Украинцев Александр Викторович: другие произведения.

"Оставьте мне мои грехи"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Украинцев А. В.


ШУТ
Книга 1

Сам.издат. Канск. 

2007

Немало мужчин стали гениями благодаря девушке, немало мужчин стали поэтами благодаря девушке, немало мужчин стали святыми благодаря девушке; но кто в действительности стал гением, героем, поэтом или святым благодаря девушке, ставшей его женой?

(Кьеркегор)




На абордаж грехи не брал – измором...
И это Благо от Тебя любя...
Где погибал, но выживал в котором...
Играл со смертью будто бы шутя

Мне жребий пал – иметь Удел раздором,
Благодарю, о, Истина, Тебя,
Ведь не отвергнувши шута с позором,
Возможно бы и не было б менЯ







Книга 1

Оставьте мне
 мои грехи

Оглавление:

Книга 1 Оставьте мне мои грехи

Шут

I О любви, влюблённости и женщине

Перепутье

Скажите мне

Принц

Книжица

В День Рождения (куда не позовут...)

Ожидание

Не о том

Я нравлюсь женщине

Обман

Я Вас люблю

Утешитель

А я тебя считал святой

Девчонке

Выбор

О превратностях любви

Месть

Закаты и рассветы

Лекарство "Ложь"

Ненормальная любовь

Подарок Судьбы

Не поверю

Преграда

Последнее письмо

Увязший Ангел

Зрячий слепец

Любовь

Пародия на хмельные фантазии

Каким я буду молодым

Бабо – человекам


IIОда Палачу

Миф

Отметина

Полезность вредностей

Я устал

О любимом дураке

Тщетность своих переживаний

Кукла Барби

Виртуальный стриптиз

Здоровье

Заложницы

Угодник

Шляпа

Друг и враг

Тайны

Ода палачу

Пошлости

Лечение сексом

Горная трагическая

Когда старость в радость

Навечно опоздавший

Сказочное МЧС

Тост на похоронах моей неудавшейся души

III Немистическая мистика

Милашки

Я уйду

2005 – мне 45!

Копеечный идол

Не люблю

Пожелание себе

"Целитель"

Падший Ангел

Робинзон Вселенной

Поэт

Я умер

Остановись!

Покаяние

Что  делать?

Той, которой рядом нет

Мечтатель

Родина

Кое-какам

Исправляю

Забава

Мой Апокалипсис

Тоска 2

Воспоминание о будущем

Страдаю

И снова ... Перепутье

Оставьте мне мои грехи

Начало конца

Я приду

Земная половина

Лень

Неизъяснимость

Читая Омара Хайяма

Плеяда

Диалог с Душой

Как будто и не жил

Куда ни кинь – везде Палач

Послесловие



Дурацкий колпак мозгов не испортит.

                                (В. Шекспир)

Шут 

Смеяться над другими – право, так грешно,
Поиздеваться над собою – забавное занятье,
Вокруг друзья благоухают, всем смешно!
Слагая на потом лихой беды зачатье.

С забавой зрею на себя – каким же был!
А стал каким – вот всем забава,
Как щепка по течению я плыл,
Но похоти нашлась смертельная приправа.

И ядом подмешав ее в азарт,
Такой поддатливо-смешливой стала,
Зову на представление в театр!
Вот панацея – в прошлом для меня отрава.


I.

О любви,

влюблённости

и женщинах...



Перепутье

Куда пойти? Кому отдаться?
Как полюбить, чтоб не нажраться?

Как вылить пулю, чтоб висок,
Остался целым, невредимым...
Как выпить чашу, чтобы в срок,
Не видеть дна, но быть хотимым...

Как можно жить, но не грешить?
Огонь пройдя, не опалиться...
И разве можно полюбить,
Чтоб на себя потом не злиться?

Скажите! Где? В какой стране,
Я буду жить без бед свободным?!!!
Вся истина находится в вине...
Смертельно пьяный – неспособный...

Как можно жить и не любить?
Любовь напитана в природе,
И аромат цветов манит,
Сортирный смрад, что на помойке.

С любовью мы взлетаем ввысь!
В любви ввергаемся в болото,
С любовью всё! И в этом смысл,
Всего меня, но и ещё Кого-то...

Желанья Женщины – так хочет Бог!
То мы не Богу – демонам молились,
Её желаньям верую! Но не дай Бог –
Хотя б на йоту, все они не сбылись!

Я не пойду... Я не отдамся...
Я полюблю!.. Уже проспался...




Скажите мне...

Мой юный друг! Скажите мне,
Любви горячкой поражённые извне,
Погрязшим в собственном дерьме,
Плывя в мечтательной волне,
Слагая планы, как во сне,
Что блага все забрать себе!
А что оставите вы мне?..


Принц

Вам хорошо? А мне не очень...
Вы полетели? Я упал...
У Вас – весна? А мне бы в осень...
Вам захотелось? Я устал!!!

На мой вопрос, увы, молчали,
Мой взгляд проворно отвели,
Но принца на коне искали,
Пустым же замок вы его нашли...

Льстецов для тела вашего – хоть сколько,
Предаться страсти с вами – отбавляй.
Любовь для них, как та помойка,
Где нищий крохи собирал...

Книжица

"Любите книгу – источник знаний"
(М. Горький)

Тупею в заботах женской наготы,
Читать заставлен я её, как книгу,
И с возмущеньем наглой простоты
Уйдёшь к другой – имеешь ту же фигу!

Брошюр таких полно – макулатура,
Но Книгу должен я найти свою.
Подумаешь, есть "это" и фигура...
Не примечаешь полку ты мою?!

Читать готов тебя взахлёб и без обеда,
Всегда читать тебя, как будто не читал,
Но где гарантии, что скромница в пол-тела,
Откроется еще кому-то, чтобы полистал...


В День Рождения (куда не позовут...)

Желаю Вам на склоне лет,
В своих делах не усомниться,
Чтобы Дамоклов меч – обет,
Чернее ворону не виться...

А со цветов, подаренных в сей День,
Ценнее ценностей была бы в Розе,
Которую, сметя сомнений тень,
Преподнесёшь не на подносе.

И тот, единственный в любви
Пребудется всегда желанный,
Преодолев все мнимые шипы,
Воскреснет он тобою званный...

Луч солнца радостно ласкал тебя,
Чтоб муж любил, как поражённый!
А вообще – всего! Везде! Всегда!
В твой век, благим неугомонный...

Пусть будет лучше, чем вчера,
Прекрасней завтра, чем сегодня,
И счастьем радуют дела,
Ведь зло пропало в преисподней.

Себе ж в отместку пожелаю,
Чтобы украсить свой позор,
Желать не сметь мне Вам "Желаю"!
Не встретив больше чистый взор...

Вот так... Из года в год...
На вечные века...
Поймала мысли ход?
Спасибо. Всё! Пока...


Ожидание

Всегда приходишь ненадолго,
Поговорим и всё – пока.
Скажи, гадалка, это долго?
Пройдёт неведомость, тоска?

Нерадостный удел – мечту свою лелею,
В тюрьме подобным чувствам недобор.
Но я в плену, бежать – мечтать не смею,
Быстрей бы Суд, а там и Приговор.

Глаза твои сведут с ума кого угодно –
В них благодать и дьявольский задор...
Писать об этом как-то неудобно.
Не прекратить своей Души раздор.

Твои глаза преследуют повсюду,
Кто дал бы сил, чтоб спрятаться от них,
Случись, внезапно вдруг тебя забуду –
О ясном взоре мне напомнит стих.

Всё зло твое во мне – во Благо.
Ведь только этим и живу,
Остепениться мне бы не мешало,
Но не хочу. Сижу, скучаю, жду...


Не о том

Меня, как будто-то, заметишь,
И вкрадчиво в трубку молчишь,
Собою только калечишь,
Я знаю – ты всегда бдишь.

Мой стон далече услышишь,
На крыльях любви прилетишь,
Тебя лишь только увидишь,
В агонии долго не спишь.

Весь мир, бывало, обыщешь,
Такой другой не найдёшь.
Немилая девочка, слышишь,
Прогоркшую сладость несёшь...

Со мною вряд ли ты сладишь,
Тщедушный, но добрый я гном.
Зачем же ты в душу мне гадишь?
Зачем я в мечтах не о том?


Я нравлюсь женщине 

Я нравлюсь женщине, когда она под кем-то,
Когда одна – плевала мне в лицо,
Не быть мне в ложе – не со мной согрето,
Будь ты красавица, как Фаберже яйцо.

Пусть кто-то и летает между вами,
Как трутень, весь в пыльце цветов,
Довериться, чтоб чистыми сердцами,
Не видеть пьяных оргий наглецов!

Что, блудницы, потупив ясны взоры,
Сгожусь вам ночью я под стать?
Оставьте вы все споры-разговоры,
Чтобы стихи мои развратные читать.


Обман

Зачем с обманом дружбу водишь?
Зачем в словах ты Божие дитя?
Так стервой по бульвару бродишь,
Меняя жертвы, их с ума сведя.

Мужчины для тебя, что те перчатки,
Которые нужны, как зимняя листва,
Но будоражит смутная догадка,
Что всё закончиться. И это навсегда.

Насытив плоть страдающих и нищих,
Богатых только толстым кошельком,
Страсть – капитал, другого ты не сыщешь,
Себя украсишь новым кобелём?

Но, впрочем, чего ж переживаю,
И для кого пишу мораль сию,
Нет, лгу! Себя же забавляю,
Не подцепился я на цепь твою!

Объять беду найдя благого ноты,
В хорошем зреть зачатие беды,
Пчелой паши, которая ваяет соты,
Не трать ты в мелочах мечты.

Всё на весах, иль как в часах песочных,
Всё Благо суть, пусть то Добро иль Зло,
И не манит вид яблок райских, сочных.
Познал, как труден путь, чтобы везло!


Я Вас люблю...

Я вас люблю – чего же боле?
Не спиться бы в такой неволе,
Подосланы в лихой вы доле,
И нету сил стонать от боли.

Не спится одинокому в кровати,
На вас растратил всё – подайте,
Люди добрые, не избегайте,
Хоть во внимании не обделяйте.

Так омерзенно не взирайте,
Как в зеркале, меня вы отражайте,
Моим грехом себя оберегайте,
И дел моих во век не повторяйте.


Утешитель

Хотелось быть мне утешителем твоим,
Но им, увы, во век не стану.
Влюблен в грехе, и этим недугом своим,
Цветком среди степи увяну.

Борясь со злом нешуточным моим,
Так невозможно лучше станешь,
И над толпой однажды воспарив,
Ты на меня тогда не взглянешь.

И будешь девственно чиста!
А я в грязи увязну...
Подарит Рыцаря Судьба,
Я ж навсегда угасну...

И радостней исхода не найти,
Поверь, во век обоим –
Тебе на трон чудесный возойти,
А мне страдать от боли.

Пусть процветает твой удел –
Я этого достоин!
Везде бездонно много дел,
Я к ним навечно годен...


А я тебя считал святой...

А я тебя считал святой...
В безумии стенал бы и по ныне,
Но разрешился мой вопрос немой
Ответом жертвенной святыни.

Ведь думал, всё, что я имею – ты,
Молил, как на нетленную в гордыне,
Но был нисвержен с пика той мечты,
Иссяк мираж в иссохшейся долине.

Любовь была – пустынные слова,
Слова, которые ничто не стоят,
Любовь – свершённые дела,
Что грязь грехов с души моей отмоют.

В сей мир вступаем с мерою Любви,
Которую в распутстве растеряем.
Иного не имеем для себя Пути,
В раскаянье утрату собираем.

Как соизмерить праведное с ложью?
Как взвесить тяжесть глупостей, обид?
И смыто ль то, что моем в поте кровью?
И сокрушим дубовым лбом гранит?

Такой туманище тогда окутал,
Забрёл в тупик, не видно-то ни зги,
Подумал, извини что не додумал,
Прощай, и, может быть, прости.

Прости за зло, содеянное мною,
Что тщетны все мои слова,
Чтоб искупить грех, жертвую собою,
Не верь слезам, ведь говорят дела!

Как ты типична, человечья тупость,
В греховных вожделениях своих,
Не остужает ум земная глупость,
Не видим мы в себе, но видим в них!

Девчонке

О, милая девчонка, что ты смотришь?
О чём мечтаешь с грустию в очах?
Зачем же поиском сердечко томишь?
Не торопись в нелепо-трудный час.

Он прозвенит – а не заметишь,
Потом поймёшь, хотелось всё не так!
Ломая, ты его безвольным лепишь,
Но будет так, как надо, не за так.

И в роскоши шалаш трущобы,
И свечка заискрится с трепетом в ночи,
Живут в раю болезней всех микробы,
А будет больно, только не кричи.

Вглядись – увидишь все его глубины,
Поймёшь, что он не вдруг и не за так,
Каким грехом ему дались седины,
Оставь его – спасись, он не простак.

Он подождёт – тебя поймает в сети,
А загуляет – позабудь его, не жди,
Как будто никого и нет на белом свете,
Чтоб солепиться в радости тоски.

Выбор

"Сексуальные отношения – лишь один из
множества факторов, дающих удовлетворение
в супружестве. Но если они не в порядке,
то ничто другое не может быть в порядке"
                                                    (О. Баттерфилд)

Как скальпелем отрезала ты мне:
Не быть вдвоём и в будущем нас нету!
Что надоел, достал и я, как все,
Пора б покинуть мне планету...

И стал блудить. С одною засыпаю,
Грезясь с другою, что проснусь,
Хотя надменно, как-то забываю,
Увижу ль свет? А, может, не очнусь...

Не будь сомнений! Но всё-таки Сознанье,
Определимо чётко в Бытии.
Не оправдать за ложь постельное незнанье
Прикольности обломов в житии.

Но важного не понял – догадаюсь,
Постыдный трах – дела Святой любви,
Когда словес поносом утруждаюсь,
В молчаньи жертвую на алтаре Любви.

А тем, кто "спят" во время секса –
Проспите главное, внезапно потеряв,
Ведь отупляет ежедневность кекса,
Потея, сонным буднично пожрав...

О превратностях любви

Тебя я то люблю, то вечно ненавижу...
Мне без тебя не мило, всё не в мочь.
Но помни! Никогда ведь не обижу,
Сгноив себя, я скроюсь в дебрях прочь.

И слов таких пока что не придумал,
А мысль мятежная всё мыслится: не так!
Но глыбу чувств в смятении обдумал:
Люблю тебя – такой вот я чудак.

И каждый день темнее то светлее,
С тобою отрекаюсь от себя.
А мир вокруг страшнее то милее,
Но нет тех сил, чтоб позабыть тебя.

А если бес когда-нибудь позволит,
Оберегать лукавый твой покой,
Мне всё равно, что много будет стоить,
И наплевать, что сделает со мной!

Очнуться от любви, как от гнетущей боли,
Тревожен одра смертного набат.
Найду я силы устремиться к Воле,
Покину ад! Да будет Дух мой свят!

Не скрыться – вот чего боюсь я.
Однажды, вырвавшись с той тьмы,
К Вратам ведь всё-таки пробьюсь я,
Но там, увы, меня заждалась ты...

И вновь опять! И всё сначала!
Фортуна крутит колесо!
Финала бедам нет – ведь не было начала,
Даст Бог, не будет мне легко...

Но это лишь фантазии, мечты.
И больно мне, а как приятно!
Ведь даже в снах меня достала ты,
Где говоришь замужняя: "Забавно!"

Тебя меня любить не заставляю,
Но мне тебя любить не запретишь!
И пусть себя я этим забавляю,
В награду за труды имея шиш...


Месть

"Не шути с женщинами – эти шутки глупы и неприличны"
                                                                    (Козьма Прутков)

Как страшно жить в деревне без нагана,
Но с ним страшнее – хуже чем беда.
Не изогнать с души любовного дурмана,
У страждущих оружия – по два.

Прощай!.. Символ всех моих утех,
Прости... любовь моя ты неземная...
Увы, не оказался я одним из тех,
Кого целуешь, к сердцу прижимая.

Благодарю соперников за их подлоги.
Ведь как бы смог, не убежав, уйти?
Мрак пропасти постичь, и рек пороги,
В горах покоя от тебя найти.

Люблю тебя божественной, не зная,
Кто ты на самом деле есть.
Допущенный как все – земная:
Несовпадений мнения не счесть.

Забудь шута, уже ведь не мешаю,
Но скушен суеты размеренный черёд.
И если я об этом забываю,
То ждет меня твой тайный ход?


Закаты и рассветы

"Неважно с кем ляжешь спать, важно с кем проснёшься!"
                                                (Девиз "Настоящих мужчин")

Закаты... пусть даже и рассветы,
Страданий суть телодвиженья эти.
К чему хмельными мы встаём,
И в поиске её всю жизнь бредём?...

А для единственной в любви,
Мы тащим звёзды до земли.
Но будь отвержены когда-то,
Нам горько всё, коль пьяным сладко...

Жениться, все ж, мечтаем вскоре,
(Как покорить влюблённую в неволе).
Рабом влачиться для неё навеки!
...Ну вот, опять телодвиженья эти...

Богатства – плен! Как на живца,
Себя ловлю я в поисках венца.
Но чтобы до Неё дойти,
Распят в преддвериях Пути...


