Усачов Максим Анатольевич: другие произведения.

Цивилизация Зет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa

  Цивилизация Зет
  
  
  Инстинкт одиночества
  
  Завтра Стасу исполнится двести лет. Ну не двести, а несколько больше. Столько точно он не знал. Как-то сбился со счета, и с тех пор каждый год отмечал двухсотлетие. Да и не то что бы отмечал... Никаких торжеств. Все, как обычно. День был примечательным только тем, что на счет поступала пенсия, а от сына в ящик доставки падала открытка, благодаря чему было понятно, что почтовый сервер не поломан и по-прежнему старательно рассылает сообщения по запрограммированному когда-то очень давно расписанию.
  В этом году он ждал этого дня с нетерпением. Надо срочно увеличить высоту каменного забора, отделяющего его дом с маленьким садом от всего остального мира. Давненько он не предпринимал подобных усовершенствований, но почему-то в последний год ему стало казаться, что двенадцатиметровый забор уже не справляется со своей ролью, и стали доноситься какие-то посторонние шумы, иногда даже перекрывающие тихое журчание маленького искусственного ручейка. И теперь он ждал пенсии, чтобы оплатить наращение забора еще метра на три. Или даже на пять...
  Эта проблема беспокоила Стаса уже несколько недель. С одной стороны - три метра может быть недостаточным, с другой - пять это дорого и на пару месяцев придется отказаться от вакцины бессмертия. Чем ближе день рождения, тем больше он нервничал. Просидев больше часа за программой кабельного телевиденья, он так и не подписался ни на один из каналов; в изнеможении вспоминая какой из них - 'Виды водопадов' или 'Морские пляжи', собирался внести в список. Устав, он как обычно вышел в садик, чтобы посидеть на скамейке, и посмотреть на небо, на котором бесплатно транслировали его любимый канал 'Облака'.
  Во дворе он и обнаружил их. СЛЕДЫ. Через всю лужайку. Робот-садовник уже трудился, пытаясь вернуть все в первозданный вид. Стасу стало страшно. Он влетел в дом, ткнул локтем в огромную кнопку и на окна дома опустились тяжёлые решетки. Раздвинул портьеры и посмотрел во двор. Он не ошибся - это были СЛЕДЫ.
  Стас побежал на второй этаж. Перерыл шкаф, разбил вазу и растоптал упавшие диски, но нашел бинокль. Подошел к окну. Увеличив до максимума, он смотрел на сорванный кем-то дерн и прижатую к земле траву. Следы вели от забора к маленькому пруду и исчезали за углом.
  Он внимательно осмотрел дом в поисках оружия, но не нашел. Видимо выбросил когда-то, прибираясь. А может, и не было его тут никогда - зачем оно в личном раю, в котором нет ДРУГИХ людей, а значит - бояться нечего. Отыскал только ржавый топор. Надо было выйти, но заставить себя Стас был не в состоянии. Вдруг это какой-то СУМАСШЕДШИЙ сосед, которому хочется пообщаться, побеседовать или, страшно даже представить, подружиться?! А может, это даже не сосед, а вообще совершенно ЧУЖОЙ человек...
  Но делать что-то надо. Оставаться в столь ЛЮДНОМ месте он считал совершенно неправильным. 'Конечно, надо будет завтра заказать достройку стены на ДЕСЯТЬ метров. Но это только завтра', - решил он.
  Стас закрылся в ванной. Потом подумал и перебрался в кладовку, в которой окон не было вовсе, даже малюсеньких. Там на полке он увидел кабель связи. 'О, Боже! Ну конечно. Служба спасения!' - пронеслось у него в голове. Он побежал к терминалу. Не раздумывая ни секунды, он набрал номер.
  - Алло? - послышался чей-то голос.
  Стас сбросил. 'Даже не предполагал, что это будет так гадко - слышать голос', - подумал он. Захотелось спрятаться под одеялом. С головой. Откуда появилось это желание, он не знал, а может и забыл. Но, увы, вряд ли стоило серьезно рассчитывать, что это поможет избавиться от СЛЕДОВ. Он вздохнул и снова набрал спасателей.
  - Ну, алло... - услышал он после нескольких гудков.
  - Э... вы... ну, в общем, простите, - с трудом выдавливал он из себя слова, - это сл... сл... служба спасения.
  - Где-то так.
  - Э... простите?
  - Это городская управа. Подходит?
