Uirh: другие произведения.

Как образуются стандарты de-facto

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про то как и почему стандартами де-факто становятся отнюдь не лучшие образцы, а наихудшие из работоспособных


   посл. ред. 30.09.10 17.17
   Как образуются стандарты de-facto.
   То есть не те, которые устанавливает какой ни будь орган, типа госстанднарта СССР или комитета IEEE США, а те, которые образуются как бы сами по себе. Образуются они только и исключительно в рыночной экономике, поэтому вспомним как она функционирует.
   "Рыночная экономика" без идеологических закидонов это всего-навсего механизм регулирования производства с локальными обратными связями. Она обычно противопоставляется "плановой", которая тоже механизм, но обратные связи там глобальные. (Так как строить планы менее чем в масштабах всего хозяйства - неважно личного домашнего хозяйства, или народного хозяйства всей страны - нет никакого смысла.) Сравнивать их - примерно так же как сравнивать молевой сплав леса с его же перевозкой любыми видами транспорта. У перевозки, понятно, найдется масса недостатков. Первый из которых - усилия надо прилагать, и не маленькие: раздобыть баржу, нагрузить, разгрузить, управлять ею пока плывет... А молевой сплав - покидал бревна в воду и невидимая рука... (уж не знаю чья - Водяного наверно) сама донесет до места назначения. Вот только исключительно вниз по течению. Да и не любая древесина сплавляется - лиственница, например, тонет. При сплаве материал портится - намокает, а уж что после такого мероприятия делается с речкой!... Так что это еще неизвестно, что дороже! По совокупности ВСЕХ затрат, разумеется.
   Кроме того как плановая экономика, так и транспорт - вещи "рукотворные". Их можно совершенствовать. (Не нравится баржа - используй пароход, железную дорогу, да хоть вертолётом вози!) А рыночная механизм - явление природы. (Как можно усовершенствовать сплав леса? - разве что бревна в плоты связать... Получим самый примитивный транспорт.) И механизм этот - глючный! Вот об одном из его глюков и пойдет речь. Впрочем остальные тоже заслуживают упоминания.
   Итак, некто "производитель" произвёл нечто, например сапоги, не для себя, а на продажу. Пошел и обменял их либо непосредственно на то, что ему надо (это называется "бартер"), либо на товар-посредник - "деньги". Теперь предположим, что производитель делает это регулярно; что основные средства для существования он получает именно от продажи сапог; и что таких производителей не один, а десятки, сотни, единицы тысяч. Вся эта толпа, нагруженная сапогами, устремляется в базарный день в левые ворота огороженной площадки с надписью "рынок". А в правые ворота - им навстречу - устремляется толпа желающих сапогами обзавестись. Этих будем называть "потребителями".
   Несмотря на то, что в процессе единичного акта купли-продажи в выигрыше как правило оказывается тот из продавцов/покупателей, кто обладает худшими морально-этическими качествами: более жадный, более наглый, менее совестливый..., тем не менее рынок в среднем устанавливает цену на товар примерно равную его себестоимости. Во первых на рынке присутствуют продавцы и покупатели, относящиеся ко всем психотипам, а во вторых у человека, участвующего во множестве актов купли/продажи постепенно вырабатывается внутреннее чувство стоимости - по крайней мере стоимости его собственного труда, овеществленного в товаре, который он вынес на рынок. Т.е. даже самый добрый и совестливый человек начинает ощущать где та минимальная граница, ниже которой ему просто не выжить.
   Здесь бы еще надо употребить слово "конкуренция" - но не будем. А то придется подсчитывать величину накладных расходов, которыми общество оплачивает функционирование вроде бы бесплатно и автоматически действующего механизма. (В частности во сколько раз конкуренция, заставляющая продавцов понижать цену до себестоимости, увеличивает эту самую себестоимость.) А так
   - обойдемся качественными объяснениями.