Лекарство "Ложь"

Я был давно примерный мальчик,
Любовь искал, добро любил,
Бывало, мне покажут пальчик,
Смеясь навзрыд, друзей смешил.

Всему внимал, что было сказано,
И веря – будет только так.
Но что-то было в этом недосказано,
Поступки были лживые, не так.

Зачем тогда, развесив уши, слушал?
Обжёгся верой той своей, добряк.
И где-то главное потеряно – прослушал,
Никто не просветит, не растолкует как.

Но нет обиды на мучителей,
Враньём нешуточным азам уча.
Благословив своих гонителей,
Пойду тихонько, скромно, не спеша...

И лжи кто верит честно так,
Скорблю утратой вашей вечною.
Кому ни попадя, себя терзать не дам!
О, жизнь моя, не будь беспечною...

Ненормальная любовь

1

Тебя в мечтах святой придумал,
Безумствуя, в агонии любил.
Тебе смешно, что так я думал,
Всем наплевать! Но как-то жил...

Извечный бой с собой,
Покой пусть и не снится.
Надгробный камень мой!
Под ним прах не таится...

Прекрасна ты, что так придумал,
Какое счастье, мне такой любить,
Творец Миров тебя такой задумал,
Чтоб смерть поправ, воскреснуть, жить...

2

Я тебя слишком люблю!
Но прости, это слишком...
С дьяволом себя примирю –
Так расстанусь с излишком.

И не быть мне уж тем,
Как мечтал – ведь с тобою.
Я – Икар в небе – плен,
Распрощаться б с землёю...

3

Как горько иногда сойти с ума,
Твою беду не каждый замечает.
Порой так радостно сойти с ума:
Ведь всё равно – никто не понимает...


Подарок Судьбы

Однажды тобою ниспослан был шанс,
Который повторно повторен не будет,
Но был не использован блудности час,
Она, что я был человеком, забудет.

Не рвал я постели и страстно не выл,
Со стоном расстался на веки.
Мне не понятно: я был иль не был?
Лишившись любовной опеки.

Одно не понятно: зачем я опять,
Терзаю мечту   ушла невозвратно,
Попытка утеряна, время то вспять,
Не развернёшь – иначе развратно.

Всё соизмерено в нашей Судьбе.
Свершаем лишь то, что должно случиться,
Гнетёт неизбежность в мышиной возне:
Предлог пострадать, чтобы горькой напиться

Возможно ревную, что кто-то, не я
Ласкает тебя роскошно и страстно,
Что дом взбудоражит ночная возня,
Но это не я, и всем это ясно...

А этот любовник утром уйдёт
Во взглядах соседок чрез щели дверные...
Вот это мужик! Самолюбие жжёт,
Рвя солью все раны, что нервно-больные.

Лелею надежду – был нужен не я
Вредны мне все эти конфетки,
Когда бы вломившийся, сластью маня,
Как псу мне, одни лишь объедки...

Одно лишь не смею никак я простить:
Лишила меня обязательств.
И на вопрос: как мне быть иль не быть?
Живу, вопреки истязательств...


Не поверю

Не поверю тебе никогда!
Ни словам твоим сложно игривым,
Непонятной пусть будешь всегда,
Ну а я такой детско-смешливый.

Хоть дерзила ты мне иногда,
Пыль на зло в глаза всем пускала,
Но поступки твои – ерунда.
Согласись, ты об этом мечтала.

До чего ты меня довела!
Свет белёсый померкнул внезапно,
А влюбленность моя забрела,
От Любви в Зазеркалье, забавно?

Я не верю тебе, дорогая,
Может, с собой примирюсь,
Но по жизни шагая, не зная,
Во вчерашнее вряд ли вернусь!


Преграда

С тобой нам вряд ли разминуться,
Преграда, как тут ни крути,
Запрет на то, чтоб оглянуться,
И не искать окольные пути.

Кто друг, кто враг – все мы ушли в расход.
Война сердца сковала дьявольским азартом.
Я подписал себе смертельный приговор,
Твоим трофеям радуясь, как свадебным подаркам...

А прошлое во мне буянит в горьких красках,
Ее я в ночь, ведь в снах она моя,
И в бездну вновь лечу в тлетворно-нежных ласках,
Но наяву – в разлуке навсегда!

Судьбу не избежать – ужален так же будешь,
И встреч не избежать проклятой суеты,
Но вопреки себе ее ты больше любишь,
О прошлом не проси – в небытии мечты.

Как старые друзья присядете немного:
"Как дети? Муж?.. А я вот все один..."
У каждого своя имеется дорога,
Дай, Боже, больше не столкнуться им...


Последнее письмо

Недавно с мужем я тебя увидел,
Слова пропали и эмоций нет...
Кто ж, бедную, тебя обидел,
Что свет в твоих очах померк?..

Сама ты выбрала свой путь,
Мир тягостный, тропу лишений,
Пусть не пугает безысходность, грусть,
Не изменить тебе решений.

Но браки на земле, увы, недолго...
Что жизнь? Пустынная томлений сушь!
А может, каждому вам больно,
Когда дела постельные ввергают в глушь?..

Вся таинством забавна техника любви:
Куда ни попадя себя не сунешь,
Не слепишься с одним, как хочется, в ночи,
Когда былых, таких же, не забудешь...

Но вот желания твои вне страсти,
Сердец полётом победим стал быт,
Тогда не посетят развратные напасти,
Как можно сможете вы жить...

Любя одних, живём, бывает, и с другими,
(Пусть будет у тебя совсем не так),
Бредут, горячкой поражённые, больными,
Но в исцелении лишь Бог поможет нам...

Вот, написал последнее письмо.
Благодарю за всё. Ответа мне не надо.
Тебя благословляю... не смешно...
Познал, что в женщинах отсутствует отрада...

Мы избираем сами для себя свой Путь,
Кому какой, бывает, и ума лишений.
Творим и тащим за собой житейску жуть,
Поверь! Тебе не надо ложных откровений...


Увязший Ангел

Быть ангелом твоим преступно – невозможно,
Не хочется, но вот пришлось всё ж быть,
Любвеобильно был отторгнут осторожно,
А Ангелу бы птицей радостному взмыть.

Быть Ангелом твоим, представь, такая скука!
И без меня есть у тебя давно и свой,
Сцепила вас тогда любовная порука,
Ведь умирает страстный демон мой.

Спокойно возлегайте, читающие строки,
Непоколебимы будьте в стремлениях своих,
Преодолимы все, когда преодолел, пороги,
Но не внимайте "странностей" моих.

Пребудьте в счастье, страстностью пьянящей,
Вы непорочны! Везде один порок,
В дали и в тишине Я радостью звенящей
За вас плачу, кому положено, оброк.

А Бог воздаст за всё, за то, что потому что!
Пусть окружает вас Благая лепота...
Не думай, что моя Звезда горит кому-то,
И у тебя своя в сияньях навсегда..

.

Зрячий слепец

Тупицу изваяла грешная любовь?!
Слепец! Но к ужасу, прекрасно вижу,
Спустите мне дурную кровь,
Рассудка голоса совсем не слышу.

Позволил сделать из себя шута,
Безвольную, никчёмную скотину,
Чтоб так мне было не всегда,
Прозрев бы, извести вражину.

Кого попало я прошу о всём,
Чтоб всё тебе! А мне ль так нужно?
Сердец убитых не открыть ключом,
Несите яд! Желательно наружно...

О, Господи! Всё зло её пошли ты мне!
Хоть раз побуду жизненно полезным!
Обыщешься, когда смогу помочь тебе...
А я в краю... далёком... неизвестном...


Любовь

Если кто-то заявит, что любви больше нет,
Что блуждает она по неведомым тропам,
Только лишь улыбнусь им в ответ
В благодарном поклоне невзгодам.

Я искал долго – тысячи лет,
Ждал и верил, что труд не напрасен.
И вот ты, и Божественный Свет...
В твоем сердце – он так опасен.

Страшен он, когда сердце во лжи,
А в глазах похотливые блики,
Но, хранимая, вечно живи!
И оставь бесполезные крики!


Пародия на хмельные фантазии

Ко мне стучится SMS,
Прости, хочу прийти, желанный,
Что одолел несносный бес,
Груз одиночества, страданий.

Что я один, кто понимал,
Не осуждал, всегда любимый,
Не целовал, не обнимал,
Что будоражит образ зримый.

Что, может быть, рискнём ещё,
Что вместе будем просыпаться,
Готова подарить ты всё,
И только этим наслаждаться.

Что будешь верною всегда,
Но если вдруг беде случиться,
Меня не бросишь никогда,
Что даже можно и не бриться.

Хозяйство, стирка – всё твоё,
Любимой станешь ты рабыней,
В достойных достояние моё,
И применю в тебе, любимой.

Отжаждать страсть свою сполна,
Готова утолить во мне ты,
И что достала маета,
Со мной уйдешь на все планеты.

Но я в постели у другой,
Пью кофе, даже с сигаретой,
Вполне доволен сам собой,
Как веером, машу газетой.

А похоть неуёмную свою,
Я столько суток утоляю,
Что дом закуренный, в дыму,
Жильцы не курят, я ведь знаю.

Бельё постирано и в глажке,
На услужении она моём,
Ну а в квартире – ни какашки,
Мечу бычком в дверной проём.

Она прекрасна! Стриптизерка,
Ублажит резво блажь мою,
И не сварливая позёрка,
Ей нравиться, когда пою!

Она всегда деньжат подкинет,
Себя одарит от меня,
Бывало, так меня обнимет,
Что дом дрожит, стеклом звеня.

А под окном сверкает "мерс",
Подаренный, опять же, ею,
Но ей всё мнится, чтоб залез,
Под юбку ей – и я балдею.

Не жизнь, а масло, иль в сметане,
Как сыр без дырок, я качусь,
Как в сверхоргазменном тумане,
От кайфа скоро я рехнусь!

Во весь опор опять волна,
Я вновь на ней – затмило глазки,
Звенит звонок... Как в рог – сполна,
Нет колеса, и нет запаски.

Когда растаял мутный взор,
Где я? Где дом моей подруги?
К чему мне этот перезвон?
В разгар от фрикций и натуги.

Глядь – кошкины моей глаза,
Поджатый хвост, и ощетинив,
Все зубы... Где ж была тогда,
Когда в угаре жезлом вздыбив,

Скакал упёршийся в упор,
Что извивался подо мною?
Как вдруг прорвавшийся запор,
И унитаз разгневан мною.

Неужто так я ослабел,
Что спал без продыху не сутки,
Неужто так вдруг охренел?!
Где всё моё манто, обутки?!

И где богатая звезда?
От гнева сам не свой...
Вот мерзопакостна... беда...
Когда подкинула домой?!

Нет, правда, дома я.
И всё моё убого окружает,
Опять нажрался, как свинья!
Меня Матрёна примечает.

Так это только сон...
На пол обронены одежды,
Вот это да! Какой облом...
А мне подумалось – надежды.

Опять один, и сам с собою,
Матрёнка просит Kitikat,
Привидится кошмар с такою,
Порадуюсь, увидев свет.

Ну ладно, проживу и без старушки,
Богатым не был – нечему нищать,
Так докукуюсь до кукушки.
Пороюсь в письмах – SMS читать.

А SMS? То сон мне снился,
Опять подряд который раз!
Вот наяву бы – удивился,
В немногословии обильных фраз.

А впрочем, не всё так плохо,
Наоборот! Всё просто класс!
Соседи не услышат аха-оха,
Что будоражит их подчас.

Хочу – лежу. Хочу – гуляю,
Контроля нет! Его я усыплю,
Когда хочу – что надо наливаю,
И без закуски в три гортани пью!

Потребы нет ремонта "евро",
Из крана льёт как водопад,
Никто не кинет скалкой нервно,
Когда вернусь я невпопад.

И пусть хоть гром, землетрясенье,
Нет денег, нечего пожрать,
Не достаёт домашнее виденье,
Что мне на всё и вся: "Нас – рать!"

Не сексом мы одним едины,
Есть вещи в жизни поважней!
Свобода! И чтоб не были едимы,
Когда становимся смелей.

Когда навеселе – мы смелы очень,
И нет по жизни нам преград!
Тогда в хмелю с себя так корчим,
Хоть для вручения наград!

Ну а потом в похмелье диком,
Когда не мило всё вокруг,
Мы узнаём под женским криком,
Не смог! Всё стухло, даже "дух".

А так, какие там проблемы?!
Всё очень просто – их ведь нет!
К чему нам женские дилеммы,
На них сошёлся белый свет?!

Нет нас холостяков – и нет всем света!
Мы ясны солнышки. Но не для вас,
И нет терпений в бдении ответа,
Чтоб под венцом зачахнуть враз!

Хотя признаться ради правды,
(Но только в тайне соглашусь)
Мечтал о том, как бы мечтал бы,
О холостом. Вдруг я женюсь?

Сей мерзкий бред – то место пусто!
Но вот изволит быть – тот час,
Войдёт Царица, и не грустно,
Позвольте быть лишь подле Вас!

А, впрочем, какие переборы,
Женат, в прогуле ль я без вас,
Опустим споры – разговоры,
К всему привык! Мне дайте шанс!!!


Каким я буду молодым...

Пить не в мочь – давненько не хмелею,
Любить! Хлебнуть беды сполна?
По жизни щедрый – страсти не жалею,
Ведь нет былой покорности раба...

Но всё ж не знаю: что мне делать?
Как жалость всю свою излить?
Зачем к кому попало бегать?
Ведь выход есть – одну любить!

У каждого проблем хватает,
Невпроворот, и меркнет свет,
А у того, кто радостно дерзает
Проблема та, что их ведь нет!

Со сцены некто так сказал:
Как "Трах", так и "Тибидох" то будет!
Надеюсь, прав, и не солгал,
Забыл про "Тибидух", но не убудет...

Ба-бах!!! Без стука Трах ворвался.
Вот жизни даст Душа и Дух!
Попал! Амур не обознался!
Всё в клочья! Раскалился пух.

А Тибидох ждать долго не позволил.
Как смерч вошёл оргазменно в двоих,
Тантрически слились тела – он стоил,
Любви дуэт возвысившись затих...

Окутал негой в завершенье Тибидух
В огне корёжится поповска срамота.
Но в горной чистоте сверкает Дух,
В познании любви блистает нагота.

Затишье продолжилось недолго,
Дана команда свыше: "Заряжай!"
Два взгляда встретились двольно,
Глаза шепнули: "Миленький, дерзай..."

И вот я в ней – она на мне,
Стихии нами овладели,
Такое не привидится во сне,
Друг к другу мы не охладели...

Слились тела и часты вздохи,
К груди божественной припав,
И нет былой той недотроги,
Наперекор желаниям восстав.

Всю ночь друг другу отдавали,
Как сваи бьют, пронзалась плоть,
И то летали парой голубями,
То бездыханно падали – не в мочь...

Но вновь и вновь обретши силу
Лошадкой подо мной скача
По ложе, словно по лугам, как к диву
Неслись влюблённые, ненасыти грезя...

То восседает как Царица,
А, впрочем, почему? Я тоже Царь,
С тобой любая небылица
Перевоплотится в Божий Дар!

И стоны, крики, возмущения соседей
И просьбы пощадить не пощадив,
И ослепительность твоя раздетой,
Нигде же так я не любил.

Кто мог, всю ночь в дому стонали,
Кровати расшатали и столбы.
Окурками все нам салют давали,
Что звездами летели до земли.

Но всё ж из "рая" нас прогнали –
Пикет устроили жильцы,
Как мы любить, возможно, не познали,
Ведь мы такие удальцы.

Ушли в леса, в объятия Природы,
Туристами пошли в поход
Не прекратились там невзгоды,
Своеобразный там народ!

Все занялись любовью – не до дел,
Царит в лесах покой и лепота
Никто на брата не охотится – удел,
Везде животная в сексе нагота.

Никто не поедаем, всё растёт,
Зверья переплодилась тьма.
Любовь миры всегда спасёт!
Внимаем Истине едва...

Эй, взрослые! Уразумейте!
Зачем вам войны?! Нету дел?!
В любви друг друга вы имейте!
Болезням будет не удел...

А если пыл угас, то обратитесь,
На Территорию Любви вас приглашаем!
Смотря на нас учитесь и ... учитесь,
Не вечно вам учить – мы больше знаем...

Возможно, кто-то прорычит: "Старик!
Тебя так круто занесло,
Мечту, что изложил – моральный бзик!
Растление Души, а проще – Зло!"

Отнюдь! Границ для возраста не поимею,
И Року смертному не поклонюсь.
Мечту спокойно жить я не лелею,
На эшафот по доброй воле заберусь.

Всегда мы что-то делаем в полдела,
Чтоб что-то завершить – нехватка сил,
Хочу узнать Любовь, но не влюблённость тела,
В противном случае: зачем я жил?

И вот тогда, чтобы себя упорно
Насытив всем, что было дадено, чем смог,
Что было пьяным, горьким и тлетворно,
Но перед тем, когда сорвать последний вздох,

Окину тело взором, по-хозяйски,
Взгляну на то, чем раньше дорожил,
Что предавал утехам адским
Без надоби всяк гадостью поил.

И та, с кем жизнь промучившись прожил,
С кем счастлив был, но больше горя,
Как ветвью к дереву к себе прижил,
Куда мне без неё? Такая доля...

И так вдвоём лежа на смертном одре,
Потомки бездыханные тела сомкнут обнявшись,
Никто не будет в карауле подле
В земле зароют, в горе нарыдавшись.

