Умнова Елена: другие произведения.

Ведьмачья сказка или это работа для Йеннифер. Том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хорошо в сказках! Захотел чего, магическое слово сказал, все тут же исполнилось. На самом же деле магическая наука настолько сложная, что ей необходимо долго учиться, и настолько опасная, что обучение может закончиться фатально. Но выбора нет. Чтобы вернуться в свой мир, нужно стать чародейкой. А чтобы чужая щедрость не стала мышеловкой, за сыр лучше заплатить.
    Ведьмачья сказка или ведьмак для девочек. Том 1

    Эта история написана по вселенной Ведьмака, но можно читать и без знания канона.
    Бета - Running Past.






Ведьмачья сказка или это работа для Йеннифер. Том 2.

  
   Эта сказка написана по вселенной "Ведьмак" А. Сапковского и серии одноименных игр The Witcher, но можно читать как самостоятельную историю, начиная с Тома 1..
  
   Оригинальные герои и вселенная принадлежат тем, кому они принадлежат, мои только идея фика и новые герои.
   Предупреждение: АУ, ОЖП, ЛФР
   (АУ - Альтернативная вселенная, то есть мир, описываемый в фике в чем-то отличается от мира канона, ОЖП - оригинальный женский персонаж, которого нет в каноне, ЛФР - любовно-фентезийный роман)
   Персонажи: ОЖП/Эскель, Йеннифэр из Венгерберга, Трисс Меригольд, Кейра Мец, Филиппа Эйльхарт, Маргарита Ло-Антиль, Весемир, Геральт из Ривии
  
  
  
   Примечания:
   Действия разворачиваются после "плохой" концовки игры.
   ООС возможен, хоть автор и старался) (ООС - вне характера. Персонажи, для которых указан ООС, могут отличаться от своего образа в каноне)
   АУ подчеркиваю отдельно и еще раз! Общая концепция поддерживается, но искажений и допущений множество.
  

Моя учительница любила говорить, что выдавать Силу следует так, как будто ты -- прости! -- пукаешь в бальном зале: нежно, экономно и под контролем. И так, чтобы посторонние не догадались, что это твоя работа.

А. Сапковский

  
   Я сделала шаг в портал и почувствовала, что водоворот в самом деле будто втягивал меня в себя, скручивая внутренности, а потом, наоборот, выталкивая наружу. И вот я уже стояла совсем в ином месте, рядом находилась Трисс, а напротив нас была другая женщина.
   -- Йен? -- позвала чародейка.
   -- Трисс? -- обернулась к нам женщина.
   Ее точеная фигурка эффектно смотрелась в облегающих черных одеждах, смоляные кудри обрамляли бледное лицо, и только яркие фиалковые глаза выделялись своим цветом из общей монохромной гаммы. Она была невероятно красива, но при этом от нее веяло холодком отчуждения.
   -- Познакомься, это Брин, она из другого мира. Брин, это Йеннифер, чародейка и наставница Цири, -- представила нас друг другу Трисс, пока я разглядывала новую фигуру на шахматной доске своей судьбы. И если Трисс с первого взгляда вызывала симпатию, то Йеннифер, наоборот, заставляла насторожиться и подобраться. Особенно когда, не говоря ни слова, она подскочила ко мне и схватила за руку. Очередная упругая волна вошла в мою руку, только на этот раз более мощная, даже вызывающая небольшой дискомфорт.
   -- Да не может быть! -- в расширившихся от удивления глазах отражалось неверие пополам с надеждой.
   -- Йен, ну что ты набрасываешься, -- попыталась как-то вразумить свою коллегу Трисс, но не преуспела и обратилась ко мне. -- Йен относится к Цири как к приемной дочери. Все время с момента ее исчезновения она искала способ найти ее, но фактически его нет. Вся надежда только на тебя.
   -- Ты можешь открывать порталы в другие миры? -- не дав Трисс даже договорить, обратилась ко мне черноволосая чародейка.
   -- Теоретически, -- ответила я, все больше чувствуя себя не в своей тарелке.
   -- Йен, -- закатила глаза Трисс. -- Ты же сама только что проверила, что ее дар только-только пробудился. О чем ты спрашиваешь?
   -- Это магическая сила только пробудилась, а дар Старшей крови работает иначе, он даже не чувствуется толком, если не знать, что искать, -- ответила она ей, не отрывая взгляда от меня.
   -- Я сделала это только один раз, неосознанно и в опасной для жизни ситуации, вряд ли этого достаточно, чтобы сказать, что я могу их открывать -- ответила я, вытащив свое запястье из цепких пальцев чародейки. -- Прежде чем я смогу хоть чем-то вам помочь, мне нужно этому научиться.
   Йеннифер, наконец, отошла на два шага и окинула меня долгим придирчивым взглядом.
   -- Одета ты в самом деле странно. Долго ты в нашем мире? -- спросила она, закончив осмотр. Судя по ее лицу, увиденное ее не впечатлило.
   -- Около недели, -- кратко ответила я.
   -- Представляешь, она предназначение Эскеля! -- заговорила Трисс, проходя к устланной подушками скамейке и присаживаясь туда. -- Перенесясь из своего мира в наш, она угодила прямиком между ним и мантикорой!
   -- Эскеля? -- поморщившись, переспросила Йеннифер. -- Этого недотепы?
   Теперь бровь непроизвольно задралась у меня. Это еще что за эпитеты?
   -- Йен, прекрати, -- осуждающе покачала головой Трисс. -- Твое отношение к нему все равно ничего не меняет.
   Черноволосая чародейка фыркнула.
   "Ага, значит это индивидуально ее загон", -- немного успокоилась я.
   -- Нужно провести тесты, -- сразу же перешла к делу Йеннифер. -- Определить потенциал, проверить уровень дара, его развитость, а потом немедленно приступать к обучению. Уже и так прошел год с тех пор, как она зашла в башню. Нет, не хочу думать, что с ней могло случиться за это время!
   -- Год? -- поперхнулась я воздухом.
   -- Цири и раньше, бывало, пропадала на долгое время в других мирах, только раньше это не вызывало опасений, а сейчас... -- начала было Трисс.
   -- А ты думаешь, твое обучение будет быстрее? -- развернулась ко мне Йен. -- Да мы, чтобы обучить тебя базовым навыкам, потратим в два раза больше времени! -- с нажимом заговорила она, что я, признаться, слегка опешила от ее напора. -- А с порталами в другие миры тебе помочь будет некому. Нужно будет стараться самой. Одна надежда на то, что ты еще и временем можешь управлять, а значит, сможешь отмотать назад время, потраченное на твое обучение и на бесцельные поиски, и найти ее живой и здоровой.
   -- Временем? -- сглотнув, переспросила я, позабыв обо всем остальном. -- Господи Иисусе, да что же это за кровь во мне такая?! Это же, блин, это запредельные возможности!
   -- Старшая, -- ледяным тоном ответила мне черноволосая чародейка. -- И это очень ценный дар, настолько ценный, что люди и нелюди ради него готовы абсолютно на все, а не только на убийства, шантаж и прочие прелести. Запомни раз и навсегда, ты должна хранить ее в секрете, а также ты должна стать максимально сильной, чтобы суметь себя защитить, хоть этого и будет недостаточно. Едва кто-то узнает о том, кто ты такая, на тебя будет объявлена охота. Весь этот и другие миры захотят тебя заполучить и использовать в своих целях. Так было с Цири, из-за этого она и вынуждена прятаться в других мирах. И поверь мне, ничего хорошего они от тебя хотеть не будут.
   Я во все глаза смотрела на медленно подходящую ко мне Йеннифер.
   -- Давай заключим договор, -- подойдя ко мне впритык, сказала она. -- Я, так же как и все прочие, не альтруистка, мне от тебя нужна конкретная услуга. Найти Цири, -- отчеканила женщина. Она смотрела мне в глаза, но из-за близкого расстояния, ее взгляд метался от одного моего глаза к другому. -- Ради этого я, Йеннифер из Венгерберга возьму на себя все обязательства по твоему обучению, безопасности и обеспечению. Я сделаю из тебя сильную, очень сильную чародейку, но ты не должна будешь противиться моим методам, -- женщина резко шагнула назад и смерила меня взглядом. Она оценивала меня, глядя свысока, и ей не мешало даже то, что ростом я была несколько выше нее. -- Я клянусь тебе, что они будут иметь целью лишь максимальное развитие твоего дара. Опять же не потому, что я такая добренькая, а потому, что ты мне нужна живой и в своем уме. Если бы у меня был хоть один единственный, -- чародейка выделила это слово, повысив голос, -- вариант использовать тебя, меня бы не смутили никакие последствия, -- Йеннифер резко рубанула рукой воздух. -- Но такого нет, а значит, мне придется возиться с тобой, обеспечивая твое нормальное существование. Однако методы обучения будут наиболее эффективными, а значит, далеко не всегда приятными, -- прямо заявила она. -- Также сразу скажу, что учиться ты будешь сутками, с минимально необходимыми перерывами на восстановление. Все, даже сон, будет работать на то, чтобы ты как можно быстрее освоила классическую магию и начала развивать дар Старшей крови, -- по мере того как она говорила, глаза мои открывались все шире и шире, а сердце, кажется, билось уже где-то в горле. Господи, куда я попала? Очевидно, почувствовав мое состояние, она вдруг резко оборвала свою речь и заговорила о другом. -- Я это сейчас говорю не чтобы напугать тебя, а наоборот, успокоить, -- губы чародейки вытянулись в ниточку, на лице появилось недовольство. -- Я редко когда так откровенно говорю о своих планах, но сейчас сделала исключение как раз для того, чтобы ты сразу поняла всю суть. Чтобы у тебя не было ни наивных иллюзий, ни бессмысленных страхов. Так вот, в обмен на такое экстремальное обучение, которому ты будешь должна всячески способствовать, я хочу, чтобы ты нашла Цири непременно живой, -- чародейка сделала акцент на последнем слове, -- где бы она ни была, и привела либо ее в этот мир ко мне, либо, если первое невозможно, меня к ней. Ты согласна заключить такой договор?
   Мне казалось, своим взглядом Йеннифер просверлит во мне дырку, а учитывая, что она была самым настоящим магом, опасность являлась отнюдь не воображаемой. Однако соглашаться на столь же заманчивое, как и пугающее предложение я не спешила.
   -- Я хочу добавить пункт, гарантирующий ненанесение мне вреда этими экстремальными методами обучения, -- решительно сообщила я свое, по сути, единственное условие.
   Черноволосая чародейка нахмурилась, не спеша соглашаться. Она долго сверлила меня испытующим взглядом, а потом шумно выдохнула.
   -- Хорошо. Я гарантирую безопасность своих методов обучения, -- согласилась Йеннифер, хотя довольной этим фактом она явно не выглядела.
   -- Еще я не могу пообещать найти Цири и доставить сюда. У меня это может не получиться несмотря ни на твои, ни на мои усилия, -- взяв себя в руки, постаралась спокойно ответить я. -- Я могу пообещать, что я приложу к поискам... столько же усилий, сколько ты приложишь к моему обучению, -- как мне показалось, довольно удачно сформулировала я.
   Все же та моя глупая матримониальная клятва научила меня хотя бы думать, прежде чем что-то говорить или на что-то соглашаться.
   -- Я приложу их все, какие только смогу отыскать, -- тут же сказала Йен.
   -- Значит, и я поступлю так же, -- кивнула я. -- Устраивает такой обмен?
   -- У меня нет выбора. Ты последняя и единственная надежда, -- неприязненно бросила чародейка.
   -- У меня тоже нет, -- пожала я плечами. -- Только сотрудничать с вами.
   -- Чудесно, -- мрачно произнесла Йен. -- Скрепим клятву магически и начнем действовать немедленно!
   Трисс, с немым изумлением следившая за нашим диалогом, только облегченно вздохнула, покачав головой.
  
  
   ***
   Вниз ведьмак спустился в глубокой задумчивости и направился сразу на кухню. Сложив письмо обратно в конверт, он спрятал его во внутренний карман, но ему даже перечитывать его не нужно было, строчки сами по себе всплывали в его памяти одна за другой. Весемир обнаружился здесь же, но он, похоже, уже собирался уходить, так как мыл тарелку. Эскель прошел мимо него в кладовку и вернулся уже с бутылкой из темного стекла.
   -- А Брин алкоголь не любит, -- стряхивая с рук воду, прокомментировал его возвращение старый наставник.
   Эскель на миг приостановился, но потом все-таки дошел до стола.
   "Если бы я не уехал, то узнал бы это от нее, как и многое другое, если бы провел эти три дня с ней, -- мрачно подумал молодой ведьмак, откупоривая бутылку. -- Вместо этого с ней рядом был Весемир..."
   -- Поешь иди лучше, -- посоветовал тем временем наставник.
   -- Не хочу, -- лаконично ответил Эскель, делая глоток прямо из горла.
   -- Это она готовила, -- добавил старик. Эскель поднял на него взгляд, а потом молча встал и подошел к котелку. -- По-моему, вышло очень здорово.
   Молодой ведьмак вернулся к столу с тарелкой, а его наставник сел напротив с кружкой настойки.
   -- Прочитал? -- спросил он.
   -- Угу... -- промычал он, жуя. -- Действительно очень вкусно.
   Ведьмаки помолчали.
   -- Она сильно расстроилась, что я уехал? -- первым заговорил Эскель.
   -- Она была расстроена, что не возвращаешься. Все время ждала.
   -- А я не успел понять, что я идиот, и опоздал, -- закончил за него молодой ведьмак, делая еще один глоток.
   -- Что она тебе такого сказала, что ты сбежал? -- отставив кружку, серьезно спросил старик.
   -- Что я не должен был ее спасать, что так было бы меньше проблем, -- укоротил весь разговор до самой важной фразы мужчина.
   -- И ты решил, что она считает своей проблемой тебя? -- полуутвердительно спросил старый ведьмак.
   -- Решил, -- кивнул Эскель. -- А она проблемой считала себя... Так я и просрал свой второй и явно последний шанс.
   -- Не говори ерунду, еще ничего не потеряно, -- махнул на него Весемир. -- Когда она вернется, поговорите.
   -- Надеюсь, -- глядя в стол, сказал Эскель. -- Ты дал ей книгу из библиотеки? -- спросил он, просто чтобы продолжить говорить о ней.
   -- Да, -- кивнул старик. -- Решил, что ей нужно побольше узнать о ведьмаках, раз уж она предназначена одному из нас. Байки и предрассудки мужичья явно не лучший источник информации.
   -- Она сама их неплохо отсеивает, -- усмехнулся Эскель, припоминая ее рассуждения на ярмарке.
   -- Да, о ведьмаках она удивительно высокого мнения, -- согласился Весемир. -- Но это, надо полагать, твоя заслуга.
   -- Ей просто люди совсем отвратительные попались, на их фоне даже ведьмаки не так страшны, -- отрицательно мотнул головой мужчина.
   -- Жаль, ты не слышал, с каким восторгом она тебя описывала, -- прицокнул языком старик.
   Эскель поперхнулся выпивкой и закашлялся.
   -- Восторгом? -- сипло переспросил он.
   -- Да я сейчас даже и не вспомню дословно. У нее это так занятно получилось, -- в усы усмехнулся Весемир. -- Вроде и описывает что ночь, темно, страшно, а у самой глаза светятся и улыбка на лице. Грустная, правда. А светящиеся ведьмачьи глаза ей так в душу запали, что она из книги главу про них, кажется, наизусть выучила!
   -- Странная девушка, -- задумчиво сказал Эскель. -- Ей нравится то, что других пугает.
   -- Так может тебе такая и нужна? -- ввернул Весемир.
   -- Давай не будем об этом, -- резко свернул тему молодой ведьмак. -- Трисс не говорила, когда они вернутся от Йеннифер?
   -- Нет, -- качнул головой старик. -- Не думаю, что скоро. Ты же знаешь Йеннифер.
   -- Знаю, -- повесил голову Эскель. -- Хоть это и не то знакомство, которое меня радует.
   -- Она профессионал, -- напомнил наставник.
   Эскель промолчал, не желая продолжать тему.
   -- Что ж, Брин ждала, теперь я подожду, -- через некоторое время сказал он.
   -- Боюсь, долго ждать придется.
   -- Сколько надо, столько и буду ждать. От предназначения не уйти, -- твердо ответил молодой ведьмак и добавил скорее для самого себя. -- Да я и не хочу...
   Прогноз Весемира относительно ожидания оправдался на все сто или даже двести процентов. Ведьмак, верно, и сам не догадывался насколько окажется прав. Прошло пару месяцев, на зимовку в Каэр Морхен уже приехали Ламберт и Геральт, когда посреди большого зала появилась воронка портала, из которой вышли две чародейки, ни одной из которых не была Брин.
   Оказалось, что Трисс и Йеннифер прибыли в ведьмачью крепость, чтобы задать Эскелю несколько вопросов относительно появления Брин, самый главный из которых -- точное место ее появления в этом мире. На вопросы же самого ведьмака о своей девушке-предназначении, спешащие на указанное им место чародейки отвечать явно не собирались.
   -- Где сейчас Брин? -- поспешил спросить Эскель у собравшихся немедленно покинуть крепость чародеек, обращаясь в основном к Трисс. -- Почему она не пришла с вами?
   -- Она учится, -- ответила рыжеволосая чародейка. -- И не может покидать место своего обучения.
   -- Почему? -- подозрительно спросил ведьмак.
   -- Это место особым образом заколдовано специально для нее, она не может его покинуть, пока не спадут чары, -- все-таки расщедрилась на объяснения Трисс.
   -- Могу я ее увидеть?
   -- Нет, -- качнула головой девушка. -- Попасть туда могут только те, кто накладывал магию.
   -- Ты можешь передать ей послание? -- не сдавался ведьмак.
   -- Нет, -- неожиданно вместо Трисс резко ответила Йеннифер. -- Мы заключили с ней договор, она должна учиться и только учиться. Я не позволю ей отвлекаться по пустякам.
   -- Это заклинание рассчитано на год, после этого она сможет свободно передвигаться по континенту, -- поспешила сгладить ответ своей подруги Трисс, прекрасно заметив недобрый прищур ведьмака. -- Подожди.
   Эскеля ответ совершенно не удовлетворил, но он понял, что другого не получит, спорить бесполезно. Так что он молча отступил, а потом и вовсе ушел из общего зала.
   -- Могла бы и спокойнее ответить, -- укорил свою возлюбленную беловолосый ведьмак, чуть в стороне подпиравший плечом колонну. -- Она все-таки его предназначение.
   -- Мне нет дела до этого, -- холодно ответила ему черноволосая чародейка. -- Моя цель -- научить Брин всему, что необходимо, и как можно скорее, а не подрабатывать почтовым голубем у ведьмака.
   На этом чародейки исчезли в портале, а Геральт лишь покачал головой. Он тоже очень хотел как можно скорее найти Цири, но и прекрасно мог представить себя на месте друга. В любом случае, чародейки выразились предельно ясно. Нужно ждать год, а там будет видно!
  