   Регулирование производства происходит так: Если сапог больше чем желающих их купить (т.е. предложение больше чем спрос), часть товара останется непроданным. Производители, оставшиеся с непроданным товаром, не смогли вернуть средства, потраченные на его изготовление, и по этому не смогут начать новый цикл производства. А может и совсем разорятся. Под угрозой остаться без средств, производители вынуждены снижать цены (в т.ч. до уровня ниже себестоимости) - чтобы выручить хоть что ни будь. Так или иначе - к следующему базарному дню сапог будет произведено меньше. Если наоборот - спрос превышает предложение, то сапожники получают возможность установить на свой товар более высокие цены и получив дополнительную прибыль расширить производство. И/или кто либо дополнительный, захочет заняться столь прибыльным делом. Так или иначе - к следующему разу сапог будет произведено больше. (Но в этот раз часть желающих всё равно останется без сапог - потому что не досталось, или потому что не хватило денег - сапожники цены заломили - не важно.)
   Таким образом имеет место кольцо отрицательной обратной связи, внутри которого есть задержка. Её основную часть составляет длительность цикла производства. (Правда, если рынок, как в данном примере, работает только по некоторым "базарным" дням - задержка принудительно устанавливается кратной периоду внешнего тактового сигнала. Но картины это принципиально не меняет.)
   Глюки описанного выше механизма общеизвестны. Например продавцов не слишком много - они смогли сговориться и установить цены какие хотят. То же самое, если на рынке один единственный продавец-монополист. (Заранее скупивший все сапоги на корню.) Или один единственный покупатель (тоже монополист) способный установить какую угодно монопольно-низкую цену. (Впрочем по отношению именно к сапогам такого не бывает.) В этих двух случаях механизм "зашкаливает" или "уходит в отсечку".
   Предположим продавцы (они же производители) не сговорились, а честно конкурируют. Чему весьма способствует надзирающий за ними "антимонопольный комитет". Но их мало - десятки, или даже два-три-несколько. Ну так и в этом случает тоже нет оснований надеяться, что вот сейчас "невидимая рука рынка расставит всё по своим местам" - установит на товар справедливую (т.е. "равновесную") цену, близкую к себестоимости... Механизм-то работает стохастически, и потому при малом числе актов купли-продажи величина флюктуаций будет сопоставима с ценой.
   Между производителями и потребителями так и норовят влезть посредники-перекупщики и навязать свои дорогостоящие услуги. Существование одного посредника, перевозящего товар между территориально разнесенными производителями и потребителями, или покупающего крупным оптом а продающего в розницу - еще может быть оправдано... Но ведь образуются цепочки из множества перекупщиков, накручивающие цену товара в несколько раз. Еще Ходжа Насреддин заметил: "там где нашел пропитание один шакал, тут же заводится еще десяток". Соответственно превышение спроса над предложением ведет не к расширению производства, а к размножению паразитов. А в противоположной ситуации (например в урожайный год) они вполне способны физически уничтожить часть продукции (хоть вы все там с голоду подыхайте!) лишь бы удержать высокие цены и тем самым сохранить свои прибыли.
   По идее рыночный механизм должен "поощрять" производителей товаров лучшего качества (они имеют возможность запросить более высокую цену) и "наказывать" (вплоть до разорения) тех у кого качество хуже. И тем самым способствовать общему повышению качества товаров. Однако далеко не всегда: рынок данного товара расслаивается на несколько ценовых (и качественных) категорий, внутри которых выигрывает тот, кто сумеет снизить расходы на производство. В том числе и за счет снижения качества, но так чтобы при этом не вывалиться из своей ценовой и качественной категории.
   Дело в том, что любой мало-мальски сложный товар имеет "скрытые параметры" - те, которые потребителю не видны, но точно так же определяют потребительские свойства товара, как и параметры явные, очевидные. Вот только выявляется это далеко не сразу. И уж явно не в момент покупки. Некто, строго доказавший совершенно тривиальную истину, что производитель/продавец знает о товаре больше чем покупатель/потребитель, получил за это нобелевскую премию по экономике! В результате недобросовестный производитель имеет возможность снизить свои затраты за счет ухудшения этих скрытых параметров. А добросовестные производители, делающие всё как надо - разоряются. (Так как их себестоимость оказывается выше средней цены, установленной рынком.)