Порочащие связи мы в огне простим
Оставив лишь одну Серебряную Нить
Сердца соединяющей Любовь, парим
Навстречу Вечности: ведь там нам жить...

Бабо – человекам

Любил в тебе не бабу – человека,
Любил восторженно, но грусть
Затмит глаза, и до кончины века
Незабываема беда... И пусть!

И пусть мужчин своих любила бабой,
В себе же человека оставив на потом,
А я не человек, но блудной скрягой
Запричитал, коль вновь – облом...

Всегда благословенной бабой будешь,
Тобой к познаниям разбужен человек,
И пусть в бою кого-нибудь добудешь,
Пусть будет так – достаточно калек.

Я, не познав земной любви, ушёл...
Но не дошёл... Но и уже не с вами...
Пусть ждет меня позор и кол,
Вновь утверждаюсь в благости делами.

Чего боюсь, ведь то и получаю,
Боюсь столкнуться с бабою в пути!
Всё Воля Божия... немного повздыхаю,
Но продолжаю дальше я идти...

Прочь стыд! С ней встретиться могу,
Чтоб спутницей была в пути далёком,
Допущенным, её ведь тоже допущу,
Была б любимой, баба б – Человеком...

Ложь клятв давно уже не новь,
Но память о тебе зачем-то сберегаю:
А коль прибудется семейство вскорь,
Дочь именем твоим назвать не пожелаю...



II.

Ода Палачу


Миф

От женщин я изрядно пострадавший,
Не раз сражён коварством красоты,
Всего в сей жизни повидавший,
Смирений, страсти, наготы.

Возможно, был бы инвалидом,
Быть может в подворотне б сдох,
Не быть мне омерзенным типом,
Позарившись на девичий подвох.

И как-то узник, будучи в остроге,
Чтоб разрешить беду, поведал миф,
О непростых сношениях в природе
Всех женщин и мужчин достойных их...

Давным-давно один Создатель,
Не в скорости, не для забав,
Измерив всё, вдруг стал Ваятель,
Из ничего Он всё создал.

Прекрасно то Его творенье,
Мир сей везде благоухал,
Но тут к Нему пришло сомненье,
Нет совершенств. Но Он то знал...

Всё соизмерено и в меру,
Царит в природе Благодать,
Но нет Царя, и быстро к делу,
Чтоб мог бы миром управлять.

Ведь дел Себе наметил много,
Планет Вселенной нам не счесть,
Творить всегда – и это строго,
Не то что нам – хоть где бы лечь.

Ведь мир не мир без Человека,
А тварь переплодится вдруг,
Нужна от сильного опека,
Заботливый, щадящий друг.

Вот, гениальности продукт,
К управе взялся смело,
Ваятель может отдохнуть,
Достойная Ему замена?

Но он не твари, что по паре,
А кто же будет рядом с ним?
Чтобы с женой в любовном жаре,
Для продолжений рода сын?...

Увы, в мужчине стройматериалы,
Все прочные ушли в шедевр,
Зверьё загнал, которые рыдали:
Создай жену, чтоб успокоил нерв.

Творец вошёл в глубокое раздумье,
Он как помочь не знал,
Но всё ж, возможно, в полнолунье,
Суровое решение принял.

Он взял Луны округлость,
Волнообразность линий змей,
Растений путанность, ползучесть,
Дрожанье трав и их теней.

И стройность тростника, игривость
Солнышка лукавого луча,
Обильно туч слезоточивость,
С выси непостоянные ветра.

Пугливость зайца, щегольства павлиньи,
Усладу мёда, жестокосердия тигриц,
Алмаза крепость, негу пуха воробьиных,
Огня жару и что от снега холодит.

Болтливость сойки, воркование горлицы,
Всё это взяв оно так чудненько слилось.
Царь пал, чтоб красоте сей поклониться,
Но как потом ему мужское удалось!

В благоволениях приняв бесценный дар,
На восемь дней они вдвоём пропали,
И утолив в телах греховности пожар,
Царя на аудиенцию к Творцу не ждали.

Приполз в слезах и падши в ноги,
Молил Творца: "Кого ты подарил?!!!
Она отравит дни, а также ночи,
Худого сделал что, что так Ты наградил?!!!

Без дел, по пустякам она рыдает,
Работать не даёт – тьму времени истратил зря,
Всё у неё болит, и вся она хворает,
Возьми обратно, слёзно я прошу Тебя!.."

И разошлись так женщина с мужчиной,
В мечтах, что проживёт один без бед,
Но восемь дней спустя, с улыбкою невинной,
Опять к Творцу, примерно днём в обед.

И вновь в слезах: "Не ведомо произошло,
Что в жизни стало горько – одиноко,
Дивинно существо покинуло, ушло
Как что-то главное ушло далеко.

А с замиранием в груди я вспоминаю,
Как танцевало, пело для меня,
Как сладострастно было и мечтаю,
Отдай опять! Теперь же навсегда..."

Три дня прошло в томлении пугливом,
Всё в тишине. В четвёртый день с утра,
Ненастно-грустным утречком дождливым,
Мужчина вновь сбежал со своего двора.

Опять к Творцу: "Беру слова обратно!
Мне нечего скрывать, ведь убедился вновь,
То существо, что подарил, занятно!
Ей радостно, но мне сплошная боль!"

О бедный Царь... Ведь всё же удалось
Суметь разгневать на себя Творца.
И тут такое землетрясение стряслось,
Казалось грому в молниях не будет и конца...

"Ступай же прочь, несносный мужичишка!
От бед своих уволь! Тебе я потакал!
Вот всё. Растратился, мальчишка!
Проси ее ты сам. Тебя я наказал!"

Взмолился Царь: "Ну не могу, ведь струшу,
Я с этой женщиной и день прожить..."
Создатель возразил: "Как голый в стужу,
Страдать, коль без неё рискнёшь прожить!"

И так ни с чем ушёл вражина,
Кляня и хая всё вокруг:
"Без женщины – я не мужчина,
С ней - смертный мой недуг..."

А в ней и ведьма и царица
Счастливых бед хватило мне сполна,
Зависимо – как будешь относиться,
Ведь лучше чем вчера, не будет никогда.

Её к себе ты не примеришь,
Потребности мужчин? Всё это маета!
В её желаниях себя ты соизмеришь,
Чтоб бед не больше было, чем всегда...

Не спорю, всё рассказанное спорно,
Но для чего затеян разговор?
Когда прочтя, вдвоём смеясь задорно,
Вы заключили б мирный уговор.

Во Тьме вначале Слово было,
И это Слово молвил Бог,
Которое ничем по Лете плыло,
Чтоб Богом став вернуться смог.

А та, которая решила:
"Час мудрости твоей пробил!"
Ведь для чего она грешила –
Своё чтоб Древо ты взрастил.

Чтоб в том саду ей быть хозяйкой,
В котором для неё ты воевал,
Плоды вкушать там не украдкой
Ей вопреки себя завоевал.

А в завершение, спешу заметить,
(Неглупый узник не для всех сказал)
Не надо только членом метить,
Иначе зреть невинный дьявола оскал.

В словесности не утопай, но делом,
Ты сможешь доказать себе любовь,
Когда без слов глаголешь, и не телом,
Когда с одной женой сплошная новь.

На то он миф – что нет такого в мире,
Но не найдете Рай в кроватях и в тоске...
Желанная Любовь сильна в духовной силе!
Но не на этой, грешно-маетной, Земле...


Отметина

Я дьяволом вашим навечно замечен,
Без вас не живу, а с вами – не я,
Я раб, греховною страстью помечен,
Без мысли быть в вас не дышу и ни дня...

А в каждой женщине вижу ваш образ,
И в каждом их стоне – там ваша вся страсть!
Влекущий сирены, то милый ваш возглас,
У дьявола в пекле вновь буду искать!

Чтоб выжить в рассудке забуду всех женщин!
Я в пьянство ударюсь! В монахи уйду!
Всегда не хватает мне жизненных трещин,
Желаннее вас никогда не найду...

Полезность вредностей

Позвольте скинуть ложный стыд,
Как тлен, запятнанной одежды,
Так надо – не позвольте плыть
В реке страстей любимого невежды.

Когда-нибудь я брошу курить,
И женщин любить перестану,
Сверхмерно не буду пить,
Как грязь, от всех я отстану.

И тогда, хоть икону с меня,
Я такой непорочен и скушен,
И кому тогда буду нужен я?
Такой и себе, вряд ли, нужен...

А сколько "прелестей" по жизни,
Ждёт с вожделением меня!
Страстной жалости, корысти!...
Дух радует в сердце скорбя...


Я устал

В бессилье сильно я устал,
Что в жизни может быть противней,
Когда вдруг так себя достал,
И нет тех сил, чтоб быть мобильней.

Возможно кончился запал
Иль влага в порох просочилась,
Осечка... выстрел промолчал
А может, пушка прохудилась.

К чему теперь-то мне стонать,
Что толку в поисках виновных.
Рассвета с ямы не застать.
Приюта нет для нас, бездомных.


О любимом дураке

Я много в жизни видел дураков!
Вглядясь в себя понял – не видел,
Не превозмог никто в подачках тумаков,
Никто, в сей дурости, меня не пересилил.

Найти б искусней чудаков,
Вот бы тогда себя обидел,
Паяц и шут! И чаща лопухов,
Люблю того, кого возненавидел!

И ведь совсем не удивился,
Воды бы в сито не налил,
Когда вот сам не убедился,
Как точно с пушек я палил.

Такой вот меткий канонир!
Себя разнёс удачно в клочья,
Не стёр я задницу до дыр:
Любовь прощай! Ушла? И точка!!!

Тщетность своих переживаний

Кому нужны мои переживанья,
Полны таким добром вы без моих.
У каждого свои дары и наказанья,
К чему тогда сей неразумный стих?!

Не надо мне во всеуслышанье орать,
В конвульсиях, рождающей натуги,
Ведь нужно просто подождать –
Иначе "пшик" от лопнувшей потуги.

Не торопись – тебя никто не просит,
Советами всех наземь уложить,
Мы их мешками вечно носим
Моим – свет белый насмешить.

И как бы ни был ты умён –
Дурнее пробки, но не веришь!
Крест всё же будет завершён,
Когда аршином сам себя измеришь!

Кукла Барби.

Вчерашний дождь для назиданья
Оставил много для влюблённых луж,
Обрызгав нас для наказанья,
Парилкой быть бесчестных душ...

И вот одна передо мною –
Не Тихий, точно, океан,
Разделена она тропою,
Как переход к иным мирам...

Двоим там, вряд ли разминуться,
А чтобы в грязь не угодить,
Один пройдёт, но оглянуться,
В желаньях толпы бороздить...

Вот визави на перешейке,
Особа смутная плывёт,
Колье массивное на шейке,
Расплаты час и мне грядёт...

Взгляд пренебрежителен к мужским особам,
И конкурирующих девиц не пощадит,
Ленивый рот, заполненный "Диролом",
Сосок, чрез тонкость топика, дерзит.

Блестящие кошачьи коготочки,
Порнографично сжали телефон.
С кем говорит давно у точки,
В восторге этот, так же, поражён.

Животик голенький украсил пирсинг,
Тату клеймом о чём-то говорит,
Уму такой излишен дриблинг
Всем видом "офигенная" "торчит"!

Парнишек, для забав, до комы довести,
Вальяжно ножками, как по дерьму, перебирая,
Сумела фокус линз на мне свести,
Там был не я – уже там надпись гробовая.

Блондинка не внимает быстрой речи,
Но много повторений не вредит!
Емеля не прельстит - "ездюк" на печи,
Пейзаж её – на фоне "мерса" вид.

Как пояс верности неверных женщин
Обвили Змием стринги талию её,
Так помочи штаны мужчинам держат,
Желание мозолем подавив своё.

А взгляд её – Ассоль у океана,
Заждалась в благовониях духов,
Уверена, что даже без изъяна
В остолбенелых стаях "лопухов".

Ну как такой коснуться недотроги,
Мечтающей, как бы, достойный лобызал,
Преодолеть смертельные пороги,
Чем заслужить? - я про себя мычал...

Вчера, когда отвергнут был вторично,
Нет, вру! Пинкам таким потерян счёт!
Красотка молвила, что выгляжу прилично,
Но всё ж имею маленький просчёт!

Мой внешний вид, что чукча без оленей,
Хохол за так всё сало раздарил,
Во мне не стало тонких извращений,
Чтоб сердце девичье, хоть чем бы то, купил...

Задумался, как пища для тигрицы,
Забавна хищница: всегда сожрёт ведь всё,
В кино любовные смотрите небылицы,
Приемлемо чужое, но только не моё!

Как Кена преподнесть себя позвольте!
Гримаса... как для порядочной миньет,
Раба с работ каторжных увольте,
Страстям беспомощен ответить нет.

Вот бы найти солдатские кальсоны...
Напялю их... Не вздумайте дерзить!
Под шорты модные... И все меня достойны!
Когда завязки буду за собой влачить...

Тогда, быть может, и заметит
Павлином, как я перед ней пройдусь,
Возможно, про запас, меня пометит,
Внимания когда-нибудь добьюсь!

Час "Ч"! Как бык с тореадором,
Быком, естественно, вновь буду я,
На мостике, что обеднён простором,
Мы встретились – невнемлема ничья.

Не нужен звёздный небосвод,
Но истина для женщины проста!
Без водопада с портмоне – Урод!
Ведь нет для куколок креста...

И после таковых раздумий,
Стервятником я ринулся вперёд,
Что мне терять?! Возможно полуумный...
Воробышком вонзился в прах расчёт.

Развязка быстро развязалась,
Увы, проверка не страшна,
Но подготовка страшной оказалась,
А битва мигом. Не беда...

Противостояние, как пять секунд позора.
Столкнулись! Оба вверглися мы в грязь,
Лёд непроницаемого растаял взора,
Собрались толпы, думая, что половая связь...

"Ты что, дурак?!!!" - красотка завизжала,
Как в бане паром смыло красоту,
Поправил я её, мне драки что ли мало?
Представился: "Чудак, с планеты Му..."


Виртуальный стриптиз

Любил я женщин долги годы,
Любил я многих – оробел,
Все были скромны, недотроги,
Восстал на бабский беспредел!

Искал одну – перебираю,
Во лжи погрязший Дон Жуан,
И вас я в мыслях оголяю,
Необходимо вскрыть обман.

Задумал в тягостном мученье,
Одну черту в вас всех найти,
Но не пришёл ответ в виденье,
Ни в мудрых книгах о любви.

А хитрость скрыта волосами,
Куда устремлены все мы,
О чём мечтается ночами,
Всё что угодно – допусти!

Конечно "это" не имеем,
А было б, разве бы пошли?
На небесах, когда владеем,
А нет – в запоях от тоски.

Но "это" ваше – страсть вторженья!
Глубинность, бархатность – экстаз!
И утончённость униженья,
И в возвышениях заказ...

Порой об "этом" торг ведётся,
Боясь дать всё – не дешевить,
Но после всё на всё забьётся,
И всё бесплатно – лишь бы жить.

И что я вижу? Блеск в очах,
И стойка к бою Амазонки,
Чтоб растоптать развратных прах,
Дерзнувшего познать все ваши толки...

Бой мог бы получиться знатный...
Но всё ж, опасливо, посмею заявить,
Искомая черта – ваш ум богатый,
Что мужиков воинственно долбит...

А вы подумали – невежда?
Рекомендую вновь прочесть,
Да не покинет вас надежда,
Уметь всегда с умом уметь!

Не утруждать всех нас моралью
(Любой ищи и всё-таки найдёшь),
Но поделюсь одной деталью,
А, впрочем, этим не спасёшь...

Слабый пол силён над нами,
Но слабостью, как сильных к вам,
Счастье, когда не разрешим годами,
А вот поймём: нам стыд, нам срам...

Убрав претензии все к бабам,
Ведь лучше стал, скромняга, жить,
Хотя о женщинах мечтаем...
Но то – с похмелья. Много пил...

Здоровье

Зачем здоровье, люди? Надо!
Чтоб женщину любить пьяня,
А коль она уйдёт?... И ладно,
Пропью его без надоби куря.

А счастье нам бывает ли полезно?
Жар-птицею внезапно посетив,
Оно условия взбрыкнёт нелестно,
Уйдёт, аналогично наследив.

Любовь подруги вряд ли мне нужна,
Опустошив всё обретённое трудягой,
Уйдя к другим невольная смешна,
Не смог подать – считаешься ты скрягой.

Развлечь шутом мне лишь в усладу,
Отвлечь от груза тягостей своих.
Но вот вас нет – безмолвствуя я плачу,
Для дев рыдая в комиксах смешных..

Заложницы

Иные так выходят замуж,
По штампу в паспорте родить,
Не вру, я видел, верьте! Да уж...
Подруг своих вам не смешить.

Иметь такого человечка,
Любившего тебя б всегда,
И от неверного словечка
Не быть сраженной никогда.

Ведь муж, что тлен. Всегда распутный,
Вонзился, крикнул и затих,
Ушёл к другой. А сын то путний:
Любимый, нежный, и не псих...


Угодник

Я не бабский угодник, но женщин люблю,
В непонятной любви я себя потоплю,
Перед тем, как уйду одиноким ко дну,
На поминках бокал горьким зельем налью.

