Урманбаев Ержан Бахытович: другие произведения.

Великий бал у сатаны. Глава 23.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия сибирского аборигена

   "Полночь приближалась, пришлось спешить. Маргарита смутно видела окружающее. Запомнились свечи и самоцветный какой-то бассейн. Когда Маргарита стала на дно этого бассейна, Гелла и помогающая ей Наташа окатили Маргариту какой-то горячей, густой и красной жидкостью
  
  (страшную аллегорию придумал для своей героини М.А.Булгаков, на русском языке "умыться кровью" обозначает, что она подвергается истязаниям).
  
  Маргарита ощутила соленый вкус
  
  (можно представить, что прежде чем она представляет советский народ на праздничной трибуне её подвергают допросу с пристрастием)
  
  на губах и поняла, что ее моют кровью. Кровавая мантия сменилась другою - густой, прозрачной, розоватой, и у Маргариты закружилась голова от розового масла
  
  (автор так будет и в дальнейшем называть нашатырный спирт).
  
  Потом Маргариту бросили на хрустальное ложе и до блеска стали растирать какими-то большими зелеными листьями
  
  (Маргариту обряжают на время участия в праздничной церемонии в зелёный офицерский мундир Красной Армии).
  
   Тут ворвался кот и стал помогать. Он уселся на корточки у ног Маргариты и стал натирать ей ступни с таким видом, как будто чистил сапоги на улице
  
  (Бегемот уже готов делать всё, что угодно, используя любой шанс, унижение, чтобы о нём замолвили словечко).
  
  Маргарита не помнит, кто сшил ей из лепестков бледной розы туфли, и как эти туфли сами собой застегнулись золотыми пряжками
  
  (вид волшебных туфлей, подходящей скорее фее из сказки Андерсена, М.А.Булгаков приписывает кирзовым сапогам и портянкам).
  
   Какая-то сила вздернула Маргариту и поставила перед зеркалом, и в волосах у нее блеснул королевский алмазный венец. Откуда-то явился Коровьев и повесил на грудь Маргариты тяжелое в овальной раме изображение черного пуделя на тяжелой цепи
  
  (Маргариту облачают символами советской власти, подобными тем, что носит сам Воланд).
  
  Это украшение чрезвычайно обременило королеву. Цепь сейчас же стала натирать шею, изображение тянуло ее согнуться
  
  (любая женщина радуется, как ребёнок, побрякушкам, бижутерии, а Маргариту драгоценности прогибают, так автор указывает на отношение Маргариты и, естественно, своё, к государственной символике СССР, предположу, что чёрным пуделем М.А.Булгаков символизирует герб Страны Советов серп с молотом).
  
  Но кое-что вознаградило Маргариту за те неудобства, которые ей причиняла цепь с черным пуделем. Это - та почтительность, с которою стали относиться к ней Коровьев и Бегемот
  
  (видимо, с этого момента, пусть и на короткий период, Маргарите предоставляются широкие полномочия, почти равные возможностям Фагота и кота, впрочем, они уже отработанный материал).
  
  - Ничего, ничего, ничего! - бормотал Коровьев у дверей комнаты с бассейном
  
  (бесконечен ряд условностей, что надо придерживаться Маргарите в течение этого дня, но уже подошёл к концу процесс вправления мозгов или знакомство с должностными инструкциями человека, исполняющего представительские функции).
  
  - Ничего не поделаешь, надо, надо, надо... Разрешите, королева, вам дать последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится... я понимаю
  
  (всё враньё, всё наоборот, на празднике нравятся все, только одни более вам приятны, другие менее),
  
  что вы, конечно, не выразите этого на своем лице... Нет, нет, нельзя подумать об этом! Заметит, заметит в то же мгновение! Нужно полюбить его, полюбить, королева! Сторицей будет вознаграждена за это хозяйка бала. И еще: не пропустить никого! Хоть улыбочку, если не будет времени бросить слово, хоть малюсенький поворот головы. Все, что угодно, но только не невнимание
  
  (именно полного беспристрастия и абсолютного равнодушия требует он от Маргариты ко всем гостям праздника; читатели знают, что она не выполнит его требования и выделит тех, кого сможет выделить). От этого они захиреют... (законы чинопочитания при советской власти требовали от людей подобострастия и беспрекословного подчинения).
  
  Тут Маргарита в сопровождении Коровьева и Бегемота шагнула из бассейной
  
  (так автор решил обозначить помещение, где люди умываются кровью)
  
  в полную темноту.
  - Я, я, - шептал кот, - я дам сигнал!
  
  (кот Бегемот уподобляется, говоря русской поговоркой, "затычке в каждую бочку")
  
  - Давай! - ответил в темноте Коровьев.
  - Бал! - пронзительно визгнул кот, и тотчас Маргарита вскрикнула и на несколько секунд закрыла глаза. Бал упал на нее сразу в виде света, вместе с ним - звука и запаха
  
  (все граждане России, да и всего бывшего СССР, знают, как радовал их долгожданный Первомайский праздник, с его длинными солнечными днями, после длинной и холодной зимы, с морем весенних звуков, раздающихся отовсюду из радиоприёмников и громкоговорителей бравурных жизнеутверждающих маршей, и запахов, просыпающейся весною природы).
  
  Уносимая под руку Коровьевым, Маргарита увидела себя в тропическом лесу. Красногрудые зеленохвостые попугаи
  
  (штатная служебная форма солдат Красной Армии того времени выглядит сходно)
  
  цеплялись за лианы, перескакивали по ним и оглушительно кричали: "Я восхищен!"
  
  (этими словами М.А.Булгаков заменил слова приветствия, которыми встречали Красная Армия и обычные граждане страны высших руководителей партии и правительства, войска обычно объезжал в 1920-ых и 1930-ых на белых конях, впоследствии на автомобиле).
  
  Но лес быстро кончился, и его банная духота тотчас сменилась прохладою бального зала с колоннами из какого-то желтоватого искрящегося камня
  
  (быть может, автор так характеризует здание Манежа возле Кремля?).
  
  Этот зал, так же как и лес, был совершенно пуст, и лишь у колонн неподвижно стояли обнаженные негры в серебряных повязках на головах. Лица их стали грязно-бурыми от волнения, когда в зал влетела Маргарита со своею свитой, в которой откуда-то взялся Азазелло. Тут Коровьев выпустил руку Маргариты и шепнул:
  - Прямо на тюльпаны!
  
  (бог весть, о каких родах войск пишет здесь автор, думаю любой ветеран, разбирающийся в вооружениях 1920-ых и 1930-ых годов в Красной Армии, легко по описаниям опознает орудия и снаряды).
  
  Невысокая стена белых тюльпанов выросла перед Маргаритой, а за нею она увидела бесчисленные огни в колпачках
  
  (зачехлённые орудия)
  
  и перед ними белые груди и черные плечи фрачников. Тогда Маргарита поняла, откуда шел бальный звук. На нее обрушился рев труб, а вырвавшийся из-под него взмыв скрипок окатил ее тело, как кровью. Оркестр человек в полтораста играл полонез
  
  (во всех войсках для поднятия боевого духа были положены музыкальные роты, на параде каждый год играл кадровый военный оркестр, представленный всегда профессиональными музыкантами, а так как служить в нём было не только почётно, но и очень выгодно, потому что им доплачивали за каждое выступление, и ещё за военную службу, которой в действительности не было, то в оркестр была очередь из выдающихся музыкантов).
  
  Возвышавшийся перед оркестром человек во фраке, увидев Маргариту, побледнел
  
  (выступление на военном параде ежегодно становились для оркестрантов отчётным, конкурсным выступлением, только в 1960-ых и 1970-ых годах они переродятся в нечто балаганное, формальное),
  
   заулыбался и вдруг взмахом рук поднял весь оркестр. Ни на мгновение не прерывая музыки, оркестр, стоя, окатывал Маргариту звуками. Человек над оркестром отвернулся от него и поклонился низко, широко разбросив руки, и Маргарита, улыбаясь, помахала ему рукой.
  - Нет, мало, мало, - зашептал Коровьев, - он не будет спать всю ночь. Крикните ему: "Приветствую вас, король вальсов!"
  Маргарита крикнула это и подивилась тому, что ее голос, полный как колокол, покрыл вой оркестра
  
  (естественно, что на параде руководители страны не орали благим матом, перекрикивая шум толпы и оркестра, а говорили через микрофон, тысячекратно усиливавший их голоса).
  