   С усложнением товара удлиняется цикл его производства. То же самое происходит при укрупнении производства, при переходе от кустарных методов производства к индустриальным... А значит увеличивается и задержка в петле обратной связи. Как известно из теории управления: если усиление в петле обратной связи на частоте, соответствующей задержке, больше единицы - система теряет устойчивость - начинает самовозбуждаться. Это выглядит как периодические колебания спроса и предложения со всё более возрастающей амплитудой. Получается этакий "осциллятор". Вся экономика - это столько связанных между собою осцилляторов, сколько наименований товаров. (Порядка нескольких миллионов.) Начиная с какого то момента (наступившего где-то во второй половине девятнадцатого века), колебания отдельных осцилляторов взаимно синхронизируются, охватывают всю экономику, выходят на нелинейный режим - генерируется последовательность кризисов перепроизводства, доходящих на минимуме до состояния "великой депрессии" с почти полным коллапсом экономики, массовой безработицей и прочими народными бедствиями...
   И вообще, игры в "конкуренцию", ставка в которых - источник средств к существованию производителя - это игры со смертью. Они, как минимум, аморальны. Втягивание отдельных индивидуумов, и тем более целых коллективов в эти игрища (т.е. в "рыночную экономику") это преступление перед человечеством. И, соответственно, избавление от них, т.е. изобретение и внедрение других механизмов регулирования производства (более совершенных и человечных, основанных не на слепой стохастике, а на том факте, что человек
   - существо более-менее разумное), должно считаться подвигом.
   А вот есть еще один любопытный глюк.
   Сапоги - товар простой: купил, износил, пошел покупать следующие - какие? Да любые, лишь бы понравились и на ногу налезли! А бывают товары сложные, например компьютер. Пошел на рынок, купил компьютер, износил (морально или физически), пошел покупать новый - какой купишь? Такой же! Потому что от предыдущего остались: запасные части и комплектующие (а так же другое стыкующееся с компьютером оборудование); программное обеспечение; навыки. Если купишь компьютер другого типа, несовместимый с предыдущим, то всё это придется приобретать заново. Но: старые запчасти и комплектующие в принципе можно продать. Новое программное обеспечение можно купить за деньги или раздобыть каким либо другим способом. А вот навыки и опыт ни за какие деньги не купишь - их можно только заново приобрести собственным трудом!
   В общем так: имеется несколько несовместимых между собой видов сложного товара - будем говорить что рынок этого товара поделен на сектора. Если потребитель попал например в 1й сектор (т.е. купил товар вида "1"), то для того чтобы перебраться в другой сектор (купить товар вида "2" - когда предыдущий вышел из строя или морально устарел) ему надо преодолеть экономический барьер. Довольно высокий. А для этого нужны ну очень веские основания.
   Теперь: чем больше относительная величина сектора рынка, принадлежащего товару данного вида, тем больше вероятность впервые пришедшим на рынок потребителям в него попасть. Чем больше потребителей попало в данный сектор, тем больше сам этот сектор, тем больше пишется для компьютера данного типа программного обеспечения и сопутствующей литературы, и тем всё это доступнее. Кроме того чем больше сектор рынка тем там всё дешевле (может быть дешевле!) - затраты на разработку раскладываются на большее количество потребителей, а тиражирование на фоне этих затрат - гроши.
   Величина сектора рынка определяет и приходящуюся на данный
   товар долю всех средств, затрачиваемых обществом на развитие данной отрасли.
   А приложив достаточное количество усилий, можно довести до ума самый дохлый и затратный проект, если конечно лежащая в его основе идея хотя бы в принципе работоспособна. (Как говорят авиаконструкторы - летать будет и топор, если снабдить его достаточно мощным двигателем.) Поэтому товар, захвативший большую часть рынка очень скоро "уходит в отрыв" - конкурентам его уже не догнать. Но, как любая палка - о двух концах, так и здесь есть обратная сторона: при любом развитии новые модели должны сохранять преемственность с предыдущими. В частности для компьютеров - аппаратную и программную совместимость. А значит тащить за собой и детально воспроизводить в каждой новой модели все допущенные в прошлом глупости и ошибки, закрепившиеся как "элементы архитектуры". И городить всё новые нелепости, чтобы хоть как то скомпенсировать негативный эффект от предыдущих.
   В общем имеет место положительная обратная связь. В результате чего товар, изначально захвативший наибольший сектор рынка, неизбежно захватит его весь. И таким образом станет стандартом de-facto. Его качество при этом никакой роли не играет - всё определяется начальным распределением.
