Uirh: другие произведения.

О "разводе" с Марксизмом.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта статья должна была быть выложена сюда первой. Ну и где, спрашивается, она прохлаждалась эти шесть лет?!


   У Кара-Мурзы Сергея Георгиевича вышла новая книга. Называется "Маркс против русской революции". Рассказывается в ней о том, что эти два товарища (Маркс с Энгельсом) вовсе нам не товарищи. И подробно объясняется почему.
   С одной стороны Карл Маркс - выдающийся ученый экономист. Следующий после Адама Смита. Продвинувший экономическую теорию на качественно новый уровень - такой что с её помощью, наконец, удалось правильно понять работу экономических механизмов капиталистического общества. С другой стороны Маркс - философ, создавший целостную философию, известную как "диалектический материализм" - мощный инструмент для осмысления окружающей действительности. С третьей стороны Маркс - автор учения, не просто показывающего несправедливость окружавшей его действительности, но утверждающего что справедливое состояние общества возможно и вполне достижимо. И (вроде-бы) объясняющего как его достичь. Всё это в совокупности и называется марксизмом.
   Но вот с четвертой стороны он (впрочем, как и его друг и соратник Энгельс) - типичный представитель своей эпохи и своей страны. Причем представитель высокообразованный - самый компетентный экономист своего времени, лучше всех понимающий текущее положение дел. В частности то, что источник европейского благосостояния это грабеж, истребление, обращение в рабство и нещадная эксплуатация других народов. То есть типичное поведение хищника. Однако такое положение дел Маркса, как оказалось, вполне устраивало. Более того, он изо всех сил пытался его оправдать. (То есть доказать недоказуемое, потому что хищничество по отношению к себе подобным невозможно оправдать ничем.) Для этого Маркс разделил все народы на "хорошие" и "плохие". Разумеется, он использовал более благопристойные термины - "прогрессивные" народы и "реакционные". Но суть дела это не меняет. "Хорошие" народы, с его точки зрения, способствуют прогрессу и поэтому могут делать с остальными народами (якобы оному прогрессу препятствующими) все, что им заблагорассудится. К "хорошим" он, разумеется, отнес себя, а так же всех европейцев. К "плохим" - всех остальных. И в первую очередь нас - русских. Нечто подобное нам известно под названием "евроцентризм".
   То же самое другими словами: Маркс создал инструмент, применил его к объекту исследования, получил кучу результатов, проанализировал их, сделал выводы, для объекта исследования весьма не лестные, но при этом дал рекомендации, как исправить положение дел в лучшую сторону. Оставил после себя учение, включающее инструмент, результаты его применения, выводы и рекомендации. Всё это хорошо и здорово. То, что он при этом совершил ряд ошибок - вроде бы вполне простительно: не ошибается только тот кто ничего не делает. Выявить и устранить эти недочеты - задача последователей. На то им и дан инструмент. То, что Маркс относился к исследуемому объекту эмоционально - одним народам симпатизировал, а другим нет - конечно не слишком хорошо, но вполне терпимо, если только эти его эмоции не повлияли на результат исследований. (Как говорится: "не люби, но почаще взглядывай".)
   Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что часть ошибок Маркс совершил намеренно. А часть инструмента (небольшую, но существенную) просто скрыл. (Труд об общественно-экономических формациях.) То есть никакие результаты нельзя принять на веру, а инструмент, с помощью которого они якобы получены - неполон.
   Между тем марксизм стал модным учением. Весь образованный слой и западной Европы и России, рассуждая об экономике, стали формулировать свои мысли используя понятия и термины, введенные Марксом. То есть все, чуть ли не поголовно стали марксистами - и те кто разделял его взгляды, и те кто их решительно отвергал. (В точности так же как сейчас мы все поголовно - "ньютоновцы".) Последователи стали воспринимать результаты полученные Марксом и его рекомендации как истину в последней инстанции. А другие социально-политические учения, противоречащие марксизму, например то, что развивали наши "народники", были ими просто задавлены. В частности молодой Ленин, будучи тогда правоверным марксистом, принимал в этой травле народников деятельное участие.
