Улыбин В.В.: другие произведения.

Табель о рангах - 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путеводитель 2011 г. по февральским ЉЉ литературных журналов: Звезда, Знамя, Дружба Народов, Новый Мир.

  Табель о рангах - 3
  (Путеводитель 2011 г. по февральским ЉЉ литературных журналов: Звезда, Знамя, Дружба Народов, Новый Мир).
  Чем кумира в округе искать,
  Заведи царя в голове.
  А. Гедымин
   Звезда
   Номер открывается подборкой стихотворений И. Евса. Одно из ее соч. заканчиватеся так:
  
  ...некто, мыслящий тонко,
  на блажную мольбу: "Поднимите мне веки!" -
  отвечает: "А толку?"
  
   Поелику автор украинка (живет в Харькове), строки эти рождают образ гоголевского Вия: видимо, зла в окружающем мире стало так много, что даже Бес-Вий не в силах глядеть на белый свет. Кто-то найдет в этой концовке что-то иное... и тоже будет прав. Поскольку стихи Ирины настоящие, в них наличествует вторая реальность, в которой каждый может найти что-то своё.
  Далее следует рассказ "Гитара и саксофон" Е. Каминского о двух слепых музыкантах-близнецах. Для нас эта история зрима: я часто вижу этих слепых у метро "Чернышевская" (в Питере). Купюр в футляр я им не кидал, по злобе своей, а вот кой-какую мелочишку сбрасывал. Рассказ этот из разряда "идейных", и главная его идея, основной смысл таковы: ненормальный человек нашего общества и есть самый вменяемый его член, его оправдание и надежда. И потому слепые овцы лучше окружающих их зрячих волков. Рассказами подобного типа любили грешить русские литераторы столетней давности. Вообще, если бы этот рассказ появился до Достоевского, у него было бы будущее. Сегодня идейные произведения не в моде. Несмотря на мрачную концовку (к слепым не приходит их любовница-продавщица), сочинение Каминского сражает каким-то старомодным, и от того милым человеколюбием.
  Опусы В.В. Иванова почему-то названы стихами. Но причуды лингвиста и поэзия - две вещи разные и несовместные.
  Сочинение М. Зайчика оставляет впечатление тотальной недоделанности и оттого раздражает.
  "Стихи" П. Чейгина лучше не читать, т.к. они, вероятно, предназначены для душевнобольных.
  Кстати: сумасшедшим стал и герой соч. Д. Притулы "Воля". Это не рассказ, а скорее очерк.
  Вернуть утерянное душевное равновесие нам поможет чеховский рассказ И. Зорина "Провинциальный учитель" - о современном человеке в футляре.
  Любителям истории рекомендуем воспоминания В. Евгеньева-Максимова (о блокаде Ленинграда), а также статью В. Кавторина "Уроки великой реформы" (к 150-летию отмены крепостного права в России).
  Также советуем прочесть очерк П. Кузнецова "Последний князь и русская словесность" о князе Д. Святополке-Мирском (1890-1939) и его капитальном, но почти неизвестном труде по истории русской литературы.
  Для любителей перчинок в самом конце журнала "скрыто" письмо в редакцию Л. Матрос. Почитайте: вот они, лицемеры-редакторы гниющего буржуазного общества!
  Знамя
  Номер открывается стихами А. Кушнера. Кушнер вместе с Горбовским и Соснорой входит в тройку самых известных питерских поэтов-стариков. Ничего выдающегося они не создали (ну так с не гениев и спрос маленький), а потому совершенно напрасно Кушнер сетует, что его славишка обежала. Потому и обежала, что стихи хороши, но не более того. Тем не менее и Соснора, и Горбовский, и Кушнер достойны уважения за стойкую многолетнюю любовь к русскому слову.
  Меня могут спросить: а что великого дала ленинградская поэзия Русской Литературе за последние 80 лет? Отвечаю: "Реквием" Ахматовой и "Февральский дневник" Берггольц.
  О. Николаева своими рассказами (под общим названием "Деньги для Саваофа) подарила нам давно забытое чувство - наслаждение русским языком. В ее сочинениях легкость повествования непринужденно сочетается с глубиной содержания. Оно не может не быть глубоким, ибо являет собой жития "божьих людей". Относятся ли они к литературе Нового Средневековья? Да, конечно. Потому как являют Старое Средневековье в современной обертке. Пусть Николаева не использует принципиально новых изобразительных средств - но и ее сочинения Новая Словесность примет благосклонно.
  Однако хорошего помаленьку.
  Стихи А. Левина (первые два) подходят не для журнала, а для какого-нибудь школьного капустника. "Записки из Мертвого моря" написаны не для живых. "Притворяясь Заболоцким" - уместно для декламации пятилетним мальчуганом в подвыпившей компании взрослых. Последнее "стихо" может заинтересовать психиатров.
  Интересны рассказы Н. Червинской "Ближние". В первом сочинении авторесса перевоплощается то в лаборанта, то в алкоголика, то в старую деву... а в финале становится живородящей!
  Читайте, не пожалеете.
  Хороша статья В. Дубнова "Кавказ особого назначения". Чем-то напоминает разоблачения Викиликса. Материал размещен в рубрике "Нестоличная Россия". А слабо вам, тов. Дубнов, рубануть правду-матку о столичной России? С нетерпением ждем от вас новой статьи под таким, например, названием:
  
