Умнова Елена: другие произведения.

Магия Наяд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.30*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ***Алекса1***. ОСТОРОЖНО! Это раннее произведение!!! Мегафанфик!!!
    Сложно быть слабым, каждый может обидеть. А какого слишком сильным, которые не знают, куда от этой силы деваться? Магическая школа, а в ней выдающаяся личность, которая пытается понять, как ей со всем этим жить.


Магия Наяд.

Отдельное огромное спасибо

моей сестре Ольге и бете Алисе Дорн

Внимание:

   Если вы не знаете, кто такие Гарри Поттер или Таня Гроттер, и вообще не верите в чудеса, то я настоятельно советую закрыть книгу и убрать ее подальше до того момента, как вы найдете общий язык с современной сказкой; в данное же время, в ней вы не найдете для себя ничего интересного.
   Данная книга может показаться неинтересной, так как это только самое начало приключений Алексы Сильмэ. Но читать ее настоятельно советую, так как иначе вы просто ничего не поймете.
  

Аннотация:

   Пятнадцатилетняя девушка Александра живет в маленьком провинциальном городке, в обычной семье и даже не подозревает, что она вовсе не та, кем себя считает. Она волшебница, а ее настоящие родители погибли при невыясненных обстоятельствах. Но появляется письмо для Александры Сильмэ, и жизнь Алексы изменяется окончательно и бесповоротно. Она поступает учиться в школу МАГИИ И ВОЛШЕБСТВА "КОЛДУМНЕИ" и там находит разгадку тайны своих родителей, но теряет...
  
  
   В один прекрасный майский день, когда легкий ветерок колыхал новенькие зеленые листочки, в яслях появились два ребенка. Их привела строгая женщина в странной одежде. Это были совершенно обычные дети, если не считать, что вечером Кирилл отправился домой со строгой женщиной, а Александра с совершенно чужой для нее семейной парой. Няня, на попечение которой были оставлены дети, по необычной для нее рассеянности разделила мальчика и девочку. О "случайной" замене никто не узнал, а девочка отправилась не к своим родителям и благополучно продолжила свою жизнь в чужой семье. Очевидно, вы спросите, как же так: "Был ребенок, и его забрали люди, вообще не имевшие к нему никакого отношения, да и детей тоже?" Но если именно это и было нужно одной из сторон? Да и что вы знаете о способах коррекции сознания и зачистке памяти?
  
   Прошло четырнадцать лет.
  

N1"Как это было".

   А
   лександра проснулась рано утром и с сожалением побрела умываться. Картины необыкновенно яркого сна все еще мелькали перед глазами, так что не хотелось открывать глаза и возвращаться к реальности. Гораздо приятнее было видеть сказочной красоты сад с морем красивых цветов и прозрачным озерцом.
   Умывшись и позавтракав, она отправилась в школу. Сегодня у них был второй и последний письменный экзамен. Это был русский язык, а конкретно изложение. Алекса была не совсем в ладах с грамматикой и правописанием, поэтому здорово нервничала. Она вошла в класс и села на свое место, из-за близорукости она сидела на первой парте и вероятность того, что она сможет списать или хотя бы посоветоваться была практически нулевая. Оставалось надеяться, что экзаменаторы будут снисходительны к выпускникам девятых классов.
   Перед уходом Александра взглянула в зеркало. На нее смотрела весьма симпатичная пятнадцатилетняя девушка. Высокая, складная, она привлекала всеобщее внимание ровно настолько, насколько ей самой того хотелось. О большой популярности она и не мечтала, поэтому, очаровав утром соседа по парте она успокаивалась и спокойно проводила весь день, мило беседуя с подружками, изредка откидывая назад прямые, чуть ниже плеч темно-каштановые волосы и поправляя стильные очки в оправе под цвет волос. Она окончила музыкальную школу и неплохо пела. Также одним из ее увлечений было рисование, и иногда из-под ее руки выходили забавные персонажи все больше мистического происхождения. Алекса вообще была мечтательницей, но, как ни странно, ей не хотелось, чтобы за ней прискакал принц на белом коне (Как большинству сентиментальных девушек), она сама мечтала спасти мир от грядущего зла. Поэтому ее тетради пестрели разными воинами-освободителями, которые чаще всего являлись в женском обличии, но иногда рядом с воительницей появлялся неясный образ принца (того самого, на белом скакуне), но не яркий и на заднем плане. Одежда ее, как впрочем и повседневный макияж, не была броской, но имела определенный стиль. Она любила "хорошо" расклешенные брюки с разными ремешками, симпатичные кофточки и высокий каблук.
   Жара, духота, лень и пейзаж за окном ужасно мешали учебному процессу. Однако Алекса нашла в себе силы и, собравшись с ними, написала нужное изложение. Через пять часов она благополучно сдала работу и успокоилась до следующего дня, до выяснения оценок. Алекса отправилась домой в странном расположении духа. Интуиция подсказывала ей, что на сегодня ее потрясения не окончены, а женская интуиция сродни прорицанию.
   Зайдя домой, Алекса наскоро перекусила (от экзамена и не только аппетит пропадет), и, проглотив N-Ное количество страниц очередной фантастической книги, отправилась на улицу. Сегодня после обеда она договорилась пройтись с подружками, взбодриться после экзамена.
   Встретившись в назначенном месте три подружки, как обычно, решили штурмовать магазины той части города, где жили. Им хотелось купить книги, журналы, украшения, кассеты с новыми фильмами, CD-диски и много-много других "нужных" вещей, но денег, как всегда, хватило только на чипсы.
   Город Димитровград, в котором жили девушки, довольно маленький, но очень красивый. Эта глубинка великой матушки России поражала обилием растительности. Не даром же визитной карточкой Димитровграда были слова: "Город в лесу или лес в городе". Богатая природа среднего Поволжья, зима, лето, осень, весна, все было гармонично и очень правильно. В районе, где проживала Алекса и проходила увеселительная прогулка были и небольшие пятиэтажные домики, обрамленные высокими соснами, и стройные двенадцатиэтажки с располагавшимися на первых этажах магазинчиками, и тенистые аллеи, и небольшие площади. В общем, все, что нужно было мечтательной натуре с задатками геройства.
   Девушки как раз купили по мороженому в любимом киоске "Алев", специализирующемся на производстве мороженого, и присели на лавочку под деревом.
   - Ну, наконец, экзамены закончились! - воскликнула девушка с очень длинными волосами.
   - И не говори. До сих пор никак не отключусь от этого изложения, - поддакнула весьма худая особа, сидящая по другую сторону от Алексы.
   Инесса и Алиса были лучшими подружками Алексы. Инна была обладательницей длинных темных и прямых волос, которые часто собирала в "изящный" хвост. Так же она имела темные, слегка вскинутые брови, пребывающие в удивлении; карие глаза, грустно смотрящие на мир и застенчивую улыбку. Вторая подружка, по имени Алиса, была небольшого роста и весьма худой, а в контраст с ее фигурой она имела густые, пышные, темные и кудрявые волосы, которые ей самой почему-то очень не нравились, особенно в первые дни после мытья. У нее было узкое лицо, темные глаза, веселая улыбка, прямой нос и тонко выщипанные бровки (это единственное ее действие относительно своей внешности. Она вообще предпочитала не наносить грим и была естественна).
   - А мне изложение понравилось, только вот ошибок в нем я, наверняка, наделала больше, чем кучу, - возразила Алекса.
   - Да ладно тебе. Все ты нормально написала, - успокоила ее Инна.
   - Тебе-то легко говорить, ты русский хорошо знаешь, у тебя точно ни одной ошибки нет, - не успокаивалась Алекса.
   Ее как всегда мучили угрызения совести по поводу не сделанной пятьдесят первой проверки текста, написанного ею.
   - Ну, обо мне ты этого не скажешь! - перебила ее Алиса. - Если тебе легче, то я тоже глубоко сомневаюсь в грамотности моих сочинительств.
   - Легче! - ухмыльнулась Алекса. - Что-то у меня с этими экзаменами совсем крыша поехала. Ну, все, хватит. Пора отдыхать. Завтра узнаю оценку, потом выпускной, а потом каникулы.
   - Как насчет похода в кино? - предложила Инесса.
   - Положительно. А на что пойдем и когда? - сразу же отозвалась Алиса.
   - Скоро будут показывать "Трою", потом новый фильм про Поттера, - начала перечислять осведомленная по этому поводу Инна. - Потом можно сходить на "Послезавтра" или "Я, Робот", дальше "Шрек" вторая часть и еще что-то. А... не помню. Но самое интересное я вам перечислила. Ну что?
   - Что ну? На все и сходим, утренние сеансы дешевые, а фильмы скорее всего интересные, - сориентировалась Алекса.
   - Кстати, скоро появится новый номер "Всех звезд", - вдруг вспомнила Инна. - Нужно обязательно купить.
   - А как же, обязательно, - уверенно сказала Алиса.
   Судя по замученному виду Алисы, Инна, пока они шли к Алексе навстречу, уже все уши прожужжала про этот журнал.
   - Ну, до него еще несколько дней, - примирительно сказала Алекса, сама иногда читающая подобную литературу, - а дела нужно планировать на сегодня.
   Алекса взглянула на часы.
   - Господи, сколько времени! - ужаснулась она.
   Девчонки за приятной прогулкой и разговором не заметили, как уже вечер наступил.
   - Сколько?
   - Так почти девять. Меня родители, наверное, обыскалась, я ж никакой записки не оставила, - объявила Алекса, вскакивая со скамейки.
   - Девять?! - переспросила Инна. - Да недавно же было пять! Алиска, давай живее, нам еще до дома надо дойти!
   - Да не торопи, я за что-то зацепилась, - недовольно ответила Алиса, не спеша поднимаясь с лавки.
   Ей спешить было не куда, она жила с мамой, которая на данный момент уехала в деревню.
   - Ладно, девчонки. Созвонимся, - попрощалась Алекса.
   - До связи, - кивнула Инна, и подружки разошлись по домам.
   Алекса шла по улице, постепенно темнеющей, но теплой и таинственной. Мимо нее проходили люди, по их взглядам можно было понять, что каждый из них решал свои мировые проблемы; шумели машины, теплый ветерок шевелил ветви дерев.
   "Как-то все просто и спокойно, - подумала Алекса, и вскинула голову к небу. Вдруг она увидела, что неяркая еще звезда вспыхнула и покатилась по небу. - Вот бы чего-нибудь новенького, интересненького, необычненького".
   Вскоре она добралась до дома, и была удивлена отсутствием родителей. Обычно они уже дома в это время, но сегодня это было не так.
   - Вот тебе и необычненькое! - пробормотала Алекса и решила немного посмотреть телевизор.
  

N2"Знакомство".

   Н
   а следующий день, отправившись в школу, Алекса обнаружила, что сдала экзамен весьма успешно. Грамотность ее была оценена четверкой, а содержание даже пятеркой. В чудесном настроении девушка отправилась домой. Она зашла в квартиру, думая о том, как прекрасна жизнь, о скором выпускном бале, долгих летних каникулах и о приближающемся дне рождения. Она вспомнила о родителях, как оказалось, они вчера задержались на работе, но о причине этой задержки ничего конкретного сказать почему-то не могли, что само по себе было странно. Из-за многочисленных мыслей, роящихся у нее в голове, она не заметила ничего не обычного, происходящего в ее квартире.
   Алекса по привычке скинула босоножки и плюхнулась на диван, взяв в руки телефон.
   - Алло, - послышалось в трубке.
   - Привет, Ин, - поздоровалась Алекса.
   - Привет, Шура - обрадовалась Инесса. - Как там оценки?
   - Ин... хватит. Оценки вполне ничего! У тебя все отлично, а у меня и Алиски по четверке, - ответила Алекса.
   - Ура! Теперь точно год закончился. Наконец можно заняться чем-нибудь поинтересней русского и алгебры!
   - Это точно. Мне уже до того надоели эти уроки и вообще вся эта школа, что я вчера на падающую звезду загадала, чтобы что-нибудь новенькое произошло, - согласилась Алекса.
   - Ты веришь в эту ерунду? - в сотый уже раз спросила Инна.
   - Конечно! - убежденно заявила Алекса. - Мир не может не иметь обратной половины, и если у нас все логично, то на другой его стороне все должно быть нелогично! А что может быть нелогичней магии?
   - Только парни нашего класса!
   - Хм... Метко подмечено! Их действительно понять очень трудно.
   - Трудно? - хохотнула Инна. - Да это вообще невозможно. То они к тебе с всякими глупыми вопросами пристают, то хихикают из-за угла, а иногда скажут такое, что невольно задумаешься: "Что за гений их укусил?"
   - Бешеный "гениизм"? - уточнила Алекса. - Это опасное явление и явно весьма заразное, но только для мужского населения, особенно в возрасте от двенадцати до семнадцати лет.
   - Да! В этом возрасте оно у них обостряется. Это из-за наличия Y-хромосомы вместо Х. Ген "бешеного гениизма" не перекрывается геном "нормальности", вот и выходит такая фигня, - научно обосновала теорию Инна, увлекающаяся естественными науками.
   - Ладно, шутки в сторону. Ты в чем на выпускной пойдешь?
   - Да не знаю, а ты в чем?
   - В платье, наверное, - грустно сказала Алекса. - Ох, и не люблю же я все эти платьица, рюшечки, бантики. Куда как лучше бы было в брюках и топе. Но ведь это же выпускной, больше нас никогда из девятого класса не выпустят, как говорит мама.
   - Да мы туда больше сами не пойдем! - уверенно заявила Инна. - Меня мама тоже хочет в платье нарядить. Прикольно будет, если мы туда вдвоем в платьях придем!
   - Да уж, и не говори. Но вдвоем лучше, чем одной, - успокоила ее Алекса.
   - Так что по платьям?
   - А... по платьям, так по платьям. Когда-то нужно и в них походить.
   - Ну, ладно, Шура, меня что-то опять Ванька зовет, - стала прощаться Инна.
   Судя по ее обреченному тону, младший отрок Инниной семьи уже не в первый раз обращался к ней.
   - Ладно, но поверь мне, скоро точно что-то произойдет необычненькое. Звезды просто так не падают. Счастливо, - попрощалась Алекса и положила трубку, но тут ее взгляд остановился на окне и она, вытаращив глаза, вскочила с дивана. И было от чего!
   Прямо в воздухе над балконом, напротив окна, слегка помахивая прозрачными крылышками, висела пухленькая маленькая фигурка. Она как-то странно попискивала и махала какой-то сверкающей палочкой.
   - Это что? - в ужасе спросила Алекса, подходя к окну.
   Она, не спуская глаз с существа, потянув за шпингалет, отворила балконную дверь и выглянула наружу.
   - Вам письмо, - сказало существо тоненьким голоском.
   - Ч-что? Вы кто? - ошарашено спросила Алекса.
   - Почтальон Печкин! - взбесилась фея, похоже, сегодня ей не в первый раз задавали этот вопрос. - Так вы берете письмо или нет?
   - А нужно? - усомнилась Алекса, не веря своим глазам и сама не понимая, зачем открыла дверь.
   - Что за глупости? - с негодованием пискнула фея. - Держи.
   У феи в руках появился объемный конверт из плотной бумаги, который она сунула в руки Алексе и испарилась. Алекса некоторое время простояла на балконе, тупо смотря прямо перед собой, а потом вернулась в квартиру.
   - Вот тебе и необычненькое, - пробормотала она, рассматривая конверт.
   Александре Сильмэ. Город Димитровград, улица Курчатова 26а, третий балкон на четвертом этаже, считая от последнего подъезда.
   Значилось на конверте зелеными чернилами.
   - Сильмэ? Это же не моя фамилия? - удивилась Алекса, распечатывая конверт. - А имя мое, да и адрес тоже.
   В письме зеленым по желтоватому значилось:

Школа волшебства и колдовства

"Колдумнеи".

Директор: Академик Владимир Пересветов.

(Магистр ордена Гроттер-Поттер,

Великий чар., Верх. Волшебник,

Глава ООПЗМ (Общемагического

общества по защите магии))

   Уважаемая, Александра Сильмэ!
   Мы с удовольствием уведомляем Вас о зачислении в школу Волшебства и Колдовства "Колдумнеи". Для подтверждения необходимо отправить письмо с феей не позднее второго августа. Не забудьте ознакомиться со списком нужных вещей.
      -- Форма.
      -- Одна мантия изумрудная (простая).
      -- Одна остроконечная изумрудная шляпа (простая).
      -- Две пары защитных перчаток.
  -- Книги
  -- "Заклинания, заговоры, заклятья первый курс" З. А. Говорщиков.
  -- "Магическая консистенция, зелья" О. Т. Равленов.
  -- "Представители магического сообщества их применение в магии". Г. Р. Иб.
  -- "Боевая магия: светлая (темная), введение" П. У. Льсар (О. Г. Немет).
  -- Прочие вещи.
  -- Одна волшебная палочка.
  -- Один котел, магический сплав, развмер - N9
  -- Два (или один, если вы аккуратны) комплекта склянок.
  -- Один телескоп, развмер - N2.
  -- Стальные весы с регулируемым закрепителем.
   Занятия начинаются второго сентября, для отправки в школу вам необходимо сесть на поезд, отходящий со станции "Нончармская" в 11:00 первого сентября. По всем интересующим вас вопросам обращаться к О. О. Свет.

Мои наилучшие пожелания,

Заместитель директора,

Афелия Мэтаре.

   "Афелия Мэтаре? О. О. Свет? Что-то знакомая фамилия. А... так это кажется фамилия будущего новенького в нашем классе. Странно, может, однофамильцы? - подумала Алекса, прочитав письмо. - Что это вообще такое? Волшебная палочка, котел, боевая магия, прислать фею? Ага, вот тут есть адрес этой О. О. Свет. Так, Королева, 6-а. Это не далеко. Сходить? А если это чья-то шутка? Что я скажу-то".
   Но тут она вспомнила, кто принес письмо и сомнения тут же отпали. Алекса решила пойти и во всем разобраться. Вскоре она уже стояла перед железной дверью.
   "Алекса, ну чего ты боишься. Просто спросишь здесь ли живет О. О. Свет и покажешь письмо", - уговаривала себя девушка.
   Она почему-то ощущала какое-то разделение. Будто одна ее часть рвалась внутрь, а другая упорно собиралась домой. Наконец, собравшись с духом, Алекса нажала на кнопку звонка. Он прозвучал как-то слишком торжественно, или это просто показалось ей. Вскоре послышались голос.
   - Открыто! Входи!
   Алекса немного помедлив приоткрыла, как оказалось, не закрытую, дверь и нерешительно переступила порог.
   - Извините! Здесь живет О. О. Свет? - заученно оттарабанила Алекса.
   В проеме двери показалась полная пожилая женщина в старомодном платье, с забранными в пучок уже редкими волнистыми волосами. Она, убедившись (но ни чуть не расстроившись), что это не тот, кого она ждала, добродушно улыбнулась. Она показалась знакомой Алексе, но она никак не могла вспомнить, где же она ее видела.
   - Да, это я. Оливия Онореевна Свет, - кивнула старушка.
   Алекса облегченно вздохнула. Значит в письме говорили правду.
   - Мне пришло письмо, а там, вот, на вас ссылаются, - и девушка подала плотный лист бумаги.
   Старушка протянула руку и, взяв его, углубилась в чтение. Через некоторое время она оторвала взгляд от текста и посмотрела на Алексу уже совершенно другими глазами. В них была теплота и безмерное счастье, как при находке, которую очень долго ждешь.
   - Александра! - воскликнула она и заключила девушку в объятья.
   Алекса ровным счетом ничего не понимала и пораженно хлопала глазами. В это время Оливия Онореевна Свет выпустила ее.
   - Заходи, заходи, - поспешно пригласила она девушку и, не дожидаясь, пока та сообразит, втащила ее в квартиру.
   Александра по-прежнему ошеломленно смотрела на нее. С ней раньше ничего подобного не случалось, чтобы совершенно посторонний человек взял и обнял ее, как родную и любимую сестру, дочь, внучку, племянницу.
   - Проходи в зал, я все тебе объясню. Чай будешь, хотя вы, молодежь, чаю не пьете. Тогда лимонад? - засуетилась Оливия Онореевна.
   - Нет-нет, что вы! - поспешно отказалась Алекса.
   Вообще-то она была воспитанной девочкой и в чужие квартиры не заходила, но сейчас ей почему-то казалось, что тут нет ничего страшного. Девушка прошла в просторный зал трехкомнатной квартиры. Возле окна стоял стол, у стены диван, а напротив него телевизор (весьма современный) и мягкие кресла. Несколько шкафов и книжных полок, вдоль третьей стены.
   - Присаживайся, Сашенька,- сказала взволнованная старушка.
   - Вообще-то все называют меня "Алекса".
   - Хорошо, Алекса, - улыбнулась Оливия Онореевна.
   - Так, что там в письме? - напомнила девушка. - Вы хотели мне объяснить.
   - Это письмо из волшебной школы, куда тебя зачислили на будущий учебный год.
   - Чего? - переспросила Алекса. - Вообще-то я в гимназии учусь. Не Бог весть что, но вполне прилично, - она довольно ухмыльнулась.
   - По сравнению с тем, что тебе предлагают, это - как вы называете - отстой. Только представь себе, какие возможности: приворотные зелья, заклинания на все случаи жизни, предсказания и не только!
   - Вы хотите сказать, там учат магии? - усмехнулась Алекса.
   - Да. Все, что нужно взрослому магу.
   - Так магия действительно существует, и это не шутка? - усомнилась Алекса, она хотя и верила в приметы и разные гаданья, но в чистой магии все же сомневалась.
   - Ну ты спросила - естественно! - всплеснула руками Оливия Онореевна.
   - И вы волшебница?
   - По крови да, а по силе нет, - удрученно сказала старушка.
   - Это как? - не поняла Алекса.
   - Я потомок мага, но не имею реальной магической силы. Я чармандолл, то есть не могу творить чудеса.
   - Значит вы не можете показать ничего чудесного? - расстроилась Алекса.
   - Почему же? Могу, - уверенно сказала Оливия Онореевна и, открыв темно-зеленую коробочку, достала оттуда какой-то порошок.
   Легким движение взметнув серебристую пыль в воздух над столом она материализовала на нем графин с лимонадом и три стакана.
   - Угощайся, - предложила Оливия Онореевна, разливая лимонад по стаканам.
   - Ух ты! - воскликнула Алекса. - Настоящее волшебство!
   - Нет. Это только его подобие. Здесь, так сказать, законсервированное волшебство, но не реальная сила мага.
   - Но все равно вы колдунья, раз можете творить чудеса, - возразила Алекса. - А что значит Сильмэ? Эта фамилия значится у меня в письме, - задала Алекса следующий интересующий ее вопрос.
   - Сильмэ - это фамилия твоей мамы, а теперь и твоя, - объяснила Оливия Онореевна.
   - Мамы? А вы ее знали? Она тоже была колдуньей?
   - Аврора Сильмэ, добрейшая и прекраснейшая... женщина на свете. Она обладала совершенно особенной силой, ни у кого такой силы не было. Надеюсь, Аврора передала ее и тебе. Фамилию свою она пожелала дать и тебе.
   - А папа? Кем был он? - не успокаивалась Алекса.
   - Он был сильным светлым магом, одним из сильнейших и наиболее одаренных, Вергилий Свет - так его звали.
   Алекса улыбнулась, но тут до нее дошел смысл последней фразы старушки: "... Вергилий Свет - так его звали".
   - Эту улыбку я узнаю где угодно. Как же я давно тебя не видела! Как ты выросла, Александра, и какая красавица! - покачала головой старушка подавая лимонад.
   - А когда вы меня видели? Я вас не помню, - удивилась Алекса, постепенно соображая не ошиблась ли ее собеседница в фамилии.
   - Ты и не можешь меня помнить. Ты была еще слишком мала. Я твоя бабушка, Алекса, - сказала Оливия Онореевна.
   - Бабушка?
   Алекса была потрясена. Для нее не было секретом, что она не родная дочь своих родителей. Ее удочерили в годовалом возрасте, когда узнали, что не могут иметь детей, но, как потом выяснилось, могут. И у Алексы родились еще две сводные сестры, которые на данный момент находились в деревне у дедушки.
   - Да, бабушка, - закивала радостно старушка.
   - Но как? Я-то думала, что я сирота, - не понимала Алекса.
   Она, конечно, теоретически допускала, что у нее могут быть родственники, но практически считала невозможным оставить своего ребенка другим людям по своей воле, и поэтому считала, что живыми родственников она никогда не сможет увидеть.
   - Нет, ты не сирота. У тебя есть я и твой брат-близнец! - начала объяснять Оливия Онореевна.
   - Брат-близнец? - это известие поразило Алексу больше всего за сегодняшний день.
   - Вы очень похожи, - прищурилась бабушка, - тот же пристальный, глубокий взгляд, как у отца. Кирилл живет со мной. - Тут в дверь позвонили. - Это, наверное, как раз он пришел.
   Старушка встала и поспешила открывать дверь. В прихожей послышался шум.
   - Привет, бабуля! - послышался голос парня, очевидно Кирилла. - Я сдал экзамен на четыре-четыре!
   - Так держать, внучек! Теперь нам гимназия не страшна. А у нас гостья, - небольшая пауза с каким-то шипением, доносящимся, видимо, с кухни. Кирилл вопросительно посмотрел на свою бабушку. - Иди в зал и увидишь, а у меня что-то на кухне убегает.
   Послышались шаги бабушки - она спешила на кухню. По приближающимся звукам Алекса поняла, что парень направляется в зал. Алекса ждала, ей было одновременно и очень интересно посмотреть на своего брата, и как-то неловко. Послышался шорох плетеных занавесок на двери и в комнату вошел юноша. Высокий и смуглый, видимо, уже успел позагорать на летнем солнышке. На нем была полосатая футболка и бежевые спортивные брюки. Алекса, как бы видела свое отражение в зеркале, только немного укрупненное и более резкое, мужское лицо, но все те же черты. Прямой, слегка вздернутый нос, колоритные губы, причем верхняя немного больше нижней, серо-зеленые глаза внимательно смотрящие на нее, и темные прямые волосы, находящиеся в "художественном" беспорядке.
   - Как будто в зеркало смотришь, - наконец спросил парень, пораженный сходством не меньше самой Алексы, - Александра, ведь так?
   - Вообще-то Алекса. А ты и есть мой брат?
   - Ну да...
   - Ну что, узнал? - Оливия Онореевна с ехидной улыбкой появилась в дверях.
   - Как тут не узнать! - ухмыльнулся Кирилл. - Одно лицо! А как же ты ее нашла, и разве пришло письмо?
   - Не я ее нашла, а она меня нашла. А письмо уже пришло. Она из-за него ко мне и пришла. А вот для тебя письма нет! Боюсь, мой мальчик, что ты все же чармандолл, - проинформировала Оливия Онореевна.
   - То есть он тоже не может колдовать? - удивилась Алекса.
   - К сожалению, да. Ему не пришло письмо, как и мне в свое время, и моему дедушке, - подтвердила Оливия Онореевна.
   - Так это не в первый раз?
   - Нет. Наш род очень древний и могущественный, но его сила весьма своенравна. Каждые два поколения обладание силами достается то мужчинам, то женщинам. Моя мама была великой колдуньей, потом мужское поколение, мой брат и твой отец, а теперь ты, а потом и моя правнучка. Таким образом, сила сама выбирает себе хозяина и сама же контролирует глубину своего познания. Из поколения в поколение идет борьба между силой и ее владельцем. Существует предсказание, что полностью овладеть ей сможет лишь тот, кто не будет делить ее на добро и зло. Так или иначе, но разные поколения имеют разных носителей силы, - подвела итог Оливия Онореевна.
   Алекса и ее новообретенные родственники проговорили очень долго, вспоминая и рассказывая о своей жизни, за время разлуки. Алекса ни на минуту не сомневалась в том, что перед ней действительно самый близкие люди на свете. Она прониклась доверием и симпатией к бабушке и Кириллу, которого весь вечер беспокоило отсутствие письма и для него. За время их разговора, она узнала много нового о себе, своих родителях и волшебном мире. Она узнала, что простых смертных называют нончармами, что чармандоллы - это очень редкое явление и то, что Колдумнеи это очень престижная школа. Тут Алекса взглянула в окно и ужаснулась. На улице стояла кромешная тьма.
   - Господи! Сколько уже времени! - расстроилась Алекса. - Меня ж родители убьют, на улице-то темно!
   - Не убьют, кто тут в конце концов маг! - улыбаясь, успокоила ее бабушка Оливия, как она просила себя называть. - Да и Кирилл тебя проводит. Проводишь?
   - Нет проблем, - пожал плечами юноша.
   - Ну, вот и прекрасно, - обрадовалась Оливия Онореевна. - Надеюсь, ты про нас не забудешь.
   - Конечно нет! Ой, чуть не забыла! К письму прилагается также список нужных вещей, но я не знаю, где это можно приобрести, - спохватилась Алекса.
   - Я видела. Все это мы можем купить на Аллее Сезон, - кивнула Оливия Онореевна.
   - Аллея Сезон? - не поняла Алекса.
   - Да, Аллея Сезон. Это единственное в России место, где собираются все волшебники и можно достать все, что угодно. Только там мы сможем найти все, что необходимо для учебы.
   - А когда мы сможем туда пойти? - загорелась Алекса.
   - Да хоть завтра! - улыбнулась бабушка Оливия.
   - Значит, до завтра? - обрадовалась девушка.
   - До завтра! - подтвердила старушка и Алекса с Кириллом вышли из квартиры.
   - Кирилл, а ты что, в другой класс переходишь? - спросила Алекса, когда они вышли на улицу, оказавшейся не такой уж и темной, как показалось из окна освещенной комнаты.
   - Да, я буду переходить в десятый класс вон в ту школу, - подтвердил Кирилл, неопределенно маша рукой назад, где располагалась школа Алексы.
   - В десятый "Б" класс, в котором Ирина Дмитриевна классный руководитель? - уточнила Алекса.
   - Да! А ты откуда знаешь? - изумился Кирилл.
   - Это мой класс. Я в письме и узнала фамилию Свет. Нам говорили, что в следующем году к нам новенький придет с такой фамилией, - объяснила Алекса. - Я сначала, подумала, однофамильцы, но, как оказалось, нет. Странно все это как-то.
   - Что странно? Магия? - спросил Кирилл.
   - Да нет, с магией все ясно.
   - Надо же, обычно всем именно с магией не ясно, а тебе нет. Так что странно?
   - Да, получается, что если б чармандоллом оказалась я, и мне не пришло письмо, то я так и не узнала бы ничего о тебе и бабушке Оливии, - ответила Алекса.
   - Вряд ли. Вообще-то изначально было известно, что ты волшебница, твоя сила проявилась еще в детстве, когда нас не разделили. А моя так никогда и не проявилась и не проявится, похоже. Мы с бабушкой, конечно, надеялись, что у меня есть дар, иногда бывает, что он спит довольно долго. Но теперь все ясно, я чармандолл, как и бабушка, - вздохнул Кирилл.
   - Жаль, - протянула Алекса.
   - Кто ж спорит, жаль. Но ничего не поделаешь, а быть чармандоллом не так уж и плохо. В крайних случаях, можно использовать консервированное волшебство, да и каждый месяц выплачивается пособие, так что без денег не останешься, - пожал плечами Кирилл.
   - Это что, типа производственного брака и пожизненная пенсия? - усмехнулась Алекса.
   - Да... что-то типа того, - согласился Кирилл.
   - Ну вот, пришли, - сказала Алекса. - Спасибо, что проводил.
   - Да о чем ты? - махнул рукой Кирилл. - Какая защита может потребоваться ведьме?
   - Ну, ведьма я пока еще только будущая, а лишних опасений никогда не бывает. Как уж там? Береженого бог бережет?
   - Да нет. Колдуна магия хранит, - усмехнулся Кирилл. - Пока!
   - Да завтра!
   Еще долго в тот вечер Алекса не могла уснуть, прокручивая в памяти все события, случившиеся днем.
  

N3"Аллея Сезон".

   П
   оздним утром следующего дня Александра проснулась в отличном настроении. Она обрела своих родных, ее приемные родители совершенно не против ее общения с ними, она узнала, что является представительницей волшебного сообщества, в следующем году она начнет обучение в волшебной школе "Колдумнеи". А что еще нужно для счастья пятнадцатилетней девушке-мечтательнице?
   Ближе к обеду Алекса отправилась к Оливии Онореевне. Подойдя к уже знакомой железной двери, она уверенно нажала на кнопку звонка. Тут же на пороге появилась бабушка Оливия.
   - Здравствуй, дорогая! - обрадовалась приходу внучки та. - Ну, что готова идти за покупками?
   - Всегда готова, - улыбнулась Алекса.
   - Тогда не будем терять времени!
   Вскоре бабушка и внучка уже шагали по тротуару.
   - А Кирилл, где? - спросила Алекса.
   - Он, тоже хотел пойти, но ему сегодня из школы позвонили, и он еще утром убежал, - ответила Оливия Онореевна.
   - Понятно, а куда мы сейчас идем? - снова спросила Алекса.
   - Как куда? На Аллею Сезон! - не поняла старушка.
   - Да нет. Это я понимаю, но где она находится эта Аллея Сезон?
   - Сейчас все увидишь. Идем, - загадочно сказала бабушка и зашла в книжный магазин "Библиосфера".
   "Это же обычный книжный магазин! Мы будем покупать магические книги здесь?" - подумала Алекса, но за Оливией Онореевной все же последовала.
   Оливия прошла в зал, где продают книги, но к стеллажам не пошла, а вместе с Алексой нырнула в подсобное помещение. На это никто не обратил ни малейшего внимания. Зайдя в крохотный чуланчик, Оливия стала ощупывать стену. Вдруг что-то не громко щелкнуло, и громкий голос спросил: "Пароль".
   - Какой еще пароль, - разозлилась Оливия Онореевна.
   - Верно! Проходите, - ответили ей, и стена стала терять свои очертания. Еще мгновенье, и вместо стены появилось желтоватое облако.
   - Пойдем! - позвала ее Оливия и шагнула в туман, - ну и чудаки же эти тролли, делать им нечего, так они же все на свете запоролят! Вперед!
   Алекса не стала дожидаться еще одного предложения и шагнула вслед за Оливией Онореевной. Ее окутало желтоватое облако. Очертания чулана растаяли, Алекса как бы зависла в пространстве. Она сделала еще один шаг и вышла по другую сторону тумана. Первое, что она увидела, это была огромная арка с вывеской: "Аллея Сезон". А дальше тянулась бесконечно длинная аллея с разнообразными деревьями, ровным рядком расположенными по обе ее стороны. Через приличное количество метров, так же по обе стороны, стояла стена леса.
   От дерева к дереву сновали люди, точнее маги, в каких-то странных очках, с увесистыми тюками и разными сумками. Подходя к любому дереву, они делали какое-то замысловатое движение рукой и растворялись в воздухе. Именно растворялись, так как сначала бледнела и исчезала их голова, потом туловище, а затем и оставшиеся ноги и сумки. Хоть это занимало всего пару секунд, зрелище было ужасное.
   - Вау! - воскликнула Алекса.
   - Да, это нечто. Ну что ж, сначала, думаю, в Омел Лот? - спросила бабушка Оливия.
   - Омел Лот? Что это?
   - Это наша сокровищница, банк. Там лежат все волшебные деньги. Кстати, очень удобно. Пришел за покупками, снял деньги и все готово, - пояснила бабушка Оливия.
   - Кредитка удобней, - пробормотала Алекса и поинтересовалась. - А какая здесь денежная система?
   - Очень простая! Самая мелкая монета - денник. Тридцать три денника - это лот, а тринадцать лотов это омел. Вот смотри, - и Оливия Онореевна показала три монетки. Одна совсем маленькая, отливающая красным, вторая побольше, слегка серенькая, а самая большая была явно из чистого золота.
   - Здорово! Но у меня же нет денег? - вдруг вспомнила Алекса.
   - Конечно есть! Думаешь, твои родители тебе ничего не оставили? - улыбаясь, добавила бабушка Оливия. - У тебя есть счет в банке, и этих денег тебе как раз хватит на все твое обучение в школе и не только. А вот и хранилище.
   Оливия Онореевна указала на огромный дуб стоящий как бы во главе всей аллеи. Что бы его обхватить нужно было три взрослых мужчины и наверно еще маленькую девочку.
   - Следи за мной и повторяй! - сказала бабушка.
   Оливия Онореевна подошла к дереву и быстро провела рукой по коре, затем резко развернула руку и, уже тыльной стороной ладони, как бы легонько толкнула его. С ней тут же начала происходить та же метаморфоза, что и со всеми магами вокруг, и через секунду ее уже не было.
   Алекса качнула головой и моргнула, желая удостовериться в происходящем. Ничего не изменилось. Тогда она подошла к дереву и повторила в точности все манипуляции исчезнувшей бабушки. Тут же она почувствовала странную легкость и поняла, что растворяется, только не в воздухе, а в дереве! Секунда, и девушка уже стояла перед огромным (под стать дубу его представляющем) зданием цвета морской волны. Кругом, насколько позволял взгляд, был лес, здание, казалось, случайно сюда попало. Алекса с бабушкой, ожидавшей ее по эту сторону дерева, стояли точно у огромных дверей, ведущих внутрь.
   - Это все внутри дерева? - ошеломленно спросила девушка.
   - Да. Аллея Сезон - это же не просто деревья. Это волшебный город! Каждое здание представлено определенным деревом. Помнишь лес вдали? Это жилые этажи волшебного леса. Честно говоря, с жилого комплекса проще сообщаться с торговым, но до него так долго идти, да еще и искать, кто пустит к себе в дом. Нам будет удобнее ходить по магазинам так.
   - Далеко? Да всего метров сто, - не поверила Алекса.
   - Это так кажется. Специальная иллюзия, чтобы если кому-то нужно попасть в сам город - видели куда идти. На самом деле туда идти около трех километров, - покачала головой Оливия Онореевна.
   - А как же жители-то ходят по магазинам? Каждый раз по три километра преодолевают? - ужаснулась юная волшебница.
   - Да нет. У деревьев в аллее своя магия. Они могут переходить по ним. К тому же магическое пространство значительно отличается от обычного. Зачастую далекие вещи оказываются ближе, чем они есть на самом деле. Ну, я не мастер объяснять, да и не мне это делать, ты обо всем узнаешь в школе. Пойдем за деньгами!
   Вскоре они уже были внутри этого огромного здания. Просторный холл наполнялся светом из окон разных размеров и местоположения. Солнечный свет переливался и отражался в зеркальном полу и стенах, отливавших золотыми искрами, потолка видно не было.
   - Какое огромное здание! - пораженно прошептала Алекса.
   - Оно и в глубину такое же, если не больше, - проинформировала ее Оливия Онореевна.
   Они подошли к одному из столиков во множестве располагавшихся вдоль стен на своеобразном помосте. За столами сидели, да и вообще по всему холлу перемещались, странные существа. Они были маленького роста, худые, с острыми носами, длинными ступнями и непомерно большой головой. Одеты они были в черные лакированные туфли, орехового цвета брюки восемнадцатого века и темно-зеленые сюртучки.
   - Чем могу помочь? - спросил один из них, сидевший за ближайшим столиком.
   - Мы хотим снять деньги со счетов 8 902 588 35 86 и 8 927 836 92 16, - сказала Оливия Онореевна, и существо углубилось в свои записи.
   - Кто это? - шепотом спросила Алекса.
   - Это роланды, - ответила бабушка Оливия. - Они сторожи хранилища. Причем очень хорошие. Ни один денник не пропадет.
   - Да, мадам Свет, такие сейфы есть. Кто будет представлять мистера Света? - спросил роланд.
   - Его дочь, Александра Сильмэ. Я думаю, нужно переоформить документы на нее, так как теперь она будь им пользоваться.
   - Мисс Сильмэ? - удивленно поднял бровь роланд.
   - Да-да, именно она, - подтвердила бабушка Оливия.
   - Хорошо, документы будут оформлены. Сейчас прошу вас сюда, - тут же согласился роланд. - Чугункой! Отведи к сейфам 8 902 588 35 86 и 8 927 836 92 16, - крикнул роланд, уже обращаясь к другому роланду.
   К Оливии и Алексе подошел еще один человечек, точно такой же, как и первый.
   - Прошу за мной, - скрипуче сказала новый роланд и Алекса с бабушкой отправились ко вторым дверям, ведущим в глубь здания.
   Войдя в новое помещение, Алекса услышала какой-то громкий шум. Как оказалось, в этой "комнате" находились лифты. Множество витых решеток, закрывающих и открывающих кабинки лифтов, шелест канатов, топот ног, все складывалось в непрерывный гул, разносящийся по всему зданию, за исключением холла, в котором было очень тихо. Очевидно, была наложена изоляционная магия. Пол и стены здесь по-прежнему отливали золотом, но света стало гораздо меньше.
   - Сюда, мисс, мадам, - послышался голос роланда, приглашающего войти внутрь кабины одного из лифтов.
   Алекса и Оливия Онореевна зашли в лифт, а роланд, зашедший последним, закрыл узорную решетку. В кабинке с трех сторон находилось два ряда поручней - один нормальный, для людей, а другой, низкий, очевидно, для роландов. Алекса удивилась, зачем здесь так много поручней, но вскоре убедилась, что это не просто так. Как только двери закрылись, роланд опустил рычаг, и лифт с бешеной скоростью помчался вниз. От падения Алексу спасла Оливия Онореевна, поддержавшая ее. Спуск окончился также стремительно, как и начался, и все выбрались из лифта.
   - Уровень третий, серебряный, - отчеканил Чугункой и пошел вдоль коридора. А стены и пол здесь и вправду отливали серебром.
   - Сейф номер 8 902 588 35 86, прошу, - сказала роланд, указывая на каменную, одностворчатую дверь в стене.
   Оливия Онореевна подошла к двери и приложила руку к небольшому углублению. Дверь открылась с негромким щелчком, и бабушка Оливия зашла внутрь. Алекса, стоявшая рядом, увидела, что внутри лежат черные мешочки средних размеров с небольшими ремешками. Оливия Онореевна взяла парочку и вышла из хранилища.
   - И все? - спросила Алекса.
   - А ты чего ждала? - скрипуче ответил Чугункой вместо Оливии Онореевны и слегка как бы поманил дверь. Та закрылась с соответствующим лязгом.
   Алекса посмотрела на роланда с некоторым интересом. Тот продолжил, поняв интерес Алексы.
   - Мы, роланды, одно целое с хранилищем, оно послушно нам, а мы в свою очередь следим за ним, - пояснил он, и его голос приобрел необычную для него нежность и проникновенность.
   Явно чувствовалось, что он гордиться своей работой, своей принадлежностью к хранилищу.
   - Идемте в следующий сейф.
   Они снова двинулись к лифтам. С бешеной скоростью лифт помчался еще ниже, теперь Алекса уже знала о предназначении поручней все.
   - Уровень седимой, платиновый, - проинформировал Чугункой. Пол и стены действительно имеля платиновый оттенок. - Сейф номер 8 927 836 92 16.
   Алекса осмотрелась, но ни одной двери не увидела. Оливия Онореевна, улыбаясь, коснулась руки девушки и указала на пол. Алекса опустила глаза и увидела рядок каменных люков с небольшими углублениями в форме ладони. Девушка посмотрела на Оливию Онореевну.
   - Давай, открывай, - сказала бабушка Оливия.
   Алекса присела и приложила руку к углублению. Ее рука тут же провалилась в камень. Алекса испугалась и хотела вытащить ее, но у нее ничего не получилось, рука прочно завязла в камне.
   - Что это? - в ужасе спросила Алекса.
   - Не беспокойся. Сейф сканирует твой отпечаток, - ответила Оливия Онореевна.
   - Это необходимо для перерегистрации, - добавил роланд.
   Вскоре камень снова раздвинулся, и Алекса смогла высвободить руку. Люк откинулся, открыв черную дыру. Алекса отскочила и с опаской покосилась внутрь.
   - Мне, что туда прыгать? - осведомилась она.
   - Да! А ты что хотела? - съязвил роланд. - Такую большую сумму денег нельзя хранить в обычном сейфе.
   - Придется прыгать, милая, - закивала Оливия Онореевна. - Ничего не поделаешь. Только так можно попасть на нижние ярусы хранилища, где лежат твои деньги. Но не бойся, с тобой ничего не случится. Так, по крайней мере, говорил мой сын.
   Алекса снова покосилась на черную дыру в полу. Понять, сколько там до дна, было невозможно.
   - Хорошо, - пожала плечами Алекса. - Прыгать, так прыгать. А про себя добавила: "Не поминайте лихом" и, шагнув в люк, отправилась в свободное падение.
   Алекса тут же погрузилась во тьму. Она вскинула голову и успела увидеть крошечную точку светлого люка, но и она тут же исчезла.
   "Вот это скорость! - ужаснулась Алекса. - Если я столкнусь с каменным полом, то уйду внутрь накак не меньше, чем на метр".
   Алекса уже приготовилась ощутить твердость камня, но падение все никак не заканчивалось. Вскоре она увидела светлое пятно в нижней точки траектории ее полета. Оно стремительно увеличивалось, тут ее падение стало замедляться, и девушка спокойно опустилась на каменные плиты пола, освещенного факелами.
   "Ничего себе! Да сколько же это метров в глубину? - изумилась Алекса, стоя на плитах пола, перед каменной дверью.
   Здесь было заметно теплее, чем в самом хранилище, из чего Алекса заключила, что она значительно приблизилась к центру Земли. Девушка подошла к двери и снова увидела углубление. Собравшись с силами, она прикоснулась к нему, ожидая чего угодно. Но ничего страшного не произошло. Алекса почувствовала легкий холодок, и дверь совершенно бесшумно распахнулась. Она шагнула внутрь и ахнула. Посреди приличных размеров комнаты возвышалась огромная куча золотых, серебряных и медных монет.
   - Ничего себе! Да сколько же у меня денег? Это точно мое хранилище? - вслух спросила девушка.
   - Если ты Александра Сильмэ, то да! - ответили ей.
   Алекса осмотрелась. Ничего, что могло бы излучать звук, она не нашла.
   - Вы кто? - снова спросила она.
   - Служба безопасности! - хохотнул голос.
   - А-а-а... - протянула Алекса.
   - Ха! Поверила! - расхохотался голос, появившийся позади нее.
   Алекса обернулась и увидела человека в длинной мантии с удивительно тонкой шеей. Было совершенно непонятно, как на ней держится голова.
   - Я думала, никто не может войти в камеру хранения, кроме ее владельца. Так вы не хранитель? - переспросила Алекса.
   - Это неважно. А ты чего стоишь? На жительство что ли приехала? Так я тебя разочарую, тут с хлебом насущным плохо, информации никакой, развлечения - полный бред, и вообще жарко, и запах не ахти.
   Алекса только сейчас почувствовала, что пахнет тут действительно не очень приятно.
   - Нет, я жить тут не собираюсь, я за деньгами пришла, - Алекса решила говорить в том же стиле, что и человек.
   - Так бери, пока дают! - снова хохотнул человек.
   - А что, могут и не дать? - спросила Алекса.
   - Конечно, могут. Вот мне, например, не дали. Теперь вечно тут живу.
   - Вечно? Или до смерти? - уточнила Алекса, набирая монеты разных сортов в данный Оливией Онореевной мешочек. Он оказался весьма вместительным, видимо, за счет восьмого измерения.
   Странный собеседник расхохотался.
   - И то, и другое, и, желательно, маслом!
   Алекса закончила и стала собираться назад.
   - Извините, а вы не знаете, как отсюда выбраться? - спросила она, выходя их камеры хранения вместе с человеком. Дверь за ними бесшумно захлопнулась.
   - Знаю, и не случайно, я ведь и есть самоназначенный отправной привратник. Как пришла, так и уходи, - сказала говорливая служба безопасности.
   Алекса посмотрела на темную дыру в потолке.
   - А как? - снова спросила Алекса, но человек исчез, так же внезапно, как и появился.
   Алекса пожала плечами.
   - Ну и странный тип! И что мне делать? "Как пришла, так и уходи", - вслух размышляла девушка.
   Алекса шагнула к тому месту, куда приземлилась. Вдруг ее подхватило и потянуло вверх. Будущая ведьма отшатнулась и снова опустилась на камни.
   "Ага, кажется, я поняла!" - подумала она и уверенно шагнула в центр темного круга, находящегося под дырой в потолке.
   Ее подхватил воздушный поток и понес вверх. Вскоре освещенная площадка скрылась из виду и Алекса почувствовала, что набирает скорость. Через довольно продолжительное время она увидела светлое пятно наверху, и воздушный поток вытолкнул ее к Оливии Онореевне и роланду.
   - Ну, как? Все хорошо? - тут же спросила Оливия Онореевна. - Что-то ты там долго была.
   - Все хорошо, - подтвердила Алекса, щурясь на ярком свете (вообще-то здесь был полумрак, но после туннеля казалось, что все помещение буквально залито светом). - Я просто встретила какого-то самоназначенного отправного привратника.
   - На тот свет, - продолжил роланд.
   - Что? - не поняла Алекса.
   - Это Омелотовское привидение, - пояснил Чугункой. - Когда-то он пытался украсть деньги, но напоролся на удушающее заклинание, и с тех пор он обитает на нижних ярусах хранилища и зовет себя отправным привратником, хе-хе, на тот свет. Это уже мы добавляем.
   - А я-то думала, чего это у него шея такая тонкая? Оказывается это последствия удушающего заклинания. Но он не был прозрачным!
   - А ты у нас кто - спец по призракам? - хмыкнул роланд. - Не все они одинаковые. Кто-то прозрачный, кто-то синий, а кто-то ну точь-в-точь как вы, - усмехнулся роланд. - Что-то ты какие-то глупые вопросы задаешь. Ах, да! Ты же у нончарм жила.
   - Что-то вы распоясались, милок, - сухо сказала Оливия Онореевна. - Забыл?
   - Простите, мадам, - покаялся роланд. - Запамятовал. Прикажете подниматься наверх.
   - Думаю, уже пора, - кивнула Оливия Онореевна.
   Снова заскрипел лифт, Оливия Онореевна и Алекса, выбравшись в холл, пошли в направлении дверей. Вскоре они подошли к знакомому дубу, теперь, однако, с другой стороны. Возле него обнаружилось стопочка тех самых странных очков, в которых щеголяли делавшие покупки маги.
   - Что это? - заинтересовалась Алекса.
   - Это очки, позволяющие видеть истинную суть деревьев, - сказала Оливия Онореевна, взяв одни себе и протягивая другие Алекса. - Надень поверх своих.
   Алекса послушалась и, надев очки, осмотрелась, ничего не изменилось.
   - Они действуют только снаружи, чтобы попасть обратно, нужно все повторить сначала, - сказала Оливия Онореевна и протянула руку к дереву. Выйдя на шумную аллею, они, наконец, отправились собственно за покупками.
   - Думаю, сначала за формой? - предложила Оливия Онореевна.
   - За формой? А куда? - заинтересовалась Алекса, осматривая улицу.
   По обе стороны располагались деревья-магазины. Теперь вместо обычных деревьев она видела миниатюрные копии тех магазинов, которые находились за ними. Одни большие, другие маленькие с разнообразными названиями: "Котелки, чаны и жбаны", "Консервированные смеси для зелий", "Магазин для полиглота, профессионала, любителя и приходящего читателя", "Магическая пресса: подписки, разъяснения, печать", "Лавочки для сапог", "Все для магических (естественно, впоследствии приобретенных) частей тела", "Все для спорта и не только". Вывеска была непременным атрибутом каждого магазинчика. Где-то маленькая, где-то гигантская, они, так или иначе, привлекали к себе внимание, и Алекса то и дело вертела головой, пытаясь увидеть все сразу.
   - Вот и магазин! - сообщила Оливия Онореевна.
   - Откуда же ты все знаешь, если не волшебница? - удивилась Алекса.
   - Я, как мать, должна была ходить по магазинам делать покупки для школы. А с тех пор, как Вергилий окончил Колдумнеи, почти ничего не изменилось.
   - Папа, учился в Колдумнеях? - переспросила Алекса.
   - Да, дорогая, - улыбнулась Оливия Онореевна, - Знаешь, ты иди за формой, там тебя мадам Лоза обслужит, а я пока пробегусь по хозяйственным магазинам. Поверь, там нет ничего интересного.
   Алекса пожала плечами и отправилась в магазинчик под названием: "Мантии на любой вкус и цвет", а ниже приписка: "на первую покупку скидка".
   В магазине было чисто и приятно пахло розами. На стенах была обильная драпировка, миленькие занавесочки (у каждого окна разные) пропускали в помещение солнечный свет, легко играющий в складках зеркального гобелена, висящего на стене. Алекса сняла очки и прицепила их к одежде.
   "Надо же, какая интересная ткань! - подумала Алекса. - Просто клад для освещения. И красиво и светло".
   Просторный зал был поделен на две неравные части большой и плотной шторой. В меньшей половине было два стола, за одним из которых, видимо, принимали заказы, а за другим выдавали. Распоряжались всем две ведьмочки, одна в бежевой, другая в салатовой мантии. Изредка и та, и другая поглядывали на зеркала, стоящие на прилавке. Это был как бы холл, а основное помещение находилось за занавесом.
   - Вы, что-то хотели, мисс? - спросила ведьмочка в салатовой мантии, так как была свободна.
   - Это ко мне! - послышался голос. - Виктория, тебе сейчас позеркалят по поводу незаконченного заказа на комплект мантий. Придумай какую-нибудь отговорку.
   - Да, мадам Лоза, - кивнула девушка в салатовой мантии и взглянула на зеркальце.
   Вскоре послышался характерное позвякивание стекла, и девушка стала говорить. Алекса, наконец, поняла, что эти зеркальца как бы магические телефоны.
   - За формой, Колдумнеи? - спросила подошедшая к ней маленькая женщина в изящной белоснежной мантии. Она добродушно улыбалась и выглядела как-то потусторонне. Получив утвердительный кивок, она продолжила. - Я предвидела, что ты скоро придешь. Проходи и становись на скамейку.
   Алекса (уже не удивляясь, что о ее приходе знали заранее) прошла в другую половину помещения и увидела мотки тканей, вешалки с готовыми мантиями, шьющих ведьм и штук пять скамеечек. Видимо, на большой наплыв покупателей швейное отделение было не рассчитано. Алекса увидела, что на одной из скамеек стоит парень. Она подошла и встала на соседнюю.
   - Тоже за формой? - спросил юноша.
   - Да, - кивнула Алекса.
   - В Колдумнеи? - снова спросил он.
   Алекса вторично кивнула.
   Парень бы странный. Его средний рост не сочетался с длинными руками, волосы были темными-красными у корней и совсем оранжевыми на концах, прямой нос с почти незаметной горбинкой, лучистая улыбка, обнажающая немного кривые зубы. Слегка зеленоватые глаза, спрятанные за светлыми очками, похожими на бантик. На нем были брюки, зауженные к низу, и рубашка, расстегнутая почти до середины (На улице, да и в помещение было душновато), а сверху была накинута изумрудная мантия, с рукавами разной длинны.
   - Я Марьян, - представился парень.
   - Алекса.
   Тут зашла мадам Лоза.
   - Ты на каком отделении будешь учиться? - спросил Марьян.
   - Не знаю, - ответила Алекса.
   Он недоверчиво посмотрел на нее.
   - Как это? Я вот, например, на светлом отделении буду учиться.
   - Надеюсь, я тоже, - поняла, о чем говорил Марьян, Алекса.
   - А говоришь, не знаешь! Жаль, что факультет так же легко не узнаешь. Хотелось бы в Ноумен, но кто знает. Может, вообще в Ромин запузырят. А ты на чем летаешь?
   - Не знаю, - осторожно ответила Алекса.
   - И я, - кивнул Марьян.
   - Ты давно тут стоишь?
   - Минуть пятнадцать, просто длину рукава никак не подгонят, то коротко, то длинновато. Такая вот проблема!
   - Сочувствую, - улыбнулась Алекса.
   Тут мадам Лоза, лично занимавшаяся подгонкой ее изумрудной формы, сказала:
   - Все готово. С вас шесть омел и одиннадцать лотов, - мягко сказала она.
   Алекса рассчиталась и собралась уходить.
   - Мне пора! - сказала она. - Пока.
   - До встречи в школе. Может, мы на один факультет попадем, - попрощался парень.
   Алекса вышла из магазина и увидела идущую к ней Оливию Онореевну.
   - Ну, как тебе форма? - спросила она.
   - Великолепно! - ответила Алекса, воспользовавшись, любимым выражением ее учительницы по географии.
   - Ну, вот и славно. Пойдем дальше, - улыбнулась старушка.
   И они купили складной телескоп с оптическим увеличением N2, стальные весы с пятью уровнями регуляции, комплект склянок из небьющегося стекла, походный котелок, защитные перчатки из кожи саламандры и зашли на фейный двор, чтобы отправить письмо в школу.
   - Теперь за книгами? - спросила Алекса.
   - Да-да. Сюда. "Учебно-практическая и лечебно-теоретическая литература, а так же художественные книги популярных писателей" ждет своих покупателей.
   Внизу снова была приписка: "Имеется раздел нончармских книг, романы в ассортименте".
   - Ой, самое главное в хранилище забыла! - вдруг спохватилась Оливия Онореевна. - Ты иди, купи нужные книги, а я сейчас.
  

N4"Неопределенная судьба".

   А
   лекса вошла в магазин. Там было душно, и пахло пылью. Кругом располагались полки с огромными томами и маленькими брошюрками. Сразу же за дверью начиналась одна из них. Алекса пошла вдоль нее, рассматривая книги. На корешках значилось: "Древние заклятия на новый лад", "Убойная сила, том три", "Черная магия и способы защиты", "Как обойти запрет на магию Вуду", "Сильнейшие заклинания светлой магии", "Как наложить и снять проклятье", "Сглазы, заклятья, проклятья, запулии", "Пуки-муки" "Обновленные комплексные заклятия против нежити" и т.п.
   - Вы хотели бы выбрать книгу по заклятиям? - спросил ее внезапно появившийся продавец в красной клетчатой мантии с биркой на груди. "Бекар Кинге" значилось на ней.
   Алекса резко отдернула руку от книги, которую хотела взять.
   "Неужели они все вот так подкрадываются? Хотя, наверное, проверяют, украла я что-нибудь или нет", - подумала Алекса, успокаивая дыхание.
   - Мне нужны вот эти книги, - сказала девушка вслух и подала письмо.
   - Так-так, первый курс. Пойдемте, - сказал продавец.
   Вскоре на прилавке появились все нужные Алексе книги.
   - С вас восемь омел и три лота, - подсчитал продавец.
   - А можно мне что-нибудь помимо нужной литературы? - спросила Алекса.
   - Почему нет? Что вы предпочитаете? Детективы, истории, научную литературу, исторические книги или может быть что-нибудь из нончармского?
   - Пожалуй, лучше исторические книги, - подумав, сказала Алекса.
   - Хм, интересный выбор, - пробормотал продавец и принес несколько книг: "Мифы древних божеств", "Предсказания будущего на основе прошлого", "Перемещения во времени" и т.д.
   - Вот эту, - указала Алекса на книгу под названием: "Легенды настоящего: вымысел или правда".
   - Плюс еще три лота и того восемь омел и шесть лотов, - подсчитал продавец.
   Алекса рассчиталась, вышла из магазина и остановилась, оглядываясь в поисках Оливии Онореевны. Ее нигде не было. Девушка немного потопталась на месте и решила зайти в соседний книжный магазин. Открыв дверцу, она сразу почувствовала разницу. Если в предыдущем магазине приятно пахло старыми книгами, и было светло и уютно, то в этом было темно и пахло плесенью. На черных полках лежали книги, мало походящие на справочники по белой магии. Пыльные, кое-где даже заплесневелые фолианты, драчливые листовки, мрачные свитки.
   "Это, кажется, обратная сторона разрешенной магии", - подумала Алекса.
   Девушка прекрасно понимала, что это книги по очерненной магии, что среди них возможно есть и опасные книги, что для светлого мага (каким она естественно хотела стать) эти книги были неприемлемы, но почему-то не чувствовала ни страха, ни угрызений совести. Она подошла к одной из полок и взяла толстую книгу. На ней значилось: "Необратимые проклятья и способы их усиления".
   - Хороший выбор, но боюсь это для тебя рановато. Пока рановато, приходи годков через четыре-пять, - послышался мягкий голос.
   Алекса обернулась, уже не удивляясь подкравшейся сзади продавщице. Перед ней стояла явная представительница темных магов. Черные одежды, яркий макияж и разноцветные ногти, по остроте сравнимые разве что с когтями кошки, и таких же цветов волосы.
   - А что можно сейчас? - спросила Алекса. Эта продавщица нравилась ей даже больше, чем продавец в соседнем магазине. Она была уверена в себе, спокойна и к тому же красива.
   - Поправь меня, если я ошибаюсь, и не говори ничего, если я права, - снова заговорила она. - Ты едешь учиться в Колдумнеи, на первый курс. Верно? Сейчас ты была в соседнем магазине и купила там книги, нужные для школы.
   Алекса молчала.
   - Думаю, у меня есть то, что тебе нужно. Моя дочь тоже едет поступать на первый курс, и в письме, присланном из школы, значилось "Боевая магия: темная, краткое изложение" О. Г. Немет. Так ты спросила что можно сейчас, я думаю, темный том как раз подойдет.
   Продавщица скрылась за прилавком и вскоре принесла темно-зеленую искрящуюся книгу.
   - Вот, возьми, - сказала она.
   Алекса протянула руку и слегка коснулась книги, та вдруг засияла, так ярко, что Алекса невольно прикрыла глаза, но вскоре вновь приняла первоначальное обличие.
   - Книга приняла тебя. Я не ошиблась, - восторжествовала продавщица. - Твоя судьба не определена, воспользуйся этим с умом.
   - Сколько с меня? - спросила Алекса.
   - Ничего. Это подарок, - мягко сказала женщина.
   Алекса с не доверием посмотрела на нее.
   - Вы ведь темная? А от темных ничего не бывает бесплатного, - сказала она. - Сколько я должна за книгу?
   - А ты умна, - похвалила продавщица. - Девять лотов.
   - Спасибо, - поблагодарила Алекса, отдавая положенную сумму.
   - Воспользуйся своей возможностью с умом, - еще раз повторила женщина, когда Алекса уже подходила к двери.
   Выйдя из магазина, Алекса увидела Оливию Онореевну.
   - Купила то, что нужно? - спросила бабушка Оливия.
   - Да, все что нужно, и даже больше, - улыбнулась Алекса.
   - А ты знаешь, что не все книги подходят для всех магов? - строго спросила Оливия Онореевна.
   - Знаю, мне уже объяснили. Но я взяла еще легенды настоящего, она не опасна для меня. А ты за чем ходила?
   - А вот за чем, - снова улыбнулась Оливия Онореевна и достала какой-то сверток. - Это семейный артефакт.
   Она вытащила блестящую цепочку с кулоном в виде капельки.
   - Это слезы матери, потерявшей ребенка. Они целительны. С помощью этого кулона можно исцелить человека, если тот даже на грани смерти. Теперь он твой, береги его, и он поможет тебе.
   - Какая красота! - восхитилась Алекса. - И сила! Спасибо, бабушка.
   - Не за что, милая. Это по праву принадлежит тебе, - судя по голосу Оливии Онореевны, она была рада, что сюрприз удался. - Пойдем, что нам еще осталось?
   - Нужна еще волшебная палочка, - радостно сообщила Алекса.
   - Тогда нам сюда, - указала на неприметный домик Оливия Онореевна.
   "Еынбешлов Икчолап", - гласила вывеска. Алекса пожала плечами.
   "Что за бредовое название?" - подумала она.
   Но тут ее взгляд переместился к находящемуся рядом зеркалу. В его подернутой дымкой зеркальной дали, виднелись буквы, из которых сложились два слова, и замудренное название сразу стало понятным и простым. "Волшебные палочки" гласил зеркальный двойник вывески. Алекса улыбнулась и вместе с Оливией Онореевной вошла в магазин.
   Внутри было тихо и как-то жутко. Сзади захлопнулась дверь, и в глубине магазина что-то звонко не то треснуло, не то стукнуло, не то обрушилось. Вскоре из комнатки за прилавком показался старичок.
   "Это что у них, такой колокольчик, что бы знать, что посетитель зашел?" - подумала Алекса.
   - Здравствуйте, мистер Пак, - вежливо поздоровалась Оливия Онореевна.
   - Здравствуйте, мадам Свет, - сказал старичок. - Желаете волшебную палочку?
   Он был в старой, потрепанной, но весьма опрятной мантии с потемневшими заклепками. Его седые волосы были тщательно причесаны на затылке, лысина поблескивала в свете факела, который горел, несмотря на то, что на дворе был день.
   - Не для меня, - улыбнулась та. - Я чармандолл, для моей внучки.
   - Ах, да забыл, забыл. Стар стал, - проскрипел старичок. - Так для вашей внучки. Постойте, для Александры Свет?
   - Вообще-то я Алекса Сильмэ, - поправила продавца Алекса.
   - Да неужели уж я дожил до того момента, что сама Александра Сильмэ пришла покупать у меня палочку! - воскликнул продавец.
   - Мистер Пак, - снова вежливо сказала Оливия Онореевна.
   - Да-да, прошу прощения. Итак, приступим.
   И старичок удалился за прилавок и принес две узенькие и весьма длинненькие коробочки.
   - Вот, попробуйте, - предложил он, подавая Алексе черную палочку с узорами у основания.
   Алекса взяла палочку и слегка помахала ей. Ничего не произошло.
   - Не то, - пробормотал старичок. - А как вот эта?
   Алекса коснулась темно-зеленой, лакированной палочки, но мистер Пак тут же забрал ее назад.
   - Очевидно не то, - снова пробормотал он и опять удалился за прилавок.
   - А как эта? - еще раз спросил он, вернувшись к покупателям.
   У Алексы побывала в руках и красная шероховатая палочка, и коричневая с полосочками, и снова черная, но теперь вообще не отражающая свет.
   - А можно мне самую длинную палочку? - робко спросила Алекса.
   - Она у тебя в руках, - ответил продавец. - Хотя нет, есть еще одна, но... а почему нет?
   Мистер Пак снова исчез и вернулся с очень длинной и очень пыльной коробочкой.
   - Вот, прошу, - сказал он, подавая переливающуюся палочку. Она так и искрилась, плавно переходя от небесно-голубого оттенка к сине-черному цвету.
   Алекса, увидев палочку, тут же поняла, что уйдет отсюда только с ней. И действительно, когда ее пальцы коснулась поверхности палочки, по маленькому помещению прошла волна вибрации и ярких отблесков. Алекса хотела рассмотреть палочку поближе, но тут она взглянула в большое зеркало, висевшее на стене и не поверила своим глазам.
   Она увидела высокую стройную девушку с синей палочкой в руке. Ее лицо изображало удивление. Все вроде бы то же самое, та же полоска бровей, но теперь волосок лежал к волоску, тот же слегка вздернутый нос, но теперь он приобрел горделивый оттенок, те же губы, но контур их стал четким и правильным и глаза, расширенные от удивления, необычайно яркие, подчеркнутые ресницами, ГОЛУБЫЕ глаза! Очки оказались зажатой в другой руке. Но эти самые глаза удивлялись ни своему необычному окрасу. Темные прямые волосы Алексы в одночасье превратились в длинные, чисто-черные, волнистые переливающиеся пряди, ниспадающие почти до самых колен. Алекса превратилась в Александру Сильмэ.
   - То, что надо. Мировое древо, волос русалки, тридцать три сантиметра, - сказала мистер Пак. - Очень неопределенная палочка. Ею может владеть, как светлый, так и темный маг, но, несомненно, эта - одна из мощнейших палочек в мире. Она ни чем не уступает, а скорее, даже превосходит палочку...
   - Чью? - спросила Алекса, так и не дождавшись ответа.
   - О! Мы не называем его имени, он Черный маг, - загадочно начал мистер Пак. - Он был велик и непобедим, и только ты встретилась с ним и не погибла. Он мог убить взглядом, но ты выжила и теперь получила свою силу. Твоя судьба не определена. Возможно, ты будешь такой же, как и он, но, возможно, ты станешь по другую сторону и будешь сражаться с ним. Одно несомненно, ты будешь великой, но темной или светлой - решать тебе.
   - Сколько с нас за палочку? - спохватилась Оливия Онореевна.
   Было видно, что она не хотела, чтобы Алекса знала об этом.
   - Девять омел, - ответил мистер Пак.
   Оливия Онореевна и Алекса расплатились и быстро ушли из магазина.
  