   В результате, когда в России произошла революция - доверие к монархии полностью исчерпалось, а положение народа стало совершенно нестерпимым и он попытался его исправить - все правоверные марксисты не просто оказались в рядах врагов этого народа - именно они-то и объявили ему войну! И только одной маргинальной группировке во главе с Лениным удалось (и то только отчасти) преодолеть заложенный в марксизме яд евроцентризма. Именно они революцию и возглавили. Но отказаться от опоры на авторитет прочно укорененного в общественном сознании и при том весьма продуктивного учения всё равно не смогли. Ленину пришлось врать, изворачиваться, прибегать к демагогии, напускать туману при рассмотрении простейших вопросов только для того, чтобы продолжать выглядеть марксистом, выдвигая правильные (то есть соответствующие действительности) но кардинально противоречащие марксизму тезисы. Маркс небось семь раз в гробу перевернулся - как Ленин его использовал. И поделом! Он сам, пытаясь доказать недоказуемое, сегодня (на каком ни будь митинге) говорил одно, а завтра (через пол года в личной переписке) - прямо противоположное. Поэтому надергать из него цитат, с помощью которых можно было бы обосновать всё что угодно, не составило особого труда. Именно в таком препарированном (а отнюдь не "вульгаризированном", как пишет Кара-Мурза) виде нам и преподавали марксизм.
   Однако любая неправда, если от неё своевременно не избавиться, рано или поздно обязательно выходит боком. С марксизмом надо было "разводиться" в пятидесятые годы двадцатого века - когда авторитет Советского Союза после спасения мира от "коричневой чумы" был максимально высок и в наших собственных глазах и в глазах народов других стран, и мы не столь сильно нуждались в опоре на чей либо авторитет. Причем надо было не просто "выбросить марксизм на свалку истории" - такими инструментами не бросаются, а "очистить его от Маркса" - выявить и представить на обозрение всему миру причины злонамеренного искажения Марксом реальной действительности. А сами ошибки, и случайные, и злонамеренные - тихонечко исправить. Развести руками и сказать, что мол у Маркса по-другому и не могло получиться, но сейчас-то мы уже знаем, что...
   Вот только ничего подобного сделано небыло. (Боюсь, что для этого понадобился бы еще один теоретик, сопоставимый с Лениным и с самим Марксом.) А очередная генерация философов, обучавшаяся в ВУЗах именно тогда, и воспринимавшая Маркса как пророка и основателя (и следовательно не имевшая к нему никакого иммунитета) взялась изучать его в подлиннике. (Т.е. в непрепарированном виде.) Результат вполне предсказуем, а для нас - очевиден.
   То есть получается, что учение К.Маркса это необходимая ступенька на лестнице познания. Но эта ступенька оказалась заминированной. Ленин и компания как-то бочком мимо этой идеологической мины (или, если хотите - троянской программы) протиснулись, но своевременно разрядить не смогли. Срабатывание же её привело к массовому предательству зараженных ею представителей образованного слоя нашей страны, принявшего в начале двадцатого века форму гражданской войны, а в конце - перестройки.
   Кара-Мурза, анализируя события начала и конца двадцатого века пришел к выводу, что для объяснения лютой ненависти как белогвардейцев, так и нынешних "перестройщиков" и "демократов" к собственной стране и её народу, которому и те и другие обязаны абсолютно всем, одних только экономических предпосылок недостаточно. Можно предположить, что это результат коллективного сумасшествия. Методы влияния на людей, с помощью которых можно вызвать нечто подобное (внедрить в сознание нужные заказчику идеи и одновременно заблокировать способность человека к разумному их осмыслению и анализу) Кара-Мурза рассмотрел в своих книгах "Манипуляция сознанием" и "Потерянный разум". Заказчики хорошо известны - т.н. "запад", а все методы находятся в ведении пропаганды. (Медикаментозные методы массово трудноприменимы, а существование, или даже сама возможность существования каких ни будь "генераторов психотропного излучения" маловероятна. А в начале двадцатого века ни того ни другого заведомо не было.) Когда перестройщики дорвались до власти, мы познакомились с этими пропагандистскими приемчиками во всей их красе. Но до того все советские люди, в том числе и будущие перестройщики, находились в поле советской пропаганды, подобными методами почти не пользовавшейся и обращавшейся не к чувствам людей, а к их разуму. Влияние пропаганды идеологических противников было крайне невелико. Должен был быть еще один фактор. И вот наконец Кара-Мурза его нашел и предъявил нам.
