: другие произведения.

Льстящая (вторая часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    онец первой книги из запланированной дилогии. Можно воспринимать как вполне самостоятельную историю и не ожидать от продолжения эпических дополнений или многосерийной интриги. Но, если хотите увидеть знакомые имена снова, - приглашаю вас прочитать "Звонкоголосую", где будут повторно фигурировать некоторые персонажи и мелькать старые сюжетные линии.


  
  
  
  
  ВТОРАЯ ЧАСТЬ
  
  ГЛАВА 1
  ДО И ПОСЛЕ
  
  Тщательно вглядываясь в каждую мелочь на полках, Мэйдофф не спеша ознакомился с обстановкой всей комнаты. Сделав ещё один глоток из чашки с отваром, он подытожил:
  - Неплохо устроилась.
  Знахарка польщено потупила взгляд и заулыбалась.
  - Они действительно поверили в твои способности? - сразу поинтересовался гость.
  В ответ Лейра пожала плечами:
  - Чем могла - помогала, что не знала - научилась. Этого им достаточно.
  В деревне к целителям вообще требования были невысокие. Пока тяжёлые болезни обходили Вокрах стороной, потому проблемы со здоровьем решались легко. Сердечные переживания тоже не вызывали сложностей. Немного покопаться в душе у впечатлительных барышень - и вопрос отпадает сам собой. А если дать напоследок немного приторную настойку, то эффект доброй волшебницы обеспечен.
  - Уже придумала, что будешь делать с новоявленной компанией?
  - Не поверишь. - Молодая знахарка так же просто перешла на другой разговор, как и мужчина. - Ничего.
  Старый знакомый давно привык к непредсказуемому характеру своей подруги. Но вот понимать её успевал не всегда. И на этот раз чужие мысли опять остались вне досягаемости.
  - Они перевернут здесь всё вверх дном, а ты станешь только смотреть?
  - Меня совершенно не волнует, чем они будут заниматься по соседству. Лишь бы не трогали моего зверька. - Прежде чем Мэйдофф смог опровергнуть её самоуверенность, она продолжила. - И они его не найдут. Я уверяю.
  - Тебя послушай - всё так идеально.
  Замечания друга Лейру не расстраивали. Своего питомца она знала превосходно. Если до сих пор животное не пересеклось ни с кем и проезжающих героев, то опасаться не нужно. Пусть боятся и придумывают байки на расстоянии.
  - Пока сюда не явится Мельпомена, а мы оба знаем, что этого не случится, - сама себя заверила целительница. - Можно быть спокойными. И я спокойна.
  Казалось, Мэйдоффа убедили слова девицы. Он стал менее эмоционально отзываться на её реплики и вернулся к напитку в кружке.
  - Как я понимаю, ты здесь останешься надолго?
  - Да. Тут тихо, но не скучно. На данный момент меня всё устраивает... Большей частью.
  Подобный ответ и ожидался. Хотя, после тюремного срока, Лейра переоценивала привлекательность поселения по сравнению с неволей. Сейчас мужчина был доволен и таким результатом. Его подругу никто не беспокоит, и это главное. С её-то тягой к неприятностям находиться на одном месте безопаснее всего.
  - А ты когда отправишься дальше?
  - Сегодня. - Удивлённое лицо напротив. - Допью твою стряпню и поеду.
  - Мэйдофф!..
  - Не ной. У тебя и так полно дел. И у меня тоже. Я буду периодически заскакивать. Не заскучаешь, поверь.
  Девушка снова вернулась к прежнему настроению. Она с радостью бросилась к Мэйдоффу за объятиями. У Лейры было так мало преданных друзей. Точнее, тех, которые интересуются её жизнью и помогают справиться с неприятностями. Поэтому девушка ценила единственного человека, который заботился о ней. И то, что мужчина старался редко показывать свои чувства, трогало целительницу ещё сильнее.
  Жаль, что товарищ вскоре опять помчится дальше. Они не виделись несколько лет, а теперь, возможно, встретятся ещё через больший промежуток времени. Мэйдофф не мог задержаться в деревне, но от этого не легче. Вдруг у него не получится сдержать обещание, и следующий визит будет таким же нескорым, как и сегодняшнее появление? Кто знает, куда занесёт авантюриста через месяц или полгода. Может, скрываясь от погони, придётся убежать дальше, чем планировалось. Лейра вспоминала себя, когда вырвалась из заточения и пугалась любого поворота, пока не добралась сюда. Да и здесь несколько дней со страхом отзывалась на стук в дверь, хоть связь с людьми была необходимостью и главным условием будущего покоя. Теперь жизнь стала размеренной, и целительница целиком посвятила себя работе. Но это не совсем то, что она мечтала получить в итоге.
  - Ты правда уходишь прямо сегодня? - уточнила знахарка.
  - Да. В отличие от тебя, я с жителями Вокраха не связан переплетением судьбы. И за мной до сих пор идёт слежка. Так что будь готова ещё к парочке приезжих.
  Лейра сразу вспомнила про двух верзил, которые всегда беспрекословно исполняли поручения музы. Лишний раз встречаться с её персональными громилами не хотелось в любом случае.
   - Те тупицы? - не обращая внимания на искривленное выражение друга, сказала она. - Что им надо?
  - От тебя ничего. И это важно. - Успокоил девушку Мэйдофф. - Они будут ходить по моим следам. Даже если вспомнят о твоих прошлых заслугах, тронуть не посмеют.
  - Я знаю. - Еле слышно отозвалась Лейра.
  Зря девушке напомнили о начале той истории, в которую они оба были ввязаны по своей вине.
  - Нальёшь ещё своего чая из трав?
  - Естественно!
  Беседа переметнулась к новой теме вместе с новой порцией угощения. И время отъезда немного отодвинулось назад.
  
  * * *
  
  - Она зелёная!
  - Что?
  - Твоя мантия зелёная! То есть, тёмно-зелёная. А мне казалось, что она чёрного цвета.
  - Танелия, ты пытаешься показать, что тебе нечем заняться? - Юнэй даже не вслушался в суть вопроса.
  Я лежала среди дикой травы и наслаждалась прохладой тени. Под прикрытием деревьев было так хорошо, что находиться на воздухе хотелось до самого вечера.
  - Опять ничего. - Крикнул охотник с противоположного берега озера.
  Передвигаясь вдоль края, Дринек внимательно рассматривал следы на земле. Судя по одинаковым докладам через определённые промежутки времени, ничего существенного парень не находил. Его фигурка часто исчезала за широкими стебельками растений, а иногда и вовсе заслонялась проходящим мимо чародеем. Маг занимался тем же исследованием местности, что и напарник. Приглядывался к каждой ветке.
  Остальным перепала более лёгкая и скучная работа. Наблюдать за действиями парней. Можно было увлечь себя какой-то беседой, но лично мне говорить в присутствии Юнэя, пусть и на приличном расстоянии, не хотелось. Да и Алнэ не больно дружелюбно вела себя после той короткой перепалки у дворца. Тихая фейри настораживала. Первая вспышка со стороны портной уже заставляла задуматься. Она на самом деле была тихоней, или разговор про мага не стал случайностью? Возможно, я плохо поняла смысл замечаний Алнэ. Девушка явно что-то придумала и сама же поверила собственным мыслям. А потом начала строить сомнительные планы, не считаясь с действительностью.
  Совершая очередной обход, некромант чуть не наступил на меня. Но я вовремя убрала лапу от точки соприкосновения, предвидев неуклюжесть колдуна. В итоге, получила вслед надменное замечание от Юнэя:
  - Скажи своему созданию, чтобы не попадалась под ноги.
  Оскорбление формально предназначалось получить через хозяйку, но Пейсиноя пропустила грубое обращение мимо ушей. Так что бурчание парня осталось без внимания.
  Как же меня раздражал колдун! Раздражал своей гордостью, которая ни на что не опиралась. Он даже магией толком не владеет, хотя ведёт себя так, будто подобные фокусы не отнимают много сил, и являются мелочью. Однажды через забор я видела двух чародеев, идущих по улице. Они громко смеялись и каждую свою шутку сопровождали демонстрацией талантов. Даже их попытки выглядели эффектнее, чем потуги Юнэя. Вот что ещё могло получить моё признание, так это перевоплощение хозяйки. Смена цвета волос и глаз воистину прошла быстро и аккуратно. Но конечный результат мне всё равно не понравился. Пейсиноя сильно изменилась внешне, только в худшую сторону. Русые локоны ей не шли совершенно, делали лицо невзрачным, слишком простым. Буду надеяться, что потом некромант вернёт всё в прежнее состояние. Брюнетка - тот образ, который дала ей природа и не прогадала.
  Сирена перевернулась на спину, жмурясь от лучей, которые скользили по её лицу. Светлые пятнышки покрыли всё тело девушки, особенно густо скопившись на груди. Нежно-голубая ткань идеально сочеталась с бликами, падающими на одежду. Словно небо находилось одновременно в двух местах: вверху и на Пейс. Только нежные строчки из вышивальных нитей разбивали иллюзию. Чёрные и фиолетовые завитушки тянулись вдоль рукавов. Порою миловидное переплетение из разноцветных лоз закрывали объёмные складки. Блуза была выполнена на летний манер, поэтому большая часть украшений перепадала на оборки. Наряд выглядел просто, но его красоту трудно не заметить. Портная - настоящий мастер своего дела.
  Сама фейри отдыхала неподалёку. Алнэ опять заплела себе пышный пучок, с которым я её впервые увидела. Правда, как и в прошлый раз, причёска получилась не безупречной.
  - Ничего не понимаю. - На Юнэя наше расслабленное состояние не влияло. - Всё чисто. И это тут обитает аванк?
  Я всё-таки немного отодвинулась от протоптанной колдуном тропинки. Парень здорово разозлился от того, что поиски проходили впустую. Или намекнуть ему, что после дождя на влажной земле что-то искать бесполезно?
  - А почему зелёный цвет, если чёрный под энергию смерти подходит больше?
  - Танелия, отстань!
  Кажется, маг не понимал, что каждый раз произнося второе имя Пейс, он сам создаёт повод мешать себе.
  - Ты украл чью-то мантию?
  Пейсиноя развлекала себя как умела. Серьёзное лицо не выдавало её задумок вывести брата из себя. Прожив с ней около пяти лет, я научилась определять мысли и настроение хозяйки по мимике, по жестам, по тону. Не всегда, но чаще других, это точно.
  Без преувеличения, я наблюдала с Пейс с первого дня, как она поселилась в нашем доме. Следить за двором вообще входило в мою работу, а сирена в роли соседки сильно перетягивала внимание. Её истинную сущность я заметила сразу, ещё не беря в расчёт тайную слежку. Запах. Она пахла затхлой водой. Обыкновенные люди таким не выделяются. И они же не в состоянии раскусить нежить по подобным мелочам. В этом умении моё преимущество. Но показываться новой жительнице я не хотела по другой причине.
  Суть сирены не выделяла её на фоне остальных кандидатов заполучить дом. Они осматривали его, покупали, заселялись.... А потом я устраивала проверку. После неё желающих сожительствовать со мной не оставалось. Для каждого претендента даже не приходилось придумывать что-то свежее. Практически каждый покупатель был настоящим трусом, который пугался любого шороха. Особых трудов перекинуть лестницу или создать грохот с помощью ведра мне не составляло. А посреди ночи многим такие звуки могут показаться жуткими. Что же, это их выбор.
  Другое дело Пейсиноя. Она не стала воспринимать мои шумовые эффекты всерьёз. Ну, упало что-то неподалёку, подумаешь. В отличие от остальных, винить неизвестных шалунов девушка не собиралась. Подобные проделки её не трогали. Порою я думала, что Пейс не обращает на них внимание, порою - что специально игнорирует и незаметно старается словить истинного автора. Не попадаться на глаза сирене иногда было сложно.
  Дыра под крышей, которую я называла норой, часто служила укрытием, когда Пейсиноя затевала уборку. В тот момент она находилась буквально всюду. Особенно в первые дни переезда, наводя свои порядки. Новая хозяйка была тихим сожителем, поэтому громких возражений с моей стороны не было. Совершенно не подозревая о существовании дворовой в своём саду, Пейс тоже оставалась довольной. Навыки маскировки целых два года не подводили меня. Это подтвердила сама Пейсиноя после знакомства. Все недоразумения она списывала на бродячих кошек. Я хорошо посмеялась с её версии, учитывая, что на тот период прогуливалась в образе енота. Четвероногим зверем очень легко взбираться по деревьям и залазить во всевозможные щели. Поэтому свой теперешний облик кошки не сильно различается ни по своим способностям, ни по полосатой расцветке.
  Васио всегда знал меня по серой шкурке. Наверное, прежняя туша создавало более добродушное впечатление. И сама ощущала себя ленивой дворовой, которая наслаждалась давно обжитым местом. При мужчине я скорее занимала место домашнего животного, но никак не сторожа. Такая жизнь меня устраивала.
  Внезапный порыв хозяина отправиться вслепую за приключениями стал неожиданностью. К чему такие перемены, если всё идёт хорошо? В конце концов, пришлось охранять дом в одиночестве. И сколько бы раз я сама себе не пыталась чётко ответить, правильно поступила или нет, разобраться не выходило. Васио был отличным другом. Если не мучить себя лишними рассуждениями. Иногда казалось, словно от меня сбежали, но я ненавидела раздумывать на подобную тему. Пусть лучше побуду неисправимым романтиком, который во всём видит влияние Судьбы. В дружбу на расстоянии мало кто верит. От этого она и считается явлением редким, но не менее ценным.
  С Пейсиноей у меня тоже получилось сблизиться. Только их нельзя сравнивать между собой. Они разные, и при этом оба дороги мне безмерно.
  Когда сирене пришлось бежать из города, времени на выбор не оставалось абсолютно. Пока я старалась задержать стражу, в голове бушевали громкие противоречия. Во второй раз проходить прежнюю историю со старыми вопросами не хотелось. И хотя я плохо осознавала, во что ввязываюсь на пару со своей хозяйкой, отправилась следом. А потом попала к истокам собственных проблем. Пересеклась с прежним соседом.
  Я не наговорилась с Васио во время нашей короткой встречи. Да и как тут поболтать? Лишние уши, а тогда все были лишними, мешали уйти от банальных тем про походы. Менестрель развлекал гостей, а уделить внимание мне не успевал. Обидно, когда мы не виделись так долго и впустую потратили счастливый случай. Юнэй постоянно обрывал рассказы и напоминал о том, что нам нужно торопиться. После этого я невзлюбила чародея ещё больше.
  - Потому что энергия смерти тесно переплетается с жизненной силой. Если вторая может браться из земли, то и некромантия частично сливается с природой. Цвета мантий тоже смешали: зелёный с чёрным.
  Парень не вытерпел напора Пейс и кратко пересказал причину выбора такого оттенка для ткани. Делал это он порядком раздражённый, переходя на крик.
  - Спасибо.
  Дринек оставил поиски невидимых отметок после загадочного зверя и тоже подошёл к нашей компании.
  - Может, он сбежал? - осмелился спросить у друга охотник.
  - Ты это просто так предлагаешь или что-то заметил?
  - Что я мог заметить?! Я же на дно не нырял. Вдруг он в озере затаился?
  - Проверим?
  - Да вы с ума сошли! - хозяйка не задумывалась над выражением, зато её резкость вернула заговорщиков к реальности.
  - Ладно... Бессмысленно ходить кругами по пустынному берегу. Подытожил колдун. - Пошли по домам. Завтра продолжим.
  - А как мы отыщем аванка? - поинтересовалась Алнэ.
  - Вечером придумаем. Зайдёте ко мне?
  К магу - это в хижину старосты Вокраха. Некромант поселил нас в каком-то домишке у старушки, а сам отправился жить к родителям. Мы даже присмотреться толком не успели: только ставили сумки в комнатах, как отправились к злосчастному озеру, обитатель которого всех запугивал.
  Я поднялась с примятой травы. После дождя вовсю припекало солнце, но сырость всё равно не сходила. Мне такая погода нравилась, а вот Пейсиноя могла окончательно простудить спину. Разве она слушала свою дворовую, когда укладывалась на мягкий зелёный ковёр?
  - Хорошо, мы наведаемся позже. - Пообещала швея.
  До сумерек нам дали возможность отдохнуть в личных покоях после долгой дороги.
  
  Жаль, что окна в комнате не открывались. Приходилось смотреть на улицу сквозь стекло, теряя половину обзора из-за толстой рамы. Подоконник был бугристым, и сидеть на нём становилось неудобно. Алнэ с Дринеком куда-то исчезли перед тем, как навестить колдуна. Чтобы их возвращение не стало полной неожиданностью, я и выглядывала на уличные дорожки.
  Фейри поселили вместе с моей хозяйкой. А сейчас представился удачный случай поговорить без присутствия портной. Пейсиноя стояла у зеркала, в сотый раз высматривая в своём отражении недостатки.
  - Див, как думаешь, может надеть мантию? - обратилась девушка за советом.
  - Слишком официально. - Честно призналась я. - Оставьте блузу.
  - Но она такая...
  - Какая?
  - Ну, не такая, как нужно! Я не знаю. - Тяжко вздохнула Пейс.
  Дело ведь не во внешнем виде. Она волновалась перед встречей со своими приёмными родителями. Словно они могли её узнать и что-то разъяснить.
  - Успокойтесь, хозяйка. - Я попыталась подействовать на неё своим голосом. - Всё пройдёт гладко.
  - Считаешь?
  - Просто не торопите свои мысли. Они забегают перед настоящим. Так запутаться недолго.
  Сирена забыла про зеркало и подошла к окну, на котором я сидела. Окинув взглядом едва видимый пейзаж, Пейсиноя аккуратно продолжила интересоваться моим мнением:
  - Знаешь...
  - Что?
  - А может... сказать им, кто я?
  Ты же всё равно не насмелишься это сделать. Голос дрожит, пока произносишь лишь предварительную идею. Для такого признания нужно больше смелости, которой пока не видно. И неужели я сделаю существенный перевес в пользу какого-то выбора?
  - Вам решать.
  Не тот случай, чтобы давать свои советы. Как бы ни выпрашивала Пейсиноя моего участия, вмешиваться сейчас не стоит. Рано, чтобы принимать окончательные решения. Или, наоборот, слишком поздно. Хозяйка обиженно замолчала. А я попыталась немного развеять её хандру. Чтобы девушка не задумала, действовать за ужином, который назначен на вечер, она не решится.
  - Вы первый день в Вокрахе! Не придумывайте себе лишних проблем.
  Пейс заулыбалась. Может моё внушение продержится до конца общих посиделок. Осознав, что от меня добиться чёткого ответа не получится, сирена поддалась уговорам. Словно забыв о своих рассуждениях, она затронула другой разговор. Не более приятный, чем прежний, но всё же.
  - Кстати. Алнэ, которая поначалу так тебе понравилась, теперь не будет получать такие льстящие отзывы? - с долей критики подчеркнула хозяйка.
  Да, да, да. Я так неуместно выгораживала фейри. Как видно - очень зря. Портная дарила сюрприз за сюрпризом, не давая целиком понять свою натуру. Серьёзная и безбашенная. Алнэ не отталкивала людей, и не подпускала слишком близко. После откровений между нею и Пейс в несколько реплик, загадки всплыли буквально из ниоткуда.
  - Это было... Неожиданно. - Подтвердила я.
  - Больше. Мне теперь страшно идти вместе с ней на охоту.
  Не страшно, а просто не хочется сталкиваться со швеёй лично. Вдруг она опять пожелает доведаться мотивы Пейсинои, тщательно скрывая собственные. Второго такого столкновения не нужно искать.
  - А зачем Юнэй взял её сюда?
  - Не знаю. Помогать. - Пожала плечами Пейс.
  - Чем?!
  Ну как обыкновенная мастерица сможет посодействовать в поимке аванка, против которого и опытные охотники не всегда рискнут пойти? Фейри не отличалась выносливостью в походе. В случае если поездка продлилась больше двух дней, Алнэ завыла бы от усталости. Для чего она впуталась в подобную затею, я не знала. И мою хозяйку, которая разделяла неведение, это тоже волновало.
  - Хорошо. - Не люблю давать обещания, но сейчас поддержка кажется своевременной. - Я прослежу за Алнэ, чтобы вам было спокойнее.
  - На тебя всегда можно положиться, дорогая. - С облегчением отозвалась сирена.
  'Дорогая'? Не уж то Пейсиноя хочет перенять манеру менестреля, чтобы стать ко мне ближе? Пока она не знала о существовании мужчины, всё было гладко. А теперь хозяйка устроила непонятную конкуренцию, будто приревновала. В данный момент Пейс не с кем напрямую соревноваться. Сделаю вид, что не придала значения её пародии. Возможно, это вышло случайно.
  За окном наступила ночь. Мы прибыли в деревню к вечеру, и за ознакомлением с местом охоты, потратили весь остаток дня. Старые фонари, которые десятилетиями напрасно ожидают ремонта, бросали тусклые полосы света на уличные дороги. Вокрах не имел такую активную ночную жизнь, как Рыночный Округ. Ни одного силуэта не промелькнуло в период моего дежурства. Жители верят в слухи и не высовываются с наступлением темноты, или домашний уют им больше по душе? Быть единственными желающими прогуляться по пустынным подворотням по пути к Юнэю нашу команду вряд ли порадует.
  Внизу промелькнула ярко-рыжая шевелюра. Следом - ещё одна нечёткая тень. Дринек и фейри возвращались со своей отлучки. Где же они ходили? И, главное, зачем? Пусть Пейсинои хватит любопытства, чтобы выяснить. Мне вряд ли доверят подобную тайну.
  
  - Только, Дринек, - фейри остановилась перед самой дверью, заслонив собой проход. - Умоляю, не говори Пейс о том, куда мы ходили.
  Парень со вниманием выслушал просьбу портной. Спорить он не собирался:
  - Не говорить ей, что я через день хожу на кладбище, чтобы поесть? - пробился ироничный тон. - Без проблем.
  - Ты не понял. - Девушка оставила улыбку охотника без внимания. - Водила тебя к могилам я. Может показаться подозрительным, что человек, который полдня находится в деревне, так хорошо знает направление к местным захоронениям. Ясно?
  Заговорщицкий женский тон не дал охотнику целиком прочувствовать пожелания Алнэ. Но, чтобы спутнице было легче, Дринек пообещал:
  - Молчу.
  Пока фейри не успела продолжить свой маршрут, он спросил вдогонку:
  - А когда ты уже успела погостить в Вокрахе?
  Швея отвела к кладбищу с такой уверенностью, словно жила здесь несколько лет. Для Алнэ этот посёлок не стал новинкой.
  - Ммм.... Иногда составляла компанию Юнэю, чтобы не скучно было ехать на каникулы на родину.
  Одинокий фонарь у здания прятал лицо девушки, поэтому её эмоции можно угадывать только по интонации. Немного смутившись от догадки, что её неправильно поняли, фейри спешно дополнила:
  - Как друг. Исключительно как друг. Не подумай чего лишнего.
  И открыла дверь в помещение.
  
  Для семейного ужина было поздновато. Мы собрались полным составом у Юнэя около полуночи. В такой час самое время смотреть сны. Но с нами непременно хотели познакомиться, превращая намечающееся застолье в отличный повод встретиться. Похоже, что глава деревни внимательно относится к путникам, которые наведываются в Вокрах. А, работая бок о бок с его единственным сыном, приходилось испытывать наиболее тщательную проверку.
  Ясиль и Рийк, как представил чародей встретившую нас пару, отнеслись к нам со всем радушием. Усадив долгожданных гостей за стол, мать колдуна стала переносить с кухни заранее приготовленные угощения.
  У женщины были очень густые волосы, которые она прятала в строгую причёску под тусклой повязкой. Кончик косы небрежно переброшен через плечо. Зато в остальном мелькали оттенки поярче. Нежно-жёлтое платье в тонкую коричневую полоску. Может, наряд припасён лишь для подобных случаев, но он и впрямь шёл хранительнице семейного очага.
  Ароматные запахи, плавно разлетевшись по всей комнате, обещали вкусную трапезу. Пока меню периодически пополнялось очередными блюдами, отец Юнэя уже переступил черту первого впечатления.
  - Ты же писал, что приедешь с двумя товарищами. - Рийк оглядел мою хозяйку и Дринека.
  - Я решил взять дополнительную помощь. - Парень не ожидал такой резкости от отца, поэтому смутился сам.
  - И кто предложил эту незаменимую помощь?
  - Алнэ. - загнанный сильным голосом, некромант отвечал тише обычного.
  - Алнэ? Солнце, тебе ещё не надоело приезжать в эту дыру?
  Скоротечный разговор теперь сбил с толку и фейри. Девушка никак не прокомментировала своё появление, но явно осталась недовольна этим замечанием. Портная безвозвратно потеряла свой статус честной спутницы. Когда Пейсиною превращали в магичку, о постоянных визитах в Вокрах не упоминали. Швея делала вид, что незапланированное разоблачение её не задело.
  Пожилой мужчина, слегка полноватый, сидел во главе стола и отлично видел всех присутствующих. Он не отдавал предпочтение кому-то одному, а держал связь со всеми. Рийк относился к тем людям, которые строят всё по своим правилам. Даже расспрашивая Юнэя про поездку, ему удавалось узнавать больше о нас, чем говорилось. Некромант или упорно не замечал такой разведки или старался помочь отцу.
  - Оставь в покое гостей. - Ясиль поставила корзинку с булочками.
  Слова супруги не стали для старосты решающими. Рийк продолжил беседу в привычном русле, как только женщина пошла за следующей порцией.
  - Как идёт учёба?
  Маг опять оказался в неловком положении от любопытства родителя. Парень давно вышел из возраста нашкодившего мальчишки. И об успехах или неудачах в академии спрашивают ради стандартного отчёта:
  - Всё хорошо. Отпустили на несколько недель за отработку. Потом придётся отсиживать прогулянные лекции на выходных.
  Сурово. Студентам явно не дают валять дурака и любая отлучка должна иметь уважительный повод. Или уважительную замену случайным каникулам.
  - А вы успеете?
  - Всё они успеют. - Свежие овощи были погружены на стол. Блюдечко, которое Ясиль несла во второй руке, плавно поставили на пол возле меня. Молоко. Какое банальное угощение для кошки. Я любила дикий виноград. Но не собиралась винить женщину за её незнание. Сегодня можно полакомиться типично сельским напитком.
  Забывшись, я чуть не поблагодарила хозяйку дома. Здесь нужно притворяться обыкновенным животным. Поэтому вышел какой-то непонятный рык, который приняли за голодное урчание. Меня погладили по голове и присоединились к полуночной трапезе.
  - Чужаки недавно уехали, так что вам никто не помешает.
  - Уехали? Так быстро сдались? Почему? - колдун игнорировал горячую еду на тарелке.
  - Без понятия. Но нам и лучше. Так надоели незнакомые лица, которые мелькают в деревне и всё выискивают.
  Рийк поморщился. Вокрах был замкнутым поселением, где все знают друг друга в лицо, как и их родственники соседских родственников. Недаром же прилегающие заросли обзавелись подобным названием - Замкнутая Роща. Отрытой неприязни никому не показывали, и радость тоже. Но староста вздохнул свободно, вспоминая про людей, беспокоивших его мысли раньше. Теперь они исчезли, и всё стало на круги своя.
  - Действительно. - Себе под нос пробурчал Юнэй.
  Мой уголок пира находился внизу между стульями чародея и Пейс. По диагонали немного виднелся мужчина. Остальных скрывал огромный стол. Так что часть разговора я ловила исключительно на слух.
  - И что, ничего не нашли? - некромант не отступал.
  - Ни капли. - Уверенно пробасил отец. - Иначе об этом знала бы вся округа.
  - Прекращайте! Всё остывает! Для кого я это готовила?
  Под командный тон Ясиль все стали мерно стучать ложками. Аппетитный запах опустился ко мне, и я жадно нюхала шлейф от жареного мяса. Порции между присутствующими разделили не совсем правильно. Но те, кому досталась вкусная дичь, мало интересовались содержимым блюда, снова возвращаясь к теме аванка.
  - Девочки. - Пейсиноя внимательно посмотрела через стол. Напротив неё сидела несостоявшаяся мать. - Надеюсь, вы лично в этом участвовать не собираетесь? Только поддержать?
  Да, приехали ради яркого зрелища. Наивности женщины стоит удивляться от всей души. Молчание убедило её в своих размышлениях, и она перестала беспокоиться о безопасности гостей.
  - Кстати, папа. - Юнэй перевёл внимание всех ужинающих на себя. - Хочу попросить об услуге.
  - Какой?
  - Предупреди людей, чтобы не пользовались озером. Ни купались, ни брали воду. Вообще не подходили близко.
  - К озеру и так боятся приближаться.
  - Знаю я наших жителей. - Иронично заметил маг. - Страшно - не страшно, а несколько отличившихся находится.
  - Можно. Сделаем.
  Академия Четырёх потоков снова влилась в сердцевину беседы. Парень начал рассказывать о целом годе учёбы, который он провёл вне дома. Самые яркие моменты студенческой жизни, пусть и в сокращённом варианте, требовали много времени. Мне вместе с остальными пришлось следить за подробностями магических будней.
  Убавив количество молока в миске, только для приличия, я стала вглядываться в элементы интерьера.
  Хижина старосты была пропитана роскошью. Везде расставлен дорогой сервиз, расписанный запутанными узорами. Вряд ли Рийк понимал их ценность. Но вот в том, что это служило отличным заявлением об его положении в деревне, мужчина знал наверняка. Хотя я подозреваю, что подопечные тоже не удостаивались чести часто рассматривать внутренность здания, всё его содержание и так отражалось на гордом лице. Полные щёки не были признаком обжорства. Скорее оседлого образа жизни. Этот человек любил находиться в одном месте. В своём, хорошо обустроенном, заслуженном месте. Юнэй был его копией. Сходство отца и сына заметили все. Правда, некромант отличался от родителя слабым духом, что сказывалось на его робости в общении с родителем. В остальном наследник Вокраха полностью повторял повадки Рийка.
  Зато Ясиль будто существовала отдельно от семьи. У неё был болезненный и уставший вид. На женщине держался весь дом, и на склоне лет она уже не успевала следить за ним с прежним энтузиазмом. В перерыве между приёмами пищи жена старосты интересовалась о чём-то, то у Дринека, то у Алнэ, то у моей хозяйки. Пейсиноя отвечала коротко, часто делая паузы. Не знаю, оправдались ли ожидания Пейс относительно встречи или нет. Обзор снизу не давал возможности наблюдать за лицом сирены. Голосом она старалась показать равнодушие. Если фейри вела с Ясиль полноценный диалог, то Пейсиноя предпочитала проявлять участие только, когда к ней обращались по имени.
  - Танелия, а вы тоже на факультете некромантии состоите?
  - Нет, я на огненном.
  - О, как интересно! Юнэй тоже проходит вашу программу. Видишь, - тут женщина окликнула своего сына. - Люди занимаются полезным делом. Не то, что ты. Возишься со своими трупами.
  Многое бы я отдала, чтобы увидеть выражение Дринека в этот момент. Может, запрыгнуть к хозяйке на колени? Окажусь ближе к происходящей беседе. Всё равно Пейс уже прекратила ужинать.
  - Мама, хватит осуждать мою работу!
  - Чтоб ты понимал. - Многозначно отозвалась Ясиль.
  Безусловно, она осталась при своём мнении, но продолжать не стала. Будь я матерью, тоже б возмущалась выбору в пользу мёртвых клиентов.
  Женщина старалась выбирать более простые темы для болтовни. Если она замолкала, то Рийк мгновенно перехватывал инициативу. Тогда всё возвращалось к рассуждениям о завтрашней охоте. Юнэй не хотел делиться своими планами насчёт ловли аванка, поэтому старательно растягивал разговоры мамы.
  - Мисс Лейра дала мне такой прекрасный чай. Наверное, там травы какие-то редкие. У нас в лесу такие не растут. Но сплю я после него отлично.
  - Разве у тебя были проблемы со сном? - взволнованно уточнил Юнэй.
  - Немного. Теперь всё прошло. Не бери во внимание. Просто он не только полезный, но и вкусный. Я хотела бы вас угостить им. - она приподнялась из-за стола. - Кто будет чаёк?
  - Не откажусь.
  - Давайте.
  - Я.
  - И мне.
  Получив согласие, Ясиль исчезла на кухне. Приглушённый звон посуды подтвердил, что подготовка пошла полным ходом.
  Я перевела взгляд на Пейс. Сирена откинулась на спинку стула и с хмурым лицом ковырялась в горке картошки. Вдруг моя хозяйка поддалась ложным надеждам о том, что её узнают и примут обратно? И, несмотря на всю нелепость собственных мечтаний, ещё надеялась на удачу? Тогда настроение Пейсинои объяснимо. Как жаль, что нельзя сейчас вмешаться и помочь ей. Хотя, как бы я помогла? С родителями Юнэя девушку разделяет пропасть. Возможно даже большая, чем между незнакомыми людьми. Разве тут можно вмешаться без вреда для их отношений?
  Маленький кусок мяса шлёпнулся совсем близко от меня. Что?! Подачка на пол?! Да некромант издевается! Сам пускай есть свои объедки. Я не собираюсь притрагиваться к этому огрызку.
  - Танелия споёт и постарается выманить аванка на сушу. Там мы его и словим. Или убьём. Как получится...
  Колдун пересказывал старосте свою идею. Значит, факт покупки 'молочного' яда опять остался в тени? Ох, как парень любит темнить.
  Сокращённые описания мага сумели уложиться в отведённый промежуток времени. Только завершилась речь о схеме засады, как в проёме двери появились ноги Ясиль. Из-под стола я видела лишь эту часть женщины. Чёрные туфли изящно простучали, сопровождая поднос с чашками чая. Немного повозившись с раздачей, мать Юнэя села на своё место.
  - Слышите, как пахнет ягодами?
  Все единогласно согласились, покорённые кисло-сладким ароматом, который шёл из отвара. Я умостилась по другую сторону от своей хозяйки. Чтобы колдун ещё чего доброго не подумал, что на этот кусочек мяса у меня имеются виды.
  - А чёрные лепестки. Я думала, что это засушенные фиалки, но нет. До сих пор не могу понять, из чего знахарка делает смесь.
  Хаотичному выбору тематик был положен конец. Гости и родители чародея тихо наслаждались чаем. А потом разговор как-то сам перешёл на совершенно отвлечённое обсуждение. Швея начала рассказывать Ясиль о современной моде. Мама некроманта хоть и не была заядлой модницей, со вниманием слушала и уточняла у Алнэ названия оттенков ткани, расположение тесёмок на платьях и форму пуговиц.
  Мужской части застолья не оставалось ничего иного, как смирно присутствовать при беседе. Беря в расчёт полное равнодушие Пейс к дамским штучкам, хозяйка тоже предпочла соседскому щебетанью дно чашки.
  