   После покупок Алекса с бабушкой Оливией решили перекусить в здешнем кафе, называвшемся "Красная рябинка", да ею и являющемся, раскинувшей свои гостеприимные ветви в середине левого ряда деревьев-магазинов. Продегустировав утку в нончармском соусе, они принялись за вкусное мороженое. Тут в кафе появился молодой человек в черной форменной мантии, в блестящих черных лакированных туфлях с сильно загнутыми носами, аккуратно причесанный. Он подошел к стойке, что-то купил и, увидев Оливию Онореевну, направился к ее столику.
   - Здравствуйте, мадам Свет, - широко улыбаясь, сказал он.
   - А... Вильгельм! - обрадовалась бабушка, узнав молодого человека. - Что же ты тут делаешь? Да присаживайся, присаживайся.
   Молодой человек еще раз улыбнулся, придвинул стул и сел за столик.
   - Алекса, познакомься, это сын моей доброй знакомой, Вильгельм Тополь. Вильгельм, моя внучка, Александра, - представила новоприбывшего Оливия Онореевна.
   - Это ваша внучка? - переспросил он.
   - Да, она моя внучка, - улыбаясь, ответила Оливия Онореевна.
   - Магия! Счастлив встретиться с вами! - учтиво сказал Вильгельм.
   - Брось, Вильгельм. Что ты и в самом деле? - нахмурилась бабушка Оливия.
   - Хорошо-хорошо. Просто никак не отвыкну от Англии. Там ведь все сама учтивость. Но, это действительно честь - встретить саму Александру Свет.
   - Алекса Сильмэ, - поправила Алекса, пораженная таким к себе вниманием, хотя он был уже не первый.
   - Сильмэ? Ты все же взяла фамилию матери? - спросил Вильгельм.
   - Наверное, взяла, - пожала плечами Алекса, она и сама не знала, почему ее фамилия Сильмэ, а не Свет. - Вообще-то так получилось.
   - Кстати, насчет Англии. Когда ты вернулся? - спросила Оливия Онореевна Вильгельма.
   - Вчера. Там жутко скучно было, особенно в последнее время. Куда как лучше у нас в России, и никаких официальных речей, - ответил Вильгельм.
   - Но ведь и здесь часто общаются на английский лад? Мадам, сеньор, мисс и так далее, - вспомнила Алекса.
   - Это международный рынок, - пожал плечами Вильгельм. - Здесь можно встретить разные традиции, но чаще всего это действительно почему-то английские. А вы за покупками? Позвольте полюбопытствовать, что же это? Тьфу ты, опять эти манеры!!!
   - Мы все к школе для Алексы покупали, - ответила Оливия Онореевна, весело глядя на сына своей доброй подруги.
   - Для школы? И куда? В Колдумнеи?
   - Конечно в Колдумнеи, а куда же еще, - уверенно ответила Оливия Онореевна.
   - Значит, мы с тобой там встретимся, - обратился Вильгельм к Алексы.
   - Почему? - неуверенно спросила она.
   - Меня туда преподавателем Заклинательного волшебства пригласили, поэтому и из Англии пришлось вернуться. Хотя я рад, - ответил Вильгельм. - Но, простите, мне нужно бежать, а то магазины закроются на обед.
   - Заходи как-нибудь к нам, расскажешь все как следует, - пригласила Оливия Онореевна.
   - Обязательно приду, - улыбнулся молодой человек и исчез.
   - А что такое отделения и факультеты? - спросила Алекса бабушку, некоторое время спустя. - Про них Марьян в ателье говорил.
   - Мм... отделений два: светлое и темное. Обычно отделение можно определить по склонностям мага еще до школы. А вот с факультетами сложнее. Всего в Колдумнеях их три: Ноумен, Храмин и Ромин. В Ноумене учатся, так сказать, боевые маги. Это сильные, смелые и, самое главное, одаренные дети. Из них лучшие светлые и темные маги выходят. Твой отец в том числе. Храмин - это бытовые волшебники, так сказать, маги средней руки. Здесь учатся теоретики, предсказатели, философы и так далее. Это основной класс магов. Как бы ни рыба ни мясо. Вроде бы, и магическая сила есть, но в тоже время ничего особенного. В Ромине учатся зельевары, алхимики. Это слабенькие маги, поэтому учатся они работать руками: варить зелья, разбираться в травах и животных. В большинстве своем это трудолюбивые дети. Отделения и факультеты вообще-то сами по себе. На каждом отделении есть представители всех факультетов, и в каждом факультете есть представители обоих отделений.
   - Понятно. А на чем можно летать? - снова спросила Алекса.
   - Да на чем хочешь, - весело ответила Оливия Онореевна.
   - На чем хочешь? - усомнилась Алекса. - И на пылесосе, и на блюде, и на подушке, и в шкафу?
   - На чем угодно, лишь бы тебе подходило. Хоть в шкафу (вообще-то на большой скорости дверцы будут мешать), хоть на блюде (но оно весьма хрупкое), хоть на подушке (главное не свалить с нее, держаться-то не за что), хоть на пылесосе, между прочим, весьма популярное средство передвижение, так же как веники, швабры и метлы. Но метлы - это преимущественно заграничное средство передвижения, - подтвердила бабушка Оливия.
   - А я на чем буду летать? - тут же поинтересовалась Алекса.
   - Это ты узнаешь в школе. До нее можно лишь предполагать, да еще и с такой палочкой как у тебя, твоим летающим аппаратом может оказаться что угодно.
   - Кстати, на счет палочки. Что за неопределенная судьба? Мне сегодня про нее уже дважды сказали, - перевела разговор в нужное русло Алекса.
   - Дважды? - насторожилась Оливия Онореевна.
   - Да, первый раз в книжном магазине, а второй у мистера Пака, - ответила Алекса.
   - В книжном? Откуда Бекару знать, что твоя судьба не определена, он не может этого видеть?
   - А мне не он сказал, а ведьма из соседнего магазина.
   - Ты заходила в "Темную литературу"? - ужаснулась Оливия Онореевна.
   - Да. Я купила там темную боевую магию, - ответила Алекса, не понимая, что так напугало ее бабушку.
   - Ты купила темные боевые искусства? - не поняла Оливия Онореевна. - И книга приняла тебя?
   - Да. Она тоже значилась в списке, - пожала плечами Алекса. - А что?
   - Алекса, это же книга по черной магии! - воскликнула старушка. - И она тебя приняла?
   - Похоже, что да. Иначе бы мне ее не продали.
   - Приняла? О, магия, это конец! - обреченно сказала Оливия Онореевна.
   - Почему? - теперь уже Алекса ничего не понимала.
   - Ты знаешь, что это значит? Никогда еще в нашей семье, да что там семье, во всем нашем роду не было ни одного темного мага. Ни одного! Никто никогда не покупал Книгу по темным искусствам. Никогда! Любого светлого мага эта книга должна убить на месте! А тебе она оказалась послушна! Это значит, что ты темная, Алекса. Ты ведьма, самая настоящая ведьма! Какой кошмар!
   - Нет, я не ведьма, - уверенно ответила Алекса.
   - Ведьма! Книга узнала в тебе одну из черных колдуний!
   - Да нет же. Я купила и светлую боевую магию, и она меня тоже приняла! - уверенно сказала Алекса. - Палочка у меня весьма необычная, и эти высказывания о неопределенной судьбе. Все говорит о том, что неизвестно, кто я. Темная или светлая!
   - Но черно-магические книги просто так в руки не даются, значит, она увидела в тебе перспективного темного мага, - неуверенно сказала Оливия Онореевна, ей очень хотелось верить, что ее внучка - светлая волшебница.
   - Ну и что? Светлая книга увидела во мне белого мага. А кем я буду - это уже мое дело! Как уж там? Между светом и тьмой остаться собой. Разве не было случаев, когда маг был и светлый и темный, универсализм?
   Тут Оливия Онореевна что-то вспомнила, и ее лицо побледнело.
   - Был, - наконец ответила Она.
   - Это тот, о ком говорил мистер Пак? Что я либо стану, как он, либо буду на другой стороне. Но если он ни светлый, ни темный, то на какой он стороне? Когда я с ним встретилась? Почему все, услышав мое имя, смотрят на меня, как будто привидение увидели? Кто мог убивать взглядом, и почему я выжила? - выложила все интересующие ее вопросы Алекса.
   - Да, это о нем говорил мистер Пак, - мрачно ответила Оливия Онореевна, видимо, ей не хотелось говорить об этом, но выбора не было.- Был на свете один маг, очень сильный маг. Он, как и ты теперь, был неопределенного отделения. Ни темный, ни светлый, но очень сильный. Темные его ни принимали из-за использования светлой магии, светлые наоборот. И это ему надоело, поэтому он решил найти дело, где он будет лучшим, а то и единственным, и нашел. Он стал работать с хаосом, которому тоже нет дела до разделения на светлых и темных. И удачно, надо сказать. Он хотел освободить хаос, считая, что так он обретет свободу и равноправие с другими магами. Он не понимал, что хаос не щадит никого!
   Он стал усиленно колдовать, но вскоре понял, что одному ему не справиться. И стал искать сообщников. Тогда и началось самое страшное. Он был очень силен и хорошо обучен, он входил в любой дом и никакие оборонительные заклинания, ни светлые, ни темные, не могли спасти его жителей. Он спрашивал всего один раз, хотят ли они присоединиться к нему. В независимости от ответа маги исчезали. Только одни уходили с ним, а других он убивал. И вот однажды он пришел к темно-зеленому дому с шиферной крышей, небольшим крылечком с вертушкой на шесте, - Оливия Онореевна вздохнула, видимо воспоминания были для нее болезненными. - Это был ваш дом, твой и твоих родителей. Вергилий отказал ему, и он убил... его и Аврору, и подошел к вам с Кириллом.
   - Что? Он убил моих родителей и хотел убить нас? - воскликнула Алекса.
   - Он не смог, - поспешно сказала Оливия Онореевна. - Ты каким-то чудом спаслась и спасла Кирилла. Никто не знает, как это тебе удалось, поэтому все тебя и знают, и смотрят как на привидение. Никому неизвестно, как тебе удалось спастись, как ты выжила. Никто не смог, а ты смогла, да еще и его повергла. Черный маг исчез и больше с тех пор не появлялся.
   - Кто он? Как его зовут? Почему о нем не слушают? - снова спросила Алекса.
   - Он маг хаоса, безбоязненно использующий и светлые, и темные заклинания. Мы не произносим его имени вслух, - тихо сказала Оливия Онореевна.
   - Жаль, что я ничего не помню, - пробормотала Алекса, - хотя, может это и к лучшему... Как его звали? Скажи мне, бабушка, я должна знать.
   - Хорошо. Его зовут... князь Ринтэль, - скороговоркой сказала бабушка Оливия.
   - Князь Ринтэль?!
   - Тише, не произноси его имя. Это опасно! - озираясь, шикнула Оливия Онореевна.
   - Князь! - повторила Алекса.
  
   Вскоре Алекса и Оливия Онореевна вернулись домой, где их уже ждал Кирилл.
   - Как покупки? - спросил он и осекся.
   - Чудесно! Столько новых вещей и открытий, - ответила Алекса, не заметив оцепенения, напавшего на брата.
   - Очень много открытий! Но все по порядку, - подтвердила Оливия Онореевна.
   - Ты чего? - спросила Алекса, заметив, наконец, странное поведение брата и, проследив его взгляд, поняла, что его смутило. - Ты об этом?
   Алекса взяла прядь черных длинных волос и слегка помахала ей. Она-то уже привыкла к своему новому облику, а Кирилл видит ее такой впервые.
   - Ну, как? Нравится? - спросила она, обворожительно улыбаясь.
   - Потрясно, - сказал Кирилл, немного смутившись. - То есть что это?
   - Александра Сильмэ, так сказать, во плоти, - ответила Алекса, довольная произведенным эффектом. - Ой, мы такую замечательную палочку купили!
   - Замечательную, - мрачно сказала Оливия Онореевна.
   Кирилл бросил удивленный взгляд в сторону Оливии Онореевны.
   - И на каком ты будешь отделении? - спросил он.
   - На обоих, - ответила Алекса.
   - Это как? - не понял ее брат.
   - Ее палочка неопределенная, - с вздохом ответила бабушка Оливия. - Она может стать и светлым магом, и темным. К тому же, Алекса еще и темную боевую магию купила.
   - Вообще-то я купила обе боевые магии, - снова поправила ее Алекса. - И в последствии могу выбрать!
   - Тебе подчинилась черно-магическая книга? - переспросил Кирилл. - Круто!
   - Ну, хоть ты не видишь в этом ничего ужасного, - облегченно сказала Алекса.
  

N5"Лето, прекрасная пора".

   Л
   ето выдалось прохладным, но теперь омрачить хорошее настроение Алексы не могло даже это. Остаток первого месяца и весь второй месяц лета Алекса провела со своим братом, изредка навещая своих приемных родителей. Они гуляли по улицам, тоннами поедая мороженое, ходили в кино, долго споря по поводу наиболее интересных эпизодов, приезжали на дачу помогать бабушке, в наиболее жаркие дни ходили купаться на речку. Вообще, будущая магичка по приглашению Оливии Онореевны, переехала к ней,и теперь жила вместе со своей бабушкой и братом, родители, как ни странно, не были против и даже ничего не уточняли. Потом Оливия Онореевна объяснила это изначально наложенным на них заклинанием, и это успокоило Алексу.
   Алекса также читала книги, купленные на Алее Сезон. Все они оказались жутко интересными и необычными. Все картинки в них оживали, каждая страница была написана совершенно особым шрифтом и разными цветами. Однажды Алекса даже нашла чистую страницу, но, приглядевшись, увидела белые буквы.
   Вот и сейчас она читала "Боевая магия: светлая, краткое изложение".
   ... Все маги делятся на темных и светлых. Это определяется еще в дошкольном возрасте, и при поступлении в учебное заведение принадлежность к одному из отделений не является ни для кого неожиданностью. Это пособие создано для светлых магов, и дальше будут встречаться заклинания, используемые светлыми магами.
   Но как распознать темного мага? Самый яркий признак темного мага - это золотистые искры, выпускаемые его палочкой. Существуют также косвенные признаки темного мага. Внешний вид: преобладание ярких, вызывающих цветов в цветовой гамме, не редко неряшливый и неопрятный вид. Речь: в большинстве своем грубая, с постоянными насмешками и оскорблениями, чаще всего неприятный резкий голос. Прочее: забота только о себе любимом, нарушение всех существующих и несуществующих правил, наличие большого количества вредных привычек, огромная численность темных амулетов, в основном накопителей, и так далее...
   Также Алекса для сравнения открыла темный том и нашла аналогичную информацию. Начало было таким же, но вот статья о светлых магах была следующая:
   ...Но как узнать светлого мага? Итак, светлые маги и их особенности. Самый явный признак светлого мага - это серебристые искры, выпускаемые его палочкой. Существуют также косвенные признаки светлого мага. Внешний вид: преобладание спокойных, нейтральных цветов в общей цветовой гамме, слишком чистый и опрятный вид. Речь: минимальное присутствие ненормативной лексики, спокойный и мягкий голос. Прочее: непременное желание всем помочь, четкое следование большинству правил, отсутствие вредных привычек (за редким исключением), огромное количество всевозможных оберегов и амулетов (светлые маги очень суеверны) и так далее...
   "Да... хорошего они мнения друг о друге, - подумала Алекса, изучая статьи. - Похоже, особо полагаться на эти заметки не стоит, слишком уж они радикальны, кажется, выделенные качества сильно преувеличенны".
   Ни один день Алекса не скучала, всегда находилось дело, которое требовало ее внимания. Иногда к ним приходил Вильгельм Тополь. Как оказалось, Кирилл его давно знает, и они с ним хорошие друзья. Вообщ Вильгельм оказался отличным человеком, он был интересным собеседником, много шутил, но и на серьезные вопросы отвечал дельно, в самую суть. Алекса тоже подружилась с ним и была рада его приходу, подолгу беседуя о разных магических вещах. Из его рассказов она почерпнула много ценных знаний. Так незаметно пролетели полтора месяца, и приблизился день рожденья Алексы и Кирилла.
   Двадцать седьмого июля с самого утра царил маленький хаос, все ходили, что-то пытались делать, в итоге только мешали друг другу. А ближе к обеду, когда вот-вот должны были прийти гости, званные на празднование пятнадцатилетия близнецов, (которые, кстати, даже после некоторого изменения внешности Алексы не перестали быть очень похожи), был вообще полный кавардак.
   - Где моя синяя рубашка? - в сотый раз спросил Кирилл, ходящий из угла в угол в безуспешных поисках.
   - Она была на кровати! - в сто первый раз ответила Оливия Онореевна.
   - Но ее там нет! - снова воскликнул Кирилл. - Куда она могла деться?
   И все начиналось сначала.
   Алекса стояла перед зеркалом и думала, что сделать со своими волосами. Она, со своей стороны, пригласила двух подруг, но сейчас вдруг сообразила, что не может показаться им на глаза. Как им объяснить длину своих волос, которые, к тому же, из прямых превратились в волнистые, а из темных - в очень темные. На ней длинная синяя юбка и ярко красный топ. И ее черные волосы были распущены и разложены на плечах.
   - И что мне с вами делать? - в слух спросила Алекса. - Не могу же я вот так показаться.
   "Что Алиска с Инной подумают? Была обычная прическа, а теперь вот, бат-с, и необычная стала. Откуда у меня такие длинные волосы? Ага, отросли за месяц! Конечно", - представила уже мысленно девушка.
   Алекса уже спросила Оливию Онореевну и Кирилла. Оба согласились, что так показываться нельзя, но ничего дельного, кроме как постричь, не предложили. Девушка снова вздохнула и пропустила волосы между пальцами, стричь их она не собиралась.
   "Скорее я уж вообще не покажусь гостям, чем состригу такую красоту. Неужели нет никакого выхода?"
   Но вдруг ее волосы слегка приподнялись и, на глазах, укоротились, стали, как прежде. Только пышность и легкая волнистость остались.
   - Ого! Что это? Куда они делись? - оторопела Алекса. Волосы снова стали длинными и волнистыми, как минуту назад.
   "Ага, так вот в чем секрет. Вы можете изменять свою длину? Здорово! Как раз то, что нужно! Теперь можно и гостей встречать, и не бояться вопросов.
   Алекса снова качнула головой, и волосы стали короткими.
   - Прекрасно! - воскликнула она, и тут в дверь позвонили.
   Оливия Онореевна что-то уронила на кухне, а Кирилл заметался по комнате в поисках, чего бы надеть. Не встречать же гостей полуголым.
   - Где моя рубашка? - уже неизвестно в какой раз спросил он. - Где она? Ее нет ни на кровати, ни под ней!
   - Так, Кирилл, успокойся и сосредоточься, - использовав любимое выражение их классной руководительницы, напутствовала Алекса. - Вот, надень бежевую, она тебе тоже очень идет. Я пойду открывать дверь, а ты давай присоединяйся по мере готовности.
   Алекса пошла к входной двери.
   - С днем рожденья!
   - С пятнадцатилетием!
   - Ух ты, ты покрасилась?
   - И завилась! Класс! - с порога начали Инна и Алиса, пришедшие раньше парней, приглашенных Кириллом.
   - Привет, девчонки. Жутко рада вас видеть! - обрадовалась Алекса. - Проходите, проходите!
   Три подружки зашли в зал, где хозяйничал наконец одевшийся Кирилл. Приход еще двух девушек его немного сконфузил, хотя он честно пытался не подавать вида.
   - Знакомьтесь, мой брат Кирилл. Помните? Я вам уже говорила. Кирилл, Алиса, Инна! - представила Алекса своих подруг. - Как отдохнули, девчонки? В школу не хочется? Или, может, уже соскучились по Ирине Дмитриевне.
   - Издеваешься, конечно, нет! - ответила Алиса.
   - И не напоминай! - подтвердила Инна.
   - Я бы еще сто раз так повеселилась! - продолжила Алиса. - Я была в Казани у братишки, мы с ним весь город обошли. Сколько там магазинов! Я себе кой-какую одежку прикупила! А потом мы в деревню поехали. Свежий воздух и все такое. Смотри, какой шикарный загар я приобрела на тамошнем пляже!
   - Я тоже неплохо провела время, - подхватила Инна. - В Шадринске, конечно, не рай, но очень мило. Он чем-то на наш Димитровград похож. Маленький чистеньки зауральский городок, там у меня сестра и еще часть родни.
   Тут снова раздался звонок в дверь.
   - Пойду, открою! Поухаживай, - улыбаясь, попросила брата Алекса и, прежде чем Кирилл успел что-либо возразить, упорхнула в прихожую.
   Снова скрипнула дверь, и в квартиру вошли два парня. Один повыше, а другой поплечистее.
   - Здрасте! - неуверенно поздоровался низкий.
   - Привет, я Алекса! Проходите, не стесняйтесь, - улыбаясь, поздоровалась она.
   - С днем рожденья, кажется! - поздравил второй. - Ты ведь сестра Кира.
   - Да-да. Большое спасибо. Проходите в зал, - улыбнулась Алекса.
   Гостей встречать Алекса любила и умела. С раннего детства ее родители устраивали шумные празднования дней рождений своих трех дочек, и на каждом из них Алекса была за главную. Следила, чтобы никто не скучал, что бы всем всего хватило, и никто не остался без внимания. Родители всегда могли положиться на гостеприимную (пусть и приемную) дочку, они были уверены, что если дома будет Алекса ни одна гостья (ни ею приглашенная, ни ее сводными сестрами) не уйдет недовольная. Поэтому к ним в гости всегда ходили охотно и благодарили перед уходом за приятно проведенное время.
   - Здорово! - приветствовали пришедшие парни Кирилла. - С днюхой!
   Но, увидев девушек, осеклись. Алекса зашла в комнату вслед за ними.
   - Алиса, Инна! - представила она подруг, и вопросительно посмотрела на Кирилла.
   - А... - запоздало сообразил он. - Лёхи!
   Алекса обменялась с подружками многозначительными улыбками.
   - Очень приятно! - наконец сказала Алиса.
   - Ну что ж, давайте тогда за стол садиться, - предложил Кирилл, видимо, самый голодный.
   Теперь уже девчонки не выдержали и рассмеялись, с этого и началась беседа.
   Пообедав, шестерка ребят еще долго болтала о всякой ерунде. Алексеи, приглашенные Кириллом, оказались хорошими ребятами. Были весьма начитанны, много шутили и задорно смеялись. Они обсудили летние развлечения, слушали музыку, немного поиграли на компьютере, поспорили о значении компьютеризации, а под конец оправились прогуляться вечерком. В общем, хорошо провели время, отдохнули и повеселились.
  

N6"Прощаться всегда тяжело".

   К
   аникулы, каникулы, золотое время! Они еще не начались, а мы уже мечтаем и планируем, чем и когда займемся, с кем познакомимся, куда пойдем, что сделаем. И вот они наступили. Радость бьет ключом, наконец-то свобода! Июнь - класс, делай что хочешь и ни о чем не думай. Июль - еще ничего, можно отдохнуть. Август - о боже, да время совсем на исходе! Скоро в школу!
   Но Алекса так не думала. Она отдыхала в свое удовольствие и школу ждала с нетерпением. Ведь она поедет учиться не просто в школу, а в волшебную школу, где преподают настоящие маги, учат нее сложению и умножению, а заклинаниям и искусству создания зелий. Начинались последние дни августа, погода была теплая и солнечная, и дома сидеть не хотелось. Да и к тому же, Алекса договорилась с подружками прогуляться в последний раз перед школой, а заодно сообщить им, что она не будет учиться с ними. Правда, Алекса плохо себе представляла, как объяснит подругам свой уход из школы.
   Раздалась трель дверного звонка, и Алекса пошла открывать. Увидев свое отражение в настенном зеркале прихожей, Алекса запоздало вспомнила, что не укоротила волосы и быстренько занялась процессом. Оглядев через мгновенье себя, она осталась довольна. Оранжевые бриджи выгодно подчеркивали фигуру, ярко зеленая безрукавка обнажала изящные руки, и темные, забранные в хвост волосы мягко падали на спину. Алекса позволила себе сделать их чуть длиннее, так как прошло уже достаточно времени и волосы реально должны были подрасти.
   - Добрый день! - поздоровалась она с Алисой и Инной.
   - Привет! Ну что, идем?
   - Да, сейчас, только сумочку возьму, - согласилась Алекса, протягивая руку к сумочке, заранее приготовленной ею.
   - Привет! - девчонки радостно улыбнулись Кириллу, вышедшему в коридор.
   - Привет, - отозвался он и проследовал на кухню.
   - А, может, его позовем? - тихонько, чтобы Кирилл не слышал, спросила Инна.
   - Кого? Кирилла? - не поняла Алиса, вопросительно глядя на Алексу.
   - Нет, дверь у соседей. Конечно его, ты еще какого-нибудь претендента видишь? - раздраженно спросила Инна, видимо подружки уже успели "мило" побеседовать по дороге.
   - А он пойдет? - спросила реалистичная Алиса, демонстративно не обращая внимания на гневную вспышку Инны.
   - Так давайте спросим у него. Чего гадать? Кирилл! - позвала брата Алекса.
   Тот показался с кухни.
   - Пойдешь с нами? - спросила девушка.
   - Куда?
   - Да, просто гулять. В последний раз перед школой, - ответила Алекса.
   - Пойду, - пожал плечами Кирилл. - Все равно мне тут одному делать нечего.
   Четверка ребят собралась и вышла на улицу.
   - Ну что, к "Роспечати", там... - предложила Инна.
   - Новый журнал "Все звезды", - закончила Алиса.
   - Да! Новый журнал. Не хотите, не ходите, - насупилась Инна.
   Теперь Алекса поняла, в чем дело, почему Алиса и Инна не разговаривают.
   - Хотим, хотим, а заодно мороженое купим, - убедительно сказала она.
   - Да, идемте, - согласился Кирилл, которому, видимо, хотелось прохладиться.
   Вскоре Алекса, Кирилл, Алиса и Инна уже шагали по улице, весело обсуждая попадающиеся по пути рекламные щиты.
   - Спецпредложение от Би Лайна! Три любимых лучше одного, - процитировала Алиса рекламу сотовых сетей. - Где это лучше? Один любимый целиком бесплатный, а три только со скидкой!
   - Нет, три любимых выгоднее. Ты же не всегда звонишь на один номер, а так их три, - спорил с ней Кирилл.
   - Да куда тебе так много? Ты же на все три сразу звонить не будешь? - не уступала Алиса.
   Алекса обратила внимание на рекламный щит, озвученный Алисой, и засмеялась.
   - Ты чего? - не поняла Инна.
   - Читай только крупные буквы, - посоветовала Алекса, показывая на рекламку.
   Инна так и сделала и в следующую минуту они уже хохотали вместе.
   - Вы чего? - обратил на них внимание Кирилл.
   - Нервный припадок, это серьезно, - уверенно заявила Алиса.
   - Да нет! - хихикая, сказала Инна, но на большее ее не хватило.
   - Прочитайте только крупные буквы на своей рекламе, - улыбаясь, попросила Алекса.
   Кирилл и Алиса обернулась, чтобы взглянуть еще раз на щит, который они уже прошли.
   - Ну, три любимых лучше одного, - повторила Алиса, и Кирилл захохотал.
   - Что? - не поняла опять Алиса.
   - Да не номера... а человека, - смеясь, ответила ей Инна.
   Теперь смеялись все.
   - Может, еще по мороженому? - предложила Алекса, она очень любила мороженое.
   - Давайте. Вот Алевский киоск близко, - согласилась Инна и все пошли за мороженым. Усевшись на той же лавочке под деревом, что и давним весенним деньком, они продолжили разговор.
   - Мда, скоро в школу, - вздохнула Алиса.
   - Да уж, и не говори, - согласился Кирилл.
   - Но зато мы все будем учиться вместе! - попыталась скрасить ожидание школы Инна.
   Она купила свой журнал и теперь была вполне довольна жизнью, миром и, что удивительно, Алисой.
   - Не совсем, - наконец решилась Алекса.
   Лучшего момента не предвиделось.
   - Как это? - не поняла Алиса.
   - Я... уеду учиться в другую школу.
   - Когда? На сколько? - посыпались вопросы.
   - Далеко и надолго, - грустно пошутила Алекса. Хоть она и мечтала учиться в волшебной школе, но оставлять подруг она все же не хотела. - Ну, а если серьезно, то уеду я первого сентября, а вернусь следующим летом.
   - Но зачем тебе это нужно? - спросила Инна.
   - Там...мм... школа для одаренных детей. Мне предложили там место, и я согласилась, - ответила Алекса.
   - Ты хоть писать-то нам будешь? - удрученно спросила Алиса, она поняла, что это дело уже решенное и обсуждению не подлежит.
   - Буду! Куда ж я денусь! - улыбнулась Алекса.
   Еще немного поболтав, четверка разбежалась по домам.
   - Вот и лето кончилось! - вздохнула Алекса, шагая с Кириллом домой по темнеющей улице.
   - Да, завтра первое сентября, - кивнул Кирилл.
   Вдруг в тени мелькнуло что-то розовое, и над головой у Алексы зависла фея.
   - Вам письмо! - пискнула она, кинула Алексе письмо и исчезла.
   - Спасибо, - удивленно поблагодарила Алекса воздух на месте феи и отправилась побыстрее домой, чтобы прочесть письмо.
   Уважаемая, Александра Сильмэ!
   Напоминаем вам, первого сентября, завтра, со станции "Нончармская" отходит поезд, который доставит вас в школу магии и волшебства "Колдумнеи". По всем интересующим вопросам по-прежнему обращаться к Оливии Онореевне.

Мои наилучшие пожелания,

Заместитель директора,

Афелия Мэтаре.

   - Ну вот, я завтра уезжаю, - сказала Алекса, заканчивая собирать чемодан.
   - Да, - буркнул Кирилл и отвел мрачный взгляд.
   Этим все и закончилось.
  
   На утро Алекса проснулась довольно рано. Закончив все утренние процедуры, она стала выбирать, в чем поедет в школу. Вскоре она остановилась на любимых темно-зеленых брюках и небольшой цветной кофточке и занялась прической.
   "И что же мне придумать? - подумала она. - Длинные волосы - это красиво, но не очень удобно".
   Алекса перепробовала многие варианты, но одна прическа была слишком официальной, другая слишком раскрепощенной, а в третьей волосы просто мешали. Перепробовав все варианты, пришедшие ей в голову, и так и не найдя ничего подходящего, Алекса слегка приуныла.
   "Да... что-то все не то", - грустно подумала она.
   Тут одна из прядей слегка качнулась в сторону расчески, лежащей на тумбочке. Алекса не придала этому значения: "Подумаешь, ветер подул", но тут прядь снова потянулась к расческе и обвилась вокруг нее. Алекса уставилась на нее, слегка потрясла головой, отгоняя наваждение, но прядь упрямо цеплялась за ручку расчески.
   - Поняла, вы хотите, чтобы я вас причесала, - ошарашено сказала Алекса, и соседний локон согласно "закивал". - Ага, ничего страшного, просто нужно причесаться, - пробормотала Алекса, соображая, не сошла ли она с ума, или это еще одна особенность ее прекрасных волос, и стала причесывать их.
   Как только расческа снова оказалась на тумбочке, все пряди разом пришли в движение, собрались в довольно крупную шишку наполовину длинны волос. Остальная их часть раскинулась по плечам и спине.
   - Уау! - поразилась Алекса. - То, что надо! И не все убрано, но и не мешает. Класс!
   - Что класс? - спросила Кирилл, вошедший в комнату.
   - Да вот. Как тебе такой "расклад" волос?
   - Ничего, - согласился Кирилл. - Да я в этом ничего не понимаю.
   - Зато они понимают, - уверенно сказала Алекса, прокручивая ближнюю прядь в пальцах, от чего та свилась в кольцо.
   - Кто они? Волосы?
   - Да! Все это их идея, - подтвердила Алекса, обозначая неуловимым движением прическу.
   - Они что, сами переплелись и скрутились? - не поверил Кирилл.
   - Да! Они не только красивые, но еще и живые! - и в подтверждение ее слов, одна из прядей помахала Кириллу и снова улеглась на место.
   - Вот те на! Живые! - убедился Кирилл.
   - Ой, уже одиннадцатый час! Наверное, пора, - задумчиво произнесла Алекса.
   - Алекса, дорогая! Я вызвала такси, оно скоро приедет. Я пойду вниз, встречу и чемодан твой возьму, - крикнула Оливия Онореевна и вышла из квартиры.
   - Ну, все, пора! Пока! - уверенно сказала Алекса и, в последний раз окинув себя взглядом и оставшись довольной, отправилась к выходу.
   - Алекса, а очки тебе не нужны? - вдруг вспомнил Кирилл, догоняя ее в дверях.
   - Нет, зачем они мне? Теперь у меня отличное зрение, а это только для маскировки, чтоб лишних вопросов не задавали. Они мне понадобятся следующим летом. Так что сохрани! - пожала плечами Алекса и уже хотела выйти. - Нет, так нельзя.
   И она быстро подошла к Кириллу и, обняв его, сказала:
   - Я буду скучать, братишка.
   - И я, сестренка, - улыбаясь, сказал Кирилл.
   - А теперь до встречи!
   И Алекса ушла, не оборачиваясь больше. Ей было грустно расставаться с вновь обретенным братом, но школа волшебства манила ее своей новизной и необычностью. Уже садясь в машину, она снова обернулась и посмотрела на балкон. Там стоял Кирилл в школьной гимназической форме, с ее очками в руке. Алекса не обратила внимания, что приметила это, хотя квартира находилась далеко не на первом этаже, да и очки были не гигантские.
   - Удачи! - донеслось до Алексы.
   - И тебе того же! - ответила она и села в такси.
   Вскоре Алекса с Оливией Онореевной уже вышли у вокзала, обычного нончармского вокзала. Но, как и в книжном магазине, они не пошли к линиям, а нырнули в служебное помещение, прошли через аналогичную арку, как и на Аллее Сезон и оказались на довольно обширной, залитой солнечным светом площадке, а на большом указателе была надпись: "Станция Нончармская". Вся площадь была буквально наводнена людьми. Тут были и странные карлики, и великаны, и обычные люди, то есть, конечно, маги. Все кого-то провожали, давали последние напутствия, обнимали. В общем, обычная суматоха перед отходом поезда на обычном нончармском вокзале. А посреди площади висел (именно висел и не стоял) в тридцати-сорока сантиметрах от земли темно-бордовый поезд.
   - Вот и поезд. Он доставит тебя в школу, - сказала Оливия Онореевна.
   - Поезд? Но он же... - запнулась Алекса и, подобрав нужное выражение, продолжила, - не едет по рельсам.
   - Конечно! А ты думала, что до волшебных мест, каким и является школа, можно добраться пешком? Естественно, поезд - летающий и очень быстро летающий, не то, что другой общественный транспорт, так что уже к вечеру вы будете в школе. А теперь пора, иначе ты не успеешь.
   Алекса с помощью Оливия Онореевны, затащила чемодан в свободное купе и снова вышла, чтобы попрощаться.
   - Ну, вот я дождалась этого момента. Ты едешь в школу. Удачи тебе, много радости и интересных впечатлений! Хотя, о чем это я, в Колдумнеях что ни год, то новое происшествие, так что не заскучаешь! Юные маги на обучении - это почище любой атомной бомбы. Ну ладно. Пора заканчивать, уже взлет объявили, - сказала Оливия Онореевна и заключила Алексу и объятья. - До свиданья.
   - До встречи на летних каникулах, - улыбаясь, сказала Алекса и зашла в вагон. Там она быстро подошла к окну, чтобы в последний раз взглянуть на свою бабушку, но тут послышался голос:
   - ВсеМ занять свои места, начинаем взлет!
   Алекса нехотя села, махнув в последний раз бабушке Оливии, и поезд тронулся.
   ********
  

N7"Нончарм - Колдумнеи".

   А
   лекса подождала, пока поезд наберет высоту и, решив, что уже можно встать, снова отправилась к окну, чтобы еще раз взглянуть на станцию, но увидела только облака. Самой площадки уже видно не было.
   Девушка села обратно и погрузилась в свои мысли. Она думала об Оливии Онореевне, Кирилле, подружках, старой школе и новых возможностях, открывающихся ей. Постепенно реальные мечты переросли в фантастические, Алекса уже стала думать, что с помощью магии воительница-освободительница сможет сделать намного больше, спасти больше человеческих душ, но тут в дверь постучали.
   - Можно? - послышался знакомый голос. - Тут свободно?
   - Да, конечно, - ответила Алекса, разглядывая человека, прервавшего ее размышления.
   У него были рыжие, гораздо темнее у корней, чем на концах, волосы, светлые очки, напоминающие бантик, открытая улыбка, немного несоразмерные части тела. Перед ней стоял Марьян.
   - Алекса? - удивился он. - Надо же, я и не думал тебя встретить так скоро.
   - Марьян! - обрадовалась Алекса знакомому лицу. - Рада тебя видеть.
   - Вообще-то, Марьян Орэйн - это полное имя, а друзья называют меня просто Ян. Как лето провела? Как настроение?
   - Хорошо, - ответила Алекса одним словом на оба вопроса.
   - А я вот не совсем, - вздыхая, сказал Ян, садясь на сидение напротив Алексы. - Мои братья меня просто достали.
   - Братья?
   - Да! Тим и Том, близнецы, что только они не вытворяли. Как-то сонного порошку подсыпали, что я спал целую неделю, как-то магическим клеем приклеили мой обед к тарелке, так я и не поел, как-то заперли меня... Где они меня только не запирали! Об этом лучше не надо. Но, главное, только меня и больше никого! Ни Алика, ни Макса.
   - Они тоже твои братья?
   - Да, Алик учится на предпоследнем курсе, Тим и Том на втором.
   - А Максим?
   - Не Максим, а Максимилиан! - вычурно проговорил Ян, явно кому-то подражая. - Он младше меня на год и пойдет учиться только через год. Что-то тут жарковато. Пойду-ка, схожу за соком. Не хочешь?
   - Не откажусь, - ответила Алекса.
   В купе действительно было душновато.
   Тут дверь снова распахнулась. И в купе появились три человека, два из которых точные копии друг друга.
   - Ян! - воскликнул долговязый парень.
   - Вот ты где! - сказал один из близнецов.
   - Мы тебя обыскались, - подхватил другой, но, увидев Алексу, осекся.
   - Вспомнишь гм... вот и оно. Это мои братья! Алик, Том и Тим, - вздохнув, представил Ян.
   - Нет, я Том, а он Тим! - поправил его один из близнецов.
   - Или Тимофей и Томас, - встрял другой, окончательно запутав Алексу.
   Алик был высок, но довольно худ, его волосы были ровно рыжие и немного всклокоченные. Такой же, как у Яна, нос с горбинкой, зеленые глаза, так же сверкающие из-под узеньких очков, но вот улыбка была менее броской и искрящейся.
   Близнецы же напротив были коренастые и на вид довольно сильные. Волосы у них тоже меняли свой цвет от насыщено красного до бледно-рыжего. А улыбка была, в прямом смысле слова, блестящей, так как зубы были ровно серебряного цвета, но вот нос был сильно вздернут, отчего казалось, что близнецы всегда с не которым пренебрежением смотрят на мир, что явно было не так. Глаза у них были бледно-голубые, и никаких очков не было.
   - Ну, ладно. Мы тебя нашли, - начал, как показалось Алексе, Тим.
   - А теперь пойдем, - закончил другой.
   - Есть еще некоторые дела, - подтвердил Алик и все трое удалились.
   - Наконец отстали! - обрадовался Ян. - А, так я ж за соком собирался. Пойду.
   И он решительно направился к выходу. Там он, видимо, с кем-то столкнулся, так как послышались голоса.
   - У вас есть место? - спросил кто-то. - А то везде занято.
   - Есть, - ответил Ян.
   Послышались удаляющиеся шаги Марьяна и, немного погодя, дверь купе распахнулась снова. Вошел парень. Он был высок и довольно плечист. Темные волосы падали на лоб, полностью закрывали уши. Карие глаза каким-то загадочным блеском сияли из-под длинной челки. Синяя клетчатая рубашка и классические брюки. Он был симпатичен и даже по-своему красив.
   - Привет! Можно? - спросил он.
   - Да, конечно. Заходи, - пожала плечами Алекса.
   - Ты на первый курс? - спросил он, после некоторого молчания.
   - Да, а ты?
   - Тоже, - кивнул парень, садясь на свободное кресло. - Ты куда собираешься поступать?
   - Поступать? - не поняла Алекса.
   - Ну, на какое отделение и факультет, - уточнил парень.
   - Не знаю, еще не до конца определилась, - не солгала Алекса.
   - Понятно. А я хотел бы в Ноумен.
   - Ян тоже хочет. Это престижный факультет?
   - Ян - это тот парень, что я встретил у входа?
   - Да, это я, - ответил Ян, зашедший в купе. - Марьян Орэйн.
   - Михаил-Георг Молви, вообще-то просто Мишель, - представилась парень, и посмотрел на Алексу.
   - Алекса Сильмэ, - сказала она.
   - Сильмэ? - в один голос спросили парни.
   - Да... - Алекса запоздало вспомнила реакцию всех волшебников, услышавших ее имя.
   - Та самая Сильмэ, что видела... - не закончил Ян.
   - Кого? - не поняла Алекса.
   - Ну, Черного мага, - добавил Мишель.
   - Князя Ринтэль? - наконец догадалась Алекса. - Ну, не то, чтобы я его видела. Я ничего не помню, так, какие-то ощущения.
   Ребята снова уставились на нее.
   - Что? - не поняла Алекса.
   - Ты... ты произнесла его имя в слух, - с ужасом сказал Ян.
   - А что?
   - Никто не произносит его имени вслух, - пораженно глядя на Алексу, сказал Мишель.
   - Да, знаю, забыла уже, - отмахнулась Алекса.
   - Забыла? - еще пораженнее переспросил Мишель.
   - Ты и впрямь великая, раз не боишься произносить Его имени, - добавил Ян.
   - Да нет же. Я просто забываю, что его имя нельзя произносить. Я же у нончармов росла.
   - Нончармы! Круто! - оживился Ян. - А как они живут?
   - Просто берут и живут, - усмехнулась Алекса.
   - Как же они без магии то? - подключился к расспросам Мишель.
   - Легко. Все делают сами, - ответила Алекса.
   - Говорят, что они даже в магию не верят! - подхватил Ян.
   - Не верят. Она для них не существует. Они верят в технику. Тут ничего особого, кроме знания нескольких комбинаций не надо, - пожала плечами Алекса. - Они жутко умные.
   - Умные? Да как же можно не верить в магию, она же очевидна, ничего в мире не существовало бы, если бы не магия. Как вообще можно обойтись без нее?
   - Легко и просто! Вот вы, например, как общаетесь друг с другом, кроме личной беседы, конечно?
   - Ну, с помощью визуа-зеркал мы можем поговорить не выходя из дома, - сказал Мишель.
   - Или просто пишем письмо, - дополнил Ян.
   - Вот! А нончарм звонит по телефону и посылает письмо по электронной почте, по Интернету, то есть, - привела пример Алекса.
   - Чего нету?
   - Какой тон?
   - Да нет, - усмехнулась Алекса. - Ин-тер-нет и те-ле-фон. Это такая техника. Интернет - это всемирная сеть, а телефон - это такой аппарат, набрав номер на котором, вы услышите голос того, кому звонили, если он, конечно, дома.
   - Да уж. Они действительно умные! Какие мудреные слова придумывают. Итернет, - сказала Мишель.
   - И в теле тон, - закивал Ян.
   Алекса ухмыльнулась, она была развеселена забавным коверканьем обиходных слов. Трое будущих волшебников проговорили так почти всю дорогу. Алекса многое узнала о волшебном мире и как-то случайно перевела взгляд на окно. То, что она увидела, очень ее поразило. Солнце, уже перевалившее за половину неба и клонившееся к закату, посылало свои лучи, озаряя все вокруг. Воздух был буквально пронизан его лучами и сам как будто сверкал. Отчасти это было из-за отражения лучей от зеркальной поверхности... океана. Поезд парил в облаках уже над океанической гладью. Темный, перекатывающийся волнами океан жил своей жизнью там внизу. Он не был спокоен, но и не штормил, он жил. Его вода переливалась яркими брызгами, когда волна сталкивалась с волной, а в глубине из темноты поднимались редкие блики от проплывающей на глубине рыбы.
   - Какая красота! - воскликнула Алекса. - Ой, а мы что, будем учиться в океане?
   - Конечно нет. Я думаю, это будет остров, магический остров, на котором будет располагаться школа, - ответил Мишель.
   "Остров, конечно, как я сама не догадалась", - подумала Алекса, а в слух спросила. - А что вы знаете о школе?
   - Немного, - сказал просвещенный Мишель. - Колдумнеи - это престижная магическая школа, которая может выдавать лицензии на нетрадиционное колдовство и имеет высшую школу.
   - А теперь еще, что она находится посреди океана, - добавил Ян. - Хотя еще мы знаем директора Владимира Пересветова и его заместителя Афелию Мэтаре. Еще там учатся мои братья, и каждый год привозят все новые штучки оттуда. Каждый год там случаются странные вещи, и у школы есть своя команда по нардаэ.
   - Нардаэ? Что это? - не поняла Алекса.
   - Ты не знаешь, что такое нардаэ? - удивился Ян.
   - Вообще-то нет, - покачала головой Алекса, чувствуя себя полной дурой.
   - Ты не знаешь? - еще раз спросил Мишель, желая убедиться, что не ослышался.
   - Я знаю, что такое футбол, волейбол, хоккей, теннис, но про нардаэ слышу первый раз, - попыталась оправдаться Алекса. - Я же у нончармов жила.
   - Нет, это все нончармское, а нардаэ - это наш спорт, волшебный. Там десять мячей и девять игроков в команде. И это сложно описать, нужно видеть, - попытался объяснить Мишель.
   - А ты, кстати, свой дар знаешь? - вспомнил Ян.
   - Дар?
   - В смысле, что ты можешь делать без палочки, - пояснил Мишель, понявший наконец, что Алекса почти ничего не знает о волшебном мире, но прекрасно осведомлена о нончармском.
   - Не знаю, вроде бы ничего за собой такого не замечала. А он у всех магов есть?
   - Да, у всех, иначе это не маг, а лишь позаимствовавший силу и или чаями, как их называю. В Колдумнеях таких не обучают, но в некоторых других, в особенности специализирующихся на черной магии, обучают и чаями. Вообще, чаями - это бывшие чармандоллы, либо маги, утратившие свой дар в течение жизни, а, чтобы появилась магическая сила, ее нужно отнять у другого, сама по себе она не появится. А силу никто просто так не раздает, чаями убивают настоящих магов и забирают их силу.
   - А можно отнять силу? - усомнилась Алекса.
   - Еще как можно, но это, конечно, довольно сложно, - в рифму сказал Ян. - Нужно не просто убить мага, а провести какой-то там ритуал, чтобы сила не перешла к его потомкам или к какому-нибудь нончармскому ребенку.
   - Как все сложно-то, - удивилась Алекса.
   - Да нет! У тебя же есть своя сила, и ты ее никому отдавать не собираешься, а обычная, прикладная магия не такая уж сложная. Ведь силы лишаются в основном глупые, неосторожные или чересчур самоуверенные, - усмехнулся Мишель.
   - Что-то есть хочется, - вдруг вспомнил Ян.
   - Да, пора бы и пообедать, - согласился Мишель.
   - А есть где? - спросила Алекса.
   - Алик говорил, что в поезде есть что-то типа кафе, - сказал Ян. - Пойдемте, поищем.
   - Пойдемте.
   Вскоре этот самый вагон отыскался, и ребята стали выбирать, что купят.
   - Мне, пожалуй, сэндвич, пару упаковок чипсов и осиный сок, - сказал Мишель продавщице, румяной и пышной женщине за прилавком.
   - Мне мармеладный пирожок, - сказал Ян, отдавая несколько медных монет.
   - Все? Ты что, есть не хочешь? - спросил его Мишель.
   - Мне хватит, - как-то быстро проговорил Ян, забирая пирожок.
   - А мне пирожок с капустой и... что посоветуете? - Обратилась к своим новым друзьям Алекса, заметив странное поведение Яна.
   - Смотря, что тебе нравиться. Чипсы, шоколадки, конфеты, леденцы, печенья, пирожные.
   - Лучше возьму-ка я всего понемногу, - Алекса достала горсть золотых омел.
   - Фьють, ничего себе, сколько у тебя денег! - удивился Ян.
   - От мамы с папой осталось, - ответила Алекса, расплачиваясь с продавщицей, за купленные товары. Чипсы, шоколадки, леденцы - все было в ассортименте. - Ян, помоги-ка мне.
   Алекса набрала столько, что ей трудно было все это нести - свободные руки пришлись весьма кстати.
   - Ты все это съешь? - недоверчиво спросил Ян.
   - Конечно нет, - усмехаясь сказала Алекса. - Я надеюсь, вы мне поможете?
   - Помочь? В чем? - не понял Ян.
   - Съесть все это! - ответила Алекса.
   Ребята принялись за еду.
   - Что это? - спросила Алекса, взяв длинненькую шоколадку.
   - Это вкусовой батончик "Откуси", - ответил Ян, занимаясь мармеладным пирожком.
   - Что это значит? Что с ним делать?
   - Разверни и ешь, - пояснил за Яна Мишель, так как первый был не в состоянии сказать что-либо внятно.
   - Никакой резиновой оболочки? - снова спросила Алекса, наученная горьким опытом дегустации пирожка с капустой, облаченного в резиновую оболочку, дабы не остыть.
   - Нет, - протянул Мишель. - Ешь, с каждым новым кусочком у него новый вкус, причем совершенно любой. Попробуй!
   Алекса развернула шоколад, на вид он выглядел довольно мило и съедобно, но это был еще не факт, что он и на вкус был ничего. Боязливо откусив кусочек, Алекса стала жевать.
   - Мм... ничего, вишня, - протянула она, наслаждаясь вкусом спелой вишни. - Шоколад, кофе, щавель! Лук?
   Так и прошла оставшаяся часть поездки. Алекса попробовала чипсы со сливочным вкусом, печенье с красным перцем, соленое мороженое, мармелад со вкусом копченого сала. Развлекаясь и пробуя все подряд ребята не заметили, как наступил вечер и зажглись факелы.
   - Наверное, мы скоро приедем, - сказал Ян, и тут в подтверждение его слов зазвучал голос.
   - Всем приготовиться, через двадцать минут подлетим к школе.
   - Как точно, прямо провидец, - закивал Мишель.
   - Сплюнь! Не дай магия, чтоб мне на провидческий попасть, хотя это лучше зельеварского, - тут же отреагировал Ян.
   - Нужно переодеться в форму, - сказал Мишель, послушно поплевав через плечо.
   Пока тройка ребят переодевалась в изумрудные мантии, беспрестанно смеясь и подкалывая друг друга, прошли отведенные двадцать минут, и голос снова ожил.
   - ВсеМ сесть на свои места, идем на посадку. Вещи свои оставьте на местаХ, их позже доставят в замок. Первые курсы, подойдите к Эйфелю мисс Нейл.
   - Эйфель? Кто это? - спросила Алекса, выходя с ребятами из вагона.
   - Ну, что-то типа старосты, - ответил Мишель.
   - Только в волшебной школе, - закончил Ян.
   - Понятно.
   Выйдя на улицу, Алекса была удивлена живописностью места. Они находились на высоком и плоском утесе, смахивающем на посадочную и взлетную полосу, да ей и являвшейся. А внизу простирался огромный лес, являвший собой непролазный бурелом. С другой стороны был бесконечный океан, теперь уже черный, так как солнце давно село, но еще более живой. Старшекурсники стали забираться на разные вещи и улетать. Кто-то летел на одеяле, кто-то на зонте, кто-то на кровати, а один летел даже на батарее.
   - Первокурсники, все сюда! - послышался голос девушки, которая стояла в сторонке.
   Она была невысокой, ее русые волосы с одной стороны были пострижены под каре, а с другой плавно переходили в короткую стрижку. Одета она была в изумрудную мантию, украшенную небольшой брошью с буквой "Э".
   - Все собрались? - спросила она, когда кроме первокурсников никого уже не осталось. - Теперь все садимся в облету, по четыре человека в одну.
   Она указала на небольшие балкончики, огражденные заборчиком с узкой калиткой. Алекса, Мишель и Ян зашли в один облету с мисс Нейл.
   - То, что вы видите внизу, называется Дремучий лес, - начала говорить мисс Нейл.
   - Мы видим, что он не редкий, - пробурчал какой-то парень с соседнего облету, и его спутники рассмеялись.
   - Для необразованных, - с достоинством ответила девушка, - название лес получил не из-за своей непролазности, а как первый появившийся лес в магическом мире. Это самый древний заколдованный лес, здесь мучается много волшебников, случайно либо намеренно забредших туда. Вот он и называется "Дремучий лес". Поэтому, не зная его магических свойств, не советую никому туда соваться. Итак, через мгновенье вы уведете Колдумнеи, одну из величайших магических школ.
   И, действительно, не прошло и секунды, как перед взглядом изумленных первокурсников появился просто огромный замок. Он появился неожиданно и весь целиком. Располагаясь на небольшом возвышении, конец самой высокой башни вспарывал облака. Эта башня была в центре постройки, вокруг нее располагались основные помещения, башни поменьше, соединительные переходы, туннели, а вокруг замка был ров. Откидной мост был опущен, открывая черную дыру входа. Весь замок сиял своими освещенными окнами и темными дырами, там, где свет не горел.
   Перед входом, насколько позволяла разглядеть темнота и высота, была большая лужайка. Справа от нее были стеклянные домики, слева какие-то замысловатые постройки.
   - Мисс Нейл, а что это? - спросила Алекса, указывая вниз.
   - Это школьный Луг, справа от него находятся теплицы, слева мастерские. Сам замок имеет один главный вход, множество тайных выходов и разнообразных лазеек, начиная от обычных окон, заканчивая неприметными трещинками. Но это только выходы! Не забудьте, - улыбаясь, предостерегла она. - Давайте на "ты". Меня зовут Марианна.
   - Мишель Молви, - представился Михаил-Георг.
   - Ян Орэйн, - сказал Марьян.
   - Ты младший брат Алика, Тима и Тома? - спросила Марианна.
   - Да, - кивнул Ян, слегка покраснев.
   - Алекса Сильмэ, - последней представилась Александра.
   - Александра Сильмэ? - поразилась Марианна. - Так слухи не лгут. Ты действительно прибыла в этом году учиться? А я не верила!
   - Неужели нет ни одного человека, который не знает о моем существовании? - с досадой спросила Алекса, но внутренне ощутила, что снова разрывается на две части. Одной не нравилась бешеная популярность, а другая жаждала еще большей известности.
   - Простых людей сколько хочешь, а вот магов... Думаю, нет ни одного мага, не знающего твоего имени. Это своего рода генетическая память, передается вместе с волшебством, - пошутила Марианна.
   - Гене что? - не понял Ян.
   - Генетическая память, - повторила Марианна. - Это мм...
   - Память, не зависящая от сознания человека, "подсознательная память", предающаяся на клеточном уровне. И там еще глубже, - пришла на помощь Алекса, стараньями Инны неплохо знающая естественные науки.
   - Я-ясно, - неуверенно сказал Мишель. - Опять эти нончармские словечки. Я как-то ге-о-гра-фи-ю открыл в нончармской трактовке, так там про какие-то части света странные говориться.
   - Европа, Азия, Африка, Америка, Австралия и еще иногда Океанию выделяют, - не задумываясь ответила Алекса. - А здесь не так?
   - Не совсем, - теперь уже объясняла Марианна. - Сейчас мы находимся на острове Гилианд и это одна из частей света или школа, как здесь ее называют. Есть и другие школы, по всему миру, у них, конечно, другие названия. Так же есть еще Антарктический и Арктический исследовательские институты. Но это уже так называемые научные ВУЗы. Мы ближе всего со школами Ливелин и Эдэльвиг.
   - Всего частей света тоже семь? - спросила Алекса. - И они все идут как учебные заведения?
   - Семь, - подтвердила Марианна. - Есть еще мелкие образования, но их относят к этим крупнейшим. А насчет учебных заведений не совсем. Там много разных объединений и образований. Просто в каждой части света есть определенное учебное заведение. Хотя, честно говоря, лучшее образование дается в русских школах, их две - Колдумнеи и Эдэльвиг, на третьем месте английская школа Ливелин, менее известна азиатская Сывга-шны, африканская Дэминго, австралийская Мальентта и, наконец, Фьори, это американская школа, она самая слабая из всех. Так вот, именно наличие школ - это то единственное, что во всех частях света одинаково, поэтому высшие умы, не мудрствуя слишком долго, назвали части света школами.
   - А вот нончармы любят выдумывать разные непонятные слова. Вот, например, Лепестричество! - вдруг вспомнил Мишель. - Какое длинное, но красивое слово. Лепестричество!
   Алекса так и прыснула со смеху.
   - Да нет. Электричество, - поправила она его.
   - Ну, да элестричество, - согласился Мишель, снова произнося неправильно. - Но ведь красивое слово?
   - Хм, - ухмыльнулись Алекса и Марианна.
   - Мы подлетаем к замку, - громко сказала Марианна. - Будьте осторожны, покидая облету, все собираемся на площадке.
  

N8"Сортировка".