   На этом можно было бы и закончить, но вопрос "развода с марксизмом" (или лучше все-таки "очистки марксизма от Маркса") на текущий момент актуален как никогда: положение в стране нестерпимо, а крупнейшая оппозиционная сила напоминает стадо баранов, которое козел-провокатор водит кругами. В окружающем мире картина почти такая же. Еще и отягощенная тем, что имеющий место быть в Европе "еврокоммунизм" соотносится с просто "коммунизмом" примерно так же как немецкий "национал-социализм" с просто "социализмом".
   То, что не сделано в пятидесятые годы надо делать сейчас. Поэтому рискну предложить пару идей.
   Не знаю как Маркс, а Энгельс считал, что вся история это "война народов". С этим стоит согласиться, но надо уточнить кто именно воюет, с кем и за какие интересы.
   Давайте будем считать, что последние две с половиной тысячи лет европейская история - это действительно история войны, которую ведут человекообразные хищники против людей. За ресурсы, естественно: хищникам нужны жертвы. А так как и те и другие относятся к одному биологическому виду (и вообще отличаются только "программным обеспечением"), то это их хищничество с полным основанием можно назвать каннибализмом. Социальным каннибализмом - мяса-то человеческого в пищу они вроде бы не употребляют. И вообще имеют стойкую остро-негативную психофизиологическую реакцию на натуральный каннибализм, практикуемый другими народами - ужас и отвращение. Интересно было бы проследить, где и как они её приобрели? Но рассматривая эпизоды взаимоотношения, например, Англии с Индией и обнаруживая что их результат: часть индусов (несколько миллионов) умерло, все остальные приблизились к этому, а англичане насытились и разбогатели, начинаешь думать что вторые съели первых не только в переносном, но и в самом что ни на есть прямом смысле этого слова. Так что лично я принципиальной разницы между социальным и натуральным каннибализмом не вижу. Разве что натуральный каннибализм, там где он действительно практикуется - носит ритуальный характер. "Пищевого" натурального каннибализма нет нигде. А социальный каннибализм - исключительно "пищевой".
   Есть гипотеза, что предки нынешних европейцев приобрели иммунитет к натуральному каннибализму ("заработать" который можно только путем естественного отбора) потому, что ритуальный каннибализм у них мгновенно переходит в пищевой. (Два - три отморозка способны в буквальном смысле сожрать всё племя.) Это обуславливается именно хищническим отношением к окружающему миру и связанной с этим сверхвысокой агрессивностью. Вопрос о том, как это реализовано - на уровне физиологии или только программного обеспечения - остается открытым.
   Как известно, в природе хищник тратит на добывание пищи (т.е. энергии и прочих ресурсов, необходимых ему для продолжения существования) значительно меньше усилий, чем травоядные, на которых он охотится. И в этом смысле "более эффективен". Естественно, - получить нечто в готовом виде гораздо легче чем делать это самому. Надо только отнять. (Как правило - вместе с жизнью. Иначе это "паразитизм". Который, впрочем, имеет множество градаций между равноправным взаимодействием - "чистым паразитированием" и "симбиозом".) Жертва сопротивляется, но хищник всё равно побеждает, потому что имеет больше ресурсов, в том числе и на самосовершенствование. Но это вовсе не прогресс, а бег по кругу. Во первых жертва тоже совершенствуется. А если хищник "вырвется вперед", став слишком эффективным - он подрывает свою кормовую базу, разрушая тем самым биоценоз в пределах которого существует и вместе с ним уничтожает самого себя. Да и не сводятся отношения между видами в биоценозе - псевдоорганизме более высокого по отношению к составляющим его видам уровня - к отношениям типа "хищник - жертва". А во вторых перехода количественных изменений в качественные при этом не происходит. Новое качество - разум - приобрел вид совсем даже не хищный. Одного этого вполне достаточно чтобы понять ложность тезиса о связи прогресса с хищничеством.