  Человек от счастья вздрогнул и левую руку приложил к груди, правой продолжая махать оркестру белым жезлом.
  - Мало, мало, - шептал Коровьев, - глядите налево, на первые скрипки, и кивните так, чтобы каждый думал, что вы его узнали в отдельности. Здесь только мировые знаменитости. Вот этому, за первым пультом, это Вьетан. Так, очень хорошо. Теперь дальше!
  
  (называя фамилии, известнейших в мире музыкантов, М.А.Булгаков подчёркивает уровень виртуозов, состоящих в оркестре).
  
  - Кто дирижер? - отлетая, спросила Маргарита.
  - Иоганн Штраус! - закричал кот, - И пусть меня повесят в тропическом саду на лиане, если на каком-нибудь балу когда-либо играл такой оркестр! Я приглашал его! И, заметьте, ни один не заболел и ни один не отказался
  
  (у военнослужащих нет права на болезнь или отказ, по военному уставу за подобные действия следует идти под трибунал, так называется суровый армейский суд).
  
  В следующем зале не было колонн, вместо них стояли стены красных, розовых, молочно-белых роз с одной стороны, а с другой - стена японских махровых камелий
  
  (тут стоят перед началом действа трудящиеся Москвы, чтобы представить свои рабочие коллективы руководителям партии и правительства, только самые достойные, так называемые ударники коммунистического труда, удостаивались чести шествовать по Красной площади и вкушать "халявное" шампанское и коньяк, наверное, было ещё что-то из угощений, не знаю, ни мои родственники, ни я сам никогда не присутствовали на данных мероприятиях).
  
  Между этими стенами уже били, шипя, фонтаны, и шампанское вскипало пузырями в трех бассейнах, из которых был первый - прозрачно-фиолетовый, второй - рубиновый, третий - хрустальный. Возле них метались негры в алых повязках, серебряными черпаками наполняя из бассейнов плоские чаши
  
  (ненароком отмечает автор лукавую жадность организаторов торжеств, угощая людей шампанским, они предусмотрительно снабдили свои источники плоскими сосудами для того, чтобы люди меньше пили на "дармовщину").
  
  В розовой стене оказался пролом, и в нем на эстраде кипятился человек в красном
  
  (нет другого праздничного цвета в государстве "рабочих и крестьян")
  
  с ласточкиным хвостом фраке. Перед ним гремел нестерпимо громко джаз. Лишь только дирижер увидел Маргариту, он согнулся перед нею так, что руками коснулся пола, потом выпрямился и пронзительно закричал:
  - Аллилуйя!
  
  (конечно, все присутствующие на параде люди орут хвалу своему идолу, Иосифу Виссарионовичу Сталину).
  
  Он хлопнул себя по коленке раз, потом накрест по другой - два, вырвал из рук крайнего музыканта тарелку, ударил ею по колонне
  
  (изощряется, как может, дирижёр джаз-банда, стараясь обратить на себя внимание, запомнится, пройдёт немного времени и вся современная музыка будет объявлена западной и растлевающей советскую молодёжь).
  
  Улетая, Маргарита видела только, что виртуоз-джазбандист, борясь с полонезом, который дул Маргарите в спину, бьет по головам джазбандистов своей тарелкой и те приседают в комическом ужасе
  
  (нетрудно представить, как это смешно, когда тебя бьют металлической тарелкой по голове).
  
  Наконец вылетели на площадку, где, как поняла Маргарита, ее во тьме встречал Коровьев с лампадкой
  
  (в романе у М.А.Булгакова фантасмагорично и сюрреалистично перемешано пространство и время, "нехорошая" квартира, Кремль, Ближняя дача, теперь, Красная площадь и мавзолей В.И.Ленина, 1926 год, 1936 год, 1937 год).
  
  Теперь на этой площадке глаза слепли от света, льющегося из хрустальных виноградных гроздьев. Маргариту установили на место, и под левой рукой у нее оказалась низкая аметистовая колонка.
  - Руку можно будет положить на нее, если станет очень трудно, - шептал Коровьев.
  Какой-то чернокожий
  
  (как и в Книге второй, где происходят исторические события 1917 года, здесь появляются среди обсуживающего персонала слуги с чёрным цветом кожи, безусловно, что М.А.Булгаков выделяет не расовую принадлежность этих людей, но их интеллектуальное, сословное положение, так он определяет необразованное быдло и чернь, что обслуживают высших руководителей страны)
  
  подкинул под ноги Маргарите подушку с вышитым на ней золотым пуделем
  
  (разве придёт в голову уважающему свою державу человеку бросать под ноги предметы с символикой своей страны, разве не оскорбительно ставить ногу на герб своего государства?),
  
  и на нее она, повинуясь чьим-то рукам, поставила, согнув в колене, свою правую ногу.
  Маргарита попробовала оглядеться. Коровьев и Азазелло стояли возле нее в парадных позах
  
  (они стоят, вытянувшись во фрунт, по военной стойке "смирно").
  
  Рядом с Азазелло - еще трое молодых людей, смутно чем-то напомнивших Маргарите Абадонну
  
  (серые неприметные и неприглядные подобия В.М.Молотова - это типичные лица руководителей партии и правительства, навскидку, вы можете вспомнить, как выглядели: Каганович, Рыков, Шелепин, Гришин, Георгадзе, Кириленко, Подгорный, Косыгин, Громыко, а ведь это все люди первой величины, из разряда многолетних руководителей страны).
  
   В спину веяло холодом. Оглянувшись, Маргарита увидела, что из мраморной стены сзади нее бьет шипящее вино и стекает в ледяной бассейн. У левой ноги она чувствовала что-то теплое и мохнатое. Это был Бегемот
  
  (кот лишён права приветствовать с трибуны Мавзолея военный парад и манифестантов).
  
  Маргарита была в высоте, и из-под ног ее вниз уходила грандиозная лестница, крытая ковром. Внизу, так далеко, как будто бы Маргарита смотрела обратным способом в бинокль, она видела громаднейшую швейцарскую с совершенно необъятным камином, в холодную и черную пасть которого мог свободно въехать пятитонный грузовик
  
  (так автор описывает въезд на Красную площадь между Историческим музеем и Кремлём).
  
  Швейцарская и лестница, до боли в глазах залитая светом, были пусты. Трубы теперь доносились до Маргариты издалека. Так простояли неподвижно около минуты.
  - Где же гости? - спросила Маргарита у Коровьева.
  - Будут, королева, будут, сейчас будут. В них недостатка не будет. И, право, я предпочел бы рубить дрова
  
  (ничего нет проще, чем попасть на лесоповал, там в те годы работает огромное число людей; Коровьёв просто преувеличивает в глазах дамы тяжесть своего труда; да и ничего особо трудного нет в том, чтобы два раза в год выстоять несколько часов на трибуне),
  
   вместо того чтобы принимать их здесь на площадке.
  - Что рубить дрова, - подхватил словоохотливый кот, - я хотел бы служить кондуктором в трамвае, а уж хуже этой работы нет ничего на свете
  
  (работа кондуктора плоха тем, что приходится иметь дело с доведёнными до отчаяния нищетой и безнадёгой стариками и старухами, которые всё время норовят проехать бесплатно; попробуйте выбросить из трамвая бабку, у которой давно уже нет ни денег, ни достоинства).
  
  - Все должно быть готово заранее, королева, - объяснял Коровьев, поблескивая глазом сквозь испорченный монокль
  
  (треснутое пенсне сменил Коровьёв на испорченный монокль, с искажённым взглядом легче гнать в ссылку, каторгу, тюрьму и на смерть невинных людей, женщин, детей).
  
  - Ничего не может быть гаже, чем когда приехавший первым гость мыкается, не зная, что ему предпринять, а его законная мегера шепотом пилит его за то, что они приехали раньше всех
  
  (военная дисциплина преподносится Коровьёвым, как эталон поведения в быту, в действительности, гости традиционно задерживаются и немного опаздывают к началу гуляния, специально давая хозяевам время лучше подготовиться к встрече приглашённых людей; никаких аналогий между частными гостями и огромным празднеством провести в этом контексте нельзя).
  
  Такие балы надо выбрасывать на помойку, королева.
  - Определенно на помойку, - подтвердил кот.
  - До полуночи не более десяти секунд, - добавил Коровьев, - сейчас начнется".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Появляющиеся из камина, люди в той или иной степени жертвы репрессий, внутренних распрей, голода, спровоцированного и организованного властью, невинных человеческих забав, мелких бытовых преступлений.
  Представители самого народа, безвинно, либо чрезмерно дорого, заплатившие за свои прегрешения.
   В образ Фриды автор вложил всю свою боль за растоптанное большевиками женское достоинство, за обездоленное материнство, за обесчещенную и изнасилованную девичью честь, за изнуренную голодом крестьянскую Россию.
  Трижды повторённое в диалоге между Маргаритой и Бегемотом, слово "хозяин" - подсказка автора о том, кто развратил и соблазнил Фриду, обрюхатил её, а затем оставил без средств к существованию.
  Броккен от английского слова "разорённые".
  
