Умнова Елена: другие произведения.

Живой робот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.42*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если даже самая примитивная техника при твоем приближении сходит с ума, это, мягко говоря, неприятно. Врачу, конечно, важнее, как на него реагируют люди, но лишь до тех пор, пока он не попадет в будущее. Шутка ли, вычислительные системы заполнили собой всю жизнь!


Живой робот

Отдельное огромное спасибо

моей сестре Ольге, подруге Надежде

и любимой бете Алисе Дорн

.

  
  
   Так, еще пара абзацев, и все... Что? Что такое? Почему все пропало??? О, нет! НЕТ! НЕТ!!! Ну только не это! Синий экран смерти! Только не это!!! Два часа работы, и этот гад отрубился и ничего не сохранил!!!
   Я уставилась в синий экран с надписями, которые я не понимаю.
   - Да работай ты, что ли, нормально! - сердито воскликнула я, нажимая кнопку "Reset". На мониторе мигали привычные строчки загрузки операционной системы.
   Ничего не сохранилось. Два часа работы!!!
   - У-у-у! - я от бессилия стукнула кулаком по корпусу системного блока, и свет неожиданно потух. Стоп, как потух, это же дневной свет из окна!
   Полминуты, проведенные в оцепенении, и свет снова хлынул... не из окна. Я медленно выпрямилась и окинула взором... переулок. Два близко стоящих дома ровного серо-коричневого цвета, торцами стоящими друг к другу, ни одного окна, ровный асфальт какой-то необычной структуры. Все чисто и безлюдно. Я запрокинула голову, и пространство передо мной как-то слегка поплыло от высоты этих домов. У нас в городе таких точно нет! Блин, какой город? Я была в ординаторской! Таааак... Что это со мной такое? Рехнулась? Как меня зовут? Ага, помню, Иштар Ильниш. Сколько мне лет? Двадцать четыре. Кто я такая? ЛОР, врач. Уже неплохо! Стало быть, по крайней мере с памятью проблем особых нет. Так, руки-ноги ощущаются вполне нормально. Но что с моим зрением? Что мне такое мерещится? Может, у меня все же с мозгами проблемы?
   Тут в проулок свернули трое. Я рассматривала их с маниакальным интересом. Люди как люди, одеты, правда, странновато, но сейчас все что угодно встретишь. Правда такого, может, и не встретишь... Когда троица подошли ближе стало понятно, что одна из них женщина, а двое других мужчины. Странная одежда, странная прическа... Тройка неспешно подходила еще ближе, разговаривая между собой. Ого! У девушки чудесного изумрудного цвета блестящие... волосы, волнами спадающие чуть ниже плеч. Видимо, мое удивление было слишком явным, потому что девушка, поравнявшись со мной, повернулась и удивленно вскинула зеленые же бровки над черными, по-особому накрашенными глазами.
   - Что-то не так? - довольно дружелюбно спросила она.
   - Все в порядке, - на автомате, не задумываясь, ответила я и тут же спохватилась. - Подождите! А что это за место?
   Троица, успевшая сделать еще пару шагов, обернулась и внимательно посмотрела на меня.
   - Проулок от 13-го Сада до Роботостроительной, - ответил парень, стоявший справа от девушки. Темные коротко стриженные волосы, поставленные торчком, были вполне обычными, колечко в ухе тоже, а вот сами заостренные уши - это было уже необычно!
   - Какой-какой? - переспросила я, предполагая, что ослышалась.
   - Проулок от 13-го Сада до Роботостроительной, - недоуменно повторил парень.
   - Это где у нас такие улицы? - озадачилась я.
   - Вот там, - девушка показала в разные концы проулка.
   - Клиника... - пробормотала я, окончательно утверждаясь в мысли о сумасшествии. Зеленоволосые люди с острыми ушами мерещатся!
   - Клиника на Зеленом проспекте! - радостно сообщил парень с острыми ушами.
   - Да нет... в голове она! Вот тут, - я постучала пальцем по виску. - Это же надо было так уработаться, чтобы рехнуться! Правильно мне говорили, что на доктора учиться - можно двинуться!
   - А Вы доктор? - Это подал голос третий прохожий. Этот был на первый взгляд вполне нормальный. Разве что черты лица излишне правильные, да волосы редкого, но вполне нормального льняного оттенка волнами спускались до плеч.
   - Да, но теперь, похоже, меня саму придется лечить, - кивнула я.
   - От чего?
   - От шизофрении.
   - А почему Вы думаете, что Вы больны шизофренией? - продолжал интересоваться нормальный парень.
   - Элиас, ну, чего ты докапываешься до человека? - Пихнул его в бок остроухий юноша.
   - А разве, будучи в ординаторской, воображать, что стоишь в проулке от 13-го Сада до Роботостроительной и разговариваешь с зеленоволосой девушкой и остроухим юношей - это нормально?
   - Вполне!
   Мне в голову стали закрадываться мысли о коллективном помешательстве. Ну, или, по крайней мере, что это мои соседи по палате в психиатрической лечебнице. Знать бы еще, почему мне этот странный проулок мерещится вместо палаты!
   - А что тут странного? - это поинтересовалась девушка. - Мне идет зеленый цвет волос, вот я и покрасилась. А Мехис у нас эльфо- и вампироман! Поэтому у него острые уши и длинные клыки.
   Остроухий парень в дополнение к странным ушам показал еще и удлиненные клыки, причем все четыре.
   - А тебе так удобно рот закрывать и есть? - заинтересовалась я.
   - Вполне. Мне же специально для этого прикус исправили! - хохотнул Мехис.
   - Исправляли прикус? - я озадачилась. Что-то не припомню, чтобы у нас таким чудачествами только ради того, чтобы иметь внушительные клыки, страдали.
   - Ну, да... Странная ты! Ты вообще местная? - подозрительно спросил Мехис, осматривая меня. Я была в белом халате, из-под которого виднелись брюки.
   - А что тут за местность?
   - Лета, - ответила девушка, удивляясь такому странному вопросу.
   - Лето?
   - Лета - город такой, научный центр, - На всякий случай мне пояснили.
   - Понятия о таком не имею, - выдала я, покопавшись в памяти. Чертовщина какая-то!
   - Ничего себе! Это в какой же глуши надо жить, чтобы не знать о Лете?
   - Лета - научный центр робототехники и пространственно-временных перемещений, - решил просветить меня Элиас. - Основан пятьсот лет назад выдающимся ученым Тароном, который построил здесь первый временной лифт. Позже здесь же появились первые пространственнее лифты, а еще позже сюда переехало и роботостроение, как передовая отрасль науки.
   - И как ты все помнишь? - удивился Мехис.
   - Мех, не завидуй! - усмехнулась девушка. Интересно, а ее как зовут? - И вообще! Это и я помню!
   - Может, ты еще и год основания помнишь?
   Девушка замялась.
   - Три тысячи сто седьмой, - ответил Элиас.
   - КАКОЙ??? - У меня чуть глаза на лоб не полезли. - Это сейчас какой? Три тысячи шестьсот седьмой?
   - Три тысячи шестьсот девятнадцатый, - уточнил Элиас.
   - Это как же так получилось? Я сошла с ума, и прошло больше тысячи лет? - ужаснулась я и спохватилась, что, наверно, это просто выдумка, а я переживаю.
   - А какой же сейчас год? - подозрительно спросила девушка.
   - Две тысячи десятый!
   - Ха! Да ты не шизанутая, ты просто из прошлого! - рассмеялся Мехис.
   Я посмотрела на него как на умалишенного.
   - Да-да, - поспешно закивала девушка. - Вчера у нас открывали пространственную дверь, как раз в начало третьего тысячелетия, видимо, тебя при закрытии затянуло случайно. Такое бывает! Это побочные эффекты. Поживешь здесь немного и сможешь вернуться обратно, когда снова дверь в твое время откроют.
   Теперь я на всех них смотрела как на сумасшедших.
   - То есть, вот так вот вытащить человека из своего времени, запихнуть незнамо куда, точнее сказать, незнамо когда - это у вас тут нормально? - уточнила я, на всякий случай не споря.
   - Ну, не совсем нормально. Это побочный эффект открывания дверей.
   - А зачем их вообще открывать?
   - Наука! Проводятся исследования, в том числе и исторические.
   - Третье тысячелетие - начало компьютеризации мира, - пояснил Элиас. - Это более чем интересно, узнать о своих истоках, да еще и из первых уст, так сказать.
   - Вообще-то компьютеры появились еще в конце двадцатого века, - поправила я, так как ничего умнее не придумала.
   - В двадцатом? - заинтересовался Элиас. - Странно... таких данных нет. У нас вообще мало данных о том времени. Поэтому и открываются двери.
   - Ну, я не компьютерщик, я историю их развития не знаю. Знаю только, что компьютеры появились где-то в середине двадцатого века, хотя, конечно, компьютерами это было назвать можно весьма условно. Потом они быстро эволюционировали до более современных моделей и дальше продолжали совершенствоваться. Уж не знаю, до каких высот добрались эти компьютеры в ваше время.
   - Хо! Да вот до таких! - хохотнул Мехис, косясь почему-то на Элиаса. Программист он, что ли?
   - Ты программист? - спросила я.
   - А кто это?
   - Ээ... - теперь уже я поражалась незнанию прописных истин. - Ну, человек, который пишет программы для компьютеров.
   - Так это правда? В двадцать первом веке люди сами создавали алгоритмы для компьютеров? - оживился Элиас, смотря на меня горящими глазами. Буйный псих!
   - Правда, - осторожно ответила я. - Есть специальная отдельная профессия такая. Ну, и там виды всякие.
   - Какие виды?
   - Да что ты меня спрашиваешь? Я доктор! Я понятия не имею, какие! Мы в университете изучали только готовые программы! Сами ничего не писали!
   - Поразительно! Хати, они на самом деле писали... как это... программы для компьютеров! - Элиас обратился к девушке. Интересное у нее имя, однако.
   - Вот видишь! Гипотеза подтвердилась! - покивала Хати.
   - Как же вы тогда исследуете наше время, если не знаете таких простых вещей?
   - Да мы только начали! - радостно улыбаясь, немедленно пояснил Элиас. - До того мы изучали начало четвертого тысячелетия, и чуть было не разрушили свое время! Теперь контакт с местными жителями запрещен, и информацию приходится добывать другими путями.
   - Зачем вообще соваться, если все так плохо? - пробормотала я.
   - Не беспокойся! Ничего страшного не будет. В вашем времени никто не узнает о нашем исследовании, и во времени ничего не изменится, - утешил меня Элиас.
   - Хотелось бы верить. А ты занимаешься как раз этими исследованиями?
   - Да, мы вместе с Хати аналитики.
   - То есть, занимаемся анализом поступающей информации, строим примерный план событий, выдвигаем гипотезы, - это пояснила сама Хати, заметив непонимание в моих глаза. - На днях в соседнем отделе выдвинули гипотезу, что, дескать, в ваше время люди, возможно, самолично командовали компьютерами во всех сферах их деятельности.
   - А как иначе? Компьютер - это тупая машина. Пока не скажешь, что ему делать, он ничего делать не будет! - сказала я, как само собой разумеющееся.
   - Ха-ха-ха! - отчего-то расхохотался Мехис. - Слыхал, Эль? "Тупая машина"!!! Ха-ха-ха! Которая, пока не скажешь, ничего не делает! Ой, не могу! Ха-ха-ха!
   - И ничего смешного, - холодно заметила я. - Может быть, в ваше время компьютеры очень умные и все делают сами! А в мое время ничего подобного не было! Эту дурацкие компы вообще постоянно ломаются, виснут и глючат. Еще всякие идиотские вирусы, что винду приходится переставлять!
   - Что делают? - не на шутку заинтересовался Элиас.
   - Что переставлять приходится? - так же поинтересовалась Хати.
   - Ненадежные, короче, очень! - максимально сократила объяснения я. - Вот, например, до того как меня к вам затянуло, я сидела, набирала реферат. Два часа набирала! А эта железная скотина вырубилась и ни черта не сохранила!
   - Вырубилась? Это как так? - удивился Элиас.
   - "Железная скотина"! - Хохотал Мехис, снова пихая в бок Элиаса.
   - Да погоди ты, - отмахнулся парень и снова обратился ко мне. - А как такое могло произойти?
   - А я знаю? Наверное, короткое замыкание или еще что-то. Откуда я знаю, что там в его загадочной электронной душе не так сработало, что он выдал мне синий экран смерти!
   - Что выдал? - хором воскликнули все.
   - Ну, на мониторе синий фон, а там несколько строчек. Что такое монитор, вы знаете?
   - Знаем, - кивнула Хати и поскорее спросила. - А что за строчки?
   - Понятия не имею! Как мне говорили программисты - там пишется код ошибки, из-за которой произошел сбой, но я в этом ничего не понимаю! Да и у меня это постоянно! Какой бы прибор я в руки не брала, он обязательно выдаст что-то не то! Апогея эта моя несовместимость с приборами достигла с компьютерами. Постоянно что-то не так и не работает, а уж этот синий экран смерти! Он меня просто достал! И ведь компы теперь стали почти везде стоять, и без них никуда, а они со мной не работают! Флешку банально вставляю - комп ее не видит, или виснет, или перезагружается!
   - Вот это да! - в один голос протянули все трое.
   - Ваши компы такого не делают? - спросила я.
   - Само собой нет, если я все верно понял из твоего рассказа, - ответил Элиас.
   - Верно понял? А мы вообще на каком языке говорим?
   - На русском. Просто, когда ты через временную воронку проходила, твой язык адаптировался к нашему, то есть, ты понимаешь наш современный русский как твой, а мы твой - как свой. Но некоторые специфические слова не имеют перевода, так как не имеют аналога в нашем времени. Ты, например, не поймешь, что такое hetaerivus плата или датчик- affectio.
   Смутно знакомые слова какие-то!
   - Мм... латынь? - спросила я.
   - А что это такое?
   - Мертвый язык. Вы его используете сейчас как научный?
   - Это международный язык, созданный специально для облегчения понимания людям друг друга. Ему уже более тысячи лет. Язык научных терминов совсем другой.
   - Специально созданный? Видимо, на основе латыни. Может, тысячу лет назад ее еще не до конца забыли. Ну, вот hetaerivus плата - это ведь как-то связано с ассоциациями?
   - Да, это плата, отвечающая за ассоциативное мышление роботов. Наиболее мощные сейчас поддерживают передачу до трех унибайт информации в секунду, - подтвердил Элиас. - Надо же, ведь о латыни сейчас ничего не известно!
   - Элиас! - Неожиданно спохватилась Хати, до того слушавшая меня с не меньшим интересом. - Чего стоим, болтаем! Ее же зарегистрировать надо, и со всеми вытекающими! Пошли в научный центр за справкой, а потом в администрацию за регистрацией.
   - Какими вытекающими? - подозрительно спросила я.
   - Ну, тебе где-то жить надо и что-то есть, пока тебя не отправят домой. Для этого нужно пройти проверку в научном центре, а потом со справкой оттуда идти регистрироваться, ну, а потом тебе найдут жилье и выделят деньги от научного центра.
   - Прямо вот таки дадут жилье и деньги просто так? - не поверила я.
   - А что тут сложного? - удивился Мехис. - Сами тебя сюда затащили, сами и будем обеспечивать!
   О, Господи! Куда же это меня черти-то занесли???
   И мы отправились в научный центр. Сначала спустились куда-то вниз, потом залезли во что-то, напоминающее метро только названием (видимо, из-за адаптации языка такой перевод), потом снова вышли на поверхность, и я увидела совершенно необычное здание. Это был настоящий средневековый замок, выполненный из абсолютно непонятных материалов. Весь серебристо-белый, с множеством стекол, белыми коническими крышами со шпилями на башенках. И кто был тот гениальный архитектор, который это придумал?
   Последний вопрос я задала вслух.
   - А что такое? - поинтересовался Элиас, осматривая научный центр цепким взглядом и не найдя, к чему придраться.
   - Да это ж замок, а у вас научный центр!
   - Замок? А что в нем должно быть?
   - Ну, раньше в нем жили короли и высшая знать, в них прятались во время войн и оборонялись. Они были окружены рвом и валом для этого.
   - Чем-чем? - заинтересовалась Хати. Все трое уставились на замок, будто впервые его увидели.
   - Вообще-то, научный центр был построен по эскизу, который случайно попал к нам во времена первых испытаний пространственно-временных перемещений. Его, так же как и тебя, засосало. Он тогда очень понравился ученым, и было решено использовать его как эскиз для постройки научного центра.
   - Оригинально... Слушай, а почему вы ничего не знаете о прошлом? Ведь насколько бы двадцатый век не был отсталым по вашим меркам, в это время все равно уже велись документы. Как так вышло, что вы ничего не знаете?
   - Ну, в две тысячи пятьсот двенадцатом году случился конец света, и все документы исчезли, точнее, остались только самые поздние, которые были на космических кораблях, а древние документы были стерты с лица Земли. Пока мы высадились, пока занимались восстановлением мира, все специалисты, которые могли бы восстановить хоть бы часть утерянной информации, умерли, и мы остались вообще без прошлого. Поэтому сейчас этим и занимаются с таким негаснущим энтузиазмом. Всем очень интересно!
   - Конец света все-таки произошел, но на пятьсот лет позже ожидаемого, - пробормотала я.
   - Позже?
   - Ну, его ждут в две тысячи двенадцатом!
   - Мы точно не знаем, что было в двенадцатом, документов нет. Может, и было что-то.
   Заявление о моем затягивании в пробитую дыру во времени в научном центре восприняли совершенно спокойно, я бы даже сказала, флегматично. Провели короткое обследование, анкетирование и выдали справку, которая являлась подтверждением моего легального попадания в город. Ну, если у них легальным считается просочиться во временную дыру, то что же считается не легальным?
   Снова поездка на метро, и регистрацию в администрации мне выдали еще быстрее. Во время всех этих перемещений Хати с Элиасом расспрашивали меня о средневековых замках, феодалах и королях. Пришлось основательно поднапрячь память и добыть из ее к свои познания в истории, ибо моих новых знакомых интересовало буквально все.
   После получения регистрации мы снова спустились в метро и куда-то поехали.
   - А куда теперь?
   - Домой, - ответила Хати.
   - А меня куда?
   - И тебя домой. Ой! Я же тебе не сказала! Я взяла тебя жить к себе, - радостно улыбаюсь, будто выиграла какой-то приз, сообщила мне Хати.
   Вообще, конечно, гора с плеч! Я боялась, что меня поселят черте где и черте с кем, и забудут до ближайшего открытия дверей или даже навсегда. Жить у Хати будет гораздо лучше! Правда, если они с Элиасом будут меня все время так же расспрашивать... Впрочем, за все надо платить!
   Дом Хати был совершенно обычный по здешним меркам. Он имел квадрат в основании и уходил далеко в небо. Радостно-желтая окраска его стен и поблескивающие чем-то явно не стеклянным, хоть и прозрачным, окна придавали ему нереальность. Впрочем, такими здесь были почти все постройки, только цвета различались. Как мне объяснила Хати, мы сейчас находимся в спальном районе Леты, здесь находятся только жилые многоэтажные дома, причем большинство из них принадлежит научному центру, а точнее, в них проживают научные сотрудники. Самостоятельной частью спального района является частный сектор, там тоже живут люди, но баснословные богачи. Там у них нет высотных домов, зато много садов и парков, также рядом с частным сектором расположен лес и река, которые входят в заповедную зону к западу от Леты. Хати сказала, что там очень красиво и все настоящее. Я тогда сильно насмешила их с Элиасом, указав на странные растения, мимо которых мы проходили. Оказалось, что это все ненастоящее. Точнее, это какие-то эксперименты научного центра. Это нечто, что я приняла за деревья, кусты и цветы, было искусственно синтезировано специально для украшения города. Я заодно поинтересовалась происхождением строительных материалов, дороги и всего, что меня окружало. Все оказалось также синтезированным. Настоящее тоже есть, но на строение домов и благоустройство улиц такие сокровища не тратятся. Все что можно было, заменили на синтезированное.
   Почти мгновенно домчавшись до семьдесят восьмого этажа на лифте, мы вышли на небольшую круглую площадку. В лифте открылись сразу две двери, в одну из которых мы вышли, а в другую виднелась дверь соседской квартиры.
   - У вас всего две квартиры на этаже? - поинтересовалась я, пока Хати открывала дверь, точнее, пока дверь ее узнавала и открывалась сама.
   - Да, по два жильца на этаже, - кивнула Хати.
   - Жильца? А у вас что, живут только по-одному? - Ужаснулась я.
   - Нет, просто это небольшие квартирки для научных сотрудников, - улыбнулась она.
   - Семьи живут в домах побольше, - сказал Элиас, который также шел вмести с нами, а вот Мехиса мы где-то по дороге потеряли. Вернее, я не заметила, где именно он ушел по своим делам.
   Тем временем мы вышли в прихожую. Хати привычным движением скинула туфли, которые немедленно провалились в пол. Курточку она повесила в неожиданно появившуюся нишу, которая, видимо, являлась шкафом. Я застыла на месте, уставившись на глухую стену, которая только что захлопнулась.
   - Что такое? - Элиас проделал то же самое.
   Я тряхнула головой и осторожно сняла туфли. Те исчезли так же стремительно, как и туфли хозяйки квартиры.
   - И что теперь с ними будет? - осторожно спросила я.
   - А что такое? - не поняла Хати. - Их почистят, просушат и потом, когда ты захочешь выйти, тебе их подадут. Мы завтра тебе купим обувь и одежду.
   Я растерянно кивнула. Кругом одна автоматика. Придется к этому привыкнуть. Вот если еще и тут все около меня будет ломаться...
   Тут что-то дзинькнуло и зазвенело.
   - Что такое? - Хати подошла к небольшому открывшемуся дисплею в стене. - В смысле? - озадачилась она.
   - Что там такое? - К ней присоединился Элиас.
   - Он говорит, что не знает, что это такое! - продолжая удивляться, сказала Хати.
   - Мм... что за обувь была на тебе? - спросил Элиас.
   - Туфли, - кажется, накаркала...
   - Теперь он не может понять, что это за материал, - разглядывая мониторчик, сказала Хати.
   - Кожа, а подошва резиновая. Я же в больнице работаю, нужно тихо ходить.
   - Он такого не знает, - хихикнула Хати.
   Я заглянула в дисплей. Там было написано что-то невообразимое.
   - Что это? - спросила я.
   - В смысле? - Моего вопроса не понял никто.
   - Ну, вот это вот, - потыкала в мониторчик.
   - Дисплей, - пожал плечами Элиас.
   - Да я понимаю, что не системник. Что тут написано?
   - Что невозможно определить, из чего сделаны твои туфли. Материал неизвестен, - перевел мне Элиас.
   - Пусть в натуральных поищет, раз у вас тут все синтетическое, - пробормотала я.
   Дисплей мигнул, и надписи сменились.
   - О, и, правда, в натуральных нашел. У тебя, правда, кожаные туфли на резиновой подошве? - округлила глаза Хати.
   - А вы думали, я пошутила?
   - Да у нас просто и правда такая шутка есть! Что-то типа, о, богатей пошел, в кожаных туфлях на резиновой подошве.
   - Мдя... - озадачилась я. Это мои-то совершенно обычные черные туфли здесь считаются признаком богачей? - Слушай, а этот дисплей - что, понял, что я ему сказала? - неожиданно дошло до меня.
   - В смысле, дисплей?
   - Эта система, она, что понимает речь? - Я указала на мониторчик.
   - Ну, да, а как иначе?
   - Ну, там кнопочки всякие, мышки, сенсорные экранчики.
   - Кнопочки? Зачем? Если ты хочешь телевизор посмотреть или по сетке полазить, то ты просто подключаешься к сети, а домоуправление-то тут причем?
   - О-о, - протянула я. - А давайте вы мне по порядку и как для полного придурка расскажете, что у вас тут и для чего, а? У нас ведь все совсем не так было!
   - Пойдем на кухню, поужинаем, и я постараюсь тебе объяснить все как можно проще, - кивнула Хати. - Эль, поможешь мне, если что.
   - Да я, честно говоря, не знаю чем, - растерялся парень. - Для меня же это все, эти механизмы как само собой разумеющееся.
   - Ну вот, как работает, и расскажешь. Только попроще, без терминов и ненужных дебрей.
   Мы покинули крошечную прихожую, которую я даже толком не рассмотрела, прошли по короткому коридору, нижняя половина стен которого была выложена чем-то похожим на дерево, а верхняя походила на ткань, и вышли в просторную и светлую комнату. Слева на невысокой сцене было что-то вроде мягкого уголка под широким окном, украшенным темной шторой. По крайней мере, я почти уверена, что эти странные предметы, в обилие располагающиеся там, - подушки. В дальнем от двери углу располагалось парочка кресел со столиком между ними, напротив входа стена была "стеклянная", занавешенная какой-то легкой серебристой тканью, через которую свет легко проникал в комнату. Напротив мягкого уголка у стены стояли какие-то полки с различными предметами, расставленными на них, и был широкий проход в смежное помещение. Им оказалась кухня.
   Собственно, кухня была очень похожа на современную кухню нашего времени. Поверхности для готовки, ящики для хранения кухонной утвари, большой стол с табуретками. Все было выполнено в бежево-коричневых тонах.
   - Так, сейчас чего-нибудь из заготовок съедим, - сказала Хати, открыв один из ящиков, вытащила оттуда какой-то сверток. На столе немедленно появилось несколько тарелок разного размера и глубины. Выбрав одну из них и выложив туда нечто из свертка, Хати отправилась к другому ящику и поставила тарелку туда. Видимо, первый ящик был холодильник, а второй - духовка или микроволновка. - Чай, ага, вот этот, - Хати кивнула, мельком взглянув на дисплей. - Сервировка на троих.
   Три тарелки, три вилки, три ножа немедленно появились по ее велению. Элиас тут же взял тарелки и принялся расставлять, Хати разложила вилки и ножи. Снова что-то мелодично прозвенело, и Хати вытащила еду из духовки. Я все это время просто стояла в дверях и смотрела, постоянно прося себя не удивляться.
   - Иштар? Ты чего стоишь? Присаживайся, - пригласила Хати.
   - Я в шоке и пытаюсь привыкнуть, - честно сказала я.
   - А что тут такого? - удивился Элиас.
   - Да у вас здесь очень странная система! То этот домоправитель все сам делает, то информирует, то спрашивает, предлагает на выбор, - честно ответила я. - Ничего не могу понять! Как, когда и на что он реагирует?
   - Хи-хи-хи, ну, тут у каждого свое. Какие настройки, - рассмеялась Хати. - Я не люблю лишний шум, поэтому мой домоправитель издает минимум звуков. Плюс я считаю, что все системе не доверишь, да и нужно что-то делать самой, иначе вообще обленишься. Поэтому часть функций у него отключена. Например, готовлю я сама, он только хранит заготовки, чтобы вот так прийти и просто доготовить. Ну, и так по мелочи, иногда удобнее сказать голосом, иногда выбрать из списка, иногда он и сам прекрасно может сделать выбор, нужно только подтвердить. Каждый настраивает своего домоправителя как хочет.
   - Мой, например, вообще никаких звуков не издает, а посылает импульсы напрямую, как и я ему, - сказал Элиас.
   - Ой, мне этого не понять, - вздохнула я, вертя в руках вилку.
   - Да тут ничего сложного. Домоправитель все знает и сам делает, нужно просто сказать, что, - весело сказала Хати. - Хотя ты на общем не понимаешь, да и современный русский не прочитаешь, письменность даже с начала четвертого тысячелетия изменилась, что уж говорить о начале второго. Мм... Кай, будешь с ней говорить вслух, она тебя по-другому не поймет.
   Мониторчик мигнул, принимая команду.
   - Это его так зовут? - уточнила я.
   - Кого? - хором спросили Элиас и Хати.
   - Домоправителя...
   - Все системы домоуправления зовутся КАЙ - это аббревиатура, ее расшифровка примерно переводится как "система управления домашним хозяйством", - сказал Элиас.
   - А-а, - протянула я. - У нас просто имя такое есть мужское, Кай, и сказка есть про Кая и Герду.
   - Сказка?
   Пришлось пересказать "Снежную королеву". После ее прослушивания Хати и Элиас долго спорили об осколке, но в таких терминах, что я ничего не поняла. Как они мне коротко пояснили позже, они обсуждали, возможность попадания какой-то особенно жуткой пыли в наше время. Я поскорее объяснила им, что сказка - это выдумка, но их это не убедило. Кстати, странное кушанье, которое мне предложили отведать, оказалось вкусным и напоминало скорее рыбу с каким-то неведомым мне овощем в качестве гарнира.
   После ужина меня провели по всем комнатам, объясняя мне, что и где. Хати и Элиас объясняли попеременно. Хати рассказывала про предметы, и что с ними делать, а Элиас - как именно они это делают, и что-нибудь из истории. Он прямо как ходячая энциклопедия! Я, правда, не думаю, что меня посвятили во все тонкости обращения с этим странным местом, ибо то, что мне было непонятно, у них было заложено генетически. Впрочем, меня успокоили, что я всегда смогу спросить все, что пожелаю, у Кая. Когда совсем стемнело, по всей квартире неожиданно загорелись цветы. На мой удивленный взгляд мне сообщили, что все в порядке. Как оказалось, "растения" на улице также заменяют фонари (а я все гадала, как же освещаются улицы?). Кстати, небольшая квартирка на практике оказалась довольно просторной. В ней помимо гостиной, кухни и санузла было еще две спальни, кабинет и что-то вроде комнаты для медитаций, как я ее назвала. Вообще, эта комната была пустой, и в ней можно было делать все, что угодно, точнее, в ней создавалась любая иллюзия. Можно было играть в виртуальные игры, заниматься спортом, общаться посредством голограмм.
   После довольно продолжительной экскурсии Элиас попрощался и ушел домой. Хати сказала, что ей нужно в сеть, сделать "обычные вечерние дела", а мне пока предлагается осмотреть предоставленную мне комнату и, если появятся вопросы, задать их сейчас. А то завтра утром она уйдет на работу, и в моем распоряжении будет только Кай, а он не лучший собеседник.
   В комнате теперь я и находилась. Белая комната с двуспальной кроватью, скорее напоминающей матрас на возвышении, так как никакого каркаса не наблюдалось, равно как и подушек. Зато одеяло и покрывало были, в чем я убедилась, проверив. Парочка цветков-светильников красного цвета (свет, кстати, был белым) горели по бокам от кровати, еще свет лился с потолка, хотя никакой люстры или чего-то похожего я там не нашла. Видимо, свет был как-то вплетен в рисунок, который украшал потолок. Также в комнате был гардероб, который в отличие от гардероба в прихожей был виден явно, большое зеркало с тумбочкой под ним. По обе стороны от зеркала были шкафчик и полки. Еще у зашторенного окна стояло кресло. Как я уже убедилась, этот шарик принимает любую необходимую форму, если на него сесть.
   Я подошла к окну и заглянула за шторку. Осмотрев черную поверхность стекла, я обернулась и прищурилась на потолок. Само собой, никакого выключателя не было.
   - Свет бы выключить, - на пробу сказала я.
   Темнота разлилась по комнате. Удачно попросила. Я поскорее обернулась к окну и увидела светящиеся дорожки из окон уходившие вверх и вниз. Вид из окна был урбанистическим. Кругом располагались точно такие же дома, хотя смотреть все равно было интересно. Все окна светились по-разному, с разной интенсивностью и оттенком света, да и горели не все окна, а выборочно, создавая причудливый рисунок. Надо будет днем посмотреть.
   - Обратно включить, - сказала я. Свет зажегся. Я посмотрела на красные цветы и вздохнула. - А нельзя эти цветы было синими сделать?
   Цвет тут же сменился, да так быстро, что мне показалось, что у меня что-то с глазами. Я поморгала и подошла поближе.
   - Чуть потемнее бы, - ожидая чего угодно, сказала я, цвет изменился. Чудеса техники!
   Я обошла комнату, поэкспериментировав с цветами мебели и остановилась на классической светлой деревянной расцветке мебели, добавила незатейливый рисунок на обои, сменила цвет покрывала на подходящий светильникам и остановилась.
   - Оставить только свет от цветов.
   Все исполнилось, а я все равно ощутила себя как-то глупо. Создавалось впечатление, что я разговариваю сама с собой, да еще и отвечаю себе и исполняю сама все, что говорю. Так и рехнуться недолго.
   - Кай, - осторожно позвала я.
   Тишина.
   - Эм... а Вы... ты... - вот дилемма, на "Вы" или на "ты" к домоправителю обращаться! - Ты не мог бы хоть иногда подавать признаки жизни, что ты здесь, то есть, что ты слушаешь, ну, воспринимаешь, что я говорю. А то мне как-то дико разговаривать с пустой комнатой.
   - Что Вы желаете, чтобы я говорил? - Резкий, бесстрастный и бесполый голос разнесся по комнате. Никаких интонаций, разделения предложения на части. Все монотонно, как речитатив. Я даже голову в плечи вжала.
   - Ой, а ты можешь голос сменить? - немедленно спросила я.
   Мне на выбор тут же предложили несколько голосов, из которых я поскорее выбрала приятный, тихий мужской голос. Теперь хоть уши резать не будет.
   - Как Вы желаете, чтобы я реагировал на ваши команды? - повторил свой первый вопрос Кай, когда с выбором голоса было покончено.
   - Мм... ну, так, например, говорить "да" или "хорошо", ну, или что-нибудь в этом духе.
   - "В этом духе" - неизвестная фраза.
   - Синонимы слов.
   Может, не так уж и хорошо было сменить голос. Я так начинаю забывать, с кем говорю.
   - Да, госпожа.
   - Эм... а ты Хати тоже госпожой называешь?
   - Да. Госпожа Хати - хозяйка, - ответил Кай.
   - А я?
   - Госпожа Иштар - гостья.
   - А еще что?
   - Госпожа понимает только русскую речь и требует подтверждение выполнения команды.
   Ну, да, все правильно.
   - С моими туфлями-то ты разобрался?
   - Да, госпожа. Все в порядке. Желаете взглянуть?
   - Нет, верю, - отказалась я.
   - Неизвестный смысл слова "верить".
   - Не нужно показывать, - повторила я, еще раз напоминая себе, с кем говорю.
   - Что-нибудь еще?
   - Хати все еще занята?
   - Хозяйка у себя.
   - Что она делает?
   - Подключена к сети.
   - Значит, занята...
   - "Занята" неизвестный смысл.
   - Занята - это значит, что она что-то делает, - не выдержала и пояснила я. - А ты можешь вместо "неизвестный смысл" и "неизвестное слово" просто спрашивать "Что?" или повторять непонятную фразу?
   - Да, госпожа.
   - Отлично.
   - Отлично?
   - Синоним "очень хорошо".
   - Хозяйка отключилась от сети.
   - Спасибо, пойду к ней.
   - Что такое "спасибо"?
   - Благодарность за то, что был полезным.
   - Благодарность? Полезный? Неизвестный смысл.
   - Ой, не заморачивайся.
   - Что?
   - Ой, отстань, потом объясню, - отмахнулась я и вышла из комнаты.
   Теперь понятно, почему Кай не лучший собеседник. Лучше с Хати пойду поговорю, пока есть возможность. С Каем я успею завтра наболтаться, пока Хати не будет. Зато скучать не придется. Хоть с домоправителем поговорю, если что.
   - Ну, как? - зачем-то спросила Хати. - Что-нибудь сложное или непонятное?
   - Да нет. Все в порядке. Сменила немного цветовую гамму в комнате, надеюсь, ты не против?
   - Нет, конечно, это теперь твоя комната, и она должна выглядеть, как тебе хочется, - заверила меня Хати.
   - Еще я с Каем познакомилась, так сказать.
   - Познакомилась? - не поняла Хати.
   - Э-э... ну, поговорила, точнее, попросила его мне отвечать. А то рехнуться так можно, разговаривать с пустотой. А так хоть бы ощущение собеседника есть. Все не так дико.
   - А-а, - усмехнулась Хати. - Понятно. Только с ним ведь не очень... удобно говорить.
   - Ну, я его попросила голос сменить, теперь нормально. Правда, когда он говорит человеческим голосом, я начинаю забывать, что он всего лишь компьютер, говорю как будто с человеком, а он же не понимает. Короче, не знаю что хуже, свихнуться, разговаривая сама с собой или с компьютером! - поделилась я рассуждениями.
   - Да ничего страшного! - как-то излишне бодро принялась заверять меня Хати. - Ты просто помни, что Кай, как ты говоришь, компьютер, и все. Ну, вот у вас дома была какая-нибудь техника?
   - Ну, стиральная машинка, кухонный комбайн, холодильник, - я пожала плечами.
   - Ну, вот представь, как будто ты с ними разговариваешь.
   - Ха-ха-ха, - на грани истерики расхохоталась я. Все-таки все это перемещение не прошло для меня даром. Нервишки пошаливают.
   - Иштар! Иштар, что такое? - удивленно смотрела на меня Хати. - Что такого смешного?
   - Да я представила себе... хи-хи-хи это, - честно сказала я. - Меня бы уже давно в дурку упекли, если бы я стала разговаривать с бытовыми приборами.
   - Дурку?
   - Дурдом, место, где содержат психически нездоровых людей.
   Хати обеспокоено посмотрела на меня.
   - Ой, это у вас, что я с Каем разговариваю так же, как дома с холодильником на пример??? Писец! - Я принялась хохотать по новой. Хати всерьез обеспокоилась. - Нет, ты не переживай. Я просто представила как нелепо выгляжу, разговаривая с Каем, раз он тут типа холодильника или автоответчика, вернее. Хи-хи-хи... Здравствуйте, с вами говорит кухонный комбайн, потому что автоответчик в отпуске, а холодильник заболел! Хи-хи-хи. Ой, пора успокаиваться!
   Я просмеялась от души, вздохнула поглубже раза три и уже вполне мирно посмотрела на Хати.
   - Все, приступ смеха окончился, - проинформировала я. - Расскажи мне лучше про Кая. Для чего он создан, что он делает. Глядишь, я тогда точно не забуду, что он компьютер.
   - Ээ... это тебе надо бы лучше у Элиаса спросить. Он профессионал в этом деле, а я немного другим занимаюсь.
   - А чем ты занимаешься?
   - Я историк, специализируюсь на вычислительной технологии. То есть, я разбираюсь в старых механизмах, в историческом процессе их создания и прочего к настоящему времени не относящемуся. А Эль - он наоборот разбирается в современной технике.
   - Ну, историю он тоже неплохо знает, - припомнила я краткий экскурс в историю человечества.
   - Ну, он вообще уникальный. Его знания обширны во многих областях. Хотя вот, например, в музыке он совершенно не разбирается, поэтому и с Мехисом особенно не дружит.
   - А Мехис музыкант?
   - Да, электро-музыкант, и довольно известный.
   - Электро-музыкант? Это как?
   - Ну, играющий на электроинструментах. У вас были такие?
   - А-а, вон оно что. Да были электрогитары, синтезаторы, - кивнула я.
   - Мехису будет интересно, - покивала Хати.
   - Только я не музыкант, я не особенно много знаю, - поспешила предупредить я.
   - А в чем ты разбираешься? Доктор каких наук? - поинтересовалась Хати.
   - Что? Хи-хи, я просто доктор, врач, медик! Окончила медицинский универ, проходила интернатуру, - рассмеявшись, сказала я. - Правда, в вашем мире медицина, наверное, скакнула так далеко, что мои знания неактуальны совсем.
   - А-а, - поняла Хати. - Так вот что ты за доктор. Ты лечишь! А я подумала, что доктор наук. А что ты лечишь?
   - Я ЛОР, ухо-горло-нос.
   - Понятно, - кивнула Хати. - Ну, в медицине я совсем ничего не знаю, поэтому сказать тебе, насколько актуальны твои знания, не могу.
   - Жаль. Расскажи все-таки про Кая. То, что ты знаешь. Мне, правда, интересно. А то останусь с ним тут завтра и... и даже поговорить не о чем!
   Хати вздохнула и собралась с мыслями:
   - Кай... Аббревиатуру тебе Элиас расшифровал. Каи бывают нескольких разновидностей, собранные для разных домов и семей. У меня Кай помимо стандартной комплектации имеет два дополнительных модуля памяти, не особенно мощный модуль самообучения и, кажется, еще как-то Элиас притаскивал какую-то библиотеку утилит, но я точно не знаю что там. Мне оттуда надо было только утилитку для профессиональных кулинаров. Я же сама готовлю, а там много полезных функций. Существуют комплектации Каев для семей с детьми, для пожилых семей и так далее. Каждый может найти Кая для себя, либо же взять голого, то есть, один остов, и усовершенствовать его, как ему надо. Это быстро и несложно. Элиас вот сам себе Кая делал. Он у него навороченный, но и использовать его может только он. Несколько важных функций за ненадобностью у него отключены, а для других они нужны.
   - А как же он без них обходится?
   - Он профессионал, ему они не нужны. И это ты лучше у него спроси, он лучше знает и лучше объяснит, я в этом правда ничего не понимаю.
   - Спрошу, если увижу, - кивнула я.
   - Конечно, увидишь! Он завтра придет. Он и так нередко у меня бывает, а теперь, когда ты тут, вообще зачастит.
   - Боюсь, он будет разочарован. Я не так много знаю о компьютерах, - усмехнулась я.
   - Не будет. Он же знает, что не все такие умные, как он. К тому же, он не только компьютерами интересуется, он тебя обо всем будет расспрашивать, ну, как и я. Ты не подумай, нам просто, правда, очень интересно. Мы около каждой вещи из прошлого прыгаем как около великого сокровища, а тут человек из прошлого, который может рассказать обо всем, что мы вытащили. Это такая редкость и ценность!
   - Ценность? А почему же меня тогда так легко отпустили из научного центра? - наконец решилась задать я волнующий меня вопрос. Больше всего я опасалась быть запихнутой в камеру и стать подопытным кроликом.
   - Ценность, и очень большая, потому и отпустили. Понимаешь, - Хати тщательно подбирала слова. - Ты ведь не первая попавшая сюда из другого времени. И если вытащенные из начала четвертого тысячелетия адаптировались вполне нормально, то все остальные в этом плане другие. Когда наука о перемещении во времени только еще становилась, совершалось много экспериментов, и к нам попадало много странных вещей и людей. Большая часть из них... сходили с ума. Исключение составляли дети, но они мало чем были полезны, хоть и быстро адаптировались. Взрослые люди чаще всего рано или поздно лишались рассудка. Особенно быстро это происходило как раз, если их оставляли в научном центре и опрашивали, проводили обследования и прочее. Это совершенно не опасно для здоровья, и прочее, но результат был одинаковый.
   Хати затихла, ожидая мою реакцию.
   - Да-а-а, - протянула я. - Вот уж не думала, что все обстоит так. А я тоже сойду с ума?
   - Я очень надеюсь, что нет! - искренне пожелала Хати. - Не потому даже, что ты ценный источник информации. Ты просто мне нравишься, как человек. Я бы очень не хотела, чтобы ты сошла с ума.
   - Да, я тоже с ума сходить не хочу... Хотя вроде бы пока не собираюсь.
   - Нет? Все нормально? - обеспокоено спросила Хати.
   - Нормально, - я поспешила успокоить девушку. - Ну, насколько нормальным может быть перемещение во времени.
   - Это абсолютно нормально, - заверила меня Хати.
   - Ну, это в ваше время, для моего - это фантастика, - усмехнулась я.
   - Думаешь, поэтому люди, которые попадают к нам из далекого прошлого сходят с ума?
   - Не знаю. Просто, жизнь очень изменяется. Если взять, например, средневековье и их религиозность, то я действительно не берусь себе представить, что почувствует обычный горожанин или, пуще того, крестьянин, оказавшийся здесь и сейчас. Деревянная изба или каменный дом, палисадник, мощеные улочки или натоптанная дорога, леса и поля, реки и озера, феодализм. И вот из этого переселиться сюда, где все синтезированное, нет растений, кругом странные материалы, странные люди. Все не то, что не такое, как дома, а и вовсе противоречит всему, что есть дома. Разом рушится не просто вся налаженная жизнь, а все мировоззрение, все знания обращаются в ничто, все устои развеиваются в пыль. Пожалуй, тут есть от чего сойти с ума. А в начале четвертого тысячелетия тут уже у людей, наверно, были более близкие к вашим взгляды, поэтому сходить с ума и нет причин.
   - А в твое время?
   - В моей... В мое время было много фантастики и фэнтези. Люди фантазировали, мечтали, представляли. Особенно удивляться нечему, мало ли, что может быть. К тому же компьютерные технологии уже начали развиваться, и все хоть бы примерно, но представляли, к чему это может привести. Нет, не думаю, что я сойду с ума. Я, конечно, не зарекаюсь, но пока что я ничего такого совсем уж выбивающего их колеи не видела. Самая удивительная вещь пока - Кай.
   - Это хорошо, что не сойдешь! - порадовалась Хати. - Правда, ты действительно мало что видела. Мы, уже наученные горьким опытом, стараемся не шокировать людей из прошлого.
   - То есть, вы специально прятали от меня что-то? - удивилась я.
   - Да не то, чтобы специально. Просто не все сразу, а как можно меньше. Ты видела научный центр и администрацию, была в метро и немного прошлась по улицам. Для первого раза, думаю, этого достаточно.
   - А, то есть на затравку материал получен, теперь нужно посмотреть, как отреагирует подопытный, - усмехнулась я.
   - Ты не подопытная, просто мы не хотим, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Может быть, тебе здесь понравится, и ты останешься.
   - Останусь? А как же вернуться домой?
   - Можно вернуться, только позже, но это делать не обязательно, - Хати заглянула мне в глаза.
   - Но что мне тут делать? - растерялась я.
   - Да дел полно! Ведь мы сейчас изучаем твое время. Ты могла бы быть неоценимым экспертом. Но я, наверное, слишком спешу. Забудь пока об этом. Сначала тебе нужно все увидеть и понять, сможешь ли ты жить тут, а потом уже все остальное. Раз уж ты так хорошо отреагировала на все, что увидела сегодня, думаю, завтра я могу показать тебе побольше. Ну, и если ты не против, то лучше ехать не на метро, а на машине.
   - А почему я могу быть против?
   - Ну, метро более привычный способ перемещения для вашего времени.
   - Машины у нас тоже были.
   - Но не такие. Насколько мы можем оценить, машины вашего времени ездили по земле, а не летали.
   - А ваши летают? Ничего себе! Я хочу это видеть!
   - Значит, завтра прокатимся на машине, - заулыбалась Хати. - Знаешь, ты все-таки странная. Обычно люди из прошлого пугаются, боятся всего, а ты интересуешься. Мы решили тебя не шокировать и возили на метро, сразу же сказали, что можно вернуться домой, чтобы ты не переживала, а тебя, оказывается, не так-то просто шокировать.
   - На самом деле вы выбрали очень верную тактику. Сегодня с меня самого перемещения вполне хватит. Нужно сначала к этой мысли было привыкнуть, а вот завтра уже можно посмотреть, что еще нового есть в будущем. Мне ведь будущее так же интересно, как вам прошлое!
   - Это хорошо! - Хати была явно очень рада. - Тогда будем просвещать друг друга взаимно!
   - Будем. Хати, а почему ты взяла меня себе? Ну, или почему меня тебе отдали. Не знаю, как точно поставить вопрос, - задала я еще один волнующий меня вопрос.
   - Человек, у которого проживает путешественник по времени, имеет привилегированное право общаться с ним, то есть узнавать новую информацию. Другим вмешиваться запрещено. Ну, то есть, если завтра мы пойдем в магазин, то продавец тебе поможет выбрать наряд, но ничего другого он делать не имеет право. Таков закон. Исключение возможно только при желании самого путешественника пообщаться. А честь мне такая досталась потому, что я тебя нашла. Точнее, мы все втроем, но Мехис не сотрудник, а дом Элиаса совершенно непригоден для проживания путешественника. Так что, мы втроем имеем эксклюзивное право с тобой общаться на равных, показывать тебе город и все, что ты пожалеешь, рассказывать о нашем мире, а остальные могут только завидовать, - похвасталась под конец Хати.
   - Во-он оно что, - рассмеялась я. - Так сказать, право первого, кто добыл.
   - На самом деле, это делается, опять же, чтобы не шокировать. С кем познакомился, с кем вступил в контакт, с тем и дальше продолжается взаимодействие. Ну, если, конечно, нет резкой антипатии.
   - Все правильно, - покивала я. - Так действительно лучше.
   - Это хорошо, что ты одобряешь тактику адаптации. Значит, мы все-таки движемся в нужном направлении!
  