   В человеческом обществе всё происходит примерно так же до тех пор пока... Пока человек участвует в общественных отношениях как элемент механической или биологической системы - не подключая к этому свой главный инструмент - разум. (Поэтому одна из целей двуногих хищников - по возможности отключить или заблокировать у своих потенциальных жертв способность к разумному мышлению.) Человекообразный хищник в точности так же более эффективен - тратит на своё жизнеобеспечение существенно меньше усилий и следовательно имеет гораздо больше ресурсов на развитие. (Но разумеется только если может найти себе жертвы.) Что вроде бы действительно способствует прогрессу. Однако во-первых развиваясь сам, он насаждает вокруг себя регресс и слаборазвитость. И без этого не может - двигается вперед только за счет того, что отпихивает всех остальных назад. А во-вторых КПД такого развития чрезвычайно низок. Почему это так - объяснить пока не могу. Возможно, потому что для реализации хищничества необходимо устранить разумную компоненту из общественных отношений. А это бьёт и по всем другим сферам применения нашего главного инструмента. История же, на примере нашей страны ясно это продемонстрировала: достаточно сравнить наши достижения в области науки и техники - их сроки и цену в человеко-часах - с аналогичными достижениями за тот же период ведущих на тот момент капиталистических стран. (Например наши затраты на разработку ракеты-носителя "Н-1", предназначенной для полёта на Луну, составили порядка десяти процентов от аналогичных затрат США на разработку аналогичной ракеты "Сатурн-5". Наша разработка по совершенно непонятным причинам была прекращена на стадии 98 - 99-процентной готовности. Но и американцы тоже не смогли довести свою разработку до ума. И в результате вместо реального исследования Луны была устроена грандиозная мистификация. А потом американцы упрятали эту свою ракету-носитель от греха подальше в музей и начали всё с нуля.)
   Отличие психологии хищника от нормальной базируется на том, что нормальный человек считает всех остальных людей качественно равными себе. И даже больше: ощущает своё единство и неразрывную связь со всем окружающим миром. Этакое космическое чувство, которого хищник лишен. Точнее говоря оно у него искусственно подавлено или разрушено. Оно образно выражается, например, в виде утверждения что "мы - даждьбоговы внуки". Действуя, нормальный человек не ставит свои интересы выше интересов других людей, и по возможности старается учитывать и интересы остальных частей мироздания, например окружающей природы. Хищник же четко делит всех на "мы" (я и моя стая) и "они" - все остальные - конкуренты, враги и потенциальные жертвы, чьи интересы вообще не принимаются во внимание. Отношение к окружающему миру - такое же в точности - либо как к источнику ресурсов, либо источнику опасности. Образно выражающееся в определении себя "раб божий". (Типа: "бойся богов - они сильнее".) Однако, откуда же взялись на нашу голову эти человекообразные хищники?
  
  
   История человечества (очень схематично) представляется мне следующим образом:
  
   1. Человек разумный появился в результате резкого изменения природных условий - во много раз более быстрого, чем скорость биологической эволюции.