   Продолжим.
  
  "Эти десять секунд показались Маргарите чрезвычайно длинными. По-видимому, они истекли уже, и ровно ничего не произошло. Но тут вдруг что-то грохнуло внизу в громадном камине, и из него выскочила виселица с болтающимся на ней полурассыпавшимся прахом. Этот прах сорвался с веревки, ударился об пол, и из него выскочил черноволосый красавец во фраке и в лакированных туфлях. Из камина выбежал полуистлевший небольшой гроб, крышка его отскочила, и из него вывалился другой прах. Красавец галантно подскочил к нему и подал руку калачиком, второй прах сложился в нагую вертлявую женщину в черных туфельках и с черными перьями на голове, и тогда оба, и мужчина и женщина, заспешили вверх по лестнице.
  - Первые! - воскликнул Коровьев. - Господин Жак с супругой
  
  (предложение, которое в будущем он сделает Наташе, могло значить лишь приглашение на тот свет, где не важно есть ли у вас жена или нет, на балу он женат).
  
  Рекомендую вам, королева, один из интереснейших мужчин. Убежденный фальшивомонетчик, государственный изменник, но очень недурной алхимик. Прославился тем, - шепнул на ухо Маргарите Коровьев, - что отравил королевскую любовницу
  
  (валютчик, иностранный шпион, инакомыслящий, уголовник, таков набор всех возможных в уголовном праве преступлений, по которым осуждали в те годы жителей СССР).
  
  А ведь это не с каждым случается!
  
  (в Советском Союзе это могло случиться с каждым).
  
  Посмотрите, как красив!
  Побледневшая Маргарита, раскрыв рот, глядела вниз и видела, как исчезают в каком-то боковом ходу швейцарской и виселица и гроб.
  - Я в восхищении, - заорал прямо в лицо поднявшемуся по лестнице господину Жаку кот
  
  (слова приветствия необходимый атрибут всех советских праздников).
  
  В это время внизу из камина появился безголовый, с оторванною рукою скелет, ударился оземь и превратился в мужчину во фраке.
  Супруга господина Жака уже становилась перед Маргаритою на одно колено и, бледная от волнения
  
  (какое волнение могут испытывать безжалостные преступники; автор так даёт понять читателям, что он описывает невинных людей),
  
  целовала колено Маргариты.
  - Королева... - бормотала супруга господина Жака.
  - Королева в восхищении! - кричал Коровьев.
  - Королева... - тихо сказал красавец, господин Жак.
  - Мы в восхищении, - завывал кот.
  Молодые люди, спутники Азазелло, улыбаясь безжизненными, но приветливыми улыбками, уже теснили господина Жака с супругою в сторону, к чашам с шампанским, которые негры
  
  (в данном контексте это обозначает именно рабов)
  
  держали в руках. По лестнице поднимался вверх бегом одинокий фрачник.
  - Граф Роберт
  
  (среди гостей на балу М.А.Булгаков выделяет дворян и сотрудников НКВД),
  
  - шепнул Маргарите Коровьев, - по-прежнему интересен. Обратите внимание, как смешно, королева - обратный случай: этот был любовником королевы и отравил свою жену
  
  (лишены смысла называемые преступления: зачем травить жену, когда ты любовник королевы, зачем убивать любовницу короля, если ты счастлив со своей женой, - таким макаром, М.А.Булгаков демонстрирует абсурдность обвинений, вменяемых советскими правоохранительными органами гражданам СССР).
  
  - Мы рады, граф, - вскричал Бегемот.
  Из камина подряд один за другим вывалились, лопаясь и распадаясь, три гроба, затем кто-то в черной мантии, которого следующий выбежавший из черной пасти ударил в спину ножом
  
  (в чёрных одеждах расхаживают в романе чекисты, такую аллегорию выдерживает автор на протяжении всего повествования).
  
  Внизу послышался сдавленный крик. Из камина выбежал почти совсем разложившийся труп. Маргарита зажмурилась, и чья-то рука поднесла к ее носу флакон с белой солью. Маргарите показалось, что это рука Наташи
  
  (всё-таки предпочла она быть в услужении Маргариты, нежели безмятежно предаваться распутству с сотрудниками Азазелло).
  
  Лестница стала заполняться. Теперь уже на каждой ступеньке оказались, издали казавшиеся совершенно одинаковыми, фрачники
  
  (фрак традиционно чёрный, как и форма одежды чекистов)
  
  и нагие женщины с ними, отличавшиеся друг от друга только цветом перьев на головах и туфель.
  К Маргарите приближалась, ковыляя, в странном деревянном сапоге на левой ноге, дама с монашески опущенными глазами, худенькая, скромная и почему-то с широкой зеленой повязкой на шее".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Сделаю очередное своё предположение.
  Госпожа Тофана - это образ, обозначающий в романе Марию Александровну Спиридонову, настоящую пламенную революционерку.
  Она родилась в 1884 году в городе Тамбове в дворянской семье скромного банковского бухгалтера. Из 57 лет своей жизни она пробыла с небольшими перерывами в царских и советских тюрьмах и ссылках 34 года.
  16 января 1906 года она расстреляла по решению боевой организации эсеров тамбовского губернского советника Г.Луженовского, руководившего усмирением крестьянских восстаний. После ареста, по её собственным воспоминаниям, казаки надругались над ней и страшно избили. Полтора месяца она не поднималась с тюремной кровати после пыток. Адвокат, кадет Н.Тесленко, на суде сказал о ней: "Перед вами не только униженная, поруганная, больная Спиридонова. Перед вами больная и поруганная Россия!" Но суд приговорил её к смертной казни через повешение. После 16 дней ожидания смерти, Спиридонова узнала, что казнь заменена бессрочной каторгой в Сибири.
  Поэт Максимилиан Волошин посвятил ей стихи:
  
  "На чистом теле след нагайки,
   И кровь на мраморном челе.
   И крылья вольной белой чайки
   Едва влачатся по земле..."
  
  Февральская революция 1917 года освободила Марию Спиридонову.
  На выборах председателя Учредительного собрания за Марию Александровну проголосовало 153 человека, за В.М.Чернова - 244 депутата.
  При советской власти её арестовывали много раз.
  6 июля 1918 года Спиридонова возглавила левоэсеровский мятеж ради отказа от условий Брестского мира. За это она была арестована в первый раз в новейшей истории. Из тюрьмы она писала: "С разгромом других партий разгромлена Советская власть, осталась лишь власть большевиков". В ноябре её освободили за особые заслуги перед революцией. Уже в феврале 1919 года последовал новый арест. Она бежала. В октябре 1920 года в дом, где она скрывалась, больная тифом, нагрянули чекисты. Полгода она провела в лазарете ЧК. Потом её перевезли в Пречистинскую психиатрическую больницу, где она объявила голодовку. Ей удалось продержаться 14 дней, из них 10 - без воды. За неё заступалась Клара Цеткин. В 1921 году Спиридонову освободили. Два года она прожила в посёлке Малаховка под Москвой в страшной нищете. В 1923 году её ссылают в Самарканд. В 1926 году она устроилась в ялтинский туберкулёзный институт, лечение в котором оплачивали её друзья. В конце 1930 года последовал очередной арест за антисоветскую агитацию и пропаганду. 8 лет ссылки она провела в городе Уфа, современной столице Башкирии или Башкортостана. В 1937 году за организацию контрреволюционных организаций эсеров в Башкирии Марию Александровну приговорили к 25 годам заключения с отбыванием срока в тюрьме города Орла.
  Когда к Орлу в 1941 году подходили немцы, сотрудники НКВД расстреляли Марию Спиридонову с мужем и несколькими другими политическими заключёнными.
  Из Энциклопедии для детей, Издательство "Аванта+", 2002 год, пятый том, История России, часть третья, страницы 223-229.
  Так закончилась жизнь удивительной по силе духа русской женщины.
  