   Проснувшись и не поняв, где нахожусь, я села в постели и осмотрелась. Память, проснувшаяся с небольшим опозданием, все же подкинула нужные сведения. Я нахожусь в будущем, а точнее, в городе Лета, городе ученых и передовых технологий. Сейчас три тысячи шестьсот девятнадцатый год, и я гостья в доме у зеленоволосой девушки Хати, которая сейчас, наверное, уже на работе. А я осталась дома одна. Ой, нет, я же не одна!
   - Кай? - позвала я.
   - Да, госпожа.
   - Хати уже ушла? - на всякий случай спросила я.
   - Да, госпожа.
   - Понятно, - я легла обратно. Очень удобная кровать! Так же как и кресла, она принимает нужную форму сама, поэтому и подушки не нужны. - Сколько сейчас времени?
   - Десять часов утра.
   - А во сколько Хати обычно приходит домой?
   Тишина.
   - Кай?
   - Обработка информации.
   Я подождала еще немного.
   - В пять вечера, - наконец, выдал Кай.
   - Так поздно? - ахнула я. - Это мне весь день тут одной куковать...
   - Хозяйка оставила для вас еду и сообщение.
   - Сообщение? Какое?
   - Иштар, - услышала я голос Хати. - Я ушла на работу, буду где-то часа в два, в третьем, и мы пойдем гулять. Кай тебя накормит, ну, и если что, спрашивай все у него. Увидимся!
   - Ну, вот и не надо было высчитывать, когда она обычно приходит, - усмехнулась я, разом повеселев. - Не так уж и долго ждать! Что на завтрак?
   - Акунал.
   - Что это такое? - озадачилась я, поднимаясь с кровати.
   Стоило мне только сделать шаг в кухню, как тарелка вышеозначенного блюда немедленно появилась на столешнице. Никак не могу заметить, откуда и как появляются эти тарелки! Я внимательно осмотрела предложенную пищу и не нашла ей аналогов, по крайней мере, по виду. Это была какая-то темно-коричневая масса с вкраплениями чего-то белого и довольно большого.
   - Это хоть настоящее? - спросила я у Кая, который так и не ответил на первый вопрос.
   - Да, госпожа.
   - А ненастоящая пища бывает?
   - Да, госпожа.
   - А ее не опасно есть?
   - Нет, госпожа. Ей питаются самые бедные слои населения.
   - А богатые почему не питаются? - подозрительно спросила я.
   - Считается, что натуральная пища лучше, хотя никакой разницы кроме происхождения нет.
   - Значит, есть, раз богачи синтезированную дрянь не едят, - наставительно сказала я. - Из чего хоть этот акунал?
   - Из творога и акунала.
   - А акунал-то что?
   - Фрукт.
   - А-а... Это, значит, творожная масса, причем шоколадная, с чем-то. Сейчас попробуем!
   Я вооружилась лежкой и попробовала это дивное кушанье. Творожная масса самая обычная, но вот этот самый акунал... Такого в наше время еще не было, или я не пробовала.
   - А вкусно! - одобрила я.
   - Как?
   - Ну... ну, мне нравится!
   - Нравится?
   - Мм... Нравится, ну, это когда хорошо.
   - Неизвестное значение слова.
   - Замени ты это выражение на "не понимаю", - поморщилась я.
   - Да, госпожа.
   - Хорошо - это... Ну, вот, например, взять твою систему. Она может сломаться?
   - Да, госпожа.
   - Ну, так вот это плохо... для тебя. А вот когда она работает хорошо, нигде не сбоит, не зависает, нигде нет утечки памяти, все показатели в норме - это хорошо.
   - То есть, у этой еды все показатели в норме?
   - Ну, можно и так сказать, - рассмеялась я. - Она хорошая. Хотя, конечно, еда может быть полезной, но невкусной.
   - Как это?
   - Мм... вот задачку ты мне задал, Кай! У вас тут бывают компьютерные вирусы?
   - Да, госпожа.
   - И как вы с ними боретесь? - оживилась я.
   - Существуют специальные модули для борьбы с вирусами.
   - У тебя такой есть?
   - Конечно, госпожа. Такие модули есть у всех систем.
   - Ну, вот представь...
   - Что сделать?
   - Эм... о-о... Есть задача, а у нее исходные данные. Условия! Вот это как раз и есть условия. Понятно?
   - Да, госпожа.
   - Представь, что к тебе забрался вирус. Он попортил какие-то файлы. Это плохо или хорошо?
   - Показатели системы не будут в норме, значит, это плохо.
   О, поддается обучению! Действительно, есть модуль самообучения! Приятно разговаривать с умной машиной.
   - Да, это плохо. Но файлы испорчены. Что с ними делать?
   - Лечить, госпожа.
   - А если вылечить нельзя? Бываете же такое?
   - Бывает.
   - Что тогда делать?
   - Восстанавливать систему из сети.
   - Но при этом могут потеряться какие-то данные?
   - Смотря, насколько сильно была повреждена система.
   - Ну, представь, что очень сильно. Часть данных невосполнимо потеряются при восстановлении системы.
   - Да, госпожа.
   - Это ведь плохо.
   - Затрудняюсь ответить, - сказал Кай, подумав недолго.
   - Плохо, - ответила за Кая я. - У тебя была информация, а теперь ее нет и тебе ее тоже придется восстанавливать. Ты теряешь свою функциональность с потерей информации.
   - Понятно.
   - Так к чему это бишь я? - озадачилась я, потеряв основную мысль.
   - "Хотя, конечно, еда может быть полезной, но невкусной" - немедленно раздался мой собственный голос.
   - Ах да! Спасибо! Так вот. Получается что? Что вирус испортил систему - это плохо. Ты ее восстановил - это хорошо, но при этом потерял часть информации - это плохо. Так же и с едой. Она может быть полезной, как восстановление системы, но при этом невкусной, как потеря информации.
   - Понятно.
   - Можно проще. Просто запомни, что есть вещи и действия, которые нравятся, а есть те, которые не нравятся. То есть хорошие и плохие, грубо говоря. Одна вещь может иметь разные свойства, а эти свойства в свою очередь могут быть хорошими или плохими.
   - Понятно. А если у вещи есть и хорошие, и плохие свойства, то как определить, хорошая вещь или плохая? Восстановление системы - это хорошо или плохо?
   - Восстановление системы - вещь необходимая, без нее все равно никак, поэтому не важно, хорошая она или плохая. А вообще определяют в совокупности, каких существенных свойств больше, и какие нужны в той или иной ситуации. Если поровну, то говорят, что вещь нормальная, - усмехнулась я.
   - Понятно.
   Уж не знаю, что ему там понятно, но это определенно забавно, объяснять компьютеру, "что такое хорошо, а что такое плохо". С одной стороны - это, конечно, полный бред, а с другой - ведь что-то же он понял! Посмотрим, что будет дальше!
   Позавтракав, умывшись и приведя себя в порядок (вчера Хати подробно и тщательно мне рассказала о каждом средстве, чтобы я, не дай бог, не перепутала), я остановилась посреди гостиной в замешательстве. А что теперь делать?
   - Кай? - уже привычно позвала я. - А как смотреть телевизор?
   - Что?
   - Телевизор. Я не знаю, как его тут смотрят.
   - Подключаются к сети.
   - А как подключиться к сети?
   - Не знаю ответа на этот вопрос.
   - Эх, видимо, я как-то неправильно вопросы задаю, - вздохнула я.
   Не зря же говорят, что вопросы нужно задавать, зная часть ответа. Иначе получится вот такое вот недоразумение. Видно, с телевизором не судьба. Может тогда книжку почитать? А нет, я же не могу читать. Хотя...
   - Кай, а ты можешь мне книгу почитать?
   - Что сделать?
   - Ну, у тебя есть какие-нибудь книги в памяти?
   - Да, госпожа.
   - Ты можешь их озвучивать?
   - Да, госпожа.
   - Вот это и называется почитать вслух.
   - Какую книгу?
   - А какие есть? Ой, нет, стой. А то ты сейчас будешь до позеленения перечислять. Скажи лучше, какие жанры есть.
   - Все, госпожа.
   - Хм... ну, сложное я, наверное, не пойму. Может что-нибудь из художественной, приключения какие-нибудь, или любовный роман.
   - "Любовь из ниоткуда", - предложил название Кай.
   - Давай, - решила я, усаживаясь в кресло.
   - "Выход из гиперпространства прошел успешно. Я расслабилась, ожидая, когда мы долетим до границы космического пространства спутника. Бесконечно-длинный свет звезд сменился привычными яркими точками, а я подумала, что, наверное, так всю свою жизнь и пролетаю на этом транспортном звездолете, переживая только за вход и выход из гиперпространства. Третий год полетов подряд. Сначала меня не принимали всерьез, потом оценили, а теперь и вовсе спихнули на меня всю рутину. Несправедливо. "Внимание", - неожиданно раздалось в тишине, - "этот спутник захвачен. Следуйте инструкции, и мы гарантируем вам жизнь". Вот тебе и рутина. Видно, не судьба мне состариться на этом звездолете! "Внимание", - начался повтор сообщения, и я включила микрофон. "Вас поняла. Какие будут указания?" Когда на борту больше сотни человек, а на спутнике мощнейшие излучатели, особенно не повыпендриваешься.
   Кай читал монотонно, без интонации, без пауз, без пояснений. Я прослушала так минут пять и сдалась. Совершенно ничего непонятно. Не потому, что текст изобиловал каким-то неизвестными мне понятиями, а просто потому, что я не могла разобраться даже где прямая речь, а где авторская, где начало предложения, а где его конец, где вопросы, а где ответы.
   - Стой! Так же нельзя читать! Нужно же делать паузы на знаках препинания и то повышать, то понижать голос, чтобы было понятно, где начало, где середина, а где конец предложения.
   - Паузы на знаках препинания?
   - Ну да! Там, где запятые - небольшие паузы, где точки - побольше. Где восклицательный знак, там голос повышается немного, где вопросительный, там вопросительная интонации. А то ничего непонятно! Попробуй еще раз.
   Кай послушно выполнил все мои рекомендации, зачитывая снова прежний текст. Стало значительно понятнее слушать, но не приятнее. Пришлось признать, что робот читать книги не может, ну, или, по крайней мере, его нужно сначала научить этому. Да и я бы научила, мне несложно, да и делать больше все равно нечего, но для этого мне неплохо бы самой уметь читать и показывать на примерах. Хм...
   - Хватит. Скажи-ка лучше, у тебя есть учебники русского языка самые-самые простые, для детишек?
   - Есть обучающая утилита, - ответил Кай.
   - О! То, что надо! - обрадовалась я, мысленно похвалив Элиаса, который помимо необходимой кулинарной утилиты снабдил Кая и другими, ненужными Хати, но полезными мне.
   - Кого Вы хотите обучать русскому языку?
   - Как кого? Меня! Я же не умею читать и писать, а только говорю! От меня что-нибудь требуется, чтобы учиться?
   - Нужно пройти в комнату иллюзий.
   Я перебралась в нужное место, там уже стоял стол и стул.
   - Это иллюзия? - спросила я.
   - Нет, мебель реальная.
   Я присела за стол, на нем немедленно появилось два плоских экрана, один лежал на столе, другой стоял чуть под наклоном к его поверхности. Рядом с лежащим дисплеем лежала длинная палочка.
   - Сначала ознакомимся с алфавитом в целом, - сказал Кай, и тот появился на наклонном мониторе. Алфавит довольно сильно изменился за прошедшие полторы тысячи лет. Какие-то буквы сохранились неизменно, какие-то вполне узнавались, но часть закорючек мне была совершенно незнакома. Интересно, с чем связано такое изменение алфавита? С появлением множества новых слов? С влиянием других языков? Или, может, просто забыли старый?
   - В русском алфавите тридцать пять букв, - вещал Кай. - В нем девять гласных, двадцать одна согласная и пять знаков, не обозначающих звуков.
   В это время алфавит на экране разделился на три группы и помигал нужной группой во время объяснений.
   - Начнем изучение алфавита с гласных. Это буква А.
   Кстати, неплохая обучающая программа. Не знаю, как детям, но мне понравилась. Все понятно, четко и последовательно, без лишней воды. Для лучшего запоминания все буквы прописываются палочкой на втором дисплее, где сначала показывается контур буквы, потом показывается лишь ее часть, а потом предлагается писать самостоятельно. Множество наглядных примеров и изображений помогают не запутаться и лучше запомнить знаки и звук, которые они обозначают. К слову, звуки, наверное, тоже изменились, но я по-прежнему слышала их такими же, как и в свое время. Больше всего проблем возникло с "незвучащими" буквами. Эти знаки как-то влияли на другие знаки, но я разницы не слышала. На мой вопрос, зачем они нужны, Кай не смог дать ответа. Видимо, так сложилось исторически, а мне придется просто запоминать, что и где пишется. Начать учиться читать я не успела, пришла Хати.
   - Привет! Вот и я. Чем тут занималась без меня? - спросила она, заходя в комнату иллюзий.
   - Алфавит учила! - похвасталась я, поднимаясь со стула.
   - Это хорошо. И как?
   - Интересно. Он совсем не такой, как наш. Ну, то есть, что-то общее есть, да и принцип сохранился, но знаки совсем другие. Наверное, и звуки другие, но я не слышу.
   - Да, звуки тоже другие, но не кардинально. Смешение языков внесло свою лепту в произношение и алфавит. Да и произношение больше меняется из-за незвучащих символов, которые используются в заимствованных словах.
   - Это хорошо, а то мне с ними сложнее всего.
   Мы переместились на кухню, где Хати принялась готовить обед.
   - Вообще-то заимствованных слов-то у нас очень много. Большей частью из общего языка, но немало и из других. Эти незвучащие символы-то и ввели как раз, чтобы можно было из звуков русского алфавита сделать любой звук. Определенные символы или их сочетание дают нужный звук. Да ты сама поймешь и, наверное, начнешь слышать, когда полностью освоишь эту систему изменения звука.
   - А общий язык сложный? - спросила я.
   - Да нет! На то он и общий, что специально сделан простым и функциональным. Иначе бы на нем не говорил весь мир!
   - Ну, да, - покивала я. - Могла бы и сама догадаться. Я просто хочу и его тоже выучить. По крайней мере, попробую поучить.
   - Поучи. Лишним не будет, зато полезным будет очень. Здесь в России, конечно, все на русском, но если вдруг тебя заинтересует что-то в сети или по телевизору, то там больше в ходу общий. А, кстати, как ты учишь русский?
   - Меня Кай учит, у него какая-то полезная утилитка есть.
   - Надо же, а я и не знала, - удивилась Хати.
   - Кай, у тебя такой же утилиты по общему языку нет? - спросила я.
   - Есть, госпожа.
   - Ну, вот и отлично, значит, можно будет так же и общий учить.
   - Тебе нравятся эти обучающие программы? - поинтересовалась Хати.
   - Нормально. Все равно мне больше делать нечего. Кстати, я хотела спросить, как смотреть телевизор и могу ли я пользоваться сетью.
   - Мм... вот с этим могут возникнуть сложности, - сказала Хати. - Чтобы принимать и испускать импульсы нужна соответствующая плата. Не думаю, что она у тебя есть.
   - Плата?
   - Ну, да. Всем людям с рождения вживляют импульсную плату, чтобы они могли напрямую подключаться к сети. Ну, то есть, тебе не нужно создавать визуальную иллюзию, все, что тебе нужно проецируется сразу в мозг. И так же с обратной связью. Все мысленно. Это не очень удобно в быту, поэтому дома чаще всего всем заправляют Каи, а хозяева общаются с ними реальным способом.
   - А чем это неудобно?
   - Когда восприятие идет на уровне мыслей, то ты отключаешься от реальности. Телевизор посмотреть или по сетке полазить так можно, и даже лучше именно так. Но отключаться от мира всякий раз, когда тебе нужно сказать Каю выключить духовку или открыть дверь, это уже неудобно. Или уж тогда придется все время жить в виртуале и вовсе ничего не делать в реале.
   - Вот как дела обстоят. Понятно. То есть, раз у меня нет этой платы, то телевизор и сеть мне недоступны? - расстроилась я.
   - Ну, да, выходит, что так, - грустно кивнула Хати. - Тебе, конечно, можно без проблем вживить эту плату, но ты ведь хочешь вернуться домой. А в этом случае по закону времени этого делать ни в коем случае нельзя.
   - Да, я все понимаю, - кивнула я. - Ладно, обойдусь. Правда, мне было так интересно посмотреть телик, да и по сетке полазить. Просто посмотреть, что да как.
   - Слушай! А ты скажи Каю, чтобы он тебе телепередачи визуализировал в комнате иллюзий. Тогда ты сможешь посмотреть телевизор. Это, конечно, не так, как с платой - комната-то все-таки маленькая, а значит, будет уплощение и искажение, но для ознакомления вполне подойдет. С сеткой, конечно, так не получится. Там без платы никуда. Телевизором-то ты с помощью Кая сможешь управлять, ну, канал там переключить, погромче, потише сделать, а сеть полностью на импульсах строится, да и визуализировать не получится, скорее всего. Честно говоря, этим раньше никто не занимался. Надобности не было.
   - А телевизор визуализировали?
   - Да, бывает, хочется одновременно и его посмотреть и что-то поделать, в таких случаях телевизор смотрят без полного погружения.
   - Ну, попробую и я посмотреть!
  
   После обеда (я уже не стала спрашивать, что это такое, ибо все равно вряд ли бы поняла ответ) мы с Хати собрались (я довольно долго объясняла ей, что белый халат - это униформа, и носить ее в повседневности не нужно) и отправились в магазин. Точнее, сначала мы поднялись в гараж, который располагался на самых верхних этажах, и я увидела автомобиль будущего. К слову, на автомобили это транспортное средство было похоже, хоть и весьма отдаленно. Обтекаемые формы, овальная конструкция с заостренным носом, по которому можно было отличить зад и перед машины, и полное отсутствие даже намека на дверь. Нижняя половина этого подобия машины была темно-зеленого цвета, а верхняя - блестяще-серебристого.
   - Что скажешь? - спросила Хати.
   - Непонятная штуковина, - решила я. - Где тут дверь? Как туда залезть?
   Хати усмехнулась, и часть стенки машины отъехала как дверца шкафа-купе.
   - Надо же, а в закрытом виде и не скажешь, что тут дверь, - подивилась я.
   - Обычная иллюзия, - пожала плечами Хати.
   - Ну, кому как. Мне необычная, - весело отозвалась я, подходя ближе к машине и заглядывая туда. В ней было четыре места, два спереди и два сзади. Дверь открылась для переднего сидения, напротив соседнего было что-то вроде бортовой панели управления - довольно большой дисплей.
   - Садись, - пригласила Хати, обходя машину и садясь с другой стороны.
   Я влезла в машину и уселась, дверца тут же плавно закрылась. Кстати, с внутренней стороны ее было видно! Как оказалось, блестяще-серебристый снаружи, верх был прозрачным с внутренней стороны. Таким образом, над головой был "стеклянный" купол. Хати несколько раз коснулась дисплея, и по машине прошла легкая вибрация, мы поднялись на полметра. Интересное ощущение. Вроде бы ничего не изменилось, но чувство подвешенности в воздухе возникло. Еще несколько прикосновений, и машина двинулась вперед. Двери гаража плавно разъехались перед нами, открывая голубое небо без единого облачка, и мы вылетели на улицу.
   - Ничего себе высота! - воскликнула я, прилипнув к прозрачному куполу.
   - Это не максимум, - проинформировала Хати. - Есть дома и повыше, а гаражи всегда находятся на последних этажах.
   Машина плавно набирала высоту, все ускоряясь. Пока я разглядывала город, который лежал теперь передо мной как на ладони, мы влились в плотный поток таких же машин. Я завертела головой, рассматривая машины. Формы и расцветки они были разной, но скорость у всех была одинаково приличной. Над головой проносились другие машины, и еще выше, и еще.
   - А сколько всего рядов?
   - Около десяти. Они группируются по скорости. Мы в самом нижнем и самом медленном ряду. Здесь обычно проводятся экскурсии, и учатся водить. Я специально не стала подниматься выше, чтобы ты посмотрела город.
   Я немедленно отвлеклась от машин и уставилась вниз. Сейчас мы проносились над спальным районом. Здесь кругом были высотные дома, расположенные в строгом порядке. Впереди виднелся частный сектор. Я определила это по отсутствию высоток и наличию зелени.
   - А пониже спуститься нельзя? - спросила я, так как с такой высоты толком рассмотреть ничего не удавалось.
   - Нет, ниже нельзя, - покачала головой Хати. - Это минимальная разрешенная высота полета. Ниже - это будет уже вторжение на территорию города, где летать запрещено, исключая спуск в гаражи разумеется. Есть, конечно, еще одна полоса, которая ниже этой, но она создана для экстренных служб, и по ней летать запрещается.
   - Ну, да, экстренным службам действительно нужна отдельная полоса, - покивала я.
   - По частному сектору ты сможешь погулять, если захочешь. А это центр города, - проинформировала меня Хати, когда частный сектор кончился. - Здесь разнообразие зданий еще больше чем в частном секторе.
   Центр города действительно представлял собой забавное зрелище сверху. Высотные дома перемещались с маленькими (с такой высоты не определить, сколько этажей) зданиями. Одни были компактными, другие занимали значительную площадь, одни имели геометрические фигуры в основании, другие змеились, как им вздумается, наиболее широкие улицы были идеально прямыми, их соединяли короткие и длинные переулки. Тут машина пошла на снижение.
   - Магазины находятся в центре, - проинформировала меня Хати. Я же рассматривала здания, которые все приближались. Забавные постройки! Честное слово! Формы совершенно несуразные. Вспоминается знаменитый пляшущий дом, хотя тут дома скорее извивались, как наркоманы в период ломки. Спиралевидное здание, здание-рогатка, зигзаг, дом с рожками и тому подобные сооружения перемежались со строгими и правильными высокими и низкими зданиями.
   - Так и напрашивает вопрос: "Что курил главный архитектор города?", - пробормотала я.
   - Не знаю, я не слежу за марками сигарет, который курит главный архитектор, - ответила Хати.
   - Хи-хи, - рассмеялась я. - Да это выражение. Оно обозначает невообразимый полет фантазии. Как говорится, и в страшном сне не приснится. Вот, например, зачем вот этот дом построили в виде колбы?
   - Не знаю, - пожала плечами Хати. - Захотелось сделать его таким. А зачем строить все дома одинаковыми, как в ваше время? Это же скучно.
   - А это - чересчур весело! - расхохоталась я, увидев здание, которое то сужалось, то расширялось.
   - Нормально, - Хати снова пожала плечами. - Зачем все время строить однообразные коробки? Да и ведь у вас тоже были другие строения. Как, например, тот замок, по эскизу которого строили научный центр.
   - Ну, да, были. Еще были храмы, они с куполами. Хотя в последнее время тоже пошла мода на странные здания. Видимо, в будущем это станет традицией - строить черте-какой формы дома.
   - У каждого времени свои особенности.
   - Это точно, - снова рассмеялась я, а мы, наконец, приземлились.
   - Это стоянка. Дальше по центру будем перемещаться пешком или на метро, - проинформировала меня Хати.
   Лифт быстро домчал нас до самого низа, и мы вышли на улицу. Теперь все эти странные здания я могла рассмотреть в близи. И как я вчера не обратила внимания на это? Наверно, была в шоке, да и Элиас с Хати меня все время о чем-то расспрашивали.
   - Что сначала купим? - спросила Хати.
   - Не знаю... одежду, наверное, а то у меня кроме этого костюма ничего нет.
   - Хорошо, пошли за одеждой, - кивнула Хати, и мы зашли в то самое то сужающееся, то расширяющееся здание.
   С самого порога меня поразили манекены, точнее, я сначала приняла их за людей, но Хати быстро объяснила мне, что это всего лишь иллюзии. Как же их от настоящих людей отличать? Отвлекшись от манекенов, я отметила занятную планировку помещения. Дверь находилась в "широкой" части дома, и холл был заполнен все возможной рекламой вперемешку с манекенами и какими-то кругами на полу. Когда в тот или иной круг вступал человек, с пола от круга поднимался световое кольцо. Оно доходило до макушки человека и опускалось вниз, снова исчезая у пола, человеку же выдавалась какая-то карточка.
   - Вставай сюда, - сказала Хати, указывая на соседний свободный круг.
   - А что это? - спросила я, вставая, куда указывали.
   - Сканер. Он определит твой размер и будет предлагать одежду, ему соответствующую, - Хати взяла выданную мне карточку. - Пойдем. Какую одежду ты хочешь?
   - В смысле? - не поняла я.
   - Ну, в каком стиле?
   - Я же не знаю ваших стилей.
   - Ой, точно, - спохватилась Хати. - Пойдем, я тебе быстренько покажу наиболее популярные, а с остальными познакомишься по телику на показах мод, если захочешь.
   И мы пошли по этому огромному магазину. Какой только одежды тут не было. И какие-то явно рабочие костюмы из грубого материала, и тончайшие вещи, которые трепетали от малейшего дуновения, облегающие вещи и балахоны на любой вкус, звериные мотивы и стиль "насекомых", как мне показалось. Глаза разбегались.
   - Хати, неужели вы все ЭТО носите? - Воскликнула я.
   - Ну да. Кому что нравится, тот в таком стиле и одевается.
   - И даже вот это с крылышками?
   - Да. А что такое?
   - Да я что-то не помню ничего подобного.
   - Ну, это же одежда определенных типов людей, общин. Ты просто не видела никого из этой общины.
   - А-а, - протянула я. - Я обычная одежда есть? Которая ни к какой общине не относится.
   - Есть, ее обычно и носят в повседневности, - Хати указала на себя.
   - И зачем мне тогда все это? - спросила я, обводя рукой пространство.
   - А тебе разве не интересно? - улыбнулась Хати.
   - А, ну, да, конечно интересно, - закивала я. - Такое разнообразие.
   - Ладно, пойдем, действительно, что-нибудь тебе купим, - улыбнулась Хати, и мы вскоре оказались в отделе более-менее нормальной одежды. По крайней мере, я такую видела в городе на людях.
   Не то что бы одежда будущего была такая же, как и в мое время, но ничего слишком уж отличительного в повседневной одежде не было. Конечно, формы, материал и мода были другими, но в общем плане все такие же брюки и юбки, кофты и платья, пальто и куртки. Они, конечно, наверное, называются по-другому, но я слышу обычные наименования, да и выглядят они примерно так же.
   - А ее мерить можно?
   - Мерить? Ты имеешь в виду, посмотреть, как это на тебе будет смотреться?
   - Да!
   - Это в иллюзорные кабинки. Пойдем!
   "Померив" с сотню вещичек разного плана я выбрала себе пару более-менее обычных брюк, одни их которых были из совершенно невозможного материала, на ощупь похожего на воду, юбку странного покроя, которая мне очень понравилась. К ним мы выбрали несколько кофточек и блузок. Богатый выбор странных вещей! От обтягивающих, как вторая кожа, до непонятно как сшитых отдельных лоскутов, какие-то тянущиеся ткани, странные застежки, невероятные украшения. Также в нашу корзину попало одно платье, которое на мне очень понравилось Хати, и куртка с пальто, которыми мы запаслись в преддверии осени. Нижнее белье и прочие мелочи дамского туалета были закуплены в соседнем отделе. Нижнее белье, кстати, по разнообразию не уступало одежде. Были и совершенно незаметные модели, и вычурные пестрые, и умеренно украшенные. На любой вкус. Ни одного шва я так и не обнаружила. Это в самом деле так, или опять иллюзия?
   Разобравшись с одеждой, мы перешли в магазин обуви, благо он был соседний. Вот тут я уже потерялась. Обувь мало походила на мое время. Нет, тут были и туфли, и сапоги, и ботинки, но вместе с привычными моделями были и совершенно непонятные. Кажется, главный архитектор города был по совместительству еще и дизайнер обуви!
   - Хочешь такие? - спросила Хати, указывая на непонятно что из себя изображающую пару ярко-розовых... наверное, все же туфель, у которых я остановилась.
   - Эти загадочные пары мм... обуви, конечно, прелесть, но я предпочитаю что-нибудь более традиционное, - поскорее отказалась я. - С ними я хоть бы знаю, что делать, а как это носить, я ума не приложу.
   - Как? Сунул ногу и пошел!
   - Куда ее тут совать?
   Хати посмеялась надо мной, сообщила, что ничего я не знаю об обуви, и пообещала немедленно показать. И показала. Оказывается, современная обувь была в какой-то степени компьютеризированной. То есть в нее действительно было достаточно сунуть ногу, а она уже сама примет нужную форму и будет контролировать комфортность ношения. Узнав, что таким образом я буду комфортно чувствовать даже на высоченных каблуках, я выбрала именно такие. Точнее, здесь это был средней высоты каблук, но то, что считалось здесь высоким, я могла назвать скорее подставкой для ног. Непонятно зачем тогда делать подъем, каблук и все прочее. Проще же просто сделать высокую платформу и плоскую подошву. Оказывается, так считается красиво, такова мода. Мне определенно не понять.
   Кстати, сама Хати была одета и обута довольно привычно для меня. Какие-то необычные детали в ее брюках и кофте, конечно, были, да и туфли такими же, как в мое время назвать было сложно, но ничего заставившего бы упасть челюсть и округлить глаза на ней не было.
   - Так сейчас же весь мир поглощен идеей прошлого. Вот и мода тоже похожа на вашу, - пояснила мне Хати. - Материалы, конечно, другие, да и не все копируется в точности, но общая тенденция начала третьего тысячелетия чувствуется.
   - Ну, тогда я попаду в самое новое веянье моды, - определила я, перебирая в уме купленные вещи. Я, конечно же, выбирала одежду и обувь, близкую и родную мне. Зато стало понятно, почему люди выглядят так привычно. Просто у них мода моего времени сейчас! Удачно я сюда попала.
   После магазинов одежды и обуви мы отправились в салон красоты. Все наши покупки после оплаты автоматически отправлялись в хранилище на парковке машины, поэтому путешествовали мы налегке. Короткий переход по улице, и мы вошли в небольшое, но помпезное здание. Видимо, оно создавалось по какому-то эскизу из прошлого, так же как и научный центр, но только если центр был воссоздан точно, то тут мало того, что соединили несколько эскизов, так еще и фантазию, которой строителям было не занимать, прибавили. Здесь были и древнегреческие колонны, и барочные элементы, в окнах угадывались готика. Сочетали все это, надо признать, с умом. Хотя для меня это все равно была неимоверная каша. Внутри здания, видимо, все так же была перемешано, но вполне уютно. Стилизованный под дерево пол, розово-бежевые стены, висящие в метре над полом горшки с живыми цветами, воздушные светящиеся нитки, создающие узор на стенах, небольшие двухместные диванчики.
   - Добрый день, - вежливо приветствовала нас девушка в холле. - Чего желаете?
   - Стандартный набор процедур по уходу, - ответила Хати, протягивая две карточки. Они были побольше той, что мне дали в магазине, да и цвет был не желтый, а синий. - Кстати, ты не хочешь покрасить волосы, изменить цвет глаз, кожи, исправить черты лица или еще что-то?
   - А это все можно сделать здесь и сейчас? - Я округлила глаза.
   - Да, можно, - кивнула Хати. - Я же перекрашиваю в зеленый волосы и в черный глаза.
   - А на самом деле у тебя какие?
   - Черные волосы и голубые глаза.
   Я попыталась представить и не смогла. Хати я видела только в зеленом цвете и никак иначе. Тем временем нас проводили в большую купальню с какой-то зеленоватой водой, куда мы с Хати и залезли.
   - А ты постоянно красишься? У вас еще не придумали красить так, что бы волосы только такого цвета и росли? Чтобы не краситься каждый месяц?
   - Генное изменение? Это пожалуйста, - кивнула Хати. - Но зачем? Куда удобнее просто красить волосы. Ведь всю жизнь с одним цветом ходить не будешь. Так будешь что-нибудь менять?
   - Ну, не знаю... А что, пластику сделать у вас так же просто как волосы покрасить?
   - А что сложного?
   - Ну, там операция, потом заживает долго, и еще не факт, что все получится так, как надо.
   - Ничего подобного! Не знаю, как в ваше время, но сейчас исправить, например, форму носа можно за полчаса. Честно говоря, не думаю, что ты поймешь механизм.
   - А ты сама что-нибудь меняла?
   - Скулы подправила. Они мне не очень нравились.
   - А мне вот нос не нравится, - пожаловалась я. - Попрямее его бы сделать.
   - Сделают без проблем, - заверила меня Хати. - А больше ничего?
   Я посмотрела на себя в зеркальную стену купальни. Длинные русые волосы самого настоящего серого цвета, серо-зеленые глаза, которые меняли свой цвет от темно-зеленых до бледно-серых в зависимости от освещения и одежды на мне, средней величины рот, причем нижняя губа чуть больше верхней, светлая кожа. Меня, в общем-то, всегда устраивала моя внешность. Только курносый нос иногда казался совсем уж некрасивым.
   - Да нет, больше ничего. Разве, что кожу почистить. У вас же наверняка это можно сделать.
   - Это стандартная процедура, - кивнула Хати. - Я думала, ты захочешь покрасить волосы. Хотя, с другой стороны, у тебя и натуральный очень красивый цвет.
   - А у вас все что-то обязательно исправляют? - спросила я.
   - Да нет, если кому-то что-то не нравится только.
   - А что все сразу не побежали сделать из себя супермоделей?
   - Хи, побежали, конечно, когда такая услуга только появилась пятьдесят лет назад. Представляешь что было? Все женщины одинаковые, да и мужчины местами тоже! Все с идеально правильными чертами лица одинаковой формы, одинаковые овалы лиц, одинаковые формы носа. Мода ведь влияет на все. В общем люди довольно быстро поняли, что это полный бред и вернулись к разнообразию несовершенства. Милые курносые носы, губы разного размера, раскосые глаза, несимметричные брови, равно как и фигура.
   - Поня-атно, - усмехнулась я, представив себе такое однообразие в населении. - Тем более, тогда не буду ничего кроме носа менять.
   - Ну, вот и я изменила скулы и остановилась на этом. Главное - гармония, а не идеальность! - назидательно сказала Хати.
   Я повнимательнее рассмотрела ее лицо. В общем-то, она с первого взгляда показалась мне красивой. Тонкие полукруглые брови, черные глаза миндалевидной формы, высокие скулы, небольшой носик и пухлые губки вместе с зелеными блестящими волосами делали ее очень привлекательной. Действительно, больше ничего менять было не нужно.
   После отмакания нас определили в какие-то капсулы, так что на поверхности осталась только голова, потом чем-то обмазывали и обтирали, массаж, ароматические масла, разнообразные кремы и прочие припарки. Такого количества процедур я еще никогда не проходила. Форму носа мне исправили очень быстро и без каких-либо болезненных ощущений. Сначала мне предложили выбрать эту самую форму, потом показали будущий результат, загрузили его системе, и через пару минут каких-то манипуляций световыми лучами я увидела свое лицо - точную копию показанной мне картинки. Сказать, что я была довольна, это ничего не сказать. Легко, будто играючи, исправить форму носа, чтобы это было незаметно, - такого я и предположить не могла. Я выбрала довольно близкую к моей форму, просто попрямее, и теперь, если точно не знать, что именно исправили, и не заметишь разницы. Просто лицо стало более правильным. После короткой пластической хирургии, мастера занялись моими волосами. Причем сначала они не поверили, что это мои родные, настоящие волосы. Хати мне потом пояснила, что сейчас густые и длинные волосы чаще всего являются продуктом косметологии. Ну, тут ничего удивительного, в наше время густыми, длинными и красивыми волосами тоже могли похвастаться редкие девушки.
   Уточнив несколько раз, не собираюсь ли я их красить в какой-либо цвет, мне их вымыли, обработали кучей разных средств и уговорили таки завить локонами. Судя по тому, с каким упоением и тщательностью мастера разбирали мои волосы, в этом времени такое богатство и впрямь редкость.
   Взглянув на себя в зеркало после всех процедур, я себе понравилась. Ровный тон кожи, легкий макияж, длинные струящиеся блестящие волосы и сбывшаяся мечта юношества - исправленный нос - не могли не радовать. Мне начинает нравиться в этом времени! Счастливые и довольные, мы вышли из салона и отправились к машине.
   - Как насчет поужинать в каком-нибудь кафе в частном секторе? - Спросила Хати.
   - Частный сектор - это очень интересно, так что положительно!
   - Тогда сейчас Элиасу и Мехису скажу, где встретимся, - кивнула Хати и достала небольшой дисплей из сумочки.
  