   Например, это могло выглядеть так: один из видов приматов решил переселиться в воду. Вообще млекопитающие переселялись в воду несколько раз. Сначала - нынешние китообразные. Потом - нынешние ластоногие. Потом некоторые грызуны. А теперь вот приматы. Видимо имелась подходящая экологическая ниша. Что-то типа мангровых зарослей с богатой кормовой базой. Переселившиеся туда приматы стали вести полу-водный образ жизни, приспосабливаясь к которому потеряли хвост, волосяной покров тела, изменили мышечную структуру, приобрели соответствующие инстинкты (например плавательный инстинкт у младенцев)... И вдруг - резкое похолодание. Из воды пришлось вылезать. Причем быстро - в течении всего десятков поколений, а не десятков тысяч, необходимых чтобы "вернуть всё взад".
   Голое, безоружное, совершенно не приспособленное к новой окружающей обстановке живое существо не имеющее времени приспособиться биологическим путем должно было либо вымирать, либо компенсировать "аппаратные" дефекты "программным" образом. Причем на запись новых приспособительных программ в ПЗУ (т.е. на фиксацию в виде передающихся по наследству инстинктов) времени у него в точности так же небыло. Единственный выход - передача новым поколениям содержимого оперативной памяти путем обучения. Как бессознательного (с использованием "подражательного" механизма) так и вполне сознательного. Началось накопление культуры - технической и социальной. То есть многочисленные но слабые мышцы, не годные ни для быстрого бега ни для лазанья по деревьям, отсутствие "естественных инструментов" (когтей, зубов) пришлось компенсировать с одной стороны применением искусственных инструментов (т.е. техники), что впрочем умеют и современные обезьяны, а с другой - сложными формами коллективного взаимодействия - средством соединения усилий отельных особей. Вот этого ни одно животное не умеет. Хотя даже взаимодействие в пределах стада резко повышает шансы на выживание каждой отдельной особи.
   2. На первом этапе, известном как "палеолит" (т.е. древний каменный век), человек, тогда еще "кроманьонец", который впрочем от нас физиологически не отличался совершенно ничем (ну разве что в копчике у него на один позвонок было больше) и мозги имел ничуть не хуже современных, использовал те же самые способы добывания средств к существованию, что и животные - собирательство и охоту. Т.е. малопроизводительные "присваивающие" способы ведения хозяйства. Человечество жило буквально на грани вымирания. При этом проявление каких либо противоречий между отдельными людьми было совершенно недопустимо - резко понижало шансы всей группы людей (рода или племени) на выживание. Поэтому был выработан набор алгоритмов разрешения тех социальных противоречий, которые можно разрешить и подавления тех, которые разрешить нельзя. Эта социальная культура (действующая и до сих пор) базируется на понятии "справедливости" и не сводится к простейшим алгоритмам (типа "всем поровну"), а требует, чтобы при решении любого (даже самого микроскопического) вопроса из множества возможных решений выбиралось такое, которое при реализации дает минимум совокупной остаточной социальной напряженности.
   Следующий этап наступил когда количественное накопление технической культуры дало наконец качественные результаты: произошел переход от "присваивающих" способов ведения хозяйства к гораздо более производительным "производящим" - земледелию и скотоводству. Появился "прибавочный продукт" и техническая возможность его присвоения, а значит и предпосылки для социального неравенства. Но ничего подобного не произошло - выработанная на предыдущем этапе социальная культура, хотя и перестала быть совершенно необходимой для выживания, но продолжала действовать. Другими словами давление противоречия между природой и обществом ослабло, а давление противоречий внутри общества не возросло. И наступил "золотой век". Он продолжался долго - тысячи, или, возможно, десятки тысяч лет. До тех пор, пока из Великой Степи не заявились носители психологи хищников.
   3. Появление хищников, т.е. не просто разрушение социальной культуры (одичание), а замена её чем-то прямо противоположным, произошло, как мне кажется, у народов, занимающихся кочевым скотоводством.