  - Да? - Стас немного растерялся. К сожалению, он совершенно не помнил, что такое управа, но решил все-таки рискнуть.
  - Мне нужна помощь, - сказал он.
  - А! - голос в трубке рассмеялся, - Ну это не совсем к нам. Но посоветовать можем. Если, конечно, не шутишь.
  - Я с-с-серьезно, - промямлил Стас, сбитый с толку напором говорящего.
  - Ну, тогда тебя внимательно слушают.
  Стас прокашлялся.
  - Дело в том, что я обнаружил в своем саду ... СЛЕДЫ.
  - Угум.
  - Вы слушаете?
  - Слушаю-слушаю. И даже записываю. Следы.
  - Я обнаружил в своем саду СЛЕДЫ.
  - Я понял.
  - Они вели от забора.
  - Логично, друг! - услышал Стас. - И?
  - Э... вы не могли бы разобраться с этим?
  - С чем?
  - Со СЛЕДАМИ.
  - Как? - искренне удивились на другом конце провода.
  - Не знаю, - растерялся Стас.
  - А как тогда мы можем тебе помочь?
  - Но это моя частная территория. Я хочу, чтобы на ней не было никаких следов, - почти крикнул Стас.
  - Ох-хо, - вздохнули в трубки, - в общем, ты хочешь оставить заявление?
  - Наверное, да.
  - Я даже не знаю. Это-то точно не к нам. Тебе надо в Мэрию. Мы им сообщим. Они, наверное, пришлет к тебе кого-то.
  Стас немного успокоился.
  - А можно вас попросить, - сказал он, - можно чтобы те, кого ко мне пришлют, ну в общем, чтобы они были... ну как бы... чтобы это были не люди.
  На том конце провода повисло молчание.
  - Не кто?
  - Не люди.
  Стас услышал хохот.
  - Не люди! Ха-ха-ха! Да где же я тебе людей найду! Ну, рассмешил, привередливый ты наш! Издеваешься? Давай свой адрес.
  Стас нажал отбой. Он подумал: 'Если приедут не люди, то КТО же тогда? И КТО сейчас со мной говорил?'
  
  
  Молчаливый Иоанн
  
  Иоанн знал, что эти два города разделяют восемь часов пути по тропе, семь сканеров и столько же вопросов скучающих постовых 'Запретного нет'? А иногда - чаще всего в пятницу - могут встретиться костры, на которых дергаются Ищущие Бога. Встречая их, Иоанн обычно шел дальше, не поддавался толпе, которую тянуло наблюдать за последними минутами жизни людей, решивших пожертвовать собой ради единения с Богом. Волнений эти он не разделял, поэтому, завидев издали черный дым костра, начинал умело лавировать между уходящими с тропы путешественниками. Или же, если людской поток был особенно силен, попросту отходил в сторону, пережидая. Но не более тридцати минут из оставленного в запасе часа.
  Иногда он встречал Надзирающих Над Думами, которые почему-то всегда шли ему навстречу. Ни разу они не обгоняли его в пути. Сутулые, как на подбор, фигуры в серых плащах с серебренной застежкой, с безразмерными сумками, торопились к поломанным сканерам для ремонта, на допрос к подозреваемым и по другим своим надзирающим надобностям. Каждый раз Иоанн старался встретиться с ними взглядом. Но так получалось, что смотрят они куда угодно, но не ему в глаза. Это было, наверное, хорошим предзнаменованием и еще одним подтверждением правильности избранной им стези. Иоанна становилось намного легче. Даже копошение тараканов во рту не могло испортить ему настроение.
  Он также знал, что самое сложное участок перед последним сканером, установленным в главных воротах города, который был одновременно конечной точкой путешествия и столицей всей провинции. Там людской поток с четырех крупных дорог сливался в один, из-за чего постоянно образовывался затор. В этом заторе терпеть тараканов было особенно тяжело. Иоанн из последних сил держался, чтобы в отвращении не выплюнуть их прямо на попутчиков. Но сделать ничего нельзя. Если ты хочешь попасть в город, ничего другого не оставалось, только как пристроиться за какими-то пожилыми лавочниками, обсуждающими последние события.
  - Вчера, говорят, на Горькой тропе Ищущие развели костры. А позавчера в квартале от Управы Надзирающих, совсем молоденькая девушка сгорела, - вещал первый.
  - Ну, та-то, вряд ли Ищущая. Слышал, керосином облилась, а тем костер подавай, и ни-ни что-то другое. Может просто от любви она так? - возражал второй.