   П
   ока ребята болтали с Марианной, они постепенно приблизились к замку. Облету зависли в трех-четырех сантиметрах от каменного пола. Как только Марианна шагнула на плиты, на стене запылал факел, освещая небольшой участок длинного коридора.
   - Все вышли? - спросила Марианна и, взмахнув рукой, отослала облету. - За мной, не отставайте, а то потеряетесь. Замок очень большой.
   Вся процессия первокурсников во главе с мисс Нейл двинулась по коридору. На их пути зажигались все новые факелы, а старые гасли, как только последний ученик переступал линию их освещения. Стены и пол были каменные, сложенные из огромных кусков неизвестной Алексе каменной породы. По ней изредка пробегали искры, камни меняли цвета и, похоже, и сами менялись местами. Создавалось впечатление, что замок был в постоянном движении, пропитавшая его магия позволяла ему менять местами камни, зажигать факелы, но это было явно не все, на что он был способен.
   - Перед вами вход в Главную Залу, - сказала Марианна, указывая на обитую медью дверь. - Здесь вся школа собирается для потребления пищи, решения важных вопросов и празднования торжеств. Здесь и сейчас начнется ваша сортировка. Все за мной!
   Марианна быстрым взглядом распахнула дверь и вошла в зал. Первокурсники последовали за ней. Как только они переступили порог Залы, у всех без исключения вырвался вздох восхищения. И было чему удивиться. Огромная зала, была освещена мириадами маленьких искр, витавших в воздухе. Каменные стены были украшены тканью разных цветов. А своды зала были не видны, но в них отражались длинные столы, заполнявшие пространство зала. Они были покрыты разноцветными скатертями. Часть скатерти была мерцаююще-фиолетовой, часть мягко-бежевой, часть темно-бордовой. Цвета постоянно менялись и перетекали, поэтому невозможно было определить какого цвета каждая скатерть. В дальнем конце зала стоял большой стол, занимаемый, по-видимому, преподавателями. Некоторые столы были заполнены целиком, некоторые наполовину пустовали, но ни один стол не был полностью свободен. Странные цвета, разнообразные вещи, совершенно не сочетающиеся друг с другом, но так подходящие к общему строению Колдумнеев. Здесь все было совершенно разным, не противоположным, а просто не сравнимым между собой, но все это странным образом гармонировало и составляло общую интересую картину.
   Марианна довела группу новичков до преподавательского стола, за которым Алекса увидела Вильгельма, подмигнувшего ей, и подсела к одному из столиков, где ее радостно встретили. Вперед вышла преподавательница строгого вида в длинной обтягивающей мантии серого цвета. Она была очень изящна и довольно молода лицом, но глаза, янтарно-карего цвета, поблескивали мудростью давно живущего человека.
   - Я Афелия Мэтаре, - сказала она, кивая сутулому человеку в мантии больше походящей на огромную простыню. - Декан Ноумена и преподаватель Боевой магии. Сейчас начнется ваша сортировка.
   Сутулый человек принес небольшой столик-трибуну и поставил в центр помоста, на котором располагался стол, за которым восседали преподаватели. Зал затих и чего-то ожидал. Вдруг на столе что-то зашуршало, и на его поверхности показался старый потрепанный лист пергамента. В середине он был порван, а по краям "обмохрился". Вдруг лист ожил, разрез превратился в рот и послышался голос:

Сегодня мы снова все здесь собрались,

И новый мы начали год.

И снова у нас новички набрались,

Все новый и новый народ.

Сейчас вы узнаете, кто и где

Проучится много лет с вами.

Однако учтите, что везде_

Трудиться придется не только словами.

Если прекрасно владеешь ты словом,

Ум, да и смелость не чужды тебе.

Ноумен, да-да, подойдет непременно,

Будет здесь весело, просто тебе.

Храмин для самых чутчайших из нас,

Того, кто лишь глянув на вас,

Судьбу вашу скажет вам непременно

И предсказанье то будет отменно.

Ромин для тех, кто колдует руками,

Труд для кого не беда.

Усердность и труд всегда будут с нами,

Друг другу помогут всегда.

Не бойся меня, ну, давай же смелей.

Пиши свое имя и знакомься скорей,

Друзей ты найдешь обязательно там -

Я слово тебе свое верное дам.

   Пергамент закончил, и зал разразился аплодисментами. Листок поклонился и улегся на положенное место.
   - Итак, теперь каждый из вас, когда я назову его имя, должен записать его на пергаменте, и тогда он узнает, где будет учиться, - сказал профессор Мэтаре. - Роза Лист.
   Вышла девушка с длинными светлыми волосами и отправилась к столу. Написав свое имя, она повернулась к ученикам и с беспокойством стала ждать ответа пергамента.
   - Чудесная способность распознавать магические травы. Светлая, Ромин! - прокричал пергамент, и часть зала разразилась аплодисментами.
   Девушка засияла и отправилась к одному из столиков.
   - Тамара Темерьян.
   Девушка с острым личиком, с короткими непослушными волосами каштанового цвета. Она была смугла и невысока ростом.
   - Замораживающая магия. Темная, Храмин!
   Снова раздались аплодисменты, и Тамара присоединилась к одному из столов.
   - Жульен Лавин.
   Вышел блондин с идеальной внешностью и неподражаемой улыбкой. Он уверенно подошел к столу, но во время написания своего имени, непрерывно стучал ногой по столу.
   - Прирожденный ловелас. Темный, Храмин!
   Парень, гордый своей характеристикой, отправился к столам. В третий раз часть зала, по-видимому, светлая, разразилась аплодисментами.
   - Аделаида Темнота.
   Совсем маленькая, но очень эффектная девушка с рыжими кудрявыми волосами и быстрыми глазами подошла к столу и написала свое имя.
   - Чудесный пример истиной ведьмы. Темная! Храмин!
   Теперь аплодировала и свистела другая часть зала.
   Алекса сильно волновалась. Она пыталась сосредоточиться и не забыть, что ей нужно написать на пергаменте. А ее огромное воображение уже отправилось в свободное парение на тему: "Как Алекса опозорится". То она спотыкается и падает, то она пишет не то, что нужно, то ее вообще отправляют домой, так как по ошибке пригласили.
   - Марьян Орэйн.
   Ян округлил глаза, споткнулся и упал бы, если б его не поддержала профессор Мэтаре, и, в конце концов, подошел к столу, долго целился в чернильницу. Наконец, благополучно дописал свое имя и стал ждать
   - Ха! Еще один Орэйн! Но и этот что-то не такой, как остальные. Похоже, появился физический дар в семье Орэйнов. Он телепат! Светлый, Ноумен!
   За столом, где сидели браться Яна и Марианна, завозились, стали перешептываться и удивленно глядеть друг на друга.
   - Александра Сильмэ! - сказала Афелия Мэтаре.
   По всему залу пробежал вздох удивления, послышалось повторяемое шепотом имя, и тут же повисла тишина. Все желали видеть Александру Сильмэ. Алекса неуверенно шагнула вперед и подошла к столу. За спиной у нее тишина была мертвой. Все ждали, куда же поместят Александру, и когда же она повернется лицом. Алекса взяла перо и, слегка наклонившись (она была довольно высокой, и стол не совсем подходил для письма) и стала писать свое имя, спасибо шепоту остальных учеников, она его не забыла.
   Лист был абсолютно чист. Как только она дописала последнюю завитушке буквы "Э", надпись исчезла, точнее, впиталась в пергамент. Алекса почувствовала панику.
   "Что случилось? Что я сделала не так?"
   Но тут пергамент зашевелился, и Алекса разобрала слова.
   - Так, так, что у нас тут? Смела и умела, большой магический дар и весьма необычный, определенно необычный. Но вот твои склонности неопределенны, куда же тебя отправить? Ах, ну конечно! - пробормотал пергамент, так, чтобы слышала только Алекса, а потом добавил уже в голос. - Очень необычные способности. Сила мысли! Ноумен!
   Тишина не прервалась, все ждали продолжения, все ждали, что пергамент назовет отделение, но он молчал.
   - Отделение? Какое отделение? - наконец спросила профессор Мэтаре.
   - Я не могу определить его! - резко сказал пергамент. - Она может выбрать сама. Ее судьба не определена. Ей повезло, или не повезло, больше чем другим.
   Алекса опешила. Ей уже в третий раз сказали о неопределенности судьбы, и как все говорили, это хорошо. Но ей почему-то так не казалось. Она прошла к столу, за которым сидели Орэйны и Марианна, и присоединилась к ним. Теперь она хорошо видела стол преподавателей и могла рассмотреть всех своих будущих учителей. В самом центре сидел худощавый колдун с высоким лбом и большими залысинами, он доброжелательно улыбался. На остальных учителях были черные или черные мантии, а на нем мантия переливалась то фиолетовым, то бежевым, то бордовым, то зеленым оттенком. И они как-то сочетались между собой, не мешая каждому выделяться. Видимо, это и был директор, Владимир Пересветов.
   - Так ты на самом деле не знаешь, какое у тебя отделение? А я уж думал, ты надо мной издеваешься, - сказал ей Ян, рядом с которым она села.
   - Ты Александра Сильмэ? - в один голос спросили близнецы Том и Тим.
   - Да, я Алекса.
   В это время Симеон Гордо, высокий парень с колючим взглядом и с чудесным чувством дозировки, отправился в Ромин на темное отделение.
   - Ян, ты чего нам не сказал? - набросился на Яна Тим.
   - Да я и сам тогда не знал, - стал оправдываться Марьян. - Я только в поезде узнал, когда Мишель зашел.
   - Михаил-Георг Молви.
   Пришла очередь Мишеля отправляться к столу. Мишель вздохнул поглубже и пошел.
   - Увеличенная скорость перемещения в плоскости. Светлый! Ноумен! - вынес вердикт пергамент.
   Раздались аплодисменты светлой части Колдумнеев, и Мишель сел рядом с Алексой.
   - Здорово! Вы все попали в Ноумен! - обрадовалась Марианна. - Вам тут понравится. Тут классные ребята учатся.
   - Да... братишка, - обратился Алик к Яну. - Не ожидал я от тебя такого прорыва. Физическая сила. Дорого бы я дал за нее.
   - А что это значит? - спросила Алекса. Ее уже давно мучил этот вопрос.
   Тут к очередному столу отправилась Бела Мишек со способностью понимать животных и птиц, сама чем-то смахивающая на голубя (волосы у нее голубые, как у Мальвины, и были уложены в аккуратное каре чуть ниже ушей), была светлой и отправилась в Храмин.
   - Ну, у всех Орэйнов психическая сила, - объяснил Алик, еще непонятнее.
   - В смысле мы там заумные, перемудренные или наоборот, - подмигнув, сообщил Том.
   - Был один феноменальный глупец с материнской стороны, он придумал заклинание беспорядка, - привел пример Тим.
   - А физическая сила, это возможность действовать на предметы, а не только размышлять о них, - обозначил Ян.
   - Так вот у всех нас психическая сила, а у Яна, как сказал пергамент, физическая.
   - А химической не бывает? - уточнила Алекса.
   - Химическая - это у Роминов. Они только зелья варить и могут, - ответила Марианна, так как братья Орэйны не поняли Алексиного вопроса.
   - Ясно.
   Тут Афанасий Домовой, растрепанный мальчишка в коротковатой мантии с немытой наружностью и со способность безошибочно распознавать яды на категории опасности, отправился в Ромин на темное отделение.
   - Вениамин Плюющих.
   Это был среднего роста парень с огромными часами на руке, оттопыренными ушами и большими квадратными очками на носу.
   - Психический дар многословия. Светлое, Храмин!
   - Надо же, я и не знала, что есть дар многословия, - поразилась Алекса.
   - Есть! Вообще-то это дар красноречия, у Алика такой же, но раз пергамент сказал, что многословие, значит, этот Веник будет говорить либо не в тему, либо очень замудрено, - усмехнувшись, сказал Тим.
   Пока они говорили, Ева Яблонева, она имела темные кудрявые волосы до середины спины и невинную улыбку, дар превосходного цветника, отправилась в Ромин на светлое отделение.
   - Магдалина Черный Кот!
   - Темная! Темная! Ноумен! Оборотническая магия, - завопил пергамент, хотя девушка даже еще не закончила писать свое имя.
   Она с достоинством удалилась за стол. А из-за учительского стола поднялся директор.
   - Ну, вот вы все и рассортированы по факультетам и отделениям, хотя по отделениям не все, конечно... И теперь можно приступить к самому главному, к праздничному ужину, - сказал директор, Владимир Пересветов.
   Тут Алекса увидела, что переливающиеся скатерти слегка всколыхнулись, и на них появилось множество тарелок, мисок, чашечек, мензурок, блюд, салатниц и "разнонаполненных" кувшинов. От такого количества кушаний просто разбегались глаза. Хотелось попробовать все и немедленно. На столе были и привычные нончармские блюда, типа салата из крабового мяса, гороховый суп и рисовая каша. И совершенно неизвестные Алексе блюда, видимо, волшебного происхождения: разнообразные пирожки, разных форм и вкусов, какие-то экзотические и несъедобные на вид салаты, что-то жироподобное, какие-то подливки со странными кусочками, нестандартного вида вермишель необычного цвета, кусочки мяса с неестественными вкраплениями и так далее.
   Через минут тридцать ученики, голодные как звери после долгой дороги, насытились, и на столах появился десерт. Тут были и пряники, и пирожные, и мороженое, и печенья, и шоколад, и пудинг, и "многосортовое" сгущенное молоко, и разные другие сладости мира. Когда все наелись, и ничего больше уже не лезло, директор поднялся снова.
   - Теперь вы сыты и готовы меня слушать, - сказал он. - Сегодня начинается новый учебный год, и в ваши полегчавшие за лето головы снова будут набиваться необходимые знания. В этом году у нас появился новый преподаватель Заклинательного волшебства - Вильгельм Тополь, так как мисс Замело вышла на пенсию. Также, как всегда, у нас появились новички. Надеюсь, вы будете им помогать. Специально для них, а такфе для некоторых более старших учеников, я повторю школьные правила. Первое: выход за территорию школы строго запрещен. Второе: выходить из замка после двадцати двух часов также запрещено. Не следует ходить в Дремучий лес, купаться в океане, углубляться в подвалы и вылезать на крышу, если вы не собираетесь прощаться с жизнью на первом курсе.
   - Ну, к нам это не относится, мы уже на третьем, - шепнул один из близнецов.
   - Это были основные правила нашей школы, нарушение которых ведет к глобальным последствиям, не только для нарушителя, но и для остального населения нашего небольшого школьного городка, - продолжил академик Пересветов.
   "Небольшой!? Да тут целый замок на огромном острове, - подумала Алекса. - И он еще говорит небольшой. Тогда какой же, по его мнению, большой?"
   - Остальные "можно и нельзя" вам расскажут или повторят ваши преподаватели уже на конкретных темах уроков, - академик на некоторое время замолчал, а потом, вздохнув, продолжил. - И последнее, но не менее важное. В этом году мы, к сожалению, не успели подготовить комнаты для наших первокурсников в силу сложившихся обстоятельств, поверьте, весьма серьезных. Поэтому завтра вам придется этим заняться. Мы просим у вас прощения, ребята, но так уж получилось, точнее не получилось. Сегодня вы будете спать в специально отведенной комнате, но уже завтра вам покажут ваши собственные комнаты. А теперь все спать. Завтра начинаются уроки, постарайтесь не опоздать!
   Послышался скрип отодвигающихся лавок, ученики стали подниматься, разговаривая между собой. Алекса, Мишель и Ян поднялись вместе с остальными новичками.
   - Первокурсники, все сюда! - послышался голос Марианны. - Идемте, я покажу, где вы будете спать.
   Вскоре они уже были в просторной комнате, где было тринадцать (Надо же какое число!) спальных мешков.
   - Здесь вы будете в безопасности всю ночь, - сказала Марианна.
   - В безопасности? - переспросила Роза Лист. - А что, здесь может быть опасно?
   - Здесь - нет, - мягко сказала Марианна.
   - Но где-то может? - подключилась к расспросам Ева Яблонева.
   - Всегда где-то опасно, а где-то нет, - уклончиво ответила Марианна. - Спокойной ночи.
   Эйфель Колдумнеев ушла.
   - Здорово, мы будем спать в спальных мешках! - мрачно сказал Аделаида Темнота. - Чудесно!
   - Это наша первая ночь в Колдумнеях, и мы будем спать в этом... чулане. Говорила же мне мама: не поступай в Колдумнеи, надо было послушаться, - сказала Ева.
   - Да ладно вам, девчонки. Всего одна ночь. Давайте без капризов, - пожал плечами Жульен Лавин.
   - Действительно, - согласилась Алекса. - Представьте, что вы в походе.
   Теперь все снова смотрели на Алексу.
   - А ты действительно Александра Сильмэ? - спросила Бела Мишек.
   - Да, я Алекса Сильмэ, - кивнула Алекса, уже жалея, что вообще встряла в разговор.
   - Надо же! - ничего более вразумительного Вениамин Плюющих сказать не смог, а его оттопыренные уши приобрели пунцовую окраску.
   - Ну, ладно! Давайте спать ложиться, - сказал Жульен Лавин, которому явно не нравилось, что всеобщим вниманием завладела Алекса, а не он.
   Первокурсники зашевелились, укладываясь спать.
   - Как в походе. Ненавижу походы! - снова капризно заявила Аида Темнота.
  

N9"В Колдумнеях".

   У
   тром Алекса проснулась от страшного скрежета из-за двери.
   - Что это? - боязливо спросила Ева.
   - Не знаю, - ответила Роза, с которой Ева явно подружилась.
   - Кто-то скребется, - вяло ответила Аида. - Нужно открыть дверь.
   - Сходи, открой, - усмехнулся Симеон.
   - Вставать лень. Сходи ты, Сень, - зевнув, отозвалась Аида.
   - Больно надо, - хмыкнул Симеон, и разговор прервался до новой душераздирающей порции звука.
   - Да сделайте же что-нибудь! - завопила Тамара Темерьян, накрываясь подушкой.
   - Аргхат, да не вопите же! - гневно крикнула Магдалина Черный Кот. - Все приходится делать самой!
   Девушка встала и пошла к двери. Она была высока ростом и стройна. Волосы ее были разноцветны. Одна прядь зеленая, другая синяя, третья рыжая, четвертая черная и так далее. Да и длинна у каждого цвета была своя. Синяя длиннее рыжей, рыжая длиннее зеленой, зеленая длиннее черной, а черная длиннее синей (вот ведь как бывает!).
   - Что нужно? - гаркнула она, распахивая дверь, да так, что по всему этажу было слышно, а этот крик походил на рык разозленного тигра. Да и голос у Магдалины был низкий и сильный.
   За дверью оказалось небольшое существо, похожее на бобра и скунса одновременно, но с человекоподобной мордой. Увидев, а точнее услышав Магдалину, оно пронзительно пискнуло и исчезло в трещине между камней.
   - Так-то лучше! - уже тише сказала девушка с разноцветными волосами и тихо закрыла дверь.
   - Не дадут поспать хорошенько, - сладко зевая, сказала Аида.
   Она подошла и отдернула шторы с окна. Комнату тут же залил яркий солнечный свет. Все застонали.
   - Встаем, встаем. Подъем. Нечего разлеживаться, лежебоки! - заявила она. - Мне поспать не дали, так встаем!
   Первокурсники зашевелились в своих мешках, поднимаясь. Поспать им больше явно бы не удалось, стараньями их верной коллеги. Подождав некоторое время и убедившись, что за ними никто не спешит идти, первокурсники выбрались из комнаты в коридор. Попробовав наугад несколько путей, они остановились на одной из площадок. Вниз вела лестница, точно такая же, как и вверх.
   - По-моему, мы тут уже были, - неуверенно сказал Ян.
   - Кто-нибудь помнит дорогу в Главную Залу? - спросила Бела.
   - Не-а, - отозвался Нафаня Домовой.
   - Есть еще варианты ответов? - осведомилась Магдалина.
   - Может, спросить у кого? - предложила Роза.
   - Уважаемая стенка, не подскажете ли вы, как нам добраться до Главной Залы. Уж очень кушать хочется, - сказала Аида, желая посмеяться над Розой.
   Стена стала зыбкой, Алекса толкнула Мишеля, указывая на стену. Он взглянул на нее и заулыбался.
   - С превеликим удовольствием, мадмуазель, только я не стенка, а король Артур. Как же ты угадала, что я тут, милая девушка? - сказало нечто, просочившееся сквозь стену. Сквозь это существо смутно угадывалась та самая стена, да и сам он был как-то странно одет.
   Аида отшатнулась от привидения, но быстро справилась собой.
   - Так куда вам надобно, мадмуазели? - поинтересовалось привидение.
   - В Главную Залу! - оживилась Ева, явно раньше уже общавшаяся с привидениями.
   - Следуйте за мной, мадмуазели, - учтиво предложило привидение, полностью игнорируя мужскую часть населения.
   Все девушки переглянулись.
   - Мы пойдем за привидением? - презрительно прошептала Аида.
   - У нас есть выбор? - вопросом на вопрос ответила Тома Темерьян.
   - Вы что, издеваетесь? - снова подала голос Аида. - Да оно нас куда угодно заведет.
   - Не заведет. Оно очень милое, - ласково сказала Ева. - Идемте, я уверена, король Артур нам поможет.
   - Конечно, о чем вопрос. А вас провожу и от всего буду защищать. Пойдемте, - покровительственно сказал призрачный король и пошел вперед.
   Девушки во главе с Евой Яблоневой последовали за призраком. Парни, так и не дождавшись приглашения, по очереди пожав плечами, тоже поплелись следом.
   - Осторожней, мадмуазели, здесь порог, не споткнитесь, - призрак уверенно вел их по коридорам.
   Промелькнуло несколько лестниц, пару залов, переходов, перелетов, несколько дверей и впереди показались уже знакомые обитые медью створки двери, ведущей в главную Залу.
   - Вот и Главная Зала, вы можете покушать, любезные мадмуазели, - сообщал призрак.
   - О, большое спасибо, благородный король Артур, - поблагодарила призрака Ева.
   - Нет нечего замечательнее, чем помочь прекрасным дамам, - кланяясь, сообщило привидение и исчезло.
   - Я же говорила, что он нам поможет, - назидательно заявила Ева.
   - Поправочка, вам. О нас он даже не заикнулся, - припомнил Симеон.
   - Хватит спорить, - сказала Аида. - Пойдемте.
   Первокурсники открыли дверь и направились в залу. Там уже было много народа. Они вошли и расселись за столами.
   - Доброе утро! - поздоровалась Марианна.
   - Доброе утро, - неуверенно согласилась Алекса, присаживаясь рядом и накладывая себе тостов в тарелку. - А разве не ты должна была зайти за нами?
   - Нет, сегодня к вам был приставлен староста Ромина, - покачала головой Марианна. - А он что, не пришел?
   - Нет, утром к нам только какой-то полускунс-полубобёр заходил, - ответила Алекса, не понимая, почему никто к ним не пришел.
   - Это шухер, - не задумываясь, ответила Марианна. - А как же вы к залу добрались? И что шухер сделал?
   - В зал нас привел король Артур, а шухер испугался одной девушки, - ответила Алекса.
   - Хорошо, что поблизости был только Король Артур, но как вы шухера-то напугали? Ладно, пойду, узнаю, почему вас никто не встретил. До встречи! - и Марианна исчезла в толпе.
   - Класс! Мы спали в каком-то странном зале, к нам пришел какой-то шухер, нас проводил призрак, у нас нет своей комнаты, мы еще не умеем колдовать и не знаем замка, и никому до этого нет дела! - подвела итог Алекса. - Неужели это нормально?
   - Нет, это не нормально. Обычно нас еще и не кормят, - сказал Тим, сидя неподалеку. - Так что вам еще повезло.
   Зал стремительно пустел, никто не хотел опаздывать в первый день, и вскоре остались одни новички.
   - Первокурсники, все сюда! - послышался голос Марианны.
   Все новички поднялись со скамеек и подошли к ней.
   - Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты. Сегодня вам предстоит долгая уборка. Профессора очень извиняются, что не успели все подготовить, но это не от праздной лени, поверьте. А теперь пойдемте.
   Снова помчались переходы, лестницы, галереи, площадки и коридоры, но теперь Марианна вела медленно и все объясняла, чтобы новичкам было проще ориентироваться в замке.
   - Директор попросил меня взять шефство над вами, так что по всем вопросам обращайтесь ко мне. Итак. Точной и полной карты Колдумнеев не существует. Отчасти это из-за огромных размеров замка, в особенности подвальной его части, отчасти из-за медленных, но неизбежных изменений, происходящих в его строении. Но на три-четыре столетия вот этой должно хватить. Держите.
   Мисс Нейл достала из маленькой сумочки свитки пергамента и раздала новичкам.
   - Да они же пустые, - сказал Нафаня.
   - Так и должно быть. Нужно коснуться палочкой пергамента и карта появится, - пояснила Марианна. - Попробуйте. Ну, у всех получилось?
   Все дружно закивали. Марианна достала такую же карту.
   - Прекрасно. Теперь смотрите на нее. Найдите надпись: "Центральная лестница", отсчитайте снизу четыре ответвления с правой стороны и углубитесь сантиметра на четыре. Это и будет примерно то место, где мы с вами стоим. Нам же нужно попасть на Жилой этаж. По карте нужно дойти до главной лестницы и подняться на предпоследний этаж замка. Пойдемте.
   Вскоре за поворотом действительно показалась огромная лестница, сделанная, казалось, из целой скалы. Она поднималась вверх и спускалась вниз, ее ширина была сравнима с главной дорогой в родном городе Алексы.
   - Наверх! - скомандовала Марианна. - Это самая большая лестница всей школы, сколько здесь ступеней, никто сосчитать так и не смог. Но посудите сами, она доходит до конца астрономической башни. Ее мы видели, когда летели в школу, она стоит как бы в центре всей школы.
   Первокурсники переглянулась. О внутреннем устройстве башни астрономии они имели весьма смутное представление, но вот внешне уже убедились, что она просто огромна. Поднимались они довольно долго. По пути Марианна рассказала кое-что из истории школы, о ее особенностях и некоторых живых картинах, висящих на стенах на протяжении всей огромной лестницы. Наконец, впереди показался арочный проход и послышался шум. Это был Жилой этаж.
   У некоторых учеников не было первой пары, а то и двух пар уроков (первые дни, как всегда проблемы с расписанием) и они находились сейчас в общем зале. Марианна привела первокурсников именно в этот зал. Это было огромное объединение трех залов с высокими потолками, большими окнами и арочными переходами. Здесь было много столов, кресел, диванов, стульев, соф, разнообразных растений (особенно в бежевой части объединенного зала), предметов, странного вида и происхождения (особенно в мерцающе-фиолетовой части()но-бардовойметов, зловещего вида,но), и разных оберегов, хранителей домашнего очага, очищающих и сохраняющих зелий и разной нужной дома мелочи (это преобладало в темно-бордовой части). На центрально стене висело огромное зеркало со странными надписями на раме. Зал был светлый и довольно уютный.
   - Здесь мы проводим большую часть свободного времени. Темно-бордовая часть - это часть темных колдунов стандартной и низшей силы, мерцающее фиолетовая - это часть боевых магов, а бежевая - это в основном светлых волшебников, средней и младшей руки, - сказала Марианна. - Это самое начало Жилого этажа. Пойдемте дальше.
   Марианна провела ребят по всем трем частям зала и дальше по широкой лестнице еще чуть выше. Перед ними открылся длинный, освещенный факелами, коридор. По обе его стороны размещались двери. Но каждая была совершенно особенная. Какая-то деревянная, какая-то железная, а какая-то каменная. Все они были по-своему украшены. На ручке одной двери были привязаны лента, на второй была наклеена какая-то бумага с надписью, которую Алекса не могла разобрать, третья мерцала, четверная была испещрена вмятинами, у пятой был отколот край. В шестой торчали ножи, седьмая были настолько черной, что больше походила на дыру в стене, восьмая же, наоборот, резала глаза своей белизной (видимо, их хозяева не поладили), девятая непрерывно сотрясалась, а десятая, казалось, была сделана из бумаги. Марианна уверенно вела их между странными дверями. Коридор оказался на редкость длинным, но прямым, что, как уже успела заметить Алекса, было большой редкостью в Колдумнеях. Алекса никак не могла сообразить, как же коридор такой протяженности мог войти в башню, пусть даже и большую, никакая магия тут не поможет. Такое огромное пространство, да еще и люди, а точнее юные маги, постоянно прибегающие к магии, и не всегда верно. Нет, это было бы самоубийство, селить непоседливых магов в наколдованном помещении. Значит, эти комнаты реально существовали и были частью замка. Но какой?
   - Ага, вот ваши комнаты начались, - указала Марианна на пять одинаковых и, потому, еще более странных дверей, находящихся посередине разномастно-странных дверей, как видимо, уже заселенных. - Так, Тамара Темерьян и Ева Яблонева, вы живете здесь.
   Марианна указала на первую дверь из одинакового рядка. Всего незаселенных комнат, судя по дверям, было пять. Три с одной стороны и две с другой. Но неплохо обученная считать, Алекса поняла, что если селить по два человека в комнату на всех комнат не хватит, трое останутся не у дел.
   - Вениамин Плюющих, Афанасий Домовой ваша комната вот эта, - продолжила раздавать жилплощадь Марианна. - Аделаида Темнота, Бела Мишек вам сюда, - Марианна развернулась к двум оставшимся комнатам. - Жульен Лавин, Михаил-Георг Молви это ваша комната. Марьян Орэйн, Симеон Гордо, вы будете жить за этой дверью.
   Комнаты закончились, а Роза, Алекса и Магдалина остались ни с чем.
   - Так, тебя Роза поселили с одной девочкой из Храмина. Она жила одна, но место больше нет, и тебе придется пожить с ней. Вот эта дверь, - распорядилась Марианна, указывая на соседнюю комнату с комнатой Томы и Евы. Дверь была деревянной, полукруглой формы и высокой Алексе неприметно пришлось бы нагнуться, что бы попасть внутрь, но Розе это не грозило, она не была слишком высокой.
   - А мы? - спросила Алекса Марианну, на всякий случай осматривая пол. Нет ли там какой дверцы, как в банке.
   - А для вас осталась очень интересная комната. Она долго была не нужно, все умещались и так. Это сейчас выпускники остались на осень, поэтому учителя и заняты. Вот вас и поселят в ней. Она немного не такая, как все остальные. Она очень давно не использовалась и поэтому основательно захламлена. В общем... вам придется поработать немного больше, чем другим, - явно не все сказала Марианна.
   - Наше проживание будет проходить в подполье? - осведомилась Магдалина, явно тоже знавшая о помещениях под полом.
   - Скорее в зачердачье, - ответила Марианна, подражая Магдалине, и указала наверх.
   В потолке, довольно высоком, виднелся приличных размеров люк с резной каймой и узорами зеленовато-синего цвета.
   - Здорово, - мрачно порадовалась Магдалина.
   Алекса была полностью с ней согласна.
   - Да нет, девчонки. Комната хорошая, там очень большие окна и, она сама гораздо больше других. Вам понравится! Только там нужно немного прибраться, она действительно долго не использовалась.
   - Марианна, а как попасть в комнаты? - спросила Ева, уже попытавшаяся открыть дверь, но ее попытка не увенчалась успехом.
   - В этом и весь секрет. Дверь может открыть только ее владелец. Вот смотрите, - спохватившись, стала объяснять Марианна. - Нониус обходи энчантмент.
   Марианна взмахнула палочкой и по очереди навела на каждую дверь. Они на некоторое время засверкали и снова потухли.
   - Теперь каждый коснитесь своей двери, одновременно с соседом. Ты, Бела, просто коснись двери. Маришку, твою соседку, она уже знает - продолжила Марианна.
   Почти все выполнили это, и двери распахнулись, показав небольшие комнаты с набросанными везде вещами.
   - А нам что делать? - спросила Магдалина, уныло глядя то на недосягаемый люк, то внутрь открывшихся комнат.
   - Я, кажется, знаю, - пробормотала Алекса, и, встав точно под люком, протянула руку вверх и сосредоточилась на нем. Ее тут же подхватило магическим ветром, и она зависла под потолком.
   - Быстро учишься, - улыбнулась Марианна.
   Магдалина повторила ее манипуляции, но даже не сдвинулась с места.
   - Телепатическая магия не мой конек, я уж по старинке, - сказала Магдалина и тут же поднялась под потолок.
   Алекса не заметила разницы между своим и ее перемещением, но, пожав плечами, оставила этот вопрос про запас. Девушки одновременно коснулись люка, но он не открылся, а девушки, почему-то, снова опустились вниз, где уже была только Марианна.
   - Что это за выкрутасы? - спросила Магдалина.
   - Комната признала вас своими новыми хозяйками, но люк не открывается сам по себе. Ведь может и на голову что-то упасть. Сначала нужно его открыть снизу, - ответила Марианна.
   - И как это сделать? - поинтересовалась Александра.
   - Точно так же. Здесь все посторожено на интуитивной магии, то есть на магической крови. Пожелай его открыть.
   - Запросто! - воскликнула Магдалина и, вкинув руку вверх, сделала резкое движение в сторону. Люк отворился.
   - Ничего себе, - пробормотала Алекса.
   - Учись, пока есть у кого! - усмехнулась Магдалина. - Пора посмотреть, что же это за зачердачье.
   - Прекрасное управление магическими потоками, я не удивлена, что ты в Ноумене, интуитивная магия тебе и не нужна. Ну ладно, девчонки, я пойду. Мне по делам надо, если что надо, я скоро приду, - стала прощаться Марианна.
   Магдалина и Алекса, покивали и, поднявшись по магическому потоку в комнату, ахнули, увидев ее. Она действительно была несколько больше, чем комнаты остальных, но...
   - Сколько лет она не использовалась? - спросила Алекса.
   - Спроси чего полегче. Например, сколько веков? - ответила Магдалина.
   Комната была действительно зачердачьем: скошенные стены, наклоненные окна, округлый потолок. Все это очень понравилось Алексе, которая любила все необычное, но...
   Кругом валялись вещи, какая-то мебель, покрытая некогда белыми чехлами. В комнате стоял полумрак, хотя на улице еще по-летнему светило солнце. Везде на стенах, на окнах, на вещах и даже на потолке был просто огромный слой пыли. Посередине комнаты, в расчищенном пространстве, стояли чемоданы девушек. Алекса подошла к окну и, лежавшей рядом тряпкой, протерла небольшой участок стекла. В комнату ворвался луч света и упал на единственную нормальную дверь.
   - А там что? - спросила Алекса.
   Магдалина, как видимо, была человек действий, а не разговоров, подошла к двери и собралась ее открыть, но зацепила ногой высокую стопку книг.
   - Магдалина, осторожней! - воскликнула Алекса, так как на голову девушке пикировал огромный пыльный том.
   Черный Кот с поразительной ловкостью отпрыгнула в сторону.
   - Магма! Зови меня Магма, - сказала она, когда пыль улеглась.
   - Хорошо, меня тогда Алекса, - согласилась мисс Сильмэ.
   - Ты правда Сильмэ, это не фантазия? - уточнила Магма с напускным равнодушием, открывая все-таки дверь.
   - Думаю, да, - пожала плечами Алекса, постепенно привыкая к такого рода вопросам, но от Магмы они все равно звучали как-то не так, в особой манере. - А твоя мама, случайно не работает в книжном магазине?
   - Да, "Темная литература" - ее создание. Люблю мамин магазинчик, столько полезной макулатуры. Не то, что в соседней лавчонке!
   С этим Алекса была согласна.
   - О-о-о! - поразилась Магма, заглянув-таки внутрь соседней комнатки.
   Это оказалась ванная комната, но какая! Пыль осела на всем, на чем только возможно. Раковина, некогда явно имевшая красивые узоры и блеск, полностью стала однотонно-серой. Сквозь толстый слой пыли на самой собственно ванне проглядывалась вязь синих рун. Унитаз, когда-то имевший золотистый оттенок, был мерно серым. Весь пол был покрыт какой-то бумагой, почерневшей от времени и сырости.
   - Знаешь, у меня где-то были накарябаны кое-какие чистящие заклятья. Думаю, они очень сильно пригодятся, - наконец сказала Магма.
   Девушки вернулись в комнату.
   - Так, вот они, - пробормотала Магма, вытаскивая из чемодана блокнот. - Нужна метла или что-нибудь вроде того.
   После непродолжительных поисков нашелся веник, довольно неплохого качества, хотя и весь в пыли.
   - Так, нужно положить веник в ногах и сказать, - продолжила чтение Магма и, направив свою палочку на веник, сказала:

Из комнаты нашей надо грязь вывести.

Нужно почистить, помыть, подмести.

Венник, возьми на себя нашу заботу.

Восстань и возьмись-ка ты за работу,

   Из палочки вырвалась струя золотистых искр, и веник тут же зашевелился и поднялся. Некоторое время он просто стоял и не шевелился, но потом вдруг ожил и начал быстро сметать пыль, со всего, что попадалось на пути. И, что удивительно, в воздух он эту пыль не поднимал, а, как пылесос, втягивал ее внутрь себя.
   - Здорово! - поразилась Алекса.
   - Мама научила, она в Храмине училась, там как раз все эти чистоплотные заклятья проходят.
   - Я и не знала, что можно колдовать и стихами, - сказала Алекса, раньше знавшая заклинания только из двух-трех слов не больше.
   - Колдовать можно как твоему телу угодно, лишь бы магии было понятно, чего ты от нее хочешь, а так хоть руками маши, глядишь взлетишь.
   - Ясно. А у тебя еще чего-нибудь такого нет? - спросила Алекса, все больше поражаясь своеобразной речи Магмы, она была истинно-темная ведьма.
   - Да как будто бы нет. Хотя, вот еще двигательное заклинание, для перестановки мебели может пригодиться, и стирательное. А остальное придется делать самим.
   - Ну, тогда поехали, пожалуй, займусь окнами. Уж больно что-то мрачно у нас тут!
   Алекса подошла к окну и распахнула его настежь. В комнату тут же ворвался свет и осенний ветерок. Найдя кое-какую тряпицу и посуду для воды,
   Алекса принялась мыть окна. Магма занялась сортировкой вещей, находившихся в комнате. Вскоре окна были чистыми, а вещи рассортированы, посреди комнаты возвышалась куча аккуратно уложенного мусора, а нужные вещи валялись кругом. Тут в комнату влетела Марианна.
   - Ну, как успехи? - поинтересовалась она.
   - Ничего, - ответила Алекса.
   - У нас уже есть куча мусора и чистые окна, - согласилась Магма.
   - С мусором я помогу, а чистые окна - это здорово, - улыбнулась Марианна и мусор, тщательно отобранный Магмой, под ее пристальным взглядом исчез.
   - Что ж, продолжайте, а мне надо других проверить! - сказала она и снова спустилась на этаж ниже.
   - Так, теперь неплохо бы заняться расстановкой мебели, - сказала Магма, когда Марианна ушла.
   - Не думаю, что мы сможем сдвинуть с места эти кровати, - скептически заметила Алекса, глядя на две кровати стоящие около "двери". Они, как, впрочем, и вся мебель в комнате, были высшей прочности и массы. То есть колоссальные размеры кроватей с резными ножками, которые можно обхватить только двумя руками и то с усилием, высокими спинками толщиной в тонкую стену, и днище кроватей, явно способно выдержать слона, были созданы точно по потребностям юных магов, готовых все разбомбить впервые же сутки.
   - А я думаю, сможем, - сказала Магма. - Двигательное заклятье... двигательное заклинание... да где же оно? А, вот. Сдвинь-с ты сместись!
   Магма указала палочкой на одну из кроватей, и та медленно поплыла на расчищенное место в углу.
   - Вот одна, а вот вторая. Сдвинь-с ты сместись, - повторила Магма и медленно переместила вторую кровать в соседний угол, ближе к окну.
   - Класс! И что, так все можно перемещать? - спросила Алекса.
   - Мечтай реальнее! Это исключительно домашнее заклинание, только для использования в хозяйстве, а в повседневности школьника они не имеет никакой силы. Чур, эта моя, - сказала Магма, указывая на кровать в темном углу. - Не люблю яркий свет!
   - А я люблю, - пожала плечами Алекса. - Значит, это моя. Только как мы на них спать будем, тут даже матраса нет.
   - Где-то тут валялся один пыльный. О, оно самое, и второй тут же. Сейчас простирнем.

Грязи в тебе много накопилось

Но будешь ты чистым, что бы не случилось!

   Тут же оба матраса, которые на ощупь казались каменными, стали вполне приличными и даже мягкими.
   - Да сколько же тут пыли? - поразилась Алекса. - Эту комнату, по-моему, вообще забросили с прошлого тысячелетия, а то и с двух, а нам ее отдали, что б мы ее почистили! Веселенько!
   - Она слишком необитаема. Но она будет получше остальных, по крайней мере, тем, что она одна такая! - философски заметила Магма. - Где-то тут в сундуке я и все остальные составляющие хорошей кровати видела!
   Вскоре кровати были чистыми, заправленными и над ними даже висел полог, найденный в невыброшенных вещах, а рядом стояли тумбочки. Большой шкаф располагался возле кровати Магмы, недалеко от входного люка. Возле окна стояла кровать Алекса и большой стол с двумя стульями. А у противоположной стены стоял небольшой диванчик с множеством подушечек, там же находилась дверь, ведущая в ванную, которая теперь сверкала своей чистотой.
   - Наш чулан гораздо больше, чем у остальных, - заявила Магма, когда с расстановкой и оформлением было покончено.
   - Зачердачье мне больше нравиться, чем чулан. А ты разве видела другие комнаты? - спросила Алекса.
   - Зачердачье, так зачердачье. Других комнат я не видела, точнее дивана я там не видела, и места для него не видела, а у нас оно, в смысле место, есть и на него и еще в придачу много осталось, можно своих вещичек натаскать, - как всегда своеобразно светила Магма.
   - Да и окна со стенами там явно не такие, как у нас, - вспомнила Алекса. - Хм... я, кажется, поняла, почему Жилой этаж такой огромный.
   - И почему? - подняв голос вверх, насколько он ей позволял (А голос у нее был низкий), осведомилась Магма.
   - Посмотри, главная башня кончается с нашей комнатой, а коридор внизу идет дальше. А рядом уже основной корпус и снова башня, а потом переход, помнишь, был небольшой участок без дверей, наверное, это он. Жилой этаж располагается по всем Колдумнеям. А мы живем выше всех! - пояснила свою догадку Алекса.
   - Вот и еще одно преимущество, - согласилась Магма.
   Тут что-то звякнуло, дзинькнуло и загремело. Это ожили часы, которые девушки недавно повесили напротив кроватей. Единственная стрелка щелкнула на картинке с бокалом, и из часов повалил дымок.
   - Кажется, пора на обед, - проанализировала информацию Алекса.
   - А что это у нас с часиками? - потусторонним голосом спросила Магма.
   - Задымились, - подражая ей, ответила Алекса.
   Тут дымок сложился в указующий перст и полетел к люку.
   - Ага, значит, так и надо, - сказала Магма и пошла за дымком.
   - Похоже, нам дали провожатого. Хоть на этот раз не забыли! - сделала вывод Алекса, и девчонки, спустившись на основной Жилой этаж, отправились за дымком.
  

N10"Магический дар - это серьезно".

   О
   н вел их по широким коридорам и узким закоулкам, по огромным залам и маленьким комнаткам, и через небольшой промежуток времени (что тоже было весьма необычно для Колдумнеев) они оказались перед огромной дверью Главной Залы.
   - Надо же, как быстро, - поразилась Магма.
   - Прогресс! Мы не заблудились, не петляли и пришли во время! - согласилась Алекса.
   Девушки вошли в зал и сели за стол.
   - Вы как пришли? - спросил Ян, уже сидевший за столом.
   - Ногами, - улыбаясь, ответила Алекса.
   - Неправильно ты спрашиваешь, Ян. Кто вас сюда привел? - усмехнувшись, спросил Мишель.
   - Галлюцинации со смыслом, - ответила Магма.
   - Ага, смысловые галлюцинации, - подтвердила Алекса.
   - Вы что, видели тут группу? - удивилась Бела.
   - Да нет, это я так, к слову, - ответила Алекса.
   - Какую группу? - не поняла Магма.
   - Нончармская музыкальная группа, она называется: "Смысловые галлюцинации". А как ваши комнаты? - спросила Алекса.
   - Здорово! - ответили все сидящие за столом первокурсники разом, но с разной интонацией.
   - Там такая мебель, - восторженно начала Роза.
   - Доисторическая, - добавил избалованный Жульен.
   - Но довольно сносная, - закончила Аида.
   - Разделение в комнате, - радостно начала Бела.
   - Просто кошмарное, - продолжил Сеня.
   - Но всегда можно уйти в еньшее помещение (все комнаты состояли из собственно комнаты и санузла) и хорошенько подумать, а заодно и соседу подпортить жизнь, - многословно завершил новую композицию Веня.
   - Только больно уж далеко, - снова началась новая цепочка с Яна.
   - По лестницам ходить, - продолжила Тома.
   - Но зато лишних кило не наберешь, - закончила Ева.
   - А вот окна, - мрачно сказал Нафаня.
   - Просто огромные, - продолжил Мишель.
   - И жутко грязные, - закончила Магма.
   "Да, на всех не угодишь, - подумала Алекса. - Интересно, что мы будем делать после уборки".
   - Наверное, еще убираться, - неожиданно сказал Ян.
   - Что? - не поняла Алекса.
   - Ты спросила, что мы будем делать после уборки. Я и говорю, что, наверное, еще мусор найдут, - повторил Ян.
   - Я не спрашивала, - покачала головой Алекса, молчавшая до того.
   - Как это не спрашивала? - удивился Ян.
   - Так, я молчала, я только... я подумала об этом, - начала догадываться юная ведьма.
   - Телепатия! - одновременно сказала Алекса и Ян.
   - Я прочитал твои мысли! - возликовал Марьян.
   - Ничего себе! - завистливо сказал Том, подсевший к первокурсникам.
   - Нам бы так, - поддакнул Тим.
   - А что вы можете? - заинтересовалась Алекса.
   - О... нас тоже магия не обделила, - с гордостью сказал Том.
   - Разнообразные приспособления, магические и не магические соединения. Так что если какая необычность понадобится или привидится, обращайся! - закончил Тим и братья, взяв немного пирожков, удалились из зала, таинственно перемигиваясь.
   - О да! Любые шуточки, изобретения это все от них. Вот летом странную нончармскую картинку где-то раздобыли и оживили. Что было!
   Вскоре первокурсники наелись и снова отправились в неизвестное странствие до комнат.
   - Чудесно. Карту, конечно, никто не удосужился взять, - прокомментировала Магма очередной сомнительный лаз, мелькнувший в стене. Алекса, Магма, Ян и Мишель уже около получаса кружили по неизвестному им этажу в поисках лестницы.
   - Раз ты такая умная, сама бы и взяла, - не в первый раз огрызнулся Ян, которому Магма совершенно не понравилась.
   - Милый мой, ты своими восклицаниями натрешь мне на ушах мозоль! Успокойся и расслабься, это было риторическое восклицание.
   - Риторическое восклицание? А у тебя другие существуют, - взвился Ян. - Это тоже риторические восклицания: "Что за неотесанная живность? Неужели путевые маги перевелись?" или такое: "В какой раз уже себя уговариваю не водиться со светлой шушерой?"
   - Нет, это риторические вопросы, - ответила Магма и видимо про себя добавила. - Пустоголовый болван.
   - Что? Это я-то пустоголовый, это я-то болван? - окончательно вышел из себя Ян.
   Впервые после первой встречи с Магмой Алекса увидела, что она чем-то поражена.
   - Ты чего, белены объелся? - не поняла Магдалина.
   - Магма, он телепат, - поспешно встряла Алекса, предупреждая новый гневный выпад Яна. - Будь осторожна с мыслями.
   - Телепат? Так бы сразу и сказали, - удивилась, но тут же пришла в норму Магма. - Стоп, а как же мой амулетик против везде лезущих?
   - А есть амулеты против телепатии? - тут же заинтересовалась Алекса. Перспектива дальнейшей считки ее мыслей ее же другом не порадовала бы никого.
   - Вообще-то, есть, но вряд ли они помогут, - ответил Алексе Мишель.
   - Амулеты действуют только на уже оформившийся дар, на дар, контролируемый магом, но не на только что открывшийся, стихийно действующий дар, - продолжил чей-то голос.
   Алекса обернулась и увидела мага в черной мантии и блестящих туфлях с кольцеобразными носами, по последней волшебной моде, как теперь знала Алекса, потому что так ходило больше половины школы. Это был Вильгельм.
   - Так, что в ближайший год-два амулет не принесет тебе никакой пользы, - закончил он свою речь.
   - То есть сейчас он свободно сможет читать мои мысли, а я ничем не смогу на него подействовать? - уточнила Магма.
   - Боюсь, что так. Но поверь, не в его власти изменить это, - кивнул молодой педагог.
   - Это что же это получается, - начала Алекса. - Пока маг сам не управляет своим даром, никто им не управляет, а как он научится им пользоваться, то и другим дорога откроется?
   - Кто бы спорил, что наоборот было бы лучше. Но магия, как вода, течет не через препятствия, а по свободному пути. Дар сам по себе очень сложная штука для какого-либо контроля. Нужно найти ключ и тогда все пойдет как по маслу. Но найти его может только сам маг, а уж потом магия найдет ограничения ко всему. На каждое действие есть противодействие!
   - Короче везде, хоть в магическом мире, хоть в нончармском, главное - иметь ключи! - подвела итог Алекса.
   - А именно их у нас нет, - неожиданно сказал Мишель. - Я нашел дверь, ведущую на лестницу, но понятия не имею, как ее открыть.
   - Вы, друзья мои, забрели на преподавательский этаж. И ключи от этой двери имеют только преподаватели. Ума не приложу, как вы здесь оказались, - сказал Вильгельм.
   - Вот и мы не знаем, что мы здесь делаем вообще, - обобщила Магма.
   - Вильгельм, то есть профессор Тополь, вы не покажете нам дорогу на Жилой этаж, - попросила Алекса.
   Вильгельм поморщился.
   - Оставь эти официальности на урок, - махнул он рукой, видимо, "Вильгельм" ему нравилось больше чем "профессор Тополь". Проведенные вместе с Алексой и Кириллом часы сделали невозможным другое обращение, кроме как дружеского "Вильгельм". - Идите за мной.
   Молодой преподаватель шагнул к стене, которую Мишель назвал "дверью на лестницу", и исчез. Сам Мишель, не раздумывая, шагнул следом и тоже исчез. Ян и Алекса переглянулись, а Магма в это время тоже пошла к стене.
   - А я понял! - возликовал Ян. - Точнее, похоже, снова прочитал мысли. Это телепорт, он перенесет нас на лестницу. Пойдем!
   Вскоре Алекса и Ян присоединились к Магме, Мишелю и Вильгельму.
   - Вот и лестница, - сказал Вильгельм. - Уж не знаю, как вы попали на этаж, но это единственный вход и выход с него, насколько знаю, но без преподавателя не советую вам повторять использование этого похода. Это может плохо кончиться, конкретно для вас. Вот за тем поворотом будет главная лестница, там вы уж найдете дорогу, а меня ждут ученики. До встречи!
   Ребята поблагодарили Вильгельма и отправились в направлении, которое он указал. За поворотом и впрямь оказалась лестница и, поднявшись по которой (что было не легким заданием), они наконец оказались на Жилом Этаже.
   - Все же здорово читать мысли! - сказал Ян.
   - А уж как здорово знать, что их читают! - в прострацию сказала Магма.
   Ян бросил на нее ужасающий взгляд, но сдержался. Магма же сделала вид, что ничего не заметила.
   - Пожалуй, лучше отправиться разбираться с комнатами, - сказала Алекса, выразительно глядя на Мишеля, и про себя добавила. - "Пока не стало хуже".
   Ян покосился на Алексу.
   - Ну, извини, извини. Я же не могу не думать то, что думаю. Попытайся не обращать внимания.
   - Не обращать! Ладно, проехали, - милостиво разрешил закончить конфликт миром юный телепат и удалился в свою комнату. Магма поступила так же и исчезла за люком их с Алексой комнаты.
   - Сложно нам будет, - вздохнул Мишель, оставшись с Алексой в коридоре.
   - Не то слово, - согласилась Алекса. - Неужели же ничего сделать нельзя? Они же друг друга поубивают.
   - А не они, так я, избавлюсь разом от двойной головной боли, - усмехнулся Мишель.
   - Эй, эй, я все слышу! - послышался голос Яна из-за двери его комнаты.
   - Он, что и через дверь мысли читает? Здесь же вроде блокировка на любую магию, - поразился Мишель.
   - Скорее всего, он просто услышал. О таких вещах нужно говорить тише, - с улыбкой сказала Алекса. - Ладно, пойду, а то там Магма без меня другие порядки наведет.
   Алекса подошла к люку, резким движение (этого вообще-то делать было не обязательно, но пока, не привыкнув к обращению с магией, она пользовалась руками) распахнула его и влетела в комнату.
   - Ну, что? Успокоился этот... как его... телепат? - осведомилась Магма, намертво пришпиливая зеркало к стене.
   - Его зовут Ян, и не думаю, что он успокоился. Но с этим нужно что-то делать. Иначе можно и совсем рассориться, - ответила Алекса.
   - А что ты тут сделаешь, если даже он сам ничего сделать не может? - развела раками Магма. - Давай лучше займемся вещами.
   До самого ужина девчонки раскладывали привезенные с собой в школу вещи, переставляли их, спорили, что где поставить. Но каким-то чудом договорились к тому моменту, как часы снова разразились скрипом, на сей раз к ужину, все было разложено, расставлено, подобрано, поломано и починено, и девушки могли со спокойной душой отправиться трапезничать. После ужина им раздали расписание уроков, из которого следовало, что завтра с утра нужно идти в библиотеку за недостающими учебниками (Купить было нужно только самые необходимые книги, которые и в дальнейшем будут нужны магам), а потом пары Немагоматики и Заклинательного волшебства.
   - Надо ж, мы в субботу не учимся! - обрадовалась Алекса.
   - А никогда и не учились, - заметил Мишель.
   - Везучие, вот у нончармов бедные школьники учатся по субботам полный день, без сокращений, - вспомнила Алекса.
   - Ничего себе, да эти нончармы что, вообще не отдыхают? - удивился Ян, видимо, его дар заснул ненадолго, и все было в порядке.
   - Почему же, сами-то они по субботам отдыхают, а вот детей своих работать заставляют, - усмехнулась Алекса.
   Так, болтая, они дошли до Жилого этажа, изредка сверяясь с картой, которую на сей раз Алекса прихватила с собой. В общем зале было людно и шумно, уроки у всех закончились, а домашнего задания пока задать не успели, и все наслаждались свободными вечерами.
   - Ну, как вам Колдумнеи? - спросила их Марианна, которая сидела в кресле и до прихода ребят в зал читала книгу, но теперь отложила.
   - Мм... разные впечатления. Но больше всего поражает размер, есть, где заблудиться, - ответила Алекса.
   - Интересный такой замок, можно все, что хочешь, найти и потерять, точнее, потеряться, - добавил и подтвердил Мишель.
   - Да и людей навалом! И все жутко разные, с разными мыслями, - заключительный штрих был поставлен Яном.
   - Интересные отзывы, - с иронией сказал Тим, подошедший к ним вместе с братом. - Но вы ведь даже половины не видели.
   - Вот завтра у вас уроки начнутся, тогда уж побегаете по всему замку, - заверил их Том.
   - Утешил, - покачала головой Марианна. - Надо наоборот, подбадривать, помогать, а ты пугаешь. Это не педагогично. Я вот тоже помню первые дни в Колдумнеях, я ведь до письма вообще о магии не знала.
   - Ты из нончармов? - удивилась Алекса.
   - Да, и это не мешает мне хорошо учиться, неплохо летать и вообще прекрасно колдовать, - она сделала ударение на последних словах специально для Яна, который сделал круглые глаза.
   - А как ты узнала, что ты волшебница? - спросила Алекса.
   Алекса впервые увидела мага, который раньше жил у нончармов, и ей было очень интересно, как же тут учатся те, кто о магии раньше вообще не знал.
   - Да я убегала от собаки и взлетела на крышу, а потом мне пришло письмо из Колдумнеев, - пожала плечами Марианна.
   - Ты взлетела на крышу? - удивился Тим.
   - Да, взлетела на крышу двенадцатиэтажного дома, - уточнила Марианна. - Сейчас я уже научилась управлять своим даром.
   - Ну, это мы видели и еще целый год смотреть будем, - со знанием дела заверил всех Тим.
   - Кстати, вы Алика не видели? - спохватилась Марианна.
   - А как же, видели, - усмехнулся Тим.
   - Он там, с храминами, - продолжил Том.
   - Точнее, с храминой, - сказал Тим, видимо, постоянная смена говорящих лиц была привычной для волшебных близнецов.
   - Еще точнее... - но договорить Том уже не успел.
   - Привет! Я не опоздал? Я там с Ариной Астрологономию разбирал, - сказал подошедший Алик.
   Все захохотали.
   - Нет, ты еще не опоздал, - успокоила удивленного Алика Марианна. - Ты там Лену и Диму нигде не видел?
   - Нет, а где же Вика? - в свою очередь спросил он, кому-то махнув рукой.
   - Вика не сможет прийти, у нее дела, - ответила Марианна. - Привет, Арт!
   - Какие могут быть дела в первый учебный день? Привет! - усмехнулся Тим.
   - Привет, привет, - отозвался парень подошедший сзади.
   Он был высоким и довольно симпатичным. Коричневые волосы были пострижены под каре и зачесаны на бок, карие, не отражающие свет глаза, взгляд которых быстро путешествовал по всей комнате, изредка задерживаясь на каком-либо заинтересовавшем его предмете, но, скользнув по нему, снова обращались в неизвестное плавание по территории. Поэтому казалось, что он непрерывно что-то считает, вычисляет, перечисляет.
   - А вот и наша сладкая парочка. Здравствуй, Лена. Здравствуй, Вадима, - заговорил Тим.
   К ним подошли еще и парень с девушкой. Вадим был среднего роста с фиолетовыми волосами, стоящими дыбом, в синей рубашке и джинсах. Видимо, он очень любил синий цвет. Лена тоже была небольшого роста, с прямыми до плеч волосами, насыщенно красного цвета, которые она постоянно отбрасывала назад. Также она очень любила "играть" бровями, которые тоже были красного цвета. И насчет сладкой парочки Тим не ошибся. По-другому их и не назовешь. Постоянно смотрят друг на друга, улыбаются, держатся за руки.
   - Привет всем. Том, и не перевирай мое имя. Меня зовут Вадим, или просто Дима, - сказал парень.
   - И ты не перевирай, я Тим, - в тон ему ответил один из близнецов, прекрасно понимая, что выполнить его просьбу невозможно.
   - Мальчики, ну хватит уже. Какой пример вы подаете младшему поколению? - прервала словесные препирательства Тима и Димы Марианна.
   - Какой? - одновременно спросили они.
   - Плохой! Жутко нехороший! - вдруг пискляво сказал Том, и, добавив немного хрипотцы, продолжил. - Как же можно так себя вести, вы нарушаете порядок, совершенно не дисциплинированные. Как вообще можно быть такими неорганизованными? Стыд и позор.
   Том прекрасно вошел в роль школьно завхоза мистера Потопа. Все захохотали.
   - Ой, я ж вас не познакомила! Артур Изомеров, наш Колдумнеевский Пифагор. Вадим Гаммой, прекрасный слух и музыкальный талант. Елена Де Гер - ясновидение, - представила Марианна новоприбывших. - Это Ян Орэйн, Мишель Молви и Алекса Сильмэ.
   Представленные кивали в знак приветствия, пока Марианна представляла ребят, но когда представили Алексу, их взгляд надолго застыл, разглядывая знаменитость волшебного мира.
   - Надо же, не думал я, что встречу саму Алексу Сильмэ, - сказал Дима.
   - Рада знакомству, - произнесла более сдержанная Лена.
   - Очень приятно, - не отрывая взгляда от Алексы, сказал Арт, что крайне удивило Тима.
   - Э, Арт, не прилично так на девушек пялится, - сказал он.
   Арт не смутился, медленно перевел взгляд с Алексы на Тима, секунду поизучал его и вновь отправился в путешествие по предметам комнаты.
   - Так, давайте перейдем к делу, - сказала Марианна, но тут настенные часы ожили и стали бить (что было удивительно для Алексы, после часов-хрипунов в ее комнате). Единственная стрелка указывала на вздымающуюся простыню, что, очевидно, означало, что пора спать.
   - Ну, я пойду, - сказала Алекса. - Не буду мешать. Да и спать пора.
   - Да, я тоже, - согласно поднялся Мишель.
   - Ну, уж и я тогда, что мне тут одному делать, - присоединился Ян, и все трое отправились по комнатам.
   - Спокойной ночи, - улыбаясь, пожелала Алекса, распахивая люк.
   - Как у тебя это легко получается, а ведь мы еще ни на одном уроке не были. Ты точно раньше не колдовала? - удивился Ян.
   - Нет, я не произнесла еще ни одного заклинания. Я даже не знаю, какого цвета у меня искры, - пожала плечами Алекса, намеренно медленно поднимаясь под потолок.
   - Хм... научишь? - спросил Мишель, когда Алекса зависла над люком.
   - Обязательно. До завтра, - и она опустилась на пол своей комнаты.
  

N11"Начало учебного процесса".