   Рассмотрим, как это самое начальное распределение рынка происходит.
   По мере прогресса в микроэлектронике, стоимость комплекта микросхем, необходимых для изготовления компьютера, неуклонно снижалась и в какой то момент стала соизмерима с величиной бюджета отдельного человека. А когда вдруг обнаружилось, что потребности этого человека весьма и весьма примитивные, такие что их может удовлетворить достаточно слабая машинка, изначально предназначенная для управления чем ни будь вроде уличного светофора... И, главное, что у всех людей они практически одни и те же
   - т.е. для всех годится одно и то же программное обеспечение, на которое как известно приходится львиная доля стоимости вычислительного комплекса... Вот тут оно и... - в общем началось то, что потом назвали "бумом персональных компьютеров". То есть вдруг открылся новый рынок.
   Совершенно очевидно, что чем раньше изделие попадет к потребителям, тем большее количество народу его успеет купить и тем больший сегмент рынка будет захвачен. Но тем меньше будет времени на разработку и отладку, и тем более "сырое" и непродуманное изделие получит потребитель. Кроме того у изделия можно выделить "фасад" и "внутреннее устройство" (вспомним про явные и скрытые параметры). Чем большую часть сил и средств бросить на "полировку фасада", тем лучше и привлекательнее изделие будет выглядеть в глазах потенциального покупателя и тем хуже оно будет фактически - все ресурсы всегда ограничены и всегда приходится чем-то жертвовать.
   Стартовый пистолет в руке судьи сказал "бум" и начался забег по разработке персональных средств вычислительной техники. Забег проходил в несколько этапов. Решающим был пожалуй что второй - "шестнадцатиразрядный".
   На первом, "восьмиразрядном" этапе, когда были доступны только микропроцессоры с размером регистров и шины данных в восемь бит, и объемом адресного пространства 64 Кбайта (два в шестнадцатой степени) первой стартовала фирма Эпл ("яблоко") из двух человек, сварганивших в собственном гараже первый в мире персональный компьютер. (Впрочем ходят слухи, что в гараже сидел некто третий, и поныне скромно работающий где-то в недрах этой фирмы, который всё это придумал, спаял и отладил.) Они и захватили наибольший сегмент рынка, по крайней мере в США. За ними, увидев такой успех, устремились множество фирм и фирмочек, включая таких гигантов, как IBM, но особых успехов не достигли. Тут неожиданно в число лидеров вырвался английский изобретатель Синклер, сумевший добиться максимального эффекта при минимуме деталей (а значит и при минимальной стоимости). Его компьютер стоил всего 99 фунтов. Для сравнения - предыдущая модель персонального компьютера его же фирмы продавалась за 600. Тоже фунтов. (Правда, будучи инженером а не коммерсантом, прибыль он себе жестко ограничил величиной в 1 фунт с каждого экземпляра!) Даже в нашей стране его разработка была чрезвычайно популярна - самоддельщики воспроизвели её буквально в миллионах копий.
   Однако продолжалось всё это не долго - появились шестнадцатиразрядные микропроцессоры с объемом адресного пространства, расширенным аж до мегабайта. (Два в двадцатой.) Тут уж "голубой гигант" IBM успела первой. Являясь крупнейшей (и старейшей!) в мире фирмой, по разработке и производству вычислительной техники, и имея в подчинении (контрольный пакет акций) широко известную специализированную фирму по разработке и производству интегральных микросхем Intel, IBM вполне могла сделать всё по-хорошему. (Заставила же она фирму Intel выпустить восьмиразрядный вариант 8088 шестнадцатиразрядного (!) процессора 8086 для аппаратной совместимости с выпускаемыми IBM (и не имевшими успеха в силу жуткой дороговизны) персоналками на восьмиразрядном процессоре 8080!) Но она выдала на-гора радиолюбительскую поделку, криво сляпанную из того что было под рукой, на базе самого неподходящего для этого микропроцессора, который только можно было найти! И успела раньше всех. Та же самая Эпл, сделавшая хорошо продуманную машину на вполне приличном процессоре (68000) удержалась сначала за счет сверхвысокой популярности на предыдущем этапе, а потом - потому что их изделие действительно на порядок лучше. Но всё равно медленно и неуклонно теряет рынок. (В нашу страну сам этот микропроцессор и изделия на его основе принципиально не продавали. Макинтош (сорт яблок такой) у нас покупали (окольными путями, через третьи руки) только те, кто без этого не мог обойтись. В описываемые времена это были издательства: издательская система - одна и та же программа, скомпилированная для двух разных машин, при одинаковы их параметрах (быстродействие, объем памяти, графическое разрешение) на писишке еле ползала а на макинтоше - просто летала!)