   ***
   Что было после заключения того самого договора, я помню смутно. Только голос Йеннифер, непрерывно что-то произносящий, и дикую, нестерпимую, нечеловеческую усталость. Окончательно в себя я пришла, как оказалось, спустя несколько дней уже в изолированном домике посреди леса на Скеллиге, чему несказанно удивилась. Но как оказалось, это только вершина айсберга, в который превратилась моя жизнь с появлением в ней Йеннифер из Венгерберга, умной и властной чародейки, ставшей теперь по нашему взаимовыгодному договору моей неумолимой наставницей. Она и сейчас была рядом и хоть и с неохотой, но все-таки дала исчерпывающие ответы на мои многочисленные вопросы.
   -- У меня все-таки есть магическая сила? -- первое, о чем поинтересовалась я.
   -- Есть и немалая. Точно можно будет сказать только после окончания обучения, которое будет способствовать не только появлению у тебя необходимых знаний, но и раскрытию магического потенциала, -- без лишних подробностей ответила чародейка.
   -- Где мы сейчас? -- задала я следующий вопрос.
   -- На Хиндарсфьялле. Это один из островов Скеллиге, расположен к востоку от Ард Скеллиг, главного острова архипелага. Дом этот находится в восточной части острова, недалеко от священной рощи Фреи. Его построил то ли купец, то ли ученый, но после ссоры со жрицами он вынужден был уехать со Скеллиге. Я выкупила дом уже у четвертого или пятого владельца. Ближайшие шесть лет ты проведешь здесь, не покидая его, -- максимально точно, но малопонятно из-за отсутствия знаний о географии, ответил мой новый справочник.
   -- В смысле не покидая его? -- озадачилась я. -- Что, совсем? Сидеть в четырех стенах все шесть лет?!
   -- Почему же, во двор можешь выходить, за забор -- нет, -- "обнадежила" меня Йеннифер.
   -- Почему? -- обескураженно спросила я, даже не пытаясь угадать причину резко сузившегося свободного пространства.
   -- На дом наложено мощное заклятие. Оно одновременно является и защитным, и маскирующим, а также ускоряет течение времени в своих пределах.
   -- Время? Что это значит? Это вообще реально? -- всполошилась я и подалась вперед, даже несмотря на слабость жаждая узнать, что это за чары такие.
   Оказалось, что после проведения проверки и признания меня пригодной к обучению, Йен в погоне за всеми зайцами, каких только могла догнать, замутила беспрецедентное по своей сути заклинание, с которым в одиночку или даже в компании Трисс справиться бы не смогла. Ей нужно было одновременно изолировать меня, спрятать и защитить, а еще ей безумно хотелось ускорить мое обучение. Все это вместе привело ее к тому, что она, так ратовавшая за мое полное молчание о своих способностях, посвятила в свои планы еще трех чародеек. Собравшись все вместе с моим тогда еще бессознательным телом в этом доме, они и сотворили свое невероятное заклинание, пожертвовав год своей жизни каждая, и я с ними заодно. Так что помимо защитной сферы, окружающей дом, время внутри периметра заклинания текло в шесть раз быстрее, а я, ни сном ни духом не знавшая о происходящем, теперь оказалась должна этим чародейкам!
   -- Что?! -- максимально громко для своего состояния возмутилась я. -- Я ни на что не соглашалась!!!
   -- Я за тебя согласилась, -- как ни в чем не бывало сообщила мне Йеннифер. -- Насчет меня и Трисс не беспокойся, нам нужна только Цири. Кейру Мец мы с ней берем на себя. А вот с Филь и Ритой тебе придется поработать самой. Они высказали вполне определенные пожелания, выполнить которые можешь только ты, если научишься пользоваться своей силой.
   -- Ты прикалываешься?! Что значит, согласилась за меня? А если я не научусь управлять своей силой? Или даже научившись, не смогу сделать то, чего они хотят? -- взвилась я.
   -- Успокойся, -- поморщилась любительница решать за других. -- Все прекрасно знали, на что идут. Они отдают себе отчет в том, что ты можешь и не оправдать их ожидания. Других вариантов у них, так же как и у меня, нет. Все, что возможно, они уже перепробовали. Ты их последняя надежда.
   А я вдруг внезапно сдулась. Не было у меня сил на полноценный скандал, и даже возмущение высказывать было тяжело. Да и какой в этом смысл, она уже все сделала, как хотела, и явно ни капли не сожалела о том, что не поинтересовалась моим мнением об этом.
   -- И что я им должна теперь? -- мрачно поинтересовалась я.
   -- Маргарита Ло-Антиль хочет от тебя помощи в восстановлении библиотеки Аретузы, школы для чародеек. Ее уничтожили реданские военные во время охоты на ведьм. А Филиппе Эйльхарт потребуется твоя помощь в восстановлении глаз, -- проинформировала меня самоназначенная вершительница судеб.
   -- Глаз? -- не совсем поняла я, подозревая какой-то неизвестный мне термин или метафору.
   -- Глаз-глаз, -- кивнула чародейка. -- Радовид ослепил ее, выколов глаза. Она хочет их восстановить.
   Я громко сглотнула, осознав чудовищность произошедшего с этой чародейкой.
   В силу нулевых знаний в магии, я понятия не имела насколько это реально сделать, но предполагала, раз чародейки не пожалели года своей жизни, чтобы иметь лишь призрачный шанс заполучить желаемое, то простыми эти задания не были. Правда, по сравнению с поисками пропавшей девушки, способной, а самое главное, уже умеющей ходить по мирам, коих великое множество, задачи этих чародеек казались несравнимо легче в выполнении.
   -- Обязательства, принятые без моего ведома, я признавать не собираюсь, -- окончательно успокоившись, обозначила я свою позицию по данному вопросу. -- Но выполнить пожелания чародеек постараюсь, раз уж они оказали мне такую ценную услугу.
   Йеннифер лишь безразлично кивнула. Самой ей, кажется, было глубоко наплевать на все обязательства, ее интересовал только результат, причем не этих чар, а моего обучения. Мне это было непонятно, но хотя бы совесть моя будет чиста.
   -- Как я буду обучаться? -- задала я следующий пришедший мне на ум вопрос.
   -- Обучение твое начнется прямо завтра, как только окончательно оклемаешься, -- ответила моя непростая наставница. Я не стала перебивать ее намеками на то, кто позаботился о таком моем состоянии. -- И будет длиться ровно год в реальном времени и шесть лет в этом подпространстве. Учить тебя будем в основном мы с Трисс, но остальные чародейки, участвовавшие в наложении чар, также будут принимать участие в твоем образовании. Так что у тебя будет возможность познакомиться с ними всеми.
   -- Они тоже будут жить здесь безвылазно?
   -- Безвылазно жить здесь будешь только ты, остальные могут выходить и возвращаться, когда пожелают, -- опровергла мое предположение женщина.
   -- А почему я не могу выйти? -- недоуменно спросила я.
   -- Потому что участвовала в ритуале, находясь без сознания.
   -- Пфф... Будто у меня был выбор, -- пробурчала я, но особого раздражения не испытала.
   Если мои силы так велики и редки, то мне, в магии сведущей как слепой котенок, нужна была действительно мощная защита, и мне ее предоставили. Так что жаловаться было грех, да и к людям меня, прямо скажем, не тянуло. Вот выучусь, а там посмотрим! Волновали меня только Эскель и Весемир, но судя по реакции моей строгой надзирательницы на одно только упоминание о ведьмаках, учеба моя никакие контакты с внешним миром не подразумевала. Что ж, сейчас мне оставалось только смириться и посвятить всю себя обучению. А по истечении срока заклинания, благо для них пройдет всего год, я, по словам Йеннифер, уже имея знания и умения, смогу встретиться с тем, с кем пожелаю. На этом наша беседа окончилась, и я, не без помощи чародейки, провалилась в целительный сон, после которого проснулась, наконец, бодрой и полной сил. Едва поднявшись с постели, я обратила внимание на два фиала, стоящих на прикроватной тумбочке и явно приготовленных для меня.
   -- Что это? -- спросила я у вошедшей ко мне Йеннифер.
   -- Это эликсиры для улучшения памяти, -- как всегда быстро и четко ответила чародейка, не вдаваясь в дополнительные подробности. -- Один ты выпьешь сейчас, второй перед сном, и будешь повторять это каждый день, пока эти эликсиры будут тут появляться. Этот дневной -- для лучшего запоминания, этот ночной -- для лучшего усвоения, -- разграничила она маленькие бутыльки.
   Помня о договоре обучать меня всеми возможными, но не наносящими мне вред способами, и моем добровольном и полноценном сотрудничестве в этом мероприятии, я артачиться не стала и выпила первый флакон. С этого момента моя жизнь подернулась туманной дымкой. Нет, физическое состояние было вполне удовлетворительным, а вот сознание... Я чертовски плохо ориентировалась в пространстве и крайне туго соображала сама, зато внешняя информация воспринималась мной невероятно четко. Она будто выжигалась где-то в закромах моей памяти. Кажется, только тогда до меня полностью, да и то все же не сразу из-за действия снадобья, дошло, на что я подписалась, заключая договор с Йеннифер. Успокаивало в данной ситуации меня только одно. Все ее самые действенные способы обучения я должна не просто пережить, но остаться при этом здоровой физически и умственно, но что ее способы будут даже отдаленно непохожими на простые и приятные, я осознала и прочувствовала сполна. В любом случае, какими бы садистскими методиками она не пользовалась, это все было нужно мне ровно столько же, если не больше, чем ей. Если хоть малая часть того, что сулит мне мой дар, окажется правдой (а в его наличии я уже не сомневалась), мне самой жизненно важно как можно скорее и полнее овладеть магическим искусством. Да и в мире этом разобраться не помешало бы, чтобы перестать зависеть от доброй воли посторонних людей и уметь себя защищать от всех желающих воспользоваться мной в своих интересах.
   И дни потекли один за другим, стираясь в тумане знаний, нескончаемым потоком пропихиваемых в мою голову посредством долгих лекций и множества книг. Как пролетел первый год, во время которого меня бесконечно пичкали этими настойками для памяти, я, признаться, помнила плохо. Все, кроме новой информации, моя голова воспринимала с трудом, соображала еще хуже. Так что я не могла точно сказать, что и когда произошло за этот год. Но где-то между нескончаемыми занятиями, слившимися у меня в голове в сплошной поток новых знаний, я таки познакомилась с остальными чародейками, участвовавшими в создании моей охранной клетки, успела изучить весь, оказавшийся немаленьким, дом и обзавелась с помощью Трисс и Йеннифер всеми необходимыми предметами для жизни. А потом наступило то самое знаменательное утро, когда новой порцией меня не напоили, и мир внезапно обрел былую четкость.
   Отлично помню, как я, будто сумасшедшая, бегала по дому и во дворе, все осматривая и ощупывая заново, с трудом и восторгом возвращаясь к нормальному мироощущению. Это был мой первый выходной за все время обучения. Как оказалось, эти мозговые анаболики не настолько уж и безвредны и, исчерпав лимит их использования, моя монструозная наставница была вынуждена отказаться от них. А чтобы мое сознание вернулось в норму, ей также пришлось оставить меня в покое на сутки после отмены препаратов. Ощущение спавшего тягостного дурмана было настолько потрясающим, что я не стала тратить время этого прекрасного свободного от знаний дня на высказывание всего, что думаю об этой фанатичной чародейке. А потом, поразмыслив и покопавшись в своей напичканной кучей разной информации памяти, и вовсе раздумала ругаться. Да, это было подло, очень неприятно и жестоко так со мной поступать, пусть я и сама по неопытности согласилась на это, но результат, как ни крути, того стоил. Сколько времени бы я потратила, если бы изучала это сама, без помощи магических стимуляторов? Пять лет? Десять? Сколько вообще учатся в этой их магической академии, которой заведовала Маргарита, и по ее ли программе меня обучает Йеннифер? А так прошел всего год, а в моей голове уже масса полезных знаний, правда, чисто теоретических.
   Буквально на следующий день я узнала, что несмотря на столь долгое применение препаратов, успела я выучить далеко не все, что бы моя наставница хотела мне преподать. Так что дальше непростую науку мне придется постигать своими силами, а также, коль я пришла в себя, у меня, наконец, начнется практика. И хоть я и знала, что от Йеннифер ожидать чего-то хорошего не приходилось, все равно находилась в предвкушении заявленных практических занятий. Привыкшая с детства к техническому миру, я жаждала испытать новые ощущения! Реальность оказалась далеко не столь радужной, как мое воображение, однако открывшаяся мне наконец магия, все-таки сильно скрашивала трудовые будни.
   Теорию в меня продолжали запихивать в огромных количествах, но без магии усваивалась она очень туго, а со временем и то, что каким-то чудом усвоилось, начинало путаться между собой. Приходилось возвращаться, повторять и уточнять уже изученное, потом переходить к новому, чтобы назавтра в голове у меня опять оказывалась путаница. Йеннифер такое положение вещей, разумеется, не нравилось, но обвинить меня в недостаточном усердии даже у нее язык не поворачивался. Я прекрасно осознавала степень своей ответственности и необходимость обучения, и действительно посвящала учебе все свое время и все свои мысли, но справиться с таким бурным потоком информации было нереально тяжело.
   А вот с практикой дела обстояли очень даже неплохо. Магию в себе и в мире я почувствовала сразу, обращаться к своему дару научилась довольно быстро, и уже вскоре Трисс и Йеннифер пришлось столкнуться с первыми последствиями моих неумелых попыток колдовать. Правда, не обошлось без неожиданностей. Как теперь было известно и мне, маги черпали силу из стихий: из какой-то больше, из какой-то меньше -- кому что было удобнее и проще. Так вот первое, с чем я и мои учительницы столкнулись, стала магия льда. Они довольно долго исследовали странный феномен, но в итоге пришли к выводу, что так странно во мне сплелись предрасположенности к стихии воды и воздуха. Причем эти две стихии были настолько неразделимы для меня, что я использовала их энергию для любых магических манипуляций. Так и не добившись от меня вменяемых результатов с другими стихиями, они решили отложить этот вопрос, как несущественный, на потом. Ни мое обучение, ни творимая мною магия не страдали от концентрации в них энергии лишь этих двух стихий, стало быть, преградой к продолжению занятий это не являлось. Разве что Йеннифер долго и упорно пытала меня насчет ощущений во время сотворения магии. Я ее совсем не понимала, отвечая, что ничего особенного не чувствую, только прохладу где-то в области живота и иногда пальцев. Вскоре чародейка прекратила расспросы, так и не пояснив мне их цель.
   Так что в отличие от незапихиваемой в голову теории, мои практические умения улучшались очень быстро, не в последнюю очередь из-за той базы, которую в мою голову уже удалось впихнуть. А потом в какой-то поистине благословенный день, лекция каким-то чудом совпала с практикой, и моя наставница с некоторым удивлением отметила, насколько быстрее и качественнее я постигаю теорию, которую сразу же вижу на практике. С того дня все уроки в моей персональной школе магии и колдовства перепутались. Все темы смешались и переплелись, я одновременно изучала теорию и тут же применяла ее на практике, ставила алхимические и магические эксперименты, проводила опыты, обрабатывала результаты, отрабатывала навыки. Но как ни странно, мой мозг стал в разы лучше усваивать материал, привыкший, видимо, что в него пихают кучу нового, а магический потенциал стал расти намного быстрее из-за постоянно практикуемой магии. Йеннифер такой прорыв явно пришелся по душе, и она только все увеличивала долю магии в моей жизни. Она обучала меня все новым и новым бытовым заклинаниям, учила косметологической магии, пространственной (хотя в пределах дома это и было почти бессмысленно), иллюзиям, невидимости, левитации, телекинезу, телепатии, исцеляющей магии -- словом всему, что меня хоть каплю интересовало. Все это помимо практики обрастало теорией и на обязательных условиях включалось в мою жизнь. Теперь помимо постоянных занятий мне в обязанности вменялось всегда, когда только могу, пользоваться магией. Вплоть до левитации книги, вместо держания ее в руках, и телекинетического застилания постели, вместо простого действия руками. Сначала я все это поддерживала с большим восторгом, потом подустала, а потом привыкла, упразднив на мой взгляд бестолковое применение силы и оставив его там, где это действительно было удобно. Йен настаивать не стала. Период острой пользы подобного поведения прошел, а отработала я за это время заклинания так, что те стали у меня машинальными. Таким образом нужный эффект был достигнут, и дальше загонять свою жизнь в абсурд необходимости не было.
   Так прошли еще два года, по истечении которых я была по-настоящему ошарашена первой услышанной из уст своей вечно всем недовольной наставницы похвалой. В тот день она как всегда неожиданно сообщила мне о выходном (до того количество подобных экстраординарных событий можно было по пальцам пересчитать), а к вечеру несказанно удивила меня праздничным ужином.
   -- Вау, -- я замерла на входе в столовую, куда пришла за обычным ужином, а застала полностью сервированный на две персоны стол с расставленными по его поверхности яствами. -- По какому поводу у нас праздник? -- ошеломленно спросила я.
   -- Сегодня три года твоего обучения подошли к концу, -- объявила мне Йеннифер, оборачиваясь.
   Она всегда была безупречна, но сегодня, очевидно в честь праздника, на ней было особенно изысканное черное платье с обнаженными плечами и глубоким декольте. Мне даже несколько неловко стало за свой повседневный наряд, несмотря на то, что в свои планы меня чародейка не посвящала. Так что я, наскоро придумав платье, быстро сотворила иллюзию, скрывая свои любимые штаны и рубашку с кожаным коротким камзолом. Во все стороны от меня брызнули снежинки и тут же растаяли, не долетев до пола. Так происходило почти при любом моем обращении к магии, если только я специально не контролировала этот, на мой взгляд очень милый и безобидный, эффект или же не была полностью сосредоточенна на магии, что в общем-то по своей сути тоже являлось контролем.
   Разумеется заметив мои манипуляции, крайне торжественная сегодня чародейка, тем не менее никак не прокомментировала их и жестом предложила мне сесть к столу.
   -- Три года -- это ровно половина срока твоего обучения здесь, -- продолжила Йен, едва я уселась на предложенное мне место. -- И я довольна твоими результатами. Мои ожидания были намного ниже. Однако же за эти три года ты освоила весь курс школьных магических наук. Поздравляю! -- сказала чародейка и подняла наполненный бокал.
   Я же была настолько обескуражена совершенно не ожидаемой похвалой, ни намека на которую не слышала все три года, что далеко не сразу отреагировала на это.
   -- Спасибо, -- наконец сказала я, также поднимая бокал.
   Мы выпили в полной тишине, после чего женщина продолжила свою речь.
   -- Признаюсь, я не рассчитывала, что ты сможешь сопротивляться эликсирам памяти так долго. За этот год, что ты продержалась, я успела вложить в твою голову очень значительную и важную часть знаний. Однако и после прекращения приема препаратов, ты меня удивила своим неподдельным рвением к знаниям, да и твои способности к обучению оказались на высоте. Скорее всего, именно это, а также Старшая кровь и обусловили твою сильную сопротивляемость эликсирам. По моим первоначальным расчетам, ты должна была справиться с базовой школьной программой лет за пять в лучшем случае, а в итоге ты уложилась в три, выучив попутно немало того, что туда не выходит. Это прекрасно! -- без издевки в голосе сообщила непривычно довольная чародейка. -- Теперь вместо одного года на овладевание силой Старшей крови, у тебя есть целых три. С завтрашнего дня твоей основной задачей будет получить, наконец, контроль над временем и пространством, а также одновременно ты продолжишь увеличивать свой магический потенциал. Но об изменениях в твоем расписании мы поговорим завтра, а сегодня у нас праздник! -- закончила она свою речь неожиданной улыбкой и снова подняла бокал.
   И мы действительно отпраздновали! Просто ели вкусную еду, пили ароматное вино и вели спокойную беседу, правда, разумеется, о магии, просто потому, что больше нас ничего не связывало. Надо сказать, что за время, проведенное практически только с Йеннифер (львиную долю занятий со мной проводила она, значительную часть -- Трисс, и редкие уроки были с Филь, Кейрой и чуть чаще с Ритой), мы не то чтобы подружились, скорее, смирились друг с другом. Узнали привычки друг друга, на практике познакомились с характером, делили быт и пищу, и бывало даже развлекались вместе, хотя обычно мой выходной означал, что ей нужно выйти в реальный мир, а подменить ее никто не может. Так что мы притерпелись друг к другу, нашли хорошие и плохие стороны совместного проживания, научились уживаться и общаться. Подругой, в отличие от Трисс, с которой мы довольно быстро нашли общий язык, я ее назвать не могла, но и чужим человеком после такого количество проведенного совместно времени, считать Йен было уже нельзя.
   С того дня моя жизнь в изоляторе изменилась кардинальнейшим образом. Занятия, изнуряющие мозг с утра до вечера, исчезли, их место заняли расширившиеся медитации, практическое применение магии и чтение литературы. Мой день теперь начинался со своеобразной магической зарядки. Помимо того, что я все еще продолжала использовать магию направо и налево, где это только мне было удобно, я теперь еще и специально около часа после завтрака отрабатывала серии боевых заклинаний. Повседневная магия давно уже не развивала мой дар -- ей уже раскрытого хватало с головой, потому мы перешли на боевую, у которой, в теории, предела вкладываемой силы не было, и она должна была помогать мне все дальше раздвигать границы моего дара до полного его раскрытия. На практике же в небольшом огороженном пространстве предел использования боевой магии, конечно, был, и чтобы не достигнуть его слишком быстро, частично силовые магические нагрузки компенсировались скоростными. Таким образом, я должна была увеличивать свою пропускную способность магии, не разнеся дом и не повредив барьер, отгораживающий меня от мира. Потом был медитативный час, а после него программа моего дня была, по сути, свободной. Для продолжения углубления моих знаний в магии у меня всегда было достаточно книг и рукописей, также Маргарита, несмотря на все протесты Йеннифер, принесла мне стопки книг по биологии, анатомии, генетике, медицине, латыни, Старшей речи, юриспруденции и истории мира и магии. Она сказала, что раз уж я осилила весь магический курс, то нужно было мне и в остальных науках подтянуть свои знания, чтобы я могла экстерном сдать экзамены и выйти из стен этого дома полноценной выпускницей Аретузы. Я была ей за это безмерно благодарна. Магия магией, но за все время обучения здесь я ни на йоту не продвинулась в познании мира, в котором оказалась. А эти книги были просто даром небес для меня! Пусть это лишь теория, которая не заменит мне жизненного опыта, но на безрыбье и рак рыба. Да и статус выпускницы элитной магической школы для чародеек тоже был весьма и весьма полезен мне, не обладающей в этом мире, по сути, ничем. Кто знал, какова будет моя дальнейшая жизнь в этом месте?
   Что же касается развития моего самого важного и ценного дара, то тут были определенные сложности. Разумеется, все мои предыдущие усилия по изучению магии и расширению своего потенциала развивали и его, так как это тоже была магия. Однако классическая магия этого мира не подразумевала перемещений между мирами и путешествий во времени, а значит, и научить меня обращаться к этой стороне своего дара не могла. Нащупать свои сверхспособности мне нужно было самой, а потом еще и научиться ими управлять.
   Совсем уж искать то, не зная что, мне все-таки было не нужно. Совместно с Йен и Трисс, а также используя предыдущий опыт Цири и ее учителя, мы выработали стратегию, которая должна была помочь мне в развитии этого направления. Например, для развития магии времени я должна была начать заниматься реставрацией вещей. То есть не просто починить сломанную вещь, а именно сделать ее снова новой. Поначалу у меня конечно же ничего не получалось, но с ростом общего магического потенциала, у меня стало получаться по крайней мере проникать в прошлое вещей. Теперь же мне предстояло не просто увидеть, но и вытащить это видение в настоящее, а потом еще и магически воплотить его. Как это следовало сделать, не знал никто, но Йен была уверена, что нужно было только начать, и дар, к которому я буду планомерно обращаться, сам подскажет мне, как им управлять. Правда, подобные практики она отложила до того момента, пока я не освою весь курс необходимых магических наук. Это было сделано как для безопасности экспериментов, так и для максимального раскрытия обычного магического таланта, который так или иначе был связан с силой Старшей крови.
   С пространством было и лучше, и хуже одновременно. Хуже было потому, что я была заперта в этом доме, и ни о каких перемещениях и речи не шло. Причем вероятнее всего, целенаправленное воздействие на эту сферу позволило бы мне взломать защиту изнутри и выйти наружу, вот только это было, безусловно, неприемлемо. Мало того, что я сразу бы потеряла маскировку и защиту, я бы еще и тот самый эффект растянутого времени растратила впустую. А лучше с пространством было просто потому, что у меня определенно был врожденный талант именно к пространственной магии. Легче и быстрее всего я освоила именно порталы (строить их из угла в угол, правда, никакого удовольствия мне не доставляло) и перемещение предметов, начиная от банального телекинеза и заканчивая пространственными мешками. Вскоре я довольно уверенно уже таскала предметы даже из внешнего мира, но на этом эксперименты Йен резко прекратила, сказав, что еще не время. И вот теперь, наконец, пришло время продолжить развитие моих способностей. Мне предстояло научиться не только брать, но и класть предметы на расстоянии, в том числе значительном, а далее уже пытаться искать предметы за пределами этого мира. Как это сделать, опять же никто не знал, но по аналогии со временем, дар должен был сам мне это подсказать.
   Также в это время мне предлагалось всерьез подумать о тех самых заданиях от Филь и Риты, с которыми я была должна им помочь по милости Йеннифер. И хоть на словах я свою причастность к договору отрицала, на самом деле, я вполне ощущала себя обязанной чародейкам, в том числе и Кейре с Трисс, и собиралась приложить все усилия, чтобы предложить им достойную плату за отданный год жизни.
   Что же касается моей ледяной магии, мы так и не смогли ни придумать вменяемое объяснение подобному явлению, ни добиться от меня каких-то изменений предпочитаемых стихий. Я упорно использовала только этот странный гибрид из воды и воздуха для своей магии, игнорируя наличие земли и огня. Именно поэтому все мои заклинания и отдавали морозной свежестью, сыпали искристым снегом или сопровождались пронизывающими порывами ветра. Признаться, мне подобные спецэффекты, которые при желании я вполне могла сдержать, даже нравились. Магия сама по себе была поразительной штукой, способной практически на все, а ледяной отклик делал ее еще более эффектной. Йен же каждый раз кривилась от этакой показушности, хотя и точно знала, что я не делаю этого специально, а наоборот, мне требовались дополнительные силы, чтобы эти явления подавить.
  
   Новый этап в моей жизни начался с оглушительного чувства пустоты. Проснувшись и отработав с Йеннифер тренировку, после которой она покинула дом, сказав, что вернется позже, и проведя медитацию, я поняла, что без непрекращающихся занятий, заполнявших каждую мою минуту, я не знаю, что делать. Чисто теоретически у меня были горы нечитанных книг и непочатый край практической работы, но на деле я просто стояла посреди гостиной и не знала, за что взяться. За три столь насыщенных года, когда мной постоянно руководили, не давая возможности вздохнуть без команды, я настолько привыкла к этому, что теперь действовать самостоятельно для меня оказалось чертовски трудно. Далеко не сразу, но все-таки пересилив свой ступор, я подошла к книгам, в обращении с которыми, по крайней мере, не нужно было импровизировать. Открыл да читай, чего бы проще? Но оказалось все-таки сложно. Книг было много, все они были разные, и прежде чем начать, следовало понять, как к ним подступиться, как распределить и чем заняться в первую очередь, а что отложить. Снова нужно было принимать решение самой, а я от этого, оказывается, так сильно отвыкла...
   Втянуться в новый режим обучения оказалось действительно непросто, но поскорее разобраться со всем этим меня побуждала какая-то сосущая внутренняя пустота. Так бывает, когда ты что-то делаешь-делаешь, выбиваешься из сил, стараешься успеть до дедлайна, не спишь толком, не ешь, а потом наступает тот самый час икс, к которому ты так готовился, и бешеная гонка резко обрывается. Ты просыпаешься на следующий день после сдачи проекта все еще в том режиме эпичного разгона, а дел-то уже нет. И требуется какое-то время, чтобы привыкнуть к новому порядку течения жизни. Но это только в том случае, если ты в самом деле закончил и можешь позволить себе отдохнуть. У меня же ситуация была не совсем такая. Я прошла лишь половину своего пути, впереди было еще столько же, если не больше, работы, и расслабляться времени у меня не было. Потому следовало как можно быстрее втянуться в новую колею получения знаний и работы над собой, чтобы, разленившись, не потерять инерционной скорости, привычки к труду и неугасающий запал.
   С книгами мне помогла Маргарита, очень кстати появившаяся в тот день в моей комфортабельной тюрьме. Возможно, ее прислала сама Йеннифер. Возможно, она просто захотела со мной увидеться в ее отсутствие, но вдвоем с ней разобраться с книгами, большей частью ею же и принесенными, оказалось гораздо легче. Книги по медицине и генетике были отложены подальше, перед ними следовало ознакомиться с биологией и анатомией, которые, к счастью, не были для меня совершенно незнакомыми в отличие от магии. Да и в процессе изучения магии я, так или иначе, касалась тем всех четырех книг. Юриспруденцию и историю мира и магии, наоборот, решено было изучать первыми, как то, в чем я совершенно не разбиралась, но очень хотела бы. В конце концов, как жить в мире, не зная его законов и произошедших событий? А вот книги по языкам были мне совершенно бесполезны. С моим универсальным переводчиком в виде Старшей крови надобности в изучении их не было, но я все-таки решила их оставить и посмотреть на досуге, мало ли что там будет интересного.
   Надо сказать, что этот мой универсальный переводчик был далеко не так удобен, как могло бы показаться на первый взгляд. Да, я могла понимать любой язык, и меня мог понять носитель любого языка, причем как письменно, так и устно. Вот только серьезные заклинания обычно помимо жеста, концентрации и вливания магической энергии содержали также речевой компонент, который был непременно на Старшей речи. Я же, в силу своих способностей, Старшую речь от общего языка и латыни не отличала, для меня они все были моим родным языком. И это оказалось довольно большой проблемой на моем пути к овладеванию заклинаниями! Я было попыталась обмануть систему, попробовав говорить на английском, но ген Старшей крови работал в обе стороны. Для Йен и Трисс мой английский звучал точно так же, как и русский -- всеобщим. Ни одна попытка научить меня говорить на Старшей речи в обход переводчика ни к чему не привела, да их и было-то немного, просто потому, что средств для этого фактически не было. В итоге, когда я просто ради эксперимента попробовала произнести нужную магическую формулу про себя, не озвучивая ее не на том языке, который нужен, это неожиданно сработало! Так что несмотря на большую важность словесной формулировки для магии, я накладывала заклинания молча, произнося магические формулы про себя. И хоть Йен предрекала, что с повышением уровня сложности заклинаний моих мысленных речей будет недостаточно, пока что все работало прекрасно.
   Когда с книгами все было решено, и Маргарита пообещала раз в пару моих недель приходить сюда, чтобы я могла задавать ей вопросы, а она соответственно проверять мои знания, настало время подумать о куда более сложных и важных вопросах с контролем над временем и пространством. В тот самый первый день я так ничего и не решила, но уже на следующий взяла, наконец, себя в руки и стала планировать свои занятия сама. Сначала я чувствовала себя откровенно неуверенно, да и не получалось у меня ничего, но раз за разом обращаясь к своей едва ощутимой за бурными потоками ледяной магии силе Старшей крови, я начала понимать, что и как лучше делать, к чему стремиться и как с этим работать.
   Дни полетели за днями, ну точнее, сутки внешнего мира растягивались на целых шесть дней в моей резервации, но это уже давно не доставляло мне никаких неудобств. Наоборот, я порой думала, что мне будет сложно привыкнуть к ежедневной смене дня и ночи, когда действие чар закончится. Так что не обращая внимание на реальное время суток, мое утро всегда начиналось с водных процедур и магической зарядки. Йеннифер нередко составляла мне компанию, и иногда вместо стандартной, уже до автоматизма доведенной системы заклинаний мы с ней устраивали что-то вроде магических поединков, где она на практике проверяла мои знания, силу и скорость реакции. Далее следовал завтрак и медитация, которую я с молчаливого попустительства своей, ничуть не менее строгой там, где она считала необходимым, наставницы часто пропускала. А потом я поднималась в комнату, отведенную под магическую лабораторию (алхимическая же, наоборот, находилась в подвале), и усиленно вытаскивала на свет божий свои скрытые даже от меня таланты носителя Старшей крови. Когда же силы оставляли меня, наступало время книг, которые споро меняли свое местоположение из стопки "к прочтению" в стопку "уже прочитано".
   Начав свои тренировки с простого перемещения предметов в пределах дома, я довольно быстро вывела их за пределы окружающего дом заклинания и быстро научилась и брать предметы, и класть их. Как только расстояния перестали быть для меня помехой, я начала тренироваться с Трисс, которая продолжала оставаться на королевской службе и постоянно проживала в Ковире. Мы обменивались письмами и небольшими предметами. Со временем вес и габариты предметов стали расти, и вскоре она уже начала снабжать меня старыми предметами мебели, которые я использовала для развития второй стороны моей силы и развлечения. Оказалось, реставрация -- очень увлекательный процесс! Проникать в прошлое вещей, видеть их на пике своей ценности и вытаскивать эту сущность в реальный мир, давая вещам вторую жизнь, доставляло мне большое удовольствие. Получаться у меня начало, конечно, далеко не сразу, но, как говорится, терпение и труд все перетрут. Восстановив первую свою глиняную миску, неосторожным движением разбитую накануне, я пришла в полный восторг и на несколько дней погрузилась в прошлое вещей с головой, забросив все остальные дела. Позже Йеннифер, порадовавшись вместе со мной моему прорыву, напомнила мне и о тренировках, и о других моих занятиях, но процесс был уже запущен.
   Так что за полгода я восстановила весь дом и всю немногочисленную мебель в нем и стала нуждаться в вещах из внешнего мира для продолжения своих тренировок, которые стали уже скорее моим хобби, чем работой. Дом, прошедший полное перерождение, стал на глазах преображаться, обзаводясь новыми вещами, частью заменявшими и старые. С ростом моего мастерства и с учетом разницы в течении времени, вещей от Трисс мне стало не хватать, и я занялась поиском новых экспонатов для моей реставрационной коллекции самостоятельно. Но тут были подводные камни другого толка.
   -- Привет! Что сидишь, пригорюнившись? -- звонко поприветствовала меня Трисс, зайдя в столовую и застав меня за размышлением над моральной проблемой.
   -- Да вот искала вчера себе новый предмет для реставрации и наткнулась на изумительную вазу, -- отставив кружку с чаем, я продемонстрировала иллюзорный образ из своей памяти: тонкий фарфор, изысканная роспись, минимум украшений. Я не была большой любительницей украшений в помещении и наполняла дом функциональными предметами, но некоторые вещи, предназначенные исключительно для услады глаз, порой все-таки западали мне в душу, как, например, эта ваза с лепным рисунком.
   -- Так, а чего же ты мне только иллюзию показываешь, а не уже восстановленную красоту? -- удивленно спросила Трисс, присаживаясь рядом со мной. У нее в отличие от меня было отличное настроение, и жизнерадостная улыбка сияла на ее лице.
   -- Видишь ли, ваза эта, хоть и побитая временем, стоит у торговца на прилавке, и просто так забрать ее означает украсть. А красть я не хочу, -- поведала я о своей проблеме, магически вытаскивая вторую кружку из ящика и наливая Трисс чай. -- До этого вещи или покупала для меня ты, или я брала те, у которых нет хозяина, а вот теперь...
   -- Сходить купить для тебя эту вазу? -- тут же предложила рыжеволосая чародейка, делая глоток из чашки.
   -- Это самый простой и быстрый вариант, -- согласилась я, тоже отпивая чай. -- Но завтра мне может понадобиться что-то еще и проблема вернется снова.
   -- Ну да, -- согласно кивнула девушка. -- Учитывая, что у тебя в шесть раз больше времени, чем у меня, я могу просто не успевать покупать для тебя вещи.
   -- Да и у тебя достаточно своих дел!
   -- Ну, тогда бери так, что ж теперь поделать?
   -- Вот я как раз сижу и думаю, можно ли что-нибудь с этим поделать, -- вздохнула я, откидываясь на спинку стула. -- Но безрезультатно пока. Мне нужно придумать способ, чтобы я могла сама делать покупки, не выходя при этом отсюда.
   -- Не выходя отсюда, можно общаться с помощью мегаскопа, -- вместе со мной вслух взялась рассуждать Трисс. -- Но не думаю, что из этого выйдет что-то хорошее, учитывая временную аномалию этого места.
   -- Да, поговорить не получится, да и денег у меня нет, -- вздохнула я, обхватывая чашку ладонями, грея руки.
   -- Деньги не проблема, -- отмахнулась рыжеволосая чародейка.
   -- Для тебя, а у меня нет ни гроша, -- напомнила я ей. -- И когда договор с Йен, по которому она меня обеспечивает все время обучения, закончится, это будет проблемой.
   -- Ты сильный маг с хорошим образованием, у тебя не будет проблем с деньгами, -- уверенно сказала Трисс.
   -- Это если я смогу найти работу, а не продолжу прятаться от всего мира.
   -- Значит, применишь магию по-другому, -- хитро усмехнулась Трисс. -- С твоими-то талантами без денег точно не останешься.
   -- Я не хочу воровать, -- вздохнула я, возвращаясь к тому, с чего начали.
   -- Не воруй, -- покладисто согласилась Трисс. -- Возьми то, что никому не принадлежит.
   -- Предлагаешь мне искать клады? -- уныло уточнила я. -- Это не так просто, как кажется. Люди гибнут при деньгах часто, но только в карманах у них гроши, которые я буду искать сутками. Полноценные клады в сундуках зарывают редко, да и как я пойму потерянный это клад или нычка кого-то еще живого? А гробниц и сокровищниц драконов в вашем мире вроде бы нет, чтобы расхищать их силой мысли.
   -- Зато залежи драгоценных камней есть, -- дождавшись, когда я закончу перечислять, дополнила моя неожиданная компаньонка в этом, непростом во всех мирах деле по добыче денег.
   Я медленно перевела на нее заинтересованный взгляд, попутно быстро обдумывая выданную мне только что идею. Левая бровь плавно поднялась наверх, а губы плавно растянулись в улыбке. Трисс рассмеялась, наблюдая за мной.
   -- Ну, вот, а ты говорила! -- смеясь, сказала она.
   -- Об этом я, признаться, не подумала, -- усмехнулась я. -- Думаю, я вполне могу найти в толще камня залежи и потихоньку их оттуда таскать!
   -- А я помогу тебе обменивать их на деньги, пока ты вынуждена находиться тут, -- снова продолжила за меня Трисс.
   -- По крайней мере, это нужно будет делать редко, -- усмехнулась я.
   Уже через неделю я продемонстрировала заскочившей ко мне Трисс горсть разномастных изумрудов. Искать пришлось долго и кропотливо, все-таки мысленно перерыть толщу горы -- это не то же самое, что виртуально пробежаться по подходящим мне предметам, как по рынку, но результат того стоил. Теперь у меня был личный рудник где-то далеко в Синих горах, в который я смогу наведаться в любой момент, когда мне снова понадобятся деньги. А первый улов отправился с Трисс, только ахнувшей от вида камней, на огранку, к знакомому ей мастеру, после чего уже она собиралась их продать, а деньги принести мне. Так что месяца через полтора, получив немало вырученной за камни наличности, я таки рискнула совершить свою первую удаленную покупку в этом мире. Дотянувшись до той самой вазы, которая дожидалась меня все это время на прежнем месте, я привычно вытащила ее через пространство к себе в дом, а на ее место положила горсть монет. Надеюсь, не слишком промахнулась с ценой и не очень напугала продавца. Вскоре восстановленная ваза заняла почетное место в гостиной на столике, и Трисс, заглянувшая ко мне с очередным визитом, поздравила меня с удачной покупкой.
  