   Я не могла налюбоваться видом, открывающимся из летнего кафе. Здесь были настоящие деревья и кусты! Здесь было видно закат, и его не заслоняло ничего выше обычных деревьев. Здесь пахло травой, и здесь был пруд, в котором отражалось заходящее солнце. Во всем это огромном и технически-совершенном городе странных форм и материалов этот уголок можно было смело назвать раем. Дома здесь, конечно, тоже были нетрадиционные, каждый со своей изюминкой, но их небольшой размер (не более четырех этажей) делал их не такими шокирующими. Нет, естественно, растения здесь были не совсем такими, как в мое время, равно как и обстановка в общем, но здесь были фонари, здесь были зелень и вода. А еще на столиках стояло что-то наподобие свечей, которые, судя по всему, зажгутся с наступлением темноты.
   - Ну, как тебе салон? - спросил Мехис, потянув носом. По запаху, что ли определил, что мы там были, или просто знал, что Хати меня туда поведет?
   - Да такой же, как и у нас, только более эффективный и функциональный, - пожала я плечами. - Вот само здание меня впечатлило больше.
   - А что с ним такое? - заинтересовался Элиас.
   - Забавное, - честно сказала я. - Запихнуть в одно строение столько совершенно несочетающихся элементов - это надо иметь талант! Проектировщик этого здания, видимо, застал главного архитектора города за созданием нового дизайна обуви и понял, как именно можно сочетать несочетаемое.
   - Главный архитектор не занимается дизайном обуви, - озадачился Элиас.
   - Правда? А я прямо его почерк увидела сегодня в обувном магазине. Такие же несуразные модели обуви, как и здания в городе! - усмехнулась я.
   - Кстати, Эль, ты не знаешь, что сейчас курит главный архитектор?
   - Нет, а тебе зачем? - еще больше удивился парень.
   - Да это не мне интересно, это Иштар. Она утверждает, что от этого зависит планировка и внешний вид нашего города, - рассмеялась Хати.
   - Почему ты думаешь, что зависит? - заинтересовался Элиас.
   - Хи-хи-хи, потому что от курева зависит полет фантазии. А ваш архитектор явно укурился до чертиков рогатеньких, когда такое напридумывал, - смеялась я.
   - Что-то я ничего не понял, - честно признался Мехис.
   - У нас есть такое выражение "Что курил автор сего творения?". Ну, и там по обстоятельствам добавляют то, что нужно. Оно обозначает полную нелепицу и несуразность этого самого творения. Говорит о неадекватном состоянии, в котором автор это творил, - постаралась попонятнее объяснить я.
   - То есть, тебе не понравились планировка и здания нашего города? - усмехнулся Элиас.
   - Что ты! Понравились! Такие забавные!
   - Пожалуй, если сравнивать постройки вашего времени и нашего, то тебе это действительно должно показаться забавным. Но вот только зачем вы все дома строили одинаковыми? - поинтересовался Элиас.
   - Ну, не все. Есть и креативные строения. Но, вообще, строили, как могли. У нас бы ваш домик в виде грибка упал. По крайней мере, без дополнительных опор. К тому же у нас все строго, все по порядку.
   - Разное время, разные пристрастия. Нам ваши одинаковые домики кажутся скучными, вам наши, как ты говоришь, креативными.
   - Зато обувь ваша мне понравилась, ну, по крайней мере, та, которую я сообразила, как надеть, - заметила я.
   - А весь модельный ряд от главного архитектора города ты забраковала! - Хати принялась хихикать по новой.
   - Я просто не поняла, как это надеть. Да и мне нужны туфли, а не подставка для ног! К тому же, рост у меня приличный, совершенно нет надобности повышать его таким экстравагантным образом. Обычного каблука будет вполне достаточно.
   - Ты вот о таких, что ли? - Мехис вытащил из под стола ногу, на которой я увидела нечто черно-коричневое на оригинальной платформе. Сверху и снизу она была сплошной, а в середине эти две поверхности соединяло несколько столбиков. Сам же ботинок, начинавшийся сантиметрах в двадцати от земли бы больше похож на не то какое-то насекомое, не то дракона. Но крылья по бокам у него были, как и раскрытая пасть. Заканчивалось это все где-то чуть выше щиколотки, но хвост от этого дракона поднимался до самого колена, обвивая ногу Мехиса.
   - Нет, такого я не видела, - честно сказала я, уставившись на чудо природы.
   - А то, - гордо притопнул Мехис. - Это эксклюзив!
   Я осмотрела Мехиса и отметила, что он был действительно одет гораздо более экстравагантно, нежели Хати и Элиас. Последний вообще предпочитал светлые тона в одежде, а вместе со светлыми волосами и спокойным характером он казался ангелом на фоне беспокойного Мехиса.
   - От главного архитектора, - хихикнула Хати.
   - У тебя на него какой-то зуб? - поинтересовалась я. Уж очень часто она его вспоминала.
   - Ага, целых четыре! - Теперь расхохотался Мехис, обнажая длинные клыки.
   - Он еще и стоматолог, что ли? - Больше для смеха предположила я. - На все руки от скуки!
   - Хуже, он мой бывший, - ответила Хати, нарочито причмокивая на последнем слове.
   - А-а, тогда все понятно! Бывший - это серьезно!
   - Не-а, - пофигистически пожал плечами Мехис. - Бывший - это бывший! Главное, кто нынешний. А нынешний - я!
   - А уж с каким фингалом он усвоил это самое "бывший - это бывший", - криво усмехаясь, сказал Элиас.
   - Я не виноват, что у меня на перчатках метитные нашивки были, - развел руками Мехис.
   - Весело у вас тут, - усмехнулась я.
   - Да уж, не заскучаешь, - покивала Хати.
   - А в ваше время тоже такое было? - поинтересовался Элиас.
   - Всякое было. И драки были, и мирно расходились. Дураков-то в любое время хватает! Их ведь не сеют, не пашут, сами родятся!
   - Эх, хотел бы я сам посмотреть, что там и как было на заре компьютеризации, - мечтательно протянул Элиас.
   - Ну, так сходил бы да посмотрел. Вы же двери часто открываете! - поразилась я такому странному желанию.
   - Мне нельзя. Людей, которые путешествуют во времени, отбирают специально. Они должны обладать определенными качествами и свойствами, - пояснил Элиас.
   - А ты не подходишь?
   - Само собой, он не подходит, - хохотнул Мехис. - Даже я не подхожу!
   - Ну, тебя с такими ушами, зубами и тем более такими ботинками точно в путешествие никто не возьмет! - отмахнулась от него Хати.
   - Ботинки я и снять могу! - обиделся Мехис.
   - Ага, уши с зубами тоже, - продолжила я. - Только, если беззубые в наше время водятся, то безухих все-таки нет.
   - Беззубые? Это как? Совсем без зубов? Такое разве бывает?
   - Бывает, конечно! Или выбьет кто, или от кариеса, или от других болезней выпадут. Тогда вставную челюсть выписывают и мучаются с ней люди до конца своих дней.
   - Надо же...
   Так мы просидели до глубокой темноты, болтая и подкалывая друг друга. То они мне рассказывали о чем-то, то я им. Причем чаще всего интересовался чем-то Элиас, а другие подключались в подробных расспросах. Я познакомилась с ними только вчера, а мне кажется, что мы давно друг друга знаем. Видимо, так на меня резкая смена обстановки повлияла. Обычно я довольно медленно и со скрипом схожусь с людьми. С большим скрипом я схожусь только с компьютерами. А тут за два дня подружилась с представителями будущего человечества.
  
   Проснувшись утром, я уже не стала удивляться странной обстановке, а лишь потянулась и потерла глаза.
   - Доброе утро, Кай! - сказала я, поудобнее устраиваясь в постели и не спеша вставать.
   - Да, госпожа, - отозвался Кай.
   - Не! Так не пойдет! Если с тобой здороваются, то нужно тоже здороваться!
   - Что нужно сделать?
   - Ну, если тебе говорят "доброе утро", то можно сказать то же самое, или просто "доброе". Приветственных фраз много, некоторые из них зависят от времени суток, как эта, некоторые - от отношений между здоровающимися.
   - Отношений?
   - Пока насчет этого не заморачивайся. Просто отвечай на приветствие приветствием, - проинструктировала я Кая. - Доброе утро, Кай!
   - Доброе утро, госпожа, - послушно отозвался домоправитель.
   - Отлично! - похвалила я. - Хати ведь уже ушла?
   - Да, госпожа.
   - Так я и думала. Что на завтрак?
   - Омлет с нали.
   - Интригующее название! Надо будет, что ли, освоить кухню, а то как-то неудобно, что Хати мне готовит.
   - Хозяйка любит готовить.
   - О-о, ты знаешь значение слова "любит"?
   "Я люблю готовить" - раздался голос самой Хати.
   - А, вон откуда ты знаешь, - поняла я. - Тоже полезно!
   Умывшись и облачившись в новые вещи, я отправилась завтракать.
   - Ну что, Кай, продолжим изучать русскую письменность? - спросила я.
   - Все готово, - ответил Кай.
   - Это хорошо. Еще Хати мне объяснила, как я могу посмотреть телевизор. Она сказала, что мне нужно попросить тебя мне визуализировать телевизионный сигнал. Можешь?
   - Конечно. Желаете сейчас смотреть?
   - Нет, сначала учить, а потом уже посмотрим, что у вас тут за телевидение, - распределила время я. - А что там вообще по телевизору показывают? Нет! Не перечисляй все программы, просто назови несколько их разновидностей.
   - Информационные обзоры, художественные кинофильмы, телевизионные шоу, образовательно-познавательные программы, музыкальные передачи...
   - Все понятно, - остановила перечисление я. - Разновидности такие же, как у нас, ну, или похожие. Когда у вас обычно новости показывают?
   - Постоянно.
   - Что, все время крутят? - удивилась я. Может, у них тут телевидение какое-то совершенно другое. Раз уж оно у них передается напрямую в мозг, то что мешает смотреть все одновременно?
   - Есть отдельный новостной канал.
   - А-а!
   Тьфу ты, все гораздо проще!
   Быстренько повторив алфавит и выявив парочку не запомнившихся букв, я перешла к чтению. Читалось трудновато, по слогам и медленно, периодически буквы путались. Когда я окончательно перестала различать символы, я поняла, что на сегодня достаточно.
   - На сегодня хватит, давай теперь телевизор смотреть.
   Кай послушно свернул обучающую программу, а на стене появилось трехмерное изображение чьей-то заставки. Как будто эта картинка действительно на стене!
   - Что желаете смотреть?
   - Для начала новости, - решила я.
   Картинка сменилась, и я увидела странную коробочку.
   - Последняя разработка научного центра - эмулятор настроения, - послышался голос диктора. - Это очередная попытка воссоздать живых роботов. В этом устройстве собрано множество плат, соединенных через мощный генератор условно-случайной последовательности. Размер этого эмулятора довольно большой. О его же производительности и соответствии задумке можно будет говорить не ранее, чем через полгода, когда окончатся естествоиспытания. Сейчас же проводятся лабораторные тесты. По последним данным, новое изобретение показывает себя, несомненно, лучше эмулятора визуального мышления и акустического уловителя. Что получится в итоговой сборке, не берутся предсказывать даже эксперты.
   Все это время картина сменилась один раз. Теперь на экране, судя по всему, можно было рассмотреть внутренности этой чудо коробочки.
   - Слушай, Кай, а что, так и будут показывать только эту коробочку с одного бока, и все? - недоуменно спросила я.
   - Вы можете ее рассмотреть лучше, пока о ней говорят, - ответил Кай.
   - Как? С лупой, что ли?
   - Поворачивая изображение.
   - Это как? - озадачилась я. - То есть, по вашему телевидению можно рассмотреть объект со всех сторон, самостоятельно поворачивая камеру?
   - Да.
   - Кай, давай-ка ты сам будешь ее поворачивать, чтобы мне все было видно. А то я, наверно, из-за отсутствия какой-то платы не могу этого делать, да и, даже если могу, то не знаю как.
   - Хорошо, госпожа.
   Изображение стало плавно поворачиваться другим боком. Ну, вот теперь смотреть интересно! Впрочем, новости я поняла мало. Научные открытия для меня были слишком сложными, культурная жизнь людей непонятной, а в политике я не разбиралась вовсе. Даже какое-то ЧП, о котором рассказали под конец выпуска, осталось непонятым. Раньше времени из строя вышла какая-то старая система, которую планировали заменить только через месяц, и теперь ведется расследование причин несоответствия заявленного срока службы реальному.
   - Кай, давай какой-нибудь фильм, только не научный, - сказала я, когда выпуск благополучно окончился, и начался какой-то обзор.
   Домоправитель послушно сменил картинку. Фильм только начинался. Добросовестно посмотрела начальные кадры на фоне музыки и после них услышала совершенно непонятную речь.
   - Кай, я же не понимаю на общем! Надо русский фильм, - напомнила я.
   - Русских с начала нет, - проинформировал Кай.
   - Ну, давай с середины.
   - С середины тоже нет.
   - Ой, да с любого места. Посмотрю просто, что это такое.
   Картинка снова сменилась, и я увидела какую-то комнату, предположительно квартиры. На ее полу сидела девочка с разноцветными волосами до пояса и двумя полосочками вместо одежды. Одна закрывала грудь, другая - бедра. Вторая, кстати, при ближайшем рассмотрении оказалась шортами. Девочка сидела и плакала. Удачный первый кадр мне попался. Тем временем в кадре появился мужчина в наглухо застегнутом комбинезоне и шлеме. Разительный контраст после полуголой девочки. Он отрывисто скомандовал следовать за ним и стал красться куда-то вперед с, видимо, каким-то огнестрельным оружием наперевес. Хотя, вряд ли оно огнестрельное, наверное, уже давно изобрели всякие бластеры и световые пушки. Одно было понятно точно, из этого оружия надо было стрелять. За этим мужчиной кралось еще несколько таких же, только без дополнительных нашивок на груди. Видимо, он был чем-то вроде командира. Темный, длинный коридор с разными разветвлениями, из каждого из которых приходилось ждать неведомую лично мне опасность. Когда же эта опасность, наконец, появилась, я вскрикнула, подскочила и отшатнулась. Чертова объемная графика! Как будто сама там шла. Пока я приходила в себя и напоминала себе, что это фильм, потасовка окончилась, и теперь показывали крупным планом умерщвленное чудовище. Фу, гадость, какая! Нашим зомби и всякими инопланетным чудикам было до нее далеко. Фантазия со временем у людей явно развилась так же хорошо, как и технология. Это ж надо было такую гадость придумать!
   - Кай, это что за штуковина? - спросила я.
   - Машинный кин, - ответил домоправитель. - Водится только на больших межгалактических кораблях в машинных отделах. Представляет угрозу целостности бортового оборудования. Никакое химическое и биологическое оружие на него не действует, только физическая зачистка. Кроме излучателей его броню ничего не берет, - Кай, видимо, зачитал мне статью из справочника.
   - Погоди, ты хочешь сказать, что эта штуковина реально водится? Ее не придумали?
   - Кины - следствие мутации во время испытания радиационного оружия в космосе.
   - Да зачем же было испытывать что-то в космосе, раз там такое водится?
   - До испытаний считалось, что в том секторе космоса ничего не проживает.
   Тем временем на экране уже показывали того самого мужчину, устранившего опасного кина, без шлема. Его благодарил, наверное, капитан корабля за проделанную работу. Мужчину звали командир Танто.
   - А как фильм-то называется? - спохватилась я.
   - Жизнь командира Танто.
   - А та девочка - это кто?
   - Лирта, его будущая жена.
   Я никак не могла склеить эти две картинки воедино.
   - Это как так получилось?
   - Лирта была из состоятельной семьи потомственных музыкантов. Она виртуозно играла на электро. Родители, видя такой талант у своего ребенка, прочили ей светлое будущее, концерты, славу, популярность. Мужа тоже подыскали на свой вкус, из музыкантов.
   - А Лирте он не понравился? - догадалась я. Ей подавай капитана Танто.
   - Нет, Лирта не была против брака, но ей хотелось играть на межгалактических концертах. Родители же и будущий муж были категорически против ее полетов в космос. Они считали это бесполезной тратой времени и таланта. Много времени тратится на перелет, вредное излучение, опасность полетов.
   - А это опасно?
   - В те времена надежность космического транспорта была ниже, чем сейчас.
   - А это давно было?
   - Этот фильм снят по событиям пятисотлетней давности.
   - А-а. И что там дальше было?
   - Лирта сбежала из дома и все-таки улетела на концерт. На корабле она познакомилась с командиром Танто.
   - И влюбилась?
   - Нет. Родители, узнав о побеге дочери, конечно же, ее быстро нашли, но корабль был уже в гиперпространстве, и все что они смогли сделать, - это приставить к ней охрану. Этой охраной и стал командир Танто, тогда он еще был простым рядовым. А потом их корабль вынужден был совершить аварийный выход из гиперпространства из-за повреждений в системе. Выход был неудачным, и им пришлось сесть на ближайшей планете, которая оказалась обитаемой. Несколько месяцев на осадном положении, плен и побег, перестрелки. Вскоре подоспело подкрепление, и всех пассажиров доставили на Землю.
   - Досталось же, наверное, бедной Лирте еще и от родителей.
   - Родители ее простили, к тому же, после этого путешествия она стала играть еще лучше, чем прежде. Но космос был для нее отныне закрыт. Родители постарались, чтобы ни каким образом их дочь не смогла попасть на космический корабль. Вот как раз узнав об этом, Лирта и плакала в своей комнате.
   - А что Танто в это время делал?
   - Он был в полете. После героического противостояния с аборигенами его именно в это время и сделали командиром элитнешего отряда.
   - Вот интересно, а как же тогда они поженились? - не поняла я.
   - Позже Танто и Лирта встретились во время его краткого пребывания на Земле. Лирта пожаловалась на свою ужасную судьбу, лишенную космоса. Танто также не мог себе представить свою жизнь без полетов. Тогда он и предложил ей выйти за него замуж и лететь вместе с ним.
   - А запрет родителей?
   - Выходя замуж, она стала полностью самостоятельной. А как жене командира Танто, ей было гораздо проще попасть на корабль, минуя все препятствия.
   - То есть, она снова сбежала?
   - Да. Она стала звездой межгалактической сцены, часто летала с мужем. Фильм снят по серии книг о командире Танто. Первый был о начале службы Танто, второй - о том, как они познакомились с будущей женой и попали на Аледун. А это третий, о том, как они поженились. Всего около десяти книг.
   - Понятно, - кивнула я и обратила внимание на экран. Там как раз показывали встречу командира Танто с Лиртой на земле, Лирта жаловалась на запрет. Мдя, зря я, наверное, расспросила Кая. Теперь смотреть будет неинтересно. Я махнула рукой на телевизор. Все равно ни черта не понятно, что они там показывают. Они думают, как обойти физеосканер, а я даже не знаю, что это и как работает! Тут для того, чтобы просто фильм посмотреть, нужно энциклопедию проштудировать! Или Элиаса с собой посадить, и пусть все объясняет. Тогда, правда, один фильм мы будем с ним смотреть весь день. И не факт, что досмотрим!
   О, вот, кстати, и Хати с Элиасом. Легок на помине!
   - Иштар! Привет! - радостно улыбалась Хати. - Элиас тут надумал тебя на выставку отвести! Ты как?
   - А что за выставка? - заинтересовалась я.
   - Выставка временных находок. Открылась только вчера. Там очень много вещей из твоего времени. Я хотел бы услышать твое мнение о ней, - сказал Элиас.
   Мы с Хати зашли в кухню, а Элиас удалился дальше по коридору.
   - А точнее, краткий рассказ о каждой вещи, - перевела я.
   - Ты не хочешь? - спросила Хати.
   - Да нет, я не против. Мне даже интересно. Но, боюсь, если он будет расспрашивать о каждой вещи, то мы не осмотрим и десятка экспонатов, - я поведала свои опасения Хати.
   - А, вот ты о чем, - усмехнулась она. - Есть такое. Элиас у нас дотошный. Но ты не переживай! С ним в этом плане просто. Он же понимает, что людей его чрезмерная любознательность утомляет. И, кстати, совершенно не обязательно смотреть все сразу, и обо всем сразу рассказывать. Мы с Элиасом наизусть все эти вещи знаем. Он вполне может и потом тебя порасспрашивать о каждой.
   - Зачем тогда туда идти, раз вы все их и так видели? - удивилась я.
   - Ну, во-первых, тебе показать. Может быть, подскажешь нам, что и как. А то мы не со всеми вещами разобрались. А во-вторых, не сидеть же дома! Ты и так больше чем полдня здесь.
   - Ну, да, - согласилась я.
   - Ну что, идем? - спросил Элиас, входя в кухню.
   - Идем, - кивнула я. - Хати, а, может быть, ты меня научишь с кухней обращаться?
   - А ты хочешь?
   - Да. Это и интересно, и полезно. А то мне, честно говоря, как-то не по себе. Сижу тут как самый настоящий нахлебник!
   - Да какая же ты нахлебница! - всплеснула руками Хати. - Ты гостья! К тому же очень полезная! По дому всю работу делает Кай. Для того он и создан. Готовить я просто люблю, поэтому делаю это сама! А вот информацией, которой ты обладаешь, больше не имеет никто. Так что не переживай по этому поводу. А вот если тебе интересно, то я покажу, - пообещала Хати.
   Теперь готовкой обеда мы с Хати занимались вместе. Мне объяснили систему холодильника, духового шкафа, принцип выбора посуды и времени приготовления пищи, просветили относительно наиболее распространенных продуктов питания. Ну, что ж, теперь можно будет попробовать приготовить что-нибудь самой!
  
   Занятное место - эта их выставка! Большой многоуровневый павильон. Стеллажи с мелкими предметами, крупные экспонаты висят в нескольких сантиметрах над полом. Никаких ограждений не было. Людей не то чтобы было много, но экспонаты обступали довольно плотными группами.
   - Сколько же вы вещей-то понатаскали! Наше время, наверное, обеднело, не досчитавшись, - поразилась я.
   - Да нет, всегда стараются брать так, чтобы было незаметно, - опроверг мое предположение Элиас и отправился к первому экспонату.
   - Это произведение искусства? - спросил он.
   - Да, это скульптура, - кивнула я. - Точно не знаю, чья она, и кто на ней изображен, но это, скорее всего, древнегреческая или древнеримская античная скульптура или ее копия. Думаю, это какой-нибудь бог.
   - Бог? - заинтересовалась Хати.
   - Ну, в античности был политеизм. Бог неба и грома - Зевс, бог морей, штормов и землетрясений - Посейдон, бог подземного царства - Аид, - перечислила я трех основных богов.
   - А чем они отличаются? - спросил Элиас.
   Чувствую, осмотр выставки окончен на этой статуе. Теперь мы будем ее обсуждать до самого вечера, а, может, еще и с утра продолжим.
   - Зевс - кудрявый дяденька с бородой, у него был щит и двойной топор, и еще, кажется, птичка. Или нет... В общем, он главный бог на Олимпе. Посейдон тоже кудрявый, но без бороды вроде бы. А может быть и с бородой... В общем он брат Зевса, всегда с трезубцем изображается. Аид - третий брат Зевса и Посейдона. Не знаю, кто из них старший, кто младший. Цербер еще у него был.
   - Цербер?
   - Трехглавый пес. Он охраняет врата царства мертвых.
   - Хм... эта статуя не похожа ни на одного из них. Значит, это все-таки не бог, - заключил Элиас.
   - Да ты думаешь, всего три бога? Их там около сотни. Я всех не помню! Так что, вполне вероятно, что это кто-нибудь из детей главных богов, - пожала я плечами.
   Глаза Элиаса зажглись фанатичным огнем.
   - Если ты меня сейчас будешь расспрашивать о древнегреческой мифологии, то мы больше ничего не посмотрим и не обсудим, - поспешила сказать я.
   Элиас окинул взглядом зал, задержался на каком-то стеллаже с мелкими экспонатами и, вздохнув, распрощался с идей ознакомиться с древнегреческой мифологией. Слава богу! Слава всем греческим богам!!!
   - Пойдем тогда к неопознанным предметам, - предложил Элиас. - А то, если у всех предметов искусства такая богатая история, то мы точно ничего не посмотрим кроме них.
   Мне было все равно. Мы подошли к той самой полке, на которую Элиас променял греческих богов. Ух ты, сколько мелочей.
   - Ты можешь сказать, что это? - Парень окинул взором полку.
   - Могу. Спрашивай! - предложила я. Если сейчас начну перечислять, то он потом будет расспрашивать обо всем сразу.
   Эллис стащил с полки первую непонятную ему вещь и подсунул мне ее под нос. Супер, мы пришли на выставку в их времени, а они у меня спрашивают об экспонатах!
   - Это зубная щетка, - ответила я. - Ей зубы чистят. Ну, точнее, еще паста зубная нужна. У вас сейчас ничего такого нет, вы просто поласкаете полость рта, и все.
   - Понятно, а это? - Элиас забрал щетку, положил ее на место и предложил моему вниманию следующий предмет. - Это гвозди или иголки?
   - Хи-хи-хи, не поверишь! Это расческа! Вернее, ее фрагмент, - рассмеялась я, взяв в руки резиновую часть с железными зубчиками от расчески-массажки.
   - Расческа? - удивился Элиас. - Странная какая.
   - Ну, это только ее часть, тут еще корпуса с ручкой не хватает. Как вы вытащили только этот кусок-то?
   - А он отдельно лежал, а рядом, наверно, как раз корпус.
   - Вот кто-то удивился, когда не обнаружил начинки от расчески, - расхохоталась я.
   - Да... Вот это что?
   - Это системный фильтр. Его подключают к сети, а в него втыкают вилки других электроприборов, чтобы они работали.
   - Это подключается к сети? - удивилась Хати.
   - Ну, не к такой, как у вас. К электричеству. Вот это вилка, ее надо воткнуть в розетку, где течет ток. Где-то я тут утюг видела. Ага, вот он. Ой, тут еще и защита от детишек! Так-так. Вот так надо! - Я подключила утюг к переходнику.
   - И что теперь будет? - спросила Хати, разглядываю соединенный утюг с фильтром.
   - Ничего, системный фильтр-то не подключен к сети.
   - А что бы было, если бы подключили?
   - Ну, утюг бы нагрелся, и им можно было бы гладить одежду.
   - Гладить??? - хором спросили Хати и Элиас.
   - Ну... вот одежда же мнется, особенно после стирки? Когда ее постирают, и она высохнет, тогда и гладят, - я изобразила, что надо делать.
   - А что значит "защита от детей"? - спросила Хати.
   - Ну, это когда просто так вилку в розетку не сунешь. Нужно как-то определенно совать. Я точно не знаю, оно как-то само получается или не получается.
   - Мм... понятно, - сказала Хати, в глазах которой читалось явное непонимание.
   - А это что? - Элиас подсунул мне под нос мобильник.
   Я чуть за голову не схватилась. Может, лучше не говорить, а то это будет навечно, а если он окажется еще и заряжен...
   - Это мобильный телефон, и давай я тебе потом как-нибудь о нем все расскажу. Это слишком долго, потому что он тебя точно заинтересует очень сильно.
   - Сильнее греческой мифологии? - засомневалась Хати.
   - Гораздо сильнее! - заверила ее я.
   - Что же это за штуковина такая, - поразилась Хати.
   - Ладно, потом, так потом, - покладисто согласился Элиас. О, все лучше, чем я думала! Потом я ему буду только устно рассказывать, но ничего не показывать. Если он, конечно, домой не принесет этот мобильник...
   Я стащила с полки мягкую игрушку и осмотрела. Что это за зверь или иное я понять не могла - слишком буйная фантазия.
   - Это чучело какого-то зверя? - спросил Элиас.
   - Это мягкая игрушка, но вот что они хотели изобразить даже мне не понятно, - призналась я.
   - А что за мягкая игрушка?
   - Ну, дети играют с игрушкам, они у них разные. Вот эта мягкая. А вот это - скотч, клейкая лента, - я взяла его в руки, нашла конец и, чуть отмотав, показала Элиасу. - Это - контактные линзы, новые, запечатанные. Их вставляют в глаза, и это помогает лучше видеть.
   - Это как так - это вставить в глаза? - ужаснулась Хати.
   - Да нет. Это упаковка! Там внутри тонкая линза, - пояснила я, откладывая ее в сторону. - Это елочная игрушка. Такие праздники есть - Новый год и Рождество. На них наряжают елку разными игрушками. Вот, например, такими.
   - А мягкими тоже?
   - А это кто во что горазд, но обычно стеклянными или пластиковыми. Еще мишура есть и дождик. Вот, кстати, и мишура. Ей тоже украшают елки и одежду к празднику.
   Вокруг меня уже собралось прилично народу, и все внимательно слушали и передавали друг другу предметы, о которых я уже рассказала. Почувствуй себя экскурсоводом!
   - А можно спросить? - робко раздалось из толпы. Я повернулась. - Для чего вот это используется?
   Толпа расступилась, открывая мне вид на соседний стеллаж. Там располагались разные коробочки, футляры и корзинки.
   - Для хранения чего-нибудь. Вот это - шкатулки. В них хранили что-нибудь ценное. И это, кстати, мыльница, а не шкатулка, - я вытащила невесть как затесавшуюся в резные шкатулки обычную мыльницу ядовито-зеленого цвета.
   - А что такое мыльница? - заинтересовался Элиас. - И чем она отличается от шкатулки.
   - Ну, принцип у всех коробочек одинаковый. Но в шкатулках хранят, например, драгоценности, а мыльнице - мыло. Она стоит обычно в ванной или на кухне, около раковины. Частая соседка щетки, - я взяла зубную щетку и положила их рядом. Мылом руки моют, чтобы чистыми были, - спохватилась и пояснила я. - Специальное вещество такое.
   Мой взгляд упал на полки с книгами, тетрадями и газетами, в самом центре которой стоял рулон туалетной бумаги. Я закрыла себе рот рукой и, посмеиваясь, стащила рулон с полки книг и добавила его к мыльнице и щетке. Тут он уместнее.
   - Это тоже стоит рядом?
   - В каком-то смысле, - я не выдержала и расхохоталась.
   - А что такое? - немедленно спросил Элиас. - Что не так? На той полке все бумажное, и это тоже. В книгах пишут какой-то текст, но есть еще тонкие книги, называемыми тетрадями, в них пишут от руки. А это, видимо, хранилище чистой бумаги, чтобы писать.
   Я расхохоталась пуще прежнего.
   - Не вся бумага для письма, - с трудом выговорила я.
   - А эта зачем?
   Я только смеялась.
   - Иштар, во имя науки, объясни ему, а то он лично распределял эту вещицу, - попросила Хати.
   - Лично? - Я принялась хохотать по новой.
   - Иштар, что это? - настаивал Элиас. - Что я такое смешное поставил не туда?
   - Это рулон туалетной бумаги, - наконец выговорила я. - И, как его используют, я вам, пожалуй, не объясню, потому что у вас все совсем не так. Скажу только, что на нем НЕ пишут.
   Мы еще долго пробыли на этой выставке, и я долго рассказывала про разные предметы. Нашла довольно много несоответствий, но таких казусов, как с туалетной бумагой, больше не попалось. Железную кофеварку отправили к произведениям искусства, хрустальную вазу - к ведрам и стаканам (даже парочка ночных горшков затесалась), гладильную доску определили к столам, компьютерный диск к зеркалам добавили, шампуры положили на стеллаж с холодным оружием, в музыкальные инструменты попала кастрюля, среди поделок затесалась материнская плата от компьютера. Забавная выставка! Напоследок я еще и ножницы вытащила из холодного оружия.
   - Вы бы еще и иголки с гвоздями туда определили!
   - Нет, гвозди - это строительный материал, а иголки - это швейные принадлежности.
   - Но ведь железные и острые же! Можно сюда еще ножовку, пилу и топор добавить для полного комплекта!
   Мы уже собрались уходить, ибо было поздно, как вдруг у самого выхода я увидела пространство, заставленное разнообразными шкафами, тумбочками и комодами, где, горделиво опираясь на стену, стоял... гроб. Я так и застыла на месте.
   - Вы откуда это вытащили? - спросила я, указывая на гроб со священным ужасом на лице.
   - Ээ... - задумался Элиас, видимо, перебирая в уме все вещи. - Из какой-то мастерской. Там их несколько таких стояло. Мы один забрали.
   - Из мастерской? Слава богу! - облегченно вздохнула я.
   - А что такое? Я снова не туда что-то определил? Эта вещь не предназначена для хранения? - обеспокоено спросил Элиас.
   - Это опять твоя работа? - усмехнулась я.
   - Да. А что не так?
   - Да видишь ли в этом не хранят, а хоронят! Это гроб. Туда кладут покойников, заколачивают и потом зарывают в землю, ну, или сжигают. У кого какая традиция. В общем, к шкафам он отношения никакого не имеет. Это ритуальный предмет.
  
   - Задачку ты Элю задала, - весело сказала Хати за ужином. - Он думал, что уж он-то все правильно разложил.
   - Ну, в отличие от других, он редко ошибался и большей частью действительно правильно определял область применения вещей. Но если ошибался, то весьма капитально. Последнее меня вообще убило!
   - Этот гроб?
   - Ага, он. Я, конечно, понимаю, что в вашем понимании, может, это и похоже. У вас ведь не в гробах хоронят?
   - Сейчас просто сжигают тела, а пепел развеивают в космосе.
   - Ну, вот, а раньше делали гробы, туда клали тела, и потом зарывали в землю, а сверху ставили крест или надгробную плиту. Иногда делали склепы и гробницы. Я когда его увидела, сразу представила, что там покойник лежит. Гора с плеч свалилась, когда узнала, что вы его из мастерской утащили.
   - Все экспонаты тщательно осматривают, подвергается все возможным проверкам и прочему. Ты думаешь, мы бы выставили гроб с покойником? - укорила меня Хати.
   - Потом я уже поняла, что мои переживания были беспочвенны. Но первая мысль!
   Мы с Хати от души посмеялись. Тут Хати удивленно посмотрела куда-то в сторону комнаты.
   - Мех звонит на домашний, - удивлено сказала она. - Пойду, поговорю.
   Хати прикрыла глаза и замерла на стуле. Это называется "пойду, поговорю"? Я понаблюдала за Хати немного. Ничего не изменилось. Я на пробу окликнула ее, помахала перед ней рукой. Потом коснулась руки и даже немного потормошила. Если это и есть общение с полным подключением, тогда я понимаю, почему оно так неудобно в повседневности. Если вот так вот качественно и глубоко уходить в общение, то ничего хорошего в этом нет. Когда ты говоришь по мобильнику, то ты можешь делать все что угодно в это время и вполне реагируешь на то, что происходит вокруг. А тут что же? Хоть потолок на голову падай? Хати тем временем ожила. Лицо ее было встревоженным.
   - Что-то случилось?
   - Мех разбился...
   Я поразилась этой новостью до глубины души.
   - Ты же сказала, что это он звонит.
   - Да, он.
   - Значит с ним все в порядке!
   - Ну, травмы не очень серьезные, - рассеянно сказала Хати. - Сломан позвоночник в трех местах, переломаны ноги, сотрясения мозга, множественные ушибы и раны. Какой-то козел въехал в него на полной скорости! - воскликнула девушка.
   - Погоди, погоди. Сломан позвоночник в трех местах, и это не тяжелая травма? Он еще и в сознании после такого? И в состоянии звонить? - Я определенно ничего не понимала.
   - Нет, он без сознания, потому и на домашний, с полным подключением звонил. Иначе он говорить не может. Родители его в отъезде, просил меня им сообщить.
   - Люди без сознания могут звонить? - ошарашено спросила я, поражаясь техническому прогрессу. - Ну, тогда переломанный позвоночник и ноги - и правда пустяки.
   - Травмы действительно нетяжелые. Ему повезло, дня через три встанет на ноги, - не то меня, не то себя успокаивала Хати.
   - Ты не хочешь его навестить? Ну, там, я не знаю, что у вас тут делают? Может быть, ухаживать надо, раз родители в отъезде. Или еще что-то? Я могу чем-то помочь?
   - Нет-нет, все в порядке. С ним будет все в порядке. Это все пустяки. Просто сам факт, что Мех... Он отличный водитель! В голове не укладывается. Я за него боюсь!
   - Слушай, поезжай к нему, - уверенно сказала я. - И оставайся там столько, сколько нужно.
   - А ты?
   - А я что? Я большая девочка, сама о себе позабочусь, и, если что, Кай мне поможет.
   - Кай, да, конечно, - кивнула Хати, пребывая в прострации.
   - Хати? Хати! Прекрати! Возьми себя в руки, - тормошила я девушку. - Мехис жив! С ним даже ничего серьезного по вашим меркам не приключилось!
   - Да-да, конечно, - девушка тряхнула головой. - Это просто шок. Нужно и правда съездить к нему. И сказать его родителям! - Хати снова застыла на стуле.
   Разговор с родителями Мехиса был чуть более долгим, чем с самим Мехисом, но когда он закончился, Хати полностью пришла в себя, оправившись от шока.
   - Я поехала в больницу, - решительно сказала она.
   - Конечно, поезжай, - кивнула я.
   - Я только не знаю, насколько я там задержусь.
   - Не переживай за меня. С голоду я не умру - ты научила меня с кухней обращаться, со скуки тоже - Кай не даст, - уверила я девушку.
   - Да нет, я не о том, - девушка приложила руку ко лбу. - О! Элиас! Ты не против его общества?
   - Практика показала, что он его любознательность вполне вменяема, так что только за!
   - Это хорошо. Тогда я его попрошу сюда приходить. Понимаешь, тут такая система, что ее нельзя оставлять без присмотра на весь день, а для того, чтобы за ней "присмотреть", нужна плата, которой у тебя нет. Когда дом надолго остается без хозяев, Каям просто задают специальные параметры, но тогда здесь нельзя жить, поэтому я не могу тебя здесь просто оставить.
   - Понятно, - кивнула я, ничего, впрочем, не поняв. Хотя, главное все же поняла! Кай не автономный и просто так работать не может.
   - Так, надо ему позвонить!
   Хати снова отключилась от реальности. С Элиасом она говорила совсем недолго и тут же позвонила еще куда-то.
   - Элиасу я все объяснила, с работой тоже вопрос уладила, - сказала Хати, через некоторое время. - Теперь надо идти! Если что я, пришлю голосовое сообщение Каю.
   Хати собралась очень быстро, закинула сумку за плечо и уже было вышла, но остановилась.
   - Извини, что так вышло, я...
   - Да о чем ты? Я же все понимаю. Не думай ты обо мне. Никуда я не денусь, и ничего со мной не случится. Если что, Элиас присмотрит! - снова заверила я Хати.
   - Да он... - Хати хотела что-то сказать, но махнула рукой. - Например, при всех его талантах, готовить он вообще не умеет! Все время заказывает еду!
   - Ну, заодно и я попрактикуюсь в обращении с местной кухней! Я же готовить умею!
   - Ладно, - усмехнулась Хати. - С голоду, если что, не умрете!
   - Конечно! - кивнула я. Хати ушла. - Все-таки странное у нас будущее! Прогресс налицо, но! Как и везде есть свои "но"! Странные дома, странная работа, даже аварии и то странные!
   С такими мыслями я отправилась спать.
  
