Улыбин Вячеслав Вячеславович: другие произведения.

Бесы русской литературы. Статья вторая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья посвящена роману Владимира Сорокина "Очередь".

  
  
  
  
  
  
  
  
  Бесы русской литературы.
  Статья вторая.
  
  "… хорошая метода учения
  развивает талант, а дурная
  даёт ему ложное направление".
  В.Г.Белинский. 1839.
  
  Владимир Сорокин. Роман "Очередь".
  
  Роман "Очередь" мы будем оценивать одновременно с двух сторон: как литературное произведение и как опыт изучения психологии толпы. И с той, и с другой точек зрения очередь заслуживает нашего внимания. Психология толпы изучается давно, но в русской литературе опыт этой психологии, заключенный в романе, в котором нет действия как действия, но есть действие через речь, предпринят впервые. В общем и целом попытка удалась, и возможно, это произведение останется в истории русской словесности (но с многоточиями вместо мата и с вырезанной эротической речью; впрочем, не буду предвосхищать будущих цензоров). Более того, пройдет лет триста и это произведение из чисто литературного может перейти в историко-филологическое под таким, например, названием: "Памятники общественной мысли".
  Любопытно, что самого писателя (по его собственному признанию) интересовала очередь как речевой феномен; но ему удалось достичь большего – через речь он передал характеры персонажей и их действия. Вообще, сильная сторона Сорокина как литератора – емкость речи, то есть умение передать через речь не только смысл, но и действие персонажей (об этом мы говорили и в нашей предыдущей статье). Под другим пером описание очереди вышло бы невыразительно-бесцветным.
  Теперь о самой очереди: она никуда не делась и пережила советскую эпоху (впрочем, как и прописка, а ныне регистрация), но сегодня народ стоит в очередях не за колбасой (пальто), а… для того, чтобы заплатить деньги (как это происходит, например, в налоговой инспекции)! Очереди в ПИБах Санкт-Петербурга в канун Нового года занимали за несколько часов до приема, а в Агенстве Приватизации Жилфонда люди даже ночевали! Именно там я и услышал перл, который отражает отличие современной очереди от очередей времен предыдущих: "Мы получили гибрид социализма и капитализма, - услышал я от одной "очередной" женщины. – Стоим в очереди, чтобы заплатить деньги!"
  Да… Теория суха, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет.
  Так что у романа Сорокина может быть продолжение – бесконечное и однообразное, ибо речь в очередях за последние 20 лет существенно не изменилась.
  Логично предположить: если есть очередники, то, стало быть, есть и внеочередники: у Сорокина это то профсоюзники, то еще какие-то общественники, то "самовнеочередники" – грузины (время написания романа, если верить Сорокину, 1982-83 годы)… После приезда профсоюзников герой Сорокина начинают ругаться матом.
  Главным героем романа является коллективный разум в лице главной очереди, которая распадается на ряд неглавных: так, чтобы попить водки, кваса и проч., люди отходят (ненадолго) из очереди, чтобы постоять в другой очереди и т.д.
   Что делать, если хочется пить, причем всем и сразу?
  Коллективный разум Очереди принимает гениальное решение (ибо всё гениальное результативно и просто):
  " -… А вот квасу напился.
  - Где это?
  - А тут недалеко. Прямо за углом и пару домов пройти.
  - Серьёзно?
  - Ага. И народу мало.
  - Пойду схожу.
  - Товарищи, а мы тоже хотим.
  - Мы сходим, а потом вы.
  - Да! А квас весь кончится… Слушайте, а может всем как-нибудь, а?
  - Как это?
  - Отойти большой группой.
  - А задние завопят.
  - А потом ещё и не пустят назад…
  - Ну да, не пустят. Пустят. Просто неудобно вообще-то…
  - Товарищи, а давайте очередь подвинем туда?
  - Как?
  - А так! Это же совсем близко! Выгнем очередь и пусть все квас пьют. И удобно, и порядок соблюдается.
  - А точно! Головастый ты парень! Двигаемся туда, товарищи!"
  Сорокинская очередь попила квасу, выспалась, пронумеровалась, стала передвигаться лавочками, дворами…
  Очередь волнуется:
  "…- тут многие ушли, фамилии свои отдали другим.
  - Ясно…
  - Тут уже и спекулянты появились.
  - А где их нет…
  - Говорят, в первой сотне фамилия стоит пятнадцать рублей",
  В подряд идущих фразах вы без особого труда различите произносящих их людей: женщину с ребенком, кандидата наук, забулдыгу – Сорокин точно схватывает темп, тембр и дыхание ( и все это через речь) тех или иных персонажей.
  Вот как говорят у Сорокина болельщики:
  "- А Блохин всё на полузащиту оглядывался. И вечно недоволен был. Всё ему не так…
  - Играть надо уметь, конечно…
  - Главное, поразительно – из двухсот пятидесяти миллионов не могут отобрать двенадцать, которые могли б катать мячик!"
  А вот что говорят меломаны:
  "- Нет, Скрябин с Рахманиновым вместе кончали. Только Рахманинов получил большую золотую медаль, а Скрябин малую.
  - Ну, это незаслуженно…
  - Басовские кассеты лучше. Плёнка тоньше".
  А вот что рассказывает обывательницам вернувшийся из США советский гражданин:
  "- Ну и как там?
  - Да по-разному… Преступность высокая. После восьми не выйдешь. Барахла полно. Но работать надо как лошадь.
  - Конечно. Даром ничего не бывает.
  - А у нас гуляй хоть всю ночь…
  - Ну, не скажите. Вон у нас во дворе за три года два убийства было. С ограблением.
  - Это случайности…
  - Да, да. Ничего себе случайности.
  - А главное, американец вечно чего-то боится – что его выгонят с работы, что кто-то изнасилует его жену, что его машину угонят… Страх какой-то…
  - Зато у них таких очередей нет…
  - Да. Очередей нет. Это верно…
  - У них вкалывать надо, а у нас пришел на работу пьяным и хоть бы что".
  В этом диалоге интересно еще и то, что об Америке действительно в те годы так думало в нашем Отечестве большинство.
  Как это ни странно, до тех пор, пока у нас есть очереди (а когда они прекратятся, никто не знает), в России роман Сорокина не будет читаться как роман, а скорее, как документальная словесная фотография.
  Роман заканчивается интимной сценой между одним из очередников и завсектором универмага "Москва", главной начальницей очереди.
  Телесно насладившаяся продавщица говорит очереднику: "…послезавтра я тебя проведу на склад, выберешь какие угодно". Настоящий хеппи-энд в духе Сорокина.
  