   Впрочем, я далеко не каждую свою минуту тратила исключительно на тренировки и получение новых знаний. Теперь, когда за всеми моими действиями никто не надзирал, я могла позволить себе делать выходные чаще и заниматься в это время, чем душе угодно. Так или иначе, это, конечно, все равно сводилось к магии (да и я это обожала!), просто потому, что в уединенном средневековом домике особых развлечений не было, но по крайней мере, это никак не было связано ни с обучением, ни со Старшей кровью.
   Весь дом давно уже перешел в мое почти полное владение. Кроме Йен, остальные чародейки тут никогда не жили, только заходя ненадолго в гости, а с недавних пор и Йеннифер стала тут появляться только, чтобы проведать меня, а жить предпочитала в реальном времени. По официальной версии она просто заскучала в этой реальности, но на самом деле я подозревала, что у нее просто не хватало терпения следить за моим медленным прогрессом, а в реальном мире это происходило в шесть раз быстрее. Так вот являясь, по сути, единоличной хозяйкой дома, я благоустраивала его на свое усмотрение, заколдовывая предметы так, как мне было удобно. К примеру, я организовала две вполне современные ванные комнаты на первом и втором этаже. Там были и раковина с унитазом, и ванная с душевой. Выглядело это все, конечно, крайне аутентично: деревянные бадьи, каменные чаши и прочая, но функционал был вполне себе современный. То есть в каменную чашу раковины вода текла из стены и уходила через отверстие в ее дне. Большая круглая деревянная бадья, исполнявшая функцию ванной и душа, была окружена магическим щитом, позволяющим плескаться в ней сколько душе угодно, не вымачивая при этом все окружающее пространство. Ну и унитаз, выглядевший здесь как обычный деревянный стул, только с особой конфигурацией сиденья, был снабжен магическим сливом и, соответственно, канализацией. Такой же модернизации подверглась кухня, спальня и другие помещения. Магическое освещение было проведено по всему дому, плита и холодильник хоть и не выглядели таковыми, вполне справлялись со своими функциями, а кровать, укомплектованная самыми современными в этом мире спальными принадлежностями и намагиченным постельным бельем, была очень комфортной.
   Помимо создания комфорта в доме и непосредственного использования оного, я также занималась и собой. Едва научившись управляться с внешностью, я сняла стагнирующее заклинание, наложенное Йен на мою внешность, дабы во время того года под эликсирами я на нее не отвлекалась, и восстановила свою подпорченную прическу. После, по мере обучения, я, под бдительным присмотром наставницы, провела некоторую корректировку своей внешности, исправив сущие мелочи, но моральное удовлетворение получила колоссальное. В конце концов, не все же мне только учиться и учиться, чтобы потом что-то сделать другим? Надо и для себя что-то сделать! Это были совсем незначительные изменения. Внешность моя, кроме цвета волос, меня вполне устраивала, но чуточку ближе к своему идеалу я стала. Сейчас же я экспериментировала со своим образом уже чисто косметически: меняла длину и цвет волос, пробовала всевозможные прически, делала разнообразный макияж и маникюр, подбирала одежду.
   Помимо внешней составляющей моего тела, в ходе обучения исцеляющей магии Йен помогла мне полностью проверить свое здоровье, подлечить все, что можно было только вылечить, а также одним мощным заклинанием избавиться одновременно и от ежемесячных женских неудобств, и от опасности забеременеть. Нет, это не была магическая стерилизация. Йеннифер была ярой противницей подобной дикости, да и я, несмотря на все свои страхи, не собиралась лишать себя шанса иметь детей. Это было что-то наподобие консервации, позволявшей мне не беспокоиться о контрацептивах и средствах гигиены, покуда я не сниму заклинание. И, господь свидетель, какое же это было классное заклинание! Просто лучшее из лучших среди всех, так или иначе облегчающих жизнь заклинаний.
   Так, в повседневных заботах и радостях прошли еще полтора года моей с одной стороны нелегкой, а с другой -- беззаботной жизни в стенах закрытого магическим щитом дома. Как и предвидела Йеннифер, способности росли неуклонно, следовало только пользоваться ими. Первые свои предметы я восстанавливала недели. Теперь же на стол или стул я тратила пару минут, а разбитым чашкам хватало и пары секунд, чтобы снова стать целыми. А для переноса предметов мне вовсе не требовалось отрешаться от реальности, сосредотачиваться и долго копаться в пространстве. Те предметы, что я клала сама или же точно знала, где они лежат, я доставала с такой же легкостью как платок из кармана и так же легко могла отправить их обратно. Поиски же предметов, которые раньше могли занимать дни, теперь я находила в считанные минуты, достаточно было четко представить образ того, чего ищу, или же определить какие-то значимые параметры, чтобы потом выбирать из найденного. Причем я даже толком не могла объяснить, как именно я это делаю. Мне просто было что-то нужно, и вот я уже в своей голове видела это что-то, где бы оно ни находилось. Правда, это касалось только неодушевленных предметов. С людьми и не людьми такой фокус не прокатывал. Все-таки я была повелительницей неодушевленного пространства, а не живой материи. Но несмотря на все мои успехи, все это было не то, что мне и окружающим нужно. Сколько я не прикладывала усилий, сама перемещаться во времени и пространстве, ради чего все это и затевалось, я не могла.
   Первый значительный прорыв в этой области произошел во время поисков очередной вещи для моего хобби. Я подыскивала себе что-нибудь новенькое и интересненькое для восстановления, но уже довольно долго не могла найти ничего, что бы меня заинтересовало, когда вдруг неожиданно почувствовала, что будто провалилась куда-то. Поначалу я испугалась, не зная, что думать, ведь раньше такого никогда не происходило. Однако потом перед моим мысленным взором замелькали знакомые мне, но совершенно неожиданные предметы. Предметы из моего мира...
   -- Йен! -- едва услышав характерный звук сработавшего в гостиной портала, я со всех ног бросилась вниз, крича. -- Йен! Смотри!
   Я буквально спрыгнула с лестницы, приземлившись прямо перед обескураженной моим поведением чародейкой, и протянула ей свою сегодняшнюю находку. Йен аккуратно взяла у меня упаковку и повертела ее в руках. Прочесть название она, очевидно, не могла, да и вряд ли бы оно ей что-то сказало.
   -- Что это? -- спросила она, осмотрев обертку со всех сторон.
   -- А ты не знаешь? -- с улыбкой до ушей спросила ее я.
   -- Я бы стала спрашивать, если бы знала? -- изогнула он одну из бровей.
   -- Открой, -- предложила я ей. -- Это не опасно.
   Смерив меня скептическим взглядом, чародейка оторвала приклеенный клапан упаковки и зашуршала фольгой.
   -- Что это? -- еще раз вопросила она, с неподдельной гримасой отвращения глядя на коричневую субстанцию.
   -- Попробуй. Отломи кусочек, -- предложила я ей, хихикая.
   -- Я, конечно, на многое готова ради развития твоих способностей, но есть экскременты? -- Йеннифер даже плечами от омерзения передернула.
   Я громко расхохоталась.
   -- Это не... хи-хи... экскременты. Попробуй, это вкусно! Клянусь! -- смеясь, сказала я. -- Поверь, у меня нет цели накормить тебя говном!
   С непередаваемым выражением лица женщина все-таки пересилила себя и надломила коричневую плитку, после подозрительно поднесла к лицу и принюхалась, будто запах отходов жизнедеятельности она бы не учуяла, только открыв упаковку.
   -- Мне незнаком этот запах, -- сказал Йен.
   -- Вкус тоже. Попробуй. Только в руках долго не держи, а то растает и испачкает пальцы, -- предупредила я, с нетерпением ожидая, когда же она уже положит кусочек на язык.
   -- Растает? -- поразилась чародейка и, наконец, осторожно откусила маленький кусочек. -- Хм... какой необычный вкус. Сладко... -- убедившись, что я в самом деле не предлагаю ей съесть ничего отвратительного, первый дегустатор иномирного яства все же отправила в рот всю дольку и с удивлением взглянула на свои пальцы в коричневых потеках. -- Вкусно! Что это все-таки такое?! -- спросила она, очищая подушечки пальцев.
   -- Это шоколад, -- триумфально объявила я, наконец. -- И в вашем мире его нет.
   Хлоп! Шоколадка выпала из рук чародейки и, упав на пол, разломилась пополам.
   -- Что?! -- воскликнула она. -- Ты смогла попасть в другой мир?! -- женщина вцепилась в мои плечи мертвой хваткой и даже слегка встряхнула.
   -- Не совсем, -- усмехнулась я, в целом ожидая примерно такой реакции и потому не удивляясь. -- Я смогла дотянуться до своего мира и достать оттуда шоколадку. Я уверена, что смогу снова это сделать и, думаю, что я поняла принцип, как можно дотянуться и до других миров, но как попасть туда, пока не имею представления.
   Йен долго смотрела на меня своими нереально фиолетовыми глазами, а потом вдруг порывисто обняла.
   -- Брин, девочка, тренируйся, -- жарко заговорила она мне почти в ухо. -- Тренируйся постоянно, разберись со своей силой, научись ей пользоваться, научись ходить по мирам!
   Застигнутая врасплох такой неожиданной реакцией, я на какое-то время окаменела. Я всегда знала, что поиски Цири -- единственное, чему сейчас посвящена жизнь этой сильной и властной женщины, что ради этого она готова пойти на все, и это не было преувеличением, но насколько большие надежды она возлагала на меня, кажется, поняла только сейчас... И это, с одной стороны, было тяжелое осознание, так как я отнюдь не была уверена в своих силах, а с другой -- до щемящей боли в груди сближающее. Она хотела найти дочь, приемную дочь! Так же как возможно хотела найти меня моя приемная мать, только ей помочь было некому, а у Йеннифер есть я. И я сделаю все, что в моих силах и чтобы найти ее дочь, и чтобы вернуться к своей матери. Не знаю, что там случилось с биологической матерью Цири, может она ее бросила, так же как моя меня, а может, умерла, но Цири, так же как и мне, повезло с приемной матерью, искренне любящей ее не меньше, чем родную.
   Я наконец отмерла и осторожно сжала плечи чародейки в ответ, однако та почти сразу отстранилась.
   -- Я не сдамся, пока не научусь, -- пообещала я, глядя в глаза расчувствовавшейся чародейке. -- И мы будем ее искать, пока не найдем. Живой и невредимой, как ты и хотела!
   -- Спасибо, -- тихо сказала она и опустила взгляд и тут же увидела шоколадку, которую мы чуть было не затоптали.
   Йен протянула руку и та сама поднялась к ней, расколотая пополам, но незапачканная.
   -- Пойдем чаю попьем, -- предложила я, с усмешкой глядя на свой первый действительно стоящий прорыв. -- Господи, я будто сто лет не ела шоколада!
   Этот вечер мы провели с Йен вдвоем. Я многое узнала о той самой Цирилле Фионе Элен Рианнон, которую мне предстояло найти. О ее жизни до встречи с Геральтом и Йеннифер, о предназначении и войне, о ее обучении в Каэр Морхене и в храме Мелитэле, о ее злоключениях в другом мире. Обо всех ее проблемах с охотниками до Старшей крови, а наиболее подробно о последнем сражении с Дикой Охотой, после которого она и пропала.
   Теперь, обладая гораздо большей информацией как о мире и магии, так и о самой Цири, я впервые по-настоящему задумалась о том, как мне ее найти, учитывая, что миров множество, а я едва нащупала только один, свой, а также помня о том, что людей я искать не могу. И если раньше задача мне казалась трудновыполнимой абстрактно, то теперь я точно знала, почему именно это было практически невозможно сделать. Но как я и обещала Йеннифер, сдаваться я не собиралась. Сейчас моей главной целью была возможность ходить по мирам. А вот как только я разберусь с этим, то буду думать, как я могу найти одного конкретного человека во всей вселенной.
   Этот вечер, предоставивший мне много новой пищи для ума по вопросу поиска Цири, заставил меня задуматься и о двух других чародейках, ожидающих от меня конкретной помощи. С Маргаритой, увы, сейчас не было возможности взаимодействовать полноценно, ибо я была заперта в доме, а сожженная библиотека находилась в здании школы на острове Танедд. И хоть мне было бы безумно интересно попытаться восстановить сожженные дотла книги (до этого я работала с предметами, от которых у меня была хоть бы какая-то часть), это пока было невозможно. А вот Филиппа с ее проблемой отсутствия глаз вполне могла прийти ко мне сюда, чтобы я могла хотя бы ознакомиться с поставленной передо мной задачей.
   -- Привет! -- первой приветствовала я чародейку, появившуюся в моей гостиной.
   -- Привет, -- низкий, полный собственного достоинства голос Филиппы Эйльхарт полностью соответствовал ее внешнему виду.
   Красивое дорогое платье, шикарная прическа, ухоженные кожа, волосы, ногти и, несомненно, очень красивое лицо, если бы не повязка, а точнее не то, что она скрывала. Это в первую нашу встречу я робела перед чародейкой, жалела ее и даже пыталась помочь ей передвигаться. Сейчас я уже точно знала, что помощь ей не нужна, с помощью магии она отлично ориентируется в пространстве, а жалость и подавно. Робость же ушла почти сразу после знакомства. Несмотря на свой надменный вид, которым, к слову, грешила не она одна, Филь была очень умной и интересной собеседницей, повидавшей за свою непростую жизнь очень многое. А еще она обладала редким талантом полиморфизма и умела обращаться в сову.
   -- Йеннифер сказала, что ты хочешь меня видеть, чтобы обсудить возможность восстановления моих глаз, -- сказала она, подходя ближе.
   -- Садись, -- предложила я, указывая на свободное место на низеньком диванчике рядом с собой. -- Не совсем обсудить, я бы хотела посмотреть, смогу ли я вообще взаимодействовать с живой материей. Так или иначе, я до сих пор работала только с неживыми объектами, а глаза, как-никак, все-таки не стол или стул.
   -- То есть ты предполагаешь, что ничем мне помочь не сможешь? -- выделила самое главное из моих слов чародейка, садясь на указанное место.
   -- Филь, я не знаю, -- честно ответила я. -- Не знаю своих возможностей. Но знаю, что для их раскрытия нужен толчок, нужна зацепка, задача, которая передо мной раньше не стояла, нужно взглянуть на мои способности под новым углом, чтобы проявить иные возможности. Восстанавливать предметы я научилась в совершенстве, теперь мне нужно что-то иное. Поэтому я и хочу взглянуть на твои глаза, проверить, удастся ли мне вообще найти их образ из прошлого.
   -- Смотри, -- без промедления согласилась Филь, поворачиваясь ко мне всем корпусом. -- Я должна для этого что-то сделать?
   -- Если тебе не сложно, сними повязку, -- я постаралась сформулировать просьбу максимально вежливо, несмотря на то, что вроде как я ей помогаю, а не наоборот. Я сомневалась, что подобные травмы имеют шанс не оставить следа в душе, пусть это и не выставлялось на показ. -- Я должна видеть, с чем работаю.
   -- Я надеюсь, ты понимаешь, что зрелище не из приятных, -- мрачно сообщила она мне и развязала свою повязку.
   Да уж, зрелище было точно не из приятных. Чуть приоткрытые веки без глазных яблок, изуродованная кожа век, аж мороз по коже пробрал, но мне не ее разглядывать нужно было, а ее прошлое. Так что я постаралась сосредоточиться на своем даре. Но то ли он, в самом деле, не работал на живых, то ли я не могла в достаточной мере отрешиться от жуткой картины лишенной глаз женщины, никаких образов поймать у меня не получалось.
   -- Я могу прикоснуться? -- спросила я разрешение у Филиппы.
   -- Ты можешь делать все, что угодно, если это хоть как-то поможет тебе вернуть мне мои чертовы глаза! -- неприязненно воскликнула женщина, которой явно было неприятно происходящее. И я не могла ее в этом винить, так как мне и самой было не по себе от всего этого.
   -- Если хочешь, можешь вернуть повязку на место. Я увидела все, что мне нужно, теперь попробую иначе, -- сказала я, пододвигаясь к ней, чтобы не тянуться издалека.
   Женщина с явным облегчением снова скрыла от всего мира свои изуродованные глаза за полоской ткани. Как только она закончила завязывать узел, я подняла руки и накрыла ладонями ее скулы, расположив большие пальцы под глазами, а указательные над.
   -- Ты можешь разговаривать со мной, но старайся не шевелиться, -- попросила я ее, привыкшая к полной неподвижности восстанавливаемых предметов в моих руках. -- Если станет неприятно или больно, скажи, я прекращу.
   -- Уж как-нибудь потерплю, -- буркнула слепая чародейка.
   -- Не надо терпеть, -- качнула я головой. -- Я понятия не имею, какое воздействие моя сила оказывает на живых существ. Сомневаюсь, что я могу нанести тебе вред простым осмотром, но все-таки лучше не рисковать зря.
   -- Хорошо, -- согласилась с моими доводами Филь.
   На этом я закрыла глаза, чтобы лучше погрузиться в свою силу, раз уж зрительный образ мне скорее мешал, и сосредоточилась, призывая скрытую внутри меня силу.
   -- Когда ты лишилась глаз? -- спросила я чародейку, пытаясь узнать больше.
   -- Почти два года назад, -- ответила она.
   -- Как это произошло?
   -- Тебе никто не рассказал до этого? -- усмехнулась женщина.
   -- Мне сказали, что тебя ослепил Радовид, но не то, как он это сделал.
   -- Как еще бы он мог это сделать? Заковал меня в двимерит и приказал палачу выколоть мне глаза, -- с силой вытолкнула из себя эти слова чародейка, дернувшись от переполняющего ее гнева.
   -- Не двигайся, -- напомнила я.
   -- Извини...
   -- То есть травма была механическая, а не магическая, -- сделала вывод я.
   -- Это имеет значение? -- тут же переключилась на деловой тон исследуемая мной чародейка.
   -- Все имеет значение. Чем больше я знаю, тем проще мне искать образ.
   -- Что в таком случае мне еще тебе рассказать? -- на лице чародейки появилась кривая улыбка.
   -- Ты пыталась восстановить глаза сама?
   -- Да. Был такой маг Вильгефорц, не знаю в курсе ли ты. Он тоже потерял один глаз, но ему удалось вернуть себе его, нарастив его на драгоценном камне. Я пыталась повторить его опыт, но как ты видишь, безуспешно, -- хотела было развести руками Филь, но вовремя вспомнила мою просьбу не шевелиться.
   -- Всю магию, что ты тогда применяла, ты развеяла?
   -- Да. Сейчас на мне только магическая замена зрения. Может, ее тоже нужно снять? -- обеспокоилась чародейка.
   -- Если не трудно, -- кивнула я. -- Лучше минимизировать помехи.
   -- Мне для этого придется пошевелиться, -- предупредила Филиппа.
   -- Да, конечно, -- согласилась я, контакта, впрочем, не разрывая, лишь ослабив концентрацию.
   Когда заклинание было нейтрализовано, я почувствовала, будто у меня с глаз спала пелена. Никак не подцепляющийся, будто скользкий образ перестал утекать сквозь пальцы, и я смогла за него ухватиться.
   -- О! -- непроизвольно воскликнула я.
   -- Что там? -- всполошилась Филь.
   -- Заклинание действительно мешало, -- пояснила ей причину своего оживления. -- Теперь я могу... я вижу твои глаза в прошлом, -- образ, ухваченный за хвост, скрыться от меня уже не мог, и я в самом деле увидела в прошлом лицо Филипы без увечий, точнее, только сами глаза на положенном им месте. -- Красивые, -- прокомментировала я.
   -- Да, я вот тоже по ним скучаю, -- саркастично откликнулась чародейка. -- Помимо красоты, они еще и видеть могли, а без них вот не очень получается.
   Я усмехнулась, оценив шутку.
   -- И что теперь? Раз ты их увидела, то сможешь их восстановить? -- нетерпеливо спросила она.
   Я же, рассмотрев глаза получше и запомнив в общих чертах их магический образ, вернулась в реальный мир, открыла глаза и убрала руки от лица Филиппы.
   -- Теперь я могу тебе сказать, что могу попробовать это сделать, но что получится в результате, понятия не имею, -- ответила я, отодвигаясь на свою первоначальную позицию.
   -- Пробуй, хуже ты не сделаешь просто потому, что хуже уже некуда, -- не раздумывая согласилась женщина.
   -- Не прямо сейчас, -- поспешила я остудить ее решительность. -- Я не буду сразу же это делать на тебе, сначала мне следует потренироваться, скажем, на животных. Надо только найти животное с аналогичными повреждениями.
   -- Выколоть глаза какой-нибудь крысе не проблема, -- пожала плечами чародейка.
   -- Не надо калечить специ... -- начала было я и оборвала себя на полуслове, вздохнув. Филь все равно сделает по-своему, глаза ей явно были дороже, чем крысы, и я ее понимала, хотя была резко против того, чтобы мучить животных. С другой стороны, я сама только что собралась на них тренироваться... Но не на людях же это делать! -- А получится сюда кого-то протащить? Заклинание же никого, кроме вас, не пускает сюда.
   -- Мы с Йен что-нибудь придумаем, -- уверенно пообещала мне чародейка, воодушевленная моим согласием взяться за дело. -- А если нет...
   -- Подождем, когда заклинание спадет, и я смогу отсюда выйти, -- продолжила я за нее. -- Остался всего год, даже чуть меньше. В реальном времени это всего два месяца.
   Филиппа молча кивнула.
   -- Завтра, максимум послезавтра я вернусь, если мы с Йен придумаем, как сюда протащить крысу, -- сказала она после недолгих раздумий.
   -- Если не сможете, все равно приходи, -- попросила я ее. -- Я еще книги почитаю, обновлю знания по целительству и по анатомии глаз, и еще раз осмотрю твои глаза.
   -- Неделю? Ах да, время... Хорошо, -- согласилась она, поднимаясь.
   Она уже восстановила свое заклинание и снова уверенно двигалась, так что с легкостью вышла на середину гостиной и открыла портал.
   -- Увидимся.
   -- Увидимся, -- эхом откликнулась я, поднимаясь с дивана.
   Рассиживаться времени не было. Пусть у меня и была целая неделя в запасе, а то и две, в зависимости от того, когда Филиппа вернется, но помимо подготовки к ее визиту, у меня еще оставались мои прежние занятия. Едва прикоснувшись к своему миру в тот самый первый раз, я уже не могла остановиться. Я вновь и вновь прибегала к своим способностям, тянулась туда, в свой мир. Поначалу я наивно сразу пыталась попасть туда, но это оказалось мне не по силам, потом искала своих родителей, но и это у меня не получалось. Я едва-едва дотягивалась до мира, никакие поиски, пусть даже я точно знала, что и где искать, мне были пока недоступны. Все, что я могла, это доставать оттуда предметы, чем я активно и занималась, тренируясь, укрепляя связь, развивая силу. Пока что я могла только брать, причем толком не видя откуда, так что пришлось наступить на горло своей совести, не согласной с воровством, потому что выбора у меня не было. Я не знала, как еще можно увеличить свою силу. Но потом я планировала провернуть тот же фокус с деньгами, что и тут. Правда обмен будет, к сожалению, совершенно без договоренностей. Я просто возьму деньги и оставлю камни. Но меня грела даже эта мысль. А пока я старалась вытаскивать себе из своего мира небольшие вещи: одежду и обувь, косметику и средства для ухода, письменные принадлежности и бумагу, книги, посуду, еду и прочие небольшие предметы, которые были мне нужны в количестве не более пары штук в день, только чтобы дар рос. Так же я рассчитывала, что работа над заданием Филиппы поможет мне с увеличением дара. В конце концов, это все была сила Старшей крови, они должны быть взаимосвязаны.
   Филиппа вернулась через полторы недели. Из портала в гостиной они шагнули вдвоем с Йен, левитируя перед собой три крысы. Не успела я удивиться тому, что они так легко протащили через защиту живых существ, когда мне говорили, что это невозможно, как чародейки принялись реанимировать крыс. Уже открывшийся рот захлопнулся сам собой. Живых они и не принесли, крысы были мертвые. Чародейки остановили им сердце, а теперь пытались запустить его снова. Я непроизвольно поморщилась и дала себе мысленную затрещину.
   "Ты просила? Тебе принесли! И это делалось не для забавы! Так что отставить лишние эмоции", -- скомандовала я себе и подошла ближе.
   Реанимировать удалось только одну крысу и то той тут же выкололи глаза, двух остальных сожгли без следа. Я очень постаралась от всего этого отрешиться и не реагировать, думая в первую очередь о деле.
   -- Сразу приступишь к эксперименту с крысой или сначала еще раз осмотришь меня? -- деловито поинтересовалась Филь. Оставшуюся в живых крысу левитировала Йен, магией убирая следы проведенных манипуляций.
   -- Сначала ты, потом она, -- определилась я, несмотря на все усилия по самоубеждению, в душе был неприятный осадок.
   Чародейка прошествовала к облюбованному нами с ней в прошлый раз диванчику и присела на него.
   -- Повязку снимать? -- уточнила она.
   -- Нет, не нужно, только заклинание, -- ответила я, с облегчением отворачиваясь от крысы и присаживаясь рядом со слепой чародейкой.
   -- Я не мешаю? -- уточнила Йен, взглядом указывая на левитируемую крысу. Ей явно было интересно происходящее, по крайней мере, уходить она точно не собиралась.
   -- Нет, только близко не подходи. От посторонней магии создаются помехи, -- ответила я ей и, обхватив лицо Филь руками, закрыла глаза.
   На этот раз я легко нашла нужный временной отрезок и тут же принялась рассматривать его, но не пытаясь тянуть в свою реальность, как я обычно поступала с предметами, которые восстанавливала. Это было сложно, гораздо сложнее, чем я привыкла, но меня это радовало. Это было как раз то, что мне нужно! Я не натыкалась на стену, как с перемещением в другой мир, действие было мне доступно, но сложно. И преодолевая эти сложности, стабилизируя связь, уточняя и делая образ четче, всматриваясь, пытаясь понять и запомнить, я тянула свой дар, заставляла его работать, расширяла свои возможности.
   Наконец, я отпустила магию, отрываясь от женщины и возвращаясь в реальность. То ли от резкого перехода, то ли из-за напряжения голова пошла кругом, так что я была вынуждена прижаться к спинке дивана.
   -- Что? -- обеспокоилась Филиппа.
   -- Все нормально, слишком резко прервала контакт, -- ответила я, хоть и не была в этом уверена. Однако головокружение быстро прошло. -- Нужно взглянуть на крысу.
   Вскоре мой подопытный экземпляр, лишенный глаз и сознания, был уложен на стол в алхимической лаборатории и на всякий случай магически к ней привязан, хотя шанс очнуться у крысы был невелик. Я простерла над ней руки и, глубоко вздохнув, снова обратилась к своей магии. То ли помогли предыдущие упражнения с чародейкой, то ли близость временного отрезка, когда у крысы глаза еще были, но настроиться на нужную волну вышло почти мгновенно и без какого-либо контакта, даже зрительного, так как глаза я закрыла, не желая смотреть на покалеченное животное. Перед моим внутренним взором увечий у нее не было, и теперь мне предстояло вытащить этот образ в реальность, чтобы потом начать с ним работать в настоящем времени. Я сотни раз проделывала это с неодушевленными предметами и делала это уже на автомате, неосознанно, а тут вдруг почувствовала, как холодеют ладони и начинают подрагивать пальцы.
   -- Брин, -- подала голос Йеннифер, наблюдавшая за экспериментом. -- Это просто крыса. Даже если ты что-то сделаешь не так, я просто притащу сюда еще десяток зверьков, и ты потренируешься еще раз и еще.