  У читателя может возникнуть вполне обоснованный вопрос: почему вы считаете госпожу Тофану Марией Александровной Спиридоновой?
  В отличие от других персонажей здесь не прослеживаются подсказки М.А.Булгакова.
  Вот список моих аргументов:
  1. В истории российской революции нет более заметной женской фигуры.
  2. Она много лет провела на мусульманском востоке России, отсюда зелённая лента на шее.
  3. На юге России, то есть по роману в Неаполе и Палермо, она продвигала идеи эмансипации женщин. 500 мужчин, покинувших Узбекистан в середине 1920-ых годов под её влиянием, могли бы доказать это моё утверждение.
  4. Испанский сапожок на левой ноге указывает на её левоэсеровское прошлое.
  5. Личное участие Коровьёва и Бегемота в оказании помощи госпоже Тофане - это демонстрация личного отношения к её заслугам и её, неизвестного автору романа, заключённого состояния, подконтрольного этим товарищам, очень скоро разделившим её участь.
  6. Госпожи Тофана не совершила ни одного преступления.
  7. Нельзя же считать жертвами мужчин, что бросили своих жён, или называть преступлением бытовые разводы.
  
   Продолжим.
  
  "- Какая зеленая? - машинально спросила Маргарита.
  - Очаровательнейшая и солиднейшая дама, - шептал Коровьев, - рекомендую вам: госпожа Тофана, была чрезвычайно популярна среди молодых очаровательных неаполитанок
  
  (по всей вероятности, автор так обозначил восточных женщин в СССР),
  
  а также жительниц Палермо, и в особенности среди тех, которым надоели их мужья. Ведь бывает же так, королева, чтобы надоел муж...
  - Да, - глухо ответила Маргарита, в то же время улыбаясь двум фрачникам
  
  (очередные чекисты),
  
  которые один за другим склонялись перед нею, целуя колено и руку.
  - Ну вот, - ухитрялся шептать Коровьев Маргарите и в то же время кричать кому-то:
  - Герцог!
  
  (гость высших дворянских кровей)
  
  Бокал шампанского! Я восхищен!.. Да, так вот-с, госпожа Тофана входила в положение этих бедных женщин и продавала им какую-то воду в пузырьках
  
  (вода по Булгакову - это источник информации).
  
  Жена вливала эту воду в суп супругу, тот его съедал, благодарил за ласку и чувствовал себя превосходно. Правда, через несколько часов ему начинало очень сильно хотеться пить
  
  (знание капель правды у любого умного и честного человека вызывают жажду познания истины),
  
  затем он ложился в постель, и через день прекрасная неаполитанка, накормившая своего мужа супом, была свободна, как весенний ветер
  
  (мужчины, вступавшие в контакт с Марией Александровной или госпожой Тофаной, были обречены стать участниками контрреволюционной группы левых эсеров).
  
  - А что это у нее на ноге? - спрашивала Маргарита, не уставая подавать руку гостям, обогнавшим ковыляющую госпожу Тофану. - И зачем эта зелень на шее? Блеклая шея?
  - Я в восхищении, князь!
  
  (родственников российских дворян не упомянуть М.А.Булгаков не мог)
  
  - кричал Коровьев и в это же время шептал Маргарите: - Прекрасная шея, но с ней неприятность случилась в тюрьме. На ноге у нее, королева, испанский сапожок, а лента вот отчего: когда тюремщики узнали, что около пятисот неудачно выбранных мужей покинули Неаполь и Палермо навсегда, они сгоряча удавили госпожу Тофану в тюрьме
  
  (что за дело тюремщикам до покинувших южные города мужчин, если только они не вступили в политическую партию левых эсеров).
  
  - Как я счастлива, черная королева, что мне выпала высокая честь, - монашески шептала Тофана, пытаясь опуститься на колено. Испанский сапог мешал ей. Коровьев и Бегемот помогли Тофане подняться
  
  (никому более на балу, впрочем, и во всём романе, не помогают совсем не жалостливые товарищи; позже они также вдвоём уволокут от Маргариты Фриду).
  
  - Я рада, - ответила ей Маргарита, в то же время подавая руку другим.
  Теперь по лестнице снизу вверх поднимался поток. Маргарита перестала видеть то, что делается в швейцарской. Она механически поднимала и опускала руку
  
  (поднятая в приветствии правая рука В.И.Ленина на первомайской фотографии первых лет советского государства, ежегодно вывешивалась на здании Исторического музея на Красной площади 1 мая)
  
   и, однообразно скалясь
  
  (не радостью озаряется лицо Маргариты, но лицемерием, она изображает улыбку на лице),
  
  улыбалась гостям. В воздухе на площадке уже стоял гул, из покинутых Маргаритой бальных зал, как море, слышалась музыка".
  
   Необходимое дополнение.
  
   Образ Фриды, ключевой романе. Она олицетворяет собой всех советских женщин. Девочек. Девушек. Женщин. Матерей.
  Русских баб, что "коня на скаку остановят, в горящую избу войдут".
  Крестьянок, потому что Россия - крестьянская страна.
  Потрясающая по красоте, русская баба, вынужденная рожать, где попало, от хозяев новой жизни, даровавших им свободу от моральных устоев древней патриархальной страны. Прекрасных женщин в безудержном пьянстве топящих свою совесть и горькую долю. До революции считалось страшным грехом отказываться верующей христианке от дитя, поэтому не смели предохраняться богобоязненные православные женщины.
  Развращенные советским офицерьем и мразью, пришедшей во власть при советской власти, неграмотные российские женщины и по сию пору разбрасывают свой приплод по помойкам.
  Не ведают они страха божьего. Ибо трусость самый страшный порок, как говорил и учил Иешуа.
  
   Продолжим.
  
  "- А вот это - скучная женщина, - уже не шептал, а громко говорил Коровьев, зная, что в гуле голосов его уже не расслышат, - обожает балы
  
  (какая русская женщина не любит праздники; да и никогда не были они частыми на Руси),
  
  все мечтает пожаловаться на свой платок.
  Маргарита поймала взглядом среди подымавшихся ту, на которую указывал Коровьев. Это была молодая женщина лет двадцати, необыкновенного по красоте сложения
  
  (такой комплимент М.А.Булгаков дарит всем русским женщинам),
  
  но с какими-то беспокойными и назойливыми глазами
  
  (таковыми их сделала советская власть).
  
  - Какой платок? - спросила Маргарита.
  - К ней камеристка приставлена, - пояснил Коровьев, - и тридцать лет кладет ей на ночь на столик носовой платок. Как она проснется, так он уже тут. Она уж и сжигала его в печи и топила его в реке, но ничего не помогает
  
  (не о мелком предмете туалета говорит устами Коровьёва автор, а о разбрасываемых как мусор по всей России младенцах, даже сегодня, в 2007 году, мы то и дело слышим в программах новостей о подброшенных и умерщвленных матерями малышах; за годы советской власти потеряла страх божий советская женщина).
  
  - Какой платок? - шептала Маргарита, подымая и опуская руку.
  - С синей каемочкой платок. Дело в том, что, когда она служила в кафе, хозяин
  
  (так именовало Сталина всё его ближайшее окружение и, вероятно, это льстило его самолюбию; в главе 22 Коровьёв так и представил Воланда Маргарите: "Вы женщина весьма умная и, конечно, уже догадались о том, кто наш хозяин")
  
  как-то ее зазвал в кладовую, а через девять месяцев она родила мальчика, унесла его в лес и засунула ему в рот платок, а потом закопала мальчика в земле. На суде она говорила, что ей нечем кормить ребенка
  
  (Фрида убила своё дитя, не выдержав вида того, как он умирал голодной смертью, а не из-за природной жестокости или разочарования в любви, из-за жуткого голода, что многократно устраивала советская власть в богатейшей стране мира).
  
  - А где же хозяин
  
  (автор для пущей убедительности повторением подчёркивает кличку того, кого он имеет ввиду)
  
  этого кафе? - спросила Маргарита.
  - Королева, - вдруг заскрипел снизу кот, - разрешите мне спросить вас: при чем же здесь хозяин?
  
  (Бегемот тщится оправдать любую мерзость своего хозяина, лишь тот его пощадил).
  
  Ведь он не душил младенца в лесу!
  Маргарита, не переставая улыбаться и качать правой рукой, острые ногти левой запустила в Бегемотово ухо
  
  (вот уж что делает она с нескрываемым удовольствием безо всяких объяснений, ибо можно ли доказать подлецу, что он подлец?)
  
  и зашептала ему:
  - Если ты, сволочь, еще раз позволишь себе впутаться в разговор...
  Бегемот как-то не по-бальному вспискнул и захрипел:
  - Королева... ухо вспухнет... Зачем же портить бал вспухшим ухом?.. Я говорил юридически...
  
