Ускач Марлен Александрович: другие произведения.

Василий Грановский.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    2. Моему биографу (Заметка относится к Э. Наги, который привёл некоторые биографические данные В. Грановского в воспоминании "Илья Эренбург вблизи"). 3. Поездка во Францию. 4. Я живу в Израиле. 5. Мои встречи с Парижами. 6. Вечерние посетители. 7. Из неопубликованного раннего Ременника.(В. Грановский в прозе, В. Ременник в стихах друг о друге). 8. Из былого.


Василий Грановский.

Содержание.
  
   1.Моему биографу.
   2. Поездка во Францию.
   3. Я живу в Израиле.
   4. Мои встречи с Парижами.
   5. Вечерние посетители.
   6. Из неопубликованного раннего Ременника.
   7. Из былого.

1. Моему биографу.

   Здравствуйте, Эрвин и Иля!
   Дорогой Эрвин, получил твое послание. Рад, что и у меня появился свой биограф. Написано талантливо, как и должно быть для человека, приобретшего опыт в этой области и, как, все мемуары, не без толики художественного вымысла (не даром бытует выражение: "Врать как свидетель" ). Поскольку у нас с тобою память соответствует нашему возрасту, я посчитал, что старики должны друг другу помогать, дополняя или исправляя (с твоего разрешения) свои воспоминания, с тем, чтобы совместными усилиями воссоздать то, что на самом деле было (или хотя бы приблизительно).
   Это подвигнуло меня написать собственный вариант событий, в которых я участвовал. Я не знал, какой эпиграф лучше подойдет - потому предлагаю сразу три варианта, заимствованных из нашего раннего песенного репертуара:
  
   "Сам я вятский уроженец,
   много горького видал.. ."
  
или
  
   "А я институтка,
   Я дочь камергера,
   И воздух Парижа
   Моя атмосфэра (sic)"
  
uли еще
  
   "...я менял города, я менял имена..."
  
   Перейдем прямо к телу. В твоем рассказе фигурирует юноша "в грубых кирзовых сапогах". На самом деле сапоги были хромовыми - был у меня приятель (старше меня года на 4), который работал в адъюнктуре ВИИЯКА (Военный Институт Иностранных Языков Красной Армии). Он получал обычную и полевую офицерскую форму. Т.к. последняя ему была не нужна, он отдавал ее мне. С годами у меня набралось несколько комплектов гимнастерок и галифе. Я ими даже снабжал всю команду конников МЭИ перед соревнованиями, когда был председателем этой секции! И. Ларионов посвятил мне тогда прочувственные стихи:
  
   Весь в пене и мыле
   На сивой кобыле
   Скачет
   Но вот он разбился
   И курс об убитом
   Плачет
  