   -- Она живая, -- голос мой, наоборот, был неестественно спокоен.
   -- Я бы ее убила, чтобы ты меньше волновалась, но вот беда, тебе именно живая и нужна, так что, думаю, это плюс, -- неожиданно пошутила чародейка.
   Я усмехнулась, сжала руки в кулак, грея пальцы и унимая дрожь, а потом снова раскрыла ладони над крысой.
   -- Я буду контролировать ее состояние, и если что-то пойдет не так, подстрахую, -- я услышала звук шагов и почувствовала, что чародейка встала рядом со мной. -- Так тебе не будет мешать магия? -- уточнила она, где-то сбоку активируя исследовательское заклинание.
   -- Так, нет, -- ответила я.
   -- А мне что делать? -- подала голос самое заинтересованное во всем этом лицо.
   -- Смотреть, -- твердо ответила ей Йен. -- В восстановлении собственных глаз ты все равно не сможешь поучаствовать.
   -- Почему это?!
   -- Я думаю, что эту, несомненно крайне приятную процедуру, следует переживать, находясь без сознания, -- осадила ее моя наставница и потом обратилась уже ко мне. -- Брин, давай.
   Я глубоко вздохнула и потянула образ. Крыса дернулась.
   -- Что? -- тут же спросила я, останавливаясь.
   -- Просто мышечный спазм, продолжай, -- спокойно ответила Йен.
   Я снова потянула образ, и крыса снова дернулась, однако на сей раз я не прервалась, крыса заходила ходуном, а я сосредоточилась только сильнее, стараясь поскорее закончить процесс.
   -- Что? -- снова спросила я, резко выдохнув, когда закончила.
   -- Множественные мелкие кровоизлияния в разных частях тела, опасности для жизни нет, но состояние ухудшается, -- отрапортовала Йен.
   -- Лечи, а я попробую восстановить глаза, -- решила я.
   -- Помехи от магии...
   -- Если она сдохнет, то нет смысла восстанавливать ей глаза, -- прервала я ее.
   Без каких-либо дополнительных слов Йен распространила по всему организму подопытного слабый диагностический поток. Я же настойчиво вклинилась в него и взялась за глаза. У грызуна строение глаза было иное, нежели у человека, но мне его не нужно было знать досконально, для этого у меня был образ из прошлого. Мне не требовалось самой создавать правильную материю, мне лишь нужно было по уже размеченному плану восстановить ткани, усилить регенерацию, влить исцеляющую силу, много силы, очень... И я стала отдавать ее: сначала тонкой струйкой, потом все толще, усиливая поток, заполняя магией все пространство, восстанавливая совсем недавно существовавшие связи, клетки, ткани. Предельно сосредоточенная, не упускающая ни малейших деталей, на пределе своих возможностей я работала с огромным потоком силы, а вокруг бушевал хаос из чужой магии, которая сновала туда-сюда, латая дырки, появляющиеся то там, то тут. Не знаю, сколько я так простояла, но момент, когда образ, вытащенный из прошлого, растаял, став настоящим, я почувствовала как грубый толчок в грудь, после которого я потеряла равновесие и, не успев долететь до пола, сознание.
   -- А она способная, -- услышала я голос Филиппы как сквозь подушку.
   -- Да, -- еле слышно согласилась Йен. -- Я, признаться, не ожидала. Надеялась, но не ожидала. Но ее жажда знаний вкупе с высокими интеллектуальными способностями дают поразительные результаты.
   -- Думаешь, ей удастся вернуть Цири?
   -- Сначала посмотрим, удастся ли ей вернуть твои глаза.
   Голоса становились отчетливее.
   -- А есть сомнения?
   -- Ее сила очень странная. Она не является Истоком, но при этом ее магический потенциал очень велик и нестабилен. Я, наблюдая за ней уже шестой год, до сих пор не могу понять, что это за дар и каковы его пределы. А еще этот лед. Ты видела, все вокруг покрылось инеем. Почему вода и воздух так в ней сплелись? -- голос Йеннифер звучал уже отчетливо, но задумчиво.
   -- Может, сила Старшей крови так повлияла? Или ее родной мир? Ты говорила, что в нем нет магии, -- предположила Филиппа.
   -- По словам Брин, в нем магией не пользуются, но есть она там или нет и в каком количестве, неизвестно, -- поправила ее наставница. -- Но ты права, он тоже мог так на нее воздействовать.
   -- Откуда в ней вообще Старшая кровь?
   -- Кто же знает. Миров великое множество, думаешь только в нашем есть те, кто может ходить между ними? -- невесело усмехнулась Йен. -- Нам невероятно повезло, что она оказалась у нас.
   -- А ей? -- тоже усмехнулась Филь.
   -- У себя она, очевидно, погибла бы, так что ей, думаю, тоже повезло. Правда там, в своем мире, она бы никогда не узнала о магии и прожила бы спокойную жизнь обычного человека, а здесь спокойная жизнь ей всегда будет только сниться.
   Чародейки помолчали, а я в это время, покачиваясь на волнах слабости и головокружения, медленно возвращалась в свое тело, начиная ощущать туловище, руки, ноги.
   -- Думаешь, ей понадобятся еще эксперименты? -- снова подала голос Филиппа.
   -- Я бы провела, -- не задумываясь ответила ей Йен. -- Может удастся избежать подобных побочных эффектов.
   -- Да брось, эту крысу рвало на куски все время, пока она вливала в нее исцеляющую магию, и перестало только, когда она закончила, -- раздраженно сказала слепая чародейка. -- Явно же, что это прямое следствие воздействия.
   -- Ты хочешь так же? -- едко поинтересовалась Йен.
   -- А у меня есть выбор? -- в тон ей ответила Филь.
   -- Подождать и посмотреть, что получится с еще парочкой подопытных.
   -- Чтобы во всех подробностях рассмотреть, что будет твориться со мной на столе? Мне одного раза было достаточно!
   -- Можешь не присутствовать.
   -- Да, конечно! -- сарказм так и лился из Филь.
   Я наконец смогла разлепить веки. Оказывается, я находилась в своей комнате, в постели, а чародейки сидели на диванчике.
   -- Брин? -- тут же заметила мое пробуждение Йеннифер и подошла ко мне. -- Как ты себя чувствуешь?
   -- Будто каток переехал, -- сипло ответила я. -- Пить.
   К моим губам тут же поднесли кружку с водой.
   -- Не знаю, что такое каток, но ты потратила столько сил, что удивительно, что ты так быстро очнулась, -- сказала наставница.
   Напившись, я сразу почувствовала себя лучше.
   -- Что с крысой? -- тут же спросила я.
   -- Жива-здорова и при глазах, -- довольно ответила мне Филиппа.
   -- Хорошо, -- выдохнула я, ощущая, как с души упал камень.
   "Я ее не убила и даже смогла исцелить увечье. Я смогла! -- я блаженно улыбнулась. -- Как же хорошо!"
   -- Что происходило в процессе восстановления глаз? -- тут же спросила я.
   -- Отдохни, потом поговорим, -- слышать это из уст Йен, всегда ратовавшей за использование сил по максимуму, было неожиданно.
   -- Я чувствую слабость, но мозги у меня работают нормально, -- запротестовала я. -- Расскажи.
   Йен переставила стул ближе к кровати и села. Филиппа, также подошедшая ко мне, осталась стоять в ногах.
   -- Сперва у нее были просто мышечные спазмы, потом стали лопаться сосуды. Сначала только в конечностях, потом по всему телу, а под конец и в голове. Без дополнительной магической помощи она бы еще в процессе восстановления погибла. Поддерживать в ней жизнь было не очень сложно, но крыса маленькая и живучая тварь, в отличие от людей. Ухудшение состояния прекратилось сразу, как ты упала в обморок. Пока ты тут лежала, мы привели ее в чувство и провели тесты. Она здорова и прекрасно видит, -- кратко пересказала мне Йеннифер.
   -- Неожиданно, но логично, -- вздохнула я, потирая ноющий висок.
   -- Логично? -- переспросила Филиппа.
   -- Нельзя допускать встречи одного и того же существа из разных потоков времени, а я именно это и делаю, -- пояснила я.
   -- Чего нельзя? -- не поняли чародейки.
   -- С самой собой из будущего или прошлого нельзя соприкасаться, -- упростила я фразу. -- Что из этого получается, мы с вами только что наблюдали на примере крысы.
   -- Откуда ты знаешь? -- прищурилась Йен, пристально глядя мне в глаза.
   -- Не знаю... -- растерялась я. -- Просто знаю и все... теперь еще и знаю, почему.
   -- И почему же? -- задала странный вопрос Филиппа.
   -- Погибнет, -- перевела я удивленный взгляд на чародейку. -- Ты же видела, что было с крысой только от того, что я перенесла образ ее глаз из прошлого. Если бы я могла перенести ее из прошлого сюда всю, то очевидно погибли бы или обе копии, или одна.
   -- Цири однажды переместилась на несколько дней вперед, и ничего с ней не произошло, -- ледяным тоном заметила Йен.
   -- Она же не вернулась обратно, чтобы прожить то время как положено, следовательно, ее в будущем и не было, встречаться было не с кем, -- заметила я. Взгляд Йен перестал замораживать. -- Я правда не знаю, откуда взялась такая уверенность в этом. Так же как не знаю, как я перенеслась из своего мира в ваш, как не знаю, как у меня сейчас получается дотянуться до предметов из моего мира. Я просто могу это сделать, а вот переместиться туда не могу. И я это тоже просто знаю и все...
   -- Очевидно, это часть твоей силы, -- наконец выдала Йен, оттаивая окончательно.
   -- Когда ты возьмешься восстановить мои глаза? -- Филь немедленно сменила тему разговора на нужную ей.
   -- Ты все еще хочешь этого? Ты же видела, чем это тебе грозит! -- поразилась я. Мне казалось после объяснения, чем это может обернуться, чародейка должна была отступиться.
   -- Целыми глазами? Я этого и добиваюсь! -- недовольно напомнила чародейка.
   -- Это может стоить тебе жизни!
   -- Крыса вполне жива.
   -- Да ей просто повезло! Игры со временем -- штука опасная!
   -- Ей повезло прожить без глаз от силы полчаса, а я уже два года так живу! -- все громче возмущалась чародейка.
   -- Филь, -- с нажимом произнесла Йеннифер.
   -- Ты обещала попробовать, ты не можешь отказаться, -- сказала Филь, резко сбавив тон, но не решительность.
   -- Могу, -- устало вздохнула я. -- Это не я тебе обещала, а Йеннифер. Вы же не стали приводить меня в сознание, чтобы спросить лично и услышать мое обещание? Вас всех устроило, что я буду тут сидеть как в клетке, лишь бы никуда столь ценное приобретение не делось. Но я не стану этого делать. Жизнь твоя, и ты можешь распоряжаться ей как пожелаешь. Я приложу все усилия, чтобы операция по возвращению твоих глаз прошла успешно.
   Филиппа Эйльхарт с полминуты молчала, сжимая губы, а потом все-таки выдавила из себя.
   -- Спасибо...
   -- Пока не за что, -- отозвалась я. -- Мне нужен месяц, чтобы подготовиться. Возможно, мне удастся еще развить свой дар, возможно нет. Ты могла бы подождать более удобного случая.
   -- Нет, -- резко ответила женщина. -- Кончится заклинание, и ищи тебя потом как ветра в поле.
   Я усмехнулась и тут же поморщилась, так как висок прошила боль.
   -- Этого опасаться не нужно, но ты все равно на слово мне не поверишь, -- сказала я. -- Так вот, приходи через месяц, сама посчитай, сколько это дней, у меня сейчас числа в голове не складываются. Также я прошу тебя, Йен, -- я повернула голову к чародейке, -- и позже попрошу Трисс участвовать в операции. Я буду занята глазами, а непрерывно исцелять нашу рисковую пациентку придется вам.
   Моя наставница кивнула, чуть приподняв уголок рта.
   -- А ты за это время, Филь, приведи свое здоровье в максимальный порядок. Исцели все, что сможешь, попей укрепляющие настойки, прими какие-нибудь релаксирующие ванны. Сделай все что угодно, чтобы встретить эффект от соприкосновения со своим прошлым во всеоружии, -- снова повернулась я к своей сложной задаче. -- А теперь я, пожалуй, посплю, а то голова начинает болеть.
   -- До встречи, -- все еще поджимая губы, ответила слепая чародейка.
   -- Отдыхай, -- сказала наставница, и они вышли из моей комнаты, звонко стуча каблуками.
   Полностью оклемалась я уже на следующий день, но пользоваться силой не рискнула, решив дать себе день отдыха. Йен, как выяснилось, впервые с давних пор осталась ночевать в доме, очевидно решив за мной присмотреть. Я была ей благодарна, хоть и нужды в этом не было.
   -- Что думаешь по поводу предстоящего ритуала? -- спросила она меня за завтраком.
   -- Предпочитаю называть это операцией, -- усмехнулась я, раскладывая свежеприготовленный мной омлет по тарелкам. -- И это будет сложно.
   -- Ты думаешь, у тебя получится? -- уточнила вопрос чародейка, вооружаясь вилкой.
   -- Если бы я так не думала, я бы отказала Филиппе, как бы она не злилась, -- ответила я, усаживаясь напротив наставницы. -- Другое дело, какой ценой у меня это получится.
   -- Это очень энергоемкая магия.
   -- Я о последствиях для нее, а не для себя. Что будет со мной? Ну отключусь снова, отосплюсь и буду как новенькая, -- отмахнулась я. -- А вот у Филь могут быть проблемы и довольно серьезные. Я опасаюсь, не получится ли так, что я одно вылечу, а другое покалечу.
   -- Думаю, мы с Трисс как-нибудь справимся с этим, -- чуть приподняв одну бровь, заметила Йен.
   -- Магия не всесильна, -- покачала я головой. -- И Филиппа сама яркое тому подтверждение. Если разрушающие процессы дойдут до мозга, кто знает, не получим ли мы на выходе зрячую, но слабоумную чародейку.
   -- Справимся, -- уверенно сказала Йен.
   -- Надеюсь, -- вздохнула я, наконец берясь за вилку. -- Ибо саму ее образумить не удастся. Слишком упертая и самоуверенная! Да, глаза -- это очень важная часть жизни, но она слишком ими одержима, готова очертя голову броситься в любой омут.
   -- Мне знакомо это чувство, -- без улыбки усмехнулась Йеннифер. -- Она просто перепробовала все, и все ее попытки оказались тщетными, а смириться она не смогла. Так что она готова рискнуть всем ради нового шанса, теперь, кстати, совсем не призрачного.
   -- Ее право, -- пожала я плечами, снова вздыхая. -- Если таково ее желание, я выполню его наилучшим способом, какой у меня получится.
   Йен пробыла у меня до обеда, убедилась, что я чувствую себя хорошо, и отбыла по своим делам, обещав передать Трисс мое приглашение. Я же, решив сегодня к силе Старшей крови не прибегать, отправилась принимать релаксирующую ванну с кучей разнообразных средств из моего и этого мира по уходу за всем, чем только можно, которая неожиданно окончилась экстремальной перекраской волос в темно-синий цвет. Находясь здесь безвылазно и не имея толком никаких развлечений, я уже побывала всех более-менее натуральных цветов, всякой длины и всех пришедших мне в голову стрижек и причесок, а бедностью фантазии на эту тему я никогда не страдала. А теперь пришло время совсем ненатуральных видов. Осмотрев в зеркале результат, я осталась довольна. У корней волосы остались вполне обычного темного цвета, набирая синеву постепенно по направлению к концам. Высушив их и сделав крупные локоны на концах, я удовлетворенно отправилась читать.
   Вернувшись на следующий день к своему обычному распорядку дня, я почти сразу почувствовала, что сила выросла. До своего мира я теперь дотягивалась так же легко, как и в любой уголок этого, связь была настолько крепкой, что я могла бы попробовать вытащить оттуда большие предметы. Так в моей спальне наконец появилось зеркало в полный рост. Вытащила я его разбитым и явно никому не нужным, а после уже восстановила его целостность и торжественно установила на новое место. С качеством стекла в этом мире были пока еще проблемы, больших размеров его выплавлять не умели, да и маленькие зеркала были так себе, а я теперь могла похвастаться своей диковинкой. Правда, хвастаться было особо некому -- Йен да Трисс. Следующим я вытащила зеркало поменьше и поместила его в ванной над раковиной, как ему и положено. А потом начала долгий процесс переоборудования ванной да и всего дома. Впрочем, полностью погрузиться в процесс у меня пока возможности не было, мне требовалось также готовиться к обещанной операции, которая несмотря на проведенный ранее эксперимент, все-таки заставляла меня нервничать.
   -- Надо заготовить целительных эликсиров. Думаю, будет хорошо, если она даже до операции выпьет что-нибудь усиливающее регенерацию.
   -- А твоей силе магия, содержащаяся в эликсирах, мешать не будет?
   -- Будет, но также будет и помогать исцелять. А с помехами я справлюсь. Самое важное -- найти правильный образ и вытащить его, а потом уже с шаблона сбиться сложно.
   -- Тебе виднее...
   Сидя на кухне за чашкой чая с вытащенным из моего мира шоколадным печеньем, мы с Трисс обсуждали предстоящую операцию. Целительной практики у рыжеволосой чародейки было больше всех, и поэтому я хотела посоветоваться именно с ней.
   -- Мне, по идее, нужно как можно быстрее совершить все манипуляции, чтобы разрушительные процессы не успели дойти до мозга.
   -- Чем больше вливаешь магии, тем быстрее лечишь, но напрямую пропускать энергию через свое тело чревато. Надеюсь, ты помнишь, -- забеспокоилась Трисс.
   -- Помню, -- успокоила я ее. -- Пытаюсь придумать другой способ.
   -- Я надеюсь, ты не собираешься тратить на это жизненные силы? -- не унималась Трисс.
   -- Нет, пока мне для всего магических сил доставало, -- качнула я головой, улыбнувшись. -- Но с крысой я уже на пределе своих возможностей работала, и я не знаю, что будет, если я еще увеличу поток.
   -- Свалишься в обморок, недоделав, -- пожала плечами чародейка.
   -- Есть такой шанс, -- усмехнулась я. -- Но мне кажется, это все-таки не предел. Ведь мои силы растут.
   -- У тебя уже и так очень большой потенциал, если он и увеличится еще, то незначительно, -- со знанием дела сказала мне моя советчица.
   -- Посмотрим, -- не стала спорить я, внутренне не ощущая никакого предела. -- Ты поможешь мне приготовить эликсиры? А то я, признаться, сильно волнуюсь. Пусть хоть с этим все будет точно в порядке.
   -- Да, конечно, -- легко согласилась женщина, тепло улыбаясь.
   Мы переместились в лабораторию, и работа закипела. Работать с Трисс было одно удовольствие. Мы шутили, смеялись, порой даже дурачились, при этом продолжали варить эликсиры. Это был поистине умиротворяющий вечер.
   -- Эх, вот варю их, варю, кажется, будто уже всю жизнь, лечу людей, спасаю жизни, -- нарочито пафосно выделила последнее словосочетание рыжеволосая чародейка. -- А на себе их чудодейственность никогда не испытывала.
   -- Почему? -- округлила я глаза, даже приостановившись посреди лестницы.
   -- У меня аллергия на эликсиры, точнее, на магию в них, -- грустно ответила Трисс.
   -- Как так аллергия на магию? -- еще больше озадачилась я. -- Ты же чародейка, ты постоянно с ней контактируешь!
   -- Контактировать одно, принимать внутрь -- другое, -- покачала головой девушка. -- Ох, каких только проблем из-за этой чертовой аллергии у меня не было.
   -- Представляю себе, -- пробормотала я, продолжая про себя удивляться превратностям судьбы.
   Это же надо, чародейка с аллергией на магию!
   -- Не представляешь, -- тихо и мрачно проговорила Трисс. -- И слава богам!
   -- Я знаю, что ты четырнадцатая с Холма, -- спустя полминуты колебаний все-таки решила я продолжить тему.
   -- Да? От кого? -- удивилась женщина.
   -- От книжки по истории, -- пожала я плечами.
   -- Вон оно как, -- Трисс хмыкнула. -- Вряд ли там пишут о том, сколько сил потратили на наше исцеление, но так до конца и не смогли убрать все следы...
   -- Что магия не всесильна, я поняла сама.
   -- И это говорит та, что будет проводить операцию по восстановлению глаз, которую до этого никакими магическими средствами провести не удалось!
   -- Если бы магия была всесильной, я была бы дома в тот же день, как перенеслась сюда.
   -- Научишься и сможешь перенестись домой.
   -- Научишься! Значит, все не так просто, значит, есть ограничения, раз одного желания недостаточно, а значит, магия не всесильна, -- уверенно сказала я. -- Глаза я восстановлю, но не поврежу ли разум?
   -- Почему ты не отказала Филь? -- спросила Трисс.
   -- Если бы надежды не было, я бы отказала, но коли уж есть шанс, что у меня получится... Это ее выбор -- рисковать или нет, -- пожала я плечами. -- Если хочешь, могу и твои шрамы посмотреть, если с глазами выйдет удачно.
   -- Нет, спасибо! -- поспешно ответила Трисс. -- Я рисковать не хочу.
   -- Ну, вот видишь, каждый решает свою судьбу сам, -- усмехнулась я.
   Я все-таки попросила Йен принести мне еще одну крысу, чтобы провести эксперимент повторно, но уже в отсутствие Филиппы. Ей незачем снова на это смотреть, а мне требовалось проверить свои возросшие силы, убедиться в стабильности операции, проанализировать динамику процесса. Ничего нового, впрочем, я так и не обнаружила, кроме того, что операция далась мне легче и к обмороку не привела. А для крысы разницы не было никакой.
   В день икс я отказалась от тренировки, зато медитировала в два раза дольше, успокаивалась и аккумулировала в себе энергию, много энергии, которая мне была нужна для успеха. Несмотря на предостережение Трисс, я очень хотела попробовать ускориться. В конце концов, мой обморок -- это лучше, чем повреждение мозговой ткани у Филиппы, главное, успеть доделать, а потом падать хоть в десять обмороков сразу.
   Эйльхарт появилась сразу после моего сильно припозднившегося завтрака. Держалась она уверенно, выглядела как всегда безупречно, но мандраж сложно было не заметить. Разумеется, ей было страшно подвергать себя такой опасности, и стоили ли этого глаза, сказать было сложно. Я понятия не имела, как сама поступила бы в такой ситуации.
   -- Завтракать будешь? -- спросила я ее после обмена приветствиями.
   -- Я думаю, медицинские манипуляции лучше проводить натощак, -- ответила она.
   -- Может быть, тогда чаю? -- предложила я альтернативу.
   -- Чаю, пожалуй, -- согласилась женщина, присаживаясь за стол.
   Я вытащила чашку из ящика, не вставая со стула, а чайник, стоящий на столе, уже взяла руками.
   -- Ты магией пользуешься по любым пустякам? -- заметила мои манипуляции чародейка.
   -- Привычка, -- пожала я плечами. -- Когда я только-только начала колдовать, Йеннифер рекомендовала прибегать к магии как можно чаще, буквально на каждом шагу, чтобы я скорее адаптировалась к ней и быстрее развивала свой потенциал. Адаптация давно кончилась, и потенциал бытовые заклинания уже не развивают, а привычка осталась.
   -- Интересная манера преподавания у Йеннифер, -- вздернула одну бровь Филиппа.
   -- А что, обычно учат не так? -- заинтересовалась я.
   -- Магия -- наука сложная, а творение заклинаний требует большой концентрации, затраты сил, а также словесного компонента на Старшей речи. Малейшая ошибка в произношении которого может привести к фатальным последствиям даже с самыми простыми заклинаниями. Поэтому еще только обучающимся чародейкам скорее наоборот запрещают практиковать магию направо и налево, хотя им бы и хотелось, -- пояснила свое удивление слепая чародейка.
   -- Я, как видишь, чарую молча. У меня есть некоторые проблемы со Старшей речью, -- с усмешкой пояснила я.
   -- И как же ты тогда вообще что-то более-менее серьезное можешь сотворить? -- еще больше удивилась Филь, очевидно считая мою молчаливую магию результатом упорных тренировок, которые позволили перестать произносить слова вслух, а не необходимостью.
   -- Молча, -- снова повторила я, разулыбавшись. -- Видишь ли, из-за того, что я из другого мира, Старшая кровь мне переводит все языки вашего мира на мой родной, а я, соответственно, говорю на своем языке, и каждый из вас понимает меня. Из-за этого феномена я понимаю Старшую речь отлично, но сама на ней говорить не могу. Я, по сути, говорю на своем родном, а вам слышится тот язык, который для вас является родным. Такая вот загвоздка! Поэтому я произношу магические формулы про себя, и магия каким-то чудом засчитывает мне это, -- подробнейшим образом разъяснила я этот момент своей первой пациентке, дабы у нее не возникало никаких сомнений в моей компетентности.
   -- Вот как, -- задумчиво протянула Филиппа, наконец отпивая чай.
   -- А Йеннифер не рассказывала?
   -- Она вообще о тебе предпочитает не распространяться. Лишь на днях я впервые услышала от нее комментарии о твоих способностях.
   -- Надо будет ее поблагодарить! -- порадовалась я.
   -- Не хочешь, чтобы о тебе что-то знали? -- понимающе спросила чародейка.
   -- Предпочитаю сама о себе рассказывать, тем более, если это никакой не секрет, -- ответила я.
   -- Когда прибудут Йен и Трисс? -- спросила Филиппа через пару минут молчаливого чаепития.
   -- Полагаю, с минуты на минуту реального времени, -- усмехнулась я. -- Мы с Трисс приготовили для тебя эликсиры. Один выпьешь до начала манипуляций, остальные после, по мере необходимости. Хочешь взглянуть, проверить все ли в порядке?
   -- Нет, я вам с Трисс доверяю, -- слишком нервно для настоящего доверия отказалась чародейка.
   -- Это хорошо, -- кивнула я. -- Пациент должен доверять своему доктору!
   -- А ты сама веришь в успех? -- неожиданно перевела немного в другое русло беседу отчаянно не желавшая показывать свой страх женщина.
   -- Верю, Филь, иначе бы не взялась за дело, -- твердо ответила я ей.
   Послышался характерный гул от открывшегося портала.
   -- Привет, девочки! -- в столовую впорхнула Трисс. -- Йен еще нет?
   -- Ждем с минуты на минуту, -- развела я руками. Звук портала раздался повторно. -- Вот и она.
   -- Здравствуйте, дамы, -- Йеннифер вошла к нам уверенной походкой.
   -- Добрый день, -- кивнула я, поднимаясь. -- Что ж, раз все в сборе, прошу проследовать в операционную, госпожи чародейки! -- я чуть поклонилась, указывая в нужную сторону.
   -- Ты изучила придворный этикет? -- мимоходом поинтересовалась Йеннифер, разворачиваясь в указанную сторону.
   -- Ах, да! Читала на досуге. Смертная тоска, право, смертная тоска! -- отмахнулась я.
   Трисс не выдержала и прыснула в кулак, бросая на меня искрометные взгляды.
   -- Зато полезная, -- припечатала Йеннифер. -- Когда предстанешь перед особами королевской крови, порадуешься полученным знаниям.
   -- Очень сомневаюсь, что сие знаменательное событие случится в ближайшее время, а то и вовсе в моей жизни, -- так и не выйдя из образа, ответила я. -- Ежели, конечно, кто специально не доложит обо мне кому следует.
   -- Не доложит, -- заверила меня Йен. В отличие от все еще хихикающей Трисс, черноволосая чародейка мое паясничанье явно не одобрила, но от замечаний воздержалась, решив перейти в делу. -- Все готово?
   -- Так точно! -- четко и громко отрапортовала я и все-таки вернулась к нормальной речи. -- Еще раз осмотрю глаза перед операцией, и можно будет начинать.
   -- Отлично.
   Накануне я прибралась в лаборатории, вычистив все как следует и убрав ненужные инструменты и приспособления подальше. Стол стоял по центру, вокруг него, стоило нам войти, зажглись магические светильники. Рядом тумбочка с подносом, уставленным необходимыми эликсирами. Не то чтобы настоящая операционная, но что-то отдаленно на нее похожее.
   -- Прошу, -- указала я на центральный элемент экспозиции, освещенный лампами со всех сторон. -- Повязку и заклинание снимай.
   -- Что ж, надеюсь, больше не придется их накладывать, -- Филиппа без раздумий подошла к столу.
   -- Я сделаю все, что в моих силах, -- пообещала я ей, когда она улеглась на поверхности длинного стола.