  И вы, мундиры голубые,
  И ты, покорный им народ.
  
  Интересна и статья И. Савкиной "Герои каптруда и ударники потребления". Интересна, во-первых, тем, что автор без снобизма пишет о литературе масскульта, а во-вторых выводом: "Тексты массовой литературы, которые пытаются отразить ситуацию постперестроечной России, представить ее новых героев и их жизненные практики, показывают, что страна продолжает жить в ситуации переходности, а может, точнее сказать, - в состоянии промежутка, межеумочности. Эта картина, в общем, совпадает с выводами социологических исследований, которые, как отмечалось в начале статьи, свидетельствуют о том, что и в экономической, и в политической, и в социальной сферах в России радикальные изменения сочетаются с консервацией (пусть в трансформированном виде) реликтов социалистического прошлого. Вопрос в том, является ли это знаком безнадежного аутсайдерства России или ее особенностью, потенциалом, дающим шансы для решающего рывка? Что касается массовой литературы, то она худо-бедно, а иногда и не худо и не бедно делает свое дело, выполняя функцию социального адаптера".
  Дружба Народов
  Номер открывается подборкой стихов О. Ивановой. Стихов немного; но в них присутствует не только медитативный ритм (а-ля Бродский и не а-ля Бродский), но также и мысль. Вот она - ловите:
  Мысль изреченная - несть ложь,
  Но широченная дорога.
  
   Надеемся, что эта дорога выведет-таки Ольгу Иванову к "золотому сечению речи". Пока же в ее стихах мы видим лишь серебро без препинательных знаков.
   Название романа Гр. Каковкина "Мужчины и женщины существуют" оскорбляет вменяемого читателя. Так и хочется продолжить: "А вы знаете, земля круглая..."; или: "А Нева закована в гранит..." Мы дочитали этот "роман" ровно до третьей страницы (до сцены "писания Людочки"). На большее нас не хватило.
   Повесть С. Соловьева "Другая Индия" начинается "глубокомысленным" рассуждением: "Все наши цели, пути, веры - не от хорошей жизни". Это значит, что и повесть Соловьева написана им не от хорошей жизни. А зачем нам чужая плохая жизнь? Пусть он листает ее сам.
  Рассказы А. Зорина, об обыденностях современной русской жизни, сразу переносят нас на 150 лет назад. Так и о том же писали в середине XIX века г-да Успенские, Помяловские, etc., им же несть числа. Единственное новое, что появилось в русской деревне за последние 30 лет - наркотики. Рассказы эти, о быте русских, безнадежном и неустроенном, оставляют чувство глубокой тоски. Но если у читателя образца 1850-го года эта тоска разбавлялась лживой иллюзией "о светлом грядущем" - то наше циничное время не оставило нам даже этого. "Завтра будет еще хуже!" - вот что выносишь после чтения наших сегодняшних бытописателей-реалистов.
  В подборке стихов А. Грязова хороши два сочинения: "Формула роста" и "Эшелон". Первое хорошо изображением диалектики растущего мира, а второе - рассказом объемом в 20 строк. Умение сочинять подобные короткие рассказы в стихах - дар редкий. (В советской литературе таковым обладал, к примеру, Н Заболоцкий).
  Рассказ И. Кабыш "Музей Грина" откровенно скучен. Вообще, худшая черта светской барышни - умение быть скучной. А если эта барышня еще и пишет скучно - хочется бежать на свежие просторы, к несуществующим алым парусам. Если автор ставила такую задачу: обратить в бегство читателя - она удалась ей вполне.
  Следующий за "Музеем Грина" рассказ В. Чембарцевой отдает специфической провинциальностью... той самой, которую в царской России называли местечковостью. Но царская Россия канула в лету, а местечковость нет.
  Но не все же так плохо с прозой в этом номере "ДН"!
  Мемуарные воспоминания Ф. Нагима о русско-еврейском (еврейско-русском) драматурге М. Рощине спасают положение. Приведем пару цитат.
  "Все ожидания "нового художественного слова" и особое, "не московское знание жизни" плавно стекли в подвал "театра DOC" с какой-то засланной английской системой, в театр "Практика" и другие "подвальные театры и театрики".
  "Запад всегда проявляет к пьесам, герой которых заявляют прямым текстом: мы, русские дураки, пьяницы и извращенцы, мы ничего не можем делать, кроме даунов, приходите, пожалуйста, и владейте нами".
  Новый Мир
  Проза номера начинается с "украинских рассказов" четырех авторов: Ю. Издрика, Т. Прохасько, Е. Кононенко, Ю. Винниченко. Первый и последний в этом списке - порнографичны, их рассказы "Коридор" и "Хи-хи-и!" надо не в журнале выставлять, а продавать в эротических магазинах, в качестве обертки для деревянных детородных органов. Т. Прохасько - слишком фрагментарно пишет; а Е. Кононенко чересчур крепко разбавлена одесским разливом - с непривычки такой не осилить. Слава тебе, языковой барьер! А еще непонятно, что же в этих рассказов "украинского?" Где же черти с пампушками, сало с хохлушками, Мыкола с Джулией, летящие на бесе толерантности в Брюссель? Рассказы эти скорее "украиноязычные", нежели украинские. Справедливости ради скажем: рассказ Издрика "Боро плюс" - читать можно.
   Стихи Г. Власова, равно как и г-на А. Василевского мы относим к "барабанной" поэзии, чей главный лозунг: много шума ни для чего. Ритм без смысла - то же, что канализация без трубы.
  К счастью, в номере есть стихи Анны Гедымин. Вообще от такой княжеской фамилии ожиждаешь чего-то возвышенного - и не зря:
  