   Имеются обширные пространства, например степи Казахстана, использовать которые для земледелия удалось только при массовом применении моторизированной техники - в пятидесятые годы двадцатого века. ("Поднятая целина".) А до того единственным "производящим" способом добывания пропитания на этих территориях оставалось кочевое скотоводство. От земледелия оно отличается с одной стороны более высокой производительностью труда (значительно меньшими трудозатратами на единицу добываемой пищи), а с другой - значительно большей (в сотни и тысячи раз) потребностью в земле. (Участка, на котором земледелец выращивает пропитание для себя и своей семьи на целый год, не хватит скотоводу для выпаса его стада и на один день.) Сюда следует еще добавить то обстоятельство, что имея массу свободного времени, кочевник не может использовать его для изготовления ремесленных изделий - кочевой образ жизни совершенно этому не способствует. (Ни кузницу, ни гончарную мастерскую с собой не потаскаешь.)
   В результате кочевники быстро размножаются и у них быстро наступает перенаселение - структурный кризис: земли начинает не хватать; перейти к другому способу ведения хозяйства на этой территории невозможно; а чтобы переселиться куда-то еще, даже при наличии свободных земель, пригодных для земледелия, необходимо преодолеть потенциальный барьер. Довольно высокий. Заключающийся в отсутствии необходимых навыков, орудий и в необходимости резкого (в несколько раз) повышения трудозатрат. Разумеется, миграцию это только затрудняет, но отнюдь не исключает.
   Оставшиеся кочевники начинают конфликтовать между собою из за жизненного пространства. И побеждает в таких конфликтах не самый умный, не самый сильный и умелый, а самый жестокий и подлый. Кто первый напал, тот и выиграл: выпас стада производится мелкими "кочевьями" - практически беззащитными. А противника необходимо полностью ликвидировать - вырезать или, в более поздние времена, продать в рабство - кочевнику нужна только земля. То есть происходит самый настоящий естественный противоестественный отбор: не рассматривающий представителя другого племени как врага и потенциальную добычу рано или поздно станет добычей сам, каким бы умелым воином он ни был.
   Таким образом, Великая Степь становится "импульсным генератором" время от времени выдающим то толпы беженцев - во время природных катаклизмов типа обширной засухи, то орды захватчиков - в результате лавинообразной кристаллизации очередной захватнической идеологии при своевременном появлении подходящего харизматического лидера. Но и те и другие - носители психологии социальных хищников.
   4. В истории зафиксировано множество волн нашествия носителей хищной психологии. Некоторые из них удалось погасить, а принесенный ими "человеческий материал" - перевоспитать. Иногда - ценой большой крови и разрушений - как татаро-монгольское нашествие на Русь. Некоторые - нет. Например нашествие сарматов на Польшу. Не знаю, точно ли это были сарматы, но именно их числило своими предками злобное высокомерное эгоистичное быдло - польская шляхта. Она вела себя по отношению к собственным крестьянам как оккупанты на захваченной территории и до самого конца сохраняла элементы племенной "военной демократии" включая принцип единогласия. И по сей день процентов десять поляков являются носителями этой ментальной заразы...
   На востоке континента обширная "срединная империя" размещается на территории, представляющей из себя гигантское болото. Пригодным для земледелия (а значит и для жизни) его делает только ирригация, требующая постоянных земляных работ с гигантскими трудозатратами, невозможными без обслуживающей эту страну сложной и разветвленной коллективистской социальной культуры. Все волны нашествий просто растворились, потому что все вновь прибывшие либо должны эту культуру освоить (или выработать нечто своё, функционально ей эквивалентное, что гораздо сложнее), либо просто не смогут на этой территории прокормиться.
   Юг континента отгорожен от Великой Степи горами и (если я не ошибаюсь) особо больших нашествий не испытал, а с беженцами как-то справился. (Впрочем, я слишком плохо знаю историю Индии, чтобы рассуждать на эту тему.)
   А вот западу континента - самому, пожалуй, благоприятному для жизни месту на планете - не повезло: Латиняне, Германцы и Тюрки-Сельджуки. (Не считая всякой мелочи, вроде Мадьяр и Сарматов.) Причем и Латиняне и Германцы вроде бы прибыли как беженцы. Их накормили, обогрели, умыли, предоставили территорию, где они и сидели, набираясь сил и перенимая местную техническую культуру, а так же частично язык и обычаи. А потом - почти по сказке про зайца и лису, у которой избушка была ледяная, а у зайца - лубяная...