   Теперь вид ее отсутствующих глаз уже не пугал меня и не вызывал ни жалости, ни отвращения. Я смотрела на нее сугубо с профессиональной точки зрения, полностью поглощенная приготовлениями к процессу восстановления. Я простерла над ее головой руки и снова нашла необходимый мне образ из ее прошлого двухгодичной давности. Все было по-прежнему, ничего не поменялось, никаких новых деталей я не разглядела, можно было начинать. Я кивнула Трисс.
   -- Так, Филь, -- взяла в свои руки руководство приготовлениями Трисс. -- Выпей вот это, -- она поднесла к ее рту фиал с эликсиром. -- Вот так, теперь ложись поудобнее, я тебя усыплю, а после мы привяжем тебя к столу. Готова? -- спросила она у нашей общей пациентки.
   -- Готова, -- буркнула женщина, решаясь окончательно.
   -- Увидимся! -- многозначительно подмигнула ей рыженькая чародейка, хоть та уже и не могла бы это видеть, и провела рукой перед ее лицом. Филиппа отключилась мгновенно. Йен в это время фиксировала ее бессознательное тело на столе, дабы судороги не помешали процессу.
   -- Самое простое позади, -- прокомментировала я их действия, разом растеряв всю напускную браваду. Это перед Филиппой ни в коем случае нельзя было показывать свое волнение, а теперь, когда она спит...
   "Главное в панику не удариться! У меня получится! Я в самом деле в это верю! Я уже это делала, теперь нужно просто сделать это быстрее", -- с такими мыслями я заняла свое место в изголовье стола, освобождая пространство для манипуляций помогающим мне чародейкам.
   -- Я буду полностью сосредоточена на глазах, поэтому время от времени сообщайте мне о ее состоянии, вне зависимости от степени его тяжести. И незамедлительно дайте знать, когда очаги поражения появятся в голове, -- сказала я.
   -- Мы помним, Брин. Не волнуйся, -- мягко сказала мне Трисс, с которой мы не раз обговаривали ход всей операции, да и Йен тоже не впервые это слышала.
   -- Не рискуй понапрасну, ты ценнее Филь, -- а это условное подбадривание прозвучало уже из уст Йен. Отвлекаться на комментарии я, впрочем, не стала.
   Я помедлила еще пару мгновений, собираясь с духом и вбирая в себя еще больше энергии стихий.
   "Перед смертью не надышишься!" -- я резко выдохнула.
   -- Что ж, сделаем это, -- сказала я и призвала свою силу.
   Тело Филиппы тут же содрогнулось, но я усилием воли заставила себя не прерываться. Образ из прошлого следовало перенести в нашу реальность как можно тщательнее и точнее, а вот потом можно было бы и ускориться.
   -- Состояние в пределах нормы, плавно ухудшается. Пока мы справляемся, -- первый раз доложила Йен.
   Первый мандраж прошел, я глубоко вздохнула и продолжила свою работу. Когда образ был полностью переведен в текущую реальность, я позволила себе небольшой перерыв перед рывком.
   -- Как она? -- не дожидаясь очередного доклада, спросила я, открывая глаза.
   -- Плавно ухудшается, несмотря на эликсир и нашу помощь, -- ответила Йен.
   -- Но мы пока очень осторожно лечим, не хотим тебе мешать, -- добавила Трисс, ободряюще улыбнувшись.
   -- Хорошо, -- одобрила я. -- Но когда потребуется, не думайте о помехах, спасайте ее, а я справлюсь, теперь уже сбить меня будет очень сложно.
   -- Действуй, -- подтвердили готовность чародейки.
   И я снова нырнула в свои образы и хитросплетения целительной магии и силы Старшей крови. Сначала силу вливала по чуть-чуть, но постоянно наращивая мощь, сначала плавно, потом все быстрее и не собираясь останавливаться.
   -- Ухудшается, очаги поражения по всему телу, -- докладывала Йен. -- Количество очагов растет. Быстро... Мы усиливаем магию.
   Я немедленно почувствовала, как умеренный магический фон резко прыгнул до очень сильного, окатив меня удушливой волной.
   -- Состояние стабилизировалось, -- услышала я голос Йен слегка отдаленно, но смысл сказанного меня порадовал.
   Сила снова потекла из меня все быстрее и быстрее. Магия восстанавливала глаза по канве медленно, очень медленно, слишком медленно, нужно было быстрее, а для этого нужно было еще больше силы.
   -- Снова ухудшается, но опасности пока не представляет, -- голос Йен слышался все глуше и дальше. -- Приближается к критическому.
   Я почти физически чувствовала, как время утекает сквозь пальцы. Вот-вот Йен скажет, что началось поражение головного мозга и тогда все усилия пойдут прахом. Нужно было торопиться, если я все еще хотела окончить это дело успешно. И я рискнула. Я открылась полностью, позволила магии беспрепятственно течь через мои пальцы в исцеляющее заклинание.
   -- Брин... -- подала голос Трисс, но я не смогла точно определить ее интонацию.
   -- Состояние ухудшается, -- голос Йен звучал тихо, но жестко. -- Мы не справляемся. Вот-вот начнется поражение мозга. Брин, надо заканчивать, иначе она умрет.
   -- Я не могу закончить, осталось чуть-чуть, -- ответила я и очень удивилась странному звучанию своего голоса.
   -- Брин! -- теперь в голосе Трисс явственно слышалась сильная тревога. -- Что ты делаешь?!
   -- Лечу, -- почти прорычала я, толком себя не слыша и с силой выталкивая из себя магию.
   -- Поражение мозга. Брин, остановись! -- крикнула Йеннифер.
   Но мне нужно было лишь еще чуть-чуть, совсем капельку, и можно в обморок.
   -- Брин!!! -- в один голос гаркнули чародейки едва слышно.
   -- Все...
   Резкая боль ударила в грудь, будто ее прошили насквозь. Белая пелена встала перед глазами, в уши ввинчивалось злобное завывание ветра, а боль все нарастала и нарастала, ни закричать, ни пошевелиться... И темнота.
   Очнулась будто от толчка, но долго не могла пошевелиться, а окружающая тишина не позволяла понять, где я нахожусь. Ни снега, ни ветра не было, и это радовало. Но больше того радовало привычное ощущение магии, правда очень-очень слабой, но учитывая сколько я ее потратила, это было неудивительно. Удивительно было странное видение и острая боль в груди, от которой сейчас не осталось и следа.
   Я все-таки постаралась открыть глаза. С пятой попытки у меня получилось.
   -- Брин? -- услышала я голос Трисс, но подошли ко мне обе чародейки. -- Как ты себя чувствуешь?
   -- Пить, -- прохрипела я.
   Вода, как и в прошлый раз, принесла большое облегчение.
   -- Слабость во всем теле и муть в голове, больше ничего, -- ответила я на вопрос. -- Что случилось?
   -- До того как ты попыталась убить нас или после? -- в голосе Йен вместо сочувствия звучал металл.
   -- Что? -- округлила я глаза.
   -- Я говорила тебе, что опасно пропускать силу через себя, -- с мягкой укоризной сказала Трисс, хмурясь.
   -- Я и не пропускала, -- обескураженно опровергла я ее слова.
   -- Значит, тратила свою жизненную силу. А я тебе говорила, что ты ценнее Филиппы! -- казалось, что еще более жестко говорить нельзя, но у Йен получалось.
   -- Нет, -- качнула я головой и почувствовала резко накатившее головокружение.
   Чародейки недоуменно переглянулись.
   -- А как ты тогда выдала столько силы? -- удивленно вскинув брови, спросила Трисс.
   -- Было столько, -- просто ответила я. -- Я просто отдавала то, что у меня есть.
   Чародейки снова переглянулись.
   -- Это невозможно, ты не Исток, я сто раз перепроверяла, -- наконец сказала Йен, сбавив градус накала.
   -- Я не знаю, -- я не рискнула снова качать головой. -- Я не чувствую предела своих возможностей. Что было, когда я потеряла сознание?
   -- А что ты помнишь? -- осторожно спросила Йен.
   -- Помню, как закончила заклинание, а после почувствовала сильную боль в груди. Вокруг меня была сплошная пелена снега, и ветер завывал. Я не могла ничего сделать, даже закричать, а потом все пропало, и я очнулась уже тут, -- как можно короче и информативнее пересказала я.
   -- У тебя был магический выброс, -- выслушав меня, сказала Йеннифер. -- Судя по всему, неконтролируемый.
   -- А бывает контролируемый? -- вырвалось у меня.
   -- Бывает, -- кивнула чародейка. -- Разница не в том, по твоей воле из тебя вырывается сила или нет, а в том, впадаешь ли ты в транс при этом или осознаешь себя и в какой-то мере управляешь происходящим. Я не знаю, какой природы твои силы, я с таким никогда не сталкивалась и даже не слышала о подобном. Очевидно, это особенности Старшей крови твоего мира, и тебе следует принять это во внимание.
   -- Почему это произошло? Раньше ведь этого не было.
   -- В твоем случае это было перенапряжение, перерасход силы, возможно, эмоциональное потрясение. Твоя сила очень велика, тебе следует держать ее под контролем, иначе последствия могут быть фатальными.
   -- Что случилось в лаборатории? -- повторно спросила я, подозревая худшее.
   Йен смотрела на меня очень серьезно и долго молчала.
   -- Ты выморозила весь подвал, -- наконец сказала она. -- Мы едва успели прикрыться щитом, а потом перенесли всех наверх. Нам пришлось закрыть весь подвал куполом, чтобы холод не добрался сюда.
   Я привстала на кровати.
   -- Лежи! -- воскликнула Трисс, укладывая меня обратно. -- Успеешь еще посмотреть.
   -- Я должна прекратить использовать свою силу? -- спросила я, вновь откидываясь на подушки. Сил подняться у меня не было.
   -- Наоборот, -- огорошила меня Йен. -- Ты должна постоянно практиковать и продолжать тренировки, чтобы лучше контролировать свои способности и увеличивать свой магический порог. Но не так безоглядно, как ты повела себя во время операции. Подобные выбросы, особенно неконтролируемые, помимо окружающих, могут повредить тебе самой. Нужно уметь вовремя останавливаться, а если уж грань пройдена, то делать выброс контролируемым. Так ты уменьшишь вред окружающим и сведешь на нет вероятность сойти с ума. Ты должна понимать, насколько это важно, -- с нажимом произнесла Йен.
   -- Я понимаю, -- сглотнув, ответила я.
   -- Хорошо. А теперь спи, -- сказала Трисс и уже занесла надо мной руку.
   -- Подождите, а Филиппа? -- неожиданно вспомнила я.
   -- Она жива, спит в соседней комнате. Более детально о ее состоянии можно будет говорить, когда она придет в себя, -- ответила рыжеволосая чародейка.
   -- Я бы хотела...
   -- Она проспит до завтрашнего утра, и ты тоже, -- прервала меня Трисс.
   -- Хорошо, -- согласилась я и тут же уснула.
   Утром я проснулась уже как обычно. Открыла глаза, потянулась и прислушалась к себе. Ничего не болело, не тянуло, магия ощущалась нормально. Так что я рискнула принять вертикальное положение и, немного посидев в кровати, встала. Похоже, сон был не просто сном, восстановилась я прекрасно. О вчерашнем остались только неприятные воспоминания, от которых в груди появлялся легкий холодок в том месте, где вчера разрасталась боль. А еще зверски хотелось есть, и в том не было ничего удивительного. Я же вчера только позавтракала, пусть и был уже почти обед.
   Умывшись и одевшись, я вприпрыжку спустилась по лестнице и поспешила на кухню. Йен и Трисс обнаружились тут же за маленьким столиком, находившимся прямо на кухне. Чародейки пили вино.
   -- Доброе утро! -- поздоровалась я, подходя к холодильнику.
   -- Доброе, -- отозвалась Трисс. -- Как ты себя чувствуешь?
   Йеннифер же лишь кивнула, пристально следя за мной взглядом поверх бокала.
   -- Прекрасно, -- не соврала я, доставая яйца, молоко, окорок и хлеб.
   -- Никаких болей, неприятных ощущений, шумов в голове? -- уточнила Трисс.
   -- Абсолютно.
   -- Хорошо, -- успокоилась она.
   -- А магия? Ничего нового не чувствуешь? -- этот вопрос задала Йен.
   -- Вроде бы нет, -- ответила я. -- Это надо на практике проверять.
   Чародейка не стала ничего больше говорить.
   -- Что с Филиппой? -- в свою очередь спросила я.
   Мудрить с завтраком сил не было, так что я просто поджарила себе хлеб, потом сделала яичницу с окороком, и налила молока в кружку.
   -- Скоро проснется, -- отозвалась Трисс. Я замерла с лопаточкой наперевес. -- Ты поешь. Раньше, чем закончится действие заклинания, она не проснется. Еще есть время.
   Я поскорее переложила всю свою нехитрую еду в тарелку и, захватив кружку с молоком, направилась в столовую, так как кухонный столик был слишком мал для троих.
   -- Идемте сюда, -- позвала я их за собой.
   Разместившись за большим столом, я первым делом занялась едой, желая поскорее с ней расправиться, чтобы не бросать недоеденной в случае неожиданного пробуждения Эйльхарт. Однако видя, что чародейки явно никуда не спешат и цедят свое вино маленькими глотками, умерила пыл и стала есть нормально.
   -- Каковы прогнозы по моим срывам? -- спросила я у Йен, которая продолжала молча наблюдать за мной. -- Мне следует опасаться их частого появления?
   -- Подобные процессы -- это аномалия, они не должны происходить вовсе при нормальном течении магии. Их присутствие говорит о том, что что-то идет не так, -- пояснила она. -- Следует разобраться в их причине и устранить ее, чтобы больше они не появлялись. Учитывая, что раньше срывов у тебя не было, причину следует искать во вчерашней операции. Я почти уверена, что причина в твоей странной ледяной составляющей магии.
   -- Почему? -- удивилась я.
   -- Сама по себе твоя зацикленность на двух стихиях, так плотно слившихся в одну, -- это уже уникальная по своей сути ситуация. Может быть, в твоем мире это нормально, а может быть, именно твой мир так повлиял на твой магический дар. Не исключено, что подействовало что-то другое, или что это и вовсе вариант нормы для тебя. Учитывая, что до вчерашнего дня успешно практиковать магию нашего мира это тебе не мешало, я особого значения этому не придавала. Снег, ветер, иней всегда сопровождают твои заклинания, но вчера ты не просто вызвала горсть снежинок или порыв ветра, ты начала замораживать все вокруг задолго до срыва. Очевидно, именно твоя ледяная составляющая магии вышла из-под контроля, и это переросло в выброс. Также, судя по всему, эта же составляющая и обеспечивает тебе столь высокий магический потенциал. По крайней мере, мы с Трисс так считаем, -- Йеннифер подробно расписала мне, как оказалось, не только свои мысли, явно давая понять, что все время моего целительного сна они именно обсуждением этого вопроса с Трисс и занимались.
   -- То есть получается, я в порыве закончить быстрее, черпнула ледяной силы больше, чем могу удержать, и та вырвалась наружу неконтролируемым потоком, -- подытожила я. -- Стало быть, мне нужно найти безопасный объем используемой магии, чтобы этого не повторялось.
   -- Я рада, что ты так быстро уловила суть, -- Йеннифер действительно выглядела довольной, будто не объясняла мне ситуацию, а устраивала тест, который я успешно сдала. -- Но боюсь, просто соблюдать меры предосторожности будет недостаточно, потому что всегда существуют форс-мажорные ситуации. И в таких ситуациях тебе понадобится больше сил, либо же в случае, например, сильного эмоционального потрясения, ты можешь просто потерять контроль. Поэтому дар, так или иначе, нужно развивать. Повышая объем силы и свои навыки ее контроля, ты его стабилизируешь и уменьшаешь шанс возникновения ситуаций, которые могут привести к выбросу.
   Я почесала кончик носа. С одной стороны, мне все было предельно ясно, с другой -- осознавать себя опасной для окружающих и самой себя было неприятно.
   -- Я поняла, -- наконец сказала я, допивая остатки молока залпом. -- Буду учиться чувствовать грань, -- сведя брови к переносице, сказала я и поднялась. -- Пойдемте к Филь.
   Чародейки поднялись следом. Грязная посуда под моим взглядом исчезла со стола, а я вместе с наставницами отправилась на второй этаж. Женщина спала в одной из "гостевых" комнат второго этажа. Гостевыми они были условно, потому что, несмотря на наличие свободных и обустроенных мной спален, кроме Йен и меня в доме никто не ночевал до вчерашнего дня.
   -- Я хотела спросить, откуда у тебя такие прекрасные зеркала? -- по дороге наверх спросила Трисс.
   -- Из моего мира. Я нашла разбитые и восстановила их.
   -- Ты уже можешь переносить такие большие предметы? -- поразилась чародейка.
   -- Уже да, надеюсь, теперь моя сила еще возрастет.
   Филиппа спала буквально в соседней со мной комнате. Она выглядела нормально, никаких следов от множественных травм, полученных ею вчера в процессе операции, видно не было, а также под закрытыми веками были заметны восстановленные глазные яблоки. Говорить об их функциональности было еще рано, но само наличие все-таки радовало. Проведя над ее телом раскрытой ладонью, я лишь подтвердила свои зрительные наблюдения. Ее тело было здоровым, мои "ассистентки" постарались на славу! Оставалось только разбудить нашу пациентку и проверить ее зрение и сознание...
   -- Сейчас я сниму заклинание, и она, вероятно, сразу очнется, -- сказала Трисс, очевидно решив не ждать самостоятельного развеивания магии.
   -- Погоди, -- попросила я и быстро задернула плотные шторы на окне, погружая комнату в полумрак.
   -- Оптимистично, -- усмехнулась Йеннифер.
   -- Хуже-то не будет, -- пожала я плечами, возвращаясь к постели и берясь за повязку Филиппы.
   -- А это тоже, чтобы хуже не было? -- спросила Йен, глядя, как я завязываю глаза чародейки.
   -- Хочу сначала поговорить с ней, убедиться, что она в порядке. И лучше все делать постепенно, зрение будет ей слишком большим стрессом в первый миг, вернулось оно или нет, -- ответила я.
   -- Так будет лучше, -- согласилась Трисс и наконец сняла магию.
   С полминуты ничего не происходило, а потом Филиппа слегка дернула головой, чуть пошевелила рукой и шумно втянула воздух носом.
   -- Как ты себя чувствуешь? -- внятно, но не слишком громко спросила я.
   -- Н-нормально, -- ответила Филиппа, ощупывая кровать и себя руками.
   -- Ты помнишь, как тебя зовут? Помнишь, почему ты тут? -- это уже спросила Трисс, нависая над женщиной с другой стороны.
   -- Помню, я... Что с глазами? -- она резко потянулась к лицу, но я перехватила ее руки.
   -- Не торопись. Сейчас мы проверим, как ты перенесла операцию, и займемся проверкой глаз, -- сказала я ей, без труда удерживая руки еще слабой женщины.
   -- У тебя получилось? Ты восстановила? -- быстро спросила она.
   -- Да восстановила, насколько успешно проверим с минуты на минуту, -- ответила я. -- Ответь сначала на вопросы. Ты чувствуешь все части своего тела нормально? Руки, ноги?
   -- Да, все как обычно, -- прекратив попытки добраться до повязки, ответила чародейка.
   -- У тебя не болит и не кружится голова? Нет провалов в памяти? Нет странных ощущений? -- задала свои вопросы Трисс.
   -- Нет, -- прислушавшись к себе, ответила Филь. -- Что-то пошло не так? Почему вы задаете такие вопросы?
   -- Все так, просто это изначально было очень опасным мероприятием, -- ответила я. -- Ты можешь попытаться встать?
   Филиппа молча, но с некоторым трудом села в постели, спустила ноги на пол и так же медленно встала босыми ногами на прикроватный коврик.
   -- Все по-прежнему в порядке? -- уточнила Трисс, внимательно следя за чародейкой.
   -- Голова немного кружится и сил еще мало, -- ответила та.
   -- Последствия наркоза, -- пожала плечами Трисс. -- Кажется, все в порядке.
   -- Никакого дискомфорта? В том числе и в области глаз? -- на всякий случай еще раз придирчиво уточнила я.
   -- Кроме того, что я ни черта не вижу, -- ничего! -- рассердилась Филиппа.
   -- О, с ней точно все в порядке, -- подала голос до того молчавшая Йен.
   -- И ты тут, -- повернулась на звук Филиппа, присаживаясь обратно на кровать. Видимо, стоять ей все-таки было не очень комфортно.
   -- Куда же мне деваться? Любопытно же, что смогла сотворить моя ученица, -- ответила та. -- Развяжите ей глаза, а то она сейчас магией начнет швыряться.
   Я едва слышно усмехнулась и, протянув руки, развязала узел на повязке. Та медленно соскользнула с лица чародейки и упала ей на колени. Веки, впрочем, были плотно сомкнуты, и сначала Филиппа ощупала глаза руками. Ее лицо озарила улыбка.
   -- Глаза... -- тихо пробормотала она, водя подушечками пальцев по векам.
   -- Открывай уже, всем не терпится узнать результат, -- поторопила ее Йен.
   Филиппа убрала руки от лица и медленно, миллиметр за миллиметром начала поднимать веки. Казалось, прошло не менее пяти минут, пока она открыла глаза полностью. Выглядели они совершенно нормально и здорово, но вот видели ли они что-нибудь? Судя по неподвижности... Но тут глазные яблоки дернулись, и женщина медленно перевела взгляд в сторону, еще немного повременила и подняла вверх.
   -- Я вижу... -- прошептала Филь на грани слышимости, снова поднося руку к лицу, но теперь чтобы взглянуть на свою ладонь. -- Я вижу! -- громко повторила она и принялась вертеть головой, осматривая всю комнату. -- Зрение вернулось!!!
   -- Ну, тише-тише, -- принялась увещевать ее Трисс, когда эйфория вылеченной чародейки стала принимать уж совсем безумные обороты.
   -- Трисс!!! -- Филиппа вцепилась в ее руку, которой та пыталась похлопать ее по плечу, призывая успокоиться. -- Я вижу тебя!
   -- Да, это прекрасно, -- улыбнулась ей та.
   -- Филиппа Эйльхарт, возьми себя в руки! -- неожиданно громко и резко подала голос Йен, вставая прямо перед прозревшей чародейкой. -- Иначе мне придется тебя усыпить снова!
   -- Йен! -- с восторгом посмотрела та и на нее.
   -- Филь... -- покачала та головой.
   Тут воссоединившаяся с глазами чародейка, очевидно, вспомнила о третьей участнице разговора и зашарила по комнате взглядом. Я шагнула ей навстречу из темного угла.
   -- Ну, вот и увиделись, -- сказала я ей, улыбаясь.
   -- Так вот как ты выглядишь, дитя Старшей крови, -- как следует рассмотрев меня, произнесла Филиппа.
   -- Сегодня так, -- подтвердила я. -- Завтра, может быть, уже по-другому.
   -- Спасибо, -- сказала чародейка и зачем-то снова поднялась на ноги. -- Спасибо тебе огромное, -- она неожиданно поклонилась мне. -- Я твоя должница.
   -- Это плата за твою помощь, -- напомнила я.
   -- Ты в самом деле не обязана была ничего делать, но ты сотворила невозможное. Ты вернула мне зрение, когда я уже отчаялась. Я у тебя в долгу, -- уверенно повторила Филиппа.
   Краем глаза я заметила движение Йен, призывающее не спорить с чародейкой.
   -- Рада была суметь помочь, -- ничего умнее сказать в ответ я не придумала с наскока и как всегда не очень удачно пошутила. -- Обращайтесь!
   -- Вот уж надеюсь, больше не придется! -- воскликнула чародейка, взмахнув руками.
   Мы вернулись на кухню всей чародейской компанией, и я даже взялась приготовить завтрак для своей отважной пациентки. Трисс ушла через час, ее ждали королевские дела, Йен пробыла часа три, убедилась, что все в порядке, напомнила мне о "технике безопасности" и тоже телепортировалась. Филиппа пробыла со мной чуть больше пары дней и, учитывая ее близкое к эйфорическому настроение, мы с ней очень весело провели время. Днем она вместе со мной читала книгу по этикету, разбавляя ее скучное содержимое невероятными историями из своей придворной жизни и историческими справками событий, современницей которых являлась. А вечером она принесла безумно вкусное и старое вино из своих запасов, я же приготовила праздничный ужин, перемешав на столе кухню этого и своего мира. Под вино и вкусную еду разговор пошел еще веселее, и вскоре, хохоча как две полоумные ведьмы, мы уже пели песни, развлекали себя яркими иллюзиями, запускали фейерверки во дворе и смотрели, как они красиво расползаются по защитному куполу. В общем, отпраздновали восстановление глаз по полной.
   Следующий день начался с восхищенных ахов по поводу зеркала в ванной. А после демонстрации зеркала в моей комнате Филиппа непременно захотела себе такое же! Пришлось стребовать с нее клятвенное обещание держать в секрете происхождения опережающего технологии предмета, после чего добыть из своего мира очередное почившее смертью храбрых зеркало и восстановить его во всей его первозданной красе. Филь была в восторге и долгое время любовалась своими восставшими из безвременья глазами, после чего спрятала зеркало в свой пространственный карман и еще раз заверила, что даже не покажет его никому, закрыв за семью замками в своих личных апартаментах. После этого мне даже уговаривать ее не пришлось, чтобы она показала сгорающей от любопытства мне свое превращение в сову. Вот же невероятные способности! Смотришь, стоит женщина, раз, и уже сова взмахивает крыльями, раз, и опять женщина, и тут же снова сова. Настоящие чудеса!
   Немного позанимавшись магией, раз уж в моем распоряжении была такая могущественная чародейка, к вечеру мы решили опять закрутить что-нибудь этакое, перед тем как утром Филиппа отправится к себе домой. Наши планы дополнила неожиданно появившаяся посреди гостиной Трисс с еще одной бутылкой вина. И хоть алкоголь я не любила, но не оценить подобные шедевры местных виноделов просто не могла, особенно учитывая, что мой отец занимался изготовлением домашних вин, и мне довольно часто доводилось и дегустировать продукты его творчества, и вникать в суть технологии. Впрочем, в отличие от марочного алкоголя папино вино я любила, оно было сладким и слабеньким, зато со множеством вкусовых оттенков благодаря его непрекращающимся экспериментам. Здесь же вино было настоящим, достаточно крепким, но тем не менее очень вкусным, так что я снова не отказалась от бокальчика коллекционного красного. Ужин на сей раз я не готовила, обошлись закусками из реального мира, которые принесла с собой Трисс.
   И снова мы смеялись, шутили, делились историями и как-то договорились до профессии, которая была у меня в своем мире. После этого наша домашняя вечеринка плавно перетекла в парикмахерскую на дому. Я продемонстрировала чародейкам и разные способы окраски волос, и всевозможные виды причесок, в том числе запустив руки и в густые темно-каштановые волосы Филь, и в пушистые рыжие волосы Трисс. А под конец решила не возвращать себе уже слегка поднадоевший синий, а оставила волосы ярко-розовыми и укоротила до ушей, придав им живописный беспорядок.
   -- Так вот, что ты имела в виду, когда сказала, что сегодня выглядишь так, а завтра по-другому! -- рассмеялась Филиппа, с любопытством рассматривая мой новый облик.
   -- Я всегда любила экспериментировать с волосами, -- отозвалась я. -- А тут ни ждать, когда отрастут не надо, ни опасаться сжечь их краской. Придумал, намагичил и готово! Даже корни не отрастают не того цвета! -- восхитилась я.
   -- Такое еще напридумать надо! -- звонко рассмеялась Трисс.
   Умаявшись ближе к ночи, мы перебрались на кухню, где с трудом, но все-таки поместились за маленьким столиком и долго пили там чай, перейдя с легкомысленных и шутливых тем разговора, к более серьезным и печальным.
   Увы, несмотря на все прелести магии, жизнь чародеек отнюдь не была намазана медом, а уж тем более таких сильных и амбициозных. Но это был их выбор, свой я собиралась сделать другим, а пока было просто очень интересно послушать их правдивые рассказы о жизни и мире. Утром я распрощалась с обеими своими гостьями и снова осталась одна в тишине большого дома. Выходные кончились, наступили трудовые будни.