   - Тут не в причине дело. А в том, что ей тоже огонька захотелось. Это от них все, от них. Насмотрелась по дорогам ужасов. А там... Если ЭТИМ не возбраняется, то почему и ей тоже Бога не поискать, как только в жизни что-то нарушится?..
  - Да-да. Молодежь совсем от фанатиков этих с ума сходить стала, ты прав. Еще пару лет они не только сами на костер полезут, но и родителей за собой силком потащат.
  В разговор немедленно вклинилась одетая в грубую накидку молодая женщина с корзиной рыбы на плече.
  - Что вы, старые хрычи, привязались к молодежи? Малолетняя дурочка, может, и не понимает, что делает, а вот тот, кто её просветил, точно знает что творит. Где наши власти? Почему таких не ловят и не наказывают? Вот кого на костер надо! А вы, как два ворона, каркаете да каркаете.
  Иоанн слушал, но в его мыслях были только тараканы, перебирающие лапками во рту.
  - Мир гибнет, - раз двадцать повторил муж, пока жена его не произнесла:
  - Мир все время гибнет.
  - Сейчас по-другому, не так как прежде.
  - И каждый раз по-разному.
  - Поверь, мир не переживет этого безумия.
  Жена вздохнула. Видимо не в первый раз она слышала все это.
  Совсем рядышком две молоденькие девушки с какими-то тюками беззаботно делились впечатлениями.
  - Он смешной конечно, но и не смешной. Он мне показывал подзорную трубу. Сам её сделал. Представляешь? Даже линзы.
  - Правда? - уточнила подруга.
  - Он мне еще ниточку посвятил. Вот смотри, - она вытащила и показала тонкую веревочку, на которой завязаны узелки. Подруга взяла нитку в руку, прочитала и принялась хихикать. Через секунду они хихикали уже вместе. К сожалению, Иоанну не было видно, что там завязано...
  - А еще - только никому не говори - он мне прочитал молитву Ищущих
  - Настоящую?
  - Ага! Они так молятся когда костер поджигают.
  - Здорово, - говорит вторая девушка и на секунду замолкает, - слушай, а может он сам из них?
  Они перешли на шепот.
  Иоанн медленно продвигался к сканеру. Тараканы беспокоили все сильнее. Затор сегодня оказался особенно длинным и он потратил даже немного резервного времени. Слава богу, что до сканера оставалось всего лишь около десяти шагов. Уже было прекрасно видно, как загорается зеленый свет и слышно звучание благостного 'бзы-и-ик' вслед вошедшим в сканер людям. Вдруг все услышали 'ти-и-у!'. Иоанн посмотрел - зеленый свет не загорелся. Из сканера буквально вывалился человек. Оглядевшись вокруг безумными глазами, он громко крикнул:
  - Это не я!
  А к нему уже пробирались Надзирающие с хлыстами.
  - Это не я! - чуть ли не плача повторял несчастный. - Не я! Богом клянусь.
  Стало тихо. Толпа отступила на три шага назад. Подошли Надзирающие и начали хлестать Ищущего. Тот упал и попытался, было, прикрыть голову руками, но хлыстам она и не нужна. Им хватает спины. Потом теми же хлыстами ему связали руки и ноги, и потащили в сторожку. А это значит, что он будет до конца жизни сидеть в огромной пещере, в сырости и полутьме, без малейшей возможности развести костер, а значит, и без права на поиск Бога. Подошла очередь Иоанна. Тараканы продолжали свою возню, всё больше беспокоя. Надзирающий, которого буквально распирало от осознания хорошо проделанной работы, даже не спросил обычного 'Запретных мыслей не несешь?', пропустил молча. Иоанн привычно вошел в сканер. Прозвучало 'бзы-и-к'. Не обнаружив запретных мыслей, город открыл перед ним свои врата.
  Торопясь к месту назначения, он не смотрел по сторонам, а почти бежал, расталкивая прохожих. Его ждали и впустили без лишних вопросов. Он достал банку и с наслаждением выплюнул в неё всех тараканов. Можно немного расслабиться и позволить мыслям постепенно вытеснить из головы неприятные ощущения. Передохнув, Иоанн спустился в знакомый темный подвал. Там он сел на пол в ожидании остальных. Гостей спускались по одному, чтобы исключить возможность узнать друг друга. Когда все, наконец, собрались, Иоанн прокашлялся и начал:
  - Я принес вам Слово. И Слово это от Бога. Слово это для вас, Ищущие Бога. Слово расскажет вам, как найти Его...
