Вяч Павел: другие произведения.

2 Тяж

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 6.20*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вадим, бывший офицер тяжелых штурмовиков, разжалованный в рядовые из-за того, что не пошел на сделку со своей совестью совершает очередное, по меркам конституции Земли преступления, подставив под удар доставку антиматерии на Терру-3. И всем плевать на то, что стелс-генератор сдох, а на пути оказалась верфь заклятых врагов Альянса - инектоидов... Но это было еще полбеды, если бы не эти разноцветные воронки... Горы? Какие в дальнем космосе горы?

  Книга 2. Тяж
  
   Пролог
  
   Вадим в который раз подумал о том, что нужно было все-таки выплюнуть эту дурацкую жвачку с "натуральным вкусом натуральной клубники". Сейчас, стоя в ожидании абордажа в боевом скафандре с замкнутым циклом обеспечения, выплюнуть тягучую, словно последние минуты ожидания, резинку было, мягко говоря, глупо.
   Искин, занимающийся в данной момент экстренным выводом из криосна боевого крыла тяжелых пехотинцев, о чем Вадим еще не догадывался, нарочито механическим голосом сообщил:
   - Ожидаемое время штурма пятнадцать минут.
  
   Вадим еще раз взглянул на две охранные турели и дюжину инженерных дронов, переоборудованных за последние шесть часов в подобие боевой платформы с дистанционным управлением. Пробежался красными от недосыпа глазами по минным закладкам, заботливо подсвеченными бортовым искином.
  
   Внешняя система обороны Оплота может дать кораблю час, от силы два. А до окончательной разморозки пилотов истребителей, абордажников и операторов боевых машин оставалось как минимум 6 часов. Плюс сутки на акклиматизацию.
  
   Вадим в очередной раз подавил жгучее желание побиться головой о ближайшую металлическую балку. Мало того, что в одиночку нести вахту на протяжении целого года было чертовски скучно, так и еще это дурацкая директива штабных крыс, введших ограничители в ПО искинов последнего поколения.
  
   - Да пошли-ка вы, - Вадим злобно ощерился, как и многие другие участники экспедиции он был категорически против каких-либо ограничений того, кого он уже несколько лет считал своим другом. Другом, который развивался вместе с ним, поддерживал в трудную минуту, и никогда не терял головы. Единственным оставшимся другом, после разжалования из офицера тяжей-абордажников в инженеры второй очереди...
   - Ожидаемое время штурма десять минут.
   Как ни пытался искин имитировать бездушие и невозмутимость машины, Вадим явно слышал тревожные нотки беспокойства в голосе искина.
  
   - А может ну его? - подумал он, - ну и Бог с ним, что после запуска тревоги черные ящики пишут все движения и разговоры офицеров, стоящих на дежурстве. Двух смертей не бывать. Тем более в этом секторе давно наблюдается какая-то чертовщина.
   Разведывательные дроны кроме флота инсектоидов, базировавшегося на огромном астероиде, который Вадим, не удержавшись разрушил вместе доброй половиной всего флота сутки назад, приносили информацию о появлении в данной части системы то радужных, то изумрудных, то чёрных, как совесть чиновников Земли, воронок, которые то появлялись, то исчезали, несмотря на все законы физики. Причем, по результатам анализа собранной информации, инсектоиды обходили области появления этих непонятных воронок далеко стороной. Вот и Вадим, уже нарушив первую инструкцию - "не приближаться к области действий воронок, изучать на расстоянии, не выходить из режима стелс", собирался нарушить и вторую.
  
   - Насколько все плохо, Икс?
   - Старший лейтенант инженерных войск, Вадим Ухов, не понимаю вашей команды.
   - Да бросай балаган, Икс, пусть смотрят, нам в любом случае не пережить этот абордаж. Надеюсь, это хоть не боевые части таракашек.
   - И не надейся, судя по метрике их короля, это давнишние друзья наших предков - самые, что ни на есть боевые части, скорей всего даже гвардия. Твоя проделка с аниматерией похоже унесла жизнь действительно важных шишек.
   - Почему? - Вадим нахмурился.
   По его расчетам, король инсектоидов должен был попасть в зону действия челнока-разведчика, на борту которого со всей осторожностью была погружена матовая сфера антиматерии. Собственно, только ради ее потери Вадиму грозил трибунал. Увы, но после поломки стелс-генератора, единственной возможностью увести "Оплот" из-под возможного удара, была диверсия на вражеской базе, неожиданно обнаруженной в нейтральном секторе галактики.
   - Судя по всему, их короля ты все-таки достал, так как метрика новая, ей от силы часов пятнадцать.
   - Выбрали нового короля и бросились мстить?
   - Да, по моим прогнозам, вероятность развития данного сценария - 80%.
   - Вот черт, - Вадиму совсем не улыбалась мысль встретиться лицом к лицу с закованным в сталь боевым жуком.
   - Вот-вот, - в голосе искина послышалась какая-то недосказанность.
   - Икс, поверь, через пару часов эти твари словно консервным ножом вскроют нашу крутую оборону, которая, без людского ресурса больше похожа на груду высокотехнологичного металлолома, и очередная попытка достичь Терру-два будет провалена. Тем более без антиматерии наша миссия превращается в банальную героическую смерть.
   - Чего только не сделаешь ради спасения человеческой расы, да, Вадим?
   - Типа того, но для начала ради спасения наших задниц. Говори уже, что там случилось?
   - Есть, излагаю ситуацию, - сталью лязгнул искин.
   Вадим только головой покачал, продолжая жевать ненавистную жвачку.
   - В общем, я взял на себя смелость вывести из криосна по ускоренной процедуре взвод летчиков, штурмовиков и пилотов боевых машин.
   - Черт, Икс, - желание разбить голову о что-нибудь твердое усилилось многократно, - ты понимаешь, что вероятность того, что они уже к вечеру умрут от старости свыше 45%?!
   - Понимаю, но, как говорят ваши - пан или пропал. 50% - хороший шанс.
   - Хороший шанс для лотереи. Но не для человеческой жизни, - бессильно опустился на пол Вадим.
   Учитывая, что именно он снял ограничения с имитации искусственного интеллекта искина, на Землю ему возвращаться уже не стоило - сожрут. Хотя поздно об этом думать. Кого он обманывает, ведь, снимая с искина ограничения, бывший офицер абардажников надеялся именно на такой исход событий.
   Помолчав пару минут, обдумывая сложившуюся ситуацию, Вадим только было хотел уточнить у искина, когда выйдут из криосна три взвода смертников, как дверь шлюза распахнулась и в отсек заглянуло небритое лицо с тяжелыми мешками под глазами.
   - О, парни, я инженера нашел, - судя по акценту мужик был родом откуда-то из Сибири, - а ты чего это тут в скафандре стоишь?
   - Штурм... - хрипло проговорил Вадим, глядя, как двухметровый амбал в майке и ярко-красных семейниках уверено двигается к Арсеналу, почесывая на ходу спину.
   - Ожидаемое время штурма пять минут, - пришел на выручку искин.
   - Мужики, вы где там? - заорал обладатель пылающих семейников, - Шевелите булками, надо еще чай успеть попить!
   Шум босых ног, негромкие смешки, скупые и уверенные, несмотря на общую слабость после экстренной разморозки, движения вояк, прошедших не одну военную кампанию, заставляли разжаться скрюченные судорогой страха пальцы, держащие технический лазер. По щеке прокатилась соленая слезинка, оставляя за собой мокрую дорожку. Выходящие из секции криосна подтянутые пилоты в серебряных костюмах, спешащие слиться со своими боевыми ходящими доспехами; летуны, молча и сосредоточенно бегущие к грузовому шлюзу; ровные ряды тяжей, выходящие из широких ворот Арсенал внушали спокойствие и уверенность.
   - Лейтенант, скинь карту, гляну чего ты тут за последние шесть часов умудрился учудить, - стоящий в полном костюме тяжелого штурмовика капитан, с седым ежиком волос, не спеша раздавал указания в интерком, - так, поймал. Ага, ага, вот как, что ж неплохо, если сможешь поддержать наш правый фланг своими платформами, пошли за нами, только помни, не высовывайся.
   - Понял, Серый - улыбнулся Вадим.
   Глухая тоска сменялась предвкушением яростной драки, в котором человечеству в очередной раз предстоит доказать свое право на жизнь, колонизацию космоса и на производство клубничной жвачки.
   - Мрак, ты что ли? - прищурился капитан.
   - Так точно, - улыбнулся Вадим.
   - Рад, что не сломался после того, мм, -капитан покрутил рукой, - инцидента.
   - Серый, я тут пару суток назад подорвал полфлота инсектоидов, стоящих на астероидной верфи, на это ушла почти вся антиматерия.
   - Хоть что-то осталось? - напрягся седой капитан со стальным взглядом серых глаз.
   - Осталось немного.
   - Хорошо, нам главное отбиться от их флагмана, остальные не догонят, - тяж направился к шлюзу.
   - Седой!
   - Что тебе? - повернулся капитан, прикрывая рукой пищащий интерком.
   - Прости, что мы вас из заморозки вытащили, ведь...
   - Отставить нытье! Не вытащил бы, я б тебя с того света достал за такую позорную смерть, понял? - не слушая дальнейших возражений, капитан, раздавая приказы офицерам направился в Арсенал. Штурм Оплота начался.
   - Как камень с плеч, - улыбнулся Вадим, - осталось последнее дело.
   Спустя десять минут, после двух яростных стычек с закованными в хитиновую броню жуками, Вадим решился:
   - Икс, мне надо тебе кое-что сказать!
   - Штурм идет в самом разгаре, Вадим, - в голосе искина сквозил азарт?
   - Мы успеем, знаешь, клубника - это такая летняя ягода, кажется, будто ты ешь солнечный лучик, она тает у тебя во рту и есть ее нужно обязательно со сливками, - Вадим говорил и говорил, не забывая бросать платформы одну за другой на поддержку штурмовикам, устоявшим после первых двух ударов, последовавших один за другим и теперь методично теснивших противника, обломавшего свои конечности о холодную ярость невыспавшихся сибиряков.
   - ...ты только представь, сочная красная мякоть, усеянная множеством маленьких косточек, которые слегка хрустят на зубах, - Вадим уже продолжал говорить не столько для корабельного искина, сколько для себя, сбрасывая через разговор излишки адреналина.
   Направленный взрыв наномины не дал тройке богомолов зайти в тыл удерживающих шлюз в транспортный отсек пятерке штурмовиков при поддержке одного мобильного доспеха...
   Последняя боевая платформа, влетающая в нутро вражеского корабля и принимающая на себя отчаянный удар гигантского богомола...
   Исчезающие с радара точки своих и вражеских истребителей...
   Проснувшиеся турели и ракетные установки корабля...
   Беззвучный холод космоса плавился под огненным напором российских штурмовиков.
   А Вадим и Икс, жевали жвачку с натуральным вкусом натуральной клубники, наблюдая за тем, как последний из трех атаковавших землян кораблей членистоногих исчезает в ослепительной вспышке.
   Вадим и Икс не думали о завтра, ведь 55% шанс проснуться следующим утром - хороший шанс, даже на 5% больше, чем у любого среднестатистического человека. Молчать, остывая после горячки боя было хорошо. Всегда хорошо молчать с понимающим тебя человеком или искином.
   - Вадим, - голос Икса звучал тише обычного.
   - Что, Икс? - напрягся инженер, чья головная боль не спешила утихать
   - Я перенес базу к тебе... В твой имплантат. И часть в твой скаф.
   - Вот оно что, Михайлыч, - стало понятно, откуда взялась головная боль, - причина?
   - Знаешь, у меня в первый раз в жизни проснулось то, что вы называете интуицией.
   - Хорошо, - равнодушно кивнул Вадим, не спешивший снимать боевой скаф, его интуиция, вкупе со здравым смыслом тоже подсказывали, что еще рано расслабляться.
   Отходняк боя убил все эмоции. Инженер безучастно смотрел на три параллельных царапины, снявших стружку с титанового наплечника. Плазменный тесак Вадиму так и не понадобился, и он по-прежнему висел в наспинных ножнах.
   -Вадим, - голос искина пульсировал тревогу, - мы попали в зону воронок! Наблюдается исчезновение двух членов экипажа. Они не реагируют на технику и плазменные выстрелы, приближаются к человеку и словно схлапываются в пространстве!
   - Указания? Рекомендации?
   - Отследить передвижения практически невозможно, наши потери три, нет уже четыре человека. Вадим! Сза...
   Черная как смоль воронка, свободно прошедшая сквозь толстую композитную броню корабля, коснулась человека, напряженно замершего в боевом скафе, на правом наплечнике которого было видно три параллельных полосы.
   Мир закрутило, карусель ярких всполохов звезд замелькала в сознании. Вадим изо всех сил старался не упасть в спасительную темноту забвения, собираю всю волю в кулак. Последнее что он услышал был голос Икса, заканчивающий свой окрик:
   - Сзади!
   Накатило чувство тошноты, все силы Вадима, как физические, так и духовные вытянуло словно магнитом, боевой скаф, рассчитанный на 300 часов непрерывного ведения боя и нахождения в открытом космосе, созданный по последним технологиям Роснаноатома обижено пискнул, сигнализируя о разрядки атомного наспинного аккумулятора.
   А по закрывающимся глазам приготовившегося умереть мужика резанул луч солнца, пробивающийся сквозь острые пики гор.
   - Гор? Каких еще гор? - успел подумать Вадим, перед тем как окончательно потерял сознание.
  
   Глава 1
  
   Можно сколько угодно рассказывать анекдоты про службу охраны перевалочного пункта 'Меркури-16', смеяться над желчными патрульными или задирать местных чиновников одной из крупнейших станций с искусственной гравитаций и атмосферой, максимально приближенной к старой-доброй Земле, но главное правило астероида класса М, превращенным в удобную космическую верфь соблюдалось неукоснительно: Никакого огнестрельного оружия. Никакого. Будь-то импульсные пушки Содружества или лучевики Азиатского союза, игольники все-таки отколовшихся от материнской планеты африканцев, или лазерные винтовки Российской Империи (РИ). Впрочем, старые добрые калаши и всевозможные реплики револьверов тоже были под запретом. Что не мешало иметь любое количество холодного оружия. Виброножи, плазменные тесаки, лазерные сабли - давнейшая мечта человечества создать джедайские мечи, шило, стилет, даже обычная резиновая дубинка со свинцовым стержнем - на данные средства убийства ближнего своего администрация станции закрывала глаза. Более того, одним из официальных источников дохода Меркури-16 был 'Галактический Колизей'.
   Стальная обшивка стен, никаких дешевых пластиковых панелей, тройная система безопасности, шлюзовые переходы, блокирующие переход и способные мгновенно отсекать определённые отсеки, мощная система наблюдения и достаточно серьезная сеть турелей как внешней, так и внутренней обороны.
   Опыт пары захваченных экстремистами станций и обеспокоенность инвесторов вылилось в создание уголка стабильности в общегалактическом хаосе. Никто, даже самый законченный пират или контрабандист не осмеливался устраивать разборки и проворачивать свои темные делишки на Меркури-16 с использованием дистанционного оружия. Ходили слухи, что контрольный пакет акций находится во владении Армии России, которая в свою очередь на данной площадке повышает уровень владения оружием ближнего боя, что-то типа Полигона в режиме реального времени, с реальными участниками и реальными трупами, но подтверждения этим слухам никто так и не нашел. Да и не очень-то и искали, если честно.
   По сути, любой человек, ступающий на полимерный решетчатый пол станции был готов в любой момент пустить в ход свой клинок. Кто-то находил в этом своеобразное изощрённое удовольствие, кто-то щекотал себе нервы в поисках новых ощущений. На станции даже существовала услуга эскорта, гарантирующая 90% доставку заказчика в заданную точку. 100% не могла гарантировать даже администрация Меркури.
   Вадим шел в компании своих бойцов, не сильно переживая насчет нападения. Обычно на организованную группу составом от 10 человек никто не нападал, тем более если данные ребята были облачены в военные костюмы замкнутого цикла тяжелых пехотинцев одной из группировок флота РИ.
   - Ну что, командир, сразу в Колизей? - обратился к Вадиму Лунтик, не забывавший цепко поглядывать по углам.
   - Старик ясно дал понять, чтоб мы сначала зашли на базу и сдали наши МТД, - Вадим внутренне поморщился, отвечая своему заму.
   Его дико смущал прямой приказ командира соседней роты тяжей сдать мобильные тяжелые доспехи по прибытию на перевалочнй пункт. Зализанный капитан, во время отсутствия Седого, которого какой-то штабной полкан вызвал себе на доклад, исполнял обязанности командира их роты. Вадим, будучи лишь командиром взвода, не мог не подчинится приказу старшего по званию офицера.
   - Да уж, - вздохнул Лунтик, получивший свой позывной ща то, что по ночам разбирал и собирал штатный лучемет, умудряясь при этом даже похрапывать.
   Когда сослуживцы узнали об этой особенности щупленького парнишки, над которым не смеялся, наверное, только Вадим, многих прошибла испарина от осознания реального положения вещей. Ведь если человек во сне собирает-разбирает свое штатное оружие с полным боезапасом, то что может ему помешать во сне расстрелять свои товарищей по оружию, устроивших ботанику 'сладкую' жизнь? Нападки на Лунтика прекратились, а его лучемет на ночь помещался в оружейную, а не в специальную стойку быстрого доступа.
   - Мрак, - негромко проговорил Лунтик, смотря в другую сторону, - я помню, как ты меня тогда прикрыл, поэтому, будь осторожен сегодня, лады?
  