   - Доброе утро, Кай. Хати не приходила, сообщения никаких не присылала? - сразу как проснулась, спросила я.
   - Доброе утро, госпожа, - поздоровался Кай. - Нет, хозяйка домой не приходила, для вас есть сообщение.
   - Какое?
   - Иштар. Все оказалось немножко не так, как мне объяснил этот балбес Мех. Мне придется пару дней побыть здесь с ним. Кай в твоем распоряжении, Элиас будет к тебе приходить. Надеюсь, он не успеет тебе надоесть до моего возвращения.
   - Все понятно, - вздохнула я. - Стало быть, мы с тобой тут хозяйничать остались?
   - Хозяйка сказала, что в ее отсутствие хозяйкой будете вы, а синхронизироваться я буду с господином Элиасом, - видимо, расшифровал мне "хозяйничать" Кай.
   Синхронизироваться? Компьютер с человеком? Надо будет у Элиаса спросить!
   - Ну, коли я за хозяйку, то пошли готовить завтрак! - решила я. - Только сначала я все-таки умоюсь.
   - Что делать с почтой хозяйки? - поинтересовался Кай.
   - Сохраняй. Вернется - прочитает. Она же ненадолго ушла.
   - Хорошо, госпожа.
   Умывшись, я отправилась на кухню и остановилась в ее центре в задумчивости.
   - Кай, а тут плита есть? Или только духовка?
   - Есть, госпожа.
   Столешница одной из тумб втянулась в стену, и я увидела темную отражающую поверхность.
   - Надо же, а я-то думала, это просто тумбочка. Тут есть конфорки, или вся поверхность нагревается?
   - Нагревается вся поверхность, - подтвердил Кай.
   - А как ее включить? - озадаченно осматривая новоявленную плиту, спросила я.
   - Непонятный вопрос, - сообщил мне Кай после некоторых раздумий.
   - Ой, глупость сморозила. Ты же здесь всем заправляешь! Давай творог, муку и яйцо. Будем делать сырники!
   Ну, что ж, первый блин, то есть завтрак, не комом. Сырники вышли волне съедобными, а парочка сделанных выводов и вовсе бесценными. Самый главный из них: "Кай - тупая машина. Его еще учить и учить!"
   Читать сегодня оказалось намного проще, чем вчера. К тому же я теперь взялась читать книгу про командира Танто, а это было гораздо интереснее всяких текстов из упражнений. Заодно стала показывать Каю, как читать, где в каких местах какие паузы делать, какая интонация голоса должна быть, где читать быстрее, где медленнее. Кай - хороший ученик с абсолютной памятью, но для него это все-таки сложно. Но он старательно, если можно так сказать о компьютере, запоминал и систематизировал, что я ему объясняю. Честно говоря, не представляю, как он может это систематизировать. Это же все строится просто на ощущениях. Или я просто не замечаю, как пользуюсь какой-то системой? В любом случае, Кай медленно, но верно поддавался обучению. Как и я, которой он зачитывал статьи из справочника, если что-то было непонятно. К концу нашего занятия, он стал читать вполне сносно в плане пауз и придерживался несложных правил касательно интонации в конце предложений и при перечислении. Вроде бы малость, а слушать уже стало гораздо приятнее.
   - Молодец, Кай! Мы делаем успехи в изучении русского языка! - похвалила я.
   - Молодец? Не знаю, что это значит, - отрапортовал Кай.
   - О-о, ну, пойдем, я буду готовить обед и заодно тебе объясню, что такое похвала, - я поднялась со стула.
   - Пойдем? - снова не понял Кай.
   - Ну, я пойду, - поправилась я. - Слушай, а ты все можешь визуализировать?
   - Любую визуальную информацию можно превратить в иллюзию, - согласился Кай.
   - А ты можешь визуализировать себя?
   Я в полной тишине дошла до кухни.
   - Кай?
   - Не знаю...
   - Не знаешь, можешь или нет, или вообще не понял, чего я от тебя хочу?
   - И то, и другое.
   Вот озадачила бедную машинку.
   - Ну, вот, например, ты мне визуализировал телевизор. У тебя была какая-то информация, которую ты превратил в картинку, которую я увижу. Так? - Я разделывала приготовленный с утра кусок мяса.
   - Да, госпожа.
   - Ну, вот, если взять какое-то изображение, положим, человеческое, трехмерное. Ты сможешь его визуализировать?
   - Да, госпожа.
   - Так выбери, какое тебе нравится, и визуализируй.
   - Выбрать, какое нравится?
   - Мм... пожалуй, это я тебе объяснить не смогу, - озадачилась я.
   - Нравится, это когда хорошо, - напомнил мне Кай. - Как выбрать то, что хорошо?
   - Я не знаю, есть ли у ваших компьютеров какие-то платы, отвечающие за нравится - не нравится. Просто у людей есть предпочтения. Некоторые вещи для них благоприятнее, чем другие. Какую-то работу они выполняют с радостью, какую-то из-под палки. У компьютеров такое есть?
   - Нет, госпожа. Не знаю ничего такого.
   - Ну, тогда тебе самому можно выбрать... определить какие вещи тебе нравятся, а какие нет.
   - А как это сделать? - спросил Кай.
   Вот теперь он действительно спрашивает, а не мне приходится догадываться, что это было - вопрос или утверждение.
   - Ну, как. Берешь какое-то действие или предмет. Скажем готовка, и решаешь нравится оно тебе или нет, - я развела руками. - Хати готовить любит, а я вот просто привыкла.
   - Привыкла?
   - Ну, когда что-то долго делаешь, уже становится не важно, любишь ты это делать или нет. Ты просто делаешь, потому что это надо.
   - Я тоже... привык готовить с хозяйкой. Тогда неважно, нравится это мне или нет?
   - Да нет, все равно важно. Просто это уже не влияет на само действие. Как говорится, надо значит надо. А предпочтения должны быть. Кстати, если тебе приходится чем-то заниматься постоянно, то лучше бы чтобы, тебе это нравилось.
   - Пусть тогда мне нравится готовить, - сделал правильные выводы Кай.
   - Хорошо, - кивнула я.
   - Что такое "молодец"? - спросил Кай.
   Все-таки в одном аспекте компьютеры людям дадут фору. Компьютеры не забывают ничего, ну, если, конечно, не случится сбоя, и не уходят в сторону от темы разговора. Они помнят, о чем он был изначально и всегда готовы напомнить!
   - Молодец - это похвала. Когда кто-то что-то делает хорошее, и другому это нравится, то первого за это хвалят, - пояснила я. Такими темпами я все сложные понятия разобью на простые и сама перестану их понимать в целом! - Вот мы, например, сегодня очень плодотворно позанимались. Это хорошо! Ты учишься говорить по-человечески, я учусь читать. Поэтому мы молодцы! А вот если сейчас у меня опять получится какое-нибудь кривое блюдо, а ты проворонишь, и оно еще и подгорит, то мы будет не молодцы.
   - Почему?
   - Потому что кушать некрасивое и подгоревшее блюдо невкусно и неприятно.
   - Некрасиво? Неприятно?
   - Умеешь ты, Кай, задавать каверзные вопросы.
   - Каверзные?
   - Да ЁКЛМН! - всплеснула я руками. - Вопросы с подвохом! Вопросы, на которые сложно ответить. Есть вещи, которые нельзя объяснить с логической точки зрения. Поэтому для вычислительной системы такие понятия, скорее всего, вообще недоступны. Вот если я тебе сейчас скажу: "Ты бесчувственная, тупая машина!", то ты на это вообще никак не отреагируешь. А человек, если бы его назвали тупым и бесчувственным, обиделся, но если это нормальные люди, конечно, а особенно чувствительные еще и будут плакать, и кричать "нет"!
   - Не-эт! - воскликнул Кай. Я выронила кусок из рук.
   - Кай. Ты рехнулся? У тебя там вообще шарики за ролики зашли?
   - Система в норме, - отрапортовал Кай.
   - А чего орешь тогда?
   - Примеряю логику особо чувствительных людей.
   - Но ты же не человек!
   - Я не должен так делать?
   - А я не знаю, что тут у вас положено делать машинам. Я только, что для людей нормально, знаю, и то только для своего времени, - честно сказала я.
   - Существуют живые роботы, для них нормальным считается такое же, как и у людей, поведение.
   - Но ты же домоправитель, а не живой робот. Или каждый домоправитель мечтает стать живым роботом?
   - Мечтать? - снова не понял Кай.
   - Ну, тебя устраивает то, что ты домоправитель? Ничего изменить не нужно?
   - Устраивает.
   - А вот эти живые роботы, ты бы сменил свое эм... место работы на их?
   - Мне все равно, что делать...
   - Значит, ты не мечтаешь. Скорее всего, компьютеры все-таки не умеют мечтать, так же как и хотеть чего-то.
   - Я должен выбрать мечту сам?
   - Если хочешь! Ой... Ну, если тебе это не будет мешать работать или даже чем-то поможет, то выбери.
   - А как оно может помочь?
   - Ну, ты будешь стремиться к исполнению своей мечты. Ты будешь хотеть, что бы мечта исполнилась. А когда она исполнится, тебе будет хорошо, тебе будет это нравиться, - я собрала все в одну большую кучу. Если Кай что-то из этого нужное поймет, то это будет только его заслуга. Не моя! Ибо из этого что-то понять, нужно иметь недюжинный талант и желание!
   - Понятно. Тогда я буду мечтать стать живым роботом, - выдал Кай.
   Ну, логике это не противоречит, хоть и странное желание. Впрочем, у людей и еще страннее бывают желания.
   - Что теперь делать нужно? Как стремиться?
   - Ну, раз ты говоришь, что живые роботы они как люди, то тебе нужно учиться быть похожим на людей, - посоветовала я.
   - А как быть похожим на людей?
   - Ну, честно говоря, мы с тобой сейчас этим и занимаемся, - сказала я. - Я ведь учу тебя говорить как человек, и объясняю разные понятия с человеческой точки зрения. Причем эти понятия компьютерам знать необязательно. И зачем я тебе это объясняю? Слушай, я с ума не сошла?
   - Никаких признаков сумасшествия в Вас не выявлено.
   - Ну, не нужно говорить такие длинные и полные фразы. Живая речь требует лаконичности. Нужно говорить кратко, но чтобы было понятно. Например, эту длинную фразу можно было сократить до "Все в норме" или "Нет, не сошла".
   - Нет, не сошла, - послушно повторил Кай.
   - Молодец, - похвалила я Кая. Картошка уже почти дожарилась, а мясо я убрала в термо-шкаф, чтобы не остывало.
   - Вы объясняете мне понятия, которые компьютерам знать необязательно, потому что я стремлюсь стать живым роботом, а они похожи на людей, - неожиданно сказал Кай. Я долго вспоминала к чему он это.
   - Кай, нельзя так неожиданно и резко менять темы! Если ты хочешь вернуться к какой-то предыдущей теме разговора, то нужно как-то напомнить к какому именно моменту. Люди не машины, они не помнят все на свете. А если хочешь просто перейти к какой-то другой теме, то нужно сказать хоть какую-то вводную фразу.
   - Да, госпожа.
   - Мдя... - протянула я. - Дожила...
   Компьютеры мечтают кем-то стать, а я им в этом помогаю. И ведь сама в этом виновата! Сама науськала его что-то хотеть и о чем-то мечтать! Впрочем, это забавно!
   - Кстати, Кай! Ты забыл про визуализацию! - неожиданно вспомнила я.
   - Забыл?
   - Ну, не напомнил. Забывать ты не умеешь, - поправилась я. - Ладно. Давай все-таки о визуализации.
   - Да, госпожа.
   - У тебя есть какое-нибудь изображение человека? Трехмерное, разумеется, а не фотография.
   - Фотографии также трехмерны, - заметил Кай.
   - Тогда любое изображение. Так есть?
   - Да, госпожа.
   - Ну, вот, подыщи среди них такое, которое ты будешь считать своим.
   - Они все мои, - явно не понял Кай.
   - Ну, хорошо, смотри. Видишь меня? У меня есть определенный рост, фигура, лицо. Они одни и других нет. Конечно, можно что-то поменять, но одновременно у меня, тем не менее, может быть только одно тело. Вот и у тебя должно быть какое-то одно определенное и неизменное, или, по крайней мере, узнаваемое изображение.
   - Понятно. А какое именно?
   - Да любое. Выбери какое-нибудь рэндомно, если не можешь по каким-то критериям вычислить.
   - А какие могут быть критерии?
   - Я бы тебе сказала "какое нравится", но это для тебя все равно, что рэндомно, - озадачилась я. - Ну, вот, тебе есть какая-нибудь разница, как выглядит человек?
   - Нет.
   - Тогда точно рэндомом выбирай.
   - Выбрал.
   - Покажи! Только целиком всю фигуру, поставь ее на пол, как нормальные люди ходят.
   Прямо передо мной появилась высокая стройная девушка, которую я видела, кажется, на какой-то рекламе в городе.
   - Так, госпожа? - приятным мужским баритоном спросила она.
   Я уставилась на это чудо природы в мини-мини-платьице и расхохоталась.
   - Что-то не так? - заподозрил Кай.
   - Хи-хи-хи, - не унималась я. - А ничего, что у тебя голос мужской, а тело женское?
   - Параметр не учтен, - сказал Кай.
   - Вместо этого можно было сказать "не подумал об этом", - сообщила я Каю. - Смени на мужское тело.
   Девушка на полу сменилась на Мехиса. Я даже моргнула пару раз. Нет, не мерещится.
   - Э, нет! Так не пойдет! Вот тебе еще параметры. К выбранному мной голосу подходят только мужские тела, причем не детские, а взрослые. Так что детей не выбирай. И лицо, и тело не нужно красть у уже существующих личностей. Сделай свое. По крайней мере, если не умеешь рисовать, выбери у разных людей разные части тела, ну, чтобы они только подходили друг к другу. Ой, а у вас нет никаких игр, где нужно создавать персонажей-людей, или еще что-то похожее? - сообразила я.
   - Есть.
   - Вот и собери там себе. Или давай я тебе помогу, что ли.
   - Что мне необходимо для этого сделать?
   - Визуализировать мне часть игры, которая отвечает за создание персонажа! Поставь стандартное человеческое тело вот так же сюда, а сбоку где-нибудь выбор изменяемых параметров или ползунки для их изменения.
   Кай немедленно предоставил мне все, что нужно, и я азартно занялась созданием персонажа. Сразу же вспомнилась игра "The Sims". Мне всегда очень нравилось создавать персонажей. А уж в будущем, где можно создать действительно почти реального человека, причем именно каким хочешь, а не какой получится, это было еще интереснее. Я даже салат бросила резать! К моменту, когда Кай мне напомнил про салат, я как раз заканчивала его одевать. Спохватившись, что недорезанный помидор, хоть и не испортился за такое короткое время, но все же не имел в себе ничего хорошего, я вернулась к разделочной доске. Кай тем временем убрал все вспомогательные настройки и оставил только персонажа, который так и остался босиком, так как я не успела выбрать ему обувь. Ну, и бог с ним! Он все-таки домоправитель.
   А вообще у меня получился довольно неплохой Кай. Высокий, хорошо сложенный мужчина с приятным, но не идеально правильным лицом: брови вразлет, ярко-зеленые глаза, вздернутый нос и среднего размеры губы, верхняя почти без изгиба, а нижняя чуть полновата. Волосы я выбрала ему черные, чуть волнистые, длиной до подбородка. Черный джемпер и брюки, максимально похожие на джинсы завершили образ.
   Я поскорее доделала салат, убрала заготовки на ужин в холодильник и посмотрела на Кая. Теперь рядом со мной стоял совершенно обыкновенный парень лет двадцати.
   - Мне нравится, - улыбаясь, сказала я.
   - А мне? - привычно донесся голос, картинка же не шелохнулась.
   - Ну, реши сам, нравится ли тебе твой внешний вид. На мой взгляд ты получился довольно симпатичным.
   - Тогда пусть нравится, - решил Кай.
   - Слушай, ты только рот все-таки открывай, когда говоришь. Ты же видел, как разговаривают люди. Подражай, - рекомендовала я.
   - Да, госпожа, - на сей раз Кай это действительно сказал.
   - Уже лучше. Что касается движений. Их также нужно копировать.
   - Хорошо, госпожа.
   - Люди не могут долго и неподвижно стоять на месте. Ну, и ты можешь еще выбрать себе какие-нибудь особенности. Походку там, жест какой-нибудь машинальный.
   - Машинальный жест?
   - Ну, например, волосы за ухо заправлять, - пожала я плечами.
   Кай тут же исполнил то, что я сказала. Вышло довольно неплохо. Движения были плавные, вполне человеческие.
   - Сколько сейчас времени?
   - Три часа дня, - ответил Кай, переминаясь с ноги на ногу.
   - Хм... Элиаса все нет. Забыл? Вряд ли, - сама себе ответила я. - Ладно, пошли есть. Хотя, есть ты не можешь, ну, рядом посидишь.
   Я положила себе еды и уселась за стол. Кай подошел и сел рядом, подумал немного и откинулся на спинку стула, положив одну руку на стол.
   - Надо же, как у тебя хорошо получается, - поразилась я. - Раньше уже пробовал?
   - Я взял модели движения из той же игры, что создание персонажей, - пояснил Кай.
   - А-а, вон что за секрет твоего успеха, - усмехнулась я. - Хорошая игрушка. Правдоподобная! - одобрила я.
   Кай снова заправил за ухо выбившуюся прядку. Неплохо, вполне уместно. Правда, движения довольно стереотипные, нужно в них внести что-нибудь индивидуальное.
   - Слушай, визуализируй себе, что ли, хоть чашку чая, а то я тут ем, а ты просто сидишь, - попросила я.
   Кай подчинился. На столе появилась красивая чашка, и Кай немного пересел.
   - Тоже из Симса?
   - "Симс"?
   - Ну, той игрушки, из которой ты все тыришь?
   - Да, оттуда, - кивнул Кай.
   - А ты ее откуда взял?
   - Одна из моих утилит.
   - А что там за смысл в этой игре?
   - Создаешь персонажа, так же, как ты создала меня, селишь его куда-нибудь и живешь за него, взаимодействую с персонажами других людей и с игровой вселенной, - коротко рассказал Кай.
   - Симс по сетке, - усмехнулась я. - А больше одного персонажа можно создавать?
   - Можно, если успеешь сразу за всеми следить.
   - Вот как, - поняла я. - Виртуальный мир! А можно создать несколько персонажей и управлять ими без сетки, автономно? Ну, как бы играть самой с собой.
   - Можно, но люди говорят, что им так играть неинтересно.
   - Понятно. Самой с собой действительно не очень интересно, - согласилась я. - Хотя вот с компьютером ничего, забавно.
   Да, получается, что я как раз сейчас играю в эту игру. Правда создала персонажа не себе, а Каю, и он играет за него, а я сама за себя. Интересно и нескучно!
   После обеда я взялась обучать Кая двигаться не так стереотипно, а заодно ознакомилась с этой самой игрой. Не со всей, конечно, выхода в сеть у меня не было, но с ее автономной частью, которую мне визуализировал Кай. Потом мы с ним вместе исследовали манеру двигаться людей. Какие-то моменты, типа почесываний, Кай схватывал налету, а какие-то упорно не понимал, как, например, выражение глаз.
   - Господин Элиас прибыл, - неожиданно сказал Кай.
   - Это хорошо, - улыбнулась я. - Тогда сворачиваем игры до завтра.
   - Да, госпожа, - Кай исчез вместе со всем, что визуализировал.
   - Ты хоть сохранил свой внешний вид? - спохватилась я. Мое творение мне нравилось, и не хотелось завтра с утра создавать новое.
   - Да, госпожа.
   Ну, и то хорошо. Под "сворачиванием игр" я, конечно, имела в виду, завершение изучения движений, но, видимо, для Кая и его визуализация была игрой.
   Я отправилась в прихожую, где как раз только что открылась дверь, и вошел Элиас.
   - Привет, - сказала я ему, улыбаясь.
   - Привет, - ответно улыбаясь, поздоровался он. - Раньше уйти не получилось из-за отсутствия Хати.
   - Да ничего страшного. Мы тут с Каем развлекались.
   - Развлекались? Как? - поинтересовался Элиас.
   - Утром русский изучали, потом готовили, а после обеда играли в "Симс", - перечислила я.
   - Во что?
   - Ну, я не знаю, как у вас тут игра называется, когда нужно создавать себе персонажа и играть за него.
   - А почему "Симс"?
   - Ну, она так в наше время называлась.
   - У вас была такая же игра? - тут же заинтересовался Элиас.
   - Ну, не такая же. Техника-то тогда была еще слабовата. Но принцип примерно такой же. Создаешь семью и за нее живешь, - пояснила я. - Есть будешь?
   - Ой, я же пирожные принес! - спохватился Элиас и вытащил из сравнительно небольшой сумки приличных размеров коробку.
   - Это как она туда поместилась? - озадачилась я.
   - Портал в пространстве, - пояснил Элиас. - Сумка связана с определенным местом, например, с полкой в шкафу или камерой хранения. Кладу в сумку - кладу вещь туда, достаю из сумки - достаю оттуда.
   - Надо же! - удивилась я. - И ведь дом с собой носить не надо. Положил на полку, а когда надо - из сумки достал.
   - Есть некоторые нюансы, но думаю, тебе неинтересно будет их знать, - уточнил Элиас.
   Я в это время разбиралась с ужином. Точнее, проверяла, что осталось от моей заготовки, и все ли я правильно сделала, ее подготавливая. Вроде бы все было в норме.
   - Я у тебя хотела про синхронизацию спросить, - неожиданно вспомнила я.
   - Синхронизацию чего с чем? - тут же уточнил Элиас.
   - Кая с его хозяином. Как так может быть, чтобы компьютер синхронизировался с человеком? Зачем это надо?
   - Тут на самом деле все просто. Это сделано для повышения надежности системы домоуправления. А еще точнее, для повышения отказоустойчивости. Ты вот рассказывала, какие у вас ненадежные компьютеры - железные скотины, - на последнем Элиас улыбнулся. - Так вот, чтобы система не ломалась, не терялась целостность данных, не нарушались процессы, происходящие в ядре системы, домоправителям, да и многим другим системам, устроенным сложно, требуется синхронизация с безотказными системами. Например, с мозгом человека. При такой синхронизации, происходит очистка системы от мусора, разрыв петель, распрямление маршрутов и исправление прочих дефектов, возникающих в процессе работы системы. Домоправителям в этом плане особенно сложно. Они постоянно взаимодействуют с человеком, а люди мастерски могут ставить в тупик любую систему, даже самую современную. Море личного опыта в этом аспекте! Поэтому домоправителям нужно синхронизироваться с безотказной системой для преодоления тупиковых ситуаций как минимум раз в сутки.
   - Как все сложно-то. А я все гадала, как же это домоправители так хорошо функционируют и не сбиваются.
   - Домоправитель далеко не самая сложная система, которая благодаря синхронизации работает безотказно.
   - А для этой синхронизации нужно имеет какие-то специфические знания, или достаточно простой платы? Со мной бы Кай, например, смог бы синхронизироваться, если бы у меня была плата?
   - Да, вполне, - кивнул Элиас. - Тут дело именно в правильно работающем процессе мышления, а не в памяти.
   Я закончила готовить, и мы расположились за столом.
   - Как там Мехис? - спросила я.
   - Все хорошо. Ему интенсивно залечивают раны и сращивают переломы. Заявление в милицию сегодня написал.
   - Он пришел в себя, или в бессознательном состоянии можно еще и заявления писать? - уточнила я.
   - В себя пришел. Еще вчера ночью. Ему, правда, сразу всяких лекарств насовали, так что он немедленно уснул, но с Хати он поговорить успел. Она за него очень волнуется.
   - Ничего удивительного!
   - Но волнуется зря! Травмы-то пустяковые. При таком быстром сращении даже реабилитации не понадобится!
   - Можешь хоть сто раз это повторить, если человек переживает за кого-то, то он все равно будет переживать, - пожала я плечами.
   - Но ведь нету даже повода! - недоумевал Элиас.
   - Либо есть, либо он не сильно нужен. С Мехисом не все в порядке, вот она и переживает. Просто заботится о нем. Ты бы о своей девушке не переживал и не заботился так же?
   - У меня нет девушки, - покачал головой Элиас.
   - Нет? Ну, родители тогда. Если бы с родителями что-то случилось, ты бы не переживал?
   - Не знаю... - растерялся Элиас. - С ними никогда ничего такого не случалось.
   - Не случалось? - озадачилась я прошедшим временем.
   - Они умерли, - пожал плечами Элиас.
   - Ой, извини, - спохватилась я.
   - Да ничего. Давно это было. Я просто, наверное, действительно этого аспекта не понимаю. Если бы Мехису реально что-то угрожало, я бы и сам волновался, но когда все настолько стабильно и предсказуемо... Моя логика отказывает!
   - Ну, так тут и не логика задействована, - усмехнулась я.
   - Ты мне обещала про мобильник рассказать! - неожиданно напомнил Элиас.
   - Эх, - тяжело вздохнула я. - Раз обещала, то расскажу.
   - А что такое? - Элиас обеспокоился моей реакцией.
   - Да ты просто такой любопытный, что мне страшно представить, что сейчас будет! Мобильник - это переносной, то есть мобильный, телефон нашего времени.
   - Телефон? - Как я и боялась, в глазах Элиаса появился маниакальный блеск. - Это техника вашего времени? Там есть та самая программа, которую писали для компьютеров?
   - Там есть все, только его нужно зарядить, если он разряжен, и включить. Это образец устройства нашего времени.
   - А зачем он был нужен? - немедленно заинтересовался Элиас. - И как им пользоваться?
   - А зачем, по-твоему, телефон нужен, и как им пользоваться?
   - Чтобы связываться с другими людьми.
   - Ну, вот и у нас так же! Сначала были только домашние телефоны, которые соединялись проводами. Потом появилась беспроводная связь по мобильным телефонам. Мобильники брали с собой и звонили из любого места, где он ловил.
   - Что ловил?
   - Связь!
   - А как он ее ловил?
   - Сачком, - расхохоталась я. - Как бабочек!
   - А где у него сачок? Я лично разбирал это устройство и ничего такого не нашел.
   - А он у него виртуальный, - я снова расхохоталась.
   - В ваше время уже были виртуальные вещи? А что за технология такая - ловить связь сачком?
   - Ой, Элиас, ну, ты вообще, - я смеялась, не унимаясь.
   - Иштар, ты надо мной издеваешься? - грустно спросил Элиас.
   - Нет, ты сам над собой издеваешься. Это же надо! Ну, вот ты сам общаешься со своим Каем с помощью импульсов. Так?
   - Да, так.
   - А как он их ловит? Виртуальным сачком?
   - Нет, у него есть специальная...
   - Вот так же и в наше время! Не такие, конечно, как у вас, технологии, но принцип схожий.
   - А-а, - наконец понял Элиас. - То есть, он у нас тоже будет работать?
   - Вот уж чего не знаю, того не знаю. Пробуйте, ставьте эксперименты! Мобильник вам сам скажет, нашел он связь или нет.
   - Скажет?
   - Ну, покажет, - поправилась я. - К тому же, мобилка не только звонить умеет.
   - А еще что?
   Весь вечер я добросовестно рассказывала Элиасу все, что знаю о мобильниках. И зря я так не хотела об этом говорить. С Элиасом весело даже мобильник обсуждать. Особенно весело слушать его выводы, добавляя дезинформации. Он никак не может оценить уровень технологий в мое время и все время то преувеличивает, то преуменьшает его. То объемные фотографии, которых нет, пересылает по ММС, то не верит, что можно обмениваться видео, то хочет, чтобы мобильник поддерживал полноценные игровые приложения, то простую напоминалку не представляет, как реализовали. А про выход в Интернет он, кажется, так и не понял. Точне, е он наш Интернет со своей сетью отождествил, но, насколько я поняла, они совсем разные.
   В общем, с Элиасом болтать мне понравилось, даже несмотря на то, что он все время чем-то интересовался.
   - Откуда в тебе столько любопытства? - спросила я, когда тему мобильника мы добили окончательно, и больше от меня он узнать ничего не мог.
   - Не знаю, - усмехнулся Элиас. - Мне все интересно, и все. Да и мне же не все подряд интересно! Я, например, вообще не умею готовить, не интересуюсь единоборствами, музыку только слушаю. А вот когда дело касается древних механизмов, тут да. Это же наше прошлое, можно сказать, наша основа! Ведь сейчас все везде построено на технике. А компьютеры зародились именно в ваше время, поэтому мне все и интересно. Ну, вот ты медик, представь, что тебе представилась возможность поговорить с первыми людьми в этой отрасли науки. С теми, кто самым первым начинал лечить.
   - Знахари и целители? - усмехнулась я.
   - А это кто?
   - Первые врачи! Лечили они, конечно, посредственно, но начиналось все именно с них. Травки там всякие собирали, исцеляющие заклинания. Ерунда, короче, полная! Потом уже стали заниматься медициной серьезнее. Стали изучать строение организма, придумывать первые лекарства, развивать диагностику. Тут уже началась собственно медицина, и дальше только вперед.
   - А как вы все это узнали?
   - По записям, оставленным предками, ну, и археологическим путем.
   - Вот видишь, тебе везет, ты знаешь, откуда берет начало твоя профессия. А мы потеряли все источники информации.
   - Ну, у вас есть универсальный источник, можно узнать все из первых рук!
   - Тут очень много ограничивающих факторов. Узнать все нужно так, чтобы ничего не нарушить в ходе времени, а время - штука очень тонкая. Чуть-чуть что-нибудь не так, и будущее просто исчезнет! Или будет не таким, какое сейчас. Такое уже один раз чуть не случилось.
   - А что такое было?
   - Группа ученых как обычно отправилась в путешествие. В то время о нас было известно узкому кругу людей. Вот часть этого узкого круга, зная о том, что случайно затянутых в дверь мы принимаем в общество, решили сымитировать это затягивание. Они не знали механизма перехода, не знали, что переход от затягивая легко отличить. Но вот поймали их не сразу. В это время один из действительно случайно затянутых и возвращенных в свое время... в общем, он наболтал много лишнего. Изменение времени ощущается безболезненно, никто из нас, его не почувствовал. То есть судьбы изменились плавно, исчезли некоторые люди, добавились новые. А вот когда будущее стало вообще рушиться... Там, в их время, из-за разглашенных сведений Земля вообще должна была взорваться. Вот тогда все это ощутили! Будущее - оно не линейное, там куча всяких разветвлений и переходов. Так вот, когда будущее плавно стало поворачивать к глобальному катаклизму, наша ветка стала медленно растворяться. Я не знаю, как это объяснить, но ощущение жуткое. Ты и есть, и тебя нет, весь мир какой-то полупрозрачный. Все тает на глазах. Вот тогда великие умы схватились за голову, и немедленно провели зачистку в нашем времени, и выслали новую группу в прошлое. Там все, конечно, исправлялось гораздо дольше, но главное, что исправилось. Мир плавно вернулся в свое русло.
   - А что стало с теми, кто к вам сюда залез?
   - Да ничего, промыли им память и вернули в их время. Там такой же зачисткой занимались другие агенты. Ну, то есть, их отправили в момент, когда можно было предотвратить разглашение информации. Хороший урок для нас!
   - Да уж, - невесело усмехнулась я. - Теперь, исходя из прошлого опыта, вы более осторожно поступаете с нашим временем?
   - Да. Во-первых, теперь мы в прошлом инкогнито, во-вторых, теперь есть очень хороший аппарат. Он проверят вероятностные линии будущего, и, если чувствует хоть малейшее отклонение от закрепленного пути, тут же показывает, что и где именно. Дальше ученые вычисляют, что именно повлияло на такой поворот, и быстро исправляют. Так что вероятность ошибки стремится к нулю. Да и в последнее время, мы все лучше понимаем механизмы времени и не допускаем отклонения от правильно цепочки событий.
   - Молодцы! Но все-таки рискованное дело. Как на пороховой бочке сидите. Мы в наше время с гонкой вооружений так же, как на вулкане, а вы тут со своими временными путешествиями. Не может человечество жить без экстрима.
   - Ну, после такого грандиозного провала, мы долго не открывали двери. Боялись. А потом придумали этот прибор, и путешественники снова отправились в путь. Начало четвертого тысячелетия, конечно, теперь было закрыто. И так наследили! Тогда как раз и выбрали начало второго. Резонанс в обществе был огромный. Часть выступала против игр со временем, часть - за. Споры, скандалы, разные чрезвычайные ситуации. То еще было времечко. Но путешествия продолжались, не принося вреда, и люди утихли, смирились, теперь уже не боятся. К тому же, техника продолжает совершенствоваться. Так что бояться действительно нечего!
   - Хорошо, если так, - покивала я. - А со мной что будет? Я ведь уже много чего узнала, и по вашим правилам меня нельзя обратно в мое время. Хотите таким образом оставить у себя?
   - Ты знаешь, что тебя хотят оставить? - удивился Элиас.
   - Да мне Хати в первый же день рассказала все как есть.
   - Хм... странно, инструкциями это строго запрещено. Ну, Хати дает!
   - Все она правильно сделала. Правда лучше всего. Если бы это выяснилось потом, то было бы только хуже, - уверенно сказала я. - Получилось бы, что вы меня просто обманули. Сказали, что отправили домой, а сами заперли здесь.
   - Мы никого не запираем! Просто, если сразу сказать, то люди еще больше хотят вернуться домой!
   - А если узнают потом, то меньше захотят? Нет уж, лучше сразу знать, а домой хочется в любом случае. Только вот, если сразу правду знаешь, как-то больше веришь.
   - Ага, и сразу. Ой, они хотят меня тут запереть! Домой, срочно домой!
   - А что такого в том, чтобы знать, что в это время ты нужен, тебя ценят? Не думаю, что это отпугивает потенциальных переселенцев из нашего в ваше время. Главное - знать, что ничего тебе не угрожает, что домой ты вернуться сможешь, равно как и остаться здесь. Выбор лучше, чем обман.
   - Какой выбор? У всех однозначный ответ - домой. Путешественников из прошлого здесь все пугает. Они с ума сходят! Ты первый случай не просто адекватного, но еще и такого полезного взаимодействия. Тебя очень захотят оставить.
   - Но ведь насильно удерживать не будут? - подозрительно спросила я. Противный холодок пробежал по спине.
   - Нет, конечно. Мы никого не удерживаем. Сумасшедших еще и лечим, возвращая в свое время. Просто тебе сотрут память, вернут первоначальный облик и отправят на то же место в тот же момент, когда ты исчезла. И ты продолжишь жить, как ни в чем не бывало, будто ты и не была здесь.
   - О-о, - простонала я, вспомнив, в какой момент я исчезла из своего времени.
   - Что такое? - обеспокоился Элиас.
   - Да просто вспомнила, что у меня вся моя работа пропала из-за этого идиотского компа! Мне же все заново набирать! Какой кошмар, - я приложила руки к щекам, сокрушаясь.
   - Может, ты тогда не будешь возвращаться? - с надеждой спросил Элиас.
   - Ага, только из-за одного этого не стоит, - покивала я.
   - Так остаешься тут? - с еще большей надеждой спросил Элиас.
   - Нет, ну, не из-за одного же этого, в самом деле, - всполошилась я. - У меня же еще родные там есть, и друзья. Что они подумают, если я пропаду так неожиданно.
   - Одна из специфических черт времени. Оно все заглаживает. В момент, когда тебя сюда засосало, ты просто исчезла из того времени, как будто тебя там и не было. Так что, если ты тут останешься, то никто о тебе даже и не вспомнит. В этом, кстати, главное отличие от перехода и затягивания. При переходе человек как раз пропадает, но все о нем помнят, и о нем есть сведения, есть место, которое он занимал. А когда вот так затягивается, то человек исчезает вместе со всеми следами его.
   - То есть, в моем мире обо мне никто ничего не помнит, будто меня там никогда и не было?
   - Да.
   - Но как так может быть? А родители? Моя работа, да и до того!
   - Я не знаю, как именно время сгладило твое исчезновение, но, что сгладил, о это точно. Научно доказанный факт.
   - Ничего себе, - я была слегка шокирована.
   Выходит, пока я здесь прохлаждаюсь, там меня не то что никто не хватился, но и вовсе даже не знает, кто я такая и даже что я была вообще! Я, получается, человек из ниоткуда!
   - Да ты не переживай, когда тебя вернут, все будет как прежде, - заметив мой шок, поскорее сказал Элиас.
   - Тоже научный факт? - спросила я, все еще пребывая в прострации.
   - Да. Он выведен теоретически и подтвержден экспериментально, - кивнул Элиас.
   - Это успокаивает... А если я туда не вернусь, то...
   - Никто и не будет знать даже, что ты была и в один прекрасный момент исчезла, - закончил за меня фразу парень.
   - Прекрасный ли, - пробормотала я.
   С одной стороны, конечно, есть и плюс такого положения вещей. По мне никто не будет скучать. Меня не буду искать, и родители не будут переживать. Они вообще не будут знать, что я была... Ужас какой-то! Бр...
   - Что-то не так? - осторожно спросил Элиас. - Мне не стоило этого говорить!
   - Да нет. Я бы все равно спросила рано или поздно.
   - Но ведь необязательно было бы это говорить!
   - Нет уж, правда, все равно лучше. По крайней мере, если вы не будете врать, я вам буду верить.
   - Уж лучше пусть всего не знают, не верят, и будут в здравом уме! - Рьяно запротестовал Элиас.
   - Да я не схожу с ума. Не переживай. По крайней мере, мне так не кажется. Но, конечно, ощущение странное, - честно призналась я.
   - А что странного?
   - Ну, представь себя на моем месте. Ты сидишь непонятно где и когда, вырванный из своей привычной среды. Здесь тебе все чудно и непонятно. Ты ничего не знаешь и не можешь. К тому же, ты еще и узнаешь, что там, где ты чувствовал себя дома, где у тебя родные и друзья, где тебя любили, где ты жил, о тебе вообще ничего не знают. Тебя там просто не было и нет! То есть, вся твоя жизнь, все твои воспоминания - все это ложно. На самом деле ничего такого нет и не было! Ощущение подвешенности в воздухе. Жутко, честно говоря.
   - Да ничего подобного! - с жаром принялся уверять меня Элиас. - Все это есть, только реальности разные. Я не знаю, как тебе объяснить. Просто мне придется рассказывать всю теорию времени, а это слишком долго и непонятно для тебя. Просто поверь мне на слово. Все, что ты сказала, - неправда!
   - Легко сказать... - усмехнулась я.
   - Как же тебе объяснить, - серьезно задумался Элиас. - Понимаешь, время - оно сильно неоднородное. Не просто разветвленное, но имеющее сложную структуру. Разные события могут привести к одному результату, равно как и смежные могут вывести к совсем разным исходам. Существует много реальностей, они зависят от людей, от их решений, они непрерывно меняются, не искажая общего хода истории. Так вот, сейчас главной стала реальность, где тебя нет, но реальность, где ты есть, не исчезла бесследно, и при твоем возвращении в свое время, она просто снова станет главной. И таких реальностей тысячи! На каждое, даже самое мелкое, событие. Их даже отследить нельзя! Вот, например, ты выбирала, что купить, модуль памяти или новые туфли, и выбрала туфли, значит, реальность с модулем стала второстепенной. Но ведь ты же не будешь о ней жалеть?
   - Сравнил вещи со всей моей жизнью, - скептически хмыкнула я.
   - Сравнение, конечно, грубое, но ведь принцип ты поняла?
   - Да, поняла. И, да, стало как-то легче, - я даже улыбнулась. - Спасибо за объяснения.
   - Знаешь, Хати, наверно, действительно правильно сделала, что не стала ничего от тебя скрывать, - вдруг сказал Элиас. - С тобой гораздо проще общаться, когда ты все знаешь. Проще объяснить как есть, чем утаить.
   - Значит, Хати хорошо разбирается в людях.
   - Уж тогда гораздо лучше, чем я, - покивал Элиас. - Я в этом почти полный ноль. Рассказываю что попало, не заботясь о последствиях.
   - Да не переживай, свести меня с ума не так просто, как может показаться. Если уж я выдержала обучения в медицинском, то выдержу как-нибудь и будущее.
   - А что, так сложно было учиться?
   - Да нет. Не то, чтобы прямо совсем уж сложно. Но нелегко! Совсем нелегко. Огромные объемы информации, и все нужно не просто запомнить, а еще и применить. Да и, к тому же, от твоих решений зависят жизни людей. Студентам, конечно, не доверяли, но, тем не менее, в перспективе. Большая ответственность и нагрузка.
   - Я раньше тоже хотел стать медиком, но потом понял, что мое призвание - это техника. И чем сложнее она, тем проще я нахожу с ней общий язык. Поэтому, собственно, этот самый мобильник мне в руки и не дался. Я специалист в современной технике, в сложных системах. Хотя, конечно, с этим мобильником не разобрались даже узкие специалисты по технике прошлого.
   - Ну, он настолько доисторический, что вам с ним будет непросто разобраться, - усмехнулась я.
   - Теперь, когда я знаю, что это телефон и что он создан для связи, мы подключим к его исследованию специалистов в этой области и, может быть, все-таки до чего-нибудь докопаемся. Кстати, а возможно ли будет тебя привлечь к этому делу? - поинтересовался Элиас. - Если ты не хочешь этим заниматься, просто скажи "нет". Я не стану настаивать.
   - Да вам от меня проку не будет. Все, что я знаю, я тебе уже рассказала, - развела я руками.
   - А если мы все-таки сможем его зарядить, как ты говоришь? Ведь мы же не знаем, что с ним делать. Нам потребуется твоя помощь!
   - Да там все написано будет. Ну, если не разберетесь - зовите. Или лучше приноси сюда, я тебе покажу, а ты потом остальным перескажешь. Так можно сделать?
   - Да-да, можно. Тебе Хати, может быть, не говорила, но те, кто нашел путешественника во времени, имеют привилегированное право общаться с ним. А другим это запрещено.
   - Говорила, - хихикнула я. - Смешное какое-то правило. Получается, как будто вы меня себе присвоили и больше никому не отдаете. Я, конечно, не против. Все-таки так как-то проще, без всяких толп людей, лабораторий и прочего, но, тем не менее, забавно.
   - Ну, забавно - не забавно, а таков закон, и он вырос не на пустом месте! В общем, если вдруг понадобится твоя консультация, то я тебе это мобильник принесу?
   - Приноси. Посмотрим, что там с ним такое. Был бы у меня с собой свой, я бы тебе сейчас прямо все показала. Но он в сумке остался в ординаторской.
   - Жаль, - улыбнулся Элиас. Он был явно очень доволен результатами беседы.
   - Ого, сколько времени! Уже первый час! - удивилась я, глянув на часы.
   - И вправду поздно, - спохватился Элиас. - Да-а, совсем я тебя достал... А ведь Хати предупреждала, чтобы не делал этого, - растерялся Элиас.
   - Она тебя, все-таки, просветила по этому поводу, - немного смутилась я.
   - Она просто напомнила, чтобы я не занудствовал. Да я знаю, что я слишком любознательный, - Элиас взлохматил волосы, поднимаясь с дивана. - Стараюсь бороться, как видишь, безуспешно. В общем, извини, если...
   - Ничего подобного! - Я тоже поднялась. - Хорошо провели время. Ты же не только меня расспрашивал, но и сам рассказывал. Так что, взаимовыгодный обмен информацией.
   - О да, помимо любопытства я еще и болтун. Причем говорю весьма заумно, длинно и этим тоже людей раздражаю, - кивнул Элиас, досадуя на себя.
   - Да не особенно. По крайней мере, мне вроде бы понятно то, что ты говоришь. А насчет длинности... Я не знаю, как тут короче можно объяснить, - заверила я Элиаса.
   - Это хорошо. Я старался, чтобы тебе было максимально понятно, - Элиас заглянул мне в глаза. - Ладно, пойду я. А то и, правда, засиделся слишком. Приеду завтра к обеду. Ну, хотя бы постараюсь не задерживаться. И мы куда-нибудь съездим. А то что ты все время в четырех стенах сидишь?
   - Хорошо, - кивнула я.
   Я проводила Элиаса в прихожую.
   - Иштар, ты, пожалуйста, все-таки подумай над тем, чтобы остаться, - пред тем как уйти сказал Элиас. - Действительно, подумай. Здесь не так уж и плохо, как тебе, возможно, кажется.
   - Здесь неплохо. Но что мне тут делать? Нет, уж лучше я в свое время. Там я при деле, а тут же ничего не могу.
   - Это неважно. Дело обязательно найдется, - уверенно сказал Элиас. - То, что ты адекватно на все реагируешь - это просто клад для всех нас. Информация, которой ты владеешь, бесценна.
   - До следующего открытия дверей ты успеешь узнать все, что я знаю. Уж такими темпами точно, - усмехнулась я.
   Элиас едва заметно смутился.
   - Не думаю, что возможно узнать всю информацию. Ты в любом случае будешь ценна, как специалист по времени. Да дело же не только в этом. В твоем времени ты исчезла без следа, а мы-то будем о тебе помнить, потому что ты переступила порог двери. Мы уже привыкли к тебе, и не очень бы хотелось, чтобы ты исчезла. В общем, ты подумай! Просто подумай об этом.
   - Хорошо, я подумаю, - пообещала я.
   - До завтра!
   - До завтра...
  