  Две кровати находились в паре аршинов друг от друга, но маленькая комнатка создавала впечатление, что расстояние слишком преувеличено. Уставшая фейри давно дремала. Несколько часов до рассвета показались ей достаточным временем, чтобы посмотреть сон. Только всё равно спина девушки казалась лишь воображаемой стеной. Вдруг Алнэ вслушивается в то, что происходит рядом с ней?
  Лучше бы она не становилась свидетелем подобной сцены.
  Пейсиноя лежала в такой же позе, повернувшись к противоположной стене. Я старалась оказаться полезной, но что делать не знала. Моя хозяйка не реагировала ни на вопросы, ни на простые замечания. Сложно было понять, имеют ли какое-то влияние мои разговоры или я веду бесполезный монолог.
  - Вам даже не удалось нормально поговорить с ними. Ну... Чего вы хотели от первой встречи?
  Кажется, что многого. Пейс обняла край подушки и продолжала лить слёзы. Хныкала сирена уже долго. На её щеках блестели полоски из чешуек.
  - Они вас не узнали, только и всего. Этот колдун создал отличную маскировку.
  Но не настолько хорошую, чтобы материнское сердце не смогло отличить чужестранку от приёмной дочери.
  - Вы можете поговорить с ними после завершения охоты.
  Мои уговоры и предлагаемые планы не находили ответа у сирены. Было темно, поэтому я даже не видела, смотрела она на меня или нет. Но Пейсиноя не спала. Периодические всхлипы, словно немым укором, опровергали все утешения.
  Иногда я замолкала, ожидая, пока хозяйка что-то скажет. Взамен доносилось только тяжёлое дыхание сквозь недавние рыдания, и шорох простыни. Понятия не имею, как продолжить и вывести её из такого состояния.
  Я не могла осознать, что так расстроило Пейс. Они же просто поужинали вместе. Ничего более того не должно было случаться. Пейсиноя редко хандрит, а ещё реже поддаётся подобным эмоциям. Это так на неё не похоже: придавать значения столь глупым вещам. С моей стороны всё предельно ясно. Может, и она слишком глубоко продумала своё положение, от того и расстроилась. Как же мне правдоподобно успокаивать хозяйку, если такой плохой результат вполне ожидаем? Не можно же врать без остановки и давать напрасные советы.
  Доводы постепенно иссякали, а под финал и не оставалось смысла что-либо говорить. Запрыгнув на кровать, я улеглась у ног сирены.
  Так мы дождались восхода солнца.
  
  Пульсирующие жилки тянулись вдоль стебля. Серебристое сияние постепенно достигало верхушки и растворялось по всему бутону. Плотно прижатые друг к другу лепестки медленно темнели и окрашивались в синий цвет.
  Утро не игралось с тенями. Куст нежно-розовых диких роз подвёргся постороннему влиянию, и в уголке леса постепенно менял свой облик. Листики мелко дрожали на ветру. Словно стыдясь своей новой одежды, растение пыталось закрыться однотонной зеленью и стать незаметным продолжением рощи.
  Знахарка не позволяла им долго мелькать синими пятнышками. Придерживая головки цветов, Лейра старыми садовыми ножницами срезала внезапное волшебство. Спрятав очередной экземпляр, девушка тянулась за следующей добычей.
  Необычный сорт роз - это не случайность и не удача. Назвав такое явление чудом, описание выйдет наиболее полным. Неподалёку находилось несколько пустых кустов, с которых уже сняли странный урожай. А будущие жертвы перевоплощения оставались едва заметным украшением в сторонке. Через месяц запас целительницы опять иссякнет и придётся пополнять свою коллекцию.
  Оставлять хотя бы один неестественный бутон нельзя. Чтобы какой-то путник не набрёл на синеватый цветок, Лейра внимательно выбирала все цветения. Мелкие цепкие шипы иногда царапали кожу. Колючки сильно не мешали, но из-за них добираться до цели было нелегко.
  Старые розочки, которые постепенно вяли и теряли лепестки, рассыпались от любого прикосновения. Их осыпавшиеся частички приходилось подбирать с земли отдельно. Через несколько минут плодотворной работы девушка убрала за собой следы и исчезла между деревьями.
  Лейра никуда не спешила. Наоборот, шла она тихо, прикрывая содержимое корзинки. Ножницы не давали лепесткам вылетать, но ветер всё норовил украсть кусочек синего чуда. Оглядываясь назад, целительница проверяла, не потерялись ли её ингредиенты.
  Прийти домой, разложить сорванные розы на полу возле окна. Несколько дней и солнце, которое заглядывает в узкую избушку, поджарит эти дольки. Некоторые сохранят приглушённый цвет, почти сиреневый. Остальные станут полностью чёрными. От настоящего чая не отличишь, особенно, если смешать с прочими травами. Измельчив лепестки, девушка сложила их в деревянную шкатулку и убрала на верхнюю полку.
  Всегда находятся желающие попробовать её отвар. Знали бы жители Вокраха, что помимо глубокого сна, настойка синей розы имела один необычный эффект. Не зря Лейра тайком выращивала дикие цветы, меняла их палитру и так же скрытно удаляла остатки своих трудов. Выпивая такой напиток, человек становился собственным отражением в зеркале. Он сразу же осознавал все свои недостатки и старался избавиться от них, сам того не осознавая. Отречься от изъяна, который давно прятался в душе. Это было срочной необходимостью, которую люди даже не решались обдумать. На манер представления, они вели себя с точностью до наоборот. Так что их знакомые не на шутку пугались, обнаружив такую подмену.
  На первый взгляд исправление пороков ничего ужасного не предвещает. Только засушенные лепестки гарантировать точный ход событий не могли. Одна старушка, которая сдавала комнаты иноземцам, приняла свою доброту за пустые действия. Перед тем, как отправиться спать, она предупредила своих постояльцев об внезапно выросшей цене. А вдобавок предложила конкретное направление в случае, если обновлённая стоимость их не устраивала. Самое забавное, что на следующее утро пожилая леди не могла найти объяснение своему гневу. Да и не перед кем было оправдываться: гости собрали пожитки и удрали от такой непостоянной хозяйки.
  Этот пример - не самый странный случай, который произошёл в деревне. Всё списали на преклонный возраст и не придавали значения. Зато одна торговка фруктами привлекла к себе много внимания. Попробовав чая в середине дня, она перестала хамить покупателям, которые долго толпились у её лотков. Наоборот, женщина с искренней улыбкой выбирала 'самое спелое и свежее', и отдавала практически задаром. Жители поначалу осторожно смотрели на такую перемену. На следующий день, когда весть о ласковой продавщице облетела Вокрах, было очень странно опять слышать визгливое возмущение через всю улицу. Прежний характер, который возвращался вскоре после порции отвара, давал предостаточно времени, чтобы осознать - порою одна крайность хуже другой.
  Но подобные происшествия были редкостью. Поскольку многие пили напиток чётко по рекомендациям Лейры - перед тем, как лечь спать. В полудрёме разбирать собственные поступки очень удобно. Потом можно сделать вид, что это приснилось и забыть. В следующий раз найдутся другие недостатки и другие причины их избегать. Смотреть сновидения и копаться в собственной голове одновременно. Такие сеансы многим не нравились, но про возможность отгородиться от них люди не знали.
  Целительница получала то, что хотела - по ночам все спали и не гуляли вне дома, а уж в Замкнутой Роще и подавно. За чаем приходила почти половина Вокраха. Остальные отправлялись погостить к Морфию сами. Отдельную мороку вызвали влюблённые парочки. Бодрствовать целые сутки им было не трудно. Правда, пущенное напоминание о том, что здоровый сон дарит красоту и цветущий вид, убедило молодых девчонок изменить своё мнение. На самом деле чай не оказывал влияния на кожу лица. Это уверенные в результате представительницы прекрасного пола поддавались самовнушению, возвращаясь к настойке снова и снова. Срабатывал обыкновенный закон природы: крепкий сон-врачеватель, который глупо игнорировался до этого. Подкрепив их прежними историями про чудище, барышень окончательно отговорили от вылазок по вечерам. Кавалеры ж не видели интереса бродить под луной в одиночку, так что тайные свидания перенесли.
  Прогуливаясь по личным делам, Лейра не опасалась встретить кого-то и объясняться. А последствия после приёма... Они не доставляли знахарке существенных проблем. И жителям не скучно время от времени обсуждать странное поведение друзей, и девушке не мешают навещать её питомца на озере.
  Лейра передвинула треснувший кувшин, чтобы он заслонил собой шкатулку. Незнакомцам целительница не давала рыскать по своему дому. Но лишние меры всё равно не помешают. Синие лепестки не могут попасть в чьи-то руки. Их вообще не должно быть здесь. В этом мире.
   
  ГЛАВА 2
  ПОПЫТКА ИСПРАВИТЬСЯ
  Мельпомена наконец-то дождалась своих слуг. Великаны были неуклюжи и очень медлительны. Но других вариантов у музы в распоряжении не имелось, и пришлось довольствоваться теми, кто находился в её власти.
  Громилы стояли прямо перед ней, не спеша начинать рассказ. Показывая своё уважение, они почтенно склонили головы, уставившись в мозаичный пол. Может, они ожидали приказа. А может, им и без разрешения было страшно докладывать.
   - Говорите же. Что узнали?
  Потоптавшись на месте в нерешительности, один из верзил пробурчал:
  - Пейсиноя прибыла в Вокрах, вместе с ней два парня и одна девица. Мы их видели у озера. Ближе подходить не стали, чтобы не рисковать.
  - Когда?
  - День назад. Мы сразу, как убедились, что они добрались до деревни, отправились сообщать вам.
  - Хорошо.
  Скромную благодарность произнесли с таким оттенком в голосе, что радоваться ей не получалось. Посидев немного в раздумьях, женщина продолжила опрос.
  - А Мэйдофф?
  - Явился одновременно с Пейсиноей.
  - Лейра?
  - До сих пор живёт в поселении.
  В общем, всё, как и планировалось. Отчёт громил просто подтвердил её ожидания. Если бы так легко было и придумать метод, как контролировать эту компанию. Мэйдофф с Лейрой сами по себе казались рискованной смесью. А уж вместе с сиреной в одной деревне ждать от них можно всякого.
  Помощники не торопились уходить. Не то, чтобы они так же послушно хотели получить позволения удалиться, но что-то их держало. Поначалу Мельпомена не замечала такой настойчивости. Обдумывая теперешнюю ситуацию, муза отгородилась от внешнего мира и погрузилась в собственные мысли. Поднявшись со своего кресла и сделав несколько шагов, она опять вспомнила про собеседников:
  - Что ещё?
  Возмущённые нотки уже намекали на то, что великанам пора исчезнуть.
  - Сбежавшая пленница. Она...
  Исполнить долг или пощадить свою шкуру?
  - Ну?!
  - Она...
  - Да что?!
  Второй громила перетянул внимание повелительницы на себя:
  - Бывшая пленница манипулирует людьми.
  Женщина с разочарованием вскинула брови. Ответ не стоил потраченной интриги.
  - Чудовище в озере? Я помню про него. Пустяк... Можете идти.
  - Нет. - Вопреки грубому толчку приятеля, слуга продолжал. - Там другое.
  - И?
  Мельпомене плавно надоедало это затянутое представление. Ещё минута - и на великанов обрушится крик.
  - Небесные цветы. Она разводит их внизу. И даёт жителям.
  - Ты уверен?
  Интуиция подсказывала музе, что её подчинённый не ошибался. Но та новость, которую громила испуганно поведал, переворачивала всё с ног на голову. Лейра могла выбросить любой сюрприз. Рассчитывалось, что питомцем на дне озера она завершит свои подарки. Нет же. Недавняя заложница в открытую пользуется божественным секретом. Даже сама Мельпомена применяла розы в крайних случаях. А тут необычным даром природы играются себе в удовольствие.
  - Ясно. Свободны.
  Великаны, обрадованные тем, что удалось избежать вспышки гнева, поспешили убраться восвояси.
  Оставшись одна, женщина стала прохаживаться по зале. Проделки нахалки вывели музу из себя. Что ещё сильнее раздражало Мельпомену, так это правила. Отправляться в Вокрах категорически нельзя. Да, и окажись она в деревне, притронуться к Лейре запрещается. Глупые законы, которые всегда ущемляют, но редко служат защитой от чужого влияния. Муза могла строить какие угодно планы, но вот воспользоваться ими даже через слуг - не в её силах. Оставалось только наблюдать и надеяться на удачу, как и в предыдущие годы.
  Но Мельпомену не устраивала такая тихая жизнь. Везде есть возможность найти лазейку, через которую исправить ситуацию - пара пустяков. Именно над подобным выходом женщина ломает голову не один месяц. Если не утихомирить Мэйдоффа и его подругу, они натворят кучу бед. Поэтому хватит сидеть в тени. Пора показать, что муза тоже умеет наводить свои порядки вопреки желаниям других. Учитывая прошлую кражу, Лейра давно должна получить достойный ответ.
  
  * * *
  
  Чёрная псина снова не давала покоя. Пока мы шли от дома к лесу, лохматое создание увлечённо прыгало где-то поблизости. Часом собака убегала в сорняки и что-то сосредоточенно вынюхивала в кустах. Когда я уже думала, что пёс бросил нашу группу, он опять выскакивал из ниоткуда и тыкался мокрым носом. Остальных мои мучения очень забавляли. К ним за лаской животное не совалось, отдавая внимание мне одной.
  Добравшись до берега, я поблагодарила богов, что суетливый зверь не раздавил меня во время беготни. У озера собака немного потёрлась об Юнэя, получила долю поглаживаний, обслюнявила его сумку и отправилась исследовать ближайшие деревья. Если засесть где-то незаметно, то можно обезопасить себя от такого друга.
  С утра все выглядели свежими и бодрыми. Не помни я вчерашнего, по Пейс никак нельзя сказать, что прошедший ужин её расстроил. Моя хозяйка любовалась окрестными пейзажами и уж точно не рассуждала сейчас о взаимоотношениях с назваными родителями.
  Некромант ожидал своих помощников на самом месте охоты. Неизменная тёмно-зелёная мантия при солнечном свете отливала своим настоящим оттенком. Сразу вспомнилась пытливость Пейсинои насчёт истории студенческой формы. Интересно, сирену когда-то трогал похожий вопрос: почему в Академии Четырёх потоков, вопреки названию, количество факультетов исчисляется пятью? Юнэй не вытерпит следующей атаки. Даже если Пейс возьмётся это выяснять, чародей будет мучиться в объяснениях, как и в случае с тканью.
  Маг обещал встретить нас и явился с полной боевой коллекцией. Никто не знал, что прихватил с собой парень, но объём его багажа впечатлял. Чтобы не держать груз понапрасну, колдун поставил сумку на землю и принялся приветствовать подошедшего напарника. С Дринеком он всегда здоровался первым. Я заметила это в течение всей поездки. Следующей на очереди была Алнэ. А вот хозяйка находилась в самом конце списка. Можно предположить, что такая последовательность постоянно выпадает случайно. Но, что более реально - порядок целиком передаёт отношение Юнэя и его персональную иерархию.
  Кроме меня этому никто не придал внимания. Дринек тут же взялся рыться в содержимом сумки, только маг сразу остановил товарища:
  - Не нужно. Я сам достану всё, что необходимо.
  Охотник равнодушно уступил некроманту. Он сразу же получил от друга моток верёвки и такую же массивную сетку. Еле придерживая этот набор, Дринек отошёл в сторону разбираться со своим добром. Сеть была сложено довольно плохо, поэтому теперь приходилось приводить её в порядок.
  Освободив сумку лишь наполовину, колдун начал вытаскивать предмет, который и создавал основную форму. Цепляясь краями за ткань, в руках Юнэя оказалась лира. Появление музыкального инструмента сразу заметила Пейсиноя. Такие вещи всегда вызывали у девушки восхищение. И сейчас исключения не получилось: за всем процессом извлечения она следила еле дыша.
  - А это для тебя.
  Пейс поубавила свою радость и стала реагировать на презент с прежним спокойствием. Парень протягивал ей лиру, но брать её сирена не торопилась. С опасением рассматривая изящные бока, она отметила:
  - Но лира не моя. Это вообще кифара, раз уж на то пошло.
  Удивлённый колдун ничего не понял из претензий Пейсинои. Я также слабо улавливала разницу между её старым инструментом и новой версией. Цвет тёмного дерева и струны совсем не отличались от первого приобретения хозяйки. Наверное, видоизменённая лира имела какие-то нюансы, которые неопытный глаз не увидит.
  - Ты сможешь играть на этом? - некромант перешёл на простые объяснения.
  Кифара перекочевала к Пейс. Естественно, чародей добыл чужой инструмент. Парнишка-вор унёс имущество моей хозяйки в неизвестном направлении, и мы вряд ли его когда-нибудь встретим снова. Юнэя не заботила пропажа, но менять план охоты он тоже не собирался. Уж не знаю, где чародей раздобыл сие сокровище. Теперь у Пейсинои есть всё необходимое для предстоящего пения.
  Осторожно повертев порученную вещь, сирена провела пальцами по корпусу.
  - Да. Может, звук выйдет не совсем похожим, но песня получится.
  Пейс всегда пользовалась только своей лирой. Инструмент был старый, приобретённый у незнакомого купца. Чуточку подправив его, хозяйка стала сопровождать свои выступления приятной мелодией. Хотя девушка никогда не училась играть на лире намеренно, это искусство давалось ей легко.
  Юнэй сложил опустевшую сумку.
  - Алнэ, пойдёшь с нами. - Маг кивнул в сторону Дринека, который копошился с сетью.
  - А я? - растерявшись, спросила Пейсиноя.
  - Выбирай любое место и выступай.
  С этими словами чародей очертил рукой озеро, словно дарил весь близлежащий лес. Распоряжениями колдун не увлекался. Уводя за собой фейри, он подхватил один край верёвки и помог другу перенести снаряжение.
  Сирена незаметно для остальных подмигнула мне. Мол, ты знаешь, что делать. Поэтому я не стала терять времени и кинулась догонять работящую троицу. Пейс же направилась в противоположную сторону. Расстановка ловушки для аванка совершалась как-то слишком тихо и отчуждённо.
  Полоса берега позволяла остановиться где угодно, в зависимости от желания. С одного бока находились заросли камыша, которые прятали прилегающую воду под своими стройными рядами. С другого разрослась пышная ива. Дерево низко склонилось над гладью, любуясь отражением собственных веточек. И последний вариант - это вытоптанный край, на котором местные жители предпочитали отдыхать возле озера. Как раз там Юнэй придумал разложить сетку.
  Тщательно растягивая её по всей длине, парни следили, чтоб бугры на земле и камни не оставляли неровностей. Порой некромант разглаживал сапогом почву и вырывал высокие растения. Очистив площадку от всего лишнего, маг оглядел проделанный труд.
  - Кажется, лежит ровно. Как думаете?
  - Нормально. - Успокоил товарища охотник.
  Дринек, ползая на коленях, прикладывал верёвку к концам сети. Создавая таким образом незамысловатую рамочку, зомби прошлось вдоль всей ловушки, подправляя концы. Оставив минимум щелок, он уступил место колдуну.
  - Я начну с этого края, а ты берись за тот.
  Портная, к которой и были обращены слова, послушно присоединилась к работе. Едва притронувшись пальцами к уложенной верёвке, Алнэ стала медленно вести рукой по всей сетке. Порученная ей половина за одно мгновение была усеяна сиреневатыми ниточками. Цветные волшебные полоски немного переливались и подрагивали. Пока швея водила кистью вдоль края, лоскутки устремлялись за ней. Они прочно связывали конструкцию, собранную Дринеком и впитывались во всю сеть. Манипуляции Юнэя сопровождались такими же эффектами. Только фейри справлялась со своей задачей лучше. Её магия уже залезла на сторону к чародею и выполнила большую часть заклинания.
  - Достаточно. Держится крепко, сойдёт.
  Сетка приобрела лиловый оттенок. Но, постепенно проникая в верёвку, цвет тускнел и исчезал. Пока Юнэй просматривал результаты, ловушка вернулась к первоначальному виду. Я не знаю, что пытались такими приготовлениями добиться колдун и Алнэ. Ведь сеть продолжала лежать на траве, никак не отвечая на эксперимент.
  На противоположном берегу Пейсиноя нашла для себя комфортное место и села в тени клёна. Лохматый пёс опять возник в поле зрения, неугомонно бегая вокруг сирены. Моя хозяйка не обращала на собаку ни капли внимания, а настраивала инструмент. Издалека детали ускользали от меня, но Пейс долго перебирала струны. Даже расположение кифары менялось после пары пущенных нот. Она старалась устроиться с удобством, чтобы игра получилась как можно мелодичнее. Только пока добиться удобства не выходило.
  - И почему она не поёт?
  - Не торопи её. - Посмела я одёрнуть парня.
  Ко мне не прислушались. Некромант пропустил просьбу, всматриваясь в фигуру сводной сестры. Он не понимал, почему девушка тянет.
  Фейри вела себя спокойно. Немножко поодаль швея нашла солнечный клочок и начала нежиться под лучами. Ей рыжие волосы отливали красным вместе с ярким светом и развивались на ветру как считали нужным. Потирая руки, Алнэ избавлялась от остатков магических волокон. Бледные ладони едва сияли сиреневыми крапинками. Уменьшив свой блеск, точки пропали окончательно.
  Терпение чародея истощилось. Предугадав, что его крики могут не услышать, маг добился внимания другим способом. Короткий свист пересёк озеро и долетел до Пейс. Но та не придала этому значение. Отмахнувшись от надоедливого командира, сирена опять склонилась над кифарой. Я же говорила, что торопить хозяйку бесполезно. Она сама начнёт петь, когда будет готова.
  Наткнувшись на отпор, некромант на время замолк. Юнэй вёл себя очень взволнованно. Если в дороге он предпочитал секретничать, то в Вокрахе парень ожил для коллективного общения. Хотя, я бы назвала это иначе. Чародей просто отдавал распоряжения и требовал их немедленного исполнения. Его поведение было навязчиво, но, казалось, кроме меня никого такая уверенность не задевала. Лишь Пейсиноя иногда пыталась поставить мага на место. Её замечания Юнэй игнорировал и поступал согласно собственным задумкам.
  Сделав круг, пёс опять направлялся в мою сторону. По-быстрому забралась на ближайшую рябину. Её ряды узких листьев не загораживали обзор и отлично скрывали от пушистого знакомого. Четвероногий товарищ начал крутиться у ствола. Потеряв мой след, он решил возвратиться к сирене и кинулся бежать обратно. Таю надежду, что это было последним наступлением собаки.
  Через озеро послышалась несмелая игра:
  
  Героем быть порою сложно,
  Героя могут не понять.
  Когда своих проблем по горло,
  Зачем кому-то помогать?
  
  - Простите, не то! - на одном дыхании проговорила Пейс и прервала песню.
  После неудачного вступления хозяйка ещё сосредоточеннее перебирала пальцами струны. Движения были осторожными, едва вырывая из кифары тихую музыку. С моим слухом еле удавалось уловить отдельные отрывки. А вот прочая часть команды вряд ли слышала хотя бы кусочек стараний сирены.
  - Хвала богам, что она не продолжила этот трактирный фольклор!
  Тем временем, внизу, Юнэй вовсю критиковал промах своей сестры. С дерева казалось, что троица намеренно окружила подготовленную ловушку: Алнэ и Дринек расположились по углам широкого бока сети, а чародей остановился напротив. Пропитанная магией верёвка не прибавляла их изобретению привлекательности. Вся конструкция отражала банальностью и не вызывала уверенности. Понятия не имею, как она должна работать, но пока толку от неё мало.
  - А я слышала эту песенку. Давно. Она неплохая. Зря Пейс передумала. - С весёлым настроением подметила портная.
  - Я тоже её слышал. Поэтому сразу бы остановил, если бы она надумала продолжать.
  В ответ на недовольство Юнэя, фейри лишь улыбнулась. На швею нрав колдуна не оказывал никакого влияния. Подруга лучше всех ладила с этим брюзгой. То ли она старалась чаще с ним соглашаться, чтоб избегать конфликтов, то ли их мнения совпадали, но Алнэ редко вызывала злость у мага. Может, давняя дружба научила сглаживать острые углы и не придавать значения мелким перепалкам.
  - Героем быть порою сложно. Героя могут осуждать. Когда...
  - Алнэ!
  - Хех. Ладно, молчу.
  Запретив очередное соло, парень тоже устал и присел на траву рядом с невзрачной сеткой. Солнце постепенно пекло всё сильнее и сильнее. Меня скрывал слой веток, а вот остальным тени ближайших деревьев не помогали.
  - У аванка сегодня целое музыкальное шоу.
  Охотник присоединился к переговорам, но соблюдал нейтральную позицию. Иногда оглядываясь на Пейс, Дринек старался поддержать непринуждённую беседу. Фейри хотелось немного подурачиться. А вот некромант не разделял стремлений своих товарищей и оставался с серьёзным лицом.
  - Чего она тянет?
  Зависшая пауза растягивалась. На этот раз хозяйка не торопилась и внимательно перебирала про себя знакомые песни. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем до меня долетело:
  
  Он сам выбрал тот путь, где запутаны тропы,
  Для него это хрупкий осколок свободы,
  Это узы семьи, это сладкие речи,
  Скромный шанс избежать неожиданной встречи.
  
  Ему стоит узнать, что обиды - фальш мыслей
  Через памяти боль стать прислужником жизней,
  Отступиться от чести, превратиться в тирана,
  И взамен оказаться в паутине обмана.
  
  Новая песня носила лирический нрав, в отличие от первой неудачи. Некоторые фрагменты музыки звучали едва уловимо, подстрекаемые прежней неуверенностью. Затихающие участки не портили общего впечатления, плавно струясь по всей поляне, и достигая слуха каждого участника охоты. Звучание инструмента переходило из ритмичной градации в серию приглушённых отрывков. И там, где не хватало звучания, Пейсиноя вступала со своим звонким голосом. Рассказывала о чужих неудачах и надеждах, словно сама стала свидетелем этой поэтической легенды. Текст давал силу, а мелодия - чувственность, которая проникала куда-то вглубь, одновременно задевая своей утонченностью. Хотелось вслушиваться в слова, наслаждаться игрой кифары. А строчки, которые казались такими знакомыми, упорно возвращали меня в реальный мир.
  Юнэю и эта песня не понравилась. Но даже на него голос Пейс действовал успокаивающе, поэтому некромант проглотил свои замечания. Через зелёную мантию мага мигало синеватое пятно на груди. Видимо, амулет безголовой рыбы имелся не только у охотника. Чародей не стремился пасть жертвой пения сирены, когда надевал блестящее украшение.
  Защита от гипнотических строчек имелась и у фейри. Я не смогла рассмотреть шнурок с металлической фигуркой, но была уверена - Алнэ тоже пользовалась магическими оберегами.
  У меня пение Пейсинои не вызывало зависимости. Оставаясь в здравом уме, я лишь наслаждалась голосом своей хозяйки. Приятный тембр перетягивал внимание от не менее красивой игры струн.
  
  Они выбрали путь, непосильный для многих,
  Мимо дерзких врагов и наставников строгих,
  Мимо мрачных опушек, сплошь усеянных тенью,
  Без надежды вернуться на райскую землю.
  
  Им дозволено взять себе право ошибки,
  Пережить лютый дождь под укрытием кибитки,
  Не сдаваясь в бою, не поддавшись интриге,
  Оставаться собой и найти место в книге.
  
  В который раз отвлекаясь от стараний сирены, чародей заговорил с Дринеком:
  - Он не выползает!
  Аванк и впрямь не спешил появляться нам на глаза. Озеро затягивало тихой гладью, но надёжно скрывало всех обитателей на дне. Из-за такой мирной обстановки напряжение росло с каждой выпущенной нотой.
  - Вдруг он где-то в лесу? - постарался утешить товарища охотник.
  - И ты об этом заявляешь только сейчас?
  - Я просто предположил. Может, существо не слышит или не хочет выныривать?
  - Так давайте его поторопим. - Посоветовала портная.
  Юнэй принял идею девушки с колебанием:
  - Но как?
  Алнэ перевернулась на живот. Поражаясь упорству колдуна, она со скукой высказала мысль:
  - Так же, как ты напугал агисков.
  - Думаешь, в этом есть резон?
  Тут непостоянства некроманта не вытерпел сам Дринек. Понимая, к чему клонит швея, он закончил изложение затеи вместо неё.
  - Попробуй. Меньше суетиться будешь.
  Юнэй не придавал значения иронии друзей. В шутку сказан план или нет, но маг решил взяться за его воплощение. Покинув свою сеть, парень направился поближе к озеру.
  
  Она выбрала путь с направленьем домой
  Сквозь блаженнейший сон на оттенки скупой,
  Сквозь застенчивый дождь, сквозь желание знать
  Что придётся прожить, чтоб от правды сбежать?
  
  Ей понять суждено, для чего нужен смех,
  Оценить глупость нужд, оценить чей-то грех,
  Только в истинной тьме показаться собой,
  Раствориться в себе, притвориться немой...
  
  Боковым зрением Пейс заметила, что чародей опять что-то собирается предпринимать. Увлёкшись кифарой, хозяйка не переставала иногда бросать короткие взгляды в сторону компании. За действиями Юнэя всегда стоит следить, иначе окажешься все главных событий.
  Молодой человек стал полностью поглощён подброшенной мыслью. Между пальцами мага снова вырастал красноватый шарик. Окружность всё увеличивалась и увеличивалась, что вскоре перестала помещаться в руках колдуна. Юнэй отпустил своё заклинание, и огонёк мягко поплыл к воде. Мне стало нудно следить за волшебством некроманта. Вызов водяных лошадей проходил по такому же сценарию. Ожидать чего-то нового не стоило, и я бросила слежку.
  Но полностью оградиться от манипуляций некроманта у меня не вышло бы в любом случае. Оглушительный взрыв ни для кого не был неожиданностью. А вот его последствия проигнорировать было сложно. Если в прошлый раз поднявшийся фонтан удачно вписался в границу берега, то объём этого озера находился не во власти мага. Вода, где-то целым потоком, где-то крупными каплями, обрушилась на нашу группу, как на самых досягаемых жертв. Моё укрытие в виде пышной рябины послужило скверной защитой. Я промокла моментально, теряя на время непредвиденного дождя весь обзор за происходящим.
  Когда струи воды перестали попадать мне в глаза, спокойствие исчезло вместе с тишиной. Пейсиноя уже не сидела на своём кусочке поляны. Быстрым шагом она направлялась к источнику шума - к Юнэю. Чёрная псина, полностью мокрая, радостно прыгала около неё, не понимая, насколько неуместно такое поведение. Зеленоватая кожа хозяйки, покрытая чешуйками, уже могла подсказать чародею причину недовольств, но парень предпочёл привычную позицию вопросов.
  - Почему ты перестала петь?
  - Ты идиот?! - Пейс не стала церемониться.
  Проведя по лицу рукой, она убрала лишние капли и пряди волос. Прежний оттенок это не возвратило, зато позволило более прямо передавать свои претензии.
  - Так, всё, перестали ссориться! - остановил второй взрыв подряд охотник. - На вашем месте я бы отодвинулся подальше от берега.
  Аванк должен был выскочить из озера мгновенно. Учитывая, как такой хлопок выманил агисков, зверюга давно обязана появиться на суше. Выход создания никого не трогал в принципе. Все перешли на тему перепалки: одни в ней участвовали, другие наблюдали. И про охоту, как таковую, забыли, пока между главными членами не наступит перемирие. Мифическое животное в свою очередь тоже не торопилось попадать под новый огонь, покинув дно.
  - Посмотри на меня! Я полностью намокла!
  На эмоциях Пейсиноя бросила кифару на землю. Подаренный инструмент не вызывал у неё привязанности и заботы, какие обычно испытывают музыканты. Оказавшись на траве, деревянная основа жалобно скрипнула в ответ на неважное обращение. Это я услышала, оставаясь на верхушке дерева. Громкость перепалки позволяла следить за сиреной и колдуном на расстоянии.
  Озеро уже не бурлило и плавно возвращалось к ровной глади. А следом выплыли её обитатели. Кроме аванка, там проживали более мелкие создания. До того момента, как Юнэй решился ускорить ход охоты. Дохлые рыбы начали медленно всплывать на поверхность. Их серебристые бока не сильно выделялись на фоне тёмной воды, но сверху я уже насчитала штук семь. Такой улов, помимо меня, никто не оценил.
  - Высохнешь. Впервые, что ли.
  Некромант оттряхивал свою мантию. Хотя ткань и так была тёмно-зелёного оттенка, мало чем отличаясь от сухого варианта.
  Радует, что колдун заранее побеспокоился насчёт нашего уединения. Поблизости не мелькнул ни один житель Вокраха. Непредвиденные свидетели и впрямь сейчас были бы очень некстати. Я не переставала периодично окидывать взглядом соседнюю листву. Хозяйка поручила мне внимательно наблюдать за происходящим. После глупой проделки мага, ей точно необходима надёжная поддержка.
  - Меня чуть не смыло в...!
  Сирене не дали договорить замечания. Пейс надвигалась на своего брата, чуть не наступив на сетку. Не затоптать самодельную ловушку ей помешал Дринек. Немного грубо оттолкнув от сети девушку, парень потерял равновесие и свалился на землю вместе с Пейсиноей.
  - Да что вы делаете?!
  Моя хозяйка находилась в настоящем бешенстве. Выбравшись из-под зомби, она стала забрасывать чародея вопросами с нараставшей скоростью.
  - Что это за мусор?
  Вблизи Пейс теперь с осторожностью осмотрела верёвку, которая продолжала мигать сиреневатым цветом от того, что её покой потревожили двое. От таких полосок казалось, что сетка шевелится.
  - Аккуратнее прыгайте. - Предупредил Юнэй. - Ловушка рассчитана на нежить. Магия не будет разбираться, кто аванк, а кто - сирена или живая мумия. Потом придётся долго выпутываться.
  Предостережение некроманта подействовало на Пейсиною успокаивающе. Хозяйка стала кричать потише и соблюдала приличное расстояние.
  - Я хотел проверить, есть ли на дне аванк.
   - Можно было и меня предупредить о своих... чудачествах!
  Пейс не принимала извинения, если маг пытался предоставить их в такой необычной форме.
  - Ты думаешь, сеть сумела бы удержать существо?! Эти нежные переплетения против нескольких килограммов?
  - Это магия. - Алнэ стала на сторону своего друга. - Здесь вес не по рыночным правилам. Заклинание нужно умело строить и всё выйдет.
  Убедительность фейри ничего не изменила. Поочерёдно переводя взгляд с сетки на охотника или колдуна, моя хозяйка про себя перебирала вопросы и обидные обращения. Решив, что хорошо описать уровень своих знакомых она всё равно не сумеет, девушка занялась кожей. Солнце светило в полную силу, но вяло способствовало маскировке чешуек.
  - Где Дивана?
  Словно эти трое заметили, куда подевалась дворовая. Откликнувшись на зов Пейс, я заскользила по тонкому стволу дерева. Острые когти не позволили мне упасть, и, спустя пару мгновений, сирена увидела меня сама.
  - Пошли, прогуляемся, Див.
  Колдун даже не попытался остановить свою родственницу. Да и его распоряжения редко влияли на Пейс. Парень понимал, что девушке нужно немного пройтись. Остальные тоже не жаждали преграждать сирене путь. Обойдя полудугой напрасно сооружённую ловушку, она направилась в глубину чащи.
  - К вечеру хоть вернись! - единственное, что сумел выдавить Юнэй нам вслед.
  Зачем хозяйка помчалась прочь от озера, я не поняла. Способы команды заполучить аванка вывели её из себя, но так категорически отказываться от последующих попыток.... С прибытием в деревню в душе у Пейсинои что-то творилось. А мне всё никак не удавалось увидеть, что именно.
  