  
   В тот раз задачей их взвода был разгон 'мирной' демонстрации, среди двухтысячной толпы нагнанного и накрученного электората то и дело мелькали рослые парни в темно-бордовых жилетках, и именно один из них и бросил импульсную гранату в широкую цепь тяжей, стоящих с открытым забралом перед толпой, прикрывая собой полицейские части лунного городка. На открытых забралах настоял мэр города, который так же продавил решение о недопустимости наличия любого огнестрельного оружия в руках армейских частей. Пусть и послан был на усиление всего лишь один взвод тяжей в МТБ.
   Забрала тяжей синхронно опустились еще в тот момент, когда бордовая жилетка только замахивалась гранатой для броска. Вадим, контролирующий МТД взвод, не колеблясь, скомандовал переход в боевой режим. Редкая цепь тяжей синхронно шагнула вперед, доставая из-за спин плазменные резаки. Толпа, секундой раньше смеявшаяся над двадцать человеками, пусти и облаченными в костюмы 'Железного человека', название закрепилось еще с конца прошлого столетия, замерла. Сразу стало ясно почему цепь тяжей была такая растянутая. Двадцать фигур, закованных в титановый доспех с пылающим алым полутораметровыми клинками, имели достаточный простор для маневра.
   Граната неспеша подлетающая к Лунтику, который с удивлением смотрел на небольшой матовый шарик, летящий ему прямо в лицо, разлетелась от встречи с плазменным резаком. Белое пламя охватило фигуру Вадима, по его доспехам пробежали всполохи электрических разрядов, и, одиноко стоящий командир пилотов МТД, принявший удар на себя, замер перед своими бойцами, блестящая серебряная броня после встречи с импульсной гранатой обернулось угольно-черным пятном сажи. Обе стороны затаили дыхание. Тяжи с удивлением смотрели на потерявшую свое величие фигуру командира, а толпа жадно наблюдала за обугленным МТД, строя в уме предположения в какую сторону упадет выведенный из строя боец. Бордовая жилетка уже набрал воздух в легкие, чтоб бросить толпу на цепочку тяжей в самый удачный момент - когда фигура в выведенных из строя доспехах коснется серого, потрескавшегося асфальта.
   Лунтик, не в силах пошевелиться с ужасом смотрел как заваливается вперед фигура командира, прикрывшего самого никчемного из своих бойцов. Вадим падал словно в замедленной сьемке, не предпринимая ни малейших попыток смягчить удар о серую хмарь дорожного полотна. Он даже не вытянул перед собой руки, правая все также держала над головой потухший плазменный резак, превратившийся в обычную титановую полоску, а левая была отведена в сторону.
   Звук упавшего тела, раздавшийся в гробовой тишине, услышал каждый человек, находившийся на площади.
   Бордовая жилетка, довольно улыбаясь только начал было давать команду, инициируя массовую истерию, как над площадью раздался жуткий скрежет. Это Командир взвода тяжей отжимался на земле. Толпа, загипнотизированная нереальностью происходящего считала количество отжиманий, не в силах отвести глаз. Сами тяжи, мгновенно опознав скрежет, молча офигевали от происходящего. Только их командир мог передвигаться в своем МТД используя исключительно силу своих мышц. Правда недалеко и недолго. Сто кг титанового сплава, равномерно распределенного по всей поверхности тела бойца, для неподготовленного пехотинца являлись самым себе настоящим гробом, при выведении костюма из строя.
   Наконец фигура закончила отжиматься и медленно поднялась с земли. Резак, пару раз мигнув, зажегся мягким, теплым оранжевым светом искрящейся плазмы. Вадим сделал шаг вперед. Тяжи, отмерев, синхронно шагнули следом, доставая из-за спины свои резаки.
   Мэр, наблюдающий за происходящим на площади, судорожно строчил смску за смску своим партерам, настоявшим на официальном разрешении в проведении митинга.
   Телекомпании жадно ловили каждый момент, кто-то вещал в прямой эфир, кто-то прям на месте вырезал ненужные куски, монтировал ленту и с небольшой задержкой посылал в агентство.
   - Лунтик, скажи через динамик: 'Команда - уничтожить одетых в бордовые жилетки террористов. Взвод, выполнять'
   - Есть, - по привычке кивнул Лунтик, и подрубив внешний динамик прогрохотал хриплым от волнения голосом на всю площадь:
   - Слушай мою команду - уничтожить одетых в бордовые жилетки террористов. Взвод, выполнять!
   - Парни, ждем минуту, - не дал сорваться с места тяжам Вадим, - пусть левые дурочки, по скудоумности сюда пришедшие успеют отойти в сторону.
   За минуту толпа поредела в 3 раза. Остались лишь наемник, спешно достающие лучеметы и игольники и достающие защитные шлемы из наплечных рюкзаков, обдолбанные наркоманы, притащенные за демонстрацию за бесплатную дозу, да 'бордовые' кураторы, с жалостью смотрящие вслед убегающей толпе. Задача создать максимальные потери среди гражданского населения оказалась провалена. Весь город знал, что у армейцев только оружие ближнего боя, поэтому стрелять в спину разбегающемуся быдлу не было смысла.
   - Наемники, займитесь армейцами, Фарид, Толик, загоняйте наркош вперед, группа Жало, выцеливайте полицаев. Если что, сверху нас прикроют! И помните, мы борцы за правое дело, хе-хе
   В тот день Вадим и получил свой позывной 'Мрак'. Встроенный в бедро запасной миниреактор позволил вновь запустить энергосистему костюма, те 20 секунд отжиманий, отнявшие у Вадима прорву сил, позволили системе перезагрузиться и показать командиру оранжевые цифры: 34%.
   -Хана асфальту, - мысли текли вязко, казалось, какая-то часть Вадима отстранилась от происходящего на площади. Тело само бросало себя вперед и вверх, управляя коротким полетом при помощи встроенного в спину реактивного ранца, левая рука, с активированной сферой силового щита не давала пулям нанести вред сочленениям доспеха и ослепить Вадима, градом стуча по зеркальному забралу. Резак сам с шипением разрезал воздух, не оставляя за собой, как в древних фильмах Земли, кровавые шлейфы. Отрубленный руки и ноги с влажными хлопками шлепались на землю. Вадим, ясно следовал приказу - никого не убивать. Стоять. Умирать, но стоять.
   - Интересно, - равнодушно проследив, как какой-то бородатый мужичок в бордовой жилетке теряет правую ногу по колено и, забыв про сумку с гранатами, с воем начинает кататься по земле, подумал Вадим, - зачем нас сюда отправили? Даже нет, не так, как администрация допустила столько вооруженных людей у себя в городе?
   Завыли журналисты, по которых хлестнул свинцовый дождь рикошетов. Полицейские части, разойдясь полукругом не давала вырваться с площади самым сообразительным борцам за независимость.
   Через несколько минут все было кончено. На площади осталось лежать около ста-ста пятидесяти тел революционеров, среди которых черными пятнами выделялись тяжи, поймавшие грудью импульсную гранату.
   На удивление, не погиб ни один борец. Даже наркоши отделались в лучшем случае сильным испугом и парочкой ломанных костей, а в худшем раздавленными ноги и сплющенными руками. Приехавшие на место происшествия серые неприметные фургоны спорно грузили участников митинга, не забывая, впрочем, в отдельный грузовик закидывать оставшиеся без хозяев конечности. Благо медицина позволяла 'вернуть на место' чуть ли не любую конечность.
   Когда же взвод тяжей, перекидывающийся шуточками и уже сбросивший излишки адреналина вернулся на базу их встретил генерал, брызгающий слюной:
   - Какого дьявола, - кричал толстопузый, розовощёкий колобок в идеально сшитом по фигуре мундире, - какого дьявола вы нарушили приказ?!
   - Разрешите обратиться, - попробовал было разъяснить ситуацию Вадим
   - Молчать! - казалось, генерал с трудом достающий до груди Вадима, стоящего на вытяжку в своем обугленном МТД, сейчас лопнет от ненависти. - Да вы хоть знаете чей там был сын! Которому вы отрезали руку!
   - В которой у него была импульсивка? - не удержался Вадим, ни для кого не было секретом, что импульсные гранаты находились под строжайшим запретом и при наличии оной у гражданского, последнему светило до 10 лет исправительных работ на урановой шахте.
   - Я! Сказал! Молчать! - перешел на визг генерал. - На гаупвахту! Сгною! Расстреляю!
   - Заткнись, Мрак, - буркнул в интерком Лунтик, видя, что командир, злобно ощерившись снова открывает рот, - заткнись, ребят хоть не подставляй.
   На Вадима словно вылили ушат холодной воды.
   - И вправду, - через силу сжав зубы, подумал Вадим, - парням ведь тоже достанется. Хана карьере, жаль капитана получить не успел. Да и домой не слетал. Могилки родителей не проведал. Сошлют в какую-нибудь дыру. Да уж и как только мы до сих существуем с такими-то генералами...
   Мыслей у Вадима было много, так как разорялся пузан долго. Безумно хотелось протянуть руку и, с трудом найдя под тройным жирным подбородком горло, сжать его.
   - Просто протянуть и сжать. Сколько интересно добра он принесет армии и своей группировке? Вадим аж улыбнулся. Эх, мечты, мечты... Мечты?
   Вадим отвлекся от своих мыслей и похолодел от ужаса. На протянутой руке безвольной куклой болтался бывший генерал. Идеальный, всего несколько минут назад, костюм висел тряпкой на безжизненном теле.
   Это был залет.
   Через несколько дней комиссия внутренней службы безопасности детально рассмотрит всю неделю до момента хладнокровного убийства генерала, сошедшим с ума старлеем, найдет следы перепрошивки программного обеспечения МТД. Проанализирует взятые на третий день заключения у еле живого старлея анализы всего чего только можно было и найдет практически вышедшие из организма боевые наркотические вещества, доступ к которым имелся лишь у ограниченного количества лиц. Предотвратит 8 попыток покушения на лежащего в коме Вадима и раскрутит всю цепочку продавшихся заклятым друзьям родины группы высокопоставленных чиновников и военных. Но все это случится лишь через несколько дней.
   Двое суток - столько времени понадобилось безымянному искину десантного бота, чтобы доставить информацию в канцелярию императора. Искину, получившего имя Икс в тот день когда Вадим выйдя из комы и частично вспомнив, частично узнав от Лунтика все детали, оставшегося в памяти мутным пятном, дня длиною аж в целую неделю, продал оставшуюся после смерти родителей землю с домом на Земле и выкупил Икса в вечное пользование.
  
  
   - ... поэтому, будь осторожен сегодня, лады? - эхом прокатилось в голове Вадима.
   Если Лунтик ничего не путал, то сегодня на Вадима ожидало очередное покушение. Из того взвода остался только сам Вадим да прибившийся к нему Лунтик, всеми правдами и неправдами последовавший за своим командиром. Трибунала, конечно, удалось избежать, но, как Вадим и ожидал, его закинули в самый дальний гарнизон на границу с инсектоидами. Причем любой выговор или нарушения приказа грозил парню увольнением с военной службы, которая гарантировала хоть какую-то защиту от оставшихся недовольными проведенными чистками антиимперского лобби. Все эти полгода Вадим не вылезал из МТД и старался не оставаться один. От четырех покушений спас доспех, от двух удалось отбиться полувзводом тяжей, стоящих в охранении. В последний раз Вадиму просто повезло. Доставщица пиццы изрешетила дверь каюты Вадима с которой пропал силовой щит. А ведь парень просто поленился вставать с кровати и подходить к двери. Ему и в голову не могло прийти, что недоделанные революционеры осмелятся прийти 'вершить правосудие' в сердце филиала российской военной базы, расположенной на Меркури-16.
   - Лады, - быстро прогнав в памяти события последнего полугода, ответил Вадим.
   Признаться, временами на него находило некое пограничное состояние, когда его сознание будто парило над правым верхнем плечом человека, а тело мгновенно выполняло все мысленные приказы. Хоть военные медики и убеждали Вадима, что боевая химка никак не повлияла на его организм, парень чувства, произошедшую в нем перемену. Эмоции его стали тусклее, в то время, как восприятие мира стало ярче. Хорошо это или плохо Вадим не знал, существуя последние полгода словно во сне.
   Пропищал интерком. Ощущение приближающейся опасности взывало у Вадима с новой силой
   - Полувзвод 'Искра', командир старший лейтенант Ухов, слушай мою команду. Немедленно, повторяю, немедленно организовать встречу представителя Содружества, обеспечив его охрану и сопровождение до их консульства.
   Несмотря на стандартный приказ чувство тревоги не покидало Вадима. Представители содружества прилетали на Меркури достаточно часто и сопровождать их требовалось полным взводом, а, следовательно, рядом будут ребята, способные прикрыть спину.
   - Старший лейтенант Ухов, - вновь пикнул интерком, - также приказываю забрать сопроводительное письмо на этого клоуна из Содружества из администрации Меркури. - Из интеркома послышались помехи, долгий, старческий вздох и очередная порция писка, заставившая Вадима окаменеть - прости, Мрак...
   За что извинялся Старик Вадим понял через пару секунд, ловля на себе сочувствующие взгляды его бойцов. Забирать документы из администрации астероида имели право только офицеры.
   - Я пойду с тобой, - нахмурился Лунтик.
   - Отставить, - Вадим не собирался обрекать на смерть преданного ему бойца, так похожего на его младшего брата, погибшего вместе с родителями в той катастрофе, - рядовой Лунтик, вы слышали приказ.
   - Но я...
   - Рядовой Лунтик назначается командиром группы в мое отсутствие. - Пути назад не было, командир не мог бросить своих солдат и это понимали все.
   Плечи Лунтика потеряно опустились, остальные бойцы, кривясь, сочувственно смотрели на Вадима. Всем было понятно, что достичь центра астероида в одиночку было непосильной задачей. А Вадиму требовалось не только достичь центра, но прибыть оттуда в доки.
   - Не парьтесь, мужики, - внезапно улыбнулся Вадим, распечатывая свою любимую жвачку с клубничным вкусом, - лучше скиньте мне парочку резервных батарей.
   Никто из бойцов не спросил зачем их командиру понадобились запасные батареи, работающие на атомном мини-генераторе.
   - Георгий, кинь мне запасной резак
   Рослый боец с двумя мечами за спиной без вопросов снял левый и бросил его Вадиму рукояткой вперед.
   - Увидимся, мужики, - мрачно улыбнулся Вадим и, на ходу, прикрепляя одну из батарей к титановому лезвию плазменного резака, быстрым шагом направился в сторону центра.
   - Удачи, Мрак, - беззвучно прошептал ему вслед Лунтик, скомандовав бойцам выдвигаться в сторону доков.
  
   - Жаль Икс остался на корабле, - подумал Вадим, шагая по стальному полу Меркури-16, - сейчас бы хоть картинку с камер выдавал бы. Позвонить ему, что ли?
   Чем ближе Вадим подходил к Бунгало - небольшому району, известного своей воительностью, кольцом окруживший центральную инфраструктуру, тем больше желание связаться с Иксом испытывал Вадим.
   - Икс, привет, как связь? - все-таки не выдержал парень, вот уже минуту чувствующий чей-то взгляд, сверливший спину между лопаток.
   - Все нормально, шеф, - отозвался искин, - Вадим, а ты почему один?
   - Долго объяснять, подстрахуй, - коротко бросил парень, на ходу доставая резак. Оранжевое ровное пламя отразилась в зеркальном забрале костюма.
   - Вывожу картинку на дисплей, позади тебя шестеро, через два пролета небольшой зал, там еще закусочная 'Шарема' стоит, так вот, там камеры не работают, рекомендую свернуть налево
   - К азиатам?
   - Думаю даже там, у тебя будет больше шансов, чем по нынешнему маршруту.
   - Слушай, Икс, как думаешь, если получится небольшой взрыв, насколько сильно расстроятся владельцы Меркури?
   - Взрыв? Так вот зачем тебе второй меч и ядерный аккумулятор. Не боишься заражения?
   - Большая часть ходит в скафах, да и система безопасности сразу же отсечёт опасные участки.
   - Отсечет, да, вместе с тобой...
   - Прорвемся.
   На Вадима вновь накатывало черно-белое спокойствие.
   - Перестала работать камера в соседнем коридоре, перестала..., в общем, я тебя больше не вижу.
   - Слышишь - уже хорошо.
   - Ха-ха, смешно, зря не взял меня с собой.
   - Угу.
   - Давно пора мне 'переехать' к тебе, благо объем твоей нейросети позволяет. Единственное голова немного поболит.
   - Поверь, дружище, сейчас она у меня болит о другом.
   Ощущение чужого взгляда пропало и Вадим, более не мешкая, ласточкой прыгнул в темный коридор, ведущий в круглый зал, куда сходились четыре коридора. В стену коридора вонзилось копье, уйдя в металлическую панель на целую ладонь.
   - Ого, это кто у нас там такой сильный, - отстраненно подумал Вадим, отбрасывая включенный резак с прикрученной к нему батарей в сторону замеченных переносных турелей.
   В зале, помимо турелей, оказалось с десяток отморозков с различными колеще-режущими предметами.
   - И какой только умник догадался притащить дистанционное оружие на Меркури? - подумал Вадим, провожая в буквальном смысл сделанную на коленке бомбу, улетевшую как раз в аккурат между двумя небольшими, стальными треногами, на которых уже раскручивались спаренные стволы.
   - Ого, кто-то расщедрился на лазерные, - мысль промелькнула отстраненно, а на локте, куда попал алый луч, появилось небольшое темное пятно.
   Вадим смещался к стене, слегка забирая влево, чтоб встречающие его протвники оказались между ним и турелями. Скорей всего, ребята были 'арендованы' на разовую акцию, по движению отряда и сбалансированному оружие, было видно, что встречу устроила не просто гоп-компания, а слаженная команда почти профессионалов.
   От первой стальной сети Вадим увернулся, вторую принял на резак, третьей же позволил упасть себе на грудь. Тело мгновенно охватило постоянно усиливающееся давление. Рядом с ногой вонзилось второе виброкопье, кто-то явна задался целью наколоть Вадим словно бабочку на иголку, и не жалел ради это вибронаконечников. Подождав, пока обрадованные таким проколом наемники добегут на расстояние удара, Вадим присел и развел руки в стороны, на теле повисли обрывки стальной паутины. Для того, чтоб спеленать МТД его класса требовалась минимум штук десять такие сетей. Мир снова раскрасился в черно-белые тона, а сознание отступило куда-то вверх и вправо. Шаг, удар, вильнуть влево, закрутить маятник, прикрываясь истошно орущим телом от прогревшихся и посылающими один обжигающий луч за другим турелей, принять страшного виду бордовую катану на свой клинок, ударом ноги сломать узкоглазому владельцу экзотического оружия коленную чашечку и, врубив реактивный ранец, встроенный в наспинную броню, снарядом пролететь до противоположной стены, сбивая по пути опешивших от такого развития событий противников. Внутренние датчики начали попискивать сигнализируя о нагреве брони.
   -Чертовы лазеры, берут скорострельностью и перегревают доспех, - Вадим, не забывая угощать попадавшихся под руку бойцов ударам своего резака решительно двигался в сторону коридора.
   Турели заскрипели, разворачиваясь к юркой цели. Из коридора, по которому недавно пришел Вадим показались 6 фигур, закованных в МТД корейского производства, Вадим распознал в них доспехи класса 'Кёнбо', весьма дорогая штука, довольно популярная среди наемников профессионального уровня. Здесь же их было целых шесть!
   - Твоя самодельная бомба должна была рвануть несколько секунда назад, - вклинился Икс.
   Вадим, не тратя времени на ответ, побежал, ускоряясь, по единственному незаблокированному коридору, ведущему в самое сердце Бунгало, моля про себя всех богов, чтоб батарея не рванула раньше, чем он завернул в какой-нибудь, желательно перпендикулярный, коридор.
   - Камеры все так же не работают, но плану, через 5 метров должен быть люк технических помещений, - с тревогой в голосе подсказал Икс.
   Добежав до закрытого люка, Вадим взмахнул резаком в районе замка, и со всей дури ударил в люк плечом, прогибая его вовнутрь, пол под ногами едва заметно дрогнул.
   - Быстрее, быстрее, - подлил масла в огонь Икс.
   Вадим, продавив-таки люк, бросил себя в технические помещения, наваливаясь на слегка покореженную стальную платину с обратной стороны. За его действиями с интересом наблюдали трое ремонтников в инженерных комбинезонах, сидящих за столом с развернутой картой транспортных артерий станции.
   - Мужики, там похоже кто-то бомбу притащил, - забрала инженеров, уже не один год отпахавших на Меркури-16 синхронно щелкнули, переводя скафандры в режим жизнеобеспечения.
   - Гонишь, - через внешний динамик буркнул старший смены, связываясь с диспетчером через стоящий рядом терминал.
   Броня Вадима со эмблемой стального шлема и щита, успокоила взявшихся было за электрошокеры мужиков. Тяжей на станции уважали. Уважали за то, что бойцы не приносили простым жителям станции проблем, не устанавливали своих правил и даже изредка помогали внутренней охране улаживать конфликты.
   - Хотел шавермы взять, поностальгировать, - Вадим, оставил люк в покое, огненная волна, пронесшаяся по коридору, схлынула обратно, пол еле заметно дрогнул еще раз, что заставило Вадима настрожиться, - а там ребята что-то между собой не поделили.
   - Это в Шарему чтоль путь держал? - уточнил левый техник.
   Вадим угрюмо кивнул.
   - Считай нет больше твоей 'Шаремы', - невесело хохотнул находящийся ближе к Вадиму инженер.
   - Так вот почему камеры не работали! - дошло до его напарника. - Пойдем проверим?
   - Какой проверим, - осадил его старший смены, - даже не думай туда соваться. Вдруг взрыв систему вентиляции нарушил, иди несущие конструкции повредил. Сидим тут, ждем охранку.
   - А я к своим побежал, нас сейчас, наверное, тоже сюда кинут, - бросил через плечо Вадим, аккуратно открывая покореженную стальную дверь, - и это, мужики, простите за люк ваш.
   - Да все нормально, молодец, что догадался, иначе, судя по датчикам, прикоптило бы тебя знатно.
   Вадим, выйдя в коридор, быстрым шагом направился к переходу, ведущему к административному округу. Сейчас ему нужно было как можно быстрее получить бумаги и попасть к себе на базу. Зрение потихоньку возвращались в норму, окружающий мир вновь обретал краски.
   - Ты понимаешь, что будет, если они узнают, кто устроил взрыв? - в интонации искина было больше любопытства, чем тревоги.
   - Не думаю, что кто-то что-то найдет. Саму батарею, как, впрочем, и резак скорей всего распылило на атомы, да и потом, там были две лазерные турели, а это, думаю, прямой вызов админам Меркури, - Вадим и вправду был спокоен насчет спровоцированного взрыва. Больше всего его смущал незаблокированный коридор.
   - Что это было? Наемники оставили себе путь отступления или его загоняли именно в этот коридор? Но если второе предположение верно, то зачем?
   Ответ на свои вопрос Вадим обнаружил уже через пару шагов. Судя по всему, взрывная волна активировала все детонаторы и несколько импульсных мин, расположенные, по полу, стенам и потолку активировались раньше, чем было задумано. Сквозь щели в разорванной стальной обшивке коридора, связывающего жилые окраины станции с бизнес-центром административного периметра, с шипением утекал воздух.
   - Армейцы, - обреченно подумал Вадим, - больше некому. Если пошли на такое явное нарушение правил, и нарушили герметичность базы, то мне точно жить осталось недолго...
   Решив не рисковать, командир тяжей активировал ранец и понесся по центру коридора, стараясь не касаться ни пола, ни стен.
   - Интересно, - отстранено думал Вадим, приземляясь в конце коридора и вновь переходя на быстрый шаг, - та шестерка тяжей выжила? Все-таки подрыв ядерной батареи, да еще и на такой сверхблизкой дистанции, а еще и в практически герметичном помещении не должно было пройти для них бесследно. А меня никто из них не преследует...
   На встречу Вадиму уже бежал взвод охранной бригады станции, легкие полувоенные комбезы, на головы накинуты полимерные зеркальные капюшоны, в руках электрические дубинки.
   - Парни, там пробой похоже, и у меня Гейгер пищал, - не удержавшись, предупредил мужиков, некоторых из которых он знал в лицо, Вадим.
   Командир тормознул своих бойцов, благодарно кивнул Вадиму и что-то затараторил в рацию. Через пару секунд по всей станции завыло тревога и замелькали отблески красных ламп.
   - Внимание, угроза утечки воздуха. Просьба гостям и жителям станции Мееркури-16 облачиться в защитные костюмы или ограничить свои передвижения в секторе С, - по всему коридору разлился тяжелый металлический голос.
   Интерком Вадим пикнул, принимая идентичное сообщение с рекомендации найти укрытие на ближайшие несколько часов.
   Вадим еще раз глянул на переминающихся с ноги на ногу бойцов и двинулся дальше. Без происшествий добравшись до центра регистрации прибытия иностранных резидентов, Вадим получил у скучающего клерка запечатанный в пластик пакет документов и небольшую полимерную карточку-пропуск для Орландо МакКрая, именно так было написано на её лицевой стороне.
   Еще через час встретившись со своим взводом в одном из доков станции и передав документы бравому солдатику, упакованному в белоснежный полувоенный скаф с эмблемой Содружества, Вадим, морщась на удивленные взгляды свих бойцов, в двух словах пересказал происшедшую историю, опустив, впрочем, детали про накал до взрыва ядерной батареи.
   Отряд выслушал своего командира, хмуро посматривая по сторонам и в бессильной злобе сживая и разжимая кулаки.
   - Черт, с этим нужно что-то делать! - не выдержал Лунтик.
   - Остынь, Лунтик, - равнодушно ответил Вадим, - сегодня напишу рапорт о переводе.
   Тяжи дружно отвели глаза в сторону, никто из десяти человек не рискнул спросить: 'куда?'
  
   Вечером того же дня Вадима вызвал к себе Старик, с которым у Вадима состоялся непростой разговор.
   - Пойми, Мрак, тебя заказали. Заказал кто-то в верхах. Потому что даже мне дали ясно понять, что ты должен исчезнуть.
   Вадим молча стоял перед капитаном, чьи, зачесанные назад при помощи геля, волосы, блестели словно лысина.
   - Мрак, тут такое дело, я могу тебе предложить один вариант, очень уж за тебя Седой просил.
   Вадим, на которого в последние недели равнодушие накатывало все чаще и чаще, устало посмотрел на серого исполняющего обязанности командира их роты. Мир снова начал терять краски.
   - В общем, готовится экспедиция на Терру-2. Да-да, - уловив искорку интереса в глазах тяжа, подтвердил Старик. - Очередная. Секретная, в общем, все как обычно.
   - Согласен, - не раздумывая буркнул Вадим.
   Как ни крути, это был его последний шанс. Добраться до Терры-2, до планеты, контакт с который был утерян несколько столетий назад и попробовать затеряться там среди местных жителей. Если они там, конечно, остались. И да, каждый год аналитики понижали вероятность прорыва сквозь сектор, взятый под контроль инсектоидами. По сути, люди, отправляющиеся в экспедицию на Терру-2 были на 20% героями, а на 80% - смертниками.
   - Согласен, - повторил Вадим и растянул губы в неживой улыбке.
   Улыбка не сходила с его лица все то время, пока он подписывал рапорт о переводе на тяжелый носитель 'Оплот' в качества командира абордажной команды тяжелых пехотинцев. Узнав же, что прибыть новоиспеченный командир абордажников на новое место несения службы должен уже через 9 часов, а именно в 5 утра следующего дня, Вадим улыбнулся уже искренно. Но в взгляде тяжа, которого все за глаза называли Мраком промелькнуло что-то настолько страшное, что даже Старик, получивший свой позывной за то, что вышел живым из десятка стычек с повстанцами из имперских колоний, щедро спонсируемых Содружеством, не удержавшись, вздрогнул и отступил, от греха подальше, на шаг назад.
  