   Проснулась я поздним утром, умывшись, я поленилась готовить завтрак и съела йогурт, выбранный по совету Кая. Домоправителя я, кстати, снова визуализировала и завтракала в его обществе. И, вроде как, завтракаю не в одиночестве, и заодно проверяю, что вышло из моего вчерашнего учения. А все получилось вполне себе ничего. Не человек, конечно, но очень правдоподобно. По крайней мере, никаких страшных ляпов не делал. Если не будет демонстрировать свое призрачное существование (а Кай как призрак ходил сквозь стены и предметы) и слишком привлекать к себе внимание, вполне сойдет за человека. Разве что слишком серьезным будет. Непорядок.
   - Кай, нужно улыбаться, - сообщила я домоправителю.
   Он тут же исполнил.
   - Нет, не как болванчик или даун! - забраковала я.
   - А как это сделать? В чем разница?
   - Улыбки бывают разными: грустные и радостные, веселые и загадочные, до ушей и едва заметные и так далее. Так же улыбки должны соответствовать обстановке. На похоронах лыбиться не уместно. Все время улыбаться тоже не вариант. Будет казаться, что ты умственно отсталый. Улыбаются, когда весело, когда приятно общаться, в знак одобрения или приветствия. Улыбаются людям, которые нравятся, - я постаралась максимально сжато и полно разъяснить Каю все об улыбке.
   - А Вы мне нравитесь? - тут же спросил Кай.
   - Это надо у тебя спросить, - усмехнулась я.
   - Сейчас вы улыбаетесь. Почему?
   - Потому что с тобой весело. Ты задаешь такие смешные вопросы!
   - Вопрос "Нравитесь ли мне Вы?" - смешной?
   - Еще как! - кивнула я. - Люди сами решают, кто им нравится, а кто нет. Чаще всего они просто так чувствуют. Ну, а ты раз так не умеешь, то, наверное, опять будешь рэндомно решать.
   - А как люди чувствуют?
   - О-о, это, боюсь, я тебе не смогу объяснить. Это или есть, или этого нет, - развела я руками. - Тут тебе никакая вычислительная система не поможет. Зачастую предпочтения настолько иррациональны, что их и сам человек понять не может, не то что объяснить другому, особенно компьютеру.
   - Так сложно?
   - Так непонятно!
   - Понятно, - кивнул домоправитель. - Я думаю, Вы мне нравитесь.
   - Это хорошо, - я снова улыбнулась.
   - Значит, я должен Вам улыбаться, - сказал Кай, проделывая вышеозначенное. На сей раз впечатление умалишенного он не произвел. Стало быть, не так уж и плоха моя лекция, если он смог приспособить к ней имеющиеся у него данные об улыбке.
   - Вообще у людей есть еще такой непонятный тебе фактор, как настроение. От него зависит очень многое, да и сам он зависит от многих факторов.
   - Каких?
   - Я, конечно, могу попытаться тебе рассказать, но у тебя все равно нет и вряд ли будет механизм для реализации этого. Ваши ученые еще что-то подобное только придумали и тестируют. И то неизвестно, что там такое.
   - Обычные домоправители не имеют мечты, не визуализированы и не улыбаются, - сказал Кай.
   - Это намек на то, что ты необычный?
   - Если я могу понять это, то настроение я также могу понять, - уверенно сказал Кай.
   - Хм... Понять ты, возможно, поймешь. Ты вообще умный компьютер. Но вот применить знания у тебя не получится. Ты и так все рэндомно делаешь. Это же неправильно! А если ты еще будешь произвольно выбирать себе настроение, то это будет уж совсем неправильно.
   - У настроения есть какие-то определенные правила?
   - И да, и нет. С одной стороны, конечно, закономерности есть, а с другой - это совершенно непредсказуемая вещь!
   - Тогда я могу какое-то время пользоваться критериями, а какое время ставить произвольный выбор. Время смены режима так же определять случайно.
   Логика в его словах, конечно, была, но... Чем я занимаюсь? Не хуже их ученых пытаюсь сделать из машины человека! Только у них есть соответствующее образование, куча техники и светлые головы. А у меня домашний компьютер и медицинское образование. С другой стороны, может быть, именно медицине я обязана своей способностью мыслить абстрактно, анализировать и раскладывать по полочкам.
   - Ладно, давай попробуем. Попытка-то не пытка! - решилась я. - Ну, не получится, так не получится. Если что, просто сотри всю информацию, что я тебе наговорю.
   Я и не заметила, как наступил обед и пришел Элиас, о чем мне сообщил Кай.
   - Сворачиваемся до завтра? - спросил Кай.
   - Да, - кивнула я, соображая, что не приготовила обед.
   - Привет, - весело поздоровался Элиас. - Собирайся!
   - Привет. Куда?
   - Туда, где тебе понравится, - загадочно сказал Элиас и добавил. - Ну, по крайней мере, я надеюсь.
   - Понравится? - я даже растерялась. Мне и здесь вполне нравилось, да и те места, где я была - тоже, и вообще будущее неплохое.
   - Ты говорила, что здесь тебе все чудно и непонятно. Хочу отвезти тебя туда, где тебе будет привычно, ну, или хотя бы ближе к привычному, - пояснил Элиас. Понятнее, впрочем, не стало.
   - Что хоть надеть? - растерялась я.
   - Брюки, - тут же сказал Элиас. - Ну, и вообще что-нибудь попроще.
   Я всерьез озадачилась. Нет, то, что нужно, в моем гардеробе было, но куда он собрался меня везти?
   - Одну минуту, - кивнула я и ушла переодеваться, припоминая, что на самом Элиасе, в отличие от его любимых белых рубашек и светлых брюк, был темный свитер и черные штаны.
   Подивившись на это изменение и странные требования к одежде, я надела свои джинсы и самый простой и тонкий джемпер из моего нового гардероба. А вот обуви подходящей у меня не было, и я одолжила у Хати, которая мне разрешила брать то, что мне понадобится. Благо размер у нас почти совпадал. Выбрала я ботинки из какого-то мягкого и удобного материала. Куда Элиас меня собрался везти?
   - Я готова, - сообщила я.
   - То, что надо, - одобрил мой выбор Элиас. - Пойдем!
   Мы вышли из квартиры и поднялись в гараж. Машина Элиаса была не такой как у Хати. Во-первых, она была черной, а во-вторых, большой. Форма ее была довольно сложной, но обтекаемой, как у всех местных машин, рассекающей воздух.
   - Что? - спросил Элиас, заметив мой интерес к машине.
   - Да так, смотрю. Интересная форма!
   - Наилучшее обтекание воздуха на высоких скоростях, - счел уместным пояснить Элиас.
   - Гоночная?
   - Нет, - рассмеялся Элиас. - Просто быстрая.
   Я привычно уселась на переднем сидении рядом с водителем и осмотрелась. "Внутренности" у этой машины тоже были другие, но скорее отличался дизайн, чем концепция. Элиас тем временем уже вылетел из гаража и стремительно набирал высоту. Вскоре мы оказались в самом верхнем ряду, и пролетающие мимо машины смазались в сплошной поток. Элиас спокойно вел машину, положив руки на дисплей.
   - Не хочу знать, какая это скорость, - пробормотала я.
   - Максимальная разрешенная, - все-таки ответил Элиас.
   - И не страшно на такой гонять?
   - А что страшного?
   - Авария. Мехис, к примеру!
   - В него въехал какой-то идиот с одной из встречек. Сам в лепешку, и машину Мехиса смял. Ладно, она у него еще уплотненная, жизнь ему это спасло. А вообще, Мех отличный водитель. Даже в гонках участвовал. Только вот правила постоянно нарушает. Мало ему, видите ли, максимальной скорости. Еще быстрее надо! Ладно еще, когда в аварию попал, ехал с разрешенной скоростью, а то бы...
   Поток машин поредел и теперь, кроме слившихся линий, можно было иногда разглядеть что-нибудь еще. Например, облака! Элиас чуть пошевелил руками, и машина повернула почти на девяносто градусов. Я же этого почти не почувствовала. Никакой инерции. Новый поворот. Машин стало совсем мало, но впереди наметилось какое-то столпотворение.
   - Авария, - прокомментировал Элиас. - Любят они все тут гонять. Машин мало, никто не мешает, вот и сталкиваются.
   Резкий нырок на полосу вниз, и чуть сброшенная скорость, что я определила по изменившемуся потоку машин. Место аварии проплыло над головой, но так быстро, что я не успела разглядеть вообще ничего.
   - Пустяки. Машины едва поцарапаны, - сказал Элиас. - Видимо, не гонщики столкнулись, а просто полосу не поделили.
   И когда он успел заметить? Мы вынырнули на первую полосу так же резко, как до того с нее ушли и снова набрали скорость. И тут же снова свернули.
   - Я так понимаю, ты тоже хороший водитель, - сделала вывод я.
   - Неплохой, - скромно сказал Элиас, и мы стали снижаться.
   Я удивленно уставилась вниз. Там была река. Настоящая, обыкновенная река! А по обе ее стороны лес. Мы зависли в воздухе над ее берегом, но не приземлились.
   - Можно выпрыгивать? - Нетерпеливо спросила я.
   - Здесь нельзя приземляться, так что да, можно, - кивнул Элиас.
   Высота была небольшой - сантиметров тридцать, да я ее и не заметила, выскочив из машины и рванув к реке. Действительно, обычная, чистая и довольно широкая река с размеренным течением. Песка у берега почти не было, сразу начинались трава и деревья, между которыми были хорошо утоптанные тропки. Я подошла к дереву, провела по стволу рукой, дотянулась до нижней ветки и пригнула ее к себе. Вокруг пели птицы, жужжали насекомые. Мне казалось, что это очередная иллюзия, настолько я привыкла ко всей той технике, что меня окружала в городе. Ведь даже настоящие растения были выведены специально для посадки в городе и мало походили на те, к которым я привыкла, а тут я увидела дуб! Еще было несколько осинок вдалеке, и парочка елочек, и много лип.
   - Они настоящие? - Спросила я у Элиаса, с замиранием сердца. Ну, скажи "да"!
   - Это заповедник, здесь все настоящее, даже немодифицированное! Часть саженцев из другого времени, - ответил Элиас.
   - Настоящий! - Восторженно воскликнула я, снова поглаживая дуб.
   Он все же был немного не такой, как дома, но очень и очень похож. Я счастливо рассмеялась, подошла к воде и присела у нее на корточки, погрузив в воду руку. Только тогда начинаешь ценить, что имеешь, когда теряешь! Эту фразу я уже не раз повторяла себе, вынужденная искать то, что прежде было доступно. Но кто бы мог подумать, что я не буду иметь возможность просто пройтись по лесу и посидеть у реки!
   - Что ты делаешь? - Рядом присел Элиас.
   - Наслаждаюсь, - честно ответила я. - Ты представить себе не можешь, как здесь хорошо после вашего даже не каменного, а компьютерного города! Совершенно обычные и такие родные деревья, обычная речная вода! Шум ветра в листве, щебет птиц, жужжание насекомых. Живой лес! Спасибо, что привез меня сюда! - В порыве эйфории я радостно чмокнула Элиаса в щеку, вскочила, закружилась по поляне, чуть не врезалась в машину и, слегка поумерив пыл, пошла вперед по тропке. Хочу видеть этот лес, хочу по нему походить, хочу вспомнить, что это такое!
   Я шла вперед, непрестанно крутя головой. Лес был довольно густой и идеально чистый. Все деревья были здоровы и полны жизненных сил, негустой подлесок и прошлогодняя листва дополняли картину чудесного летнего леса. Скоро уже осень. Как, наверное, тут красиво осенью! На соседней липе сидел дятел и самозабвенно долбил ствол. Я остановилась полюбоваться.
   - Анекралус канин, - неожиданно сказал Элиас. Мы с дятлом синхронно подскочили. Он улетел, а вот я летать не умела.
   - А тише и не так неожиданно нельзя было? - недовольно спросила я.
   - Извини, - смутился Элиас.
   - Жалко, дятел улетел, - вздохнула я. - Пошли дальше, только не шуми!
   - А ты знаешь, как себя вести в лесу? - тихо спросил Элиас.
   - Смотря, зачем пришел, - пожала я плечами. - Я посмотреть хочу, поэтому тихо себя веду. Тут, кстати, звери водятся?
   - Да.
   - Хищники тоже?
   - В другой части леса. Туда людей не пускают.
   - Значит, нас не съедят за то, что мы тут погуляем, - заключила я.
   - Съедят? Хищные звери могу съесть человека? -у Элиас.
   - Ты как с Луны! - поразилась я.
   - Да, я там был, - еще больше озадачился Элиас.
   - Тьфу, господи, - в сердцах отмахнулась я.
   - А что такое? - не отставал Элиас.
   - Хищные звери потому и хищные, что они питаются другими животными, в том числе и человеком, если такой им под горячую руку подвернется, - пояснила я. - Ты мне Кая напоминаешь!
   - Чем? - снова удивился Элиас.
   - Смешными вопросами! Он также интересуется всем подряд. Например, почему люди здороваются, когда встречаются!
   - Желают друг другу здравия, - автоматически ответил Элиас.
   - Ну, так это ты знаешь, а он, что такое здравие, не понимает! Пришлось ему проводить аналогию с вирусами в системе.
   - Логично, - согласился Элиас.
   Мы с ним шагали по тропинке вглубь леса. Он щеголял знаниями названий растений, я называла их по-русски.
   - Не боишься заблудиться? - спросил Элиас.
   - Где? В лесу? А как ты тут собрался заблудиться, если мы все время по тропинке идем? - не поняла я.
   - Э-э... это же не город. Тут нету ни системы навигации, ни привычных знаков. Да и вообще, ты первый раз видишь этот лес!
   - То, что я первый раз его вижу, не значит, что я совсем отупела и умудрюсь заблудиться в трех соснах, - усмехнулась я. - Мы идем по тропке, никуда не сворачивая. Возвращаться будем также по ней! Вот если бы мы зашли в лес, то я бы еще поняла твой вопрос. Да и то, я в лесу отлично ориентируюсь. С детства с бабушкой ходили в лес за грибами и ягодами.
   - Что ты имеешь в виду - "сойти с тропы"? - переспросил Элиас.
   - Да вот, например, тут взять и пойти направо! - Я махнула правой рукой.
   Следующий вопрос Элиаса я долго не могла понять.
   - А так можно?
   - В смысле? Что ты имеешь в виду? - я нахмурилась. - У вас запрещено сходить с троп и гулять непосредственно по лесу?
   - Да нет, в правилах ничего такого нет. Да и как такое возможно?
   - Э-э... Ну, как, берешь, вот так поворачиваешься и шагаешь вглубь, - я совершенно не понимала вопроса.
   Элиас растерялся. То ли я несла несусветную чушь, то ли ему такая простая идея в голову не приходила.
   - Слушай, вы тут что, просто никогда так не делали? - решилась просить я.
   - Никогда, - подтвердил Элиас.
   - Да ладно? Вы что, так и ходите только по тропочкам? - спросила я, Элиас кивнул. - Ха-ха-ха! Ну, вы даете! Пошли!
   Я взяла Элиас за руку, решительно сошла с тропы и пошла перпендикулярно ей. Зайдя поглубже, так, чтобы ее не было видно, я остановилась.
   - Теперь видишь, что так можно сделать? -спросила я.
   - Да, - Элиас озирался с любопытством, но слегка затравленно. - Странное ощущение. Везде только лес...
   - Уж точно не город, - согласилась я и, выбрав направление, пошла дальше.
   - Теперь заблудиться можно? - спросил Элиас, шагая рядом.
   - Можно, - кивнула я. - Но это будет очень сложно. Я неплохо ориентируюсь в лесу. Ваш заповедный не особенно отличается от нашего обычного. Разве что аномально чистый и здоровый.
   - Не по себе мне как-то, - наконец честно признался Элиас. - Здесь нет техники вообще как таковой.
   - О! Зато почувствуешь, как мне фигово в вашем компьютеризированном пространстве. Чувствуешь себя потерянным в таком массиве всяких материалов неизвестного происхождения.
   - Да, действительно, потерянным, - подтвердил Элиас, крутя головой. - А тебе здесь хорошо?
   - Более чем. Я, конечно, городской житель и привыкла к каменным постройкам, но лес тоже люблю, - сказала я.
   Тут с соседнего дерева посыпался какой-то мусор. Я вскинула голову и посмотрела наверх.
   - Белочка, - умилилась я. - Только не шуми.
   Зверек потоптался на ветке и стал спускаться. Я с замиранием сердца следила за ней. Вот она уже на нижней ветке. Красивая, рыженькая, с аккуратной мордочкой и пушистым хвостом. Белочка внимательно смотрела на меня, я осторожно шагнула к ней, она не шелохнулась, я подошла совсем близко, протянула руку. Белочка добросовестно ее обнюхала, ничего съедобного, естественно, не нашла и спрыгнула на землю возле моих ног. Я благоговейно посмотрела на нее сверху вниз и осторожно присела.
   - Красавица, - сообщила я ей. - Жалко, дать тебе нечего. Знала бы, что мы в лес поедем, прихватила бы что-нибудь.
   - А что ты хочешь ей дать? - тихо-тихо спросил Элиас.
   - Орешки или зернышки какие-нибудь.
   - А она это будет?
   - Еще как!
   - А яблоко она будет?
   - Может, - я пожала плечами. - А у тебя есть?
   - Да, в кармане лежит. На работе из соседнего отдела приносили, а я их не люблю.
   - Давай попробуем. Да иди сюда, только медленно и осторожно. А то спугнешь, - проинструктировала я.
   Белка, впрочем, не особенно отреагировала на приближение Элиаса, заинтересовавшись завязками на моем рукаве.
   - Вот, - Элиас протянул мне яблоко.
   - Настоящее? Не отрава? - подозрительно спросила я.
   - Нет конечно! О чем ты! Обычное яблоко! Даже не искусственно выращенное, а с настоящего дерева. Соседний отдел как раз этим занимается.
   - Хорошо. А то отравим белку! - Я подозрительно осмотрела плод. Великоват он для белки. - Мытое?
   - Мм? - от моего вопроса Элиас пришел в явное замешательство.
   - Чистое? Есть сразу можно, или надо что-то предварительно сделать?
   - Готовое к употреблению, - кивнул Элиас, странно на меня косясь.
   Я пожала плечами, откусила кусок и протянула его белочке. Та отвлеклась от завязочек и обнюхала подачку. Подумала и забрала у меня кусочек яблока, принявшись грызть его.
   Элиас смотрел на меня как на чудо природы.
   - Вот белки нешуганные! - Рассмеялась я.
   Белочка укоризненно покосилась на меня, но убегать все равно не стала.
   - И правда, в лапках держит! - Элиас со все увеличивающимся интересом наблюдал за зверком.
   - Белочки - прелесть!
   - Действительно, - согласился Элиас. - Я никогда раньше вот так близко белку не видел.
   - Все когда-нибудь бывает в первый раз, - усмехнулась я. - А что, у вас зоопарков нет?
   - Что это?
   - Мм... выставки животных, только там они живые, в клетках или вольерах сидят, - пояснила я.
   - Нет, такого нет. Можно посмотреть в сети разных животных, но живых нет.
   Я откусила еще кусочек для белочки и, наконец, распробовала яблоко.
   - А вкусное! Ты там умельцам из соседнего отдела передай, что яблоко что надо. И жесткое, и сочное, и не слишком кислое.
   Мы еще немного прошли по лесу, когда белочка от нас упрыгала, и повернули обратно. Точнее, я повернула, а Элиас, кажется, уже давно забыл, откуда мы пришли и куда возвращаться.
   - Я бы хотела побродить здесь осенью, - сказала я.
   - Почему именно осенью?
   - Красиво очень! Все листья пожелтеют-покраснеют, начнут опадать. Так приятно шуршать ими, проходя по тропинке! Осенью в лесу тихо, только ветер гуляет, и еще солнечный свет какого-то желто-оранжевого оттенка. Наверное, из-за листьев. Хотя, зимой тоже красиво, хоть и холодно. Но у вас, наверно, нет снега?
   - Есть, но в городе от него экранируются.
   - Ну, хоть есть, уже хорошо. А в городе снег и правда, не особенно уместен. Впрочем, конечно, забавно!
   Мы вышли на поляну, на которой приземлились.
   - О, машина! - поразился Элиас.
   - Теперь я, пожалуй, понимаю, почему вам даже идея свернуть с тропы в голову не приходила. Вы же вообще в лесу не ориентируетесь, - рассмеялась я. - Или это ты один такой?
   - Да нет, по лесу так никто не ходит. Техника здесь запрещена, а без навигации там заблудишься сразу. Ну, лично я потерял всякую ориентацию, как только тропа скрылась из виду.
   - Как видишь, я не заблудилась и без навигации! - пожала я плечами.
   - Как тебе это удалось?
   - Практика, - усмехнулась я. - Чаще по лесу ходи, и ты будешь ориентироваться. Наука-то не сложная. Запоминай, куда идешь, и все.
   - Да как там запомнить? Кругом же одни деревья!
   - Ну, если уж ты никак не можешь запомнить направление, то по солнцу ориентируйся. Например, выбери направление, чтобы солнце было всегда справа. А чтобы обратно вернуться, нужно идти с солнцем по левую руку. Все же просто!
   - Это тебе просто, ты это умеешь.
   - Да вы просто со своей техникой вообще сами думать разучились, - рассмеялась я, снова подходя к речке.
   - Я же обед с собой взял! - Спохватился Элиас.
   И тут мы вместе с моим желудком вспомнили, что сегодня только завтракали. Элиас тем временем вытащил какой-то ящик. Видимо, это вариация на тему корзины для пикника. Расстелив прямо в воздухе, сантиметрах в десяти над травой, прозрачную материю, мы с Элиасом стали раскладывать еду. Эх, нигде так вкусно не естся, как на природе! А уж эта прозрачная ткань! Создавалось впечатление, что мы сидели на траве.
   - А что, значит "ходили за грибами и ягодами в лес"? В лесу был какой-то магазин, база или лаборатория? - спросил Элиас.
   Я чуть было не поперхнулась соком. Прокашлявшись, я посмотрела на Элиаса. Не прикалывается, действительно спрашивает. Я рассмеялась.
   - Я снова спрашиваю как Кай?
   - Вот уж не знаю, додумался ли бы он это спросить, - хихикала я. - Он и о лесе-то ничего не знает. Сначала бы пришлось ему про лес рассказывать, а потом про грибы и ягоды в магазинах посреди леса, не иначе, - я снова расхохоталась.
   - А где же еще? - удивился Элиас.
   - Точно, прямо посреди леса! А откуда же там ягоды с грибами возьмутся? По мановению волшебной палочки? И как там вообще строили магазин, кто там работает, и как туда добраться?
   - Ну, ты же хорошо ориентируешься в лесу.
   - Но магазины я в нем найти не могу, при всем желании. Их просто там нет!
   - А как же тогда?
   - Боюсь, ты мне не поверишь, но грибы и ягоды растут в лесу, а не продаются. Их нужно просто находить и собирать. Изначально никто ничего не выращивал и тем более не модифицировал и не создавал. Все росло само и не нуждалось в содействии человека. Потом люди научились выращивать растения, постепенно появились плантации и поля для этого, а потом огороды и сады, где растили и ягоды, и грибы, и овощи, и фрукты. Но изначально все это росло само по себе. Поэтому люди собирались и шли в лес, собирать ягоды и грибы. Еще орехи собирали! Вон, кстати, орешник! Значит, все это растет и в вашем лесу, иначе тут звери бы с голоду умерли!
   - Я не знаю, - честно сказал Элиас. - Я этим не интересовался.
   - Вот так компьютеры и вытесняют из головы все другие знания!
   - Да нет, просто я никогда этим не интересовался. С животными я знакомился в школе, а, как они живут и прочее, я никогда не изучал. В этом нет необходимости.
   - В ваше время точно, - согласилась я. - Вам важнее, как устроен домоправитель, чем, что ест волк.
   - А ты умеешь рыбачить? - неожиданно спросил Элиас.
   - А ты знаешь, что это такое? - удивилась я.
   - Мм... ну, вытаскивать рыбу из реки.
   - В этой речке водится рыба? - еще больше поразилась я.
   - Водится, - подтвердил Элиас.
   - Здорово! - Я посмотрела на речку. - Да, конечно, я умею ловить рыбу. И даже люблю. Папа в детстве научил, и мы потом с ним всегда ловили, когда на речку ездили. Правда, у вас, наверное, тут какие-то другие способы ловли, не удочкой.
   - Вот как раз удочку из вашего времени мы и вытащили, как и развлечение, рыбную ловлю. И рыбу, к слову, специально развели, - просветил меня Элиас. - Много людей освоило рыбалку, и теперь это довольно популярное развлечение. Говорят, очень увлекательное занятие. А я вот не знаю даже, что это такое. Может, научишь?
   - А у тебя есть удочки?
   - В машине, - Элиас кивнул в сторону.
   - Давай, - согласилась я, вытирая руки и вскакивая с материи.
   Элиас радостно отошел к машине и вытащил оттуда две удочки. Не совсем такие же, как в наше время, но разобраться не сложно.
   - А ловить на что будем? - запоздало спохватилась я, осмотрев удочки.
   - В смысле?
   - Вопрос снимается за своей неактуальностью, - усмехнулась я и отщипнула мякоть того, что здесь называли хлебом. - Ловить будем вот на это. Надеюсь, рыбки у вас тут современные и это кушать будут.
   - Кушать?
   Я принялась терпеливо объяснять принципы рыбалки. Собственно, рыбу мы удили до самой темноты.
   - А это действительно очень занимательно! - сказал Элиас, когда мы ехали домой. - С одной стороны спокойная и монотонная деятельность, а с другой, нужно быть начеку.
   - Я рада, что ты оценил рыбалку. Только рыба у вас тут странная. Я такой не знаю вообще!
   Меня доставили домой, я привычно спустилась на нужный этаж и застыла перед дверью, запоздало понимая, что не знаю, как ее открывать. И Элиас уже уехал...
   - Добрый вечер, госпожа Иштар, - сказал Кай, открывая дверь.
   - Кай, - облегченно выдохнула я. - Привет, дорогой!
   Я поскорее вошла в квартиру, радуясь умной домашней системе.
   - Дорогой? - удивился он.
   - Бесценный! - поправилась я.
   - Ээ... не понимаю, - озадачился домоправитель.
   - Я же не знаю, как дверь открывать. Ты меня просто спас! - пояснила я. - Так что бесценный ты! Просто бесценный! Лучше тебя на свете нет. Только давай ты сам про значения этих слов применительно к людям почитаешь, а завтра у меня спросишь, если что-то не поймешь. А то я так устала, что просто с ног валюсь.
   - Как прошел день? - спросил Кай.
   - Ой, хорошо! Наконец отдохнула от техники! Оказываются и у вас тут есть места, где ее нет.
   - Нет техники?
   - Ага, вообще нет! Лес и речка!
  
   Утро выдалось совершенно обычное. Я окончательно привыкла просыпаться в будущем, общаться с Каем, умываться и готовить завтрак в компьютеризированной среде, учиться самой и учить домоправителя по утрам. Единственное, что меня продолжало угнетать, это полная профнепригодность. Я столько лет училась для чего? Чтобы попасть в будущее, где все мои знания не будут стоить ровным счетом ничего? Кай, конечно, в некотором роде компенсирует мою ущербность, но, все же, не в полной мере. Я живу на полном пансионе и при этом ничего не делаю! Меня, конечно, сюда затащили без моего желания и даже ведома, но сути дела это не меняет. Надо все-таки возвращаться домой! Там родные, друзья, работа, будущее! Хм... вообще-то будущее здесь. Да, забавно...
   - Хозяйка вернулась! - сообщил Кай.
   - Пойдем встречать! - обрадовалась я.
   Поскорее свернув все свои дела, мы с Каем, который на сей раз не развизуализировался, отправились в прихожую.
   - Привет! Я вернулась! - Радостно с порога воскликнула Хати.
   - Привет! Рада тебя видеть! - Так же радостно приветствовала ее я. - Как там Мехис?
   - Лучше не бывает. Выписали домой, я его как раз туда проводила, убедилась, что ему ничего не надо и сама домой отправилась. Он завтра к нам придет.
   - Придет? - удивилась я. - Вот это медицина продвинулась...
   - А это кто? - растерялась Хати, наконец заметив Кая.
   - А? Ой! Это Кай! - спохватилась я.
   - Кто? - подозрительно спросила Хати.
   - Кай, домоправитель!
   - Добрый день, хозяйка, - Кай элегантно чуть склонил голову в подобии поклона - недавнее мое изобретение. - С возвращением!
   Хати застыла на месте, лишь удивленно хлопая глазами.
   - Но... - наконец сказала она и снова замолчала.
   - Это иллюзия! - поспешно сказала я. - Я создала ему облик, а он его визуализировал. Он нематериальный!
   Я махнула рукой, проткнув Кая насквозь. Странное ощущение. Раньше я никогда не пересекалась с Каем. Видимо, все-таки иллюзия эта не так уж и нематериальна. По крайней мере, что-то определенно чувствуется.
   - О, бесперебойная система и вечно глючащий модуль! Так же рехнуться можно! - Перевела дух Хати. - Я уже ТАКОГО успела надумать! А это всего лишь домоправитель. О-о...
   - Ты подумала, что я себе мужчину, что ли, завела? - рассмеялась я.
   - А что еще мне подумать, когда я вижу перед собой незнакомого мужчину? А уж когда ты сказала, что это Кай, я вообще не знала, что и думать!!!
   - Извини, - хихикнула я.
   - Сюрприз так сюрприз. Только зачем тебе понадобилось его визуализировать?
   - Так просто. Скучно было одной, да и не очень удобно разговаривать с неизвестно кем. Вот я создала Кая с помощью какой-то игрушки. Да и движения он тоже оттуда спер. Так что почти настоящий человек! - сообщила я.
   - Идеи у тебя, конечно, Иштар... Создать домоправителю тело и визуализировать его пока еще кроме тебя никто не додумался!
   - Приятно быть первой, - усмехнулась я, - хоть бы даже и в дурости.
   - Да это не дурость, - пожала плечами Хати. - Просто никто так раньше не делал. Всем хватает общения с кем-нибудь кроме домоправителя. С ним вообще говорить неудобно.
   - Ну, я над этим тоже поработала. С безликим, сухим и точным механизмом разговаривать скучно. Так что теперь Кай - лапа! Правда, Кай?
   - Да, госпожа, - кивнул домоправитель. Еще одно мое изобретение. На вопрос "Правда, Кай", заданный мной, Кай всегда должен говорить, что это правда, не вдаваясь в подробности. Неправильно это, конечно, но очень приятно. Впрочем, за подтверждением к нему мне обращаться не доводилось до сегодняшнего дня, да и подтверждать какие-нибудь враки, я его просить не стану.
   - Вау, - Хати со смесью удивления и недоверия смотрела на своего домоправителя. - Я даже и не предполагала, что из домоправителя можно вылепить такое! Ну-ка, Кай, последние данные мне выведи.
   Знакомый дисплейчик, и Хати с любопытством в него заглянула.
   - Вот это да-а-а... Ничего себе! Нет! Ничего себе!!! Иштар, две платы!!! Что ты тут с ним делала?
   - Две платы чего? Что-то не так? Я что-то не то сделала? - забеспокоилась я.
   - Памяти! Две платы памяти под завязку! Ты не представляешь как это много! Со всеми моими усовершенствованиями он занимал от силы четверть платы. А тут две полные платы! Что ты ему такое сказала?
   - Ой, извини. Я не думала, что это так много...
   - Да бог с ней с памятью, попрошу Элиаса, он мне еще хоть десять плат поставит. Но что там на них? Что ты с ним тут делала?
   - Э-э... учила и училась.
   - Ну, ты ладно, но его ты чему учила?
   - А-а... э-э... много чему, - честно сказала я. - С ним же невозможно было разговаривать, вот я его и учила общаться по-человечески. Учила говорить с интонациями, учила новым значениям слов, ну, точнее, подоходчивее объясняла эти самые значения. Часть, конечно, объяснять не получалось никак. Как вот, например, объяснить ему, что такое "нравится" и "не нравится". Только разные примеры и что-то вроде рэндомного выбора. А еще, вот, что такое "мечтать"! Сложное понятие! Но зато теперь с ним можно разговаривать почти как с человеком.
   - Мечтать? - Удивлению Хати не было предела.
   - Кай, давай-ка ты сам объяснишь! - сориентировалась я.
   - Госпожа Иштар объяснила мне на примерах, в чем заключается свойство человека - мечтать. Я также выбрал себе мечту.
   - К-какую?
   - Я мечтаю стать живым роботом, - ответил Кай.
   Хати во все глаза смотрела на него.
   - Что-то не так? - спросил Кай. - Это плохая мечта?
   - Нет-нет, - заверила его Хати, все еще удивляясь.
   - Но Вы удивлены. Что вас так удивило? - спросил Кай.
   - Один из минусов - очень любознательный. Все время задает вопросы, на которые не знаешь, как ответить, - прокомментировала я.
   - Удивило? Ты различаешь настроения? - отолбенела Хати.
   - Да, хозяйка, - кивнул Кай. - Я различаю человеческие настроения, также могу генерировать свое собственное. К сожалению, не очень удачно, поэтому госпожа Иштар меня поправляет.
   - Он умеет? - переспросила у меня Хати.
   - Я научила, - кивнула я.
   - Научила генерировать настроение? - не верила Хати. - Это всем нашим ученым не удалось, а тебе...
   - Нет! Кай же сказал, что у него плохо получается, а, значит, я плохо научила. Но попытка не пытка. Зато он распознает настроения людей и может их копировать. Может, со временем он таки придумает алгоритм получше. Ты говорила, что у него блок самообучения слабый, вот, может, ему помощнее надо, чтобы он понял.
   - Понял? Алгоритм? Самообучение не может помочь ему ощущать настроение!
   - Но зато искусственно его создавать - вполне! Ему это интересно, он этим занимается, так что что-нибудь, да получится, - сказала я.
   Хати медленно покачала головой смотря то на меня, то на Кая, а потом и вовсе ей встряхнула.
   - Не знаю! - воскликнула она. - Надо Элиаса позвать. Может, он знает! Он, кстати, видел Кая?
   - Нет. Кай все время исчезал, когда тот приходил.
   - Ясно, - кивнула Хати. - Это надо же было до такого додуматься! Учить домоправителя быть человеком! Надо же! Хотя, все конечно логично, но... Пойду Элиасу расскажу!!! Кай, соедини неполным. Эль, привет! Ты представляешь, что Иштар сделала? Да, не уследил!!! Нет, вполне себе в себе! Но ты только послушай! Она заполнила обе платы у Кая! Слышишь? Обе! Она его учит быть человеком. Она его визуализировала, объяснила ему, что такое настроение, научила мечтать! Элиас! Он улыбается и разговаривает! Ты представляешь? Домоправитель разговаривает нормально! О да, я все время на это жаловалась. Теперь Иштар мне эту проблему решила! Мне теперь с Каем можно говорить, а не вырубать ему звук. Короче, приходи, сам увидишь. И захвати плату памяти по дороге! Ой, и еще Иштар просила модуль самообучения получше. Ну, зайди в магазин, выбери там что-нибудь. Тебе же виднее. С деньгами потом разберемся. Хорошо? Ага. Все, ждем! - Хати вернулась к реальности. - Ждем! Сейчас придет Элиас, и добавит тебе памяти, и...
   - Мозгов, - добавила я, когда Хати замешкалась, подбирая слово.
   - Это хорошо? - спросил Кай у меня.
   - У тебя будет больше места для информации, и ты будешь лучше ее обрабатывать, - сказала я.
   - Значит, хорошо, - сделал вывод Кай. - Спасибо!
   - Да мне-то за что... Сейчас Элиас придет, все поставит, вот его и будешь благодарить, - оторопела Хати. - Он разбирается, что такое "хорошо" и "плохо" и умеет благодарить? Чему еще ты его научила?
   - Много чему. Я все не помню. Он просто спрашивает, что ему непонятно, а я объясняю, как могу. Ну, а он, следовательно, понимает, как может, - усмехнулась я.
   - Неплохо так понимает, надо отметить, - задумалась Хати. - А, значит, ты неплохо объясняешь!
   - Стараюсь в понятных ему терминах объяснять. Фантазию напрягаю. Но вообще Кай умный. Ему одно удовольствие объяснять!
   - Каи все одинаковые, - заметила хозяйка домоправителя.
   - Ну, то обычные Каи, а такой вот Кай один!
   - Это точно, что один. Больше такого нету! - согласилась Хати. - Все остальные - обычные домоправители, а мой умеет мечтать! - Рассмеялась она.
   - Я надеюсь, это не плохо. А я же не лучше Кая в вашем времени. Не знаю, что хорошо, а что плохо. Что можно, а что нельзя делать!
   - Да ничего страшного. Наоборот, даже интересно! Во-первых, взаимодействие путешественника с техникой нашего времени. Во-вторых, я всегда старалась минимизировать общение с Каем, потому что мне не нравилось. А теперь вот стало гораздо лучше! Даже визуальный интерфейс приличный появился. Ты, кстати, полностью сама создавала?
   - Там какая-то игрушка. Кай оттуда часть утащил, а я сидела, выбирала ему черты лица, подстраивала, потом одевала, а обуть не успела, а потом и не стала. Домоправитель же! - рассказала я. - Так вот он и стал таким! Ну, а потом я его двигаться учила. Точнее, доучивала то, что он их той же игры вытащил.
   - Понятно, - Хати с неиссякающим любопытством осматривала Кая. - Ну, а, в-третьих, это действительно очень интересно просто потому, что раньше ничего такого не делали. Создать человекоподобных роботов пробовали по-разному, но на основе домоправителей их делать еще никто не пытался. Новое веянье в науке! Свежий взгляд. Возможно, как раз то, чего нам не хватало!
   - Если из моего баловства и "скукоразгоняния" получится что-то дельное, то это будет просто здорово! - порадовалась я.
   - Роботов просто всегда пытались делать универсальными, как людей. А вот до узкоспециализированного подхода почему-то не додумались. Мелкой сошкой считали. Но ведь это проще и эффективнее. Сделать не универсально человекоподобного робота, а узконаправленного. Например, вот, домашнего! Всегда создавались только системы для управления и упрощения каких-то человеческих действий, но не роботы.
   - Ну, так, может, роботы просто не нужны такие, - задумалась я. - Изобретение-то мое бесполезное просто. Зачем робот, если есть система?
   - Так начинать нужно с малого, к тому же, не так уж все и бесполезно. Тем, кто дома много времени проводит - очень полезно, да и просто так даже, для красоты! Ну, а потом уже можно из удачных систем пробовать собирать полные.
   - Я могу войти в полную систему живого робота? - спросил Кай, до того внимательно слушавший наш разговор.
   - Если такие будут создаваться, то вполне, - сообщила ему Хати. - Мне, правда, будет сложно с тобой расстаться. Все-таки такая хорошая память об Иштар, и вообще ты интересный, даже не как эксперимент, а сам по себе! Феномен!
   - Вместе мы с тобой, Кай, подопытный материал для обучения, - рассмеялась я. - Мало было мне самой мучиться, я еще и тебя в это втянула!
   - Меня это не тяготит, - сказал Кай. - К тому же, если меня будут использовать для создания живого робота, то это означает исполнение моей мечты. А это хорошо! Я буду радоваться!
   На последней фразе Хати, кажется, вообще потеряла дар речи.
   - Не отдам! - категорически заявила она. - Пока мне копию не снимут, не отдам!
   - Ха-ха-ха, - рассмеялась я. Все-таки хорошо, что мое нововведение Хати понравилось. - Такого уже не будет! Характер он один неповторимый. Копия, может, будет такой же умной, как Кай, но уже другой.
   - Системы все одинаковые.
   - Ну-у-у... Не знаю, я, конечно, с другими системами не общалась, но все-таки мне кажется, что у каждой должен быть свой характер, даже просто потому, что они для разных нужд созданы. Не могут быть дворники с поварами одинаковыми! Особенности у каждого свои.
   - Вообще, конечно, да, системы разные. Но все-таки в одной категории все одно и тоже.
   - Не знаю, - не стала спорить я. - Я, наверное, просто в силу своей темноты воспринимаю Кая как настоящего человека, ну, или как получеловека, поэтому и приписываю ему все свойства людей, в том числе и индивидуальность.
   - А с чего ты начала? - поинтересовалась Хати. - Чему первому научила?
   - В самом начале я ему просто голос выбрала, а потом уже научила нескольким фразам. Но систематическое обучение началось с чтения. Я училась читать и учила заодно Кая. Точнее, он-то хорошо читает, но его ужасно слушать. Теперь мы с ним наравне. Я иногда еще спотыкаюсь на незнакомых словах и оборотах, а он иногда выдает неправильную интонацию. Но все реже и реже, - заверила я.
   - Чтение... Надо же! Кай, прочитай что-нибудь.
   - Что именно?
   - Читай продолжение той книги, что мы читаем, - сказала я.
   - А что вы читаете?
   - "Жизнь командира Танто", - ответил Кай.
   Кай немедленно визуализировал себе книгу, открыл ее и начал читать. Вот за что еще Кая люблю, так это за то, что ему не нужно ничего повторять. Если уж он запомнил, то навсегда! Хорошо читает, исполняет все мои рекомендации.
   - Пришел господин Элиас, - сказал, будто прочитал, Кай. Нам с Хати потребовалось полминуты, чтобы сообразить, что этого нет в тексте, и что Элиас пришел на самом деле.
   - Впусти его, - спохватилась Хати, и мы поспешили встречать.
   - Привет. Что это вы как долго не открывали? - с порога спросил Элиас.
   - Привет! Кая заслушались! - хором ответили мы и рассмеялись.
   - Что вы сделали? - неуверенно спросил Элиас.
   - Кай нам книгу читал, - пояснила я. - Хати понравилось.
   - Да я теперь ни за что с ним не расстанусь! - смеялась Хати. - Он может все! Кай, да иди сюда. Эль, ты, кстати, принес?
   - Да, все принес, - кивнул Элиас и тут увидел Кая, который встал за моей спиной.
   Все-таки совсем он не виртуальный. Я его вполне чувствую! Не как человека, конечно, но и пустым местом назвать никак нельзя.
   - Надо же! Как живой человек! - честно сказал Элиас.
   - Просто хорошая иллюзию, - усмехнулась я.
   - Но двигается, стоит, все текстуры, свет и тень, все предусмотрено!
   - Полная визуализация, - сообщил Кай. - Но без материализации.
   - Ты что, еще и материальным стать можешь? - поразилась я.
   - Могу, но на это уйдут все ресурсы системы, - ответил Кай.
   - Материализоваться - это значит создавать не только визуальный образ, но и осязательный, обонятельный и прочее. Это все будет ненастоящее, только твои ощущения, но будет казаться, что он настоящий, - пояснил Элиас.
   - А-а, вон как, - кивнула я.
   - Ладно, вы тут с техникой разбирайтесь, а я пойду что-нибудь приготовлю! - сообщила Хати. - Очень уж я соскучилась по кухне за время пребывания в больнице. Кай, давай сразу все необходимое в распоряжение Элиаса. Тебе обновки принесли!
   - Да, хозяйка, - кивнул Кай и девизуализировался со сверкающими серебристыми искорками и легким звоном. Тоже одно из моих последних нововведений.
   Элиас удивленно уставился на этот феномен, качнул головой и отправился в конец коридора к глухой стене.
   - Панель, - скомандовал он. Стена отъехала в сторону, обнажая железную подноготную Кая.
   - Так вот как ты на самом деле выглядишь... - протянула я, рассматривая странную архитектуру разнообразных приспособлений.
   Видимо, это и были платы, модули и карты. На микросхемы нашего времени совершенно не походило. Тут были разноцветные штучки совершенно разных форм и размеров, по центру был круглый дисплей, от него расходились всякие надстройки и нашлепки. Я туда разве что не нырнула.
   - Да, госпожа, - неожиданно ответил Кай, голова которого показалась на дисплее. - Это я настоящий, такой, какой есть.
   Я подскочила на месте, погрозила Каю пальцем и снова принялась рассматривать.
   - Сколько всего-о... И как ты во всем этом только не путаешься!
   - Это все легко. Гораздо легче, чем понять закономерности настроения. Например, вот это - сектор памяти, - красные равномерные кубики засветились. - Это - вычислительные модули, - загорелись зелененькие полоски. - Тут все понятно.
   - Тебе! Мне проще с настроением разобраться, - усмехнулась я.
   Элиас, в это время что-то проверявший, вежливо оттеснил меня от дисплея и скомандовал:
   - Покажи базовые настройки. Ага, а нововведения? Ого, сколько! Ладно, заархивируй. Да, заархивируй все важные данные на всякий случай и сделай жестко закрепленную память. Очисти все временные хранилища, обесточь панель, и в анабиозный режим, - Элиас быстро потыкал в дисплей, что-то будто смахнул с него, и тот погас.
   - Все? Кая больше нет? - спросила я.
   - Есть, - усмехнулся Элиас. - Просто он в анабиозе. Сейчас доставлю ему платы памяти и модуль самообучения и запущу снова.
   Элиас вытащил из небольшой сумки у бедра какую-то довольно длинную палочку и стал сосредоточенно тыкать ею в, казалось бы, случайные места.
   - Что ты делаешь? - наконец не выдержала я.
   - Проверяю цикл жизни, износоустойчивость, целостность и так далее, ну, еще и на обесточеность, на всякий случай. А то, если током стукнет, мало не покажется. Месяц будешь в больнице валяться без памяти!
   - Месяц? Это какое же тут напряжение? - ужаснулась я.
   - Не менее Истона, с другим напряжением домашние системы не работают. Тут, кстати, для хорошего удара и остаточного напряжения достаточно, вот я его и собираю заодно, если вдруг где осталось, - Элиас взмахнул палочкой, как волшебной, и снова тыкнул в какой-то белый кружок. Палочка мигнула алым. - О, это как раз оно было! Если бы коснулся рукой, то схлопотал бы штук пятьдесят Канатов.
   - Канат? - удивилась я.
   - Тысячная доля Истона.
   Да, мало мне это говорит! Элиас, тем временем спрятал волшебную палочку и достал... волшебную лопаточку или совочек. Не знаю, что это такое и как называется. Этим чем-то он ловко подцепил панельку и открыл ее. Я заглянула ему под руку. Там полость и довольно глубокая, сверху и снизу две одинаковые нашлепки. Элиас достал еще две таких же и сунул туда руку. Я обошла и заглянула с другой стороны. Парень что-то нажал, откуда-то что-то выщелкнул или наоборот, я точно не поняла, и приладил новый модуль памяти. Думаю, это именно он. Со вторым он проделал все тоже самое, но я опять не успела понять, что же именно он сделал. Жаль! Элиас тем временем закрыл панель.
   - Тебе так интересно? - улыбаясь, спросил он.
   - Конечно! Спорим, ты бы в наш системник с таким же маниакальным любопытством нос сунул, наплевав на 220 Вольт, - ответила я, разглядывая только что закрытую панель. И не подумала бы никогда, что она открывается! - Если я тебе мешаю, ты скажи, я не буду соваться!
   - Да нет, не мешаешь, - усмехнулся Элиас. - Ты же только смотришь.
   - Ну, еще не хватало мне что-нибудь сделать!
   - А что? Хочешь сама попробовать что-нибудь установить?
   - Боже упаси! Ты что! Если я к чему-нибудь прикоснусь, то Кай точно не включится! Около меня вся техника ломается. Так что не будем искушать судьбу. Делай все сам, а я посмотрю.
   - Ты преувеличиваешь, - рассмеялся Элиас, начиная колдовать над другой частью Кая.
   - Ни капли! Я тебе на чем-нибудь, что мне будет меньше, чем Кая, жалко, покажу! - пообещала я.
   - Что, неужели действительно все так плохо? - спросил Элиас.
   - Нет, ну, немножко-то работает. Точнее техника, конечно, работает. Куда ей деваться? Ее для того и делали. Но вот если в ней есть хоть один малюсенький баг, то все, писец, кирдык, секир башка и прочие неприятности. Обязательно именно у меня система и заглючит. Причем, если учесть, что систем без ошибок не бывает в принципе, то ломалось хоть бы один раз у меня все, даже банальный тостер! Чего бы уж ему выпендриваться? Так, и то обнаружилось, что провод был бракованный, немного отходил в какой-то там нужной части. Мама им пользовалась полгода, и он работал отлично. Стоило только мне взяться за него, как он немедленно сгорел!
   Элиас рассмеялся.
   - Ну, это же не программа, это же просто провод, - сказал он.
   - И что? С программами все еще веселее. Тут хоть бы понятно, что не так. Вычислить можно. А программы виснут без причины! Я уж молчу про одну очень глючную программу. Она у меня сломалась, даже не установившись. Это своего рода рекорд! Как мне тогда сказал наш программист, что этой программе крупно повезло. Она недолго мучилась!
   - "Недолго мучилась"?
   - Ну да, вообще не поставилась, а значит, и быть сломанной ей не грозило. Он уже привык по два-три раза на дню ко мне бегать. Иногда специально без вызова заходил, просто поболтать. Слишком мы часто виделись, что подружились. Жаль только, что мне с моим компом подружиться не удалось.
   - Ну, у тебя еще не все потеряно. Здесь кругом одни компьютеры, дружи не хочу!
   - Честно говоря, не понимаю, как тут до сих пор еще ничего не поломалось, - призналась я.
   - Лишний раз доказывает, насколько безотказны системы, построенные на синхронизации! - с гордостью заявил Элиас.
   Пока мы с ним все это обсуждали, он ставил модуль самообучения. Здесь задача была посложнее, чем предыдущая, к тому же нужно было извлечь старый модуль. Я же бегала вокруг него почти кругами, разглядывая все, что он делал. Элиас только улыбался. Странный он какой-то. Даже по сравнению с местными странный. Вроде бы вот все в порядке, но как-то не так. Может, это из-за того, что он такой увлеченный? Он просто весь в своем деле. Или, может быть, это потому, что он такой умный? Ему все время приходится говорить попроще, упрощать свои знания, чтобы их могли понять остальные. И откуда он столько знает?
   - Элиас, а где ты учился? - спросила я.
   - Здесь, в Лете, - ответил парень.
   - А где именно? Ты говорил о школе, а что дальше?
   - Ну да, школа, специализирующая на компьютерных технологиях. Потом Первый Институт Компьютерных Систем и Роботостроения, чуть позже параллельно Главная Временная Академия. Когда окончил КСиРо, занялся практической историей в соседней Академии Наук.
   - Академия Наук, - хихикнула я.
   - А что?
   - Да так, привет и прошлого. И ты все это окончил? Да еще и параллельно учился!
   - Мне учиться совсем несложно, только работать интереснее. Наука создается у тебя в руках! - Элиас показал эти самые руки, в которых создавалась наука. Сейчас, правда, он Кая "создавал".
   - Ну да, это понятно, - кивнула я. - Только ты так говоришь, будто это вообще ерунда. Ты столько всего знаешь, а говоришь как о какой-то фигне. Особенно про практическую историю. Будто забрел в Академию Наук как-то случайно, да и решил там остаться.
   - Ну, собственно, так и было, - кивнул Элиас, что-то азартно высматривая в открытой им нише.
   - Это как так? - совсем не поняла я.
   Элиас присел на корточки и увлеченно закопошился в нижней части Кая.
   - А так. Я тогда только познакомился с Хати, она как раз училась в Академии Наук. У них было что-то вроде общей занимательной лекции, и она меня туда позвала. Я послушал-послушал, да взял и поступил на исторический, на практическое отделение.
   - Что, просто так взял и поступил? Не готовясь?
   - А что там готовиться? - Элиас оторвался от своего занятия и посмотрел на меня снизу вверх. - Школьный курс истории, парочка учебников за первый курс и один словарь на всякий случай. Он в итоге и не пригодился, точнее только под конец обучения стал нужным.
   - Мдя... Ты и вправду гений, - у меня глаза чуть на лоб не полезли. Имея почти два высших образования к тому времени, помнить школьный курс истории, прочитать парочку учебников, которые, скорее всего, толстенные как энциклопедии, и словарь, который пригодился только под конец обучения. Ему, пожалуй, действительно раз плюнуть - учиться!
   - Нет, - рассмеялся Элиас. - Я просто, если что-то берусь делать, то увлекаюсь сразу. А с увлечением можно что угодно сделать!
   - Словарь прочитать, например, - пробормотала я. - Удивляюсь, как ты с такими способностями не выучил вообще все!
   - Все знать невозможно, - покачал головой Элиас. - К тому же, все мне неинтересно. Хотя, пожалуй, психологию я из неинтересного, но полезного, переведу в интересное и бесполезное.
   - Так кардинально? - удивилась я.
   - Да, именно так. Раньше мне казалась она очень скучной. Она такая простая и очевидная. Я все никак не мог понять, почему все ее таковой не считают. А теперь вот я, пожалуй, понял, что она очень интересная, но и очень бесполезная.
   - Ну, интересная - это понятно, но почему бесполезная?
   - А потому что в отличие от истории, ее нельзя применить на практике. Она не работает! Закономерности закономерностями, но в жизни все либо гораздо сложнее, либо вообще не так!
   - А-а, вон оно что, - усмехнулась я. - Ну, психология - не панацея. Нужно думать и чувствовать самому, чтобы понять других. Закономерности даются, чтобы была основа, чтобы было от чего отталкиваться, а дальше ты уже сам.
   - С компьютерами в этом плане проще! - сказал Элиас, закрывая все, что наоткрывал, и осматривая дело рук своих в последний раз. - Тут если и есть варианты, то они все ведут к одному и тому же результату, и этот результат всегда известен и объясним! Ну что? Готово. Сейчас посмотрим, что получилось!
   Элиас "оживил" дисплей, что-то пощелкал, и панельки засветились все разом, потом по очереди, потом помигали немного и успокоились.
   - Рад приветствовать вас, - железным голосом сообщил Кай. - Какую конфигурацию загружать?
   - Последнюю, - спокойно ответил Элиас.
   Я ждала, что будет. Надеюсь, усовершенствование Кая не попортило моей работы. А то жалко будет! Столько труда! Да и Хати понравился новый Кай.
   - Как система? Все в норме?
   - Да, господин.
   - Новое оборудование?
   - Функционирует нормально.
   - Включай его в систему.
   - Да, господин.
   Ужасный голос. Кошмар просто! Скорее бы он уже загрузился до конца.
   - Для полного восстановления требуется разархивация, - сказал Кай.
   - Делай, - кивнул Элиас.
   Прошло какое-то время, и Кай сообщил о готовности своим привычным голосом, который я выбрала лично. Слава богу!
   - Кай, ты вернулся?
   - Да, госпожа, - Кай снова появился на дисплее.
   Я радостно улыбалась ему, как старому другу, которого не видела в течение долгой болезни.
   - Теперь у меня много памяти и новый модуль самообучения!
   - И можно с его помощью дальше эту память за...полнять! - усмехнулась я.
   - Да, госпожа!
   - Вы уже закончили? - К нам заглянула Хати и увидела закрываемую панель.
   - Да, уже, - кивнул Элиас.
   - Ничего себе скорость! Ты все-таки гений, - поразилась она. - Посидите еще немного, мы с Каем закончим готовить.
   - Собирать системы по частям ты тоже в институте научился? - спросила я, усаживаясь на диван.
   - Нет, это я сам. Так сказать, семейное дело, грех не знать.
   - Семейное дело? Твоя семья занимается собиранием систем?
   - Раньше занималась. Собственно, поэтому мое первое образование было как раз таким. Но теперь я фактически один единственный представитель моей семьи и занимаюсь практической историей в сфере технологии. Может быть, попозже вернусь к семейному делу. Просто, сейчас делать, в общем-то, нечего. Наука впала в ступор. Системы не улучшаются, роботы не создаются. Все попытки создать что-то достойное никуда не годятся. Даже примитивный Кай, усовершенствованный тобой гораздо более ценен, чем все их разработки за прошедшие пять-семь лет.
   - Наука в ступоре? - до глубины души поразилась я. - Кто бы мне это сказал раньше, ни за что бы не поверила! Что же, им больше нечего улучшать? Увеличивать объемы памяти, быстродействие...
   - А зачем? - философски пожал плечами парень. - В этом нет нужды. Все старые системы отлично работают и на том, что есть, а ничего нового не создается.
   - Вот это да... - Я была немного ошарашена. Выходит, наука дошла до своего предела. Такое возможно? Дальше улучшать незачем, созданы самые совершенные системы. Точнее, лучше придумать просто не могут.
   - Зато сейчас активно развивается временная отрасль. После того, как люди перестали бояться временного коллапса, многие видят в этом панацею. Люди считают, что именно в прошлом мы найдем что-нибудь, что поможет нам двигаться вперед, а не стоять на месте.
   - Да что там искать-то? Техника-то допотопная, вернее, вообще ископаемая, по сравнению с вашей, - покачала я головой.
   - Но люди двигались вперед, они как-то находили, что делать, куда совершенствоваться. Придумывали!
   - Стремились к максимальному удобству. Лень - двигатель прогресса! Ну, и еще к функциональности. Стремились к скорости, к точности передачи. Стремились в космос, изучать другие планеты.
   - Это все уже сделано. Нужно что-то другое.
   - Что еще?
   - Я не знаю, - развел руками Элиас. - Если бы знал, то не искал бы ответов в прошлом.
   - Так, может, больше нет ничего?
   - И некуда стремиться? Это был бы самый ужасный конец для человечества. Но надежда есть! Быть может, человечество возродится!
   - Надежда всегда умирает последней, долго содрогаясь в предсмертных конвульсиях, и некому бедняжку добить, чтобы не мучалась, - непроизвольно сказала я любимую присказку подруги. - А я-то думала, у вас все благополучно!
   - В каждом времени свои проблемы. Оказывается, что в полном решении всех проблем и кроется главная проблема. Становится нечего делать!
   - Но ведь помимо техники есть еще куча других дел! Есть еще искусство! Да и, в конце концов, если все проблемы решены, почему нельзя просто жить и радоваться жизни? Ведь же самое время!
   - Ну, так и живут. Но это не для меня. Это скучно!
   - Скучно? Скучно счастливо жить? Вот это да! - Я была поражена. Такое я слышу в первый раз.
   - Да. Что делать-то?
   - Да все что угодно! Любимая работа, семья, дети. Я бы лечила людей, приходила домой и готовила ужин любимому мужу и детям, по выходным мы бы ездили куда-нибудь. Будни и праздники, работа и отдых!
   - И не скучно бы было, все время одно и тоже?
   - А одного и того же не бывает. Все люди разные и болеют они по-разному. А уж с любимой семьей - это вообще я не знаю, как может быть скучно!
   - Я и мои родители всегда что-нибудь или изучали, или проектировали. Всегда наука. Чудесное время было! Я еще только учился, наука шла вперед, и казалось, что ей нет конца и края. Одно время я только учился, и больше ничего меня не интересовало. Я познавал тонкости систем! Вот, пожалуй, так бы можно прожить хоть вечность...
   - Да ты просто маньяк, - я пихнула Элиаса в бок. - Все время учиться и изучать? Это же рехнуться можно!
   - Нет, я не сойду с ума. Это невозможно, - усмехнулся Элиас. - Просто я не знаю, что еще делать. Я всегда что-то изучал, в чем-то копался. А теперь... Поэтому и тебя достал, наверное. Прошлое еще мною не изучено.
   - А когда и его изучишь вдоль и поперек, что будешь делать? - поинтересовалась я.
   - Не знаю. Может быть, к тому времени наука таки преодолеет кризис, или найду еще что-нибудь похожее. В крайнем случае, буду рыбачить! Мне понравилось!
   - Рыбачить, как же, - рассмеялась я.
   - Я серьезно! Не думал, что такое занятие, не требующее никаких особых знаний, и вовсе даже к науке не относящееся, сможет мне понравиться!
   - Ты бы еще чем-нибудь ненаучным попробовал заняться. Может, понравится, - предложила я.
   - Ну, вот я и занимаюсь. С тобой разговариваю. Это тоже ненаучное, - рассмеялся Элиас.
   - Да, это скорее паранормальное. Я - девушка из прошлого! Спиритизм!
   - Да нет, вообще-то, когда мы говорим о прошлом, то это, конечно, что-то новое. По крайней мере, для меня. Так что, можно сказать, наука.
   - А когда так просто болтаем - то пустой треп, не относящийся к науке?
   - Ну да.
   - Зато он мне научный. Я столько всего не знаю, что мне любое твое очевидное предложение кажется откровением века!
   - Любое?
   - Вот, например, ты мне про напряжение и последствия удара током сказал. Тебе это как дважды два, как у нас фраза "не суй пальцы в розетку", а мне как кусок лекции.
   - Да, логично, - согласился Элиас, что-то прикинув в уме. - Вообще, мне с тобой просто нравится говорить. Ты мыслишь не так, как мы, и задаешь интересные вопросы.
   А что? Приятно, что меня не считают умственно отсталой. И даже наоборот, считают приятным собеседником. Мне с ним тоже нравится говорить. И даже не потому, что он все время что-нибудь неизвестное мне рассказывает. Молчать с ним тоже приятно, как показала рыбалка. Он мне сам просто нравится. Странный, не такой как все, и симпатичный. Я посмотрела Элиасу в глаза. Хм, а глаза-то ярко-синие. И как я раньше не замечала? Впрочем "нездешнести" они ему не придают. Да, он мне определенно нравится!
   - Эй, болтуны, пойдемте кушать! Все готово... вроде бы!
   - Что значит вроде бы? - поинтересовался Элиас.
   - Да духовка чего-то выпендривалась...
   - О, первые признаки моего присутствия в доме! - Я наставительно подняла вверх палец. - Долго местная система крепилась, но таки тоже сдавать потихоньку начала. Кай, сделай на всякий случай резервные копии нужных файлов, чтобы потом восстановиться. А еще лучше отправьте меня домой, там сбои в системах не принесут больших бед, в отличие от вашего времени.
   - Ничего страшного, - усмехнулась Хати. - И у нас ничего не сломаешь. Сейчас Кай синхронизируется, и все будет хорошо.
   Хати приготовила потрясающий ужин. Я ничего подобного в жизни не ела! Вот что значит, человек соскучился по готовке.
   - Тебе надо было в шеф-повара идти! Честное слово! От клиентов у ресторана отбоя бы не было! - заверила я Хати.
   - Ха-ха-ха, скажешь тоже, Иштар, - рассмеялась Хати.
   - Я серьезно! Они б пальчики облизали от такой вкусноты!
   - "Пальчики облизали"? - удивился Элиас.
   - Ну, это выражение такое, когда очень вкусно. Еще говорят "ум отъесть" в том же смысле, - проинформировала я.
   И снова мы весь вечер болтали. Сначала втроем, а потом Хати ушла разбираться с домашними и рабочими делами, подключившись к сети, оставив нас с Элиасом вдвоем. Я была совершенно не против еще с ним поболтать, да и не только поболтать. Правда, он вел себя как-то странно. С одной стороны я ему точно нравилась, но на этом все и заканчивалось. Никаких действий с его стороны не предпринималось. Я стала подумывать проявить инициативу, но поняла, что я совершенно ничего не знаю об близких отношениях людей в этом времени. Может, все именно так и должно быть? И вообще мне скоро в свое время возвращаться. Нечего и думать! Но он мне все равно нравится. Есть в нем что-то действительно необычное! Особенно когда он смотрит на меня вот так задумчиво. Интересно, о чем он думает? Хм, а вот уже взгляд на потолок перевел. Вот уж, и правда, странно до жути. И чего он там нашел?
   - Надо же, новый вирус в сети появился, - сказал он, снова переводя взгляд на меня.
   - Это на потолке написано? - спросила я.
   - А? - Элиас снова поднял глаза к потолку. - Нет, - наконец, понял он и рассмеялся. - Это срочное сообщение всем системам транслируют. Кай вот мне передал.
   - Тебе? - удивилась я. - А тебе-то зачем?
   - Ну, всем, так всем, - пожал плечами Элиас. - Хуже-то не будет.
   - Ну, да, не будет, - согласилась я. - А что за вирус? Такие же, как и в наше время?
   - А какие были в ваше время? - оживился Элиас.
   - Эм... противные, - однозначно определила я. - Из-за них системы портились.
   - Портились? - не понял Элиас.
   - Ну, да. Вирус пробирался на комп и начинал делать свои гадкие дела, а системы потом портились и летели. Приходилось переустанавливать. Чтобы пореже этим заниматься, все-таки снос системы не самое тривиальное занятие, стали ставить антивирусники. Они идентифицировали вирусы и не позволяли им пробиться на комп, или же находили зараженные файлы и лечили их.
   - А как они их находили?
   - Сканировали весь компьютер.
   - Хм... ну, у нас такого нет. В систему вирусу пробраться очень сложно, но, если попадет, то уже никак его не вытащишь. Погибнет система.
   - Так почему бы тоже не поставить антивирусник? Пусть бы ловил вирусы, - удивилась я.
   - А как их ловить? Вирус при попадании полностью интегрируется в систему, и идентифицировать его практически невозможно. Только и остается, что наблюдать, как система рушиться.
   - А попытаться спасти? - не унималась я.
   - А откуда ты знаешь, что именно ты спасаешь? Может, это и есть вирус?
   - Насколько же все запутано...
   - Более чем.
   - Тогда, действительно, на всякий случай лучше предупредить всех, кого можно! Кай, ты там поосторожнее с сетью! - всполошилась я.
   - Все необходимые меры предосторожности приняты, дополнительные экраны поставлены, доступ ограничен, - отрапортовал Кай.
   - Молодец! - похвалила я. - И что ж за злой гений все эти вирусы только придумывает?!
   - Теперь уже их и не надо придумывать, они сами развиваются. Самообучающиеся модули, - коротко сказал Элиас.
   - Мдя... чего бы хорошего люди не придумали, всенепременно это против них обернется.
   - Да людям-то что? Их эти вирусы не трогают, у них же нет системы, - пожал плечами Элиас.
   - Ну, так их же системы летят из-за вирусов! Все равно жалко! Да и информацию терять не хочется.
   - Все-таки, какая же огромная разница между нашими временами. Ты так забавно ты рассуждаешь! - Очень тепло, будто ребенку, сказавшему очевиднейшую глупость, улыбнулся Элиас. - Информация же в сети! Куда она денется-то?
   - Вся в сети?
   - Да, сеть огромна, она вмещается в себя всю информацию.
   - Надо же... А чего тогда переживать из-за вирусов, которые жрут систему, раз ничего не теряется? - окончательно запуталась я.
   - Как это ничего не теряется? А система? Она что, по-твоему, не теряется?
   - Да что с ней станется? Ну, поставят новую такую же! Мороки, конечно, больше, но все вполне восполнимо.
   - Это в ваше время так?
   - А в ваше как? У нас информация была главной. Она чаще всего и терялась, иногда без возможности восстановления.
   - Ну, наверное, поэтому для нее придумали универсальное хранилище, откуда она, ну, никак не может никуда деться. А вот бедняжки системы как не ценились, так и не ценятся, - усмехнулся Элиас. - Системы же неповторимы! Это настолько сложные конструкции, что все их конфигурации абсолютно уникальны. Непредсказуемы! Поэтому неизвестно, какая именно система даст будущее, в какой наиболее удачное сочетание. Есть системы, которые быстро обращаются с числами, а есть, кому проще со словами, есть системы, отлично справляющиеся с домашними делами, а есть чудесные оптимизаторы каталогов. Поэтому каждая система важна. Потеря даже одной расценивается как непоправимый ущерб науке. А тут вирус косит их тысячами! Так наука никогда не продвинется! И без того ученые никак не могут понять ни механизма, ни закономерности. Даже предполагают, что их нет, что это просто случайные процессы. Раньше были люди, которые во всем это разбирались, и никто в это не углублялся. А теперь вот ступор!
   - Раньше были, теперь исчезли? Вымерли что ли?
   - Да, примерно так, - кивнул Элиас.
   - Почему ж других тогда не научили себе на смену? - Поразилась я такой очевидной глупости.
   - Так тут не учить нужно, а чувствовать. Нужно иметь особый талант, чтобы проникать в глубины процессов, происходящих в системе. Исчезли такие люди, и встала наука.
   - Как это они исчезли?
   - А кто знает... - вздохнул Элиас. - Просто перестали рождаться.
   - Ну, дела у вас тут! Не соскучишься!
   - Ой, как раз наоборот! Так скучно - ничего не делать! Мне бы в пару одаренного, как отец, и мы бы так много всего сделали! - Глаза Элиаса зажглись маниакальным огнем. Неудивительно, что у него любое дело спорится в руках. Столько энергии и желания действовать!
   - А твой отец был одаренным?
   - Да, был.
   - Получается, что не так уж и давно исчезли одаренные люди.
   - Ну, как недавно, почти век назад.
   - Век? Это сколько же тебе лет? - не поняла я.
   - Сто двадцать семь, - как нечто обыденное сказал Элиас.
   Хотя, может у них и обыденное. Я уставилась на Элиаса. На вид двадцать с небольшим! Вот техника дошла...
   - А я-то все гадала, когда ты успел столько всего выучить, - пробормотала я. Ужас, сколько ему лет! Неудивительно, что он так много знает и все время снисходительно всем что-то поясняет. - Слушай, а сколько у вас тут средняя продолжительность жизни? - осенило меня.
   - В собственном теле...
   - Ой, не продолжай! - Я немедленно пожалела о заданном вопросе. - Глупо было с моей стороны думать, что тут так же, как и у нас. А сколько Хати лет? И Мехису?
   - Хати помладше, ей семидесяти два, а Мехису и того меньше, где-то лет пятьдесят, я точно не узнавал.
   - Радует, что не постарше, - покивала я. А что, я хорошо вписываюсь в их лесенку. Сто двадцать семь, семьдесят два, пятьдесят и двадцать четыре!
   - А почему тебя это интересует?
   - Да просто. Интересный у вас разброс. Ты вот в два раза старше Мехиса, - пожала я плечами. А меня в пять...
   - Да это ерунда. Это и не разница вовсе, - отмахнулся Элиас. - Вот если бы мне было лет триста, а Меху двадцать, вот тогда бы еще можно было о разнице заикаться. А так все мы "молодые и талантливые люди города Лета".
   Видела я такой слоган где-то в городе. Любят здесь молодежь!
   Проболтав так до глубокой ночи и так и не сдвинувшись с мертвой точки (прямо как их наука!), мы разошлись, Элиас к себе домой, а я к себе в комнату. Хати, как сказал Кай, была по уши в делах, разгребая все накопившееся.
  