   У
   тром девушки проснулись от душераздирающего скрежета. Казалось, что кто-то решил почистить сковородку наждачной бумагой и занялся этим делом с усердием. Но это оказались всего лишь часы, будившие их к завтраку.
   - А-а-аргхАт... да что же это за замок такой. Нигде спокойно поспать нельзя! Маракаа врэхтс! - прогремела Магма и прицельно бросила в часы подушкой.
   Те благоразумно замолчали и притихли до следующего утра. Алекса поднялась с кровати и поплелась в ванную. Уже подойдя к раковине, она вдруг сообразила, что понятия не имеет, как включить воду. Никаких кранов, никаких труб, вообще ничего, откуда могла бы течь вода, не было.
   - Магма! - крикнула она из ванной в комнату. - Ты не знаешь, как включить воду?
   - Там есть заклинание, над раковиной выгравировано. Произнеси его, и вода польется, - ответила та, видимо, тоже поднимаясь.
   "Над раковиной. Где это? Ага, вот: Океанопровод", - стала искать Алекса.
   - Океанопровод, - уже вслух сказала девушка, и из ниоткуда полилась вода. - Класс! И никаких совместителей не надо.
   Умывшись и приведя себя в порядок, девушки, не забыв карту, спустились в Главную Залу.
   - Вы чего это такие злые? - спросил сияющий Тим уже за столом.
   Магма выразительно посмотрела на Тима, но выразить свою мысль словами не смогла.
   - Ох уж эти мне часы, - ответила Алекса. - Неужели они всегда так?
   - Всегда, - заверил ее Том.
   - И ничего сделать нельзя? - безнадежно спросила Алекса.
   - А мы на что? - подмигнул Тим Тому. - Приноси эти часики, починим.
   - Да, починим, да так, что не узнаете, - усмехнулся Том.
   Алекса с сомнением посмотрела не близнецов.
   - И без подвохов? - усомнилась она. - Они в двенадцать ночи звонить не будут?
   - А это мысль! Как же без подвохов? С ними родимыми, - но, увидев взгляд Магмы и Алексы, Тим передумал. - Ну, хорошо, для друзей скидки. Не подвохи, а так, подвошата. Приноси сегодня вечером часы. Только потом смотри не проспи! А то тут с этим строго. Не разгуляешься.
   После завтрака все первокурсники отправились в библиотеку. Не зря учителя выделили им для этого целых два часа. Добрую половину часа первокурсники потратили на поиски этой самой библиотеки и еще столько же, чтобы отнести книги в комнату. Библиотекой заправляла очень маленькая, пухленькая женщина, мадам МирКниг, в просто огромных туфлях. Никто толком не знал, кто она, и волшебница ли вообще, но ходили слухи, будто на ногах у нее растет шерсть, а туфли она носит только что бы скрыть это, хотя прекрасно может обходиться и без них, но это были только слухи. Сама же она была довольно добродушной женщиной с большими ясными глазами, румяными щеками и большим ртом, всегда готовым перекусить и улыбнуться. Ходила в желтой мантии с зелеными манжетами и воротником. Несмотря на свой очень маленький рост и размеры тела, она прекрасно следила за всей библиотекой, а она была не маленькой. Мадам МирКниг успевала смотреть за каждым учеником, проверяла каждую книгу, следила, что б никто не взял запрещенной или пока еще просто для него сложной книги и прекрасно знала библиотеку.
   Библиотека же была чудовищно огромной. Алекса удивлялась книжным магазином на Аллее Сезон, но это не шло ни в какое сравнение с ним. Огромное помещение с высокими потолками, сплошь уставленное стеллажами с книгами. Это был громадный лабиринт, где везде были книги, книги и ничего больше. В соседней комнатке, где, собственно, и располагалась мадам МирКниг, были еще стеллажи с журналами и газетами. Их намеренно не клали вместе с книгами, так как драки между желтой прессой и умудренными летами фолиантами не были редкостью даже при отдельном содержании тех и других.
   - Так-так, первокурснички, здравствуйте, давайте знакомиться, - сказала библиотекарша. - Я Кора МирКниг, заведующая библиотекой и сразу о пользовании книгами. Вверенные вам учебные пособия необходимо содержать в чистоте и опрятности. Ни черкать на страницах, ни выделять ничего карандашом, ни, упаси вас магия, вырывать листы. Для самых непонятливых разъясню, что даже случайная пометка не укроется от моего глаза, а уж вырванная страница... лучше вам не знать, что я делаю с нарушителями. Итак, сейчас я вам выдам книги для вашей дальнейшей учебы, эти книги у вас будут храниться целый год или два, смотря, на сколько рассчитан учебный материал в них. Их вы сдадите по окончанию курса. Остальные книги, которые вы возьмете в течение учебного года, вам необходимо будет сдавать через две недели после записи в ваших картах, либо продлить срок, для чего тоже необходимо самолично явиться в библиотеку. Подсылать ко мне товарищей бесполезно, так как карточки, заведенные на ученика, реагируют только на этого ученика, а не на товарища. Также существуют книги, которые на руки не выдаются. Для этого и существует читальный зал.
   Кора подошла к соседней двери и распахнула ее, показав примерно такой же огромный зал, уставленный столами с какими-то предметами, слегка напоминающими настольную лампу.
   - Это читальный зал, - продолжила мадам МирКниг. - К сожалению, он не такой большой, как вам кажется, и не всегда вмещает всех желающих. А теперь можете побродить по библиотеке, пока я заведу на каждого из вас карту, но не подходите к последним пяти стеллажам с обеих сторон, это книги по запрещенной магии. Они пока не предназначены для вас.
   Ученики разбрелись по всей огромной территории, занимаемой книгами. Кто-то сразу же отправился на поиски интересующей его литературы. В основном это любовные зельям и книги по сглазам, порчам и другим боевым заклинаниям. Алекса не была ни кровожадной, ни влюбленной, и поэтому просто бродила между стеллажей, разглядывая книги. Иногда брала наиболее понравившиеся экземпляры в руки и, пролистав, ставила на место. Пока еще ей ничего не говорили ни руны, изображенные там, ни какие-то мудреные фразы, которыми книги были испещрены. Постепенно книги стали темнее, на страницах все чаще стали попадаться мертвецы, жуткие животные, какие-то странные заклинания. Но это не пугало Алексу, она наоборот брала книгу за книгой, проверяя, как оживающие картинки отреагируют на нее. Чаще всего они флегматично показывали небольшой ролик, так сказать, запрограммированный в них, не выказывая никаких особых черт. Некоторые картинки пытались укусить ее за руку, некоторые удушить, но все почему-то лишь коснувшись ее, тут же отступали и дальше уже мирно удалялись с перевернутой страницей. Так Алекса и не заметила, как подошла к пяти запрещенным стеллажам темной половины библиотеки. Ее остановил голос мадам МирКниг.
   - Что ты тут делаешь? - воскликнула она. - Это же запрещенная секция.
   Алекса быстро обернулась, запоздало сообразив, что забрела не туда и в руках она держит книгу, которую трогать нельзя.
   - Что? Ты взяла эту книгу с полки? - вдруг охрипшим голосом сказала Кора МирКниг. - Девочка, как ты вообще сюда попала? Это же, это же... эта книга должна была убить тебя на месте.
   Полненькая женщина уставилась на Алексу, как на привидение. Как во сне подошла к ней, забрала книгу вернула ее на полку и, протянув руку, осторожно коснулась Алекса.
   - Нет, не привидение. Но магии ради, объясни как же ты ее взяла? - во все глаза глядя на Алексу, пробормотала женщина.
   - Просто, подошла и взяла с полки, - удивилась Алекса.
   - Просто взяла Эту книгу? - не поверила Кора. - Как тебя зовут?
   - Алекса... ндра Сильмэ, - сбивчиво ответила девушка.
   - Та самая Александра? - еще больше удивилась библиотекарша и немного успокоилась. - Ну, это много объясняет. Пойдем, я заведу на тебя карту.
   Вскоре Алекса уже поставила подпись на карте. Это был простой лист пергамента, только немного светящийся. Как только она расписалась и получила стопку книг, то на пергаменте тут же появились соответственные названия этих книг и пометка: "Бессрочно".
   - Береги книги и больше не заходи в запрещенную секцию, - сказала Кора МирКниг.
   - Я случайно забрела туда, даже и не заметила, - покаялась Алекса и, поблагодарив мадам МирКниг, пошла к себе в комнату.
   Вскоре начался первый урок Алексы в волшебной школе. Это была Немагоматика. Его вел сутулый маг в мантии, больше походящей на огромную простыню. Его кустистые брови так сильно нависали над глазами, что порой казалось, что глаз у него и вовсе нет.
   Общих звонков в школе не давали, но зато в каждом классе висели часы-скрипуны, которые и возвещали о начале и конце урока. Вот и сейчас часы затряслись, зашипели, и стрелка уверенно показала на перечеркнутую палочку. Алекса сидела за одной партой с Яном и наблюдала за паучком, который сидел в банке на окне и пытался выбраться.
   - Здравствуйте, класс, - сказал преподаватель Немагоматики, незаметно войдя в класс. Голос у него был сухой и немного завывающий. - Я Анатолий Мерк, сейчас у вас первый урок Немагоматики и сразу же предупреждаю, что никаких палочек на этом уроке не будет. Из-за этого многие считают мой предмет никчемным и никому не нужным, но это не так. В будущем вы поймете, зачем он вам будет нужен. Ведь именно мой предмет является основой всех остальных и вообще колдовства подростков. Скажу вам лишь одно, что без хотя бы удовлетворительной оценки по Немагоматике вам не дадут диплом об окончании среднего магического образования по истечению четырех лет. Итак, начнем. В конце урока я у каждого проверю конспект.
   Профессор Мерк взмахнул палочкой и из снопа золотистых искр появилась тема урока: "Магия и ее роль в жизни любого существа".
   - Магия играет огромную роль в жизни каждого существа. Животные чувствуют магию гораздо сильнее нас с вами. От темной они бегут, к светлой - тянутся. Не всегда понятно, почему они делают такой выбор, ибо даже светлая магия может разрушать, а темная - создавать. Разумные расы делятся на два подтипа: воспринимающие магию и не воспринимающие. К воспринимающей группе относятся расы, способные к совершению чуда, это, например, мы с вами. К не воспринимающей группе относятся существа, не способные волшебствовать, например, нончармы. Также есть и другие существа, относящиеся к воспринимающей группе, но их вы разберете подробнее на уроках Биомагии. Существа же, относящиеся к другой группе, не имеют для нас никакого значения. Высшие существа и другие разумные расы вообще не могут обходиться без магии, так как полностью зависят от нее. О них вы узнаете позднее на моих уроках.
   Так прошел весь урок. Алекса еле успевала записывать основные понятия за учителем, но в общем лекция не показалась ей уж очень скучной и нудной. Профессор Мерк рассказал им о видах магии, ее применении в повседневной жизни, способах творить чудеса и много других интересных вещей. Теперь она знала, вообще, магия делилась на три ветви: Потоковая, Стихотворная и Стихийная. Учат их в порядке усложнения соответственно перечисленному списку. А вот способы колдовства совсем другие. Можно колдовать не только с помощью палочки, но и с помощью кольца, и даже просто мыслью, но это уже гораздо сложнее. Из кольца трудно выпускать искры в нужном направлении, а мысленное колдовство вообще считается высшим, когда не выпускают ни каких искр, а лишь произносят (чаще всего невербально) заклинания.
   Следующим уроком было Заклинательное волшебство.
   - Здравствуйте, ребята, - с порога поздоровался Вильгельм. - Меня зовут Вильгельм Тополь. Скажите-ка, кто из вас раньше уже колдовал?
   Поднялось несколько неуверенных рук.
   - Смелее! Чего вы боитесь? - удивился Вильгельм.
   - Так ведь до школы запрещается колдовать, - неуверенно сказала Бела Мишек.
   - Запрещено, но ведь вы же не придерживаетесь этого запрета? - согласился Вильгельм. - Не бойтесь, поднимайте руки, я никому не скажу.
   Теперь рук оказалось больше.
   - Много, - усмехнулся он. - Ну, так вы нам и скажете, что колдовать не так-то просто как кажется. Взмахнул палочкой, произнес пару запутанных фраз и готово. Колдовство требует отдачи магической энергии, сосредоточенности и общей концентрации мыслей. По началу это кажется очень сложным, но постепенно вы привыкнете, и тогда будете делать это уже подсознательно, не обращая внимания. Но не будем только говорить об этом, нужно попробовать, и тогда вы все сами все поймете. Сегодня мы разучим самое простое и легкое, на мой взгляд, заклинание. Заклятье собирания вещей вместе. У каждого из вас на столах лежат опилки, разложите их на листе и произнесите: Кучкуйтесь.
   Со всех концов грянуло заклинание. Алекса тоже произнесла слова и направила палочку на опилки, но ничего не произошло.
   - Ни у кого не получилось. Так я и знал. Вы не сосредоточились, не выбросили лишние мысли из головы, а некоторые даже неправильно произнесли само заклинание. Да, еще кое-что, для больших предметов нужно использовать дополнение Максин. То есть, получится заклинание Кучку-уйтесь Ма-аксин. Но сейчас его использовать не надо, опилки можно собрать и простой формой. Попробуйте снова, учтя замечание.
   Все стали пытаться снова. Алекса вздохнула, взглянула на опилки, постаралась выбросить все ненужные мысли из головы, вспомнила заклинание и произнесла.
   - Кучкуйтесь!
   Девушка почувствовала, как внутри у нее что-то поднялось, потекло к руке и из палочки полетели искры, одна за другой. Они помчались к опилкам, собирая их в центре, и через мгновенье на листе образовалась кучка. В аудитории повисла гробовая тишина. Что-то было не так, но Алекса не могла понять что. Она собрала опилки в кучу, но почему-то все смотрят на нее как на ненормальную.
   - Хм... Алекса, повтори, пожалуйста, еще разок, - сказал, нахмурившись, Вильгельм.
   Алекса пожала плечами, разложила опилки и снова произнесла заклинание, предельно сосредоточившись. Из палочки снова вырвались искры, но вот теперь Алекса заметила, что это необычные искры. Они были голубого цвета. Голубые искры! Хотя вообще они могут быть только золотые и серебряные.
   - Не померещилось, - пробормотал Вильгельм. - Голубые искры. Так, друзья, не отвлекаемся, продолжаем тренироваться. А ты, Алекса, останься после урока, пожалуйста.
   Все ученики принялись практиковать заклинание, искоса поглядывая на Алексу, и вскоре у большинства стало получаться. Но тут послышался громкий возглас Нафани:
   - Кучкуйтесь Максин!
   Алекса почувствовала легкое головокружение и вдруг ее подняло и закружив перенесло в центр класса, как, впрочем, и других учеников. На местах остались только Вильгельм и Нафаня.
   - Афанасий, я же сказал не использовать эту форму заклятья, - строго сказал Вильгельм, помогая девушкам подняться с пола, куда всех усадило заклинание Нафани.
   - Ну, у меня просто не получалось опилки собрать, вот я и решил побольше магии вбухать.
   - Да и собрал в кучку своих одноклассников. Не думаю, что они тебе за это спасибо скажут, - продолжил Вильгельм.
   - Да, большое спасибо тебе за мягкую посадку, - потирая ушибленный бок, сказала Аида.
   - Не за что, - расцвел в улыбке Нафаня.
   - И почему вечно все идиоты мне достаются, - пробормотала Аида, наконец поднимаясь на ноги.
   - А? - не понял Нафаня.
   - Бэ... проехали! - махнула рукой Аида.
   Вскоре часы известили всех об окончании урока. Алекса собрала вещи и, вздохнув подошла к Вильгельму.
   - Ты раньше магию практиковала? - спросил Вильгельм.
   - До сегодняшнего дня нет, - пожала плечами Алекса.
   - У кого-нибудь из родственников были отклонения?
   - Не знаю. Брат и бабушка чармандоллы. Вильгельм, это очень плохо, что у меня искры голубые? - спросила Алекса.
   - Не знаю, Алекса. Это не мне решать, - вздохнув, ответил Вильгельм. - Тебе нужно к директору. Жди в скором времени вызова.
  
   Алекса отправилась к себе в комнату в ужасном настроении.
   "Первый учебный день и уже неопрятности. Сначала часы, потом библиотека, теперь еще и эти искры! Почему они голубые? Почему я такая необычная? Все, услышав мое имя, округляют глаза и говорят: "Ну, все понятно! Она же Алекса Сильмэ, это все объясняет". А что это объясняет? Что со мной не так? Чем я отличаюсь? Голубым цветом искр? Что за неопределенная судьба?"
   Эти вопросы преследовали Алексу до самого ужина, а, спустившись в Главную залу, ей стало еще хуже. Видимо, с того момента, как первокурсники вышли из аудитории по Заклинательному волшебству, прошло достаточное количество времени, чтобы каждый встретившийся Алексе на пути студент округлял глаза или хихикал. Вся школа уже знала, что у Алексы искры вылетают не серебряные, и не золотые, а голубые.
   Но ей было не до этого. Она думала, что может сделать директор из-за неправильного цвета ее искр. Что же они будут делать? Переучивать ее? Или просто дадут какое-нибудь зелье, чтобы цвет искр стал нормальным? А может, исключат? Эти мысль приходила ей все чаще и чаще. Что же будет, если ее исключат? Она вернется в нончармский мир, пойдет в обычную школу. Этого ей не хотелось больше всего. Даже за проведенные в школе каких-то два дня, она уже привыкла к ней, полюбила ее, и ей не хотелось покидать ее так скоро, даже толком не познакомившись с ней.
   - Алекса! Алекса! - донеслось до девушки из-за стола.
   Видимо, Том давно пытался достучаться до нее, а она, тупо уставившись в пустую тарелку, не реагировала на его слова.
   - А? - запоздало отозвалась она.
   - Алекса, а ты и вправду колдуешь голубыми искрами? - повторил тот свой вопрос, наверное, уже в сотый раз.
   - Да, - вздохнув, ответила Алекса.
   - А можешь показать? - снова спросил Том с неослабевающим интересом.
   - А разве можно колдовать за столом? - осведомился правильный Мишель.
   Алекса пожала плечами.
   - Я пока только одно заклинание знаю. Но здесь нечего собирать, - ответила она, не обращая внимание на замечание Мишеля. Ей, похоже, и так грозило отчисление, так чего бояться?
   - А ты попробуй заклинание левитации, - предложил Тим.
   - Как оно звучит?- спросила Алекса, снова пожимая плечами.
   - Ливеос не падус, - ответил Тим, загадочно улыбаясь.
   - Ливеос не падус, - повторила Алекса, направляя извлеченную из кармана палочку на тарелку с куриными ножками. Ей почему-то было все равно, был ли тут подвох или нет.
   Она не сосредотачивалась, ни выбрасывала своих мрачных дум из головы ("Как же надоело постоянно привлекать внимание! И ведь для этого я не прикладываю никакого старания") и была полностью уверена, что ничего не получится. Но не тут-то было, Алекса была немало удивлена, что у нее получилось. Из палочки вырвалось сноп ослепительно-голубых искр, они медленно упали на тарелку, и ножка курицы степенно поднялась в воздух. Алекса слегка повела палочкой, и курица последовала за этим движением. Потом магичка как бы прекратила подачу магии, и ножка оторвалась от палочки и осталась в тарелке.
   Тим и Том, раскрыв рты, смотрели на нее, не имея возможности сказать ни слова.
   - Эй, ребята вы чего? - спросила Алекса. - Просили показать, я и показала, я же не знала, что вы так на это отреагируете?
   - Тим, Том, - позвал Ян, сидевший рядом.
   - Чего это они? - спросила Марианна, подсаживаясь к ребятам.
   - Да вот, попросили посмотреть на голубые искры и теперь ни как в себя не придут, - сказала Алекса.
   - Тим, Том, просыпайтесь! - Марианна пару раз щелкнула пальцами перед их носами.
   Ничего не произошло. Марианна наклонилась поближе, вглядываясь в остекленевшие глаза.
   - Да тут поработало отличное замораживающее заклинание, - со знанием дела сказал она. - Интересно, кто и за что их так?
   Марианна достала свою палочку и пару раз стукнула по статуям, и произнесла пару негромких фраз. Тут их лица подернулись дымкой и они ожили.
   - Марианна? Как ты тут очутилась? - озадачился Тим.
   - Пришла кушать. Кто это вас так?
   - Как? - удивился Том.
   - Ничего себе заморозочка. Они даже ничего не почувствовали! - поразилась Марианна.
   - Какая еще заморозочка? - спросили сразу оба.
   - Да вас кто-то заморозил, да так, что вы и не заметили, - пояснила Марианна. - Что вы последнее помните?
   - Мы попросили Алексу показать нам голубые искры и предложили использовать заклинание левитации, - начали объяснять близнецы.
   - Какое заклинание, конкретно? - уточнила Марианна.
   - Высшей левитации, - покаялся Том, бывший, как знала Алекса, светлым.
   - Эх вы, и не стыдно вам издеваться над новичками?
   - Да не мы над ними издеваемся, а они над нами, - покачал головой Тим, которого Алекса знала как темного мага, хотя они с братом мало чем отличались. Как можно было их разделить на темного и светлого Алекса не понимала.
   - У нее получилось заклинание высшей магии! Она перенесла с помощью него курицу. С помощью стихийного заклинания! Курицу! - продолжил Том.
   - Шутите опять, - прищурила глаза Марианна.
   - Магией клянусь, она перенесла себе курицу в тарелку, - заверил ее Том, что нельзя было не поверить.
   - Да и больше никто в округе не колдовал, не мог никто помочь, - мимоходом заметил Тим.
   - Алекса, какое заклинание ты произнесла? - спросила Марианна, начиная сомневаться.
   - Ливеос не падус, - ответила Алекса. - Только я вообще не сосредотачивалась, я и не думала, что оно получится.
   - И впрямь заклинание высшей левитации! - поразилась Марианна. - А о чем ты думала?
   - Не помню, что-то о том, что надоело быть всеобщим посмешищем, - припомнила Алекса. - А что?
   - Посмешищем? Ты? Ты никаких стихов не сочиняла? - снова спросила Марианна.
   - Может быть и так. Я часто что-то в рифму говорю или думаю. Но не знаю, не помню.
   - А я знаю, - сказал Ян, телепатический дар которого проявлялся стихийно, и не всегда во время, но этот раз был исключением. - Ты подумала: "Как же надоело постоянно привлекать внимание! И ведь для этого я не прикладываю никакого старания". Это и впрямь стихи.
   - И довольно мощные, - согласилась Марианна, чье лицо разом помрачнело. - В совокупности с общим настроением и применением магии, я могу утверждать, что это ты заморозила ребят.
   - Я? Но как? - усомнилась Алекса. - Я даже не пожелала этого.
   - Совсем не обязательно конкретно думать о действии, иногда бывает, что достаточно только настроиться на волну. Для сильных магов это вполне приемлемо, поэтому они могут творить несколько заклинаний одновременно, они только должны иметь общий эмоциональный фон, - покачала головой Марианна.
   - Но причем тут замораживающее и левитационное заклинание? - не сдавалась Алекса.
   - Левитационное заклинание нейтрально само по себе и может использоваться как светлыми, так и темными магами. Но ты произнесла заклинание высшей левитации, высшей магии. Это очень сложное, мощное и неопределенное заклинание. Ума не приложу, как оно у тебя получилось, оно и на последнем курсе далеко не всем дается. Я сама его несколько дней изучала. Но оно дает достаточно силы для побочного замораживающего заклинания. Так что, если ты перенесла курицу в тарелку с помощью этого заклинания, то и Тима с Томом заколдовала ты.
   - Но я не хотела их заколдовывать, - настаивала Алекса. - Как же такое может произойти?
   - Ты говоришь, что тебе надоело быть всеобщим посмешищем, а они как раз собирались посмеяться, сказав тебе высшее заклятье. Тим и Том не рассчитывали, что оно у тебя получится. Но высшая магическая интуиция, присущая всем магам подстраховала тебя без твоего желания. Что бы им не над чем было смеяться, ты их заморозила, отличным заклятьем, - назидательно сказала Марианна.
   Она обращалась в общем-то не к Алексе, (с которой она, видимо, была полностью согласна, что хулиганов надо поставить на место), а к Тиму и Тому. Они все еще никак не могли прийти в себя от мысли, что их заморозила первокурсница, да к тому же они ничего не почувствовали. Это же высший пилотаж!
   - Так что, не советую вам шутить с сильной волшебницей, обладающей повышенным чувством магической интуиции. Иначе ее неопределенная судьба переплетется с вашими судьбами, и далеко не в вашу пользу. Так что, поберегите здоровье, - закончила свою речь Марианна, явно довольная замешательством близнецов (что, видимо, случалось не часто).
  

N12"Проверка".

   П
   роисшествие в столовой немного развеселило Алексу. Ей все больше и больше нравилось колдовать, и даже ее необычность, показалась ей очень даже выигрышной. Ведь, так как она, никто больше не мог. Ни голубых искр, ни двойных заклинаний, ни высшей магии на первом курсе, даже в неприятности, такие, как у нее, никто не влипал. Да и время шло, а она спокойно колдовала голубыми искрами, не прикладывая никаких особых усилий и не скрывая их. Постепенно все учителя и ученики привыкли к ее странностям и почти не обращали внимания на ее искры, лишь изредка любуясь мерным блеском с голубым отливом.
   Уже прошло несколько недель, и школа магии полностью завладела сердцем Алексы. Девушка уже не могла представить себя учащееся где-то еще, кроме как в Колдумнеях. Школа была огромной и загадочной. Блуждающие стены, привидения, шагающие доспехи, представляющие себя в роли настоящих стражников, огромные залы, узкие лазы, темные и запутанные подвалы, светлые и высокие башни и магия, магия, магия. Все здесь было ей пропитано. Любая мелочь, начиная от магических раковин и заканчивая сложной работой запирающего заклинания, все было построено на магии, и, не зная ее законов ничем нельзя было воспользоваться. Поэтому даже самому отъявленному лоботрясу приходилось время от времени браться за учебники. Но таковые встречались очень редко, хотя, конечно, без них никак не обходится ни одно учебное заведение. Алекса с большим удовольствием ходила на занятия, а те с каждым разом становились все интереснее и интереснее.
   Уроки Биомагии оказались очень познавательными. На них Алекса узнала много нового о знакомых ей растениях и огромное количество совершенно новых. Об их свойствах рассказывала Гортензия Лилея, светлая низенькая волшебница в высокой конусообразной шляпе и фартуком поверх мантии, который она часто забывала снимать.
   Колдостория, наверное, была очень увлекательным уроком, но так как ее вел Петр Мшаник, (серая мантия, серые волосы на лысеющей голове, серые, совершенно не выразительные, глаза, высокий с залысинами лоб и нос крючком), слушать которого без зевоты было нельзя, на уроке почти все занимались борьбой со сном, а не конспектированием событий.
   Уроки по Зельечаровничеству вел высокий темный маг по имени Альфред Зельц, он всегда ходил в черном, редко улыбался. Но если все же его рот растягивала набежавшая ухмылка, то сразу же обнажались мелкие острые зубы чисто белого цвета. Но чаще же он ходил, наклонив голову, так, что его черные длинноватые волосы закрывали пол-лица. Для всех оставалось загадкой, как же он видит сквозь толстую стену жестких густых волос, но факт оставался фактом. Урок он вел немного порывисто и очень часто высмеивал провинившихся учеников.
   Лекции по Астрологономии читала невысокая светлая волшебница Гелия Веста, слегка заикающаяся на длинных словах, также она имела привычку возводить палец к небу, когда говорила что-то важное. Сама же по себе была утонченная натура, всегда носила надушенные кружевные платочки, была крайне щепетильна в отношении к свому внешнему виду и, видимо, была воспитана в лучших манерах восемнадцатого века и иногда сбивалась на французский язык. Многие ученики над ней посмеивались, но, в общем, урок она вела спокойно и размеренно, каким-то чудом укладываясь точно в срок, ни минутой раньше, ни минутой позже. Видимо, сказывалась долгая практика преподавания.
   Но больше всего Алексе нравился урок Боевой магии. Афелия Мэтаре была строгой, но справедливой учительницей. На ее уроках они изучали заклинания нападения и защиты от них, большей частью нападали темные, а защищались светлые, но так как Алекса была неопределенна на какое-либо отделение, то на нее налагалась двойная нагрузка. Ей было необходимо выучивать все заклинания, но это ничуть ее не огорчало, так как возможность использовать и те и другие заклинания имела только она одна, да и они давались ей легко. После случая с наложением замораживающей магии в Главной Зале Алекса почти не прикладывала усилий для произнесения изучаемых заклинаний, они получались сами собой и даже не требовали отработки. Нужно было только зазубрить сами слова заклинаний и некоторые их свойства.
   Таким образом, Алекса постепенно учила новые заклинания, зелья, влияние планет на течение магических сил, применение различных растений и животных в магии, разбирала принципы действия магии и ее историю. Увлеченная учебным процессом, Алекса уже и позабыла об обещанном Вильгельмом вызове к директору. Но о ней никто не забыл.
   Во вторник, как обычно, последней парой была Боевая Магия. Алекса поднялась в башню Изгнанья, так ее назвали, потому что много веков назад очень сильный светлый маг, совершив большое зло, удалился в эту башню и прожил здесь всю свою долгую жизнь, оставив после себя много боевых, защитных заклинаний, рецептов зелий. Поговаривали, что это самая мощная по силовым потокам часть замка, так как под ней находится легендарная дверь Желаний. Но ее не нашли. Многие считают, что ее и вовсе не было, многие предполагают, что она исчезла из-за постоянного движения замка, а некоторые думают, что она объявится только тогда, когда больше всего будет нужна. Но это лишь предположения, достоверно лишь одно, что даже самый слабый маг в башне Изгнанья может творить настоящие чудеса.
   - Здравствуйте, сегодня мы с вами изучим самое сильное, но не самое полезное, заклинание на первом курсе. Это заклятья боевого пульсара. Оно бывает темным и светлым. Причем темное более мощное, но светлое более точное. При большой концентрации магии в ваших палочках это заклинание может привести к смертельному исходу, так что будьте осторожны с его использование. Также не советую вам светлое заклинание, если вы темный, и наоборот. Это также может привести к смертельному исходу, но уже лично для колдующего.
   Впервые сегодня на уроке профессор Мэтаре преподавала ученикам первого курса строго дифференцированное заклинание, раньше заклинание могла применяться как светлыми, так и темными магами. Теперь же появились ограничения.
   - Итак, запишем некоторую справку по этим заклинаниям и начнем практику, - сказала профессор.
   Вопреки ожиданиям справка оказалась очень маленькой, а большая часть урока осталась на отработку и осознание серьезности заклинания.
   - А теперь приступим к колдовству, - сказала она. - Светлое заклинание заучит так: "Искрист пульсарос", а для темных: "Взрывус лайф обрывус". Так же его можно усилить с помощью добавления слова Экстрэмус.
   Учительница взмахнула палочкой, и сдвинулись к стене парты, а вместо них вдоль стен появилось тринадцать деревянных мишеней, напротив каждого ученика.
   - Попробуйте попасть в мишень, - предложила профессор и отошла в сторону.
   Все достали палочки и приготовились "стрелять". Алекса некоторое время находилась в полном замешательстве. Раньше ей не надо было выбирать между светлым и темным заклинанием. Но потом решила применить менее мощное, но более точное, то есть светлое заклинание.
   - Искрист пульсарос, - негромко произнесла она и по привычке взмахнула палочкой, как, впрочем, и все другие.
   Не зря учительница отошла подальше. У каждого из учеников из палочки сорвалась либо искристая молния, либо огромная золотая искра. Одиннадцать из тринадцати попало в стену за мишенями. Нафанин золотой пульсар отрикошетил от противоположной стены (когда он произносил заклинание, у него вдруг зачесался нос, и он поднял руку с палочкой, чтобы исправить это) и полетел в Тому. Но она, обладая замораживающим даром, инстинктивно (пока еще никто из первокурсников не мог пользоваться своим магическим даром, а некоторые даже еще и не знали его) остановила пульсар Нафани в полете и отошла в сторону. После этого пульсар разморозился и вслед за другими угодил в другую стену. Последняя же серебристая молния Белы Мишек попала-таки в... соседнюю мишень Вени.
   - Ну что ж попала только Бела, да и то в чужую мишень, - констатировала преподавательница. - А теперь я объясню вам разницу между заклинаниями истинно-боевыми и только считающимися таковыми.
   Тут же все учебники, лежащие на партах, сдвинутых к стене, распахнулись на странице, видимо, изображающей статью об отличиях боевых и только считающимися такими заклинаниями.
   - Вот вам еще один пример. Любой стих, произнесенный магом, имеет силу и, если ее не сдерживать, можно произнести все, что угодно. Так что будьте осторожны с произнесением рифмованных строк с затуманенным смыслом, а чтение статьи будет вашим домашним заданием, - сказала учительница, указывая на учебники.
   Видимо, произнесение рифмованной строки было не запланировано уроком, но профессор не растерялась и извлекла и из этого пользу для своих учеников.
   - Итак, заклинания, использующиеся в бое, но не являющиеся истинно-боевыми, называются боеспособными и отличаются от оригинала тем, что не требуют прицела. Настоящие же боевые заклинания невозможно использовать не прицелившись, иначе они просто не попадут в цель. Заклинание боевого пульсара одно из многих истинно-боевых заклинаний. Существует много техник прицелов для боевых заклятий, основную их часть вы выучите в высших классах. Сегодня я покажу вам наиболее простую комбинацию, которой в принципе достаточно для заклинания боевого пульсара.
   Преподавательница переложила палочку из левой руки в правую и вытянула ее вперед, левую положила сверху и, негромко сказав светлое заклинание, выпустила белый боевой пульсар, который тут же помчался к центру мишени. Ученики пораженно смотрели на небольшую черную точку в центре мишени, которая осталась после выстрела преподавательницы.
   - А теперь вы попробуйте. Все возьмите палочку в рабочую руку, то есть которой пишите (это пояснение было сделано специально для Нафани), указательный палец положите сверху, большой отогните на девяносто градусов, остальными придерживайте палочку. Левую руку положите на плечо правой руки, перпендикулярно ей и параллельно полу. Афанасий, тебе кто-нибудь объяснял, где у человека находиться плечо? Плечо, милый, это часть руки, находящаяся... - начала объяснять профессор, но, немного поразмыслив, сократила объяснение, - это верхняя часть руки, выше локтя.
   Когда все, наконец, сделали то, что от них требовала учительница, та стала объяснять дальше.
   - Большой палец и левая рука позволят вам целиться под углом к местности, но сейчас нам это не потребуется, так как мы с вами в классе. Что бы попасть в мишень достаточно зрительно совместить цент мишени с концом палочки основанием указательного пальца, затем, не делая ни каких взмахов, иначе собьете прицел, четко и правильно произнести заклинание. В последствии вы научитесь изменять направление пульсара в полете, но пока, куда целились до произнесения заклятья, туда и попадете. Попробуйте снова.
   Алекса снова приняла боевую стойку и, выполнив все рекомендации преподавателя, произнесла:
   - Искрист пульсарос.
   Из ее палочки вырвалась голубоватая струйка магических искр и ударила точно в центр мишени.
   - Чудесно! - похвалила преподавательница, - Теперь вы все попали по своей мишени, - Но лучше всех с заданием справились Александра, Вениамин и Магдалина, да и, учитывая, что у Магдалины было темное заклинание, очень похвально, что мишень осталась целой.
   Некоторые могли бы обидеться на такую похвалу, но Магма, как истинно темная колдунья, была польщена.
   - Что, ж теперь вам предстоит отрабатывать это заклинание. Но прежде... я точно знаю, что каждый из вас желал бы попробовать заклинание соседа и вы это непременно сделаете. И что бы мои объяснения опасности таких экспериментов не были голословными, вы сейчас сами в этом убедитесь. Сейчас все, кто использовал светлое заклинание, прочтут темное, а темные - прочтут светлое.
   Ученики переглянулись, было видно, что профессор совершенно точно угадала их желания, но именно это-то и было причиной их недоумения.
   - Действуйте. Тот, у кого с другим заклинанием получится хотя бы попасть в свою мишень, получит дополнительную отличную оценку за сегодняшний урок.
   Такой расклад вещей тут же подтолкнул всех к проведению опыта. Все тут же приняли боевую стойку и, припомнив противоположные заклинания, выпалили их. Что тут началось...
   Боевые пульсары летали как угорелые по классу, загнав перепуганную Розу не парту, уложив Тому на пол, заставив Веню повиснуть на канделябре (учтите, что потолки в классе были довольно-таки высокими, а канделябры лишь не намного спускались вниз) и прочих отскочить в разные стороны, причем Афанасий и Симеон отскочили в одну сторону и столкнулись лбами.
   - Теперь вы, надеюсь, поняли, почему не стоит применять не ваше заклинание, - сухо сказал профессор Мэтаре. - А Александре я ставлю две отличные оценки, за два блестяще исполненных заклинания.
   Волшебница, как и все, произнесла противоположное заклинание, но ярко-голубой пульсар не стал носиться по классу, а, как и голубоватая молния, оставил жирную темную точку у центра мишени.
   - Теперь попрактикуйтесь в использовании нужного заклинания, а ты, Александра, подойди ко мне.
   Девушка, которая собралась уже снова выстрелить, опустила палочку и подошла к учительскому столу.
   - Я вижу, у тебя неплохо получается, и твой универсализм очень тебе помогает. Думаю, что тебе нет необходимости больше практиковаться, ты и так прекрасно стреляешь, - спокойно сказала преподавательница. - Так что я думаю, тебе лучше прямо сейчас отправиться к директору. Он уже тебя ждет в своем кабинете. Пойдем, я тебя провожу.
   Алекса, которая уже успела позабыть о предстоящем разговоре с директором, была огорошена такой неожиданной новостью. Она смогла только кивнуть и, собрав свои вещи, последовать за профессором.
   Они, насколько поняла Алекса, плохо еще ориентирующаяся в Колдумнеях, вышли из башни Изгнанья и пошли куда-то в сторону Главной Залы, но только над этой Залой. Вскоре они вышли на Центральную лестницу, прошли пару пролетов и свернули в коридор, который Алекса, сразу же узнала. Это был преподавательский этаж. Они подошли к совершенно не примечательной стене с большим цветком в кадке. Этот цветок еле заметно подрагивал, издавая "хрустальный" шум.
   - Сюда, - сказала профессор Мэтаре. - Элекстричество.
   Ничего не произошло.
   - Может, электричество, - предложила Алекса, и стена отошла в сторону, освобождая узкий проход.
   - Да-да, именно оно. Зачем академик придумывает такие сложные нончармские пароли? Заходи.
   Алекса вошла в узкий проход и стена тут же захлопнулась за ней. Вздохнув, она вступила на первую степень лестницы и тут же оказалась на последней ступени, а перед ней возвышалась большая деревянная дверь с огромной ручкой. Сердце Алексы бешено колотилось. Наконец, собравшись с духом, она постучала в дверь.
   - Да-да, входите, - послышался голос директора, который до того Алекса, слышала только на праздничном пире.
   Волшебница потянула за ручку, и дверь неожиданно легко отворилась. Она вошла в кабинет директора. Это была большая светлая комната. Кругом стояли полки с книгами и висели картины. Некоторые были настолько древние, что даже не оживали. Некоторые из живых картин же тихо переговаривались, другие спали, а третьи внимательно наблюдали за вошедшей девушкой.
   - Здравствуйте, академик Пересветов, - поздоровался Алекса.
   - Здравствуй, Александра, - голос академика звучал мягко. - Проходи.
   Алекса вошла в глубь кабинета. В центре стоял стол, напротив которого были два мягких кресла. Вся комната была убрана в фиолетовые, бежевые и бордовые цвета, но вот стол и кресла, за и перед ним, были спокойно-зеленые.
   - Присаживайся, - сказал академик.
   Алекса осторожно присела на кончик кресла и выжидательно взглянула на директора.
   - Думаю, ты знаешь, зачем я пригласил тебя в свой кабинет, - начал академик Пересветов.
   - Да, - коротко ответила Алекса.
   - Ну что ж, тогда скажу прямо. Твои способности очень необычны даже для волшебного мира, где, как ты знаешь, искры могут быть только серебряные и золотые, - не стал больше откладывать Владимир Пересветов, - что отражает сущность мага. То есть, светлый он или темный. Но твой случай уникальный, хотя не скажу, что ничего похожего не случалось. Ты помнишь, на распределении учеников пергамент не определил тебя на какое-либо отделение. Я наделся, что здесь все прояснят заклинания, которые ты произнесешь, но и с эти ничего не получилось. Вместо определенных серебряных или золотых искр у тебя выходят голубые, что очень и очень необычно. И, чтобы прояснить этот факт, я и пригласил тебя к себе. Ты раньше когда-нибудь практиковала магию?
   - Нет. До письма из Колдумнеев я вообще о волшебном мире не знала.
   - Хорошо. То есть, первое заклинание, которое ты произнесла, было на уроке Заклинательной магии, - сказал директор. - В нончармском мире с тобой часто случались необъяснимые тогда вещи?
   Алекса задумала.
   - Довольно часто, - наконец сказал она, припоминая какие-то странности своей жизни, которым она раньше не нашла объяснения. - Это все из-за магии?
   - Безусловно. Каждый маг способен на интуитивное колдовство, особенно в экстренных ситуациях. А маг с большим потенциалом, как у тебя, просто не может игнорировать его.
   Академик ненадолго замолчал.
   - Не могла бы ты мне продемонстрировать их?
   Алекса не совсем поняла, чего от нее хочет директор.
   - Сотвори какое-нибудь заклинание, - уточнил директор.
   - Какое?
   - Что-нибудь, чему тебя уже научили, - пожал плечами академик Пересветов.
   Алекса снова задумалась. За то время, что она уже проучилась в школе волшебства и колдовства, она выучила множество полезных заклинаний, но все как-то не подходили к случаю, а в голове упорно вертелось заклинание левитации высшего уровня, которое она выучила благодаря Тому и Тиму.
   - Что-то в голову только заклинание левитации приходит, - сказал Алекса, когда молчание уже становилось неудобным.
   - Так, пожалуйста, - оживился директор, не осознав еще, что заклинанию даже простенькой левитации учат только в середине первого курса, и что его Алекса вряд ли знала, если раньше с магией не сталкивалась. - Вот, подними в воздух перо.
   Алекса вытащила палочку и, окинув перо взглядом, сосредоточилась на энергии.
   - Ливеос не падус, - твердо сказала Алекса и указала концом палочки на перо.
   Тут же из волшебной палочки вырвались ярко голубые искры и, коснувшись пера, установили его связь с палочкой, а, значит, и с Алексой. Магичка повела палочкой, и перо переместилось немного влево, затем вправо и снова опустилось на прежнее место.
   - Кх... хм, - невнятно сказал Владимир Пересветов. - Ты часто практикуешь это заклинание?
   В его голосе слышалось, старание скрыть растерянность, что ему не очень сильно удавалось.
   - Нет, всего раз, но я что-то очень хорошо его запомнила, - честно ответила Алекса.
   - Ты знаешь, что это за заклинание?
   - Да. Это стихийное заклинание высшей левитации. Оно нейтральное, очень мощное, сложно контролируемое... дает достаточно силы для побочного заклинания, - не успев подумать над последней фразой ответила Алекса, запоздало сообразив, что она повлечет расспросы.
   - Значит, ты понимаешь всю его серьезность и... необычность своих способностей? - осведомился директор. - А почему ты вспомнила о побочном заклинании? Ты пробовала совмещать заклинания?
   - Однажды,... но это получилось само собой, - поспешно добавило Алекса.
   - Так-так, - с вздохом проговорил директор и немного помолчал. - Ты очень, очень (!) сильная волшебница и должна быть очень осторожной. Пока ты еще не совсем хорошо контролируешь свои силы и потоки энергий, и любой твой неверный шаг, любая твоя ошибка может обернуться настоящей катастрофой. Как ты уже наверно знаешь, дар, не контролируемый самим магом, не может контролироваться ничем! Поэтому лучше не допускать таких ситуаций, где все мы будем совершенно беспомощны. Я думаю, ты меня понимаешь.
   Алекса кивнула. Она и впрямь многое поняла из слов академика, но все же не все было осознано ей в полной мере, хотя основной смысл она прекрасно усвоила. Большие силы - большие беды. Лучше их не выпускать.
   - Что ж, тогда не смею больше тебя задерживать, но, думаю, через некоторое время тебе все же придется заглянуть ко мне в кабинет еще раз.
   Алекса встала и собралась, попрощавшись, уйти, но у самого выхода обернулась.
   - У тебя есть вопросы? - спросил Владимир Пересветов.
   - Есть, - ответила Алекса.
   На самом деле ее уже давно мучил один вопрос, но она все не решалась его задать.
   - Слушаю.
   - Вы сказал, что и раньше случалось что-то похожее, - сказала Алекса.
   Академик ответил не сразу.
   - Да. Ты не первая, кто не вписывается в рамки обычного мага. Раньше, но очень редко и давно, встречались маги со странными оттенками искр, даже с разноцветными искрами, но все равно присутствовали и стандартные цвета, но вот кардинальное изменения цвета искр впервые в истории.
   Алекса вышла из кабинета директора и только сейчас заметила, что время уже движется к ужину. Волшебница неспешно отправилась к Главной Зале, обдумывая все, сказанное директором.
   "Значит, я не первая. Это хорошо. Но я же и единственная. Это плохо. Что же будет? Что они могут сделать из-за моих искр? Хм..."
   - Куда тебя Мэтаре увела? - спросил ее за ужином Ян.
   - А что, дар телепата отказывается узнать? - почему-то съехидничала Алекса, и ей стало стыдно.
   - Он пока работает по настроению, - ответил Ян, не заметив некоторого замешательства Алексы.
   - К директору, - вздохнула Алекса.
   - Куда? - разом переспросили Ян и Мишель.
   - В кабинет директора, - повторила Алекса.
   - Зачем? - спросил Мишель, запивая кусок поджаренного мяса, которым чуть не подавился.
   - Это из-за моих искр.
   - Ну и как? - спросил Ян.
   - Вообще не знаю, он ничего толком не сказал, но, честно говоря, мне показалось, что дело плохо, - сказала Алекса. - Сказал, что это не последнее посещение его кабинета, хотя, все же, мой случай, хоть и уникальный, но не единственный.
   - Вот именно! Все образуется, и ты еще потом сама будешь смеяться над собой. За необычный цвет искр еще никого не убили, - попытался утешить ее Мишель.
   - Не убили, - согласилась Алекса. - Но вот исключить могут.
   Это были ее самые худшие опасения.
   - Чепуха, - категорично заявил Ян. - Ты же не виновата, что твоя палочка выпускает голубые искры. Может, это из-за того, что она сама голубая!
   Как ни была огорчена Алекса, но слова Яна заставили ее улыбнуться.
  

N13"Серф-доска".

   В
   ремя шло. Директор не спешил вызывать к себе Алексу, она, сидя вечерами в общей гостиной, думала о предстоящей встрече и "вынесении приговора", но все реже и реже. Новые уроки, люди увлекали ее все больше и больше.
   В один их таких вечеров, когда уроки уже кончились, и нагруженные домашним заданием ученики возвращались в общую залу и рассаживались по своим любимым местам, на доске объявлений появилась заметка для первого курса.
   - Алекса, ты видела, что завтра у нас первый урок полетов? - спросил Ян, падая в соседнее с Алексой кресло, его сумка шмякнулась тут же.
   День выдался тяжелый, да еще и Зельечаровничество последним уроком. Зельц им столько назадавал, что все выходные уйдут на одно домашнее задание.
   - Да, видела, - рассеянно ответила Алекса. - Только, что же это за урок получится, если даже летать не на чем?
   - Так вот этим и займутся. Теперь у каждого будет свой летательный аппарат, - жизнерадостно ответил Ян. - Здорово, правда, Мишель?
   В соседнее кресло с таким же шумом опустился второй друг Алексы.
   - Зельц сдурел. Столько задавать! - воскликнул он, прослушав вопрос Яна.
   - Ну, если не валять дурака в субботу, то все успеешь, - заметила Алекса.
   - Все равно он сдурел, - упрямо повторил Мишель. - Так, что там с уроками полетов?
   - Завтра первой, - ответил Ян. - Как ты думаешь, на чем будешь летать?
   - Надеюсь, не на унитазе, - мрачно предположил Мишель.
   - Не на унитазе, так в ванной, - усмехнулся Ян.
   - Ага, в душе! - согласно хмыкнул Мишель.
   - Что это вас на сантехнику потянуло? - улыбнулась Алекса. - Ничего более удобного в голову не приходит? Ну, там, кровать, диван, на худой конец, кушетка.
   - Ну, нет! - в один голос отказались Мишель и Ян.
   - Кровать слишком громоздка, на ней в нардаэ не поиграешь.
   - А кушетка непрактична. Ее же ветром снесет, - продолжил Мишель.
   - Зато удобно, - заметила Алекса, но все же спорить не стала.
   Следующий день начался как-то странно. С ночи еще зарядил дождь и, видимо, утвердился надолго, так что первокурсники уже отчаялись попасть на урок полетов. Он должен был проходить в школьном дворе, но там было даже ходить опасно, не то что учиться летать. Скользкие тропинки, огромные лужи, мокрая трава, которая еще не совсем пожелтела к концу октября - все это не внушало полной уверенности в твердом стоянии на земле. Позавтракав и отправившись на Колдосторию, все были в предвкушении наискучнейшего урока. И профессор Мшаник не обманул их ожидания. Серое небо, сумрачный класс и монотонное бормотание могут усыпить даже самого неугомонного ученика. Первокурсники, вяло шумевшие перед уроком, сами собой угомонились и постепенно перешли в пограничное состояние между сном и бодрствованием. Только Веня непрерывно скрипел пером, записывая все за профессором Мшаником. Этот монотонный скрип тоже не способствовал пробуждению. Но он был не единственным исключением. Нафаня откровенно спал, не утруждая себя даже имитацией внимания. Профессор Мшаник изредка бросал на него страдальческие взгляды, но никаких особых мер не предпринимал. Насколько поняла Алекса, главным правилом в этой школе было не принуждение к учебе. Хочешь - учись, не получается - подходи после уроков, отрабатывай, сиди в библиотеке, а не хочешь, что ж твое дело, главное, не мешай другим получать знания. Нафаня не мешал. Она мирно спал, улегшись на парту.
   Когда, наконец, Колдостория кончилась, все с облегчением встрепенулись и поплелись на Боевую магию. Вообще-то, Колдостория включала в себя многие интересные для Алексы темы, но иногда (довольно часто) они оставались незамеченными, и в последствии приходилось наверстывать упущенное по книгам.
   Начавшийся урок Боевой магии был продолжением предыдущего. На прошлом уроке они проходили заклятье иллюзии. Для первого курса необходимо и достаточно было научиться простеньким иллюзиям типа: звона, искр и ощущения ветерка только для одного человека. Но даже это получалось далеко не у всех. Сегодня был уже второй двухчасовой урок по иллюзорной магии, прошлый не увенчался успехом для большинства первокурсников. Алексе к концу урока, конечно, удалось соткать галлюцинацию звона для Яна, хотя и не самую сильную. Сегодня им предстояло разобраться с искрами.
   - Афенгито! - воскликнула Алекса, направляя палочку на Мишеля. - Ну что?
   - Ничего, - покачал головой Мишель, с которым в паре работала Алекса. - Афенгито!
   - Тоже ничего, - покачала головой Алекса.
   - Заклинание искр действует на глаза, а не на уши, как вы поняли. Поэтому нужно изменить поток силы. Обмануть глаза сложнее, чем уши, но у вас должно получиться. Попробуйте найти ключ.
   - Попробуйте найти ключ, - пробормотала Алекса. - А где его искать? Афенгито!
   Алекса попробовала изменить поток силы, слегка подняла его и раздвоила, как бы направляя к глазам, но раздвоение было уже, чем со слуховыми галлюцинациями, а поток был сильнее. Так как глаз был устроен сложнее, чем ухо.
   Мишель вдруг взмахнул руками, отгоняя что-то невидимое. Потом сделал шаг назад и в изумлении остановился.
   - Что это было? - спросил он, не понимая.
   - Думаю, у мисс Сильмэ получилось заклинание, - ответила ему профессор Мэтаре. - Какого цвета были искры?
   - Голубого, - не задумываясь, ответил Мишель.
   - Прекрасно. Александра справилась с заданием. Теперь и вам следует научиться иллюзии искр, - сказала профессор, что-то помечая в журнале, и отошла к другим парам.
   - Как у тебя так быстро получается? - удивился Мишель. - Что ты такое делаешь?
   - Ищу ключ, - жизнерадостно ответила Алекса, и Мишель начал практиковаться в иллюзорной магии.
   К концу урока у всех худо-бедно получился хоть сноп иллюзорных искр. Только не все они устроили профессора Мэтаре. Когда часы затряслись, показывая на бокал, профессор Мэтаре отпустила класс, задав наименее удачливым отработать заклинание иллюзорных искр в свободное от уроков время.
   - Ох и странное же это заклинание, - сказал Ян, по дороге в Главную залу на обед.
   - Чем оно тебе не понравилось? - спросила Алекса.
   - Да кто, что хочет, то и видит. Я вот, например, просто блеск увидел. Ничего похожего на искры, а Мэтаре засчитала это как правильно выполненное заклинание. Зато, когда Бела сказала, что видела зеленые искры, профессор сказала, что я совсем не слушаю объяснений и делаю все наоборот.
   - Стало быть, блеск, по ее мнению, ближе к нормально выполненному заклинанию, чем зеленые искры, - коротко и ясно ответил Мишель. - И знаешь, в чем-то я с ней согласен. Зеленые искры - это что-то из ряда фантастики.
   Ян мстительно глянул на Мишеля.
   - А, собственно, почему и впрямь зеленые? Почему не желтые, не черные или белые? - спросила Алекса.
   - Наверное, потому что, когда я заклинание произносил, то посмотрел на Веника, а он был такой зеленый!
   - Так это потому, что Сено ему иллюзию отрубленных рук сотворил. Вот он и позеленел, - вспомнил Мишель.
   - Симеон создал иллюзию отрубленных рук? - поморщилась Алекса. - А не сложновато ли для того, кто и со звуком разобраться толком не смог?
   - Кто знает, может это вовсе и не иллюзия. Он ведь Зельечаровничеством занимается серьезно, может, это какой ингредиент? - не стал спорить Мишель.
   - Ну, вовремя вспомнили. Тема как раз прямо к столу, - недовольно заметил Ян.
   После обеда, на который давалась большая перемена, первокурсники поспешили на Биомагию. Сегодня был не самый интересный урок. Профессор Лилея обещала им рассмотреть свойства укропа. Первокурсники без особого энтузиазма прошли в теплицу, где их уже ждала профессор в своем неизменном переднике. Урок прошел довольно быстро, хотя ничего особо интересного Алекса не услышала, кроме того, что укроп является частым ингредиентом зелий.
   После Биомагии Алекса, Ян и Мишель вышли во двор школы. Дождь к счастью почти кончился, хотя солнце не спешило выглядывать. Шагая по мокрой траве к небольшой поляне перед озером, друзья, не переставая, обсуждали летательные аппараты, которые бы были идеальны для полетов.
   - Алик летает на табуретке, говорит, что не плохо, только на поворотах заносит. Держаться-то не за что, - поделился информацией Ян. - Тим и Том бочках. Тоже не жалуются. Даже багаж в руках держать не надо. Все можно в бочку засунуть. А вот родители вообще не летают. Я даже и не знаю, что у них за инструменты.
   - Мои тоже давно не поднимались в воздух, - сказал Мишель явно озадаченный не меньше Алексы, которая представления не имела, на чем можно вообще летать.
   - Так, собираемся. Все здесь? Тогда поехали. Меня зовут Тарас Туч. Я ваш учитель по полетам. Сегодня наш первый и самый важный урок. Сегодня каждый из вас получит свой летательный инструмент, но будет ли он его использовать или нет - это уже дело каждого в отдельности. Напоминаю тауже, что в этом году освободилось место отвлекающего в команде по нардаэ. Это может быть кто-то из вас. А теперь приступим непосредственно к уроку, в течение которого мы с вами и познакомимся.
   Говорил он быстро и отрывисто, что не совсем сочеталось с его обликом. Перед первокурсниками стоял молодой мужчина в самом рассвете сил, серьезный и даже слегка суровый. По натягивающим мантию мускулам было видно, что он усиленно занимается спортом. Но вот роста он был маленького, и Алекса смотрела не него сверху вниз. Это было как-то странно и, как поняла Алекса, не нравилось и самому преподавателю. Он, принесший зачем-то лопату, вдруг ловко перебросил ее из руки в руки и потом так же легко вообще отпусти ее. Но она не упала, а зависла над землей. Профессор легко запрыгнул на нее и возвысился над классом, поднявшись на лопате чуть выше.
   - Как видите, мой собственный летательный инструмент - лопата. Она очень подвижная и удобная. А теперь посмотрим, что досталось вам, - сказал он, облетев всю группу первоклассников на лопате, что сильно их поразило. - Так, Гордо Симеон.
   Парень, который отличался на редкость заносчивым характером, теперь явно ощущал себя не в своей тарелке. Его вызвали просто по тому, что его фамилия была первой в списке, но легче ему от этого явно не стало.
   - Я, - не своим голосом ответил он и неуверенно вышел чуть вперед.
   - Так... на каком отделении и факультете? - задал вопрос профессор Туч.
   - Ромин, темный, - ответил тот.
   - Хорошо, - пробормотал профессор, делая пометки. - Доставай палочку и, целясь в небо, четко произнеси: "Обретайлето". Никаких перемещений энергии делать не надо. Просто произнеси и все.
   - Обретайлето, - повторил Симеон с какой-то неподобающей истинно темному магу интонацией, и даже его колючие глаза на время потухли.
   - Что это за сюсюканье? - возмутился профессор Туч. - Где ты видел, что бы заклинание сработало, если маг сам его боится. А ну-ка, твердо и четко произнеси!
   - Обретайлето! - смелее сказал Симеон.
   И тут же воздух завибрировал, и из небытия появилось большое деревянное ведро. Немного опустившись на досягаемую высоту, оно зависло около Симеона.
   - Мои поздравления, ты обрел свой летательный аппарат! - воскликнул профессор Туч. - Мой тебе совет. На первое время приделай к ведру ремень, чтобы не свалиться.
   - А что мне сейчас делать? - спросил Сеня, видимо, ведро его нисколечко не вдохновляло к полетам.
   - Садись и попробуй взлететь.
   Глаза Симеона полезли на лоб. Алекса заключила, что он понятия не имеет, как это ведро может помочь ему подняться в воздух и с какой стороны к нему подступиться.
   - Как? - тихо спросил он, но Тарас Туч все же его услышал.
   - Ну, для начала опусти его пониже и сядь так, как тебе кажется наиболее удобным, - сказал профессор.
   Сеня неуверенно подошел к ведру поближе и рукой опустил его на уровень пояса. Потом, с опаской озираясь, боком сел на ведро.
   - Ты так собираешься лететь? - осведомился профессор Туч, подлетая к Симеону. Сеня неуверенно пожал плечами. - В таком случае на большой скорости тебя просто снесет. Видишь, веревку? Лучше тебе ее перебросить через колени и держаться за нее. Иначе с непривычки при простом движении вперед можно прекрасно спикировать на землю.
   Сене пришлось еще раз взгромоздиться на ведро, на сей раз положив веревку на колени.
   - Ну, теперь лети, - одобрил Туч и, не дожидаясь нового вопроса, сразу же пояснил. - Наклонись немного вперед и пожелай полететь вперед. Веревку используй как узду на лошади.
   Симеон с опаской покосился на ведро, немного наклонился и тут же сорвался с места. Алекса только и успела увидеть округлившиеся глаза, и он исчез из ее поля зрения. Несколько секунд он летел прямо, но потом резко набрал высоту и взял немного влево. Вскоре он завис над остальными учениками.
   - Что ж, хорошо. С одним из вас разобрались, - сказал Тарас Туч и что-то чиркнул в блокноте. - Следующий - Афанасий Домовой.
   С Нафаней Тарас промучился довольно долго. Сначала он не мог правильно выговорить заклинание, потом никак не мог разобраться со своей ванной, которая ему досталась как летательный аппарат (количество смеха превзошло ведро первопроходца Симеона). В конце концов, он залез в ванную, но на середине полета ему что-то понадобилось спросить. Он высунул свою встрепанную голову, (потом показалась и не опрятная мантия) и вывалился из ванной. Хорошо, что высота была небольшая, и он вскоре снова забрался в свою ванную и благополучно взлетел.
   Дальше Жульен, первый красавец курса, получил в пользование мешок. Он был немало разочарован этим (видимо мешок не совсем подходил к его идеальной внешности и ослепительной улыбке), что, впрочем, не помешало ему довольно быстро освоиться и резво летать над остальными, не получившими еще инвентарь для полета.
   Дальше по списку была Роза Лист, глазам которой из небытия явился велосипед. Она, вскинув белокурую головку, долго смотрела на него. Сначала Роза не совсем поняла, что это значит, но, когда велосипед завис в нескольких сантиметрах над землей в ожидании, она тут же на него вспорхнула и начала нарезать круги. Единственный недостаток его был в том, что педали даже в воздухе крутить было надо. Зато при приземлении можно было спокойно продолжать движение и по земле.
   Бела Мишек получила большого плюшевого медведя, что в принципе не вызвало никаких особых удивлений, хотя некоторая зависть все же закралась в сердца. Бела долго не могла понять, как же она будет летать на этом медведе и все качала головой, развевая на осеннем ветре свои голубые волосы.
   Дальше был Мишель. Внешне он выглядел вполне спокойно и уверенно, хотя Алекса отменила, что взгляд его карих глаз из-под отросшей челки блуждал в неопределенном направлении, что было явным свидетельством его волнения. Он произнес заклинание и посмотрел в небо в ожидании появления предмета для полета. Сначала он не понял, что это было. Какой-то предмет с металлическим корпусом, тускло поблескивающий в неуверенных лучах показавшегося солнца. Внизу три колеса. Два побольше и одно совсем крошечное, под днищем, и складная ручка. А рядом с ним в воздухе висела длинная трубка со щетиной на конце.
   - Что это?
   - Думаю, пылесос, - ответила Алекса.
   - Что? - переспросили учитель и Мишель одновременно.
   - Пылесос, - по слогам повторила Алекса. - Обычно им пользуются нончармы при уборке квартиры от пыли, но тебе, похоже, придется на нем летать.
   - И как? - удивленно спросил Мишель, подходя к новенькому пылесосу.
   - О, это уникальный объект. Сейчас почти не встречаются волшебники, которые могли бы летать на таких инструментах, - сказал профессор. - Эта щетка поможет тебе управлять всей... машиной. Ты должен ей указывать, куда и как лететь. Пробуй. Пока сам не попробуешь, не поймешь.
   Мишель влез на пылесос и протянул руку к щетке, та тут же сама запрыгнула к нему в руку. Легкий наклон и новый ученик сорвался с места. Но он не летел по прямой, как все, а петлял, кувыркался и вообще не соответствовал законам физики. Не понятно было, каким чудом он вообще удерживается на этом пылесосе.
   - Да не крути ты щетку, направь прямо! - крикнул профессор Туч.
   Видимо Мишель последовал совету учителя, так как его полет выровнялся и приобрел более-менее нормальную скорость и направление. Вскоре Мишель уже присоединился к "летающим" ученикам.
   Тут настала очередь Яна. Он с волнением вышел к учителю, никак не мог достать палочку из внутреннего кармана формы, потом выкрикнул заклинание, взмахнув палочкой немного сильнее, чем требовалось...
   Седло буквально свалилось на него, как снег на голову. Из-за резкого движения, а вернее, из-за неимоверного волнения, Ян получил огромную шишку от первого же знакомства со свои летательным аппаратом.
   - Поздравляю. Твой вариант пока является самым удобным из всех, - сказал Тарас Туч.
   Рыжеволосый друг Алексы подошел к своему норовистому седлу и с непривычки сел на него задом наперед. Потом стал пересаживаться, чуть не упал и снова сел не правильно. Поупражнявшись немного в пересадке, он все же сел в седло верно и стартовал. Именно стартовал, так как седло как пуля метнулось к лесу. Но профессор был начеку. Через минуту Ян был возвращен назад на урок, а седло усмирено особым заклинанием.
   Потом из строя вышел Вениамин. Заучено оттарабанив заклинание, лопоухий "оратор" получил... веник. Он был немало удивлен этим, но вскоре влез на веник и очень медленно полетел по прямой. Затем набрал высоту и завис в ожидании, цепляясь за прутья веника, как будто это единственное, что еще держало его в жизни.
   - Александра Сильмэ?! - полувопросительно сказал Тарас Туч.
   Алекса вздохнула и, смирившись с последующим пристальным вниманием, вышла вперед.
   - Да, это я, - сказал она, доставая волшебную палочку. - Ноумен.
   "Интересно, что мне достанется. Раскладушка? Летающие штанишки? Пропеллер?", - подумала она.
   - Обретайлето, - произнесла она заклинание, выпуская ослепительный сноп голубых искр.
   Алекса почувствовала несильный толчок в грудь и ощутила переливы энергии, чего раньше с ней не случалось. Она почувствовал, как что-то материализуется прямо перед ней. Что-то очень ей близкое, родное...
   В воздухе, напротив нее, появилась довольно толстая доска (чем-то похожая на доску для серфинга) из странного материала. Она была заострена на одном конце, другой же наоборот был срезан точно по горизонтали. Сама же доска была довольно широкой, но в середине (хотя все же ближе к концу) немного утончалась, что было очень удобно, если сидеть на ней верхом. Сама же доска были полупрозрачной и отливала тускло-голубым цветом. Это, видимо, подтверждало ее родство с Алексой.
   Профессор был слегка озадачен. Он узрел прямо перед собой легендарную Александру Сильмэ, да еще и ее не менее легендарные голубые искры. Для осознания этого требовалось некоторое время, которое волшебница с радостью ему предоставила, занявшись исследованием своей серф-доски, но черные, как смоль, пряди упорно закрывали лицо, повинуясь ветру. Инстинктивно заставив одну прядь обвиться вокруг остальных, тем самым собрав волосы в хвост силой мысли, она вплотную подошла к доске, что еще больше озадачило преподавателя, которого, казалось, ничем нельзя было удивить.
   - Кгс... Что же ты не садишься? - наконец сказал он.
   Алекса осторожно присела на край доски. Та висела в воздухе и падать, очевидно, не собиралась. Все было довольно прочно.
   "Что ж, чему быть, того не миновать, - подумала Алекса. - Если мне сужено упасть, то я упаду, если же нет, то нет".
   Алекса слегка наклонилась вперед.
   "Ну, поехали. Или полетели?"
   Доска сорвалась с места, и Алекса только и успела вцепиться в нее руками, не понимая как ей управлять. Ее доска, в противоположность остальным инструментам не полетела к лесу, а, наоборот, рванулась к замку на бешеной скорости. Оторопевший учитель не успевал ее подстраховать. Стена приближалась. Двадцать метров... десять... пять...
   "Да как же тобой управлять?" - панически размышляла Алекса, не понимая как развернуть серф-доску.
   Расстояние вообще исчезло.
   - Вверх! Назад! Не в стену! - крикнула она, зажмуриваясь, ожидая удара. Сердце стучало как бешеное, крик никак не мог вырваться на свободу.
   Тут она почувствовала головокружительный поворот, и столкновения не последовало. Когда он открыла глаза.юона уже летела обратно на поляну.
   "Стоп", - скомандовала она, и доска послушно остановилась рядом с учителем. Сердце по-прежнему колотилось, но страх уже начал проходить. Она не столкнулась со стеной и поняла, как управлять своим аппаратом.
   - Ничего себе! - воскликнул Ян. - Ты была в полуметре от стены, и какой кувырок через себя!
   - Тебе следует прийти на отборочные соревнования, - сказал наконец Тарас Туч. - Они состоятся в пятницу, в четыре, вместо нашего урока. У тебя большие шансы попасть в команду. Такой техники я еще не видел. Выйти из лобового столкновения кувырком через себя! Это самоубийство!
   "Кувырок через себя! - подумала Алекса. - Стало быть, вверх и назад - это кувырок через себя. Надо запомнить. Или все же нужно командовать "не в стену"?"
   Вскоре Алекса уже парила над оставшимися ребятами, а Тарас Туч приступил к Тамаре Темерьян, хотя Алекса часто ловила его заинтересованные взгляды на себе.
   Томе достались занавески. Она встряхнула их и они, расправившись, зависли в воздухе. Остролицая колдунья вспрыгнула на своеобразный ковер-самолет и, сев на колени, полетела, как и все кроме Алексы в лес. Вскоре, правда, тоже разобралась с управлением и учителю не пришлось ее ловить.
   Дальше пришла очередь Аделаиды Темнота. Ей достался спасательный круг. Рыжеволосая ведьма с комфортом устроилась в колесе и чуть было не спустилась обратно на землю из-за неловкого поворота, после которого она, однако, стала осторожнее.
   Тут Алекса увидела, что к преподавателю подходит Магма и с интересом стала наблюдать.
   - Темная, Ноумен, - мрачно поведала она и, взмахнув палочкой, вызвала на поляну гитару.
   Магма была обрадована таким летательным аппаратом. Она прошлась пальцами по струнам и грифу, потом резко запрыгнула на нее и тут же набрала высоту, потом резко остановилась и так и зависла в воздухе.
   Тарас пожал плечами, опять чиркнул что-то в блокноте и приступил к последней ученице. Это была Ева Яблонева. Слегка ухмыльнувшись столь подходящей фамилии (преподаватель, видимо, был вообще невысокого мнения о способностях девушек к полету) он записал, что Ева светлая и учится в Ромине. Встряхнув каштановыми кудрями, волшебница наколдовала себе большую корзину. Некоторое время подумав, как будет удобнее лететь, она залезла внутрь и ухватилась за ручку, как за поручень.
   Теперь весь класс был в воздухе, и профессор Туч снова начал говорить.
   - Итак. Урок полетов есть только на первом, иногда на втором курсе. Здесь мы изучаем азы полета. Как взлетать, как тормозить, некоторые приемы ухода от столкновения. Вообще то, что вам понадобиться для полета. Более сложные приемы уклонения, сложную технику полета, в общем средний и высший пилотаж будут изучать уже на тренировках команды по нардаэ.
   Послышался шум от разговоров.
   - Мой урок хоть и идет не в аудитории, но тишину нужно соблюдать и в воздухе. Иначе!... - голос профессор завис на самой высокой ноте, но потом уже продолжил спокойно. - Вы прослушаете объяснения и неправильно выполните задание. Это всегда будет наказано оценкой, в отдельных случаях будет прикреплена еще и травма. Мой урок, хотя и кажется простым, но в большей степени опасен, чем другие, так как вы, находясь в воздухе, всегда находитесь в опасности.
   Над поляной разлилась звенящая тишина.
   - Приступим к первому уроку. Сегодня мы будем учиться взлетать и садиться.
   Казалось бы, чего проще. Но не тут было. Оказалось, существует много техник взлета и посадки. Преподаватель продемонстрировал три наиболее простых. Это прямой способ, вариант с опорой и версия с разворотом. Первый способ наиболее часто применяемый. Это взлет с ровного места. Но для этого надо было активировать летальный аппарат.
   Для Томиных занавесок было достаточно их встряхнуть, для пылесоса Мишеля, необходимо было взять в руки щетку и указать на пылесос. Седло Яна приводилось в активное состояние, если звякнуть стременами. Чтобы поднять в воздух гитару Магмы, нужно было провести по струнам. В мешок Жульена достаточно было просто залезть и взяться за края. Плюшевому мишке Белы надо было все лишь надавить на лапу. Веник Вениамина необходимо и достаточно было только оседлать и немного подпрыгнуть. Велосипеду Розы, как ни парадоксально, хватило нажатия на ручной тормоз. В ванной Нафани надо было вытащить затычку. Спасательный круг Аиды и корзинка Явы нуждались только во встряске, а потом можно было смело залезать и лететь куда душе угодно. С ведром Сени преподаватель и сам Симеон возились долго. Никак не могли найти пусковой механизм. В конце концов оказалось, что его просто надо было швырнуть о землю, тогда оно застывало над землей активируя волшебство.
   Доска Алексы не вызвала особого энтузиазма у преподавателя. Он вообще никак не мог понять, как на ней летать и поражался, как же Алекса так быстро разобралась с управление. Вскоре Алекса сама догадалась, что серф-доску нужно было только положить на воздух, не сомневаясь, что он не упадет. Вообще-то каждый предмет приводился в активное состояние только в соответственном настрое. Просто так хоть сколько жми на лапы или тряси занавески, никуда они не полетят. Но для прочих инструментов совсем необязательно было верить в отрывающийся потайной механизм, достаточного было представлять себе предназначение механизма, а вот Алексина доска требовала железной уверенности.
   - Что ж урок окончен. Теперь вы все умеете активировать свои летательные аппараты, - сказал профессор Туч, взглянув на часы. - Как я уже говорил, в нашей команде есть свободное место отвлекающего. Отборочные состязания состоятся в следующую пятницу. В принципе, для первого занятия вы все неплохо летаете. Особый талант я вижу у Сильмэ, Лавин, Темерьян и, пожалуй, Молви. Вам я бы порекомендовал поучаствовать. Остальные - по желанию, я на первом занятии мог и не оценить ваш талант. Но вот Домового и Плюющих я лично прошу не приходить. До встречи на следующей неделе. Все свободны.
   - Вот те на, - протянул Ян, когда первокурсники, нагруженные своими летательными инструментами, шли назад к замку. - Туч вас на отбор позвал!
   - Да ладно тебе. Пошутил он, - усмехнулась Алекса, совсем не считавшая таким уж достижением сегодняшний урок. Она особо не напрягалась, даже наоборот, ей все это было легко, и никакого достижения она в себе не видела. - Ну, сам подумай. Какой из первокурсников элемент команды? Да ни один из нас наверняка даже близко стоять рядом с профи не может. Мы только взлетать и садиться научились, а ты говоришь "команда", "игра".
   - Да нет, - покачал головой Мишель. - Туч слов на ветер не бросает. Если он сказал, есть талант, значит есть.
   Алекса неопределенно пожала плечами. На счет остальных она была в неопределенности, но себя очень уж выдающейся не считала точно.
  