  (правовое крючкотворство излюбленная советской властью тактика защиты угодных себе граждан и обвинений неугодных)
  
  с юридической точки... Молчу, молчу... Считайте, что я не кот, а рыба, только оставьте ухо.
  Маргарита выпустила ухо, и назойливые, мрачные глаза оказались перед ней.
  - Я счастлива, королева-хозяйка, быть приглашенной на великий бал полнолуния
  
  (кого, если не русскую бабу, приглашать на эту выставку жертв большевистского режима).
  
  - А я, - ответила ей Маргарита, - рада вас видеть. Очень рада. Любите ли вы шампанское?
  - Что вы изволите делать, королева?! - отчаянно, но беззвучно вскричал
  
  (когда кричат без звука, то это означает, что вас игнорируют)
  
  на ухо Маргарите Коровьев. - Получится затор!
  - Я люблю, - моляще говорила женщина и вдруг механически стала повторять: - Фрида, Фрида, Фрида! Меня зовут Фрида, о королева!"
  
   Необходимое дополнение.
  
  Коровьёв запретил Маргарите хоть кого-то выделять из общего ряда гостей. Всех она должна была отметить одинаково вежливо и приветливо, то есть равнодушно.
  Но своевольная Маргарита, повинуясь авторскому замыслу М.А.Булгакова, из общего числа гостей выделяет двух героинь.
  
  Госпожу Тофану словами: "Я рада",
  
  - и Фриду целым диалогом, где тоже звучит: "А я рада вас видеть. Очень рада",
  
  - что вызывает очевидный протест со стороны Коровьёва, который, во избежание потока прошений, просил её заранее никого не выделять из толпы.
  
   Продолжим.
  
  "- Так вы напейтесь сегодня пьяной, Фрида, и ни о чем не думайте, - сказала Маргарита.
  Фрида протянула обе руки к Маргарите, но Коровьев и Бегемот очень ловко подхватили ее под руки
  
  (они силой отрывают Фриду от Маргариты, и буквально оттаскивают её в толпу),
  
  и ее затерло в толпе.
  Теперь снизу уже стеною шел народ, как бы штурмуя
  
  (желающие исправить свою судьбу и облегчить страдания, давя друг друга, обречено рвутся к ней)
  
  площадку, на которой стояла Маргарита. Голые женские тела поднимались между фрачными мужчинами
  
  (ряды чекистов и военных на этом шествие жертв бесчисленны).
  
  На Маргариту наплывали их смуглые, и белые, и цвета кофейного зерна, и вовсе черные тела
  
  (разнообразие российских подданных изображает автор).
  
   В волосах рыжих, черных, каштановых, светлых, как лен, - в ливне света играли и плясали, рассыпали искры драгоценные камни
  
  (какие бриллианты могут играть в волосах у мужчин, кроме их седин?).
  
  И как будто кто-то окропил штурмующую
  
  (мужики явно оттёрли силой баб от Маргариты, нет места галантности среди страждущих людей)
  
  колонну мужчин капельками света, - с грудей брызгали светом бриллиантовые запонки
  
  (не носят на груди запонки, фирменные кители с серебряными газырями царских военных вероятно подразумевает М.А.Булгаков, в пьесе "Бег" генерал Чарнота ими рассчитывается с Артуром, делая ставку на тараканьих бегах в Константинополе).
  
  Теперь Маргарита ежесекундно ощущала прикосновение губ к колену, ежесекундно вытягивала вперед руку для поцелуя, лицо ее стянуло в неподвижную маску привета.
  - Я в восхищении, - монотонно пел Коровьев, - мы в восхищении... Королева в восхищении.
  - Королева в восхищении... - гнусил за спиною Азазелло.
  - Я восхищен, - вскрикивал кот.
  - Маркиза...
  
  (снова из числа придворной знати)
  
  - бормотал Коровьев, - отравила отца, двух братьев и двух сестер из-за наследства... Королева в восхищении!.. Госпожа Минкина... Ах, как хороша! Немного нервозна. Зачем же было жечь горничной лицо щипцами для завивки?
  
  (автор сравнивает изуверства прошлых лет, за которые господа поплатились жизнью, с жестокостью современной ему)
  
  Конечно, при этих условиях зарежут... Королева в восхищении!.. Королева, секунду внимания! Император Рудольф
  
  (опять из числа высшего общества),
  
   чародей и алхимик... Еще алхимик - повешен...
  
  (алхимиками М.А.Булгаков обзывает инакомыслящих, политических противников, диссидентов)
  
  Ах, вот и она! Ах, какой чудесный публичный дом был у нее в Страсбурге!..
  
  (из одного публичного дома в Москве прибыла на бал Маргарита)
  
  Мы в восхищении!.. Московская портниха, мы все ее любим за неистощимую фантазию... держала ателье и придумала страшно смешную штуку: провертела две круглые дырочки в стене...
  
  (на балу, где все дамы ходят обнажёнными, что за грех две дырочки, чтобы карать смертью?).
  
  - А дамы не знали? - спросила Маргарита.
  - Все до одной знали, королева, - отвечал Коровьев. - Я в восхищении!.. Этот двадцатилетний мальчуган с детства отличался странными фантазиями, мечтатель и чудак. Его полюбила одна девушка, а он взял и продал ее в публичный дом...
  
  (так ли уж редки случаи в истории, когда молодые люди в быту развращают своих возлюбленных, и кто за такое преступление лишает парней жизни?).
  
  Снизу текла река. Конца этой реке не было видно. Источник ее, громадный камин, продолжал ее питать. Так прошел час и пошел второй час. Тут Маргарита стала замечать, что цепь ее сделалась тяжелее, чем была
  
  (непосильным грузом под тяжестью свершённых страшных грехов повисает на её шее символ советской власти).
  
  Что-то странное произошло и с рукой
  
  (нет не с благодарным поцелуем руки и колена проходят мимо Маргариты жертвы советского режима, но полные ненависти и злобы, нанося укусы и побои, оттого больно ей).
  
  Теперь перед тем, как поднять ее, Маргарите приходилось морщиться. Интересные замечания Коровьева перестали занимать Маргариту. И раскосые монгольские глаза
  
  (не преминул упомянуть М.А.Булгаков и людей моей расы, которых в России всегда было немало),
  
   и лица белые и черные
  
  (снова о разнообразии народов, населяющих Россию, пишет автор)
  
  сделались безразличными, по временам сливались
  
  (нет разницы между людьми разных цветов кожи для автора, раз сливаются воедино белые и чёрные лица перед страшной напастью),
  
   а воздух между ними почему-то начинал дрожать и струиться. Острая боль, как от иглы, вдруг пронзила правую руку Маргариты, и, стиснув зубы, она положила локоть на тумбу. Какой-то шорох, как бы крыльев по стенам
  
  (войска первыми покидают Красную площадь, освобождая место для трудящихся масс),
  
  доносился теперь сзади из залы, и было понятно, что там танцуют неслыханные полчища гостей, и Маргарите казалось, что даже массивные мраморные, мозаичные и хрустальные полы в этом диковинном зале ритмично пульсируют.
  Ни Гай Кесарь Калигула, ни Мессалина уже не заинтересовали Маргариту, как не заинтересовал ни один из королей, герцогов, кавалеров, самоубийц, отравительниц, висельников и сводниц, тюремщиков и шулеров, палачей, доносчиков, изменников, безумцев, сыщиков, растлителей
  
  (ни один из злодеев древности не сравнится по своим делам с ужасом, творимым Сталиным-Воландом и его подручными в СССР, вот это утверждает здесь М.А.Булгаков).
  
   Все их имена спутались в голове, лица слепились в одну громадную лепешку, и только одно сидело мучительно в памяти лицо, окаймленное действительно огненной бородой, лицо Малюты Скуратова
  
  (только одно сравнимое по злодеяниям с современностью лицо помнит Маргарита).
  
  Ноги Маргариты подгибались, каждую минуту она боялась заплакать
  
  (не плачут от поцелуев, не в засос же целовали её гости).
  
  Наихудшие страдания ей причиняло правое колено, которое целовали. Оно распухло, кожа на нем посинела
  
  (избита нога Маргариты, никакими губами не заставить посинеть кожу на кости, ведь не присасывались же к её ноге все проходящие люди),
  
  несмотря на то, что несколько раз рука Наташи появлялась возле этого колена с губкой и чем-то душистым обтирала его. В конце третьего часа Маргарита
  
  (даже если представить, что на каждого гостя у неё уходило 5 секунд, то и тогда она смогла обслужить лишь 2160 человек)
  
  глянула вниз совершенно безнадежными глазами и радостно дрогнула: поток гостей редел.
  - Законы бального съезда одинаковы, королева, - шептал Коровьев, - сейчас волна начнет спадать. Клянусь, что мы терпим последние минуты. Вот группа брокенских
  
  (в переводе с английского языка "разорённых", так автор обозначил "нэпманов" или купцов, которых разорила советская власть)
  
   гуляк. Они всегда приезжают последними. Ну да, это они. Два пьяных вампира...
  