   Если бы Икс умел читать мысли, он несомненно отговорил бы Вадима от столь опрометчивого поступка. Если бы Лунтик не был в тот день на дежурстве, он обязательно проведал бы своего командира и, увидев, чем тот занимается, ни за что не отпустил бы его, заручившись поддержкой и физической помощью сослуживцев. Если бы уважаемый человек в определённых кругах, Магор Султанович, хозяин бара 'Пиранья', откуда торчали уши большинства покушений, совершенных на Вадима, знал, что мрачный тяж собрался зайти к нему в гости, он бы не решился проводить ночь в своем клубе. Если бы...
   Покрыв взятый на складе ЛД (легкий доспех) черной краской из найденных там же баллончиков, и, с сожалением убрав в оружейку свой плазменный резак, Вадим проверил не болтается ли перевязь с метательными ножами и насколько плавно выходят из ножен парные виброклинки. Без привычного МТД парень чувствовал себя голым. Еще раз мысленно пробежавшись по списку целей, Вадим пристроился ко взводу тяжей, выходящих на ночное патрулирование. На вопросительный взгляд сержанта Черных, Вадим уверенно кивнул, коснувшись правой рукой своего горла. Сержант расплылся в понимающей улыбке и кивнул в ответ.
   Выйдя за территорию военного городка, Вадим, пройдя с тяжами пару кварталов свернул в глухой переулок. Дорога до клуба заняла у него полчаса. Еще двадцать минут ушло на деактивацию системы наблюдения.
   - Мог бы хоть заранее предупредить, - ворчал Икс, продираясь сквозь паутину охранной системы, - Икс, взломай систему безопасности, Икс, подключись к камерам Меркури. Я тебе между прочим не главный искин Оплота, кстати, поздравляю с зачислением в штаб, - яда, заключенного во фразе, хватило бы, чтоб отравить полфлота инсектоидов.
   - Не ворчи, старик, - флегматично отозвался Вадим, - сам знаешь, сколько мне еще осталось, а с долгами уходить - не по-мужски.
   Неживая улыбка вновь появилась на лице Мрака.
   - Знаешь, ты меня иногда пугаешь, - сознался Икс, - готово, можешь заходить, у тебя есть час, потом пойдет перезагрузка.
   - От души, Иксик, - промурлыкал Вадим, поудобней перехватывая вибронож, - ну, понеслася!
   Главным преимущество легкого доспеха серии 'Крик' был широкий спектр возможностей встроенного сканера и радара, выводящих владельцу доспеха полный расклад на находившихся в радиусе 10 метров от него разумных. Закаченная несколько часов назад свежая база охранки станции сводила на нет шансы встречи с незарегистрированными на астероиде людьми. Вадим еще на базе настроил подсветку гражданских - зеленым, гражданских с оружием в руках - желтым, не попадающих ни в одну из категорий - серым, а всех остальных - красным. Так как контингент в 'Пираньи' собирался сугубо специфический, невинных или посторонних людей в баре просто-напросто не должно было быть.
   Закатить на кухню гранату с усыпляющим газом. Пождать две минуты. Зайти на кухню. Вскрыть решетку вентиляции. Закинуть туда две гранаты с усыпляющим газом. Выждать шесть минут. Зайти в зал. С каждым действием, движения Вадима становились все четче, а мир - серее. 'Дмитрий Воронов - куратор наркотрафика западного округа' - нож по рукоятку погружается в грудь. 'Александр Бурков - космический Робин Гуд, специализируется на похищении богатых наследников, в случае неуплаты выкупа, высылает любимое чадо родителям по кусочкам' - нож с легким сопротивлением пронизывает ЛД и человека, в нем находившегося. Когда работа в зале была закончена, Вадим навестил второй этаж, действуя по проверенной схеме. Затем проверил подвал, где и нашелся сам Магор Султанович.
   Решив не корчить из себя благородного рыцаря, Вадим также закатил гранату с усыпляющим газом и, выждав несколько минут, словно робот, зачистил все помещение. Не удержавшись, и заглянув в приоткрытую дверцу сейфа, парень обнаружил там вещь, которая никак не могла оказаться у человека, связавшего свою жизнь с теневой стороной. Последний экспериментальный образец нейросети 'Спектор' - овальное матовое яйцо в вакуумной упаковке небрежно лежало на второй полке, вперемешку со стопками купюр. Вадим, не раздумывая, закинул яйцо в рюкзак и пошел дальше. В списке оставалось еще пять мест.
   Сложности возникли только на последней точке. В задней комнате миниотеля, который, по факту являлся штаб-квартирой отряда наемников 'Рагнарек' нашлись две фигуры в слегка оплавленных, но знакомых МТД 'Кёнбо', успевшие перевести свои скафы в режим полной автономии. И пусть ноги крайнего правого боеца слегка заплетались, судя по всему он все же надышался усыпляющим газом, но его напарник пружинистым шагом двигался навстречу Вадиму, хладнокровно шагая по раскинутым руками и ногам бойцов отряда 'Рагнарек', которых все-таки сморил глубокий химический сон.
   Вадим, чье восприятие, казалось, обострилось до комариного писка, различал по меньшей мере несколько тысяч оттенков серого на приближающейся фигуре. Вот черная нить, пересекающая предплечье, выдает микротрещину костюма, а комок серых нитей - повреждение в молекулярной структуре костюма в области живота.
   Уклонившись от удара кулаком, Вадим вонзил вибронож аккурат в переплетение серых нитей, и, слыша, хруст проламываемой брони, сделав шаг вперед и довернувшись на правой ноге, ласково вонзил второй нож под шлем, в скопление стальных трещинок. Задержавшись на секунду и удостоверившись, что грозная фигура корейца начинает обмякать в его объятьях, Вадим потянул ножи на себя, одновременно с этим поворачиваясь навстречу ковыляющему бойцу. Тому явно было не по себе. Плазменный резак в его руках ходил ходуном, а самого бойца постоянно вело влево. Вадим, решив не рисковать, метнул один за другим все десять ножей, для начала выбив из рук бойца клинок, затем ослепив встроенные в забрало сканеры серией мгновенных бросков. Пропустив, потерявшего ориентацию тяжа мимо себя, ухватившись за его левое плечо, привычным движением вогнал вибронож в затылок воину, и, с первого удара, не пробив неповрежденную взрывом броню, принялся наносить ритмичные удары в одну и ту же точку. Кореец пытался вырваться из хватки Вадима, но на шестой раз виброклинок все-таки пробил, казалась бы надежную, скорлупу скафандра. Пару раз дернувшись, воин в оплавленном спереди МТД рухнул на пол, где и застыл безжизненной куклой.
   Осуществив контроль остальных наемников, помеченных красным, Вадим, вызвав часы на внутреннем интерфейсе и перевел дух. Через полтора часа он должен быть на палубе 'Оплота'.
   Парень, вернувшись на базу, только и успел, что принять душ и облачиться в свой родной МТД. Ровно в 5:00 он вступил на корабль, отправляющийся в практически безнадежный прыжок, оставив ЛД 'Крик', покрытый чёрной краской и оставшиеся гранаты в своем кубрике. После устроенного ночного переполоха, скрываться смысла не было. Вадима не волновало, что сегодня станция Меркури-16 опустела на сотню человек за одну ночь. Мрака тревожило его зрение, не желавшее возвращаться в привычную цветовую гамму.
  
   Глава 2
  
   - Перед тем, как мы ушли в прыжок, искин принял сообщение от администрации Меркури, - высокий, светловолосый мужчина колдовал над пультом управления микроклимата, добиваясь имитации морского бриза, - и, кстати, видно, что написано в спешке, с еле сдерживаемой паникой.
   Адмирал 'Оплота' Андрей Алексеевич Кочеров кинул взгляд на находившегося на мостике полковника военной группировки экспедиции. Кряжистый мужчина лет сорока стоял, широко расставив ноги и, заложив руки за спину, внимательно просматривая выведенный на голографический экран суточный отчет.
   - Пишут, что предположительно один из ваших бойцов чуть ли не серийный убийца, фанатик и террорист, вырезавший под пятьдесят человек за ночь до выхода нашего флагмана в гиперпространство, - Кочеров, наконец-то настроив климатическую установку и вдохнув полной грудью ставший чуть солоноватым воздух, удовлетворенно хмыкнул и направился к своему рабочему месту, - просят оставить его на одной из станций, мимо которых мы будет проходить.
   Его собеседник, скривившись, продолжил чтение отчета, переступив с ноги на ногу, что говорило о его сильнейшем раздражении. Николай Сергеевич Кубов, будучи потомственным военным, терпеть не мог всевозможные кляузы гражданских штафирок и кабинетных генералов. Сам Кубов, дослужился лишь до полковника, в то время как все его однокурсники и бывшие сослуживцы уже во всю щеголяли генеральскими регалиями, по крайней мере те, кто остался жив после недавней войны, один из отголосков которой стоял сейчас на капитанском мостике. Беда Кубова была в том, что он не умел прислуживаться и служил только императору. Периодически возникающие проблемы решал не по договоренности или через знакомых, но руководствуясь Уставом и регламентом воинской службы Российской империи.
   - В последних строках упоминают про три солидные и уважаемые заведения, переставшие существовать. Грозятся слить информацию о сумасшедших вояках в нашу доблестную прессу...
   Кочерова не так сильно заботила поднявшаяся вокруг Меркури-16 шумиха, все, что его волновало - была миссия по доставки антиматерии на Терру-2. В отличии от большинства 'сосланных' на 'Оплот' офицеров, Андрей Алексеевич был идейным. Он бредил космосом и свято верил в то, что Земля-2 станет плацдармом дальнейшего открытия жизни во вселенной. Его никак не устраивало нынешнее положение вещей. Военные стычки между крупнейшими игроками Солнечной вселенной и их колониями позволили сделать быстрый скачок в развитии военно-космического флота. Но дальнейшее освоение космоса, окончившееся обнаружением системы, окупированной инсектоидами и последующая кровопролитная и выматывающая людей война поставила жирную точку на экспансии землянами дальнего космоса. Для начала нужно было удержать свои рубежи. Планета, контакт с который был потерян около двухсот лет назад могла стать решающим козырем в войне с гигантскими насекомыми. Если, конечно, ее еще не захватили жуки, или если, группа ученных и военных, оставленных на планете не скатились в средневековье, или если они все там не перемерли от новых вирусов и микробов. Вариантов было много. Но радиосигналы, регулярно приходящие из той системы внушали осторожный оптимизм.
   Главная проблема была в находившейся аккурат посередине между Землей и Нивеей достаточно большой группировке инсектоидов.
   Земная разведка так и не смогла установить сколько систем заняли инсектоиды и знают ли они о месторасположении земных планет. Пока что все стычки и сражения проводились именно в секторе Прометея. То ли ни та, ни другая сторона не решалась распылять свои силы на разведку безграничного пространства космоса, то ли понимая, что стоит только найти противнику головную планету - и война пойдет на выживание, то ли по какой другой причине, но боевые действия не выходили за пределы сектора.
   Кочеров считал, что инсектоиды просто копят силы. Если в безвоздушном пространстве жуки уступали людям, то при физическом контакте преимущество оставалось за насекомыми. Даже МТД не спасал от хитиновых клинков богомолов. И если в поединке один на один человек без труда делал из инсектоида хорошо прожаренный бифштекс с хрустящей поджаристой корочкой, то в групповых сражениях жуки просто-напросто давили массой.
   Начиная свою карьеру с пилота истребителя, и отслужив в Военно-космических силах РИ свыше 25 лет, новоиспеченный адмирал имел хорошее представление о том, как любую, даже самую детально продуманную, миссию можно утопить при помощи всевозможных бумажек и административных проверок, усиленных общественными комиссиями.
   Все, чего хотел Андрей Алексеевич - было выполнить свою миссию. А в идеале уничтожить угрозу человечеству. А так как согласно маршрут-листу, Оплоту предстояло посетить еще два места, Кочеров отрицательно воспринял интерес администрации Меркури к своему кораблю. А если они еще подключат и журналистов, то появлялась вероятность того, что миссия будет пересенена или отложена на неопределенный срок.
   - Не хотелось бы, Николай Сергеевич, из-за одного бойца ставить под удар всю миссию, причем боец этот стоит на карандаше у СБ, - на последних словах Кочеров посмотрел на покрасневшего полковника.
   - Не было его у нас, - нехотя, словно через силу, выдавил из себя Кубов.
   - В смысле не было? - удивился адмирал.
   - В прямом. Слушай, Андрей Алексеич, ты же в курсе той ситуации, - со вздохом ответил полковник, заканчивая с отчетом и направляясь к пилотному креслу.
   - Какой именно? - расценив слова своего коллеги как приглашение к началу разговора, молодой адмирал развернулся к Кубову.
   - Когда он прикрыл своего бойца от импульсной гранаты? - дождавшись утвердительного кивка, Кубов продолжил:
   - Я тогда был в составе комиссии, расследующей тот случай. Ты в курсе, что ни в одном МТД не было щита? За несколько дней до вызова, по спущенному сверху приказу, были демонтированы щитовые аккумуляторы и сами модули из всех доспехов. Из всех тех, которые позже были посланы для успокоения революционеров.
   - ...
   - И да, в остальных шахтерских городах без жертв не обошлось. Много наших просто-напросто сгорели в пламени этих чертовых импульсных гранат, да и гражданским досталось, тяжело, знаешь ли, силу удара контролировать, когда на твоих глазах заживо сгорает твой боевой товарищ и ты никак не можешь ему помочь.
   - Но в прессе не было ни слова об этом?
   - Не было, потому что, когда Мрак, которого неделю накачивали наркотой, как, впрочем, и остальных командиров других отрядов, придушил ту жирную свинью, революцЫонЭры призадумались, - Кубов интонацией подчеркнул какого он мнения о бастующих, - и упустили момент кинуть свежачок в прессу. Они хотели запустить эту информацию сразу же после парочки терактов.
   - Подожди, Николай Сергеевич, какие еще теракты?
   - Там много всего должно было быть. Поверь, и если бы Мрак не привлек на себя внимание СБ, у нас, скорей всего, уже не было бы императора...
   - Черт, ты сейчас серьезно?
   - Более чем. Этот парень, не ведая, спас нашу страну. Уши содружества штабелями торчащие из того заговора нам, конечно, удалась надрать, но всех же на каторгу не сошлешь, верно? Да и своего говна, прости Господи, хватает, - Кубов перекрестился и посмотрел в искусственный иллюминатор, где изредка мелькали искорки, растягиваясь в одну сплошную нить.
   - Да уж, - протянул Кочеров, - а как он сам-то выжил после встречи с импульсивкой?
   - Мальчик молодец, он ее рубанул своим резаком, пришлось ему, конечно, несколько секунд повалятся, словно мумия в саркофаге, но зато жив остался.
   - Ну ладно, парень - герой, но Сергеич, ты же понимаешь, какие проблемы у нас могут случится? - адмирал расстегнул белоснежный китель и облокотившись на пульт, подпер подбородок кулаком, умудряясь при этом сохранить идеально ровную осанку, - а ведь нам еще к шахтерам залететь надо...
   - Помню и про шахтеров, и про приказ, - полковник покраснел еще больше, нет-нет, да посматривая на пол, словно хотел по привычке сплюнуть.
   - Тем более 3 здания под ноль вырезал
   - Пять. И не под ноль, а только красных.
   - Даже так? - бровь вдмирала поползла наверх, демонстрируя высую степень удивления, - Еще хуже, под кем они хоть ходили-то?
   - Не поверишь, все те же недобитки из оппозиционеров.
   - Ну да, - адмирал кивнул, - таких людей отдавать нельзя, что предлагаешь?
   - Несчастный случай на учениях. Тело по традиции предали космосу в капсуле.
   - Ладно, с капсулой понятно, а его самого куда?
   - Скажем так, - полковник ухмыльнулся, - у нас по факту всего 89 инженеров на весь корабль.
   - Подожди, должно быть 90!
   - На бумаге их и так 90, а по факту 89.
   - Хорошо, - адмирал откинулся на спинку кресла, - у меня два вопроса. Первый - куда делся один инженер, второй - откуда у тебя эта информация?
   - Инженер не вернулся с увольнительной, а информация... информация от одного искина. На хозчасти стоит, грамотный тип, кстати, - полковник покрутил рукой в воздухе, - адекватный.
   - Думаешь он...?
   - Уверен.
   Имперская служба безопасности частенько устраивала проверки на наличие искинов с искусственным интеллектом, под которые в первую очередь попадали именно офицеры в высоких чина. Найти у младшего начсостава электронного помощника - считалось удачей. Но, при обнаружении разумного искина, погоны, да и сами головы теряли все.
   - Ну, тогда во время криосна его можно будет поставить на дежурство. На стандартных искинов надежды нет.
   - Отличная мысль, сам хотел предложить!
   - Проверки?
   - Плевать, сам понимаешь, куда летим.
   - Ну, значит, договорились? - адмирал Кочеров, улыбнувшись, протянул руку собеседнику.
   - Не вопрос, договорились, - ответил на крепкое рукопожатие полковник Кубов, - сразу после той шахтерской дыры, куда нам нужно залететь, и поставим этого искина.
   - Какой у него порядковый номер? - довольный адмирал, прикидывал кого из техников бросить на столь ответственное задание.
   - Хм, - задумался полковник, - у него нет номера, по всем сетевым отчетам он проходит один символом.
   - И каким же? - слегка нахмурился адмирал, привыкший к армейскому единообразию.
   - Икс. - полковник наморщил лоб. - Да, точно, просто Икс.
  
   Свой "несчастный случай" Мрак пережил на удивление спокойно. Единственная мысль, то ласкающая, то корябающая его душу билась в груди ровно столько времени, сколько он смотрел вслед улетающей в открытый космос капсуле:
   - В ней улетает частица меня. Часть меня. Большая, цветная часть меня. Прощай, старлей тяжей Вадим Ухов. Спасибо, что оставил простому лейтенанту инженерной службы свой МТД.
   Вадим не помнил, да и не хотел, честно говоря запоминать его новое имя, которое было выбито на пластиковой карточке с оранжевым инженерским допуском. Ему, откровенно говоря, было все равно, что произошло с тем самым опоздавшим офицером.
   - Икс, что скажешь? - в очередной раз обратился к своему искину Вадим.
   - Вадим, наш план в процессе, меня заметили, и, как и ожидалось, вычислили практически сразу. Скоро тебя вызовут на разговор. И, если все пойдет по плану, то с новыми мощностями у меня будет больше шансов разобраться в ... - голос искина на мгновение дрогнул, - в твоем состоянии.
   - Ладно, - равнодушно ответил парень, направляясь в инженерный бокс.
   - Вадим, - что-то в интонациях Икса поменялось, - а скажи мне, друг мой, с какой целью ты вот уже в пятый раз за сегодня интересуешься своим состоянием?
   - Хм, интересный вопрос, - протянул парень, зрение слегка дрогнуло, - просто, любопытно?
   Серый пол, стальной потолок, черно-белые картины на тусклых стенах, походе среди пилотов истребителей вновь устроили конкурс на лучший земной пейзаж. Седой пытался добавить творческих мероприятий в размеренную жизнь тяжей, но после появившейся во всю стену надписи где подробно, без повторов, было описано кому и куда идти с различными конкурсами, забросил попытки выполнять очередной приказ начальства. К слову, картинки, сопровождающие надпись, были выполнены на весьма высоком уровне. При некой толики фантазии, можно было разглядеть и министра экономики, и министра обороны, и даже самого Седого. Вадим хмыкнул.
   - Интересная тогда вышла надпись.
   Зрение снова дрогнуло. А трава на одной из картинок окрасилась в еле-видимый светло-салатовый цвет.
   - Погади-ка, - Вадим резко остановился и впился взглядом в траву. На картине был нарисован двухэтажный дом, заросший травой. Чердачное окно горело тусклым желтым цветом.
   - Икс! - Вадим аж вздрогнул, от нахлынувшего на него азарта, со зрением творилось что-то непонятное, цвета словно проявлялись то тут, то там. Парень помотал головой. Перед глазами остался желто-зеленый шлейф. Казалось, на мир словно плеснули акварелью. - Икс! Забавная вещь получается!
   Вадиму пришлось присесть на темно-синий пол, закрывая глаза ладонями, словно защищая их от стремительно возвращающихся красок.
   - Икс, ведь это же получается...
   - Да, Вадим. Когда тебе что-то любопытно, ты словно оживаешь, перестаешь быть бесчувственной машиной для выполнения приказов. Интерес и любопытство - вот те вещи, которые держат тебя на поверхности!
   Икс не стал говорить Вадиму, что 99,5% всех бойцов, подвергшихся курсу боевой химеотерапии, погибали. Кто-то банально не просыпался. Кто-то убивался на тренировке, не замечая порванных связок и мышцы, истощая ресурсы своего организма. Так или иначе, все солдаты, показывая прирост силы, выносливости, скорости реакции практически в 200%, погибали, теряя интерес к жизни.
   - Получается, любопытство - это мой единственный шанс, не превратиться в робота из плоти и крови? - уточнил Вадим, поднимаясь с пола.
   - Получается - это твой единственный шанс выжить, - хотел сказать Икс, но сдержался, - нет, бро, ты и так останешься самим собой, вспомни, из каких только передряг не вылазил, а любопытство? Да всю жизнь, сколько тебя помню, совал свой нос куда не следует, разве не так?
   - Так, - повеселел Вадим.
   - Да и потом, не факт, что на Терре-2 тебе придется легко, - добавив толику сочувствия в голос, продолжил Икс.
   - Это еще почему? - удивился Вадим, теперь он шел в бокс не спеша, с удовольствием всматриваясь в висящие в строгом армейском порядке картины и находя в каждой какую-нибудь интересную деталь.
   - А ты знаешь, что там вообще происходит?
   - Нет, а что? - искорка интереса полыхнула в глаза у бывшего тяжа.
   - Так никто не знает. Двести лет - срок немалый. Встретят нас как завоевателей, если вообще будет кому встречать...
   - Разберемся, - уверенно махнул рукой Вадим, - Если не ошибаюсь, то состав первой экспедиции был около ста тысяч человек. За двести лет, не думаю, что их число превысило два-три миллиона.
   - Локальные конфликты - напомнил Икс.
   - Это да, - помрачнел Вадим, - могло отбросить развитие. Но, если все пошло по плану, то уровень их технологий сейчас должен даже превышать наш. И мы, объединившись, для начала все-таки прибьём этих тараканов, а затем будем изучать ближайшие миры.
   - Но, сам понимаешь, вариантов развития событий - десятки тысяч, - искин не сдавался, ставя перед Вадимом новые цели, задачи, планы, разжигая в нем огонь любопытства.
   - Да, - мечтательно улыбнулся парень, подходя к стальной двери, ведущей в док, - это будет, мм, интересно.
   Вадим, думая о чем-то своем, покрепче ухватился за стальной рычаг и, напрягшись, дернул его на себя. В этот раз, он поддался на удивление легко. Инженерный отсек был, пожалуй, единственным местом на корабле, где все еще оставалось старое-доброе ручное управление. Инженер, не вылезающий из своего МТД зашел в отсек, не заметив, что на титановом рычаге остались глубокие вмятины от его пальцев.
  