  Чем кумира в округе искать,
  Заведи царя в голове.
  
   С. Шаргунов в своих рассказх излишне суетен, многоговорлив; такое впечатление, что он, как нашкодивший школяр, пытается выговориться перед некой "училкой", дабы не получить банан. Учительница эта, кстати, из 70-х советских годов; и рассказы такие же.
  Женский рассказ Н. Соколовской о пришибленной женщине Тамаре оставляет впечатление недоделанной ущербности. В ее сочинении ущербны все - даже кошка Дуська... - но нет настоящего злодея: и в этом главнй недостаток рассказа.
  Пьеса А. Алехина "Минотавр в лабиринте" вряд ли предназначена для чтения. Ее достоинства могут быть раскрыты, как ни банально это звучит, на сцене. До этого мы не можем вынести о ней полноценного суждения.
  Статья Аллы Латыниной "В декорациях семнадцатого века" посвящена одному из свежих "букериантов". Мы его читать не будем, потому как честный критик Алла Латынина написала: "роман мне не понравился". Ее вкусу мы доверяем. Жаль только, что Латынина не сообщила нам свое мнение о "Букере" вообще.
  Заслуживает внимания и статья екатеринбургского автора С. Белякова "Писатели и самоубийство" о двухтомнике "Литературная матрица. Учебник, написанный писателями". Статья заканчивается таким выводом: "Как будто злой дух подшутил над редакторами "Литературной матрицы". Даже стойкая неприязнь к Солженицыну не может объяснить этот иррациональный и, несомненно, самоубийственный поступок. Терехов ведь расправляется не только с автором "Архипелага", но и со всей классической русской литературой, "руслитом", как он выражается: "...великая русская литература кончилась, в смысле умерла, сдохла (к любимому покойником Далю), подошла к концу, прекратилась, довершилась, пропала". Вот так. Одним выстрелом уничтожил труд всех, кто работал над этой книгой. Напрасно Татьяна Москвина рассказывала о "нашем Боженьке", напрасно Садулаев рекомендовал охмурять девушек стихами Есенина, напрасно написала свое последнее эссе Елена Шварц. Все они, получается, не просветители, а, в лучшем случае, любители древностей. Жалко авторов. Жалко и редакторов, ведь они потратили столько времени и сил перед тем, как совершить это творческое самоубийство".
  
  Читайте, господа!
  Мы с вами точно не застрелимся.
  Надеюсь, увидимся в апреле.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"