  Пейс выбирала дорогу наобум. Её задачей было уйти подальше от места охоты, от своих компаньонов и побыть в одиночестве. Через поваленные брёвна, которые попадались на тропе, хозяйка переступала без усилий. Мне же приходилось с разгону перепрыгивать такие преграды, чтобы не потерять сирену из виду.
  А девушка всё не находила подходящего участка для отдыха. Я не выдохлась, просто догонять Пейсиною подобным образом неудобно. Но высказывать свои пожелания не хотелось. Витавшее вокруг настроение склоняло к ссорам, и участвовать в них было вне моих намерений.
  - Чёрт...
  Скорость сменилась неожиданной остановкой. Финальным такой ход я воспринимать не стала. Плавно обойдя Пейс сбоку, посмотрела ей в лицо.
  - Чёрт. Я уже иду наугад.
  Она оглянулась назад, убеждаясь, следом никто не бредёт. Лесная стена впереди тоже не манила её продолжать побег в прежнем направлении. В нерешительности Пейсиноя кружилась вокруг своей оси, словно это помогало ей лучше думать.
  Радовало, что тон становится спокойнее и не переходил в крик. Тяжёлое дыхание ещё выдавало волнение, но оно постепенно исчезало. Чтобы не переносить гнев на себя, я начала с несущественной вещи:
  - Вы пели такую красивую песню.
  - Что? Да. Спасибо. - Потерянным голосом отозвалась сирена.
  Мысли Пейс были заняты какими-то рассуждениями. Она уже не сомневалась в своём направлении, а просто продолжала удаляться от злополучного озера.
  Отбросив ногой очередную ветку, хозяйка снова решила устроить небольшой привал. Девушка разместилась на первой коряге, чтобы наедине перевести дух. Подперев подбородок, Пейсиноя прищуренным взглядом прошлась по мне.
  - Див.... А куда мы отправимся потом?
  - Разве мы не можем путешествовать наугад?
  Не то, чтобы я любила неожиданности, но такой план мог оказаться очень кстати. Ни у кого из нас на данный момент нет чётких целей. Поэтому такая неопределённость в маршруте - не самый худший вариант. Многим туманная дорога кажется неимоверно привлекательной именно благодаря будущим сюрпризам. В каждом выборе есть свои преимущества и недостатки. Меня, например, оставляет равнодушной оба способа странствовать. Но Пейс подобная подсказка нужна.
  - Нет. Так до бесконечности можно бродяжничать.
  - Есть предложения?
  Пейс пристально посмотрела на меня.
  - По правде сказать, дело в другом.
  Честность хозяйки не обещала ничего приятного. Мне предстояло поучаствовать в откровенной беседе, и я чувствовала, что это не принесёт особого удовольствия.
  - В чём же?
  Сирена вглядывалась в окружающий нас лес, зато эмоциями находилась невероятно близко. Порою казалось, что часть её волнений передалась и мне.
  - Тебе же хотелось отправиться следом за Васио?
  Ладно, рано или поздно мы должны были прийти к этому. Лучше разобраться с кучей вопросов сразу и не возвращаться к ним позже.
  - Нет.
  - Див.
  - Нет, говорю. У меня есть вы. Такой компании я рада больше всего.
  - А мне виделось там, в фургоне, что ты готова бросить меня...
  - Ну, нет.
  Если бы я ещё давала отчёт своему поведению в период той встречи. Неожиданное пересечение с Васио не дало времени привести в порядок свои мысли. Моё прошлое оказалось слишком открытым, что не могло остаться незамеченным для Пейсинои.
  - Он хороший человек, это видно.
  - Да, очень хороший. - Поддакнула я.
  Именно в противостоянии с такими людьми зарождается жаркая ревность. Девушка считала, что на фоне кочевника проигрывает и теряет моё доверие. Не скрою: меня прельщало такое расположение к себе. И одновременно обижало. Как хозяйка только могла зачислить меня в предатели?
  - Прости, я сомневаюсь в тебе, но.... Но ничего не могу с собой поделать.
  - Догадываюсь, хозяйка.
  Получив немного ответов, Пейс заметно помрачнела. Внушение в том, что я её не оставлю, либо не сработало, либо дало обратный эффект. Страшно продолжать разговор, если дальше пойдёт в том же духе.
  Пейсиноя и так растеряла свою уверенность после ужина с родителями Юнэя. Только Юнэя, поскольку, как бы ни хотелось, родство между сиреной и семьёй старосты признать нельзя. Они чужие, словно несколько лет из детства Пейс стёрли бесследно.
  Я хочу предоставить хозяйке поддержку, но пока всё порчу. Врать Пейс мне ни к чему. Просто самой бы разобраться в собственном окружении.
  Недооценить Пейсиною невозможно. Стоит ещё поспорить, кто за кем присматривал и опекал. Она не обращалась со мной, как с подчинённой. Васио тоже не ставил чётких рамок между нашими статусами. Оба обеспечивали меня интересными беседами, всегда спрашивали моё мнение. Такие, как я, обычно не получают подобных привилегий. Дворовые - это слуги, которые кажутся независимыми, а в жизни находятся в самом невыгодном положении.
  На что я могла надеяться при таких обстоятельствах? Требовать ещё внимания? Было бы нечестно с моей стороны наглеть.
  Я никогда не просила дружбу намеренно. Да и бесполезное это занятие. Понимание между мной и хозяевами возникало само по себе. Поэтому и цепляло своей естественностью. Не хотелось молчать перед Пейсиноей, и я решила убедить девушку в её роли:
  - Мне не хочется разрываться между вами и Васио. Я не желаю вас сравнивать и выяснять кто лучше. Понимаете?
  Безусловно, Пейс знала, что странник - мираж, который появился и снова исчез из моей жизни, не является для неё конкурентом. Сирена вряд ли боялась, что однажды я брошу её и отправлюсь на поиски Васио. Но моя теперешняя хозяйка пыталась в теории забрать себе большую часть моего внимания.
  - Я вас не оставила тогда и не брошу теперь. Обещаю.
  Подобная клятва пришлась Пейсинои по душе. На лице появилась робкая улыбка. Уже хорошо. Надеюсь, что в дальнейшем сирена вообще выкинет из головы эту ревность.
  Всё-таки моё поведение там, в телеге, дало свои результаты и позволило усомниться во мне. Почему чувство собственности не даёт людям жить спокойно? Такая борьба совершенно не забавляет. Меня она склоняет к чёткому выбору, который, по сути, я делать не собиралась.
  - Меня трогает ваше беспокойство и смущает одновременно. Я - ваша дворовая, именно ваша. Менять это мне не хочется.
  На Пейс каждое моё слово действовало всё увереннее и увереннее. Наверное, как раз признания не хватало хозяйке, чтобы прогнать прочь ненужные предположения.
  - Спасибо, Див... - остановила меня Пейсиноя. - Спасибо.
  Может, она хотела добавить что-то ещё, но не подобрала подходящую манеру. Подобный итог разговора устроил меня. Если раньше сирена возводила собственные диалоги в голове и расстраивалась от их мнимой правдоподобности, то сейчас я сумела многие из них опровергнуть. Между нами вновь появилось доверие, которое немного пошатнулось во время похода. Встреча с Васио уже не казалась мне удачным совпадением. Мужчина хотел стать уютным прибежищем для намокших путников, а, в конце концов, превратился в причину раздора.
  
  - Как мне надоели её фокусы. - Парень провёл взглядом девичью фигуру до первых деревьев.
  Оставаясь недовольным помощью, он решил прервать дальнейшие попытки добраться до кровожадного животного. Парочка толчков носком сапога и теперь уже ненужная кифара подлетела к берегу, а потом и вовсе скрылась где-то в глубине. Друзья Юнэя даже не старались уговорить своего товарища. Рыжеволосая фейри поднялась с земли, поправляя влажные волосы. Все уже настроились отправиться домой. Но, вопреки предложению, покидать лужайку никто не спешил.
  - А куда мы денем сеть?
  Бледный молодой человек обошёл разложенные на земле путы. Пока размеренные шаги кружились у ловушки, верёвка меняла свой цвет. Плавный перелив от естественного коричневого оттенка переходил в тёмно-сиреневый, а потом так же быстро возвращался к исходному виду. Незримая магия реагировала не только на сирену.
  - Пусть валяется. - Небрежно откликнулся колдун.
  Даже не оборачиваясь на вопрос напарника, Юнэй перенёс своё внимание на озеро. Пустое и отчуждённое. Без единого жителя на дне. Куда же могло пропасть чудовище, если не затаится под водой? Сколько не вглядывался парень в гладь, найти решение не удавалось.
  - Постойте... Аванка нет в озере, но его до сих пор опасаются местные жители... Он не мог далеко уползти... Он где-то в чаще!
  - Относительно близко в чаще. Как мы и подозревали. - Добавила девушка, словив мысль.
  На мгновение воцарилось молчание.
  Осознав всю ситуацию, компания пришла к немому выводу: соваться в лес не нужно. А потом подметили, что один участник их группы направился именно туда. Но далеко не во всех закралась забота от такого вывода. Если мужская половина всерьёз задумалась о неприятной для сирены встречи с существом, то фейри мало сожалела о таком будущем.
  Алнэ недолюбливала эту особу и с каждым случаем всё реже скрывала своё отношение. Чародей постоянно уделял внимание сводной сестре. И, пусть часто выражаясь в форме недовольства и замечаний, оно доставалось другой. Это и выводило обладательницу рыжих кудрей из себя. Если временами наблюдать за фейри, можно увидеть всё то презрение, которое источалось в сторону Пейсинои. Но зрительными молниями девушка и ограничивалась. При парнях начинать конкуренцию она не собиралась.
  Когда трое друзей ходили по чаще и искали своё недостающее звено, Алнэ проявляла мало интереса к удачному исходу поисков. Проще говоря, фейри плелась за магом и иногда бросала бессвязные взгляды по сторонам. Исключительно от скуки. И ей не доставлял беспокойства тот факт, что кроме деревьев им не попадалось ничего любопытного.
  Молодой человек с чёрным платком на шее выглядывал знакомую в лесу с большим трепетом. Пусть основные звуковые оклики воспроизводил Юнэй, охотник хотел найти сирену сильнее других. К такому выводу пришёл бы всякий, кто наблюдает за лабиринтом их ходьбы. В последнее время Дринек стал относиться к девушке по-отечески: прикрывал от придирок напарника, помогал привыкнуть к верховой езде и был невидимой поддержкой, когда прямого вмешательства не требовалось. Вопреки натуре зомби, парень становился дружелюбнее к своей коллеге по несчастливому причислению к 'нежити'.
  В любом случае, успех не имел место быть. Как только компания покинула луг у озера, она сбилась с того пути, по которому убежала Пейс. Недавняя певица увлеклась поворотами. Причём, такими резкими и частыми, что сама не сумеет повторить маршрут. А дорожка, по которой следом кинулся некромант, была не настолько запутанной. Наоборот, своей прямотой свежая тропа лишь ещё дальше разводила преследователей и их цель.
  Чудовище, ставшее изначальной причиной поиска, вообще находилось вне этих двух направлений. Замкнутая Роща не любила много шума. Эта местность предпочитала дарить каждому вошедшему своё пространство, отгораживая от вредных соседей.
  Поэтому, предостаточно побродив по лесу, все вернулись с новыми мыслями, новыми ответами и новыми идеями. Если некоторых такой расклад сблизил, то других оттолкнул на приличное расстояние.
  
  Массажируя виски, Ясиль скривилась от боли, которая донимала её несколько дней. В течение суток женщина чувствовала себя нормально, но ближе к сумеркам покалывание опять возвращалось. К такой периодичности жена старосты привыкла. Только всё равно ежедневное испытание давалось сложно.
  Напиток, проданный молодой знахаркой, избавлял от неприятных ощущений лишь на время. Спустя сутки приходилось принимать настойку из таинственных лепестков, иначе спокойный сон к ней не явится.
  Рийка подобная мания к чаю немного беспокоила. Услугами целительницы он никогда не пользовался. А к его советам обходить стороной нетрадиционные методы, супруга не прислушивалась. От попыток увлечь возлюбленного угощением, Ясиль давно отказалась, принимая ночной паёк в одиночестве.
  У женщины было предостаточно причуд и помимо страсти к напитку. Хранительница семейного очага обожала вставать в самую рань и любоваться утренними пейзажами. Муж убеждал свою половинку, что именно её странные привычки становятся причиной головных болей. Подсказки Рийка не принимались в расчёт, поэтому всё оставалось на своих местах. Ясиль продолжала быть домашним жаворонком, а её супруг - терпеть странности жены.
  Но что вызывало у старосты настоящий гнев - это безделушка, которая покоилась в сундучке. Криво нашитые черты лица и потрёпанное синее платье не виделись ему милыми, и уж никак не хранили тёплые воспоминания. Над куклой протекала куча ссор, каждая из которых завершалась гордым ворчанием и щелчком миниатюрного замка. Таким методом Ясиль заявляла, что со своими вещами расставаться она не собирается. Даже хорошо, что мужчина не оставался свидетелем полной версии поклонения игрушке.
  Его супруга бережно хранила тряпичную фигурку среди швейных инструментов. Заглядывала в свой тайник женщина частенько, и постоянно брала в руки детский оберег. Одна пуговка с куколки где-то потерялась, но и одноглазый взор предостаточно радовал Ясиль. В отличие от Рийка, жена старосты не отгораживалась от прошлого. Вопреки настрою всей деревни, жители которой предпочитали не вспоминать про несчастный случай, она относилась к этому более глубоко.
  Её, как одну из главных участников событий, беда затронула в первую очередь. Сын погиб. Приёмную дочку выгнали из Вокраха. Женщина потеряла двух детей и понимание своего мужа. Староста вместе с остальными людьми списал вину на малышку, которая от рождения притягивала к себе дурную славу. Сирена не имела ни малейшего шанса заполучить доверие окружающих. Принимая за необыкновенного ребёнка, Пейс постоянно подталкивали к краю. В силу своего возраста, малышка не замечала той агрессии, которая царила вокруг. А вот её мать порядком настрадалась от слухов и сплетен о пополнении в семье.
  Неудачная игра на озере стала тем самым поводом, после которого обитатели деревни не стали молчать. И весомой опорой для их мнения стал Рийк. Глава Вокраха одним из первых поднял вопрос о том, чтобы юная сирена покинула не только его дом, но и само поселение. Даже не вслушиваясь в мольбы своей возлюбленной, мужчина углубился в мысли о том, куда деть опасную дочь.
  Старший сынок был отрадой для старосты. Не то, чтобы Юнэя он любил меньше, но к первенцу Рийк относился и строже, и теплее одновременно. А для девочки в сердце мужчины не оставалось места. Поэтому он воспринимал Пейс, как очередную прихоть жены и даже не приравнивал кроху к братьям. С девочкой возилась мать. И такой разделённый круг общения вполне устраивал всех до того, как Токэс не утонул в озере.
  Поначалу сирену хотели отдать старому другу семьи - мистеру Геннайсу. Хозяина 'Астеры' очень долго уговаривали принять себе на попечительство маленькую Пейсиною. Но владелец гостиницы уже имел на своих плечах целую кипу постояльцев. О тех проблемах, которые придумывала юркая непоседа, и речи быть не могло. Тем более что её переселение рассчитывалось на долгий срок. Навсегда. Хотя в его отказе не наблюдалось того безразличия, которое стало бы причиной серьёзных разногласий между добрыми товарищами. Нет, так нет. На этом все просьбы разместить девчонку в Рыночном Округе и утихли. Как чужой ребёнок не прижился в доме у Рийка, так Пейс не сумела найти пристанище в новом месте.
  Сговорчивее оказались странствующие артисты. Лишние помощники в путешествиях между городами никогда не помешают. Мелкие дети с их бесконечной энергией долгие годы исполняют самую примитивную работу без пререканий и награды, если правильно попросить. На выступлениях перед публикой малышне тоже всегда находится применение. Особо сердобольные дамы и старушки не пожалеют монет, когда на них уставится искренне просящий взгляд. Взрослым такая доброта не достаётся. Учитывая те таланты, о которых рассказали кочевникам, сирене было суждено жить в передвижной кибитке с артистами. Пленительный голос с каждым годом приносил всё больше прибыли. В отличие от Геннайса, чужестранцы согласились приютить малышку сразу. Они увезли Пейсиною подальше от деревни, чем успокоили старосту и лишили Ясиль всякой надежды встретить свою приёмную дочку ещё раз.
  Сама крошка - единственная, кто не до конца понимал происходящее. Незнакомые люди казались ей каким-то развлечением, небольшой игрой. В один день она просто исчезла из Вокраха. И этой мнимой победой утешали себя все жители, кроме супруги старосты. Через столько лет женщина до сих пор корила себя, что не проявила твёрдость, и не заступилась за воспитанницу. Вина перед двойной сиротой грызёт Ясиль целых пятнадцать лет. И от того чувство противнее, что частично жена старосты понимала и оправдывала решение своего супруга.
   
  ГЛАВА 3
  РАСКОЛ
  
  Девичья рука заметно уступала по размерам тому брюху, которое в данный момент получало удовольствие от медленных почёсываний. Жёлтая кожа оказалась на удивление мягкой. Вряд ли сил Лейры хватало для того, чтобы животное по-настоящему полно ощутило все прикосновения. Но пузо, лениво шевелясь под ладонями, не выказывало ни малейших возражений. Наоборот, существо тихо скулило, демонстрируя своё наслаждение и понукая хозяйку продолжать ласки.
  Целительница временами косилась на хвост прирученного питомца. Такая массивная деталь очень активно вертелась, пока знахарка развлекалась. Зверь мог задеть её, хоть и не старался сделать это нарочно. А пока лёгкая игра протекала беззаботно, доставляя радость и Лейре, и её четвероногому подопечному.
  - Тебя кто-то видел за последние дни?
  Создание, не переставая извиваться на земле от блаженства, приглушённо отозвалось:
  - Нет.... В лесу почти никто не появлялся. Пусто.
  - Ты всегда так говоришь!
  - Что?
  - Веря твоим словам, можно подумать, что ты - тайна для всех. А потом я слышу за забором рассказы о похождениях 'чудовища из рощи'.
  - Я больш-шой. Мне трудно спрятац-ца.
  На такое замечание девушке возразить не удалось. Не собираясь сдаваться, она опять стала наставлять питомца:
  - Не приближайся к озеру.
  - Почему?
  - Там сейчас шастают новые охотники. Более назойливые, чем остальные. Уж им-то лучше не показываться на глаза.
  - Но там такая рыбка.
  - Какая рыбка?!
  - Вкусная.
  Лейра убрала руки от широкого живота, чтобы не отвлекать себя и самого животного от серьёзного разговора. В отличие от хозяйки, второй собеседник был настроен прохладно.
  - Шутишь? В другом месте наловить обед нельзя?!
  - Нет. Там лучш-ше.
  - О, боги!.. - вздохнула знахарка и тут же осеклась. Обращаться к высшим она не хотела, а тем более жаловаться им на неудачу.
  Порою обитатель Замкнутой Рощи вёл себя совершенно глупо, даже не смотря на способность говорить. Впечатлительные размеры существа заставляли уважать его как хищника, но абсолютно не уверяли в высоком интеллекте. По крайней мере, в данный момент.
  - Тебя же поймают! Можно всё это делать ночью, когда стемнеет?
  - Хорош-шо.
  У зверя не было желания спорить с Лейрой, поэтому он легко принял предложение девушки. Своевременное согласие заменяет многие споры.
  - Ну и отлично.... Переворачивайся на бок.
  Дважды упрашивать полусонное существо не требовалось. Тяжело выдохнув, из-за чего короткий вихрь разметал в стороны опавшие листья, животное лениво потянулось на земле.
  Пристыдить питомца Лейре не удалось, но целительница притихла с чувством собственной победы. Сколько бы лет девушка не старалась приручить это создание, полного покорства добиться не выходило. Чудовище скорее позволяло собою командовать, когда его желания не расходились с мнением хозяйки. В противном случае, договариваться не получалось и несколько дней существу приходилось практически бездомным рассекать заросли.
  Истинная природа брала верх, вызывая слабость к наивному скоту. И как только переступалась граница рощи, всё ходячее превращалось в перспективную пищу для существа. Хорошо, что пока ассортимент не вмещал в себя людей, но лично у Лейры закрадывалось сомнение, что её зверь не больно держится за старый рацион. Только туманные истории о пропавших путниках намекали на человеческие предпочтения монстра. В реалии же конкретных случаев не наблюдалось. Созданию ничего не стоило начать новую графу отсчёта и перейти на других жертв. Лишний шум вокруг леса мог загнать его в самодельную ловушку. Вероятно, именно поэтому животное делало вид, что слушается приказаний Лейры.
  Знахарка свято верила, что её повышенный крик оказывает влияние на питомца. Никогда не упуская возможности проверить власть, девушка попеременно, то отправляла создание в западную часть пущи, то говорила прятаться на дне озера, то не отходить далеко от какого-то холма. Подобное непостоянств позволяло свести к минимуму нежеланную встречу с местными жителями. Только вскоре зверю надоест играться в невидимку, когда он имеет предостаточно силы для того, чтобы смести всю деревню.
  Вот под таким шатким союзом Лейра гордилась своим положением в Вокрахе. Молодая целительница многого не замечала за самоуверенностью. И до тех пор, пока её кто-то не одёрнет, беглянка попросту не сумеет правильно рассчитывать имеющиеся возможности.
  
  * * *
  
  - Ах, какой пустяк - уйти в неизвестном направлении!
  Некромант безостановочно отчитывал Пейс. Словно это доставляло ему удовольствие. Он снова и снова описывал необдуманное исчезновение в лесу, лишь меняя слова для своей речи. И любая попытка перебить парня заканчивалась новой волной укоризны.
  Дринек и Алнэ не вытерпели даже молчаливого участия в этой лекции. Недолго наблюдая за мучениями сирены, парочка удалилась в соседнюю комнату. Хоть у кого-то есть возможность переждать бурю в виде Юнэя. А, судя по их лицам, фейри с охотником и сами были не прочь дать несколько советов насчёт работы в команде. Поэтому такое тихое исчезновение я приписала к удачному исходу.
  Но возбуждённый колдун с лихвой заменял потерю. Чтобы магу не казалось, что его труд идёт насмарку, хозяйке приходилось иногда с понимающим и пристыженным видом смотреть ему в глаза и соглашаться. На самом же деле, замечания шумного чародея пролетали мимо. Даже мне наскучило разделять её участь слушателя. Я сонно прикрыла глаза, оставляя Пейсиною буквально один на один с названым братом.
  - Твоя удача, что аванку ты неинтересна. - Попытался подытожить выступление некромант и затих.
  Противоречить ему - значит дать повод начать всё заново. Только переживать ещё одну порцию замечаний было выше наших сил. У парня, похоже, тоже пропало желание поучать. Или пришло осознание всей бесполезности подобного занятия. Юнэй постепенно сводил на нет затею воспитания, и действительно делал паузы, чтобы услышать ответ.
  - Не понимаешь, что сейчас в Вокрахе опасно?
  По сравнению с порой их детства, деревня и впрямь изменила жизненный устрой. Как бы ни пытались люди игнорировать чужаков, те прибывали безостановочно. Аванк создал широкую щель, через которую сочилась масса любопытных и любителей приключений. Хорошо, что запал гостей так же быстро иссякал. Но постоянная смена лиц всё равно не шла на пользу местным жителям. По обрывкам рассказов Юнэя я поняла, что в Вокрахе давно забыли про доверие. Родственник или сосед - не имело значения, когда по дворам гуляли сплетни.
  - Я заметила...
  Голос хозяйки звучал грустно. Оградившись от их диалога зрительно, оставалось лишь опираться на собственную интуицию. Отсутствие картинки создавало впечатление, что беседа тянется бесконечно. Слова произносились через силу.
  - Больше не ходи в лес одна, хорошо?
  - Договорились.
  Уж кто-кто, а колдун договариваться с Пейс не умел. И это обещание могло рухнуть в любой момент. Как только сирене опять захочется исчезнуть в роще. Парню пора бы уже понять: чем быстрее она соглашается, тем меньше значения придаёт подаренному отклику.
  - Вы так ничего и не нашли?
  - Нет. Ты же видела, что следов не заметно. И даже неясно, имеет ли смысл ожидать чудище у озера.
  - Ага...
  - Но на всякий случай я добавил яд в воду и оставил зачарованную сеть.
  Вот как теперь Юнэй решил бороться со зверем! Стал расставлять ловушки буквально на каждом шагу. Не удивлюсь, если в следующие дни количество выдумок некроманта заполонит собою все заросли.
  - Зачем?
  - Чтобы объект нашего похода не увлекался свободой.... Да и ты тоже. Верёвка отобьёт всякое стремление войти в лес или выйти из него. Не больше. А яд подействует глобальнее. Так что не советую пить из природного источника.
  Не понимаю, маг приехал сюда для того, чтобы помочь избавиться от мифического существа или заточить Пейс в Вокрахе? Он настойчиво пытается заставить всех откликаться на его приказания без пререканий. И моя хозяйка, как главный источник неповиновения, должна ощутить влиятельность руководителя.
  Девушка и так периодически оказывалась на пересечении чужих мнений и целей. Постоянно приходилось уступать и выполнять чьи-то прихоти. Когда это делается без отдачи, преподносить подобные одолжения становится труднее.
  От такой завуалированной угрозы лично мне стало не по себе. Неужели Юнэй прировнял Пейсиною к низшей нежити, которую можно затравить примитивными приёмами? Тогда его ждёт разочарование.
  Я почувствовала, как где-то слева прогнулась кровать. Видимо, Пейс присела, поражённая идеями колдуна. Ей и сказать ничего не приходило на ум. Как тут отпарировать столь колкое предупреждение.
  Тем временем, чародей не собирался смягчаться. Поняв, что сестра находится в подавленном состоянии, парень пытался использовать её кроткость для себя. Бросив тему охоты, некромант перешёл к другому разговору. Более болезненному. Но Юнэй никогда не умел выбирать подходящие моменты, а лишь сухо выкладывал сведения.
  - Надеюсь, ты не собираешься устраивать семейные сцены?
  - То есть?
  Сам тон создавал настроение, в котором будет вестись беседа. Уже в вопросе шёл намёк на то, что сирена ни в коем случае не должна выносить личные переживания не всеобщее обозрение. Некромант просил, пока только просил, вести себя тихо. Кажется, в его планы не входило восстанавливать прежние отношения.
  Пейсиноя окончательно лишилась дара речи после такой цепи запретов. Осознав, что от девушки не исходит пользы, маг превратился в непоколебимую скалу. Когда на него нельзя повлиять, Юнэй становится ужасным эгоистом.
  - Не смей говорить матери кто ты. Сама же пожалеешь о своём шаге. Поэтому я предостерегаю заранее.
  Какой благородный жест! По-моему, некромант просто не хотел делиться родителями. В многодетной семье часто имеет право быть незримая борьба за внимание. С годами запал у детей обычно угасает. Но чародей стал редким исключением. Повзрослев, и уже отвыкнув от конкуренции, парень часто перегибал палку.
  Пейс не была ему сестрой. И нашёл он её отнюдь не для того, чтобы наладить связь. Раньше я считала нерадивого волшебника плохим специалистом, но надеялась, что Юнэй прихватил с собой мою хозяйку с добрыми намерениями. Вдруг староста поселения понял всю беспочвенность своих обвинений и готов пустить приёмную дочку обратно? Могу поклясться, Пейсиноя мыслила именно в таком ключе. Она и пустилась в эту авантюру благодаря поводу заглянуть в Вокрах и попытаться снова. Поначалу колдун был для неё поддержкой. А сейчас маг гордо отгородился, как и много лет назад. Сирена находилась в пределах статуса помощницы, не больше. Хотя по сравнению с прочими участниками, её место в команде именовалось 'предпоследним'. Поскольку в самом конце была я.
  - Мы поняли друг друга. Спокойной ночи.
  Возвращение из Замкнутой Рощи пришлось на поздний час. Вдобавок к назойливости чародея, дождаться ночи не составило проблем. Хотелось сделать столько полезных дел. В итоге каждый из нас потратил прошедшие сутки впустую. А кое-кто напоследок получил неприятный осадок после разговора.
  Хлопок дверью оповестил, что Юнэй оставил нас одних. Я прямо шерстью ощутила, что хозяйка смотрела на меня. Если некромант поверил в мой искусственный сон, то провести Пейс не удалось. Пронзительно голубые глаза нуждались в соучастии.
  - Вы ж не собираетесь его слушать?
  Совесть девушки наверняка записала меня в свои смертельные враги. Да, мои рекомендации не отличались благодетельным характером, но прекрасно сочетались с Пейсиноей. Учитывая принцип игры колдуна, мои методы влияния не так уж плохи.
  - Знать бы кого слушать...
  Пришлось прищуриться: свет в комнате после моих притворств был слишком ярким. Сирене подобные гримасы показались намёком отправиться на боковую. Устало потянувшись, Пейс полностью свалилась на скомканные простыни. После Юнэя у неё явно не оставалось сил на откровенность.
  А спустя минуту вернулась фейри. Присутствие Алнэ по соседству исключало всякую возможность поговорить по душам.
  В доме наступила пора сновидений.
  
  Охотник не стал оборачиваться на топот за спиной. Юнэй вернулся после переговоров сиреной не в лучшем настроении. Портная сразу уловила суть и поторопилась уйти к себе. Едва швея сбежала, Дринек обратился к товарищу:
  - Тебе не кажется, что это слишком?
  - Ни капли.
  Чародей категорично отбил реплику парня. Меньше всего он нуждался в упрёках, а советов не просил.
  - Она будет делать всё назло.
  - Пусть так.
  Порывшись в сумке, колдун вытащил потрёпанный 'Necronomicon'. Прежде коралловая обложка теперь давала светло-коричневый цвет, но по-прежнему блестела частями позолоченных букв. На ходу пролистав половину сборника, некромант перевернул книгу другой стороной и начал всматриваться в открытые страницы без спешки.
  - Ты сглупил. Очень сглупил, когда надумал попросить помощи у Пейс и не подпустить её к своим родителям.
  - Да ну?
  - Это пустая затея. Она отыщет способ ослушаться. Чего искать! Стоит дойти до твоего дома...
  - Пейсиноя бунтарка, не спорю, но каждый свой шаг она хорошо обдумывает.
  Проведя пальцами по рукоятке ножа, охотник приблизился вплотную к своему напарнику.
  - Именно. Поэтому завтра утром твоя репутация может рассеяться.
  - То завтра.
  Недовольно хмыкнув, Дринек протянул оружие другу. Пальцы придерживали стальное острие, позволяя забрать передачу без опаски пораниться. Сам зомби, благодаря своей новой природе, повреждений на теле не боялся.
  - Возвращаю. - Добавил он. - Всё-таки, это принадлежит твоему отцу. Считай, наследство. Мне пока нож ни к чему.
  Маг молча подхватил опасную вещицу за шнурок и скрыл под алой тканью мантии.
  - Слушай, не мучай Пейс.
   Тихая просьба задержала внимание Юнэя и отвлекла его от медитации над чтивом.
  - Я её не трогаю. Только напоминаю, что она здесь для того, чтобы поспособствовать в поимке аванка.
  Понимающий кивок охотника не до конца принимал ответ товарища. Задачи ясны. Только ведь отгородиться от потаённых мыслей таким образом не получится. Сирену словно дразнили возможностью опять обзавестись семьёй и постоянно преграждали пути к этой мечте. Девушка не станет долго терпеть такую роль.
  - Если помнишь, она сама просила у меня взамен изменить ей внешность навсегда. Чтобы скрываться. В том числе и от жителей Вокраха. Всех, подчеркну, всех жителей Вокраха.
  Непреклонное внушение не достигло успеха. Дринек остался при собственном мнении, несмотря на прямоту некроманта. Колдун нехотя вернулся к изучению содержания книги. Его друг уже не раз поднимал эту тему, стараясь переубедить Юнэя. А маг до сих пор продолжал держать Пейсиною на приличном расстоянии от Ясиль и Рийка.
  После небольшой размолвки, охотник вдруг резко зашёлся кашлем. Тихо прочистить горло не удалось. 'Некрономикон' опять бросили:
  - Не проходит?
  - Терпимо. В дороге всегда есть шанс заболеть.
  - Ну, смотри.
  Задумавшись, чародей продолжал смотреть в спину Дринеку. Бесспорно, простудиться из-за проливного дождя просто, но хрип парня имел отсылку к серьёзной причине. Сироп Юнэя не особо способствовал поправке, напоминая о своей бесполезности приступами кашля по ночам. Сон зомби не ценил и не замечал, как часто недуг беспокоил его после привала в Шаровском дворце.
  