N14"Что такое нардаэ".

   В
   ыходные прошли за домашним заданием. Преподаватели, видимо, решили всерьез заняться первокурсниками, чтобы они не ходили неучами, а занялись уроками. Алекса написала историческую справку по Боевой магии, относительно иллюзии ощущений (это было задано на дом, чтобы на уроке только практиковаться), разобрала состав растворяющего зелья (он вообще-то был простой, всего три компонента, но вот варить его было сложновато), описала магические и нончармские свойства укропа (как оказалось, обыкновенный укроп применяется во многих зельях, действующих на психику), написала сочинение по Немагоматике о нончармских легендах относительно высших существ (нужно было написать один свиток, но Алекса написала около трех, так как использовала не только информацию учебника, но и собственные знания и книгу по нончармским суевериям и религиям, которую ей прислал Кирилл), прочла статью об осветительном заклинании для Вильгельма, разобралась с географией первых поселений магов для профессора Мшаника, описала спутник Криптона (эта планета, как и ее спутник уже давно не существует в реальном мире), заданный по Астрологономии.
   И вот началась новая неделя, новые уроки, происшествия. Одни события сменяли другие. Не успели первокурсники разобраться с завтраком, как из соседнего с Колдосторией класса сбежала кикимора. К счастью, ее уже скоро поймали, но это событие на весь день встряхнуло впечатлительных первокурсников, большинство из которых видели кикимору впервые.
   На Немагоматике профессор Мерк рассказывал о сущности так называемых богов-духов, то есть, высших существ, не способных существовать без магии. В конце урока они, под тщательным присмотром профессора, вызвали слабенького духа и задали ему пару вопросов. Вообще, вызывание духов было очень опасным делом, не имеющим ничего общего со спиритическим сеансом. При спиритизме вызывался дух умершего человека, неспособного причинить зла магу, но вот реальный дух может вселиться в тело мага, выселив его собственную сущность.
   Профессор Зельц, на основе данных об укропе, полученных ими на Биомагии, задал первокурсникам приготовить успокоительный отвар. Это оказалось чудовищно сложно. В конце урока Альфред Зельц предложил первокурсникам обменяться зельями, предварительно конфисковав зелье у Нафани, так как оно представляло собой какую-то слизь, вызывавшую отвращение, а не успокоение. В конце концов, выяснилось, что более-менее успокаивающее зелье получилось у Магдалины, Веня, который его выпил, теперь сидел на стуле и меланхолично пялился в потолок. Марьян, которому досталось зелье Белы, отчего-то наоборот стал суетиться и постоянно озираться, видимо, ощущая беспокойство. Сама же Бела, получившая зелье Яна, с ужасом обнаружила жуткие бородавки на своих руках, которые, впрочем, сами вскоре исчезли. Жульен, поменявшийся с Аидой, теперь был подозрительно зеленый и постоянно кривился, Аида же, отведав зелье первого красавца, наоборот покраснела и постоянно обмахивалась пергаментом. Тамара своим отваром обесцветила глаза Евы. Отвар же Яблоневой вырастил гриб на остром лице Томы. Роза заставила Симеона заикаться, а зелье Гордо оказало на Розу веселящее действие. Алекса, которой досталась работа Мишеля, не почувствовала никаких особых изменений ни в своей психике, ни в своей "физике". Зато Мишель теперь мирно спал, облокотившись на парту.
   - Отвратительно, - сказал профессор Зельц, когда все были приведены в нормальное состояние. - Только Черный Кот смогла сделать хотя бы подобие настоящего умиротворяющего отвара. У Молви зелье получилось слишком слабым, а у Сильмэ слишком крепким. У остальных вышло совершенно не то, что требовалось. А у некоторых даже вместо психического воздействия на человека, появилось физическое!
   За всеми этими событиями Алекса и не заметила, как и еще одна неделя подошла к концу. Закончилась самая первая четверть учебного года в волшебной школе.
   - Ну, что? Ты сегодня идешь? - спросила ее Марианна, когда они сидели в общей гостиной.
   - Куда? - не поняла Алекса.
   - Как куда? На соревнование! Сегодня же пятница. В четыре часа отборочные соревнования в команду, - напомнила Марианна.
   - А... совсем забыла, - закивала Алекса, припоминая замечание профессора Туч. - Я, наверное, не пойду. Что мне там делать?
   - Как это, не пойдешь? Как это, что делать? - воскликнула Марианна. - Мне тебя Туч так нахваливал. Я, признать, от него раньше ничего подобного не слышала. Ты просто обязана прийти.
   - Ты так думаешь? Но я же ничего не умею, - неуверенно запротестовала Алекса.
   - Все сначала ничего не умели, так научились. Главное - задатки иметь, а дальше все дело за хорошим учителем, а Туч свое дело знает, - уверенно сказала Марианна.
   - Ну, хорошо, я приду. Только ничего не обещаю. Не думаю, что я уж так хороша, как меня нахваливали.
   - Об этом не беспокойся, - сказала Марианна, собираясь уходить. - Жду тебя на поле.
   Вскоре Алекса уже шагала по дороге к поляне перед озером. Вместе с ней отправился Мишель и Ян, последний шел просто для поддержки, свои силы он пробовать не стал, так как до сих пор никак не мог приноровиться к своему седлу. Алекса же до этого соревнования летала всего раз.
   - Привет, ребята! - радостно поприветствовала их Марианна второй раз за день. - Хорошо, что пришли. Так, ты, Алекса, летаешь четвертая, а ты, Мишель, пятый. Запомнили?
   - Ага, - подтвердил Мишель.
   - Ну, ладно, я побежала, - заторопилась Марианна. - Мне еще остальным номера сказать надо. Что-то желающих больно много...
   Алекса вздохнула и приготовилась ждать.
   Через пару минут в воздух поднялся первый претендент. Он, как показалось Алексе, летал не плохо, но уж больно дергано. То резко вверх, то резко вниз, то вообще чуть ли не падает до земли. Но, может быть, это-то и нужно для отвлекающего. Второй летал почти у самой земли, что тоже, по мнению Алексы, было странновато. Если он боится высоты, то лучше вообще не летать, а если не боится, тогда чего же у земли верится? Третий был не многим лучше, только он наоборот улетел сразу же очень далеко от земли, и его почти не было видно. Тут пришла очередь Алексы летать.
   Волшебница собралась с духом и вышла в центр поляны. Положив свою доску на воздух, как и полагалось, Алекса села, убедилась, что все в порядке и снова, глубоко вздохнув, полетела. Сначала она просто помчалась по прямой, но потом довольно резко взмыла вверх, заставив зрителей задрать головы. И уже здесь в опасной и одновременно безопасной близости от земли Алекса начала выделывать разные финты. Вот она летит вверх, потом уже в сторону, кувырок и перемещение боком, потом какие-то секунды она летела вниз головой и снова, выровняв полет, понеслась прямо. Алекса посмотрела вниз, на реакцию зрителей. Понять было сложно. Либо она совершенная дура, либо одареннейший гений. Проще было поверить в первое. И снова понеслись змейки, развороты, кувырки, мертвые петли, переходы, ложные выпады. Все это она делала по наитию, особо ничего не планируя, и поэтому была уверена в полном провале. Вот переход, мертвая петля, и она соскочила на землю.
   Пару секунд стояла мертвая тишина, а потом все зрители разразились громкими аплодисментами, другое дело, что самих изначально было не так много.
   - Здорово! - воскликнул Тим, первым подошедший к Алексе.
   - Фантастика! - вторил Том. - Где ты так летать научилась? Признавайся, ты ведь это уже давно умеешь!
   - Да нет, я в первой раз на доску села на прошлой неделе, - смущенно ответила Алекса. Она ожидала чего угодно, но все равно была удивлена реакцией наблюдателей.
   - Да, и после этого всего два раза летала, - сказал Ян.
   - Ну, тогда это просто природный талант! - поразился Алик. - Тебе просто на роду написано состоять в команде!
   - Да ладно вам, - отмахнулась Алекса.
   - Я не устаю удивляться тебе, Алекса! - воскликнула Марианна, подошедшая на минутку. - Чудеса какие-то! И это на третьем полете!
   И она снова умчалась.
   - И что, есть шанс, что я попаду в команду? - спросила Алекса.
   - Знаешь, я думаю, что Марианна уже решила, что возьмет тебя в команду, - сказал Алик. - Тем более, что сам Туч рекомендовал. Это вообще такая редкость.
   - Думаешь? - с сомнением сказала Алекса, но теперь еще больше загорелась желанием попасть в команду, тем более, что у нее, видимо, есть все шансы получить желаемое.
   Алекса присоединилась к наблюдающим и с нетерпением ожидала, кого же выберут в команду. А желающих было довольно много, около пятнадцати человек, и следующие за Алексой летали не так уж и плохо, по крайней мере Алекса не нашла достойного повода придраться. Вот последняя девушка соскочила со швабры.
   - Как ты думаешь, кого выберут? - спросила Алекса у Мишеля, который уже отстрелялся и стоял рядом.
   - Не знаю, наверное, тебя, - неуверенно сказал он.
   - Почему?
   - А... вон, Марианна с остальной командой идет сюда, - он он махнул рукой, указывая на перемещение небольшой группы людей, движущуюся к ним. Рядом с Марианной шли Тим, Том и Алик Орэйны, также она узнала Вадима Гаммой, шедшего за руку с Еленой Де Гер, Артура Изомерова и еще какую-то незнакомую девушку. С ними она познакомилась в начале года в общей зале, когда они что-то собирались обсудить. Теперь Алекса поняла, что всех их связывает. Они все играют в волшебную игру.
   - Алекса, поздравляю, ты принята в команду, - сказала сияющая Марианна. - Тренировки два раза в неделю и три в предыгровое время. Обычно мы тренируемся во вторник с трех до шести и в субботу с двух и до конца.
   - До конца чего? Дня или сил? - не поняла Алекса.
   - И того и другого, - ответил Том.
   - Ясно, - кивнула Алекса, но тут же спохватилась. - А я ведь даже правил не знаю.
   - Ну и что. Все когда-то не знали, - пожала плечами Марианна.
   - Но я вообще ничего не знаю о, как его там, нардаэ, - не унималась Алекса.
   - Что, совсем ничего? - удивился Алик.
   - Ну, разве что то, что для игры нужно уметь неплохо летать.
   - И это уже не мало, - ухмыльнулся Тим.
   - Вообще, правила простые, - сказал Марианна. - Две команды по девять игроков соревнуются в количестве голов, забитых во время матча. В роли мячей выступают бронированные ежи. Всего их десять. Воротами служит две дыры, перемещающиеся в диаметре пяти метров. Наша дыра зеленого цвета.юу соперников свой цвет. Но ежей не так просто забить.
   - На поле также присутствуют фрики, - продолжил Алик.- У нас в замке проживает всего три фрика. Это Шурик, Сумаха и Сартр. Они очень любят бронированных ежей и готовы за них подраться. Но как ты уже поняла, мячи нужны и командам. Фрики способны к полету.
   - И довольно стремительному, - добавил Артур.
   - А еще они стреляют огненными шарами, - продолжил за Алика Том.
   - Но просто говорить об это нельзя. Завтра тренировка, и ты все сама все увидишь, - закончила Марианна.
  
   В субботу с утра Алекса занялась уроками, так как вторая половина дня обещала быть очень насыщенной, а задали им приличненько. Время первой тренировки быстро приближалось, Алекса стала немного нервничать. После обеда она сидела в своей комнате и перебирала книги. Магма, расположившись на диванчике, гадала на картах.
   - Зачем я участвовала в этих отборочных состязаниях? - пробормотала Алекса.
   - Чтобы попасть в команду, - ответила Магма, услышавшая риторический вопрос соседки по комнате.
   - Что мне мешало узнать правила до того, как я напросилась в... как его там, отвлекающие? - Уже конкретно повернувшись к Магме, спросила Алекса.
   - Вот уж этого я не знаю. Но, может, карты знают. Хочешь, погадаю?
   - Да я не очень-то верю все эти штучки, - покачала головой Алекса.
   - Это не штучки, - неожиданно всполошилась Магдалина. - Карты не врут!
   - Ну, не знаю. Может и не врут, тем, кто верит, а я... не очень доверяю...
   - Давай, я карты разложу, и ты сама убедишься. Это цыганские карты, они никогда не врут, особенно в руках цыганки, а у меня где-то в роду были цыгане, - настаивала Магма.
   - Хорошо. От этого ничего не изменится, - пожала плечами Алекса. - А так, даже интересно, что меня ожидает, особенно завтра.
   Магма сосредоточенно стала тасовать карты и раскладывать их рубашками вверх в странном порядке. Ни в одной нончармской системе ничего подобного Алекса не видела. Карты путались, мешались, менялись местами. Как в таком хаосе Магма умудрялась что-то понять, для Алексы оставалось загадкой.
   - Так, так, - пробормотала Магма. - Интересное сочетание.
   - Что там такое? - спросила Алекса.
   - Да вот, смотри. Вот эти карты говорят, что ты кого-то очаруешь. А эта карта "противоположности", а вот эти вообще говорят, что их будет двое. Видишь, два короля. Выходит ты либо очаруешь двух парней, либо они тебя. Что-то странно... Обычно такие вещи карты говорят точно, а тут что-то вообще сплошные противоречия. Хотя имеет место и такое толкование. Очарованные тобою парни будут испытывать противоречивые чувства. Типа любовь и ненависть, привязанность и отвращение и т.д., что еще непонятнее. Но факт, что рядом с тобой два парня остается фактом.
   Магма ненадолго задумалась.
   - Так, тебе сложновато будет убедиться, в том что карты правду говорят, - сказал она. - Попробую-ка я себе разложить.
   Магма собрала карты и, снова их перетасовав, начала метать. Снова карты стали меняться, переворачиваться, располагаться по своим местам. Через пару секунд Магма сосредоточилась на толковании знаков.
   - Так, похоже, меня ничего особо важного в ближайшем будущем не ожидает, - наконец сказала она. - Мелкие заботы. Это, как всегда, уроки и т.д. А... нет, вот какой-то необычный подарок от неожиданного дарителя. Это уже интересно и очень кстати. Вот увидишь, Алекса в течение трех дней мне кто-нибудь что-нибудь подарит. Конечно, это необязательно будет что-то материальное, но, я надеюсь, что все же это что-то я смогу тебе показать. Тогда ты убедишься, что карты никогда не врут.
   - А тебе это так важно? - спросила Алекса.
   - Да, - твердо сказал Магма. - Карты никогда не врут! Можно только ненравильно истолковать знамение. Для этого часто приводится несколько толкований. Карты много раз мне помогали, и я не могу спокойно сидеть, когда моя собственная соседка по комнате скептически к ним относится.
   - Магма, я тебе и на слово верю, - улыбнулась Алекса.
   Она взглянула на наручные часы, привезенные ею из нончармского мира.
   - Пора на тренировку. Пожелай мне удачи.
   - Я не думаю, что она тебе понадобится. Но раз ты так хочешь... удачи! - в своей манере ответила Магма.
   Хоть Магма и была истинно темной колдуньей, и многие вещи, которые она делала или просто говорила, были необычны для Алексы, а некоторые даже дики (хотя Алекса и сама была на половину темной), волшебница почти всегда отыскивала с ней общий язык и находилась, если не в дружеских, то хотя бы в приятельских отношениях с соседкой по комнате.
   Когда Алекса пришла на поляну перед большим озером, там уже собралась вся команда. Увидев ее, они все обернулись.
   - Привет! - раздалось от всей небольшой группы.
   - Привет, - отозвалась Алекса.
   - Познакомься, это Вика Илети, - сказал Марианна, указывая, на единственную незнакомую девушку.
   Она была стройна и ярко накрашена. Короткая юбка и облегающая кофточка подчеркивали многие достоинства ее фигуры. Она была настоящей блондинкой с коротко остриженными и уложенными волосами. В знак приветствия девушка кивнула, но без особого рвения.
   - Предпочитаю, что бы меня звали Викторией, - сказала она.
   - Александра Сильмэ, - представилась Алекса.
   Впервые с начала года она порадовалась эффекту, производимому ее именем. Девушка на мгновенье округлила глаза, но потом поспешно взяла себя в руки и больше вообще старалась не вступать в разговор.
   - Ну что ж, приступим к разбору правил, - сказала Марианна, незаметно подмигнув Алексе, тем самым показывая, что не стоит обращать на Вику особое внимание. - Но для начала, дай-ка я немного поколдую над твоей доской. Что ты с ней таскаться будешь.
   Алекса только сейчас обнаружила, что вся команда была без каких-либо летательных средств. Тут Марианна взмахнула палочкой и ее доска исчезла.
   - Так-то лучше.
   - Что ты сделала?
   - Перенесла ее, чтобы не таскать ее с собой. Когда понадобится, возьмешь, - ответила Марианна. - А теперь устроим небольшую экскурсию.
   И вся команда пошла вдоль озера на другую его сторону. Обогнув его и оказавшись отделенной от замка серебристой гладью озера, к своему удивлению, Алекса увидела огромное сооружение, напоминающие сарай, только уж очень большой. Странно, что она раньше их не заметила.
   - Оптическая иллюзия, - ответила на незаданный вопрос Марианна. - Курятник видно только с этой стороны. С других он защищен магией.
   - Курятник? - не поняла Алекса.
   - Да. В курятниках содержатся фрики. Пойдем, посмотрим, - подтвердил Алик.
   Команда подошла к огромной двери и, немного приоткрыв ее, проскользнула внутрь огромного курятника. Внутри стоял полумрак, но даже при слабом освещении было очевидно, что это помещещение только называется курятником. Внутри странного сооружения находилось гигантское существо. Чем-то оно напоминало сказочного дракона, а чем-то - домашнего петуха. Огромные, сложенные за спиной крылья были покрыты черными перьями, самые длинные достигали метра в длину. Сравнительно небольшую голова с клыкастой пастью (зубы были настолько большие, что мешали пасти полностью закрыться) венчал петушиный гребешок. Правда ,он был не красный, а иссиня-черный. Существо лежало на земляном полу, свободно вытянув когтистые лапы (которые, впрочем, напоминали бы больше куриные, если бы когти не были устрашающе огромными и сильно загнутыми) и откинув змеиный хвост. Сам дракопетух был серого цвета с частыми чисто черными пятнами неправильной формы.
   При приближении юных магов существо открыло свои глаза, которые полыхнули фиолетовым огнем, и подняло голову с земли.
   - Это один их наших фриков, Шурик, - сказала Марианна.
   Услышав свое имя, существо успокоилось и снова опустило голову на землю, но глазами продолжало следить за посетителями. Большая часть команды предпочитала держаться поближе к воротам, только Марианна и Артур свободно ходили по курятнику.
   - Шурик наш любимчик и жуткий симпатяжка, - продолжила Марианна. - Он очень умный и добрый, а по сравнению с Сумахой и Сартром, так и вообще самый лучший на свете.
   - На ответственных матчах всегда выступает именно он, - сказал Тим, который тоже, видимо, не очень доверял Шурику.
   - А вот это - бронированные ежи, - сказала Марианна, щипцами выуживая из глубокой чаши что-то круглое и совсем не имеющее иголок. - В руки его брать нельзя, иначе он выпустит свои иголки и они мигом заполнят всю руку. Боль жуткая, но, если вовремя оказать помощь, то все обойдется. Если нет, то руку проще ампутировать. Во время игры ежей можно брать только перчатками. Они сделаны из специального материала, которые не пропускают иголки.
   - Эти ежики - любимое лакомство фриков, - сказал Том. - Они готовы пожирать их целыми днями. Поэтому они и гоняются за ними на поле во время игры.
   - А отвлекать их от собственных ежей и напускать на ежей соперника - это забота отвлекающих, - закончил Арт.
   - Но сегодня у нас тренировка без фриков. Вспомним, что мы умеем и не разучились ли в конец летать.
   Вся группа выбралась на свежий воздух и вернулась, как показалось Алексе, на первоначальное место. Но теперь оно изменилось. Недалеко от того места, где они встретились, находилось еще одно сооружение, но на сей раз поменьше и посимпатичнее.
   - Это наша раздевалка, - комментировал Тим. - Тут мы чаще всего получаем нагоняи от тренера и капитана.
   Но Марианна, на чье внимание, судя по всему, и была нацелена фраза, не одарила его даже взглядом. Команда вошла внутрь. Это была большая светлая комната с огромным количеством дверей и скамеек. На одной из них Алекса увидела множество сложенных вещей и свою доску в том числе. Из чего сделала вывод, что это были инструменты остальных членов команды. Ребята разобрали все и снова вышли на поляну перед полем.
   - Сегодня купола нет, так что можно взлетать. По метлам! - скомандовала Марианна, и вскоре все уже помчались к озеру.
   Алекса так и не поняла смысла этой команды, ведь на метле была только Вика, все остальные были на совершенно разных вещах.
   Тим и Том неслись на бочках. Пригнувшись к самому ободу они целеустремленно и, наверняка уже не в первый раз, проверяли, кто их быстрее долетит до ворот. Алик довольно величественно восседал на трехногом табурете, одной рукой придерживаясь за край. Казалось, что он никуда не спешит и просто вылетел на прогулку, хотя он ни на метр не отставал от общей массы, которая летела довольно быстро. Марианна просто парила в воздухе. Ей не нужны были никакие летательные инструменты, так как она обладала даром к полету. Рядом с ней летели, держась за руки, Дима и Лена. Один на виолончели, как прирожденный музыкант, а другая на школьной парте, теперь уже напоминающей жесткое кресло без ножек. Следом, нерешительно набирая скорость, летела Алекса, вцепившись в края доски, а рядом с ней на огромной книге с замком парил Арт, по-прежнему блуждая взглядом, и, казалось, ничем не интересуясь. Наконец, все зависли в центре поля.
   - Так. Для начала 10 минут разминка, - скомандовала Марианна.
   - И что делать? - Обратилась Алекса к Арту, поняв, что больше Марианна ей не поможет.
   - Просто летать, - пожал плечами Арт. - Как на отборе.
   Алекса хмыкнула и тут же, сделав едва заметное движение, оказалась на два метра ниже Арта. После этого, развернув доску, Алекса стала купаться в воздушных потоках, особенно даже и не управляя серф-доской. Краем глаза она видела, что сама Марианна кружит над полем, кувыркаясь и кружась, и чем-то напоминает привидение. Тим и Том играли в чехарду, усложняя себе прыжки переворотом. Алик бросал свою табуретку то в отвесное падение, то резко забирал вправо. Вика снисходительно наблюдала за всем этим, особо не прилагая никаких усилий, а просто легкомысленно кружа над полем. Дима и Лена выполняли какие-то фигуры высшего пилотажа, умудряясь при этом не расцеплять рук. Арт завис в паре метров от Алексы, поправляя замок на книге.
   Неожиданно раздался свисток Марианны, и все снова собрались в середине поля.
   - Неплохо, - сказала она. - Но можно и лучше. Вика, опять халтуришь. Сегодня мы будет отрабатывать парные и тройные передачи. Нам не помешает вспомнить эту практику. Плюс, это даст возможность нашей новенькой войти в курс дела.
   На поле Марианна неожиданно превратилась в настоящего командира. Говорила только по существу, четко формулировала все задачи, не давала никаких поблажек.
   - Вопросы? Тогда к делу! - твердо закончила она, и все разлетелись в разные стороны, точнее, поделились на три группы.
   Нападающие заняли нижнюю часть поля, где тут же раздался голос Марианны, очевидно, обращенный к Диме и Лене.
   - Расцепитесь вы, наконец!!!
   В средней части остались вратари, которые тут же, выудив из кармана кокой-то невзрачный шарик, стали его передавать друг другу, с ловкостью подхватывая его в самых немыслимых позах.
   Арт стал подниматься в верхнюю часть воздушного пространства стадиона, а Алекса автоматически поднялась следом.
   - Ну что ж, думаю, сегодня можно разучить стандартные способы уклонения, - пожал плечами Арт.
   - А есть нестандартные? - спросила Алекса.
   - Есть. Это твоя импровизация. Фрики не так уж и глупы, - кивнул Арт. - Главное - не лететь по прямой. Тягаться с фриком в скорости бесполезное дело, он все равно быстрее. То есть, петли, спирали, змейки, штопоры - это азбука отвлекающего. Попробуем вместе в таком же порядке.
   Алекса, наблюдая за Артом, стала повторять его движения. Полет под углом, угол с разворотом, смета направления, резкий подъем. Когда Алекса запомнила последовательность и некоторые нюансы, Арт вдруг остановился и стал наблюдать, на лице его была едкая ухмылочка. Алексе это не понравилось, и она решила сыграть с ним прятки. Резкий рывок и мгновенный подъем, и вот она уже у него над головой. Арт быстро сориентировался и поднялся на высоту Алексы, на лице его появилась еще более гаденькая ухмылка.
   "Ах, так. А как тебе это?" - подумала Алекса.
   Змейка, мертвая петля, разворот, бросок вправо, обманный маневр вниз, и Арт сам повернулся к Алексе спиной, не переставая вертеть головой.
   Через некоторое время, он наконец обернулся и увидел широко улыбающуюся Алексу.
   - Неплохо, - похвалил Арт. - Но, все же, для фрика такое не пойдет, это скорее для людей.
   - Оно и было для этого рассчитано, - ответила Алекса.
   - Хорошо, я вижу, все это для тебя слишком просто. Тогда попробуем пилотировать.
   Отвлекающие снова разлетелись в разные стороны и стали отрабатывать более изощренные маневры. К концу тренировки Алекса уже свободно парила как в прямом и боковом положении, так и в перевернутом, она освоила стандартные методы пилотирования, разгона, взлета и посадки и даже захватила кусочек высшего пилотажа.
   - Подведем итоги нашей тренировки, - сказала Марианна, когда все были на земле. - Работать в парах мы умеем, а вот в тройках пока не совсем. Вратари прекрасно передают запрещенные по всей школе бомбочки Столянки, которые при падении поражают все в радиусе 10 метров металлической стружкой, что, надеюсь, не помешает им то же самое проделывать и с ежами. Ну а что с нашей новой отвлекающей?
   - Ничего страннее я не припомню, - наконец ответил Арт. - Она освоила столько, сколько я за первые три тренировки. Скоро, думаю, можно будет приступить к полноценным тренировкам.
   - Что ж, прекрасно. Чем скорее мы будем тренироваться с фриками, тем лучше. И учтите, на следующую тренировку придет ТТ.
   - Кто? - не поняла Алекса.
   - Тарас Туч, или тренер Туч, или тренер Тарас, все равно ТТ, - пояснила Марианна. - Мы его так сокращаем, не в глаза, конечно.
   - Прямо как пистолет, - ухмыльнулась Алекса.
   Кроме Марианны никто не понял сравнения, так как все остальные были из семей магов, кроме Вики, правда, но ей явно было не до разговора. Она что-то выискивала в маленьком карманном зеркале. И это было не просто зеркало, а что-то типа мобильного телефона, только волшебное, как уже успела понять Алекса.
   - Увидишь, как он палит на тренировках! - ответила ей Марианна, и на этом первая тренировка была окончена.
  

N15"Ярость фрика".

   Шли дни, в школе становилось все интереснее и интереснее. Теперь на уроках уже не проходили ни правила, ни теорию использования палочек. Началась настоящая магия. Заклинания стали сложнее и иногда срабатывали не так, как надо, зелья взрывались, а уж после урока Боевой магии кто-нибудь непременно отправлялся в медсанчасть за помощью школьного врача.
   Алекса неплохо училась, заклинания давались ей легко, как светлые, так и темные. С зельями было посложнее, да они и не особенно увлекали ее. Волшебные растения и животные чаще всего были довольно благосклонны к Алексе и особых проблем не вызывали. По крайней мере, она единственная не была в медсанчасти после уроков Биомагии.
   По Немагоматике проходили разнообразные эффекты, парадоксы и просто теорию магии. Конечно, никакого особого веселья как, скажем, на Заклинательной магии, и острых моментов, как на Боевой, не было. Но и скучно определенно тоже не было. Астрологономия для Алексы все же делилась на астрономию и астрологию. Если первую она просто зубрила, то ко второй у нее явно никаких способностей не было. Видимо, предсказание будущего каким угодно способом не являлось ее коньком.
   Единственным предметом, который Алекса не любила, была Колдостория. Профессор Мерк умел даже самые знаменитые, интересные и яркие события_ заставить померкнуть и слиться в общую массу ненужного, непонятного и неинтересного.
   Но все же наиболее захватывающие моменты принадлежали тренировкам. Алекса никогда не ставила их выше всего, но всегда относилась ответственно к заданиям и пожеланиям тренера. А он оказался на редкость "желающим". Как и предупреждала Марианна, ему не требовалось большой передышки между похвалой и осуждением. Он говорил быстро и много. Постоянно что-то советовал, кричал, размахивал руками. Его замечания всегда были точными и на редкость едкими. Сравнивая и приводя примеры, тренер не боялся кого-то обидеть, но все понимали, что он это не со зла. А просто он хочет, чтобы его мысль была наиболее понятна. Никто на него не обижался. А вообще он был очень строгим, но справедливым.
   Тренировка за тренировкой, и Алекса уже уверенно держалась в воздухе, а точнее на доске. Больше она судорожно не цеплялась за доску и даже сидела на ней боком, не боясь упасть. К фрикам она постепенно привыкла и, оказалось, что они не такие уж и злобные, как показалось сначала. А Шурик - вообще просто милашка.
   Время шло, и первый матч приближался. Это должен был быть матч с американской школой Фьори, и у них были шансы выиграть этот матч. До него оставалась всего одна неделя. Тренировки были частые и изнурительные. Всю команду гоняли по полю по пять часов к ряду, до поздней ночи, когда уже ничего увидеть было нельзя. Но это помогало Алексе не думать о самом матче, которого она и ждала, и боялась. Весь день у нее был занят. С утра уроки, потом подготовка домашнего задания, дальше тренировка, а после нее у Алексы не оставалось сил думать о матче. Но все когда-то кончается, и эта неделя закончилась. Впереди было воскресенье, на которое был назначен матч Колдумнеи - Фьори.
   В субботу накануне тренировки не было, и поэтому у Алексы появилось время на отдых и обдумывание разного рода вопросов. Тут на нее и накатились мысли о матче.
   Завтра на стадионе соберется множество болельщиков. Это все Колдумнеи, небольшая часть Фьори и многие специально прилетевшие на матч волшебники и колдуны. Ведь нардаэ - самый популярный вид спорта в волшебном мире. Наконец, чтобы совсем не испугаться и не отказаться от матча перед самым началом, Алекса заставила себя заняться каким-нибудь делом. Заглянув в тумбочку, Алекса обнаружила там давно забытую книгу. Когда-то она купила ее в книжном, но так и не удосужилась открыть.
   Алекса раскрыла "Легенды настоящего: вымысел или правда" на первой попавшейся странице и попала на какой-то справочник. Перелистнув бесцельно пару страниц, ее взгляд наткнулся на статью:
  
   Владимир Пересветов
   Светлый. Родился в 1564 на острове Гилианд. На данный момент самый могущественный светлый маг. Обучался в Колдумнеях с 1579-1596. Проходил практику в африканских странах. С 1601-1634 находился на должности главного мага в Египте. Далее быстро поднялся по служебной лестнице, но неожиданно в 1898 году ушел со службы. С 1898 года - директор школы волшебства и колдовства Колдумнеи. Имеет множество наград и премий за огромный вклад в развитие современной магии. Магистр ордена Гроттер-Поттер, Великий чародей прошлого, Верховный Волшебник совета, Глава ООПЗМ (стр. 345). Он был в отрядах, сдерживающих натиск Черного мага (стр. 1208).
  
   Алекса была сильно удивлена.
   "Сколько же нашему директору лет?" - подумала она, но тут же отвлеклась и залистала книгу. Открыв страницу 1208, Алекса жадно заскользила по ней взглядом.
  
   Черный маг
   Маг хаоса. Истинное имя князь Ринтэль (более по тексту упоминаться не будет). Родился в 1959 в нончармском городе Москве. С трех лет был брошен родителями и воспитывался тетей, которую впоследствии убил. Не определен ни к светлому, ни к темному отделению. Обучение проходил в школе Колдумнеи (1974-1981). Его палочка выпускала как серебряные, так и золотые искры, хотя впоследствии был определен в темные маги. В период с 1981-1987 проводил опыты по исследования хаоса. В период с 1987-1990 совершил много убийств. Он искал последователей для своей работы, не соглашавшихся он убивал. Полностью исчезли множество магических родов. А 1990 году года он пришел к семье Светов, но что-то не позволило ему убить весь волшебный род. Сын и дочь Светов остались живы. С тех пор никто ничего не знает о Черном маге. Многие полагают, что он мертв, но достоверно известно лишь то , что они исчез и более не появлялся.
   Заклинание, которым он поражал магов, он изобрел сам, и действовало оно безотказно. Лишь взглянув в глаза и прошептав заветную формулу, он мгновенно разделял душу с телом. Вспышка золота и серебра ослепляла жертву, и та не могла уклониться от его колючего взгляда, несущего смерть. Об этом свидетельствуют призраки убитых волшебников.
   См. так же страницу 3036, в разделе "Неточные и неполные пророчества и их дешифровка". Настоятельно советуем не относиться ко всему, что там сказано, с уверенностью.
  
   Новые подробности шокировали Алексу.
   "Князь Ринтэль убивал взглядом? Он учился в Колдумнеях? Да еще и примерно в тоже время, что и папа! Он был не определен на отделение, его искры были разного цвета! Хорошо, что не голубые!!!"
   Алекса пролистала книгу до нужной страницы и углубилась в чтение.
  
   Пророчество Зеленена.
   "Придет ОН, и никто не сможет сказать, кто он. Не такой, как мы, он вызовет могучие силы, которые перевернут жизнь любого мага, и справиться с ним будет не просто. Но, как ни странно, спасительницей мира будет маленькая девчушка, лишь годовалого возраста, которая будет беспомощна и беззащитна, так как все ее защитники падут. Но лишь на 15 лет куплено будет спокойствие мира. ОН снова возродится, как никогда злой и как никогда могущественный. Трепещите, смертные и маги , ибо близок тот час, когда судьба мира будет зависеть от той самой девчушки, которая станет могущественной, как никто другой".
  
   Считается, что это пророчество относится к Черному магу и Александре Сильмэ. Так как первая его часть без сомнения уже осуществилась, осталось ждать второй.
   Но так же это пророчество можно отнести и к событиям 987-го года, тогда на свободу вырвались древние духи, и простая девушка-пастушка единственная осталась в живых на поле в день освобождения духов. И именно она через 15 лет снова заточила духов, так как магию черпала из земли. В последствии она основала первую магическую школу, которая к настоящему моменту разрушена до основания и отстройке не подлежит.
   Есть также возможность неверного перевода пророчества, так как оно было сделано на теперь мертвом языке.
  
   "Ничего себе! Пророчество! Да оно мне смерть предрекает! Хотя это раздел сомнительных пророчеств, из них еще ни одно не сбылось полностью, быть может, и это просто выдумка, а то... Великая магия и первоисточник, о чем я только думаю? Завтра матч, а я книжки читаю!", - лихорадочно размышляла Алекса.
   Тут люк распахнулся, и в комнату влетела Магма.
   - Ну, что все читаешь? Не надоело еще учиться? Завтра же матч! Какие уроки? - поинтересовалась она.
   - Вот именно матч! Это катастрофа! - воскликнула Алекса, закрывая книгу и убирая подальше.
   - Да ты что. Это еще не катастрофа, вот если тебя завтра собьет Фрик, вот это будет катастрофа, а так нет, - усмехаясь , уселась на диван Магма.
   - Спасибо, Магма, ты умеешь утешить, - недовольно сказал Алекса.
   - Всегда пожалуйста! - пробасила Магма.
   - Что у тебя с голосом? - удивленно спросила Алекса.
   - А, неудачный эксперимент, сейчас пройдет.
   Голос Магмы и обыкновенно был довольно низки, и при желании она могла легко подстроиться под разговор парней, и никто и не поймет, что говорит девушка, но сегодня у нее был просто бас.
   - И зачем я только пошла на этот отбор, сидела бы себе спокойненько тут и занималась...
   - Всякими бредовыми штучками, - закончила за нее Магма, голос у нее начал ломаться. - Нардаэ - это жизнь, она не даст тебе окончательно осветлиться!
   - А кто сказал, что я этого хочу?
   - Быть светлым скучно, и ты это понимаешь. Так зачем терять отдушину веселья, если можно все совмещать, - ни на секунду не задумываясь, ответила Магма.
   В глубине Алекса понимала, что Магма права, но просто не могла это признать, и продолжала отпираться.
   - Тьма прельщает свободой, а свет состраданием!
   - Сострадание - это жалость, а она никому не нужна. А свобода - она полная и ни чем не ограниченная, - снова настаивала Магма.
   - Нет, и ты сама это знаешь. Свет дает право на ошибку, а тьма нет, свет оберегает каждого, а тьма лишь разрушает душу слабых, для того, чтобы питать сильных. Да и свобода эта относительна!
   - Но ты все равно не можешь с ней расстаться, какая бы она не была, хотя и не знаешь почему. Зато я знаю, просто тьма есть в каждом из нас, эгоизм свойственен любому живому существу - а это тьма. Отказаться от тьмы и игнорировать ее - это значит отказаться от себя.
   Порой Алексе казалось, что Магма лучше ее понимает, чем она сама. Возможно, это потому, что она знает, что такое тьма, и свет ее не останавливает. А в Алексе все это сочетается и мешает разобраться.
   - Ладно, этот спор ни к чему не приведет. Трактовать можно по-разному. Давай лучше я тебе погадаю перед матчем.
   Алекса скептически посмотрела на Магму.
   - Между прочим, в прошлый раз мое предсказание сбылось! Я получила подарок. Жульен подарил мне флакончик с чилийским ядом. Сказал, что одной крупицы достаточно, чтобы завалить слона. Только зачем он мне? Кого травить? Разве что самой отравиться, если он мне совсем надоест.
   - Нет, уж лучше его отрави, - серьезно посоветовала Алекса.
   И подружки засмеялись.
   - Кстати, твое тоже сбылось, - вдруг вспомнила Магма.
   - Разве? Кто же эти два парня с противоречивыми чувствами? Ян с Мишелем, что ли? - усмехнулась Алекса, снова возвращаясь к реальности.
   - Нет, не Ян, это чучело вообще не может испытывать никого влечения.
   - Магма, ну это уже слишком. Он мой друг. Что он тебе такого сделал? - обиделась за Яна Алекса.
   - Он телепат, и этим все сказано, - буркнула Магма. - Но речь не о нем. Зато с Мишелем мы точно угадала.
   - Кто? Мишель? Да брось ты, Магма. Уж кто-кто, но не он, точно.
   - Да? Видела бы ты, как он на тебя смотрит. Только ты этого и не замечаешь, обычная история.
   - Ну, хорошо, допустим, я нравлюсь Мишелю. Но это один. Больше уже нет, - сдалась Алекса. В таких вещах с Магмой было бесполезно спорить. Она была асом.
   - А ты не догадываешься?
   - Нет.
   - Артурчик Изомеров.
   - Чего? Ну, вот тут ты ошибаешься. Он весь в своих мыслях. Он на меня внимание обращает только на тренировках, да и то только когда я перед ним пролетаю, и нам какие-то парные указания дают, - сразу же отбраковала Алекса.
   - Так уж ли и не обращает? Обрати внимание и сама все увидишь, - сказал Магма. - Так что карты не лгут. Погадать?
   - Хуже мне от этого не будет, по крайней мере, - уступила Алекса, хотя, сама не обладая даром предвидения, не верила в предсказание будущего.
   Магма тут же достала колоду карт, с которой никогда не расставалась, перетасовала ее, дала снять и начала метать.
   - Так, так-так - бормотала Магма, сразу посерьезнев лицом.
   Алекса знала, что Магма всегда серьезно относится к гаданию, и поэтому особо не переживала по этому поводу.
   - В общем-то, для тебя матч сложится удачно, - начала Магма. - Ты сделаешь для себя какое-то открытие, другим, впрочем, это ничего не даст. Но это тебе поможет в каком-то очень серьезном деле. Что-то в отношении короля треф.
   - Открытие? - заинтересовалась Алекса.
   - Это что-то не материальное, - вытащив пару карт, ответила Магма. - Что-то, чего ты никак не ожидала.
   - Надо же, - подняла бровь Алекса. - Теперь уж точно смогу проверить правду предсказаний. Что-то неожиданное проигнорировать не смогу.
   Тут раздался звон, означающий, что кто-то желает попасть в комнату. Алекса поднялась и пошла открывать. Оказалось, что пришла Марианна.
   - Привет. Пришла проведать, как ты? Все-таки первый матч, - сказала она.
   - Нервничаю, - ответила Алекса.
   - Это нормально, - успокоила ее Марианна. - Главное, постарайся выспаться. А об остальном не волнуйся.
   - Спасибо за совет, но не думаю, что мне это удастся. Лучше бы у нас сегодня была еще одна тренировка.
   - Нет, тренировки сильно изматывают, а завтра всем нужно быть отдохнувшими и полными сал. Так что пораньше ложись спать и выброси все лишние мысли из головы. У тебя все отлично получается! - ободряюще улыбнулась Марианна.
   - Постараюсь...
  