  
  
  Мертвый авангардист
  
  Мэр ткнул труп носком ботинка и плюнул. Очень ему хотелось кого-то ударить. Первый день в городе, на новой должности - и такая радость. Он ведь карьерист - сам себе в этом признавался ни раз. А для карьеры мэру нужен тихий город, а не трупы. Тем более у людской стены. Тут просто не отделаться - обязательно из столицы приедут, будут разнюхивать все, прознавать, чтобы значит покой людей не побеспокоили.
  Городской совет в полном составе испугано наблюдал за мэром. Чувствовали свою вину, понятное дело. Один Глава Управы Надзирающих за думами просто скучал - убийство оно конечно неприятно, но пусть мэр себе голову ломает, что да как. У Главы и так проблем выше крыши - вчера поймали на вратах трех Ищущих, а с этой идиоткой, спалившей себя прямо перед управой он до сих пор мучается. Пятый отчет строчит.
  Мэр пнул труп еще раз.
  - Кто это? - спросил грозно.
  Городской совет вытолкнул вперед плюгавого мастера по письму. Тот смущенно помялся, будто подбирая слова.
  - Ну? - повторил вопрос мэр.
  - Это мой ученик, - промямлил мастер, - Его Илотом зовут. Он старший ученик. Был. Хорошим писчим был, грамотным, готовил к вашему приезду...
  Члены совета на него зашикали. Мастер побледнел и замолчал. Тут мэр рассвирепел. Какие-то игры за его спиной... Он проревел:
  - Что готовил, сволочь?!
  Писчий еще больше побледнел и вжал голову в плечи, но молчал. Мэр занес кулак, чтобы раздавить эту противную морду...
  - Подарочные веревочки с пожеланиями Вам готовил, - остановил избиение мастера Надзирающей.
  Мэр немного успокоился.
  - Ну, плел веревочку, и что? Что зашикали на почтенного Писчего? - спросил он у членов совета.
  Те испуганно посмотрели на него.
  - Что мрази? Побледнели? - опять начал кричать мэр.
  Тут Надзирающий решил продемонстрировать свою осведомленность. На городской совет - плевать, но отказать себе от того, чтобы пустить пыль в глаза? Да и авторитет поддерживать надо. Пусть бояться, так ему спокойней. А то повадились жалобы и прошения во внутреннюю службу подавать.
  - Так они же Илота этого гоняли вчера по всему городу. Еретиком его величали и в огонь бросить грозили, - бодро проговорил Глава Управы и ехидно улыбнулся. На самом деле его вчера в городе не было. Обо всем рассказала любовница, но в такие подробности он посвящать никого не стал. Он немного помолчал, любуясь произведенным на совет эффектом, и продолжил: - Я сегодня как раз собирался поинтересоваться: с какой стати жители города взяли на себя функции Надзирающих за Думами. И не попахивает ли это бунтом?
  При слове бунт ноздри мэра раздулись. Если уж труп в его планы никоим образом не вписывался, то бунт разрушал до основания мечту о карьере. За такое можно и ... Мэр отодвинул Писчего, сжал кулаки и стал медленно приближаться к совету, размышляя кого бы первым. Совету слово бунт тоже не понравилось. Они сначала стали бормотать что-то в разнобой, а потом, как по команде, закричали:
  - Не убивали! Не нашли мы его! Не нашли! Писчий скажи!
  Все посмотрели на мастера по письму. Кроме Надзирающего, который любовался за бессмысленными действиями мэра. Писчий упал на колени.
  - Не нашли мы его, не нашли! Клянусь! Клянусь! - бубнил он, лежа носом в земле.
  Мэр бессильно развел руками.
  - Ну и кто его убил?
  Ответом было молчание. Мэр с надеждой посмотрел на Надзирающего. Тот хотел сделать вид, что происходящее мало его касается, да передумал. Решил: уж пусть лучше чувствует себя обязанным. Подошел к лежащему мастеру.
  - Ты мне лучше скажи, мастер по письму, с чего это вдруг мечтательный юноша Илот вызвал у вас такую ненависть? - спросил Надзирающий.
  Писчий молчал.
  - Что такое, уважаемый? - поинтересовался Надзирающий язвительно, - Отмалчиваемся? Может все дело не в какой-то ереси? Уж не затронули ли этот юноша твою семейную честь? В лице прекрасной дочери.