   Именно по такому сценарию тюрки-сельджуки захватили Византию изнутри буквально на наших глазах.
   5. Рассматривать историю западной Европы в свете смены там формаций не буду - это слишком далеко уведет нас от темы - как ни-будь в следующий раз. Достаточно напомнить, что способов прямой эксплуатации три - соответствующих рабовладению, феодализму и капитализму соответственно. (И четвертый - косвенный - паразитирование на государстве, предназначенном, по большому счету, совсем для других целей.) Перейдем сразу к анализу текущей ситуации и прогнозу.
   То, что хищники оседлали уже весь мир и сосут из него соки - много раз говорено и всем давно очевидно. Однако наступает (или уже наступило) такое время (а точнее - состояние цивилизации) когда дальше это продолжаться не может, потому что угрожает уже самому существованию человечества. И чем дальше - тем больше. Образно говоря: наконец-то изготовлен большой острый ножик (чем дальше, тем он острее), и теперь главная проблема не как использовать этот инструмент, а как бы им не порезаться. Хищническое отношение к миру готовит нам ряд катастроф, в том числе таких, о которым мы либо вообще ничего не знаем, либо слышали только от особо дальновидных писателей-фантастов, типа покойного С. Лема. Как-то обошли термоядерную (хотя это еще вопрос) - пожалуйста экологическая. Разминулись с экологической (а это - очень большой вопрос) - на горизонте социально-психологическая... А не дай бог в ближайшее время удастся решить какую ни будь внешне совершенно безобидную проблемку, типа понимания машиной человеческой речи (не "распознавания" сказанного вслух, а именно "понимания" смысла сказанного или написанного), расшифровки генома или создания инструментов для работы с отдельными молекулами - ой что буде-ет!...
   К сожалению это не всё. Хищники объединяются в стаю и пытаются подмять остальную часть общества (из кого бы оно ни состояло) чтобы превратить в кормовую базу для себя. Захватить управление государственным механизмом и превратить его из средства защиты интересов всего общества в соковыжималку и надсмотрщика. Сейчас этот процесс дошел до самого верхнего - надгосударственного уровня и получил название "глобализация".
   С человекообразными хищниками пора кончать - они вплотную подошли к тому, чтобы необратимо разрушить среду обитания человечества. А "глобализаторы" - верхушка западноевропейских социальных каннибалов - всего 300 - 350 семейств, захвативших в свои руки управление мировыми товарно-денежными потоками, взяли на себя наглость решать: каким народам быть пастухами, каким - дойной скотиной, а кого пустить под нож. Их ныне приводимые в исполнение планы относительно нашей страны самые людоедские. Поэтому именно для нас - остановить двуногих хищников - вопрос жизни и смерти.
  
   А чего же западноевропейцы так на нас взъелись?
   (Или - откуда ты, Русь?)
  
   Да, хищникам нужны жертвы. И поэтому они проводят непрерывную экспансию во внешний мир, в первую очередь идеологическую с целью задавить у потенциальных жертв (или, возможно, у потенциальных конкурентов) способность противостоять другим видам агрессии. А среди себя - пропаганду очернения потенциальных жертв с целью отключить у своего народа предохранительные механизмы, типа совести и сочувствия, базирующиеся на инстинкте самосохранения вида.
   Но даже с этих позиций западноевропейская русофобия представляется чрезмерной. Впрочем, её масштабы становятся известны нам только сейчас. Например, стоило Руси чуть-чуть оправиться от татаро-монгольского нашествия, как по всей западной Европе взялись печатать и распространять "летучие листки" (листовки!) с коротким, образным, ярко иллюстрированным текстом, рассчитанные на массового читателя и содержащие исключительно гадкие выдумки про Россию вообще, населяющий её народ, и особенно про царя Ивана Грозного. Изображающие его как исчадие зла и приписывающее ему планы "окончательного разрушения и опустошения всего христианского мира". Повод - "ливонские войны", совершенно незначительные в масштабах Европы. И это только один эпизод.