   Утром Алекса проснулась довольно рано, но очень долго лежала в постели с закрытыми глазами. Она вспоминала свой сон. Не то, чтобы она не видела его раньше, но сегодня она увидела гораздо больше, чем обычно. Этот сон повторялся довольно часто и был таким реальным, что порой ей трудно было понять, спит она или нет, хотя в обычное время она всегда осознавала, что просто спит.
   Снился ей чудесный сад с незнакомыми деревьями. Кора одних была нежно-розовой, а цветы, которые почти скрывали изумрудную листву, мерцали в сумерках. Другие же наоборот обладали почти черными стволами, разветвленными вервями с густыми темными кронами, а высотой, казалось, превосходили даже астрономическую башню. Во сне Алекса долго плутала по дорожкам диковинного сада и, наконец, выходила к огромному замку на возвышении. Он был из серого камня и таким огромным, что больше был похож на каменный город. Хотя камни были увиты лианами, увенчанными чудесными цветками. Если всмотреться вдаль, то можно было увидеть небольшую, но быстротечную речку, над которой был перекинут необычайно красивый мост. Заходящее солнце высвечивало алые низкие волны, набегавшие на берег. Дальше виднелись какие-то арки, странные лодки, похожие на гондолы. В ближайшей стене были видны высокие окна, а на небольшой высоте был красивый балкон, сплошь заросший зеленью. И повсюду разливался мир и покой. Обычно на этом видение заканчивалось. Но сегодня Алекса увидела, что на балкон кто-то вышел. Она точно не успела рассмотреть из-за большого расстояния и ограниченного времени. Она лишь заметила необычано идеальное сложение, длинные волосы непонятного цвета и чрезвычайно высокий рост, что было заметно даже с такого расстояния. А потом видение неожиданно померкло, как обычно бывает во сне, и Алекса проснулась.
   "Что это такое было? Кого я увидела? - размышляла Алекса. - В который раз я уже вижу это место? Но теперь я еще и человека увидела. Интересно кто он, и почему я все время вижу это место?"
   Но узнать это было никак не возможно, так как никакой информации по поводу странных деревьев и удивительного замка Алекса не нашла ни в учебниках, ни в библиотеке. Она даже отважилась спросить о них мадам МирКниг, но та только пожав плечами, ответила, что таких деревьев не бывает, и это просто сон. Но Алекса почему-то знала, и знала точно, что это место реально существует. Только где?
   Наконец, отбросив мысли о сне Алекса, вспомнила, что сегодня у нее первый матч и вскочила с кровати. Через несколько минут она уже была в Главной зале, полностью готовая к матчу. Здесь уже сидела вся команда и несколько рано проснувшихся учеников.
   - Как спалось? - спросила Марианна.
   - Сносно, - ответила Алекса и положила к себе в тарелку немного гренок, но есть не хотелось.
   - Что, есть не хочется? - участливо спросил Арт.
   - Нет...
   - Я тоже перед первым матчем нервничал, но ничего, все обошлось. Я даже почти не лежал в медсанчасти, - успокоил ее Арт.
   - Почти? - не поняла Алекса.
   - Ну, пару переломов залечили за три минуты, а настойку для остановки кровотечения я выпил минут через десять. И все, - ответил Арт.
   - Да... ты долго не болеешь, - пробормотала Алекса.
   Вскоре, позавтракав (Алекса так ничего и не съела, только проглотила намного чая) вся команда отправилась в раздевалку. Через час должна появиться команда соперников. Сейчас им предстояло немного размяться, выслушать последний инструктаж и тщательно проверить все инструменты, подновив, если надо, заклинания безопасности и разные заговоренные талисманчики.
   На улице было холодно, но снег на удивление еще не покрыл землю, хотя на дворе уже настал декабрь. Разминка прошла в полной тишине. Алекса пыталась вспомнить сразу все, чему ее успели научить за время тренировок. В итоге не вспомнила ничего и просто спонтанно нарезала круги, автоматически выполняя фигуры вывшего и среднего пилотажа. Вскоре свист спустил команду на землю.
   - Итак, подготовлены вы как всегда кое-как, никакой техники, никакой слаженной работы. Кто во что горазд и кто чем знаменит, - начал инструктаж тренер ТТ. - Вика! Что ты стоишь в одном квадрате? Думаешь, еж сам прыгнет тебе в руки? Тим! Том! Вы когда-нибудь пробовали следить за тем, что делается у вас под носом? Если вы и на игре будете заняты только выдумкой новых фокусов, то самое меньшее, что вам грозит - это удаление с поля, а самое большее - удаление из игры. НАСОВСЕМ!!! Алик! Ты будешь обращать внимание на других игроков или у тебя соло? У нас командная игра, а не одиночный поединок. А вы? - тренер зыркнул на Диму и Лену. - Я сказал командный, а не парный! ВЫ когда-нибудь друг от друга оторветесь, голубки? Марианна, что ты мотаешься по полю из стороны в сторону? Выбери цель и лети к ней, остальным займутся другие. Даром, что у нас хватает бездельников. Ну а вы, отвлекающие наши, вообще даете. Чего ты, Алекса, засела на этот высший пилотаж? Других, что ли, фигур не знаешь? Не всегда-то что-то, что сложнее, то и правильнее. Нужно искать более простой путь, он всегда быстрее. А в игре главное - быстрота! А ты, Арт, вообще заснул, что ли? Чего ты за ней наблюдаешь? Кто за тебя разминаться будет?
   Что вы такое делаете? Столько тренировок я пытался вам вбить в голову, что вы должны работать вместе, иначе у вас просто не будет шанса? Вратари не должны отвлекаться на разные шуточки, иначе голы мы не сможем сосчитать. Нападающие, которые болтаются в разных углах поля, не смогут поймать ни одного ежа, не то, что гол забить. Вы должны быть вместе, и вместе работать над голом. Все должно быть выверено и согласовано. Никаких заморочек с солированием и отделением! Это КОМАНДНАЯ игра! Вы здесь не для того, чтобы разбирать личные споры и интересы. Вы в первую очередь игроки и команды, и должны действовать слажено. У команды Фьори есть множество преимуществ. И первое - это слаженная игра защиты и нападения. Вратари не могут уследить за всем, нападающие не должны лишь сломя голову нестись к воротам противника. Они должны следить и за своими воротами. ВЫ должны следить за ними! А отвлекающие - это сердце команды. Ваша задача охватить все поле, замечать все, что происходит, ведь в ваших руках фрики! Они - главная сила любой команды. Нельзя увлекаться только одним!
   В общем так, друзья мои, или вы собираетесь и играете вместе на полной отдаче, или я умываю руки и позориться вы будете одни! Все марш в раздевалку проверят инструменты.
   Так закончилось короткое наставление тренера. Вся команда отправилась в раздевалку.
   - Сегодня он что-то краток. Даже удивительно, - сказал Тим.
   - Но зато как краток! К нему в большей степени подходит выражение "Краткость - сестра таланта". Так отчитать! Это ж надо! - вспылил Алик.
   - Будто мы вообще ничего не умеем! - согласилась Марианна.
   На этом разговор закончился, и все занялась инструментами. Алекса знала, что на ее доске нет никаких заклинаний, и просто детально ее изучила. Нет ли каких царапин, не отколот ли уголок. Все оказалось в порядке, и доска лишь таинственно поблескивала, будто что-то такое знала, чего сама хозяйка еще не знает. Она вспомнила предсказание Магмы. Что с ней может случиться такого необычного? Ее размышления прервал громкий шум снаружи.
   - Кажется, приехала команда Фьори, - сказал Дима, хотя это для всех было очевидно.
   - Неплохо бы на нее взглянуть, - сказала Марианна. - Чтобы знать, с чем бороться.
   - Так в чем проблема? - спросил Тим.
   - В том, что это не шуточки, и до поединка нам их видеть не полагается. Могут и дисквалифицировать, - ответил за Марианну Алик.
   - А вы раньше с ними не играли? - спросила Алекса.
   - Нет, - покачали головой все.
   - Я так видела лишь команды Эдельвига - это еще одна русская школа - причем дважды, и команду Мальентта - это из Австралии. И если со второй мы справились, то вот первая оказалась нам не по зубам, и мы выбыли из поединка. Потом наша команда еще раз встречалась с командой Эдельвига и снова проиграла, но хотя бы не так позорно, как в первый раз, - сказал Марианна, так как состояла в команде дольше остальных.
   Тут закивали почти все, видимо, это поражение помнили уже многие.
   - Я знаю, как нам на них посмотреть, - вдруг сказал Арт.
   - В смысле? - не поняла Вика.
   - Нужно создать круг силы, и, так как среди нас есть зрящая, то мы сможем увидеть команду.
   - Такая возможность есть, - закивала Марианна. - Лен, ты согласна?
   - Почему нет, - пожала плечами она.
   Все встали в круг, на равном расстоянии друг от друга. Алекса не совсем поняла, что имелось в виду, при создании силового круга, но решила все же не выставляться полной дурой и ничего не спросила.
   - Ведьмиоус паверус раундэ. Визуал порталис! - сказал Арт, и всех стоящих связали лучи. От темных магов отходили золотые ниточки, от светлых - серебристые, а от Алексы во все стороны разбегались голубые ниточки силы.
   - Дорриэн ас Фьори вижибл, - сказала Елена, и тут же все увидели картинку.
   Точно такая же раздевалка, там сидят девять одинаковых в бордовых тонах одетых юношей. Все как один были накачаны и даже внешне были очень похожи, как близнецы. Они о чем-то говорили. Алекса услышала голос Марианны.
   - Да их что, из легиона, что ли, набрали?
   Алекса испугалась, что их услышат, уж очень реально была картинка, но ничего не произошло. Она разобрала несколько фраз на английском, который учила еще в школе.
   - Кто-нибудь понимает, о чем они говорят? - спросил Алик.
   - Я уже не помню английский, - пожала плечами Марианна.
   - Я понимаю, немного, - ответила Алекса. - Они обсуждают тактику. Сейчас, секунду переведу дословно. Ам... "Мы их сделаем!" "Да! У них маленькие... нет, молодые игроки в команде" "С нами им по силе не справиться". В общем, "берем в зажим и потом всех бросаем... роняем на землю. Дальше игра наша".
   Видение окончилось так же внезапно, как и началось.
   - Ну ты, Ленка, даешь! Такое видение! - сказал Тим.
   - Это не я, - замотала головой Елена. - Точнее, не совсем я. У меня столько сил нет! Я могу пока только картинку задержать на пару секунд, но не такое! Мне кто-то помог, и очень сильно.
   - Но у нас больше нет зрящих, - не понял Алик.
   - Как это? А психическая сила не в счет? - осведомилась Вика.
   - Вика, причем тут психическая сила? - сказал Арт, и до того не очень уверенный в умственных способностях Вики, а теперь так вовсе разочаровавшийся.
   - Ну, не знаю, - раздраженно ответила она.
   - Вот и молчи, раз не знаешь. Либо нам кто-то помог со стороны, что в принципе невозможно, так как в десяти метрах отсюда никого не было, и в круг он попасть не могу, либо кто-то из нас еще зрящий.
   Все дружно уставились на Алексу.
   - Что? Я? Нет! Сила - это еще ладно, но вот предвидеть будущее я не умею, - категорически заявила она.
   - А кто еще? У всех нас дар уже определился. Только ты еще толком не знаешь, что ты можешь, - сказала Марианна.
   - Видимо, у тебя большой запас потенциальной энергии для видений, - сказала Елена. - Гораздо больше, чем у меня, плюс еще огромный резерв силы.
   - Так я что, могу видеть будущее? - не поняла Алекса.
   - Зрящие не обязательно могут видеть будущее. Они могут видеть что угодно, что захотят, - ответил Арт. - Истинно зрящие могут управлять своей силой, но таких очень мало, если не сказать, что теперь уже почти нет вообще.
   - Но у меня нет никаких видений, я вообще не могу предсказать ни по каким предметам, не то, что сама по себе. Да и у меня сила мысли. Думаю, пергамент сказал бы, что я зрящая, если бы это было так.
   - Пергамент никогда не говорит всего, так как и сам не знает. К тому же, зрящим не обязательно приходят видения. Они могут обладать и другой силой. Например, исцеление, телепатия, эмпатия, цыганская магия. Да в конце концов, просто мудрый маг может стать Зрящим. Зрящие не просто видят, они знают! Но вот то, что ты не можешь видеть с помощью подручных средств - это уже довод. Зрящие могут видеть даже в грязной луже, не то, что с помощью звезд или карт. Ничего не понимаю, - откинув волосы, сказала Елена.
   - А могла я просто поделиться с тобой своей энергией? - предложила Алекса.
   - Мы создали круг силы, и мы все поделились с ней энергией, но вот конкретно дару может подойти только родственная энергия, - покачал головой Алик.
   - Да, задачка, - сказал Тим.
   - Но мы ею займемся позже. Сейчас матч на первом месте! Все слышали, что говорили Фьорцы, точнее, то, что перевела нам Алекса? - сказала Марианна.
   Все команда переключилась на обсуждение контратаки. Алекса потихоньку отключилась. Все это в основном для нападающих и вратарей, положение отвлекающих из-за этого не меняется. Если будет что-то важное, Арт ей скажет.
   "Не об этом ли сюрпризе говори Магма? Я, и зрящая. Да быть такого не может. Или может? Но почему же я тогда не могу гадать, а Магма, совершенно не зрящая, может. Гадание и ясновидение - это, конечно, разные вещи, и не всегда те, кто могут гадать, являются ясновидящими, как, например, Магма. Но вот ясновидящие всегда могут предсказать судьбу по картам и всему остальному. Что же я за ясновидящая, если не могу гадать? Непонятно. Но я могу и не быть ясновидящей. Пойди, пойми этих Зрящих. Что они могут, а чего не могут? Действительно сюрприз, и очень неожиданный сюрприз. Не думала, что в магии могут быть такие задачки".
   Из раздумий ее вывел шум начавших собираться остальных членов команды. Алекса спохватилась и взяла свою серф-доску.
   - Готовы? - спросила Марианна и, не дожидаясь ответа, сказала. - Поехали!!!
   Вся команда за капитаном вышла на поле. Алекса оглядела поле и зрителей. Вода в озере была прозрачной и мелко рябила. На случай, если кто из игроков захочет искупаться, сегодня туда были приглашены русалки, которые легко доставят упавшего на берег, где дежурила школьный врач мадам Жавельсалид. Трибуны были полны, курятники сотрясались от ударов фриков. На противоположном конце поля выстроилась команда противников.
   - Дорогие товарищи, дамы и господа, леди энд джентльмены, - заговорил Колдумнеевский комментатор. - Я - Алексей Говорливый. Моя фамилия говорит сама за себя, и сегодня я не дам вам заскучать на матче по нардаэ между командами Фьори...
   Раздались аплодисменты.
   - И Колдумнеями!
   Стадион буквально взорвался аплодисментами, заглушившими предыдущие.
   - Начинаю представлять команды! И первой, конечно же, будут гости, - набирал обороты Говорливый.
   Команды поднялись в воздух.
   - Тренер команды Джонс Душ! Темный. Знаменитый своей отборочной системой в команду! Поэтому в его команду входят только парни с развитой мускулатурой. Собственно, сама команда. Сначала их общие черты. Все они темные маги и все летают на пожарных шлангах, при желании неплохо дают ими отмашки. На этом их сходство заканчивается, и начинаются отличия.
   Первый игрок и капитан команды. Джерри Китч. Нападение. Прекрасно владеет техникой бокса. Вследствие чего вместо носа имеет что-то неопределенное с дырочками. Номер два - это брат Джерри, Джордж. Играет в нападении, в совершенстве владеет техникой вольной борьбы. У него с носом все в порядке, зато нет ни одной несломанной кости. Третий номер Джордано Костел, нападение. Может разжечь огонь где угодно и на чем угодно. Его левая кисть ненастоящая. Свою он случайно сжег, когда был еще маленьким. Номер четвертый, Дориан Крэй. Нападающий. Настоящий пожарник. Это у него дар такой. Может за три секунды потушить весь огнь в радиусе 10-ти метров. За минуту - в радиусе 10 километров. Номер пятый, Дрю Бортмант. Последний нападающий в этой команде. Его не берет ни один яд, ни одно зелье. А магию он и сам неплохо отражает. Номер шестой. Отвлекающий. Джо Прешпу. Огнеупорный мальчик. Не боится фриков и может голыми руками держать огнь. Номер седьмой, Джаспер Хорес. Отвлекающий. В силу своих умственных способностей и тела больше ни на что не годится. Номер восьмой, Джон Лекет. Вратарь. Очередная сила огня, но на сей раз это маг-дракон. Он выдыхает пламя на пять метров! Может прекрасно заменить фрика. И, наконец, номер девять, Джулиан МакКоул. Вратарь. Владеет э-ле-ктри-чес-кими потоками. Настоящий магнит.
   Теперь переходим к представлению команды Колдумнеев. Тренер команды, Тарас Туч! Темный. Известный своими меткими замечаниями. Первый номер и капитан команды. Марианна Нейл. Светлая. Нападающая. Летает самостоятельно, посредствам дара. Очень занятно наблюдать за скоростью и маневренностью, не каждый инструмент может вытворять такое, что наша Марианна может. Номер второй. Алик Орэйн. Светлый. Летает на табурете и обладает прекрасной памятью, даже слишком... может запомнить конспект с одного прочтения. Но к экзаменам успевает их перечитать дважды. Всегда сдает на пять. Номер третий и четвертый, два брата-близнеца и младшие братья номера второго, Тимофей и Томас Орэйны. Летают на одинаковых бочках и одинаково отлично придумывают каверзы. Я лично уже опробовал ряд их шуточек. Скажу вам, качество стопроцентное! Один их них светлый, другой темный. Отличить их невозможно, поэтому они частенько путаются. Оба вратари. Номер пятый. Виктория Илети. Темная. Летает на метле и распоряжается любовной магией. Но в силу ее злоупотребления у всех, кто учится в школе, на нее уже иммунитет, так что, дорогие гости, опасайтесь. Номер шестой. Вадим Гаммой. Светлый. Нападающий. Играет на виолончели во всех смыслах. Прекрасный музыкант, и звуки, извлеченные из этой скрипки, творят чудеса! Например, недавно наиграв какую-то знакомую мелодию, он материализовал на столе свиную голову. Номер седьмой. Елена Де Гер. Светлая. Нападающая. Летает на перевернутой парте, устроившись, как в кресле. Является ясновидящей, хотя предсказание делает пока редко, но всегда верно. Номер восьмой. Артур Изомеров. Темный. Наш Пифагор, сосчитает все что угодно. Даже процент возможной влюбленности. Я лично не проверял, но, говорят, сходятся все подсчеты. Сам же он говорит, что никогда не влюбится. Он это рассчитал. И последний девятый номер, но далеко не самый плохой. Это новая звезда команды, да и мира. Александра Сильмэ. Ее отделение не определено. Магические способности - сила мысли. Летает на некой среф, тьфу ты, серф-доске. Применяет как светлые, так и темные заклинания, имеет голубой цвет искр и, насколько я знаю, прекрасно пользуется спаренными заклинаниями высшей магии.
   Стадион зашумел. Все болельщики переглядывались и всматривались в поле. Алекса мысленно горячо поблагодарила комментатора за представление и пообещала все молнии на его голову.
   - Главные судьи - Тарас Туч, Джонс Душ и глаза образования Викентий Горбонсон. Ну, вот все представление. А, да! Как же мог забыть про фриков! За команду Фьори выступает Килнабил!
   Из курятника выползло некое подобие петуха с огромными когтями на лапах и зубастой пастью. Перья его были сизые, сам он постоянно окутывался дымом, глаза горели желтым огнем.
   "Вот так фрик. Не хотелось бы попасться ему на галаза. Но что делать. Я же отвлекающая, да еще и с таким феноменальным представлением", - подумала Алекса, повнимательнее разглядывая Килнабила.
   - За команду Колдумнеев - всем известный Шурик! Итак, теперь точно все представлены, и можно начать игру. Ага, вот даются сигналы, выносятся корзины с ежами. Они заранее заговорены и теперь разлетаются по всему полю, и тут же началась игра. Какой старт! Инициативу сразу же берут Колдумнеевцы, а, конкретно, - Алик Орэйн. Он ведет мяч. Алик, Марианна, Лена, Алик, Дима, Лена и... чудесная работа вратарей, которые буквально головой отбивают ежа. Это был Джулиан. Теперь инициатива уже у Фьорцев. Джон, Джордж, Джерри, Джон, Доржрадо. Ей-Богу, у меня скоро язык в узел завяжется от этих "Дж". Нет-нет, еще не завязался, и я могу продолжить! Но вот инициативу перехватываешь Дориан, ну, хоть тут нет этого "Дж". Он ведет ежа к воротам и... снова неудача. Том или Тим одним удачным броском передает ежа Марианне. Что-то игра никак не начнется. Ни игроки, ни фрики никак не разогреются. Первые просто так гоняют ежи, а вторые флегматично зависли по разные стороны поля.
   Но вот что-то изменилось. Ага, Дима, Лена, Дима Лена, Вика, Дима и... Гол!!! Счет 1:0 в пользу Кол... Уже нет! Пока я говорил с другой стороны Алик и Марианна довели мяч до ворот и, пока вратари были заняты Димой и Леной, забили еще один гол. Счет 2:0 в Пользу Колдумнеев! Наконец разогрелись!!! Так держать!!! Так, а вот и фрики оживились. Пока друг друга они игнорируют, и это хорошо. Но вот Килнабил решил немного размяться, но почему-то на своих игроках. Какой плевок! Ха! Он отгоняет удачную атаку Дрю и глотает ежа. Что ж, теперь в игре всего семь ежей вместо восьми возможных. Ага, вот и Шурик оживился, но он оказался поумнее Килнабила, он не нападает на своих. Он просто гонится за ежом. Но вот, слаженная работа нападающих и отвлекающих ставит все по своим местам. Марианна отводит ежа, а Арт отводит фрика. Чудесная работа, Артур!
   Арт, сделав свое дело, снова вернулся на позицию. Оглядевшись, он подлетел к Алексе.
   - Что Джо сделал неправильно? - спросил он, поглядывая на поле.
   - Он положился на свой дар и не увидел огненного плевка. Из-за этого Килнабил вышел из повиновения и помешал атаке своих, - ответила Алекса.
   - Быстро учишься, - Арт уважительно посмотрел на Алексу.
   - Кстати, насчет дара, - вдруг вспомнила Алекса вопрос, который еще в начале матча на представлении хотела задать Арту, но не было случая. - Что это наш комментатор говорил про твой дар?
   - Да он у нас говорливый, - отмахнулся Арт, хотя глаза почему-то отвел.
   Алексу это насторожило.
   "Неужели предсказание Магмы - правда? После этого видения я уже во что хочешь поверю".
   - Но все же. Что там за расчеты такие? - не отступала Алекса.
   - Ну, что я Колдумнеевский Пифагор и... могу что хочешь рассчитать, - нехотя ответил тот.
   - И даже чувства? - уже конкретно спросила Алекса, чтобы больше уйти от ответа Арту не удалось.
   - Это преувеличение, но в общем и целом... да, - наконец сказал Арт.
   - Что, вот так просто сложил, вычел и получил ответ, влюблен человек или нет? - не поверила Алекса.
   - Нет, конечно. Чтобы провести расчеты, нужно познакомиться с человеком, много о нем знать, а уж потом считать. Да и не все так просто, "сложил и вычел".
   - И ты рассчитал, что сам никогда не влюбишься? - удивленно спросила Алекса.
   - Никогда, - твердо сказал Арт.
   - Что это за мир такой? - ужаснулась Алекса. - То есть, если ты со мной знаком, разговариваешь и знаешь некоторые особенности моего колдовства, то ты уже будешь знать, в кого я влюблена и какова сила чувств. Даже не верится.
   - Это волшебный мир. Здесь все возможно, но ты не думай, что я вот так просто влезаю в чужие чувства.
   - Ага, ты действуешь по заказу.
   Арт не нашел, что ответить.
   "Все-таки Магма ошиблась. Этот темный маг и впрямь не способен влюбиться", - подумала Алекса.
   - И вот снова атака Колдумнеевцев, - говорил комментатор. - Марианна, Вика, Алик, Лена, Алик, Марианна. Прямо завороженный круг. Ага, вот и Дима подоспел. Пас и ГОЛ! Счет 3:0 в пользу Колдумнеев. Но что это? Еще один еж съеден, на сей раз Шуриком, но съеден он заслужено. Он его отобрал у Джорджа. Молодец, Шурик, так держать. Теперь осталось всего пять ежей и, сдается мне, что это не последний съеденный еж. Но что это? Джерри, Джордж, Джерри. Два брата ведут мяч, вратари не успевают и... гол. Счет 3:1 и четыре ежа в игре. Фрики что-то снова приуныли и ежей не едят, и игрокам не мешают, какой-то сегодня флегматичный матч. Но вот сразу два ежа прорываются к воротам Колдумнеев. Вратари в растерянности. Да что же это такое, они никак не могут сориентироваться и... сразу два гола в ворота Колдумнеев. Вот ч... Извините. Счет равный, 3:3.
   Алекса даже не заметила, как так получилось, что сразу два мяча оказались в воротах, и теперь была вне себя от пропущенных голов и собственной невнимательности.
   - Теперь все решают два последних мяча. Может статься, что будет ничья. Но что я вижу, фрики снова вступили в игру, они дерутся за ежа. Ничего себе, какие удары крыльями. Перья летят во все стороны. А вот и еж исчез, по-моему, он достался Шурику, но это только по-моему. Что ж, теперь в игре остался только один мяч, и он все и решит. Кому играть дальше, а кому нет. Судя по поведению фриков, мяч действительно достался Шурику. Он спокойно отлетает подальше, а вот Килнабил просто взбешен. Он кидается к последнему ежу, который только что промелькнул перед самым его носом. Неужели и этого ежа ждет та же участь?
   - Кажется, пора вмешаться, - сказал Алекса.
   - Арт, нам нужен этот еж! - крикнула Марианна, пролетая мимо по направлению к Килнабилу.
   - Да! - коротко ответил Арт на оба незаданных вопросы и спикировал вниз.
   Алекса последовала за ним, менее резко, но не уступая в скорости. Вскоре они бок о бок мчались к фрику.
   - Я его отвлекаю, а ты передаешь мяч Марианне.
   - Но это запрещено правилами игры! - возразила Алекса.
   - За Килнабилом судьи не увидят, что ты передала мяч, а потом никто ничего не докажет, - бросил через плечо Арт и исчез за крылом Килнабила.
   "Так, Алекса, учись мухлевать", - сказала себе волшебница и нырнула вниз, куда недавно улетел еж.
   Краем глаза она увидела, как Арт пронесся перед глазами Килнабила, и тот переключился на него, на время оставив ежа. Алекса воспользовалась моментом и со всей силы послала ежа в сторону, где, предположительно, была Марианна. Но тут Килнабил понял, что его просто провели и, не поднимись Алекса на два метра выше, то ее голова бы была снесена.
   "Ого! Пора уносить ноги", - мелькнула мысль в голове у Алексы, и она тут же спикировала и снова набрала высоту.
   Еще один бешеный кувырок и змейка, и она услышала голос Арта.
   - Неплохо подала. Из тебя бы и нападающий получился, если бы ты смотрела, куда подаешь, - крикнул он, когда Алекса поравнялась с ним.
   Тут Килнабил развернулся, и ребятам пришлось быстро убраться подальше. Но не тут-то было. Килнабил решил всерьез заняться отвлекающими, он преследовал их попятам.
   - Разделимся! - крикнула Алекса.
   - Я вниз. Главное, не лети по прямой, - кивнул Арт.
   Через секунду он уже был почти у земли, а Алекса практически под куполом. Килнабил на секунду замешкался, но быстро сделал выбор и помчался за Алексой. Эта секунда дала Алекса небольшое преимущество, и она помчала к другому концу поля, чтобы там уже развернуться и запудрить мозги Килнабилу, а заодно и отвести его от ворот противника, и позволить своей команде спокойно забить гол.
   Змейка, переворот, мертвая петля, резкое пике и тут же набор высоты, разворот и обманный ход. Все это выходило у нее само собой и не нуждалось ни в каком обдумывании. Купол приближался быстро, но еще быстрее приближался Килнабил. Через секунду Алекса поняла, что сама себя загнала в ловушку. Купол не позволял маневрировать, и Килнабил прижимал ее к нему все ближе и ближе. Теперь уже было поздно что-либо менять. Килнабил приближался, и Алекса видела его тень. Видимо, фрик тоже понял безвыходность положения своей жертвы и уже поднимал лапы с огромными когтями. Обычно фрики не бросаются на игроков, но бывают разные ситуации. И вот наступила одна из них.
   Через плечо Алекса увидела огромный огненный шар, летящий на нее. Резкий рывок, и сухой жар прокатился по лицу и руке. Снова огненный шар, и снова Алекса чудом уклонилась.
   "Что же делать, он же меня разорвет!" - промелькнула паническая мысль, и Алекса почувствовала, что все кончено. Купол впереди, Килнабил позади, его когти целятся прямо в нее.
   Вдруг Алекса почувствовала резкий толчок в бок и поняла, что она на огромной скорости летит во все сокращающийся проход внизу. Мгновенье, и она вырвалась на свободу. Спасителем оказался Арт, который буквально вырвал ее из когтей Килнабила.
   - Арт... - выдохнула Алекса.
   - Поблагодаришь потом. Сейчас надо уносить ноги, - сказал он, и теперь они оба помчались к выходу из-под купола, который находился почти в самом низу.
   Но Килнабил оказался проворнее, чем они думали, он хоть и медленно, но верно развернулся и снова пустился в погоню. Из-за этого отвлекающим снова пришлось быстро подняться куполу. Резкий вираж, и Алекса увидела, как почти на излете коготь все же пропорол комбинезон Арта. Тот резко согнул руку, но удержался и не издал ни звука. Что-то сверкнуло. Килнабил на этом не остановился. Он снова взмахнул крылом, отчего Арта и Алексу завертело и отнесло в разные сторону. Арт поднялся еще выше, а Алекса опустилась немного ниже. Новый взмах, воздушная яма, и Арт не смог удержаться на книге и полетел вниз на огромной скорости.
   - Нет! - крикнула Алекса.
   Она услышала свист, увидела, что к фрику летят отвлекающие его команды, и он уже отвлекся на них, но Арт все равно летел вниз на огромной скорости. Алекса направила вою доску вниз, но она явно не успевала. Алекса понимала, что при такой скорости удар даже об воду будет очень болезненным, хотя и не смертельным. Было, конечно, подстраховочное заклинание, но Алекса почему-то сомневалась, что он поможет. Алекса чувствовала, что если что-нибудь сейчас не сделать, то потом будет уже поздно.
   "Что же делать, он спас мне жизнь! Быстрее, - мысленно упрашивала она доску. - Быстрее! Вниз! К Арту!"
   Вдруг Алекса почувствовала теплоту, зародившуюся внутри, она быстро распространялась по всему телу. Вдруг все вокруг заволокло голубым светом, очертания реальности смазались, и через мгновенье она увидела лицо Арта, его рука уже коснулась поверхности воды. Алекса автоматически подхватила его и только потом сообразила, что произошло что-то не то ("вдруг" и "вдруг" в двух последующих предложениях).
   - Ну ты даешь, - сказал Арт и потерял сознание.
   Стадион взорвался шумом. Это были не ободрительные крики. Это был удивленный гомон, и Алекса знала, что все это по поводу того странного голубого света и ее чудесного перенесения к Арту, но сейчас ей было все равно. Она подлетела к мадам Жавельсалид. Та тут же левитировала его на носилки.
   - Ты не представляешь, что ты для него сделала, - сказал она.
   "Вряд ли больше чем то что, он для меня", - подумала Алекса.
  

N16"Тайное становится явным".

   А матч Колдумнейцы выиграли. Пока Арт и Алекса носились от взбешенного Килнабила, Марианна, организовав круг нападающих довела ежа до ворот и давно отработанной техникой они таки забили мяч в ворота. Окончательный счет был 4:3, где три мяча были съедены. Команда Колдумнеев продолжала участие в состязании между школами по нардаэ! По этому поводу в гостиной на Жилом этаже было устроено настоящее празднество, которое учителя пытались разогнать три раза. Но в итоге, пока ученики сами не разбрелись спать, вечеринка так и не закончилась. Тем более, что на следующий день все равно был выходной.
   После матча Алекса узнала, что ее внезапное появление возле Арта было обусловлено проснувшимся в ней даром. Она могла перемещаться в пространстве. Это был мощный и полезный дар, а в таком исполнении и вообще ранее невиданный. Она исчезала и появлялась в сиянии голубых искр, что в принципе было вполне объяснимо, но совершенно не приемлемо, как все, что делала Алекса. Как оказалось, применение дара во время матча не разрешается, как и вся магия, кроме полетной. Но так как матч к тому времени был уже завершен, и дар Алексы проявился в первый раз и не поддавался пока контролю, судьи, попытавшиеся были к этому придраться, в конце концов были вынуждены оставить все как есть.
   Проснувшись на следующий день и убедившись, что безнадежно она проспала завтрак, Алекса, перекусив парой бутербродов, припасенных как раз на такой случай, решила отправиться навестить Арта. Мадам Жавельсалид его отправила в медсанчасть, но сказала на последок, что уже завтра он придет в себя. Алекса в этом ни минуты не сомневалась. Царапина была пустячная, к мадам Жавельсалид и не с таким обращались. Падение с огромной высоты вызывало у нее большее беспокойство, но зная, что Арт был все же темным магом, тоже не слишком переживала.
   Спустившись по путаным коридорам в медсанчасть и почти не заблудившись, Алекса увидела мадам Жавельсалид сидящ за столом и что-то писавшей.
   - Здравствуйте. Я могу навестить Артура? - спросила она.
   - Можете. Шестая ширма. Он уже проснулся, и все это благодаря вам, - сухо сказала женщина.
   - Благодаря мне? - не поняла Алекса.
   - Да. Вода для него хуже смерти, а ты почти успела, его лишь немного задело. Но это все поправимо, - сказал мадам Жавельсалид и углубилась в свои записи.
   Алекса поняла, что больше от нее ничего не дождется, и отправилась к Арту.
   - Привет! Можно? - сказал она, заглянув за шестую ширму.
   Арт полулежал и читал какую-то книгу.
   - Привет. Конечно, проходи, - он улыбнулся и отложил книгу.
   - Ну как? Живой? Я вот благодарить пришла! - спросила Алекса, присаживаясь на стул рядом с кроватью.
   - Руки целы, ноги целы, голова на месте, значит живой. А мы с тобой в расчете, - усмехнулся он.
   - А раз еще и шутишь, то, значит, уже и здоров, - улыбнулась Алекса.
   - Вот и я это сказал мадам Жавельсалид. Но она говорит, что как минимум пару дней мне здесь придется проторчать, пока она не удостоверится в полной моей дееспособности.
   - Ну, раз она говорит, то значит, так и надо.
   - Знаю. Кстати, как тебе удалось меня поймать? - спросил Арт. - Я, конечно, ничего не имею против, но все же.
   - Сама не знаю, я каким-то образом переместилась к тебе. Говорят, что у меня дар такой. Но я что-то уже совсем запуталась. То зрящая, то перемещающаяся. С ума можно сойти, - развела руки Алекса.
   - Да, ты у нас полная загадка, - кивнул Арт.
   - Знаешь, а потом, когда я тебя мадам Жавельсалид передала... В общем, я ничего не поняла. Что она имела в виду? Про спасение, про воду, что хуже смерти? Может, ты объяснишь?
   - Она так сказала? - разом посерьезнев, спросил Арт.
   - Ну, что-то вроде того. Я уже точно не помню. Сама была в шоке, - ответила Алекса.
   - Странно, она же сказала, что... Хотя, может быть, она считает, - пробормотал Арт.
   - Это что, секрет? - спросила Алекса.
   - Был им, пока мадам Жавельсалид тебе не сказала.
   - И правильно сделала, - послышался голос женщины. - Я вообще не знаю, чем ты думаешь, играя в нардаэ. Хоть кто-то должен за тебя опасаться!
   Она вошла с кружкой какой-то жидкости.
   - Пора пить лекарство, - сказала она, протягивая кружку.
   Арт обреченно вздохнул и одни залпом опустошил ее. Потом поморщился.
   - А ты что хочешь? Легко и вкусно свое здоровье ломать, а восстанавливаться ой как нехорошо, - поучительно сказала она и ушла.
   - Опасаться? - переспросила Алекса, когда шаги врача удалились.
   - Хорошо. Она права, - сдался Арт. - Мой дар несколько особенный и имеет очень нехорошее побочное действие. Мне нельзя соприкасаться с водой из природных источников.
   - И чего ты тогда над озером как угорелый носился, и вообще? - от удивления Алекса не смогла точно сформулировать вопрос.
   - Обычно меня защищает заклинание. То есть в нормальном состоянии я могу соприкасаться с водой, но не очень долго, - пояснил Арт. - В общем-то, даже если бы я нырнул в озеро, то русалки бы доставили меня на берег и ничего страшного не случилось бы. Но этот Килнабил прорвал мою защиту, полоснув по плечу. Если бы я упал в озеро, то...
   - То что? - потребовала Алекса.
   - То все бы перевернулось с ног наголову и вместо первого умника, я стал бы тупицей и лишился бы магического дара, - с вздохом договорил Арт, предчувствуя, что за этим последует.
   - И зная это, ты все равно положил голову в пасть тигра? - изумилась Алекса.
   - Что? - не понял Арт.
   - Да это изречение такое. Имеется в виду, что зная опасность, ты все равно идешь на нее, - отмахнулась Алекса.
   - А что такого? Заклинание меня защищает. Ничего страшного не могло случиться.
   - Да ты что, совсем с ума сошел? - еще больше поражаясь такой халатности, спросила Алекса.
   - Да все же обошлось. Чего ты переживаешь? - он не на шутку удивился такой реакции Алексы.
   - Ничего тебя не защищало. Если бы я с чего-то не решила, что тебя просто необходимо поймать, то... я даже не знаю, что бы теперь было. Ты либо сумасшедший болван, либо безнадежный храбрец. Ни то, ни другое человека не красит, - не переставая удивляться, ответила Алекса.
   - Я маг. Причем темный. А ты все-таки зрящая, - пожал плечами Арт.
   - Как хорошо, что я не темная, - покачала головой Алекса.
   - Лишь на половину, - заметил Арт.
   - И не горжусь этим.
   - А зря. Темнота раскрывает многие ворота, которые не доступны свету, - заметил Арт.
   - Ты прямо как Магма. Она все время мне это говорит. Но она-то хочет, чтобы я стала темной, а ты что, тоже? - усмехнулась Алекса.
   - А что в этом плохого? Хороший темный маг никому не помешает. А ты что, собираешься стать светлой? - ответил Арт, но Алекса уловила в его голосе какую-то наигранную пренебрежительность.
   - Если бы я могла... Но я не могу отказаться от темной стороны, она моя часть. Да и где-то в глубине души и не хочу.
   - Вот видишь. И во тьме есть свет, - Алекса почувствовала, какое-то облегчение в голосе Арта.
   - Есть, но тьма, она есть тьма.
   - Александра, вас вызывают к директору, - сказала мадам Жавельсалид, как всегда незаметно подойдя к ним, и так же незаметно ушла.
   - К директору? - удивился Арт.
   - Да. Это, наверное, по поводу перемещения.
   - Ясно, - в голосе Арта чувствовалось разочарование, которое он, впрочем, пытался скрыть.
   - Ладно, камикадзе, поправляйся скорее. Скоро возобновятся тренировки, - сказала Алекса, поднимаясь.
   - Что такое камикадзе? - поинтересовался Арт.
   - Тот, кто идет к опасности, зная о ней, - коротко пояснила Алекса. - Для темного мага это как-то необычно. Они чаще пекутся о себе больше, чем о ком-либо. И смотри, подумай, стоит ли из-за какой-то игры жертвовать всем, что у тебя есть.
   Алекса вышла из-за ширмы и пошла к выходу.
   - Ты очень похожа на свою мать. Она тоже прекрасно умела убеждать, - сказала мадам Жавельсалид.
   - Вряд ли я его в чем-то убедила. Темные маги непоколебимы, - ответила Алекса.
   - Только не для таких, как она и ты, - снова путано ответила врач.
   - А какие мы такие особенные? - спросила Алекса, запоздало осознав, о чем говорит мадам Жавельсалид.
   Но она снова углубилась в свои книги, и Алекса отправилась к директору, так и не получив ответ.
   "Что она имела в виду? Каких таких? Чем я так отличаюсь от людей? А еще этот Арт. Это же надо. Летать над водой, зная, что если упадешь, то сразу все потеряешь? Он действительно никого не любит. Ни своих родителей, ни себя. Хотя... как-то странно он себя ведет. Ой, я уже ни в чем не уверена. Для темных в основном важна внешность, она у меня есть, и я не светлая. То-то же он так допытывался, хочу ли я стать светлой. А если Магма права? Что может быть хуже самого умного темного мага, влюбленного в тебя? Только если он влюблен безответно. Эту мысль даже нончармы поднимали. Ничего хорошего ждать не приходится. Хотя, ничего я не знаю. Он спас мне жизнь, и я должна быть ему за это благодарна, даже если он и сказал, что мы в расчете. Это позиция темных, а я не такая".
   С такими размышлениями Алекса дошла до двери, точнее, просто стены на преподавательский этаж.
   "И как мне сюда войти? Вильгельм сказал, что без преподавателя лучше об этой двери забыть", - подумала Алекса.
   Тут огромный цветок, стоящий в кадке рядом с Алексой, внезапно ожил, заставив волшебницу подскочить на месте.
   - К кому? - спросил он.
   - К... к директору...
   - Имя.
   - Алекса... ндра Сильмэ, - ответила Алекса.
   - Проходи, тебя ждут, - сказал цветок и снова "умер".
   Алекса удивленно смотрела на цветок.
   - Ну, чего стоишь? Тебя вечно, что ли, ждать будут? - спросил он, заметив, что посетитель и не думает заходить. - Шагай к стене!
   Алекса сделала шаг и оказалась по ту сторону стены. Придя в себя, она прошла еще несколько шагов к знакомой статуе.
   - Электричество, - сказала она и шагнула в открывшийся проход.
   Через секунду она уже стояла перед дверью. Постучавшись и услышав разрешение войти, Алекса робко переступила порог кабинета директора. Все было точно так, как и в первый раз, только в кабинете кроме директора, сидящего за столом, одно из кресел занимал еще один человек. Он был довольно упитанным и носил костюм, пошитый по какой-то странной моде. Сюртук не совсем сходился на нем. Мантия или плащ, точно понять было нельзя, была снята и бережно повешена на подлокотник. Цилиндр лежал на краешке стола.
   - Здравствуйте, - сказал Алекса.
   - Здравствуй, Александра. Проходи, присаживайся. Это Лавр Лаврентьевич Лавров. Он зарегистрирует твои необычные способности, - сказал академик Пересветов.
   Он как всегда был в своей многоцветной мантии, с тщательно причесанной бородой, усами и волосами, величественный и в тоже время добродушный. Алекса считала, что именно таким и должен быть настоящий сильный светлый маг.
   Девушка прошла и присела на краешек кресла. Лавр Лаврентьевич внимательно рассматривал ее.
   - Рад с вами познакомиться, мисс Сильмэ, - наконец, сказал он, немного вычурно, но в общем добродушно, странно оттопыривая усы. - Могу ли взглянуть на ваши знаменитые способности?
   Директор положил пред ней перо. Алекса вынула палочку, мысли разбегались и никак не хотели сосредотачиваться. Но это не очень волновало ее. Она знала, что заклинание подействует, даже если она и вовсе не обратит на него внимание.
   - Ливеос не падус, - сказал она, указывая на перо.
   В вихре голубых искр перо взмыло под потолок, немного покружилось вокруг канделябра и снова опустилось на прежнее место. Потом Алекса сообразила, что в это время она совсем не двигала палочкой, просто следила за пером взглядом.
   - Интуитивная магия? - полувопросительно сказал Лавров. - Думаю, у вас большой потенциал к непосредственному или стихийному, кому как угодно, колдовству.
   - Полностью согласен, Лавр, - кивнул директор.
   - Могу я осмотреть вашу палочку? - вежливо поинтересовался Лавр Лаврентьевич.
   - Пожалуйста, - ответила Алекса, проникаясь духом вежливости и учтивости.
   Лавров принял из рук Алексы палочку, внимательно ее осмотрел, пару раз взмахнул и вернул назад.
   - Что ж, голубые искры налицо, огромная магическая мощь доказана, дар уже зарегистрирован, - сказал Лавр Лаврентьевич.
   Он хлопнул в ладоши, и у него в руках оказалась огромная книга в старой, но еще крепкой обложке. Он ее открыл, материализовал странное перо и, не обмакивая его в чернильницу, стал писать. Тишина, разрываемая только скрипом пера, длилась около минуты. Наконец Лавр Лаврентьевич расправил плечи.
   - Соответствующая запись сделана. Подставьте свою подпись, - сказал он, протягивая Алексе перо и книгу. - Но будьте осторожны, в этой книге пишут только кровью.
   Алекса взглянула в книгу и заметила, что все надписи в книге красные, а запись о ней синяя. Объяснив себе это тем, что она еще не закончена, она взяла перо и сразу же почувствовала неуловимые для обычного человека вибрации. Перо буквально выплескивало магию. Оно было наполненно ей до отказа. Отсюда следовало, что перед собой Алекса видела артефакт. Книга показалась ей обычной, да, видимо, ей и являлась. Главное была запись, а не то где она значится. Когда же Алекса поднесла перо к бумаге, размышляя, как же ей расписаться (ведь с тех пор, как она стала волшебницей ей не приходилось расписываться), она почувствовала, как магия артефакта связывается с ее магией и оставляет ее оттиск в книге.
   "Значит, роспись не важна. Главную запись сделает артефакт", - поняла Алекса. Поняв это, Алекса внезапно почувствовала тепло, как тогда на поле. Теперь она знала, что это переливы дара. Рука Алексы вдруг сама заскользила по перу и вывела красивую и очень необычную роспись. Алекса точно знала, что написала свою фамилию, но все буквы ее фамилии были написаны на каком-то другом языке. Буквы были все в завитках, соединения были очень плавные и как бы само собой разумеющиеся. Они были ей не известны, но в месте с тем такими близкими. Будто бы она где-то их уже видела.
   Алекса уже отдавала книгу, не переставая удивляться своей росписи, как вдруг ее взгляд упал на параллельную запись на другой странице.
   "Игорь Золок. Ученик школы Колдумнеи. Директор В. Пересветов. Первый курс. 15 лет..."
   - Вот и все! Запись сделана. Поздравляю. Теперь вы официально зарегистрированный маг с нетрадиционными способностями, - сказал Лавр Лаврентьевич Лавров. - А мне пора! До свиданья, мисс Сильмэ. Был рад побеседовать. До встречи, дорогой друг, - это он уже сказал академику Пересветову и исчез.
   - Ну вот, Александра теперь ты можешь открыто пользоваться своими способностями. Ты официально зарегистрированный маг. Кстати, ты первая из всего потока! Поздравляю, - сказал директор.
   - Спасибо, но почему я первая? - не поняла Алекса.
   - Вообще-то, официальная регистрация магов будет проходить в следующем полугодии, - пояснил Владимир Пересветов. - Но твои необычные способности требуют более ранней регистрации. Наша обязанность обеспечить юным магам достойное будущее в магическом мире. Первое - это должна быть полная законность их использования миги. Если есть официальная запись, то можно избежать кучи проблем. А в случае с твоими способностями, чем раньше ее сделать, тем проще тебе будет жить с магией. Думаю, уже в следующем году вы изучите основы строения магического общества на Немагоматике.
   - Понятно. То есть, теперь я могу свободно пользовать голубыми искрами и никто...
   - Никто ничего не скажет и не сможет сделать, - уверенно закончил академик. - Ты хочешь спросить что-то еще?
   - Да, - поколебавшись, ответила Алекса. - Кто такой Игорь Золок?
   - Давненько я не слышал этого имени, - с некоторой задержкой ответил академик Пересветов. - Игорь Золок, - повторил он, словно пробуя имя на вкус. - Это мой ученик. Он был нормальным мальчиком, как и все. Только искры мог выпускать так серебристые, так и золотистые. Он не был темным и не был светлым. Он был универсалом, хорошим учеником, он закончил школу с отличием, был Эйфелем. Только вот другим это не нравилось. Все видели в нем угрозу магии. Он не был светлым и поэтому светлые маги не признавали его за своего. Он не был и темным, за что все темные его презирали. Отчаявшись, он занялся таким волшебство, которое было под силу только ему. Он обратился к хаосу. Он долгие годы работал один, пытался подчинить силу первозданного хаоса себе. Он не понимал, что это невозможно. Через некоторое время он понял, что в одиночку ему не справиться. Тогда и началось самое страшное. Началась эра страха, предательств, убийств. А закончилась она твоим отправлением к нончармам. Не знаю, как я допустил такую оплошность. Но Игорь Золок - это истинное имя...
   - Князя Ринтэля, - закончила за него Алекса.
   - Так его звали, пока она не стал магом хаоса, - кивнул академик. - Я рад, что ты не заменяешь его истинного имени неопределенным местоимением. Полагаю, ты сама ответила на свой вопрос.
   Алекса кивнула, еще раз поблагодарила, попрощалась и вышла из кабинета.
   "Выходит, князь Ринтэль не всегда был князем. Да он вообще не князь, он просто ученик, отличающийся от других. Как... как я?! А если бы ко мне относились так же, как к нему? Я, получается, должна его благодарить за популярность, которая уберегает меня от презрения? Или я благодаря этому нападению и стала такой необычной? Сложная загадка..."
   Алекса поспешила на обед, так как отсутствие нормального завтрака давало о себе знать.
   - Ты где полдня пропадала? - удивленно спросил Ян, когда Алекса присела радом.
   - Сначала ходила к Арту, проведать, как он, а потом к директору, - ответила Алекса.
   - Что, тоже справиться о его здоровье? - почему-то огрызнулся Мишель.
   - Нет, - удивленно посмотрев на Мишеля, ответила Алекса. Тот немного смутился и уже спокойнее продолжил:
   - А зачем же тогда?
   - Для регистрации своих способностей, - улыбнулась Алекса. - Я теперь полностью зарегистрированный маг. Могу колдовать как мне заблагорассудиться!
   - Ух ты! Здорово, - поддержал ее Ян. - Ты первая!
   - Да, я знаю, - кивнула Алекса. - Только я еще и много нового о князе Ринтэле узнала.
   - Алекса, ну зачем ты произносишь его имя? - содрогнулся Ян.
   - Потому что это удобнее. Хотя теперь я знаю его настоящее имя. Его звали Игорь. Игорь Золок! Я увидела запись в книге, а потом еще и академик Пересветов немного рассказал о нем.
   Алекса поделилась поступившей информацией.
   - Выходит, он нормальный человек, в смысле, был им, пока не связался с хаосом? - уточнил Ян.
   - Выходит, что так, - кивнула Алекса.
   - И стал он таким, потому что люди его таким сделали? - спросил Мишель.
   - Получается, что если бы к нему нормально отнеслись, а не выделяли его из-за его способностей, то он не стал бы грозой магического общества и теперь маги не боялись бы произносить его имя.
   - Ерунда какая-то, - сказал Мишель. - Не вяжется все это как-то.
   - Не знаю, по-моему, все как раз яснее некуда. Ведь, выходит, и я такая. Такая же необычная, не как все...
   - Да сама подумай. Если бы он изначально был нормальным, появились ли бы у него такие... убийственные идеи? Ты ведь не собираешься никого убивать?
   - Да, Алекса, - подумав, согласился с Мишелем Ян. - Если бы он не замышлял убийства раньше, то он и не совершил бы их.
   - Не знаю, ребят, - покачала головой Алекса. - Мне бы очень хотелось в это верить, но...
   - Что но? - не унимался Ян.
   - Если ты хороший человек и всегда была им, то ничего этого не изменит, - уверенно сказал Мишель.
   - Наверно, вы правы, - сдалась Алекса. Ей и самой очень хотелось в это верить.
  

N17"Чудеса под Новый год".

   Вскоре закончилась пасмурная осень (затянувшаяся аж до середины декабря), и Колдумнеи усыпались снегом ("усыпались снегом" - невозможно сказать. Возможные варианты: "были усыпаны", "засыпало снегом"). Лес, который состоял в основном из непролазной чащобы и выглядел малоприветливо, особенно осенью, теперь был усыпан снегом и искрился на солнце. Озеро замерзло и представляло собой прекрасный каток. Огромные сугробы с каждым днем становились все больше и больше. Снег хрустел под ногами, а в ясные морозные ночи, когда с неба падали редкие снежинки, которые искрились и падали в свете окон замка, казалось, что волшебство витает в воздухе. Искорки снежинок, свет звезд, бледный серпик луны, огромные тени и далекие огни волшебного поселка Града.
   Приближался Новый год, и учиться становилось все труднее и труднее. Но не из-за больших домашних задания и не из-за сложных заклятий и зелий, а из-за приближающихся праздников. Погода на улице стояла прекрасная, школа потихоньку наряжалась к встрече нового года. В последние уроки ни один преподаватель не смог вбить в головы своих учеников ничего запланированного, и поэтому уроки прошли просто замечательно.
   На Заклинательной магии Вильгельм научил первый курс отправлять новогодние подарки с помощью магии. Урок Колдостории был просвещен новогодним байкам и историям. На Боевой магии профессор Мэтаре научила своих учеников заклинанию фейерверка. Его использовали как для отвлечения внимания врагов, так и для привлечения внимания гостей за новогодним столом. Урок Зельечаровничества прошел очень шумно. Все были заняты приготовлением маскарадного зелья. Особенно им заинтересовались девушки, хотя вниманием мужской половины зелье тоже не было обделено. На Биомагии все с упоением слушали о магических свойствах праздничного дерева и разных конфузах, случавшихся с магами в разные времена, которые их не учитывали. На Астрологономии все занимались составлением предсказаний на будущий год. И Алекса даже составила свой прогноз, хотя он несколько противоречив и не точен, но, все же это был ее собственный прогноз. А преподаватель Немагоматики не придумал, чем можно занять празднично увеселенную толпу учеников, и просто разрешил все тихонько позаниматься своими делами, чем обрадовал их еще больше, чем другие учителя.
   Зимние каникулы обещали быть очень веселыми. Как только они начались, все ученики высыпали на улицу. Кроме разве что почти всех семикурсников, да некоторых четверокурсников, усиленно готовящихся к экзаменам, курсовым и дипломным работам. Вся остальная школа каталась на лыжах-самоходах, осваивала фигурное катание без падений, играла в снежки-автоприцелы, строила пуленепробиваемые крепости и вообще старалась проводить как можно больше времени на улице, не забывая о магии.
   Тридцатого числа всем школьникам было объявлено, что они могут сходить в Град за новогодними покупками. Алекса очень обрадовалась перспективе похода по магазинам, так как до этого понятия не имела, что подарить своим друзьям.
   Собравшись сразу же после завтрака и отметив, что замок пустеет на глазах, так как даже выпускные курсы побросали все свои дела, Алекса, Мишель, Ян и Магма, которая в последний момент изъявила желание идти вместе с Алексой, отправились за покупками. Дорожка к Граду, обычно еле видная, теперь была хорошо утоптана и широка. Вскоре друзья уже входили в заснеженный поселок под названием "Град".
   Улицы были не очень широкими, но достаточно просторными, чтобы толпы учеников проходили по ней, не сталкиваясь. Домики были небольшие и очень аккуратные, стояли они вперемешку с магазинами и разными лавочками. Все крылечки были украшены еловыми ветвями, а на витринах магазинов красовались специально привезенные к Новому Году товары. Чтобы определить маршрут передвижений, юные маги зашли в близлежащее кафе "Летящий Пегас". Заказав по кружке горячего шоколада, они разместились за угловым столиком.
   - Здорово, что нам разрешили пройтись по магазинам, - сказала Алекса.
   - Ага, выпустили на свободу, - подтвердила Магма.
   - Не знаю, - скептически заметил Ян. - Я бы и без этого прожил. Денег у меня не так много, чтобы их тратить.
   - А подарки? Это же Новый Год! Нужно сделать хотя бы небольшие подарки всем, кого знаешь, - удивленно сказал Мишель.
   - Вот этим и займемся, - сказала Алекса.
   - Да, магазинчиков здесь довольно, - кивнула Магма.
   - Только они все какие-то... - снова вставил Ян.
   - Здесь самые оптимальные магазины в мире. За исключением разве что Аллеи Сезон, - заспорила Магма.
   - Если у тебя есть деньги, - пробормотал Ян.
   - А это уже проблемы сугубо каждого, - пренебрежительно бросила Магма.
   Ян бросил уничтожающий взгляд на Магму. Алекса почувствовала, что еще немного, и Магму с Яном придется разнимать.
   - Знаете, мне не терпится посмотреть, что же за магазины здесь, - сказал она, выразительно глядя на Мишеля, тот вовремя понял, чего от него хотят.
   - Да, нам надо еще к обеду успеть, - сказал он и решительно встал.
   - Да! Не всем дано умении оставлять свое мнение при себе, - сказал Ян, явно не слушавший ничего из сказанного друзьями.
   - А в этом есть резон, рядом с телепатом? - спокойно поинтересовалась Магма.
   - Так. Нам лучше разделиться, - сказала Алекса.
   - Ага, - Мишель был полностью с ней согласен.
   - Да, есть, - с нажимом сказал Ян, снова не обращая внимания ни на что, как, впрочем, и Магма.
   - Эй! - воскликнула Алекса, уже понимая, что рукопашной дело не обойдется, будет применена и магия.
   Ноль эффекта. Вдруг она, сама не понимая, что происходит, почувствовала волну тепла, поднимающегося откуда-то из глубины. Чаши на столе стали позвякивать.
   - Эй! - снова сказала Алекса уже более жестко, чувствуя, что ее глосс постепенно переходит на какую-то качественно новую частоту. - Я рада, что вы друг другу очень нравитесь, но это не повод игнорировать других!
   Первым опомнился Ян, более восприимчивый к магическим потокам энергии. Потом обернулась Магма и еще половина кафе. Через секунду непрошенные зрители уже обратились к своим чашкам и тарелкам, поняв, что перед ними новые дарования школы магии.
   - Алекса, ты чего? - не понял Ян.
   - Я думаю, нам стоит разделиться, - сказала Алекса, возвращая свой голос к нормальному диапазону. - Я пойду с Магмой, а ты с Мишелем.
   - Через два часа встретимся на этом же месте, - сказал Мишель и видимо что-то мысленно присовокупил, так как Ян, обращаясь к нему, ответил.
   - И даже не надейся.
   - Вы о чем? - спросила Алекса.
   - Он считает, что если мы разойдемся на два часа, то я... "перестану цапаться" с этой ведьмой.
   Магма фыркнула, подтверждая, что два часа ничего не изменят, с ведьмой она была вполне согласна.
   - Разделяться ни к чему. Я более не намереваюсь говорить с этим... - она не стала договаривать, но видимо додумала, так как Ян бросил на нее ужасающий взгляд. Через минуту четверка вышла из кафе и, разделившись, разошлась в разные стороны.
   - Магма! Ну зачем ты так с ним? - спрашивала Алекса, когда они шли по заснеженной улице к магазину с письменными принадлежностями.
   - Он телепат, к тому же глупый, - откровенно ответила Магма.
   - Но он человек, маг! - возразила ей Алекса.
   - И я маг, причем темный, - пожала плечами Магма.
   - Великая магия и первоисточник, Магма! Если ты всегда будешь оскорблять людей, у тебя никогда не будет друзей.
   - А что я такого сказала? - удивилась Магма.
   - Магма, если ты обладаешь достаточным капиталом для похода по магазинам, то другие нет. И один из них Ян. У него не так много денег, а ты его в этом упрекаешь, - сказала Алекса.
   - Ну, а я откуда имела сведения? - не особенно переживая по этому поводу, сказала Магма.
   Алекса покачала головой. А что она могла сказать? Магма была темной, ей не свойственны угрызения совести, тем более что она действительно не знала, что Ян имеет некоторые материальные трудности.
   "Что ж, сейчас у меня нет никакой возможности разрешить эту проблему, так что нужно о ней забыть... пока, - наставляла себя Алекса. - Скоро Новый Год! Веселье! Может, они и помирятся".
   Девушки вошли в магазин "Для письма". Там Алекса купила подарок для Яна, который часто жаловался на неудобное перо. Она решила подарить ему длинное белое перо с синеватыми разводами на кончике.
   Дальше Алекса и Магма пошли в книжный магазин. Там Алекса уловила момент и купила книгу "Самые новые способы предсказания судьбы по картам" в подарок Марго. Потом они решили заглянуть в магазин шуток и по дороге наткнулись на ярмарку лесных красавиц. Елочки сверкали снегом. Тут были и огромные ели, и небольшие пушистые елочки, и даже совсем маленькие деревца. Одну из таких миленьких красавиц девушки и купили, чтобы установить этот атрибут праздника у себя в комнате. Она была очень маленькой и миленькой. Пушистые веточки совсем скрывали ствол, а иголочки почти не кололись.
   Вскоре подруги были уже в магазине шуток. Здесь были какие-то странные коробочки и пакетики, палочки и змейки. Все это было необычно и на первый взгляд как-то... по-детски.
   - Вы что-то ищите? - сказал появившийся из-за стойки продавец.
   - Нет, - пожала плечами Магма. - Только исследуем.
   - А что это такое? - спросила Алекса, заметив целую полочку каких-то очень маленьких разноцветных коробочек.
   - Это новогодние сюрпризы, - ответил продавец.
   - И в чем они заключаются?
   - Они все разные. Может попасться веселящая пыль, может галлюциногенный дым, но в каждой из них на дне лежит небольшой сюрприз.
   - А это не опасно? - спросила Алекса.
   - Нет, что ты. Действие коробочек длится не более 15-ти минут и оставляет приятное впечатление от подарка, каким бы он не был.
   - Вот это мне подходит, - улыбнулась Алекса и купила несколько коробочек для своих друзей.
   Подождав, пока Магма расплатится за несколько волшебных петард, хлопушек и салютов, ведьмочки вышли из магазина, обсуждая покупки. Алекса никогда еще так не радовалась походу по магазинам.
   Девушки посетили еще несколько интересных мест, где Алекса купила все остальные подарки. Для Кирилла она купила замечательную открытку с изображением Колдумнеев. Она была очень красива. Искристый снег покрывал всю школу, множество окон замка то зажигались, то гасли, огромная луна и звезды, лес на заднем плане, такой же дремучий и сияющий от снега. Как будто настоящий замок, только маленький. А еще она решила подарить Кириллу набор "Готовое домашнее задание". В ее школе такой фокус не прошел бы, а вот с нончармскими учителями могло и получиться. Только использовать этот набор, состоящий из пера и пергамента, на котором нужно было только написать задание и получить ответ, можно было использовать только раз в день.
   Для бабушки Оливии Алекса купила новую сумку, которая облегчала вес положенного в нее в 2-3 раза. Мишелю Алекса заранее приготовила нончармские электронные часы, так как знала, что он очень интересуется изобретениями нончармов, и однажды, увидев на руке Алексы маленькие электронные часики, загорелся желанием заполучить и себе такие.
   Наконец, спохватившись, что они уже опаздывает, магички поспешили в "Летящего Пегаса".
   - Вы где пропадали? - спросил Мишель, когда девушки стряхивая снег, уселись за столик.
   - В магазинах, - ответила Магма.
   - Да вы что, там все скупили? - усмехнулся Мишель.
   - Сколько же вы потратили? - поинтересовался Ян.
   - Если брать центр, то 40 омел, - беззаботно ответила Магма.
   - Сколько? - Ян поперхнулся.
   - Две стипендии и некоторые сбережения, - пожала плечами Алекса.
   - Да это же куча денег! - воскликнул Ян. - Можно было бы потратить их на другие вещи.
   - Например, не купить тебе подарок, а купить какую-нибудь модную шмоточку, - сказала Магма.
   - Да... то есть... - запнулся Ян.
   - Я так Алексе и сказала, но она все равно приобрела...
   - Магма! - напомнила Алекса.
   - Да-да, я помню, - кивнула Магма.
   Вскоре ребята уже шли обратно в замок, нагруженные покупками. Когда они вошли в холл, то у всех вырвался возглас восхищения. Весь холл был украшен к празднику. На огромных окнах красовались морозные узоры. Над головами висела омела, на стенах были прикреплены еловые веточки, кругом все сверкало и искрилось. Перилла лестницы были увиты чем-то похожим на лианы, только пушистым. В главной зале, стояла огромная ель, вершину которой не было видно через дверной проем.
   Последний день старого года пролетел незаметно. Почти вся школа провела его на улице. Особенно много юных дарований было задействовано в строении ледяного замка и перестрелке в снежки. Когда времени было уже около семи, Алекса и Магма объявили, что им пора идти, чтобы успеть собраться к праздничному ужину и, услышав несколько комментариев по поводу того, что за три часа можно успеть собраться дважды, скрылись в замке.
   - Ты в чем собираешься шагать? - спросила Магма, когда чистовымытые ведьмочки сидели на кровати перед распахнутыми настежь дверцами шкафа.
   - Не знаю, - пожала плечами Алекса.
   - Вот и я тоже не в курсе, - сообщила Магма и решительно встала. - Нужно примерить!
   Вскоре девушки уже вовсю примеряли наряды.
   - Платье? - вопрошала Магма.
   - Не слишком ли торжественно? - отвечала Алекса.
   - Комбинезон?
   - У нас все-таки праздник!
   - Блузка?
   - Да ты посмотри на ее декольте!
   - Ты права, может быть такая?
   - Уже лучше, - похвалила Алекса, увидев красную, переливающуюся блузочку.
   - Так, теперь юбка. Данная?
   - Коротковата.
   - Эта?
   - У нас же не похороны!
   - Ну, тогда настоящая?
   - Юбка-то ничего, но она синяя!
   - Да? Ну и что? Синяя, так синяя. Решено.
   - А ты не думаешь, что синий не походит к красному? - предложила Алекса.
   - Нет, - пожала плечами Магма и взмахнула палочкой. Юбка стала насыщено бордовой с черной вышивкой.
   - А-о-о, - что-то неопределенно протянула Алекса.
   - Так, теперь с тобой.
   - Думаю, я уже выбрала, - поспешно сказала Алекса, показывая бежевые брюки и фисташковую кофточку с расклешенными рукавами.
   - Ой, мне нравится! - воскликнула Магма. - Определенно есть вкус и стиль. Все, конечно, слишком светлое, но для тебя ничего!
   Девушки оделись.
   - Обувь!
   - Думаю, тебе подойдут мои сапоги, - сказала Алекса, указывая на замшевые черные сапоги.
   - Ты мне дашь в долг?
   - Разумеется! - Алекса уже совсем не обращала на странности разговора Магмы и к любому странному в данном контексте слову тут же подбирала более подходящий синоним.
   - Знаешь, а у меня где-то были подходящие тебе туфли, - внезапно вспомнила Мага и, немного порывшись в своих вещах, извлекла светло-коричневые лакированные туфли на чудовищно высоком каблуке.
   - Красота какая! - восхитилась Алекса.
   - Примерь!
   Алекса тут же надела поблескивающие туфли и приличненько возвысилась над полом.
   - Пройдись, - предложила Магма, и Алекса заметила в ее глазах недобрый огонек.
   Алекса прошлась по комнате, развернулась и снова вернулась к зеркалу.
   - Поразительно! Ты безмятежно ходишь в них. Это даже у меня не вытанцовывалось! - Магма была сильно удивлена.
   - А я думала, что нет таких каблуков, которые ты бы не смогла носить!
   - Их и не было, пока я не купила эти туфли.
   - Так вот почему я их не видела раньше!
   - Да я в них больше трех шагов сделать не могла, а ты дефилируешь взад вперед по комнате. Ты просто создана для них!
   Алекса чувствовала себя комфортно, непомерно высокие каблуки нисколько не стесняли ее движений. Сначала Алекса подумала, что высота каблуков - это оптический обман, но теперь она была удивлена не меньше Магмы. Раньше она за собой не замечала особых отличительных черт в отношении к каблукам. Но раньше она никогда и не надевала такие высокие каблуки!
   - Что ж, теперь осталось самое главное. Прическа и макияж! - сказала Магма.
   Оставшийся час девушки провели перед зеркалом. Магма пыталась найти какое-то заклинание для увеличения объема волос. Когда же она его использовала, то увидела, что ее волосы просто встали дыбом. Пришлось поработать расческой. После некоторых усилий волосы удалось привести в более-менее нормально положение, но объем, и впрямь, был экстраординарный. Концы волос торчали в разные стороны. Но это наоборот очень понравилось Магме, которая заявила, что ни у кого такой прически больше не будет. И это была чистая правда, такого колтуна в своих волосах больше никто не позволит.
   Алекса долго экспериментировала с длиной волос. Решив, что чуть ниже пояса было бы оптимально, она собрала их в очень высокий хвост (правильнее было бы сказать, что они сами собрались). Таким образом, осыпавшись тяжелыми черными прядями, которые тут же завились в мелкие кудри, и закрепив миниатюрную диадему в волосах, Алекса критически осмотрела свое отражение. Придраться было не к чему.
   Магма в это время уже вовсю занималась малярными работами.
   - Ну, что скажешь? - спросила она, поворачиваясь к Алексе.
   Бледная кожа, черные глаза, кроваво-алые губы...
   - Магма, а ты не переборщила с белилами? - предположила Алекса.
   - Что? Ах, да! Я же не на шабаш, - магичка на секунду отвернулась. - А сейчас?
   Цвет лица Магмы стал нормальным и теперь ее густо подведенные глаза и ярко накрашенные губы, стали уместнее, хотя для светлого мага это все равно было бы чересчур. Но кто сказал, что Магма была светлая?
   - Другой разговор!
   - А ты что, не будешь краситься?
   - А мне надо? Да и у меня нет косметики, - вдруг вспомнила Алекса.
   Точнее, у нее была косметика, привезенная с собой из нончармского мира, пока в нее не угодило случайное заклинание.
   - Краситься нужно хотя бы для души, если не для красоты. Пользуйся! - махнула рукой Магма, таким образом указывая на все заваленное пространство возле зеркала. - Что желаешь?
   - Мне бы тушь и помаду, - сказала Алекса, не понимая, как Магма разбирается во всех этих косметических приспособлениях.
   - Тушь красная, синяя, черная, зеленая, коричневая, желтая, оранжевая, серая, фиолетова. Извини, сиреневая кончилась, - перечислила Магма.
   - Черную, пожалуйста, - удивившись такому ассортименту, сказала Алекса.
   - Держи, - ответила Магма.
   Алекса открыла тушь и стала красить ресницы. Тут же она увидела, как они стал в два раза длиннее, пышнее и совсем не слипались. Через минуту она с удивлением хлопала чудовищно огромными репницами.
   - Магма! Это так задумано, или у меня на тушь аллергия? - спросила Алекса.
   - Ой, я забыла с максимума убрать, я ей на прошлый шабаш красилась. Сейчас исправим.
   Магма взяла в руки тушь, что-то покрутила и снова подала Алекса.
   - Накрась снова.
   Алекса так и поступила. Ресницы вернулись к умеренному размеру, хотя были все равно довольно сильно завиты.
   - Так пойдет?
   - Ага, спасибо.
   - Так, теперь помада. Думаю зеленую или синюю предлагать не стоит. Сейчас подберем...
   Магма посмотрела на Алексу и подала ей такую же длинную помаду, как и тушь.
   - Они не на максимуме? - заранее поинтересовалась Алекса.
   - Нет, все в норме. Объем, блеск, цвет и контур, - сказала Магма.
   Алекса с опаской накрасила губы. И впрямь, никаких сильных изменений не произошло. Но помада и действительно была очень хорошая. Не сушила, но и не стиралась, а уж перламутровый блеск!
   Тут настенные часы щелкнули и показали на рюмку.
   - Пора, - сказала Алекса.
   Девушки еще разок осмотрели себя и друг друга и отправились в главную залу, где должно было проходить ночное торжество.
   Войдя в зал, девушки заметили, что все столы в зале были сдвинуты в один и поставлены слева.
   - Вот любопытно, как мы все здесь водворимся? - заметила Магма.
   С правой стороны располагалась импровизированная сцена, на которой стояли музыкальные инструменты. Самих музыкантов видно пока не было. Только преподавательский стол стоял на своем месте и почти ничем не отличался от обычного своего вида.
   Шум стоял удивительный. Чувствовалась атмосфера праздника. Везде слышался смех, громкий разговор, шутки. Зал пестрел разнообразными нарядами, яркий свет отражался во всех сверкающих поверхностях. Новогодняя елка величественно возвышалась в центре зала.
   Алекса увидела Мишеля и Яна, сидевших почти в центре одного из сдвинутых столов. Девушки присоединились к ним.
   - Привет, ребята! - воскликнула Магма, присаживаясь за стол напротив Яна.
   - Добрый вечер, - сказал Алекса, присаживаясь рядом с ней.
   - Здрасьте, - ответил Ян. - А мы с вами знакомы?
   - Да... три часа не пропали даром, - кивнул Мишель, пораженно глядя на Алексу, но тут же смутился и уставился на скатерть, которая теперь была снежно-белой.
   - Между прочим, не больно-то и нужно было, - вдруг сказал Ян, глядя на Магму.
   - Что? - спросила Алекса, тоже повернувшись к Магме.
   - А что? Я всего лишь подумала, что они вообще к празднику не готовились, - подняла руки в оборонительной позе Магма.
   - Может, не будете в Новый год, а? - предложил Мишель.
   - А вы со скуки не помрете, если мы не будем? - уточнила Магма.
   - Уверяю вас, мы найдем, чем развлечься и без... - ответила Алекса.
   "Ваших концертов", - подумала Алекса. Но либо дар Яна уснул на некоторое время, либо он просто сделал вид, что не слышал.
   Тут директор поднялся со своего места, и зал притих в ожидании.
   - Сегодня мы с вами собрались здесь, чтобы встретить Новый Год! - радостно начал он, и все зааплодировали. - Но, думаю, все речи стоит оставить на полночь, и посему, пусть наш пир начнется!
   На столах тут же появились разнообразные кушанья и напитки. Директор сел и все принялись за долгожданные блюда. Стол был накрыт просто потрясающе. Новогодняя сервировка, обилие блюд. Теперь Алекса могла себе позволить попробовать то, чего не удалось отведать в первый ее день в Колдумнеях. Но сегодня на столе появилось множество новых блюд с аппетитным запахом. Зал тут же заполнился звоном бокалов и чашек, скрежетом вилок и ложек, скрипом пододвигаемых скамей. Веселый гомон стал еще более звонким и радостным. Все принялись за праздничный ужин.
   - Что ты такое ешь? - спросил Мишель у Яна, когда тот вцепился в странный пирожок.
   - Пиожек х маэалом, - ответил Ян.
   - Чего? - спросила Алекса, так как никто ничего не поняла.
   - Пирожок с мармеладом, - проглатывая, ответил Ян.
   - Вместе с супом? - ужаснулась Магма.
   - А ы ама попобуй ы аймешь, - хмыкнул Ян.
   - Ты не мог бы повторить, - попросила Магма.
   - Говорю, сама попробуй и поймешь, - повторил Ян.
   - Любопытно, как? Ты переместил себе стряпню. Магия, о чем я? - сказала Магма, и из тарелки к ней тут же перекочевал один из пирожков.
   - У ка? - осведомился Ян.
   - Мм... - протянула Магма откусывая пирожок. - А иево! Оэнь вкусо!
   - О я и оорил! Нэт ниэго хвусее маэладново пиохка! - ответил ей Ян.
   - Аа, - согласилась Магма.
   Мишель и Алекса только переглянулись, не понимая ни слова из этого странного разговора, но то, что говорили они тихо, было хорошим знаком.
   Алекса наложила себе несколько разных салатов и с энтузиазмом принялась их пробовать. Почти весь ужин она чувствовала на себе взгляд. Иногда она ловила за этим занятием Мишеля, отчего тот принимался усердно подливать себе зеленоватой подливки, которая стояла как раз перед Алексой, и крошить бифштекс. От этого, через минут тридцать, вместо жареного картофеля с бифштексом у него получился суп с фрикадельками. Но все же оставались и такие моменты, когда Мишель спокойно ел свой "суп", а Алекса все равно интуитивно чувствовала пристальный взгляд на себе. Своей интуиции Алекса привыкла доверять, особенно после поступления в школу. Ближе к полуночи директор снова поднялся со своего места.
   - Дорогие адепты! Уже почти полночь, и теперь, я думаю, самое время для поздравлений. Прошла уже половина учебного года, вы многое усвоили и изучили. Особенно наши первогодки! Для них это первый учебный год, и я надеюсь, что он не покажется им слишком трудным. Хотя их испытания еще отнюдь не закончены. Но сегодня у нас праздник, и я всем желаю трудолюбия и усидчивости. Вам всем это понадобится. Как говорится, тяжело в учении, легко в бою...
   - Тяжело в лечении, легко в гробу, - прошептал Ян. - Любимое изречение Тима и Тома.
   - Странный у них подъезд к жизни, - ответила Магма.
   - Ну а теперь скоро наступит Новый год. Начнем обратный отсчет! - закончил свою речь директор.
   - Двенадцать, одиннадцать, - начала скандировать вся школа, поглядывая на огромные часы в главной зале, на которых теперь красовалась только зажженная свеча, к которой и стремилась стрелка. - Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре. ТРИ, ДВА, ОДИН ... С НОВЫМ ГОДОМ!!!
   В воздух взлетели шутихи, петарды, над столом рассыпались салюты и конфетти. На столах появились пенящиеся кубки. Все тут же схватили их и, поздравляя друг друга с Новым Годом, чокнулись и выпили.
   - Что это? - спросил Алекса.
   - Брэмор, - ответила Магма. - Пей, вкусно!
   Все подхватили свои кубки, пожелали друг другу счастливого Нового Года и осушили их. Напиток был и впрямь был довольно приятным на вкус и немного пощипывал язык. Тут Алекса обнаружила небольшой сверток, лежащий радом с ней. Видимо он материализовался с боем часов и являлся своеобразным новогодним подарком. Девушка пожала плечами и развязала шнурок. Из бумаги выпал красивый перстень с прозрачным, бледно-голубым камнем, как раз под цвет ее глаз. Осмотрев подарок, Алекса пришла в восторг. Тонкие серебряные ниточки оплетали камень и свивались в диковинную косичку. Камень так сверкал, что казалось, что он сам излучает свет.
   - Ух ты! Какой могучий накопитель! - воскликнула Магма, увидев перстень в руках Алексы. - Кто тебе его презентовал?
   - Еще не знаю, - ответила Алекса и снова взглянула на бумагу, в которую был завернут перстень. Она увидела там небольшую записочку.
  