И скажу я о том, как всех женщин люблю,
Что без вашей любви арестантом в тюрьму,
И ни с кем ту любовь никогда не сравню.
Иногда я с опаской на мысли ловлю:

Как с одной ту любовь воровать я пойду?
А отец не признавшись бы маме "Люблю!"
Размышлял бы я в том, что кого же люблю?
Ну а Бога любя, об одном лишь молю:

Чтобы дети детей говорили люблю,
Как сначала всегда – тебя я люблю,
А в пути горемычном на гору взойду,
И сорвавшийся в пропасть себя полюблю...


Шляпа

Оденусь по последней моде,
Потрачусь вдрызг, найдя прикид.
А вместо кепи к хамской морде,
Есть шляпа древняя, чудесный вид!

И вот в таком чудаковатом виде
Пройтись, быть может, я решусь,
Не в трауре и даже не в обиде
На окрики ничьи не обернусь.

Лапшой частенько потчуют на уши,
Убором этим я прикроюсь враз.
И чтоб потом не маяться от суши,
Приняв вначале половодье масс.

Лапши скопили для меня вы много...
Болит, однако, у меня душа,
Чтоб не было бы вам всем строго,
Когда свергать запасы будете спеша.

На уши не попав всё, сыпется на землю,
Вам на продукте падая скользить,
Но чтоб от боли не метаться тенью,
И мной придётся всё же дорожить...

Друг и враг

Для женщин лучшие друзья – брильянты!
Умная замуж не выходит зря,
Мужья – средство для друзей поставки,
Ведь женится дурак, позабавляться для...

Но есть средь вас такие стервы!
Не до забав, там плач и вой,
Что драгметаллам вымотают нервы,
Не дружат драгоценности с такой.

Какими не были бы бабы,
Коварны, алчны иль хитры,
Но выжить в этом мире дабы,
Не лучше ль Музу в ней найти?..

А может, друга в ней поищем?
Напрасен труд, коль в похоти глаза,
Уж лучше сразу кошелек просвищем –
Друзья не покупаются любя!


Тайны...

Любить! Но тайно ненавидишь,
Ненавидишь в предвкушении любви,
Когда ее тлетворный голос слышишь,
В края прекрасные скорей беги!

Забудь былую прелесть, всё не то,
Чем раньше ты распутно любовался,
Ещё не смог ссушить ребячье молоко,
К пустыне поисков, пока что, не добрался.

Но вот, когда из странствий возвративши
Того себя, кого лишеньем испытав,
Святую Истину в гонении добывши
Не упрекай "А почему же этого не знал?"

Высоким стилем воспевают нам любовь,
А трах тогда каким, как не высоким, можно?
Все этим занимаемся! Вам это в новь?
У всех свои пути познаний... это сложно...

Любя люби, но и любя, бывает, надо трахнуть.
Знак равенства не ставь – всегда чего-то больше,
Для продолженья рода просто надо трахнуть,
Приятней трах – Любовь на вечность дольше.

Хотя, не знаю, прав, а, может, ложен,
Ниспавшим вниз, возвышенный стишок,
Кому-то непонятный он и сложен,
Кого-нибудь постигнет возмущение и шок.

Быть может, кто поправит – я не струшу,
Не ведаю путей других как нам прийти,
И если мама с папой в трахе не снимают стружку,
Людей ли сможем после на Земле найти?


Ода палачу

"Дай мне, женщина, твою маленькую истину!" - сказал я.
И так говорила старушка: "Ты идёшь к женщинам? Не забудь плётку!"
                                                    (Ф. Ницше "Так говорил Заратустра")

Испить всего мне надо и сполна,
Вот жизни я напился пьяно,
Добрался всё-таки до дна,
Любить! В последний раз и рьяно.

Любить... Без череды пришёл черёд,
Любить одну и без обмана!
Любить... Хватило бы невзгод,
А мысль свежа и никогда не пьяна.

Любя одну, все унижения стерплю,
Владев тобой, владеемый тобою,
А без тебя нигде же не усну,
С тобой мне вряд ли до покою.

Тебя ничем, ведь, не заманишь, –
Себя в тебя приворожил,
Не знав тебя, уже ты жалишь,
От ран смертельных я ожил.

Но что поделаешь, ты – зло,
И все вы зло...Таким, как все, не стану...
Но мне, пожалуй, очень повезло,
Что трезвым рассмотрел – не спьяну.

И коль меня постигла участь:
Познав твою любовь не уцелеть!
Не испугает похотью тягучесть,
Тебе же не желаю овдоветь!

Но, пережив смертельную угрозу,
Не искушает чёрных сил переполох,
Живу! Но в час последний, когда сдохну
Забавен будь, мой тягомотный вздох!


Пошлости

(или услышанное на спонтанном мальчишнике
перед тем, как воспользовать­ся последним глотко
м свободы, чтоб реализовать единственное право
выбо­ра: либо под скалки любимых жён, либо одно из двух...)

***
Прекрасен парень Трахтенберг!
Он матом "чистеньких" поверг...



***
Неплохо, что я без зубов!
Похуже на хрен сто пудов...



***
А женщины меня пусть хают!
Так тайно от меня вздыхают...



***
А алкоголь польётся мимо,
То жизнь – болотная рутина!



***
Так выпьем, чтобы нам не пить!
Успеть наследников бы налепить...



***
Глазеть на женщин неприлично!
Вот одари всех их различно...



***
Язык бы вырвать мне однажды!
А, впрочем, сдох! И всё неважно...



***
Любовница вонзила взгляд игривый...
То я ушёл ни с чем тоскливый...



***
Давай на посошок и по пять грамм!
Ведь, всё равно я, дома – гнус и хам...



***
И пусть Луна наш путь осветит...
А мент пусть шага не заметит!



***
Жена пусть скалкой развлечётся сильно...
Сто грамм нальёт – и не противно.



***
Приличные пусть это не прочтут!
Всё в траховых трудах – не отдохнуть!!!



***
По одному жёнам нас долбить,
Союз мужской им не разбить!!!



***
Пусть говорят, что я мартовский кот;
Для милых подруг мой март – круглый год!



***
Смелей, друзья, на эшафот!
Все завтра здесь? Тогда в обход...



Лечение сексом

Влечёт нас девочка, потупив нежно взгляд,
Ответишь ей, глаза вонзивши в тучи,
Ведь наблюдаемый не свадебный обряд,
Так отдыхаете, когда и секс наскучил.

Но чем еще в постели забавляться?
От переизбытка сна дурная голова...
В лечебных целях сексом заниматься,
Какая разница: куда глядят глаза!

Мораль проста: коль нечем вам заняться,
И это дело, главное – эффект!
Как тем охотничкам в бутылки настреляться,
Иль раку рад рыбак-интеллигент...


Горная трагическая

"Так оставьте ненужные споры,
Я себе уже всё доказал,
Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал...
(В.С. Высоцкий "Прощание с горами")

Однажды вдруг приснился сон,
Не то что сон – кошмарное виденье,
Как рок мне злой определён,
В преодолевающем сомненье...

Не ведомо, куда мужик собрался,
Сложить к единственной свой путь,
Он в женщинах не разбирался,
Хотел понять житейску суть...

В дорогу много ль человеку надо?
Котомка, посох, денежек чуть-чуть...
Естественно, будет для него несладко,
Перекрестился, дабы обошла бы жуть...

Шёл долго ль, мало – ведь неважно,
Пред ним раскинулась долина Грёз,
Там дурь любовная витала властно,
Вдохнув её такое началось...

Стеной долину горы охраняли,
Не всякий мог туда пройти,
Но тучи в молниях всех звали,
Пропащему её бы обойти...

Но был настойчивый проныра,
Не опытный любовник он.
Пещерка вскрылася игрива,
Прельстился лоном, опьянён.

В выси в божественном сиянье,
Олимп сверкал могуществом в веках,
Вошёл легко – излишне покаянье,
В коралл нефрит, торгуясь о паях.

Что он себя отдаст без истязанья,
Доставив сласть пещерке той,
Она ж взамен ему, для оправданья,
Туда, минуя всех, пройдёт, как свой.

Свершилось, как договорились,
И бесы провели к богам.
В выси там гласы разносились:
"Побьёт... Не будешь рад ты сам..."

И вот, опустошённый на свободе,
Всё хорошо, ликует дух,
Врата захлопнулись, а на пороге,
Лежит письмо: спасайся, труп...

Но тут гора вдруг томно задрожала,
От предвкушения пришелец завопил,
Наверно путника очередного звала,
Вздохнув, страж молнией его сразил.

Скатился с кручи наш бедняга,
Лавиной смыт, забыл, как и зовут,
Добит путиной камнепада,
В подножье гор очухался наш плут.

И вновь гора, обильней и все краше,
Раскрылась, так же, страстно задышав,
Но путник пнул себя под пах два раза,
Как будто бы вот так кого-то устрашал.

Вдруг чёрт с ним рядом приземлился,
"Братан!" - сказал: "В беде позволь помочь",
И, оседлав его, стрелою в небо взвился,
Свершилось чудо в колдовскую ночь!

Совсем забавная теперь попалась!
Подумал в ужасе, затылок теребя,
Огнём обильная и камнями плевалась,
Так с ним игралась, будто не хотя.

Такой же вид, но как бы то из выше,
Слилась, лобзая, радостно всосав,
Побыв немного на той самой крыше,
Извергнут там, впервые, где бывал!

И вновь побит, саднит всё тело в жиже,
Как Дон Кихот, что ветряки атаковал,
Оболтус стал намного к цели ближе,
Ведь кручи гор не так он штурмовал.

Мелькнула мысль – пора домой,
Но как? Вершин не покорившим?!!!
В оргазм она его манит шальной,
Костром, средь ночи приютившим.

В пух-прах вдруг даже разобьюсь,
Но пика вожделенного достигну,
В соплях в сортире я не удавлюсь,
Её постиг – на ней там и погибну!!!

Проклявши всё бессчётно раз,
Чего же дома не сиделось,
Полез сам вверх – вот весь вам сказ,
На кручу лез – ума то не имелось.

Гора где позволяла – шагом шёл,
Где нет – там ужем продирался,
Всю нечисть по пути сборол,
Обильно кровью обливался...

Осадные, чем можно, отбивались,
Строптивая лавины снизошла,
Прислужницы без боя разбежались,
Мужская силушка в бойца вошла.

Упорно лез ни день ни два,
Столетья мигом пролетели,
Но цель маячила едва,
Леса от бойни поредели...

Но вот пришёл тот долгожданный миг!
Перед героем пал им покорённый город,
Затих, замолк непокорённый мир,
Но взгляд его затравленный и холод...

Триумф! Мне покорилась! И она моя!
Оставил знак, кто о его горе задумал,
"Тут до тебя уже успел нагадить я,
Её я собственник! Ты хорошо подумал?"

Ублажив себя в хмельной гордыне,
Окинул взглядом всё вокруг,
И изменил былой святыне!
Герой желал иных подруг!

Ландшафт раскинулся прекрасно,
Сверкает девственность снегов,
Не надрывался ли напрасно?
Когда вздыхания таких цветов?!

Залезть на ту! А вот позвала эта!
Не лучше ль всех стеной загородить?
Желающих не разместит планета,
Все постояльца ждали приютить.

Адреналин хлестал азартом потакая,
Но в дол спустившись кубарем с "небес",
Уже его гора совсем ведь никакая,
Пусть с нею развлекается целитель-бес...

А он к горам стройнее и покруче,
Забыл, что прежнюю разворотил,
Когда звала его заманчивая жгуче,
Девичий нрав её достойно укротил.

И как она ещё кому позволит,
Завоевать себя, ведь силы уж не те,
Никто её так больше не отдолбит,
Развалины не жалуют в беде...

А путник наш освоился – он местный!
И горный край приятней дома стал,
Но торг, за восхождения его, уместный,
Обильем развращённый, дурень одичал.

Как стал носиться, словно полуумный,
То вверх, то вниз, и нет былых проблем,
Но час расплаты близок, то есть судный,
Зачем живёшь, коль не имеешь ты дилемм?..

Когда-нибудь зима придёт на смену лету,
Жара ли, холод? Скромно надо жить,
В торгах с собой легко нам кануть в Лету,
Во сне видений мне не позабыть...

Оно передо мной колючкою в глазах,
Не зря бывал в устах смазливых жвачкой,
Для назидания уму в растраченных сердцах,
Медведя захмелённого слепою зимней спячкой.

Легко добиться – трудно нам владеть!
Не ей – собой, ведь дух войны одолевает!
Для созидания красот Любовь не поиметь!
В руинах Храм – обман всегда не согревает...

Когда старость в радость...

"Старость не в радость, а молодость – гадость..."
                                               (Из услышанного)

Вот старость стучится мне в двери,
Отмеренный полною мерою срок,
В гормонах влюблённые трели,
В женщинах так и не найденный прок...

Как раньше, мечты будоражат,
Как прежде, в охоте глаза...
Блондинка опять вновь размажет:
"Куда ты, дедуля – нельзя!"...

Неспаренно гены бунтуют,
В прошлом по жизни черёд,
Я уж не тот, кто с вами гарцует,
Мне то к чему ваши массы забот...

Научные люди дают объясненья,
В поисках истин находятся всё ж,
Но в адрес женщин – одни обвиненья:
Ева грешила! Гнусная ложь...

Будут они ли нами желанны?
Будут возвышены строки стиха?
Будем в постели влюбленными званы,
Коль вас однажды познаем сполна?

Что же без вас будем мы делать?
И на кого же сольём нашу скорбь?
Чтоб ублажить вас за вами всем бегать,
В резвых движениях греется кровь...

В Вашем отказе мы горы свергаем!
Но при согласиях, дёрнувшись чуть,
Рылом упёршись в стену засыпаем...
Тихо теряем истины суть.

Так повелось, что мы умнеем не имея,
Имея просто страшно потерять!
Пусть я дошёл до пониманий молодея,
Но вам, пропажи, вряд ли потерять...

Я женщин смело защищаю!
При этом, правда, больше сохраняюсь сам...
Но никому сего не пожелаю,
Ведь лучше с пушек нам палить по воробьям...

Навечно опоздавший

Давненько за собою замечаю:
Как ни пытался б вовремя попасть,
Как не спешу, но всё же опоздаю,
И с этой радостью не в сласть.

Любил я девушку красиво,
Ответно же – её любил другой,
Кружась в хмелю, они игриво,
В моей душе устроили запой.

Попозже браком сочетались,
Отдельно – каждый для себя,
Друг перед дружкой долго нахвалялись,
Что всё прекрасно, мол, что живут любя...

Любить затменно стал её замужней,
В секрете строгом от Вселенной всей,
Надеялся, что будет так сподручней,
Спасти себя от роковых потерь.

Прикид любовника был мне по нраву.
Хотелось верным показать любовь,
И тут, опять же, опоздал – по праву!
У ней дитя, какая ж тут любовь...

Вновь не у дел и вновь сношаю тему,
Спешить к чему? А можно не спешить,
Вот Принцу Датскому, да эту бы дилемму,
Иль алкаша забавить, что ему не пить...

А может быть, врачи придумали лекарства,
Такое, как от пьянства – ампулу зашить,
Переодели бы в больничные убранства,
И, как в дурдоме, будут все тебя лечить.

Признаюсь честно: всё уже достало,
Спешу на пьянки, где прекратили пить,
На край Земли лечу за тем, чего недоставало,
Того уж нет, тому там никогда не быть.

А может всё не так, и я вполне здоровый,
А может невдомек, но все же будет прок,
А может не такой и лоб то мой дубовый,
Как плод запретный, всё же поимею толк...

Одно лишь точно я сумел усвоить,
Успел не получить: то надо для других,
Чтобы диет себе целительных не строить,
Смертельна капля яда, даже на троих...

С иллюзий надо бы расстаться
Раз ужаснёт ужасным ужасом конец,
Чем каждый раз мне с ужасом видаться,
И ужасаться! Где ужасам конец?!!!

К чему не успеваю – то не надо,
С похмелья мы даём себе зарок не пить,
Вот и Судьба моя так поступает ладно,
Похмелья нет – так для чего грешить?

К чему переедаться тортиков смазливых,
Быть тоже сытым можно каши похлебав,
Зачем на час изыски девочек игривых,
Живут подобности друг с другом, совладав.

Какой-то я нескладный и невнятный...
Себе подобной долго не найти.
И пусть хоть меч в выси булатный
Другим не быть – хватило мне тоски!

Пусть прелестью миров владеют так другие!
Сомнителен стриптиз придуманных красот,
Себя не изменить! Но чувства все мои нагие...
Им не одеться в будничность забот!

Сказочное МЧС

Елен по миру больше тыщи,
Прекрасная средь них – одна,
Везде, которая, тебя отыщет,
Ведь в поиске ее душа...

Мечтая так, лежал Иван,
Грезясь о чем-то на диване.
Такой-то вот то он – Дурак!
Лечи, хоть утопиться в яме...

Еленой будь, хоть Василиса,
Красавица, иль чуть мудра,
Но в жизни сказка – небылица!
Принцессой мнится неспроста...

Ей хочется: чтоб спас ее не дурень,
Не страсти жаждущий юнец,
Любой из нас – безвкусный студень,
Женившись, все же, под конец.

Злата богатств нужны не очень,
Но трудно ей без них прожить!
Ну а спасать? Не, между прочим,
Допущен будет непростой мужик.