   Первым делом я все-таки спустилась в подвал, расконсервировала его и вошла внутрь. Снег и лед покрывали все поверхности, искрились и переливались в свете магических ламп, тоже покрытых толстым слоем льда. Зрелище было одновременно завораживающим и пугающим, но, как ни странно, холода я не чувствовала. Только легкую прохладу. Вероятно, сила магического льда за три дня под куполом ослабела. Впрочем, ждать, пока он сам растает, у меня ни времени, ни желания не было. Лабораторию я хотела привести в порядок сегодня. Вот только стандартная очищающая магия не подействовала на лед. Как и вызванный мной для его расплавления огонь. Озадаченно покрутившись в центре комнаты, я осторожно прикоснулась к замерзшему магическому светильнику. Лед чуть кольнул мои пальцы, но холодным не показался. Решившись, я обхватила светильник обеими руками. Удивительное ощущение! Я чувствовала поверхность льда, но при этом он не обжигал морозом мои ладони, а ощущался, будто он был той же температуры, что и я. Также под моими пальцами он не таял.
   -- Чудеса! -- вслух удивилась я. -- И как мне тебя убрать? Не заниматься же мне в лаборатории вечной мерзлоты?
   Лед мне, понятное дело, не ответил, лишь таинственно поблескивал на свету, зато в голову постучалась еще одна идея. Раз лед магический, то и бороться с ним надо как с магией, а магию можно или нейтрализовать, или лишить энергии. Как нейтрализовать лед, я понятия не имела просто потому, что такого заклинания не существовало в природе, а вот попробовать вытянуть из него магию я вполне могла. Сосредоточившись, я потянулась ко льду и попыталась втянуть его в себя. Открыла глаза, когда пальцы ощутили поверхность светильника вместо льда.
   -- Кажется, удалось! -- прокомментировала я свои успехи, с удивлением разглядывая дивный морозный узор, появившийся на ногтях. -- Интересная идея для маникюра!
   Сосредоточившись еще раз и снова закрыв глаза для пущей концентрации, я потянулась ко всему льду в комнате и через несколько секунд удовлетворенно осмотрела очистившуюся от посторонней субстанции лабораторию. Вот только дивный морозный узор распространился от ногтей вверх по руке, почти до самых локтей. Впрочем, слишком разволноваться я не успела. Спустя минуту моего пристального разглядывания нового проявления моей силы, узор стал таять на глазах, бледнея и будто впитываясь в кожу, пока не остался только на ногтях, а еще через пять минут сгинул вовсе. Похоже, помимо снежка и ветерка, которые почти с самого начала сопровождали все мои магические манипуляции, мне предстояло привыкнуть к новому эффекту моих заклинаний
   После уборки в лаборатории пришло время перейти к первым, после знаменательного восстановления глаз, тренировкам дара Старшей крови. Волнение охватило меня будто в первый раз. Я рассчитывала, очень рассчитывала на этот опыт с глазами, я надеялась, что он сильно подтолкнет мой дар вперед, и я смогу не просто дотянуться до своего мира, а смогу с ним полноценно взаимодействовать. Взяв в руку горсть алмазов, я долго перебирала их пальцами, прежде чем решилась, наконец, отыскать банк, с которым хотела совершить незаконный, но более-менее честный обмен. Мне нужны были деньги моего мира, чтобы перестать воровать еду и вещи, явно не валяющиеся на помойке. Легкость, с которой мелькали перед моим внутренним взором образы, меня подбодрила. И вскоре у меня в руках оказались привычные мне деньги в бумажках и монетах. Я даже сама не поняла, как у меня это вышло, настолько это получилось легко и непринужденно.
   -- Господи, получилось! Получилось! -- заорала я на весь дом, с безумной улыбкой пялясь на совершенно обычные деньги, которыми повседневно пользовалась в своем мире. -- Юху!
   Дом, впрочем, был пуст, и разделить со мной радость обретения новых способностей было некому. Да, честно говоря, мне сейчас было бы и не до гостей. Я осознала, что теперь могу наконец-то связаться с родителями. Пусть и идиотским способом, который покажется им невероятным и нереальным, но я могла подать им весточку, что жива! Пулей метнувшись к столу, я вытащила лист бумаги, схватила ручку и застыла. Я так давно мечтала написать им хотя бы письмо, так долго запрещала себе даже думать об этом, чтобы не разочаровываться, что теперь реально открывшаяся возможность выбила меня из колеи, лишив всех мыслей.
   "Мне нужно сказать им, что со мной все в порядке, нужно сказать так, чтобы они поверили неожиданно появившемуся у них письму, чтобы не сочли это шуткой или обманом. Но и чтобы их удар не хватил от шокирующей информации, они все-таки у меня немолодые, -- лихорадочно соображала я, с остервенением грызя колпачок ручки, надетый с обратного ее конца. -- Нужно сказать что-то, что их убедит..."
   "Дорогие мама и папа!
   Это пишет вам ваша Брина! Я понимаю, как все это странно выглядит, но, пожалуйста, поверьте. Это не обман и не шутка. Это действительно я. Помните день рождения, когда мне исполнилось одиннадцать? Вы подарили мне поездку в аквапарк, где я, накупавшись всласть, объелась мороженого и подхватила ангину. У меня напрочь пропал голос, а на другой день появился, но такой низкий и хриплый, что я до самого выздоровления пародировала Джафара из мультика Алладин и очень расстроилась, когда голос вернулся в норму. Надеюсь, это убедит вас в том, что я действительно Брин. Если нет, я могу написать вам другие эпизоды из жизни или ответить на ваши вопросы. Но к сожалению, только письменно, потому что другим способом связаться с вами я пока не могу.
   Не спешите беспокоиться, со мной все в порядке! Правда! Помните, как я однажды упала с качелей, и вы очень перепугались, думали, что у меня сотрясение мозга? А на самом деле со мной все было в полном порядке, о чем вам и сказал врач в больнице, куда мы примчались. Вот и сейчас все хорошо, хотя я уверена, вам кажется иначе".
   Написав это, я ненадолго задумалась:
   "В самом деле, почему довольно опасное падение с качелей не привело к тяжелым последствиям, вообще ничего за собой не повлекло. На мне же не было ни царапинки. Неужели магия во мне проявилась уже тогда, в пятилетнем возрасте?"
   Впрочем, долго над этим думать я не стала и взялась писать продолжение, пока так хорошо пошло.
   "Я понимаю, что выглядит это подозрительно, неправдоподобно и вообще невозможно, я бы сама такому странному письму из ниоткуда не поверила, но пока это единственный способ, доступный мне. Но это только пока! Я работаю над изменением этого положения и надеюсь, что в скором времени смогу появиться у вас сама и все объяснить, а не присылать странные письма. Сейчас же я надеюсь, что смогу просто донести до вас свою весточку, сказав, что у меня все хорошо, чтобы вы не волновались за меня и не искали. Я приду к вам сама, как только смогу. Со мной в самом деле все в порядке! Меня никто не удерживает и силком это письмо писать не заставляет. Клянусь своими первыми ножницами!
   Вы можете написать мне ответ. Чтобы я смогла его прочитать, положите письмо на то же место, где обнаружили это письмо. Я постараюсь пристроить его где-нибудь на видном месте, чтобы вы его сразу увидели. Ничему не удивляйтесь и не беспокойтесь. До следующего письма!
   Очень по вам скучаю, ваша дочь Брина!
   P.S. Не плачь, мамуля! Я обязательно вернусь! Я обещаю!"
   Поставив последний восклицательный знак, я отложила ручку и перечитала. Выглядело вменяемо, хоть я и прекрасно представляла, какое недоверие оно породит в сердцах родителей и какой вызовет шок.
   -- Лишь бы папе плохо не стало, -- пробормотала я, запечатывая письмо в конверт и ставя на сургуче печать все тем же кленовым листочком с пряжки, который в этот раз я воспроизвела с помощью магии, а не ремня.
   Пришло время "отправить" письмо, а для этого надо было сначала найти дом родителей. Я почувствовала, что у меня дрожат руки. Так долго ждать и стремиться! Я боялась, что у меня ничего не получится, и боялась реакции родителей.
   "Вдруг они не поверят, вдруг начнут беспокоиться еще сильнее, вдруг у папы сердечный приступ случится, или маме плохо станет?" -- крутились мысли в моей голове.
   Но сообщить им о себе было нужно. Они не должны думать, что я сбежала, бросив их, или еще хуже -- погибла! Они должны знать, что у меня все в порядке и что я очень стремлюсь вернуться к ним, тем, которые всегда любили меня и заботились обо мне, несмотря на то, что не были мне родными.
   С такой целеустремленностью я нашла дом своих родителей очень быстро, еще быстрее добралась до тумбочки в прихожей, на которую всегда клали ключи, когда возвращались домой.
   "Да, тут они его сразу же обнаружат, как только вернутся домой. Конверт из толстой желтой бумаги с красной сургучной печать сложно будет пропустить на фоне привычной для моего мира мелочевки".
   Когда письмо пропало из моих рук и появилось там, в моем мире, в моем доме, я почувствовала, что руки у меня снова задрожали. Бросив разбросанные по столу письменные принадлежности и бумагу как есть, я поспешила на кухню. Взмахом руки согрела себе воду в чайнике и заварила чай. Обхватив горячую кружку двумя руками, сделала первый глоток, стараясь успокоиться. С одной стороны, распирала гордость, что я наконец смогла сделать то, чего давно добивалась. С другой, мучило беспокойство. Найдут ли письмо, прочитают ли, поверят ли, напишут ли ответ. Безумно хотелось проверить, лежит ли письмо на том же месте, или его уже взяли. Но я понимала, что прошло всего несколько минут, а учитывая, что это другой мир и я тут еще и в особом подпространстве, то неизвестно, сколько времени прошло у них. Да и одной проверкой я бы вряд ли обошлась. Скорее начала бы проверять через каждые пять минут, а это уже точно нормальным не было.
   Заниматься магией в тот день я больше не стала, решив не рисковать в таком взбудораженном состоянии, а занялась чтением книг. Сосредоточиться на тексте, правда, оказалось почти невозможно. Приходилось перечитывать и перечитывать страницы, чтобы понимать хоть что-то. Более-менее втянулась я только ближе к вечеру, а перед сном все-таки разрешила себе проверить письмо. К моему сожалению, оно все еще было на прежнем месте. Разочарованно выдохнув, я отправилась спать, очень надеясь на хорошие новости утром. Спала, разумеется, плохо. Крутилась как уж на сковородке, просыпалась через каждый час, измучилась вся и провалилась в глубокий сон только за час до своего обычного подъема. Конечно же, все на свете проспала и открыла глаза уже ближе к обеду. Не сдержавшись, тут же полезла в свой мир посмотреть на тумбочку и обнаружила там совсем другой конверт, который через мгновенье уже был у меня в руках.
   Широкая, совершенно счастливая улыбка появилась на моем лице, пока я просто смотрела на обычный конверт с пустыми строчками адресов и графой индекса. Внутри чувствовался листок -- письмо от моих родителей. Они нашли, они прочитали, они написали ответ!!! Я счастливо рассмеялась, прижимая конверт к груди, и поспешно его распаковала. Писала мама.
   "Милая, родная наша Бриночка!
   Словами не передать, как мы счастливы получить от тебя хоть какую-то весть! Конечно, непонятно откуда взявшееся дома письмо нас сильно насторожило, но мы уже готовы взяться за любую ниточку, лишь бы это привело нас к тебе. Скажи нам, родная, как тебя найти?! Как помочь тебе?! Мы сбились с ног в твоих поисках, подняли на уши всю полицию, все частные сыскные агентства. Леня тоже тебя искал. Куда ты подевалась? Почему так долго не давала о себе знать? Почему можешь связаться с нами только таким странным способом? Ты писала, что с тобой все в порядке и тебя никто не удерживает, но если это так, то почему ты не можешь приехать к нам, показать, что ты жива и здорова? Почему не говоришь где ты и как до тебя добраться? Мы очень переживаем за тебя! Но твое письмо и подробности жизни, указанные в нем, вселили в нас новую надежду. Скажи, что нам сделать, чтобы вызволить тебя?
   Мы очень-очень по тебе скучаем и хотим увидеть! Поскорее возвращайся домой!
   Твои мама и папа".
   Я схватилась за голову. Хорошая новость -- они поверили, что это пишу действительно я! Плохая -- они думают, что меня кто-то похитил и не дает уйти.
   -- Как, черт подери, мне их убедить, что меня никто не похищал? -- воскликнула я, вопрошая у потолка.
   Отбросив одеяло, я как есть -- простоволосая и в сорочке, -- не тратя времени на умывание и одевания, побежала в магическую лабораторию к столу.
   "Привет, мам, пап!
   Это снова я! Как видите, ваше письмо до меня дошло, и я пишу вам ответ. Очень надеюсь, что вас это успокоит еще больше. Этот канал связи хоть и единственный пока мне доступный, но надежный. Вы всегда сможете связаться со мной таким образом, я не пропаду больше надолго.
   Я уверяю вас, у меня все в порядке. Я жива, здорова, сыта, у меня есть крыша над головой, и при этом я не в плену", -- написала это и расхохоталась.
   Фактически я еще как находилась в плену, другое дело, что добровольном. И который вскоре подойдет к концу. Нет, в жизни, конечно, может быть всякое, но прожив эти почти шесть лет с чародейками, всерьез опасаться коварного предательства с их стороны у меня не получалось. Чисто теоретически я признавала, что ситуация может повернуться ко мне любым боком и все речи о моей свободе могут оказаться лживыми. Но практически у меня не получалось представить себе коварных Трисс и Йен, которые со смехом запирают меня тут на всю жизнь. Для чего тогда, в конце концов, они меня столько времени учили? Куда логичнее держать меня взаперти, ничему не обучая. А снабдив меня кучей знаний и умений, развив мою магическую силу, удержать меня силой будет значительно сложнее. Обучить и использовать меня -- эта цель была куда логичнее, к тому же я уже знала для чего меня хотят использовать и даже сама подписалась на эту работу. Нет, определенно обманывать меня в этом вопросе им не было никакого резона. Наоборот, им куда выгоднее было за время обучения втереться ко мне в доверие, если уж не подружиться, сделать меня обязанной им, чтобы научившись-таки перемещаться между мирами, я не исчезла без следа из жизни своих добродетелей, а отплатила добром за добро.
   "Знаю, звучит бредово на фоне того, что я пишу вам письмо, а не прихожу лично, но такова ситуация. Я, к сожалению, не могу вам обрисовать ее полностью, но это только в письме. Когда я смогу появиться лично (а это непременно случится, ждите), то все-все вам объясню.
   К сожалению, помочь мне и ускорить мое появление вы никак не можете. Все зависит только от меня, а мне потребовалось много времени, чтобы научиться отправлять вам хотя бы письма. Надеюсь, что теперь процесс пойдет быстрее и я смогу обнять вас как можно скорее, но на самом деле я не знаю, когда это случится. Нам всем придется набраться терпения и пока довольствоваться письмами. Полиция и сыщики тоже не нужны, они все равно ничего не найдут, не тратьте силы и деньги. И уж точно не показывайте никому мои письма! Это только вызовет массу ненужных вопросов и бесполезную суету.
   Я правда не знаю, как могу с помощью письма доказать вам, что со мной все в порядке и меня не надо искать. Я очень-очень прошу вас поверить мне на слово и не беспокоиться. Ну, хотя бы попытаться не беспокоиться. Я понимаю, что это сложно, но...
   Мам, пап, я вас очень люблю и сделаю все возможное, чтобы как можно скорее перестать испытывать ваши нервы на прочность. Пишите мне письма! Следующее письмо я положу на полку с книгами в зале, чтобы если к вам кто-то придет, он не наткнулся на него сразу в прихожей.
   Ваша Брина".
   Запечатав новое послание, я уверенной рукой положила его на тумбочку у родителей дома и отправилась, наконец, умываться, запоздало надевая тапочки на замерзшие ноги. Умывшись и позавтракав, я, разумеется, полезла проверять письмо, а получив отрицательный ответ, вздохнула и решила, что проверять буду раз в два часа. Иначе я рисковала весь день провести в ожидании у моря погоды. Вспомнив, что давно не проводила тренировку, решила, что сегодня прекрасный день, чтобы к ней вернуться, а после нее еще и медитацией занялась. Она мне сегодня точно была необходима! По прошествии двух часов снова проверила письмо -- пусто! Значит, скоро появится ответ! Все мои попытки делать двухчасовые перерывы пошли прахом. Вместо своих обычных блужданий по миру, я безвылазно наблюдала за квартирой родителей, ожидая вожделенный ответ. Стоило ему только появиться на условленном месте, я немедленно схватила письмо.
   "Дорогая наша Брина!
   После того как письмо исчезло у нас на глазах, а потом так же из ниоткуда твой ответ появился на тумбочке, мы с папой уже готовы поверить во что угодно... Ты пишешь, что тебе потребовалось время, чтобы научиться отправлять письма. Теперь мы, кажется, понимаем почему. Похоже, это было действительно нелегко. Если способ твоего возвращения домой такой же, то..."
   Дальше почерк сменился на папин. И судя по оборванной на полуслове фразе, он просто отобрал у мамы письмо.
   "Не знаю, что с тобой приключилась за чертовщина, но мы твои родители и имеем право быть в курсе всего, что с тобой происходит!!! Кто бы там тебе не мешал писать нам, пусть знает! Мы свою дочь ни за что не отдадим! Обязательно найдем и заберем, куда бы вы там ее не спрятали, хоть с самим дьяволом договаривайтесь!"
   Почерк снова сменился на мамин.
   "Да, доченька, мы с папой о тебе очень волнуемся. Расскажи нам, что с тобой случилось. Мы... Мы готовы поверить даже в самую невероятную версию. Это какой-то секретный проект правительства? Тебя похитили инопланетяне? С тобой произошли какие-то мутации? Скажи нам! Мы места себе не находим, переживая за тебя. Мы обещаем никому не показывать твои письма, так что пиши, не опасаясь, что прочтет кто-то другой. С папы я взяла слово, что он точно никому не покажет и не расскажет об этом, так что не беспокойся.
   Очень надеемся на скорый ответ!
   Твои мама и папа!"
   Едва я закончила читать, как на лист бумаги в моих руках что-то капнуло. Прикоснувшись к щекам, я поняла, что они давно мокрые от слез, при этом я сижу и улыбаюсь, глядя на новое письмо.
   -- Совсем нервы ни к черту, -- шмыгнула я носом, стирая слезы тыльной стороной ладони.
   Живя тут без возможности увидеться с родителями, я как-то привыкла, смирилась с мыслью, что прямо сейчас попасть к ним не могу. А теперь, когда я держала в руках листок бумаги, который пять минут назад держали в руках мама с папой... Я расклеилась. Так, продолжая шмыгать носом и вытирать все еще текущие слезы, я добралась до письменного стола и взялась за новое письмо.
   "Привет, мам, пап!
   Это снова я. Я по вам очень-очень скучаю! Очень! Но все намного сложнее, чем вам кажется. Ох, я представления не имею, как вам рассказать и объяснить все, что со мной произошло. Я прекрасно понимаю, как во все это сложно будет поверить. Я бы сама ни за что в такие россказни не поверила, если бы это не случилось со мной. Но когда все это происходит в твоей жизни, как-то верь, не верь, а реальность берет свое.
   Я в тот вечер шла домой к вам, как мы и договаривались. На пешеходном переходе у меня зазвонил телефон. Я сейчас даже не помню, кто мне звонил, да и неважно уже. Я стала переходить дорогу на зеленый свет, а какой-то урод на Ланд Крузере решил, что может ехать на красный. Я должна была умереть в тот вечер, но этого не произошло".
   Написав это, я приостановилась. Конечно, они хотели и имели право знать, что случилось, но как же нелепо будут выглядеть все мои россказни о магии в век технологий и технического прогресса! В лучшем случае они подумают, что я рехнулась. В худшем, что меня все-таки похитили и заставляют писать этот бред. Очень сомневаюсь, что появление писем их всерьез убедило в существовании магии. Скорее уж они будут искать подвох. Но с другой стороны, мне кроме правды и писать-то нечего! Как иначе я могу объяснить им свое исчезновение, чтобы не упоминать заведомо невероятные обстоятельства моей жизни?
   Промаявшись минут десять, я снова взялась за ручку.
   "Это не засекреченный проект, не инопланетяне и даже не мутации. Все намного сложнее и невероятнее. Мои слова покажутся вам бредом, но вам все-таки придется поверить мне на слово, потому что доказать свои слова я пока не могу. Пожалуйста, постарайтесь воспринять все это как можно спокойнее и оценить без эмоций.
   Я, оказывается, не самая обычная девушка на свете. У меня есть врожденная способность, которая все время моей жизни дремала, так как никто о ней понятия не имел и не обучал меня ей пользоваться. В тот вечер, вместо того чтобы стать жертвой аварии, я исчезла прямо перед носом машины, а появилась уже в другом мире. Да, несмотря на то, как это звучит, это правда. Миров несколько, точнее очень много. И спасаясь от смертельной опасности в одном, я неосознанно воспользовалась спавшим даром и переместилась бог знает куда.
   К счастью, здесь, в отличие от нашего мира, магия -- явление мирового масштаба, и есть люди, которые помогли мне во всем разобраться, приютили и теперь обучают. Несмотря на то, что магия тут повсеместно известное явление, таких одаренных как я почти нет. Так что научить обычной магии они могут меня быстро, а учиться использовать свой особый дар я должна сама. Именно поэтому я так надолго и пропала. За все это время, не знаю, сколько у вас прошло дней, я смогла научиться только вот письма вам отправлять. Сама пока осознанно переместиться обратно в свой мир не могу. Но я научусь этому!
   В общем, пока я тут застряла в другом мире, как бы сумасшедше это не звучало, мы сможем общаться только письмами.
   Очень надеюсь на ваше понимание, ваша Брина!"
   Написала и почти готова была разорвать, но в итоге просто отшвырнула письмо от себя.
   "Я написала правду, постаралась пояснить как можно короче и четче, постаралась не вдаваться в подробности, чтобы еще больше не пугать их, но это все равно осталось полнейшим бредом для обычного человека моего мира, кем и я была до недавнего времени. И чем сильнее я пытаюсь их убедить в реальности потусторонней силы, тем больше они будут уверяться, что у меня поехала крыша. Пока я не появлюсь у них во плоти и не покажу магию в действии, они не поверят, а я им никак не докажу. Придется смириться. Другого варианта все равно нет, что бы я им не написала", -- вздохнула я и, запечатав письмо в конверт, уже без особого напряжения дотянулась до своего мира.
   В итоге весь день ушел на переписку. Не могу сказать с уверенностью, поверили ли они мне или просто решили, что с психами не спорят, но я, как могла, донесла до них суть своей ситуации, стараясь, впрочем, не слишком углубляться в ненужные подробности. Так же не стала ничего писать им об опасности, которую навлекал на меня мой удивительный дар, о своих срывах и ледяной магии, объяснение которой не знают даже чародейки этого мира. Им и так треволнений хватает, без дополнительных страшилок.
   К вечеру я чувствовала себя как выжатый лимон. И вряд ли тому была виной магия, к которой я столько раз за сегодняшний день прибегала. Эмоции, плохие и хорошие, сложные письма, переживания о родителях -- все это высосало из меня все силы. Так что попрощавшись с ними до завтра, я спустилась вниз. Вяло поковырявшись в тарелке, я выпила ромашкового чаю и решила лечь пораньше спать.
   Подумаю о сложившейся ситуации утром, на свежую голову.
   Но ничего поменять или предпринять ни на следующее утро, ни через неделю, ни через месяц я не смогла. Я продолжала общаться с родителями посредством писем, но только теперь не по куче писем за один день, а поначалу по одному письму в день, потом через день, потом раз в три дня. Когда новости и темы для обсуждения кончились, записочки стали лаконичными, но отнюдь не менее ценными. Даже самое простое "доброе утро" от мамы из другого мира уже согревало мне душу.
   А вот новости из моего родного мира меня не очень порадовали. Оказывается, в своем мире я отсутствовала всего полгода, тогда как тут прошел уже почти год. А уж в моем личном пространственном закутке и вовсе почти шесть лет. С работы меня, естественно, уволили, я и не ожидала иного. Друзья и коллеги какое-то время пытались меня разыскать, но смирились, когда и полиция, и сыскные агентства развели руками. Только родители продолжали допытываться до правды, да моя напарница из салона и по совместительству подруга Вика звонила им раз в месяц, спрашивала, как обстоят дела, и передавала новости коллегам. Ну, а муж... Муж тоже искал, вместе с родителями бегал по моим знакомым, полицейским участкам, частным агентствам. А когда дело о моем исчезновении повисло мертвым грузом, сообщил, что разведется со мной, как с без вести пропавшей, как только минует год. После чего у родителей не появлялся. И хоть я ожидала этого и сама давно уже "развелась" с ним, узнать это все-таки было неприятно. Ну да нам все равно с ним не по пути, так что я старалась думать о том, что в случае развода ему достанется все наше совместно нажитое имущество. А это, блин, половина квартиры! Вот только из другого мира я ничего сделать не могла, как и мои родители без меня в моем мире. Чтобы претендовать на раздел имущества после развода, мне надо было лично явиться в свой мир, а я была заперта в этом.
   Но кое-что заполучить прямо сейчас мне удалось. По моей просьбе мама забрала у мужа все мои вещи. Он не препятствовал, да и зачем ему моя одежда, инструменты и средства, личные мелочи и техника? Мебель-то и сама жилплощадь оставались в его полном распоряжении. Не скажу, что Леня был жадным, нет. В период ухаживаний он часто делал мне подарки, и много даже довольно дорогих. Никогда не скупился по мелочам и в быту, но своей выгоды он никогда не упускал. Иначе бы давно прогорел со своим автомоечным бизнесом. Но квартиру эту мы покупали вдвоем и деньги в нее вложены были и мои, и его, и просто так расстаться с ней мне было жалко. К тому же когда я вернусь в свой мир, мне нужно будет где-то жить! Не снова же у родителей? А так, получив половину стоимости трешки, я вполне смогу купить себе небольшую однушку. Но все упиралось в мое отсутствие в родном мире. Что ж, по крайней мере, у меня было минимум полгода, а учитывая непонятное течение времени в разных мирах, может и больше, а так же еще одна причина поскорее освоить перемещения между мирами.
   Зато теперь у меня были мои вещи! И, возможно, их исчезновение из квартиры родителей как-то поспособствует их вере в существование магии. В любом случае привычная и любимая одежда, рабочие инструменты и ноутбук меня сильно радовали. Пришлось, конечно, повозиться с зарядкой, но это всего лишь электричество. Парикмахерские инструменты мне сейчас большей частью были без надобности, но это был мой запасной выход, если вдруг с магией не срастется и придется работать, так что все было аккуратно сложено в шкаф до лучших, или скорее уж худших времен. Ну, или может, захочется кого-то подстричь или покрасить в частном порядке. А вот коробочку с личными безделушками я перебирала долго, прежде чем убрать в шкаф. Какие-то фантики из детства, вырезки из журналов, сделанные в подростковом возрасте, мягкие игрушки, памятные фигурки с мероприятий, письма, открытки и фотографии, билеты в кино, любимые книги, коллекционные вещички, засушенный цветок со свадьбы, личный дневник, который я вела еще в школе, первые ножницы, давно безнадежно сломанные, но любовно хранимые, медальон с изображением моей настоящей матери -- единственное, что у меня от нее было, украшения, как бижутерия, так и драгоценные. Обручальное кольцо было здесь же, да и часть всего этого богатства была так или иначе связана с мужем и вместо приятного чувства ностальгии вызывала только раздражение. Нет, выкидывать вещи или срывать на них злость я не собиралась. Да и не было у меня на него злости, только горькое разочарование в нем и в себе. Не поняла сразу, обманулась, а сил разорвать тягостные отношения в себе не нашла. Так что я просто собрала все вещи, связанные с ним, в отдельную коробку и отправила обратно родителям. Пусть у них лежат, мне они тут без надобности. Уж расставлять их в своей комнате точно не буду!