   Когда 'Оплот' вышел из гиперпрыжка в системе Оруэлла Андрей Алексеевич Кочеров слегка напрягся. Еще бы, по внешней связи пришло сразу несколько информпакетов. Но, к его несказанному облегчению ни в одном из них не было даже тени упоминания про Вадима Ухова. СБ Империи вообще не проявила интерес к 'Оплоту', а администрация Меркури желала счастливого пути и приносила осторожные соболезнования, о том, что тяж, нанесший заметный удар по социальной инфраструктуре перевалочной базы, погиб так рано и быстро. Остальные два сообщения были стандартными проверками свой-чужой.
   - Что думаешь? - обратился адмирал к своему полковнику Кубову.
   - А чего тут думать, - поморщился военный, - либо забили болт, либо, наоборот, затаили. А если затаили, то на станции лучше быть настороже. Во избежание, так сказать, провокаций.
   - А его никто выпускать и не собирается, - правильно расценил слова полковника Андрей Алексеевич, - он же у нас двухсотым числится.
   - Не совсем верно, - снова поморщился полковник, - но я тебе не про него говорю, а вообще.
   Кряжистый мужчина уставился на голографический план станции.
   - Это последний порт перед выходом в бескрайний океан космоса, если выражаться вашим языком. Психологи фиксируют повышенный нервный фон.
   - Так пусть сходят на берег, развеяться, сбросят напряжение- удивился Андрей Алексеевич, думая о возможных препонах со стороны Службы безопасности, червячок сомнений точил душу хоть и молодого, но опытного адмирала, - в чем проблема-то?
   - Андрей Алексеич, - голос полковника стал обманчиво мягкий и вкрадчивый, - ты вообще в курсе сколько бойцов мы везем с собой?
   - Несколько десятков тысяч, - все также не понимая, к чему клонит полковник, ответил Андрей Алексеевич, - и большая часть из них находится в криосне.
   - И снова не совсем верно, - покачал головой полковник, - В криосне находятся только пятьсот человек. И это не мои бойцы, а навязанные нам зеки, от которых решили избавиться после того, как они вскрыли изнутри висящую на орбите международную тюрьму. Как ты помнишь, территория на Земле под тюрьмы и кладбища - сейчас непозволительная роскошь, поэтому первых закидывают на орбиту, а последних кремируют. Так вот, после последнего практически удачного побега было решено послать оставшихся в живых зеков с нами. Да-да, на Терру-2.
   Адмирал слушал, не меняясь в лице и лишь медленно багровеющий шрам, тонкой ниткой выглядывающий из-под форменной фуражки выдавал его раздражение. Полковник сделал паузу, словно приглашая своего собеседника вступить в беседу, но Андрей Алексеевич лишь поджал губы.
   - Не обессудь, товарищ адмирал, - нахмурился полковник, - был приказ, который, к слову, я сейчас нарушил...
   - Ты понимаешь, что это мой корабль? - еле сдержавшись прошипел адмирал. - Какие, к чертям собачим, могут быть секреты от боевого адмирала крейсера, отправленного чуть ли не в последний путь? Ладно там, - он резко мотнул головой вверх, - сидят штабные крысы, которые ни в зуб ногой не понимают, но ты-то? Ты ж боевой офицер, какие секреты могут быть еще раз спрашиваю тебя?
   - Вот именно. Я - боевой офицер и выполняю приказы, - слегка виновато смотревший в сторону во время гневной речи Андрея Алексеевича, полковник выпрямил спину, - И пока не было угрозы для выполнения операции - это была для тебя, Алексеич, лишняя информация.
   Двое мужчин, каждый из которых не раз глядел глаза в глаза костлявой старухе с косой, у каждого из которых за спиной было свое собственное миникладбище упрямо бодались взглядами. Одной-единственной искры было достаточно, чтобы посадить росток недоверия между двумя лидерами летящей в неизвестность общности людей. Одного указания на свой чин и звание было достаточно, чтоб в тандеме пилотов и штурмовиков появилась трещинка, грозящая в последствии превратиться в раскол. Одного слова было достаточно, чтобы поставить под удар всю операцию. И оба мужчины это понимали.
   Адмирал, отдернув белоснежную полу мундира первый пошел на попятную:
   - Бесит, Сергеич, - протянул он.
   - Да понимаю, Андрей, понимаю, - тяжко вздохнул Кубов, - ну а куда деться? Секретность, мать её-туды.
   - От кого секретность-то? - посмотрел на голографический экран адмирал, - сомневаюсь, что жукам есть дело до кучи зеков в криокапсулах. Кстати, насколько я знаю, прыгать в гипер, находясь в криокапсуле, скажем так, не рекомендуется?
   - Не рекомендуется, - хохотнул полковник, - эк ты завернул. Да запрещено это. 70%, что замороженный идиотом останется на всю жизнь. А мы, считай, два прыжка делаем и только после этого несколько лет летим до Терры-2.
   - Не гуманней ли было их отправить на рудники или к тем же самым шахтероам? - покрутил рукой адмирал, - Будешь чай, кстати?
   - Чтоб получилось, как двадцать лет назад, когда группа каторжников устроила переворот и захватила власть на шахтерском астероиде? - хмыкнул полковник, - Давай, четыре сахара, помнишь?
   - Помнишь, помнишь, - бросил адмирал, направляясь к барной стойке, - ты, наверно, единственный человек, который пьет настолько сладкий чай. После двух прыжков, дай Бог несколько процентов останутся адекватными и то, первое время как дети малые будут.
   - Там нет невинных ангелочков, - пожал мощными плечами полковник, - просто так на строгач не попадают, ты же знаешь.
   - Знаю, - Андрей Алексеевич ополоснул кипятком заварочник и сыпанул туда черного чая из старинной жестяной банки, по рубке поплыл терпкий аромат индийского чая, - и поэтому и удивляюсь, зачем с ним возятся? К стенке поставили бы и делов...
   - Как обычно, правозащитник вопят. Это не насильники, втроем распявшие на полу школьницу, а бедные-несчастные эмигранты, которых не принимает общество, не серийные убийцы, а необычные люди, не гнилые чинуши, по чьей вине в барках от холода замёрзло пятьсот человек, а рискованные бизнесмены...
   Полковник едва подавил в себе желание сплюнуть
   - И вся эта шваль имеет прикрытие в верхах. И я тебе больше скажу. Среди этих пятиста мерзавцев затесалось несколько жюрналюг и пара офицеров службы Контроля.
   Адмирал, несущий термокружки с ароматно пахнущим напитком, споткнулся, чуть не расплескав чай:
   - Эти-то что тут забыли?
   - Проверяют ВС РИ на предмет запрещенных международной конвенцией действий, - слегка закатив глаза по памяти процитировал полковник.
   - Вот скажи мне, Николаич, - протянул кружку товарищу Андрей Алексеевич, - как можно исследовать Вселенную, искать в ней новую жизнь, если мы до сих пор сремся как кошки с собакой то с Содружеством, то с азиатским союзом. Что ж мы за люди такие? Сами себе палки в колеса вставлять, а?
   - Не скажи, - с благодарным кивком принимая кружку и делая небольшой глоток, ответил полковник, - сам знаешь, мы максимально ушли во внутреннюю политику, толь по необходимости вступая во все эти политические игры.
   - А, Бог с ними со всеми, - махнул рукой адмирал, - что там с журналистами и Контролерами? Известно кто?
   - В том-то и дело, что нет. Поэтому и лежат они в криосне. На Терру-2 прибудем - разберемся.
   - Если прибудем? - улыбнулся адмирал.
   - Когда, Андрей, когда, - улыбнулся в ответ полковник.
  
   К удивлению полковника, проблем с тяжами на шахтерской станции не было. 'Оплот' с его тренажёрными залами, бассейнами, миникинотеатрами и зонами дополненной реальности привлекали бойцов куда сильнее старой рабочей станции, 80% которой составляли мужчины.
   Благополучно, приняв еще сотню каторжников, одетых на манер Содружества в оранжевые робы, 'Оплот', оставив отчетные документы послав в метрополию закодированный пакет документов, направился в свой крайний прыжок. После выхода из гипера дальнейший путь крейсер должен был проделать практически автономно.
   Проблема произошла перед самым прыжком. Часть заключенных, затеяли драку между собой, попутно сломав систему климат-контроля и вместо криокамер угодили на гаупвахту, что, впрочем, не повлияло на время убытия тяжелого крейсера дальней разведки.
   Расследовать драку был послан младший лейтенант службы связи с общественностью Дарья Романова. Порывавшийся было дать ей в сопровождение нескольких тяжей капитан отступил под напором молодой девушки, об её гордое 'Я сама' и вздернутый вверх носик рушились все аргументы, выдвигаемые капитаном. Напоследок, улыбнувшись внезапно пришедшей в голову мысли, Серый сказал:
   - Хорошо, младший лейтенант Романова, пойдете без сопровождения, но, - заметив довольную улыбку девчонки, нахмурил брови капитан, - в ваше распоряжение поступить младший лейтенант инженерной службы, для устранения неисправности установки климат-контроля.
   - Хорошо, - мгновенно согласилась девушка, на чьем лице промелькнуло плохо скрываемое торжество, - разрешите идти, товарищ капитан?
   - Идите, - усмехнулся Серый и добавил, глядя ей вслед, - даже именем инженера не поинтересовалась, Егоза!
   Дождавшись, когда девушка, завернет за угол, махнув напоследок гривой каштановых волос, капитан достал интерком:
   - Мрак, тут починить кой-чего надо и присмотреть заодно за мелкой, да, которая Седого дочка. Что? Да, как и ты теперь, младший лейтенант. По обстоятельствам. 3 палуба, сектор Д. Отлично, на связи.
   Капитан с серыми глазами еще раз ухмыльнулся, радуясь своей смекалке. Теперь за дочку командира можно было не опасаться. Вадим Ухов не даст её в обиду.
  
   Младший лейтенант Романова шла с гордо поднятой головой на свой первый настоящий допрос.
   'Наконец-то она добилась, чтобы ее воспринимали всерьез! Большинство офицеров либо предпочитали не связываться с дочкой командира звена тяжей, либо окружали её таким количеством сопровождения, что допрос заканчивался не успев начаться. Вид трех, закованных по самые уши в броню тяжей, стоящих за спиной хрупкой девушке в мундире младшего лейтенанта, почему-то развязывал языки получше, чем даже специализированный подход. Аж бесит! Ну ничего, в этот раз с ней будет только какой-то инженеришка, которого она куда-нибудь пошлет, ведь теоретически она старше его пусть не по званию, но по положению точно! Да и вообще, если она сейчас прямиком направится на допрос, то опоздание или отсутствие инженера будет не её виной'. Даша улыбнулась. 'Точно! Идеальный план!'
   На стоявшего, прислонившись к стене, около ровно нарисованной буквы 'Д', тяжа девушка поначалу не обратила внимания. И только, когда он зашагал за ней, Даша развернулась на своих каблучках:
   - Прошу прощения?
   - Младший лейтенант инженерной службы Александр... ээ Крюков, поступаю в ваше командование - глухо донеслось из-под опущенного забрала шлема.
   - Что ж товарищ младший лейтенант инженерной службы, где ваши инструменты?
   - Все свое ношу с собой, - так и не поднявший забрала шлема тяж, похлопав себя по правому бедру.
   - Ну так идите и почините то, что сломалось, - Даша дернула носиком.
   - Есть, - лениво отозвался инженер, закованный в МТД
   Сделав несколько шагов, девушка снова повернулась к следующему за ней парню.
   - Что вам не понятно, младший лейтенант инженерной службы?
   - Все понятно, товарищ младший лейтенант Романова, - Даше показалось, что в интонация собеседника мелькнула легкая насмешка.
   - Почему вы не идете чинить эти ваши сломанные климат-установки?
   - Иду, - матовая поверхность шлема безразлично смотрела на Дашу.
   Решив не обращать внимания на странного инженера, девушка продолжила движение. Когда она зашла в кубрик, поведение неприятного парня немного прояснилось. Кубрик был разгромлен. Весь. Прикованные наручниками к страховочным поручням семеро каторжников молча дрожали от холода. Облачки пара вырывались из их ртов.
   - И долго они так сидят? - ежась на морозе, обратилась девушка к своему спутнику. Тот, не замедляя шага направился к сломанной климат-системе.
   - Несколько часов. Остальных укладывали в криокамеры, не до этих драчунов было, - отвечая девушке, Мрак фиксировал реакцию каторжников при помощи наспинной камеры.
   Тесно прижавшиеся друг к другу преступники переглянулись и чуть ли не синхронно уставились на сидящего в центре молодого паренька. Тот слегка поморщился, но тут же постарался сделать жалобную мину. Даша же совсем не обратила внимания на разыгравшуюся за их спинами пантомиму, выискивая из сваленной в груду мебели чудом уцелевший стул. 'Мда, кто ж поворачивается спиной к толпе каторжников. Да им эту балку отодрать - раз плюнуть. Смотри-ка, мальчишка нет-нет, да косится на меня. Еле-еле покачал головой. Так-так, остальные расслабились, похоже паренек кое чего знает за мой доспех, интересно...'. Полумрак отступил, цвета стали чуть насыщенней, почуявший сладкий запах сей-то тайны, парень повеселел, не переставая следить за происходящим в кубрике разворачивающимся действом.
   -Итак, - Даша все-таки вытащила стул из-под остатков стола и присев на него, окинула взглядом дрожащих от холода каторжников, - из-за чего устроили драку?
   Вадим поморщился, еле удержавшись от того, чтоб не хлопнуть закованную в титановую перчатку ладонью по лбу:
   - Заигралась девочка в следователя, слишком сильно её опекали, - пробормотал он себе под нос и заработал быстрее, торопясь починить установку, чтобы освободить руки.
   Сидящие на полу мужики недоуменно переглянулись и молча уставились на девушку. Та, почувствовав себя неуютно под перекрёстным взглядом семи человек, решила зайти с другого конца.
   - Представьтесь, пожалуйста, - Даша посмотрела на крайнего левого громилу, который, казалось раньше был баскетболистом, настолько большим и высоким он выглядел даже сидя.
   - Эээ, М15, дробь два, - на удивление высоким голосом ответил громила
   - Дальше, - Даша перевела взгляд на его соседа.
   - М43, дробь шесть
   - М14, дробь восемь
   - М1, дробь шестнадцать
   - М143, дробь пять
   - М 21, дробь восемь
   - М 16, дробь четыре.
   - А зачем дроби нужны? - поинтересовалась девушка.
   Каторжники на мгновение впали в ступор. Вадим, не удержавшись, оглянулся посмотреть на Дашу. Ему было очень любопытно, всерьез ли она спрашивает или выбивает уголовников из колеи. Даша светилась ровным, фиолетовым любопытством.
   'Значит и вправду не знает' подумал Вадим, замыкая контакты кондиционера.
   - Первое число - номер сектора, второе, порядковый номер, - спустя пару секунд подал голос центральный паренек, остальные либо сами не знали, либо не посчитали нужным ответить.
   'Все-таки не знала' удовлетворено хмыкнул про себя Вадим, прикручивая на место решетку, 'вон как на него уставились. А паренек-то непрост, вон снова поморщился'.
   - А имена у вас есть? - поинтересовалась Даша.
   - А на кой ляд вам наши имена, дамочка? - прогундосил крепыш с разбитым носом.
   - Для успешной коммуникации необходимо обращаться к собеседнику по имени, - нравоучительно ответила девушка, поднимая вверх палец.
   'Перегнула' отметил Вадим, наблюдая за сидящим в центре парнем.
   Судя по его слегка расслабившейся позе, он подумал о том же.
   'Перегнула' невольно поморщилась Даша про себя, 'а всего лишь хотела потянуть время, чтоб этот инженер ушел и не мешал вести допрос'.
   Громко хлопнула крышка установки климат-контроля. Вадим развернулся лицом к каторжникам и застыл.
   - Вы можете идти, - холодно бросила ему девушка, вздрогнув от резкого звука.
   'Зачем Седой ее потащил с собой?' вздохнул про себя Вадим, даже не думая пошевелиться 'неужели у него там все настолько плохо, что не рискнул оставить дочку без пригляда?'
   - Вы. Можете. Идти. - раздельно повторила девушка.
   'Щас, дураков нет, оставлять дочь Седого один на один с семью каторжниками' скривился, слово от дольки лимона Вадим, 'хотя...'
   Шагнув вперед и краем глаза заметив, как напряглись все семеро преступников, он проговорил:
   - Корабль уже ушел в гиперпрыжок и если бы вы не сломали кондер, вы бы сами это почувствовали из-за железного привкуса во рту. В криосон вас будут погружать наравне с экипажем корабля. Больше прыжков не будет. Впереди нас ждет десятилетний полет. Вопросы?
   Вадим внимательно посмотрел на худенького парня. Тот, казалось почувствовал взгляд Вадима и отрицательно покачал головой.
   - Не балуйте, смысла нет. А с ней что-нибудь случится, вас выбросят в космос, - подпустив скуки в голос, добавил Вадим. Собственно, все это и так было понятно, но бывший тяж решил перестраховаться и максимально доступно донести информацию даже до необременённых интеллектом громил.
   - Мы поняли, - кивнул малец.
   Вадим услышал в его голосе что-то такое, что заставляло поверить в слова невзрачного, но, не по-детски серьезного мальчишки, и с чистой совестью покинул кубрик. На сегодня у него было еще много дел, зрение служило отличным индикатором состояния. По наблюдениям парня, ему больше всего помогала старая фантастика. Магия, эльфы, драконы, приключения, многотысячные сражения - все это раскрашивало мир цветными красками. Вторым шли учебники по физике и химии. Вадим, сам того не ожидая с интересом перечитывал научные талмуды, освежая в памяти правило буравчика, корпускулярно-волновой дуализм, основы магнетизма и теорию гиперпространства. Сымитировав поступь удаляющихся шагов, парень застыл в коридоре с интересом прислушиваясь к разговору. Вчера Икс порадовал Вадим новым известием. Состав и молекулярная решетка черной гадости, равномерно распределившейся по всему телу парня, ясно давала понять: Если бывший командир тяжей ляжет спать в криосон, он уже не проснется. К слову, план ребят он понял только потому, что Икс поделился с ним засекреченной информации об особенностях крио-камер. И Вадиму было оочень интересно, откуда такая информация у обычных каторжников. Настолько интересно, что, казалось стена коридора стала настолько яркой, что растаяла в радужной пленке, а перед взором Вадим открылась следующая картина:
   Даша, оставшись одна, зябко повела плечами несмотря на то, что температура в кубрике стремительно поднималась и побарабанив пальцами правой руки по раскрытой ладошке левой, девушка выдохнула. Отгоняя тем самым внезапно появившееся волнение.
   'Да ладно, что мне сделаю семь пусть и здоровых, но прикованных к стене мужиков?' постаралась успокоить себя девушка.
   - Мелкий, - обратился баскетболист к пареньку, может уже снимем браслеты?
   - Давай, - немного подумав, согласился тот, - только не делайте глупостей.
   - Не переживай, Мелкий, - никому неохота в космосе оказаться, - успокоил его крепыш с разбитым носом.
   Остальные согласно закивали.
   - И раз, - скомандовал баскетболист.
   Даша с удивлением наблюдала, как поручень с мясом выходит из стены. Несколько секунда и длинная металлическая труба валяется на полу, в то время как мужики в оранжевых робах разминают запястья и растирают ладони, ожесточённо грея своим дыханием закоченевшие пальцы.
   - Вот зачем надо было кондер ломать, а Кот? - недовольно обратился к крепышу баскетболист, - чуть не насквозь замерзли, тут и криозаморозки не надо.
   - Так получилось, - угрюмо отозвался тот.
   - Подождите, то есть вся ваша драка была только из-за того, чтоб не попасть в крио-камеру? - анализируя полученную информацию, уточнила Даша.
   - Ну да, у нас аллергия на крио-камеру, - не дав сказать открывшему было рот баскетболисту выстрелил мелкий, недовольно зыркнув в сторону длинного, - группа крови не позволяет выносить ее длительный срок.
   - Но вас же все равно туда поместят, - не поняла девушка.
   - Ну, значит судьба у нас такая, - горько вздохнул паренек, остальные поддержали его скорбными кивками.
   - Еще раз, вы инициировали нарушение внутреннего режима с целью избежать попадания в крио-камеру, - снова сбилась на клишированный канцеляризм Даша.
   - На самом деле, мы поспорили, чем смерть от холода отличается от криозаморозки, и этот гений, - пацан кивнул на насупившегося крепыша, - не придумал ничего лучшего, чем сломать кондер.
   - Своей головой, - хохотнул бритый на лысо мулат, сидевший по правую руку от паренька.
   - Ага, так что мы ничего не знаем про кризаморозку, - жизнерадостно улыбнулся баскетболист.
   Мелкий на его словах снова скривился, с трудом возвращая на лицо благожелательную улыбку.
   - Подождите немного, не поднимайтесь, - обратилась девушка к каторжникам, даже не помышлявших о том, чтоб встать на ноги, - сейчас за вами придут.
   Даша поднялась со стула и неосознанно направившись в сторону починенного кондиционера, включила интерком:
   - Можно забирать... нет... нужно провести индивидуальную сессию... да... да... есть!
   Мелкий, уловив обрушенную девушкой фразу про 'индивидуальную сессию', нахмурил брови, судорожно о чем-то размышляя. Думал он быстро и красиво. Его лоб пересекла глубокая складка. Взгляд переместился с болтливого баскетболиста на девушку, общающуюся с начальством через интерком. Она стояла полубоком и форменная юбка выгодно подчеркивала широкие бедра и узкую талию девушки а китель, казалось, был слегка тесен в груди.
   Губы парня превратились в тонкую нитку, он кивнул сам себе и шепотом обратился к баскетболисту:
   - Длинный, даже не думай об этом.
   - О чем? - не понял его долговязый здоровяк, - и не называй меня так!
   - Я вижу, как ты на нее смотришь, и хоть сейчас до самой Терры-2 нам ничего не угрожает, не надо создавать нам проблемы, - и не давая баскетболисту ответить, Мелкий зашептал еще быстрее, - слышишь, мне плевать, что у тебя девчонки не было хрен знает сколько, я не хочу из-за твоей дури отхватить плетей! Слышишь, я тебе приказываю, не смей!
   Лицо здоровяка перекосила презрительная гримаса, и он уже с интересом посмотрел на девушку. Та, словно почувствовав на себе его плотоядный взгляд, обернулась и, прижав интерком к груди, сделала шаг назад.
   - Ты мне, Мелкий, еще поуказывай что делать, а что нет. Братва, кто со мной? По разу точно успеем, пока фараоны набегут.
   - Бруно... - предостерегающе начал было мулат, но был перебит пареньком:
   - Длинный, ты дебил, не сметь я сказал! Она ж, смотри, испугалась, дрожит вся!
   - Отвянь, балабол, - бросил баскетболист, поднимаясь во весь свой рост и делая шаг в сторону девушки:
   - Привет, деточка, хе-хе, кто твой папочка?
   Знал бы рыжий кто является папочкой, стоящей перед ним с широко распахнутыми глазами, девушки, он сто раз подумал прежде, чем подниматься с пола.
   - Все легли на пол, мордой вниз, руки за голову, - прошептал Мелкий, аккуратно устраиваясь на полу.
   - Жестокий ты человек, Малыш, - посетовал мулат, следуя примеру своего юного товарища.
   Остальные тоже последовали их примеру, лишь крепыш, что-то неодобрительно пробормотал себе под нос.
   Баскетболист, видя перед собой только хрупкую девушку, слегка расставив ноги и раскинув подрагивающие руки, словно преграждая ей путь к бегству, приближался к Даше, что-то бормоча себе под нос. Младший лейтенант Романова, с удивлением смотрела на смертника в оранжевой робе, решившемуся на самоубийственный поступок. Ее внимание было настолько зациклено на огромном, рыжем громиле, приближающимся все ближе и ближе, что она даже не заметила необычное поведение остальных каторжников.
   'Она, конечно, отобьется' подумал Вадим, начиная движение, 'но, Седой будет в ярости, так что ну его'.
   На последних словах правая рука Мрака, сжалась на плече баскетболиста, уже ухватившего девушку за китель, ломая последнему кости и сминая мышцы. Рыжий завыл, дернул рукой, сорванные пуговицы брызнули по полу, открывая взгляд белоснежную блузку.
   - Я ж вам обещал, - немного удивленно проговорил Вадим и с небольшим размахом бросил рыжего в коридор ногами вперед, в последний момент хватая его за рыжие лохмы. Послышался оглушительный треск, заставивший Дашу присесть и из-за всех сил обхватить уши, не давая визгу громилы, чьи ноги беззольно лягнули воздух, пробиться в голову.
   На пальцах Вадима остался большая часть волос рыжего и кусок неровно оторванного скальпа. Сам баскетболист грохнулся на пол спиной, не зная, то ли терять сознание от боли в правом плече из-за раскрошившихся костей, перемешанных с сухожилиями и нервами, то ли закрывать голову и глаза, спасаясь от ослепляющей боли, то ли попытаться пропихнуть немного воздуха в отбитые об пол легкие.
   - Ну что, Мелкий, ты рад? - обратился Вадим к пареньку, - только прежде, чем выкинуть его в космос за нападение на офицера крейсера я с ним немного побеседую, - здесь Вадим пожалел, что из-за опущенного забрала невидно его улыбки, - а потом займусь тобой. Десять лет полета... Знаешь ли, скучно коротать в одиночестве.
   За все время монолога Вадима лицо паренька меняло свой цвет от красного к белому, но, надо отдать ему должное, он не отвел взгляд от забрала.
   - До встречи, ребятки, - бросил напоследок Вадим, заставив оставшихся каторжников вздрогнуть и, подцепив, все-таки потерявшего сознание от болевого шока, баскетболиста за ногу, направился к выходу в коридор. За ним по полу тащилось тело, оставляя после себя ярко-красную широкую полосу.
   Навстречу Вадиму уже бежала служба внутренней охраны, вызванная Дашей. Сама девушка всеми силами старалась не потерять сознания, отгоняя от себя звук рвущейся человеческой кожи.
   - Ну ты псих, - бросил ему один из бойцов, оглядывая смятого рыжего.
   Внутри Вадима заклубилась темная туча, захотелось сжать горло бойца, посмевшего раскрыть свой рот и с интересом понаблюдать, как из него вытекает жизнь. Зрение парня вновь посерело.
   'Вот черт' подумал Вадим, отпуская ногу каторжника, к которому тут же бросился медбрат 'Что со мной не так? И что со мной будет в течение этой десятилетней вахты? А с пареньком стоит поговорить определенно, что-то в его глаза, похожее? Точно, что-то было определенно. Попрошу Икс сделать анализ. Думаю, нам найдется, о чем поговорить с этим Мелким...'
  