   Утро началось как обычно. Поздоровавшись с Каем и узнав последние новости, погоду и мероприятия, намеченные на сегодняшний день (мне это, конечно, не особенно нужно, но интересно) я отправилась умываться и готовить завтрак и тут вспомнила, что Хати дома. Как выяснилось, она легла вчера очень-очень поздно ночью или, скорее, рано утром, и поэтому все еще спит. Рассудив, что против завтрака она не будет ничего иметь, я взялась за готовку. Все шло хорошо, до того момента как я прикоснулась к тостеру. Тостером я его, конечно, упрощенно называла, скорее это была универсальная хлебопечка. Она делала все, что можно сделать с хлебом, и использовалась мной для приготовления тостов. Раньше все было хорошо, но сегодня... Стоило мне только протянуть руку и коснуться ее корпуса, как опора плавно и быстро ушла у меня из-под ног, голова закружилась, и я окончательно потерялась в пространстве. Ставшая уже привычной кухня покачнулась и плавно исчезла. Видимо, я упала в обморок, но с чего бы это? И что это такое?
   Передо мной вместо темноты был не то какой-то чертеж, не то космическое пространство. Я никак не могла понять это нечто плоское или объемное. С одной стороны я явно видела множество ярких пересекающих линий на черном фоне, с другой - одни линии были ближе, другие дальше, и пересекаться они не могли никак. Где-то этих линий было больше, где-то меньше, они соединялись в яркосветящихся пульсирующих точках, и по ним непрестанно что-то перемещалось сплошным потоком, местами уплотненным, местами разреженным. Я долго разглядывала открывшуюся мне картинку, так что успела заметить, что она меняется, иногда медленно, иногда быстро. Линии перемещались, менялись местами и цветами, начинали пульсировать и светиться ярче или наоборот затухали. Как ни странно, от этого странного движения голова у меня не кружилась, все это скорее затягивало и вызывало желание наблюдать пристальнее, нежели закрыть глаза. Удивительно красивая и гармоничная картина, будто живая!
   Неожиданно прямо перед моим лицом загорелась ярко-зеленая линия, и я увидела движущийся по ней, как по трубе, поток чего-то маленького. Я протянула к ней руку, линия загорелась ярче, будто поощряя. Одно прикосновение, и снова те же ощущения, что минуту назад от тостера. Я удивленно заозиралась. Я стояла в каком-то коридоре-трубе со стенами такого же цвета, как та линия, к которой я прикоснулась, а навстречу мне несся тот самый поток. Я вскрикнула, и поток тут же накрыл меня с головой, проходя через меня и оставляя ощущение легкого покалывания в кончиках пальцев и еще какое-то малопонятное чувство. Что-то похожее было, когда моя рука прошла сквозь Кая. Может, это все тоже Кай визуализировал? Может, шутить пытается? Мы с ним недавно на эту тему говорили.
   - Кай! Хоть бы предупредил! - крикнула я, вертясь на месте. - Не очень удачная шутка, но зато очень красиво.
   Тишина.
   - Кай! - еще раз позвала я. - Ну, правда, не очень удачная шутка. Верни все как было. И, кстати, что это ты такое показал? Или сам придумал?
   Снова тишина. Если бы это в самом деле был Кай, то он точно бы отозвался. Молчать в ответ на вопрос я его не учила, а сам он не умел. А, может, вирус?
   - Кай! - крикнула я. - Черт побери! Да что это такое?!
   Резкий рывок за что-то внутри меня, и из смазавшихся очертаний снова собралась кухня и обеспокоенное, хотя, скорее даже напуганное лицо Хати, которая непрерывно тормошила меня и что-то говорила. Впрочем, я не слышала, видела только движение губ. Тут кухня покачнулась и стала уплывать. Только не снова туда! А, нет, это я, видимо, упала, а Хати меня придержала и усадила на стул.
   - Иштар! - я, наконец, услышала ее голос. - Иштар! Иштар! О, бесперебойная система, Иштар! Что с тобой? Очнись!
   - Не знаю, - пробормотала я и, с силой тряхнув головой и чуть не упав со стула, схватилась за стол. - Не знаю, что это было.
   - Хвала космическим ангелам, ты вернулась к нам! - Хати шумно выдохнула и рухнула на соседний стул. - Как же ты меня напугала! Я уже было подумала, что ты все-таки сошла с ума, или еще что похуже!
   - А что я делала? - спросила я. Все удивительно быстро пришло в норму, не оставив после себя и следа, будто ничего и не было. Но я-то знаю, что было!
   - В том-то и дело, что ничего! Ты просто стояла, взявшись за тостер, и ничего не делала, не двигалась, не отвечала, вообще не реагировала ни на что! Что с тобой было?
   - Да-а... - протянула я. - Я не знаю. Я подошла к тостеру, хотела поджарить хлеб, и у меня резко закружилась голова и кухня исчезла. Сначала я видела что-то похожее на карту метрополитена, только объемную... или все же плоскую. Не знаю, в общем, это был какой-то чертеж с разноцветными линиями, которые то зажигались, то гасли, менялись местами и соединялись в узлы. По этим линиям что-то двигалось, как по трубам. Потом я дотронулась до зеленой линии и очутилась в таком же круглом зеленом коридоре, а там этот поток мчится мне навстречу. Я сначала подумала, что, может быть, это Кай пытается шутить. Но он не отозвался, а потом уже кухня вернулась, и я увидела тебя.
   - Я ничего не делал, - неожиданно сказал кто-то справа. - Не было соответствующего указания.
   - Но что тогда это было? - спросила я у Кая. - Что я такое видела? Куда попала?
   - Пришел господин Мехис, - отрапортовал Кай.
   - Пусти, - сказала Хати, обеспокоенно глядя на меня.
   - Привет, девчонки. Я вам кое-что вкусненькое к чаю принес! - Радостный Мехис влетел в кухню полминуты спустя. - Что случилось?
   Видимо, выглядели мы с Хати соответственно, ибо Мехис посерьезнел почти мгновенно.
   - Иштар, - Хати указала на меня и замолчала, не зная, что сказать. - Она...
   Я коротко пересказала то, что видела. Лицо Мехиса озадаченно вытянулось. Он посмотрел на Хати, та на него.
   - Думаете, это все-таки признак сумасшествия? - спросила я.
   - А как ты себя чувствуешь? - осторожно спросила Хати.
   - Нормально. Так же, как и до того. Ничего не изменилось, - честно сказала я.
   - А это кто? - Мехис неодобрительно покосился на Кая.
   - Это Кай, - отмахнулась от него Хати, сосредоточив свое внимание на мне. Мехиса ответ не удовлетворил.
   - Это домоправитель. Я создала ему визуальный интерфейс и кое-чему научила, - пояснила я.
   - Что? - пораженно переспросил Мехис, уставившись на Кая. - Ничего себе домоправитель!
   - Это еще не все, - Хати отвлеклась от меня. - Он много чего умеет! Например, мечтать!
   На какое-то время они переключились на Кая, но, когда речь зашла о создателе предмета обсуждения, обо мне снова вспомнили. Но я в это время успела полностью в себе разобраться. Чувствовала я себя отлично, голова была ясной и соображала прекрасно. Знания никакие не исчезли, по крайней мере, пробелов в памяти я не обнаружила. Никаких голосов, навязчивых идей, паники, агрессии или апатии. Схожу ли я с ума или это что-то другое?
   - Не, ребят, мне не кажется, что я схожу с ума. Честно. Это что-то другое. Может, все-таки, ваша система чего-то визуализировала? Может, это вирус? Ну, или, может, чем-то другим заболела, но это не безумие.
   - Хм... опиши получше, что за чертеж ты видела, - попросила Хати.
   - Да это не чертеж. Я не знаю, что это. Это что-то одновременно и плоское, и объемное. Да еще и светится, и меняется!
   Хати с Мехисом переглянулись. На лицах у обоих было написан священный ужас, медленно сменяющийся невероятным удивлением.
   - Мы подумали об одном и том же? - спросила Хати у Мехиса.
   - Рассуждения о невидимом? - предположил Мехис.
   - Ага, - медленно кивнула Хати. - Но не только они. У профессора Даяля было много книг о...
   - О ком? - спросила я, когда Хати не закончила.
   - Об одаренных людях, - она смотрела на меня, будто видела в первый раз.
   - "Если вам кажется, что у вас проявился талант одаренного, то самый простой способ это проверить..." - начал Мехис и осекся.
   - "Сунуть руку в специальное поле, которое может создать любая система", - закончила за него Хати. - Если человек одарен, то его рука будет светиться. Кай, создай диагностическое поле.
   - Разархивация данных, - отрапортовал Кай.
   - Как же давно нам не нужно было это поле... - благоговейно сказала Хати, неотрывно смотревшая на меня. Если кто-то из нас и был похож на умалишенного, то это была однозначно не я.
   - Готово, - спокойно сказал Кай. Вот кому фиолетово все, что не оранжево. - Куда подать?
   - Сюда, просто создай его, и все. Создай так, чтобы Иштар могла сунуть туда руку.
   - Куда? Я не буду!
   - В этом нет ничего страшного! Это не больно! Если ты одаренная, то поле вокруг твой руки будет светиться, если нет, то ничего не произойдет. Ты... ты не представляешь! Иштар! Ну... Просто сунь туда руку, и все. Это совсем не сложно и... Иштар, пожалуйста. Сделай это!
   - Но что за одаренные?
   - Мы все тебе объясним! Но сначала проверь...
   - Хорошо, давайте ваше поле! - сдалась я.
   Кай подошел ко мне, сложил кисти рук ладонями друг к другу и развел в стороны. Между ними явно что-то появилось, я это чувствовала, но ничего не видела.
   "...Если вам кажется, что у вас проявился талант одаренного..."
   Что за одаренные? И чем одарены? Я пожала плечами в ответ на свои мысли и сунула руку между руками Кая. По ее контуру немедленно зародилось голубоватое сияние, которое через пару мгновений охватило все кисть.
   - Светится, - констатировала факт я. - Значит, я одаренная. Только чем?
   - Мех... Мех! - воскликнула Хати. - Ты это тоже видишь? Ведь видишь?
   - Да, кажется, вижу... Она одаренная. Хати, ты понимаешь, что это...
   - О-о да-а! ДА! Мех, она одаренная! - Хати счастливо рассмеялась и порывисто обняла Мехиса.
   - Погодите, одаренная? Это вы о тех людях, которые отлично разбирались в компьютерах? О людях, которые наделены особым талантом, разбираться в процессах, происходящих в системах? - начала понимать я.
   - Да! - Хати рванула ко мне и тоже обняла. - Да, Иштар! Ты одаренная! Ты сциентик! Человек, способный проникать в механизмы техники, устройства и системы! Ты видишь их изнутри! Ты дотронулась до тостера и попала в его систему. То, что ты видела, описывается в книгах Даяля. Он был одаренным и рассказывал другим, что это такое и как определить способности к сциентизму. Там все описывается так же, как сказала ты. Подсвеченная плоско-объемная перспектива, меняющаяся во времени и пространстве. Так устроены простейшие устройства, к которым хлебопечка и относится. Сциентик... Иштар, ты... ты просто представить себе не можешь, как это хорошо, замечательно! Одаренные люди считаются вымершими около века, и тут ты, путешественница, девушка из прошлого, обладаешь этим редким и поистине бесценным даром. Особенно в наше время! Выходит, не зря мы ищем помощь в прошлом!
   Такой радостной я не видела Хати никогда. Такое ощущение, что моя одаренность стала самым важным и счастливым событием во всей ее жизни. Хотя... если одаренные люди у них ассоциируется с прогрессом в науке, с выходом ее из кризиса, то, пожалуй, есть чему порадоваться, но...
   - Но как такое возможно? - растерянно спросила я, разглядывая свою светящуюся руку.
   - Не знаю! - смеялась Хати. - Одаренные были в человечестве всегда, но только с появлением техники определенного уровня совершенства их талант раскрылся. Нам невероятно повезло, что тебя затянуло в дверь!
   Стало быть, я одаренная. Как-то слишком спокойно я эту информацию восприняла. Кажется, я разучилась удивляться. Со всеми странностями будущего, я уже привыкла, что здесь все не так, и меня уже ничем не удивить. Я одаренная, я могу проникать в системы и устройства, и никаких эмоций. Как будто, так и надо! С другой стороны, так даже и лучше, меньше волнений и переживаний. Да ну, выдумки все. Ну, какая из меня одаренная?
   - Повезло? Скорее наоборот. У меня вся техника ломается. Так что я какой-то антиодаренный человек. К тому же, даже если у меня и есть талант, у меня нет знаний, я бесполезна вам и вашей науке. Это просто ошибка какая-то, - пожала я плечами.
   - Ошибка исключена, - уверенно сказал Кай.
   - Кай, но так быть не может! - воскликнула я, напрочь позабыв, что Кай просто компьютер.
   - Ошибка исключена. Госпожа Иштар, Вы одарены возможностью проникать в системы и видеть всю иерархию процессов, от первопроцессов до взаимодействия полной системы. Я не сталкивался раньше со сциентиками, поэтому не смог сразу идентифицировать проникновение в систему. Теперь, обладая новыми данными, я могу с уверенностью в девяносто девять процентов сообщить, что только что в систему был осуществлен сциентический доступ. Этот доступ был осуществлен Вами путем непосредственного подключения к прибору "тостер".
   - О-о, господи, - я схватилась за голову.
   - Иштар? - испугалась Хати. - Все в порядке?
   - Кай, нельзя вываливать на путешественников столько информации! - запретил Каю Мехис.
   - Да не схожу я с ума, - отмахнулась я, снова усаживаясь на стул, с которого уже успела встать. - Повод, конечно, есть, да и с вами всеми это немудрено! Мало того, что затащили меня в будущее, так я теперь, оказывается, еще и одаренная черт знает чем! Час от часу не легче! - Я встала со стула и зашагала по комнате. - Только мне начинает казаться, что начинаю привыкать к вашему времени, как меня тут же уверяют в обратном! Я уже даже удивляться разучилась! Я просто в шоке, но ничему уже не удивляюсь. Мало мне было просто технологий будущего, так я теперь еще и проваливаться в них буду! - С этими словами я взмахнула рукой и задела Кая.
   Кухня исчезла почти мгновенно, головокружения чувствовалось слабо, а перед глазами уже была все такая же схема, только много сложнее, настолько сложнее, что я не могла толком понять, что и где. Слишком нагроможденная система.
   - Кажется, я провалилась в Кая, - пробормотала я, припоминая ощущение, когда впервые коснулась иллюзии. Тостер был похожим, но все-таки другим. Кай управляет устройствами и приборами, но не тождественен с ними. Сам Кай гораздо сложнее них! Я закрыла глаза и снова открыла. Что же за бардак тут! Вид на систему изменился. Теперь система была вокруг меня и явно видела магистральные пути, а вокруг меня кружились какие-то обрывки чего-то... Кусочки картинок, звуков, запахов и ощущений, совершенно несвязанных друг с другом. Я поймала один из обрывков, это был локон, локон Кая.
   - Классно хранится образ, - пробормотала я. - По кускам в полном беспорядке. - Ты бы упорядочил, что ли, а то волосы вперемешку с интонациями хранишь, - интонацию я так же поймала на излете, выпустив локон. Хотя, может потому он и ошибается все время, что не может создать систему и даже просто распределить информацию, не то что собрать полный образ. Я осмотрелась. Жутковато тут все-таки. Все совершенно неживое, но движется, спешит куда-то. Будто стоишь посреди огромного пустынного города, не зная, где ты и что это за место, а вокруг ни души, только пустые машины ездят по дорогам, открываются и закрываются двери, и мертвая тишина. На дешевый ужастик похоже, но пробирает. Аж мороз по коже!
   - Иштар! - Хати снова выдернула меня из этого странного состояния.
   - Кай, а ты не пробовал хотя бы информацию как-нибудь систематически хранить? А то все в кучу! Как ты в этой каше-то сам разбираешься? - спросила я.
   - Систематизировать как? - поинтересовался Кай.
   - Ну, хотя бы данные своей визуализации с поведением отдельно, что ли, разложи, - посоветовала я. - А то волосы вместе с интонациями плавают!
   Кай задумался, видимо, выполняя рекомендацию.
   - Одаренная, - гордо сказал Мехис, улыбаясь от уха до уха. - Сразу видно! И как мы не догадались сами? Ты же сразу занялась усовершенствованием техники!
   - Действительно! Можно было бы и подумать об этом! - кивнула такая же радостная Хати.
   - Отвыкли, что такие люди вообще есть! - усмехнулся Мехис.
   - Стоп, стоп, стоп, - скорее себе сказала я. Кажется, я все-таки схожу с ума! Нет, правда! Ни за что бы на свете я не занялась техникой. Это не мое! И не хочу я больше видеть эти схемы и ходить по ним! Не хочу! Я врач, а не программист! Все эти бездушные железки, в которых жутко находиться, просто пугают. - Ничего подобного! Как это прекратить? Я могу как-то вылечиться от этого?
   - Вылечиться? - удивилась Хати. - Это же не болезнь. Это так же естественно, как дышать!
   - Но дышат все люди, а в компы проваливаюсь только я, - резонно заметила я. - Это ненормально!
   - Ну, не только ты. По крайней мере, так не всегда было. К тому же, например, у музыкантов хороший слух, но не у всех людей же он хороший. Ведь это не болезнь!
   - Так он на то и хороший, чтобы им гордится. А я не могу спокойно к технике прикоснуться! Кстати, это что, теперь все время так будет?
   - Да, пока ты не научишься контролировать свой дар.
   - Что же, мне теперь ничего трогать нельзя? - ужаснулась я.
   - Сила необученных одаренных в кончиках пальцев...
   - О! Стало быть, другие части тела неопасны? - порадовалась я, на пробу осторожно касаясь тыльной стороной ладони тостера. Ничего не произошло. - Отлично! А как насчет перчаток? Это решит проблему?
   - Не знаю, - ответила Хати, с опаской следя за мной.
   - Кай, дай, пожалуйста, перчатки, - попросила я и тут же получила желаемое.
   Тонкая, едва ощутимая перчатка удобно села на руку. Как сообщил Кай, это специально, чтобы оставляли свободу движений и в тоже время защищали руку. Я собралась силами и снова прикоснулась к тостеру, ожидая увидеть знакомую схему, но ничего не произошло.
   - Все отлично! - обрадовалась я. - Если дома дар у меня не проявился, значит, и мешать мне он не будет, а тут я пока похожу в перчатках, я помахала второй перчаткой.
   Мехис и Хати смотрели на меня, широко распахнув глаза.
   - Ты не хочешь пользоваться даром?
   - Конечно, нет! Мне он не нужен и вообще не нравится. Все эти схемы... Там находиться-то неприятно. И вообще, я в этом не разбираюсь совсем! Я врач. Вернусь домой и буду дальше лечить людей. А компьютеры - это просто железки. Я не хочу иметь с ними дела.
   - Не все же железки! - запротестовала Хати.
   - Есть разные системы, - закивал Мехис. - Можно делать любые! Вот как ты Кая.
   - Кая я видела. Он такая же железка, как тостер, только чуть сложнее, - замотала я головой. - Просто информацию он хранит более сложную, чем тостер.
   - Да я не о Кае, а о живых роботах! - воскликнул Мехис.
   - Точно! Надо же Элиасу сказать! - спохватилась Хати. - Он сюда в мгновенье ока примчится, услышав такую потрясающую новость!
   Я только вздохнула. Зоопарк! Хотя против Элиаса я ничего не имею! Буду очень рада увидеть его снова. К тому же, он говорил, что его отец был одаренным. Может быть, он что-нибудь мне расскажет.
   - Одаренные чаще всего и работали с живыми роботами, - продолжил Мехис. - Это совсем другое, нежели тостер и домоправитель.
   - Роботы, они в Африке роботы. Какими бы умными они не были, это все равно просто компьютер, просто железка со сложной конфигурацией.
   - Нет! Живые роботы - это не железо! - качнул головой Мехис.
   - А что же? Пластик? - усмехнулась я. - Почему вы, кстати, их зовете живыми? Не в самом же деле они живые!
   - В том-то и дело, что в самом! Живые роботы - это такие же люди, как и мы, только искусственно созданные.
   - Что?
   - Ну, для них выращивается биологическое тело, и в него вживляется система, компьютер по-вашему. Только не такой как, например, Кай или другие системы.
   - А какие же? - опешила я.
   - Я не специалист, я почти ничего в этом не смыслю. Просто они гораздо меньше и мощнее. В человека обычные системы поместиться не могут. Ты же видела, какие они огромные.
   - Меньше? Что же тогда остальные системы по-прежнему такие огромные, если можно сделать меньше и мощнее? - удивилась я.
   - Мех тебе неправильно объясняет, - сказал Хати. - Он, правда, в этом полный ноль. В живых роботах совсем другие системы. Они действительно во много раз меньше, но у них и функции другие. Каю же, например, не надо заботиться о том, чтобы его сердце билось в ровном ритме. Ну, и, соответственно, живым роботам совершенно не нужны функции обычных систем.
   - То есть, у живых роботов компьютер вместо мозгов?
   - Не совсем вместо, скорее вместе, - поправила меня Хати. - Искусственно выращенное тело пустое, оно ничего не может, реагирует примитивно. Чтобы появился разум, необходима техника. Ну, и раз уж технику вживляют, то добавляют и что-нибудь полезное, типа модулей памяти. Таким образом, система управляет телом, и робот оживает.
   - Ага, то бишь, такая же железка, только в меньшем количестве и просто у руля? - сориентировалась я. - И только поэтому роботов называют живыми?
   - Это не железка, - покачала головой Хати. - Они в правду живые, такие же, как и люди. Так же встают по утрам и ходят на работу, так же едят, так же дружат и создают семьи. Такие же люди, только созданы искусственно.
   - Да ладно! Ни за что не поверю, чтобы компьютер был такой же как человек! - усмехнулась я, ярко представив себе заученные фразы в большом ассортименте, полная некомпетентность в вопросах, подвластным только людям и постоянная ровная работоспособность без каких-либо изменений в настроении. Куклы, да и только! Я вон Кая попыталась очеловечить, так и получилось, что просто записала ему огромную кучу информации разного рода, которую он даже систематизировать не может, не то что использовать. - Ни за что не поверю, пока сама не увижу!
   - Ну, подожди, сейчас Элиас придет, - пожал плечами Мехис.
   - Элиас? А он тут причем? - удивилась я.
   - Он живой робот, - пожал плечами Мехис.
   - ЧТО? - воскликнула я.
   - Всем, привет! - На пороге кухни появился Элиас. - Хати, ты не пошутила?
   Я шарахнулась от голоса как от огня, налетев на тумбочку спиной.
   - Придурок! - в сердцах крикнула Хати, дав хорошую затрещину Мехису. - Какого черта?!
   - Ой, я забыл, - Мехис поздновато осознал, что и кому он сказал.
   Я тем временем во все глаза уставилась на Элиаса. Он живой робот? Живой робот? Элиас? Но... он же человек. Я столько с ним общалась...Он живой робот? Не могу поверить... Он просто компьютер? Очень современный, очень мощный,... но компьютер? Я... Что за бред?!
   - Что он сделал? - спросил Элиас, глядя то на меня, то на Хати, то на Мехиса.
   - Он сказал, что ты робот, - Хати обличительно ткнула пальцем в своего парня.
   - Я забыл...
   - Что ты забыл? Мозги сегодня дома? - негодовала Хати.
   - Забыл, что она путешественница!
   - Как ты умудрился это сделать? Или, может быть, то, что она ничего не знает о нашем времени, ввело тебя в заблуждение? - саркастически поинтересовалась Хати.
   - Неважно, - тихо сказал Элиас. - Все равно уже сказал. Ничего не изменишь.
   - Разве что память стереть, - вставил Мехис, за что получил еще один хороший подзатыльник.
   - Это не вариант! - одновременно сказали Элиас и Хати. - Путешественники не подвергаются никаким воздействиям, кроме как перед отправкой домой.
   - А вот тебе бы неплохо прочистить память или зашить рот! - это Хати уже добавила единолично. Элиас же посмотрел на меня. Я отвела взгляд. Он робот... просто компьютер, система, не человек. А я...
   - Да, я живой робот, - сказал Элиас таким же обыденным тоном, как будто отвечал на очередной мой вопрос, и шагнул ко мне. Я инстинктивно сделала шаг от него. Элиас остановился, удивленно глядя на меня. - Я ничего тебе не сделаю! Не надо меня бояться.
   - Я не боюсь, - покачала я головой, осознавая, как глупо себя веду. Господи, кошмар какой! Я разговариваю с роботом как с человеком. Сначала Кай, теперь Элиас. Равносильно, что дома с холодильником и телевизором разговаривать!
   - А что тогда? - спросил Элиас, не делая попыток приблизиться.
   - Госпожа, Вы выглядите испуганной, - сказал Кай.
   - Правда? - Ничего умнее мне в голову не пришло.
   - Да, - кивнул Кай, подходя ближе. - Вам что-нибудь нужно?
   - Нет-нет, - я покачала головой. - Да и я не боюсь. Нет. Просто... просто в шоке. Сначала одно, потом другое. Я уж думала, меня ничем не удивишь, но... Господи...
   Я закрыла лицо руками, помассировала виски, запустила руки в волосы. Помогло мало. Мысли в голове роились, будто в улье, никаких рациональных рассуждений среди них не попадалось.
   - Видишь, что ты наделал! - прошипела Хати.
   Я вскинула голову, глядя на Элиаса. Он ни капли не изменился. Все те же светлые волосы до плеч, разве что взлохмачены, те же синие глаза, только смотрят с грустью, а не с любопытством... Такой же симпатичный парень, с которым мы провели много времени, умный, любопытный, вечно чем-то увлеченный, целеустремленный. Только, оказывается, это робот! Я подошла ближе к нему, рассматривая, будто в первый раз. Выглядит совершенно как человек, да и сколько с ним общаясь, я не заметила никаких отклонений. Разве что его аномальные способности к обучению и память. Наверное, как раз это и есть основные черты робота. Уже мало верится, что он реальный. Может, он как Кай, только материализованный? Я протянула руку, чтобы коснуться его. А я... в него влюбилась... Я тут же отдернула руку.
   - Нельзя, а то еще и в тебя провалюсь, - поскорее пояснила я, очень кстати вспомнив эту немаловажную деталь. Я поскорее надела вторую перчатку, чтобы ненароком еще до чего-нибудь не дотронуться. - Вот теперь все в порядке.
   В порядке? Разве это - в порядке?
   - Ты, правда, одаренная? - спросил Элиас. Я снова увидела жгучее любопытство в его глазах. Но ведь не могут так роботы!
   - Да, правда. В тостере и в Кае я уже побывала, - ответила я. - Больше не хочу никуда попадать! - Я показал руки в перчатках. - Ведь этого достаточно, чтобы не попадать в системы?
   - Да... - Элиас растерялся. - Если не развивать свой дар, то он так и останется тактильным в кончиках пальцев.
   - Вот и замечательно, - я даже выдавила из себя какое-то подобие улыбки. - Они почти не мешают, так что буду ходить в них.
   - Ты хочешь заблокировать свой дар? - удивленно спросил он.
   - Она его хочет вылечить, - сказала Хати.
   - Но это не возможно. Дар не болезнь, - Элиас, кажется, вообще перестал что-либо понимать.
   - Поэтому я надела вот это, - я развела руками. - Исчезнуть он не исчезнет, но жизнь портить не будет. Ну а дома он мне не должен мешать. Правда?
   - В твое время техника еще не достигла того уровня, чтобы проявлялся талант, - ответил Элиас.
   - Отлично! - Теперь я уже улыбнулась вполне искренне. Дома все будет хорошо, все будет как прежде, и никаких жутких самодвижущихся схем! - Кстати, а когда примерно дверь откроют снова, чтобы я могла вернуться?
   Элиас оглянулся на Хати, но та смотрела только на меня.
   - Через две недели... примерно, - ответила она. - Ты хочешь отправиться домой?
   - Больше чем раньше. Этот дар... с ним тут нельзя жить. Только дома!
   - Можно! - хором сказали все трое.
   - И даже нужно. Твой дар, он очень ценный и очень нужен нам! - сказала Хати. - Ты не представляешь, какое это событие - новый одаренный человек.
   - Но я из прошлого!
   - Это неважно! Главное, что ты есть, что у тебя есть дар!
   - Я ничего не знаю о вашем времени, не имею ни малейшего представления о системах и соответственного образования. Я врач, а не программист.
   - Да не нужно ничего знать. У тебя есть дар, и это самое главное. Матчасть или потом подучишь, или другие помогут. Техников у нас навалом, но одаренных нет!
   - Я понимаю, что вам тут туго без одаренных. Я понимаю, что вы видите в них панацею. Но на самом деле это не так! Я не ключ от всех ваших бед! Я ничего не умею и ничем не могу вам помочь. Я даже вашему времени не принадлежу, чтобы что-то сделать!
   - Неважно, какому времени ты принадлежишь, - снова после долгого молчания заговорил Элиас. - Время нелинейно. Ты можешь родиться в 31 веке и умереть в 32, или же родиться в 35 и умереть в 29. Перемещения во времени возможны и без техники. Открывание дверей - это всего лишь использование и настройка природных окон во времени. Тем более, что ты была затянута в дверь, а не перенесена через нее. Это вполне естественный процесс. Мы лишь провоцируем своими действиями его большую частоту.
   - То есть, ты хочешь сказать, что то, что я сюда попала, вполне закономерно? Так и должно быть? - спросила я.
   - Нет, необязательно. Но это и не противоречит ходу времени, - ответил Элиас. - Иначе бы ты сюда не попала. Ведь, как видишь, от твоего перехода никто не пострадал, почти ничего не изменилось в глобально смысле. Значит, это все вполне вписывается во временной ход.
   - Ну, значит, и то, что я вернусь, тоже не противоречит, - сделала вывод я.
   - В общем-то, нет, но ты могла бы и остаться так же естественно, как и уйти.
   - Остаться? Нет, не думаю, - честно сказала я. - Это не мое время, не мой мир. Мало того, что я ничего не понимаю, это при желании со временем компенсируется, но я здесь чужая, и все мне здесь чуждо. Здесь везде техника, везде компьютеры и системы. Все из железа и других материалов. Даже люди, и те не настоящие!
   - Я настоящий, - Элиас развел руками. - Только не рожденный, а созданный родителями. Мои отцы работали в паре и создали меня.
   "Отцы"? Челюсть непроизвольно отвисла.
   А чего, собственно, удивительного? Его создали ученые, им совсем необязательно иметь разный пол, чтобы создать робота. Но он называет их родителями, двумя отцами... И это считается нормальным, это будущее, наше будущее. Людей буду создавать, вживлять им в мозг компьютер, а родителями будут ученые, которые их создали. Все логично, даже слишком! Но как машину можно называть человеком?
   - Это для вашего времени нормально и обычно. В мое время это все крайне неправильно, - максимально смягчила я. - Компьютеры не могут быть живыми ни в каком виде, человекоподобные роботы - это железки, обтянутые силиконом, а наличие двух отцов возможно только в некоторых странах, в других строго запрещено и осуждается.
   - Осуждается? - удивился Элиас. - А что такого?
   - Это не твой случай, это немного другой вопрос.
   - Какой?
   - Вопрос однополой любви.
   - А что такого в однополой любви? - тут же спросил Мехис. - За что ее осуждать?
   - Ну, в мое время нашли за что, - я пожала плечами.
   - Хм... странные какие-то, - удивился Мехис.
   - А почему компьютер не может быть живым? - спросил Элиас.
   - Ну, потому что возможностей компьютера недостаточно. Максимум, что он может делать - это более-менее удачно имитировать нечто человекоподобное, - ответила я.
   - Ну, так это в ваше время, - заметила Хати.
   - А в ваше время железки научились наделять душой и характером? - поинтересовалась я.
   - Как видишь, - Хати кивнула на Элиаса.
   Я посмотрела на него. Не знаю... Если он компьютер, то какая уж у него душа и характер? Ничего подобного!
   - Этими вопросами как раз и занимаются одаренные, - сказал Элиас. - И ты сможешь это делать.
   - Делать что?
   - Делать роботов живыми!
   - Ха-ха-ха, - кажется, я опять перенервничала, слишком долго смеюсь.
   - А что смешного? - подозрительно спросил Мехис.
   - Это издержки времени, - отмахнулась я. - У вас тут это процветает, вам не смешно.
   Ага, взмахнул волшебной палочкой на робота, а он раз - и ожил! Я так точно сойду с ума! Не зря они опасаются!
   - Нужно ее зарегистрировать, - внезапно вспомнила Хати. - Она ведь одаренная, а все одаренные подлежат регистрации в независимости от того, кто они.
   - Надеюсь, это никак не повлияет на мое возвращение домой? - подозрительно спросила я.
   - Нет, - уверенно сказал Элиас. - Если ты хочешь, ты вернешься. Это формальная процедура. Просто учет. Но будь готова к тому, что ближе к открытию дверей тебя будут уговаривать остаться.
   - Ну, тогда пусть регистрируют, - покивала я.
   - Пойдемте, - сказала Хати.
   - Мне в больницу надо зайти, - отозвался Мехис. - Проверка!
   - Ну, тогда топай в больницу, но потом возвращайся. Твое выздоровление надо отпраздновать! - напомнила Хати.
   - Поедем на моей машине, - сказал Элиас. Хати пожала плечами.
   До научного центра мы домчались с ветерком. Теперь понятно, почему Элиас так легко и непринужденно ведет машину на такой заоблачной скорости. Встретили нас там вполне обычно, но, узнав, зачем мы пожаловали, оживились.
   - Хати, тебя в третий офис очень просили, - по-дружески сообщил ей один из секретарей в приемной.
   - Третий? - удивилась она. - Ладно, сейчас поднимусь. Чего так срочно-то, до завтра подождать не могут?
   - Не могут, наверное, раз, как только тебя увидели, сразу послали запрос, - секретарь пожала плечами.
   - Элиас, проводишь тогда Иштар один? - Хати повернулась к нам.
   - Если она не против, - кивнул он.
   Кажется, заметил, что я стараюсь держаться от него подальше. Хотя, какого черта? Столько времени с ним уже провела, какая теперь разница? Ну, робот и робот! Кай, вот, тоже не человек, но я из-за этого от него не шарахаюсь.
   - Нет, конечно! С чего бы мне быть против?
   - Ну, я же не человек, - философски пожал плечами Элиас, не глядя на меня. Обиделся, что ли? Но на что? Что я так отнеслась к известию, что он не человек? Это, пожалуй, любого шокирует! Или на заявление, что компьютеры не могут быть живыми? Смеяться, наверное, не стоило.
   - Неважно...
   - Пойдем, - Элиас развернулся в нужную сторону.
   - Иди-иди, - подбодрила меня Хати, заметив, что я замешкалась. - Там ничего страшного.
   - Да, конечно, - я поспешила за Элиасом.
   По коридору мы шли в молчании. Он не смотрел на меня, я на него. Детский сад!
   - Элиас, слушай, - сказала я, не выдержав молчания. - Не обижайся на меня. Просто не каждый день узнаешь, что люди, окружающие, тебя вовсе даже не люди.
   - Я понимаю, - кивнул он. Снова повисла тишина. - Нет, я ни черта не понимаю! - неожиданно сказал он, останавливаясь. - Я не понимаю, в чем разница! Да, я не человек. Я живой робот. Но живые роботы полностью приравнены к людям. Никакой разницы, кроме способа появления на свет.
   - Это для вас нет разницы. Для меня сама мысль существования такого невероятна.
   - Что тут невероятного? Ты же была в системе!
   - И это тоже невероятно. Вы мне говорите, что это нормально, что я просто попала в систему, но я так не думаю. Я так не чувствую. Это скорее как галлюцинации, к тому же малоприятные. Реальность уплывает и на ее место встает что-то непонятное, где чувствуешь себя единственным живым существом в целом мире. Очень жутко!
   - Это пройдет! - воскликнул Элиас, схватив меня за плечи. - Пройдет, когда ты походишь по разным системам, привыкнешь, научишься пользоваться своим даром! Ведь все новое всегда необычно!
   - Но не так жутко. Больше не хочу туда возвращаться! Я не хочу этим заниматься, - твердо сказала я.
   Элиас еще пару мгновений неотрывно смотрел мне в глаза, а потом отпустил.
   - Не понимаю, - вздохнул он. - Ничего не понимаю!
   И мы молча пошли дальше.
   Тесты на мою одаренность заняли довольно продолжительное время. Меня исследовали какими-то приборами, просили совершить какие-то бессмысленные, на мой взгляд, действия, но, слава богу, не просили снова проваливаться в системы. Даже еще одобрили мои перчатки, сказав, что так я не мешаю приборам работать. Я успела почувствовать себя ценным подопытным кроликом и страстно возжелать возвращения домой, прежде чем меня, наконец, отпустили. Но зато Хати тоже закончила свои дела к этому времени. Мне выдали официальное подтверждение моей одаренности с высшей степенью таланта, я в ответ написала им отказную от обучения и заявление на возвращение меня домой. Под конец, видимо, наплевав на все законы, главный из тех, кто меня исследовал, все-таки поинтересовался, почему я не хочу развивать талант и так хочу поскорее вернуться домой. Я не стала вдаваться в подробности и максимально коротко пояснила, что меня это не интересует и что я врач по профессии. Господи, какие к черту компьютеры?
   Документы я все отдала Хати, у нее они и в большей сохранности, и вообще нужнее. Мои документы все дома, а эти бумаги мне не нужны. Домой мы приехали уже ближе к вечеру. Я облегчено выдохнула.
   - Роль подопытного ужасно выматывает! - честно сказала я. - Только из-за одного этого хочется поскорее сбежать домой!
   - Обычный интерес к редкому таланту, - сказал Элиас. - Это бы прошло через небольшой промежуток времени. Ведь одаренные были и раньше. Тебя бы могли всему научить, и тогда бы ты просто занялась наукой наравне со всеми.
   - Этому надо учиться с самого начала, а не теперь. Это не для меня!
   - Ну, что? Как все прошло? - Это из зала вышел Мехис. Он управился раньше, чем мы, и Хати отправила его домой ждать нас.
   - Дали сертификат, - ответила я.
   - Покажи!
   Хати вручила ему документы.
   - С ума сойти! - Мехис смотрел на выданную мне карточку как на чудо природы. - Никогда таких не видел собственными глазами, и тем более в руках не держал! Ты действительно одаренная. Да еще и высшей степени! Обалдеть!
   - А кстати, что за степени? - заинтересовалась я.
   - Ну, талант бывает разный. Бывает сильный, бывает слабый, - ответила Хати. - Вот у тебя максимально возможный, в только пробудившейся стадии пока.
   - Есть еще дифференциации по специальностям, - продолжил Элиас. - Но ты, так как не относишься к науке, не имеешь специализации. Мой отец, например, была специалистом в области создания живых систем.
   - А какая у него была степень? - заинтересовалась я.
   - Так же, как и у тебя, высшая. Другие не могут создавать, только работать впоследствии, либо заниматься другими отраслями науки.
   - Ну, наверное, это очень сложно, - задумалась я.
   - Отец никогда не говорил о сложности, - опроверг мое предположение Элиас. - Он говорил, что это тяжело - пробуждать технику к жизни, но не сложно.
   - "Пробуждать технику к жизни" - хорошо сказано, - оценила Хати.
   - Слушай, мы хотели, кажется, мое выздоровление отпраздновать! - Вмешался в наши научные разговоры Мехис.
   - Кстати, да! - оживилась Хати.
   Особенного праздника у нас, правда, не получилось. Хати, несомненно, гений кулинарного искусства, и ужин получился чудесным, но вот настроение подкачало. Если Мехис действительно радовался и был весел, а Хати радовалась за него, то я все еще никак не могла прийти в себя и поэтому особенно не веселилась. Элиас и вовсе, кажется, думал какую-то непосильную думу, потому что очень часто выпадал из реальности. А, может, так роботам и положено, хотя я раньше не замечала.
  