   Дни снова потекли за днями, заполненные магией и книгами, неотличимые друг от друга. Минимум раз в неделю, но обычно чаще, ко мне заглядывали чародейки. Выслушав историю о родителях, Йеннифер мою излишнюю откровенность не одобрила, но достижению была рада. Предупредила только, что когда я научусь перемещаться между мирами, чтобы так безответственно не кидалась в портал как в омут. Ибо никто не даст гарантию, что я не допущу какую-то ошибку и не высажусь вместо своего мира бог знает где. А также напомнила о преследователях Цири, которые вполне могли отследить ее перемещения. Я лишь вздохнула. Ни о каких перемещениях между мирами речи пока не шло. Зато впервые за все время пребывания взаперти мне стало скучно. Книги, выданные мне Маргаритой для самообразования, должны были вот-вот кончиться. Чародейка, регулярно, хоть и редко, появляющаяся у меня, моими знаниями была вполне довольна и никакой экзамен проводить по ним не собиралась. Книг о магии в моем распоряжении было все еще предостаточно, Йен постоянно занималась их обновлением по мере прочтения, но они становились все более узконаправленными, старинными и теоретическими, из чего я сделала вывод, что все самые необходимые и полезные книги я прочитала. Да и в любом случае эти книги с даром Старшей крови мне ничем помочь не могли. И с течением времени все очевиднее становился застой в развитии этого дара.
   -- Трисс, покажи мне свои шрамы, -- в один из вечеров, проводимых с рыжеволосой чародейкой, я все-таки решила найти себе новое дело, которое могло дать мне толчок в развитии магии, помочь разнообразить свои занятия, а также было бы мне просто интересным.
   -- Зачем? -- подозрительно спросила женщина, нахмурившись.
   -- Хочу посмотреть, смогу ли я с ними что-нибудь сделать, -- не стала выдумывать причины я.
   -- Брин, не надо. Они не настолько мне мешают, чтобы рисковать для их удаления жизнью, -- покачала головой Трисс.
   -- О риске жизнью речи не идет, -- заверила я ее. -- Я хочу попробовать приготовить снадобье с применением своей магии.
   -- Все равно у меня аллергия на эликсиры, -- напомнила чародейка.
   -- Значит, это будет мазь. Тебе же только внутрь магию принимать нельзя?
   -- Ну... да... Но зачем тебе это?
   -- Мне нужно какое-то дело, связанное с силой Старшей крови. Простые тренировки и упражнения перестали давать хоть какой-то эффект.
   -- И ты решила разработать мазь от шрамов? -- не поверила подруга.
   -- Почему нет? Это интересно. К тому же отдельный пунктик про аллергию.
   -- Не любишь простых задач? -- усмехнулась рыжеволосая чародейка.
   -- Простые в развитии дара не помогают, да и мне тут страшно скучно, честно говоря. А это и разминка для мозгов, и пинок для магии, и, если у меня получится, неплохой подарок для тебя! -- подмигнула я.
   -- В честь чего ты хочешь сделать мне подарок? -- удивленно спросила Трисс, улыбаясь.
   -- Год жизни, что ты отдала...
   -- Брин, ты ничего мне не должна за него. Нам с Йен нужна только Цири, -- перебила меня она.
   -- Цири я пока найти не могу, -- развела я руками. -- А вот небольшой подарок сделать вполне может получиться. Ну, так как? Покажешь?
   -- Смотри, -- вздохнула Трисс, -- раз тебе в самом деле так хочется этим заняться, -- скинув курточку и рубашку, она повернулась ко мне лицом. -- Вот. Видишь?
   Поначалу я, признаться, ничего не увидела. У нее была прекрасная кожа без единой отметины. А потом заклинание иллюзии, на которое я никогда не обращала внимания, слетело, и у меня непроизвольно округлились глаза. Всю ее грудь почти до шеи и даже немного плечи покрывал большой шрам от старого ожога. Он был белесый, очень тщательно пролеченный и еще более тщательно скрываемый, но все-таки заметный.
   -- Впечатляет, -- честно призналась я. -- Ты позволишь? -- я протянула руку. -- Я хочу посмотреть образ из прошлого.
   -- Только посмотреть? -- чуть нервно переспросила Трисс, то ли вспомнив операцию по восстановлению глаз Филиппы, то ли просто чувствуя себя не в своей тарелке без иллюзии.
   -- Конечно. Просто посмотрю, насколько отличается от прежней версии, -- заверила я ее.
   Я положила руку в центр этого обширного шрама и, закрыв глаза, сосредоточилась. Образ был далеко, все-таки битва под Содденским холмом произошла далеко не вчера, но найти его было лишь вопросом времени.
   -- Не так уж и сильно его недолечили, -- задумчиво протянула я, рассматривая и сравнивая.
   -- Аллергия. Если бы не она, залечили бы полностью. А так, -- Трисс пожала плечами, а я вспомнила, что забыла попросить ее не шевелиться. Впрочем, я уже закончила осмотр и открыла глаза.
   -- Я попробую что-нибудь сделать, -- теперь уже уверенно сказала я. -- Это должно быть интересно. Но вероятно мне понадобится проводить тесты, особенно учитывая твою аллергию. Ты согласна пожертвовать кусочек кожи на своем теле для проведения опытов? -- улыбнулась я, стараясь немного развеселить подружку.
   -- Если только кусочек, -- улыбнулась она, одеваясь.
   За работу я взялась с энтузиазмом. Обложилась книгами, материалами, реагентами, особо редкие и специфические из которых принесла мне Трисс. Самих по себе мазей для заживления было придумано и опробовано уже много, в том числе с магическим компонентом. Существовали также и мази для шрамов, но особой пользы от них не было. Косметический эффект был малозначимым. Учитывая специфику моей магии, я хотела соединить в себе преимущества обоих видов мазей, чтобы борьба шла с двух фронтов: и рубцы рассасывать, и в тандеме с магией времени и пространства подлечивать раны. Учитывая, что шрамы были малозаметными, побочные эффекты должны были или вовсе отсутствовать, или быть почти незаметными на фоне мощных целебных свойств разрабатываемой субстанции. К сожалению, так легко все было только в теории. На практике мне очень сильно не хватало опыта!
   -- О, Йен! Привет! -- обычно я замечала приход гостей сразу, как срабатывал портал, а тут увлеклась и увидела свою наставницу только когда та вошла в лабораторию.
   -- Привет, -- отозвалась она, осматривая меня и мой рабочий стол. -- Как успехи?
   -- Так себе, -- скорчила я недовольную рожицу, потягиваясь, чтобы размять спину, и только потом встала из-за стола.
   -- Зато я смотрю, ты весь дом переделала, -- Йен окинула взглядом алхимическую лабораторию.
   Дальше гостиной Йеннифер последние месяца четыре не проходила, ограничиваясь непродолжительным разговором со мной. А сегодня, вероятно из-за того, что ей пришлось меня искать, увидела много нового для себя.
   -- Я сделала это уже давно. Скучно было, -- пожала я плечами и тут же спохватилась. -- Надеюсь, ты не против?
   Все-таки несмотря на то, что жила я здесь фактически в одиночестве, надо было помнить, что дом принадлежал чародейке.
   -- Нет, -- пожала плечами Йен. -- У тебя тут вполне уютно, много занятных вещиц, особенно из другого мира.
   -- Тренировалась использовать силу, много натаскала, много восстановила, -- объяснила я. -- Старалась особенно средневековый шарм не убивать, только сделать дом комфортнее, функциональнее. Ну, местами не удержалась, -- покаялась я, вспоминая, что помимо отделки и обстановки дома, которые были более-менее похожи на аутентичные, здесь появилось много очень современных вещей. Ванные я переделала полностью. Заменила мягкую мебель, кровати. Текстиль местами поменяла, натаскала привычной посуды в кухню, очень жалея, что техника просто так тут работать все равно не будет. Разумеется, сохранить все это в технологическом диапазоне этого мира было невозможно. Так что на фоне выдержанной в более-менее едином стиле обстановки, глаз часто цеплялся за совершенно неподходящие по атмосфере и материалам предметы. Учитывая, что так выглядели все помещения дома и двор, можно было сказать, что такой у меня тут стиль!
   -- Знаешь, я тебе, пожалуй, этот дом подарю, -- огорошила меня Йен. -- Мне он все равно без надобности. Я его купила, только чтобы тебя тут поселить. А ты тут, смотрю, обжилась так, что это скорее твой дом, чем мой.
   -- Эм... -- только и смогла протянуть я, обалдев от столь резкого перехода. -- Как-то целый дом это слишком много для подарка... -- наконец смогла более-менее связно оформить свои мысли я.
   -- Этот дом в глуши продали мне почти за бесценок. Он теперь с твоим ремонтом, отделкой и обстановкой стоит в десять раз дороже, -- опровергла мои мысли Йеннифер. -- К тому же у тебя ведь нет своего дома в этом мире. А этот тебе, похоже, нравится, раз ты так тщательно занималась им все время.
   -- Нравится, -- подтвердила я, не зная, как реагировать.
   -- Ну вот, -- будто этого было достаточно, чтобы подарить недвижимость, сказала Йен. -- В следующий раз принесу с собой документы на него и он станет твоим подарком... за хорошую учебу! -- нашлась чародейка.
   -- С-спасибо, -- слегка заикнулась я. -- Ты уверена?
   Я и так считала это место своим домом, просто потому, что своего угла в этом мире у меня не было, как метко подметила Йен. Но тем не менее я помнила, что это лишь мое временное пристанище. Которое, к слову, уже совсем скоро придется освободить, сколько бы души и времени я в него не вложила. И это внезапное предложение Йеннифер, с одной стороны, повергло меня в шок, а с другой -- неимоверно обрадовало.
   У меня будет дом в этом мире! Я больше не бездомная бродяжка, пущенная добрыми людьми (даже не родственниками) на порог. Я буду хозяйкой в своем доме, который я к тому же планомерно обустроила так, как мне этого хотелось.
   -- Конечно! Иначе бы не стала предлагать! -- фыркнула чародейка.
   -- Спасибо! -- теперь уже по-настоящему улыбнулась я. Мы поднялись из подвала на первый этаж, и я автоматически направилась на кухню, так как было время ужина. -- Чай? Кофе? Поужинаешь со мной?
   -- Пожалуй, не откажусь от ужина, хоть у меня это и завтрак, -- почти не раздумывая согласилась Йен. -- Еда у тебя получается еще занятнее заклинаний.
   Я рассмеялась такому определению своих кулинарных талантов.
   -- Я собиралась делать драники, -- улыбаясь ответила я. -- Они и на завтрак неплохо подойдут.
   -- Даже если нет, мне будет интересно попробовать блюдо с таким странным названием, -- усмехнулась чародейка.
   Добравшись до кухни, я первым делом вымыла картофель, парой взмахов очистила и нашинковала его и поставила стекать лишнюю жидкость.
   -- Я вот что еще хотела попросить, -- решилась все-таки озвучить давно мелькавшую у меня в голове мысль.
   -- Мм? -- спросила Йен, устроившись на стуле около столика.
   -- Насколько я знаю, Кейра занималась эпидемиологией и неплохо преуспела в этом. Думаю, ее богатый опыт в алхимии для борьбы с заразными болезнями пригодился бы мне. Ты не могла бы попросить ее зайти сюда?
   -- Мне кажется, у Трисс опыта в целительной магии намного больше, -- заметила Йен, явно не понимая мою странную просьбу.
   -- С Трисс мы уже все обсудили. Нужно что-то другое, какой-то иной подход к работе с целительной магией, -- ответила я.
   -- Хм... Если тебе это нужно, я передам ей. Думаю, она согласится, -- не стала дальше спорить чародейка, хотя скептический тон ясно выражал ее отношение к моей идее.
   -- Спасибо, -- снова поблагодарила я, отжимая картошку и добавляя в нее остальные ингредиенты.
   -- Как у тебя успехи в остальных делах? -- переменила тему Йен.
   -- Общеобразовательный курс Аретузы я окончила. Рита зачла мне его без экзаменов, по текущим результатам. Твои книги я читаю, но интересного и нужного мне в них мало. А со Старшей кровью все без изменений. Либо я достигла своего предела, либо нужен какой-то особый толчок для дальнейшего прогресса. Надеюсь, эта мазь станет им.
   -- А мне вот так не кажется, -- не особо церемонясь, в лоб сказала Йен.
   -- Если у тебя есть иные предложения, я готова их выслушать и по возможности претворить в жизнь! -- фыркнула я.
   -- Тебя в самом деле связывает предназначение с Эскелем? -- совершенно внезапно спросила чародейка.
   Это было настолько неожиданно, что я даже, признаться, застыла на некоторое время. Еще тогда, в самом начале обучения, я выяснила, что моя строгая до маразма наставница категорически не желает обсуждать никакие связи с внешним миром. Только пределы этого дома, только обучение магии. Я восприняла это как одно из правил, следуя которым я могу рассчитывать на обучение, кров и пищу. Уже чуть позже выяснила у Трисс, что чародейки были в Каэр Морхене и ведьмак в курсе где я и что со мной. Также от нее я узнала, что Эскель хотел мне что-то передать, но Йен категорически отказала ему. И это лишний раз убедило меня в непреложности правила: в доме только магия, остальное -- за его пределами. Я смирилась, не просто подчиняясь правилам, а отчасти даже понимая мотивы моей чересчур жесткой наставницы. Позже, научившись пространственной магии и свободно шарясь по всему миру, я уже сама осознанно отказалась от попыток связаться с ведьмаком, решив не нарушать свой режим уединенности. Но в глубине души все еще мучилась от той неопределенности, что повисла между нами из-за того, что я так и не увидела его перед уходом. Письмо, судя по всему, он прочитал, но какова была его реакция на него, я не знала и решила, что лучше будет встретиться с ним лично, чем затевать переписку. Учитывая, что мы в слух-то друг друга порой не понимали, письменный вариант общения вообще рассматривать не стоило. Так что чтобы зря себя не изводить, я "законсервировала" все мысли о нем, вытеснив учебой и другими задачами до подходящего времени. И вот неожиданно разговор о нем завела сама Йеннифер...
   -- Я не знаю, можно ли говорить о таких вещах с полной уверенностью, -- откашлявшись, я наконец смогла ответить что-то внятное. -- Это же не заклинание, которое можно четко рассмотреть.
   Теперь, поднаторев в чарах, я точно знала, что предназначение ни к какому роду магии не относилось, а являлось скорее мифом или верованием, чем научной теорией. Вот только, несмотря на всю околонаучность, странное притяжение к первому попавшемуся мне в этом мире человеку я сразу почувствовала и чувствовала до сих пор, сколько ни старалась об этом не думать. И логическому объяснению это не поддавалось.
   -- То есть ты не веришь в предназначение? -- уточнила Йеннифер.
   -- Верю, -- решила я сказать правду. -- Но в чем смысл нашей связи не знаю.
   Выложенные на сковородку драники зашипели, подрумяниваясь. Очевидно, Йен мой ответ удовлетворил, а вот я смысл вопроса так и не поняла.
   -- А почему ты спросила?
   -- Ты же ждешь от меня предложений, -- так же резко как ушла, вернулась чародейка к предыдущей теме. -- Вот одно из них. Сила чародеек велика, а твоя в особенности, и чтобы полностью ей овладеть, необходима железная концентрация. Есть несколько способов повысить ее, например медитация, которой ты часто пренебрегаешь.
   -- Предлагаешь медитировать почаще? -- с сомнением спросила я, уже давно не ощущая никакой волшебной пользы от часового сидения на одном месте, кроме успокоения. Вот только спокойствия мне и так хватало за глаза, сидя дома взаперти и одиночестве.
   -- Нет, предлагаю ввести регулярную половую жизнь, как еще один из способов повышения концентрации, -- снова совершенно выбила меня из колеи своей резкой сменой направления разговора Йен. -- Я не вижу никакой практической пользы держать тебя здесь дальше. Поэтому, как только я договорюсь на удобный всем день с дамами, участвовавшими в создании заклинания, мы появимся у тебя и снимем барьер.
   -- Но еще же два месяца, -- оторопела я еще больше.
   -- Но смысла в них нет, -- отрезала наставница и продолжила свою мысль. -- В связи с этим этот дом утратит былую безопасность и тебе понадобится новое убежище. Несмотря на твои успехи в магии, неуязвимой ты не стала, а лишних предосторожностей, когда дело касается Старшей крови, не бывает. Поэтому я думаю, что Каэр Морхен является неплохим выбором, учитывая, что Весемир дал тебе свое разрешение там появляться, когда захочешь. Крепость удаленная, почти никому неизвестная, в некотором роде заброшенная, но тем не менее это все еще военное укрепление. Также на зимовку туда приедут ведьмаки. Учитывая твою незаинтересованность в женском поле для регулярной половой жизни, это обстоятельство немаловажно. Однако Весемир на эту роль не подходит в силу возраста. На моего Геральта и так половина чародеек смотрит с вожделением, если еще и ты... -- Йеннифер резко втянула воздух носом, сжав губы в нитку, но потом довольно спокойно выдохнула. -- Впрочем, ради Цири я готова пойти и на это. Но лучше бы все-таки тебе остановить свой выбор на Эскеле, тем более если ты уверена, что он твое предназначение. Потому что Ламберт является последним кандидатом в мире, которого бы я тебе предложила... Да и на него вроде как имеет виды Кейра. Вот уж не знаю, что она в этом вульгарном невеже нашла.
   Когда Йен договорила, мои глаза, кажется, готовы были уже вылезти из орбит, а брови наверняка уже добрались до кромки волос. Дар речи и способность двигаться ко мне вернули только драники. Они собрались без присмотра подгореть. Поспешно переложив их со сковородки на тарелку, я от души плюхнула сверху сметаны и уже с тарелками подошла к столику, где сидела Йен.
   -- Я тебя правильно поняла? Ты сейчас пихаешь меня в постель к мужику, прикрывая это предполагаемой пользой для моего дара? -- на всякий случай уточнила я, ставя тарелки на стол. Хотя смысл слов Йен был вполне однозначен, мне было сложно поверить в то, что я сейчас от нее услышала.
   -- Не предполагаемой, а вполне реальной, -- уверенно ответила мне Йен, пододвигая тарелку к себе. -- Можно еще чаю? -- подняла она взгляд на мое лицо и даже довольно мило добавила. -- Пожалуйста.
   Я воспользовалась этой ее просьбой как передышкой и снова вернулась к кухонной тумбе, согревая воду и доставая чашки. Залив заварку кипятком и немного утряся мысли, я вернулась к столу.
   -- Спасибо, -- чинно поблагодарила меня чародейка, будто всего этого циничного своднического монолога и не было. -- Так вот, я считаю, это было бы лучшим вариантом. Крепость -- место достаточно безопасное, но выбор мужчин в ней ограничен. А так ты смогла бы продолжать развивать свой дар, не покидая ее без особой нужды.
   -- Йен, ты в своем уме? -- проникновенно спросила я. Я, конечно, и раньше сталкивалась с невероятной результатоориентированной логикой своей наставницы, которая шла вразрез с этикой и гуманизмом, но сегодня она просто превзошла себя! -- Ты мне предлагаешь заняться сексом хоть с кем-нибудь только лишь для того, чтобы повысить концентрацию? Это, по-твоему, достойный повод для таких близких отношений с малознакомыми или вовсе незнакомыми людьми?
   -- А какой тебе повод нужен?
   -- Взаимное желание двух людей как минимум. А также свобода от других обязательств. А ты под меня уже не только своего, но и мужчину Кейры готова подложить.
   -- Обязательства, -- фыркнула Йен, одним смешком выражая все свое отношение к этому вопросу. -- Я же тебе сразу сказала, что лучшим вариантом будет Эскель, -- напомнила чародейка, будто речь шла о выборе партнера на танец.
   -- Лучшим для кого? -- чуть повысила голос я.
   -- Для тебя, разумеется. У него как раз, как ты выразилась, обязательств нет.
   -- Ты-то откуда знаешь?
   -- Ты его лицо видела?
   -- А, то есть другим фу, а мне нормально, -- хохотнула я, дивясь чудной логике чародейки, хоть и не считала шрам сколь-нибудь важным дефектом.
   -- Ты же хочешь без обязательств, -- язвительно выделила последнее слово Йен. -- Если ты хочешь Геральта...
   -- Я никого не хочу! Тем более что я его знать не знаю! -- перебила я ее, нахмурившись. -- Спать с кем-то не по желанию, а по необходимости... -- я скривила лицо, показывая этим свое отношение к подобным вещам. -- Подобный вариант для меня неприемлем, -- твердо сказала я. -- Хотела бы я еще знать, какое вообще отношение секс имеет к магии!
   -- Очень прямое, -- процедила Йен, явно недовольная моим упрямством. -- Через гормоны и психику. Регулярный и насыщенный секс крайне благотворно влияет на способности к магии, которая к тому же повышает потребность в нем.
   -- Что-то я не заметила, -- ехидно прокомментировала я последнее ее заявление.
   -- Потому что тебя женский пол не привлекает, -- пожала плечами Йен. -- Лет через десять это изменится.
   -- А, типа увижу мужиков и прям на стену полезу? А через десять лет и на теток так же кидаться буду, -- хохотнула я.
   Йен бросила на меня свой фирменный уничижительный взгляд.
   -- Нет, рога и копыта у тебя не отрастут и хвост не появится, -- процедила чародейка. Я расхохоталась пуще прежнего, оценив намек на суккуба. -- Но новые впечатления я тебе гарантирую, особенно с ведьмаками.
   -- А они какие-то особенные? -- заинтересовалась я, все еще хихикая.
   -- Для чародеек -- да, -- кратко ответила Йеннифер.
   -- Чем?
   -- Попробуешь и узнаешь, -- пожала она плечами.
   -- А-а, типа раз любопытно, вот и попробуй, -- оценила я ход, улыбаясь. -- Ладно, если взаимный интерес у нас с Эскелем будет, я проверю, -- пообещала я. -- Так прям и скажу! Знаешь, Эскель, мне тут Йен прописала секс в качестве профилактики концентрации магической силы и тебя прорекламировала. Не хочешь заняться физиотерапией? -- я снова расхохоталась, представив себе эту картину, что аж чай чуть не пролила.
   Йен долго хмурилась, но, все-таки не выдержав, тоже рассмеялась.
   -- Йен, а ты веришь в предназначения? -- когда мы закончили придумывать все новые и новые фразы к этому сумасбродному диалогу и отсмеялись, спросила я чародейку.
   -- Это не имеет значения. Одного предназначения все равно недостаточно, -- несколько грустно ответила она.
   -- Недостаточно для чего? -- не поняла я.
   -- Для всего, -- развела руками женщина. -- Предназначение лишь соединяет наши судьбы, а распоряжаемся мы этим в дальнейшем сами. Кто-то не верит, кто-то противится, кто-то просто плывет по течению, а кто-то создает нечто большее...
   И мне показалось, что я поняла ее без дополнительных пояснений. Судьба столкнула нас с Эскелем и, вероятно, продолжит сталкивать, но кем мы станем друг для друга, зависит уже от наших отношений. И пока что уровень взаимопонимания у нас отрицательный...
   -- Ты поэтому пихаешь меня к Эскелю? Чтобы стало "нечто большее"? -- улыбнувшись, я искоса глянула на чародейку.
   -- О нет! Я в знамения судьбы не нанималась! Просто он самая удобная кандидатура из имеющихся, а Геральта я, черт подери, ревную!
   "Удобная кандидатура! -- я грустно усмехнулась. -- Он уже нечто большее для меня. Он первый человек, что протянул мне руку помощи в этом мире. Он искренне заботился обо мне, хотя я принесла ему одни проблемы, и именно рядом с ним, несмотря ни на что, я чувствовала себя спокойно, а она прочит мне его в роли постельной игрушки... И Геральт этот еще!"
   -- Успокойся, я на него не претендую, -- заверила ее я.
   -- Ты его не видела, -- фыркнула Йеннифер.
   -- Не важно. Строить глазки мужчине подруги -- моветон!
   -- Все бы так считали, -- проворчала чародейка.
   -- К тому же насколько я знаю, он весь в шрамах и не очень дружен с головой, раз постоянно лезет за ними в заварушки, -- добавила я.
   -- Это кто тебе такое сказал? -- возмутилась Йен, а потом начала хихикать.
   -- Ну вот видишь, и ты согласна, -- указала я на нее раскрытой ладонью, тоже улыбаясь.
   После завтрака мы с ней распрощались, а я запоздало пожалела, что не напомнила ей перед уходом про Кейру. Однако память у чародейки оказалась отличной, так как через четыре дня запрошенное мной подкрепление с удивлением осматривалось по сторонам, стоя в центре гостиной.
   -- Привет! -- поднявшись из подвала, приветствовала я ее.
   -- Ого! Я не узнаю этот дом! -- со смесью восторга и удивления сообщила мне Кейра. Она была небольшого роста, особенно по сравнению со мной, с прямыми волосами соломенного цвета, доходящими почти до пояса, и широко распахнутыми сейчас желто-зелеными глазами.
   -- Вот что скука и безделье с помещениями делает, -- притворно тяжко вздохнула я. -- Хотя ты, кажется, и предыдущую версию не видела.
   -- Я последний раз была здесь, когда ты еще только училась магии, -- подтвердила мои слова Кейра. -- А теперь тут и короля принимать не стыдно! Правда, некоторые вещи...
   -- Это предметы из моего мира, поэтому королям тут делать нечего, -- усмехнулась я. -- Ты голодна? Хочешь чаю? -- проявила я хозяйское гостеприимство. В конце концов, скоро я в самом деле стану полноправной владелицей дома.
   -- Благодарю, я только что позавтракала, -- отказалась Кейра. -- Йеннифер сказала, что ты хочешь со мной проконсультироваться по поводу некой лечебной мази и, несмотря на мою совершенно неподходящую профессиональную ориентацию, очень настаиваешь на этом. О чем пойдет речь? Чем ты занимаешься?
   -- Пойдем тогда сразу в лабораторию. Там и покажу, и расскажу все о своей задумке и помощи, которая мне от тебя нужна, -- согласно кивнув, перешла я сразу к делу.
   Внимательно выслушав все мои мысли, Кейра, наслышанная о восстановлении глаз Филиппы, одобрила идею в целом, но так и не поняла, чем конкретно она могла бы мне помочь. Пришлось путано излагать ей свою мысль о поиске новых подходов, которые я планировала почерпнуть при изучении механизма разработки лекарства от эпидемии. Как мне может помочь ее опыт, чародейка не знала, но пообещала поделиться своими знаниями.
   -- Чем ты тут вообще занимаешься? -- за поздним плотным ужином поинтересовалась у меня Кейра. -- Кроме просиживания за опытами в лаборатории, из-за которых пропускаешь обеды.
   -- Скучаю по большей части, -- сморщила я нос. -- Обучение классической магии у меня затормозилось, развитие дара Старшей крови вообще, кажется, остановилось, а с учетом магии дел по дому нет. Вот и развлекаюсь дизайном дома да перекраской волос, -- я поправила ярко-розовую прядь, упавшую мне на лицо. -- Йен сказала, что скоро меня отсюда выпустят.
   -- Выпустят, -- мягко рассмеялась Кейра.
   -- Ну а как это еще назвать? -- развела я руками.
   -- Зато ты освоила магию на блестящем уровне, -- похвалила меня чародейка, весь день наблюдающая за моими чарами.
   -- Сомневаюсь, что у Йен кто-то рисковал учиться плохо, -- чуть приподняв брови, заметила я.
   Кейра снова тихо засмеялась.
   -- Даже если такие и были, мы об этих беднягах ничего никогда не узнаем, -- согласилась она.