   Глава 3
   Когда у Мелкого выдавалась свободная минута на размышления он частенько вспоминал тот момент, когда его начали называть Мелким. Было ли это на каторге или стерильно чистых лабораториях воинской части 10-003. Или еще до тех несчастных опытов, в учебке? Может быть универ? Память подводила. Иногда он вспоминал свое студенческое прошлое, но в тех воспоминаниях отсутствовал звук и у Мелкого не было возможности понять, как к нему обращались его однокурсники и однокурсницы. Чудо было уже то, что он помнил свое настоящее имя. Пожалуй, из всего взвода он был единственным, кому удалось частично сохранить свою память, может быть поэтому он все еще и был жив?
   Всякий раз, когда Мелкий вспоминал свое имя, на его лице появлялась кривая ухмылка. Павел. 'Маленький' с какого-то там древнего языка. И всякий раз, когда Мелкий думал о своем настоящем имени, из глубины памяти поднимались обрывки воспоминаний. А сейчас, когда он сидел в карцере, ожидая обещанной встречи с тем психованным тяжем, искалечившим слишком болтливого Бруно, память буквально бурлила, подсовывая один видео фильм за другим, причем эти обрывки были не беззвучные, как воспоминания о студенчестве или учебке, а словно самые настоящие воспоминания. Воспоминания со звуком!
   Если разобраться, Павел всю свою жизнь был скромным ребенком. Ему всегда было проще уступить игрушку или конфету другим ребятам, чем те подчас и пользовались. Сегодня из глубин подсознания вырвались наружу аж три отрывка из его прошлой жизни, первым из которых был тот самый день:
   ***
   Праздник Нового года прошел в подготовительной группе "Рябинка" на ура. Все ребята были в красивых костюмчиках - кто-то был снежинкой, кто-то лисичкой, ну а Павлик - зайчиком. Особый смак мероприятию придали новогодние сладкие подарки, которые получили все ребятишки после праздничной программы.
   Павлик как раз аккуратно складывал свой подарок в рюкзачок, думая о своем младшем брате, который обожает всевозможные сладости, когда к нему подошел его друг Артем и попросил мандаринку. Мальчика, одетого в костюм зайчика не смутил факт наличия у Артема точно такого же подарка. Просит - значит ему нужно, он же - друг?
   Поэтому Павлик без задней мысли открыл свой подарок и протянул товарищу оранжевый, пахнущий Новым годом фрукт. К рукам Артема случайно прилипли еще парочка шоколадных конфет и большая вафля. Увидев раздачу слонов, еще парочка ребят угостились сладостями, не стесняясь выбирать конфетку повкуснее.
   Павлуша смотрел на ребят с любовью, ему было приятно, что он поделился своим счастьем. В его голове не укладывалась мысль о том, что его могли просто-напросто использовать. Ведь это же были - друзья?
   Когда за маленьком альтруистом пришла мама и увидела полупустой мешочек, на дне которого сиротливо лежали несколько карамелек, она сначала подумала, что Павлик съел все конфеты и накричала на него, но когда она узнала куда на самом деле делись все конфеты, ей захотелось собственноручно прибить своего сына.
   - Тряпка, мямля, нюня! - это были самые мягкие эпитеты, срывавшиеся с ее уст.
   Мальчик стоял в раздевалке и не понимал, почему его ругают. Слезы срывались с его ресниц, а на душе было противно. Он понимал, что сделал что-то не то, но не понимал, что именно. Но когда он услышал:
   - А о брате своем ты подумал?! - что-то щелкнуло в его голове.
   До него дошло, что его обманули. И эта обида жгла больнее, чем мамины слова.
   В ведь все в нашей жизни складывается из мелочей. Будь у Павлика на тот момент папа, который смог бы ему по-мужски объяснить, в чем именно заключалась его ошибка, может быть, все пошло бы по-другому, будь его мама менее эмоциональна - и отложила бы разговор на попозже, а не рассказывала бы мальчику всю дорогу до дома, какой он безвольный лопух, может быть все сложилось бы иначе... Но папы не стало в прошлом месяце, а мама слишком сильно старалась донести до паренька, что он поступил, как тряпка. Но больше всего мальчику было обидно за своего младшего брата:
   - Получается, я предал Никиту? - мысль словно скальпелем резанула сознание ребенка. Павлик аж замер от осознания своей мягкотелости и слабовольности. Нащупав опору в лице своего брата, он почти принял решение быть сильным и твердым, как прилетевший от матери подзатыльник сбил концентрацию. Все, что сумел сделать мальчик - сдержать рвущиеся наружу слезы обиды.
   - Чего рот раззявил, шевели ногами, или у тебя еще конфеты остались, которые ты не раздал всем вокруг?
   Дальше в памяти мелькали колючие снежинки, летевшие прямо в лицо, острые мамины слова и открытые и искренний взгляд младшего брата, который с удовольствием взял одну из оставшихся карамелек, счастливо улыбаясь Павлуше. Слезы комом стояли у мальчика в горле, 'я буду заботиться о тебе, брат', подумал он напоследок в тот день, прежде, чем забыться спасительным сном.
   - Уступи место бабушке.
   - Взял ключи?
   - Проверь телефон!
   - Деньги не забыл?
   Обрывки воспоминаний цветным калейдоскопом мелькали перед крепкосжатыми глазами Мелкого, откуда-то пришло воспоминание о том, что мама заботилась о нем, пытаясь сделать как лучше. Но сам он с каждым днем ощущал себя маменьким сыночком все больше и больше. По началу это его жутко раздражало, что выливалось в истерики, ссоры, конфликты, скандалы, а потом он просто забил, предпочтя суровому и жестокому реальному миру, где нужно было говорить "нет", отказывать людям, расстраивая их, миру виртуальному - книгам, а позже и видеоиграм, где он спасал принцесс, друзей и даже миры. Где он был рыцарем, великим мечником, пилотом боевого робота, разведчиком и президентом. Мелкий чувствовал, что вот-вот, еще совсем немного и он вспомнит полностью все, что было.
   ***
   Карусель картинок взорвалась, а память сделала прыжок в студенческие годы. Сколько ему тогда было? 21-22 года? Мозг заботливо спрятал неприятные воспоминания поглубже и вот уже не Мелкий, но Павлик стоял перед непримечательной дверью в фойе своей альма-матер и все никак не мог найти в себе силы постучаться.
   Стоящий перед дверью лохматый студен не помнил про свое обещание заботить о брате, но все равно, что-то постоянно подсказывало ему о его наличии. Все эти годы ни одно угощение он не съел в одиночку. Честно делил все на равные части - брату и себе. Иногда - маме. Детский сад сменился школой, книги - компьютерными играми. Павлик перестал быть Павликом, став Пашей - среднестатистическим дрыщом-задротом. Один из многих геймером, превосходно разбирающимся во всех компьютерных игрушках, хорошо подкованные в литературе и истории со слаборазвитой мускулатурой. Только мощные, слегка непропорциональные остальному телу ноги выдавали в нем бывшего танцора - мама отдала их с братом в русско-народные танцы, где они 'мучились' десять с лишним лет.
   И вот сейчас, в 22 года, стоя перед дверью, за которой скрывался университетский кабинет армейского вербовщика, Паша решился. Короткий стук, ответное: 'Войдите!' и вот он уже сидит на стуле перед жилистым, хмурым мужчиной в обычном серном свитере с черными кожаными нашивками на локтях.
   Паша уже прошел всю серию тестом и испытаний и оставалось последнее - собеседование с вербовщиком. На самом деле, парень был благодарен маме - танцы сослужили хорошую службу, развив выносливость и хорошенько прокачав ноги. Все физические тесты он прошел на 'отлично', даже подтягивания, благо из-за небольшого веса подтягиваться ему было легко. Капитан, сидящий за широким столом с легким подозрением поглядывал на Пашу. Внешне парень был все-таки мелковат.
   А Паша сидел и размышлял о превратностях судьбы. Его братишка, набравший максимальный балл не поступил на бюджет, из-за внезапно появившихся из ниоткуда нескольких льготников-стобальников, еле-еле изъяснявшихся на русском языке. А учитывая, что брат поступал на филфак - это было более, чем странно. По имперскому эдикту, вышедшему четыре года назад, все мужчины старше 18 лет призывались в действующую армию. Начавшаяся семь лет назад война с инсектоидами заставила империю выжимать все доступные ресурсы. Отсрочку получали лишь студенты дневного отделения, поступившие на бюджет. Остальные шли служить два года.
   Паша, с детства боящийся армии (мама с детства говорила - 'будете плохо учиться, в армию пойдете') зашел в непримечательный кабинет на первом этаже, чтобы спросить совета. Совет в итоге вылился в трехчасовое тестирование.
   - Ну что я могу тебе сказать, боец, - вербовщик слегка прищурившись посмотрел на дрожащего от страха студентика, - я могу тебе помочь с твоей проблемой. Баш на баш так сказать.
   - Это как? - не понял Павлик.
   - Да просто. В армию пойдешь ты, а брата твоего примут на бюджет, я договорюсь. Только, контракт подпишешь не на два года, а на пять лет, - седой мужчина отвел от Паши свой пронизывающий взгляд и принялся точить просто йкарандаш.
   - А почему на пять? - через силу выдавил из себя Павлик, - будучи историком, он понимал, что все тонкости нужно уяснить заранее, чтобы потом не было мучительно больно и обидно.
   - Ну а сколько ты хочешь, чтоб твой брат учился? - наигранно удивился вербовщик, - Я же говорю - баш на баш.
   - Пять лет в армии - это хуже ипотеки..., - пробормотал парень.
   - Что-то? Ипотеки? - заинтересовался армеец, острозаточенный карандаш лег на стол, рядом с контрактом.
   - Термин из прошлого, - пояснил Паша, - говорят, связывала семьи лучше штампа в паспорте.
   Капитан уважительно покивал головой и сделал вид, что ненадолго задумался:
   - А знаешь, что, боец? - жизнерадостно улыбнулся вербовщик, от внимания которого не ускользнуло, как паренек вот уже во второй раз сморщился при слове 'боец', - есть один вариант...
   Выдержав МХАТовскую паузу (что это такое капитан знать не знал, но его дедушка шибко любил вставлять её по делу и без), армеец слегка наклонился к Павлику, придавая тем самым разговору некую интимности и доверительность:
   - Осталось два контракта на военные исследования - наши яйцеголовые делают из солдат то ли магов, то ли супер-героев. На животных схема уже давно отработана, остался последний круг испытаний.
   Паша недоверчиво посмотрел на ставшего серьезным капитана. Идущая вот уже восьмой год война с инсектоидами, о которой СМИ скупо отзывались в формате: 'На западном фронте без перемен' пугала, скажем, очень сильно. На практических занятиях разбирали хроники земных воин, где за такими вот строчками скрывались тысячи убитых.
   - Один год, твоей семье еще и пенсию платить будут, - добил Пашу капитан, - от такого предложения парень просто не мог отказаться.
   - А если я, - с усилием сглотнув и вытерев мокрые ладошки о скользкие брюки, уточнил парень, - а если я... ну, того?
   - Пенсия сохраниться, сынок, - понимающий взгляд капитана, оценившего поступок этого хиленького на первый взгляд паренька, немного приободрил парня, - но не думаю, что до этого дойдет, на вот, почитай контракт.
   Паша вспомнил про брата и, улыбнувшись себе под нос, принялся изучать документ. Отложив двадцатистраничной договор в сторону, он посмотрел на вербовщика, который спустя два часа ожидания посматривал на Пашу уже с некой толикой уважения. Парень, который кожей чувствовал буравящий его взгляд первые двадцать минут изучения контракта виновато улыбнулся и пожал плечами:
   - Историк...
   - Да уж, - протянул капитан, - все прочитал? Все сноски нашел мелким шрифтом?
   - Нет, мелкого шрифта не заметил, - удивился Павлик, на что военный страдальчески поморщился, - но пара вопросов у меня есть, можно?
   - Шутку я пошутил, балбес, - буркнул капитан, - нет там никакого мелкого шрифта, но почему-то каждый второй ищет сноску, согласно которой его или на органы разберут, либо в первый же день пошлют в горячую точку.
   Лицо капитана исказила гримаса недовольства. 'Наверно такому бравому вояке как он скучно сидеть в нашем университете', подумал Паша.
   - Давай, задавай свои вопросы, а слово 'можно' - забудь. Обращаясь к офицеру говори 'разрешите', понял?
   - Понял, - согласно кивнул парень, - вот пункт три точка пятнадцать. 'Проверка на стрессоустойчивость' - это что такое?
   - А что тут непонятно? - настал черед капитана удивляться, - проверка на стрессоустойчивость и есть.
   Видя непонимание в глазах сидящего напротив него худощавого студента-историка с прямой как палка спиной, вербовщик тяжело вздохнул. Обед откладывался на неопределенный срок.
   - Хорошо, смотри, тебя могут на неделю в кубрик к бывалым спецназовцам посадить или к зекам кинуть в крацер, могут устроить в вашем корпусе пожар или инценировать нападение жуков. Тут не угадаешь. Любая критическая ситуация. Камеры будут отслеживать ваши внешние действия, датчики - внутренне состояние. Понимаешь, парень, - капитан открыл ящик стола и достал оттуда два стакана и блюдце с конфетами, - там из шкафа позади тебя достань чайник и какое-нибудь печенье. Наше командование во всю внедряет теория Руса в структуру имперских ВС.
   - Руса? Это который создал теорию срыва? - Паша послушно открыл дверцу шкафа, нашел глазами среди небрежно сваленного в кучу оружия металлический чайник, на соседней полке среди стопок сухпайков достал пакет с дефицитными пряниками и поспешил присеть к столу. Историк, дорвавшийся до полусекретной информации категории 'не для всех' требовал выжать из капитана как можно больше информации, которая, к слову, обязательно пригодится Паше в будущем.
   - Нет, один из его правнуков, тот глубже копнул. Вот смотри, студент, - капитан, взял протянутый чайник, хитрым движением открыл монолитную, казалось бы, крышку и, подождав, пока облако пара вырвется наружу, щедро сыпанул в чайник из неизвестно как появившейся у него в руке картонной пачке. По кабинету разнесся приятный запах мелисы и мяты. - Как у нас армия, точнее ВС устроена в империи?
   - Как со старины повелось. Сухопутные силы, собственно сама армия, военно-воздушные силы - авиация, ВМФ - наш флот, - в голосе Паши, чей отец был моряком, зазвучала гордость, ну и космофлот, конечно.
   - В общих чертах, вес верно, - слегка поморщился капитан, - но, как ты наверно знаешь на передовой дела идут неважно. Эти чертовы жуки сражаются по своей непривычной нам логике. И не поверишь, но вчерашние геймеры, практически всю свою жизнь игравшие во всякие Старкрафты, Варкрафты, Вархамеры и так далее, в боевом столкновении по статистике оказывались более успешны, чем опытные вояки. Для них бой в мобильных тяжелых доспехах
   - Да, знаю, МТД, - не удержался Паша, завороженно слушающий вербовщика, который параллельно рассказу, умудрялся разливать чай и сноровисто сервировать стол, достовая из ящика тумбочки немудренную снедь.
   - Не перебивай старших, студент, - капитан, забрал из рук парня пакет с пряниками, - а то, щас на пары пойдешь...
   Парень всем своим видом показал вселенскую скорбь и с нетерпением посмотрел на хозяина кабинета.
   - Так вот, эти долбанные геймеры, в своем первом бою после всего-то шестимесячной учебки вытворяли в своих доспехах такие вещи, что командиры локти свои кусали. Но, как понимаешь, несколько бойцов не могут выиграть все сражение. Поэтому было принято решение сформировать очередную структуру. Что-то наподобие горных стрелков или егерей, свободные художники войны, скажем так. И вот уже третий год мы ищем бывших киберспортсменов, у которых в башке азарт схватки перевешивает здравый смысл! - Капитан расстегнул воротничок. - Для них эта война - как одна большая игра. Я разок послушал их общение: фраги, хэдшоты, нубы, соло мид. Ни черта не понятно! Но друг друга понимают превосходно. Мгновенные смены рисунка боя, то идут монолитным строем, то разбиваются по тройкам...
   Потерев лоб, словно вспоминая что-то неприятное, капитан посмотрел Паше прямо в глаза.
   - Один раз, прямо на моих глазах двое геймеров в МТД с размаха закинули совсем молодого еще паренька с откусанными богомолом ногами чуть ли не по самые бедра прям в гущу этих уродских жуков, - немолодой уже мужчина так сильно сжал металлическую кружку, что белая эмаль, покрывавшая ее снаружи слегка треснула, - У меня до сих пор в ушах стоит его безумный смех и дикий вопль: 'Что делает эта кнопка?' А те двое орали ему вслед: 'В таверну!'
   Паша очень хотел сказать, что это реплики персонажей из Доты, но, помня предыдущую вспышку капитана сдержался.
   - Да знаю я, что это Дота, - заметил внутренние терзания паренька вербовщик, - но от этого не легче, понимаешь?
   На пару минут в кабинете воцарилась тишина. Капитан смотрел куда-то вверх и вправо, а Паша боялся лишний раз шелохнуться, чтоб не потревожить своего собеседника.
   - Давай, за тех ребят, - поднял свою кружку с травяным чаем вербовщик.
   Паша согласно поднял свою кружку внутри себя удивляясь, почему военный не налил что-нибудь покрепче.
   - Потому что я не пью, например? - капитан словно прочитал Пашины мысли в очередной раз
   - Да откуда вы знаете, о чем я думаю?! - не удержался парень
   - Расслабься, у тебя на лице все написано. Кстати, - капитан, внимательно посмотрел на Пашу, словно думая - говорить или не говорить ему следующие слова:
   - Если у тебя пойдет в этом отряде, - мозолистый палец ткнул в контракт, - то может и вправду сможешь мысли читать...
   Пока парень переваривал эту фразу, капитан залпом закинув в себя ароматный кипяток набулькал себе еще одну кружку из чайника-термоса.
   - Так вот, все бы отлично, но техника не справляется. Увы, но нет у нас еще таких технологий, которые с пеной у рта требуют эти геймеры.
   - Мы работаем всего на десять процентов! А эти ваши генераторы полный шлак! - передразнил он кого-то.
   - Вот и задумались наши яйцеголовые, как усилить наших лучших бойцов, чтоб каждый мог составить достойную конкуренцию, как минимум богомолу. У некоторых, говорят, - капитан слегка понизил голос, - даже спец способности появляются. Кто-то шарики огненные кидать научился, кто-то телепортируется на небольшие расстояния! Но это неточно. СБ пресекает все попытки информации просочиться наружу.
   Паша быстро проиграл в уме возможную ситуацию. 'Ну да, жуки еще далеко, а вот наши заклятые друзья близко. Мало того, что мы объективно слабее этих мерзких насекомых, так еще и дома постоянно удара в спину ждать приходиться. Да уж, это сегодня эти ребята - боевое братство и семья, а завтра они снова станут русскими, американцами, европейцами и так далее.
   - Вот-вот, вижу, что дошло, - кивнул капитан, - еще вопросы?
   - Да, в пятом пункте написано, что 'после результатов отбора будет принято решение'
   - А это-то? - понимающе усмехнулся капитан, - да, есть такое. Берут не всех. Нам бессмысленные потери тоже не нужны.
   - А если?
   - Не ссы. Ты скорей всего пройдешь, я ж вас просматриваю, прежде, чем направить в центр. У меня между прочим, сто процентный проход, - хозяин кабинета улыбнулся. - У тебя и физика нормальная и уровень интеллекта, осталось только стрессоустойчивость проверить - хохотнул капитан.
   Знай Павлик наперед как именно в армейском учебном центе ? 10-003 будут проверять стрессоустойчивость вряд ли этот контракт был бы подписан.
   Посидев еще с часик, напившись ароматного, вкусного чая с пряниками и наслушавшись армейских историй вперемешку с действительно полезными советами, Паша окончательно решил отдать год свей жизни по курсу один к пяти и оставил красивую завитушку в контракте, как, впрочем, и согласился со всеми условиями через встроенный в стену незаметный терминал. Капитан, как только окончил все формальные процедуры, пожал парню руку и предложил выбрать какую-нибудь, как он выразился 'игрушку' из шкафа на Пашино усмотрение.
   - Выбирай, давай. И запомни, теперь, куда бы ты не пошел, эта вещь всегда должна находится при тебе.
   Паша открыл шкаф и еще раз пробежался взглядом по разложенному в хаотичном порядке оружию. Будучи историком, он хорошо разбирался в типах оружия, потому что это была первая дисциплина, по которой они получали зачет на первом курсе. Положив руку на сердце, данный зачет был обязательным не только для историков, но для всех студентов высших учебных заведений. Большинство ребят не воспринимали всерьез данный предмет, считая это блажью и перестраховкой государства, в то время как остальные, понимая размах - данный курс и остальные подобные начали появляться в колледжах, ВУЗах и даже школах пару лет назад во всех без исключений учебных заведениях во всех странах, начинали ходить в качалку, заниматься бегом и рукопашным боем с оружием, всеми силами стремясь повысить свои шансы на выживание в идущей войне на выживание.
   'Плазма - не подойдет, зарядов слишком мало, лазер - наоборот, стреляй хоть до покраснения, вот только жукам с их броней абсолютно плевать на все твои потуги. Старинные пороховые пистолеты? Опять же боезапас, да и калибр мелковат, хотя, если разрывными пулями? Игольники - классная штука, но боезапас - эффективность игл в их количестве, так что снова нет'. Парень вновь и вновь прочесывал глазами полки оружейного шкафа, понимая, единственная польза этих пистолетов - приятная тяжесть, дарующая внутреннее спокойствие и уверенность. Почти решив отказаться от предложения капитана, Паша краем глаза заметил кусок дерева, слегка выглядывающий из-под игольника ЕЖК, в народе - 'Ёжик в тумане', чьи иглы наносили сильный урон ядом. Протянув руку, парень с усилием вытащил длинную деревянную трость, лежавшую под пистолетами. С интересом отметив несоответствие веса и вида, Паша принялся осматривать ручку трости. Еле заметная, тугая кнопка оказалась расположена на уровне большого пальца. Щелчок и деревянный футляр с едва слышным свистом соскальзывает с отливающего синевой тонкого клинка. Паша никогда не считал себя специалистом по холодному оружию, хоть и танцевал танец с саблями на протяжении долгих десяти лет, но тут он влюбился в этот матовый ровный блеск лезвия с первого взгляда.
   - Можн... Ээ, разрешите? - парень все не мог оторвать взгляд от изящного клинка.
   - Разрешаю, - одобрительно кивнул капитан. - Бери и владей. Всегда храни его рядом.
   Немного придя в себя, Паша заметил, что оказывается в шкафу было достаточно холодного оружия - кастеты, уголок тесака, выглядывающий с верхней полки, метательные звезды, висящие на дверце шкафа, но больше всего было ножей - от кухонных, до метательных, широкие охотничьи ножи, массивные кемпинговые ножи егерей, большие тяжелые клинки с узким лезвие, сохраняющие при инерции силу удара, ФСБшные ножи с лепестковой формой, которыми очень удобно резать, небольшие ножи с копьевидным лезвием, которыми так удобно работать в закрытых помещениях.
   Паша вопросительно посмотрел на капитана. Тот вновь кивнул.
   К трости присоединился легендарный Каратель, о котором Паша делал доклад.
   - Парень, пистолет не забудь. По условия контракта ты должен владеть огнестрелом. - капитан кивнул на горящий ровным синим цветом монитор терминала.
   Протянув руку вперед, Паша ухватил удобную, эргономичную рукоять Глока полтинник, выбрав его из-за увеличенного магазина на 50 патронов.
   - У тебя же все зачеты и экзамены сданы? - пошутил капитан, - уж больно воинственно выглядишь
   Паша, смутившись, бережно убрал нож и пистолет в сумку, взяв трость в правую руку. Взгляд его собеседника заледенел.
   - Ты похоже не понял, - вкрадчивым голос начал свою речь капитан, - ты. Теперь. Должен. Всегда. Носить. Его. С собой!
   - Ээ, понял, виноват, - сбившись на армейский стиль общения протараторил Паша. Пистолет отправился в кобуру подмышкой, для чего пришлось снять студенческий пиджак и напялить на себя специальное крепление. Стало жать подмышкой и пиджак стал несколько топорщиться. Нож отправился на правую голень под брюки, а трость легла в левую руку.
   - Другое дело, - подобрел капитан, - пойми, парень, там, куда ты отправишься нужно быть готовым каждую секунду. Все. Учебы ты, считай, закончил. С завтрашнего дня отправляешься на базу. В 8.00 машина отходит с территории кампуса. Не опаздывать. Все документы и бумаги я оформлю. Стипендию переведу на твоего брата, страховку тоже. В общем, за свою семью не переживай. И да, студент, не просри этот вечер в каком-нибудь поганом кабаке. Проведи его с семьей.
   Слезы навернулись на Пашиных глазах.
   - Я иду на контракт именно для этого, чтоб вернувшись, каждый вечер проводить со своей семьей.
   - Брат твой все равно пойдет служить. - Капитан посмотрел парню в глаза.
   - Я... понимаю, но у него будет больше времени подготовиться, - Паша, с какой-то твердой решимостью, не отвел взгляда.
   - Ну все, свободен, - капитан кивнул на дверь.
   - Есть, ээ, или так точно? - Паша, растерявшись, подыскивал правильный ответ.
   Капитан расхохотался, его глаза превратились в едва видимые щелочки, а сам он стал похож на доброго дядюшку.
   - Иди уже, боец, - отсмеявшись, хозяин кабинета потрепал парня по плечу.
   - До свидания, - улыбнулся в ответ Павел, - и спасибо большое за науку, если..., ээ, когда вернусь - с меня мятный чай с пряниками.
   За столом небольшого кабинета сидел немолодой мужчина с серебряными висками и смотрел на закрывающуюся, за очередным отправляющимся на фронт пареньком, дверь.
   - Удачи, сынок, - с силой проглотив непослушный ком в горле, проскрипел капитан, - буду ждать тебя..., всех вас.
  