  (до сих пор по лестнице не прошло ни одного представителя нечисти, М.А.Булгаков заводит их сюда как бы случайно, с пьяных глаз, на самом деле для большей путаницы в мозгах цензора)
  
  всё? Ах нет, вот еще один. Нет, двое!
  По лестнице подымались двое последних гостей.
  - Да это кто-то новенький, - говорил Коровьев, щурясь сквозь стеклышко. - Ах да, да. Как-то раз Азазелло навестил его и за коньяком нашептал ему совет, как избавиться от одного человека, разоблачений которого он чрезвычайно опасался
  
  (юридически организатором последнего преступления является Азазелло).
  
   И вот он велел своему знакомому, находящемуся от него в зависимости, обрызгать стены кабинета ядом".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Последние гости вновь чекисты. Более того они обозначены в угоду Сталину легко узнаваемыми. По совершенно аналогичному обвинению широко известному из-за своей абсурдности были казнены 15 марта 1938 года предшественник Н.И.Ежова в должности наркома внутренних дел Г.Г.Ягода и его личный секретарь П.П.Буланов.
  В газете "Правда" от 30 марта 1938 года было опубликовано заключение медицинской экспертизы по делу об отравлении Н.И.Ежова. В нём говорилось:
  
  "На основании предъявленных материалов химических анализов ковра, гардин, обивки мебели и воздуха рабочего кабинета товарища Н.И.Ежова... следует считать абсолютно доказанным, что было организовано и выполнено отравление товарища Н.И.Ежова ртутью через дыхательные пути..." А вот признание П.П.Буланова: "Когда он (Ягода) был снят с должности наркома внутренних дел, он предпринял уже прямое отравление кабинета. ... Он дал мне лично прямое распоряжение подготовить яд, а именно взять ртуть и растворить её кислотой.... Это было 28 сентября 1936 года. Это поручение Ягоды я выполнил, раствор сделал. Опрыскивание кабинета, в котором должен был сидеть Ежов... было произведено Саволайненом в присутствии меня и Ягоды..." (Судебный отчёт по делу антисоветского "правотроцкистского блока". М., 1938. страница 241).
  Вместе с ними на процессе, так называемого, "правотроцкистского центра" в марте 1938 года были приговорены к расстрелу Н.И.Бухарин, А.И.Рыков и другие.
   Н.И.Ежова арестовали 10 апреля 1939 года. 4 февраля 1940 года он был расстрелян по приговору Военной коллегии.
  
  В соответствии с текстом романа получается, что Азазелло (Л.П.Берия) посоветовал, так названному в романе "новенькому" (Г.Г.Ягода), метод избавления от кота Бегемота (Н.И.Ежов), чьих разоблачений тот опасался. Поручить своему подчинённому (П.П.Буланов) обрызгать стены ядом.
  Коровьёв (Ф.Э.Дзержинский) разложил перед Маргаритой и перед читателями романа последовательность действий Азазелло по освобождению должностей для себя и своих ставленников.
  Таким образом М.А.Булгаков демонстрирует преемственность в идеологии чекистов, родоначальником которой являлся Ф.Э.Дзержинский, "Железный Феликс", председатель ВЧК СССР. Его портреты и статуэтки и сегодня висят, стоят по кабинетам ФСБ Российской Федерации.
   Нужны ли наследники традиций подлости и измен современной России?
  
   Продолжим.
  
  "- Как его зовут? - спросила Маргарита.
  - А, право, я сам еще не знаю, - ответил Коровьев
  
  (Ф.Э.Дзержинский умер в 1926 году, Г.Г.Ягода казнён в 1938 году, действие романа заканчивается в 1937 году, путается время автором, но не меняется суть происходящего при советской власти),
  
  - надо спросить у Азазелло.
  - А кто это с ним?
  - А вот этот самый исполнительный его подчиненный. Я восхищен! - прокричал Коровьев последним двум.
  Лестница опустела. Из осторожности подождали еще немного. Но из камина более никто не выходил.
  Через секунду, не понимая, как это случилось, Маргарита оказалась в той же комнате с бассейном и там, сразу заплакав от боли в руке и ноге, повалилась прямо на пол. Но Гелла и Наташа, утешая ее, опять повлекли ее под кровавый душ
  
  (страшно подумать, как может выглядеть "пыточная" комната, где устроено нечто подобное),
  
  опять размяли ее тело, и Маргарита вновь ожила".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Раз за разом вынуждена умываться кровью Маргарита. Не знает других методов приведения в чувство советская власть. Только сменяя одни истязания более изощрёнными, большевики взбадривают своих служащих.
  Сколько раз умывалась кровью страна на памяти М.А.Булгакова, сколько раз после. Не пересчитать. Всё забыто и все забыты. Остались лишь, разбросанные по улицам и площадям городов СССР, а теперь России, имена Иешуа-Ленина, Воланда-Сталина, Коровьева-Дзержинского, кота Бегемота-Ежова, Азазелло-Берии и их учеников и последователей разного пошиба.
  Мне кажется, что М.А.Булгаков придумал образ раз за разом умывающейся кровью Маргариты во время беснующейся 1 мая толпы черни, как аллегорию или сравнение с Иисусом Христом, совершающим крёстный ход и принимающим на себя все грехи мира. Так, в образе Маргариты автор учит людей прощению, призывает не ко мщению, но к милосердию и любви ко врагам, "ибо не ведают они, что творят".
  
   Продолжим.
  
  "- Еще, еще, королева Марго, - шептал появившийся рядом Коровьев, - надо облететь залы, чтобы почтенные гости не чувствовали себя брошенными
  
  (продолжается ход Маргариты, кровью умытой Маргариты).
  
  И Маргарита вновь вылетела из комнаты с бассейном. На эстраде за тюльпанами, где играл оркестр короля вальсов, теперь бесновался обезьяний джаз. Громадная, в лохматых бакенбардах горилла с трубой в руке, тяжело приплясывая, дирижировала. В один ряд сидели орангутанги, дули в блестящие трубы
  
  (не люди, но дикие звери, ряженные в людей, в пьяном шабаше исторгают музыкальную какофонию звука на Красной площади).
  
  На плечах у них верхом поместились веселые шимпанзе с гармониями. Два гамадрила в гривах, похожих на львиные, играли на роялях, и этих роялей не было слышно в громе и писке и буханьях саксофонов, скрипок и барабанов в лапах гиббонов, мандрилов и мартышек. На зеркальном полу несчитанное количество пар, словно слившись, поражая ловкостью и чистотой движений, вертясь в одном направлении, стеною шло, угрожая все смести на своем пути. Живые атласные бабочки ныряли над танцующими полчищами, с потолков сыпались цветы. В капителях колонн, когда погасало электричество, загорались мириады светляков, а в воздухе плыли болотные огни".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Цирковые упражнения, столь популярные в 1920-ых и 1930-ых годах, различный зверинец будят наши воспоминания о тех наивных попытках поразить воображение руководителей страны всех, больных идеей о светлом будущем, "царством истины", коммунизмом, вполне достойных и образованных людей.
  Всеволод Эмильевич Мейерхольд (родился в 1874 году, погиб или расстрелян в 1940 году), великий российский режиссёр-авангардист, многократно принимал участие в театрализованных постановках на Красной площади в те годы.
  Безоговорочно и решительно поддержав в 1917 году революцию, он в итоге погиб в "жерновах" Сталинского режима.
  В дни Февральской революции 1917 года, точнее 25 февраля, на сцене Александринского театра Императорский Петербург был окрашен в цвета заката во время премьеры драмы М.Ю.Лермонтова "Маскарад" в постановке В.Э.Мейерхольда.
  Из Энциклопедии для детей, Издательство "Аванта+", 2003 год, том седьмой, Искусство, часть третья, страницы 394-396.
  
   Множество различного народа, представляющих все нации и народности страны, вместе со сбывшимися мечтами большевиков о ванных из шампанского и коньяка, а также вся пьющая и гуляющая праздная публика, они характеризуют узнаваемую картину весеннего майского праздника тех лет.
  Моим современным глазам описанные картины живо напоминают не сюжеты семидесятилетней давности, но очень многие наши телевизионные шоу или представления, что организовываются сегодня повсеместно в России, начиная с Красной площади, заканчивая любой корпоративной гулянкой "новых русских".
  
