сказанное, реорганизация милиции не может быть осуществлена без законодательной отмены системы существующих показателей в ее работе. Основной показатель в работе милиции должен быть только один - реальное снижение противоправных проявлений на основе раскрытия ранее совершенных преступлений. Эту работу должны выполнять обеспеченные всем необходимым профессионалы ориентированные не на подавление граждан, а на их защиту.
   К сожалению, государственные планы реформирования правоохранительной системы идут по другому пути. Создаются ведомства дублирующие деятельность милиции по различным видам преступлений. Например, так называемая полиция Госнаркоконтроля конкурирует и с милицией и с таможней и другими ведомствами по линии незаконного оборота наркотиков. Может быть такая конкуренция и полезна, но совершенно неоправдана с точки зрения государственных затрат. Если мы пойдем по пути создания отдельных ведомств по борьбе с различными видами преступлений, то получим множество низкооплачиваемых сотрудников этих ведомств добывающих средства существования у тех с кем они борются. На мой взгляд, со всеми видами преступлений (кроме линии ФСБ) должно заниматься одно ведомство - милицейское - компактное, технически вооруженное, укомплектованное немногочисленными, но профессиональными социально обеспеченными сотрудниками. И хотелось бы, чтобы это ведомство называлось, как и раньше, милицией, а не полицией. Ведь 10 ноября это все-таки День Милиции. Как день День Полиции лично я его отмечать не буду.
  
   В. Удовыдченко. Адвокат Санкт - Петербургской объединенной коллегии адвокатов. Майор милиции в отставке.
   10 .11. 2004 г.
  
   Адрес для писем:190121, Санкт - Петербург Английский пр. д.7, седьмая адвокатская консультация.
   Электронная почта: python@bk.ru , тел.дом.706-00-61
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   1
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"