  Животные никогда не страдают бессонницей. Бодрствование после наступления темноты происходит по собственному желанию. А если хочется отправиться в мир грёз, никто не помешает это сделать. Чтобы не утверждали люди про низменность дворовых, Морфей благосклонен ко мне. Я уверена - мои сновидения на порядок красочнее, чем дрёмы человека.
  Сегодня отдаться полуночным иллюзиям полностью не вышло. Через несколько часов после общего отбоя отдалённое подвывание разбудило меня. Спросонья сразу понять, что конкретно нарушило покой, не удалось. С одной стороны, шум чем-то напоминал вой деревенских собак, которые обожают обсуждать свои проблемы под луной. С другой - в нём прослеживались обрывки слов.
  Постепенно возвращаясь в реальный мир, я всё чётче различала зов:
  - Братья... помощь...
  Появился смысл, который хоть немного прояснял ситуацию. Кого-то звали, оказавшись в беде. На этом отрывки прекращали повествование. Фраза повторялась, стараясь заманить к своему исполнителю как раз короткой формой.
  Поглядев на хозяйку, я перевела внимание на фейри. Обе крепко спали. Таинственный потерпевший не занимал их. А вот меня манил поучаствовать.
  Соскочив на пол, мне приходилось соблюдать полнейшую тишину. Доски пытались заскрипеть от любого движения моего невесомого тела. Расстояние до двери превратилось в целое испытание. Да и сам проход в коридор - нелёгким заданием. Лапы по сравнению с помехой были такими миниатюрными, что прорваться наружу виделось невозможным стремлением. Будь я покрупнее, дверь поддалась без особых проблем. А так приходилось двигать её аккуратными пошкрёбываниями. Повезло, что открывалась она, если хорошенько толкнуть от себя. Совсем рядом парили сны девушек, вмешиваться в которые я не старалась.
  Выйдя из комнаты, моё чутьё позвало вниз. Лестница пронеслась одинаковым рядом ступенек. И опять перед носом возникла дверь. На сей раз последняя, ведущая на улицу. С ней пришлось повозиться на порядок дольше. Старушка и без массивных замков сумела забаррикадировать дом. Меня сбивала мысль, что ненароком кто-то проснулся и заметил незапланированный побег. Я оглядывалась в темноту, ничего там не видела, но не теряла чувства слежки. Каждое щёлканье или треск будто разлетались громогласным эхом. Весь лабиринт я прошла интуитивно, открывая проходы методом проб, ошибок и, конечно же, глупой возни.
  Протиснувшись в проём, я моментально попала под струю холодного ветра. Осень приближалась, неся в наши края пасмурную погоду. Через пару дней от лета не останется и следа. Стоял мрачный антураж, который мешал увидеть знакомую тропинку.
  Моё зрение идеально приспособилось к мгле. Только шла я, скорее, следуя за неизвестным голосом. Покинув здание, можно было различить новое дополнение:
  - ... сёстры... нужна...
  Источник находился где-то возле того злополучного озера. Неужели кто-то попал в брошенную колдуном ловушку? Мне стоило предупредить остальных, если они сами не слышали зов. Любопытство же предлагало для начала посмотреть на пленника самой. Хотя это шаг становился таким необдуманным. Веря пересказам Юнэя, аванк был сборищем внушительной массы. Противостоять подобному великану в одиночку я не сумею. Тянет в лес лишь мой острый слух, который наталкивается на мольбу существа.
  Узкая дорожка закончила вилять между домами и ушла в рощу. А под пологом деревьев становилась ещё более недружелюбной. Что, если в заколдованную сеть никто не попал? Я чую её магию на огромном расстоянии, но вблизи могу ненароком и задеть лапой коварное волшебство. Настолько развитой реакцией на тёмную магию дворовые не обладали. И здесь каждый неосторожный шаг у берега мог стоить мне временной свободы. Нужно ли рисковать собою ради непонятных зрелищ?
  Поваленное дерево у поворота. Ряд диких кустов. Прямо. И немного левее от выпирающей ветки.
  Но, достигнув края поляны, и остановившись осмотреться, я отреклась от недавних сомнений. Западня чародея полностью оправдала себя.
  Теперь сеть не лежала на траве, а плотно обвивала зверя, который вяло ворочался в плену. Казалось, что верёвка увеличилась в размере. Иначе обхватить чудовище просто не выходило. Пульсируя сиреневатым светом, волокна словно шевелились от малейшего движения создания. Сам аванк выл не от боли. Как и обещал маг, сетка только сдерживала, но не вредила своей жертве. Зверь хотел выбраться.
  - Ты кто такая?!
  За попытками порвать заколдованную ловушку, аванк успел заметить моё появление. Он остался удивлён. Видимо, существо призывало на помощь не меня.
  - Я слышала твой клич.
  - Как? Ты не могла его слыш-шать.
  Вопрос был пропущен мимо ушей. Животное несло в себе опасность. В первую очередь потому, что обитатель Замкнутой Рощи оказался не водяным созданием. Чёрная чешуя, которая переливалась даже ночью. Толстые когти выбивались сквозь отверстия сети и зловеще впечатляли следами-бороздами на земле. Вдобавок прилагался хвост, по длине ничем не уступавший всему телу. Это был не аванк, а настоящий дракон.
  - Кто еш-шё обо мне знает?
  Мой оценивающий взгляд прошёлся по пленнику во второй раз. Стоит ли отвечать?
  - Никто.
  Полагаю, что я не ошиблась. Пейсиноя и остальные точно не почивали бы в кроватях, уловив хоть фрагмент из его гула.
  - А ты чего приш-шла? Я звал не тебя.
  За радушным приёмом моё любопытство не стремилось, однако, встретить такую грубость - тоже. Как и всякая нежить, я обладала хорошим чутьём. Речь дракона сирена воспримет как абракадабру: уловить в ней смысл девушке вряд ли удастся. Но сейчас и мне короткие реплики не приносили ясности.
  - Кто же должен прийти?
  И не явился. Дракона не просто застало моё появление, а расстроило то, что я оказалась не тем гостем, которого ждали.
  - Не скажу.
  Так и болтали. Он - связан изящной магией, я - неловко топчусь на месте. Подходить к существу слишком близко безопасно и страшно одновременно. Мне и отсюда всё видно.
  - Как ты здесь оказался? Ты не похож на... аванка.
  - Кого?
  Нужно медленно прекращать эту сцену и бежать к хозяйке. Вместе с парнями найти применение такому ценному экземпляру - несложная задача.
  - Сравнила. - Возмутился зверь. - Ничего обш-шего не имею с этой тварью.
  Существо попробовало повернуть голову, но путы не дали сделать ни единого движения. Мда, с такой длинной шеей ему наверняка неудобно лежать в бездействии.
  Красные зрачки перестали ползать по мне, рассматривая своего собеседника. Что там можно заметить? Я в три раза меньше него. Тем не менее, глаза отводить никто не собирался.
  - Значит, кроме тебя, сюда никто не придёт?
  - До рассвета - нет.
  Недовольно прищурившись, дракон тихо зарычал. Когда взойдёт солнце, улов в его лице непременно кто-то найдёт. И тогда созданию несдобровать. Тесной сеткой дело не ограничится.
  Представляю, сколько часов подряд дракон пытался разорвать магические нити. При мне чудище лежало смирно, стараясь не показывать бессилие.
  - Знаеш-шь, как выбрац-ца из этого?
  - Нет.
  Я и правда не представляла выхода из такой ловушки. Наверняка развеять чары может только их автор - Юнэй.
  - Мелкая ты для драконихи. Как же тебе удалось услыш-шать зов?
  Мелкая?! Если создание придаёт значение размерам, то почему со своими габаритами попал в такую примитивную западню? Громадная туша, но скверный нюх.
  - Больно слёзно просили. - Не упустила я возможности поделиться сарказмом.
  - Что? Да ты...
  Зверя задело моё замечание, а задеть меня было не в его возможностях. Сеть сверкнула сиреневым сиянием, охлаждая пыл пленника. Когда находишься в столь невыгодном положении, нужно вести себя прилично.
  Осознав, что добраться до меня когтями не выйдет, новый знакомый решил пойти другим путём:
  - Хочеш-шь враждовать? Ты не знаеш-шь, с кем говориш-шь!
  - С кем?
  - Меня зовут Ренре́. Это имя я нош-шу несколько столетий. Слыш-шала его прежде?
  Пафос заставил скривиться. Имя дракона ни о чём мне не рассказывало. Хотя я и прежде не перекликалась с представителями его рода. Существа, которым не судилось выйти за пределы былин или предрекалось давно исчезнуть благодаря доблести рыцарей. А теперь один из сказочных персонажей запугивал одними словами, за неимением других способов влияния.
  - Что ты можеш-шь понять, мелкая. Беги отсюда, пока есть ш-шанс.
  Правда, что-то я задержалась со своей ночной прогулкой. Пейс не должна при пробуждении заметить отсутствие помощницы. Но и уходить без важных сведений негоже - хозяйке можно поведать про интересную находку. Чувствую, что на следующий день они никого не найдут у пустого озера.
  - Вас много?
  Неудивительно, что сразу на мой вопрос чудовище отзываться не стало.
  - А что ты считаеш-шь многим? Мои братья и сёстры исчисляюц-ца тысячами. Но про судьбы некоторых я давно не слыш-шал...
  Тысячи. Люди даже не подозревают, сколько опасных созданий находится по соседству с ними. Наверное, именно неведение оберегает их от роковых встреч.
  - Возможно, такие имена как Драко, Килгарра, Сапфира, Горыныч, Спайро, Смог, Муш-шу или Фалькор тебе что-то говорят? Ну?
  Отрицательный кивок головы. Не оправдала я ожиданий Ренре своими бедными познаниями в его родословной.
  - Скучно ты, мелкая, живёш-шь.
  Высокомерия в драконе поубавилось. Или он устал выискивать крошки мифических историй, задержавшихся в моей памяти. Величественные имена скрывали целые приключения, целые жизни и не получили достойного признания. Ни один из них не поспешил на выручку Ренре.
  Пара красных огоньков резко выделялась на фоне темноты. И, то ли я к ним уже привыкла, теперь в них не наблюдалась та злоба, которая повстречалась мне в начале.
  - Как тебя-то зовут? - внезапно поинтересовался зверь. Без ярого соучастия, но всё же. Стоит дать ему иной вариант, чтобы убрать неприятную мне кличку.
  - Дивана.
  - Ты обитаеш-шь в этом лесу? Я тебя прежде не видел.
  - Я не здешняя.
  - Ясно.
  Чудище пошевелило передней лапой. И тут я поняла, что заставляло меня снова и снова всматриваться в облик дракона. Чёрный цвет при плохом освещении не давал уловить мелочи, поэтому, беседуя с животным, получалось видеть лишь отдельные участки его тела. Но стоило мне вовремя обратить внимание на количество глаз.... Сейчас я насчитала три штуки. Один зрачок моментально закрыло веко, и дракон вернулся к своему обыденному виду. Остаться равнодушной мне не удалось.
  - Я неравномерно моргаю? - засмеялся Ренре.
  Молчание он разгадал подобием согласия. Из-под сетки доносилось рычание, и опять послышалась возня по траве. Три, четыре.... Шесть! Шесть очей смотрело на меня. Вот почему существо продолжало оставаться огромным, несмотря на границы заговоренной сети. Наличие трёх голов о чём-то да говорило.
  - Вас трое?
  Не очень корректно вышло. Когда я удивляюсь, слова произносятся быстрее, чем успеваешь толком сформулировать речь. А на это часто обижаются.
  - Что за бред, мелкая?
  Понять бы ещё, какая голова после какой болтает. Ренре не дал мне вывести схему последнего диалога:
  - Все головы мои. Смотреть и говорить я могу с помош-шью любой. Только к чему многомерный звук? Люблю порядок.
  Определённо стоит прекращать незапланированное свидание и бежать обратно к хозяйке. Для ночи без полноценного сна новостей слишком много.
  - Мне пора идти.
  - Испугалась?
  - Нет. Но я ухожу.
  Повернувшись, удалось сделать лишь один шаг.
  - Стой, Дивана.
  Ренре задержал меня, но не торопился объяснять причину. За спиной я только слышала его тяжёлое дыхание.
  - Ты услыш-шала мой зов. Хотя предназначался он не тебе. Знак. Не доноси обо мне охотникам. Лучш-ше помоги. Передай деревенской знахарке, что я попал в беду...
  Кажется, вслед дракон крикнул ещё что-то. Шорох листвы и веток под лапами заглушил просьбу. Не исключено, что в конце опять прозвучало 'мелкая'.
  
  Сеть лишилась своей магической подпитки. Постепенно начинало светать, и уже можно было заметить обрывки верёвок на земле. Целительница потратила много сил, вызволяя питомца. Глупость зверя, его желание поесть рыбки в запрещённом месте, обернулось такой неприятностью. Лейра молнией примчалась на выручку. Как она удивилась появлению дикой кошки в своей хижине. Удлинённые ушки и полосатая спина не добавляли домашних ноток; шерсть отливала серебром - маленькая гостья явно обожала за собой ухаживать независимо от среды обитания.
  Необычный образ принёс неприятную весть. Стоило предугадать, что рано или поздно прирученное животное начнёт показывать характер и противиться приказам. А вот предсказать, что свидетелем бунта окажется чужая прислужница, которая поможет не придать событие огласке - настоящее потрясение.
  Если бы не соучастие незнакомки, дракон наверняка попал в распоряжение чародея. Дальше - сама Судьба не могла предугадать будущее Ренре. Чаще всего диковинные животные оказывались в бесконечно пополняемой коллекции какого-то богача. Заморские купцы очень падки к подобным созданиям, и уж точно не упустят возможность выторговать результат охоты у местных героев. Жизни у таких владельцев просто не бывает - сплошное мученье.
  - Уйди отсюда!
  Лохматая дворняга игриво вильнула хвостом на злобную команду знахарки. Для собаки здесь развернулось целое представление. После цветных вспышек, пёс прыгал как сумасшедший, внося ненужную суматоху. Кобеля совершенно не смущало присутствие дракона на поляне. Диво с тремя головами он принимал за своего приятеля. Но открытый нрав никто не старался заметить.
  - Рад? Теперь твоя спесь поубавится? - допытывалась Лейра у чудища.
  Девушка снимала со спины своего подопечного последние волокна магической ловушки. Для дракона было непосильной задачей выбраться самостоятельно. Зато знахарка развеяла путы довольно легко. Ей ничего не стоило за несколько минут свести на 'нет' старания некроманта. Парень не ровня меньшей богини. Волнение не сходило с лица девицы, и чтобы хоть как-то взять под контроль эмоции, она теребила рукой свою длинную косу. Алый бант только подрагивал кончиками ленты от прикосновений.
  - Прости.
  - Не нужны мне твои извинения. Лети к южной границе рощи и сиди там!
  - Но...
  - Живо!!!
  Непоколебимый тон Лейры подействовал на зверя. Выпрашивать поблажку не позволяла гордость. Отступив назад, чтобы не зацепить спасительницу, чудовище расправило широкие крылья. С ними дракон выглядел ещё внушительнее, а утренний полумрак только добавлял ему черноты в окрас.
  Несколько взмахов и Ренре воспарил над землёй. Без спешки набирая высоту, создание поворачивалось в воздухе, ища подходящее направление. Мгновение - и после очередной пробежавшей по листве тени, существо ринулось прочь. Псина залилась громким лаем и бросилась догонять летающего друга. Так, вдвоём, они исчезли в глубине леса, не переставая шуметь каждый на свой лад.
  
  На обратном пути я опять была вынуждена прикрывать тяжёлые двери. Ржавые створки скрипели, как только мой скромный вес старался захлопнуть проход. По-прежнему все жители дома спали крепким сном.
  Не люблю лестницы. Особенно, когда приходится подниматься по ним вверх. Для людей это ходьба, а для меня - череда прыжков и проб не съехать с уступа. Шагая на манеру человека, но в четыре лапы, я бы не дотягивалась до следующей ступеньки. Ох, во дворах не наблюдалось подобных задержек, и передвижение проходило значительно быстрее.
  Во время моего отсутствия, никто не нарушал покой Пейс. Комната тонула в тишине. Мне даже было неловко входить в этот маленький рай. Спать не хотелось. Оставалось только забраться на кровать к хозяйке и дождаться её пробуждения.
  Я испортила весь смысл охоты. Зверь, который фактически был в руках у некроманта, опять на свободе. Теперь до него невозможно добраться - на ошибках учатся, и Ренре начнёт обходить магию десятой дорогой. Считай, всё путешествие насмарку, поскольку конечная цель недосягаема. Только как сообщить эту весть остальным?
  Пейсиноя непременно поймёт меня. А донести благородную мысль до остальных членов команды станет проблематичным. В частности до Юнэя. Узнай колдун, что какая-то жалкая кошка посодействовала в спасении местного чудовища.... Сказать, что я получу море осуждения - не сказать ничего. Сам чародей повлиять на мои действия не сумеет, а его обидные слова давно перестали задевать.
  Только именно то существо, которое попало в магическую сеть, являлось причиной нашего пребывания здесь. Исчезает оно - пропадает и зацепка, позволяющая моей хозяйке находиться в Вокрахе. Брат не станет прогонять девушку, едва поймёт, что позвал её сюда напрасно. И стараться удержать в деревне сирену магу тоже ни к чему. Зачем давать приют новому монстру, которым назовут Пейс многие жители?
  Сейчас хозяйке нужно время, чтобы собраться с мыслями. Охота на мнимого аванка Пейсиноей принималась за пустую игру. Она не заинтересована в удачном исходе затеи. Вся тактика, которую тщательно составляет Юнэй, для неё лишь повод как можно дольше задержаться в Замкнутой Роще. Может, для поиска подходящих слов. Или чтобы набраться смелости. Не знаю. Но сирена растягивает своё пребывание как угодно.
  Моё признание в совершённом поступке сократит промежуток в половину, если не сведёт к полному нулю. К чему в Вокрахе наша шумная компания, когда опасность миновала? Изо для в день подрывать озёра станет совершенно неуместным оправданием. Всё будет предельно просто: нет ужасного создания - нет охоты. А вместе с таким выводом наступит и финал в поверхностном гостеприимстве местного населения.
  В худшем случае, на их сторону встанет и колдун. С чего ему предоставлять Пейс убежище? Временный договор чётко давал понять, что приют в деревне - табу. Ранее для девушки и обещание подарить хорошую маскировку было благом. Теперь же желания моей хозяйки подросли, и она посмела просить большего. Чародей же давать сверх меры свои услуги не собирался.
  Помимо безразличия, некромант был непредсказуемым элементом в моих представлениях. Как он поступит - загадка, пока исправить что-то ещё можно. Истинные намерения Юнэя всплывают немного погодя, но вмешиваться в их свершение уже поздно. С парнем сложно спорить. Или принимаешь его позицию, или идёшь принципиально против мнения чародея.
  Светало очень быстро. Казалось, что всего пару часов назад я мчалась по роще в кромешных потёмках. Небо успело сменить кучу оттенков, превратившись из синего фона в светло-голубой. Напоследок солнце попробовало добавить яркие нотки, заглядывая из-за верхушек деревьев в окно. Скошенные фигуры золотистых зайчиков вытянулись вдоль пола. Некоторые из них попадали на одеяло и мою спину. Приятное ощущение теплоты растекалось по всему телу. Такое убаюкивание усыпит меня до того, как Пейсиноя проснётся.
  Хозяйка нежилась в постели, даже не думая подниматься. Удивительно, что маг не примчался ни свет, ни заря, и не позвал всех прочёсывать лес. После вчерашнего провала у него явно созрела идея разыскать озёрное существо самостоятельно. Я ожидала, что некромант с первыми лучами пустится на поиски. Но Юнэй пока не торопился встретиться с аванком и давал девушкам возможность отдохнуть. Дринек, который расположился за стеной, тоже решил не выбиваться из общего ряда. Если охотник и бодрствует, то не пытается навязаться нам. Комната превратилась в уютный кокон.
  А нужно ли портить такое тихое утро скверными рассказами? Умолчав о Ренре, я мало чем повлияю на поход. Зато дам Пейс несколько дней, чтобы разобраться в себе. Когда выкраиваешь вторую попытку, время становится и быстротечным явлением, и невероятно терзающей пыткой, которая тянется бесконечно. Угадать здесь без промахов непросто.
  Замкнутая Роща может послужить мне хорошим прикрытием. В лесу всегда полно следов. При неопытном наблюдателе все отметки становятся хаотичным набором подсказок, которые сбивают с верного пути. Пускай громадный отпечаток лапы дракона трудно спутать с прочим зверьём, распознать его долговечность воистину сложно. Маг-недоучка будет зря идти по цепочке следов, которые земля хранит уже несколько недель. Случайные подсказки смешает с обманом природы и продолжит монотонное путешествие по зарослям. Пожалуй, такой расклад меня удовлетворяет.
  Внести долю разума при поиске животного сумеет Дринек. Молодой охотник тоже не виделся профи в своём деле, но знал он гораздо больше чародея. С ним слежка пойдёт быстрее, если не вмешаться. Я должна буду забегать впереди охотника, чтобы при необходимости прятать признаки пребывания Ренре. Главное, не показывать особую заинтересованность. Иначе Юнэй заподозрит неладное в моей беготне.
  Вот чего я действительно опасаюсь, так это самого нерассудительного создания. Дракон сбежал из ловушки. Только вряд ли он покинул лес. Отправив странную знахарку к существу, меня не интересовали её методы влияния на подопечного. Чешуйчатый питомец всегда находится где-то возле деревни, возле своей хозяйки. Бесконечная роща отлично скрывала от трусливых селян. Но перед ищейками в лице парней такой защиты будет недостаточно. Магические способности некроманта, несмотря на ограниченную мощь, в состоянии удержать существо. Ночью было время исправить положение, а в присутствии лишних глаз попытки исключаются.
  Жить на одном месте с таким скверным характером и кровавыми привычками рискованно. Мало того, что тебя сразу заметят, могут и невзлюбить за причинённые неудобства. Нежить никогда не пользовалась почётом среди людей. В зависимости от силы предполагаемого противника, с нами боролись всяческими способами. Некоторые отчаянные грубо выгоняли крохотных созданий из своих дворов. Те, кто обладал смекалкой пошире, умудрялись вытолкать зверей за пределы деревни. Ренре не посягал на дома в Вокрахе. Жители создавали мифы, чтобы оградить детей от стремлений заглянуть в Замкнутую Рощу. Правда, со временем и взрослые начинали верить в выдумки. Как говорится 'страх даёт крылья'. Воодушевлённые паникой люди пойдут на многое ради собственной безопасности. Иногда, не замечая и того, что в погоне за мирной жизнью они первые разжигают сражение.
  Сеть у озера должна послужить предупреждением дракону. Дважды удача не будет переходить на сторону Ренре. Ему стоит покинуть Вокрах, если чудовище не хочет пасть жертвой находчивых охотников. Лучше не привязываться к месту, где каждый желает твоей смерти. Это совершенно лишает радостей жизни.
  Надеюсь, ночной собеседник пришёл к таким же мыслям, и вскоре отправится исследовать другие края. Тогда иллюзия поиска при моей поддержке просуществует гораздо дольше.
  Нарастающим шумом с улицы начали доноситься голоса прохожих. Порою напоминающие бессвязные диалоги и обрывки выкриков. Я услышала как минимум дюжину просьб и советов, которые заслоняли друг друга в гуле толпы.
  'Тащи яблоки сюда'
  'Пошёл вон с дороги, а то...'
  'Представляешь? Уехал в город!'
  'Какой смешной щенок'.
  'Давай проведу, красотка'.
  'Спасибо за помош-шь. Если понадоблюсь - зови'
  Или послышалось?
  
  Зачерпнув небольшую пригоршню сухофруктов, мужчина с сомнением поглядел на содержимое своей руки.
  - Купите изюм! - женщина улыбнулась в надежде, что приподнятое настроение склонит незнакомца приобрести её товар.
  Но Мэйдоффа не притягивали такие уловки. Плоды были до такой степени иссушены, что стали размером с горох. Даже пальцами чувствовалось, какая светлая ягода твёрдая и безвкусная. Подобное добро впору выбросить, а жадная торговка всё пытается сплавить свои запасы.
   - Высокая цена для настолько мёртвого винограда.
  Сморщенные кругляши вернулись в общую коробку. Продавщица глупо уставилась на придирчивого прохожего, не уяснив его философского замечания. Человек и не дожидался понимания в ответ, продолжая бесцельное путешествие между лотков с продуктами.
  Вокрах не шёл ни в какое сравнение с ассортиментом Рыночного Округа. Отдалённая деревня не могла и не хотела соревноваться с обменным пунктом, через который проходят главные дороги государства. Туда тянутся даже случайные пути, потому что всем известно: в том городке найдётся даже самая редкостная вещица. А посёлок, заключённый в Замкнутую Рощу, не стремился к подобной популярности. Снабжать жителей лишь самым необходимым - в этом и заключалась его маленькая задача. Поэтому люди не знали про редкие фрукты, лакомые сладости и прочие деликатесы. Больше того, порою обыкновенная еда на прилавках выглядела настолько скверно, что начинала пропитываться тем противным запахом, который намекал на начало гниения. Хотя и не каждый торгаш был настолько бессовестным, чтобы выставлять сие безобразие на всеобщее обозрение, местный рынок не отличался качеством.
  Удручённый взгляд Мэйдоффа переносился с качанов капусты на пучки зелени, но с каждым наблюдением разочаровывался в Вокрахе. Местность постепенно вымирала, отсекалась от внешнего мира и пряталась за скучной занавеской быта. А обитатели просто смиренно принимали такое положение, словно будущее их не трогало.
  - Отдыхаешь?
  Две тяжёлые ручищи клешнями сомкнулись на запястьях мужчины. Дёргаться при этом прочном плене не имело смысла - только получить пару синяков на память вместо воли. Да и силы были неравны. Против громил, которые находились на службе у музы сложно найти управу.
  Широкоплечие великаны выделялись из торгового скопища за счёт высокого роста и плотной комплекции. Удивительно, что своим появлением на рынке, они не привлекли всеобщего внимания. Лишь одна старушка негодующе осмотрела их со стороны. И то, только потому, что они загородили половину прохода и мешали искать дешёвый товар. Другого интереса старые знакомые Мэйдоффа у окружающих не вызывали.
  Троица незаметно покинула сердцевину толпы, медленным шагом направляясь к отдалённым навесам, а там и вовсе оказавшись на безлюдной улице, вдали от лишних глаз.
  - Нашли, всё-таки. - Сокрушённо вздохнул пленник.
  - Было бы что искать. Как хвостик за подругой возвращаешься.
  Второй громила довольно хихикнул в знак согласия. Хватка новоиспечённой стражи не позволяла мужчине не то что свободно двигаться, а даже замедлить шаг. Оценив, как его торопливо уводят, Мэйдофф сразу распознал и выбранное направление. Несомненно, великаны вели его к хижине знахарки, которая стояла у самой окраины рощи. Вот ведь целительница изумится, узрев на пороге таких неожиданных гостей. Не стоит и пытаться отговорить парочку от намеченного ими визита. За свою беспечность придётся поплатиться не только серьёзным разговором, но и более тяжкими последствиями.
   
  ГЛАВА 4
  ОСТАТКИ ПРОШЛЫХ СУЖДЕНИЙ
  
  - Мельпомена никогда не приходит просто так. - С долей осуждения сказала девушка, делая глоток.
  Чаепитие шло вместе с деликатным разговором, но со стороны казалось вполне безобидной встречей. Хозяйка стола величественно выслушивала просьбу, с которой к ней явилась знакомая. Муза просила невыполнимого:
  - Уничтожь цветы. И всё будет как прежде.
  - О чём ты говоришь?
  Хлорис прекрасно понимала, чего требует женщина. И выполнять прихоти ради продолжения чьих-то интриг она не собиралась. Участие в постоянных ссорах и разногласиях стоит обходить стороной. Иначе рано или поздно окажешься виновницей всех бед. Вот почему богиня никогда не играла роли союзника. Только наблюдателя.
  - Твоя синяя роза выходит из-под контроля! Она становится основой для человеческих фокусов!
  - Этого следовало ожидать. После похищения огня я предполагала, что люди не ограничатся одним даром.
  - Ещё можно всё исправить.
  - Истребив весь вид роз? Ну, уж нет.
  - Начнётся бардак, Хло.
  Светловолосая девушка не выказывала ни капли волнения от новостей. Это Мельпомена пришла с определённой целью, а собеседница просто наслаждалась приятным времяпровождением. По её внешнему виду никак не скажешь, что имело место быть переживание о мелочах вроде деревенских страстей. Живые цветы, которые украшали причёску и так шли натуре Хлорис, незаметно трепыхали лепестками. Они тоже выражали своё недовольство натянутым молчанием.
  - Ничего не будет. Один случай - не повод для шума, который ты устраиваешь.
  - Зачем ты вообще создала это растение? - с сокрушением спросила муза.
  - Для красоты.
  - Обыкновенная красота не вызывает таких последствий...
  Мельпомена мялась, не в силах верно изложить своё требование. Если богиня не захочет пойти ей навстречу, девушку не уговорит никто. Избавиться от изменчивых свойств редких бутонов - это последнее, что ещё можно просить. Но ждать ли отдачи?
  - Пожалуйста, сделай цветок обычным.
  - Но он потеряет свой оттенок, своё изящество...
  Отговорками Хлорис отбивалась в самых крайних случаях. Когда её твёрдое 'нет' говорило, что разговор затянется надолго, такие оправдания виделись более скорым решением. Опущенные ресницы выдавали сомнение.
  - Давай. Волшебство не должно быть доступно всем подряд.
  С женщиной было трудно поспорить. Делиться с простолюдинами силой, которую те даже использовать с толком не сумеют - скверная затея. Но цветок, беспокоящий музу, мало чем повлияет на жизнь обитателей Вокраха. Без достойного ухода от него не будет проку. Видимо, кто-то всё же отыскал правильное применение чуду. Только Мельпомену подобная находчивость не радовала.
  - Если об этом узнают они, - рука неопределённо показала вверх. - Последствия станут ещё глобальнее.
  - Я поняла!
  Чай был позабыт и отставлен в сторону. Хлорис пододвинула к себе вазу, стоявшую рядом. Вытянув из пышного букета один стебель розы, она положила его на поверхность стола. Синяя головка мягко улеглась на скатерть, ожидая продолжения.
  - Не знаю, во что это выльется, но чтобы больше ты ко мне не приходила!
  Придавать значение грубому обещанию Мельпомена не старалась. Между ними не наблюдалось дружбы. И услышать доброе напутствие при встрече никто не надеялся. Поэтому все следующие действия происходили под гробовой тишиной.
  Зелёные глаза лишь внимательно смотрели на одинокий цветок. Ни взмаха кистью, ни малейшего шороха богиня не совершала. Это земные колдуны сопровождали любые потуги мудрёными предложениями и непонятными жестами. Магию приходилось приманивать каждый раз заново. А теми, у кого единство с природой было от рождения, примитивные приёмы высмеивались. Стоит захотеть - и всё придёт само. Казалось, что девушка просто смотрела на отсеянную розу. Приглядевшись же более внимательно, муза заметила изменения, над которыми работала Хло. Синие лепестки покрылись трещинками. Неравномерные жилки будто вытягивали цвет. Бутон медленно стал полностью белым, после чего начал склоняться к совершенно иному тону. Красному. Мельпомена удовлетворённо улыбнулась на такую перекраску. Неясно, что вызвало у женщины такие эмоции: другой оттенок или отсутствие былой мощи в пухлом соцветии.
  Богиня тряхнула головой, разметав свои массивные кудри. Она и так находилась в плохом настроении, а после навязанного обязательства ещё почувствовала усталость. Мельпомена в меру своей невнимательности не оценила стараний. Муза интересовалась только своими проблемами:
  - Прекрасно! Но как изменить другие кусты роз?
  - Не нужно ничего делать. Они избавятся от лишних мелочей в течение нескольких дней. Надеюсь, ты переживёшь подобный срок?
  - Пожалуй.
  - Тогда прощай. - Хлорис не видела причин продолжать чаепитие вместе.
  - Красными они мне больше нравятся.
  - Несомненно.
  Гостья показала собственное равнодушие. Блондинка поступила мудро, что взялась исправить прошлую оплошность. Но особой благодарности девушка не заслуживала. И не получила.
  - 'Красные мне больше нравятся'. - Передразнила она собеседницу, лишь только та вышла из зала. - Многое ты понимаешь в цветах!..
  Расстроено вернув посвежевшую розу в вазу, Хло сдвинула участников букета плотнее. Орхидея, ромашка, ландыш, веточка сирени и прочие творения богини теснились на столе. Кому-то они могли показаться чересчур пёстрым скоплением. Только не в этом месте. Тут допустимы любые сочетания и любые жители садов. То благоухание, которое разлетается по помещению - награда для Хлорис. Жаль, что немногие способны оценить её старания, принимая всё за должное.
  