Такая женская забава:
Сыграть в рулетку МЧС!
Для нас – смертельная отрава,
У них же – музыка небес...

Потом, не нужен ей спасатель,
Дурак и в Африке дурак!
А я? Не исключение – мечтатель,
Свободу не отдам за так!

Глупец, как юноша сопливый,
Надеясь, что спасу я все ж,
Хранит ее дракон ревнивый,
Но будешь умным – не найдешь!

И в ступе над лесами не летаю,
Ягу своей бедою подкупив,
Яйцо Кащею все же разбиваю,
Но сам при этом, даже, и не взвыв.

Пусть взгляд ее – любви объятий,
И сексуальностью затмит глаза,
Страдать привык, что не женатый,
Но не мечтать о холостом всегда!

Мораль проста – не будьте дураками,
Чтоб в чащах страсти не блудить,
Заманишь их богатствами, цветами,
При этом надо и любить...

Тост на похоронах моей неудавшейся души

Желаний нет переписать Писанье,
Что в нём написано – Закона суть,
Но мерзопакостно моё незнанье,
Когда поднята на поверхность муть...

Змий Жизнью совратил ведь Деву,
Которая поела яблок по нужде,
Чтобы узнав, что не отрава телу,
Адама подтолкнуть к тоске.

Поныне не разгадана загадка:
Вкусила Ева – муж еду добил,
Воистину, для нас Судьба несладка,
Изогнан он! А ей Бог погрозил...

И на Вратах, дабы не добраться,
Поставлен меченосный Херувим,
Но чтоб Адаму больше ужасаться,
Не в силах раб договориться с Ним!

Для Евы мало той забавы,
Вот точно дьявол во плоти!
Ее бесы вожделенно ждали,
Чтоб мужика добить в пути.

И как жена за декабристом,
Пошла она в наш мир страстей,
Не в благе – в побуждении корыстном,
Заждалась от него вестей.

Ещё кого б захомутала?
Кого ещё бы сбить во тьму?
Со многими в Саду вздыхала,
Но не отдаться никому.

Но озарило смутное виденье,
Затрепыхало птицею в силках,
Не подменили ль Еву, во сравненье,
Что рядом с ним, и та, что в Небесах?

Чего в Раю ей не хватало?
Наелась яблок – отдыхай,
И мужем только б понукала:
Паши в поту и не вздыхай!

В Раю ей рая не хватало,
Ведь даже Бог не угодил,
На Небе звёзд ей стало мало,
Что чёрт от радости запил.

И на Земле ей мало места,
В мечте владычицей Всея,
С чего возделана? Из теста?
Адаму ведь не надо ни... чего...

Давай, Мужчина, подымайся,
Довольно был ты мужичком,
Дерзай, делами занимайся,
Не будешь больше дурачком.

Пусть падкие до падших женщин
Галдят на подлую Судьбу
Мой тост простой: "За Женщин!"
Которых, честно, всех люблю.

Они, во мне подняв страстей лавину,
Позволили уйти в неБытии,
Чтоб там, найдя в себе Мужчину,
Себе позволил быть в соБытии...

Амазонка! Не может быть иначе!
Коварный замысел я ваш познал,
Но пожелаю только лишь удачи!
Чтоб тост прекрасно зазвучал...




III.

Немистическая

мистика



Милашки

О, милые милашки – вами битый,
Щенок пугливый – это всё пока!
В отместку – я уже небритый,
К тому же, так нажрался чеснока!

Вдохните полно эти ароматы!
Вас восхитит прекрасный мой типаж,
Пусть для меня вы словно супостаты,
Мы за одно, как танка экипаж.

А подлость – только лишь подспорье,
Для примирения парочка деньков!
Помочь не сможет пьяное застолье,
Но, может, в рожу несколько пинков.

Простите мне про танк – погорячился.
Нас экипажем в тыл врага заслать!
Китаец, видя сей разврат, – убился,
Американцу больше на ноги не встать.

Обильно любвеобильные мордашки!
От вас я пациент в палате номер шесть,
Я ваш! Увы, грешны мои замашки,
Я жив, ведь вы во мне пока что есть.

А вам, зав. этим балаганом,
Могу конкретно только пожелать,
Чтоб на пиру бессовестном и пьяном
Моих друзей во век не растерять!

Как жаль, что с вами не бухаю.
Напрасно яд из ваших уст не пью,
Вне вас лишь горестно вздыхаю,
А в вас запоем водку, не хмелея, пью.


Я уйду...

Я в заснеженное поле уйду,
По лесам скитаться стану,
Сладкой травы я найду,
Чтоб меня напоила до пьяну.

А в душе костёр разведу,
Пусть пылает, а я таю,
Любовного зелья сварю,
Напоить тебя бы до пьяну.

Утром похмельным осину найду,
Вытешу кол – в нём сила не хилая!
И себя беспощадно проткну,
Чтоб спасти от себя, тебя, милая.

2005 – мне 45!

Полезно иногда напиться,
Чтоб лыка лыком не связать.
Неплохо было бы влюбиться,
Чтоб камнем с крыши полетать.

Я, ещё совсем не стар,
Но, одновременно – не молод.
Потух любвеобильности пожар,
Сейчас на пепелище веет холод.

Мечтою жил, мечтою и угас,
Никто тех грёз не разделил со мною,
Ещё не пробил гневный час,
Не тороплюсь разменивать собою.

Тогда не жил – всего лишь копошился,
Но случай суетный помог,
Я был средь вас, но вот вдруг испарился,
Уйти помочь никто не смог...


Копеечный идол

"Пороки входят в состав добродетели,
как ядовитые снадобья в состав целительных средств"
                                                                        (Ларошфуко)

Распутным свержены мы нравом,
В непониманиях и лжи.
Не оправдаться адвокатским правом,
И в споре истин нас не рассуди...

Болея, стены содрогают стоны –
Излишний за здоровье торг.
Куплю за рублики таблеток тонны,
Ведь без лекарства – тропка в морг.

А пожелая в сад Эдемский,
Как на экскурсию слетать,
Я прикуплю билет еврейский.
А денег нет – и рая не видать!

Напитков разных и нектаров,
За те же деревянные купить,
И прочего хламья – не даром,
Себе подворье лишь бы захламить.

Куда ни кинь – всё рубль тягучий!
Хоть "бакс", хоть "евро" - вижу суть!
Имеешь рубль – то ты могучий,
А нет – больной и немощный, аж жуть...

Валюта есть – подвластны все просторы!
(Коль в чеке после цифры множатся нули)
И исцелят, сметут преград заторы,
А без "лавэ" – меня ты хоть распни.

Любой товар мне по карману,
Когда "хрустящую" могу достать.
По прихоти и без обману,
Деньги, скажите, где набрать?

Потом неважно, что я покупаю:
Любовь, здоровье – важно лишь купить!
В мечтах закупочных в постели засыпаю,
Проснусь на мине – как деньги добыть?

Я сам себе давно измена:
Влекомый идолом, скупил бы всё.
Христос гонял рабов обмена,
Всего не скупишь – на то оно и Всё!

Мы нищими по жизни бродим,
Но подешевле ищем, половчей,
Как бонус получить – всех просим,
На рынке нет задачи поважней!

Так что ж тогда, коль деньги зло?
Его, давайте, дружно изживать!
Но как китайцам дико "повезло",
Когда пернатых стали истреблять.

Забавно всё, однако не смешно.
Куда бежать и где благое делось?
Когда извлечено на свет ОНО,
Зло несусветное. К тому же и разделось.

Рецепта нет от тягостных мучений,
Безрадостно отсутствие рублей!
Не испытав всех денежных лишений,
Не внять мне изобилей поскромней.

А если деньги враг – то полюби вражину!
По зёрнышку собрав всю блага суть,
И господином будь себе в нелёгкую годину,
Но нищеты урок во веки не забудь...


Не люблю

Я не люблю, когда любить мешают,
Поэтому – не полюблю!
Уйдя в себя, другие отдыхают,
И этого тоже не люблю!

Любить всегда имею право!
Ведь это жизни суть, естественно – мой долг.
И не мечусь ни влево и ни вправо,
Ползу вперёд. Молю, лишь только б смог.

Живу в борьбе, огонь сжирающий корёжит,
Войну любя, покоя не найду.
В сей дурости разбег Любви стреножит,
Но верю – всё-таки дойду.

Уверовал одно: Любовь везде, всегда и рядом!
Какая? Вот это точно не пойму.
Сомнительно найти Её неторопливым шагом,
Без крыльев в небе боль свою уйму.

И пусть, каким бы я не буду
Подачек от Судьбы не надо и не жду,
Любя, себя навечно позабуду,
Любовь во Мне – в дерзании найду!

Любить – то гнёт себе не позволять,
Познать Познаньем Радость Жизни,
Любить – запрет! Себя влюблять,
Не осквернив Любовь свою в корысти.

Оправдывать Её? Себе ты льстишь...
И не спастись, так бес тебя во Зло ввергает,
Она Мудра, а ты же голосишь,
Ещё не бог, но Бога одного Она желает...


Пожелание себе

Одно имею я себе желать:
Узревши двери в мир иной с неволи,
Сего момента никогда не ждать.
Уйти в рассудке, тихо и без боли.

А провели б туда как в отпуск на юга,
В возможности к товарищам вернуться,
И чтоб свершены были все дела,
Но без нужды обратно обернуться!

А коль бедою свалится богатство,
Сей грех в достоинствах стерпеть,
Снести без ропота гнёт власти, хамство...
И менее вреда себе ведь не иметь.

А татью посетит меня влюблённость,
Отдай свободно хищнице всё-всё,
Стань нищим – чужда удручённость,
Прибудется бесценное добро моё.

Не думайте! Не буду умирать,
Хоть раз суметь пожить, но вечно,
Своих достоинств мне не умалять,
Уже к грехам не отношусь беспечно...

"Целитель"

Как-то раз признался целитель,
Что он шалунишка-вредитель,
Что лживый шарлатан,
Без веры – сплошной обман!

Светлый, радостный удел
Моих исканий трудных,
Когда в итоге этих "дел",
Во след пинок упрёков нудных.

Ведь ждут с надеждою меня,
Мечтая мигом исцелиться,
Греховным ремеслом неймя,
Вы всё же не желаете делиться.

Но чтоб избавиться от бед,
Я, вопреки стенаньям вашим,
Дарю желанной веры свет,
В сей мир греховный ваш, ниспавшим.

Но вот волнующий вопрос,
Как утолить всю боль немую?
Не позволяет глиняный колосс
Страстей, что в ноченьку шальную.

И вскорь проходят боли бытия,
Увы, но это ненадолго.
Творим вновь беды жития,
Ведь выводов – нисколько.

А жизнь порой – поход в сортир,
Я в нём – рулончик мягонькой бумаги,
Но трёте, чем попало, задницу до дыр...
Когда меня, увы, нет рядом с вами.

Всегда пытаюсь быть я возле вас,
Чтоб быть потребным после сей натуги,
Я близко – рядом в ваш нелепый час,
Пребудут пользой общие потуги...


Падший Ангел

Я в чреве дьявола, но в мыслях только Бога,
На землю бренную с Небес ниспав,
Быть заточённым в каземат острога,
Всем по делам своим грехом воздав.

Посланник чьих-то я желаний трудных,
Удел скитальческий обличья сатаны,
Надеюсь, что я плод Его раздумий умных,
И что совсем недолго ждать весны.

Лишь прозвенят первые капели,
Сметя весь тлен, сокрушит ледоход,
В моей душе враз запоют свирели,
И прекратится тяжкий счёт невзгод.

Ну а когда наступит час расплаты,
Я должен буду дать Суду ответ:
Достойно ль расточал душевны траты,
И верил я в Божественный Завет?

Что сделал я, чтоб быть прощённым?
Куда направил стопы грешные свои?
И было ль Слово Божие взращённым,
Во мне до глубоко бездонной высоты?

Делами добрыми греха прорех латаю,
Во зле я зол, добреючи подчас.
Ну что с того, что иногда летаю?
Ведь чаще падал в пропасть, и не раз.

Ну что ж. Что будет – то и будет!
Воздастся по делам. На то ОН и Указ!
Благие Силы да во мне пребудут,
Чтоб жил! Надеюсь так, в последний раз...


Робинзон Вселенной

Вдали от перекрёстков всех дорог,
В глуши космической пустыни,
Затерян как-то островок,
Забытый всеми и поныне.

Исконно райский уголок
Был спрятан от людских дерзаний,
Пленил журчанием проток,
Прекрасностью благоуханий.

Кусочек суши той забавно,
Расположился как бы для,
Запечатлеть желанья странно.
Ведь именуется – Земля...

И вот однажды человек,
Грезя, а может, обленившись,
Расположился на ночлег,
Иль на охоту нарядившись,

Забрёл на этот островок,
А может, с неба обвалился,
Когда межзвёздный космолёт,
В пути, сломавшись, заблудился.

И пал ничком на эту пядь,
Лохань космической дороги,
Обратно не вернуться вспять –
Всё вдребезги, и даже ноги.

Когда землетрясенье улеглось,
(Ведь низвергался слишком шумно),
Всем долго после не спалось, –
Он обмывал прибытье бурно.

Истории не стоит прекращать,
Ведь Робинзон там и поныне,
Себя ведь смог поублажать,
Завяз в суетной жиже-тине.

Но часто глядя в Небеса,
В межзвёздно чёрные пространства,
Напрасно ждал он чудеса,
Родного очага убранства.

Старался, строил и пыхтел,
Плоты лепил, как переправу,
Вернуться силился – хотел
Вспять время повернуть взаправду.

Пусты попытки были все,
(Проект его химерный).
Прижился в чуждом уголке,
Плод с жадностью терзал запретный.

Понравилось ему гоститься,
О доме реже вспоминал,
Придумал средства, как напиться,
Ружьё на жителей поднял.

В распутстве всласть позабавлялся,
Хотя Любовь его ждала
В родном дому, но бес являлся:
За рюмкой врал – Она ушла.

И утопив беду в стакане,
Решил осесть он в том краю,
Нашёл кого-то и в изъяне
Любовью страсть нарёк свою.

Шли годы, страсти улеглись,
Века тянулись чередою,
Дела достойные нашлись,
И был доволен он собою.

Обжил, обставил островок,
Домов настроил и дороги,
Но одного совсем не смог –
Забыть мечты остатки – крохи...

Свободен он, но всё ж в тюрьме,
Сил нет покинуть те чертоги,
Хотя летал домой во сне,
Но наяву – опять в берлоге.

И хоть куда не полети,
Судьба закинет иль пороки,
Милее края не найти,
Его хранят Сказаний строки.

Чтобы Любовь любя встречала,
Придя к спасительным Вратам,
Найдя истоки Бытия начала,
Все будем вскоре Там!

По сути – гости на Земле,
Но это часто забываем,
Шабаш на пьяном пикнике,
Себя там часто оставляем.

О, сколько странников таких
Под Небом по земле блуждают,
Не добывать побед лихих –
Обратно все дороги забывают.

Звезда, летящая за Неба свод,
Сгорая, гибнет на земле,
Но Пламя не страшит тягучесть вод,
Не повредится зреющий во Тьме!

А сколько Звёзд пробороздило Неба ниву,
А сколько ждёт сей участи на Небесах,
Маня к Себе в мерцании, как к Диву,
Взмыть голубем, не в бренных телесах.

Скитающийся Пилигрим по Миру,
Вернётся в Край, откуда вышел в Путь,
Взлететь Звездой святой, набравшей силу.
Но для Кого пылать, во веки – не забудь...

Посланцы Неба: Люди – Звёзды,
Пришли в сей Мир оставить след.
Жить в памяти других – не в грёзах,
Воздав Любовь, вбирают жизни вред...


Поэт

Умеешь пить – сумей как не нажраться!
Друзей своих в постелях не имей,
Ведь Музой только наслаждаться,
Чтоб вдохновенье встретить поумней.

Как трудно нам добиться вдохновений,
Об этом думал я, по разному – не раз,
Но после доз спонтанных опьянений,
Шальная Муза глюком посещала враз.

Боготворю запой, но не хмельной,
Экстазом бьющим от стихов творенья.
Ведь даже бес обкурено-дурной
Не пожелает стихоразмышленья.

Не алкоголем наполняю жизнь,
Без дури достигаю озарений,
Когда пьянит полётом высь,
Свершённость невозможных достижений...

Какой я пью нектар богов!
Какой порыв для вдохновенья!
Попы, крестясь: "Армагеддон..."
Плевал на эти устрашенья!

Признаюсь я – напиток SUPER!
Неизъясним и высший класс!
Я – то небесной колесницы кучер,
То жму у космолёта на педали газ.

Из под нектаров тары не сдавать...
Ведь нос пугает сизостью лиловый...
К утру всю радужность убрать!
Но честным быть – чуть-чуть здоровым...


Я умер

Наверное я умер, не родившись,
Презренный гордости своей,
В пыли валяюсь, гадости напившись,
И горько – потерявшийся, ничей.

Я весь в грязи, глаза закрыты слепотою,
Брожу во тьме, но в Свете всё вокруг,
Душой ничтожен пред самим собою,
Неизлечим, смертелен мой недуг.

Мне б скинуть грех и исцелиться,
Постигнув радость Жизни в Бытии,
Живой водой с мечтою окропиться,
В раскаянье дождаться бы Любви.