  - Нет... - чуть не плача просипел Писчий.
  - Нет? - деланно удивился Надзирающий, - А такая хорошая версия, правда, господин Мэр?
  Мэр кивнул. Ему эта версия нравилась - никакого бунта, все понятно.
  - Вот и Мэр согласен, что версия красивая, - продолжил надзирающий. - А эти ваши выдумки про ересь... Так удобно! Все списать на еретика. И жители не заинтересуются, вот только мэр осерчает, конечно.
  - Он был еретик... - промямлил Писчей.
  - Ты уже говорил. У тебя доказательства есть? - скучающим голосом спросил Надзирающий.
  - Есть, есть! - выкрикнул мастер и нервно полез в карман. Он вытащил оттуда палочку для писем, к которой были привязаны веревочки, и протянул её Надзирающему со словами, - Вот!
  Тот взял палочку, развернул и стал с интересом читать. В общем-то веревочное письмо последнее время не находило практического применения - использовалась человеческая бумага. Однако, оно не умерло, заняв важное места в искусстве. Веревочные поздравления, здравницы, пожелания - без этого обойтись было нельзя. Да и поэты никак не могли перейти на написание стихов на бумаге, оставаясь верными веревочкам. В руках у Надзирающего держал самое настоящее произведение искусства. Обычно для письма использовали веревочки семи цветов, символизирующие настроения. Тут же каждая веревочка была сплетена из разноцветных ниток, так что судить о настроении определенно было невозможно. А рядом с каждым узелком-слогом была нанизана стеклянная человеческая бусинка. Надзирающий в восхищением смотрел на письмо-пожелание мэру. Восхитительно, если бы не одна маленькая деталь...
  - Ну и что? -произнес Надзирающий, имитируя безразличие.
  - Как ну и что, как ну и что! Вы прочитайте! Прочитайте, - заволновался Писчий. - Вторая часть пожелания слово в слово повторяет священную книгу Ищущих!
  - Хм, - произнес Надзирающей, похлопал мастера по плечу и ушел к мэру.
  По дороге он засунул руку в карман и нажал тревожную кнопу. Через несколько минут из управы прибежит весь личный состав Надзирающих.
  - Ну что? - спросил Мэр.
  Надзирающей молча протянул ему веревочки. Мэр посмотрел на них, взял в руки, прочитал и посмотрел вопросительно.
  - Ну и что? - спросил.
  'Вроде тест прошел' - подумал Надзирающий - 'Надо бы все равно через сканер пропустить. Ну да это потом'.
  - Да мелочь. Сущий пустяк. Полная цитата из священного писания Ищущих, - сказал он и усмехнулся, - Вот такой оригинальный подарочек вам собирался преподнести прелестный юноша Илот.
  Мэр нахмурился.
  - Так его за это гоняли?
  - Возможно, - Надзирающий приблизился к мэру и зашептал, - Но это опять же такой пустяк. Гораздо интересней другое... Почему члены городского совета так хорошо знают это писание. Даже цитату узнали, не самую известную, между прочим.
  - Вы думаете?..
  Надзирающий улыбнулся.
  - Я уверен, - сказал он. - Сейчас прибудут мои помощники, а вам лучше идти домой. Я думаю, городским советом должны заняться мы.
  - А смертью юноши?
  - Думаю, если потрясти наших горожан хорошенько, убийца найдется сам.
  Мэр неуверенно посмотрел на почтенных мастеров. Ему даже стало их жаль. Он повертел в руках веревочки, полюбовался уверенными узелками, вздохнул и вернул Надзирающему. И спросил:
  - Непонятно только... Это же человеческие бусинки?
  - Человеческие, - подтвердил Надзирающий, пожимая плечами.
  - Хм... Как они попали к ученику нашего Писчего. Ну да ладно. Не важно, - произнес мэр и пожал плечами.
  А над ними нависал двенадцатиметровый забор человеческого жилища...
  
  
  Ценный свидетель
  
  
   С одной стороны для всех в управе сегодня был самый настоящий праздник. 'Столько гостей', - выражая общее мнение, мурлыкал в своей телефонной диспетчерской одноногий Прохор. С другой: боязно смотреть на побитые лица именитых горожан. Надзирающие хоть формально и могли плевать на городские власти, все же сориться не сорились. Но, прибыв по тревожному сигналу к своему Главе, завязали плетью весь городской совет. А когда начали пропускать их через сканер, по процедуре задавая вопросы, да посыпались тревожные 'ти-и-у-у'...