   Говорением и написанием про нас гадостей дело разумеется не ограничилось. Предпринимались многочисленные попытки завоевать и расчленить Россию, поработить её народ физически или экономически, а по возможности вообще уничтожить. Последняя по времени попытка происходит сейчас. И это при том, что Россия Европе никогда всерьёз не угрожала, не пыталась составить конкуренцию. А когда воевала, причем исключительно в ответ на агрессию, поступала с побежденным агрессором непомерно мягко. (Как впрочем всегда и со всеми.) Кроме того, с экономической точки зрения мы представляем из себя "общность, которую нет смысла эксплуатировать". (За подробностями - к Паршеву А.П. "почему Россия не Америка".)
   Ну так чего же они на нас так взъелись? Гипотеза такая: "знает кошка, чьё мясо съела!" (Маркс - самая продвинутая и высококомпетентная "кошка" - знал это лучше всех.) Кроме сопутствующей хищной психологии паранойи, западноевропейцы одержимы еще и тщательно скрываемым комплексом неполноценности по отношению именно к нам - русским.
   Согласно последним данным эпиграфики, во времена античности в средние века и даже от части в новое время по всей Европе языком культуры был не древнегреческий или латынь, а русский. Этот совершенно парадоксальный вывод сделал проф. Чудинов В.А. после обнаружения и прочтения им множества ранее не известных надписей на предметах материальной культуры. (В т.ч. валяющихся по музеям не первое столетие.) Оказывается, существовала традиция не только подписывать каждое ремесленное изделие (если предмет не назван - он как бы и не существует), но и помещать на рисунках, гравюрах, чертежах вместе с явными надписями еще и скрытые, комментирующие изображение. Традиция продержалась чуть ли не до начала двадцатого века. И в античности и в средние века такие надписи, составленные из деталей самого изображения, или замаскированные под узор, писались исключительно по-русски вне зависимости от языка явных надписей. И в несколько раз превосходили их по объему. Скрытые надписи выполнялись как "кириллицей", так и более древним славянским письмом "руницей" - открытым проф. Чудиновым в девяностых годах прошлого века.
   То есть получается, что не только территория, на которой обитают западноевропейцы, но и культура, которой они так гордятся, им не принадлежит, а позаимствована у гораздо более развитого коренного населения Европы. Впоследствии ими же и истребленного. А были это славянские племена - части существовавшей с каменного века панславянской общности, носящей название "Русь". (Происходящее от хорошо известного слова "русый" - светлый. Возможно как противопоставление тёмным - негроидам.)
   Если эти данные получат достаточное научное подтверждение (а на текущий момент лично я не могу считать их абсолютно достоверными), то лечение западноевропейцев (и происходящих от них американцев) от хищничества и сопутствующего ему евроцентризма целесообразно начать с привития им комплекса вины не только за учиненный ими в новое время геноцид народов Африки и Северной Америки, но и за отсутствие у них собственной оригинальной культуры - той самой, распространением которой они пытаются оправдать эти свои злодеяния. А главное - за вандализм - разрушение чужих культур. (А значит - вопиющую реакционность!) И в первую очередь - славянской культуры, элементы которой они "переваривали" всю античность и средние века вплоть до эпохи "возрождения" и теперь пытаются нагло присвоить. Другими словами - европейцы должны быть выставлены в их собственных глазах злобными дикарями-людоедами, каковыми они в действительности и являются.
   24.03.08 17.13 UIRH
  
   p.s. Античность - это "время Антов". А Анты - это кто? Почему в истории древнего мира рассказывается про Египет, Вавилон, Карфаген, древний Рим и древнюю Грецию, иногда упоминаются еще и германцы, но ни слова не говорится о народе (государстве) давшем название целой эпохе?

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"