Остановись!

Остановись! Послушай тишину,
Она о многом поведает, расскажет.
Трезвее собеседника вовеки не найду,
Она Путь истинный для всех укажет.

Узнав, ломай руины весело и смело!
Найди тот камень строить Храм!
И строй, твори, и сердце чтоб горело,
На радость Богу, в назиданье вам.

Покаяние

Забудем грешной юности развраты,
Простим друг другу тяжкий груз обид,
Желая мира всем врагам заклятым,
Утонем в радости, оставив мраки плит.

Нелепо выглядят все клятвы под Луною,
А утром забывали весь нелепый сказ,
И потому-то беды окружили нас стеною,
Клянемся вечностью – растратим все за час.

И благом вскорь наполнимся сердечным,
Пусть скромен наш вселенский труд,
В любви друг к другу будем бесконечны,
В надежде с верой горе перетрут!

Что  делать?

Что делать, когда сердце стонет в грусти?
Куда бежать, когда, запутавшись в цепях,
Зовёшь на помощь, но обойдёт тебя бредущий,
Витая где-то в ярко-розовых мечтах.

И наоравшись так до одури и вволю,
Поймёшь – на белом свете ты один.
Делиться не посмеешь сокровенной болью,
И ринешься один, тараня стаи льдин.

А путы разлетятся – то бишь – сгнили,
Захватит Дух в стремительный полёт.
И пусть другие скромно по теченью плыли,
Пройду я блажь свинцовых туч невзгод!

Мне наплевать на реки слёз ленивых,
Глазеющих, барахтаясь в грязи.
Своё дерьмо гребу, но к зависти брезгливых,
Чужое уберу, хоть голышом ползи!

Той, которой рядом нет

"Беззаботными, насмешливыми, сильными – такими
хочет видеть нас Мудрость: она – Женщина и любит
всегда только воина"
                                    (Ф. Ницше "Так говорил Заратустра")

Увы, не астроном. Но небо обозрев,
Увижу в нём ту звёздочку – твою.
Вот, может быть, тогда, созрев,
Я радость неуёмную найду свою.

Тебя не оскверню нелепой клятвой вечной,
Причины нет, желанную, корить.
Пусти меня в твой Путь извечно Млечный
И буду завтра, как всегда, любить.

Ботинки излохматят вселенские дороги,
И резь в очах, глядя в космическую даль.
Не буду оббивать чужие мне пороги.
Ты ждёшь меня – и я не опоздал!

Вы спросите: зачем всё это надо?
Не лучше ль было спрятаться в пивной?
С тобою мне везде всегда, как надо.
Один – шатун безумный, сам не свой.

Тогда я обрету спасение в свободе,
И вкус в пиру не потеряю – все с тобой!
Не растеряю сам себя в мирской утробе.
С тобой не труп, не мёртвый. Я – живой!

Мечтатель

Мы разойдемся, как в море самолёты,
И разлетимся, как в том небе поезда.
Как на дрожжах множатся невзгоды,
Нам не расстаться – будем навсегда!

Как не гони – тебя ведь не прогонишь,
И не сбежишь – повязаны в грехе,
И в оргии своей, как жеребца, загонишь,
Строптивого, в сжигающем огне.

Тебе зачем-то нужен я – не спорю,
Я без тебя не я – но так же тоже ты.
Семиэтажным матом вдруг тебя покрою,
С любовью возвращают мне тебя мечты.

И как бы мне не будет трудно,
Ума не придают седины у виска,
Мы разлучаемся – себя ведёшь распутно
Моя любимая, желанная... тоска...

Родина

Вот год прошёл... который уж по счёту...
Слагая жизни цепь, стремящуюся вдаль,
А я плачу Судьбе безденежно, по счёту,
Всем тем, что дорого, с чем расставаться жаль.

О, жизнь моя! Сплошные перемены,
Сломили тиной скованный мирок,
Бывало, ропщешь: подлые измены,
Но в поражении ты извлечешь урок!

О лаврах победителя я не мечтаю,
Желаю битым быть всегда, чтоб вновь,
С собой сразиться; и то орлом летаю,
Иль аспидом в агонии теряю кровь.

Я – Пилигрим, скиталец вечный,
Блужу в потёмках лабиринтами Души.
В своём дому злой и беспечный,
Незваный гость, как гром среди тиши.

И так гонимый сам собою,
Непоспешая я спешу,
И очарован Родиной родною,
Меж звёзд – туда и не гляжу.

Ниспал оттуда, Дух аж спёрло
Обязан заслужить обратный я билет,
Поэтому то дел всегда – по горло,
Но денег не берут – ведь Там их нет.

Двойник, Дух Истины – Мой Гений!
Заметь дела благие все мои,
Что я вершу и не без трений,
Чтобы иметь благоволения Твои.

В Любви Единственной, не в брод,
Венком увенчан Победившего себя собою,
Воскреснув, вознесусь до Неба свод,
До Родины дотронуться рукою...

Кое-какам

Как часто ляпаем мы кое-как,
Лишь что-то, что будет – не убудет,
А может лучше уж никак,
Чем горевать, когда всё это сдует.

Порой везде кой-каки так какают,
Закон неумолим: где срань – там вонь,
А прусаки в мозги туманя залезают,
Раздайся! Но хозяина не тронь.

Страсть разум опьяняет, счастье рушит,
Ведь строим неживым и только на песке,
И в этой оргии головку кругом кружит,
А сердце рвёт в неистовой тоске.

О нравы! Смелее балом правьте,
И завтра и всегда – всё ваш черёд,
Впотьмах меня на поводу оставьте,
Плевать... Там по другому счёт.

Вот так- хмельной по жизни шляюсь,
Бурчит внутри утробное питьё.
Ни в чём по жизни не нуждаюсь,
Но страшно обернуться – всё сраньё.

А в страшном сне такое видится,
Надгробная плита: там страсти приговор,
"Не родившись, умер" – иного не предвидится,
Сам виноват. Твоя награда. И не спорь.

Исправляю

Иной понять не хочет: исправляем,
Грехи той, прошлой жизни, но беда,
И потому любимого в тупик вгоняем,
Простить себя не можем никогда.

А обращаемся к Тому, Кто может,
Простить сей несусветный грех,
Кто груз утех моих низложит,
Чтоб в радости любил я всех.

И прозовут уродом ненормальным,
Крутя украдкой пальцем у виска,
Ну что ж, вновь облачусь шутом забавным,
Я не в обиде, чужда мне тоска.

Рождён, чтоб чувствам воли не давать,
У каждого сего добра полно – по горло.
К чему тогда в агонии стенать,
Когда у самого себя лихое лихо спёрло?


Забава

Растаял след последней забавы,
Всё по полкам. Увы. Счастья нет,
Глупо то, что считаю я главным,
Свет Огня, а все лишнее – бред.

Мой мир – соления из банки,
Мутная жидкость буянит вокруг,
Тупо любуюсь с изнанки,
Канул спасательный круг.

Добытую волю насилую тщетно,
В поисках Рая сбиваюсь я с ног,
Спасительна ль воля, одетая бренно?
В вере моей сомневается Бог...

Свобода свободна от всех обязательств,
Анархией духа шизуем не раз,
Себе не придумаю грязных ругательств,
Чтоб вытурить в шею обилье зараз.


Мой Апокалипсис

"И сказал Иисус: на суд Я пришёл в мир сей,
чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы...
если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха;
но как вы говорите, что видите, то грех остаётся на вас."
                                (Евангелие от Иоанна гл. 9 ст. 39, 41)

Однажды как то я влюбился,
Не кое-как, и не за так,
Как будто в яму провалился,
Как что-то с печки смачно – бряк!

Потом, естественно, страданье,
Ведь так положено у нас,
И размышленье, и гаданье,
Как на войну, в нелёгкий час.

Осилив после треугольник,
Любовный, только из сосны,
Так разузнал – каков я ЧМОшник,
Дожить хотя бы до весны.

Вокруг зима. Искристым снегом,
Затмило теменью глаза,
И долго шлялся б печенегом,
Да приключилась вдруг беда.

Как закачала в разум масла,
Как закрутился механизм,
Кнутом огрела. Крикнул – баста!
Ведь это чистый шовинизм!

Нет, не еврейской я породы,
Хохлом скитаюсь уж не год,
Но уважаю их невзгоды,
Ведь Богом избранный народ.

Ведь для чего они скитались,
В пустыне, в вязнущем песке,
Конечно, ждали, не метались,
Но шли упорно, и в тоске.

Напрасно так бы не ходили –
Обетованная Земля,
А чтоб в невзгодах не забыли,
Какой ценою – навсегда.

Когда нам даром кинут что-то,
За просто так (как надурняк),
Неоценимо это просто,
Ведь на халяву и за так.

А будь допущены к чему-то,
Оравой стряпаем пикник,
Но вложишь труд, то после мудро,
Распорядишься, славя Лик.

Такою мыслью я проникшись...
И стала греть меня она,
Что жаждущий к воде приникши,
Как околевший у костра.

Когда как в гости забуримся,
Увязнешь, пьянствуя, шальной.
С похмелья после удивишься,
Что потянуло так домой?

Вот так и я, пируя денно,
В похмелье вспоминаю дом,
Весь мой удел и тело бледно,
И страсти мыслят не о том.

Они влекут меня насытить,
Утробу бренную на сто,
Наворовав в карманы ссыпать:
Деньжищ, алмазы, серебро.

Забрать к себе все копи мира,
Залезть в гарем, как падишах,
Но в пах упёрлася мортира,
Она как мат, не сделав шах.

Вот и любовь моя, страдальца,
Гнильцой попахивает тот,
В мечте без чувств засунуть яйца,
Кукушкой взмыв за горизонт.

А злой Амур тот знает дело,
Когда все стрелы отравив,
Загнал гарпун под сердце – в тело,
Всё человечье подавив.

И зверем взвыв во время случки,
Как утолить страданий плоть?
Поразбегались в страхе сучки –
Они наелись, им не в мочь.

Они с ковбойского родео,
Кобылками загон забит,
Без комментариев – Медео,
В заездах ставки, страсти, свист...

В другом конце идёт коррида.
Нагие амазонки в красный цвет,
Им пофигу! Что там либидо?
Быки! Спустите всё! Иль нет?!

Любовь? Её мы оболгали,
Растерзанной забросили во ржи,
Кого попало, ею заниматься звали,
Чтоб весело и смачно – не тужи.

А чтоб допущенным быть к телу,
Как наркоман пойдёт на всё,
Так и самцы без свету белу,
Вкусили плод, а он гнильё.

И вот такая вот рулетка,
Когда, оставшийся в трусах,
Опустошённая барсетка,
Счета и судьбы в минусах.

А для чего? Чтобы когда-то,
В пустом, безрадостном дому,
О случках вспоминать забавно,
Но не поведать никому.

Не праведно растрачено здоровье,
И не слова – звериный рык,
Но ужасает смысл, что в пойле,
Как эхо, отдаётся крик...

Тогда зачем всё это надо?
Зачем гарцуем, кобели?!!!
Зачем кричим в постелях сладко?
А, может, с мыла пузыри?

Ну и зачем попытка дана?
Когда вдруг райский Человек,
Произродил на свет Адама,
Но ведь для Евы и Вовек...

Ведь признан Господом он богом,
Познавшим, что добро, что зло,
И не пугаемый острогом,
Ниспосланный, чтобы везло.

А посланы в труде мы жать,
На поле, где родители пахали,
Но ниву топчем, нам не убирать,
Проклятьем очи чёрные застлали.

Где жнец, с любовью, собран урожай?
Труды в поту нелёгкие твои?
С лесопосадки треск и "наливай!"
И стоны, чмоки – местные бои...

Отец Небесный ждёт – что соберёшь сей час,
Любовь Его была пустая трата,
На дело правое у нас не пробил час,
Ведь вера наша пошлая, не свята...

И дом небесный наш останется пустым,
Не отворит Архангел Врата Рая,
А с окон взгляд в укоре к неживым,
Спешащим в скрежет челюстей, стеная.

И вот узревши вот таким себя,
Что очи ото тьмы разверзлись,
Осталось только полюбить себя,
А что любить? Огонь, затеплись!

Восстань! Как я бы ни тушил Тебя!
Пылай! Но весь в моих Ты испражненьях,
Вернулся узник в каземат – беда...
Довольно износился в этих упражненьях.

А что любить во мне? Слепого старца?
Ведь даже смерть боится дать вердикт!
"Ну что? Полны ль дела? Как яйца?
Что в оргиях извлёк? Твой гроб забит!"

О горе мне! И в ад дороги нету!
В душе холодные осенние дожди,
Прикованным к галерам кануть в Лету!
Но даже там забито всё – не жди...

И вот тогда, собрав остатки силы,
Что стою я, что мой удел?!
Поджёг останки, уже они не милы,
Последняя надежда на расстрел.

И воспылав, как ясен факел ночью,
Без копоти, червонным золотом Огонь!
Всё возгорелось, даже тела клочья,
Хотя просила плоть – не тронь!

Распятый на своём Кресте.
Алтарь небесным Светом озарился,
В агонии грехи пылали те,
Чтоб Дух свободный жизнью заструился...

В молитве каянья услышан был,
Услышан Тем, по чьей Могучей Воле,
Однажды призван, дабы грешное омыл,
Чтоб испытать себя в познаньях, доле...

Прощённым стал, что зло творил,
За всё, содеянное мною,
Указан Путь, и двери отворил,
Идти вперёд, но не тропою.

В молитве Бога всё прошу,
Чтоб битым быть, коль и с Пути собьюсь я,
Мой Крест при мне – всегда ношу,
Надеюсь, больше не запнусь я.

Один лишь грех готов я взять:
Она дала мне повод исправленья,
Позволь всю боль её объять,
Укажь ей, Боже, Путь для исцеленья...

Тоска 2

Вот опять мы с тобою любовники,
Я вернулся к тебе – не брани,
Переполнены мною приёмники
Вытрезвителей – ты не гони.

Заколоченный дом. Ну и воткнуты,
И обрубки торчат из души,
Колья осины, своды то сомкнуты,
От безделия вёсла суши.

Ты ждала, мольба ведь невнемлема,
Вот и я – безумный в ночи.
Плоть и кровь моя очень приемлема,
Страстно-сладостным громом тиши.

Вот и достигнул, страждущий темени,
Долго добычи ждали пески,
Тупо молотом долбит по темени,
В царствии злобы пред троном Тоски.

Разделённый я не делёнными,
Всеми частями правят божки,
Путями брожу непутёвыми,
Входы закрыты – повсюду замки...

Воспоминание о будущем

Мне кажется, что всё когда-то было,
Страдания мои, отнюдь, ведь не новы,
Утрата в будущем горька, не стыла.
В былом несут меня мечты.

Что Время суть? Кому оно подвластно?
Как категорию сию объять?
И буду я её хотеть так страстно,
Когда желания свои смогу понять?

Нет выводов из прошлых воплощений,
Протоптанным путём лишений добреду,
Ищу во всём лишь только наслаждений,
Развратный груз упорно утащу.

Как ученик, держа заданье на дом,
В тетради есть решение, ответ,
Пьянит гигантский горный слалом,
Летишь в выси и в озаренье Свет.


Страдаю...

Люблю... нет! Всё-таки страдаю.
Замкнулся яростно мой круг.
Стервятником вокруг себя летаю.
Прощай навеки юный друг...

Во мне проснулся злобный бес.
Окинув битву подлыми очами,
Подумав, что имеет малый вес,
Что надо показать себя делами.

И стал долбиться он внутри,
Подлить, хихикать, издеваться,
Себя на части хоть порви,
На Человека будет испражняться...


И снова ... Перепутье.

"... Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.
Итак, вспомни, откуда ты ниспал и покайся..."
                                                (Откровение Иоанна Богослова) 

Вновь там, откуда ринулся однажды
Искатель непонятных правд... Болезнь знобит...
В кровь ноги... В хлам праздные одежды.
Как часто бит, растерзанное тело говорит.

А ты всё там, на том же перепутье...
И взгляд пьянится далями тех стран,
Где не бывать, ни в сне, ни в полнолунье,
Но сердце тянется к неведомым мирам...

Я мнил, что где-то там моя услада
Заждалась в скуке о моих устах.
Любовь искал – нашёл на час отраву,
Но на земле, никак не в Небесах...

Уйти бы прочь от этого беспутья,
Не выбрать мне каким путём идти,
Но должен я найти, хотя бы не свихнуться,
Дай, Боже, силы... Только бы дойти...

Любовь на свете белом есть!
Но взглядом смертника Её не видно.
Того, кто не нашёл, постигнет месть,
И за сие Деяние мне будет не обидно.

Ей непонятна страстности тоска,
Неведомы Ей клятвы, расстоянья,
Не продырявит Разум пуля у виска.
Ведь чужды Ей влюблённые стенанья...

Когда безмолвствуют уста,
Без сотрясаний праха клятв и обещаний,
Тогда спадает тленная тоска,
Глаголя Красотой Божественных Деяний...

Оставьте мне мои грехи...

"... Во многой мудрости много печали,
и кто умножает познания, умножает скорбь..."
                (Книга Екклесиаста или Проповедника)

Оставьте мне мои грехи,
Судить меня не следует, не надо,
Мы выбираем для себя Пути,
Чтоб жить не кое-как, и ладно...