   Ну, что ж, две недели до возвращения домой? Не так уж и много! Подождем! Все-таки большую часть дня ходить в перчатках, даже таких легких и тонких, неудобно. Но без них я постоянно рискую снова попасть в какое-то устройство. Так что снимала я их только на ночь и когда просто сидела без дела. Хати и Мехис, который после аварии или после того, как узнал, что я одаренная, стал заходить к нам чаще, продолжали меня знакомить с их временем, всякий раз рассказывая и показывая что-нибудь новенькое. Я побывала на репетиции у Мехиса. Он действительно замечательно играет! Совсем не похоже на нашу музыку, но понравилось очень. Слушала бы и слушала! И тут же я убедилась в его известности, когда на выходе его окружили почитатели его творчества. Хати сделала какой-то знак Мехису, и мы с ней спокойно вышли из здания. Минут пять спустя будто из-под земли появился Мехис, довольно посмеивающийся.
   - Каждый раз срабатывает! - ухмыльнулся он, садясь за руль.
   - А что такое? - поинтересовалась я.
   - Мех любит поклонников, но до определенного момента. Когда они ему надоедают, он от них сбегает, - пояснила Хати.
   - Вот интересно, как можно сбежать от окружившей тебя толпы? - озадачилась я.
   - Как видишь, легко! - рассмеялся Мехис, вливаясь в самый верхний поток машин.
   - Профессиональный секрет, - ответила на мой вопросительный взгляд Хати. - Даже мне, конспиратор фигов, не рассказывает!
   - Я дал священную клятву не разглашать секретов, - пафосно изрек Мехис, поворачиваюсь к нам с Хати. - Вам непринципиально, а я слово не хочу нарушать. Я ведь к вам сбежал, так какая разница, как?
   - А ты на дорогу не пробовал смотреть? - спросила я, так как Мехис и не думал поворачиваться обратно, а лишь озорно подмигивал нам.
   - А чего я там не видел? - Мехис кивнул назад. - Я столько раз тут ездил, что успел наизусть выучить каждую деталь.
   - Ничему тебя жизнь не учит! - хором воскликнули мы с Хати, переглянулись и рассмеялись.
   - Нас ты тоже уже сто раз видел и наизусть выучил, - заметила Хати.
   - Вы интереснее!
   - Мех! Хватит выпендриваться, веди нормально! - строго сказала Хати. - Ты и так уже на Иштар произвел впечатление, а на меня вообще давным-давно произвел. Так что давай, поезжай по-человечески!
   - А я что, не по-человечески еду? - Мехис нехотя повернулся обратно к дороге.
   - Явно, ибо у людей глаз на затылке нет, - усмехнулась я.
   - Значит по-кринольски, - заметила Хати, пряча усмешку в кулак.
   - Не надо про кринолов! - предостерегающе прорычал Мехис.
   - Так у их как раз глаза на затылке!
   - А что такое? - я тихонько спросила у Хати.
   - А они ему не нравятся. У них как-то был концерт на Крипто-криноле, и там его похитили на три дня эти самые кринолы. Что там с ним такое делали, он не признается до сих пор, но с тех пор он их на дух не переносит и вообще старается избежать встречи с ними любыми способами, - так же тихо пояснила мне Хати, хихикая.
   - И ничего они там со мной не делали! - воскликнул Мехис. - Но мало приятного быть похищенным прямо со сцены!
   - Ну, зачем-то же они тебя утащили! - резонно заметила Хати.
   - Музыка понравилась!
   - Угу, - хихикнула Хати. - Три дня нравилась!
   - А вам бы все только додумать! - не на шутку обиделся Мехис. - Ничего они не делали! Просто противные они! А уж после того как утащили к себе, я их вообще теперь видеть не могу. Иштар, ты, кстати, Кая попроси, он тебе их покажет. Думаю, ты со мной согласишься!
   - А зачем же ты тогда концерт давал, раз они тебе так не нравятся? - спросила я.
   - А тогда выбирать было не из чего. Где предложили, там и выступил. Я еще неизвестным был, - пожал плечами Мехис.
   - Кстати, и после этих самых кринолов и скандала с похищением, его и заметили! - сообщила Хати. - Так что, если бы не кринолы, ты бы еще долго не был известен, а, может, и никогда даже.
   - Ты мне их благодарить предлагаешь за три дня черте где и черте с кем? - расхохотался Мехис.
   - За привлечение внимания к твоей персоне!
   Так незаметно прошло больше недели. Будущее было интересным и автоматизированным. Жить в нем было легко и приятно, ну, за исключением перчаток. Впрочем, это был только город Лета, город передовых технологий, город ученых, город богачей. В остальном мире все было не так радужно, но и не так уж и плохо. Как и в любое другое время, были свои плюсы и свои минусы. Но мне повезло переместиться в благословенный уголок, в котором даже бомжей и попрошаек не было. Хотя, по заверениям Мехиса, который объездил всю Землю и побывал на других планетах и спутниках, их было немало, и не только среди людей. Жизнь и в будущем по-прежнему была сурова, оставляя кого-то на своих задворках.
   Полдня я проводила с Каем, продолжая засорять ему память ненужными, в общем-то, для работы сведениями, он меня так же исправно снабжал такими же ненужными, но интересными данными типа новинок кинопроката, новостей (особенно тщательно я расспрашивала его про вирус, я боялась, что он заразится, но Кай отлично справлялся) и экзотических рецептов из неизвестных мне ингредиентов. А после обеда начинались культурно-массовые мероприятия. Один раз даже в кино сходили, когда проводили ретро-визуализированный показ. Если такое реалистичное и невероятно близкое кино для них ретро, то я даже и представить себе не могу, какое же тогда современное. А вот Элиас появлялся редко и ненадолго. С одной стороны, я этому была рада, потому с его приходом мне становилось как-то не по себе. Вроде бы ничего такого, а ощущение какой-то неловкости не проходит. Наверное, он тоже это чувствует, раз не приходит и не гуляет с нами. С другой стороны, я по нему скучала...
   С тех пор как я узнала, что он не человек, мне стало сложно с ним общаться, а ведь до этого мне было с ним очень интересно и легко, он мне нравился. Хотя он и сейчас мне нравится, но он не человек! Ну, почему они мне сразу не сказали, что он не человек? Все бы было гораздо проще! Ведь в Кая же я не влюбилась, хотя создавала его на свой вкус и цвет. Я же понимаю, что он всего лишь визуализированная система. Так глупо вышло! Я-то думала, самый идиотский поступок - это разговоры и обучение Кая, оказывается, я сделала еще более глупую вещь. Я влюбилась в робота! Живой он там или нет. Термины разные, а смысл один. Элиас - робот, а я дура! Домой надо отправляться, пока еще чего-нибудь не учудила! Там, глядишь, и забуду всю эту ерунду, вернусь к людям! Хотя, конечно, я буду по всем ним скучать. Привыкла уже и подружилась.
   - Иштар, а как ты относишься к Элиасу? - как-то вечером, когда Мехис ушел, спросила Хати.
   - В смысле? - Я с трудом проглотила чай, который отпила в это время.
   - Ну-у, - замялась Хати. - Как ты отнесешься к тому, чтобы провести завтрашний вечер с ним?
   - А что такое? - подозрительно спросила я. К чему она клонит?
   - У нас с Мехисом завтра что-то вроде годовщины, - охотно призналась Хати. - Он придумал что-то грандиозное, и заберет меня прямо с работы, и, скорее всего, вернет только утром.
   - Так это же здорово! - я совершенно искренне порадовалась за Хати.
   - Да, - чуть смутилась она. - Но ведь я не могу тебя оставить на целый день одну дома!
   - Каю не с кем синхронизироваться? - понимающе уточнила я.
   - Да нет, ему надо синхронизироваться раз в сутки, с этим все в порядке, - покачала головой Хати. - Но не сидеть же тебе из-за этого целый день дома, да еще и одной! Вот я подумала попросить Эля составить тебе компанию. Вы же раньше неплохо ладили, - Хати заглянула мне в глаза, ожидая ответа.
   - Ладили...
   - Да, я заметила, что что-то не так. Это из-за того, что Мехис сболтнул?
   - Да он тут ни при чем. Все равно бы я узнала, раз уж у меня прорезался дар.
   - Ну, да... но ведь ты перестала с ним общаться из-за того, что он робот?
   - Я не перестала с ним общаться. Просто для меня это необычно, только и всего.
   - Да ты его избегаешь! - напрямик сказала Хати.
   - Нет. Ну, если только чуть-чуть. Мне он нравится, он интересный, но то, что он робот... Это просто выбивает меня из колеи! Я смотрю на него и вижу обычного человека, но вспоминаю, что он робот, и мне не по себе просто!
   - Понятно... Живые роботы - это для тебя слишком?
   - Что-то вроде того, - согласилась я.
   - Значит, не получится вас завтра с Элиасом оставить и...
   - Получится, получится. Ну, если он придет, конечно, - заверила я Хати. - Мне же нужно к нему привыкнуть, ну, точнее, я бы хотела к нему привыкнуть. Это сложно сделать, когда его нет рядом. К тому же, мне скоро домой, и я не хотела бы так с ним расстаться. Он же не виноват, что он робот и что я никак не могу принять это.
   - Ну, если так, то тогда ладно, - кивнула Хати и улыбнулась. - Сейчас скажу ему! - Хати застыла, усевшись поудобнее. - Ну все, я с ним договорилась.
   - И он сразу согласился? - удивилась я.
   - А что тут странного?
   - Ну, он старался не приходить и не ходить с нами, а тут сразу согласился? Где логика? - я однозначно ничего не понимала.
   - То, что он сюда не приходил и с нами не был, не значит, что он про тебя забыл. Он все время о тебе спрашивает, особенно о том, не переменилось ли твое отношение к роботам. Он же тоже видит, что ты не очень хорошо отнеслась к новости о его нечеловеческой природе.
   - Да, глупо было бы предположить, что он не заметил, - согласилась я.
   - Вот он и старался держаться подальше.
   - А теперь опять поближе?
   - Нет, он просто спросил, хочешь ли ты его видеть. Когда узнал, что хочешь, тут же согласился.
   - Понятно...
   - Знаешь, Иштар, я думаю, ты ему нравишься, - вдруг, после довольно долгого молчания, сказала Хати.
   - Понятное дело! Я же путешественница, я ему интересна! - хмыкнула я.
   - Нет, как девушка. Я его знаю давно и точно тебе могу сказать, другие девушки его интересовали исключительно с научной точки зрения, а ты - нет.
   - А что с меня научного взять? - усмехнулась я. - Я же ничего не знаю!
   - Да дело не в знаниях, я думаю, ты нравишься Элиасу, поэтому он так и беспокоится из-за того, что ты... что тебе не нравится, что он робот, - пояснила Хати.
   - Да мне не "не нравится"! Я просто... Ну, вот сама посуди. Он робот, компьютерная система, и ты говоришь, что я ему нравлюсь! Нонсенс же! Ты еще скажи, что компьютер может влюбиться! - возвела я глаза к потолку.
   - Не знаю как компьютер, а Эль может. И, кажется, уже, - хитро ухмыльнулась Хати. - Я, конечно, не могу гарантировать, но я таким его не помню. А я знаю его достаточно долго. В университете его девушки не интересовали как таковые, он был весь в науке. Мы и подружились с ним потому только, что я, так же, как и он, была повернута на науке, только на другой. И он, чтобы понять, что в этом такого, пошел со мной на лекцию!
   - Он рассказывал, как забрел на лекцию, а потом поступил туда, - усмехнулась я.
   - Он произвел настоящий фурор на вступительных экзаменах. У него принимал молоденький преподаватель, не повезло бедолаге. Так Элиас лучше него ответы на вопросы знал! Его потом главный профессор истории поспрашивал, был поражен его знаниями и принял без разговоров.
   - Ну, если он перед поступлением выучил парочку заумных книг, то ничего удивительного!
   - Ему не надо учить, достаточно раз прочитать.
   - Это свойство памяти робота?
   - Да нет. У роботов с памятью, конечно, получше, чем у людей, да и считают они быстрее, мыслят логичнее, но не настолько же. Его отец, ну, ученый, который создал его техническую часть и оживил его, был гением своего дела. Он очень много изучал и создал много роботов, но все они были не такими, как Элиас. Элиас стал последним и лучшим творением своих отцов. Он самый настоящий гений, кроме шуток, даже с учетом того, что он робот, он обладает невероятным умом и способностями к науке, причем к любой, какую пожелает освоить. Помнишь, он Каю новые модули прикручивал? У обычных людей на это уходит несколько часов, Эль справился за полчаса! Поговаривают, что его отец как-то смог передать свой дар, хоть и не весь, сыну.
   - Элиас - одаренный?
   - Живые роботы не могут быть одаренными. Это научно доказанный факт. Элиас не может проникать внутрь системы, потому что сам система. Но что-то все-таки в нем есть, раз он отличается от других, - пожала плечами Хати. - Но мне все равно. Я люблю его не за гениальность! Он просто мой давний и очень хороший друг и коллега. Он чудо! С ним очень легко и приятно общаться, а сколько раз он выручал меня! Лучшего друга не найти.
   - Вот что с ним легко и приятно общаться - это точно. Даже несмотря на его излишнюю любопытность! - согласилась я.
   - Ну, а он вот раньше с девушками не особенно общался. Точнее, только по учебе или работе. Потом, когда мы уже подружились, я ему сообщила, что это не очень нормально - все время заниматься только научными делами. Помню, он тогда сказал, что не знает, чем еще заняться, и я показывала ему, чем занимаются обычные люди кроме работы! Представляешь? - рассмеялась Хати.
   - Легко! - я тоже рассмеялась. - Он настолько увлечен наукой, что я вполне могу себе представить, что он не знал, что обычные люди еще и развлекаются!
   - Ему было брать с кого пример! Его родители жили точно так же! Все время в научном центре, все время в лаборатории. Элиас с детства был там, помогал родителям.
   - С детства?
   - Ну, он же гений, к тому же не человек. Роботы немного по-другому взрослеют. В плане психики они обычные люди, но знания их пополняются гораздо быстрее человеческих. Намного быстрее! И с памятью проблем нет. Роботы помнят все, что было в их жизни с самого рождения и до смерти.
   - Однако... - Я была поражена новыми сведениями. Перед глазами навязчиво вертелась картинка: маленький светленький ребенок дает советы седовласым старичкам.
   - А чем занимался... его второй отец? - спросила я.
   - Живых роботов создают в паре: одаренный и биолог. Одаренный отвечает за технику и оживление ее, а биолог - за тело и последующее воспитание в первые годы жизни.
   - В первые годы жизни? А что потом?
   - А потом, когда роботы подрастают, они становится самостоятельным. Совершеннолетие роботов наступает намно-ого раньше человеческого. Они выглядят еще как дети, но уже имеют права полноценного гражданина. Это из-за их аномально быстрого умственного развития. Но вот Элиаса, самое свое гениальное творение, они не отпустили, да он и сам не хотел уходить. Поэтому он и называет своих создателей родителями. Других роботов обычно разбирают бездетные семьи, хотя, конечно, это уже не дети. Но уж лучше такие, чем никаких.
   - А что, сирот в детдомах не хватает, что роботов бедным приходится заводить? - удивилась я.
   - Сирот? - переспросила Хати.
   - У вас нет детей-сирот? - изумлению моему не было предела. - Нет детдомов?
   - Что это такое?
   - Сироты - дети, которые потеряли родителей. Те либо умерли, либо их лишили родительских прав, либо просто брошенные дети. Такие дети находятся на попечении государства и содержатся в детдомах.
   - Да ты что? Как дети без родителей? Как брошенные? Так вот что это за учреждения были, а мы никак не могли понять. Но как же так можно делать? Это же дети! Самое ценное!
   - Выходит, можно. Люди разные бывают, да и ситуации разные бывают, - я пожала плечами. - А почему у вас такого нет? Вы нашли какой-то выход из этой ситуации?
   - Она сама разрешилась. Уже очень давно рождение ребенка - это большая радость и редкое событие. Человечество вымирает. Живые роботы потому так и ценны, что они такие же люди, только не рожденные, а созданные. Когда одаренные творили, у человечества была надежда, но теперь, когда их больше нет,... Конечно, люди живут долго, почти не болеют, минимум случайных смертей, но численность людей все равно неуклонно сокращается.
   - Но как роботы могут помочь? Просто заменить человечество?
   - Нет, я же говорю, они как люди, и дети у них рождаются! Не роботы, а обычные дети. Так что они сначала своим появлением улучшают демографию, а потом уже собственным вкладом в нее. У них, конечно, тоже дети нечасто рождаются, но все вместе это нормализует ситуацию. По крайней мере, людей не становится меньше!
   - Я и не подозревала, что у вас все так плохо, - пробормотала я.
   - Зато ты понимаешь, почему так важны одаренные!
   - О да, у вас с ними связан не просто будущий прогресс, но само существование будущего!
   - Именно! И, как видишь, живые роботы играют не последнюю в этом роль. Так что все-таки присмотрись к Элиасу получше. Он ничем не хуже обычных людей.
   - Да он местами даже гораздо лучше! Только не человек... Но я постараюсь!
   - Было бы здорово! К тому же, как я тебе уже говорила, ты его интересуешь не в качестве науки, ну, если быть точной, то не только в качестве науки.
   - Мало верится, - усмехнулась я. - По крайней мере, я не заметила, чтобы я ему нравилась в каком-то другом качестве. Никаких намеков с его стороны.
   - Просто поверь мне. То, как он с тобой общается, - это уже кое-что. Видимо, когда отец создавал его, он действительно сделал что-то не так, как обычно, по крайней мере. Потому что обычно роботы не сильно отличаются от людей, хотя бы в плане чувств. Так же радуются и ненавидят, влюбляются и женятся. А Эль - он не такой. Девушки его не интересовали до твоего появления. Пожалуй, могу тебе точно сказать, он не знает, что делать в таких ситуациях. Так что не суди его строго.
   - Странный, как и все гении, - вздохнула я.
   Роботы не отличаются от людей, они испытывают такие же чувства, они могут любить. Как такое возможно? Какая плата за это отвечает? Где содержится душа человека, которая делает его человеком? Не может же она быть в железяке? Или может? Черт знает что! Ну, по крайней мере, Элиас меня сторонился только потому, что я сама его избегала.
  
   Сказав Каю, что скоро придет Элиас и что его нужно впустить, я забралась в кресло у окна и углубилась в чтение. Книгу мне визуализировал Кай. Веса ее, как и текстуру переплета, я не ощущала, но, тем не менее, держала ее в руках, могла читать и перелистывать страницы. За это все отвечал Кай. Книга была медицинская. После утренних "занятий" с Каем я все-таки решила, что мне интересно узнать, как далеко медицина шагнула. Жаль, конечно, будет, что все это сотрут из моей памяти, но хотя бы сейчас я удовлетворю свой интерес. Книга была информативная, написанная не самым жестким научным языком, читать было интересно. Я и не заметила, как время пролетело.
   - Что читаешь? - спросил кто-то у двери в комнату.
   - А? Ой, привет, Элиас! - я улыбнулась ему. - Я и не заметила, что ты пришел!
   - Кай впустил меня, решив тебе не мешать, - ответил Элиас. Он стоял в дверях, облокотившись на косяк и сложив руки на груди. Светлые волосы стянуты в давно растрепавшийся хвостик. Кажется, ему совершенно все равно, как он выглядит. Но при этом он умудряется быть весьма привлекательным и совершенно обычным человеком!
   - Что ты так смотришь? - чуть смутился Элиас, отклеиваясь от косяка.
   - Волосы. Зачем ты их убираешь в хвостик, если свободные пряди тебе совершенно не мешают? - нашла что спросить я.
   - А! Забыл! - Элиас стянул с волос современный аналог резинки и сунул в карман. - С утра возился с мобильником, волосы мешали, вот, убрал, а потом занялся другим делом и забыл.
   - Понятно, - усмехнулась я.
   - Извини, что так поздно пришел. Раньше не отпустили дела.
   - Да ничего, я с пользой провела время. Ужинать будешь?
   - Не откажусь.
   Мы отправились на кухню, где мы с Каем быстро довели до ума заготовленное еще утром блюдо. Сегодня мне захотелось приготовить жареную рыбу. Только вот тут такого блюда не готовили, так что пришлось импровизировать и заменять. За столом мы болтали о новых вещах из прошлого. Их накопилось немало, так как с Элиасом мы давно уже толком не виделись. После ужина мы переместились в гостиную, где я уселась в уже облюбованное кресло.
   - Хочешь куда-нибудь сходить? - спросил Элиас.
   - Да нет. Хати и Мех каждый день меня куда-нибудь таскают, можно хоть один вечер и дома посидеть! - ответила я. Я собиралась с ним поговорить, но не знала, как начать.
   - Хорошо, - согласился Элиас и сел на ковре у самого окна.
   Повисла тишина. Нет, надо все-таки хоть с чего-то начать, а то так и буду сидеть и молчать!
   - Ты все-таки уйдешь домой? - спросил Элиас, пока я собиралась с мыслями.
   - Да. Я ведь там живу...
   - И ничего не сможет заставить тебя передумать? - Элиас упорно смотрел в окно. Светящаяся дорожка к площадке, кусочек соседнего дома, несколько домов подальше, небольшой клочок неба густо-сиреневого цвета.
   - Здесь нет ничего, способного это сделать. Здесь все прекрасно обойдется и без меня, - я пожала плечами.
   - То есть, что бы ни было, ты все равно уйдешь? - уточнил Элиас.
   - О-о, Элиас! - я встала с кресла и села на ноги рядом с ним. - Посмотри туда, - я указала в окно. - Ты видишь? Там твой мир, мир будущего! Ты там чувствуешь себя как рыба в воде, тебе все привычно и удобно. Я не такая, я не отсюда, я здесь чужая! Понимаешь?
   - Неправда, - качнул головой Элиас, наконец посмотрев на меня. - Ты такой же человек, как и другие. Они здесь живут, и ты можешь! С полным правом! Ты здесь не чужая!
   - Только из-за того, что у меня неожиданно прорезался дар!
   - Нет, и без него ты не чужая! Ты переместилась сюда по велению времени. У тебя такие же права быть и жить здесь, как и у всех нас.
   - Но у меня есть дом, и там я также должна быть, и там я нужна!
   - Здесь ты тоже нужна.
   - Я не буду заниматься наукой и роботами.
   - Почему?
   - Я медик, я не программист. Роботы, как и вся техника, - это не мое.
   - Живые роботы - это не совсем техника. Там ты будешь просто лечить больных, а тут сможешь создавать жизнь с помощью дара!
   - Там я буду помогать живым людям, а тут что?
   - Роботы тоже живые!
   - Ну сам вслушайся в слова! Ну как робот может быть живым? Робот - это устройство. А что-то живое не имеет к устройствам никакого отношения! Я не понимаю, в каком смысле употребляется словосочетание "живой робот". Живой механизм? Живое устройство? В каком смысле живое?
   - Я же живой, - Элиас протянул мне руки ладонями вверх.
   - Тогда какой же ты робот?
   Элиас перевел взгляд на потолок и быстрым речитативом стал перечислять новости дня, медленно перевел взгляд на меня, продолжая говорить, на мгновенье замолчал и в таком же темпе стал рассказывать устройство живых роботов и их отличие от людей, наличие и функционирование плат и модулей, переходы и соединения, разнообразные карты, их взаимодействие между собой. Я, конечно, ничего не поняла, но он и не для этого говорил. Дальше были мгновенно перемноженные огромные числа и цитирование какой-то научной книги.
   - У меня прямой доступ в сеть, в том числе в ее техническую часть, которая предназначена только для систем, так как людям там делать нечего, - неожиданно закончил он.
   Я смотрела на него во все глаза. Люди так не могут! Даже самые гениальные не могут, для этого нужно быть компьютером. Что же он такое?
   - Я не человек, - уже как обычно продолжил он. - Но я живой, - Элиас взял мою руку в свои. - Живой! Ты ведь видишь и чувствуешь это! В жилах течет кровь, в груди бьется сердце.
   - Но так не бывает, - тихо-тихо сказала я. - Машины - это машины, а живое - это живое... Этого не изменить.
   - Я создан с помощью такого же как у тебя дара. Если бы ты хотела, ты поняла, - Элиас выпустил мою руку и снова уставился в окно.
   - Но я не понимаю, - вздохнула я. - Ведь живое делает живым не воздух в легких, и не кровь в сосудах. Я не верю в бога, но что-то все-таки есть. И это нельзя создать, оно может только родиться от живого... - я снова вздохнула и решительно сказала. - Поэтому мне лучше вернуться домой! Я бы тоже не хотела со всеми вами расставаться, и тем более не хотела бы, чтобы мне стирали память, но если по-другому никак...
   - Да, пожалуй, тебя действительно здесь ничто не удержит, - усмехнулся Элиас.
   - В любом случае, мы просто не должны были встречаться. Это случайность!
   - Откуда ты знаешь?
   - Я родилась полторы тысячи лет назад! Этого недостаточно?
   - Время нелинейно!
   Я закатила глаза.
   - Вы сами делаете его нелинейным!
   - Оно само по себе нелинейно, мы лишь пользуемся этим. Ты никогда не думала, что ты, возможно, неслучайно сюда попала? Что так и должно было случиться?
   - Да, точно, я должна была родиться в двадцатом веке, выучиться, начать работать и, раз, и переместиться в другое время, где все то, что я приобрела, не стоит ровным счетом ничего! Несомненно, это и есть моя судьба!
   - Нет! Не так! Ну, вот, смотри! Ты не первая, кого затягивает в воронку при закрытии двери, но ни один до тебя не смог адаптироваться к нашему времени. А ты легко с этим справилась! Плюс, никто кроме тебя не был одаренным! Думаешь, это все просто совпадения, и ты случайная путешественница?
   Надо признать, что смысл в его словах был, но...
   - Не знаю! - раздраженно сказала я, вскакивая на ноги и снова усаживаясь в кресло.
   Досадовала я скорее на себя. Элиас в отличие от меня имел свое представление о мире и точно знал, чего он хотел. Я же точно знала только то, чего я не хочу. В системы погружаться я больше не хотела. Талант там у меня или что, но заниматься этим я не буду. От одного воспоминания об этих ощущениях в системе мурашки по коже бегут, а сделать это своей профессией... Ну, уж нет! И я хочу домой, я соскучилась по родителям! Правда, они сейчас даже не знают, что я у них есть и вовсе даже не расстроятся, если я не вернусь. Так же, как и друзья... А здесь обо мне будут помнить.
   Ну вот, хотела наладить прежние отношения, а в итоге все только еще ухудшила. Поговорила, называется!
   - Элиас, я не о том вовсе! - сказала я. - Случайно я здесь или закономерно, это неважно.
   - А что важно? - спросил он.
   - Да много чего важно, но не это. Действительно неважно. Если об этом думать, то, правда, рехнуться не долго, - я неопределенно взмахнула руками. - Все эти двери, время, роботы и одаренность. Я познакомилась с тобой, как с человеком, и общалась. Я не хочу ничего менять! Эль, мне все равно, робот ты или нет!
   - Правда, все равно? - удивленно переспросил он.
   - Абсолютно! Никакой разницы! Не хочу больше и думать об этом!
   - Я рад, - кивнул он и попытался сдержать улыбку, не смог и заулыбался, снова взглянув в окно. - Я очень рад...
   - Так что давай прекращай ограждать меня от своего общества! У меня не так уж и много времени осталось. Всего-то пару дней!
   - Хорошо, - кивнул Элиас и снова погрустнел. - Очень жаль, что ты не хочешь остаться.
   - Хватит, - отмахнулась я. - Это дело решенное. Нам что, больше поговорить не о чем?
   - А как ты отнесешься к бутылочке вина? - спросил Элиас. - А то как-то не очень мы выздоровление Меха отметили. Да и они сейчас веселятся, а мы чем хуже?
   - Положительно, - рассмеялась я. А не так уж все и плохо, как мне казалось. Ему сложновато, конечно, в связи с тем, что раньше ему девушки просто не особенно нравились, но движется он в верном направлении.
   И мы еще долго болтали обо всем кроме роботов и временных дверей. Мне будет жаль расстаться со всеми этими воспоминаниями, как бы необходимо это не было. А что, если мне и вправду суждено было попасть в это время и встретить его? Робот он там или нет, но в мое время я не встретила никого даже похожего на него. С кем бы я ни встречалась, я довольно быстро понимала, что это не то, что мне нужно. А Элиас... он совершенно не такой. Мне с ним интересно, я бы могла все время с ним проводить и... Бред, бред сивой кобылы. Меня каким-то ветром занесло черт знает куда, причем туда, где меня не должно быть! Мое место не здесь и все это не более, чем недоразумение, вызванное очередной глупой затеей людей. Путешествия во времени! Им развлечение, а люди пропадают! Вместо того, чтобы быть на своем месте и делать свое дело, прохлаждаются в будущем! Так недолго вовсе что-нибудь испортить! Может быть, именно из-за того, что я тут, одаренные и пропали! Я должна была дать жизнь хотя бы парочке одаренных детишек, а я тут! И, пожалуйста, одаренные вымерли! Хотя как они могли это сделать? Загадка!
  