  Мы опять шли по чаще в прежнем составе. Четыре человека и я, юркая тень под их ногами. Хотя, под описанную мною категорию подходил лишь Юнэй. Остальные, так или иначе, выпадали по отдельным деталям. Алнэ сразу выдавали острые уши. Швея часто заплетала косы или высокие хвосты, приоткрывая лицо. Своего происхождения она не стыдилась. Но несколько пронзительных взглядов время от времени обращаются в сторону фейри. Охотник выделялся на общем фоне своей бледностью. Вроде бы в этом ничего нет - здоровье штука обманчивая. Я-то знала, что стоит за чёрным платком на его шее. А чужим наблюдателям внешность Дринека ничего особенного не поведала бы. И Пейсиноя, чью суть вообще угадать невозможно, пока не доходит до схватки. Тогда острые когти заставляют по-другому посмотреть на сирену. Эти двойственные образы были едва уловимы сейчас, когда они спокойно шли по Замкнутой Роще.
  Пейс с аппетитом жевала маковую булочку, которую успела прихватить по пути в заросли. Некромант всё-таки вытянул всех на повторную охоту за чудовищем. И пускай подобное сопровождение несло в себе мало толку, сильно противиться никто не собирался. Погода стояла отличная, поэтому можно просто вообразить незапланированную прогулку по лесу.
  Мне же расслабляться не позволялось. Чародей понимал: взявшись исследовать пущу, стоит уложиться в одни сутки. Иначе искать неуловимое существо придётся очень долго. Парень вилял между деревьями, совершая такие резкие повороты, что порою остальные теряли его из поля зрения и недовольно окликали. Девушки шли медленно. Именно женская половина сдерживала Юнэя от желания оббежать рощу за несколько часов. Чем очень помогала мне.
  К моему удивлению, позади плелась сирена в компании с Дринеком. Предоставив своему напарнику возможность выбирать дорогу, зомби на этот раз решил немного поговорить. С улыбкой отказавшись от предложенного кусочка выпечки, охотник вернулся к своему рассказу. Увы, не всегда удавалось услышать тему их болтовни от начала и до конца. Что поделать - на данный момент главной целью для меня было скрыть присутствие Ренре.
  Обгоняя мага, я быстро рассматривала местность. Если ничего интересного и опасного не находила, на той же скорости спешила обратно. Не стоило бояться и того, что колдун воспримет мои выходки с подозрением. К нам опять привязалась бездомная собака. Притворство, словно чёрный пёс специально гоняет меня кругами, отсекало лишние вопросы само собой. Кутерьма, устроенная нашими усилиями, не получала внимания, но послужила отличным прикрытием. Под моим присмотром Юнэй уже долго нарушал пейзаж чащи своим присутствием.
  Трудно было прогибаться под рассуждения чародея. Иногда возникала такая ситуация, когда я в темпе обшаривала кусты и неожиданно ловила голоса где-то справа. А всё потому, что наш путеводитель надумал поменять направление. И стал идти туда, где я ещё не успевала провести свою ревизию. Такая гонка сводила с ума и требовала полной сосредоточенности. Некогда подслушивать откровенности охотника и моей хозяйки.
  Некроманта подталкивала мысль о растерзанной ловушке, которую мы нашли у озера. Её пустое использование должно было остудить нрав парня, но вместо этого он только сильнее воспылал надеждой завершить охоту. В упорстве Юнэя попрекнуть невозможно.
  А пока мы с колдуном старались поравняться в умении поиска, в конце цепочки вёлся разговор. Я убедилась, что следов поблизости не наблюдается, и на время вернулась сопровождать Пейс.
  - ...Мне это интересно.
  - Как подростку в один момент могла стать интересна нежить? - переспросила моя хозяйка.
  - Вот так. У нас в деревушке постоянно возникали разногласия с подобными созданиями. Это начало входить в привычку.
  - Привычку убивать?
  - Тоже... - Подтвердил Дринек.
  Товарищ чародея легко раскрывал своё прошлое, поскольку ничего необычного в его истории не было. Любой охотник изучал мастерство ловли с малых лет. Ведь опыт вымеривается количеством проб - в борьбе с потусторонними существами мера именно такая. Она же и позволяет набраться ловкости или обзавестись определённой долей хитрости в подобном занятии.
  Пейсиноя плавно вывела правдивость парня в другую сторону. Вернувшись после очередного короткого рейда по тропинкам Замкнутой Рощи, я уже слышала отрывок из целой повести:
  - ...Чуть не утонул?
  - Именно. - Согласился парень. - Было трудно играть в такие перетягивания, учитывая, что я стоял на суше. Но сирена выдохлась после стычки с Юнэем и вскоре отпустила его.
  - Понятно, почему он не хотел делиться этой историей... - Проговорила тихо Пейс, мельком взглянув на некроманта.
  Конечно, чародей не позволил бы распространяться о том, как его чуть не утащили на дно. Удивительно, как это он не обращал внимания на постоянное шушуканье за спиной и не пресёк сплетни. На самом деле в этом нет ничего позорного. Рано или поздно даже в любимом занятии наступают неудачи. А Юнэю ещё очень повезло, что рядом оказался друг и спас его от смерти.
  Но колдуна не беспокоили разговоры. Парень шёл отдельно от остальных, выбирая направление. И не больно интересовался, чем товарищи занимаются во время скучной прогулки. Так же отстранённо шествовала и фейри. Один раз я чуть не врезалась в неё, выпрыгивая из густого куста. Алнэ лишь задумчиво пропустила меня вместе с тучкой пыли и зашагала дальше. На меня не обращали внимания.
  - ...Трудная, однако, у студентов академии практика.
  - Нет, обычная. То Юнэй погнался за опасным случаем, не рассчитав силы.
  - Похоже на него...
  Хозяйка с каждым днём всё чаще находила точки соприкосновения с Дринеком. Охотник был общительным парнем. И после превращения в зомби не растерял своё добродушный нрав. Зато физические изменения постоянно становились всё заметнее. Мощь росла, давно перестав казаться мужским преимуществом. Время от времени наблюдая, как поднимают Пейс, словно пушинку, помогая преодолевать лесные препятствия, я убеждаюсь в этом всё сильнее. Чтобы не сотворил с ним некромант, его тело меняется. Как бы слабо он не выглядел со своим цветом кожи и до сих пор не заживающей раной на шее, теперь Дринек может по праву сравниться с сиреной. Не хочется подтверждать это, но Пейс заметно уступает ловкостью движений таким переменам. Не исключено, что моё мнение ошибочно. Опровергать умение нежити нужно очень осмотрительно. Иначе неправильная оценка станет вашим последним выводом в жизни.
  Мы бродили по Замкнутой Роще полдня, так ничего и не отыскав. Я уже обрадовалась про себя, как полоса везения прекратилась. Забегать дальше Юнэя не имело смысла, поскольку его бдительные глаза устали исследовать лес и не нуждались в помехе под именем 'Дивана'. Но только после победы моей халатности над осторожностью, объект нашего поиска попался на пути уж больно неожиданно. На широком клочке песка, между травой, отчётливо виднелись отпечатки лап. Сомневаться в том, что они принадлежали дракону, не довелось - иной зверь всеми своими конечностями не заполнит подобные ямы. Ренре находился на грани разоблачения.
  Понимая, что спустя мгновения чародей окажется вплотную ко мне, думать было некогда. Я использовала первую идею, пришедшую в голову.
  Упала на землю и начала резво кувыркаться на спине.
  Пожалеть об этом пришлось спустя несколько оборотов в грязи. Маг не стал как-либо комментировать мой поступок, а решил показать своё мнение самым обидным способом. Засмеялся. Представляю, насколько нелепо подобное выступление выглядело со стороны. Но, как бы ни хохотал Юнэй, настоящую причину моей внезапной передышки он не раскрыл. Предостаточно взбудоражив почву, я поднялась и отряхнула шерсть от прилипших клочьев травы. Сверху не переставал доноситься мерный гогот чародея. Пусть веселится дальше. Только не от счастливой находки в виде следов аванка.
  - Что у вас случилось?
  Портная вместе с дуэтом говорунов пропустила моё представление. Увидеть его посчастливилось лишь колдуну, который явно остался доволен тем, что застал.
  А своим массажем с примесью пыли я хорошо стёрла неосторожность трёхголового существа. Впредь буду предусмотрительнее и опять начну обгонять чародея. Повторно унижаться в его глазах мне не хочется.
  - Что-то отыскали? - тут же дал о себе знать Дринек.
  - Нет, нет. Всё чисто.
  Найдя в себе силы успокоиться, маг вернул на лицо былую сосредоточенность. Парень взялся говорить что-то другу про результаты поиска, но я не осталась слушать. Необходимо осмотреть ближайшие заросли раньше некроманта. Да и вряд ли он поведает им интересные сведения.
  Следопыт из колдуна никудышный. Если и предыдущие охотники искали свою добычу такими же способами, то неудивительно, что Ренре беспечно проживал тут несколько лет. Роща могла легко сбить путника с дороги. Вполне возможно, что дракон, за которым шёл маг, аккуратно переместился в другую часть леса, обойдя нас где-то сбоку. В общем, в плане Юнэя было множество недочётов, которые я с радостью дополняла.
  Сделав небольшой полукруг, мне опять предстояло стать тихим наблюдателем. Дринек выдавал историю за историей, чем чудесно отвлекал Пейсиною. Краем уха я ловила примеры неудачных напарников, от которых охотник мгновенно избавлялся. В поединке с нежитью нужно иметь надёжное плечо рядом. И самому иногда исполнять должность сообразительного помощника. Это ответственность, отказываться от которой нельзя в последний момент. Принимать тоже. Не могу судить, повезло ли зомби с чародеем, но они уже пережили массу приключений и до сих пор не разошлись. Время их не поссорило, а сдружило на зависть остальным.
  Мне лишь оставалось непонятным, как в этот сплоченный союз пытается примкнуть Алнэ. Фейри завоевала симпатию мага. Сплотить такие же крепкие отношения с Дринеком сложнее. Он принимал девушку, как знакомую Юнэя, не пытаясь установить более тесную связь. Охотник иногда казался чересчур наивным. Только подобное качество всё равно не подпускало к нему подозрительных личностей. А швея была, мягко говоря, непостоянной. С некромантом фейри вела себя сдержанно. Перед ним Алнэ не показывала эмоции, пряча тем самым недосказанность. Предыдущий образ рассеялся без остатка, уступая место её неприязни к моей хозяйке. Уж не знаю, с чего портная так ревностно ставит вопрос, но ладить с Пейс она точно не собирается.
  Сирена не беспокоилась по поводу тех интриг, которые устраивала фейри. Претензии понятны, а разжигать конфликт ещё больше Пейсиноя не старалась. Или я не была посвящена в планы относительно рыжеволосой заговорщицы.
  Девушка ходила отдельно от всех, не проявляя интереса ни к байкам Дринека, ни к учёным проискам Юнэя. Хотя, в последнем утверждении довелось сильно засомневаться, когда швея известила звонким голосом:
  - Смотрите, след!
  Неужели я пропустила?!
  Над найденным отпечатком сразу образовалось кольцо. Заняв место у ног Пейс, мне тоже хотелось увидеть открытие Алнэ, пускай и повлиять на него невозможно.
  Но на земле находился лишь нечёткий след сапога. Люди часто заходили в лес вопреки своим опасениям. Поэтому неудивительно наблюдать такую находку. Мой короткий страх быстро улетучился. Это был не Ренре и даже не его повелительница. Подошва явно говорила о тяжёлой ходьбе и больших размерах, которые скорее присущи мужчине. Фейри без толку отвлекла мага.
  - Может, пойдём за незнакомцем?
  Швея не желала просто так отказываться от своей доли участия. Обрывчатое предложение маршрута и правда уходило куда-то влево. Порою, цепочка следов прерывалась на молчаливую подстилку из травы, а после снова указывала направление. Не будь фейри такой внимательной, вылазка анонима осталась бы для нас тайной.
  - Давайте попробуем. - Согласился Юнэй.
  Не встретив особых противоречий от охотника и Пейс, чародей перешёл на новую тропинку.
  Трудно представить, как некромант надеялся выйти на аванка по сомнительным остаткам бывшего путешествия. Мне такая глупость только поможет путать парня.
  - Где ты носишься, Дивана? - полюбопытствовала сирена, заботливо снимая с шерсти застрявшие сучки веток и прочий лесной мусор. - Становишься похожа на лешего.
  Ну и сравнение, хозяйка.
  
  - Раньше мы просто шли непонятно куда, а теперь бродим кругами!
  - Ещё неизвестно, что хуже.
  Наконец-то пришло осознание того, что исследовать Замкнутую рощу в таком малом составе бесполезно. Кроме меня и Юнэя никто не старался найти следы пребывания чудовища. Девушки во главе с Дринеком лишь сопровождали колдуна во время поиска. Но совершенно не способствовали его успеху. А после решения ориентироваться на путь неизвестного мужчины по прерванной полоске отпечатков, затея добраться до аванка потерпела крах.
  - Я вообще не вижу смысла бегать по лесу! Это будет длиться бесконечно.
  - У тебя есть иные предложения, Танелия? - спросил Юнэй, поддразнивая сводную сестру ненавистным именем.
  - Худшего уж точно не придумаю.
  - Так, прекращайте. - Примирительно вмешался охотник. - Мы, правда, ничего не добились этим походом.
  Дракон прекрасно играл в жмурки. Только не думаю, что чародей быстро сдастся, и останется на поводу у такого измора. Терпения у парня хоть отбавляй. С пустыми руками из Вокраха он не уедет.
  - Я тоже устала.
  Фейри поправила свою бежевую куртку и вздохнула. Нас всех вымотала скучная ходьба. Теперь даже следы местного жителя, который плутал по зарослям, не оправдали себя. День был потрачен впустую. Мы валились с ног.
  - Хорошо. - Сдался маг. - Можете возвращаться в деревню... Дринек?
  - Я проведу.
  Понимая, что тянуть за собой портную и сирену окажется в тягость, колдун отважился завершить осмотр леса самостоятельно. Рискованно и довольно разумно. Передвигаться одному намного проще.
  Увы, сопровождать его я уже не смогу. Моя навязчивость наверняка бросится в глаза и покажется странной. Пейсинои тоже не помешает компания дворовой. Юнэй побродит в гордом одиночестве. Вдруг это натолкнёт его на свежие идеи касательно ловли озёрного существа.
  Эй... Озеро!
  Я молниеносным прыжком переместилась на плечо своей хозяйки. Наклонилась близко к её уху, по секрету объясняя посетившую меня мысль. От Пейс предложение будет звучать не напрасно. Обыкновенную кошку чародей не послушает.
  Нашёптывая наблюдения, я успела уловить недовольный взгляд фейри. Швея почувствовала, что попытка отправиться на отдых отбита.
  - Аванк же водный обитатель. Походит по тропинкам и вернётся в родную лужу, где мы его сперва искали.
  Тон Пейсинои не давал сомневаться - в озвученной теории есть крупица разума. Сирена уверенно изложила поведанную мысль от своего имени. И колдун прислушался.
  Некромант был раздосадован, что подобная мелочь ускользнула от его внимания. А продолжать совершать промахи он тоже не мог себе позволить. Времени не хватало. В сумерках шансы натолкнуться на зверя равны нулю. Хотя, в моём случае всё вышло как раз наоборот.
  - Вы будете проходить мимо озера. Заодно и проверите.
  - Ты не пойдёшь с нами? - уточнил охотник.
  - Нет. Я догоню позже. Надо дойти до южной границы.
  - Не задерживайся.
  Алнэ искренне пожелала магу удачи и скорейшего возвращения с хорошими вестями. Зато сама поспешила в обратную сторону, чтобы добраться до отведённой ей комнаты и выспаться. Несмотря на то, что проводником вызвался Дринек, право вести большую часть команды взяла фейри.
  - Не заблудишься? - Пейсиноя не пыталась поддеть портную.
  Но девушка расценила вопрос именно как завуалированный упрёк. Поэтому следом метнулась наполненная ядом сдача:
  - Не надейся.
  
  Потеряв счёт поворотам, Лейра не страшилась потеряться. Чаща служила ей многолетним пристанищем, и ориентировалась она здесь интуитивно. Ряды старых деревьев вскоре выпустили знахарку на крохотную поляну. Миниатюрный кружок земли даже не пропускал на себя солнечный свет - ближайшие ветви служили плотным ореолом для этого уголка. Но, несмотря на непривлекательность найденного места, целительница стремилась сюда.
  Оглянувшись через плечо, девушка попала на взволнованный взгляд своего товарища. Мэйдоффу здорово не повезло. Верзилы, которых в деревне никто не жаловал, настигли беглеца, и отпускать мужчину не собирались. По крайней мере, так они сказали Лейре, лишь только та вышла на порог своей избушки. Назойливый стук в дверь заставил её поторопиться. Ничего приятного снаружи не ожидалось, а отказаться от разговора тоже невозможно. У громил был очень веский довод заинтересовать - угрозы.
  Друг, плотно зажатый между человекоподобными скалами, нуждался в выручке. Знахарка не могла остаться равнодушной к его пленению, столько раз спасаясь под опекой Мэйдоффа. Всё-таки именно она затянула знакомого в Вокрах и умоляла быть постоянным гостем. Возможно, перед очередным визитом к доброй врачевательнице, мужчина и угодил в западню, устроенной благодаря поручениям музы.
  Во влиянии Мельпомены на данное происшествие Лейра не сомневалась. Напыщенная посредница богов постоянно ищет способ отомстить противнице за похищение дочери. Будь женщина менее мнительна, она направила бы силы в иное русло. Вырвать малышку из переплетения судьбы - не в её власти, но обеспечить девочке хорошую жизнь становилось годной альтернативой. А по тому, как юную сирену выдворили за пределы посёлка, было заметно - материнские чувства у музы не брали лидерство. Показывать своё влияние становилось для этой особы главенствующей необходимостью. Семейные узы постоянно отодвигались куда-то назад.
  От того, что сама Мельпомена заточена обязательствами на небе, женщина злилась ещё больше. Поручать такое важное дело безмозглым слугам жутко не хотелось. Но прочих вариантов муза не имела. Поэтому вражда и растянулась на долгий период, попеременно, то утихая, то разгораясь с новой мощью. Нельзя угадать, чей шаг окажется решающим.
  Недальнозоркий дуэт громил следовал за Лейрой до самого края. Одинокая девица не представляла для них серьёзной опасности. Только приближаться больно близко к своенравной целительнице они не хотели. Знахарка могла играть и в непредсказуемую противницу, если бы захотела. Один раз ей удалось ускользнуть прямо из рук великанов. Точнее из-под лезвия ножа, приставленного к горлу. Повторно давать Лейре насладиться победой они не хотели. А уж упускать Мэйдоффа после её хитрых уловок - и подавно.
  - Ренре, покажись!
  Короткий призыв принудил громил вертеть головами, чтобы не упустить из виду появление чудовища. Верзилы хоть и не отличались сообразительностью, обладали крупицей самосохранения. С существом, которое держало в страхе всю деревню, надо быть начеку.
  Треск прутьев и низких кустарников известил о приближении животного. Выползающий зверь заставил гостей Лейры поубавить свою уверенность. Чешуйчатое тело лениво пришло на зов хозяйки, но своим спокойствием ввело великанов в ступор.
  - Разве это аванк? - посмел спросить один из слуг. - Ты нас за нос водить вздумала?
  - Он лучше аванка.
  Целительница приблизилась к питомцу и положила руку на крайнюю из голов. Жест казался отнюдь не безобидным. Словно девушка старалась попридержать дракона от нападения, прикрываясь ненавязчивыми ласками и поглаживая создание по холке.
  Ренре наблюдал за незнакомыми мужчинами. Красные глаза даже днём выглядели устрашающе. Существо просто стояло на месте, не издавая ни единого звука. От этого смотреть на него было ещё пугающе: кто знает, что последует за таким оценивающим осмотром.
  - Не передумали меняться?
  Пока оговаривалась сделка, Мэйдофф старался извлечь из ситуации максимум пользы. Он разглядывал зверя от кончика хвоста, который едва виднелся за толстыми лапами, до длинных шей, мерно качающихся от тихого фырканья. Тёмный цвет не давал понять, насколько огромным было чудовище. Но существо и так поражало своим величием. А что самое важное - прятало незаметно сложенные крылья на спине.
  - Ты должна его отдать нам.
  Попытка передать приказ музы своими словами и грозным тоном не возымела результата. Знахарка не выглядела напуганной девушкой, согласной на любые предложения. Лейра смотрела на своего товарища, на ходу ища способ освободить его.
  - Так забирайте.
  Никто не сделал ни шагу навстречу. Великаны настороженно косились на дракона, прикидывая в своём крошечном уме как теперь исполнить повеление Мельпомены. Мэйдофф же перенял спокойствие целительницы. У Лейры наверняка созрел план, если она так вызывающе беседует со стражами:
  - И?
  Отправляясь отобрать у девицы обыкновенного аванка, громилы совершенно не ожидали натолкнуться на это трёхголовое создание. Покорность Ренре не давала одурачить, напоминая кровавыми пересказами о самонадеянных рыцарях, которые заканчивали свои дни в пасти чудища. Продолжать пополнять коллекцию драконьих жертв не хотелось.
  - Не смей нас путать. Или дружок тебе уже не нужен?
  Верзила, взявший на себя право вести разговор, дёрнул за плечо пленника. Посчитал, что лишнее напоминание целительнице не помешает.
  - Разве я вам чем-то мешаю?
  Лейра театрально выразила удивление на лице, чем вызвала улыбку у Мэйдоффа. Когда его подруга устраивает подобные затянутые представления, значит, скоро жди интересного финала.
  - Подходите, берите. Бодрее, мальчики.
  Сделав предложение, девушка слегка хлопнула своего питомца по макушке и тут же убрала кисть. Ренре сразу отозвался на безмолвную просьбу хозяйки. Двинулся на слуг, против которых сама знахарка не посмела выступить.
  Несколько шагов зверя заставили великанов сделать то, что совершают все трусы в похожей ситуации. А именно - вытолкнуть недавнего пленника вперёд, представляя ему роль временного щита. Мужчина оказался перед драконом. Но не знал, как себя вести с противником, у которого из ноздрей стали тянуться тонкие струйки дыма. Походка, постепенно набирающая скорость, тоже не располагала к удачным идеям в противовес.
  В то время, пока животное укорачивало разрыв, с другой стороны Мэйдоффа тоже происходили изменения. Громилы старались отодвинуться подальше от крадущегося зверя. Контроль плана теперь их не волновал. Собственная шкура ценилась гораздо дороже. Отказом от имеющейся половины обмена они старались запастись временем. Но не знали, как его использовать. И какой договор может быть, когда Лейра натравила на них своего питомца?
  - Останови его, глупая!
  В ответ знахарка лишь издала ненамеренный смешок. Новыми оскорблениями её не переубедишь. Чтобы Мэйдоффу не передалась паника его надзирателей, девушка весело подмигнула другу. Пусть верзилы трясутся перед существом, а ему ничего не грозит.
  Ренре не терял времени. Приблизившись на достаточно близкое расстояние, дракон решил преодолеть остаток пути прыжком. Резко припав к земле, зверь совершил низкий скачёк. Подмяв под себя Мэйдоффа, чудище аккуратно обступило его своими лапами. Напарник целительницы находился в полной безопасности. Хотя, по мнению великанов, мужчина уже был наполовину растоптан. Естественно, что прийти ему на выручку они не пытались. Только сделали пару шагов назад, словно это что-то меняло.
  Но дракон не старался играть с громилами в такие медленные догонялки. Отогнав незнакомцев от хозяйки и её друга, Ренре мог действовать совершенно по-иному. Таким преимуществом создание не преминуло воспользоваться. Практически одновременно раскрыв все три пасти, обитатель леса выпустил в назойливых гостей огонь.
  Яркие потоки сплелись в одну тучу и ринулись на отступающие фигуры. Вспышка, созданная драконом, не только отпугнула верзил, а и отбросила их волною на несколько аршинов. Питомец Лейры явно переусердствовал с силами, извергнув такое количество пламени. Получив отпор от местной целительницы, громилы обзаведутся массой болезненных ожогов.
  Отгородив свою опекуншу от их стонов, существо застыло на месте. Только тогда Мэйдофф посмел зашевелиться под брюхом у животного. Плавно отползая по направлению к хвосту, мужчина ориентировался на голос подруги:
  - Сюда, не бойся.
  Бывший пленник выбрался из-под укрытия ящера и еле поднялся на ноги. Его качало от таких стремительных событий. Но знахарка, которая тут же поспешила поддержать шаткого товарища, намекала, что передышка ещё далеко. Ухватившись за руку мужчины, целительница оттащила знакомого в сторону.
   - Как они тебя словили?
  Мэйдофф лишь пожал плечами. Потерял бдительность и всё, оказался в распоряжении великанов.
  - Хорошо. Это не важно.
  Лейра разговаривала торопливо, стараясь не терять ни минуты. Она оборачивалась на Ренре, чтобы при необходимости одёрнуть его командой. Дракон стоял в прежней позе, немного повернув свои шеи. Поднятый им вихрь вместе с огнём развеял чёрный дым. И, в отличие от кусачих языков, пелена не оседала так скоро. В воздух вторгся запах палёной ткани.
  - Нужно уходить отсюда. Ренре!
  Зверь без особого желания обернулся на голос хозяйки. Находиться на поводу у Лейры было выше его достоинства. А сейчас она подзывала чудовище, словно оно казалось какой-то прирученной дворнягой. Грузно потоптавшись, существо покинуло громил, без сознания лежавших на земле, и подошло к девушке. Правая голова с любопытством рассмотрела спасённого высокого человека вблизи. Мэйдоффа обдало до сих пор жаркое дыхание. Мужчина тоже не был рад такой тесной компании.
  - Залезай. - Знахарка кивнула на пыхтящего рядом Ренре.
  - Мне кажется, он будет против.
  - Ерунда!
  Девушка дала дракону знак, чтобы тот приблизился. Пока питомец боролся с желанием проигнорировать распоряжение хозяйки, Лейра продолжала:
  - Садись у средней шеи. Ну же! Нам некогда медлить.
  Подгоняя товарища, целительница одновременно уговаривала и своего подопечного пойти навстречу. Но зверь не намеревался проникнуться неприятностью Мэйдоффа. Нехотя наклониться, позволяя забраться себе на спину - это самое большее, на что он был согласен. Прищурив глаза, Ренре замер неподвижно и вроде бы позволял себя оседлать. Тем не менее, друг Лейры не жаждал прокатиться.
  - А ты?
  - Я останусь в деревне.
  - Одна?
  - Да, одна. Ты же улетишь. Второй раз нам так не повезёт. - Девушка покосилась в сторону обгорелых громил на траве. - Не бойся за меня. Переплетение судьбы свяжет им руки.
  С таким утверждением не поспоришь. Только оставлять знахарку без присмотра, а теперь и без зловещего питомца было слишком тяжёлой платой. И для Мэйдоффа и для целительницы. Лейра права - вечно дразнить музу с её помощниками не удастся. Стоит или дать однажды отпор или постоянно терпеть притеснения Мельпомены. Появился отличный шанс оборвать связи: Лейра влилась в быт Вокраха и оказалась за пределами высших законов, а мужчина мог исчезнуть сейчас с концами. Ради этого нужно лишь пожертвовать старой знакомой, с которой они могут больше никогда не встретиться. Довольно болезненный обмен.
  Тем временем девушка стала склонять Мэйдоффа к очередному побегу. И в её доводах был резон. Отбросив чувства, такой выход и впрямь казался единственным. Иные пути ещё более туманны и запутанны.
  Перебросив ногу, мужчина залез вначале на широкую спину, а потом переместился к центральной шее. Ренре терпеливо ожидал, пока на него заберутся. Обзаведясь наездником, зверь уже прочно встал на лапы и расправил крылья. Увидев, что беседа не думает перерастать в прощание, существо своей готовностью к полёту поторопило друзей.
  Расстроенная Лейра тоже не обладала на данный момент многословностью. Оставив напутствия товарищу, она отступила на шаг назад. Нужно дать дракону пространство для взлёта.
  - Он отвезёт тебя подальше. И поможет спрятаться.
  - Я понял. А что будешь делать ты?
  Девушка ответила на волнение Мэйдоффа в привычной манере - спокойно обратила всё в шутку:
  - Прогоню эту парочку, когда они очухаются. Хоть повеселюсь напоследок...
  - Не увлекайся. - Подыгрывая подруге, мужчина засмеялся. - Теперь у тебя нет огнедышащего защитника.
  - Я запомню.
  Чтобы опять не стеснять питомца, целительница послала на прощание воздушный поцелуй. Приняв это, как знак к отправлению, Ренре предупредил нового спутника:
  - Крепче дерш-шись.
  Оказавшись в воздухе, существо не тратило лишнего времени на круги по небу, а моментально ринулось по намеченному курсу.
  - Ты умеешь говорить?!
  Но зверю было некогда болтать со своей ношей, чтобы лишний раз доказать правдивость его наблюдений. В полёте вообще трудно вести диалог: то слышно плохо, то самому неудобно говорить. Между мужчиной и драконом мало общих тем. А Мэйдофф после короткого возгласа явно не норовил искать точки соприкосновения. Не упасть со спины Ренре - вот что его беспокоило прежде всего.
  
  Пока моя голова была забита удручающими рассуждениями, мы постепенно приближались к озеру. Как некромант торопил всю компанию вглубь леса, так и портная старалась вырваться за границы Замкнутой Рощи. Какая жалость, что Юнэй остаётся один. Без присмотра он ещё энергичнее приступит к поиску аванка. Теперь я могу лишь надеяться, что сама Судьба отгородит их друг от друга в этой глуши.
  Но вскоре подобные проблемы стали совершенно не значимыми по сравнению с тем, что попалось нам на поляне. Алнэ сегодня досталось право быть первооткрывателем всех находок, потому что у берега ей опять посчастливилось отыскать что-то стоящее.
  - Глядите! Это.... Это он!
  Присмотрись фейри более внимательно к своему открытию, восхищения бы у неё заметно поубавилось. Вопль девушки даже не сразу позволил понять, про кого старается предупредить остальных швея. Лично увидев предмет её криков, у меня просто пропал дар здраво думать на несколько минут. Ибо сопоставить подобное с недавними событиями очень трудно. А неоспоримое противоречие всё равно поставило целью закрасться в мои мысли.
  - Не приближайся к нему! - первым опомнился Дринек, придержав фейри за локоть.
  - Он не двигается. Неужели спит? Или.... Ой, он мёртвый! Вы всё-таки отравили его!
  Щебетанье Алнэ не позволяло сосредоточиться. С одной стороны хотелось рассмотреть внезапно появившегося зверя поближе, с другой - чувство страха ещё держало на месте. Мало ли каких сюрпризов стоит ожидать от чудовища. Учитывая, что его вообще не должно быть.
  После встречи с Ренре, я думала, что дракон замещал собой существо, которое наводило ужас на всю округу. Ведь ночной собеседник не упоминал о том, что он разделяет с озерным созданием Замкнутую рощу и на пару пугает людей. А выходит, что Вокрах стал хорошим пристанищем для нежити. Скоро людям не останется места с такими скрытными сожителями.
  Чтобы животные не старались натворить до нашего приезда, теперь их количество моментально сократилось вдвое. Никто из присутствующих не опровергал теорию кончины зверя, даже не удосужившись обследовать его. Алнэ вырывалась из хватки охотника, добиваясь более тщательного осмотра. Но нужно ли говорить, что парень не выпускал её, как бы портная не старалась? Осторожность Дринека имела основание, ведь кто знал - яд поспособствовал успокоению существа или повлиял иначе.
  Огромная туша завалилась набок, застыв в такой позе. На нашу неудачу, аванк испустил дух спиной к чаще, лишив тем самым возможности познакомиться с внешностью чудовища. Переняв часть рассудительности зомби, даже меня пока не толкало подобраться вплотную и убедиться в том, что с местным кошмаром покончено. Мы с Пейсиноей стояли поодаль, не желая вмешиваться в пререкания.
  - Хорошо, я останусь стоять здесь. - Негодующе сдалась фейри. - Надо послать Юнэю весточку, чтобы шёл сюда.
  И забыл про Ренре. Полностью согласна. Переживание о незнакомом драконе начинало становиться для меня лишней ношей. Взаимовыручка должна опираться хотя бы на крохотную привязанность. В случае с чешуйчатым созданием, такая забота казалась настоящим обязательством. Только перед кем и за что? Скорее, это чудовище должно оберегать свою спасительницу. Вернув мага из Замкнутой Рощи, я освобождалась от навязчивых раздумий.
  Фейри действительно бросила попытки подобраться к аванку. Вместо споров со строгим охотником, она взялась сооружать волшебное послание чародею.
  Короткие полосочки самостоятельно возникали из воздуха и сплетались в комок. Разноцветные, разные по длине, они завязывались в узел. А попав в сгусток, ниточки по сговору становились белоснежными и уже мало чем отличались от ближайших прядей. Соорудив такой банальный шарик, швея приступила к нашёптыванию, чтобы наколдованное послание полетело к нужному человеку.
   Пейс не вмешивалась в приготовления девушки. Я лишь проследила пристальный взгляд, который моя хозяйка посвятила Алнэ. Портная, целиком занявшись магией, естественно не замечала подобного внимания. Её легко было задеть, но теперь фейри была увлечена финалом охоты и не отвлекалась на прочие мелочи. Сирена тоже удивилась внезапной развязке путешествия. Наверное, не меньше меня. Так просто. Без смертельных угроз, которыми обладает любая авантюра в схожем стиле. Не то, чтобы я требовала каких-то лишений в итоге.... Не нужно радоваться столь быстрому решению проблем. Такие подарки потом просят такую же ценную отдачу.
  - Подойди ты к нему.
  - К телу никто подходить не будет! - пообещал себе и фейри Дринек, оборвав восклицание глухим кашлем. - Стой возле меня.
  Уже не полагаясь на свою силу, охотник остановился прямо между швеёй и вожделенным ею аванком. Причём, бедному парню приходилось сдерживать наступление Алнэ и временами оглядываться на груду мяса на лужайке. Предчувствие говорило ему, что найденное создание до сих пор таило в себе секрет. Может, Дринек и сам хотел проверить версию фейри. Но следом за ним тут же засеменит портная, не сумев вытерпеть растущую интригу. Так что приходилось соблюдать расстояние и ждать.
  В отличие от рыжей девицы, Пейсиною никто не останавливал от непродолжительного выхода за начертанный охотником круг. Преодолев первое впечатление, мы загорелись идеей забрать инициативу. Тем более что помех воплотить в жизнь этот маленький план не видится. Поэтому, лукаво переглянувшись с хозяйкой, я сделала пару шагов к неподвижному аванку. Тихий топот Пейс где-то сбоку подтвердил компанию в лице сирены.
  - Вы шутите? - отчаянно выкрикнул нам в спины Дринек.
  Обида в его голосе добавляла комичности всей сцене. Тут ему не бескомпромиссный приказ некроманта, после которого трижды подумаешь, прежде чем идти наперекор. Ослушаться охотника ничего не стоит. Да и он не будет на нас в обиде.
  - Так нечестно!
  Поддержав возмущение, Алнэ тоже высказала недовольство. Но преодолеть стену в виде парня ей не удалось. Зомби не собирался больше подпускать к чудищу любопытных. Так что фейри оставалось только наблюдать за нашей смелостью издали.
  Хотя, про смелость это я погорячилась.
  Моя хозяйка, пускай и решилась разъяснить ситуацию, не больно желала приносить себя в жертву. Потому мы в любой момент были готовы развернуться и броситься бежать в противоположную сторону. Оставаясь без защиты и самовольно направляясь к аванку, надеялись увидеть нечто стоящее. А сам зверь, с его массивным туловищем, уже считался неплохой добычей.
  Я успела оценить размер его хвоста, который и без шерстяного покрова был внушительным дополнением к существу. Покрытый чёрными пластинами, чем-то похожими на чешую, но не такие блестящие. Форма тоже выбивалась из привычных представлений о животных, даже если они имеют суть нежити. Обитатель озёр вообще представлял собой скопление целого перечня хищников.
  Лапы, следующее, что мы с Пейсиноей увидели, впечатляли не хуже. Одна конечность создания могла раздавить меня без особых усилий. А напоследок - разодрать по земле остатки случайно попавшейся под ноги песчинки идеально заточенными когтями. Единственное, что не вызывало удивления - это шкура аванка. Редкая и грязно-коричневая, как и у многих диких зверей. У каждого имеются недостатки.
  Зато голова опять возвращала к истинной натуре существа. Ряд клыков, устрашающе видневшихся изо рта, ясно свидетельствовали о том, что чудовище почило. Во сне так свой набор зубов не демонстрируют. Да и дыхание мы не слышали. Полное безразличие к двум фигурам неподалёку утвердили прогноз фейри.
  Но мёртвая туша на этом не закончила впечатлять своим неожиданным появлением. Напоследок аванку даже удалось напугать Дринека и Алнэ, до сих пор стоящих в сторонке ещё больше. Швея с охотником не могли увидеть всех подробностей, поэтому и новый персонаж около нашей находки вызвал у них неподдельный ужас.
  Не поддаваясь моему немому примеру, Пейс сразу выдала непредвиденного участника:
  - У, да тут есть кое-кто!
  Фейри пискнула после оповещения сирены. Отступив за зомби, словно это спасает дело, девушка поспешила уточнить:
  - Боже! Человек? Труп? Аванк убил кого-то? О-о-о!..
  В качестве ответа хозяйка от души рассмеялась. Предположение портной впрямь воспринималось с юмором, пока сама Алнэ не видела то, что находилось возле дохлого зверя.
  - Нет, всё хорошо. - Пообещала Пейс.
  С лохматой собакой, которая свернулась калачиком прямо перед мордой громадного животного, всё было в порядке. Бросив нашу группу на обратном пути, пёс первым добрался досюда. И, прежде такой прыгучий, теперь с тоской лежал рядом со своим бывшим соседом по просторной роще и тихо скорбил.
   