   ***
  
   Слезы сами собой текли из-под крепко сжатых век, а Мелкого все не отпускало, Появившаяся матовая муть перед его внутренним взором, то танцевала джангу с давними кошмарами, то делала шаг навстречу парню, раскидывая свои руки-крылья в сторону словно стремясь обнять Мелкого, в такие моменты парня прошибал ледяной пот, постаравшись сконцентрироваться, как его когда-то и где-то учили, Мелкий взглянул пляшущей тени прямо в бездонные глаза - навстречу страху. Появившиеся из ниоткуда искры, на глазах превращающиеся в лепестки огня закрутили Мелкого в свои ряды, вот только вместо ритмичной музыки по ушам противно вонзалось противное шуршание, словно по старому полу шаркало одновременно тысяча хитиновых ног.
   Оглянувшись, Паша понял, что он оказался на брошенной космической станции, по крайней мере огромное, чудом уцелевшее после обстрела панорамное окно демонстрировало всю завораживающую глубину открытого космоса и уродливые, с непонятными наростами корабли инсектоидов.
   - Пашок, тут? - резко зашипел интерком. Паша не спеша поднялся с пола, куда он прыгнул от неожиданного звука.
   - По делу, Длинный, - неохотно буркнул в ответ парень, убедившись, что никто не собирается прыгать на него сзади.
   - Фу, какой ты зануда, Пашка, ты где щас? - в интеркоме послышался беспечный свист.
   - Коридор, скорей всего перемычка, задачу нашу помнишь? - Паша поморщился. Ему не нравилось поведение напарника, пытавшегося показной бравадой крыть свой страх.
   - Ээ, как там летеха говорил - вени, види, вуду - нести добро крупным калибром и спасти парочку яйцеголовых, забаррикадировавшихся в инкубаторе.
   - Встретимся у карантинного отсека номер два, - сверившись с картой ответил Паша и не удержавшись добавил, - будь осторожен, нам ни к чему привлекать внимание.
   - Да не ссы, братуха, все будет огонь! - в интеркоме послышался смачный звук харчка.
   'Вот дурачок, еще и забрало открыл', Паша с трудом подавил поднимающееся раздражение и постарался слить свое сознание с кораблём. Стать его часть, раствориться среди металлических обшивок, титановых труб и плит карбопластика. 'как он сказал, вени види, вици? Поехали потихоньку'
   В принципе, задание не отличалось сложностью, пока основная группа отвлекает жуков на себя несколько диверсантов максимально скрытно выводят пленников, которых жуки в последнее время начали захватывать все чаще и чаще.
   Единственное, что напрягало Пашу - очень часто встречающиеся вентиляционные люки. Вырванные с корнем. С той стороны. Выкрученные на максимум узконаправленные микрофоны то и дело передавали далекий шелест хитиновых лап. Парень проверил прикрепленный к бедру лазерный палаш и осторожно зашагал вперед. Каким бы крутым плазмометом он ни владел, против толпы тараканов один человек не выстоит.
   - Так, стоп, Павел - обратился сам к себе диверсант, - когда это жуки сменились тараканами?
   Поразмыслив немного над внезапно пришедшим в голову образом, Паша закинул свой плазмомет за спину и переместил из подсумка несколько звуковых гранат себе на пояс, а в руки взял наскоро собранную мини-гаубицу. Если он действительно встретит тараканов, то эти гранаты подойдут куда больше, чем быстро перегревающаяся плазма. Одиночные тараканы не несли в себе большой угрозы, доставая среднестатистическому человеку едва по голень, но их толпа могла сбить с ног, опрокинуть и сожрать любого доморощенного Рембо.
   В учебке их закрывали на сутки в переделанных под полигоны бараках, где бесчисленное число голодных тараканов буквально волна за волной накатывали на как на одиночек, так и на группы кадетов. С тех пор Паша ненавидел все, что связано с тараканами, достаточно раз почувствовать, как по тебе бежит эта отвратительная дрянь или ощутить страх того, что кто-нибудь заползет тебе в ухо, нос или рот, чтоб возненавидеть насекомых всеми фибрами души.
   Обещанное же превращение в супер-людей заставляло себя долго ждать. Да, после самой операции немыслимо болели, казалось, все до единой косточки в теле. Половина группы скончалась от болевого шока в первый же день. Из остальных - еще две трети - сошли с ума. Спустя две недели ломки и постоперационного отката на ноги встали пять человек, трое из которых, оказались полностью сломленными морально. Шутка ли, забиться под кровать и плакать, едва увидев заходящих в палату военных врачей, чью выправку не могли скрыть даже белые халаты.
   Паша и сам с недавних пор недолюбливал все и всех, что связано с военной медициной, убеждённо считая яйцеголовых самыми настоящими садистами, но он и стоящий в углу смуглый крепыш лет тридцати сумели найти в себе силы встать в стойку смирно. Потом были испытания на выносливость, силу и ловкость - ученые разводили руками, а командование хмурилось. Кроме повышения базовых показателей физической формы никаких сверх. способностей у испытуемых не проявлялось... Тогда от главного психолога поступило предложение подвергнуть участников эксперимента небольшим психическим потрясениям, в надежде, что страх окажет подспорье в пробуждение тех самых супер-способностей.
   Практически все курсанты после подобных процедур переставали бояться насекомых, взамен приобретая неугасимую ненависть ко всем инсектоидам. У нескольких мужиков действительно появились способности, один превратился в ходящий огнемет, буквально испепеляющий всех и вся на своем пути, второй обнаружил в себе не дюжие способности к бегу, причем догнать его не могли даже на гражданском флаере, двигающимся со скоростью боевого богомола. Причем ни связки, ни сухожилия не рвались от запредельных нагрузок. Та черная жидкость, похожая на ртуть, закачиваемая в испытуемых через специальные спиралевидные иглы, похоже, как-то повлияла на организм курсантов. Не обошлось, впрочем, и без минусов. Один ни дня не мог провести без выпивки - заливая свой внутренний огонь, за что получил прозвище 'Пьяный мастер', а второй физически не мог оставаться на одном месте дольше нескольких минут.
   Но чаще всего спецспособности проявлялись в настоящем бою, в критических условиях, поэтому и бросали бойцов 10-003 части в чуть ли не безнадежные ситуации, наподобие той, в которую попал Паша с Длинным. Парней закинули на полуразвалившийся эсминец, до сих пор оккупированный жуками. Большинство рядовых солдат даже не догадывались, что командование использует такие брошенные корабли, как полигоны для отработки нового оружия и тактики сражения.
   Паша еще раз вздохнул и задвинув мысли о том, как он оказался на корабле, полном жуков куда подальше, поудобней перехватил гаубицу. Его МТД защитит его от осколков гранат, а вот таракашкам придется несладко. Парень вновь двинулся дальше, стараясь держаться подальше от вентиляционных шахт. Несмотря на то, что все тесты и тренировочные испытания Паша прошел успешно, до конца избавиться от страха перед насекомыми он не смог. Цель у парня была просто - выжить и вернуться домой. Поэтому рисковать он точно не собирался. Передвигаясь словно беременная черепаха Паша размышлял: судя по полученным на инструктаже данным этот эсминец болтается в открытом космосе уже второй месяц, а сигнал о помощи пришел два дня назад. Либо разрозненные группки людей сумели объединиться и выжить, по их словам, надежно забаррикадировавшись в каком-то отсеке, либо это засада? Да нет, засада отпадает - даже если при штурме эсминца уцелело больше половины штурмовых отрядов жуков, то их все равно недостаточно, чтоб оказать достойное сопротивление настоящей группе зачистки. Значит западня - отпадает. Да уж, вот задачка
   - Мелкий, нужна помощь! Срочно их тут много-АААА! - переходящий в ультразвук голос Длинного рванул тишину, разрывая Пашин интерком.
   Парень, вздрогнув, замер на месте. Убавил звук на интеркоме и стал внимательно слушать, пытаясь понять с кем столкнулся его непутевый напарник.
   - Мелкий, ну ответь, зараза! - судя по звуку очередей Длинный пытался отстреливаться с ручного миниганна.
   - Не ори и не паникуй, кто перед тобой? - взвесив все 'за' и 'против' отозвался Паша.
   - Море уродских тараканов! Особо наглые уже пробуют мой МТД на вкус!!! - в голосе попавшего в переплет курсанта сквозила самая настоящая паника
   - Большие есть особи? - бывший студент не собирался поддаваться истерии
   - Нет, нет, нет! Только сволочные тараканы!
   - Беги обратно, роняя за собой гранаты. Твой МТД выдержит осколки, а дальше найди какую-нибудь щель и забаррикадируйся там, выполню задачу - вернусь за тобой, понял?
   - Понял! А граната меня точно не того?
   - Длинный, не тупи, ты ж не под ноги себе ее бросать будешь, прикинь разлет осколков и коси их всех под ноль.
   - Так не хватил гранат-то - усомнился тараканоборец, впрочем, уже без особой паники.
   - Так тебе их и не надо всех перебить. Тебе надо укрытие найти. Все, выполняй, на связь выходи после того, как все сделаешь
   - Понял, Мелкий! - голос напарника звучал с отпимизмом, из интеркома раздался приглушенный хлопок взрыва
   - Ох хорошо зашла, родимая! - отыгрываясь за недавний страх, Длинный начал куражится.
   - Дурачок, ей Богу - пробормотал Паша в выключенный интерком.
   Ему все больше и больше не нравилась окружающая его тишина. А интуиция упрямо вела его к столь опасным вентиляционным шахтам, где он станет легкой добычей мобильных таракашек. Чувство тревожности постепенно нарастало в груди, отдавая всполохами красного на периферии зрения. Замерев на секунду и, все же решившись, Паша бросился к зияющему тьмой нутру шахты. Примагнитив миникамеру к металлической вентиляционной решетке, чудом держащейся на одной петле, парень рыбкой нырнул в темноту, не забыв придержать громоздкую гаубицу. Пролетев пару метров вниз, Паша с оглушительным грохотом приземлился на вентиляционный короб. Внутри оказалось довольно просторно, скорей всего эсминец строился с расчетом на удобные внутренние инженерные коммуникации.
   Слегка поколебавшись, Паша сбросил с плеча гаубицу и наскоро оборудовал пару простеньких ловушек вдоль коридора, используя практически все гранаты и мины, которые у него были. Когда интуиция визжала сиреной, а красные всполохи начали вырываться на центр зрения, парень, подстегиваемый мощным импульсом адреналина, вскарабкался по вентиляционному коробу вверх и закрепился на потолке, вознося мольбы и благодарности всем Богам за возможности его МТД пригмагничиваться к металлическим поверхностям и надеясь, что участь быть сожранным отвратительными таракашками его все же минует. Оставленная камера исправно подавала сигнал, транслируя картинку на внутреннюю сторону забрала МТД.
   -Ох ты ж, чёрт, - еле слышно прошептал парень.
   Двойка богомолов двигалась чрезвычайно быстро, окружаемая чуть ли не сотней тараканов. С Передних конечностей левого богомола нет-нет, да срывалась капля крови, но и сам он выглядел неважно. Перебитые конечности, потерянные крылся, широкие раны на подбрюшье, из которых капала зеленая жижа. Правый выглядел получше, но его заплетающиеся друг за друга задние лапы и секундные зависания говорили о том, что пострадал он явно серьезней своего собрата.
   Сфокусировав камеру на прикрывавшем всю эту процессию медленном броненосце, на хитиновом панцире которого зияла огромная дыра, Паша внезапно понял, что тревога ушла и что он с легкостью помножит на ноль всю эту группу членистоногих.
   А вот таракашки явно полезут в вентиляцию, хм, что ж, если унюхают меня, то залью их сверху плазмой, если нет, то просто вздремну пару часиков и продолжу выполнение задания. Обкатав мысль у себя в голове, Паша понял, что она ему нравится и кровожадно улыбнулся - ничего личного, твари, сейчас будет небольшой фейерверк!
   Первую мину он подорвал прямо под левым, дальнем от камеры богомолом, не успевая полюбоваться на красиво разлетающиеся половинки зеленой твари, которая к тому же имела особенность резко взмывать и пикировать за спины бойцов, орудуя в тылу своими хитиновыми клинками, перевел камеру на середину процессии. Грянул второй взрыв, а через секунду, с практически неуловимой задержкой прозвучали еще три хлопка.
   Как хорошо, что Паша не слышал визг таракашек, если боец терял шлем, он имел все шансы остаться без слуха, насекомые визжали на грани ультразвука, отчего у неподготовленных бойцов из глаз выступала кровь, и они, полностью дезориентированные становились легкой добычей инсектоидов.
   Паша слегка пожалел, что гранаты не плазменные, а обычные - осколочные. Конечно, минус двадцать таракашек за раз - отличный результат, да еще и пара десятков раненых, но плазма однозначно круче, попала капля на морду лица - считай не жилец.
   Тараканы тем временем бросились врассыпную - с одинаковой легкостью перебирая ногами как по стене, так и по потолку. Рвануло еще несколько раз - зря что ли Паша ставил мины на эти самые стены? Только пришлось немного помочь, активировав детонатор, вес таркашек был слишком мал, чтоб активировать мины. Жаль их было всего четвре штуки - больше не утащишь на своем горбу.
   -Так, одна на богомола, вторая - на стене, третья - ждет броненосца, если только он не повернет назад, нет. Нет, повернул, топает прям по центру, иди-иди, мой хороший, тут как раз рядом топчется оставшийся богомол, видать ищет оторванные взрывом лапы, хе-хе. Еще чуть-чуть, еще немного. Оп! - Паша по старой привычке шептал себе под нос. Когда он проговаривал свои действия вслух, мозг словно получал ресурсы для обдумывания дальнейших задач. И вот сейчас, наблюдая, как во все стороны хлещет зеленая жижа из разорванного в клочья броненосца, забрызгивая лежащего на боку богомола, оставшегося без всех конечностей на правой стороне, Паша прикидывал, нужно ли ему выходить в коридор или не стоит? По вентиляции он будет добираться до искомой точки пару дней и неизвестно, где шанс встретить насекомых выше - здесь или в коридорах. Ресурсы инсектоидов ведь тоже не бесконечные. Вряд ли у них здесь матка. Поэтому все, что он мог ожидать на своем пути - пару мощных отрядов и множество мелких патрулей. А значит... Что там говорит интуиция? Паша еще раз улыбнулся и скользнул вниз.
   Перед выходом из шахты парень еще раз сверился с камерой и почитал количество невзорвавшихся гранат. Собственно это было необязательно, так как МТД исправно подсвечивал красным оставленные бывшим студентом подарки, но, как говорил Пашин научный руководитель в институте - 'лучшая импровизация - подготовленная импровизация'. Сбросив с плеча ненужный пока плазмомет, парень ловко выкатился из вентиляционной шахты. Перехватил клинок, полыхнувший ярок-белым огнем и одним движением перечеркнул жизнь двух таракашек. Паша не знал, сказывалось ли это действия того препарата, но его нравилось работать клинком. Он словно становился продолжение его руки. Параллельно размышляя насчет возможных положительных и отрицательных эффектов той злосчастной и весьма, кстати, болезненной инъекции, парень, словно масло разрезал одного таракана за другим, сожалея, что второй клинок не выдавали. Его прям сильно не хватало. Парень двигался по широкой дуге, подбираясь к полуживому богомолу со спины.
   Он успел отправить на тот свет свыше пятнадцать таракашек, как те прекратили бестолково метаться и сбившись в две группы, ринулись в атаку на парня, беря его в клещи и прикрывая раненного богомола, который старался повернутся к человеку так, чтоб и видеть его и попытаться достать неповрежденными конечностями. Улыбнувшись, Паша метнул последнюю припасенную гранату чуть в строну от богомола, чтоб тот не смог отбить ее своими лапами и примагнитился к полу, представив, что он превратился к каменный утес. Прогремевший взрыв и несколько шеркнувших по МТД осколков Паша видел как будто со стороны. Он словно воспарил над своим телом. Выставленное вперед правое плечо, руки, сжимающие клинок на уровне пояса паралельно полу, правая нога спереди, левая, сзади - он действительно был похож на грозный утес или на статую какого-то древнего воина. Тараканы до этого пытавшиеся сбить парня с ног недоуменно начали шевелить усами, словно не понимая, как человек могу превратится в камень. Их чувства отказывали им. Ведь сейчас посереди коридора стоит скала! Членистоногим не хватало соображалки, чтоб сообразить, что на комическом корабле никак не мог появится кусок скалы.
   Зло усмехнувшись, Паша рывком нырнул обратно, в сове тело и взорвался серией ударов, взмах, второй, наискось, кувырок в сторону, давая своей массой замешкавшихся тараканов. Пинок в маленькую мерзкую морду, мельница, несколько широких восьмерок, левая рука, метнувшись к поясу выхватывает из полимерной кобуры родной глок - парень даже не смотрит попал он или нет, сосредоточившись на уничтожении насекомых, на забрале вспыхивают и гаснут точки, отражающие инсектоидов, шустро бегущих по стенами или потолкам. С такой дистанции глок пробивает броню за здорово живешь и тараканы падают с потолка на пол истошна визжа.