   "Алекса, я думаю, твоя мама хотела бы видеть этот перстень на твоей руке"
  
   - Странно. Тут не написано, - сказал Алекса.
   Магма взяла в руки записочку и пробежала по ней взглядом.
   - Да, подлинно. Но зато это верно тебе. Так надень! - сказала она.
   Алекса надела красивый перстень пришелся как раз впору. На руке он засверкал еще ярче.
   - Красота! - восхитилась Магма. - Мне бы кто такие подарки жаловал!
   - Ну а теперь время танцев! Прошу, "Под прицелом", - сказал Директор и тут же послышался чудесный напев скрипки.
   Алексе стало очень интересно, кто же это играет, и, к своему удивлению, она обнаружила что это был Дима. Нападающий Колдумнеевской команды по нардаэ Вадим Гаммой. Он медленно прошествовал к сцене, не переставая играть. За ним поднялись еще несколько ребят и заняли свои места. В школьной группе "Под прицелом" был ударник, гитарист, пианистка и скрипач. Последним вышел, как потом оказалось, солист.
   Играли они замечательно, а когда послышался голос певца, то зал окончательно затих, слушая. Песня закончилась, и послышались аплодисменты и одобрительные крики. Музыканты дружно поклонились, и начались танцы.
   Сначала все танцевали общей кучей, но когда, понемногу подустав, стали отходить к столам, чтобы освежиться, то разбились на пары. Алекса не была особой любительницей танцев, но музыка была настолько подходящая к случаю, что она просто не могла отойти. Танцевать они отправились с Магмой, но тут же к ним присоединились Ян с Мишелем, а потом почти все знакомые из команды и с параллели. Никогда еще Алекса так не веселилась на Новогодней вечеринке. В воздухе летали разнообразные новогодние огоньки, елка сияла в центре зала, искры, освещающие зал, сегодня напоминал маленькие искрящиеся снежинки, витающие в воздухе. Зеркальный потолок все это отражал и умножал.
   Через некоторое время зазвучала протяжная мелодия медленного танца, и было дано распоряжение, что первый танец танцуют все. Алекса ни секунды не выбирала, да и Мишель ничего против не имел. Но каково было их удивление, когда они заметила, что рядом с ними танцуют Ян и Магма.
   - Странно как-то, - заметила Алекса.
   - Ну, может, они передумали? - предположил Мишель.
   - Зная Магму и Яна... Нет! - покачала головой Алекса и осмотрелась.
   - Вон, видишь, Жульен пытается пригласить Аделаиду? - спросила Алекса.
   - Да.
   - Думаю - это Магма от него сбежала. А рядом, скорее всего, только Ян был.
   - Не заметно, чтобы она очень жалела.
   - Хорошо, что мы ее мысли не слышим, да и Ян, похоже, тоже!
   Больше они ни о чем не говорили. Но потом Алекса все же решила проверить свое предположение.
   - Магма, ну как тебе танец? - начала издалека Алекса.
   - Неплохо, - пробормотала Магма.
   - Так неплохо или хорошо? - допытывалась Алекса.
   - Ну, ладно. Этот Ян неплохо танцует, - сказала Магма и отвернулась к столу в поисках чего-то неопределенного.
   - Значит, ты не разочарована, что выбрала его?
   - Если бы не этот Жульен, я бы вообще не стала танцевать, - сердито ответила Магма.
   - Я так и подумала, - улыбнулась Алекса, а про себя подумала. - "Что-то тут не так..."
   - Алекса, можно тебя? - вдруг услышала она голос позади себя.
   - Что? - удивила она, поворачиваясь.
   Позади стоял Артур. На нем была черная мантия на серой подкладке. Он как всегда был аккуратно причесан, но вот только карие глаза не путешествовали по комнате, как обычно, а четко смотрела на Алексу. Ей даже стало на мгновенье жутко, от этого странного взгляда темных, не отражающих свет глаз.
   - Танцевать. Можно тебя пригласить на танец? - снова спросил он.
   Магма, подозрительно зашевелилась за столом, пригибаясь к тарелке. Алекса незаметно пихнула ее. Та склонилась еще ниже.
   - Да, конечно, - ответила она и встала.
   Танцевать Арт умел. Немного старомодно, но хорошо. Сначала Алекса не совсем поняла его манеру, но быстро разобралась и подстроилась.
   - Ну, как тебе первый Новый год в Колдумнеях? - спросил Арт.
   - Потрясающе! Я удивилась, почему никто не едет домой встречать Новый год, но теперь поняла.
   - И почему же? - Арт улыбался.
   - Ну, где еще будет настоящий праздник, как не в Колдумнеях.
   Когда мелодия затихла, Алекса снова присела за стол.
   - Ну? Что я тебе заявляла? - тут же сказала Магма.
   - Что?
   - Ты ему приходишься по вкусу!
   - Кому?
   - Ад и демоны, Алекса! Оторвись, ты все прекрасно понимаешь. Ты нравишься Артурчику! Это же несомненно! Теперь-то ты не станешь этого отрицать.
   - Магма, не путай искренние чувства с обычной признательностью.
   - Причем тут признательность? - заинтересовалась Магма.
   - Ты помнишь матч?
   - Алекса, я, конечно, подозревала, что светленькие такие тупые в этих делах. Но не до такой степени же?
   - Я не светленькая.
   - Но и недостаточно темненькая! Так что поверь мне на слово! Ты ему нравишься и очень сильно.
   - Время покажет, - Алекса махнула рукой. Спорить с Магмой, особенно сейчас, было бесполезно.
   Было давным-давно уже за полночь, когда все потихоньку стали расходиться по своим комнатам.
   - Поздно уже, спать пора, - сказала Алекса, пряча зевок.
   - Да, - кивнул Мишель.
   - Тогда пойдемте, - сказал Ян, сцеживая зевоту в кулак.
   - Магма, ты с нами или еще посидишь? - спросила Алекса.
   - Магма, можно тебя на минутку? - рядом появился Жульен.
   - Значит, еще посидишь, - вздохнула Алекса. - Ладно, только не буди, когда придешь.
   Два волшебника и колдунья отправились по своим комнатам. Почти уже за углом они услышали недовольный голос Магмы.
   - Ну, чего тебе еще надо?
   - Я только...
   Что собирался сказать в свое оправдание Жульен, ребята так и не услышали, так как их уже разделила толстая стена. Привычно добравшись до Жилого этажа, они не услышали гомона. Видимо, даже самые стойкие решили отправиться спать.
   - Счастливого Нового года и спокойной ночи, - сказал Марьян и скрылся за дверью своей комнаты.
   Алекса собиралась последовать его примеру и исчезнуть в люке, но неудачно дернула рукой и перстень, который она получила в подарок, соскочил с пальца и укатился под дверь комнаты Мишеля. Тот улыбнулся, открыл дверь и через секунду вернулся с перстнем.
   - Спасибо, - поблагодарила Алекса, протягивая руку, что бы взять кольцо, удивляясь, как оно могло соскочить. Но на этом фокусы перстня-путешественника не закончились. Алекса точно не поняла, что произошло, но ее калечко как-то оказалось на безымянном пальце правой руки. Магичка усмехнулась. Мишель же, смутившись, пробормотал что-то насчет Нового года и исчез за дверью.
   Снова усмехнувшись, Алекса поднялась в свою комнату и улеглась спать. На большее сегодня у нее не было сил.
  

N18"Серый сумрак".

   Утром (если час дня можно назваться утром) Алекса проснулась внезапно, и тут же в глаза ей бросилась их елочка, точнее, две горки подарков, которые возвышались над ней, а саму лесную красавицу было почти не видно. По комнате разнесся громкий и внезапный хохот. Через некоторое время на противоположной кровати зашевелилась Магма.
   - Ты что? Совсем или еще только собираешься? - хрипло поинтересовалась она и бросила в Алексу подушкой.
   Девушка увернулась от подушки, не переставая хохотать.
   - Посмотри... Ты только посмотри... - сквозь приступы хохота начала Алекса и бросила подушку обратно. - Наша... ел-ел...
   - Кто у нас что съел? - пробурчала из-под подушки Магма и села в постели.
   Алекса махнула в сторону елки рукой, смех не давал ничего сказать. Магма не увидела елочку, наклонилась и свалилась на пол. Теперь они хохотали уже вдвоем, причем Магма сидела на полу. Отсмеявшись девушки бросились к подаркам.
   Алекса тут же нашла подарок от бабушки и Кирилла. Но тот упрямо не желал открываться. Вконец измучавшись, Алекса решила применить магию, а именно упаковочное заклинание, которому их недавно научил Вильгельм, точнее, обратное ему.
   - Де гедрум обертонус, - воскликнула она, взмахивая палочкой и, наконец, освобождаясь от обертки.
   В коробке был пояс с "ножнами" для волшебной палочки с защитными заклятьями особой прочности, который тут же вызвал посвист зависти у Магмы. "Теперь у тебя палочка лучше тебе отразит нападки. Этот кушачок непрошибаем ни для заклятий, ни для физической силы", сказала она и принялась разворачивать свои подарки. Вскоре Алекса уже имела несколько безделушек от одноклассников и знакомых, которые не поленились разослать маленькие презенты. Тут были и сладости, и шутки, и некоторые незаменимые мелочи. От Магмы она получила огромную энциклопедию "Магические существа и работа с ними", незаменимую вещь в рамках Немагоматики и полезную для других предметов. От Яна она получила упаковку шутих. А вот Мишель подарил ей красивый браслет.
   - Еще один накопитель??? - воскликнула Магма. - Ну тебе и везет! Этот, конечно, слабоват по сравнению с кольцом, но лучше, чем ничего!
   Тут она потянула за красивую ленточку на плоской коробочке и взвизгнула от радости.
   - ПАПОЧКА, СПАСИБО! Спасибо! - она вытащила оттуда красивое ожерелье. - УРА! У меня тоже теперь есть накопитель. И какой мощный. Это же целое состояние!
   Алекса поняла, что этот подарок Магма получила от отца, который жил отдельно от мамы Магмы и лишь изредка встречался с дочерью. Вот теперь он прислал безумно дорогое ожерелье-накопитель магической энергии.
   Алекса нашла еще небольшую странную коробочку, в которой обнаружились небольшой компас, цель которому нужно было задавать голосом. От кого был сей подарок, определить не удалось. Никакой записки и даже магических следов не обнаружилось. Все было тщательно затерто. Впрочем, ничего опасного ни Алекса, ни Магма не почувствовали. Тут Магма открыла последнюю коробочку и обнаружила там новенькие струны для своей гитары. Ее хорошее настроение разом улучшилось еще на несколько градусов, ведь теперь она могла им поделиться с любимой гитарой. Она одним движением убрала старые струны и поставила на их место новые, самонастраивающиеся струны. В конце процесса Магма провела по струнам и осталась довольна. Она тут же уселась и принялась наигрывать красивую мелодию, медленно дрейфующую из тональности в тональность. Алекса заслушалась, сама она не умела так виртуозно играть на гитаре. Тут мелодия стала подозрительно похожа на мелодию известной ей песни из кинофильма "Титаник", и Алекса подключилась к Магме, только уже голосом. Они и не заметили, как их концерт стал уже довольно громким, и были очень удивлены, когда услышали предупреждеющий о приходе гостей звон двери.
   - С Новым Годом! Что это тут у вас? - спросил Мишель, влетая в комнату.
   - И тебя. Ничего, - пожала плечами Алекса.
   - Ага, на весь этаж слышно! - усмехнулся Ян, присаживаясь на диванчик.
   - Что, так плохо? - вскинула брови Магма, выдергивая из-под Яна угол одеяла.
   - Да нет. Совсем не плохо, - отмахнулся Ян.
   - Мы бы и еще послушали, - согласился Мишель, плюхаясь рядом с другом.
   - За удовольствие надо платить, - буркнула Магма.
   - Так кто это пел? - проигнорировав Магму, спросил Ян.
   - Пела Алекса.
   - А Магма аккомпанировала.
   - Акко... чего? - не понял Ян.
   - Играла на гитаре, - пояснила Магма.
   - А если еще разок?- предложил Мишель.
   - Я же сказала, за удовольствие надо платить, - огрызнулась Магма.
   - Нет уж, хватит, - категорично заявила Алекса, она не любила, когда кто-то слушал, да еще и скрыто от нее. Она, конечно, знала, что поет очень даже неплохо, но все равно публику не любила.
   Вдруг Магма резко поменяла свою точку зрения и взяла гитару.
   - Да ладно тебе, Алекса, давай покажем им, что такое настоящая музыка.
   - С чего это ты передумала? - воскликнула Алекса.
   - Ехидство, - пояснил Ян, у которого, как всегда в неподходящий момент, проснулся телепатический дар.
   - Ну я же темная! - ухмыльнулась Магма.
   - Алекса...
   - Ну хорошо, - согласилась она, уступив просьбам друзей, и Магма заиграла.
  
   Скоро закончились зимние каникулы, и началось второе полугодие первого учебного года Алексы в волшебной школе Колдумнеи. Теперь к ним уже не относились как к новичкам. С них требовали так же, как со всех. Домашнее задание, работа на уроке, дисциплина. Отговорки типа: "Заблудился" больше не принимались.
   Через некоторое время после начала полугодия на доске объявлений в Общей гостиной на Жилом этаже появилось объявление для первокурсников.
  
   "В пятый лунный день этого месяца все первокурсники должны явиться в кабинет Астрологономии (что находится на самом верху Астрономической башни) для проведения церемонии посвящения. Церемония состоится в 23:00. На следующий день все первокурсники освобождены от занятий.

Директор В. Пересветов

Зам. Директора А. Мэтаре".

   - Интересно, что за посвящение? - удивился Ян, когда увидел объявление.
   - Не знаю, - пожал плечами Мишель.
   - Я думаю, будет проходить регистрация магов. Помните, я вам рассказывала. Мне это Пересветов сказал, - произнесла Алекса, вспоминая свой последний разговор с директором.
   - Но ты же уже зарегистрирована, а тут сказано "всем"? - не согласился Мишель.
   - Ну, может, это чтобы не привлекать внимание, или нужно сделать что-то еще? - предположила Алекса. - Магма, а ты как считаешь?
   Ведьма ничего не ответила
   - А ты что вообще считаешь? - спросил Ян, у которого, видимо, случился приступ телепатии.
   - Отстать, не сбивай. Я считаю, когда будет 5-тый лунный день, - буркнула она.
   - В пятницу, - ответил Арт, проходивший мимо и, видимо, слышавший последнюю фразу.
   - Спасибо, - буркнула Магма. - Выходит, что это уже на этой неделе.
   - Что на этой неделе? - заинтересовался Арт, присевший рядом в ожидании Марианны. Сегодня она устроила внеплановый сбор команды.
   Алекса махнула рукой в сторону объявления. в ождиании Марианна. зианитресовался ио и ви мо слышавший вопрос. нула она. и. исчез за дверью. е получила в подарок соскочил
   - Что за церемония посвящения?
   - А-а-а! Пятый лунный день первого месяца второго полугодия. Как же я сам не догадался, - усмехнулся Арт.
   - Так что там будет?
   - Не могу сказать, иначе это будет уже не интересно.
   - Как это? - с досадой спросил Ян, видимо, телепатия исчезла так же внезапно, как и появилась.
   - Нельзя разглашать тайну.
   - Ну хотя бы с чем связано? - подключилась к расспросам Магма.
   - Это не мой секрет, - покачал головой Арт.
   Магма дернула Алексу за локоть.
   - Ты осведомись. Тебе он все расскажет, - прошептала она.
   - Он же сказал, что не может. Не думаю, что он поменяет свое решение, - так же тихо ответила ей Алекса.
   - Ты жаждешь узнать или нет? Поверь мне, тебе он верно ответит!
   - Это будет регистрация? - спросила Алекса, решив доказать Магме, что нием не отличается от них.
   - Ну... в общем-то да. Откуда ты знаешь? - немного помедлив, все же ответил Арт.
   - Так, значит, это будет регистрация. А чего? Способностей, магии, самих магов или еще чего? - продолжила расспросы Алекса, не веря своим ушам.
   - Откуда... впрочем, глупый вопрос. А регистрировать будут все: и способности, и магию, и магов, - все же сказал Арт, совершенно сбитый с толку.
   - Команда, хочу представить вам новый план ведения игры, - сказала Марианна, подходя к большому столу и раскладывая на нем какой-то огромный лист, видимо, план поля.
   Вся команда двинулась к столу.
   - Что я говорила? - прошептала Магма, хитро подмигивая Алексе.
  
   Вечером в пятницу весь первый курс был как на иголках. Никто не расходился по комнатам, все напряженно сидели в гостиной.
   - Ну и что там делать будем? - спросила Аида.
   - Мало ли, - ответил Сеня.
   - Ну кто-то же должен это знать! - воскликнула Аида.
   - Мы ведь не первые, - заметила Тома.
   - Знать-то они знают, но ничего не заявляют, - заметила Магдалина. - Только про какую-то фиксацию, а что конкретно будет, никто не говорит.
   - Сговорились они, что ли, все? - удивлялась Бела.
   - Я считаю, что это является школьной традицией. Поэтому ничего касающегося этого нам и не сообщили, - витиевато высказался Веня.
   - Можно подумать, что мы раньше этого не знали, - сказал Жульен.
   - А может быть, нам просто что-нибудь объяснят, - предположила Роза, и Ева согласно тряхнула темными кудрями.
   - Как же, держи карман шире, - усмехнулся Ян.
   - Нам ясно дали понять, что мы прошли еще не все отборочные этапы, - согласился Сеня.
   - Но не думаю, что это будет что-то слишком сложное, - пожала плечами Алекса. - Раз все об этом знают, то все это смогли это сделать.
   - Тех, кто не прошел, уже больше нет, - мрачно пробормотала Тома.
   - Ты ведь проходила регистрацию. Что ты делала? - вдруг всполошилась Аида.
   Послышались одобрительные возгласы.
   - Да ничего особенного. Подписалась под записью моих способностей, - ответила Алекса.
   - И все? - усомнилась Ева.
   - Я думаю, что во время этого происходит оттиск моей магической силы. Но больше ничего особенного, - поделилась воспоминаниями Алекса.
   - Да, для тебя это легко. А для нас? - пискнула Ева.
   - Может, мы не сможем? - поддержала подругу Роза.
   - Да чего там, делать-то ничего не надо. Меня другое беспокоит, почему именно в 5-ты лунный день и почему ночью? - нахмурилась Алекса.
   - Да, это и впрямь загадка, - согласилась Магма.
   - Ну, чего тогда сидеть. Никто ничего нам рассказывать не собирается, - сказал Мишель. - Пойдемте тогда.
   - Да, пора. А то опоздаем, - согласился Сеня.
   - Наткнемся еще на какую-нибудь заговоренную дверь или плиточный портал. Придется в обход идти, - закивал Веня.
   Все первокурсники поднялись со своих мест и направились к выходу из гостиной. Весь путь к башне проделали в тишине, каждый думал о чем-то своем. К всеобщему удивлению, на пути они не встретили никаких, даже самых маленьких препятствий. Странно, но коридоры в эту ночь были совершенно пусты, только факелы полыхали, провожая молчаливую процессию. Когда они вошли в класс Астрологономии, то не увидели ни привычных парт, ни мест для телескопов. Все было пусто. Круглая площадка под куполом ничем не была освещена, это было обычным делом. На Астрологономии не зажигали факелов, но сегодня все выглядело как-то зловеще.
   Ученики столпились у входа, поглядывая на учителей, стоящих в центре комнаты. Там были главы факультетов - это профессор Мэтаре, профессор Тополь и профессор Лилея. Так же присутствовал директор, Академик Пересветов, и единственный из темных преподавателей, профессор Зельц.
   - Здравствуйте, дорогие адепты. Я рад, что вы все пришли, - начал директор. - Сегодня вам предстоит сделать большой шаг навстречу магии. Сегодня вы окончательно определитесь со своими возможностями. И, как говорится, выше головы не прыгнешь. Это очень ответственный момент. Сейчас вы все узнаете свой настоящий облик.
   Конечно же, все вы будете зарегистрированы и станете настоящими магами. С сегодняшнего дня вам дается разрешение к применению магии в общественных местах. Естественно, существует ряд ограничений. Все они касаются нончармского мира, с которым вы все непременно столкнетесь. Нончармы не должны видеть вашу магию. Если такое все же произошло, то память их должна быть немедленно затерта. Все остальные правила, благодаря профессору Мерку, вы уже знаете. Их не может преступить ни один маг.
   Хотя, я немного поспешил. Все эти права вы получите, только если пройдете все полагающиеся инстанции. И первая - это регистрация.
   Тут у двери послышался шум, и в аудиторию вошел пухленький старичок в старомодном костюме.
   - Я не опоздал? - спросил он.
   - Нет-нет, Лавр, ты, как всегда, вовремя, - ответил ему директор и продолжил, уже обращаясь к ученикам. - Лавр Лаврентьевич Лавров - главный регистратор. Он и произведет вашу регистрацию как магов. Одна из вас уже прошла эту процедуру. Ей придется немного подождать.
   А теперь приступим. Каждый из вас по очереди назовет свое имя, отделение, факультет, магическую способность, и проявлялась она или нет. Прошу.
   Никто не двинулся с места и не произнес ни звука.
   - Так, хорошо. По алфавиту, - скомандовала профессор Мэтаре.
   - Симеон Гордо, - на пробу кашлянув, сказал Сеня. - Темный, Ромин, чувство меры, проявляется.
   - Благодарю, следующий, - спрятав улыбку в усы, сказал Лавр Лаврентьевич.
   - Афанасий Домовой, - запинаясь на каждом слоге, продолжил цепочку Нафаня. - Темный, Ромин, способность распознавать яды.
   Так продолжилась цепочка. Когда дошла очередь до Алексы, которой не надо было представляться, возникла некоторая заминка с Томой, но вскоре все было улажено, и все прошли начальную запись.
   - Чудесно, - сказал директор. - Теперь я, с вашего позволения, немного расскажу о дальнейших наших процедурах. Для начала немного истории. Наверняка вы все задавались вопросом, почему же мы собрали вас только сегодня, да еще и ночью. Сегодня пятый лунный день, и его символом является Единорог, самое светлое создание этого мира. Этот лунный день - день трансформации, внутреннего изменения. Сегодня все, сделанное вами за эти полгода, станет осязаемым, и вы впервые почувствуете груз своих заклятий, который будет увеличиваться по мере вашего использования магиии. Но не беспокойтесь! Никогда магия не дает непосильной ноши. Но помните, что чем мощнее используемые вами заклятья, тем больше ложится на ваши плечи.
   Все события, которые произойдут с вами сегодня, будут глобальными. Больше изменить вы их не сможете, поэтому будьте предельно осторожны в своих действиях, желаниях и даже мыслях. Все, что будет вам дано в пятые лунные сутки - это самое необходимое вам в вашем жизненном пути, поэтому отказываться от этого ни в коем случае нельзя, каким бы... несоответствующим вам оно не казалось.
   Думаю, что это был ответ на один из ваших вопросов. Теперь перехожу к другому. И снова небольшая историческая справка. Как вы все знаете, в нашем измерении магия не видна и только иногда выплескивается в виде магических искр. Но есть другое измерение, где магия видна всегда. Ее линии, переплетения, искры. Именно из этого измерения мы и черпаем силу. Это Изнанка мира. И именно туда-то вам и предстоит сегодня войти, а точнее, выйти. Там вы обретете свое истинное обличие и уровень силы. Сейчас мы с преподавателями создадим портал, который в первый раз поможет вам выйти на Изнанку мира.
   Все четверо преподавателей, как по команде, зашевелились и встали правильным пятиугольником. Согнув в локтях руки и расположив их друг напротив друга, они замерли.
   - Парлео изинкарос! Тутрэмос филоксо, - тихо, но четко произнес директор.
   - Ноуменос, - эхом отзывалась профессор Мэтаре.
   - Хриминос, - вторил Вильгельм.
   - Роументис, - сказала профессор Лилея.
   - Тьма! - громко вскрикнул профессор Зельц, и все ученики вздрогнули.
   - Свет! - так же продолжил Директор.
   Тут же между пальцев преподавателей пробежали искры и все увидели бледно зеленую завесу в центре пентаграммы.
   - Все готово. А теперь входите по одному. Вперед, - сказал директор.
   Никто не сдвинулся с места. Завеса притухла. Видимо, это было не впервые, и учителя уже привыкли, что никто не рвется быть первым, и не стали понапрасну тратить силу.
   - Это очень важно, - серьезно сказал он. - Если вы не сделаете этого, то вы никогда не станете настоящими магами.
   Ситуация не изменилась.
   - Первыми обычно проходят сильнейшие и, разумеется, смелейшие, - как будто между прочим сказала профессор Мэтаре.
   Некоторые ученики дрогнули, но все же никто решился стать первым.
   "Так мы всю ночь простоим", - подумала Алекса.
   Она совсем не чувствовала никакого страха перед порталом. Наоборот, ее туда просто тянуло. Ей было интересно, что там, по ту сторону портала, что за Изнанка мира?
   Наконец, Алекса решила быть первой и сделала шаг вперед. Учителя оживились, и портал засиял снова.
   - Очень рад, что наконец кто-то решился. Впрочем, я и не сомневался. Алекса, прошу вперед, - сказал директор.
   Алекса шагнула в пентаграмму и почувствовала мощный поток энергии, который усиливался с каждым шагом. Краски сгущались, и двигаться становилось все сложнее. На каждый шаг приходилось тратить невероятно много физической силы. Зеленая завеса приближалась. Наконец Алекса уже почувствовала иголочки магии, которые исходят от портала, и сделала последний, самый трудный шаг.
   Границы смазались, свернулись в точку, мгновенная пустота, белое безграничное пространство, в котором нечем дышать и нет опоры, и мир снова развернулся из маленькой точки, но это был уже не тот мир, из которого ушла Алекса.
   Все краски были приглушены, не ярки, как будто кто-то резко сбросил контрастность. Серые краски, полутона, сумерки. В Этом мире не было теней, ни длинных, ни коротких. Это измерение было само как тень. И только тонкие ниточки чистой энергии пронизывали все пространство. От портала исходило огромное количество энергетических линий. Они точно по пентаграмме соединяли учителей и расходились в пространстве.
   "Так вот, что такое чистая магия", - подумала Алекса.
   Обернувшись, Алекса увидела учеников: у всех них на лице застыло одинаково изумленное выражение. Двигались все как-то очень медленно, как будто с трудом. Вдруг Алекса увидела, что директор что-то говорит. Слов она не услышала, но губы двигались так медленно. Алексе показалось, что он говорил минут пять, но сказал при этом не больше десятка слов.
   - Я здесь, и что дальше? - сказала Алекса, и ее голос прозвучал как-то одиноко и мгновенно затух.
   Больше говорить не хотелось, да и к тому же эффекта не было никакого. Видимо, для них она говорила так быстро, что они не могли услышать ни звука. Алекса внезапно почувствовала себя одиноко и как-то не в своей тарелке. Как будто она была во всем мире одна. И хотя рядом были преподаватели и одноклассники, ощущение одиночества только усиливалось. Захотелось поскорее вернуться в обычное измерение.
   Судя по реакции учеников, исчезновение Алексы (теперь она не сомневалась, что они ее не видят из-за высокой скорости вращения ее био- и метаэнергии) не принесло им храбрости. Тут Алекса заметила, что учителя уже почти свернули портал. Она бросилась к нему, припоминая, что для его активации нужна всего лишь энергия. Алекса протянула к нему руку и увидела, как из нее вырвался вихрь голубоватой магии, которая, слившись с порталом, мгновенно его распахнула. Алекса шагнула вперед.
   Теперь все повторилась с точностью наоборот. Изнанка мира свернулась, появилось молочное пространство, развернулся прежний мир, и груз движений стал медленно спадать. Каждый шаг давался все легче и легче, и вот она уже снова стоит посреди аудитории.
   Тишина и омертвелость магов здесь ничем не отличалась от прежней заторможенности. Алекса даже сначала подумала, что сделала что-то не так и теперь появилась еще в каком-нибудь измерении, но тут же вспомнила, что их только два. Адепты оживились и принялись перешептываться.
   - Алекса, - слегка хрипловато сказал академик Пересветов. - Как ты вернулась?
   - Я обновила портал, - ответила Алекса, удивляясь такой запуганности учителей, она читала об этом в книге.
   - Как ты это сделала?
   - Вложила в него свою энергию, - пожала плечами Алекса.
   - А-а-а... хорошо. Адепты, теперь вы видите, ничего ужасного в этом нет. Алекса там была и вернулась обратно. Давай, теперь входите все.
   Теперь ученики уже более спокойно отнеслись к этой затее, отправились к порталу. Алекса хотела последовать туда же, но академик попросил ее остаться. Когда последний ученик исчез в портале, учителя его свернули стали исчезать, видимо, отправляясь туда же. Остались только Вильгельм и Владимир Пересветов.
   - Я думаю, тебе больше не нужно использовать чужие порталы для выхода. Ты можешь сделать это сама?
   - Я сама? А что нужно делать? - засомневалась она, но интерес пересилил все остальные чувства.
   - Вот это деловой подход, - улыбнулся академик. - Ты должна войти в тень. Изнанка - это мир теней, причем самих теней, как ты земетила, там нет. Это потому, что мы находимся в самой тени. Попробуй.
   Алекса взглянула на свою тень и сделала шаг к ней, та шагнула назад.
   - Шаг должен быть мысленным, а не физическим. Ты должна верить в то, что попадешь туда. Вильгельм, - попросил Академик.
   Вильгельм подошел к Алексе.
   - Смотри, - указал на свою тень. Вдруг она увидела, как тень Вильгельма ожила и как будто прыгнула на него. Молодой учитель тут же исчез. Через секунду он снова появился.
   - Это... - не поняла Алекса.
   - Мой дар - это делать видимым то, что не видно другим. Поэтому ты видела, что должно произойти, - ответил Вильгельм.
   - Очень ценный дар в преподавании! - заметил Владимир Пересветов. - Теперь ты попробуй.
   Алекса снова сосредоточилась на своей тени. Она вспомнила изнанку мира и представила ее себе. На секунду ей показалось, что ее тень отделилась от нее. Алекса шагнула к ней и... промелькнуло прежнее измерение, развернулся млечный мир и снова изнанка мира. Она тут же обернулась к Вильгельму и академику. Она увидела одобрительный кивок с их стороны. Алекса повернулась к остальным ученикам, уже находящимся в сумраке. Все они, очевидно, слушали профессора Мэтаре за секунду до ее появления, но теперь все их внимание было приковано к ней. Тут появились Вильгельм и директор.
   - Что? - спросила Алекса, уж слишком часто сегодня она становилась центром всеобщего внимания.
   Она машинально опустила глаза, осматривая себя. Но увиденное потрясло ее еще больше, чем всех остальных. Она запоздало вспомнила, что на изнанке мира маги обретают свое истинное обличие.
   Низ ее одеяния ее вполне устраивал. Высокие сапоги с отворотами со стальными носами и предельно высокими стальными же каблуками, обтягивающие слегка поблескивающие черные брюки на широком поясе. Самый верх, впрочем, тоже. Ее идеальночерные волосы были собраны в два хвоста и мягкой волной струились ниже колен. А вот в центре практически ничего не было. Исключая, правда, кожаный короткий топ, который цеплялся за шею толстым ремнем и больше напоминал предмет нижнего белья, чем верхней одежды.
   Но все смотрели не на это, а на что-то за спиной Алексы. Волшебница медленно повернула голову и увидела... белоснежные крылья с редкими голубыми искорками, пробегающими по перьям.
   - Великая магия и первоисточник! - воскликнула Алекса. - Что это?
   - Крылья, - ответили ей.
   Тут Алекса снова обернулась к однокурсникам и заменила, что все они тоже изменились. Светлые маги излучали мерцающее сияние, около темных сгущалась тень. Ян был похож на средневекового мещанина в странных сапогах на шнуровке, которые, впрочем, больше походили форменные лапти ("форменные лапти"?? как они могут быть "форменными"?). Мишель чем-то напоминал рыцаря, разве что без доспехов, но с мечом, крепящимся на поясе. Магдалина в силу своих оборотнических способностей, была наделена более специфической внешностью. Обтягивающий комбинезон странным образом сочетался с кошачьими ушками, видневшимися из-за пышных волос, и длинным черным хвостом. Никаких сомнений не оставалась, она была оборотнем кошачьего семейства.
   Маги Храмина изменились мало. Жульен Лавин особо не модифицировался, разве что на нем была наполовину расстегнутая белоснежная рубашка, которая хорошо сочеталась с цветом его волос и контрастировала с темной аурой вокруг. Аида имела одежды по минимуму, но зато сразу же приковывала взгляд. Кроваво-красная мини-юбка, медного цвета блузка и рыжие волосы тотчас же подтверждали темный статус ведьмы. Но в волосах у нее была странная черная переливающаяся диадема. В волосах Тамары тоже виднелась такая же диадема, хотя одета она была преимущественно в холодно-серебристые одежды, что подчеркивала особо сгущающаяся тьма вокруг нее. Бела была облачена в шубу голубого меха, приятно сливающегося с ее волосами. На Вене была античная тога оратора, которая явно его стесняла его движения".
   Роминцы были одеты практически одинаково. Ева и Роза красовалась в белах платьях, а Нафаня с Сеней были в длинных черных плащах с огромными капюшонами, за которыми можно было при желании спрятать свое лицо.
   Послышалось покашливание, и все обратили внимание на директора.
   - Очень рад, что вы все вышли на изнанку мира. Профессор Мэтаре уже рассказала вам некоторые особенности этого места. Позвольте мне еще раз акцентировать ваше внимание на важных пунктах и дополнить рассказ профессора.
   Итак, именно на изнанке мира и переплетаются магические линии, как вы уже это видите. Изнанка мира дает нам силу, дает нам магию, но долгое пребывание здесь наоборот делает нас слабее. Так что никогда не злоупотребляйте. Здесь изменяется реальное восприятие времени и пространства. Не следует этого недооценивать. Когда вы выходите на изнанку мира, вы исчезаете из реального мира, но он не исчезает для вас. Все преграды и предметы остаются теми же. Но особая опасность таится при столкновении с чьим-то сознанием. Выходя на изнанку мира, вы превращаетесь в энергию и легко можете войти в чужое тело, даже не желая этого. Но на этом уровне хозяин тела сильнее вас, и ваша сущность может быть утрачена. Будьте предельно осторожны при исследовании Изнанки. Это самые важные правила. Возможно, вам и не понадобится в жизни выходить на изнанку мира, а для слабой энергетики действительно лучше не рисковать. Но обучиться этому и знать главные свойства Межпространства нужно всем. Для этого в течение месяца вы будете приходить сюда, в это же время и в этот же час. К концу занятий вы будете уметь входить и выходить из сумрака, когда вам заблагорассудится, а также знать все возможные и запрещенные действия, которые можно производить в Межпространстве. Теперь нам нужно провести регистрацию уровня силы и на сегодня закончим.
   Все снова стали подходить по одному для установления статуса и уровня силы. Пергамент как всегда не ошибся. Так получилось, что в группе 6 светлых, 6 темных и один неопределенный маг. Четыре мага из всего потока имели высокий уровень силы и являлись боевыми магами. Это были Александра, Марьян, Мишель-Георг и Магдалина. Два мага средней руки с возможным выходом на более высокий уровень. Это Тамара и Аделаида, которые имели Диадему Ирины. Три мага стандартной биоэнергетики: Бела, Вениамин и Жульен. И четыре алхимика-зельевара без особой физической силы: Роза, Ева, Афанасий и Симеон, последний, впрочем, все же имел хороший потенциал.
   После этого все вошли в свое измерение и почувствовали зверскую усталость. Изнанка мира все же высосала порядочное количество сил. Ученики стали потихоньку разбредаться по своим комнатам. Алекса тоже решила отправиться к себе в комнату, но услышала, что кто-то позвал ее по имени. Девушка обернулась и подошла к директору.
   - Алекса, я боюсь, что твоя классификация изначально неверна. Я снова подчеркиваю, что ты очень-очень сильная волшебница. Возможно, ты не знаешь, но для возобновления чужого портала нужно во много раз больше сил, чем для создания своего. Ты же отдала столько сил, что их хватило на всех учеников и, насколько я вижу, в твоем резерве еще достаточное количество энергии. Рискну предположить, что твой резерв гораздо больше обычного. Это очень редкое, если не сказать практически невозможное, природное явление. Обычно оно нарабатывается десятилетиями практики и свидетельствует об очень сильной биоэнергетике.
   - Это плохо?
   - И нет, и да. Иметь такой резерв и фундаментальные способности для тебя просто необходимо, учитывая твое положение. Но большие способности - это и большие проблемы, хотя, как я уже говорил, магия не дает непосильной ноши. Значит, ты должна справиться со своей силой. Я пока не могу понять, откуда в тебе такой потенциал, имею лишь кое-какие соображения, хотя это и не важно. Важно, что он есть и что ты должна научиться им пользоваться, иначе катастрофа будет неизбежна.
   - Катастрофа? Что может случиться?
   - Сила, которой не управляет маг, управляет им. И, Алекса, я очень рад, что ты не темный маг. Но уже очень поздно, а для такого разговора нужны свежие силы. Мы обязательно вернемся к нему, когда настанет время.
   Алекса по памяти добралась до своей комнаты и сразу же уснула.
  

N19"Жизнь и быт русалочьей общины".

   Зима подходила к концу. Дни становились длиннее и теплее. Снег медленно таял, образую проталины, лес постепенно чернел и приобретал чисто вымытый вид. Солнышко все чаще выглядывало из-за рваных, очистившихся за зиму облаков. Но Алексе было не до этого. Им задали практическую работу, теоретический материал к которой уже отнял у нее половину выходного дня. Тема этой работы была следующая: "Русалки. Жизнь, быт и нравы". Алекса перерыла половину библиотеки в поисках точной и, самое главное, практически нужной (в этом и заключалась "практичность" работы) информации, пока наконец не нашла всей недостающей информации в "Магических существах и работой с ними", которую на новый год подарила ей Магма, и которая не раз ее уже выручала.
   Теперь магичка старательно переписывала (точнее писало перо, а Алекса только диктовала) практическую работу, вставляя кое-где изменения и новую информацию. Дело к концу еще и не приближалось, но основные факты были уже написаны. Остались только примеры из истории и разнообразные случаи из жизни, в количестве трех штук. Вот, что уже значилось к ее "практической работе":
  

"Русалки. Жизнь, быт и нравы.

  
   Раса русалок - это одна из разумных рас, существующая исключительно в водных и условиях. Без магии обходиться не могут. Русалок делят на континентальных, живущих во внутренних водах, и морских, живущих во внешних водах. Хотя это деление несколько неверно, так как русалки, известным только им способом, свободно перемещаются в водном пространстве. Таким образом, если русалка из озера оказалась в море, то она автоматически из континентальной превращается в морскую, соответственно и наоборот.
   Внешний вид:
   Русалки имеют множество сходных черт с человеком обыкновенным (нончармом). Пропорции тела, количество конечностей, их функциональность. Внешне от людей, их можно отличить только по бледному, слегка прозрачному, оттенку кожи, длинным зеленоватым волосам, похожим на тину и очень большим глазам изумрудного цвета. Незаметными на первый взгляд чертами отличия являются жабры (прим.: Русалки амфибии, поэтому имеют и легкие), находящими на шее, под кромкой волос и перепонками между пальцев, которые открываются по мере надобности.
   Внешность русалов, на человеческий взгляд, более чем отталкивающая. Непропорциональное туловище, где хвост гораздо длиннее человеческого торса, ярко выраженная мускулатура, серый цвет кожи, измененный из-за увеличенного количества (в три ряда) зубов прикус. Жабры располагаются по бокам шеи, перепончатые пальцы конечностей сильно бросаются в глаза. Перепутать русала с кем-то очень сложно. Обычно, если русал, поднимаясь на поверхность, сталкивается со смертным, то в лучшем случае смертный потеряет сознание.
   Форма одежды русалок не отличается особой изобретательностью. Единственной вещью, которую они носят является набедренная повязка, изукрашенная чешуей и драгоценными камнями (прим.: Отсюда происходят слухи о наличии чешуйчатых переливающихся хвостов у русалок, которых нет. Являясь перед людьми русалки наполовину выныривают из воды, показывая часть чешуйчатой набедренной повязки, камни на которой переливаются на солнце). Остальные предметы туалета им заменяют пышные и очень длинные волосы.
   Русалы тоже имеют длинные серовато-прозрачные волосы, но они скрывают их уродливые на человеческий взгляд лица. Из одежды у них всегда при себе лишь сумка через плечо, куда кладут все, что найдут. Также у них всегда при себе трезубцы - национальное оружие этой расы.
   Индивидуальные особенности:
   Русалки очень любопытны. Их привлекает все, особенно блестящие вещи, будь то столовая ложка или бриллиантовое ожерелье. Из-за этого они часто, сами того не замечая, топят тех, кому принадлежат эти вещи.
   Знаменитый хохот и песни русалок убийственны, так как под водой они говорят на недоступных человеку частотах, а над водой воздух не сдерживает их голоса, и человеческое ухо не может выдержать их голоса, даже если это сладкозвучное пение.
   Также у русалок весьма суженный уровень чувств по сравнению с человеком. Они в большей степени склонны испытывать положительные эмоции, нежели отрицательные, поэтому их жизнь столь однообразна. Но сами они того не знают, так как не имеют другого набора чувств. Именно эта особенность на протяжении долгих веков поддерживала их род. Если бы они знали, что, став человеком, они смогут в полной мере насладиться всеми чувствами, то часть русалок непременно обратилась бы в людей. А так лишь люди обращаются в русалок и, причем безвозвратно. Считается, что если обращенная в русалку снова каким-то образом сможет почувствовать человеческие чувства, то она вернется к человеческому существованию.
   Социальное строение и управление:
   Живут русалки общинами, по 20-30 особей в каждой. У каждой общины свой вождь и владычица. Вождь - это обычно самый старый русал общины, а владычица - сама красивая русалка. Занимать такой высокий пост для русалок очень почетно, но и очень ответственно, так как судьба всей общины находится в их руках. Преклонение и покорность перед выбранными вождем и владычицей беспрекословное, иногда даже слепое.
   Способности:
   Способны к существованию только в водных условиях. Чудесно ориентируются, даже в бескрайних водах. Обладают высокой продолжительностью жизни, но склонны к различного рода заболеваниям, очень зависимы от окружающей среды. Неограниченно используют силу воды. Охраняют легендарный "Грот Молодости", откуда сами черпают силы.
   Обращение:
   В крайних случаях сильные маги прибегают к превращению в русалок. Это нужно для быстрого пополнения резерва или для неограниченного доступа к магической энергии, которую раса русалок берет из воды. Но это очень опасно, так как если по истечению пяти минут, обращенный в русалку маг не отменит заклятья, он становится русалом навечно. Океан вымывает из его памяти все, что связывает его с сушей и оставляет лишь зов моря, который чрезвычайно силен для любой русалки.
   Вендом кванта Русалии - заклинание обращение в русалку. Требует затраты большого количества сил и нахождения в воде, не приносит никаких болевых ощущений, но осложнено разного рода последствиями, от обострения дара до полного обращения в русалку. Отменить его можно обратным заклинанием, которое требует еще более колоссального запаса сил, но для русала или русалки это проблемой не будет, главное успеть до истечения 5-ти минут обращения. Но будьте осторожны, время русалок течет иначе, чем земное время.
   Проблемы и пути их решения:
   Живут русалки долго, но их очень мало, поэтому они позволяют обращение (превращение) в свою расу. Считается, что когда их будет достаточное количество, они закроют доступ. За счет незадачливых магов идет 30-ти процентный прирост русалочьего племени. Так как их размножение осложнено водными условиями и разными недугами, за сто лет в средней общине рождается около 7-ми русалят, но выживают лишь двое из них. Вследствие этого даже один обращенный маг в столетие - это уже большой прирост населения подводного мира. Именно из-за этого они и терпят использование магами мощи океана".
  
   Алекса уже заканчивала дописывать последний пример неудачного обращения, как в комнату влетела Магма.
   - Все трудишься? - с порога спросила она.
   - Как видишь, - невесело ответила Алекса.
   - Пойдем, прошвырнемся к океану, что ли. Нынче же суббота! - всплеснула Магма руками.
   - Мне еще эту "практическую" работу по Немагоматике надо закончить, - презрительная улыбка выразила все ее чувства по данному поводу.
   - Вот и сооруди ее Практической! - внезапно озарилась Магма. - Я же тебя призываю к океану, как раз и на русалок поглядим! Мне Жульен сказал, что их у берега ныне видели!
   Алекса с тоской поглядела на недописанную работу. Никакого желания заносить в нее очередной пример и расшифровки не было.
   - Ладно, завтра доделаю! - решила наконец Алекса и вскочила из-за стола. - Идем!
   Алекса подхватила куртку и вслед за Магмой спустилась на Жилой этаж.
   - Эй, девчонки, вы это куда? - услышали они голос Мишеля, шедшего к себе в комнату от противоположного выхода.
   - Хотим сделать практическую работу по Немагоматике действительно практической! - усмехнулась Алекса.
   - Хотите проверить физиологию русалок? - хмыкнул Ян, поравнявшийся с Алексой, Магмой и Мишелем.
   - Нет, просто посмотреть, - пожала плечами Алекса.
   - А заодно и ноги размять, - прибавила Магма. - Прогулка перед сном еще никому не помешала.
   - Перед сном? - удивилась Алекса. - Да, я, похоже, заработалась.
   Глянув на часы, Алекса убедилась, что уже вечер.
   - И сильно, - усмехнулся Ян.
   - Пойдете с нами? - предложила Алекса.
   - Почему нет. У меня сегодня никаких планов нет, - тут же согласился Ян.
   Магма, старательно игнорировавшая его после очередной ссоры, презрительно фыркнула.
   - Я вроде тоже никому свиданий не назначал, - пожал плечами Мишель.
   Алекса отметила, что он чего-то ожидал от нее, но что понять не смогла, так как неожиданное провидение завершилось также внезапно, как и появилось. Ян тоже почему-то подозрительно посмотрел на Мишеля, но ничего не сказал.
   - Ладно, пошли, а то можно будет уже никуда не ходить, так как скоро отбой! - вернула к реальности Магма.
   Четверка спустилась по лестнице и вышла через парадный вход. Алекса вздохнула полной грудью. Холодный вечерний воздух бодрил и забирал усталость, ветерок ласково трепал волосы, пробегая по лицу. Алекса снова выхватила какое-то странное ощущение разочарования, которое не могло быть ее собственным, так как все ее существо наслаждалось прогулкой.
   "Что же это такое происходит?"
   Но тут ей в плечо попал ком снега, который все еще в изобилии лежал по бокам утоптанной тропинке, ведущей к морю.
   - Эй! - воскликнула она, и в нее тут же попал еще один снежок. - Ах, так!
   Алекса быстро нагнулась к земле, зачерпывая снег, и послала его Яну прямо в руки. Однако, руки того как раз были заняты очередным снежком, теперь уже для Мишеля, и поэтому снаряд Алексы, разбившись о его кисти, запорошил ему лицо и плечи.
   - Тьфу! Алекса! Кто тебя учил стрелять? - стирая снег с лица, усмехнулся Ян, вследствие чего снежок вместо Мишеля угоди в Магму.
   Алекса замерла, предчувствуя ураган, но вместо этого в Яна снова полетел снежок, который окончательно забил ему рот.
   - Тьфу! Да что вы меня все накормить снегом-то решили! - воскликнул Ян.
   Алекса хихикнула и послала еще один снежок, на сей раз Ян его перехватил и послал в Мишеля. Тот отвесил его снова Алексе. А Ян уже палил, не разбирая в кого. Дойдя, наконец, до океана все четверо были хорошенько облеплены снегом и теперь очищались посредствам хороших сушительных заклинаний.
   - Сонцифенус. И где русалки? - спросил Ян.
   - Ну, если бы мы еще медленнее шли, то, наверное, успели бы... Сонцифенус... к восходу, когда все русалки уже давным-давно у дна, - ответила Магма.
   - Сонцифенус, - одновременно сказали Алекса и Мишель.
   - Да вот, смотрите. Как раз сюда плывет, - воскликнула Алекса, указывая на небольшую черную точку, то появляющуюся из воды, то исчезающую в ней.
   - Я ничего не вижу, - покачал головой Ян.
   - И я, - согласилась Магма.
   Тут русалка уже подплыла на приемлемое расстояние.
   - А, вот она! Ну, у тебя и способности, - сказала Магма.
   Русалка вынырнула и забралась на высокий камень, близкий к побережью. Ребят из зарослей она не замечала. Теперь можно было рассмотреть ее лучше. Это была симпатичная девушка с зеленоватыми длинными волосами. Бледная кожа контрастировала с большими, пронзительно зелеными глазами и яркими алыми губами. Если бы не зеленоватые волосы, переливающиеся в лунном свете, то ее можно было бы принять за привидение. Стройные ноги спускались в воду, на ней действительно ничего не было кроме поблескивающей набедренной повязки, которую с натяжкой можно было назвать мини-юбкой. Но это ей и не требовалось, пушистые, очень длинные волосы скрывали почти всю ее фигуру.
   Тут Ян неудачно переступил с ноги на ногу. Русалка повернулась в их сторону, что-то вскрикнула, немного оглушив магов, и нырнула в океан.
   - Ну вот, наш Мистер Совершенство ее спугнул, пойдемте, пора уже, - недовольно сказал Магма.
   - Что... - начал было Ян.
   - Ребят, уже пол одиннадцатого! Нам уже тридцать минут положено быть в школе! - воскликнула Алекса, снова сверившись с часами.
   - Это уже серьезнее, - нахмурилась Магма.
   - Нам не пройти незамеченными в замок, - покачал головой Мишель.
   - Алекса, возможно перенести нас? - спросила Магма.
   - С ума сошла! Хочешь, чтобы мы оказались на каком-нибудь необитаемом острове или вообще посреди океана? И, дай нам Бог, чтобы рядом оказалась дружелюбная русалка. Я сама-то еще не умею контролировать перемещение, а ты говоришь переместить кого-то!
   - Ладно, отметаем, - согласилась Магма.
   - Я знаю потайной ход в замок, только он на другом конце от пляжа, - внезапно сказал Ян.
   - Откуда ты его знаешь?
   - Случайно прочитал мысли братьев!
   - Как же... случайно, - пробормотала Магма.
   - Только надо идти поскорее, он закроется в одиннадцать, - сказал Ян, стоически выдерживая направленную на него иронию.
   - Даже если мы побежим, то не успеем к одиннадцати на ту сторону замка, - подсчитал Мишель.
   - Больше времени у нас уйдет на огибание леса, так давайте срежем угол и будем сразу на той стороне, - предложила Магма.
   - Точно на ТОЙ стороне, - кивнул Мишель.
   - Магма, нам нельзя в лес, - согласилась Алекса.
   - Тогда мы не попадем в замок, - пожала плечами Магма.
   - Да, другого пути нет, - неожиданно согласился с Магмой Ян.
   - Тогда вперед, чего оттягивать, - вздохнула Алекса и первой шагнула глубже в лес.
   Просвет быстро скрылся, и теперь дорогу освещали только слабые лучи от волшебных палочек: два серебристых, один золотистый, и еще один испускал голубоватые искры. Лес был точно живой. Все вокруг шевелилось, шелестело, но как только туда направляли свет палочки, все замирало, и звучала зловещая тишина. Деревья выскакивали из темноты и преграждали дорогу, их перевитые ветви мешали протиснуться. Темнота вокруг стояла непроглядная, и одной магии известно, что там пряталось, но маги старались об этом не думать.
   - Не зря говорят, умный в гору не пойдет, умный гору обойдет, - пробормотала Алекса, отвоевывая край своей куртки у особо упорной ветки.
   - Что? - переспросил Ян.
   - Да лучше бы в обход пошли, и то быстрее бы было, - перевела пословицу Алекса.
   - Да аргхат бы знал, что тут такой завал, - раздраженно сказала Магма.
   - Никто и не знал, потому что нечего было сюда и соваться, - сказал Мишель. Он уже набил себе порядочную шишку, сбивая нижние ветки деревьев в темноте.
   - Кажется, впереди просвет, - сказал Ян, угадывая что-то смутно белесое между ветвями.
   - Да пора бы уже, - в сотый раз спотыкаясь, пробормотала Магма.
   Алекса присмотрелась. Странно, но этот самый просвет почему-то перемещался из стороны в сторону. Незначительно, но заметно. Как будто кто-то шел им навстречу в чем-то белом...
   - Это не просвет! Это Йети! - воскликнула Алекса.
   Она слышала рассказы старшеклассников, которые видели снежного человека этой зимой на окраине леса. Она тогда еще позавидовала им. Но вот теперь ее ждала та самая желанная встреча с Йети, которая теперь не казалась такой уж заманчивой.
   - Мьюлато, - Магма погасила разом все палочки. - На Йети магия не действует, пока не сойдет снег.
   - Спасибо за информацию, не могла сказать до того, как мы зашли в лес? - поинтересовался Ян.
   - Тише, может, пройдет мимо, - шикнула на него Магма.
   - Нет, - ответил ей Ян. - Его мысли только о еде, и он нас чувствует.
   - Очередной приступ пессимизма?
   - Нет, телепатии!
   - Хм, не знала, что Йети умеют думать, - хмыкнула Магма.
   Тут над лесом раздался оглушительный вопль голодного снежного человека.
   - Так, пора драпать, - сориентировалась Магма. - Туда...
   Она махнула в сторону неизвестной темноты.
   - И быстро, - согласилась Алекса.
   Четверка понеслась, не разбирая дороги, в сторону, за ними разносился рык.
   - А-а-у, каратон срздлю, - Ян свалился на землю, зацепившись за корень.
   - Маракаа врэхтс, - вслед за ним упала Магма.
   Алекса проскочила место падения, и ей пришлось возвращаться.
   - Быстрее, - прошипел Мишель, помогая друзьям подняться.
   Тут разнесся оглушительный визг, и на мгновенье поляна осветилась голубым светом. Это Йети добрался до Алексы, и та инстинктивно исчезла. Через пару секунд снова разлился свет, и Алекса появилась с другой стороны от друзей.
   Йети взревел и бросился к стоявшему ближе всех Мишелю. Мгновенье ока, и он стоял возле Алексы.
   - Ого, - восстанавливая равновесие, сказал Мишель.
   - Извини, нет времени на поздравления с обретением дара, - проговорила Алекса, лихорадочно соображая, что делать.
   Теперь Йети приближался к Магме и Марьяну.
   "У них нет силы, чтобы защититься", - успела подумать Алекса, и тут вокруг Магмы возник ореол света. Ее тело стало изменяться. Это было страшное и одновременно завораживающее зрелище, длившееся не более двух секунд. И вот перед Йети стоит огромная пантера. Теперь над лесом раздался рык разъяренной кошки.
   Магма, а это была, без сомнения, она, бросила на Йети, располосовав ему морду. Йети рассвирепел и пошел на пантеру. Казалось, что он ее сейчас разорвет.
   - Нет! - крикнула Алекса, и голосовая волна сшибла Йети с ног.
   Еще один рык и угрожающий жест со стороны черной пантеры, и Йети, явно не готовый к такому отпору, обратился в бегство. Черная пантера обернулась и оскалилась на троих оставшихся магов.
   - Магма, - неуверенно сказал Алекса.
   Еще пара секунд, и девушка медленно осела на землю, стискивая голову и тяжело дыша.
   - Никогда не полагала, что обращаться так несладко, - сказала она. - Но надо признать, это здорово!
   - Магма, ты нас всех спасла, - воскликнула Алекса, бросаясь к подруге.
   - Без твоего голоса я бы не справилась, - чувство юмора начало возвращаться к ведьме, а значит, все было в порядке.
   Через пять минут друзья вышли наконец из леса, смутно ощущая, что за ними следят несколько десятков пар глаз. К великому чуду, у них было еще две минуты в запасе, и они быстро проскользнули в боковой коридор школы.
   - Ну, все. Больше никаких ночных прогулок по лесу, - твердо сказал Ян, когда четверка стояла на Жилом этаже.
   - А мне понравилось, - сказал Магма.
   - Конечно, когда есть чем защищать. А я как приманка, что ли? - возмутился Ян.
   - Не бойся, мы тебя не оставим, - Мишель хлопнул Яна по плечу.
   - Ты от нас так быстро не отделаешься! - согласилась Алекса.
   - Как я хоть выглядела? - спросила Магма, когда они поднялись в комнату.
   - Ты пантера, черная и красивая кошка! - ответила Алекса, вспоминая грациозность и пластику ночного зверя.
   Магма хмыкнула.
   - Спокойной ночи, - сказала Алекса и улеглась в постель.
   Магма тоже пошла к своей постели и бросила мимолетный взгляд в зеркало. В нем отражалась большая черная пантера с лоснящейся шерстью и вдумчивыми черными глазами. Но видение тут же исчезло...
  

N20"Книга дней".

   Снег уже сошел, и кругом стояли лужи. Ветер с океана теперь не был таким холодным и колючим. Солнышко пригревало все теплее и теплее. Весенние каникулы подходили к концу. Алекса устроилась в кресле на светлой веранде и читала статью о шухерах, точнее, просто держала книгу в руках. Мысли же ее были далеко. Она возвратилась ко вчерашнему случаю со старшекурсником.
   На Алексу попало неправильно наложенное заклинание "Счастливой случайности", и у нее с периодичность в пять минут выпадали из сумки книги. Когда это случилось в пятый раз, Алекса вышла из себя, с негодованием вспомнила о блине, отчего шедшего мимо шестикурсника снесло на три метра, и его учебники тоже вывалились из сумки. Бедный шестикурсник не знал, что произошло с Алексой, и сначала разозлился, но, узнав Алексу, испугался и в прямом смысле сбежал, только Алекса и успела крикнуть "Извини".
   "Почему все меня знают, уважают и даже боятся? Что же такого произошло? Ну, исчез этот князь Ринтэль, и что? Что в этом такого необычного? Почему моих родителей все знают, почему я так знаменита? Откуда у меня столько сил? Сколько вопросов уже накопилось. И ни одного ответа. Наверняка разгадка кроется в родителях, не могла же я, будучи грудным ребенком, совершить подвиг, непосильный взрослым магам?".
   За этим занятием ее и застал Мишель.
   - Привет! О чем задумалась? - спросил он. - Алекса!
   - А? Да так, - вернулась к реальности Алекса.
   - Что-то грустные, видимо, твои мысли, - заметил Мишель.
   - Ну вот, скажи мне. Почему посторонние люди знают больше, чем я?
   - В смысле?
   - Все волшебники знают, кто я, все знают, почему я такая, все знают моих родителей или хотя бы наслышаны о них. А я ничего не знаю! Все, что я помню, это какие-то запахи, ощущения, звуки.
   - Так все же просто! Пойдем! - сказал Мишель и потянул Алексу за руку.
   Через минут пять они были в библиотеке.
   - Так, я где-то здесь ее видел, - пробормотал Мишель. - А, вот!
   Мишель вытащил с полки толстенную книгу и положил ее на стол перед Алексой.
   - Что это? - спросила Алекса.
   - Это "Книга Дней". Здесь записываются все события, и есть ответы на все интересующие тебя вопросы, ну, на которые ты имеешь права знать ответы, - ответил Мишель. - Я ее недавно нашел, много интересного. Задай вопрос и открой.
   - Кто такие мои родители, почему я так знаменита? - четко проговорила Алекса.
   Она знала, что все артефакты и магические предметы нуждаются в точном указании желаемого результата, иначе последствия будут необратимы. Девушка открыла книгу и увидела большую фотографию своих родителей.
   Высокий, смуглый с темными прямыми волосами, несколько всклокоченными, как у Кирилла, мужчина. Прямой нос, большой рот, и серо-зеленые глаза, которые тоже унаследовал Кирилл, были четко прорисованы на его лице. А рядом с ним стояла ничуть не уступающая ему в росте женщина. Голубые пронзительные глаза, длинные волнистые, черные как ночь волосы, точь-в-точь как у Алексы, спадали до талии. Только прядь надо лбом была либо заколота назад, либо сама держалась, не падая на лицо и не закрывая его. Удивительно правильные и четкие черты лица, стройная, хотя и с несколько необычными для человека пропорциями фигура. Алекса словно видела себя, только печальную и сильно повзрослевшую.
   Это были ее родители, незадолго до их смерти, как гласила дата под изображением. Отец ее улыбался и был довольно счастлив ("довольно счастлив" сказать нельзя. Это тоже самое, что, к примеру, "грустно обижен"), а мама хранила какое-то загадочное выражение лица, лишь улыбаясь.
  