  Хочется воскликнуть: автора!
  Ну что же, нашли мы и автора в этой очереди, вот он – читаем:
  "…-Вы извините меня за глупое откровение, но вы очень, просто очень похожи на мою первую девушку… Серьезно… Это было давно, но факт остается фактом.
  - Действительно похожа?
  - Очень. Когда вы сели, я даже испугался.
  - Ну, а чего страшного.
  - Да не страшно, а просто – элемент неожиданности".
  Прервемся: вот оно – элемент неожиданности, некое магическое начало, преобразующее безликих очередников в любимые и любящие существа! Догадались, кто носитель этого начала? Ну конечно же, В.Г., лукавый маг!
  Не зря же мы сравнили Сорокина с Чикатило (см. нашу первую статью)! Тот тоже любил плоть и похоть плоти ставил превыше всего.
  Продолжим чтение:
  "- А где она сейчас?
  - Понятия не имею.
  - А вы журналист?
  - Нет, хуже. Писатель.
  … - А как звали вашу девушку?
  - Лена.
  - Меня тоже Леной зовут. Надо же.
  - Я ж говорю, что это не случайно. Наверное, она умерла, чтоб в вас воплотиться.
  - Ну, это вы слишком.
  - Слушайте, Лена, а не убежать ли нам с вами отсюда куда-нибудь в более приятное место?
  - Куда?
  - Я знаю один уютный ресторанчик. А до него сходим в Пушкинский. Там сейчас Мунк. Фантастический худоджник.
  - А очередь?
  - Серо-синие за мной. Доостану свободно в любом количестве.
  - А зачем же вы стояли?
  - Писатель должен всегда всё знать.
  - Чего?
  - Ну, толпу.
  - Аааа… И вы ради этого стояли?
  - А ради чего же?
  - Интересно.
  - Ваш друг уже выбивает чай.
  - Да он не друг, мы в очереди познакомились.
  - Совсем хорошо. Жду вас в двенадцать у входа в Пушкинский.
  - Ну, вообще-то я не знаю…
  - Леночка, не надо начинать наше знакомство с недомолвок.
  - Нет, ну так сразу…
  - А я вообще всё люблю делать сразу. Ваш знакомый идёт. Жду вас, до свидания…"
  Пришла ли Лена на свидание?… Об этом Сорокин умолчал.
  
  Скажем и о слабых сторонах произведения.
  Слабость (а точнее порок) "Очереди" в отсутствии какой-либо внутренней мысли, отражающей истину - того, что в старину русские критику называли идеей произведения.
  Проще говоря: ну вот ты написал "Очередь"? А дальше то что? Что ты этим хотел сказать?
  Автор начинает глубокомысленно мычать… Ага! Значит, ничего. Ну хорошо, большинство высокоталантливых произведений пишутся всегда без заранее поставленной цели (хотя смысл в таких произведениях, иногда неведомый для автора, всегда присутствует), – может "Очередь" из таких?
  Увы, увы! Любое художественное произведение без идеи есть кукла без души, человек без сердца, часы без механизма.
  Повторимся: мы не являемся сторонниками искусства для искусства и считаем непременным условием всякого художественно произведения его осмысленность, как отражение истины.
  Но что есть истина? Вопрос не нов, как и ответ на него: "Я есмь путь и истина и жизнь", - говорит Христос.
  Иными словами, если то или иное произведение не несет в мир света евангельской истины, то оно либо мертво и безжизненно, либо пропитано сатанинским духом мира сего – но всегда неистинно. Любопытно, что сам Сорокин относится к словам, которыми мы пользуемся в повседневной жизни, как к изначально мертвому материалу.
  Вообще, это относится и к творчеству Сорокина – оно не истинно, и если роман "Очредь" только механистичен, то следующая за ним "Норма" (см. о ней статью первую) уже несет в себе элементы богоборчества.
  Дальнейший переход от механистичности к богоборчеству в писательстве Сорокина мы покажем в наших следующих статьях.
  19 февраля 2003 года
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"