   Архитектура процессора 8088 (точнее 8086, т.к. это почти одно и то же) не то чтобы плоха... - она тупиковая. Для управления каким ни будь медицинским прибором она вполне подходит, а вот для "настоящей" машины (пусть даже и персональной) там не хватает существенных элементов. И, главное, их невозможно ввести впоследствии без коренной переделки архитектуры. (В частности невозможно расширить адресное пространство.) Когда эти элементы наконец понадобились - процессор пришлось делать совершенно другой (это тот, который 80286), но в одном из режимов выглядящий почти как его предшественник. (Так называемый "реальный режим".) И поэтому многократно переусложненный. Далее, когда понадобилось перейти к 32 разрядам, часть архитектурных элементов, как раз те, которые и отличали семейство х86 от всех остальных (сегментная адресация), оказались совершенно ненужными. Но продолжают путаться под ногами, усложняя жизнь программистам.
   Микропроцессор, хоть это и сердце компьютера, это еще не всё... Впрочем то, что его обрамляет, организовано примерно в том же стиле. И эволюционировало схожим образом. Но об этом, а так же про "избыточное разнообразие" вообще и применительно к компьютерной периферии в частности - как ни будь в другой раз.
   В общем не зря известный голландский программист Э.В.Дейкстра, выдал в своё время буквально следующую сентенцию: "Многие компании, которые поставили себя в зависимость от оборудования фирмы IBM (и поступив так, продали душу дьяволу), потерпят крах под весом неуправляемой сложности своих систем обработки данных." Зато гипертрофированная сложность и созданные ею искусственные трудности программирования (в частности принципиальное различие "реального" и "защищенного" режимов, делающее код реального режима неработоспособным в защищенном), позволили
   еще одной фирмочке под крылышком IBM, захватить монополию на рынке
   операционных систем.
   Таким образом действие рыночных механизмов приводит к тому, что стандартом de-facto становится не лучший образец, а наихудший из работоспособных.
   По-другому бывает только если и когда рыночные механизмы удается хоть как то отключить. Пример тому - локальная сеть Ethernet. Её чрезвычайно простой и эффективный протокол (как и некоторые другие нужные и полезные вещи, такие как например широко известный "оконный" интерфейс, не слишком известный алгоритмический язык Смоллток, а так же копировальный аппарат "ксерокс") изобрела фирма Ксерокс. Но не стала патентовать, а отдала на реализацию всем желающим. Более того - озаботилась организовать ассоциацию производителей, пригласив туда все заинтересованные фирмы - чтобы не получилась ситуация "кто в лес кто по дрова".
   В результате на сегодняшний момент имеем то что имеем: наилучшие из возможных локальные сети, объединяют наихудшие из возможных компьютеры управляемые самой громоздкой, тормозной, глючной и дорогостоящей операционной системой, придуманной (по слухам) специально для того, что бы хоть на что-то потратить многократно избыточную производительность современных микропроцессоров. (Полученную кстати, не только за счет развития микроэлектроники, но и за счет внедрения украденных у Советского Союза архитектурных элементов МВК Эльбрус. Но эту историю пусть расскажет кто ни будь другой.) Все, кто это понимает, плюются, но пользуются, потому как никакой альтернативы просто нет.
   На самом деле альтернативы конечно же есть, но практически недоступны: рынок огородил их такими экономическими и организационными барьерами...
   А может хватит уже играться в "рыночную экономику"?
   p.s. Автор пересказал в этой статье широко известные вещи, и поэтому ни на кого не ссылается. Сам же он впервые прочитал про положительные обратные связи в рыночной экономике где то еще в середине восьмидесятых годов в переводном журнале "В мире науки".

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Рай "Семь желаний инквизитора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"