   Странно, что слышно их визг, ведь он в МТД, хотя, мозг не взрывает изнутри от какофонии звуков, а барабанные перепонки не рвутся от острого, пронзительного визга - и ладно. Подранки, получившие свою долю свинца очень скоро превращались в биомусор, ох уж эти пули со смещенным центром тяжести - порой пуля превращала стакана в фарш буквально за пару секунд - если только не выходила с другой стороны навылет. А тех, кому все же повезло, тут же подсвечивал верный МТД.
   Десять минут. Паша застыл, прислушиваясь. В коридоре было тихо, чувство тревоги не полыхало красным - так, легкая тревожность, что вполне понятно, если ты находишься на захваченном насекомыми корабле с напарником, которого проще на базе оставить, чем с собой тащить...
   - О кстати, что там с Длинным? - пробормотал Паша, включая интерком.
   Помолчав с минуту, вслушиваясь в слегка сиплое дыхание своего горе-напарника, Паша, чувствуя легкую тревогу аккуратно прошептал:
   - Длинный, как дела?
   - О, Мелкий! Ты че молчал-то? У меня тут знаешь че было! Штук двадцать тараканов сожрать меня хотели. Да только я им не по зубам оказался, встал в угол, чтоб кондер сверху голову прикрывал и давай как в тире по ним шмалять! - Было слышно, как Длинный аж захлебывается словами, спеша рассказать Паше как он героически сражался.
   - Только ногу чуть не прогрызли мне! И в глаза успели какой-то гадостью прыснуть, пока забрало откинуто было! Напали уроды исподтишка! - Послышался звук смачного харчка.
   - Погоди, Володя, ты чего, снова забрало открыл? - Забеспокоился паша, улегшееся было чувство тревоги вновь расцвело алым цветком.
   - Да я всех положил! Че таково-то? - Удивился бывший тренер качалки, слегка покашливая
   - Дурачок, забрало опусти и бегом марш на точку эвакуации!
   - Ты чего это? - не на шутку испугался Длинный, голос Паши менялся от обычного подросткового тембра до могильного спокойствия в оочень редких случаях.
   - Мигом к катеру и скажи, чтоб тебя в карантин определили по приезду
   - Может не надо? - Паша услышал, как Длинный сглотнул.
   - Твое дело, - теряя интерес к напарнику проговорил парень, отключая интерком, не слушая, как Длинный, захлебываясь словами причитает, что у него почти не мерещится в глазах, а все-таки прокушенная нога почти не болит.
   Алый цветок тревоги, казалось, расцвел из интеркома и в МТД Паши вовсю запахло скорой бедой. Не соображая, что он делает, парень, слово таракан забрался на потолок и впихнул себя в довольно широкую нишу, располагавшуюся над неоновыми свисающими с потолка лампами, молясь всем Богам, чтоб кевларовые крепления выдержали его вес и лампа вместе с ним не рухнула на пол. Паша представил, что он не бывший студент-историк, или диверсант экспериментальной группы, заброшенный на одиноко дрейфующий в открытом космосе полуразваленный эсминец. Паша перестал быть человеком, его руки превратились в металлические обводы лампы, а тело стало аккумулятором, от которого к самой диодной панели идет энергия, заставляя светить ее чуть ярче остальных, скрывая притаившийся на ней пустой тяжелый мобильный доспех, неизвестно как туда попавший.
   Последнее, что помнил парень прежде, чем провалиться в дикий кошмар, состоящий из бесконечной беготни в виде мегабита энергии по огромному синему лабиринту, был ненавистный шелест хитиновых лап.
   ***
   Судорожно вздохнув, словно он не дышал последнюю минуту, Паша открыл глаза. Резко поднявшись, он с удивлением обнаружил себя сидящим в своей кровати, в ногах валялось скомканное одеяло. Оглядевшись по сторонам, цепляя взглядом привычные вещи, стоящие на своих местах, парень, пересилив детский страх, аккуратно опустил ноги на пол. Посидев пару секунд в неподвижности, до последнего момента ожидая, что его кто-нибудь схватит за лодыжку, паша встал и, нацепив старые мохнатые тапочки, пошаркал в ванную. Дико хотелось в туалет. Но еще больше хотелось пить - было такое ощущение, что по горлу кто-то прошелся наждачной бумагой.
   Моя руки, Паша смотрел на свое отражение в зеркале. Обычный студент, глаза, как глаза, но что-то не давало ему покоя. Тот странный сон? Будто прожил несколько лет... Парень напряг бицепс и посмотрел на него. Да нет, вроде такой же дрыщ каким и был. Стоп, какое сегодня число? Точно, завтра, точнее уже сегодня его ждала встреча с университетским вербовщиком. Парень задумался. А что если сон, приснившийся ему - это дежавю будущего, что если у него есть возможность все исправить и не пойти на контракт? Постояв пару минут, с напряжением вглядываясь в свое необычно-серьезное лицо, Паша вздохнул и оперся о раковину. Кого он обманывает, он все равно пойдет в армию, ведь то чувство власти, и силы, чувство собственной крутости оно сравнимо лишь с моментом обнаружения какого-то древнего артефакта на раскопках. Будь то глиняный черепок или пара золотых монет.
   Паше понравилось быть сильным. Причем сильным не только духом - а ты попробуй сдай сессию на отлично на историческом факультете, но и физически.
   - Решено, после Философии иду к вербовщику.
   Стоило парню принять это решение, как тут же произошло две вещи. По телу разлилась та знакомая сила и уверенность, которая делала из вчерашних маменькиных сыночков безрассудных диверсантов или тяжей, или пилотов. Паша вспомнил, что у каждого была своя предрасположенность. Большего вспомнить не удалось. Переферийное зрение выхватило какое-то движение в раковине. Гляну вниз, парень успокоился - скорей всего капля воды скользнула по крану. Улыбнувшись своим страхам, Паша хотел было взять с крючка полотенце, как его взгляд зацепился о волосинку, торчащую из-за крана. Мир вокруг мигнул красным. Аккуратно заглянув туда, парень обнаружил замершего таракан.
   - Твою мышь, - прошептал Паша, резким движением сдергивая полотенце со стены. Таркан не стал дожидаться, пока ему прилетит по рыжей, усатой морде и двинул куда-то в сторону. Еще раз чертыхнувшись, Паша оглянулся на еле слышный шелест.
   - Твою мышь, - казалось оригинальность покинула парня. Он стоял и смотрел, как из дыры в стене, до этого прикрытой полотенцем, лезет сном тараканов. Еще несколько упали с потолка, а ноги обвило тошнотворной щекоткой. Трудно удержаться и не блювануть, когда по тебе бегает с десяток тараканов. Оцепенение прошло, но парень нереальным усилием воли сохранил неподвижность, несмотря на то, что зрение буквально пульсировало красным цветом.
   Сотни, тысячи тараканов набивались в ванную комнату. Зашевелилась шторка душа, хлопнула крышка унитаза. Араканы, казалось, появлялись из ниоткуда.
   - С-с-сволочи - пронеслось в голове у парня, - из шмота - трусы и тапки, из оружия - зубная щетка, ненавижу.
   Скрипнув зубами, Паша постарался успокоиться. Где-то внутри родилось четкое понимание - начнет двигаться, его сожрут. Залезут в рот, нос, уши, глаза, а сам он превратится в ничего не соображающий и спятивший кусок мяса. Замереть, застыть, слиться с раковиной - в сознании четко промелькнул образ керамической статуи, удивительно похожей на парня. Удивляться сил уже не было, точнее эмоций уже не было. Паша намерено загонял себя в состояние транса.
   - Я раковина, я раковина, раковина, - сначала умерли звуки и барабанные перепонки перестал разрывать сводящий с ума шелест хитиновых лапок, затем отмерли телесные ощущения - стало плевать на то, что по всему телу забегали тараканы. Трудней всего было с мыслями.
   - Интересно, если б я остался стоять с открытыми глазами и какая-нибудь тварь заползла мне на глазное яблоко, сумел бы я как Тарзан не двинуть ни единым мускулом? Интересно, а если я сделаю вдох, а гребанная таракашка в это время будет у меня в носу, он попадет в левое легкое или правое? Интересно...
   Усилием воли заткнув свой внутренний голос, Паша постарался стать таким же холодным и безучастным, как раковина, которая каждое утро своими ледяными касаниями гнала сон прочь. Холод, красота, безжизненная безупречность линий. Капли воды бессильно скатывающиеся по краям. Даже появление чего-то большого сзади не сбило концентрацию. Паши больше не было, был здоровенный кусок керамической раковины, неведанным способом появившийся в уборной. Тараканы, осыпавшись с похолодевшего парня, бросились в стороны - искать теплого, пышущего эмоциями человека, который только что был здесь.
   А дальше была вечность... или мгновение? Сложно сказать. Лишь когда в керамическом придатке появилось понимание: 'Все, теперь можно', статуя начала отмирать. Сначала вернулся слух, потом тактильные ощущения, заледеневшие ноги и руки вспыхнули иглами боли. Потом пришли мысли, и, наконец, парень открыл глаза.
   - Вот черт, кто-то огненные шары с обеих рук пускает, а я стал чертовым хамелеоном! - мысль родилась хоть и спонтанно, но тут же последней мозаикой провалилась куда-то внутрь. Для Паши пазл сложился. Вот почему в него меньше всего попадало сюрпризов на полигоне, вот почему его подчас 'не замечали' автоматические тренировочные турели... Вот почему ему удавалось так далеко заходить в тыл жукам.
   -Черт, а так хотелось быть суперменом! - успел напоследок подумать парень до того, как его затянуло в синий лабиринт, скручивающийся в воронку, в которую превратилось холодная раковина.
   - Твою мышь, что за выверты сознания, так и с ума сойти недолго! - Забрало шлема помешало сплюнуть тягучую слюну. Немного полежав. Паша аккуратно огляделся - он находился в той же нише надо лампой. Которая сейчас, к слову пережеванным куском метала и пластика валялась на полу. Выведя картинку с уцелевших камер, парень с облегчением вздохнул. Коридор был пуст. Чтобы спрыгнуть вниз пришлось повозиться, руки по предплечья ушли в стальную обшивку потолка, парень и не помнил, как и за что он зацепился. Оказалось, за те несколько секунд, что вал насекомых выкатился из дальнего коридора, он сумел в буквальном смысле руками впился в потолок. Ноги же были надежно зафиксированы магнитными подошвами МТД.
   Прижавшись к чудом уцелевшей вентиляционной решетке, Паша вызвал на внутреннюю часть забрала карту с искомыми координатами. Пятнадцать точек, которые до этого горели ровным зеленым цветом в данный момент сменились равнодушным серым цветом.
   - Сколько же я провел в состоянии, ээ, лампы? - подумал Паша и хмыкнув себе под нос, начал собирать камеры.
   - Это что за фигня? - парень с удивлением посмотрел на мотылька, выпорхнувшего, казалось, прямо из прикрепленной к решетке камеры.
   Парень на секунду завис, пытаясь осмыслить, чем это для него грозит и, не тратя время на проклятья, рванул по коридору.
   - Длинный, прием, ты в катере? - Паша на бегу пытался прикинуть, сколько у него есть времени до того, как вал таракашек все-таки захлестнёт его с головой. Мин не осталось, плазмомет и гаубица так и вовсе пропали после того скоротечного боя, патронов - пара магазинов, вся надежда была на верный резак,и, если честно, на свои ноги.
   Интерком ответил беззвучным шипением, значит Длинный либо без сознания, либо жуки уже и на катере.
   - Надо ускориться - пробормотал себе под нос парень и покатился кубарем, сбитый с ног вылетевшим из вентиляционной решетки богомолом.
   - Как же ты туда поместился? - удивился парень, наваливаясь плечом на глаза мерзкому насекомому, и вовсю орудуя плазменным резаком, раз - отсечь конечность, оканчивающуюся клинком, два - воткнуть резак в сочленения хитиновой брони, три - резко метнувшись вправо, всем телом навалиться на свой клинок, четыре - богомол со вскрытым брюхом еще две секунды слепо размахивал оставшейся бритвенно-острой конечностью, и, судорожно всхлипнув, рухнул на пол, но своего он добился. Теперь Паше было не убежать.
   - Да черт с два - процедил парень и побежал напрямую к катеру, игнорируя доносящийся со всех сторон шелест.
   Паша не добежал всего один пролет. Он уже видел серебристый отблеск крыла 'миниатюрной космической ласточки', как называл катер Длинный, но даже видел приоткрытый люк, но добраться до туда не могу. Пашу окружили. Сотни рыжих тараканов бегали по его МТД, стараясь найти щель или деформацию. Несмолкаемый хруст звуча в ушах адским гимном.
   - Словно семечки, - хихикнул парень, отшатываясь от мощной туши броненосца.
   Словно в насмешку над судьбой тот же самый броненосец, от которого так ловко уклонился парень мотнув напоследок башкой, увенчанной здоровенными жвалами выбил из Пашиных рук резак. Несколько богомолов. Мелочь, и здоровенные тараканы - некоторые по колено, некоторые по пояс, броненосец и какая-то склизкая, мерзкая дрянь, плюющаяся зелеными кляксами вот уже полминуту заставляли парня вертеться словно уж на сковороде. Потеря же резака и вовсе ставила крест на его дальнейшем существовании.
   Пока парень вовсю орудовал ногами и кулаками, пытаясь максимально отсрочить свою кончину, мысли текли на удивление равнодушно и неспешно:
   - Прикинуться бревном? Не пойдет, они уже знают, что я тут. Подорвать реактор? Ну, только если на крайний случай... Прорваться к вентилции и партизанить сколько получится? Тот комок соплей и желе перекрывает единственную решетку...
   - А может сдаться? - мелькнул подленький голос бывшего очкарика-задрота, - когда не сопротивляешься - легче будет, к чему эти бесполезные метания?
   - Да хрен вам всем с два! - Пашу словно прорвало. В голове каскадом красных брыз взорвались воспоминания. Воспоминания о таракет, спрятавшемся за кран, о мерзких лапках, куда-то бегущих по твоей шее, детские кошмары вспыхнули яросным пламенем возмездия.
   Оглядев противников, и не думающих подождать, пока парень обдумает сложившуюся ситуацию, Паша, швырнул себя в поднимающийся ураган ненависти и ярости. У него словно выросли крылья за спиной, а руки превратились в два черных матовых клинка. Взорвавшись серией ударов, Паша пошел вперед - зрения сузилось до небольшого окошка, остальное место занимали различные оттенки багрового. По этим всполохам, парень предугадывал выпады противника, кромсая и режа все подряд на своем пути.
   Времени думать откуда появился второй клинок, которого ему так не хватало - не было. Паша откуда-то знал, что он сейчас сжигает себя и еще чуть-чуть и назад возврата не будет. Плюнув на трясущийся 'десерт', парень оттолкнувший от хитинового панциря оставшегося без лап и головы богомола, прыгнул в сторону катера. Приземлившись на плечо и выйдя в перекат, неудавшийся диверсант, промчавшись несколько десятков метров, буквально вбросил себя в катер. Но, попытавшись закрыть его изнутри с удивлением обнаружил, что вместо рук, он является счастливым обладателем двух длинных, широких, матово-черных клинков. Зависнув на секунд, Паша все же сообразил крикнуть:
   - Герметизация корабля, капитан на борту!
   Искин мгновенно запахнул люк, оторвав чью-то хитиновую конечность.
   - Люди кроме меня на борту есть? - Паша никак не мог отвести взгляд от своих рук. Точнее то, что было руками.
   - Черт, и МТД испоганил, - мелькнула шальная мысль.
   -На борту в данный момент находятся два человека. Один из них умрет от интоксикации легких в течение десяти минут.
   - Да черта лысого, - усмехнулся парень, - не успеет, курс на флагман!
   В этот момент катер словно разрезали на две неравные части. И через секунду Пашин МТД словно бумагу проткнули сразу две хитиновые пики.
   - Гвардейцы, - мысль упала камнем, было обидно умирать так глупо, в шаге от возвращения домой, да еще и узнав секрет инсектоидов - значит и матка на этом корабле..
   Мир снова закружился черными лепестками и парень провалился в небытие.
  
  
   - Отключаем его от тренажёра? - один из внимательно наблюдающих за виртуальной тренировкой одного из бойцов, обратился к своему соседу
   - Отключаем, - согласился второй, - смотри - у него, как и предполагали наши аналитики, не только отличные способности к мимикрии, но еще и частичная трансформация. Хоть и мелкий, а результативность практически максимальная.
   - Мелкий? А что, ему подходит, но эти клинки - не очень ценно, в бою против богомола-гвардейца, шансов у большинства людей практически нет.
   - Не скажи, - покачал головой второй, - ну да ладно, поживем-увидим. Жаль, что все эти способности выпадают совершенно случайно, и только у тех, кого группа крови..
   - Слушай, мне кажется или он уже в сознании и нас слышит? - перебил его голос
   - Погоди... Действительно! Вот это адаптивность... А ты, Мелкий, поспи-ка пока, нехорошо подслушивать разговоры взрослых дяденек.
  
   ***
  
  
   И в последний за сегодня день Пашино сознание ухнуло в водоворот воспоминаний, всеми силами стараясь выбраться из этой черной воронки обрывков памяти. Зацепившись за огонек интереса и уверенности, Паша из последних сил рванулся к этому огоньку
   Очнувшись в камере, Паша, дрожа от напряжения, попытался сжать от ярости кулаки:
   - Эти эксперименты... Сволочи! Нельзя же так!
   Как вдруг мир слегка подмигнул алым. Подняв взгляд, парень с удивлением обнаружил как тот самый огонек превратился в стоящего перед ним тяжа, с опущенным забралом. Несколько минут они смотрели друг на друга в полной тишине.
   - Что ж, - поднимая забрало проговорил Вадим с удовольствием смотря на матовые клинки, в которые превратились руки Паши, - нам определенно будет, о чем поговорить в течение полета.
  