  Самый молодой из Надзирающих за Думами, Аркадий, в событиях непосредственного участия не принимал. Не доверили ему. И плетью он пользовался не ахти, сканер вообще только видел, даже пульт в руках не держал еще. В общем, был совершенной зеленью. Взяли в Управу его из жалости, куда сироте еще деться? Сидел Аркадий в подвале да следил, чтобы задержанные в клетках не баловали. Те вели себя тихо, не буянили, лежали на полу себе тихонько связанные плетьми. Только которые сканер прошли, постанывали.
  Иоанн с интересом наблюдал за Аркадием из своей клетки. Взяли его глупо, прямо в подвале. Он уже положил тараканов в рот и готовился выйти, когда ввалились Надзирающие и, не спрашивая, огрели плетью, завязали руки и ноги, да потащили в управу. Пока тащили, было страшно, а вот в Управе страх пропал. Может быть из-за тараканов, которые уже стали обживать рот и не давали сосредоточиться.
  Причина провала ему были совершенно ясна - глупая погоня за этим мальчишкой. Смысла в ней никакого. Мало ли откуда он услышал строки из приветствия Богу. Да если бы даже действительно подслушал, не донес же сразу, может и сам склонялся к Вере. Просил Иоанн, умолял, чтобы к не трогали его, к нему привели для беседы. Да видимо недостаточно крепка в Вере была паства. А может страх сильней был? Иоанн, вопреки всем своим правилам выбежал тогда из подвала, чтобы вразумить неразумных. Да только зря пробегал. Паства бессистемно носилась по городу, светила факелами в лицо друг друга, кричала. Иоанна в лицо не знали - не просто же беседы свои он вел в темном подвале, поэтому на увещевания внимания не обращали, а открываться несмотря на первый порыв он и не стал. Только плевался от досады.
  А потом, когда около ратуши передохнуть решил и на звезды глянуть решил, увидел тени на стене человеческого жилища. Иоанн движениями на стене заинтересовался. Начал приглядываться. Да не успел сообразить, когда одна тень, нелепо расставив конечности, полетела вниз. Другая же, постояв немного, исчезла. Иоанн не стал больше задерживаться на улице и вернулся в свой подвал. Нехорошие у него тогда были предчувствия. Думал сразу уехать, да не стал без хозяев исчезать, чтобы те не нервничали. А с утра прибыл новый мэр, народ в городе по улица собрался. Дальше... В общем, ничего хорошего не в результате.
  Ах, если бы Иоанн еще тараканов в рот не положил. Все труднее было сдерживаться, чтобы не выплюнуть их на пол. Если бы как-то в уголок, незаметно, но молодой Надзирающий все время по клеткам взглядом шарит. А выплевывать на виду... Ведь догадаются - потом всем в рот заглядывать будут прежде, чем через сканер пропускать. Да если еще соотнесут со словами Книги: 'У каждого свои тараканы в голове'... Но терпеть...
  Аркадий с интересом наблюдал за тем, как задержанный дергался. Иоанн в отличие от всех остальных не лежал смирненько или хныкал, а дергался. В общем, выделялся из общей массы. Смотрел, смотрел Аркадий за этими тело движениями, а потом его осенило - уж не хочет ли Ищущий с собой покончить? Ему рассказывали, что у этих фанатиков мозги вывернуты. Самоубийств встречались раньше часто, пока плетьми не придумали их пеленать.
  Аркадий подошел к Иоанну. Узлы на вид вроде крепкие. Плетью оплели правильно, тут, как не крутись, сам не задушишься. Руки тоже крепко завязаны. 'Может больной' - мелькнула у Аркадия мысль. Он попытался вспомнить, что в таких случаях делать по инструкции положено, да Иоанн помешал.
  - Я знаю, кто убил парня, - сказал он хрипло.
  - Какого парня? - переспросил Аркадий ничего не понимая.
  - Которого городской совет по улицам гонял, - пояснил Иоанн.
  - Гонял? Не понял, - пробормотал Аркадий.
  Иоанн вздохнул.
  - Ну, которого убили, - пояснил он.
  - Убийство это в мэрию, - облегченно произнес молодой Надзирающий.
  - Но это не просто убийство!
  - Убийство это в мэрию, - повторил Аркадий.