   -- Она действительно прекрасная, хоть и своеобразная наставница, -- серьезно сказала я. -- В моем случае было бы не найти лучше нее.
   -- Экстремальные курсы магии от Йеннифер из Венгерберга! Обучит вас магии, даже если вы против, -- взмахнула рукой чародейка.
   -- Хотите -- научим, не хотите -- заставим, -- закивала я, хихикая. -- Мне повезло, я сама хотела!
   -- Где ты поселишься, когда твое заточение окончится? -- поинтересовалась Кейра минуту спустя.
   -- Йен сказала, что хочет оставить этот дом мне, но настаивает на переезде в Каэр Морхен, -- ответила я, отставляя пустую тарелку и принимаясь за чай.
   -- К ведьмакам? -- удивленно вскинула бровь чародейка.
   -- Сказала, что там безопаснее всего, плюс ведьмаки не против меня там видеть.
   -- Когда-то и меня там были не против видеть... -- пробормотала Кейра, обхватывая чашку двумя руками и звякая браслетами о ее края.
   -- А сейчас нет? -- осторожно спросила я, помня из разговора с Йеннифер о видах Кейры на Ламберта.
   -- Понятия не имею. Мне это абсолютно неинтересно, -- излишне напористо ответила женщина, демонстрируя этим обратное.
   -- Надеюсь, если я там в скором времени поселюсь и мне снова потребуется твоя консультация, ты не откажешься туда прийти? -- задала я интересующий меня вопрос в обход нежеланной для чародейки темы.
   -- Почему нет? Я ничего не имею против самого Каэр Морхена. Если ведьмаки не будут против, я приду, -- легко согласилась она.
   -- Хорошо!
   -- Ладно, пойду я. Завтра зайду опять, -- неожиданно засобиралась чародейка.
   -- Твое завтра у меня через неделю, -- напомнила я. -- Оставайся ночевать, так времени потратишь меньше, а заодно протестируешь кровать из моего мира и ванную!
   -- Умеешь уговаривать, -- хитро усмехнулась чародейка.
   С утра мы с ней продолжили мои изыскания и передачу опыта. В какой-то мере обращение к ней за помощью оправдалось -- я действительно почерпнула новый принцип в разработке лекарственных препаратов. Но все еще требовались время и опыты для объединения всех существующих концепций с моими идеями. Внезапно именно здесь, в другом мире, находящемся на уровне средневековья, мне пригодилось мое высшее образование! Только здесь это называлось алхимией, и в сочетании с магией эта наука давала поистине безграничные возможности.
   -- У тебя ловко получается, -- заметила Кейра, наблюдая за тем, как я смешиваю ингредиенты.
   -- Мой отец -- химик, -- отозвалась я, продолжая помешивать экспериментальное снадобье. -- Все детство я слушала его волшебные рассказы о химических опытах и его работе в НИИ. Разумеется, химией я просто бредила: хим-био класс в школе, нефтехимический факультет в университете, практика у отца. Вот только в процессе обучения мне попались парикмахерские курсы. И они затянули меня со страшной силой, а новая работа стала приносить стабильный и приличный доход. Так что я, признаться, уже начала думать, что мое желание пойти по стопам отца так и будет выражаться только в смешивании красок для волос. Но вот неожиданно здесь мне пригодились мои знания!
   -- Так ты алхимик! -- поразилась Кейра.
   -- Нефтехимик, -- поправила я ее. -- Но в вашем мире такого нет, поэтому придется использовать общий термин.
   -- А я-то гадала, как тебе удалось так быстро научиться всему.
   -- Половину я уже знала, -- усмехнулась я.
   -- Тогда у тебя точно есть шанс изобрести что-нибудь революционное, обладая знаниями и этого, и своего мира! -- уверенно сказала чародейка.
   -- Хоть ты в меня веришь! -- благодарно улыбнулась я.
   -- Слушай, а может быть, ты тогда меня чему-нибудь из своего мира научишь? -- загорелась новой идеей Кейра. -- Я сейчас продолжаю свои исследования и мне бы пригодились новые знания!
   -- Боюсь, у меня слишком специфические знания о том, что в этом мире пока не открыли. А, может, этого и вовсе здесь нет, -- с сожалением ответила я, добавляя измельченный в порошок корень. -- А в эпидемиях я и вовсе не разбираюсь.
   -- Жаль, -- вздохнула женщина.
   -- Но я бы могла вытащить тебе пару книг из своего мира! -- неожиданно осенило меня. -- Правда, ты же не знаешь языка... -- тут же осознала я, хмурясь. -- Переписывать будет слишком долго. Хм... -- в задумчивости я чуть было не забыла о необходимости помешивать свое снадобье.
   -- Я бы не отказалась почерпнуть сведения из другого мира, -- обозначила свое мнение чародейка, видимо, чтобы я не сомневалась в своем предложении. -- Но это, наверное, будет слишком сложно.
   -- Переписывать будет действительно сложно, -- кивнула я, отрешенно помешивая зелье. -- С другой стороны, за год жизни...
   -- Ты ничего мне не должна! -- поспешила заверить меня женщина. -- Йеннифер и Трисс очень много для меня сделали. Я теперь живу при дворе.
   -- Я все равно хочу отблагодарить, -- пожала я плечами. -- Но перевод книг займет очень много времени. Хотелось бы как-то побыстрее. А есть идея! Надо взять аудиокниги или записи лекции, а потом переписать их на кристаллы мегаскопа. Есть шанс, что тогда это будет засчитано как действие, совершенное мной, и ты сможешь понять их без перевода!
   -- Может получиться, -- согласилась со мной Кейра, глаза которой зажглись предвкушением.
   -- На, -- я вручила ей длинную ложку, которой мешала в котелке. -- Сейчас маме напишу, чтобы она в интернете нашла и мне на флешку скинула и в письмо вложила.
   -- Что? -- явно ничего не поняла из моего высказывания чародейка.
   Я на бегу махнула ей рукой, усаживаясь за стол и беря чистую бумагу и ручку. Написала буквально пару строк, объясняя маме, что мне нужно найти и как "упаковать". Даже если в природе и не существуют аудиокниги по эпидемиологии, то уж какой-нибудь сборник избранных лекций точно найдется!
   -- Ну вот, готово, -- сообщила я Кейре, когда письмо растаяло в моих руках.
   -- Интересный способ отправлять корреспонденцию, -- оценила чародейка. -- А горсть снега -- обязательный атрибут отправки писем в другой мир?
   -- Нет, это мой личный специальный атрибут, -- рассмеялась я и всплеснула руками, раскидывая во все стороны маленькие белые снежинка, как сноп серебристых искр. -- Почти любое мое обращение к магии сопровождается морозными эффектами.
   -- И некоторые даже довольно стойкие, -- Кейра взглядом указала на мои руки.
   Я обратила внимание на пальцы. Ногти снова покрылись инеем с морозным рисунком.
   -- Правда хорошая идея для маникюра, -- разглядывая тоненькие иголочки льда, покрывающего ногтевые пластины. -- Но это сейчас тоже пропадет.
   Я подышала на ногти теплым воздухом и лед пропал. После этого мы вернулись к экспериментам.
   -- Как скоро придет ответ от твоей матери? -- за вечерним чаем поинтересовалась Кейра, которой похоже не терпелось поскорее окунуться в иномирную информацию.
   -- Сам ответ придет уже завтра, а вот на поиски книг ей, скорее всего, потребуется какое-то время. А после мне тоже потребуется время на перезапись, если, конечно, после проверки окажется, что ты сможешь понимать сказанное в них, -- ответила я, разрывая упаковку вафельных палочек.
   -- Да, это может занять продолжительное время, -- согласилась Кейра, слегка приуныв, -- если вообще сработает.
   -- Если ты будешь ждать в реальном мире, то все будет в шесть раз быстрее, -- напомнила я, весело улыбнувшись. -- Правда, скоро меня из этого ускорителя выселят и поместят в загончик побольше, -- что мне оставалось, кроме как иронизировать.
   -- Ты сможешь свободно перемещаться, куда пожелаешь, -- опровергла мои слова Кейра.
   -- Куда мне перемещаться-то? Я здесь ничего не знаю, -- усмехнулась я. -- А в свой мир, где меня ждут, я пока не могу!
   -- Приходи ко мне в гости. У меня теперь шикарные апартаменты во дворце в Вызиме, я буду рада тебя там видеть! -- совершенно неожиданно пригласила меня к себе Кейра.
   -- Спасибо, -- радостно улыбнулась я. -- Если из Каэр Морхена меня будут выпускать, непременно воспользуюсь приглашением. Хочу посмотреть этот мир, раз уж я тут оказалась!
   -- Только волосы сделай нормального цвета, -- улыбаясь мне в ответ порекомендовала Кейра. -- Чародейкам, конечно, прощаются вольности во внешнем виде, но это, боюсь, шокирует слишком сильно.
   -- Да уж, этот мир еще не готов к экстравагантным лукам из моего мира, -- я не могла с ней не согласиться.
   -- А ты была в Каэр Морхене? -- поинтересовалась моя гостья после минуты молчания.
   -- Да, жила там дня три, пока за мной не пришла Трисс и не забрала к Йен. А от Йен уже сюда, -- ответила я.
   -- Тебя туда Эскель привез? -- задала она следующий вопрос, хотя явно знала ответ. Я просто кивнула. -- Ты правда его предназначение?
   -- Понятия не имею, об этом же свидетельства не выдают, -- усмехнулась я. -- Но шанс нашего знакомства и дальнейшего договора настолько мизерный, что кроме как высшими силами его никак не объяснить.
   -- Почему мизерный? Он вроде хороший парень, только...
   -- Только, -- усмехнулась я недоговоренным мыслям запнувшейся чародейки. -- Представь, какой шанс был попасть из своего мира именно в ваш? А потом еще не просто куда попало, а между Эскелем и мантикорой? -- спросила я. Кейра округлила глаза. -- А теперь представь мое состояние, когда я, вообще не зная о существовании других миров и магии, попала сразу в переплет, а потом еще местной жизни хлебнула, от которой удавиться захотелось. Каков шанс, что я бы доверилась первому попавшемуся в этом мире мужику? А этот мужик к тому же оказался одним из немногих, кто реально мог бы мне помочь в этой ситуации, -- веско сказала я и добавила. -- Вот уж точно его внешность -- последнее препятствие во всей этой истории!
   -- Если смотреть под таким углом, то не возникает сомнений, что это предназначение, -- впечатлилась чародейка.
   -- Весемир тоже так считает.
   -- А ты?
   -- А я пока не совсем понимаю, в чем его смысл. Вряд ли такое глобальное событие произошло только ради того, чтобы доставить меня из пункта А в пункт Б.
   -- А ты вообще как-то это чувствуешь? -- задала еще более личный вопрос женщина.
   Я немного поколебалась с ответом, но все-таки решила, что Кейра не Йен и язвить по этому поводу не будет. Ей просто любопытно, а еще, может быть, это как-то связано с тем самым Ламбертом, которого Йен бы мне рекомендовала последним и на которого Кейра имеет виды.
   -- В первую очередь доверие. Странное, иррациональное и ничем не подкрепленное. Если бы не оно, фиг бы с ним куда поехала, -- сказала я. -- И оно же меня сильно пугало, пока я от Весемира подробно не узнала об этом самом предназначении. Хоть какое-то объяснение случившемуся!
   -- Бр... Жутковато вот так вот без основания кому-то верить, -- чуть передернула плечиками чародейка, обеспокоенно глядя на меня.
   -- Верить приятно, осознавать страшно, -- усмехнулась я. -- Но ты же сама сказала, что он вроде хороший парень.
   -- Хороший, только... -- повторила свою фразу Кейра и засмеялась.
   -- Меня его внешность не смущает, -- посмеялась я вместе с ней. -- Без его помощи меня бы вообще здесь не было!
   -- И что ты теперь планируешь с ним делать? Он ведь будет в Каэр Морхене, когда ты туда переселишься.
   -- А что я могу особенного с ним сделать? -- удивленно воскликнула я. -- Все, как с остальными. Появлюсь, поздороваюсь и продолжу знакомство. От предназначения никуда не деться, а мне он тоже показался хорошим человеком!
   -- Ты со всеми ведьмаками знакома? -- уточнила блондинка.
   -- Нет, лично только с Эскелем и Весемиром. Геральта знаю заочно, а у Ламберта только имя, -- чуть-чуть соврала я. -- А тебя с ним, кажется, связывают близкие отношения. Не расскажешь о нем?
   -- Связывали, -- чуть-чуть нервно поправила меня женщина. -- Что о нем сказать? Обычный ведьмак, прожженный жизнью сухарь и пошляк, страшная язва и ворчун, безмерно циничен, почти всегда невыносим, безжалостен и презирает... все, что движется!
   -- Воу! Чем же он тебе приглянулся? -- даже слегка отпрянула я, выслушав такую характеристику.
   Комментарий, отпущенный о нем Йен, конечно, подготовил меня к тому, что Ламберт -- личность неординарная в высшей мере. Но чтобы в одну только отрицательную сторону, да еще и услышать такую характеристику от женщины, которая вроде как имела на него виды? Впрочем, если он ее чем-то обидел, то все становилось понятно.
   -- Сама не знаю! -- развела руками Кейра. -- Поначалу все вроде бы было хорошо. Мы с ним вместе поносили весь этот несправедливый мир, а потом... Все разладилось, когда я закончила работу над лекарством. Он и раньше не прекращал свои омерзительные шуточки о чародейках, но теперь они становились все злее и обиднее, все чаще напрямую задевали меня. А как-то, набравшись где-то до зеленых искр, на мой требовательный вопрос, где он был и что происходит, он вылил на меня ушат дерьма, сообщив, что не будет отчитываться какой-то там чародейке и что всякие паскудные чародейки не смеют ему приказывать. В общем, в какой-то момент я не выдержала и вышвырнула его за дверь заклинанием.
   -- А теперь жалеешь.
   -- Нет! -- слишком быстро ответила чародейка и шумно вздохнула. -- Я сделала все правильно, -- тем не менее уверенно сказала она. -- Только я не перестаю думать о нем. Может, стоило с ним все-таки поговорить, а не выгонять... -- задумчиво сказала она и тут же резко ответила сама себе. -- Нет! Я подобного обращения терпеть не намерена! Я придворная чародейка, а не деревенская баба!
   -- Да, неприятно, -- уныло согласилась я.
   -- Пустое, -- неожиданно холодно сказала Кейра, очевидно пожалев о своей откровенности. -- Он не стоит сожалений, тем более столько времени прошло.
   -- Время лечит, -- согласилась я.
   Кейра бросила на меня какой-то непонятный взгляд и перевела тему на целебные снадобья.
   На следующий день пришел ответ от мамы. Она писала, что книги ей найти не удалось, но она еще попытается, а пока прикладывает к письму флешку с найденной лекцией. Она спрашивала, подходит ли такой формат или ей продолжать искать именно книги. Мы с Кейрой немедленно поставили эксперимент по перезаписыванию лекции с динамиков моего ноутбука на кристалл мегаскопа с помощью моей магии. И чудо в самом деле произошло! Голос и слова, раздававшиеся из свежезаписанного кристалла, только для меня были идентичны оригиналу. Кейра же с будто светящейся улыбкой обрадованно воскликнула, что понимает то, что говорят и ей это подходит! Я непроизвольно выдохнула. Перспектива переписывать для чародейки книги меня не вдохновляла ни разу, но совесть не позволила бы оставить ее без благодарности. А так, немного магии, и подарок для выдающегося эпидемиолога этого мира будет готов через некоторое время.
   Тепло распрощавшись с женщиной после обеда, мы условились встретиться для передачи записанных кристаллов, когда Йен соберет их всех для снятия барьера. Я же после ее ухода практически поселилась в алхимической лаборатории. У меня были кучи идей и просто интересных мыслей, требовавших воплощения и проверки. Одна из них была просто обязана сработать. А еще дня через три мама прислала мне флешку уже с целой подборкой медицинских лекций. Теперь мои изыскания в лаборатории проходили под неумолкающий фон живописных рассказов об эпидемиях, которые я параллельно своему основному занятию переписывала для Кейры.
   Несмотря на то, что я знала о назначенном на ближайшее время снятии защитного заклинания, звук портала, впустившего в дом сразу пятерых чародеек, все равно прозвучал для меня как гром среди ясного неба.
   -- Ну что, Брин? Ты готова отсюда выбраться? -- весело спросила меня Трисс, когда мы все обменялись приветствиями.
   -- Я... э... -- замялась я.
   -- Судя по так и не измененному цвету волос, нет, -- заметила Кейра.
   -- Не до того было, я занималась мазью и переписыванием лекций, -- честно призналась я.
   -- И как успехи?
   -- За двумя зайцами погонишься, -- чуть виновато призналась я. -- Ни то, ни то я не доделала. А в лекции на одном из кристаллов случайно заметила брак. Его придется переписать, и еще остальные проверить.
   -- Не страшно, -- пожала плечами Йен. -- Доделаешь позже. А вот волосы привести к более натуральному виду действительно стоит. А также законсервировать свои исследования.
   -- Почему законсервировать? -- удивилась я. Мне совсем не хотелось бросать почти доведенное до ума дело.
   -- Потому что вернуться к ним ты сможешь только в Каэр Морхене.
   -- А мы отравимся не туда? -- удивилась я.
   -- Мы подумали, что ты захочешь немного посмотреть наш мир, прежде чем переселиться на постоянное место жительства в удаленные горы, -- ответила Трисс.
   -- Конечно захочу! -- у меня от предвкушения загорелись глаза.
   -- А заодно наберешь необходимый минимум ориентиров для порталов и отработаешь сами перемещения, -- добавила ни на минуту не забывающая о деле Йен.
   -- Тогда надо вещи собрать, -- чуть растерянно от неожиданно свалившейся на меня удачи сказала я.
   -- Зачем? С твоими способностями ты легко сможешь достать свои вещи откуда угодно. А вот над охранным заклинанием на дом подумать не помешает. Кстати, вот документы на него, -- Йен протянула мне папку. -- Поздравляю с успешным окончанием обучения и вступлением во владение недвижимостью.
   Остальные чародейки вразнобой поддержали поздравления Йеннифер, радостно улыбаясь мне.
   -- Спасибо, -- отчего-то разом смутившись, ответила я, принимая из рук наставницы папку. -- Я... мне нужно немного времени!
   -- Мы подождем, -- за всех ответила Маргарита. Ее грудной обволакивающий голос как всегда подействовал на меня умиротворяюще.
   -- У тебя тут восхитительный чай! -- заметила Филиппа. -- Не переживай, мы сами согреем себе воду.
   -- Да, конечно, -- усмехнулась я.
   Только поднявшись к себе в комнату, я смогла наконец выдохнуть. Несмотря на реальность происходящего, мне не верилось. Не верилось, что этот дом теперь мой, хотя открыв папку, я в этом легко убедилась. Не верилось, что шесть долгих лет моего пребывания тут окончились. Не верилось, что я не просто выйду из этого дома, а смогу побывать во многих других местах. Не верилось, что Йен хочет снабдить меня ориентирами для порталов по всему миру. Это ведь означало, что я в самом деле не буду ограничена в своих перемещениях. Она, конечно, и раньше говорила мне, что я буду свободна, но одно дело обещания, а другое, когда это становится реальностью. Меня затопило невероятно приятное ощущение того, что я не ошиблась, доверившись ей. И хотя крайне подозрительный внутренний голос настойчиво продолжал нашептывать мне, что меня могут все так же продолжать обманывать в чем угодно, обещание, которое вот-вот выполнится, сделало его почти неслышным.
   Опомнившись наконец от нахлынувших эмоций, я поспешила к зеркалу. Волосы следовало привести в порядок. Не мудрствуя лукаво, я придала им тот же оттенок, с которыми прибыла в этот мир: золотистый орех с брондированными прядями. Длину только увеличила -- "отросли" же за год моего отсутствия. Сделав легкую естественную укладку, я оставила волосы в покое и занялась костюмом. Находясь в изоляции, я особенно не думала, что с чем надеваю и беспорядочно смешивала вещи из своего мира и из этого. Пожалуй, лишь нижнее белье всегда было только современного вида, местное меня не впечатляло ни разу. В путешествие хотелось одеться со всеми удобствами, но при этом не привлекать слишком много внимания своими странными вещами, так что комбинировала одежду особенно тщательно. Спустившись в подвал, я набрала в пузатую бутыль почти конечный вариант мази, решив провести первые испытания с этим недоделанным образцом, если представится удобный момент. А позже уже довести продукт до ума, учтя результаты тестов. После этого укрыла лабораторию мощным заклинанием, консервируя. Все-таки здесь находилось множество редких и опасных реактивов, которые могли бы испортиться от времени или постороннего вмешательства. А весь остальной дом я планировала укрыть магией попроще, когда существующий барьер будет снят. Положив в небольшой рюкзак еще парочку важных мелочей, я закинула его на плечо и вышла в столовую к ожидающим меня чародейкам.
   -- Я готова, -- объявила я чаевничающим женщинам.
   -- Чудесно, -- первой поднялась со своего стула Йен. -- Дамы, -- пригласила она остальных. -- Пришло время развеять сотворенную нами магию!
   Отставляя недопитый чай, чародейки стали подниматься со своих мест, и уже вскоре мы стояли полукругом посреди гостиной. Йен возвела к потолку руки и начала произносить слова заклинания. Я знала, что они на Старшей речи, но слышала как всегда родной русский, только испещренный устаревшими словами и оборотами. Когда все слова, отзывающие заключенную в охранный контур магию, были сказаны, вверх подняли руки и остальные чародейки, включая меня. Потоки магии в наших руках сгустились и оборвались, вместе с ними пропал и щит, напоследок легкой волной отдачи пройдясь по всем присутствующим.
   -- Благодарю, что нашли время, -- сказала Йен, опуская руки. -- Давайте выйдем за ворота, чтобы Брин могла закрыть свой дом, -- женщина особо выделила последние слова.
   Когда же и с созданием нового, на сей раз охранного и консервирующего контура было покончено, я услышала, что чародейки решают, в каком порядке я буду посещать новые места. Я с энтузиазмом присоединилась к обсуждению. В реальном мире день только начинался, и мне хотелось посетить все и сразу! Но среди самых разных моих талантов способности разрываться на части, чтобы поспеть везде, у меня не было.
   В первый день своей свободы я посетила временное убежище Филиппы, которая напомнила мне, что все еще является моей должницей и чтобы я дала ей знать, если мне потребуется ее помощь. После того как мы попрощались с чародейкой-совой, новый портал привел меня на остров Танедд в знаменитую школу магии для чародеек Аретузу, о которой я немало читала и слушала рассказы Риты. Дворец произвел на меня сильное впечатление. Воздушные галереи и мостики, легкость и витиеватость каменных построек и зелень создавали прекрасный невесомый дышащий образ школы, а витавшая здесь повсюду магия добавляла колорит. Показав мне двор и прилегающие к нему территории, Маргарита так же не преминула проводить меня в сгоревшую библиотеку. По ее словам, здесь никто ничего не трогал с тех пор, как реданцы испортили выдающийся книжный фонд школы. Походив и прощупав магией обгоревшие стены помещения, я сказала Рите, что на восстановление такого огромного помещения потребуется очень много сил. Плюс я до сих пор не была до конца уверена, что смогу восстановить вещь без хоть какой-то ее части, а ведь большинство книг сгорели дотла. Само помещение на магию отзывалось, но вплотную им заняться я пообещала чародейке позже, когда почувствую в себе достаточно сил.
   Следующей остановкой нашей редеющей компании была Вызима. Здесь нам предстояло попрощаться с Кейрой. Но в итоге, выяснив, что мы не торопимся, я предложила остаться тут на ночь, чтобы провести остаток дня в изучении этого большого и довольно красивого города. Так что Кейра пробыла с нами все это время, и распрощались мы с ней только утром, условившись, что я пришлю ей весточку из Каэр Морхена, когда проверю и дозапишу все кристаллы.
   Новый день -- новые места. Мое незабываемое путешествие длилось чуть больше пары недель. Новиград, Марибор, Оксенфурт, Понт Ванис, Каэр Трольде, Аэдирн, Каэдвен, Цинтра, Содден, Махакам, Туссент и прочие, и прочие совершенно незнакомые места моего нового мира. Я смотрела во все глаза, пытаясь понять и запомнить, и наслаждалась каждой минутой этого внезапного разнообразия. За шесть лет в заточении я так истосковалась по новым впечатлениям! Нет, мои способности были не в счет. По сравнению с тем, что значит видеть собственными глазами, они ничего мне о мире не рассказывали. Днем прыгая по всему континенту и нигде подолгу не задерживаясь, к ночи мы возвращались или в апартаменты Трисс в королевском дворце, или в дом Йен в Венгерберге. Это были одни из самых моих захватывающих и насыщенных недель в этом мире. Я наконец-то смогла увидеть, куда я попала! И увиденное мне в целом понравилось. Да, конечно, отличный от привычного мне уровень развития отражался на всех аспектах жизни людей и нелюдей этого мира, но не оценить великолепные природные пейзажи, монументальные храмы, очаровательную средневековую архитектуру было бы сложно. Вот население у меня такого однозначного одобрения не вызывало. Но тому виной, скорее всего, были первые дни, проведенные в этом мире, и оставшееся от них дурное впечатление. В целом же, как я и надеялась, чародеям здесь жилось намного лучше, чем обычным людям. Мои способности позволяли мне иметь почти тот же уровень жизни, что и дома, ну и, конечно же, в случае чего магия была мне и защитой, и экстренной эвакуацией. Порталы, к слову, я напрактиковалась создавать вдоволь. Избавившись от защитного контура, позволявшего мне перемещаться только из комнаты в комнату, я разгулялась на славу, освежая свои знания и применяя их на практике. На третий день наших путешествий даже Йен была вполне удовлетворена моими успехами, сообщив, что теперь она не переживает за мои навыки в использовании порталов, что я расценила как добро на самостоятельное посещения всех тех мест, что я посмотрю.
   В один из первых вечеров, когда осенний дождь несколько испортил наши планы, мы решили, что достаточно на сегодня посмотрели и уже устали, а потому вернулись в апартаменты Трисс пораньше. Поужинав великолепно приготовленной ковирским поваром рыбой, я вспомнила о своей недоделанной мази. Рыжеволосая чародейка очень удивилась, что я захватила с собой образец, но скрывать энтузиазм не стала. Ей было крайне любопытно посмотреть, что у меня получилось. Правда, сразу же тестировать на себе она не стала, да и я была против этого. Учитывая, сколько я там всего намешала, тестирование лучше провести полное. На крысах с сильно повышенным процентом выживаемости, которых откуда-то приносила мне Йен по моей просьбе, свой препарат я начала тестировать еще на этапе создания, задолго до его сегодняшнего вида. И теперь пришло время опробовать мазь на добровольцах-людях. А уже после этого я бы рискнула предложить мазь аллергичной чародейке. Впрочем, с подопытным материалом проблем не возникло. Несмотря на кучу забот советницы короля, Трисс, всегда старавшаяся помогать людям в исцелении недугов, взяла под свой патронаж одну из больниц в городе, а там, помимо прочего, была неплохая лаборатория по разработке новых лекарств. Так по вечерам, устав от новых впечатлений, мы с Трисс отправлялись в больницу и следили за состоянием подопытных.
   Но все когда-нибудь заканчивается. Кончился и мой отпуск. Собрав основные сведения об испытаниях моего чудо-средства, я попросила Трисс передавать мне сведения о состоянии подопытных и дальше и пообещала в ближайшее время по итогам испытаний внести коррективы в формулу и предоставить продукт на тесты уже ей. Сейчас же пришла пора отправиться в Синие горы, навстречу своему предназначению.

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"