  ГЛАВА 5
  ГИПНОЗ БЕЗ ПОЗВОЛЕНИЯ
  
  Многим доставляет несказанное удовольствие рассматривать чужие вещи. Причём, не тайно рыться в сумках, чтобы добраться до правды, а просто ради более близкого знакомства с владельцем содержимого. Ведь порою даже самые незначительные мелочи способны рассказать о человеке больше, чем длинные разговоры по душам. И, если внимательно отнестись к своим открытиям, они поведают вам много интересного.
  А особые находки ожидают детей, которые пускай и не стараются выведать чьи-то секреты, но со своей фантазией никогда не скучают. Поэтому в этот день Лелориель отыскала себе развлечение на несколько часов. У странствующего путника в повозке была масса увлекательных предметов. Для девочки стало настоящим праздником разрешение без помех оглядеть передвижной дом кочевника. Васио только иногда заглядывал в проём и удивлялся: как такая обыденная обстановка сумела понравиться ребёнку. Тем не менее, редкие полки послужили предостаточным поводом увлечь, в то время, пока сундук в углу только ждал своей очереди. Как раз к нему Лели стремилась меньше всего. Пытаясь дотянуться до вожделенной чашки, она забралась с ногами на деревянную лавку.
  - Такая старая. - Протянула девчонка.
  Может именно потёртые керамические бока заставляли заметить так старательно выведенные рисунки. Длинноногие олени шли плотным кольцом вперемешку с орнаментами. На белом фоне красные мазки действительно выглядели впечатляюще. Несмотря на то, что некоторые фрагменты потеряли свою яркость, рога у этих величественных зверей всё равно служили главным украшением посуды.
  Отвлёкшись на шум извне, Лелориель быстро вернула чашку в общую коллекцию на столе. Подбежав к выходу, она вместе с остальными начала прислушиваться к источнику суматохи.
  Вместо желанной вести по двору 'Астеры' пронеслась проворная тень, которая исчезла за крышей ближайшего здания. Летающий ящер нанёс короткий визит в Рыночный Округ, а потом, так же скоро, отправился странствовать дальше.
  - Дракоша!
  Изучение телеги было бесповоротно заброшено. Задрав голову наверх, Лели вглядывалась в небо, но уже ничего в нём не видела. Разочаровавшись, девочка даже не обращала внимания на причитание взрослых:
  - Не было печали. Только змея мне не хватало.
  Хозяин гостевого двора тоже взялся искать нарушителя спокойствия. Впрочем, мистера Геннайса застала такая же неудача - дракон и не думал возвращаться. Лишь племянница горько сожалела об этом.
  - Я его пропустила!
  Лелориель, с обидой на весь мир, соскочила с порога повозки. Расправив пышную юбку, она уже собиралась пойти к себе в комнату. Упущенная возможность полюбоваться на парящее диво отбило всякое желание играться.
  Но, прежде чем девочка успела скрыться за дверью, путешественник поспешил окликнуть её:
  - Хочешь, я расскажу тебе про драконов?
  - Про настоящих?
  - Конечно.
  - Хочу, хочу, хочу! - заверила Лели, словно по радостным глазам не было заметно полнейшего согласия.
   - Значит договорились. Мы сейчас здесь с поклажей разберёмся, и будет тебе история.
  Девочка, воодушевлённая обещанием Васио, ринулась внутрь 'Астеры' в поисках удобного места для будущих сказок. Кочевник только с улыбкой проводил пёстрое платье.
  - Надеюсь, это добрые небылицы. - Заметил мистер Геннайс. - А то после визита двух братьев и их историй, ребёнок всю ночь не мог уснуть, опасаясь, что его похитит какой-то крысолов.... Или нечто подобное.
  Изъясняя свою просьбу, мужчина не прекращал осматривать небосвод. Однако опасения были напрасны: дракон не собирался находить пристанища в торговом посёлке. Лишь немного побеспокоить обитателей и исчезнуть в неизвестном направлении - вот и всё, что подготовил непослушный питомец на этот раз. Задерживаться в краях, где нет спокойной жизни, зверь не стремился. И не мог при всём своём желании.
  
  * * *
  
  Дринек выглядел неважно, даже опуская тот факт, что он умер пять дней назад. Сколько бы парень ни пытался убедить товарищей в том, что самочувствие у него в порядке, охотника всё равно отправили отлеживаться в кровати. К вечеру зомби резко ощутил слабость, чем вызвал ряд вопросов у чародея. Юнэй сам оградил друга от лишних переживаний, но не оставлял в покое напарника, не выяснив причин его недуга. Во время поиска симптомов, маг позабыл про собственную добычу - о настоящем аванке. Естественно, староста с женой не знали о методах, к которым прибегнул их сын. Некромант наверняка оставил это в секрете от всех. Сказать, что после такого подвига уклад Вокраха изменился? Нет. Зато небольшой праздник жители деревни поддержали единогласно.
  Мы, не поддаваясь всеобщему веселью, оставались в комнатах. Периодическими визитами к пациенту я на пару с Пейс коротала свой досуг. Ведь парень и впрямь чем-то заболел. Сильный жар говорит красноречивее выводов колдуна. Чтобы хоть как-то скрасить одиночество парня, пока Юнэй и фейри отправились советоваться с целительницей, сирена отвлекала его непринуждённой беседой. Без позволения заняв ложе брата, Пейсиноя теперь взяла на себя обязанности рассказчика. Из-за кашля Дринеку было трудно отвечать, но слушателем он был превосходным.
  Повторяя уже ранее поведанные мне сцены из трактира 'Цепной пёс', девушка и сама не на шутку увлеклась воспоминаниями. От того воспроизводимые ею пародии на визгливых посетительниц или орущих мужланов казались очень эффектными. С охотником хозяйка ощущала себя свободно. Поэтому встреча протекала так увлекательно, не ориентируясь на время суток.
  А может всему причиной отсутствие мага. В последнее время между ним и Пейс будто появились разногласия, которые каждый разбирал молча. Если предыдущие конфликты быстро забывались, в виду своей простоты, то последний разговор по-настоящему рассорил их. И хотя я была единственным свидетелем подобного происшествия, Дринек тоже почувствовал неладное. Вдобавок стараясь помирить знакомых с помощью незримого участия:
  - Кстати, ты не забыла напомнить Юнэю про его обещание?
  - Собиралась... - понурый голос уверял лишь в обратном.
  Да, пора бы выполнить свою часть договора. Когда Пейс будет окончательно независима, мы сумеем взять третью попытку. Пускай она станет наконец-то удачной для сирены.
  - Вот как только они с Алнэ вернутся. Попросишь прямо при мне.
  Сухой кашель остановил наставления. Пейс и сама помнила про перевоплощение, которое пророчил ей некромант. Но теперь даже другой облик не прельщал девушку покинуть деревню, где живут Ясиль и Рийк. Именно эти крючки держат сирену на поводу у Юнэя и не позволяют сделать ни шага в сторону.
  Зомби, отбрасывая недостатки своего положения, больше беспокоился о моей хозяйке, чем о здоровье. Разговором, как бы нелегко тот не давался, охотник хотел подбодрить Пейсиною. Заодно и оказывая неоценимую помощь советчика.
  - Куда ты пойдёшь после того как оставишь нас?
  - Я ещё не думала.
  Выходит, Дринек совсем не подозревает о её дилемме с родителями. Или умело делает вид, что это зависит только от девушки. Как и я, парень не желает вмешиваться слишком глубоко.
  - Знаешь, что я тебе скажу... - зомби немного приподнялся в постели. - Ты лучше сразу, как получишь новый образ, уезжай. Я знаю Юнэя. Он опять пристроит тебя к какому-то занятию.
  - А если я не захочу?
  - Гм.... В прошлый раз ты начинала торговаться точно так же. И чем всё завершилось?
  - То однажды. - Пейсиноя не откликнулась на намёки, но заинтересовалась его участием. - Разве вы собираетесь ещё охотиться?
  - Нет...
  - Ладно, я учту.
  Неужели мне одной показалось, что Дринек пытался сказать что-то важное? Только хозяйка, которая не любит становиться объектом расспросов, мгновенно свела на 'нет' любые попытки вмешаться в её планы.
  Больной и без объяснений осознал, что дальше лезть в мысли сирены и тем более что-либо навязывать ей, - пустая трата вечера. Может охотник делал свои замечания не нарочно. В плохом здравии люди часто говорят много лишнего. Не обидного, а просто лишнего. Осознав, что он подобрал не самый подходящий момент для откровений, парень решил исправиться:
  - Не хочешь взять на память сувенир?
  - В смысле?
  - Пропасть такому внушительному набору клыков, как у аванка, явно не дадут. - Дринек снова лёг на подушку. - Мясо отравлено и не годится для пищи. Зато шкура и зубы чудища разойдутся далеко за границы деревни. Героям полагаются первые экземпляры. Не уж то ты откажешься?
  Фу, какие примитивные методы приукрасить свою славу. Разве одной смерти животного им было недостаточно? Как же хорошо, что Ренре не попал в ловушку. Для такого гордого зверя подобная кончина - не менее ужасный финал, чем плен.
  Я знаю, Пейс была того же мнения о трофеях, но не высказала недовольства. Особым желания обзавестись предложенным подарком она не горела. Но охотник и не настаивал. Заприметив, как моя хозяйка оглянулась на звуки в коридоре, зомби поспешил напомнить:
  - Заклинание внешности. Дерзай.
  Чем заслужил мой поощрительный кивок.
  
  - Тянет вернуться к бродяжнической жизни? - некромант проверил закрытую дверь, чтобы во время сеанса нам никто не помешал.
  - На какую толкнули - к такой и возвращаюсь.
  Пейсиноя до сир пор не забыла о том, что маг нарушил её обитель, которую девушка с такими усилиями создавала. А вдобавок и попрекал сестру в её взглядах. На эту тему они враждовали с первого дня встречи. Колдун с сиреной имели разные ценности. От того и виделись друг другу привередами.
  - Ей обязательно находиться тут?
  За постоянным игнорированием парень всегда возвращал меня на место, где по его суждениям положено быть дворовой. Поэтому, когда присутствие лишних людей даже не обсуждалось, чародею захотелось прогнать и кошку.
  - Дивана тихо посидит.
  Юнэй правда надеется однажды услышать, как Пейс прикажет мне уйти? Тогда ему придётся ждать очень долго. Сирена не стыдится моего участия и уж точно не станет менять свою точку зрения. Хочет маг или нет, но терапия пройдёт под моим присмотром.
  - Бери стул, ставь напротив и устраивайся удобнее. Перевоплощение займёт много времени.
  Парень сам обустроил себе место и ждал, пока Пейс настроится на работу. Поправив локоны, девушка поинтересовалась:
  - Ты мне волосы не испортишь?
  Колдун с возмущением посмотрел на собеседницу. Было заметно, что беспокоиться в этот вечер о внешности Пейсинои ему не хотелось. Так ещё и ассистент начал задавать бессмысленные вопросы.
  - Женщины...
  - Ладно, я поняла!
  Хозяйка нетерпеливо заёрзала на стуле, выбирая подходящую позу. Но некромант сразу же оборвал ей попытки добиться комфорта.
  - Стой. - Попридержав резвость, чародей взял сирену за подбородок и повернул лицом на себя. - Смотри прямо. Точнее.... Смотреть не нужно. Наоборот, закрой глаза, а головой не дёргай.
  Пейсиноя послушно зажмурилась и застыла. Сложив руки на коленях, она покорно и без замечаний ждала, когда парень приступит к делу. Но маг чего-то тянул.
  - Опять светлые, я же правильно понял?
  - Да-да.
  Ну, нет! Если грядущая магия предназначена остаться до конца жизни, то моя хозяйка могла бы выбрать что-то симпатичнее. Вместе с веснушками русые пряди делают Пейс совершенно неузнаваемой. В этом Юнэй явно преуспеет, в точности выполнив просьбу сестры. От былой красоты сирены не останется и следа. А ведь ей так шёл шоколадный цвет. Я ещё при первом перевоплощении возмутилась долгосрочности заклинания, но у Юнэя случился казус и шевелюра Пейс начала тускнеть день ото дня. Теперь колдуну придётся исправить свою ошибку. И вместо того, чтобы оставить себе прекрасные волосы, сирена повторно их портит. Мне не понять её решения. Маскировка маскировкой, только уродовать облик в пользу шатенки... Нужно сидеть тихо и не мешать им, я помню.
  Любые движения чародея не были для меня новы. Так же, как и в лесу у Седой Дороги, некромант по очереди пропускал сквозь пальцы кудри. На этот раз Юнэй возился с каждой прядью с особым трепетом. По скривленному лицу моей хозяйки можно догадаться, что жжение снова стало неприятным дополнением к переменам. Однако Пейсиноя стойко выносила испытание и не издавала ни звука.
  Парень трудился изо всех сил, но изменения от этого не ускорялись. От безделья меня стало клонить в сон, а чародей переменил цвет лишь половину волос. Хочу отметить, что двойной окрас очень шёл хозяйке. Жаль, на нём не думали останавливаться.
  О молчании предупредили только меня. Тем не менее, сирена и Юнэй не отличались особой болтливостью. Пока некромант повторял про себя азы ворожбы, девушка старалась собраться с мыслями, чтобы легче переносить неприятные ощущения. Здесь и не могло быть дружеского разговора. Его никто и не хотел начинать.
  Удачно выбранное место, которым стало ложе Алнэ, открывало и колдуна с его усталым видом. Не знаю, где и как они со швеёй разыскивали знахарку, но их постигла неудача. Походив по улочкам деревни в сумерках, маг растерял своё хорошее настроение. Наверное, ему сейчас тяжело отдавать последнюю энергию на какой-то трюк. Юнэю нужно отдать должное. Несмотря на утомлённость, парень выполнял просьбу Пейс. Именно такое спокойствие и настораживало в противовес прошлой неуступчивости чародея.
  Разобравшись с волосами сирены, колдун устроил передышку. Отдых дал возможность преобразовавшейся сестрице полюбоваться результатом. Поправив локоны, Пейсиноя с улыбкой спросила меня:
  - Див, как я выгляжу?
  - Хозяйка, вы же знаете моё мнение.
  - Ты несносна! - гримаса девушки была полностью в её стиле, но исключала всякую обиду.
  Зеркало было далеко, поэтому она полагалась лишь на моё мнение. И на собственное восприятие. Довольствоваться приходилось только просмотром кончиков. Облик неизвестной никому путницы явно пришёлся ей по душе. Прежде чем моя хозяйка насмелилась подняться со стула, некромант опередил стремление названой сестры прервать процесс.
  - Куда? Постарайся резко не шевелиться. И, вообще-то, глазам тоже нужно 'прикрытие'.
  - Может, обойдёмся без этого?
  Ишь, Пейс. Видоизменять зрачки намного болезненнее перекраски волос. Да и ослепнуть на пару мгновений - тоже не очень радостная перспектива. Ярко-синие очи служат идеальным маяком для охотников за нежитью. Если обычные жители не удосуживаются находить изъяны во внешности знакомых, то у обученных ловцов свои способы. Порою такие мудрёные, что мишень сама не подозревает о промахах маскировки. Вспомнив подобные примеры самоуверенности, сирена и решилась повторно придать взгляду человеческую натуру. Вдруг поможет защититься от врагов.
  Сомнения Пейсинои прошли с минутным колебанием. Моя хозяйка опять была готова к магии Юнэя, как бы мучительно она не давалась. В итоге чародей опять откорректировал положение девушки и попросил реже моргать, чтобы волшебство не рассеялось. Взыскательные же условия у такого приземлённого колдовства. Что же требовать ради заклинания сложнее, когда любое неосторожное движение в состоянии спугнуть ворожбу? Сплошные недостатки. И почему этот бахвал превозносит свои способности? Истинная цена таким умениям крайне ничтожна.
  Сирена так пристально смотрела на брата, что у меня закрались сомнения: она выполняет распоряжение или следит за манипуляциями мага. Глаза внимательно смотрели на парня скорее из собственного желания поиграть в гляделки. А просьба Юнэя - это уже дополнение.
  - Как обычно будет чуточку жечь.
  Понимающе кивнув, Пейс получила осуждающий взгляд колдуна. Шевелиться-то нельзя.
  
  * * *
  
  Кукла была слишком высоко для того, чтобы девочка могла до неё дотянуться. Собственная беспомощность вызывала слёзы, которые трудно сдерживать. Но даже несмотря на горечь, истинная владелица не оставляла попыток заполучить обратно фигурку в платье. Подпрыгивая изо всех сил, она лишь веселила своего обидчика.
  Токэс чересчур увлёкся забавой, учитывая, что младший брат и не пытался защитить Пейсиною. Потешаясь над маленькой сиреной, мальчишка забыл о том, что приёмную дочку старосты боялись не только из-за пленительного голоса. Не на шутку огорчив малышку, он так же быстро довёл её до злости, заставив унять плач. Поэтому хулиган совсем не рассчитывал толчка в грудь. Потеряв равновесие, озорник не хотел падать в воду. Стараясь устоять на ногах, Токэс схватил свободной рукой Пейс. Девочка, в стремлении вернуть игрушку, стала участницей маленького соревнования ещё рьянее, чем первенец Рийка. Только исход детского поединка не делил правых и виноватых. А сбросил в озеро обоих.
  Намокнув, драчуны моментально забыли о предмете своей ссоры. Скверный пловец, в лице бывшего обладателя куклы, жалко барахтался в воде. Удержаться на плаву у него не удавалось. Мальчишка просто гонял волны, но постепенно шёл ко дну. За своей суетой он замечал того, как недавняя сирота вынырнула на поверхность.
  - Токэс?.. Пейс?..
  Наглотавшись тины, отвечать на призывы Юнэя было трудно. Младшему сыну и не требовались подтверждения. Прислушавшись к плеску, тихоня тотчас помчался за родителями. Покуда ребёнок искал взрослых, возле мостика развернулась новая вражда, подстрекаемая пустой распрей по поводу тряпичной девы.
  Девочка чудесно плавала от рождения. Этот дар ей казался самым практичным, ведь навыки русалки позволяли гораздо глубже нырять во время потех у водоёма. Пока друзья осторожно играли на мелководье, Пейсиноя полдня обследовала ил и заброшенные вещи, которые покоились на дне. Она не собирала их. Но сам процесс поиска доставлял юной пловчихе уйму удовольствия.
  Посему, свалившись с Токэсом в озеро, один из зачинщиков ссоры не чувствовал себя под угрозой. А вдобавок и следил за тщетными стараниями бывшего соперника. Мальчик уже тысячу раз пожалел о затее с куклой. С каждым взмахом рук он лишь стремительнее погружался под волны.
  В отличие от сестры, парнишка не обладал выносливостью в воде. Сделав пару вдохов, первенец старосты начал тонуть. Помощь задерживалась, оставляя Токэса без надежды спастись. Даже Пейс не удосуживалась прийти на выручку брату. Наоборот, девочка с равнодушием наблюдала за суматохой, создаваемой рядом с ней.
  Только наблюдала. Ни ускорять, ни предотвращать беду маленькая сирена не хотела. Помогать вредине, жутко надоедливому мальчику, который всегда норовил задеть сироту? Таких услуг потерпевшая и не думала оказывать.
  Сам отобрал куклу. Сам и выберется.
  
  * * *
  
  Не зря поведение Юнэя настораживало меня, как только он принялся за перевоплощение хозяйки. Спокойствие не присуще чародею, если за этим не последует очередной конфликт. Вечерние посиделки исчерпали терпение и переросли в шумную размолвку. Сеанс мага оборвался так резко, что я вздрогнула от его возгласа:
  - Ты убила его!
  Заявление не из приятных. Оно явно не сулило ничего хорошего. За сном можно было пропустить какой-то разговор, но истинная причина вспышки парня скрывалась в другом. Источник гнева возник незримо. Мне не виделась цельная картина, а ответы Пейс совершенно не вносили ясности в ситуацию.
  - Погоди! Я... Мои глаза...
  Девушка отказалась от попытки преградить некроманту дорогу к двери. Закрыв лицо ладонями, сирена на миг потеряла обзор комнаты. Видимо, колдун слишком неожиданно прекратил обесцвечивать зрачки названой сестры. Я боялась, что моя хозяйка вообще ослепла, но Пейсиноя очень быстро справилась с побочным эффектом. Немного прищуриваясь, она продолжала обращаться к магу:
  - Не уходи!
  Мне пришлось спрыгнуть с кровати и догонять Пейс, которая всё старалась остановить чародея. У самой двери парень изволил помедлить и дать сирене возможность сказать.
  - Я же была ребёнком!
  - Это не имеет значения. Ты нарочно дала ему возможность утонуть. Хотя могла спасти... - ядовито произнёс колдун. - С твоими-то способностями.
  - Юнэй, я не хотела.
  - Да, ты не хотела помогать ему! Жители были правы относительно тебя.
  Парень намеревался продолжить, но оборвал себя и вышел в коридор. Наша вереница последовала за ним. Хозяйка во время погони не переставала вести с некромантом диалог. Если её односторонние оправдания так назывались.
  Я не понимала истоков их разговора, ещё больше путаясь в коротких фразах Пейсинои и обвинениях чародея. Меня мало посвящали в прошлые недомолвки семьи, поэтому моя позиция пока находилась в границах стороннего наблюдателя. Вмешавшись в беседу, я только всё испорчу. Хотя тут уже сложно навредить.
  - Довольно!
  Подтверждая конец своего участия в переговорах, маг начал спускаться по лестнице вниз. Он точно не стремился продолжать препирательства. Пейс замешкалась из-за фейри, которая выбежала на шум. Пока она объяснялась с Алнэ, чародей вышел из дома и исчез на улице.
  - Что у вас стряслось? Что за крики? - швея попеременно оборачивалась то на сирену, то на утихающий топот Юнэя.
  - Ничего.
  Вовлекать портную в свои проблемы моя хозяйка не желала. И с каким бы любопытством девица не выпытывала повод разгоревшейся свары, добраться до истины ей не удалось. Зато фейри подарила Пейсинои прекрасную замену сорванному разговору.
  - Пусти меня к Дринеку.
  - Ни в коем случае.
  Алнэ загородила собой весь дверной проём. С подобным забором в покои парней не то, чтобы попасть, а и заглянуть нельзя. Зачем придумывать такие запреты?
  - После... после... э-э-э... после кровавой терапии ему нужно отдохнуть. Он спит. Завтра встретитесь.
  Рыжеволосая лукавица раскаялась в том, что так не вовремя показалась в коридоре. Но уступать напору Пейс она тоже не собиралась. В этот вечер в комнату к больному не попадёт ни одна живая душа, кроме самой фейри.
  - Мне срочно.
  - Не-ет. Завтра. - Хотя портная и улыбалась, уговоры на неё не действовали. - Дринек рано встаёт. Утром можно стучаться в гости.
  Чтобы не получить очередную порцию просьб, Алнэ скрылась за дверью. Если у хозяйки оставалось желание соперничать за право увидеть зомби, то швея не стремилась занимать место сбежавшего чародея и получать вместо него. Потеряв второго собеседника, Пейсинои не оставалось ничего более, как вернуться в свою комнату.
  Новоприобретённая шевелюра и нежно-голубой цвет глаз были сразу забыты. И чутьё мне подсказывало, что достижение взаимопонимания между колдуном и сиреной тоже отодвинулось на неизвестный срок. В любом случае, я не могу делать выводы, пока не узнаю, что побудило Юнэя к столь громогласным обвинениям.
  
  Перевязанные пострадавшие лежали на носилках, не пытаясь даже пошевелиться лишний раз. Присутствие богини только заставляло держать язык за зубами от боязни навлечь на себя ещё больше ярости. Ослабшие великаны лишь неподвижно следили за вздорившими повелительницами.
  - Теперь видишь, к чему привели твои сорняки? Ведь я тебя предупреждала.
  Возмущённая Хлорис не задержалась с отзывом:
  - Не вини меня в своих проделках. Мои розы здесь не причём! Это всё твои козни против той воровки.
  Они совершенно не пеклись о том, что обрывки беседы долетали до ушей слуг Мельпомены. Громилы и так были в курсе происшествий, занимавших мысли спорщиц. Именно верзилы приносили музе свежие вести и выполняли её приказы. Скрывать от них уже нечего. Жертвы дракона и сами не тянулись вслушиваться во взаимные оскорбления.
  - Да что ты об этом знаешь!
  - Предостаточно, чтобы видеть всю дурость дальнейших попыток! Остынь!
  - Не твоё дело!
  Женщина наступала на знакомую в словах и в реальности. Хло, стараясь не поддаваться повышенному голосу, стойко выдерживала атаки музы. Успевая при этом предоставлять и собственные претензии. Мельпомена была настроена более категорично, чем богиня цветов. И без особых затруднений отвращала нападения на своё суждение.
  - Вместо того чтобы впутывать людей и слуг, - Хлорис с жалостью посмотрела на помощников музы. - Взяла бы инициативу в свои руки.
  - Я не могу.
  - Интересно узнать почему? Это должна быть уважительная преграда. Ну?
  - Сказано же: не твоё дело. - Повторилась хозяйка дворца.
  Светловолосая девушка лишь хмыкнула на бессмысленные отказы. Может наличие чрезмерного количества свидетелей всё-таки останавливает её от лишних фраз. Стараясь не смущать Мельпомену, гостья перешла на балкон, который был идеальным укрытием обмены тайнами. Оставшись наедине с собеседницей, муза вернулась к более ранним темам:
  - Как мне теперь следить за драконом?
  - Но зачем он тебе?
  - За Лейрой нужна постоянная слежка. А её питомец - это часть её самой. Однажды она уже усыпила мою бдительность.
  - Просто оставь девицу в покое. - Предложила Хло.
  - Что?!
  - Тебя никогда не посещала мысль самой вернуть дочь?
  Молчание музы красноречиво сообщало: да, и не раз. Только женщина оставалась в стороне, руководя прислужниками на свой лад. Но те довольно скверно исполняли работу, чем делали существенный перевес в пользу знахарки.
  - Или ты боишься?
  - Нет! - тон Мельпомены запрещал даже думать о таком, не то, что произносить.
  Казалось, что Хлорис любовалась садом, стелющимся внизу. Цветами богиня могла наслаждаться бесконечно, но сейчас она просто ждала откровенности. А муза, которая видела результаты своих тщетных попыток, и сама готова была обратиться за помощью.
  - Я не хочу попасть в переплетение судьбы. Оступиться легко. Потом исправить ничего не получится.
  - Именно это мешает тебе опекать Пейсиною?!
  - Да. Жизнь на земле не для меня.
  Доверчивость от Мельпомены исходила неспроста. Она знала, что владычица растений не станет интересоваться чем-либо ради скуки. Когда Хло спрашивает про вещи, абсолютно не касающиеся её, девушка показывала стремление выручить. Выгода казалась такой ясной: муза прекратит вечно соперничать с хитрой беглянкой, и их распри перестанут притягивать к себе невинных. У неё не было толковых слуг, чтобы поставить точку в ссоре. Зато таковые имелись в распоряжении Хлорис. И в сноровке правой руки богине сомневаться не приходилось. Помощник образцово служил госпоже много лет и ни разу не подводил её. Поэтому доверить ему долю Пейс - правильный выход.
  - Ты права.
  - Разве? - Мельпомена обернулась, не веря сказанному.
  - Мне не стоило вмешиваться.
  Лишив музу в неведении, гостья поспешила уйти. Не встретив особого сопротивления, Хло буквально сбежала по длинной лестнице. Надо поторопиться и предупредить о своём замысле пособника, который и позаботится о воплощении идеи. Музу вовлекать не стоит. С мстительностью женщины появляются одни задержки. Хотя это не затрагивало саму Хлорис, без решительных действий не обойтись. Будет лучше, если зачинщица останется вне участия.
  Задерживаться более во дворце не виделось необходимым. Девушка помогла великанам, чем умела, устранив разъедающую боль и полечив глубокие ожоги. Жизнь громил находилась вне опасности, но видеть страдание слуг, которые преданно шли на поводу у Мельпомены, было трудно. Им предстоит терпеть болезненный процесс заживления ещё месяц. И никакие травы не в силах ускорить выздоровление. Драконов не зря боялись и обходили десятой дорогой. Ушибы после столкновения с чешуйчатым чудищем проходили медленно, чаще оставаясь напоминанием в виде рубцов и шрамов. Всё же это хороший исход, по сравнению с проигравшими героями, которые погибали в стычке.
  
  Парень не решался сразу войти в дом своих родителей. Он был расстроен беседой с Пейс, и не хотел, чтобы эмоции отражались на лице. Мать всегда умела распознавать настроение сына, как бы тот не прятал их за маской. Поэтому, даже повзрослев, Юнэй не научился до конца контролировать свою мимику. Маг старался не перекладывать неприятности на родных. Лишь он несёт полную ответственность за происходящее, и самостоятельно разберётся с проблемами.
  Укрощая свою злость, некромант обошёл улицу несколько раз. Совершая такие косые круги, чародей спугнул какую-то незнакомку, которая посчитала, что её преследуют, и бросилась вон. Колдун не придал значение такой странности, со стороны выглядев действительно настораживающее. Бормоча невразумительно себе под нос одни и те же предложения, тень проходила по тротуару снова и снова.
  Достигнуть спокойного состояния не удавалось. Будто с каждым шагом недовольство росло и вырывалось наружу. Время тянулось и подгоняло сменить место размышлений. Всё, что парень сумел выяснить с глазу на глаз со своим 'я', больше не давало вдохновения. Но выносило разочарование и обиду на передний план.
  Когда ты в чём-то виноват или хочешь скрыть тайну от знакомого, всё кажется неправильным. В обычный день парень просто открывал дверь, здоровался и свободно говорил. Сегодня же возвращение в отцовский дом выглядит по-иному. Любая фраза будет либо слишком наигранной, либо больно безразличной. Оба варианта категорически нельзя допускать, поскольку они пробудят волнение Ясиль и приведут к ненужным расспросам. К чему беспокоить мать, которая мало чем сможет помочь проблеме? Ошибки прошлого исправить невозможно. А каждая попытка это сделать - только очередная иллюзия подмены и утешения. Не больше.
  Напоследок Юнэй совершил ещё один обход улицы и взялся за ручку двери. Хуже не будет. Если станешь затягивать, наверняка начнёшь перегибать палку. Не оставаться же всю ночь снаружи?
  - Матушка, я пришёл.
  Родительница оторвалась от рукоделия, и бросилась обнимать сына. В родную деревню маг пожаловал на пять дней. А потом некромант снова отправится учиться в Академию Четырёх потоков или охотиться на странных существ. Поэтому презентованные судьбой каникулы отпрыска женщина воспринимала с особым трепетом. Провожая чародея, Ясиль словно прощалась с ним на несколько месяцев. Встречала - будто колдун не переступал порог больше года. Забота матери не учитывает временные рамки, пытаясь насытить и предыдущие, и будущие ласки.
  - Ты задержался.
  - Дела...
  Юнэй опасался сболтнуть лишнее и переборщить с молчанием. Это отец любит лаконичность и краткость в беседе. Представительницы прекрасного пола видят разговоры намного обширнее, как и самого человека. Слово, движение - ничего не ускользнёт от внимания женщины, особенно, если подобная мелочь несёт в себе печальный оттенок и исходит от родного сына.
  - Отец пока тоже не вернулся.
  Ясиль пристально посмотрела на Юнэя, ожидая ответа.
  - Жаль. Я как раз хотел с ним поговорить.
  Чародей принял предложенный старт и непринуждённо откликался на скоп, обращённый к нему. В итоге Ясиль был поведан весь распорядок грядущего дня, который она посчитала разумным и одобрила. Некромант постоянно знакомил мать только с благонамеренными планами, чтобы лишний раз не заставлять переживать. Знала бы, что собирается предпринять её сын, женщина не выпустила бы парня даже на крыльцо.
  Пользуясь отлучкой мужа, Ясиль надумала немного посекретничать с взрослым чадом. Тем более что присутствие третьего лица тут те требовалось.
  - Ты выполнил мою просьбу?
  - Естественно, матушка. Я всё узнавал. Но... - колдун сделал паузу, которая не предвещала ничего радостного.
  - Но что? Говори.
  Аккуратно подбирая слова, некромант взялся объяснять:
  - Я был в мелких городах, везде спрашивал про неё... Люди мало распространяются о местных сплетнях чужакам. Да и не стала бы сирена лезть в гущу событий. Если она где-то и поселилась, то сделала это незаметно, не хвастаясь своими талантами на публику.
  Женщина, не надеясь услышать добрую весть, всё равно поникала с каждым отрицанием успешных поисков. Юнэй не мог утешить её хотя бы лёгкой ложью. Фальшивые надежды станут ещё худшей заменой, чем грустный осадок. И как здесь обещать счастливый финал, когда сам свёл его к противоположной концовке.
  Маг имел поручение разыскать в ближайших поселениях следы сводной сестры. Но, вопреки ожиданиям матери, сын принёс только скверные результаты. А вдобавок обернул неожиданное знакомство с Пейсиноей в свою пользу. Пока Ясиль берегла мысли о воссоединении семьи и совершала робкие шаги к данной цели, парень руководствовался иными задачами. Врать родительнице чародей не больно хотел. Но сирена виделась ему совершенно лишней в Вокрахе. Он придерживался мнения Рийка. Отец ни капли не сожалел о том, что отдал опасную девочку бродячим артистам. Предоставив сироте дом, мужчина потерял своего старшего сына. Причём, не просто из-за детской шалости, а благодаря настоящей сущности приёмыша. Как бы ни проводилось воспитание сироты, оно не помогло избежать этого случая.
  Староста исключал всякую возможность возвратить Пейс домой. Прошло около пятнадцати лет. Нет смысла что-то менять, если большая часть семейства против. Разве у Ясиль есть право голоса? Только невразумительные зарисовки, которые бесследно рушит чародей.
  - А вдруг ты её пропустил?
  - Сомневаюсь. Если она прячется в городе, то прячется ото всех. И тут я бессилен.
  - Как жаль. - Женщина заметно расстроилась полному противоречию Юнэя.
  Ей приходилось верить словам некроманта не только из материнских чувств, но и из-за своего домашнего заточения. Куда путешествовать хозяюшке, не выходившей дальше собственного двора? Что и, главное, как она собирается искать, едва оказавшись на чужой территории, среди удивительных традиций и не менее странных людей? Ясиль не просто потерпит поражение при такой вылазке, а и сама потеряется следом за сиреной.
  О том, чтобы заручиться поддержкой мужа, не могло быть и речи. Рийк не намеревается даже выслушивать свою неуёмную супругу. Выполнять её просьбы - и подавно. Поэтому Ясиль довольствовалась лишь короткими исследованиями колдуна, которые парень совершал во время каникул. Всё чаще получая известия о пустой поездке, мать оставляла желаемую находку для следующего города.
  На миниатюрной карте мелькала ещё пятёрка поселений, видимые как своеобразные вуали, скрывающие пропавшую сироту. И Ясиль была твёрдо убеждена: обойдя стороной первые населённые пункты из списка, странствующие артисты могли находиться только в оставшихся точках. Подобный ход мыслей имел столько мечтаний о встрече с Пейсиноей, что не подпускал к себе реальность.
  - Зачем тебе понадобился отец? - спросила женщина, возвращаясь к моменту прихода мага.
  Юнэй уже намеревался подняться к себе, но задержался прямо на лестнице. С матерью можно поделиться своими соображениями. Вдруг она поможет задержать Рийка в доме на весь день. Чтобы случайно не увидел лишнего.
  - В общем, мой охотничий нож...
  Затупился. Естественно, это была всего лишь легенда, которой предназначалось обеспечить мастеру приятное времяпровождение за излюбленным делом. Глава деревни хоть и не был опытным кузнецом, обожал доводить до совершенства мелкие поделки. Выходя из-под трудолюбивых рук Рийка, изделие получалось довольно искусным. Не претендуя на признание, некоторые выделки становились незаменимыми инструментами в домашней работе. Другим отдавалась роль презентов и декораций. Подобных мелочей в хижине было полно.
  Оружие Юнэя также возникло благодаря стараниям его отца. Замещая собой опасное вооружение, нож не спасал во время массового нападения. Однако при стычке один на один давал существенное преимущество своему владельцу. А иметь в руке острое лезвие - хорошее дополнение, даже если ты владеешь магическими азами. Всё-таки для колдовства порою нужна отсрочка. Металлическая вещица же обходилась без подготовки и заклинаний, всегда поражая врага за пару мгновений.
  Но преданный подарок тоже имел срок службы. Сталкиваясь с противниками, охотничий нож плавно стирал свою враждебность и наносил всё более сдержанные ранения. Воспользовавшись таким недостатком, некромант усугубил проблему и испортил грани до такой степени, что без многолетней практики на наковальне, вернуть ему прежнюю стойкость было бы трудно. Вот почему реставрация попадала к профессионалу и принуждала старосту попотеть над старым изделием. Рийк потратит часы в мастерской, за любимым занятием, и, сам того не осознавая, избавит сына от лишних забот.
  Родителей не стоит вовлекать в то событие, которое может вызвать у них переживания. Выбирать тут не из чего: семья постоянно печётся о благополучии своих близких, и каждая неприятность для них - очередной повод волнений. Оградить от соучастия порой бывает так сложно, что легче просто утаить некоторые факты. Исключительно для пользы.
  Главе Вокраха и без явления новых путников хватало неприятностей. Добавлять к прежним хлопотам очередную суету Юнэй не хотел. Наоборот, пытался уберечь отца и мать от той драмы, которая должна произойти завтра.
  