   Продолжим.
  
  "Потом Маргарита оказалась в чудовищном по размерам бассейне, окаймленном колоннадой. Гигантский черный Нептун выбрасывал из пасти широкую розовую струю. Одуряющий запах шампанского подымался из бассейна
  
  (сбывшаяся многовековая мечта черни и быдла - ванна из шампанского вина; но зачем мыться в липком напитке, разве только для удовлетворения собственного больного тщеславия).
  
  Здесь господствовало непринужденное веселье. Дамы, смеясь, сбрасывали туфли, отдавали сумочки своим кавалерам или неграм, бегающим с простынями в руках, и с криком ласточкой бросались в бассейн. Пенные столбы взбрасывало вверх. Хрустальное дно бассейна горело нижним светом, пробивавшим толщу вина, и в нем видны были серебристые плавающие тела. Выскакивали из бассейна совершенно пьяными
  
  (здесь расписана распутная, отвратительная оргия, как предел фантазий большевиков).
  
  Хохот звенел под колоннами и гремел, как в бане.
  Во всей этой кутерьме запомнилось одно совершенно пьяное женское лицо с бессмысленными, но и в бессмысленности умоляющими глазами, и вспомнилось одно слово - "Фрида"!
  
  (в этом мерзком разврате теряли, да и сегодня продолжают терять, своё достоинство и честь молодые и прекрасные российские девушки).
  
  Голова Маргариты начала кружиться от запаха вина, и она уже хотела уходить, как кот устроил в бассейне номер, задержавший Маргариту. Бегемот наколдовал чего-то у пасти Нептуна, и тотчас с шипением и грохотом волнующаяся масса шампанского ушла из бассейна, а Нептун стал извергать не играющую, не пенящуюся волну темно-желтого цвета. Дамы с визгом и воплем:
  - Коньяк! - кинулись от краев бассейна за колонны. Через несколько секунд бассейн был полон, и кот, трижды перевернувшись в воздухе, обрушился в колыхающийся коньяк
  
  (бессмысленно и безудержно расточая человеческим трудом возделанный и выдержанный в дубовых бочках благородный напиток, кот Бегемот ничего не меняет по сути, изменяя только градус разливаемого в нищей стране в помои драгоценного пития).
  
  Вылез он, отфыркиваясь, с раскисшим галстуком, потеряв позолоту с усов и свой бинокль. Примеру Бегемота решилась последовать только одна, та самая затейница-портниха, и ее кавалер, неизвестный молодой мулат. Оба они бросились в коньяк, но тут Коровьев подхватил Маргариту под руку, и они покинули купальщиков.
  Маргарите показалось, что она пролетела где-то, где видела в громадных каменных прудах горы устриц. Потом она летала над стеклянным полом с горящими под ним адскими топками и мечущимися между ними дьявольскими белыми поварами
  
  (жонглирует словами и образами М.А.Булгаков, путая мышление читателей романа, отвлекая цензоров от узнаваемых картин к мистическим героям).
  
  Потом где-то она, уже переставая что-либо соображать, видела темные подвалы, где горели какие-то светильники, где девушки подавали шипящее на раскаленных углях мясо, где пили из больших кружек за ее здоровье. Потом она видела белых медведей, игравших на гармониках и пляшущих камаринского на эстраде. Фокусника-саламандру, не сгоравшего в камине...
  
  (кто во что горазд изощряются дрессировщики, мистификаторы, иллюзионисты в языческих чудесах перед неграмотной, необразованной, глупой и потому доверчивой толпой).
  
  И во второй раз силы ее стали иссякать.
  - Последний выход, - прошептал ей озабоченно Коровьев, - и мы свободны.
  Она в сопровождении Коровьева опять оказалась в бальном зале, но теперь в нем не танцевали, и гости несметной толпой теснились между колоннами, оставив свободной середину зала. Маргарита не помнила, кто помог ей подняться на возвышение, появившееся посередине этого свободного пространства зала. Когда она взошла на него, она, к удивлению своему, услышала, как где-то бьет полночь, которая давным-давно, по ее счету, истекла
  
  (остановилось время с приходом советской власти в Россию; если отследить время в этой главе романа, то можно констатировать, что Азазелло звонил в десять часов, около двенадцати объявил криком бал кот Бегемот, ровно в двенадцать заработал камин и начали прибывать гости).
  
  С последним ударом неизвестно откуда слышавшихся часов молчание упало на толпы гостей.
  Тогда Маргарита опять увидела Воланда. Он шел в окружении Абадонны, Азазелло и еще нескольких похожих на Абадонну, черных и молодых
  
  (ничем и никогда не отличались "другие официальные лица" от своего непосредственного начальства в СССР).
  
  Маргарита теперь увидела, что напротив ее возвышения было приготовлено другое возвышение для Воланда. Но он им не воспользовался. Поразило Маргариту то, что Воланд вышел в этот последний великий выход на балу как раз в том самом виде, в каком был в спальне
  
  (любили и любят прибедняться дикторы XX века перед глазами нищих подданных, изображая из себя эдаких "трудяг-бессребреников", которым некогда заботиться о своём внешнем виде за "трудами праведными", будучи в заботах о народе).
  
  Все та же грязная заплатанная сорочка висела на его плечах, ноги были в стоптанных ночных туфлях
  
  (помня о том, как раздражала нищую толпу черни богатая и пышная, блещущая чистотой и вкусом одежда царского двора, новые властители предпочитали демонстрировать своё родство с быдлом и в одежде; не образцы поведения и мод показывали они на праздниках, но сами уподоблялись нищим).
  
  Воланд был со шпагой, но этой обнаженной шпагой он пользовался как тростью, опираясь на нее.
  Прихрамывая
  
  (народ должен был жалеть своего отягощённого непосильной ответственностью за судьбу Отчизны вождя, который, превозмогая болезни, выходит приветствовать соотечественников),
  
  Воланд остановился возле своего возвышения, и сейчас же Азазелло
  
  (с головой Берлиоза, как с главным трофеем на войне, носится не разжалованный Кот Бегемот, но новый ставленник вождя, надёжа Азазелло)
  
  оказался перед ним с блюдом в руках, и на этом блюде Маргарита увидела отрезанную голову человека с выбитыми передними зубами. Продолжала стоять полнейшая тишина, и ее прервал только один раз далеко послышавшийся, непонятный в этих условиях звонок
  
  (это явился живой "бутыль" со свежим напитком в своих жилах - барон Майгель),
  
  как бывает с парадного хода.
  - Михаил Александрович, - негромко обратился Воланд к голове, и тогда веки убитого приподнялись, и на мертвом лице Маргарита, содрогнувшись, увидела живые, полные мысли и страдания глаза
  
  (натурализм описания головы Михаила Александровича Берлиоза настолько совершенен, что современные фильмы ужасов с кучей спецэффектов кажутся по сравнению с ним детским лепетом).
  
  - Все сбылось, не правда ли? - продолжал Воланд, глядя в глаза головы, - голова отрезана женщиной, заседание не состоялось, и живу я в вашей квартире. Это - факт. А факт - самая упрямая в мире вещь".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Якобы усталый и хромой, вызывая неподдельное сочувствие народа, Воланд провозглашает свою победу:
  1. Над прежней идеологией, в лице головы Берлиоза.
  2. Над прежней моралью, потому что убийство совершенно женщиной,
  3. Над прежним обществом, так как заседания Массолита не состоялось,
  4. Над прежней частной собственностью из-за того, что он теперь живёт в квартире Берлиоза.
  И звучит марксистко-ленинский тост: выпить бокал свежей крови из уходящего российского сознания за бытие, что теперь его определяет.
  
   Продолжим.
  
  "Но теперь нас интересует дальнейшее, а не этот уже свершившийся факт. Вы всегда были горячим проповедником той теории, что по отрезании головы жизнь в человеке прекращается, он превращается в золу и уходит в небытие. Мне приятно сообщить вам, в присутствии моих гостей, хотя они и служат доказательством совсем другой теории, о том, что ваша теория и солидна и остроумна
  
  (все гости по истечении времени праздника рассыплются в прах, наличие их призраков на празднике дань их не истребленной советской властью вере и не отмщенной гибели).
  
  Впрочем, ведь все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере
  
  (этим выражением М.А.Булгаков придаёт христианское звучание совершённо атеистическому тосту Воланда).
  
  Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие!
  
  (от каждого человека на Земле остаётся память, и пока помнят потомки своих родителей, философов, учёных, героев они остаются живы, впрочем, как и сам народ).
  