"Семья Светов.

   Вергилий Свет.
   Родился в 1960 году, в городе Димитровграде в семье чистокровных волшебников Светов, род которых насчитывает почти тысячу лет. Обучался в русской школе волшебства и колдовства Колдумнеях. Обладал даром перемещения предметов. Совершил самое грандиозное перемещение за всю историю магии. Он перенес всю школьную башню вместе с учениками к себе в Димитровград на первом курсе, так как скучал по дому. Хотя в школе особого рвения к знаниям не проявлял, всю жизнь занимался научной деятельностью. Достиг впечатляющих успехов в использовании собственного дара.
  
   Аврора Свет (Сильмэ).
   О прошлом ее нет никакой достоверной информации. Считается, что обучение она проходила у одной из могущественных лесных ведьм, так как ее сила была направлена исключительно на природные явления. Так дар ее до сих пор является исключительным. Она могла одним движением руки возродить завядший цветок, облегчала даже самую непереносимую боль, могла предсказать и воздействовать на погоду. Не пользовалась волшебной палочкой, поэтому нельзя сказать, точно светлым или темным магом она была. Вышла замуж за Вергилия Света и вместе с ним занималась научной деятельностью, поражая необычными и глубокими знаниями разных вопросов.
  
   Вергилий и Аврора Светы. Знаменитая во всех кругах волшебников семейная пара. Занималась научной деятельностью и достигла определенных высот. Область их исследований поражала своей обширностью. Они изучали и жизнь магических существ, и исследовали влияние магии на нончармский мир, и занимались обработкой и созданием новых заклинаний и зелий. В число их работ входят такие заклинания, как очищение временных порталов, выпрямление пространственных изгибов, что совершенно необходимо во время загрязнения и частичного хаоса. С помощью их работ были устранены такие метаморфозы, как Атлантидная, Бермудская, Ведьмодромная. Их труды упорядочили собранные материалы по магическим существам. Но последняя их работа была самой глобальной. Они трудились над открытием способа перемещения в Жизненном пространстве, что необходимо для открытия новых миров. Но, к сожалению, их труд остался неоконченным из-за безвременной кончины. Но предыдущие достижения не оставляют никаких сомнений, что этот неоконченный труд стал бы таким же феноменальным, как и все, за что они брались.
   Но именно с их смерти начинаются загадки этой семьи, из-за которых она и стала знаменитой. Их союз породил двух детей-близнецов: Кирилла Свет и Александру Сильмэ. Именно на их семье и окончились убийства Черного мага.
   В ту ночь, когда он пришел в их дом, он потерял свою силу и исчез. Долгие поиски не привели к каким-либо результатам. Считается, что Александра Сильмэ, обладая феноменальным даром, каким-то образом не просто повредила защиту Черного мага, но и направила ее действие против него самого же. Но как беззащитной малышке удалось сделать, что не смог ни один самый сильный и обученный маг, остается загадкой до сих пор. Что же там произошло на самом деле, никто доподлинно не знает. Достоверно известно лишь то, что малышка, отразив непобедимое заклинание, которым он убил уже многих, и вместе с братом перенеслась в сад из горящего дома, где и была найдена. Девчушка не пострадала, и даже наоборот. После ее схватки с Черным Магом она прозрела. Это породило множество теорий. Возможно, именно из-за того, что она была слепа, Черный маг и не смог убить ее. Но это только догадки...
   Но существует пророчество, что через пятнадцать лет после исчезновения Его, он возродится и попытается вернуть свое могущество. Хотя, данное пророчество относится к части непроверенных и малоизученных пророчеств".
  
   - Что? - воскликнула Алекса, и тут же, вспомнив, где находится, продолжила тише. - Я была слепая? Так вот, почему я не помню, как выглядели родители. Я их и не видела! Я прозрела только в тот самый день. Вот откуда я помню бабушку!
   Для нее все события жизни стали постепенно проясняться. Как головоломка, в которой не хватало двух-трех кусочков, теперь обретя их, стала простой и понятной.
   - Теперь мне все ясно, - вздохнула Алекса.
   - Что тебе ясно? - спросил Мишель.
   - Все! Кто были мои родители, почему их убили, почему я осталась жить, - перечислила Алекса.
   - И почему же их убили?
   - Видимо, Князю Ринтэлю нужны были светлые головы, но мои родители отказались примкнуть к нему. А меня вот даже и не спросили, просто попытались убить, но ничего не вышло. Оказалось, что убить меня и не запачкать руки нельзя, потому что на слепых заклятье не действует, точнее действует, но не так, как ждал того Ринтэль. Я думаю, что оно срикошетило от моих глаз, вернув мне зрение и отняв все силы у Ринтэля, - ответила Алекса.
   Мишель некоторое время пораженно смотрел на нее, потом содрогнулся и сказал:
   - Ну, ты даешь. Столько раз произнести его имя...
   - И что? Ничего же не случилось. Брось, Мишель, нужно называть вещи своими именами.
   - Ну, нет. Только ни его. Ты можешь позволить себе называть его как угодно, а я, простой маг, этого не переношу, - сказал Мишель.
   - Издеваешься, да!
   - Ты - это ты, мы - это мы.
   - Мишель!
   - Ну, хорошо, но ты все равно поостереглась бы вот так во всеуслышание называть Черного мага по имени.
  

N21"Голос прошлого".

   Май - самый чудесный месяц в году. Природа обновилась. Чистая, свежая, она дышит и живет, не зная, что наступит осень, и все снова уснет. Молодые листочки только набрали сок и не успели еще запылиться. Океан очистился за зиму и теперь, как ласковый котенок, бился у побережья. Ветер, такой теплый, такой ласковый, шумит молодыми ветвями, пробегает от открытого окошка к окошку, прошуршит по пергаментам, перевернет пару страниц. Май - время, когда никто не может сидеть дома, и всех так и тянет на улицу, к солнцу, к лесу, к морю.
   Алекса проснулась ранним майским утром в холодном поту. Она точно не помнила, что ей снилось, это были какие-то неясные очертания, какая-то беготня и сумятица. Все волновалось, перемещалось, из темноты выступали какие-то еще более черные тени. Но внезапно все затихло, и Алекса почувствовала чье-то тяжелое дыхание, и резкий свет разбудил ее.
   Девушка объяснила свой странный сон тем, что вчера она слишком долго читала про банши. Поняв, что больше уснуть ей не удастся, она тихо умылась, оделась и вышла из комнаты, прихватив с собой серф-доску, чтобы полетать над океаном. Утро было раннее, теплое. Птички вовсю щебетали, солнышко еще только едва показалось за горизонтом. Алекса взобралась на доску и помчалась навстречу океану. Ветер развевал неубранные волосы, возрождал восторг из глубины души. Полет, скорость, природа мигом вытеснили из головы Алекса неприятные мысли. В считанные минутки оказавшись у океана, Алекса бесконечно долго кружилась в лучах восходящего солнца, то опускаясь к самой воде, то поднимаясь так высоко, что остров казался крошечным по сравнению с бескрайним океаном.
   Наконец, Алекса приземлилась на побережье. Настроение было чудесным, голова немного кружилась от всех ее фигур высшего и среднего пилотажа. Магичка пошла вдоль кромки воды. Вот она увидела тот самый камень, на котором когда-то они видели настоящую русалку, развернувшись, она обнаружила дерево, за которым они прятались. Она подошла к нему и коснулась его коры. Внезапная боль пронзила все ее тело, в глазах разлился свет, и тут же все потемнело. Девушка медленно сползла по дереву на землю. Тут в ее ушах раздались звуки, отдававшиеся болью в каждой части ее тела, звуки ее сна...
   - Вергилий! - Алекса услышала чистый женский голос.
   - Поздно. Он отказался. Ты тоже отказалась примкнуть, ты знаешь, что за этим последует, - ответил ей грубый голос.
   - Я знаю, и ты узнаешь, - теперь спокойно ответил женский голос.
   - Я уничтожу весь твой род!
   - Тебе это не под силу.
   - Мне все под силу. Экзютус Леталис Окулюс! - голос скатился почти до шепота.
   - НЕТ! - голос женщины взлетел до удивительно высокой ноты, пронзая все и вся, но постепенно он перерос в мужской голос, до ужаса знакомый Алексе.
   "Марьян..." - мелькнула в пульсирующей болью голове Алексы.
   - Тв-вое в-время выш-ш-шло, вед-дьма. Ты умреш-ш-ш-шь так ж-же, как и тв-вои род-дители, а пот-том и т-твой брат-т, - снова зазвучал голос, только теперь он шипел и был очень трудно разбираем. - Тв-вой д-друг у меня-а. Ес-сли с-сегодня пос-сле з-заката ты не придеш-шь од-дна на побереж-жье, то больш-ше ты его не увидиш-шь...
   Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Боль прошла, зрение вернулось, и Алекса обнаружила, что сидит на земле, прижавшись спиной к дереву. Лишь слабость, напоминала ей о произошедшем. Она пыталась понять, что же такое слышала.
   "Это был голос мамы и Его. У него Марьян. Он ждет меня сегодня, чтобы убить. Но, если я не пойду, то умрет Марьян", - подвела итог Алекса всему услышанному и резко вскочила.
   - Марьян! - вскрикнула она и, вскочив на доску, помчалась к школе.
   Соскочив с доски у самых дверей, Алекса ворвалась в холл. Заглянув в Главную залу и обнаружив, что Марьяна там нет, она бросилась на жилой этаж, более сильно, чем когда-либо, жалея, что ее сила перемещения не действует по желанию. Где-то на середине дороги она с кем-то столкнулась и хотела было бежать дальше, но ее удержали.
   - Алекса, что с тобой, - это был Мишель.
   - Где Марьян? - воскликнула Алекса, ее немного шатало от пережитого потрясения.
   - Не знаю, в комнате у него никого нет, наверно, спустился к завтраку.
   - Нет, его там нет! Его похитил Ринтэль!
   - Что? - переспросил он, но Алекса уже снова мчалась вверх по лестнице на Жилой этаж.
   Мишель бросился за ней.
   - Марьян! - крикнула она, тарабаня в дверь. - Марьян!
   Никто не отвечал и дверь не открывал.
   - Черт, - прошипела Алекса и прижалась спиной к двери. - Я слышала. Он у него. Он его убьет.
   - Откуда ты знаешь? Что случилось?
   - Я летала... утром, когда спустилась, то... я не знаю, как это объяснить. Бывают видения, а у меня было то же самое, только я слышала, а не видела. Я слышала голос мамы и Ринтэля. Он ее убил, а потом голос Марьяна, и он сказал, что убьет его, если я не приду...
   Тут за дверью послышался слабый всхлип. Алекса отскочила и вытащила палочку.
   - Анекардум! - выкрикнула она первое пришедшее ей в голову заклинание.
   Дверь сорвало с петель и впечатало в противоположную стену. Мишель раскрыл рот от удивления.
   - Ты соображаешь, какое заклинание ты применила! Это же мощнейшее черномагическое проклятье! - воскликнул он, но войдя в комнату, осекся.
   Все кругом было разбросано, а посреди комнаты было огромное выжженное пятно, в самом его центре лежала раковина. Алекса, не раздумывая подошла и взяла ее. Она тут же покраснела, и из нее послышался голос. Говорил Марьян, но интонации были не его.
  
   "Теперь ты получила доказательства, что все, что я тебе сказал, правда. Помни о моих словах, вед-дьма-а..."
  
   Последнее слово было сказано тем самым полуразборчивым, хрипящим голосом, который ни с чем спутать было нельзя. Это был князь Ринтэль.
   - Ты права, - ошарашено сказал Мишель и, оглядевшись увидел, что за кроватью сидит Сеня и тихонько подвывает от ужаса. Глаза его были стеклянные, видимо, он был в шоке.
   - Что вы себе позво... что здесь произошло? - в комнату вбежала профессор Мэтаре.
   - Ринтэль забрал Яна, - ответила Алекса, сжимая раковину в руках.
   - Кто? - не поняла Афелия.
   - Князь Ринтэль. Я это слышала, и вот доказательства. Он возродился, - тихо, но жестко сказала Алекса.
   - Нужно позвать академика Пересветова, - округлив глаза, сказала профессор Мэтаре.
   - Не нужно, я уже здесь. Что произошло? - в дверном проеме показался Владимир Пересветов.
   Выслушав рассказ Алексы о ее "видении", он покачал головой и направился к Сене. Через минуту он был отправлен больничное крыло, разбитые вещи были восстановлены, черное пятно убрано, а ракушка отправлена на исследование. Когда в комнате остались только Алекса, Мишель и Академик, Владимир подошел к ним.
   - Дело очень серьезное, поэтому я прошу вас о нем не распространяться. Лишняя паника нам сейчас никак не нужна. Я не могу ничего пока сказать, но будьте осторожны, лишние жертвы нам сейчас тоже никак не нужны, - сказал он пошел к выходу. - Да, Алекса, следи за своей силой.
   Он внимательно отсмотрел петли, которые будто ножом срезали, и ушел.
   - Пошли, - подождав, когда академик уйдет, Алекса поспешила уйти туда, где их никто бы не услышал.
   Пройдя несколько коридоров и поднявшись в астрономическую башню, Алекса остановилась.
   - Не находишь странным, что он использовал раковину для передачи мне информации? - сразу же перешла к делу Алекса.
   - Ну, он, наверно, исчез еще до появления зеркал, - предположил Мишель.
   - Да нет. Он, похоже, не знает, что я прозрела! Это дает мне преимущество.
   - Ну, да. А зачем тебе оно? Стоп, ты же не собираешься к нему идти?
   - А у меня есть выбор?
   - Алекса, ты что, с ума сошла?! Он же тебя убьет! - воскликнул Мишель.
   - Один раз не убил! - пожала плечами Алекса.
   - Тебе нельзя к нему идти!!!
   - Мишель, если я не приду, то он убьет Марьяна.
   - А если придешь, то он убьет вас обоих, нет, даже троих, до кучи. Потому что я тут не останусь.
   - А вот тебе туда идти не надо.
   - И не надейся. Если ты пойдешь, то и я пойду, и даже твоя магия меня не удержит. Только что мы можем сделать?
   - Воспользоваться своим преимуществом, - пожала плечами Алекса.
   - Алекса, может, предоставим это дело более сильным магам?
   - Ты знаешь кого-то сильнее меня, сталкивавшимся с Ринтэлем и выжившим?
   - Нет, но не думаю, что он наивно попробует тот же способ убийства, есть куча других способов отделения души от тела, - Мишель вздрогнул, снова услышав имя князя.
   - Мишель, если не действовать сейчас, то потом будет поздно. Если бы на его месте был ты, я думаю, что Ян бы ни минуты не сомневался в направлении действий.
   - Я и не сомневаюсь, но, Алекса, это самоубийство.
   - Нет, если все рассчитать. У меня есть план. Я выйду к нему и буду изображать слепую, а ты пока освободишь Яна, если, конечно, пойдешь.
   - И? Как ты сама-то сбежишь? Ведь он тебя и ждет.
   - На этот случай я возьму с собой серф-доску. Не думаю, что она вызовет у него подозрения. Ладно, пока он не дождется меня, он Яна не тронет.
  
   Солнце только что село. Алекса медленно шла по побережью, каждую секунду ожидая появления князя Ринтэля. Немного позади шел Мишель. Алекса не видела и не слышала его, но чувствовала его присутствие, это вселяло некоторую уверенность. Осторожно ступая на песок, так как темные очки, которые она одела для маскировки, сгущали и без того уже довольно размытые вечером, краски, и Алексе сложно было ориентироваться в пространстве "ступая на песок", что она делала? - глагол отсутствует). Девушка приближалась тому дереву, у которого была утром. Тут перед ней полыхнула яркая вспышка.
   От ослепления ее спасли, как ни странно, очки. На потемневшем песке стоял человек. Мантия скрывала большую часть его фигуры, но голова, шея и руки не вызывали никаких приятных ассоциаций. Это был высокий скелет, обтянутый кожей, вместо щек красовались серые ямы, необычно круглые глаза, казалось, могли выкатиться со своих мест, редкие, длинные волосы, отдельными ниточками обвивали череп. Алексе стоило больших усилий не отвернуться, тем самым обнаружив себя.
   - Р-рад, ч-что ты приш-шла, - процедил человек.
   Алекса резко обернулась на голос, это движение она сегодня долго отрабатывала.
   - Где Марьян? - резко задала вопрос Алекса.
   - А ты такая ж-же крас-савиц-ца, как и т-твоя мат-ть, т-только и т-тебе не с-суж-ждено выж-жить, - князь Ринтэль расхохотался.
   - Где Марьян? - повторила вопрос Алекса.
   - Да з-здесь он, з-здесь. Т-только он т-тебе не помож-жет, - князь махнул рукой в сторону, где скосив глаза, Алекса увидела лежащую фигуру.
   - Что ты с ним сделал? - воскликнула Алекса, чуть не выдав себя.
   - Нич-чего, он... х-х-х... отдых-хает, - ответил Ринтэль.
   Алекса успокоилась, так как немного повернувшись увидела, что Ян дышит, хотя это не было абсолютом (не было чем?). Есть множество заклятий, которые никак не влияют на дыхательную функцию организма.
   - Отпусти его, я сдержала свое обещание, - сказала Алекса.
   - Он мне больш-ше не нуж-жен, да т-только ты не с-сдерж-жала с-своего обещ-щания, - усмехнулся Ринтэль и что-то пробормотал. - Я ж-же с-сказал, чты ты приш-шла од-дна.
   Вдруг посреди поляны появился Мишель. Он хотел подбежать к Алексе, но, охнув, согнулся пополам и был оттеснен к Яну.
   - Вот т-так, тепер-рь нам ник-кто не помеш-шает, - усмехнулся Ринтэль.
   Мишель попытался встать, но не смог, как будто его что-то опутало по рукам и ногам.
   - Отпусти их немедленно, - тихо, но твердо потребовала Алекса.
   - Да? Это ч-что-то новеньк-кое. И ч-что же буд-дет, ес-сли я эт-того не с-сделаю? Что мож-жет с-слепая девч-чонка, к-которая т-только-только нач-чала обуч-чаться магии? - было похоже, что Ринтэль искренне удивлен и развеселен.
   - Ничего. А как насчет зрячей ведьмы? - воскликнула Алекса, сбрасывая очки, маскироваться больше не было смысла, так как князь что-то заподозрил. - Рекэндум!
   Из палочки Алексы вылетел ураган искр, который сшиб князя Ринтэля с ног. Две томительные секунды Алекса ждала результата. Это заклинание должно было обратить его тело в прах, но тут раздался смех.
   - Т-ты вс-серьез думаеш-шь, ч-что меня мож-жно убит-ть, пусть даже и голубыми искрами? - отсмеявшись, спросил он и мгновенно поднялся с земли. - Мое т-тело и так прах-х! Но пр-рименяй ты даж-же мое зак-клинание, к-которое от-тделяло душ-шу, нич-чего бы не произош-шло...
   Тут он закашлялся, видимо, многословная речь вывела из строя из без того неважный голосовой аппарат.
   - У мен-ня нет душ-ши! - прокашлявшись, закончил он. - Меня невоз-змож-жно убит-ть!
   Алекса смутно сознавала, что у нее нет шансов справиться с Ринтэлем, так как нельзя убить то, что не живет.
   - А к-как т-тебе эт-то?
   Алекса почувствовала, что на нее надвигается какая-то волна, уклониться было невозможно, так как она была повсюду. Тут Алекса вспомнила, что он не посылал в нее никаких заклятий. Значит, это была просто магическая энергия. Но ее было так много, что она могла убить, ничего кроме как впитать ее Алекса не сделать не могла. И она впустила ее в себя, всю до капли, и почувствовала всю ее огромную мощь и черноту. Ничего подобного она никогда в своей жизни не чувствовала. Ни малейшего просвета, однородно черная масса, если бы она была светлым магом, она бы умерла, но она не была им.
   - Неплох-хо, - похвалил князь. - А эт-то?
   Алекса лишь в последнюю минуту отскочила от посланного связывающего заклинания. Было очевидно, что он всего лишь играет с ней.
   "Стоп. Если он не живет, то на него не действуют умертвляющие закаляться, а что, если попробовать обратное заклятье? Оно его не оживит, конечно, но почувствовать боль... Только нужно много силы очень много, и даже моих запасов не хватит..."
   Тут Алекса почувствовала воду. Оказалось, что она отпрыгнула в сторону океана, и теперь по колено стояла в воде. Как-то некстати в ее голове всплыл случай с русалкой, ее доклад...
   "Ну конечно, сила моря. Я должна стать русалкой! На это, благодаря Ринтэлю, у меня сил хватит" - решение было принято мгновенно.
   - Вендом кванта Русалии, - воскликнула Алекса.
   От палочки стали отрываться искры и с огромной скоростью облеплять Алексу. Когда их стало так много, что казалось, будто Алекса светилась, магичка увидела, что вода вокруг нее вздыбилась, обволакивая ее по контуру. Девушка испугалась, что задохнется, но тут она почувствовала, как вода как бы вливается в нее. Она ощутила весь океан, всю силу воды. Магичка тут же вынырнула и зависла в столбе воды.
   - Убить тебя не могу, зато как насчет живой боли? Де гедрум рекэндум, - воскликнула Алекса, направляя палочку на князя Ринтэля и вкладывая в заклинание всю силу океана.
   Сплошной голубой луч ударил в грудь Ринтэля. Он вертел головой, не понимая, что происходит.
   - Нет! - захрипел он. - А-а-а!
   Над пляжем разнесся сдавленный болью хрип, потом громкий хлопок, всюду посыпались золотые и серебряные искры, и на песке появилось второе обугленное пятно, раза, в два больше первого. Князь Ринтэль исчез. Алекса некоторое время удивленно смотрела на это пятно, осознавая, что угрозы больше нет. Тут волна, которая держала Алексу на высоте, стала падать, и магичка вспомнила о времени. Но она почувствовала, что трансформация уже началась.
   - Де гедрум вендом кванта Русалии !
   Ничего не произошло.
   "Да как же так. Пять минут еще не прошло", - успела подумать девушка, и океан унес все ее мысли и переживания.
   Над побережьем раздался плеск...
  
  

N22"Если нельзя убить".

   Алекса медленно плыла вглубь океана. Так славно было разводить руками воду, чувсвуя, как она подчиняется любому твоему зову. Несмотря на то, что она ничего о себе не помнила, она точно знала, что это ощущение для нее новое и очень приятное. Восходящее солнце медленно пробивалось сквозь воду, создавая ощущение парящих вокруг светлячков. Алекса знала, что светлячки - это маленькие насекомые, но откуда к ней пришло это знание, не имела понятия.
   Проплавав до полудня и перекусив кое-какими водорослями, Алекса решила опустить глубже. Каждый метр глубины открывал ей все новые и новые красоты океана. Разнообразные рыбы, о которых она раньше и не слышала, а на дне она нашла множество ракушек, которые принялась собирать. К вечеру она уже сплела себе красивый пояс из ракушек и вплела жемчужины, найденные в ракушках, себе в волосы.
   Когда солнце стало садиться, Алекса снова поднялась на поверхность, чтобы полюбоваться на закат. Она всплыла в неглубоком и тихом заливе, где почти у самого берега возвышался камень. Она легко вспорхнула на него и стала смотреть на погружающееся в океан солнце.
   На фоне огненно-красного заката и кроваво-красной воды темнел высокий плоский камень, на котором сидела русалка. Удивительно бледное лицо контрастировало с алыми губами. Вот только волосы были черными, а глаза - пронзительно голубыми, распахнутыми навстречу солнцу. Да и одежда на ней была странная. Мокрые брюки, пояс из ракушек и короткий топ.
   Алекса сидела, глядя на закат и вслушиваясь в переливы воды. Она как будто слышала музыку, музыку волны. Неожиданно для самой себя девушка стала вторить этой мелодии, и вокруг разлилась чудесная мелодия, в которой слышались и перезвоны ручейков, и грохот волн. Но тут русалка услышала шум в лесу и торопливо нырнула воду.
   "От людей можно ожидать чего угодно..."
   Проснувшись утром в зарослях водорослей, Алекса первым делом увидела двух русалок. У них была прозрачная кожа, алые губы и пышные зеленоватые волосы, вздымающиеся вокруг них. Надеты на них были только странные короткие юбки, сплошь увешанные разными украшениями. Алекса выплыла к ним.
   - Ой, какая странная новая русалка! - засмеялись они и закружились вокруг нее.
   - Как тебя зовут? - спросила та, что выглядела постарше.
   - Алекса, - ответила девушка.
   - А я Мариина, - представилась она. - Это Мелодия, моя младшая сестра.
   Вторая русалка весело помахала Алекса.
   - Откуда ты? - спросила она, голос ее звучал выше и звонче.
   - Не знаю. Я здесь со вчерашнего вечера, - ответила Алекса.
   - Она, наверно, из волшебников, - сказала Мариина, обращаясь к Мелодии.
   - Из кого? - озаботилась Алекса.
   - Не важно. Поплыли с нами. Мы тебе все покажем, - снова послышался звонкий смех.
   Вскоре они уже были в странном городе. Ничего подобного Алекса припомнить не могла, хотя она вообще мало что помнила. Кругом располагались пещерки и норки, откуда высовывались головы русалов и русалок, вокруг них росли красивые водоросли с яркими цветами. Было очень красиво. Русалки опустились к самому дну и по небольшому коридору из зарослей пошли куда-то в центр города.
   - Это наш город, Мариакваль, - сказал Мариина. - Сейчас мы отведем тебя к Аринэль.
   - А кто это?
   - Это Владычица Мариакваля! Самая красивая русалка!
   Они вплыли в широкий коридор и оказались в просторном зале. Кругом блистал хрусталь и драгоценные камни, и солнечный свет приумножался в зеркальных поверхностях. В центре зала находилось большое ложе, в котором возлежала русалка. Ее зеленые волосы заполняли все кресло и свивались на пол, на бледном лице выделялись огромные зеленые глаза и небольшой алый ротик. Алекса бы не сказала, что она была красавицей из-за выпученных глаз и почти прозрачной кожей, но, видимо, здешние стандарты красоты говорили обратное.
   - Здравствуйте, владычица! - сказали сестры одновременно и поклонились.
   Алекса последовала их примеру.
   - Что привело вас ко мне? - важно и довольно низко спросила Владычица.
   - О, Владычица Аринэль, мы привели новую русалку, мы думаем, что она из магов, - слово взяла старшая Мариина.
   - Да, действительно, новая и очень необычная, - согласилась Аринэль, зорко осматривая Алексу.
   - Может ли она остаться у нас? - робко спросила Мариина.
   Владычица молчала.
   - Что ты помнишь? - наконец спросила она у Алексы.
   - Только то, что меня зовут Алекса и что я со вчерашнего дня здесь.
   - Хорошо... Ты можешь остаться. На ваше попечение, - наконец сказала владычица после минутного молчания.
   - Благодарим...
   Через пару мгновений они уже снова выплыли на улицу.
   - Ура! Ты можешь остаться! - радовалась Мелодия.
   - Сейчас мы тебя со всеми познакомим, - сказала Мариина. - Эй, все сюда! У нас новая русалка!
   Тут же их окружила толпа, и Алекса сразу же познакомилась почти с десятком русалок и русалов, на вид одного возраста. Они спрашивали ее, что-то рассказывали сами и все больше смеялись. Ей они очень понравились. Такие радостные, такие живые, они сразу же приняли ее в свою компанию.
   К вечеру, когда Алекса познакомилась и поболтала уже со всей молодежью, ее новые подружки показали ей свой дом и познакомили со своими родителями. Это были уже пожилые русал и русалка, причем они очень хвалились и радовались, то под старость лет море послало двух славных дочерей! Они с радостью пригласили Алексу жить у них, тем более что места было предостаточно.
  
   Утром Алексу разбудила Мелодия. Она сообщила ей, что они сейчас отправляются к затонувшему кораблю, который вчера принесло течением. Алекса тут же решила отправиться с ними. Сестры были очень рады этому и вручили Алексе сумку.
   - А далеко находится этот корабль? - спросила Алекса.
   - О, далековато, - закивала Мелодия. - Но ничего, мы там отдохнем.
   Плыли они действительно долго. Солнце уже успело давно встать и пройти четверть своего дневного пути, и вот перед ними появился корабль, точнее, его мачта. Сам корабль находился ниже, под скалой. Русалки осторожно проскользнули в трюм.
   Там царил полумрак и полный хаос. Видимо, когда корабль несло течением, его сильно качало и переворачивало. Все картины, которые теперь напоминали мутные тряпки, ставленые в раму, валялись на полу, стекло было разбито, сундуки открыты и полупусты.
   - Ух ты, сколько здесь вещей! - радостно воскликнула Мелодия.
   - Вот так красота! - Мариина осторожно взяла серебряный ключ.
   - Интересно, что это? - Мелодия подплыла ближе и осторожно потрогала зубчики.
   Мариина покрутила его в руках и попробовала на зуб.
   - Да нет. Это ключ! Его не едят! - усмехнулась Алекса и сама удивилась, откуда это знает.
   - Ой, а этот сундук не открывается! - воскликнула Мелодия.
   - Вот эта штука мешает, - сделала вывод Мариина.
   Она попыталась ее сорвать, потом надломить, но ничего не получилось.
   - Это замок. Он железный. Можно открыть его ключом, - сказала Алекса, все более веселясь.
   Она не знала, откуда имеет знания, но точно знала название каждой вещи и ее предназначение.
   - Вот этим? - спросила Мариина, отлепляя ключ от пояса.
   - Можно попробовать, - согласилась Алекса и, взяв в Мариины ключ, вставила его в скважину небольшого замочка и три раза повернула. - Ну вот, и вправду подошел!
   Алекса распахнула сундук.
   - Ух ты! Какая красота, - поразилась Мелодия
   - Только что это? - поинтересовалась Мариина.
   Из сундука они достали красивое платье, потом еще одно и еще.
   - Это платья. Одежда такая, - ответила Алекса, так как любопытные взгляды девушек были направлены именно на нее.
   - А! Точно. Это такие нелепые тряпки, которые люди носят. Но только эти такие красивые, - припомнила Мелодия.
   - Это мода средних веков. Видимо, это куда-то перевозилось, сейчас такое вообще не носят. Но тогда одежда была богаче изукрашена, как раз в стиле русалок, - проинформировала Алекса.
   - Похоже, ты помнишь больше чем нужно, - поразилась Мариина.
   - Видимо, так.
   - Знаете, а давайте наденем эти... платья завтра на вечеринку! - предложила Мелодия.
   - Чудесная идея! - воскликнула Мариина.
   - А что за праздник? - спросила Алекса.
   - Завтра день Водостояния, и будет праздник в городе, - сказала Мариина.
   - Ой, как я люблю этот праздник! - взвизгнула Мелодия.
   - А почему Водостояние?
   - Просто вода в этот день движется очень медленно, почти стоит и закат окрашивает воду чудесными огнями. Да что я тебе объясняю, завтра все увидишь.
   Времени было уже давным-давно за полдень, и русалки засобирались домой
   - Ой, мама, наверное, уже волнуется, - забеспокоилась Мелодия.
   - Да-да, пора. Вот интересно как называется этот корабль, - согласилась Мариина, когда девушки выплыли из корабля и проплывали мимо белой надписи.
   Алекса повернула голову и к своему удивлению прочитала: "Адмирал..." Из фамилии же можно было прочесть только конец: "...сон".
   - Корабль называется по имени какого-то адмирала, но имя его уже стерлось, и я не могу причитать.
   - Ух ты, да ты вообще ничего не забыла. Такого раньше не случалось. Ты даже читать можешь, а некоторые не то что читать, и имени своего не помнили. Кто же ты такая?
   - Не знаю, а что, есть и еще такие, как я? - заинтересовалась Алекса.
   Она часто ловила себя на мысли, что сравнивает море с сушей, но откуда ей знать, что там на суше.
   - Есть, и немало, но это все потом. Сейчас нужно поскорее плыть домой, - как-то коротко и сухо сказал Мариина и поплыла вперед.
   К вечеру они приплыли домой и долго показывали родителям находки, которые те то хвалили, то сердито качали на них головой. Когда очередь дошла до платьев, то в их сторону посыпалась острая критика, и Алекса сразу же поняла, что все, что имеет отношение к людям и не несет в себе ничего полезного для русалок, не принимается в их обществе. Одежда была явно самым нелюбимым предметом русалок.
   - Что это за тряпки, они же мешают плавать. Ты не можешь днаеть это на вечеринку, - сказал мать.
   - Ну, мамочка, ну пожалуйста, ну один раз. Ведь завтра же праздник. Как раз нужно выглядеть необычно. Это же то, что нужно, - упрашивали ее дочери. И мать не устояла.
   Обрадованные и умиротворенные русалки отправились спать, а Алексе снова захотелось подняться на поверхность и взглянуть на закат. Вскоре она была уже у камня. Перед глазами мелькали какие-то воспоминания из прошлой жизни, как ей казалось. И снова у нее в голове звучала мелодия моря, и она запела. Пела она долго, и воспоминания становились все ярче и ярче, вот она видит облака, проносится сквозь них, вот ее окружают голубые искры, они сверкают и переливаются. А теперь ее охватывает свет, он проходит сквозь нее, и из тумана проступает переливающаяся водная гладь, а рядом какая-то человеческая фигура, она протягивает к ней руки, касается ее. Еще мгновенье, и она увидит его лицо...
   Но тут сзади раздался трек веток и Алекса, не раздумывая, бросилась в воду и быстро уплыла.
  
   Следующий день прошел в хлопотах и приготовлениях. Кто-то что-то готовил, кто-то собирался к вечеру, кто-то украшал улицы. Весь день стояла сутолока и предпраздничная беготня. Но хлопоты доставляли русалкам радость. Видимо, в их жизни праздники были чем-то действительно удивительным.
Девушки с утра отправились на горячие источники, где вымазались грязью и попарились в гейзерах, а потом занялись вечерним туалетом.
   К празднику волосы были красиво убраны нитями жемчуга и драгоценных камней, что, впрочем, не мешало им свободно развеваться. Мелодия и Мариина научили этому искусству и Алексу. Главное оказалось не закреплять сами нити, только камни. Затем русалки облачились в платья, и тут же стали похожи на людей.
   Ближе к вечеру, когда вода, раньше обычного, окрасилась розоватым оттенком, они отправились на главную площадь, сверкая камнями и глазами. На улице все на них оглядывались, особенно на Алексу, глаза и волосы делали ее гораздо более похожей на человека, чем Мариину и Мелодию.
   Вечер начался с торжественной речи Вождя и Владычицы. Но их обращения к гражданам были для Алексы малопонятны, так как содержали много интересных словечек, Алексе неизвестных. После обращения вечер был объявлен открытым, зазвучала музыка, и толпа разделилась. Часть русалок, что постарше, отправилась к столам, дабы подкрепиться и обсудить последние новости, молодежь сразу заполнила танцплощадку.
   Алекса хотела было отойти в сторону, то Мариина и Мелодия тут же утащили ее в гущу танцующих.
   - Девчонки, я танцевать так не умею, - сказала она им, когда увидела, что нужно делать.
   Русалки кувыркались, кружились, всплывали и поднимались. Алекса искренне удивлялась, как у них от таких танцев голова не кружится. Но, видимо, им это были привычно и доставляло массу удовольствия. Алекса честно попробовала подстроиться под ритм, но так и не смогла выделывать все финты и выпады с такой скоростью. Вскоре под каким-то предлогом она отправилась к столу.
   - Алекса, а ты почему не танцуешь? - спросила ее мама Мелодии и Мариины, сидевшая за столом.
   - Мне такие танцы пока не под силу, - честно ответила Алекса.
   - Понимаю. Сама когда-то была такой же, - кивнула она.
   - Вы тоже не помните, кем были раньше? - удивилась Алекса.
   - Почему же, помню. Я была волшебницей, как и ты. Но теперь вот я русалка и ничуть не жалею об этом, - сказала она.
   - А я вот еще не знаю, что лучше. Иногда мне что-то вспоминается, что-то смутное, и в этом нет ничего плохого, - сказал Алекса.
   - Это тебе сейчас так кажется, а вот узнаешь, как живут русалки, забудешь про землю и людей, - сказала пожилая русалка. - Впрочем, подумать стоит, с превращениями всегда очень сложно. Кстати, сегодня такой чудесный закат. Если поспешишь, еще успеешь его посмотреть.
   Алекса поблагодарила русалку за совет и поспешила на поверхность. Вскоре она вынырнула возле памятного камня, откуда начинались ее воспоминания, и устроилась поудобнее. Она успела как раз вовремя, солнце еще только коснулось моря, и теперь по всей почти неподвижной поверхности моря распространялось малиновое сияние. Солнце медленно погружалось под воду, оставляя после себя сияющие блики, как бы продолжая светить, только уже под водой.
   Алекса внезапно вспомнила корабль, в котором они были вчера, все эти вещи, она знала, что они такое, они ей что-то напоминали. И это название корабля. Алекса пыталась вспомнить.
   - Титаник, - произнесла она вслух и вспомнила давно знакомую мелодию песни.
   Алекса запела, все больше и больше погружаясь в воспоминания. Вот большой и красивый корабль плывет по мору, а на нем двое влюбленных людей, впереди резвятся дельфины. Внезапно Алекса остро ощутила чужое присутствие. Девушка резко обернулась.
   - Нет, Алекса, подожди! - сказал человек.
   Алекса уже не удивлялась тому, что понимает его. Больше ее удивляло, что она знает этого человека. Высокий брюнет с длинной челкой, и эти глаза, сияющие каким-то удивительно близким и приятным светом.
   - Не уплывай, - попросил он.
   Алекса пристально разглядывала его.
   "Он, наверно, из магов. Он меня знает, ведь я тоже, кажется, была волшебницей. Какой он странный", - подумала Алекса.
   - Алекса, ты меня не помнишь? Я Мишель, - сказал он, медленно подходя.
   - Мишель, - повторила Алекса, пробуя это слово на вкус, никаких ассоциаций оно у нее не вызвало.
   - Да, мы с тобой вместе учились. Алекса, почему ты ушла? Мы так...
   - Ушла? Откуда? - удивленно переспросила девушка, ей все проще и проще было говорить и понимать этого парня.
   Мишель осторожно опустился рядом с Алексой на камень.
   - Ты не помнишь? Мы были здесь. Мы пришли спасать Марьяна от Черного мага. Ты превратилась в русалку и чем-то его шарахнула, что он исчез, а потом уплыла. Почему?
   - Я не знаю... я не помню! - замотала головой Алекса, столько информации сразу никак не укладывалось в голове.
   - Вот, ты уронила, - парень вытащил из кармана круглый ободок с голубым камушком.
   - Что это?
   - Это твое кольцо.
   - Кольцо? - Алекса с удивлением уставилась на металлически ободок. Русалки такого не носили да и не могли носить. Она попыталась прицепить его на ожерелье.
   - Нет, не так, - сказал Мишель и надел кольцо на безымянный палец.
   ... Вот оно соскочило и укатилось под дверь. Кто-то поднял его и принес обратно и надел на палец, точно так же... Вдруг ее резко пронзило странное чувство, которого она не помнила. Ожидание, волнение, грусть и радость одновременно.
   - Мишель! Как Ян? - память возвращалась толчками, она уже помнила тот вечер, когда стала русалкой.
   Эти странные чувства напомнили ей о земной жизни, ведь русалки не испытывают человеческих чувств. Они никогда не грустят и очень редко волнуются. На щеках девушки заиграл румянец, мертвенная бледность сошла.
   - С ним все хорошо, его уже выписали из санчасти, - Мишель заулыбался.
   Алекса оглядела себя. Красивое средневековое платье с украшениями, только все насквозь мокрое, как она раньше этого не заметила, распущенные немного подсохшие волосы, ракушки, жемчуг.
   Алекса внезапно ощутила, чье-то присутствие, она повернулась к океану. Тут же на поверхности появилось две светлых головы.
   - Керкэлис Алекса? - сказал одна из русалок.
   - Атнаи мнис тиман? - вторая русалка показала на камень, на котором недавно сидели Алекса и Мишель.
   - Тьуа ми, Алекса. Втвеника вельта, - поспешно сказала Алекса, непроизвольно переходя на русалочий.
   - Алекса? - удивилась Мариина.
   Алекса кивнула и быстро заговорила с русалками.
   - Что ты им сказала? - спросил Мишель, когда Алекса тепло попрощалась с русалками.
   - Сказала, что я вернулась к людям, и что очень благодарна им за помощь. Они в свою очередь сказали, что я в любой момент могу к ним вернуться.
   - Помощь?
   - Я тебе все потом расскажу.
   - Тогда пойдем в школу, - сказал Мишель.
   - Да, нужно возвращаться, - Алекса вспомнила все. - Жаль, палочки нет, а то я босиком и в мокрой одежде далеко не уйду.
   - Держи, ты ее тоже оставила на песке, - Мишель протянул ей ее длинную голубую волшебную палочку.
   Вмиг одежда была просушена, а заклинание призыва вызвало из комнаты Алексы ее серф-доску. Через несколько минут они уже летели к Колдумнеям.
   - Эх, жаль парадного входа не избежать. Сейчас же вся школа сбежится посмотреть, и все придется объяснять, - вздохнула Алекса.
   - Ты опоздала, вся школа уже все знает, такая информация долго не держится, - усмехнулся Мишель.
   Алекса ощущала какую-то необъяснимую радость, и это была не ее радость. Алекса внимательно посмотрела на Мишеля и ощутила, что радость сменилась смущением.
   - Мишель, что происходит? - спросила она и снова ощутила приступ стыда.
   - А что? - спокойно спросил парень, хотя Алекса точно знала, какого труда ему стоило это показное спокойствие.
   - Я чувствую, что ты... Я чувствую твои чувства! - внезапно поняла Алекса. - Я эмпат!

N23"Чужие чувства".

  
   - Чувствуешь что? Стоп, как эмпат? У тебя нет такого дара! - воскликнул Мишель.
   - Видимо, есть. Иначе как объяснить, что я чувствую твою радость? ... Так вот о чем говорили Мелодия и Мариина.
   - А что они говорили? - поспешил сменить тему Мишель.
   - Они сказали, что я могу к ним в любое время вернуться. Видимо, я не стала человеком, по крайней мере, не совсем. Помнишь доклад по русалкам? Там сказано, что, если русалка почувствует человеческие чувства, то она может вернуться к людям.
   - И?
   - Я эмпат, я почувствовала твои чувства, поэтому я снова человек... почти.
   - Все-таки почти. А почему не полностью? - Алекса чувствовала, что этот вопрос очень интересен Мишелю.
   - Видимо, чего-то не хватает. Я сейчас человек, только благодаря человеческим чувствам, которые я читаю, но я все еще слышу зов моря.
   - То есть, если ты будешь одна, то станешь снова русалкой? - предположил Мишель, и Алекса ощутила, что ему очень не хочется оказаться правым.
   - Не совсем. Эмпаты воспринимают чувства всегда, хотя, возможно, они так слабы, что они не ощущают их присутствия. Четко осознаю я чувства тех, кто рядом, твои, например. Думаю, что русалкой я могу снова стать только, если случится что-то из ряда вон. Ты доволен ответом?
   Алекса чувствовала, как Мишель постепенно успокаивается.
   - Более чем, - ответил он, отводя глаза. - Теперь мне придется не только мысли фильтровать, но и чувства.
   - Что-то у тебя плохо это получается, - сказала Алекса.
   - Прекрати!
   - Если бы я знала, как! Сейчас ведь вся школа сбежится на меня посмотреть. Столько эмоций! Раньше я только читала об эмпатах, а теперь вот мне предстоит воочию убедить, как же это сложно.
   Они опустились на крыльцо школы.
   - Да поможет мне магия, - сказала Алекса и открыла дверь.
   Холл был пуст, и Алекса хотела воспользоваться этим и незаметно проскользнуть в свою комнату, чтобы хотя бы переодеться. Но тут из-за поворота вышел какой-то ученик и остолбенел, увидев Алексу. Девушка ощутила его изумление. Тут с лестницы спустилась еще группа адептов школы. Алекса почувствовала любопытство и удивление. Тут из Главной Залы хлынула целая толпа.
   - Мерлин, забыла, что сейчас ужин, - пробормотала Алекса.
   Мгновенно вокруг них же собралась толпа, каждый старался взглянуть на Алексу. Она же чувствовала, как эмоции все прибывают и прибывают. Их сила становилась все больше и больше, она давила и напирала, сдавливала сознание, хотелось то плакать, то смеяться. Внезапно звуки отошли куда-то на второй план, мир исказился, поплыл перед глазами, и Алекса погрузилась во тьму.
  
   Очнулась она, когда было уже светло. Она была в медсанчасти, вокруг нее была ширма из белого материала. Алекса пошевелилась. Все было в порядке. Никаких особых изменений она не чувствовала. Тут из-за ширмы показалась мадам Жавельсалид.
   - Проснулась? Как себя чувствуешь? - спросила она.
   - Хорошо, а что случилось? - удивленно переспросила Алекса, постепенно восстанавливая в памяти происшествия вчерашнего вечера.
   - Ты упала в обморок от слишком большого количества чужих эмоций, - сказала женщина. - К тебе пришли.
   Из-за ширмы вынырнул академик Пересветов.
   - Здравствуй, Алекса, - сказал он улыбаясь. - Как ты себя чувствуешь?
   - Здравствуйте. Хорошо, и я...
   Он мягко покачал головой.
   - Ты не могла поступить иначе. Ты дочь своего отца. Другое дело, что такие решения не всегда верны, - сказал он. - Я рад, что ты осталась невредима.
   - Я тоже, - улыбнулась Алекса и тут поняла, что ничего не чувствует, точнее, не чувствует чувств директора. - Профессор, а что с моим даром? Или это что-то другое?
   - Нет, ты эмпат действительный и полный. А сейчас функционирует зелье, притупляющее чувства, скоро его действие закончится, и твой дар к тебе вернется.
   - Вернется? - ужаснулась Алекса. - Я, конечно, очень рада, что у меня появился новый дар, к тому же, именно он помогает мне быть человеком, но он мне... мешает. Да и откуда он у меня?
   - Понимаешь ли, Алекса, этот дар у тебя от матери. Очень редко, но все же случается, что дети наследуют дар от обоих родителей. От отца ты обрела способность перемещаться, а от матери дар чувствовать эмоции других.
   - Но я не могу ощущать все эмоции сразу! Я просто не выдержу!
   - Если бы ты не могла, то тебе бы и не достался этот дар.
   - Но как мне с ним справиться?
   - Не отвергай эти чувства. Впусти их в себя, ведь ты человек, ты можешь их пережить. Представь, какая возможность - испытать весь спектр человеческих чувств разом! - сказал академик.
   - Я не знаю, как это сделать. Они окружают меня со всех сторон, не оставляя мне места.
   - Не борись с ними, прими их.
   - Хорошо, я попробую, - вздохнула Алекса, плохо себе представляя, как можно принять такую массу эмоций. - А когда меня выпишут?
   - Это решит мадам Жавельсалид, - развел руками Владимир Пересветов.
   - Думаю, что к прощальному ужину она уже сможет прийти.
   - Так долго?
   - Долго? - подняла бровь лекарь. - Он сегодня вечером.
   - Сегодня? Мы ведь еще и экзамены не сдали, - удивилась Алекса.
   - Алекса, сегодня 31 мая. Завтра вы все разъезжаетесь по домам на каникулы, - сказал академик, улыбаясь.
   - 31? Я же всего три дня была русалкой?
   - Время у русалок течет по иному, поэтому они так долго и живут.
   - Точно, как я могла забыть, - кивнула Алекса.
  
   К вечеру того же дня ее выписали. Она обходными путями проскользнула на жилой этаж и взлетела к себе в комнату.
   - Алекса! - и тут же Алекса почувствовала, что ее заключили в цепкие объятья. - Как же я рада снова тебя видеть!
   - Магма! - обрадовалась Алекса.
   - Я как узнала, что ты в замке, сразу к тебе отправилась, но меня к тебе не пускали, сказали, что тебе надо отдохнуть. Я тебя даже и не видела.
   - И хорошо, что не видела. Я так чудесно выглядела, - усмехнулась Алекса, как же было приятно снова поболтать с подругой.
   Но тут она ощутила как, пока еще будто через подушку, далеко и невнятно, проступали чувства Магмы. Это действие зелья начинало слабеть.
   - Наслышана, наслышана. Жаль, что я сама все же не видела, - сказала Магма, широко улыбаясь.
   Алекса чувствовала, что Магма несказанно рада ее видеть, она стала постепенно подключаться к ее веселому настроению.
   - Алекса...
   - Я тоже без тебя очень скучала, - улыбнулась Алекса.
   - Так это правда?
   - Что?
   - Ты эмпат?
   - К сожалению, да, - вздохнула Алекса.
   - К сожалению? Да ты что, с ума сошла? Это же такой редкий дар!
   - Или проклятье. Я теперь чувствую все чужие эмоции. Это так сложно.
   - Каждый дар сложно понять и найти к нему ключ, но дар эмпата... слабые маги не могут удержать его энергию, их просто раздавит. А ты справишься, эмпатия дает огромные возможности к колдовству, особенно в боевой магии. Да и к тому же ты теперь всегда будешь знать, что чувствуют другие. Это для других плохо, то, что ты эмпат. Мне вот, например, теперь не только телепатии, но и от эмпатии придется защищаться.
   - Мишель тоже так сказал. Да, наверное, ты права, только вот как мне с ним справится?
   - Никак с ним не нужно справляться. Прими его, и поскорее, иначе мы опоздаем на ужин.
   Девушки собрались и спустились к ужину. Главная зала была уже заполнена, и, когда Алекса зашла, все взгляды были направлены только на нее. Девушка сразу же ощутила наплыв чужих чувств. Они становились все сильнее и сильнее. Алекса поняла, что если что-нибудь не изменится, то снова упадет в обморок.
   "Я не должна с ними бороться, я должна их принять и пропустить через себя", - мысленно повторяла она себе, а эмоции все сгущались. Вот кто-то с кем-то поссорился, кто-то хочет поскорее домой, кто-то наоборот не хочет покидать школу, кто-то радуется празднику, кто-то переживает из-за оценок.
   "Как же это сложно..."
   Алекса вздохнула и еще раз повторила себе, что не должна сопротивляться. Она опустила блок, и чувства разом заполнили все ее сознание, в нем больше ничего не было.
   "О нет..."
   Но внезапно они отошли на второй план и стали как бы фоном. Алекса спокойно шла, могла говорить, воспринимать окружающий мир таким, как раньше, но вместе с этим она теперь ощущала эмоции людей. Вот Магма раздраженно смотрит на Жульена. Веня мучительно пытается вспомнить, о чем говорил, а близнецы хихикают на другой стороне стола, радуясь удавшейся шутке. Вот она увидела Мишеля и Яна, они оба были счастливы видеть ее. Дар эмпата перестал ей мешать. Так же, как зрение и осязание не мешают друг другу, так и эмпатия не мешала ей находиться в реальном мире, не вступая с ним в конфликт.
   - Здравствуйте, дорогие адепты, - заговорил директор Владимир Пересветов. - Вот и закончился еще один учебный год. Для кого-то он был первым, для кого-то последним. Каждому из вас выпали новые испытания, с которыми вы все справились. Завтра вы все улетаете домой, чтобы вернуться сюда первого сентября.
   Всем вам дано право колдовать, но это не значит, что вы должны пользоваться магией направо и налево. Помните, что в мире нончармов злоупотреблять магией нельзя. Первое правило мага - это сохранение статуса секретности магии.
   Ну а сейчас - традиционное знакомство с новыми магами! Первокурсники, прошу вас выйти всех сюда! - директор указал на свободное место перед подиумом, на котором находится преподавательский стол.
   Одноклассники Алексы переглянулись, но все же встали и отправились к директору.
   - Прошу всех встать, - сказал он.
   Заскрипели стулья и лавки, ученики быстро поднимались на ноги.
   - Итак, на счет три все выходим на изнанку мира. Раз, два, три...
   Алекса, не задумываясь, вышла за грань мира, теперь она делала это профессионально. Мир тут же изменился, искорки, освещавшие залу, стали больше и переплелись между собой, на потолке засияли звезды. Вся школа была на изнанке мира. Теперь вместо изумрудной массы стояла разномастная толпа магов. Каждый был индивидуален и похож. Темные маги распространяли черное сияние, светлые - солнечный ореол. Кое-где у храминцов виднелись диадемы Ирины, символизирующие большой потенциал своих хозяев.
   - Итак, теперь вы видите истинный облик каждого. Помните его и знайте, что это маг Вашей школы.
   Первогодок тщательно осматривали. Особенно внимание привлекала Алекса. Она, конечно, была не единственная, кто имел крылья, но таких крыльев не было не у кого. Некоторые имели прозрачные крылья, как у фей, некоторые крылья были похожи на бабочку, некоторые обладали даже пернатыми крыльями, но таких больших крыльев, буквально созданных для полета, никто не имел.
   Директор снова назвал каждого по имени и определил силу, которой тот был наделен. После этого каждому была вручена переливающияся брошь или запонки, которые в руках своих владельцев приняли цвет, наиболее определяющий сущность хозяина. Это был черный, белый, серебряный и золотой. И только у Алексы брошь медленно переливалась от беспросветно- черного к ослепительно-белому.
   - По этой броши вы всегда узнаете друг друга, что бы ни случилось. Такая брошь или запонка есть у каждого мага, когда-либо обучавшегося в Колдумнеях, и будет у каждого будущего ученика, - сказал академик, демонстрируя свою сверкающую запонку.
   После торжественной церемонии выхождения на изнанку мира начался ужин, за которым слышались веселые разговоры и смех. Все обсуждали планы на лето, подводили итоги прошедшему году, обменивались адресами и телефонами, у кого они были. Алекса чувствовала общий радостный настрой, отчего ее собственное настроение значительно улучшилось по сравнению с "допраздничным" ожиданием.
   - Алекса, а ты правда эмпат? - вдруг спросил Ян нарочито безразличным тоном, и Алекса поняла, что этот вопрос его мучил уже давно.
   - Ну, как тебе сказать. Твое нетерпение подталкивает меня потянуть немного с ответом, тем более, что ты ведь телепат, - улыбаясь, сказала Алекса.
   Ян внимательно посмотрел на нее.
   - Если б я мог сделать это по заказу... Ну и сумбур у тебя в мыслях!
   - Видимо, можешь и по заказу! А у меня, кажется, появился универсальный способ защититься от телепатии. Сумбур-то потому, что мысли образуются на базе чувств, а их у меня мно-ого. Попробуй, найди мои, - усмехнулась Алекса.
   Мишель и Магма засмеялись.
   - Да уж, и правда, - согласилась Марьян. - А вы что радуетесь. Ваши-то мысли я спокойно читаю!
   Магма и Мишель обреченно вздохнули.
  
   Следующим утром все ученики, загрузив чемоданы на свои летательные аппараты, полетели за опушку леса, где их уже ждал, нетерпеливо вздергивая, летающий паровоз. Алексе было жаль расставаться с волшебной школой, она к ней уже привыкла и полюбила ее. Но она знала, что обязательно вернется сюда этой осенью, чтобы продолжить обучение магии, и никакой князь Ринтэль ей не помешает это сделать. В последний раз бросив взгляд на астрономическую башню, которая была еще видна, Алекса, вошла в поезд.
   - К нам идут, - проинформировала Алекса, когда все уже сидели в купе.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Ян.
   - Откуда телепат знает, что кто-то идет, оттуда же и эмпат, - пожала плечами Алекса.
   - Никак не привыкну, что ты эмпат, - покаялся Ян, и тут же дверь открылась, и в купе зашли Тим и Том.
   Только теперь Алекса наконец поняла, почему одного из них определили на темное, а другого на светлое отделение. Алекса чувствовала, что от одного близнеца ощутимо веяло темной энергий, второй же сверкал белизной.
   - Ян, мы тебе пришли сообщить, что в буфете продают мармеладные пирожки, - сказал Тим, теперь Алекса это точно знала.
   - Мармеладные! Я пошел, - сразу же собрался Марьян.
   - Я тоже, пожалуй, схожу в буфет, - вдруг решилась Магма.
   Они вышли, а Тим и Том остались в купе. Алекса почувствовала, что Тома что-то беспокоит.
   - Что-то не так? - поинтересовалась она.
   - А ты действительно эмпат? - немного помявшись, наконец спросил Том.
   - Да, Том, я действительно эмпат. Интересно, сколько раз мне придется отвечать на этот вопрос? Если столько же, сколько на вопрос, я ли Алекса Сильмэ, то я уже не выдержу.
   - Том вообще-то я, а что ты можешь?
   - Я читаю чужие эмоции. Например, твои, Тим, - сделав ударение на последнем слове, ответила Алекса.
   Близнецы переглянулись.
   - И что же я сейчас чувствую? - спросил Тим.
   - Замешательство из-за того, что я называю ваши имена верно, - сопоставив факты и чувства, Алекса сразу же сделала вывод и о мыслях близнецов.
   - Вот это да, - протянули оба разом.
   Близнецы ушли, шумно обсуждая новую информацию, и Алекса чувствовала их уважение, и даже некоторое опасение. Теперь появился человек, которого они не смогут дурачить, и это заставляло задуматься. Алекса коварно улыбнулась им вслед.
   - Пойдем, что ли, тоже к буфету, - предложил Мишель.
   Алекса вспомнила, что время уже обеденное и, согласно кивнув, вышла из купе. Магму и Яна они нашли возле продавщицы, безнадежно ссорящихся, кто первый будет покупать.
   - Так, давайте, я куплю, - сказал Мишель.
   В общей сложности у них получился килограмм пирожков с мармеладом, который предстояло поделить между Магмой и Яном, пирожок с мясом и с капустой, несколько пакетов чипсов, баночка желе, яблоко и пара шоколадок. Со всем этим добром они вернулись в купе.
   - Наконец-то, можно перекусить по-человечески, - сказал Ян, бросаясь в кресло и разворачивая пакет с пирожками.
   Магма плюхнулась рядом и тоже запустила руку в пакет. Мишель и Алекса переглянулись.
   - Не надо, не надо, Мишель, ты ведь даже не пробовал, - погрозил Ян ему пирожком.
   Мысли Алексы он, очевидно, не смог найти в буре эмоций целого поезда.
   - Пробовал как-то. Особого желания повторять опыт не испытываю.
   - А ты, Алекса? - предложила Магма.
   - Мне хватает воспоминаний Мишеля, чтобы не есть, - покачала головой Алекса, помимо воли подключаясь к чувствам Мишеля.
   - Ну, ка отиэ, - сказал Ян.
   - Моо теяите, - кивнула Магма.
   Мишель вздохнул, и Алекса поняла, что их мысли снова сошлись на том, что когда дело доходит мармеладных пирожков, то лучше к ним не лезть.
   - Все же, человеческая еда гораздо вкуснее русалочьей, - сказала Алекса, когда с обедом было покончено, и к Магме и Яну вернулась способность нормально говорить.
   - А ты была у русалок в городе? - заинтересовался Ян.
   - Конечно, а где же я, по-вашему, жила полмесяца? - усмехнулась Алекса.
   - Расскажи, как там! - тут же попросила Магма.
   - Да, ты обещала рассказать, - подтвердил Мишель.
   Дорога предстояла еще длинная, и Алекса с удовольствием стала рассказывать о своих приключениях в городе русалок. Никто и не заметил, как в поезде загорелись факелы, оповещяющие о том, что дорого подходит к концу. Расставаться было немного грустно, но все утешались тем, что летом они будут поддерживать связь почтой, а первого сентября снова соберутся вместе.
   - Ну, вот и все. Меня мама ждет, - сказала Магма. - До встречи!
   Она махнула им рукой и скрылась в толпе, где вдалеке стояла знакомая Алексе продавщица из книжного магазина.
   - А вон и мои родители, - сказал Мишель. - Пишите, не пропадайте. Встретимся осенью!
   Мишель стал проталкиваться к недалеко стоящей паре магов, явно светлых. Алекса испытала острое чувство радости, такое близкое, такое знакомое. Она обернулась. Возле колонны ее ждал Кирилл и бабушка Оливия, и тут же рядом стояли родители Марьяна.
   - Бабушка! Кирилл! - воскликнула она и бросилась брату на шею.
   - Заждались мы тебя уже, сестренка, - широко улыбаясь, сказал Кирилл.
   - Как же я рада твоему приезду, - воскликнула бабушка, обнимая Алексу.
   Возле родителей Марьяна постепенно собралось все их многочисленное семейство. Мама его была радостной пухленькой волшебницей, настоящей блондинкой. Отец же, наоборот, имел огненно-красную шевелюру, и был высок, хотя худобой тоже не страдал. Возле них уже стояли близнецы, Алик и Марьян, сзади Алекса увидела девочку с совершенно белыми волосами, очевидно, единственную сестру Яна - Селену. А рядом с ней стол высокий, красноволосый парень, последний брат Яна - Максимилиан.
   - Алекса, - обратилась к ней мама Яна. - Мы так тебе признательны за спасение нашего Марьяна. Даже не знаю, как и благодарить.
   - Ну, что вы...
   - Нет-нет, ты столько сделала для нашей семьи, - энергично покачала головой женщина. - Мы тебе безмерно благодарны.
   Алекса улыбнулась, чувствуя искреннюю благодарность женщины, которая вся извелась, когда узнала о нападении на своего сына. Эти воспоминания до сих пор еще не отошли в прошлое.
   Алексе эти воспоминания казались далекими и какими-то нереальными. Скорее всего, это было из-за того, что она стала на какое-то время русалкой и обрела дар эмпата, который менял представление о времени и как бы делил жизнь Алексы на две половинки. Но теперь Алексу ждало длинное, веселое лето, полное магии и солнца. И ей столько нужно было рассказать Кириллу и бабушке...
  
  
   Так закончился первый год обучения Алексы Сильмэ в школе магии. Она много узнала и многое пережила, стала русалкой, снова столкнувшись с князем Ринтэлем, который вновь исчез, но надолго ли... Что же она теперь будет делать со своей неопределенной судьбой и феноменальными способностями? Сможет ли удержать свою силу и остаться магом?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.30*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"