  - Но это не простое убийство! Его убили на человеческой стене! - привел свой последний довод Иоанн.
  - Человеческая стена это тоже в мэрию. Это они за ней ухаживают, - обрадовался Аркадий.
  Иоанн задумался.
  - Послушай, - медленно проговорил он, - тебя как зовут?
  - Надзирающий Аркадий.
  - Аркадий, но ведь это человеческая стена! Кто мог быть тем убийцей на стене?
  Аркадий пожал плечами.
  - Не знаю.
  - Это человек! - сказал важно Иоанн.
  Теперь задумался Аркадий. Думал он, правда, недолго. Как-то странно все мысли вертелись вокруг волшебного 'это в мэрию'. Во-первых, это действительно в мэрию надо сообщать о подобном. Надзирающие за думами никогда убийствами не занимались, только изредка самоубийствами. Во-вторых, человек как-то само по себе звучит фантастически.
  - Ну, зачем сразу человек. Это могу быть другой горожанин, - возразил Надзирающий.
  - И что он делал на человеческой стене? - ехидно поинтересовался Иоанн.
  - То же что и тот твой парень, - не менее ехидно ответил Аркадий.
  Они посмотрели друг на другу. Правд Аркадий смотрел сверху.
  - Но подумай, если это был действительно человек?
  Аркадий еще раз попытался задуматься, да его прервал резкий скрип протеза Прохора. Аркадий обернулся.
  - Прохор, хорошо что ты пришел, - обрадовался он. Как не старался молодой надзирающий, прозвучало слишком по-детски.
  - Ну что такое, молодой? Ну, сколько раз тебе говорил: нельзя разговаривать с задержанными. Ты хочешь, чтобы сканер на тебе тиуукнул? - заворчал Прохор.
  Он подошел прихрамывая к Аркадию, и по-отечески похлопал того по плечу. Посмотрев внимательно на Иоанна, он недолго думая, достал плеть и, для острастки, не сильно, пару раз хлестнул по лицу. Иоанн от неожиданности вскрикнул. Аркадий смущенно посмотрел на Прохора, но ничего не сказал. Спросил сам одноногий ветеран.
  - Что он от тебя хотел-то?
  Аркадий пожал плечами.
  - Да что-то плел по какое-то убийство. Вроде человек какого-то парня убил.
  - Которого вчера что ли гоняли? - спросил, удивленно вскинув брови Прохор.
  - Не знаю.
  - Ну, нельзя же в Управе целыми днями сидеть, - покачал головой он. - И кто же ты говоришь его убил?
  - Человек.
  - Ага, шутим значит... - медленно проговорил Надзирающий и погладил плеть. - Ты знаешь, ко мне вчера звонили, требовали, чтобы наряд прислали. Нечеловеческий, - сказал он и засмеялся.
  Аркадий тоже на всякий случай засмеялся.
  - В общем, молодой слушай меня внимательно. Если задержанный еще что сказать надумает, хлестни пару раз плетью. И смотри: в следующий раз обязательно представление на штраф напишу, чтобы инструкции соблюдал. Понятно?
  - Понятно! - произнес громко Аркадий.
  Иоанн наблюдал, как Прохор хромая поднимался по лестницы. По щеке, изодранной плетью, текла кровь, но боли не чувствовал. Вместо этого ему все еще казалось, что тараканы перебирают своими лапками во рту, хотя они были уже давно разжеваны и проглочены. Более того, ему начинало казаться, что они начинают бегать внутри него. И не только в желудке...
  
  
  Инстинкт одиночества-2
  
  С высоты городок напоминал Стасу тот, в который он с отцом ездил каждый месяц на рыбалку. Те же кривые домики, побитые дороги, густые деревья и редкие столбы с ржавыми фонарями. Только вот, если приглядится, можно было заметить, что людей в городе нет. Вместо них ходили...
  'Захватчики', - подумал Стас. - 'Вместо нас, поглотив нас и переварив нас, пришли другие. Из какого дна, из каких глубин - не важно. Но они пришли, а нас нет. Захватчики'.
  Его бросало то в жар, то в холод. Ему было страшно. Все утро он проплакал. Но иного пути у него не было. Он достал дрожащими руками из своего портмоне кредитную карточку. Благоговея, положил её осторожно на ладонь. Главное чтобы ему хватило денег все приобрести. Он искренне верил, что пока служба доставки работает, ни один захватчик, не уйдет безнаказанный...
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"