Жалеть меня скорбящего, поверьте,
Излишне. Вашу ж благодать
Добром на страждущих пролейте,
Позвольте одиноким погибать.

А коль я выживу, то знайте,
Для вас средь вас, любимых, и живу,
Меня, как беса на помойку, не гоняйте.
Я ЕСМЬ! А больше вам и не скажу...

И грусть мою вы мне оставьте,
Забыл, что есть такое смех,
Бедой делясь, себя не обделяйте,
В раздумии мне вряд ли до утех.

Не знаю, что со мною происходит,
За что я перед всеми виноват?
Добро со Злом обнявшись подле бродят,
Любуясь, как я за преступления распят.

Оставьте мне мои все дни,
Не трогайте срамную недотрогу...
Мы все с одной Божественной Семьи...
Благодарю за всё... И Слава Богу...

P.S
Свободным выбором греха,
Освободишься от греха,
В грехе спасён своим твореньем,
Грех обуздав своим смиреньем...


Начало конца

"Мир слишком велик, чтоб ему навредить,
может Мир именно сейчас нуждается
в твоём зле, но человек не навредит больше,
чем нужно Миру, однако, придёт время
и за всё будешь каяться..."
                                              (Из др. Мудрости)

Закончу жизнь тоскующий и в боли,
В страданьях страждущим взойду на эшафот,
К Вратам Эдема подведут с неволи,
Постичь распятие пришёл и мой черёд...

За всё страдать мучительно и больно,
Ни для кого попало, только за себя,
И облегченья вздох срывается невольно,
Последний вздох... как будто не хотя...

Я жил? Но будто бы и не жил...
Любил? Казалось что любил...
Запил? В сомненьях – ведь не пил...
Грешил? ... Совсем не нагрешил...

Овечкой быть не хочется – увольте,
И беса жуть давненько не манит,
Но грязь с сердец усердием умойте,
Дух страждущий, уродуя, болит.

Всё время святости прошло-уплыло,
Давно не в моде благости в любви,
И даже лихо буйное меня забыло,
Прощений не прося – не жди...

А шёл? Трава то не примята,
Засохло древо влаги от меня моля,
И цель, которую искал – не свята,
Но бездна захихикала к себе маня...

Что строил – всё рассыпалось. Забросил,
Всё это блажь! Соплива лишне лесть,
Не говорил, но в словесах себя поносил,
Успеть на одр бы смертный мне залезть...

Со стоном расстаюсь, влюблённый и навеки!
Хоть рвался стременным, но как бы я ни выл,
Забудьте и меня – не надо мне опеки,
Я без последствий был, а значит – Я НЕ БЫЛ!

Последствий нет, слов нет, всё сказано...
Мрак тьмы, конец, не можешь говорить...
Как кинолента промелькнула жизнь, всё смазано...
И не идёшь – несут, и болью не щемит...

Но нет! Пролог! Ничто Делами не доказано!
Саван не спеши себе скорбящий шить,
В твоей Судьбе всё стало только связано,
Твори! Животвори! И вечно будешь жить!...


Я приду...

Сладкая мука...
Мучительна сласть...
Это же скука...
Приторна страсть...

Годы ли лечат?
Лечат не годы...
Годы калечат,
Множа невзгоды...

Обвенчанных как-то
Нас развенчают...
Всё ли в нас гладко?
Годы сбегают...

Мы прилетаем,
Крылья сложивши...
Но улетаем,
В муках поживши...

Что ж я слагаю?
Пошлые вирши...
Но улетаю,
Всех вас простивши...

Долог Рассвет...
Пусть и уйду...
Вымолю Свет...
Вновь Я приду....


Земная половина

Зачем Христос избавил Магдалину,
Зачем лишил кого-то похотных утех,
Зачем вовлёк её в Искания пучину,
Зачем Ему сей непонятный грех?..

Она тогда кого-нибудь ласкала,
Без бед в беду не ведая брела,
О завтрашнем не бредила, не знала,
Жила одним лишь этим днём всегда.

Дай женщине обресть всю силу,
Дай ей узреть средь сумерек свой свет,
Обманом совратит Годзиллу,
На тело бездыханное, уйдя, накинув плед.

Самсон бедняга... Кичась силой,
Без конкурентов, гривою тряся,
Безумствуя, всё ради милой,
Пасть льву раскраивал любя.

И что?!!! Завоевал сердечко крали,
Он ночью тело похоти предав,
Враги ответа одного лишь ждали:
Как силой упражнялся для забав?

И враг его в лице подруги,
Узнав предмет всей силы той,
Отдав себя, ведь без натуги
Довольный похоти срамной.

С гиганта выжала та слово,
Признался он, что сила в волосах...
Сколь лет прошло, но до сих пор не ново:
Уснул средь нас – проснулся в небесах.

Острижен гладко, под нулёвку,
Вот так бывает доверяться им,
Грезя Богиню – имеем лишь мышенку.
В любви – потребен нужником ночным.

Зачем Христос изгнал семь бесов?
Зачем её до святости пустил?
Я слеп, не видящий отвесов,
Строитель стройку завалил.

Я верю! Рядом есть она,
Кто тоже ищет Жизни суть.
Увы, но мне она вредна,
Разделены мы с ней. Таков вот Путь...

Лень

Цель одна – пути иные,
Ей создавать проблемы – мне решить.
И отвергая все ненужности простые,
Ей вопреки мне всё же быть.

Да, все ленивы мужики,
И с этим вряд ли мы поспорим,
Находим веник и совки,
Когда до потолка дерьмом насорим.

Ильюша Муромец лежал,
Но вот беда тревожно зазвучала,
Поднялся и обидчиков пинал,
Позорно вражья рать сбежала.

А после, двух товарищей найдя,
Втроём сообразили так довольно,
Один кордон хранил воинственно глядя,
Но двое чем же занимались так проворно?

Семь бед – один ответ,
Бед тьма – ответ всё тот же,
Чтоб жить нормально и без бед,
Трудись – себя полюбишь тоже...

Неизъяснимость

Как не познавшей ласк мужчины
Ты сможешь объяснить, что в ночь,
Оргазменно, в лучах лучины
Восторженно два сердца слились в плоть?

Как объяснишь не знавшему стакана,
Благую горечь литрами глотав,
Что в разговоре, жёстко, без обмана,
Всю боль свою ты другу открывал?

Толпе галдящей сможешь объяснить,
С какого перепугу ты полез на скалы?
Чтобы с вершины взором охватить
Прекрасные, диковинные страны...

Порою без гроша в кармане,
В неоновых сверканиях витрин,
Легко пройдёшь, но не в дурмане
Познавший радость Пилигрим...

А тот, кого считал ты другом,
Сподлил, как подлая змея,
Скопытился злосчастливым недугом.
В беде плечо подставишь для него любя...

Поверьте! В недоуменье, как сказать?
Когда мне хорошо – горюю,
Но в горе с радости скакать:
Любовь с другим, а я и не ревную...

"Гринпис" в порыве за права зверья,
Без шуб, нагие мяса не сжирают,
На самом деле разуму неймя,
Жуя траву зверушек объедают.

Одну без предпочтения любя,
Забьётся сердце ужасом тревожно,
Когда в постель меня забавою манят,
Уйду, прикрыв все двери осторожно.

Ну а восторг любви неразделённой?
Тебя твоим грехом очистила сполна,
Твоей бедой не став обременённой,
Ушёл бы ты... в прекрасные края!

Голодному как внять перееданий?
Как сытому – стенаний требухи?
Учёному – толпы кромешные незнания?
Без радости, как не понять тоски?!!!

Не знаю, как сказать, а может и не стоит?
Где сахар жизни? А где приторная соль?
Дарю вам радость я – вблизи, бедняга, бродит,
Взамен оставьте мне лишь злую боль...

Стихом своим как всё вам изъяснить?
Всё то, что пережито в скорби болью?
Но нет! Не пожелаю вам больными быть!
Всегда благоухать под Солнцем и Луною...

Читая Омара Хайяма...

Теряю вкус я водки – не пропойца...
Хочу спросить: как без неё прожить?
Вся жизнь – сплошь горькая настойка,
Её, родимую, учусь я, не хмелея, пить.

Ещё, возможно, горькой не сполна,
Хлебнул, загнав в себя слепую ярость,
Цель в жизни мне становится ясна,
Когда не повергает алкогольный хаос.

Иллюзии любви срывая покрывала,
Учусь любить, но в этой жизни суть,
Не разгадать её глубинного обмана.
А, впрочем, можешь – лишь чуть-чуть...

Мир любит всех нас в страсти однобоко,
Любвеобильно кормит водкой, табаком,
Всем тем, чтобы в страдании жестоко,
Ушли с Пути, куда идём с Поводырём.

В том не твоя вина, что крепко запил!
Тебя я не любил – любовь изображал,
Поверь! Один внезапно честно зажил,
Назад дороги нет, хоть как бы не взалкал!..

...Полезно горькой жизни мне напиться...
Во Благо даже на Луну повыть...
Болея пошлым, больше не влюбиться,
Любовь изображающим, не жить!..

Кому влюблённо утонуть – кому любить,
Отверженному быть, никем взамен не обладая,
Чтобы познав что не понять, в Эдем к ней взмыть,
Сорвать богатств сего хмельного мира не мечтая...

Плеяда

Греки в старь когда-то говорили,
Стихи – язык, высокий стиль богов,
Ну что ж, как бы меня не осудили,
К благой плеяде я примкнуть готов.

Не раз в земной любви отвергнут,
Не раз в похмелье голова болит,
Не раз я странником в пути повергнут,
Но одиноко сердце с Богом говорит.

И не стыжусь, когда вами непонятен,
Стремлюсь к тому, чтоб таковым и быть,
Но мир вокруг огромно-необъятен.
Объяв его, зачем тогда и жить?

Что жизнь? Что смерть?
Две стороны одной медали.
Читатель! Никогда не верь,
Когда маню в непознанные дали...

...Метну я бисер распрекрасный,
Метну я в высь, что будет сил...
...И звёзды разжигает взмах мой властный,
Оставлю след, как с вами жил.

Богатства все свои отдам,
И радуйтесь благим Красотам,
Своим стихом я дань воздам
За продвижения к высотам.

Ругать зачем – и так всё ясно:
Манит Природа щебетом пичуг,
В душе играет Гимн прекрасно,
Не поражая матом слух.

Пишу я радостный, счастливый,
Гляжу во все глаза. Я весь
Уже не злой и не блудливый,
Без мановения повес.

Иду один продуманным и ясным,
Туда, где ждут, упорствуя в труде,
И нет преград в Пути отважном,
Нет места, также, и беде.

Когда-то думал, что постиг любовь,
Смешливо жил, забавою мечтая.
Она была, как боль кошмарная – запой!
Всё новое свершается, не зная...

И я пойму Отца желанья,
Не все, как больше сил!
Но меньше ужаса незнанья,
Когда я счастья не просил...


Диалог с Душой

***
Найти исход проблемы вечной,
Как не устать от вечности проблем,
Погряз я в жизни переменной,
Мне срочно надо в жизни перемен...

Проблемы все в одной проблеме,
Её исток бьёт в женской теме...



***
Любить... А может просто трахать?
Бывает, трахнув, можно полюбить,
Любить не любим – любим трахать!
А можно ли не трахая любить?..

Две стороны имеем у одной медали:
Одна – трах зло! Но где благие дали?..



***
Как гнусно быть, когда пустой!
Когда мечта не будоражит мысли,
Блуждает вне тебя, застой...
Кто даст пинка, чтоб разогнаться в жизни?..

Жнецом до зёрнышка пинки все собери!
Что в семена... остаток весь в муку перемели!



***
Бывает так, что всех люблю,
Когда я пьянством зверски истязаем,
Тогда ведь точно лишь одно смогу,
Но только то, что в стопку наливаем...

Любви увядшей подари, не надо споров!
Взамен букета роз – рассаду помидоров...



***
Гостеприимный наш народ не перестанет жить!
Вкушаем всё, благодаря за это Бога,
Я не скажу, что с вами мне противно пить,
Но не могу же я по столько и по много...

Пере- и Недо- пил! В себя хотел залить я больше!
Осилил меньше... Но мучился намного дольше...



***
Нет женщин некрасивых!
Мало водки...
Так выпьем за красивых!
Дайте водки!!!..

Я блудным псом лежу под дверью,
Займи деньжат обмыть потерю...



***
Любовь, которую ищу, пусть виртуальна,
И пусть такой в Природе нет,
Но всё ж она придёт, влюблённая, реальна...
Припас я ей в себе иммунитет!

Любовь – болезнь неизлечима,
Врачам неведома её причина...



***
Кому-то выгодный я кадр,
Когда венцом захомутает,
В отличие нормальных пар,
В сравнении со мной – блистает!

Всего себя позволь ты полюбить,
Не позволяй, блестя, мозги долбить...



***
А женщин – шлюх-то не бывает!
Ведь шлюхи все – те кобели,
Когда самец, насытившись, слиняет,
Мечтая, что на то и созданы...

Она иски для судов на кобелей настрочит,
Но без желания её, самец-то не заскочит!



***
О, как прекрасен выбор Ваш!
Ведь я опять не в Вашем деле,
И что прощальный вечер наш
Угас! Опять не в Вашем теле...

Просты от Мудрости к тебе Пути...
Не на других – в себя внимательней смотри!



***
Желал бы я – меня б ты потеряла,
Но не исчез в пучине той морской,
Я вспыхну Фениксом, облава?!!!
Вновь твой, ничейный, чуть живой...

Желания твои, вполне, бывают прозаичны...
Что чуть живой – то о себе заботы не приличны!



***
Иду по жизни яйцами звеня,
Чем громче звон – тем он прикольней!
Как колокольчик на быке маня
Для тёлок, кто же нас достойней?

Имея яйца Фаберже!
К искусству страстен я уже...



***
Табак, спиртное, женщины – всё Зло!
Так размышлял о прошлом и... вздыхаю,
Рискнёт же кто-то мне послать Добро,
Я не приму! Его в подземке добываю...

Во Зло такое просто нам влюбиться,
Не забывай при этом только не забыться...



***
Зайдя к ней в гости, до утра люблю,
Но больше я люблю, когда она худает,
И невдомёк – никак всё не пойму:
Поел-поспал. Чего она вздыхает?..

Где грех? Никак мне не понять?
Никто не ведает, как эту боль унять...



***
Нет бед, когда женщина курит,
Покурит, и может быть бросит.
Беда, когда нервы накрутит,
Их часто на это заносит...

Пусть полыхают любовные бои!
Пусть нервы крутят! Уже ведь не твои...



***
Удел такой – быть Докой мне хотя бы в чём-то,
Но коль обычных всем высот не одолеть,
Не распознав лихого где-то как-то в ком-то,
Всё злое мира на себя взвалить уметь...

Я как-то в детстве подымал и паровозы...
Но не поднял... Какие тут вопросы?..



***
Куплю я пиво "Сокол", полетаем?
Сухие корки хлеба погрызём...
Напившись, мы, обнявшись, помечтаем?
А может гимн кому-нибудь споём...

Финал застолья в унитазе зреешь интересным,
Потом не до забав, что ел, то было ли полезным?..



***
Сколько в жизни троп не исхожено?
Где дури испил ты настойчивый,
Много пик об меня не испорчено...
Крепок лоб дубово-устойчивый!

Дурак без бед! Решил повеселиться?
Познай Любовь! Но прежде, чем влюбиться...



***
Я страшный, старый, лысый!
Горбато-подло немощный старик...
Кем только не был бито-недобитый!
Ни разу не использован – мужик!

Что внешний вид? Ты будь физически здоровый,
Как многоразовый кондом!.. Всегда как вечно новый...



***
С похмелья голова болит у всех!
И это в жизни нам подспорье,
Источник сладостных утех
Оплот неколебимого здоровья?..

Оно понятно, как ни был бы ты туп!
С утра нет боли? Радуйся – ты труп!



***
Когда Любовь не вдруг познать ты должен,
В своих влюблённостях повергнут будь!
И в ревности Творца для похоти стреножен,
За блудодеяния себя ж не обессудь...

Дерьма по Жизни раскидал ты целый воз!
Переработай Древу испражнения – в навоз...


***
На людском горе с хрусталя
Замков не настроишь...
Но хищно благости деля,
И Врата Рая не откроешь...

Заждался манную с Небес? Задницу не три!
Ведь исцеление в тебе, что голосишь? Ищи!

Как будто и не жил...

Однажды, не собрав манатки,
Оставив все, чем дорожил,
Не разгадав сует загадки,
В ночь в море бурное уплыл.

Решил! Не будет мне возврата,
Тогда ничем не дорожил,
За все мое была та плата,
А может зря? Как будто и не жил...

Пусть непонятен я не смелым,
Гонимый часто бит, но все ж,
Задумался в себе о наболелом:
"До тверди все-таки дойдешь!".

Пусть больно, горько, надоело,
Пусть боль пульсирует в висках,
Попал в тупик, а лихо одолело,
И свет погас, запутался в цепях.

Все опостылело, а тело,
С выси разбилось, хлещет кровь...
Но помни! Твое Благое Дело,
Никто не совершит! Собравшись вновь,

Увидишь Свет, но не в тоннеле-
Туда успеется всегда,
И непонятно, как-то еле,
Срывая боль ползешь Туда,

Туда, где страх сорвется в пропасть,
Туда, где любят и где ждут,
Туда, где ждет Благая Новость,
Туда, где никогда не лгут.