  - Див, я всё испортила.
  Спокойный тон хозяйки делал её фразу такой безликой, что я засомневалась: это было утверждение или нет. Может Пейсинои необходимо высказаться, чтобы мысли сирены не сталкивались с упрёками или слабыми утешениями. Наблюдать за терзаниями друга - тонкое умение, которое постоянно разрывается между навязчивостью и равнодушием. И узнать, в чём сейчас нуждается твой товарищ, проблематично.
  А разобраться, какая из моих услуг в данную минуту необходима, прежде всего - загадка. Девушка делилась своими мыслями с большой неохотой. Из её сознания вырывалась только крохотная часть всех рассуждений.
  Пейс до сир пор прикрывала глаза от того скудного света который был в комнате. Резкий обрыв заклинания вообще мог оставить подопытного без зрения. А моя хозяйка ещё хорошо отделалась. Разноцветные блики - это самая маленькая плата за сорванное перевоплощение. И хотя передо мной снова стояла прежняя незнакомка со светло-русыми волосами, новый облик не доставлял удовольствия владелице. Не до красоты сейчас.
  - Теперь со мной даже говорить не станут!
  Увы, после вспышки чародея, я и сама придерживалась мнения о серьёзной обиде. Присутствуя при их беседе, впитывая каждый звук.... Только понять причину и, главное, мотив раздора оказалось вне моих сил. Магические приёмы Юнэя вызывали кучу подозрений. Как мог студент Академии Четырёх потоков использовать столь неконтролируемое волшебство? Он взрывал и жёг всё, что считал нужным. Уйдёт уйма времени, чтобы припомнить список разрушений, к которым приложил руку некромант. Да, это не влекло за собой особых проблем. Как и не делало чести его желаниям использовать талант к волшебству ради удовлетворения мимолётных прихотей. Ведь подобная черта характера распространялась и на раздражения. Парень, не на шутку разозлившись, натворит массу бед. Пейсиноя пока не задумывалась о том, к каким последствиям приведёт раскрытый секрет. Я же видела перед собой бесконечные варианты, один другого хуже.
  - Он забрался в вашу голову, хозяйка?
  Неоднократно приходилось слышать о случаях, когда сеанс срывался по вине магов. Подпуская к телу чужого, мы всегда открываем ему и чуточку души. Безусловно, этикет обязывает чародеев разглядывать лишь те закрома, из-за которых их попросили вмешаться. Человеческая натура же не считает необходимым придерживаться такого правила. Кажется, Юнэй принадлежал именно к любопытным врачевателям и не устоял перед соблазном покопаться в мыслях Пейс. Ну что ж. Сводный брат сам расплатился за пустой интерес.
  - Не знаю. Наверное, затронул старую память. - Прошептали мне.
  - И что он увидел?
  По обвинениям нашего руководителя я и так поняла многое, но хотелось бы услышать полную версию от Пейсинои. Тяжело оценить отношения, если они сами не в состоянии объяснить собственные чувства. Свидетелями вторжения в прежние воспоминания стали только Юнэй и сирена. Причём, колдун даже не подозревал, к чему приведёт его открытие. Получив сведения, парень потерялся в их расхождениях с действительностью. От этого и поторопился уйти.
  - День, когда утонул наш старший брат. Когда погиб Токэс...
  Девушка силилась подобрать нужные слова. Оглядывая улицу через грязное окно, она скрывала от меня лицо, но не своё состояние. Сирену так задело осуждение некроманта, что Пейс приняла брошенные в неё выводы за чистую правду. Хозяйка не была в моих глазах убийцей. И я просто не могла поверить в историю со столь скверным финалом. Несчастному случаю тоже стоит присуждать вину, вместо того, чтобы вешать клеймо на невинных жертв.
  - Почему он так повёл себя? Вы тоже теряетесь в догадках? - порою казалось, что мои вопросы загоняли Пейсиною в тупик.
  - Ох, Дивана.... Нет. Юнэй частично прав.
  - Прав?!
  Молчание подтвердило, что я не ослышалась. В чём маг прав? Неужели Пейс бездействовала нарочно и спокойно наблюдала за тем, как мальчишка идёт ко дну? В мыслях не укладывается такое детство.
  - Я была маленькой и плохо понимала, к чему это могло привести.
  Прежние оправдания сирена предоставила и для своей подруги. Окончательно запутавшись, мне приходилось расставлять новые открытия в пустующие щели повести. Раньше моя симпатия к Пейсинои никогда не позволяла выпытывать её потаённые поступки. И это ограждало меня от лишних осуждений. Может как раз из боязни встретить непонимание, хозяйка и не любила делиться личными делами. Это служило хорошей защитой от нападок и поздних советов.
  А как иначе люди могли реагировать на подобные ошибки? Принять позицию других и признать сироту виновной в происшедшем. Им даже отпор дать невозможно, поскольку Пейс соглашалась с общим мнением. Как же спорить с собственной совестью?
  Тем не менее, девушка не переставала увиливать от объяснений. Я не могла уяснить одну вещь: Пейсиноя причастна к смерти первенца старосты или многолетние сплетни в деревне ошибались? Речи Юнэя склоняли поверить этому гордому парню, а дар убеждения - не самая сильная сторона некроманта. Особенно, когда она проявляется в виде гневных криков и громкого хлопанья дверью.
  Я ждала, пока моя хозяйка бросит уличные пейзажи и целиком перейдёт на разговор. Беря в расчёт нашу долгую дружбу, сирена могла бы раскрыться мне. А взамен Пейс ещё гуще нагоняет туман и не позволяет разобраться в сложившейся ситуации. Не хотелось вмешиваться в семейные войны, но уж больно часто они выплывают наружу.
  Выходит, она впрямь дала волю жестокости в младшие годы.
  - Ты ничего не говоришь. Это на тебя не похоже. - Пейсиноя выдала внезапное заключение.
  Видимо, моя хозяйка не понимает свои эмоции, и уж тем более не распознаёт окружение. Это не тот случай, когда приятельская болтовня способна заменить беспокойство. Тут мимолётная забывчивость не поможет. То, как часто детство Пейс вмешивалось в настоящее, только подтверждало - так просто откреститься от прошлого не выйдет.
  Пейсиноя опять притихла и оглянулась на дверь. Не думаю, что кто-то нас подслушивает. Да и особых секретов в этой комнате никогда не возникало. Даже Алнэ, которая не упустит возможности получить интересные сведения, вряд ли станет посягать на наши персональные беседы.
  - Надеюсь, Див, ты понимаешь, что это всё меняет. Срок гостеприимства истёк.
  Вот лишнее подтверждение тому, что девушка не нуждается в рекомендациях и сама прекрасно разбирается с нахлынувшими проблемами. В голове у сирены давно созрел план. Не факт, что сейчас, после ухода Юнэя. Несколько сценариев могли держаться про запас с момента побега из дома. Пейс не относилась к тем, кого застают врасплох. Заключая договор с такими непостоянными личностями, как колдун, всегда нужно быть готовой к неожиданностям. И лучше, если ты сумеешь на них достойно ответить. А хозяйка явно не собиралась предоставлять некроманту шанс свободно пользоваться её подвешенным положением.
  Зачем строить воздушные замки, которым не суждено воплотиться в реальность даже наполовину? Чародей в течение всей поездки даже виду не подал, что собирается возвращать Пейсиною в семью. Для парня это был лишь контракт про аванка. Прочие мечтания он и не старался поддержать. Надеюсь, что после его осуждения, хозяйка прекратила ждать чуда.
  - Я ухожу. Прямо сейчас. - Под эти слова сирена покинула свой пост у окна и направилась к выходу.
  Ближе к ночи начинать очередные странствия по неизвестной земле меня мало воодушевляет, но задерживаться в деревне - не менее опасно. У Пейс не вышло в последний раз переговорить с Дринеком, а прощаться с кем-либо ещё она не планировала. Я же расставаться с вечной беглянкой тоже не хотела. Мягкая застеленная кровать была покинута мною, чтобы настичь девушку.
  Пейсиноя набросила на себя красную ливрею и принялась быстро застёгивать наряд. Похоже, в этот вечер маг лишится не только сестры, а и одежды. Возясь с фибулой, моя хозяйка едва слышно произнесла:
  - Надоело.
  Относилось такое следствие к непослушному украшению на мантии или к неудачному походу в Вокрах, я не поняла. Поскольку мы решили покинуть деревню, то навязчивые мысли тоже нужно оставить тут. Сама не люблю, когда терзания следуют за тобой по пятам и упрашивают снова и снова погружаться в неприятные рассуждения. Чуткие друзья должны выпутывать своих товарищей и уводить подальше от трудностей. Стараясь отвлечь Пейс от грусти, я дала вдоволь места для новых идей.
  - Хозяйка, вы уже выбрали дорогу?
  - Конечно.
  Без запинки убедив меня в утверждённом маршруте, сирена уже притронулась к дверной ручке.
  - У нас широкий выбор направлений. Все стороны света. Например...
  Но Пейс не договорила про вымышленный образец нашего путешествия. Она растерянно застыла перед деревянной перегородкой, которая не позволяла покинуть покои девушек. Здесь не было замков, поэтому вдвойне интересно, каким образом нас замуровали. Почему-то вопросов 'зачем?' не возникало. Всё-таки по соседству оставалась фейри. Как я вижу, она уже предостаточно поухаживала за охотником и перенесла внимание на нас с хозяйкой. Довольно незатейливым способом, раз посадила под домашний арест.
   
  ГЛАВА 6
  ЧУЖАЯ ХВОРЬ
  
  Рийк трудился над охотничьим ножом с раннего утра. К любой работе он относился ответственно, и для единственного сына выкладывался на полную мощь. Лезвие виделось, как и прежде тупым и тусклым, поэтому шлифовалось без устали. Чтобы довести до совершенства оружие, необходимо время. Лучше потратить лишние часы в мастерской, а не на поле боя, когда остаёшься с голыми руками. Не зря бывалые воины заверяют зелёных последователей в том, что важна не только сила и выносливость, но и подходящее снаряжение. Если, конечно, вы не хотите предоставить противнику значительный перевес, сразу приняв позицию проигравшего.
  Супруга старосты уже оставила попытки выманить мужа из кузни и теперь просто носила Рийку бутерброды и холодную воду. Знойный день пытал жителей посёлка снаружи, а в четырёх разгорячённых стенах вообще невыносимо долго находиться. Но мужчина был непреклонен. Он с благодарностью брал ледяную кружку и делал короткий перерыв.
  После очередного глотка Ясиль надавила с другого конца:
  - Тебе ещё много осталось исправлять?
  - Прилично.... А что, Юнэю к спеху?
  - Если честно, не знаю. Мальчик опять к своим товарищам убежал. - Объяснили старосте, забирая пустую посуду. - Кажется, они сегодня уезжают. Прошёл провести, значит.
  - Отлично.
  Жена так и не поняла, на что было сказано 'отлично' - в ответ на известие об отъезде гостей чародея или на право без помех продолжить свою работу.
  - Думаю, я успею завершить до того, как он снова отправится на учёбу. Ведь до академии далеко ехать.
  - Да. - Согласилась Ясиль. - Он так редко нас навещает. И даже когда возвращается домой, вечно занят какими-то делами!..
  Рийк не дал возлюбленной договорить и половины. Подводя итог своему короткому отдыху, мужчина заметил:
  - Не отвлекай ты его просьбами поискать ту сироту, Юнэй не задерживался бы в соседних деревнях.
  В мастерской возникло неловкое молчание. Слабо шипели угольки в печи, и через открытую дверь доносился уличный гул. Но разговор в тот момент прекратился.
  - С чего ты взял?
  Ясиль верно сделала, что не начала оправдываться. Хотя староста Вокраха произнёс это так категорично, даже не рассчитывая, что супруга примет его слова лишь за предположение. Узнать про одолжения некроманта можно было, только если подслушивать. Не станет же мужчина опускаться до такого шпионажа.
  - Мы живём с тобой тридцать лет. Я научился не просто принимать твои шалости, но и терпеть подобные трюки. Практика.
  Шутливый голос Рийка создавал тихое эхо в кузнице. Правда, его жена совершенно не разделяла весёлого настроения своего супруга. Проигнорировав реплику, женщина быстро положила тарелку на поднос и удалилась. Не думала Ясиль, что возлюбленный раскроен тайну. Ещё больше она удивилась тому, как до сих пор не подавалось виду, что известно о поисках Юнэя. Или муженёк был настолько уверен в их провале?
  На щель прикрытой двери бросили заносчивый взгляд. Заново возникший равномерный стук подтвердил, что Рийк опять взялся за шлифовку. Поэтому немой укор Ясиль никто и не заметил. Она пересекла просторный двор и опять очутилась на своей кухне. За сосредоточенной готовкой проще оторваться от надоедливых мыслей и не давать преждевременную оценку критике супруга. Пусть осуждает её как заблагорассудиться. Ходить по струнке у главы деревни женщина не собирается. Теперь уж нет.
  
  Железные петли отдавали теплом, если подойти совсем близко. Магия была слабой, но её хватало для того, чтобы держать дверь и не выпускать нас с хозяйкой наружу. Толчки, которые Пейс обрушивала на преграду, свидетельствовали, что с силами сирены в коридор не пробиться. Начинало светать, а от охраны в лице Алнэ не поступало ни малейшего звука. Сообщать дальнейшую судьбу пленников никто и не собирался.
  После бессонной ночи Пейсиноя перепробовала множество вариантов выбраться на свободу. Однако все они потерпели неудачу. Поэтому я непонимающе окликнула девушку с табуреткой в руках:
  - Вы же в него не пролезете.
  Звон стекла создавал прореху, но не делал окно шире по размерам. Через ограниченную раму проникала только уличная картина. Для лазейки такой проход был мал. Пока устранялись осколки из образовавшейся дыры, хозяйка поделилась своими соображениями:
  - Я - нет. А вот ты сумеешь.
  Полупрозрачная подстилка хрустела под сапогами от каждого движения Пейс. Мне показалось, что сирена сейчас ориентировалась на скорость. Подобный погром мог насторожить фейри, если та находится где-то поблизости.
  - Предлагаете оставить вас одну?
  Мне бы стоило начать с отрицания и не соглашаться на созревший план Пейсинои. Но учитывать мнение дворовой на данный момент она явно не собиралась.
  - Давай ты подумаешь об этом потом? - попросили меня, взяв под живот и поднося к окну.
  Вместо пререканий с хозяйкой, я вдруг увлеклась мыслью, которая пришла, едва подоконник стал моей опорой. Возможно, тут впрямь следует поступить несколько иначе. Раз девушку пытаются удержать взаперти, нужно заручиться поддержкой, которая так же сильно желает вытворить её отсюда. Кажется, мы забыли про кого-то важного.
  Сирена придерживала меня, пока преодолевался деревянный проём. Боясь пораниться, я осторожно просунула передние лапы, а следом - туловище. На воздухе сохранять равновесие оказалось ещё труднее. Уступы были построены близко к стене. Еле хватало места для шага. Хорошо, что старушка поселила компанию на втором этаже. Сравнительно небольшая высота для прыжка.
  - Хозяйка, скоро вернусь. - Пообещала я Пейсинои и кинулась вниз.
  Благодаря своей природе, приземления совершались мною легко. Не просто ж так кошкам приписывают известную гибкость. Переняв мурлыкающий облик, я запаслась и рядом других преимуществ. Умение всегда падать на четыре лапы тоже входит в их число. Правда, меня ожидал неприятный исход, который помешал почувствовать новоприобретённую свободу.
  Очутившись во дворе, мне даже не дали возможности оглядеться. Пейзаж тут же перевернулся вверх ногами. Чья-то рука бесцеремонно схватила мой хвост и таким способом заставила прочую тушу повиснуть над землёй.
  - Долго же вы продержали нас здесь!
  Голос Юнэя стал самым неприятным дополнением к теперешнему положению. Я черкнула когтями наугад, но, естественно, не попала по намеченной цели. Парень предугадал агрессию с моей стороны и предпринял все меры, чтобы не пораниться.
  Во время его ходьбы, я раскачивалась и не могла сосредоточить взгляд на каком-то одном предмете. Колдун не упустил из виду, что Пейс задумает сбежать. Поэтому, забаррикадировав один выход, маг стал наблюдать, как сестра поступил дальше.
  - Поставь защиту на окно. Она вряд ли воспользуется им, но... про запас.
  - Уже делаю. - Портная тоже присутствовала в этой засаде.
  Только я не видела ни очертания мага, ни Алнэ. Лишь ловила их разговор и боролась с головокружением. Способ перемещения, который избрал некромант, не очень-то устраивал. А судя по тому, что фейри больше не давала о себе знать, и потемнело вокруг, меня опять вернули в дом. Дальше Юнэй нёс свою ношу в полном молчании. Сейчас он был сильнее. Опускаться до уровня глупых оскорблений я не намерена, хотя чародей заслуживал такого обращения.
  Но ко мне колдун был менее лоялен. Лишив позади лестницу, парень остановился. Не удалось и краем глаза окинуть помещение, куда пришёл чародей. Он закинул улов в открытую дверь, и, пока я силилась подняться с пола, заторопился запереть её. Опять тюрьма. Приходя в себя после такого стремительного броска, моего слуха коснулось глухое шипение. Подумать только: темницу решили подкрепить магией, чтобы служила надёжным заточением.
  
  Обжоры сидели на берегу и наслаждались былой рыбалкой. Блестящий улов с плавниками поджаривался на огне, заставляя своих поваров удерживать аппетит до полной готовности. Скорее, только одного из них. Ренре, не желая голодать, без зазрения совести таскал с прутьев полусырую еду и насыщал поочерёдно свои головы.
   - Угомонись, чревоугодник. - Отметил такой многоликий пикник Мэйдофф. - Я теперь понимаю, откуда пошло выражение 'есть в три горла'.
  Дракон, не привыкший следовать чьим-то указаниям, нарочно громко уплёл рыбёху. Повиноваться мужчине он не собирался. Пусть этот человек и друг Лейры, его хозяйки, но предоставлять право командовать тут никто не собирался. Когда уже летающее создание сможет оставить навязанного попутчика и убраться восвояси? Не предстало величественным ящерам заменять лошадей. Разве для подобных утех они созданы?
  - Скаш-ши спасибо, что едят не тебя.
  Было бы некрасиво обглодать того, кто наловил гору завтрака. Впрочем, с каких пор чудовища пекутся о справедливости? Сегодня ты помог дракону, а завтра он спалил твой дом. Жутко непостоянные существа. Ренре хоть и приручили, окончательно домашним питомцем не сделали. Животное воспитала дикая природа. И такую науку даже знахарка не искоренила.
  Словно восполняя потерю в деревне, дракон появился сразу после отъезда странствующих артистов. Может, бродячие циркачи оставили тогда маленького ящера в лесу, может он попал в заросли Вокраха иным способом - уже не вспомнишь. Но Лейра заприметила чешуйчатого детёныша и взяла его на поруки. А когда Ренре подрос, что произошло очень быстро, под опекой оказалась сама целительница.
  - Ты ел когда-то людей?
  Мэйдофф смирился с вздорным характером дракона и в полёте обучился правильно говорить с чудищем. Полезный навык, между прочим. Если не хочешь занять место рыб в желудке под финал спора.
  - Никогда. - Прогудел Ренре и выхватил у мужчины его порцию вместе с веткой. Бросок вверх и хлопок пастью.
  - Ах, ты ж!..
  - Но могу начать!
  Красные зрачки на солнце не внушали осознания опасности. Шкура вне тёмных сумерек казалось мягкой и гладкой. И жёлтое пузо, как бы оно не увеличивалось от снеди, отодвигало назад кровожадные россказни о драконах. Случаются же исключения в виде верных питомцев. Даже если таковой всем своим поведением противоречит истине.
  
  Стало тихо. Слишком тихо для слуха, который в тысячу раз тоньше человеческого. Это была не комната с Пейс, пускай интерьер мало чем отличался от покоев девушек. То же миниатюрное окошко. Свет, проникающий через него, не сумел охватить всё, но позволял внимательно осмотреться. Солнце намеренно огибало мерцающую решётку на пыльной раме и шло дальше. Не все стихии подвластны магическим заклинаниям.
  Впрочем, любоваться игрой лучей пришлось в короткий срок. Я заметила, что на одной из кроватей кто-то был. Странно. Некромант поместил меня в заточение не одну? С его воображением, да и не найти пустую комнату, чтобы зазря не беспокоить больного. Дринек, а это без сомнения был он, крепко спал под одеялами. Меня это несколько обрадовало - охотник не замешан в тех проделках, которые устроили Юнэй с подругой. Теперь по-иному предстали его слова, когда он советовал Пейсинои сразу покидать деревню. Парень старался предупредить мою хозяйку о беде, но не мог сказать прямо. Как жаль, что вчера мы так и не поняли намёков зомби.
  Наверное, заперли Дринека вместе со мной из-за таких подсказок. Пожалуй, разбужу помощника. Он сообразительный и обязательно что-то придумает, лишь бы не оставаться в четырёх стенах.
  Рассуждая в подобном духе, я запрыгнула на кровать и стала медленно подходить к соне. Ступаю аккуратно, чтобы не больно топтаться по телу парня. Волнообразные углубления были пройдены, в то время, пока в моей голове формировалась речь для пробуждения. Только произнести её мне не удалось. После того, как лицо зомби бросилось мне в глаза, я ринулась прочь, как от заразы.
  Чем бы ни заболел Дринек, симптомы хвори уже становились пугающим обрамлением. Бледная кожа начинала оттенять нездоровой синевой, благодаря опухолям. Тёмные нарывы, словно кровоподтёки, покрывали щёки и руки, которые немного выглядывали из-под одеяла. Уверена, подобные отметины могли распространиться значительно дальше.
  Именно такая возможность заставила убраться в противоположный угол комнаты. Я не владею лекарскими знаниями. Но предпочитаю держаться в стороне от столь ужасающих ран. Особенно, если их носитель тоже выглядит неважно. Охотник пах мертвечиной. С того самого дня, когда Юнэй оживил его и подарил вторую попытку. Поэтому я свыклась с этим свойством парня, и не акцентировала на нём внимания. Сейчас запах напоминал о себе гораздо назойливее. Мгновенная догадка соотнесла увиденное в одно целое: Дринек был мёртв.
   Отнюдь не брезгливость к трупам так отпугнула меня от ложа. Просто интуиция громко крикнула мне, что стоит держаться от охотника на расстоянии. Вряд ли причина смерти зомби - безобидная простуда. Убить и без того мёртвого человека? Это какая-то чёрная смерть, не иначе. Зачем только парень питался из захоронений. Износившаяся кровь вместе с энергией переносила в него и чужую гибель. Неизвестно от чего слегли те несчастные из могил. А Дринек доверился частичке их сущности и прогадал.
  Рычание вырвалось из моего горла непроизвольно. Если бы я могла отогнать заразу с такой лёгкостью. Вдруг болезнь уже осела и на мне? Сколько тогда дней осталось, прежде чем между шерстью проступят мерзкие язвы? Три? Или из-за малой массы я слягу раньше? Жалость к охотнику опять вылилась в осуждение колдуна. Чародей лишь отстрочил последний вздох Дринека. Он просто не обладал достаточным умением, чтобы возвратить друга в прежнее состояние. А зомби цеплялся за возможность прожить чуточку больше положенного.
  Наряду с магом всплывала в памяти и бенни. Маленькая прачка у ручья, которая умудрилась стащить из-под нашего носа вещи. Отбирая у этой ловкачки ливрею Юнэя, пропустить одежду охотника тоже видится возможным. Существо могло спрятать её за пазуху или сбросить в воду раньше, чем мы с Пейс подоспели. А оставшись наедине, она вернулась к своей стирке. Перепончатые кисти быстро нагнали на владельца сворованного наряда какую-то неприятность. Что, если именно незваная гостья на перевале поспособствовала пустым пробам некроманта попрактиковаться в своём деле? Кто бы ни стал главной причиной смерти Дринека, было нечестно так опрометчиво потерять шанс.
  Но теперь уже поздно исправлять свершившееся. Даже зомби имеют свой вымеренный час и нельзя без конца играть в божество. Вокруг корки заживших ран гнила кожа. Я увидела каждую мелочь на охотнике, хотя смотрела на него не дольше одного вдоха. Бедный парень. Надеюсь, ему не пришлось долго мучиться с болью.
  Моим укромным уголком стала тумбочка возле заколдованного окна. Если зараза не успела пристать ко мне, пока я находилась у постели Дринека, то такая дистанция обезопасит на некоторое время. Очень не хочется пострадать благодаря опытам Юнэя. Ко всему прочему, отсюда хороший обзор двери. Сейчас она ещё заперта, но чародей рано или поздно отопрёт свой каземат. Как и комнату, в которой осталась моя хозяйка.
  
  Забор, вопреки своей миссии закрывать участок от пытливых зрителей, не возводил уединения. Вокрах не умел сохранять границы между общим и индивидуальным. Казалось бы, что так можно сплотить местное население. Но дружба здесь теснилась с корыстью и не особо помогала строить отношения. Вот почему Алнэ не упускала из виду прорехи. Выдернутые с гвоздями доски будто приглашали следить за девушкой через оставленные проёмы.
  Чтобы сосредоточиться на своём задании швее требовалось смотреть на окно. Как же сложно неотступно взирать на пустую раму, пока в ней образовывается замена разбитому стеклу. Чародеи не похвастаются умением держать заклинание одной мыслью - это подвластно только народу фейри. Они чувствуют магию не кончиками пальцев, а душой. Устные приказания не способны переправить колдовство в полном объёме. Растеряв часть энергии в путанице предложений, изводишь время впустую.
  У представительниц сего племени помимо острых ушек имеется и врождённая способность использовать окружающую материю на своё усмотрение. Задатки подобного рода встречаются редко, принуждая других запасаться стихиями перед тем, как направлять их на кого-то. Под кожей бурлили холодные воды, невесомое дуновение, тепло огня, а у более хватких по жилам пересыпался песок. Правда это или всего лишь эффектное иносказание известно только тем, кто поступил в Академию Четырёх потоков. Но говорят, что сила магии напрямую зависит от того, как ты подчинишь элементы своему телу. Или с точностью да наоборот.
  Портная брала от природы за двоих. Юней не мог пока достичь таких успехов, хотя перенимал уроки у профессиональных кудесников и жрецов, подкрепляя практику духовными наставлениями. Однако занятия не давали улучшений. Парень был хорош для своих лет, но не больше. За магическими трактатами и сборниками, как бы он не хотел, превзойти себя не мог. Наверное, наравне с фейри, некромант постоянно виделся себе несовершенным. И поэтому нашёл нового наставника с рыжими непослушными волосами.
  В целом, хорошо иметь друзей, которые не только скрашивают весёлые минуты, но и делают нас мудрее. Алнэ была юной девушкой лишь для неопытного наблюдателя. По человеческим меркам портная достигла сорокалетнего возраста с небольшим хвостиком. Трудно сказать, что этот период дался ей стремительно. Каждый год она заполняла приятными приобретениями и утратами, закаляющими для дальнейших встреч. Пусть румянец бережёт молодость как иллюзию, пока швея отстаёт от быстротечного времени.
  Пока окно заполнялось мягким сиянием, Алнэ увернулась от выброшенного кувшина. Сосуд разлетелся на кусочки, а потом каждый из черепков проделал ещё пару скачков. Но подобное покушение фейри неодобрительно фыркнула и сосредоточилась на колдовстве. Пейсиноя виделась ей помехой, требовавшей к себе слишком много внимания. Сирена присоединилась к команде неспроста, как и сама портная. Но та значимость, которая образовалась вокруг девушки, сильно задевала Алнэ. Наговаривая плёнку, она с большим наслаждением оформляла узнице скверную обстановку.
  Чародей был мил сердцу фейри. Поэтому швея последовала в Вокрах за парнем. О присутствии четвёртой спутницы упоминалось заранее. Правда, портная не рассчитывала, что Пейс окажется настолько важной персоной. Когда Алнэ зареклась настаивать на взаимности Юнэя, она не соглашалась уступать его кому-либо. Так фейри боялась потерять не только объект обожания, но и друга. С подобными сомнениями довольно легко запутаться.
  Девушка ухватилась за возможность угодить некроманту, едва та появилась на горизонте. Не будь Алнэ столь предусмотрительна, Пейсиноя опять пустилась бы в странствия. На этот раз без всяких обязательств, но обзаведясь гораздо бо́льшим багажом воспоминаний. День назад портная стояла под дверью в их комнату точно так же, как и теперь - под окошком. Часто повторяемое заклинание уже рвалось занять своё место в раме, наведываясь к старой знакомой.
  Фейри ловко отправляла волшебство ввысь, оснащая новыми порциями. Прочная ловушка нуждалась в трудолюбивом сплетении. В противном случае, швее стоило оставить попытки помочь колдуну запереть сирену. Последнее извивание полосы и заплатка была готова.
  Хотела ли Алнэ использовать знания в подобных целях? Нет. Твердили, что магия будет жива, пока жива латынь. Язык, который соединял поколения, служил мостом для связи с природой. Слова внедрялись в мир, становились его частью, изменяли его. Этому придавалось значение. Вот почему опускать данное мастерство до быта - табу. Лень, а именно благодаря данному недостатку чары старались внедрить в домашний обиход, не должна препятствовать саморазвитию. С одним нюансом фейри справилась. А со вторым - не умножать изъяны магическим умением - пренебрегла. Такое мошенничество тоже оставило швею без выгоды. Если бы девушка не причислила к награде...
  - Спасибо.
  Юнэй управился с рысью на своё усмотрение. Дворовая не должна навредить планам чародея. Поэтому заперта с напарником, который сейчас тоже бесполезен. Когда Дринек шёл за сиреной, он был значительно твёрже, чем после знакомства с названой сестрой мага. Затем зомби взялось разубеждать товарища, чем только ярче вызывало к себе недоверие. Конечно, жалко лишаться ценного помощника, но его здоровью не до проделок. Пусть набирается сил и выносливости. А заодно и составит компанию кошке.
  Какие бы испытания не подносила судьба, честность между друзьями стиралась, подсказывая неблагоприятный исход. Раньше азартная погоня за непокорными существами по миру не затрагивала личные нити. Вплетая семью, Юнэй вытеснил парня из ближайшего круга, хотя сам охотник оставался целиком зависимым от своего компаньона. Ходячий мертвец призван сопровождать созидателя, который приходится ему источником подпитки. Но Дринек и без этого правила держался вблизи. Приятель не вычёркивал годы, проведённые плечом к плечу с магом. Что не уберегло молодого человека от незаметного ухода. Его гибель станет поздним известием для всех, кроме Диваны.
  - Они скоро появятся. - Пообещал колдун, осматривая зачарованные двери.
  Две подруги даже своим пребыванием в комнатах противоположно отличались. В одних покоях стояла тишина; соседняя же постоянно испускала какой-то скрежет. Неудивительно, что Дивана избрала спокойное поведение. Фейри сама опасалась заходить в туда, чтобы не повторить пример охотника. Ей и находиться возле созданной камеры становилось боязно. Некромант выпустил из-под контроля свою магию. И вряд ли парень чем-то поспособствует, если остатки недуга перейдут на Алнэ. Отступая от такого развития событий, портная молвила:
  - Давай я побуду на улице? Укажу им нужный дом?
  Признав идею хорошей, маг отпустил подругу дожидаться посредников сделки. Пока Алнэ предстанет маяком для приезжих, чародей позаботится о сохранности товара.
  Хоть бы покупатель быстро отозвался на весть: проблемно скрыть его появление в Вокрахе. Прознав о том, что сирена в деревне, Рийк точно не даст её повторно увезти. Главе посёлка надоело вечно охлаждать супругу к поискам сироты. Представить только, как женщина примет обман сына и стойкость мужа, если всё раскроется. Раз соблюдать дистанцию не вышло, придётся пресечь даже малейший шанс последующих встреч. Самовольный суд не будет церемониться с девицей, чья чешуя проступает от капель воды, а слащавый голос лишает разума. Особе с подобным даром нельзя давать спуску. И жители деревни под предводительством старосты непременно воздадут ей по заслугам.
  Впрочем, уловка с ножом прошла успешно - родители Юнэя весь день оставались дома, оберегая собственное спокойствие.
  