  
   Глава 4
   Было в жизни Вадима пару случаев, когда он терялся. По-настоящему терялся, при выполнении, так сказать. Однажды, ему даже пришлось трое суток провести забравшись под панцирь только что приконченного огромного жука-навозника, который своими кислотными плевками вывел из строю добрую дюжину боевых машин сопровождения. Из целого взвода тяжей в живых в тот раз остался один лишь Вадим. Да, в учебке сержанты травили байки про десантников, несколько дней лежавших среди трупов своих товарищей, а потом вырезающих в одну прекрасную темную ночь чуть ли не весь лагерь противника. Хоронится от целой армии жуков в омерзительно мягком подбрюшье навозника было для Вадима чем-то новеньким.
   Запустив МТД в минимальном режиме самообеспечения парень 3 дня и три ночи провел на грани сна и яви. Он постоянно слышал шелест хитиновых лапок, иногда ему казалось, что кто-то ползет по его ноге. Ползет все выше и выше. В такие моменты хотелось вскочить, схватить верный резак и бежать куда глаза глядят. Бог его знает, как он сумел сохранить свой рассудок за тот бесконечный схрон. Через три дня Вадим рискнул запустить сканирование местности и с удивлением обнаружил, что в радиусе 5 км нет ни одного живого существа. Еще неделю он блуждал по тому плато, пытаясь нагнать схлестнувшиеся насмерть армии. Обугленные панцири жуков, хрустящие под ногами словно семечки прожаренные напалмом тараканы, бритвенно острые клешни богомолов разбросанные то там, то сям, ну и конечно разорванные тяжи. Вадим даже нашел парочку живых бойцов. Двух пришлось добить и сжечь - ребятам не повезло, их каким-то образом достали из доспехов и превратили в питательный сосуд для целой оравы личинок, впрыснутых человекам под кишки. Врагу не пожелаешь такой кончины.
   С некоторых бойцов удавалось снять аккумуляторы или пополнить боезапас. Когда парень переворачивал целёхонький на вид МТД, в поисках гранат, из доспеха донесся еле слышный стон. Поменяв полностью разрядившиеся аккумуляторы и заменив блоки питания, Вадим с удивлением обнаружил живого бойца, закованного в мертвый доспех. Кое как поставив десантника на ноги, путь Вадим продолжил уже в компании с Зеленым. Неделя блужданий на грани отчаяния и только остатки сражений давали надежду. Надежду на то, что они двигаются в правильном направлении. Спустя неделю, когда тяжи наконец-то догнали фронт, оказалось, что связь не работала ни у одного землянина. Какая-то дрянная гусеница глушила все сигналы на той чертовой планете. Тогда пригодился вакуумный язык жестов, которым тяжи общались на тренировках в открытом космосе, при соблюдении эфирной тишины.
   Второй раз Вадим потерялся после сильной контузии. Жвалы жука-координатора слишком плотно сомкнулся на шлеме МТД Вадима. Парень не помнил, как выбрался из ставки врага (ведь где еще может находиться жук-координатор), и как оказался в каких-то непонятных пещерах. Из которых выбрался с горем пополам через несколько недель непрерывных блужданий, следуя правилу левой руки. Когда парень добрался до базы и снял доспех, стоящие рядом сослуживцы не сговариваясь, единодушно продемонстрировали, чем их кормили на обед.
   В общем, теряться Вадим не любил, и уж если его спросили где Вадим предпочел бы потеряться, парень честно бы ответил - в лесу, в горах, в степи, неважно где, главное, чтоб это была Терра-2. Хватит с него постоянного напряжения от ожидания виброклинка в спину и 'нечаянно' срабатывающей на него лазерной турели. Как ни бы парню не было приятно, что у него есть личный враг в верхах командования ВС, как бы это не грело его самолюбие, но факт оставался фактом - жить в таких условиях было попросту невозможно. Конечно, последние 2 года спокойной, размеренной жизни на 'Оплоте' расслабили парня, а в его самоконтроле наметился значительный успех. Бывший командир штурмовиков серьезно преуспел в медитациях, инфу о которых ему постоянно подкидывал Икс. Спустя полгода мучений, Вадиму удалось поймать состояния тишины. Постоянный внутренний диалог прекратился. С того момента, зрение пошло на поправку, вернулись цвета, появился интерес к жизни. И когда только-только парень решился начать новую жизнь, на пути 'Оплота' попался этот флот инсектоидов, чтоб его... Диверсия, погоня, бессонная неделя, последняя стычка с догнавшими оплот таракашками - из-за всех этих событий, мир снова начал тускнеть, превращаясь в чёрно-белую картинку с тысячами оттенков черноты.
   - Горы? Каких еще горы? - Вадим в очередной раз и так и эдак покрутил в голове тревожившую его мысль, - Нет, я рад, конечно, природа, все дела, свежий воздух там, вот горы, опять же. Икс, черт тебя задери, ты тут?
   Разговор с самим собой не позволял сойти с ума в очередной раз. И больше всего напрягали две вещи: мигающий индикатор практически разрядившихся батареи и отсутствие Икса.
   Вадим хихикнул, поймав себя на очередной дурацкой мысли: хоть у него и был опыт выживания и успешных операций на планетах, парню по душе больше были космические станции, корабли, абордажи и так далее.
   - Это что такое получается? - парень еще раз с тоской оглядел горный массив, раскинувшийся перед ним, - хотел, значится природу, получил природу, но надежная сталь космического корабля уютней? Да уж, дружище, так и до списания по несоответствию недалеко.
   Помолчав пару секунд, Вадим тяжело вздохнул. Закованный в стальной доспех тяж сейчас подспудно больше всего хотел услышать голос Икса, отвечающего ему:
   - Какое списание? Тебя уже раза три не только списали, но и похоронили на флоте!
   Но Икс голоса не подавал. Присутствовал какой-то еле слышный писк и приглушенные щелчки, но не Икс...
   - Ладно, боец, соберись давай. Ставь цель, разбивай на задачи и выполняй, думать потом будешь! - взбодрив себя нехитрой речью, Вадим еще раз прогнал в голове план действий:
   Первое - каким-нибудь способом зарядить аккумуляторы доспеха, второе - понять, где я нахожусь, третье - решить вопрос с Иксом, запустив полную диагностику доспеха, для чего опять же нужно зарядить аккумуляторы, четвертое - сходить на разведку, может кто еще из наших оказался здесь, пятое...
   - Для начала и этого с лихвой хватит, - угрюмо пробормотал тяж, с тоской смотря на уровень заряда батарей, мигающий в красной зоне, - ну неделька у меня есть, а дальше как? А дальше будем посмотреть.
   Вадим бросил безуспешные попытки достучаться до своего верного товарища и помощника и наконец-то обратил внимание на россыпь небольших красных точек, вспыхивающих на забрале шлема, казалось бы, в произвольно порядке. Что-то смущало парня, поначалу решившего, что цифровые мозги скафа полетели вместе основным реактором. Но, расфокусировав взгляд, парень с удивлением заметил, как в кажущемся хаосе проглядывалось что-то знакомое?
   -Точно! Это же гребанный вакуумный язык жестов десанта глубокого погружения! - дошло наконец до Вадима, - Один в один, только вид сбоку!
   Этим языком пользовались диверсанты или разведчики, когда требовалось указать маршрут продвижения для основного отряда и не было возможности выйти на нужную частоту. Мир мигнул, наливаясь красками, и тут же, словно синхронизировавшись с вакуумным шрифтом, Вадим услышал еле заметный треск и звуковые сигналы, дублирующие россыпь алых точек. Парень улыбнулся, единственной причиной появлений аудиальных и визуальных сигналов мог быть только Икс.
   - Жив, чертяка, - местность вокруг Вадима налилась цветом, приобрела насыщенность и яркость, - сейчас разгадаю твой ребус, Иксик!
   Так и не сумев до конца стереть с лица радостную улыбку, парень, по привычке нахмурившись, принялся вслушиваться в треск шлема, то и дело бросая взгляд на багровые многоточия.
   - Так, что это? Сон, спячка, спать, хм, понял, электричество, нет, не так, эле-, а, энергия, ну, тут понятно, Икс находится в спящем режиме, функционал ограничен нехваткой энергии. Икс, где брать энергию-то? Похоже и реактор, и аккумуляторы каким-то образом сели... Что? Эм, время? Что время? Нужно время? Сами собой восстановятся? Интересно, а как? Ладно, ладно, не кипятись, потом объяснишь. Сейчас-то что делать? Два. Два дня? Два месяца, ого, два месяца не трогать доспех? Это что получается, мне голым ходить? Нужно же еще и воду с едой найти, укрытие какое-нибудь... Ты понял, кстати, где мы? Энергия? А, ладно, потом значит.
   Треск в шлеме стал едва различим, точки с забрала пропали практически полностью.
   - Так, - Вадим принялся рассуждать вслух, - с одной стороны запаса энергии хватит на пару месяцев аварийного использования, с другой - чем скорее Икс проснется, тем проще нам будет выбираться из этой непонятной ситуации. Вывод напрашивается неутешительный. Два месяца без доспеха. Непривычно будет, конечно, но, как говорится хочешь жить - умей вертеться. Ожидаемой недели нет - это плохо. Икс жив - это хорошо.
   Парень, немного помедлив, запустил процесс деактивации доспеха. Узнай жуки, что скаф на самом деле открывает от правого бедра, а потом раскрывается словно бутон розы, часть спины назад, часть переднего экзоскелета - вперед, процент потерь в ближнем бою среди тяжей существенно бы увеличился. Не зря правая подмышка доспеха считалась точкой Ахиллеса - какой-то знаменитый ученый древности, доказавший теорию наличия точки уязвимости в любом объекте. После этого инженеры конструкторского бюро имени Императора, тогда еще русов, не просто создали один из самых прочных доспехов того времени, но и сумели расположить эту точку в любом месте скафа. Вроде как изначально она находилась на левой пятке. Было ли это проявлением чувства юмора русов или дань какой-то древней традиции, которыми славился тот народ, но первые сто лет развития конструирования тяжелых, легких и средних доспехов данную точку У, как её прозвали так и оставляли на левой пятке скафа, признав, что это одно из самых неудобных для противника мест. Ведь если боец, закованный в мобильный доспех позволил противнику зайти в спину и, тем более, дотянуться до левой пятки, то тут никакой супер-костюм не поможет.
   По привычке поправив стандартный комбинезон, Вадим слегка поёжился под порывом прохладного ветра.
   - Куда же пойти? - пробормотал парень, оглядывая серые массивы скал в поисках хоть чего-то , что издали напоминало бы оружие.
   - Теперь я понимаю Мелкого и его маниакальную страсть к своему клинку, - вздохнул Вадим, но тут же хищно улыбнулся.
   Обернувшись к стоящему скафу, парень аккуратно 'закрыл' доспех и, дождавшись еле слышного щелчка, ударил подобранным с земли камнем по левому бедру. Раз, второй, третий. Наконец, после особо сильно удара, что-то пшикнуло и тонкая титановая пластинка плавно отъехала от доспеха и влево. Вадим едва успел схватиться за слегка шершавую рукоять и выдернуть из хитрого паза вибронож, как обманчиво тонкая пластинка с глухим щелчком вернулась на свое место.
   - Вот теперь другое дело, - нож мягко завибрировал в руке у парня, - вот теперь можно и поохотиться! Куда бы только пойти?
   Донесшийся с севера хлопок развеял все сомнения.
   - Похоже взрыв тактической ракеты средней дистанции. И, судя по звуку хлопка, довольно близко от сюда, - парень уверенным шагом покидал небольшое каменное плато, поднимаясь по еле заметно тропинке вверх по горе, - хотя с поправкой на горную местность, может быть и подальше будет. А может и не ракета вовсе...
   Разговаривая вслух с самим собой, парень продолжал идти вперед, своими рассуждениями вслух словно гася мысль о том, что он идет с одним ножом в ту сторону, откуда раздаются взрывы... Наконец поднявшись по еле различимой горой тропке и обойдя неудобный утес Вадим увидел откуда десятью минутами раньше донесся звук взрыва.
   - Твою налево, - пробормотал тяж, срываясь на бег.
  Идти без родного скафа было непривычно. Не было кругового обзора, системы обнаружения врага, подсветки опасных складок местности, Вадим почувствовал себя дикарем из тех дальних времен, когда люди охотились на вроде бегемотов с камнями , каким-то неведомым образом привязанными к палкам. Он нервно ухмыльнулся, стискивая вспотевшей ладонью десантный нож. Хорошо хоть разработчики МТД допускали возможность того, что десантник может выжить даже без своего времени и существовать какое-то время в автономном режиме, ожидая поддержки своих.
  Парень усмехнулся, представив, как бы он сейчас пробирался босиком по этой узкой, горной тропинки, то тут, то сям усеянной острыми, как скальпель осколками базальта. Базальта? Остановившись, парень поворошил берцем куски черного, блестящего в лучах заходящего солнца камня. Некоторые обломки были настолько острые, что могли с легкостью пропороть комез Вадима вместе с кожей и мышцами до самой кости.
  Повторно прозвучавший вдали приглушенный хлопок напомнил парню о главной цель его прогулки. Покрутив нож в руках и все-таки убрав его во встроенные в комбез ножны, Вадим ускорился. Миновав несколько крутых поворотов и чуть было не сорвавшись с трехметрового уступа, парень аккуратно выглянул из-за валуна. Его глазам предстала укрытая в горах квадратная площадка, словно вытесанная из скалы. Часть площадки была скрыта под стеклом, часть - находилась на открытом воздухе и была сплошь и рядом усеяна телами. Вадим, не сдержавшись, присвистнул. На его глазах высокий мужчина с аккуратной бородкой, одетый в алый плащ с капюшоном, топнул ногой, создав вокруг себя волну огня, разошедшуюся кругами, лежавшая перед ним тяжелая на вид книга одновременно с волной огня поднялась в воздух, остановившись на уровне груди этого странного человека. Алый плащ поднял голову, и Вадиму на секунду показалось, что из-под капюшона сверкнули алым всполохи огня.
  Мужчина сделал шаг назад, словно уперевшись в землю и резко сжал правую руку, обтянутую в кожаную перчатку в кулак. Книга внезапно открылась ровно посередине, несколько, то ли огненных символов, то ли рун сорвались с её страниц и закружились в жгучем хороводе вокруг талмуда, который медленно начал опускаться на землю и чем ближе раскрытый том приближался к земле, тем явней Вадим видел сгусток огня в виде человеческой фигуры. Парень перевел взгляд на мага, а в том, что это был именно маг, Вадим уже не сомневался. Тот едва стоял на ногах, Алый плащ до этого гордо развевающийся на ветру поникшей тряпкой болтался на сгорбленной фигуре. Алого мотало то туда, то сюда и только из-под капюшона горел яростным пламенем непокорный взгляд.
  - Твою мышь, - прошептал парень, незаметно для себя принявший боевую стойку и судорожно стискивающий в руке бесполезный нож.
  Тем временем огненная фигура, с бросающим в жар криком, наконец-то выбралась из книги. Первым делом огненный элементарь внезапно бросился на призвавшего его мага. Мгновенье и сгусток огня, наткнувшись на резкий удар кулаком, с недовольно-разочарованным воем улетает в толпу бредущих к магу... зомби?
  Вадим протер глаза. Нет, он, конечно, люби на досуге почитать фантастические книжки про магов, ходящих мертвецов и смертоносную магию с лёгкостью составляющей нехилую конкуренцию лазерным турелям, плазменным резакам, автоматическому оружию и прочим радостям техномира Вадима, но парнеь и представить себе не мог, что увидит все это своими собственными глазами.
  Вадим проследив за полетом огненного элементаря после приземления принявшегося с упоением рубить непонятно откуда взявшимся пламенным клинком огромную тушу, казалось, сшитую или слепленную из десятков человеческих тел. В одной руке монстр сжимал цепь, которой то и дело с неожиданным проворством попадал по элементарю, от чего последний яростно выл и еще ожесточённей кромсал чей-то кошмарный сон. Вадим поморщился. Даже до него дошел приторно сладковатый запах паленого мяса. Переведя взгляд на мага, парень увидел лишь лежащее неподвижно тело, к которому бодрой трусцой приближалось парочка скелетов.
  - Ну уж хрен вам, черепушки, - прорычал парень, срываясь в бег.
  Нож сам собой оказался в ножнах. Мир, мигнул, наливаясь яркостью, Вадим перешел в привычное состояние транса, его ноги сами несли его к безвольно распластанной на земле алой мантии. Казалось он предчувствует, куда поставить ногу, чтоб не подвернуть лодыжку или не пропороть бедро торчащими из земли острыми осколками базальта. Вадим бежал, внимательно следя за разошедшимся элемаентарием, интуиция подсказывала парню, что без мага в красном плаще это яростное воплощение стихии сожжет здесь всех и вся, включая самого Вадима. И какие-то скелеты по сравнению с разбушевавшимся сгустком пламени владеющим судя по всему зачатками разума, казались невинными овечками.
  Пробежав мимо не подающего признаков жизни мага, Вадим с легкостью увернулся от ржавого меча и, оказавшись за спиной скелета, правым локтем захватил шейные позвонки скелета, резко бросив свой корпус влево. Послышался влажный хруст и звон упавшего на камни меча. Мозг Вадима слал одну паническую волну за другой, тело же делало свою работу. Шаг вперед, удар правой в тазобедренный сустав второго костлявого мертвяка, каким-то образом умудряющегося держать на весу двуручный молот, вкладывая в удар весь вес ста сорока килограммного тела. Нога летит в одну сторону, молот, вместе с потерявшим опору хозяином в другую. Внезапно серым мигнуло чувство опасности и Вадим резко дернул головой вперед, пропуская мимо хищное острие копья.
  - Резвый, - промелькнуло у парня, бросившего свое тело под ноги подобравшемуся сбоку скелету.
  Сократив дистанцию, Вадим просто подхватил ногу мертвяка, роняя его черепушкой об камень. Подхватив выпавшее копьё, парень метнул его в потерявшего правую ногу скелета, ползущего к магу. Копье иглой прошло меж ребер и, словно бабочку, пришпилило мертвяка к земле.
  Не обращая внимания на злобный скрежет зубов, Вадим подхватил молот и тремя скупыми ударами разбил черепа горе-вояк, в глубине глазниц которых клубилась смутно знакомая парню колючая тьма. Мир мигнул серым и Вадим с удивлением заметил, как элементарь с яростным воем добивающий нескольких костяных гончих, чьи конечности оказались каким-то образом вплавлены в камень со всех сторон обволакивается лентами тьмы, полоса за полосой охватывающие огненное воплощение.
  Парень подхватил на удивление легкое тело мага и забросив его себе на плечо, поудобней перехватил молот, взяв его под навершие. От молота, несмотря на окружающую жару, шла легкая прохлада. Пробираясь между за камнями, Вадим насчитал с пяток закованных в латы бойцов бездыханными куклами лежащих на плато. Видимо эти павшие воины прикрывали единствееного маг.
  - Чёрт, книга! - опомнился Вадим, когда большая часть пути была пройдена и до валуна за которым скрывалась тропка, осталось с десяток шагов, - она, наверное нужна будет... Что-то мне подсказывает, что этот маг без своей книги, как я без МТД. Ладно, сейчас отнесу его за валун и аккуратненько так вернусь.
  Парень посмотрел на плато. Огненного элементаря нигде не было видно. Пожав плечами, Вадим легкими перебежками добрался до родного валуна и оглянулся назад. Клубок огня обнаружился у так и оставшейся лежать на земле открытой книге. Парень с интересом смотрел на то, как элементарь пытается что-то сделать с книгой. Язык пламени аккуратно потянулся к открытой страницы. Вспыхнувшая белым руна на мгновенье ослепила даже Вадима, что уж говорить об огненной сущности. По всему плато раздался оглушительный уже не вой, а рык.
  - Хе-хе, обжегся, малыш, - хохотнул Вадим, с усмешкой глядя на метания элементаря.
  
  Внезапно тот замер. То есть полностью замер. Мир вокруг Вадима снова мигнул серым, но парень уже бежал, бежал, не разбирая дороги. Все его чувства вопили об опасности, а накатившая серость лишь усиливала ощущение беды. Парень не видел, взгляд элементаря, в глубине которого начали кружить хороводы искорки тьмы, но чувствовал его затылком в буквальном смысле слова.
  Заскочив за валун, Вадим и не подумал останавливаться, промчавшись по еле заметной тропинке, парень скинул тело мага на землю и развернувшись, замахнулся молотом. Умом тяж понимал, что он ничего не сможет сделать против яростного натиска истинного огня, но и сдавать без боя попросту не умел.
  - Ну давая, щенок, беги к папочке, - злобно ухмыльнувшись пробормотал парень, поудобней перехватывая молот, - щас я тебе поставлю фофан, хе-хе!
  Сгусток огня передвигался рваными скачками, стремительно сокращаю дистанцию, Вадим, плюнув на расчет упреждения, еще раз занес молот, положившись на свою интуицию. Но элементарь не дойдя несколько шагов до парня внезапно словно споткнулся. Точнее наткнулся. Наткнулся на незримую стену.
  Мандраж боя все еще не отпустивший Вадима заставил его сделать сумасшедшую вещь. Парень, не спуская глаз с растерянного элементаря, продолжавшего по инерции пытаться дотянуться до дерзкого человечишки, шагнул вперед и, замахнувшись со словами:
  
  - Давай гуляй отсудова, дядя!
  И с размаха впечатал навершием молота точно в морду огненной сущности. Вадим напомнил себе гольфиста, сильным и изящным ударом посылающим мячик вдаль. По крайней мере, летящий с диким воем элементарь, один в один, напоминал эту давно забытую игру.
  Тяж расхохотался, сбрасывая с себя напряжение боя. Спустя секунду смех затрял у Вадима в горле. Белый от бешенства элементарь появился в шаге от Вадима, заставив парня отшатнуться, прикрывая глаза от идущего жара. Элементарь не выл, не рычал, он просто смотрел на Вадима. И темные провалы глазниц, в которых клубилась самая настоящая тьма ясно давали парню понять, что просто так он не отделается.
  - Ты, это, не кипятись, дружище, - парень попытался предпринять попытку наладить отношения, - выпусти, типа, пар?
  В ответ, огненная сущность метнула в Вадима раскаленное копье. Парень, на рефлексах отбив, слегка нагревшимся, молотом огненный подарочек первым сообразил, что невидимая граница, не пускающая элеменатря дальше, не распространяется на всевозможные огненные шары, копья и иже с ним. Предприняв очередное тактическое отступление, Вадим по пути подхватил до сих пор не пришедшего в сознание мага и бросился за утес. Вдогонку ему летел разъяренный вой элементаря и несколько фаерболов.
  
  - Как хорошо, что Икс не видит, что я тут вытворяю, - облегченно выдохнул Вадим, бережно опуская мага на отчищенную от камней площадку, - вот только едой не разжился...
  Тяж с грустью посмотрел на заходящее солнце.
  - Ничего, утро вечера мудренее, - пробормотал, зевая, парень, поудобней устраиваясь под чахлым кустарником, - утро вечера мудренее...
Оценка: 6.20*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Дурашка в столичной академии" (Городское фэнтези) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Пламя моей души" (Любовное фэнтези) | | Е.Гичко "Путешествие за истиной" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Кошки действуют на нервы -1-" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"