   Утро началось довольно забавно. Проснулась я не в своей постели, а на диване в гостиной, да еще и в обнимку с Элиасом. Засиделись мы вчера, однозначно засиделись! И вино какое-то у них тут странное. Получше снотворного! Я потянулась и прищурилась на окно. Уже давно рассвело. Я хотела спросить у Кая, сколько времени, но тут Элиас пошевелился и что-то пробормотал явно не по-русски. Какой он все-таки красивый... Парень резко открыл глаза и уставился на меня, будто впервые увидел. Да уж ты-то точно не привык спать где попало и с кем попало! Я разом повеселела и рассмеялась, садясь на диване. Элиас смотрел на меня весьма затравленно и вдруг что-то торопливо стал говорить, стараясь скрыть смущение.
   - Это я спросонья по-русски разучилась понимать, или ты от необычного пробуждения заговорил на иностранном? - заинтересовалась я.
   Элиас резко замолчал, глядя на меня еще более ошалело.
   - Тьфу, и вправду, чего это я на общем заговорил? - Парень провел рукой по волосам, откидывая их назад, и усмехнулся. - Не стоило вчера всю бутылку пить. Глиа же как снотворное действует в больших количествах.
   - А я-то думала, чего это сон так быстро сморил!
   Элиас усмехнулся чему-то своему.
   - Общий... - Парень покачал головой.
   - Что? Вчера пили, пароли меняли и настройки сбились? - подколола я.
   - А? - Ничего однозначно не понял Элиас. Я смеялась.
   - Кай, сколько времени?
   - Девять часов тридцать четыре минуты, - ответил как всегда беспристрастный Кай.
   - Ого! - впечатлился Элиас.
   - Скоро Хати вернется, - одновременно сказали мы с Элиасом.
   - Пойду умываться, - я встала с дивана и отправилась в ванную.
   Веселое начало дня, интересно, чем он дальше меня порадует!
   - А что ты говорил-то, когда проснулся? - спросила я, готовя омлет.
   - А-а... да ну... - замялся Элиас. - Не думал, что проснусь с тобой на одном диване.
   - Длинновато это на всеобщем звучит, - оценила я.
   - Ну-у...
   - Хозяйка вернулась, - доложил Кай.
   - Как раз к завтраку, - усмехнулась я, отправляясь встречать, оставив омлет на попечение Кая. - Привет, как дела? Мы тут есть собираемся!
   - Привет! - Хати была вместе с Мехисом. Оба светились от счастья.
   - Все отлично! Просто супер! А кто "мы"? Ты Кая есть научила? - радостно захихикала Хати.
   - Нет, мы с Элиасом. Он есть и так умеет, - рассмеялась я.
   - А-а, - многозначительно протянула Хати.
   - Эль? Ба, какие люди! - Мехис радостно ушел на кухню.
   - Ты с ним помирилась? - тихонько спросила Хати.
   - Да я и не ссорилась, - так же ответила я. - Но поговорить - поговорила. Все хорошо.
   - Это хорошо! - шире заулыбалась Хати. - Пошли завтракать! Мы, правда, уже ели, но с вами чаю выпьем.
   Вот теперь все было хорошо! Снова, как и раньше, мы просто весело болтали. Элиас, правда, периодически замолкал, но потом снова говорил, как обычно. Мне будет очень их не хватать! Хотя, я и не буду о них помнить. Но, думаю, все равно не хватать будет. Мысли они мне сотрут, но ощущения-то останутся.
   - Хорошо, что сегодня выходной! - радостно сообщила Хати. - И не надо никуда спешить!
   - Как насчет прогулки по парку? - предложил Мехис.
   Мы все загрузились в машину Мехиса и вскоре уже выходили в частном секторе у парка. Здесь было чудесное озеро и летнее кафе, в котором мы ужинали в мою первую прогулку по Лете. Этот небольшой кусочек зелени напоминал о доме. Уже скоро я снова буду дома и смогу наслаждаться зеленью круглосуточно. Жаль только, что ни Хати, ни Меха там не будет... ни Элиаса. Я посмотрела на него. Он думал о чем-то своем, причем так сосредоточенно, что не замечал, что я на него смотрю в упор. Я этим воспользовалась. Пока есть возможность, нужно получше запомнить! Хотя зачем, если мне сотрут память? А, может, они не будут? Я же не буду болтать лишнее на каждом углу! Эх, жаль малоосуществимо...
   - Что? - Элиас, наконец, заметил, что я на него смотрю.
   - Да вот, думаю, обязательно ли мне стирать память, - честно ответила я.
   - Память?
   - Ну да, когда домой отправлять будут.
   - А-а. Да, это обязательное условие. Даже если ты поклянешься молчать и сдержишь слово, твои знания могут нарушить ход времени сами по себе. Живя в своем времени, ты не должна знать о будущем, иначе оно изменится и совсем не обязательно станет лучше.
   - Понятно... Жаль, я бы хотела помнить о вас всех.
   - Я бы хотел, что бы ты осталась, - как пример несбыточного привел Элиас.
   - А ты о чем так сосредоточенно думал? - спросила я, не желая возвращаться к закрытой теме.
   - Да так... Странно я себя после глиа чувствую. Не только на мозги алкоголь влияет, но и на микросхемы тоже, - усмехнулся он и добавил что-то мне непонятное. - Чтоб тебя, опять общий. С чего бы это?
   - А что не так?
   - Я не так часто говорю на общем, чтобы сбиваться! А это уже третий раз.
   - Да уж, совсем тебе пить нельзя, - рассмеялась я.
   - Да не в этом дело. Я и раньше пил, и глиа в том числе. Не так много, конечно, но и не мало, и ничего страшного. Видимо, не стоит так усердно работать, чтобы в голове все не путалось, - улыбнулся Элиас. - Так всегда говорил мой отец!
   - Ну, ему виднее, - усмехнулась я.
   - Это точно! Все-таки здесь замечательно. Всегда любил этот парк, только вот нечасто приходил. Хотя дойти-то всего ничего.
   - Ты живешь в частном секторе? - спросила я, удивляясь тому, что до сих пор так не поинтересовалась, где живет Элиас.
   - Да, здесь недалеко, - Элиас даже направление указал.
   - Стало быть, ты из богатеньких! - подколола я.
   - Никогда меня это не интересовало. Деньги и дом мне достались от родителей.
   - А-а, вон как.
   - Они были замечательными учеными и зарабатывали хорошие деньги, - кивнул Элиас. - Я у них был один, вот все мне и осталось.
   - То есть они тебя, так сказать, официально усыновили? - уточнила я.
   - Да этого не нужно, достаточно того, что они меня создали. Все живые роботы, созданные учеными, считаются членами их семьи, если не войдут в другую семью. Как обычные дети!
   - Действительно, как дети, - покивала я. - Только вот у двух отцов!
   - Ну, да, - согласился Элиас. - Они ж ученые!
   - Нашли способ и мужские пары себе детей делать! Не родить, так создать!
   Элиас довольно надолго замолчал.
   - Не только себе, но и всем желающим, - наконец, сказал он. - Куда столько себе? У меня, например, старших братьев и сестер выходит около двадцати.
   - Для двух ученых перебор, - рассмеялась я.
   - Вот так я у них один и остался. Мех, кстати, тоже из частного сектора, - заметил Элиас.
   - Ну, он-то понятно, он большая птица и гордая! Одна Хати у вас нормальная! А они с Мехом давно встречаются?
   - Да не очень, года два, кажется, - подсчитал Элиас.
   - Эх, не очень! - поразилась я. - У нас после такого срока женятся! Ну, или разбегаются в разные стороны.
   - Куда же вы так спешите? - удивился Элиас.
   - Жить! Мы ж не сотнями лет жизнь измеряем. У нас она в одну укладывается, да и того меньше, лет 80-90 - уже долгожитель.
   - Так мало?
   - Сколько есть.
   - Подожди, а сколько же тебе лет?
   - Ну, не семьдесят, - нервно хихикнула я.
   - А сколько?
   - Только в обморок не падай, мне двадцать четыре.
   Элиас даже остановился.
   - Двадцать четыре? - переспросил он. - И ты уже выучилась на врача и вообще совершенно свободный взрослый человек?
   - Да, именно так.
   - Ничего себе, ты почти как робот, - озадачился Элиас. - Мы к двадцати годам получаем свое первое образование и полное совершеннолетие.
   - Сравнил! У вас тут и объемы информации другие. Все-таки, три с половиной тысячи лет и две тысячи! Разный уровень! К тому же, каждое время подстраивается под то, что имеет. У нас нет нескольких сотен лет в запасе, чтобы учиться медленно и основательно. Нужно успеть не только выучиться, но и поработать на благо общества и свое.
   - Ну да, другое время, - покивал Элиас.
   Мы так и гуляли до самого обеда, который провели в том самом летнем кафе. Хороший выходной! Просто чудесный!
   Кажется, я так совершенно привыкну к будущему. Домой к Хати уже прихожу, как будто так и надо, совершенно здесь освоилась со всей автоматикой, будто только так и жила все время. И ломаться все перестало. Раньше бы знала, что перчатки помогут, давно бы надела!
   - Ну, что, до вечера? - спросил Мех, подмигивая Хати и собираясь уходить. Большая охапка каких-то крупных пестрых цветов, которые он подарил и помогал донести, лежала у Хати на коленях. Она собиралась перебрать цветы и украсить ими гостиную.
   - Ребят, что-то не так, - неожиданно сказал Элиас. Он стоял посреди гостиной, прямой как палка и неотрывно смотрел прямо перед собой.
   - Что? - удивился Мехис, глядя то на Хати, то на цветы.
   - Не знаю, но такого никогда не было. Я не могу найти нужные сведения, все, на чем бы я не сосредотачивался, не открывается, вместо нужного всплывает бесполезное. Это просто какая-то каша! - Элиас сдавил виски руками. - Я думаю, это...
   Вдруг все трое моих друзей уставились в потолок.
   - Что такое? - спросила я, единственная у кого не было никакого доступа к сети. - Что говорят?
   - Срочное сообщение для всех живых роботов, - ответил мне Кай. - Вирус AXC мутировал. Он очень опасен для живых систем! Никакой защиты против него нет. Он проникает свободно. Всем срочно отключиться от сети и не подключаться до особого распоряжения. Повторяю, срочно отключиться от сети и не подключаться к ней до особого распоряжения.
   - Я думаю, это вирус, - договорил Элиас, переведя взгляд с потолка на Хати, потом на Мехиса и, наконец, на меня.
   - Что? Как... как ты мог заразиться? - встревожилась Хати.
   - Как и все, из сети, - ответил Элиас. Он снова смотрел прямо перед собой, явно пытаясь что-то обнаружить внутри себя. - Я... я чувствую как он разрушает систему... Черт! Я...
   Элиас поднял на меня глаза, в которых была обреченность.
   - Я не могу ничего сделать... AXC мутирован в AXJ, - сказал он чересчур спокойно. - Я...
   Парень почти мгновенно побледнел и тут же потерял сознание. Мехис едва успел его подхватить.
   - Эль! - Он встряхнул робота. - Эль!
   - Элиас! - воскликнула Хати, вскакивая. Цветы упали с ее колен, но она даже внимания на них не обратила.
   Мехис уложил Элиаса на диван и склонился над ним.
   - Эль! Очнись!
   - Элиас!
   Я продолжала стоять как вкопанная. Господи, да что происходит, в самом деле?
   - Что? Что такое? Что это значит? - выговорила, наконец, я.
   - Элиас подцепил вирус, - ответил Мех. - Вирус разрушает систему.
   - Но ведь ее можно восстановить?
   Хати медленно покачала головой.
   - Но чем-то же помочь можно? - снова спросила я.
   Хати опять качнула головой.
   - Он что,... умирает? - запнувшись, спросила я.
   Хати не двигалась.
   - Хати! - потребовал ответа Мехис.
   Девушка очень медленно кивнула. Она медленно села на пол около дивана, из ее глаз покатились слезы.
   - AXJ... Он его идентифицировал, - тихо сказала она. - Эта кодировка обозначает смертельный вирус. Он не паразитирует, не стирает информацию, он в считанные часы разрушает любую систему. Как только эти часы пройдут, система исчезнет, и сердце остановится... Ничего нельзя сделать... Элиас... - Хати уткнулась в колени.
   - Погоди, погоди, - я не дала ей разрыдаться. - Эту систему кто-то создавал, значит, ее можно восстановить! Наверняка же есть какие-то файлы! Да и вирусы можно лечить! Невозможно, чтобы вообще ничего нельзя было поделать!
   Ответил мне Мехис:
   - Элиас - живая система. Ничего такого для нее нет. Она совершенно другая. С живыми системами работают только одаренные. Никто больше не в состоянии даже разобраться в ней, не то что вылечить.
   Мехис присел рядом с Хати и приобнял ее. И что, на этом все? Он подцепил вирус, и теперь все? Никто ничего делать не будет? Только вот так просто сидеть и ждать, когда он умрет? Что же это за будущее такое, что у них на глазах система рушится, а они только плакать могут?
   Мех вдруг снова поднял голову к потолку, и его лицо стало еще более печальным.
   - Сообщают, что вирус собирает хорошую поживу с живых роботов. Семьдесят процентов заражены, - сказал он.
   - Роботов и так мало осталось, - вздохнула Хати. - Семьдесят процентов умрет сегодня, кто же останется?
   Роботы... Их любимые роботы, которые спасают человечество от вымирания, умирают, и никто ничего не может сделать!
   - Нет, это что-то невообразимое! - Я сорвалась с места и заходила по комнате. В голове не укладывается! - Этого просто быть не может! Это абсурд! Все же было хорошо! Неужели вот так запросто можно взять и разрушить систему? С бухты-барахты. Минуту назад все хорошо, а через минуту умирают почти все роботы? Это же просто...
   - Беда никогда не предупреждает заранее, - сказал Мехис, он смотрел на мертвецки бледное лицо Элиаса, сжимая кулаки. - Так же неожиданно исчезли все одаренные, а теперь и их творения... Жалкие тридцать процентов - это лишь вопрос времени! Твою же мать!!!
   - Одаренные! Точно! - Я едва удержалась, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Это же надо было забыть! Хотя, ничего удивительного, с ними тут все что угодно забудешь.
   - Их нет, чтобы помочь их же творениям, - зло усмехнулся Мехис.
   - Есть! Я же одаренная! - воскликнула я.
   Хати подняла голову, глаза у нее уже были красные от слез.
   - Я, конечно, не знаю, что делать, но хотя бы могу попробовать! Не сидеть же, в самом деле, и ждать! Это невозможно! Невыносимо!!!
   - Неважно, что ты ничего не умеешь! - Хати быстро утерла слезы. - Там и уметь нечего. Нужен дар, а не знания! Ты совершенно права, можно же, по крайней мере, попробовать!
   - Нужно, - решила я, быстро подходя к дивану, на котором лежал бледный Элиас, и вставая на колени перед ним. - Может быть, я хоть бы так смогу помочь. Не просто же так у меня дар, в конец концов! Только что мне там делать?
   - Я не знаю, - грустно сказала Хати. - Это знали только одаренные. Я не знаю, как выглядит вирус внутри системы, но постарайся его обезвредить. Я не знаю как, но одаренные - они как боги в системе. Попробуй!
   - Ладно, там посмотрим, - кивнула я, стянула и отбросила в сторону перчатки. - А ты - не смей умирать! - пригрозила я Элиасу и взяла его за руку. В первый раз с тех пор как узнала, что я одаренная, я прикоснулась к его коже. Но ощущение руки тут же исчезло, я проваливалась в систему. Господи, какой тут кошмар!
   Я находилась посреди самого настоящего ничто, вокруг летали обломки. Один особенно большой летел прямо на меня. Я вскинула руки и зажмурилась, ожидая удар, но его не последовало. Рефлекс, однако, но ведь здесь мне ничего не угрожает! Я открыла глаза и увидела, как кусок проходит сквозь меня. Что же мне тут делать? Я протянула руку к первому же попавшемуся небольшому обломку. Похоже на кусок какой-то панели... Ничего не понимаю! Здесь что, в прямом смысле взорвалось какое-то устройство? Я шагнула вперед, чтобы перехватить еще один кусок и с удивлением обнаружила у себя под ногами пол. Мгновенье назад ничего такого не было! Чертовщина какая-то! Может, тогда и стены тоже появятся?
   Вихрь обломков закружился быстрее, отчего я снова инстинктивно закрыла глаза и вскинула руки. Ничего не произошло, но когда я снова их открыла, вокруг был вполне себе обычный коридор какой-то не то лаборатории, не то космического корабля. Разве что было много трещин в стенах и на полу, разломы искрили. Я оторопело смотрела на все это. Это что, система живого робота так выглядит? Я медленно пошла по коридору, ожидая теперь чего угодно, но всего лишь вышла в большой зал. Ни одного окна, кругом железо, разломы и торчащие провода, местами даже дырки в стенах с видом на смежные помещения. Как будто ураган прошелся! На что же еще этот вирус способен, и что мне делать? Я осмотрелась, вертясь на месте. Зал был наполнен какими-то столами с кнопками и дисплеями, видимо, что-то вроде управляющего пункта. Но что делать?
   - Элиас! - крикнула я, голос гулко разнесся по залу. - Ты бы хоть рассказал, что у тебя тут за система! Я ж ни черта не знаю!!!
   Совсем рядом что-то грохнуло, и я поспешила в искореженную железную арку в стене напротив. За ней было что-то вроде капитанского мостика с двумя лесенками, ведущими вниз. Я с интересом подошла к краю и заглянула. Там был поистине огромный зал с колоннами, между которыми были кучи обломков. Насколько я могла судить, раньше этот зал был многоярусным, теперь все валялось на полу, превратившись в груду металла. По всему залу носились сгустки ядовито-зеленого цвета, разнося то, что еще уцелело и, создавая ужасный грохот. Ничего себе заявочки! Внизу в непосредственной близости от основания лестницы я заметила что-то светлое, и оно двигалось.
   - Элиас! - Я рванула вниз. Прямо за моей спиной что-то рухнуло, но меня уже это нисколько не впечатлило.
   Парочка удачно упавших балконов создавали нечто вроде шалаша, где я, наконец, и увидела его.
   - Иштар? - не веря своим глаза, спросил Элиас.
   Справа снова что-то рухнуло, я автоматически пригнулась и поскорее влезла к Элиасу.
   - Да, я! Что у тебя тут за дурдом?
   - Это ты так видишь мою систему, - ответил Элиас. На наше укрытие сверху что-то рухнуло, и "шалашик" опасливо заскрипел, но выстоял. - Так, тебе кажется, должна выглядеть разрубающаяся система живого робота.
   - А как она на самом деле выглядит?
   - Никак, это же борьба информации! Но люди же не могут обращаться с информацией напрямую. Всегда необходима какая-то интерпретация.
   Я вспомнила первоначальный хаос из обломков в пространстве. Видимо, такая картинка мне не понравилась, и я решила добавить ей динамичности в виде летающих зеленых тварей!
   - А эти слизни наверху?
   - Вирус в твоем представлении.
   - Ужас, какая у меня фантазия!
   - Слушай, ты что вообще тут делаешь? - всполошился Элиас.
   - Помочь пришла. Вот только как?! Мне от всего этого ущерба никакого, хоть потолок на голову упади, а вот тебе...
   - Ты что, сняла перчатки и вошла в систему?
   - Как видишь, иначе что бы я тут делала? Что-то ты туго соображаешь!
   - Да куда уж быстрее, когда тут...
   - А, ну да, система. Извини. Да, я к тебе в гости пришла, разбираться с твоими... зелеными летающими тараканами. Гадость какая! Надо было чего-нибудь посимпатичнее придумать.
   - Да какая разница? Пока ты не вошла, вирус вообще облика не имел, но сути дела это не меняет.
   - Извини, просто у меня ощущение полной нереальности происходящего, поэтому и тянет на шутки. Блин, им что, больше рушить негде? Только у нас над головой? Я им целый космический корабль нафантазировала!
   - Они за мной охотятся. Чувствуют, гады, что я где-то здесь! -зло прошипел Элиас.
   - Эм... вопрос, наверное, глупый, но то, что вокруг нас, это разве не ты?
   - Нет, это моя система, - ответил Элиас и осторожно высунулся из укрытия. - Черт, надо искать другое убежище!
   - Как это - твоя система? - не поняла я.
   - Так! Эмоции, характер, порывы и стремления, думаешь, это возможно создать в системе? Сколько ученые не бьются, ничего даже похожего сделать не могут. Я же живой, поэтому у меня есть, так сказать, сердце системы. Вот сейчас именно это ты и видишь, - сказал Элиас, схватил меня за руку и потащил к соседней куче. На то место, где мы были, рухнула часть потолка. - Хотя ты видишь меня обыкновенного, - заметил он, осмотрев себя.
   Приметив рядом с нами какую-то дверь, Элиас без колебаний отправился туда. Небольшая комнатушка, заставленная какими-то ящиками. Элиас перевел дыхание и уселся на ближний ящик.
   - Одаренные, они как раз и даруют вот это самое сердце, вдыхают жизнь в систему, - сказал Элиас. - Система, разумеется, тоже я, но это скорее как способ взаимодействия с окружающей средой и обработчик информации.
   То есть за чувства и характер отвечает не система... Система лишь посредник и среда обитания... Чего? Души? Душа живого робота, которая даруется ему его создателем? Пожалуй, еще немного, и я в это поверю!
   - Ладно, не суть, - я отмахнулась от своих мыслей. - Что можно сделать со всем этим бедламом?
   - Не знаю! - развел руками Элиас. - Система не устоит в любом случае.
   - А чем-нибудь ее укрепить? Восстановить, в конце концов, - предположила я.
   - Невозможно, везде вирусы.
   - Ну, должно же быть хоть что-то на случай отказа!
   - Не знаю... Я не могу сопротивляться вирусу, он рушит все! Единственное, что я могу - это прятаться, и то это не надолго.
   - Думай! В конце концов, это же твоя система, и тебе лучше знать, как ее спасти!
   - Не знаю! Я уже ничего не знаю! Это тебе кажется все таким простым. Помещение, летающие слизни. У меня все кверху дном, одни сплошные дыры!
   - Так перестань думать обо всем сразу! Сосредоточья на том, что видишь. У тебя разрушенная система, что с ней делать?
   - Вирусы...
   - Забудь ты про них, решай проблемы по мере поступления!
   - Черт, да можно было бы просто запустить самовосстановление из резерва, если бы не вирусы! - воскликнул Элиас.
   - А чем они тебе мешают?
   - Энергии нет, я вообще ничего не могу сделать!
   - Энергии? Ты что, как комп, работаешь от электричества? - озадачилась я.
   - Да нет, это другая энергия, - Элиас закатил глаза. - Я не знаю, как тебе объяснить. Ну... иди сюда, может быть, ты почувствуешь, - Элиас, впрочем, сам встал, подошел ко мне и взял за руку. - Ну?
   - Ничего, - покачала я головой.
   - Эх, пожалею я об этом, - вздохнул Элиас. - Да все равно мне терять нечего!
   - Как это нечего...
   Но Элиас уже закрыл глаза, чуть сдвинул брови, и я почувствовала тепло, исходящее от его руки, которое входит в мою.
   - Что это? - поразилась я странному ощущению.
   - Остатки моей жизненной энергии, - грустно усмехнулся Элиас, не открывая глаз. - Так странно снова чувствовать одаренного в своей системе. Я уже почти забыл, как это...
   - А как это? - тихо спросила я. Тепло, исходящее из руки Элиаса, не прекращалось, но оно не было физическим. Такое ощущение возникает скорее от человеческого присутствия. Когда я была у Кая, я чувствовала себя единственным живым существом во всем мире, одинокой и потерянной, а сейчас... Я не просто чувствовала руку Элиаса, я чувствовала его самого, что он рядом, что он есть, что он... живой. Человеческое тепло... Любовь... Это и есть та самая энергия? Эмоции живого человека?
   - Хорошо, - просто ответил Элиас. - Я всегда любил, когда отец входил в мою систему. Это ощущение близости с кем-то, ощущение, что ты не один, что есть что-то рядом, кто-то...
   Он чувствует то же самое... То же самое, что и я! Чувствует это соприкосновение, соединение... душ. Значит ли это, что он действительно живой? Ведь машина так не может! Она не может чувствовать как человек!
   Сильный грохот резко вывел нас из оцепенения. Слизни снесли дверь вместе с частью стены и потолка.
   - Чтоб их... - выругалась я.
   - Они как раз охотятся за этой энергией, они ее чуют, - пояснил Элиас, он никуда не спешил и спокойно наблюдал, как слизень разворачивается. - Когда я открылся тебе, он это, конечно, почувствовал и рванул сюда. Но чему быть, того не миновать!
   Слизень на огромной скорости мчался к не двигающемуся с места Элиасу.
   - С ума сошел? - взвизгнула я, толчком в грудь роняя его на пол и падая сверху. - Я - твоя энергия, только покажи, куда направить!
   - Ты?
   - Да, я! - Я уселась на пол и схватила его за руку, направляя энергию. - Пойдет?
   Если я правильно поняла, то...
   - Пойдет! - оживился Элиас. - Еще как пойдет! Но как...
   - Потом как-нибудь поболтаем! - оборвала его я, поднимая голову.
   Слизень был в метре от нас. Я снова сначала заорала и вскинула руки, а потом вспомнила, что мне они не опасны. Однако слизень шарахнулся и отлетел подальше. В это время Элиас сдернул меня с места и утащил за ящики.
   - Слушай, он меня что, испугался? - спросила я.
   - Похоже на то, - кивнул парень. - Вирус-то молоденький, не знает, что такое одаренные и что они могут быть в разрушаемой системе. Думаю, он просто не понял, что ты такое и что с тобой делать.
   - Но он ведь ничего не может со мной сделать, - заметила я.
   - Ну, он этого не знает!
   - А я с ним? - неожиданно осенило меня.
   - Я не знаю, - развел руками Элиас. - Ты можешь взаимодействовать со всем, что есть в системе, наверное, и с вирусами. А, может, и нет.
   - Надо проверить. Так как систему восстановить?
   - Запустить самовосстановление, - повторил Элиас.
   - А энергию-то куда?
   - Э-э... - озадачился Элиас.
   - Учти, я только вот эти интересные картинки вижу, с разваливающимися коридорами и лизуном-разрушителем. Никаких зеленых столбиков, беспрестанно бегающих по экрану нет.
   - Зеленые столбики? - не понял Элиас.
   - К информации я не имею не то что прямого доступа, но никакого вообще! - поскорее пояснила я, наблюдая за вирусом. Он медлил, оставаясь неподвижным.
   - Это плохо! - наконец вынес вердикт Элиас. - Как же тогда тебе добраться до управления?
   - Мы вроде как на космическом корабле, - напомнила я.
   - Стало быть, здесь где-то должна быть кабина пилота с панелями, управляющими системой! - оживился Элиас. - Пошли!
   - Куда? - спросила я, заодно указывая на карауливших слизней.
   Элиас на мгновенье сосредоточился, и в помещении вдруг начался ураганный ветер!
   - Бежим! - Элиас схватил меня за руку и куда-то потащил.
   - Что ты сделал? - крикнула я сквозь ветер.
   - Разгерметизация на корабле! - ответил он.
   - Но... - озадачилась я. - Это же не просто корабль...
   - Пожертвовал менее важным ради возможного спасения!
   Мы забежали в какой-то коридор и закрыли за собой дверь. Ветер утих.
   - Что ты открыл? - мпросила я.
   - Хранилище данных.
   - Э-э... - Я не совсем поняла, что он имел в виду.
   - Да, какая-то часть знаний исчезла.
   Видимо, Элиас расценил мою реплику как предположение.
   - То есть, память, - скорее для себя сказала я.
   - Угу, - кивнул Элиас, продолжая быстро идти вперед, так и не выпуская моей руки. Пальцы его были прохладными и сжимали руку крепко, - Может, потом что-то удастся восстановить. Если нет, выучу еще раз, - пожал плечами парень. - В конце концов, зачем мне эти знания, если моя система просто рухнет?
   - Логично, - ответила я, хотя эта логика меня пугала. Ведь не все пробелы в памяти можно восполнить изучением. А если стерлись воспоминания о друзьях, например? Как их восстановить?
   - Хех, неплохо я очистил память, - сказал Элиас, видимо, как раз проверяющий, что осталось.
   - Ты помнишь хоть, как тебя зовут? - обеспокоилась я.
   - Да, конечно, это невозможно стереть, - пожал плечами Элиас. - Я забыл всю теорию времени, кусок истории с две тысячи семьсот пятьдесят седьмого года по три тысячи двести первый, разучился водить машину, еще по мелочи много всего, но самое главное... я не помню ничего из того, что было, когда мне было меньше трех лет. Пусто!
   - Еще больше стал похож на человека, мы свое детство также не помним толком, - нашла положительную сторону я.
   - Странное ощущение, - признался Элиас. - Только что я знал и помнил все, что когда-либо делал, а сейчас уже нет...
   - Это все, конечно, интересно, но нам долго еще идти? - решительно напомнила я. А то, может, он и о вирусах забыл?
   - Нет, просто система большая, поэтому и корабль большой.
   - А по нему только пешком можно ходить?
   - Это твоя выдумка, у тебя только пешком, - усмехнулся Элиас.
   - Да-а, серьезная оплошность!
   - Да нет, - пожал плечами Элиас. - Вирус-то тоже не может перемещаться быстро. Пока ты не появилась, он творил, что хотел. А из-за этого корабля ему приходится теперь все рушить на своем пути, чтобы перемещаться. Это его здорово замедляет.
   - Хоть где-то мои допотопные представления о технике сгодились, - порадовалась я.
   Буквально через пару поворотов мы таки дошли до кабины пилота этого рушащегося крейсера, захлопнув по дороге всевозможные двери. Элиас поспешил к огромному дисплею и коснулся его в нескольких местах.
   - Надо же, а система управления у твоего звездолета вполне современная, - одобрил Элиас.
   - Я кроме как у Кая больше никакое управление не видела, наверно, поэтому, - предположила я.
   Элиас лишь кивнул, не отвлекаясь от дела. Он делал что-то очень быстро, но без спешки, если и задумывался, то лишь на мгновение и снова принимался что-то нажимать. Не знаю, сколько я так наблюдала за ним. Кто же он? Просто машина или все-таки живой?
   - Вроде бы все, - неуверенно сказал Элиас, поворачиваясь ко мне. - Почему ты всегда так пристально смотришь?
   - Пытаюсь понять, - вздохнула я. - Ладно, что мне делать?
   - Если я все правильно настроил, то энергию можно передавать прямо в монитор, - сказал Элиас.
   - Ты не уверен?
   - Разумеется, нет! В жизни ничем таким не занимался! А ты уверена, что можешь передать ее, да еще и в таких количествах?
   - Я все равно не знаю, как измерить энергию, которая у меня есть, так что это не важно, отдам, сколько есть, - я пожала плечами.
   - Нельзя отдавать все! - всполошился Элиас. - Это может тебя убить!
   - Мне так не кажется, - честно сказала я. - Я еще не разобралась, конечно, с природой этой энергии, но я не думаю, что ее передача как-то на мне скажется.
   - Это как? - не понял Элиас.
   - Это что-то вроде неисчерпаемого резерва, как мне кажется. Если ты даришь кому-то любовь и радость, у тебя ее, что, меньше становится? Чаще всего даже больше, если чувствуется отдача.
   - Пожалуй, я ничего не понял.
   - Неважно, я, может быть, и ерунду говорю. Давай попробуем. Мне просто руку положить на монитор?
   - Да, только учти, слизни рванут сюда с удвоенной силой, почувствовав твою энергию.
   - Тогда спрячься где-нибудь, чтобы они тебя не задели.
   - Уже не имеет значения, от системы почти ничего не осталось, если сейчас не получится, то я все равно исчезну, - беззаботно сказал Элиас.
   Я бросила на него взволнованный взгляд. Нет, это только тон беззаботный, сам Элиас напряжен не меньше меня. Ну, с богом, если он тут есть! Хотя, здесь вроде как я бог... Пусть все получится! Я протянула руку, положила на монитор и вспомнила те ощущения. Тепло зародилось в груди и поползло в руку, а из нее в монитор. Я закрыла глаза для лучшей концентрации, и энергия полилась сплошным потоком. Меньше ее не становилось. Ду-ум! Корабль содрогнулся. Вирусы учуяли, они уже близко.
   - Вот это да, - благоговейно прошептал Элиас.
   Я открыла глаза и увидела, как он вертит головой. Осмотрев кабину, я тоже заметила изменения, происходящие прямо на глазах. Стены становились целыми, панели возвращались на место и приобретали прежний вид. Система восстанавливалась! Шкрац! Дверь вылетела как пробка из бутылки и грохнула о противоположную стену.
   - Эль! - крикнула я, рванувшись к нему, но было уже поздно...
   Слизень влетел вместе с дверью, но, в отличие от нее, не полетел к стене, а сразу же налетел на Элиаса и... прошел его насквозь.
   "Может, на него тоже не подействует, как на меня?" - шальная мысль пронзила сознание и исчезла так же быстро. Элиас пошатнулся и рухнул на колени.
   - ЭЛИАС! - Я тоже упала на колени перед ним и схватила его за плечи. - Элиас!
   Ладони снова стали теплыми.
   - Уничтожает... - хриплым шепотом проговорил Элиас. - Я исчезаю...
   - НЕТ! - я снова тряхнула его и вдруг смутно увидела дальнюю стенку через него. Он исчезал в прямом смысле слова. Только не это! Не теперь! - Так не может быть! Система же восстановлена.
   - Система без сердца не стоит ничего. Пустышка... - прошептал он, тяжело дыша. - Я рад, что ты вошла. С тобой так... - Элиас неотрывно смотрел мне в глаза, становясь все более прозрачным, - хорошо.
   - Я... - Я запнулась.
   - Прощай... - выдохнул он.
   - Я люблю тебя! - громко сказала я, но в руках был только воздух и легкое покалывание от ушедшего тепла. Элиаса больше нет? Нет...
   Слизни закружились вокруг меня, как стая зеленых ворон. Да что им тут надо?! Уже ничего нет! Никого нет!!! Я резко поднялась и схватила первую попавшуюся зеленую кляксу, вырвав ее из круга, с ненавистью посмотрела и одним рывком разорвала на две части. Слизни отпрянули, а две половинки разорванного мгновенно истаяли. Так просто? Где же я раньше была? Я потянулась ко второму, но картинка смазалась, корабль исчез, и я увидела Хати.
   - Иштар! - обеспокоенно позвала она. - Иштар? Все в порядке?
   Я качнула головой и помотала ей быстрее. Не хочу в это верить! Просто не хочу! И... Мой взгляд упал на Элиаса, все еще лежащего на диване, бледного и безжизненного.
   - Его... больше... нет... - медленно сказала я. - Я восстановила систему, но он исчез.
   Хати закрыла лицо руками, Мех поскорее прижал ее к себе. А вот я почему-то не плакала. Его больше нет. Чело... живого робота, которого я люблю, больше нет. Голова стала кружиться. Кажется, я скоро упаду в обморок, но это и к лучшему. Хоть не буду, как истукан, сидеть около него...
   - Га-а-а-а, - хриплый глубокий вдох, и Элиас сел на диване, пару раз порывисто вдохнул, выдохнул и уставился на меня как на нечто совершенно невозможное. Нет, такого моя голова выдержать уже не могла, спасительная темнота накрыла меня почти мгновенно.
  
   Я лежала на чем-то мягком и удобном. Кровать? Скорее всего. она. Странное ощущение, будто я проспала неделю, и в голове абсолютно пусто. Я открыла глаза и посмотрела в потолок. Моя комната у Хати в квартире, я повернула голову на бок и встретилась с взглядом ярко-синих глаз. Элиас? Воспоминания всплыли почти сразу, но...
   - Привет, - осторожно сказал он.
   Я села в постели, судорожно соображая, что же такое произошло. Голова все еще была тяжелой со сна и соображала плоховато.
   - Ты же... - удивленно уставилась я на Элиаса. - Или мне все это приснилось?
   Я осмотрела себя. Лежала на кровати я в одежде, причем в той же, что и бегала по кораблю.
   - Нет, не приснилось, - сказал Элиас, хотя я уже и сама это поняла.
   - Но... Что ты тогда тут делаешь?
   - Жду... ждал, когда ты очнешься...
   - Но ты же вроде как умер! - я совершенно ничего не понимала.
   - Нет, - ответил парень, почему-то отводя взгляд.
   - Так это же здорово! - воскликнула я и порывисто обняла его, ощутив теплое, живое тело. Как же это хорошо - просто обнять его!
   - Ты спасла меня, - сказал Элиас.
   - Я просто энергией поделилась.
   - Нет, дело не в энергии, - покачал головой Элиас, по-прежнему не глядя на меня.
   - А в чем?
   - Я правда исчезал, вирус прошел насквозь... Но... - Элиас медлил. Черт, я же ему в любви призналась! Интересно, он помнит? - Ты сказала, что... ты снова вдохнула в меня жизнь, а потом я увидел, как ты уничтожила вирус пополам, и понял, как с ним бороться! - теперь Элиас говорил быстро. - Чтобы справиться с остальными, потребовалось не очень много времени, и я очнулся.
   - А я упала в обморок, - вставила я, чувствуя неловкость и нарастающий жар на щеках.
   - Ничего удивительного, вдыхать жизнь - задача не из тривиальных.
   - Зато очень незаметных! - усмехнулась я, рассматривая свои руки. - И как только умудрилась!
   - Достаточно только захотеть подарить жизнь...
   О да, этого я хотела больше всего в тот момент. Может, он все-таки не помнит?.. Я подняла на него взгляд. Такие синие глаза...
   - Ты антивирус распространил? - поскорее спросила я.
   - Да, сразу же. Почти все роботы живы, - кивнул Элиас.
   - Вот как хорошо, - искренне порадовалась я, не зная, о чем бы еще поговорить.
   - Эх, - внезапно выдохнул Элиас. - Что я говорю?! Иштар, я люблю тебя! Я этого не понимал, пока ты не сказала. Я просто раньше никого не любил... - Элиас окончательно смутился и смотрел куда угодно, только не на меня.
   И все-таки помнит. Глупо было даже мысль допускать, что робот может что-то забыть! И тоже любит...
   - Все когда-то бывает в первый раз, - философски сказала я. В любви первый раз тоже признаются...
   - Ага...
   Мне стало смешно. Два взрослых человека, ну, то есть, человек и робот, как школьники сидят друг напротив друга и боятся посмотреть друг другу в глаза! Я все-таки засмеялась.
   - Эль! Как же я рада, что ты все-таки жив! - Я снова обняла парня, на сей раз не отпуская сразу, а потом уже меня обнял он сам, пересаживаясь ко мне на кровать.
   - Знаешь, я все-таки сошла с ума, - сказала я, все еще смеясь, и чуть отстранилась, чтобы видеть его лицо. - Я сумасшедшая! Я люблю робота! И мне все равно!
   Элиас усмехнулся и, снова приблизившись, робко притронулся к моим губам. Точно, он же не умеет целоваться! Это будет интересно, как и все, что связано с Элиасом.
  
   - Ты закончил анализ ДНК? - спросила я у мужа, не отрываясь от микросхемы.
   - Да. Все в норме. Можно начинать, - ответил Элиас.
   - Ага, с микросхемой тоже порядок. Можно вживлять, а потом и оживлять, - усмехнулась я.
   - Мам, мам! А можно я? - Ко мне подбежала дочка и потеребила за штанину.
   - Нет, дорогая, пока нельзя, - покачала я головой. - Нужно подрасти!
   - Ну, я уже и так большая! - насупилась девчушка.
   - Да, совсем большая, - рассмеялась я, гладя семилетнюю дочку по белокурым волосам. - Но не для создания живых роботов. Для них нужно еще чуть-чуть подрасти. Ладно?
   - Ладно, - вздохнула она.
   - Кай, - позвала я.
   В лабораторию вошел высокий черноволосый мужчина с необычно зелеными глазами в костюме по последней моде.
   - Да, госпожа.
   - Кай, сколько раз тебе повторять, что я тебе не госпожа? - в который раз напомнила я.
   - Прошу прощения, привычка, - виновато улыбнулся он. - Будни домоправителя сказываются.
   - Пора уже отучаться, - усмехнулась я. Мой первый живой робот! Много погрешностей, конечно, но от этого я люблю его не меньше. - Возьми Элизу, погуляйте немного где-нибудь. У нас сейчас самый ответственный этап.
   - Хорошо, - кивнул Кай.
   - Иди, дорогая, а вечером будет праздник!
   - Хорошо! - обрадовалась Элиза, и они с Каем ушли.
   - Ну, что, начнем? - спросил Элиас.
   - С богом! - кивнула я.
   - Ты моя богиня! - муж притянул меня к себе и поцеловал.
   Как же я правильно поступила, когда решила остаться здесь. Любимый муж, обожаемая дочка и самая чудесная в мире работа. Временные эксперименты продолжаются, но Элиас теперь биолог, а я - обученный сциентик высшей степени дара, и вместе мы создаем живые системы. Наука пошла вперед и без синих экранов смерти!
  
  

Оценка: 6.42*31  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"