  Воланд поднял шпагу. Тут же покровы головы потемнели и съежились, потом отвалились кусками, глаза исчезли, и вскоре Маргарита увидела на блюде желтоватый, с изумрудными глазами и жемчужными зубами, на золотой ноге, череп
  
  (нечто кощунственно языческое, свойственное диким племенам каннибалов есть в этом придуманном сосуде).
  
   Крышка черепа откинулась на шарнире.
  - Сию секунду, мессир, - сказал Коровьев, заметив вопросительный взгляд Воланда, - он предстанет перед вами. Я слышу в этой гробовой тишине, как скрипят его лакированные туфли и как звенит бокал, который он поставил на стол, последний раз в этой жизни выпив шампанское. Да вот и он.
  Направляясь к Воланду, вступал в зал новый одинокий гость. Внешне он ничем не отличался от многочисленных остальных гостей-мужчин, кроме одного: гостя буквально шатало от волнения, что было видно даже издали. На его щеках горели пятна, и глаза бегали в полной тревоге
  
  (несомненно сознавая всю гнусность своих деяний, барон бесстрашно явился сам добровольно на свою неминуемую казнь, ибо человек, торгующий реликвиями своей Родины, не нужен никому, ни друзьям, пославшим продать, ни врагам, приобретшим великие произведения культуры за бесценок, его трясёт от сознания того, что он совершил).
  
  Гость был ошарашен, и это было вполне естественно: его поразило все, и главным образом, конечно, наряд Воланда
  
  (какое дело барону до наряда Воланда, когда его ждёт смерть?).
  
  Однако встречен был гость отменно ласково.
  - А, милейший барон Майгель, - приветливо улыбаясь, обратился Воланд к гостю, у которого глаза вылезали на лоб
  
  (официально представляя своего тайного служащего, Воланд-Сталин фактически разоблачает его сверхсекретную деятельность, что равносильно объявлению приговора о расстреле),
  
  - я счастлив рекомендовать вам, - обратился Воланд к гостям, - почтеннейшего барона Майгеля, служащего Зрелищной комиссии в должности ознакомителя иностранцев с достопримечательностями столицы
  
  (тайный сотрудник НКВД СССР при генеральном секретаре ЦК КПСС по реализации за рубежом культурных ценностей СССР, хранящихся во всех музеях, церквях и других хранилищах Советского Союза).
  
  Тут Маргарита замерла, потому что узнала вдруг этого Майгеля. Он несколько раз попадался ей в театрах Москвы и в ресторанах
  
  (барон человек из светской, прежней, дореволюционной жизни России).
  
  "Позвольте... - подумала Маргарита, - он, стало быть, что ли, тоже умер?"
  
  (все покойники появляются перед Маргаритой через камин, все живые входят через дверь в "нехорошую" квартиру; Маргарита удивляется тому, что известная среди светских и дворянских кругов личность служит Воланду-Сталину).
  
  Но дело тут же разъяснилось.
  - Милый барон, - продолжал Воланд, радостно улыбаясь, - был так очарователен, что, узнав о моем приезде в Москву, тотчас позвонил ко мне, предлагая свои услуги по своей специальности, то есть по ознакомлению с достопримечательностями
  
  (он преподносит распродажу культурных ценностей, как собственную инициативу барона Майгеля, как то, к чему Воланд-Сталин не имеет отношения, так, словно созвонится с ним мог любой пожелавший это советский гражданин; таким образом, М.А.Булгаков указывает читателям, как верховный вождь Советского Союза переносит ответственность за собственные дела на запуганных исполнителей).
  
  Само собою разумеется, что я был счастлив пригласить его к себе.
  В это время Маргарита видела, как Азазелло
  
  (свои функции палача перед очами хозяина он не передаст никому)
  
  передал блюдо с черепом Коровьеву.
  - Да, кстати, барон, - вдруг интимно понизив голос, проговорил Воланд, - разнеслись слухи о чрезвычайной вашей любознательности. Говорят, что она, в сочетании с вашей не менее развитой разговорчивостью, стала привлекать всеобщее внимание. Более того, злые языки уже уронили слово - наушник и шпион
  
  (знание всей подноготной информации в деле распродажи советской властью принадлежавших России шедевров, угроза утечки подробностей проведённых сделок по всему свету, старые, дореволюционные связи барона с иностранными подданными, этот список смертных грехов барона зачитал Воланд).
  
  И еще более того, есть предположение, что это приведет вас к печальному концу не далее, чем через месяц
  
  (вероятно, барон Майгель явился ещё и потому, что ему был гарантирован месяц неприкосновенности за заслуги перед советским Отечеством, для приведения в порядок своих дел).
  
  Так вот, чтобы избавить вас от этого томительного ожидания, мы решили прийти к вам на помощь
  
  (публичное убийство для барона Майгеля делает его мучеником, пострадавшим от советского режима, в глазах народа, так выглядит милость со стороны Воланда-Сталина),
  
  воспользовавшись тем обстоятельством, что вы напросились ко мне в гости именно с целью подсмотреть и подслушать все, что можно
  
  (кого и что можно подсмотреть и подслушать на празднике, на котором присутствует половина жителей Москвы).
  
  Барон стал бледнее, чем Абадонна, который был исключительно бледен по своей природе, а затем произошло что-то странное. Абадонна оказался перед бароном и на секунду снял свои очки
  
  (снимая очки, Абадонна лишает своего сотрудника дипломатического иммунитета, снимает с него право на неприкосновенность).
  
   В тот же момент что-то сверкнуло в руках Азазелло
  
  (убийство вершит штатный палач, влюблённый в своё ремесло),
  
  что-то негромко хлопнуло как в ладоши, барон стал падать навзничь, алая кровь брызнула у него из груди и залила крахмальную рубашку и жилет
  
  (расхищены реликвии, разграблены святыни, нет нужды в свидетелях; и "каждому будет дано по его вере": кому свет, кому вечность, кому тьма).
  
  Коровьев подставил чашу под бьющуюся струю и передал наполнившуюся чашу Воланду. Безжизненное тело барона в это время уже было на полу.
  - Я пью ваше здоровье, господа, - негромко сказал Воланд и, подняв чашу, прикоснулся к ней губами
  
  (как и всякой нечисти в языческих сказаниях, живая кровь является необходимым энергетическим источником для сил тьмы, представителем которой на Земле в ХХ веке явилась советская власть во главе со И.В.Сталиным).
  
  Тогда произошла метаморфоза. Исчезла заплатанная рубаха и стоптанные туфли. Воланд оказался в какой-то черной хламиде со стальной шпагой на бедре
  
  (в излюбленном советскими комиссарами форменном кожаном плаще, обтянутый ремнями и обвешанный оружием выходит в заключение Воланд-Сталин с поздравлениями к народу, призывая его, не теряя бдительности, пить вместе с ним кровь своих сограждан).
  
  Он быстро приблизился к Маргарите, поднес ей чашу и повелительно сказал:
  - Пей!
  
  (обряд причащения новых идолопоклонников исполняет верховный жрец новой религии Воланд).
  
  У Маргариты закружилась голова, ее шатнуло, но чаша оказалась уже у ее губ
  
  (так, вязала кровью своих жертв весь российский народ в ряды убийц Коммунистическая партия Советского Союза),
  
  и чьи-то голоса, а чьи - она не разобрала, шепнули в оба уха:
  - Не бойтесь, королева... Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья".
  
   Необходимое дополнение.
  
  Несомненно, шепчут ей две ее боевые подруги, две сестры из "Трех сестер" пьесы А.П.Чехова, два товарища по несчастью. Гелла и Наташа.
  Мужчин в этой стране изничтожают.
  
   Продолжим.
  
  "Маргарита, не раскрывая глаз, сделала глоток, и сладкий ток пробежал по ее жилам, в ушах начался звон. Ей показалось, что кричат оглушительные петухи
  
  (бытовой символ, разгоняющий нечисть, взывает в её ушах),
  
   что где-то играют марш
  
  (праздник продолжается в стране).
  
   Толпы гостей стали терять свой облик. И фрачники и женщины распались в прах. Тление на глазах Маргариты охватило зал, над ним потек запах склепа
  
  (рисует М.А.Булгаков в самом конце праздничного действа Красную площадь, охваченную тлением и вонью разлагающихся тел вокруг Мавзолея В.И.Ленина).
  
  Колонны распались, угасли огни, все съежилось, и не стало никаких фонтанов, тюльпанов и камелий. А просто было, что было - скромная гостиная ювелирши, и из приоткрытой в нее двери выпадала полоска света. И в эту приоткрытую дверь и вошла Маргарита.
  
Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"