Вот это да! Вот это Дело!
Ты там, где был когда-то, да забыл!
Но волю грусти дай своей несмело –
Ведь в море, не прощаясь, уходил...

Куда ни кинь – везде Палач...


1

Ну, где же Ты, о, мой Палач?
Клиент готов, носившись вскачь...
Лихой скакун галопом по европам,
И прочим ямам топям и болотам
Я всласть увидел, как иных казнят,
Сии видения мне сердце холодят,
Измаялся, заждавшись Приговора,
Но место мне, где волчья свора,
Ведь всё я делаю, увы, не так
Привычно мне – всегда впросак...


2

Мне за сорок... Здоровье всё прёт...
Злобный возраст совсем не берёт...
Алкоголь никак не осилит,
И табак меня не обидит.
Вот таков одиночества быт,
Где потоп, чтобы мерзости смыть...
Беспричинно мне радостно жить,
Ведь былую печаль не забыть,
Вот сотру эту память дотла,
Натворю новых бед жития.
И по-новому стану грешить,
А хмельное запоем мне пить.
На десерт папирос покурю
И, страдая, себя не люблю...
Жизнь прекрасная бьётся ключом,
Но довольным бреду я во всём:
Всё внутри неспокойно болит,
Всяк заденет меня и бранит,
Вот таков я имею итог,
Все имеем мы свой эпилог...
Не поняв добрых истин сполна,
В этой жизни нас гонит волна,
Как ночная стоит пелена,
Всё, что ранее чтил – ерунда...
Невозможно себя ублажить,
Мне доступно одно – послужить,
Господином вдруг стать и рабом,
И премудрой совой и ослом,
Трусость зайца в достатке иметь,
Львом свирепым пугая реветь,
Много таинств – их все не счесть,
Но разгадки на них всё же есть!
Не понять, коль полюбишь гадать,
Ведь за знания нечего дать,
Всё имеет какую-то цену,
Но заплатишь себе за измену,
И меняешься, как бы ни выл,
Безизменным ты разве бы жил?..


3

Вот здоровое тело болит,
Ведь больное так не знобит,
Не хватает мне массы проблем,
Нет достатка духовных экзем,
Мне бы радостно боль ощутить!
И зловредничать: хуже не быть...
Что болот таких вряд ли сыскать,
Где возможно одно – сладко спать!
И любуешься пьяному утру,
Как та модница – носиком в пудру,
Счастлив сизостью рыхлый мой нос,
Как путане богатый поднос,
Но девичность груди не манит,
Ведь застолье друзей совратит.
Пьянству бой, кричим всей страной,
Но спешишь туда чуть живой,
И не важно, что бродишь хмельной,
Важно выпивка рядом с тобой.
Будем к ночи вновь все в "дрова",
Девки! В кучу к нам вам пора,
Вот, касатик, дошёл и разбил,
Не бутылку! Судьбу я добил...
Друзья кричат: сто грамм неси,
И как святой всех нас спаси!
Страдалец я от тех же ран,
Спасет в беде моей стакан,
А на бутылку наскребу,
Три шкуры я за грамм сдеру!
Ну, сколько пьешь, ну сколько можно?!!
Алкаш, усердствуй осторожно,
Не смог что влить – то тоже нужно,
И как бальзам вотри наружно!
Сто грамм махнул и по... плевать,
Какая перед нами рать.
Победы шапками всегда мы добывали,
Грозней оружия, увы, ведь не узнали...
Народу нашему славу бы снискать,
С похмелья, правда, трудно воевать.
Ну а пока враги нам не собрались,
Гульнём немного – отдыха заждались...
Преобладания хмельных идей,
Влекут нас в призрачность теней,
Ведь после таковых смертей,
Воскреснешь в царствии...чертей!
Чтобы от пьянства поумнеть,
Не позволяй Душе болеть!

4

Куда ни кинь – везде Палач,
На эшафотах смех и плач.
Рыдают, зреючи на казнь,
Ликует смехом лишь та дрянь,
Которую сейчас распнут,
Чтобы закончила свой Путь,
Казнят за то, что дерзновенно,
Трудом своим, но не мгновенно,
Познал он Радость Бытия,
Нашедшим истины любя,
Познал он то, что не узнать,
Кому так нравится рыдать.
Что откололся он от них,
Трусливых, мрачных и немых.
Собою Свет в толпу принёс,
Ему в ответ – шкодливый пёс!
Но раньше был таков, как все,
Не жил, но спал в любовном сне,
Для разнообразия женился,
Ушёл. Не смог, ведь не прибился,
Ведь райский сад её – мираж,
Реально – ступы с помелом гараж...
Распутно клялся, нарушал,
Гранит пороков подрывал...
Забавная полов война
Удачная в борьбе страда...
По огородам розы не растут,
Ведь там, простите, лишь е... куют!
Твою там плоть в горниле раскаляют,
Какую-то хреновину потом ваяют...
Как бомж, имею антураж,
Никто не принимает, всюду Страж.
Девиц я в жизни встретил много,
Но в тайне сохраню их строго!
Во избежанье алиментных исков,
Я умолчу, сколь в мыслях перетискал.
Создать семью – потерянный я кадр,
Скончался и во мне любовный жанр...


5

Ну что я, о семье да о семье...
Продолжу размышленья о себе.
Ведь то, что вам здесь описал,
С себя, бесстрастно, срисовал...
Покоя лавры не дают,
Поэтом "оскверню" свой Путь,
Что чувства все с изнанки замарал,
И грязь в достатке рифмой показал.
Порой, вполне бывает грязь лечебной,
В моей беседе только откровенной.
Имеем все лекарства мы свои,
И от чахотки, немочи, цинги,
От всех болезней имеема микстура,
Такая наша мерзкая натура.
Но от себя мне зелья не сварить,
Нет колдуна, чтоб смог приворожить,
Нет мудреца мне нервы успокоить,
И дикий нрав. Пусть много будет стоить...
Что сделать, чтоб себя не обозреть,
И от видений слишком не борзеть?
Всё, что увидел, только срамота,
Костлявая пугает нагота.
Но раньше – роскошные одежды,
То лишь прикрытия мои, невежды,
Что бы такого алчного испить,
Для зрения! Его бы ослепить...



6

Любой, подчас, потухнет глаз,
Когда блеснёт пред ним алмаз...
Красотку встретил я однажды,
Потом жалел – родился дважды...
Ну что же в ней тогда нашёл,
Что на дистанцию пошёл?..
И стал носиться, как болид,
Так Дух бунтующий болит...
И в дуростях я преуспел,
Что переплыл аж сто морей,
Кряж горный вдруг перемахнул,
Трудился, но не отдохнул,
Как вдруг, передо мной – она!
Которую хотел познать сполна,
Ведь для неё в выси летал,
Любил, корёжился, страдал,
Она ни сколь не изменилась,
Кольцом для брака откупилась,
Походка та, с игривым взглядом,
Коль мужа нет с ней подле рядом,
И вновь собою всех манит,
Как меломану – СУПЕРХИТ!!!
Зачем когда-то я взалкал?..
Зачем менялся и мечтал,
Что буду лучшим среди всех,
И буду для неё венцом утех,
Её врагам всем пасть прикрою,
От них её закрыв собою...
Кому нужны мои моря...
А горы... Ведь что пыхтел, то зря...
Богатств завлечь скопил я тьму...
Что с ними делать? Не пойму...
Сидел Циклоп, трофеи охраняя,
Балласт! Не взмыть к Вратам мне Рая...
Труды мои, то труд Сизифов,
Понять бы смысл всех древних мифов...
Любовью надо поболеть,
Но не жениться – уцелеть!
А впрочем, можешь и жениться,
Но чтоб на ложах не забыться,
Когда заглянешь поживиться,
Любовного вина упиться...
Но каяться в слезах ты будешь,
Ведь за деяния себя осудишь,
И хоть женатым был иль холост,
Услышишь ты незримый голос:
Что всё, что делал – всё не так,
Что ты – воинственный дурак,
Что дело делать – не лежать,
На Небеса не уповать,
Что ангелы в постель уложат,
И за тебя твой путь продолжат,
Когда с подругой наслаждаться...
Плодам самим не собираться...


7

Любая истина всегда стара,
Но многим кажется – нова!
Коль первую любовь ровняешь благодатью,
Предашь любую, вслед, проклятью!
И осуждаешь не её – себя,
Ведь вышла замуж же она, любя,
А если нет? Тебе есть дело?
Лишь страстью твоё тело пело...
В сравненье глупого осла
Коль пал бы выбор на тебя...
И вряд ли пел ты дифирамбы...
Пророчил бы себя ты в гранды?..
Брачуются Судьба и Рок,
Совместное дитя – Порок,
Судьба одна, да Роков много,
Чад тьма – рыдала недотрога.
Но грешен ведь тогда зарок,
Ведь голосит о сём пророк,
А коль провидец так уместен,
То не правдив ты и бесчестен!
Бывает Рок не превозмочь,
Частенько это нам не в мочь,
Но как прощенья заслужить,
И беспорочно, чтобы жить?
Рок – наказание Судьбы,
Она страдает от ходьбы,
Когда шагаем мы в беду,
Головокруженья, маету.
И как не знаем нам спастись,
Но где узнать? Куда нестись?...
Вчера напился ты хмельной –
Наутро весь совсем больной,
Искуришь много сигарет
Не радует – в дыму твой свет!
Блудишь по девкам, гордо рея –
Глядишь – спешит и гонорея...
Мудришь... Но больше мудрость тела,
Для знаний в нём ведь нет пробела.
Коль делаешь ты всё не так,
На теле глядь – вскочил чиряк.
Бывает, правда, и похуже,
Тогда кушак тяни потуже...


8

А враг во мне, что тот хохол,
Коварен, злобный и крамол,
Тогда, скромняга, лишь поверит,
Когда страдания собой проверит!
Хотел евреем я побыть,
В пустыне страждущим бродить,
Апостола найти Петра,
Чтоб исцелил от зла, добра.
Апостол Павел рассказал,
О новой Вере, я слыхал...
Свой Храм разрушить и построить,
Дабы Учения Христа усвоить...
Людей бы мудрых повидать,
Не то, что нынешняя рать...
Себя, которые, отцами обозвали,
Чтобы в поклонах руки лобызали,
Отец Един – Он в Небесах!
Невидим нам в простых очах...
А нас в пещеры зазывают,
За денежки грешки смывают,
Намалевали тленных на иконах,
И молим, как нетленных... всё в поклонах...
Но Пастырь Есть! Да Он ушёл,
Желая, чтоб Его нашёл,
Любой, блуждающий от боли,
Кто в поисках удачной доли.
Когда Он был и среди нас,
Всех нас, как стадо, честно пас,
Но вот вознёсся в Небеса,
Пропали в жизни чудеса...
Всё стадо наше – кто куда,
Настала бесам лепота...
Ушёл Сын Божий, любящий людей,
В нас стало место для пустых идей,
Всяк на возвышенность забраться норовит,
И пяткой в грудь, упорствуя, стучит,
Что он единственный наследник Бога,
И льготу дай, как высшему острога.
Но от обилья доморощенных богов,
Не стало в стаде страждущих умов.
Они по миру разошлись,
Желая мирно бы пастись,
Охотникам в силки попались,
Связали, дабы не метались,
И так проходит день за днём,
А чаянья всегда: о Нём, о Нём...
Но вот беда – чтобы понять,
Писанье надо уважать,
А мы все верим лишь кому-то,
Ведь с тем не лучше, только худо...
Коль в Небеса всех нас забрать,
Как в пьянстве будем угорать,
Но Мир устроен очень мудро,
Чтоб в восхожденье было трудно.
Вот потому так Путь устроен,
Чтоб не ходить с кумиром строем,
По одному всем нам познать,
И восхождения начать.
Но трудны Божии Пути...
Ведь все они во мне – вблизи...
Уж лучше где найти приют?
Чтобы убить греховный блуд,
Для шлюх панельных импотентом,
Достаться Истине, хоть кем-то,
Желанным Справедливости... Когда?
Коль не подсуден Палачу всегда...
В Любви ты Богом удержим,
Бесовской страстью одержим,
Себя не можешь разделить,
Чтобы и там, и там побыть.
Любовь Отцу воздашь – летаешь...
Но тело в блуде напрягаешь...
И если ты в Любви – ты бог,
А нет? В Огонь чертополох!



9

Стрелой однажды, поражённый Купидона,
Не излечил в себе любовного дурдома.
Но как тем чувствам не вернуться вспять,
И нет страховок, дабы не страдать,
Не будь тебя – я б не летал,
И высь Небес, увы, не познавал.
Не смог, прикрыв всю срамоту,
Постичь духовность, высоту,
Страдающим от нестерпимой боли,
Авансом выданной для укрепленья воли,
Ввергая вновь себя в проклятья,
В мечтах лечу в твои объятья,
Несостоявшейся земной любви
И нет покоя от тоски.
Соломинкой вновь в ней купаюсь,
Как в Иордане древнем окунаюсь,
Где там иным грехи смывают,
А мне усердно размножают.
Но радуюсь, что в наказанье,
Ведь близится и воздаянье,
Коль с грузом платы я расстанусь,
С собой, как с бесом, всё же справлюсь...


10

Бывает к нам придёт Святой,
К нему спешим мы всей ордой,
Летим к нему, как на пожар,
Багры схватив – у нас угар.
Кто Свет принёс – его убив,
И на поминках голосив,
Но разобрав его на мощи
Врачуются, умы ведь тощи...
Себе все первенства забрать,
Чтоб выгодней перепродать,
В бутылки фасовать микстурой,
Взамен с больных взимать натурой,
Чтобы убийцам поклонялись,
Рабами с ними подвизались,
Но невместимый Белый Свет,
Бутылок для него ведь нет!
Его не спрятать, и не утаить,
Им только можно лишь светить,
Но ведь не где-нибудь – везде,
В делах, работе, молотьбе.
Во тьме ночной любой огонь,
Для зренья вреден, и не спорь,
Но вот убрав небесный Свет,
Убрав труды Его на нет,
Спокойно спим все в темноте,
Толково судим о беде,
Но после ночи зреет Утро,
Проснуться нам бывает трудно,
Чтоб тем несчастным Свет нести,
Кому так нравится брести.
Когда вдруг сонных растолкать,
Прогонят – помешал им спать.
Клонировали овечку Долли,
Улучшить, дабы, свои доли,
Теперь "Святых" будут размножать,
Уродцев на конвейер – штамповать!
На вкус любой, угодный цвет...
Вот для маразмов наш расцвет!
Лепили на пакеты мы Мадонну,
Которыми дерьма таскаем тонну.
Поэтому Творец невеждам невидим,
Дабы развратно был невыразим.
Ведь изображаем Облик, как попало
Оно понятно – чадо б не рыдало...
Взирая на бесовские забавы,
На нестерпимые душевные отравы,
Пойдёшь туда, где льётся Свет,
Ведь у тебя уже Рассвет.
Себя в обиду не давай,
Паши в поту, людей спасай,
Что сердцу мило, тем и занимайся,
Но дьяволу не поклоняйся.
Ведь Свет для нас – то Божий Дар
Ввергай грехи в Святой Пожар!


11

Куда ни кинь – везде Палач,
На плаху голову – не плачь,
Ведь Он в тебе служитель Бога,
Хотя и судит очень строго,
Коль Богу враг – тебя полюбит
А друг – забот не позабудет.
Смелей вступай не эшафот,
Не вдруг пришёл и твой черёд...
Несите тело на погост,
Но скажешь там один лишь тост,
Что жизнью скромно не упился,
В борьбе своей в грехи вонзился,
А Дух несёт тебя туда,
Где Вечности Его Труда.
С взошедшими там жить,
В благости Творцу служить...
С зерна ростку не прорасти,
Коль жертвы нет желания внести,
Но вот умрёшь – и будет рост,
И будет плод, не тот, что ГОСТ,
Но будет он индивидуален,
А зримый Богом, ведь реален..

 

12

Но как мне Истину понять?
И как собой весь мир объять?..
Наперекор страсти в шествии до Бога,
Излишен плач, светла твоя дорога.
Пусть без работ безмолвствует Палач,
В Пути ждёт Истина – удач...


Послесловие

"Желающего Судьба ведёт, нежелающего
заставляет следовать предписанному."
                                                        (Сенека)

Не дали? Значит, приобрёл,
Отвергли? Сам себя найди,
Украл? То враг тебя нашёл,
Нашёл? Отдай и не сори.

Поставил точку. Всё! Пора...
Довольно истязаний над собою,
Заждались и меня дела,
Которые томятся чередою.

Как сон кошмарный, промелькнувши,
Обдал холодною струёй,
Я волк, что песню затянувши,
А получился только вой...

В каком бы ни был возрасте земном,
Взрослеть, поверь мне, не бывает поздно,
Пусть наворочено в угарище шальном,
Наперекор себе умнеть возможно!

Пусть мной написанное никак вас не затронет,
Пророчество, что изложил, во веки не сбылось,
Пусть ваш Ковчег в пучине будней не утонет,
Достигнув Твердь, прекрасно б вам жилось...


 


Украинцев Александр

Книга 1

Оставьте мне мои грехи


Корректор: Шалькова Н.В.
Компьютерный набор: Фирстов А.А.


 





 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"