  - Эй, трактирщик! Угости сытным обедом. А мы угостим хорошими вестями.
  В 'Цепном псе' бывали заявления и оригинальнее. Хозяин вообще в последние дни находился вне настроения, что тут же ощущали на себе клиенты. Певица, ставшая настоящей находкой заведения, пропала без вести и увела за собой постоянных посетителей. Когда музыка скрашивала пиршества, потуги девушки казались ничтожными. Но стоило источнику песен исчезнуть, как тишина не заглушалась даже стуком столовых приборов. Голоса Пейс не хватало в трактире. Иногда прогулы исполнительницы оправдывали подобную скуку за столами. Тогда грузный мужчина заваливал сирену работой, устраняя всякую легкомысленность в будущем. А как наказывать заочно? Обещать строгий выговор и срывать гнев на случайных визитёрах, конечно же.
  Разносчицы страдали в данном положении больше всего. Им доставалось и от посетителей, и от собственника 'Цепного пса'. На бедных девиц обрушивались придирки и волна криков. Они уже подумывали сбежать следом за Пейсиноей, лишь бы не соглашаться с тем обращением, которое возникло благодаря вспыльчивости трактирщика.
  На стойку поместили тарелку с дымящейся похлёбкой и кусками хлеба. Судя по состоянию чёрствого ломтя, крошившегося от такой презентации, приличный вкус мог заключаться лишь в супе. Как видно, лести повлиять на качество еды не удалось. Несмотря на то, что у путника действительно имелись новости.
  - Чудища-то из Замкнутой Рощи убили. Знали про это?
  - Ух, каково! - взбодрился собеседник. - И кто?
  Сплетни развевают тоску. Конечно, если не затрагивают тебя лично. Светлая борода мужчины делала его улыбку незаметнее, пока передавались рассказы о славной охоте. Что эти истории значили для таких балаболов? Искажённые описания, крупица зависти и полное равнодушие после обмена сведениями. Трактиры редко становились источником сказаний. Для передачи великих подвигов, или хотя бы упоминаний о них, существуют добродетельные люди. А не острые языки за прилавком для питья.
  - Маг. Умельцы с талантом к волшебству постоянно спасают положение.
  - Дай Бог. - Уступили повествователю. - Если так спокойнее в наших краях, я буду тоже в достатке. Жаль, что искатели щекотливых передряг прекратят проезжать через город. Такие потери...
  - Хех. Песенки бы возвратили. Небось, спасёт.
  Подавившись под лютый посыл от трактирщика, на этой пикантной ноте разговор и завершили. Событий было с избытком - только успевай их распространять. Оборотень с когтями из озера и вскопанное кладбище возле разрушенного дворца. Кто догадается сопоставить пропажу артистки с розыском сирены? Упитанный мужчина знал свою певицу не лучше любого прохожего в этом заведении, и не отличался особым умением оценивать факты. Такое безразличие делало хозяина лишь частью заурядной болтовни. Выбирайте историю на собственное усмотрение, чтобы поделиться ею с остальными. В 'Цепном псе' обстановка как раз располагает к подобным развлечениям.
  
  Местные дети торопились догнать повозку. Столь странное сооружение на колёсах они никогда не встречали прежде, поэтому глазели на металлические бока с восторгом и любопытством. Они хотели потрогать сию конструкцию на ощупь, только плотное кольцо стражи исключало всякие попытки проскользнуть мимо такой охраны. Жители, встречавшиеся этой процессии, лишь недоуменно оборачивались вслед. Видеть подобные шествия в Вокрахе они не привыкли.
  Пожаловавшая в деревню процессия остановилась у старого дома. Он был минимум дважды перекрашен, о чём говорили облупившиеся красные стены, сквозь которые проступал бывший серый оттенок. Постройка служила пристанищем для приезжих путников, а тихая старушка исполняла роль владелицы этой обители. Правда, пожилая леди редко показывалась на глаза. Даже теперь она не вышла. И право встретить нагрянувших воинов выпало Алнэ. Девушка с примерным видом стояла у порога и ожидала, пока воз застынет после долгой дороги.
  Фейри пересчитала солдат, которых направили к ним. Результат явно не порадовал швею, когда критически осмотрела десятую фигуру:
  - Вас не мало?
  Но командир не привык отсчитываться перед обыкновенными девицами о состоянии своего отряда. Вопрос портной пропустили мимо, и вместо требуемого рапорта принялись выполнять своё дело.
  - Где сирена?
  Алнэ ощутила стать строгого голоса и в момент перестала вести себя так фривольно. Не приглашая главнокомандующего идти следом, фейри отправилась внутрь и знала, что половина группы сопровождало её позади. Солдаты попались немые и хмурые. С такими совсем не хотелось шутить, да и болтать - тоже. Робко пригладив волосы, девушка не отказалось бы от присутствия колдуна где-то поблизости. В компании доспехов подъём по лестнице оказался настоящим испытанием на моральную выдержку. Попадая под взгляд пришедших людей, поневоле чувствуешь груз чужой вины на собственных плечах.
  Юнэй на посту у запертых дверей позволит не терпеть присутствие городской стражи с волнением. Парень сумеет повести разговор в манере, свойственной военным.
  - Вы здорово задержались. - Маг не побоялся сделать замечание вооружённым гостям.
  - Не вижу повода тратить время, если пленница всё равно ещё тут.
  Темноволосый сторож в приглушённо-зелёной мантии немного посторонился, чтобы дать вдоволь места занять подходящую позицию. В задачи некроманта входило позаботиться о пленнице и не выпускать её за пределы дома. Снимая заклинание с двери, чародей отдавал Пейсиною в руки стражи, где с ней будут обращаться уже по-иному. С взмахом еле заметный блеск рассеялся, оставляя дверь обыкновенной преградой. Если не брать во внимание пятёрку в коридоре. Юнэй тоже не оставался вне событий: он лишь предоставил командиру руководить финальными этапами поимки сирены. И подчинённые понимали своего начальника в полном молчании.
  Дверь распахнулась. Прежде чем Пейс успела осознать, что к ней наведался кто-то чужой, солдаты преодолели половину комнату и закрыли собой освободившийся выход. Заключённая за минуту попала в цепкие объятия правосудия. Лягаясь изо всех сил, девушка только побудила крепче сжать перчатками свои запястья, но уступать не стала. Волоча на полусогнутых ногах жертву, солдаты похвально следили за её намерениями ударить ближнего стражника или поцарапать ради урона. Попытками подобные выпады и ограничивались - перебороть здоровых мужчин Пейсинои не удавалось.
  Поглощённая своим противостоянием с новыми невольниками, она фактически пропустила сторонних наблюдателей, которые продолжали стоять в коридоре. Неистовый взгляд голубых глаз оставил Алнэ и упёрся в парня. Не собираясь поначалу ничего произносить, сирена со злобой и разочарованием метнула:
  - Наврал!..
  Давать время для беседы им не собирались. Настойчиво потянув Пейс на улицу, молодые воины прервали прощание. Некромант и фейри предпочли не удостаивать бывшую спутницу ответом. Пара осталась вместе с начальником отряда. Нужно же оговорить получение награды, которая полагалась взамен на отданный трофей. Обсуждение заслуженного воздаяния заняло мысли Юнэя, хоть он не был особо падок к деньгам. Пленница и без разъяснений должна осознать свою вину и понести заслуженную кару. С такой наглостью возвращаться в деревню, добиваться прощения после того, как она обошлась с Токэсом. Этого маг принять не мог. Неопровержимый приговор прочно засел в уме, оставаясь глухим к любым окрикам.
  Вид повозки, оснащённой специально для заключённых, вернул Пейсиною к активным движениям. Но девушка находилась в невыгодном положении: двое мускулистых стражников без усилий доставили её к открытым створкам передвижной камеры. Остальные семеро словно намекали: путей бегства нет. Как мешок, пленницу затолкали в каморку на колёсах. Скрип затвора. И рабство.
  Сирене отвели не только место, но и час для раздумий. Стоило посмотреть под другим углом на услуги некроманта. Прежде значительная доля подозрений доставалась фейри, хотя заслуживал её сам зачинщик обмана. Уже по плохому притворству, нынче наигранному дружелюбию швеи можно было догадаться, что благородные жесты - не для Юнэя. Под замком приходилось лишь сокрушаться своей слепоте.
  
  Я ловила каждый фрагмент шума, который доносился до моего убежища. Страх попасть в зону заражения продолжал держать меня на прежнем месте. Здесь тебе не враги, видимые во всей своей сути, а что-то поражающее и невидимое. Наше положение обернулось так, что оставаться в тени не получалось. Главное, чтобы с Пейс ничего не произошло, пока её помощница кукует одна.
  Словно услышав мои мысли, появился незваный посетитель. Невесомая походка сразу вычёркивала колдуна и оставляла последнюю персону, способную на незамысловатую магию. Алнэ открыла дверь, но сама входить не спешила. Обнаружив сидящую в углу кошку, она, как ни в чём не бывало, обратилась ко мне:
  - Уже передумала выходить?
  Смена поведения начала вызывать только злую ухмылку. Будто в недоработанном спектакле: фейри с Юнэем вносили в сценарий коррективы, не делая его цельным. Обман стал для них основой, благодаря чему о доверии даже в мелочах не могло быть и речи. В этом коллективе вообще полагаться стоит только на себя, если не хочешь прогадать.
  Несмело подойдя к ногам портной, я всмотрелась в её лицо. Эх, в мастерской Алнэ предстала такой доброй и понимающей девушкой. Эти зелёные глаза, усталый вид не давали и намёка на то, что путешествие обернётся на битву. Стараясь во всём подражать своему кумиру, швея забывала примерять на некроманта понятие чести и нравов. Поэтому сама плавно переняла от парня кучу недостатков. Она виделась мне обузой в походе, а стала пособником, который отлично выполнил обязанности волшебного подельника.
  - Если тебе это.... Э, стой!
  Да, стоять возле фейри и ждать прочих распоряжений я не собиралась. Описав дугу, недосягаемую для Алнэ, мой путь лежал с соседнюю комнату. И не зря внутреннее чутьё отказалось принимать достаточно свободный доступ в покои. Прибежав с намерением убедиться в безопасности Пейсинои, мне достался лишь чародей.
  - Быстро ты. - Юнэй неподвижно наблюдал, как струйки неяркого голубоватого света тянутся от разбитого окна к его ладони.
  Надеюсь, потом собранный сгусток магии не направят в меня? Пейс здесь не было. Но могу поклясться - несостоявшийся брат знает, куда она подевалась. Ведь некромант сам приложил усилия, чтобы сирена не прижилась на прежней родине.
  - Где Пейсиноя? - за спиной расположилась Алнэ, не перебивая попыток построить диалог. - Кому ты её продал и сколько монет получил взамен?
  Парень до последнего терпел мои фразы. В конце концов, задетое самолюбие решило постоять за себя. Подержав некоторое время меня за хвост, Юнэй явно получил удовольствие, которое подпитывал потрёпанный вид дворовой.
  - Много. Мне приходилось умело изощряться, чтобы заманить Пейс сюда и удержать до определённой поры.
  - Как складно придумано с аванком. - похвалила я. - Видно, тщательно подготовил легенду, раз такое расстояние преодолел и других увлёк.
  Несомненно, и приз после подобной афёры колдуну полагался немалый. Коллекционеры нежити готовы выложить многомерно круглую сумму ради того, чтобы лицезреть пленённое существо в клетке. Сотрудничают с любителями экзотики единицы, цену заламывают поднебесную, а некоторые во имя богатства пускаются во всевозможные приключения. Учёба наскучила Юнэю и уступила предложению поправить материальное положение своей семьи. Тем более, когда объект охоты буквально сам напросился в руки. Ну как не воспользоваться удачным стечением обстоятельств?
  - Аванк... - протянул парень. - Аванк вплёлся случайно. Он служил лишь наживкой. Сперва я планировал схватить твою подругу в Рыночном Округе, но не вышло. Этот Геннайс... Никчёмный моралист. Отказался поспособствовать нашей затее, чем сбил весь маршрут!..
  После чего колдуну пришлось выдумывать путы, способные оставить Пейс в одной точке. Вечная гонка в Вокрах, а затем - поддразнивание новыми возможностями. Маг обладал дюжим упорством, если балансировал по краю, на котором находились и его родители. Ошибившись с хозяином 'Астеры', повторно посвящать в свои тайны он никого не собирался. Кроме фейри и частично Дринека. Заранее составленная история про чудище сыграла ему на руку.
  - Я и без Пейсинои смог бы затравить озёрное животное. Только необходимо было оправдать мотив поездки.
  Показать, что мы не зря прибыли сюда, развлечь в некотором роде. Ну, хоть поначалу обошлись без крайних мер. В деревне задержать её оказалось проще простого. И позже западня захлопнулась вместе со своим творцом. Гипнотическое вторжение в оболочку моей хозяйки больно окатило некроманта правдой. Не исключено, что это видение стало поворотным. Теперь уговоры напарника утратили всякую силу. Если вообще имели влияние раньше.
  Эта схема вырисовывалась у меня в голове без соучастия Юнэя. Не было смысла узнавать у него дорогу. Свежие следы скажут убедительнее лжеца. Пусть полученное золото ублажает чародея. Мы выбираем те иллюзии, которые отражают нас самих. Сломав в стремлении разбогатеть чужие мечты, парень создаст рай лишь на несколько лет. А после снова вернётся к жалкой жизни. Но уже без верного товарища, за которым он совершенно не тосковал. Может охотнику ещё посчастливилось так быстро уйти, и не застать перевоплощение порядочного студента в скупого типа.
  На распутье я нашла набор полос, оставленных колёсами телег торговцев и обыкновенных трудяг. Узкие и неровные, они пересекались друг с другом или прятались под более тяжёлыми отпечатками. Самый глубокий привлёк моё внимание. Он шёл вкупе с цепочкой конских следов и сворачивал в бок. Туда увезли Пейс. Огибая лес, люди избрали Седую Дорогу, которая вела на север. Почти по направлению к Дажу. А рядом всё также рос густой лес, разделяющий Вокрах с прочим миром. Силясь спрятать содеянное за сочной листвой, Замкнутая Роща гулко вторила завыванию ветра.
  
  Шкатулка была наполнена хламом. Лепестки, прежде такие ценные, теперь являлись мусором, вследствие чего и оказались на полу. Поддавшись эмоциям, Лейра вытряхнула содержимое ларца после того, как убедилась в его бесполезности. Но теперь знахарка не менее сердито смотрела на разбросанные цветы и старалась понять причину, из-за которой её клад испортился.
  Урожай целительницы хранился в надёжном месте, но это не уберегло розы от сухости. Тёмная пыль осела разводами на досках. И хозяйка избушки с упавшим настроением пошла за метлой - не оставлять же своё жилище в таком скверном состоянии. Раз от волшебных цветков уже нет толку, незачем держать их в доме даже в таком виде. Прутья относили крупицы ближе к дверному проёму и вытворяли их вон из хижины. А пока у крыльца стояла туча из бывшего гербария, девушка бралась за следующую порцию грязи.
  Хлорис без заминки выполнила своё обещание, чем лишила деревенскую знахарку драгоценных запасов. Не стоило и отправляться в чащу, чтобы узнать о том, что кусты тоже уничтожены. Движения Лейры вымещали всю её злобу на эту уборку. Остатки роз могли бы аккуратно переместиться наружу, будь целительница спокойнее. Только когда речь заходит о вражде с музой, требовать рассудительности бесполезно. Неудивительно, что упорство Мельпомены так взбесило девушку. Коль посредница богов хочет войну, она идёт по верному пути.
  Заглядывая под ветхий стол, Лейра обещала сопернице насыщенную месть, сопровождая угрозы свирепыми взмахами метлы. Цепляясь длинной рукояткой своего мнимого оружия за ножки мебели, целительница выудила остатки рассыпанных лепестков. Девица начала подниматься с корточек, как ей в глаза бросился клочок бумаги. Сложенный пополам, белый лист робко прятался в щели, дожидаясь пока него найдут. Сидя за столом, заметить такой тайник нельзя. Зато забравшись под низ, как это сделала Лейра, пропустить маленькое письмо невозможно. Немного поколебавшись, знахарка мигом позабыла про сор, который был в её доме, и потянулась за находкой.
  В Вокрахе никто не осмеливался входить к ней без разрешения. Врачевательница давала помощь, но, незнакомые людям, приёмы лечения принимались с опаской. Благодаря подобным страхам, целительница не беспокоилась о сохранности своего имущества. А теперь находит секретное послание от анонима, неизвестно каким образом подброшенное в хижину.
  Автор даже не пытался удостовериться, что его обращение достигнет своей цели. Если бы девушка не потеряла самообладание и не расшвыряла мусор от синих бутонов, листок мог очень долго покоиться под дряхлой столешницей.
  Лейра распрямила записку и села со вниманием её читать. Первые слова - и на лицо знахарки вернулось былое спокойствие. Растянутые буквы слишком хорошо знакомы, чтобы усомниться в сочинителе.
  'Не в моих правилах играться в переписку, но я боюсь, что не застану подходящее время, чтобы сказать всё лично...'
  В спешке почерк Мэйдоффа шёл кривыми строчками, будто мужчина торопился уже при создании письма. Наверное, приятель Лейры задумал оставить весточку при последнем визите. Пока колдовали над вкусным отваром, напарник успел приготовить подруге поздний подарок и оставить его до лучшей поры ожидать своего получателя.
  '...Осмелюсь высказать надежду, что рано или поздно вашей ссоре с Мельпоменой придёт конец...'
  Целительница усмехнулась на предположение товарища. Он постоянно попрекал девушку в том, что знахарка яро поддерживала усилия музы выманить местную врачевательницу из-под опеки деревни.
  '... Прошу, оставь ваши распри в прошлом. И переплетение судьбы тебе просто не потребуется для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. Мельпомена тоже отступится...'
  Сокрушённо покачав головой, Лейра разочаровалась в полученном послании. Она хотела найти в нём хоть толику сожаления. Но прежние советы стали главным содержанием записки. Мэйдофф склонял к миру, взывая к благоразумию соперниц. Такие рекомендации безвозвратно испортили знахарке настроение, пока девушка не достигла последнего ряда:
  '... А ты сможешь присоединиться к моим странствиям. Жду от тебя разумного хода, милая'.
  Хвостик заключительной буквы заполнял собой всё оставшееся пространство на листе. Возможно, мужчина желал написать что-то ещё, однако решил ограничиться краткостью и нарисовал такой странный завиток вместо новых предложений.
  Заулыбавшись, Лейра поправила платок, который начал плавно спадать с плеч. Вязаные нити, изображавшие диковинную птицу, казались тусклыми и выгоревшими. Для пернатой красавицы - не самые подходящие краски, но за столько лет сберечь цвет не удалось. Жар-птица солнечными оттенками расположилась на чёрном фоне, служа незаменимым украшением целительницы. Девушка не меняла ни свои привычки, ни вкусы. Поэтому и красная лента в её тугой косе по-прежнему сочеталась с русыми волосами.
  Самые приятные сюрпризы должны быть неожиданными - тогда сердце искренне примет подарок. Весть от Мэйдоффа охладила пыл знахарки и утешила. Лейру воодушевила мысль о возможной встрече с другом. Провожая взглядом фигуру верхом на драконе, она не могла представить, как и когда им снова суждено пересечься. Девушка понимала, что бумажку оставили здесь задолго до последних событий. Что мужчина не предполагал застать импровизированный поединок с великанами и отступать на крылатом чудище. Иначе его записка не носила бы такой лёгкий характер.
  Вряд ли прежний спутник осознавал происходящее с её точки зрения. Когда Мельпомена неотступно приказала избавиться от маленького сынишки целительницы, никто не встал на сторону Лейры. Исключений делать не собирались, и новорождённый младенец был отправлен к простолюдинам, как и многие дети. Этого правила не ослушивались и строжайше следили за его исполнением для всех. Скрыть чадо от остальных не позволила сама муза, которая первой донесла на нарушительницу и позаботилась о том, чтобы сигнал услышали.
  Ребёнок от речного покровителя не менял положения Мельпомены - женщина, как и прежде, продолжала быть только посредницей богов в высшем мире. А, значит, произвела на свет полукровку. Иметь союз с девами искусства негоже, какими бы прелестными те не казались. И закон, писаный веками, не сумеет отменить даже самый страстный возлюбленный.
  Вполне можно сказать, что несколько десятилетий назад история протекала точно так же, лишь поменяв героинь местами. С одной только разницей: Пейсиноя, несмотря на все неприятности, выжила, а ребёнок знахарки - нет. Недоглядели за ним в новой семье. Поэтому после рождения сирены Лейра просто загорелась жаждой равенства и заставила заносчивую Мельпомену навсегда попрощаться с дочкой. Только воровка не растеряла в себе старые материнские чувства, и не стала обрекать крошечную Пейс на горькую долю. Ей нашли состоятельный дом, в котором жить было одним удовольствием. Малышка же не виновата, что муза так равнодушно отнеслась к чужой проблеме. Но до сегодняшних дней повзрослевшая девочка оставалась способом сводить счёты и расплачивалась статусом сироты.
  И, всё-таки, вдруг напарник заручился даром пророчества, предрекая беспорядочным почерком счастливую развязку? Заново свернув записку, Лейра вернулась к прерванному занятию. В хижине царил беспорядок. А с отжившими свой век вещами необходимо расставаться.
   
  ЭПИЛОГ
  
  В такой глуши блюсти повозку было настоящей издёвкой. Кому нужна узница, от которой отреклись друзья? Нежить предпочитала одиночную жизнь, чем только упрощала охоту. Помимо собственной ловкости и сообразительности полагаться больше не на что. Когда подобные черты иссякают, попасть в умело расставленные капканы становится лишь вопросом времени. Жертвы редко уходят от ошибок.
  Очутившись внутри металлического узилища, Пейсиноя отслеживала направление, но ориентировалась скверно. Тряска маскировала путь, делала его невнятным для того, кто сидел под замком. Случайные щели передавали, что погода стояла прекрасная. Через них пробивались солнечные лучики и утопали в темноте камеры. Даже разговоры не могли отвлечь девушку. Стража сопровождала телегу в полном молчании, будто за каждое слово им полагался суровый выговор.
  Сирена гадала: куда же её везут? Обратно в город, из которого она так поспешно исчезла? Вряд ли. Было бы крайне нелогично проделать такой крюк, выманивая Пейс дальше и дальше. Наверняка, собиратель находился в крупном центре, где и хранил свои приобретения. Иметь бы ещё представление об этом человеке.
  Проклятый цокот копыт и скрип заглушали мелодичное чириканье птиц, убаюкивая бдительность всей группы. На пленницу такая колыбельная влияла слабо, зато у охраны украла толику бдительности.
  Застать врасплох десяток воинов - приём, достойный уважения. В лесу, где редкая растительность у дороги отказывается служить прикрытием, подобраться к путникам непросто. Разве только, если сама роща не решила поспособствовать затее.
  С глухим стуком камни бились о шлемы всадников и сбивали их с седла. Первая партия летающих ядер вывела из строя шестерых мужчин. А тот снаряд, который пришёлся по макушке начальника, обеспечил удачный исход нападения. Оказавшись без сознания, командиру уже не суждено было отдать приказания своим людям. Без направляющей руки, оставшаяся верхом четвёрка безрезультатно искала невидимок среди стволов.
  Даже без оружия. Этот отряд разбит несколькими булыжниками. Последующая атака получилась ещё более молниеносной. Пресекая любые попытки стражи дать отпор, на них обрушилось громадное бревно. Точнее, рыхлый ствол метил в закрытую повозку и наскочил именно на свою цель. Но квартет, оставленный после каменного града, был совсем не готов к такому хищному продолжению.
  Кроме того, обшитый металлом воз, под весом навалившегося на него снаряда, моментально опрокинулся. Лошади в упряжке беспокойно задёргались. Они выдирались из оков и хотели удрать с поля боя. Повезло животным на услужении у солдат - после неудачных попыток избавиться от седоков кони в страхе устремились прочь. И никакие распоряжения не сумели остановить жеребцов от побега.
  Незримая сила здорово напугала гостей. Намёк оставить свой груз был понят беспрекословно. А те, кто сейчас лежит на земле в обмороке, потом тоже последуют примеру ускакавших соратников. Седая Дорога имела дурную славу. Становиться персонажем быличек с плохим концом мужчины не хотели. Долг долгом, но коллекция нежити не стоила собственных жизней. Тем более что по договору колдун получит полную сумму лишь после того, как заказчик осмотрит сирену и согласится оставить у себя. Риск за чужие монеты сменился бегством.
  Пейс, покатившись кувырком по своей камере, понимала происходящее ещё меньше. Если для охраны обстрел камнями стал предупреждением, то девушка совсем не надеялась на подобный поворот событий. Больно ушибившись плечом о стену при падении, она ожидала продолжения. Но на этом штурм повозки завершился. Слышался топот копыт, чей-то крик и только. А спустя пару мгновений и её стражи перестали подавать какие-то признаки своего присутствия.
  После ряда непрерывных происшествий, сирена довольно вяло отнеслась к резкой остановке. Однажды избрав направление и следуя ему, Пейсиноя попала в западню гораздо раньше, чем разобралась в фальши друзей. И недавний обман делал задержку поездки ничем не стоящим событием. До того, как замок от тюрьмы не стал откликаться на удары.
  Такой докучливый грохот извне сумел привлечь к себе внимание. Нащупав в темноте противоположный конец своей каморки, сирена отодвинулась от выхода. Попытки неизвестного пробраться к ней не внушали доверия. Стали бы первого встречного подпускать к столь ценной персоне, за которой велась напряжённая слежка? Не имея в свободном распоряжении ключа, загадочный пришелец старался взломать дверь грубой силой.
  Его разрушительные методы избавили девушку от приставленной охраны. Правда, о нагрянувшей свободе было известно лишь странному спасителю. Сама Пейс слабо стремилась увидеть отважную личность, но не имела выбора.
  Поддавшись напору, одна дверца неестественно изогнулась и выскользнула из петель. А силуэт, заслонивший проломленную дыру, весело произнёс:
  - И снова здравствуй!
  Приглядываясь к человеку, Пейс всё равно не узнавала в нём знакомые черты. Свет, вторгаясь в раздробленную камеру, мешал рассмотреть особу, которая пришла на выручку.
  - Будешь выбираться отсюда, а?
  С подобным зазыванием, фигура отошла от прохода. Перевёрнутая телега распугала вместе с нерадивыми охранниками и мелкое зверьё. Поэтому участок дороги ненадолго погрузился в тихий шелест листьев. Невзирая на спокойную обстановку, Пейсиноя очень неохотно покинула узилище. Хотя и глупо принципиально оставаться взаперти, когда тебя выманивают побывать среди растительности.
  Тени от строя деревьев вернули сирену в день первой встречи с лесовым. Дожидаясь, пока Пейсиноя угадает в нём хозяина леса, старик уже поспешил одарить гостью улыбкой. По-прежнему беспорядочная борода и изношенный костюм возрождали память про сделку Юнэя.
  Владелец агисков, как и прежде, умело скрывал двоякую натуру. Чудаковатый старец не походил на задиристого вояку. Но кто, если не он, разогнал и погрузил в забытье десяток солдат? Расколотая охрана даже не посягала на заросли, а столкнулась с таким неистовым нападением.
  - Говорить не отвыкла? - лесовой терпеливо стоял, опираясь на крюку.
  С прошлого визита в рощу только эта деталь сменила облик деда. Помимо трости владелец чащи ничего не приобрёл. И взыскательный норов также был при нём. Просто пока перед Пейсиноей утих.
   - Кажется, я поняла.
  Упустив церемонию приветствия, девушка прекратило топтаться у опрокинутого воза. Раз её не сдерживали, можно было и размяться. Сирена неохотно бросила мысли о том, чтобы удрать. Четыре стражника ускакали прочь не благодаря своей сноровке, а только потому, что старик позволил им удалиться. Давать Пейс играть в салки лесовой явно не собирался.
  - Вы потребуете выполнить уговор? - обратились к сгорбленному очертанию.
  На фоне деревьев леший опять терял чёткие формы. Его лохмотья отнимали цвет у травы и делали недоступным для осмотра.
  - Я не беру больше, чем просил. - Эхом ответил дедушка. - Мой помощник уже занял свою должность.
  - Уже?..
  Кто надумал поручиться за неё, вызываясь прислужником лесового?
  Интерес Пейсинои был вполне объясним. И не успев достаточно помучаться догадками, сирена сама увидела добровольца на скитания по непролазным просторам. На дорогу вывалился пухлый медвежонок. Косолапо семеня, он охотно подошёл к девушке. Едва Пейс отвела взгляд от коричневой шкуры к морде зверя, животному ласково сказали:
  - Див!
  Карие очи безупречно гармонировали с обличьем дворовой. Изящное тело кошки давало ей больше женственности. А теперь упитанный детеныш медведя стоял у ног и смешно пыхтел. Мокрый нос втягивал запах позднего цветения, давая девушке время распознать Дивану.
  - Так изменилась! Это точно ты?
  - Да, хозяйка.
  Лесовой не вмешивался в разговор, но про его присутствие не забывали. Хотя подругу Пейс была рада видеть значительно больше, чем старика, хранитель рощи ждал свой черёд. В сирене смешалось удивление и непонимание.
  - Тебе придётся остаться в лесу? - спросили в попытке переменить положение.
  Дворовая не успела и рта раскрыть, как дед решил объяснить за неё:
  - Не уподобляйтесь шарлатану, который надумал тогда обвести меня вокруг пальца!
  Бывшая пленница наклонилась, чтобы потрепать Див по макушке, вопреки нелюбви той к подобным знакам внимания. Медведица покосилась на обладателя сурового тона. Заступаясь за хозяйку, она проговорила с переменным рычанием:
  - Никакого обмана. Я сказала, что согласна жить здесь.
  Сиплый голос бесповоротно разграничил образ кошки и пушистого увальня. Прежняя дворовая словно прощалась с сиреной. Дивана указала на повозку, чтобы вызволить девушку. Но дальше сопровождать Пейсиною не могла. Пока лесовой отвлёкся на лежащих без сознания охранников и взялся отвязывать громко ржущих коней от повозки, подруги постепенно развивали разговор:
  - Навсегда? О, Див, мне жаль, что я подалась в это путешествие. Стоило подумать о последствиях. Не доверять этому... этому...
  Понимающе выслушивая исповедь, медвежонок на миг притих. На Пейс навалилось слишком много неприятностей. Даже выбравшись из тюрьмы, сирена не знала, куда идти. А теперь - и с кем. Она извинялась за собственные страдания, натыкалась на интриги, которые меркли под ветками ближайших деревьев.
  Отшельник шаркнул своей палкой, чертя борозду на песке. Дорога держала три фигуры вместе, если бы старик не прервал созданную идиллию.
  - Мне пока покинуть вас. - В подтверждение словам, лесовой сошёл с обочины. - Ты, Дивана, покажи тут всё подружке. Ей не помешает прогулка.
  Дед усмехнулся напоследок и зелёный полог опять заставил сомневаться в том, что минуту назад хозяин чащи разглядывал результаты своего нападения. Без лишних ушей Пейсиноя чувствовала себя значительно легче: старик вселял опасение. Подвиг чудака ещё не говорил про его благородные намерения. Широкая улыбка присуща даже отъявленным злодеям. А ради заботы о лесе, он наверняка пойдёт на любые жертвы. Присмотреть за девицей по поручению Хлорис - снисходительная плата, которую потребовала повелительница, проведав о договоре насчёт водяных жеребцов.
  Но в этот раз обошлось только воспоминаниями о бывшей сделке. Дивана прислушалась к совету лесового и пригласила сирену последовать вглубь зарослей. Девушка с доверием шла за медвежонком. Её дворовая ещё сама не привыкла к новому виду, а уж Пейс вовсе было странно смотреть на такого маленького топтыгина.
  - Я хочу вам кое-что рассказать, хозяйка. Про Дринека.
  Див неторопливо наступала на одуванчики, которые устилали путь. Прозрачные головки разлетались семенами в разные стороны и оседали: среди травы, на шерсти четвероногой проводницы, поверх одежды Пейсинои.
  Светловолосая девушка узнала о судьбе охотника из первых уст. Она смиренно вникала в описания, которыми щедро распространялась собеседница. Может Дивана и утаила некоторые подробности, но и без них сирена опечалилась. Медвежонок умышленно скользил взглядом по земле, выбирая дорогу. Умерший Дринек, скрытый за дверью опустевшей комнаты, заставил скулы Пейс покрыться изумрудными чешуйками.
  Помощница лесового уже успела освоиться в своём будущем жилище. Дворовая вела спутницу по едва протоптанным тропам. И в конце появится небольшой домик. Хижина будет оберегаться густым рядом деревьев, а два её обитателя так же ревностно хранить рощу взамен. Пока Див указывала дорогу к границе леса, Пейсиноя отыскала иной выход. Как прежде за сиротой отправились от фонарного столба до Вокраха, так теперь и девушка займёт место возле близкой подруги.
  Случайные странники не единожды пересекутся с бурым зверьком и сиреной. Их начнут страшиться ничуть не меньше, чем старика с длинной спутанной бородой. Кикимора, болотный дух, клыкастый вурдалак, перевёртыш - много прозвищ появлялось благодаря фантазии людей. Некоторым заблудшим они помогали выйти из леса, некоторых вышвыривали за неподобающее отношение к природе. Но пусть эти слухи уже пересказывает кто-то другой.
  
  КОНЕЦ
  


Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"