   По поводу пиджака, указанного в описании одеяний вышеупомянутого молодого человека. У меня и у Эренбурга (как ты правильно понял) в течение некоторого периода моей биографии был один и тот же портной (который заодно обшивал и Молотова). Материал из Англии назывался не "букле", как ты пишешь, а "твид" (tweed). Сказать честно, никогда ни до, ни после я таких тканей не носил. И. Г. обожал этот материал. Однако его жена разрешала ему носить пиджаки только до приличной степени износа ( в отличие от непривередливого меня), поэтому таких пиджаков в моем гардеробе побывало несколько.
   Пиджаки были добротные. Рукава чуть коротки. В талии приличный запас. При этом искусный покрой пиджака, соответствующий сутулости первичного владельца, вполне подходил и мне. Лишней была, правда, дырка в петлице от ордена "Красной звезды" за Испанию. Это был единственный орден, который он всегда носил на приемах (правда, не по уставу ордена, а с левой стороны, как я приметил).
   Они (пиджаки), вместе с гимнастерками из х/б ткани, долгие годы составляли основу моего гардероба. (За эти годы пали подо мною не одна пара брюк, но память моя не сохранила ничего о них. Видимо, ничего особенного в этих брюках и не было, т. к. даже ты, с твоей наблюдательностью и потрясающей памятью, ничего про них не пишешь).
   Я прочел в твоих воспоминаниях уничтожающую характеристику моего сочинения на вступительном экзамене. Цитирую: "Позже мы узнали, что число ошибок в его сочинении было близко к количеству слов". Я твою оценку оспаривать не стану. Однако откуда это "мы узнали"? Ведь сочинения принимали преподаватели, приглашенные из школ. Никому они, конечно, сочинения абитуриентов не показывали, да и кому это интересно? Наверное, ты забыл (или утаил в силу врожденной скромности), что мое сочинение любезно проверяли во время экзамена ты и Мискин. Вы сидели вместе за одной партой в конце ряда справа и сзади от меня, и я передал его вам для проверки. Потому я и не оспариваю твои слова. Кстати, попробуй мысленно написать по-немецки сочинение на тему "образ нового человека по произведению Горького "Мать". Поблагодарив Б-га за то, что в немецком языке всего 4 падежа и нету мягких знаков. Поставь себе отметку и дай мне знать о ней, ("шутка-каламбур", как говаривал наш общий знакомый Пешков).
   Добавлю, между прочим, что некоторые твои нововведения в русской грамматике порой меня озадачивают ( в частности, я узнал из твоей статьи в Интернете, что "по-соседству" пишется через черточку, что "продвиженец" выдвинул из современного языка старое слово "выдвиженец", а из твоего недавнего циркулярного послания, отправленного на три континента и извещающего нас, твоих друзей, что ты отбываешь в отпуск и ожидаешься прибытием в родные пенаты две недели спустя, мы узнали, что это имело место быть "в несезон". )
   Начал я изучать русский язык от нуля за восемь лет до этого сочинения. Интересно знать, как ты сейчас владеешь письменным немецким литературным языком после примерно такого же срока изучения. ( Этот вопрос действительно представляет для меня интерес и вне рамок данного повествования).
   Очень живо писана сцена оглашения результатов экзамена, но ... этой сцены вовсе и не было. Я себе даже не представляю члена экзаменационной комиссии так трогательно, заботящегося о каком-то абитуриенте, и приглашающего его лично на приемную комиссию по имени и отечеству!
   На деле, после сочинения и письменной математики, когда появились результаты, я поднялся на третий этаж корпуса "А" (единственного действовавшего тогда в новом здании) и просмотрел общие списки для всех факультетов. В этих листочках, повешенных на доске объявлений, я себя не нашел, но в другом списке (ФЭФ?а - физико-энергетического ф-та, который через некоторое время был переведен в МИФИ), увидел фамилию "Гранковский". Без особых надежд на опечатку, на всякий случай, я решил зайти в приемную комиссию. Там я познакомился с высоким чубатым брюнетом Борисом Нечецким. Оказалось, что это сын знаменитой в те времена певицы Пантофель-Нечецкой. Он посоветовал не ходить сразу в секретариат за документами, а попытаться сначала обратиться непосредственно к председателю приемной комиссии проф. Кирилину - будущему академику, пропагандисту МГД-генераторов, впоследствии - члену политбюро, единственному, возражавшему против ввода войск в Афганистан.
   С Борисом Нечецким я больше лично не встречался, но много лет спустя я увидел его в списках лауреатов Ленинской премии (кажется за какие-то работы в области нефтяной промышленности) и еще через несколько лет - живьём на телевидении, как крупного ученого.
   Зашел я, прилично прождав перед этим, к Кирилину и спросил его, нельзя ли что-нибудь предпринять, так как экзамен был по родному языку, а для меня русский язык - не родной. Он спросил
   -А документ есть?.
   - Есть - обрадовался я - Вот мой паспорт, а в нем прописано, что я родился в Париже.
   Больно ты хорошо говоришь по-русски.
   Могу и хуже.
   Что у тебя по математике?
   Я еще не знал результата письменной математики, но смело заявил - "отлично"!
   Он проверил, позвонив куда-то - я угадал. ( И, конечно, я не полез предлагать кому-то написать сочинение по-французски, как ты так смело утверждаешь). Во - первых, я всего лишь успел закончить до войны (т. е. до 1939 года ) два-три класса коммунальной школы, и , во-вторых, никогда после этого не занимался специально французским. К тому ж нелепо было думать, что создадут для меня спец условия.
   Французским я стал серьезно заниматься лишь в конце четвертого курса, когда стал делать платные переводы ( о чем расскажу в другом месте). По поводу изучения языка можно вспомнить французскую пословицу: "Только в процессе ковки можешь стать кузнецом". Есть и боле краткий перевод, звучащий, правда, несколько пессимистично по-русски - "Не куя, не станешь кузнецом!".
   Кириллин отправил меня разбираться к начальнику курсов ЭМФ. Там, на кафедре электрических машин, в "аквариуме", я встретился с красивым молодым блондином с длинными волосами, в очках Ю la Tchernychevsky, аспирантом кафедры машин, куратором младших курсов Иван Семеновичем Наяшковым. Впоследствии он станет директором ВЭИ, соседом Лейтеса по даче, а потом и председателем Комитета по делам изобретений (я встречался с ним в обеих этих ипостасях). Отмечу, что, когда (примерно 25 лет спустя) я вошел к нему в кабинет директора ВЭИ (по делам защиты диссертации), он меня, конечно, не узнал, а услышав мою фамилию - принял за родственника трагически погибшего видного сотрудника ВЭИ, моего однофамильца, о котором упомяну в другом месте. Обещал помочь, но вскоре он ушел из ВЭИ и вся эта затея закончилась для меня ничем.
   После небольшой беседы Иван Семенович довольно легко согласился допустить меня до следующих экзаменов, что позволило мне продолжить свою бурную карьеру абитуриента.
   Кстати, наряду с экзаменами в МЭИ, меня приятель попросил сдать за его близкого друга экзамен по математике в Автодорожном институте. Когда я прибежал перед самым экзаменом, приятель меня познакомил с другом (кстати, чуть похожим на меня). Фамилию его я забыл, но имя и отчество запомнились на всю жизнь - Вячеслав Изяславович. Он меня провел до дверей аудитории. Я вошел, сдал зачетку, взял билет. Быстро справился, сдал работу и пошел забирать зачетку. Преподаватель протянул зачетку и, глядя в неё, спросил, между прочим, имя и отчество. Я сказал: "Изяслав Вячеславович... Нет, простите , Вячеслав Изяславович!". Увидев его изумленный взгляд и поняв, что "вляпался", я мгновенно принял решение - выхватил зачетку из его рук и побежал вон.
   Эта история имела продолжение. Лет двадцать спустя, когда праздновали юбилей нашего выпуска в клубе МЭИ, во время танцев к нам с Инной подошел со своей партнершей морской офицер, кажется, капитан 3-го ранга, и сказал: " Вы меня не узнаете - я Вячеслав Изяславович и военно-морскую академию я закончил отчасти из- за Вас...".
   Вот так, иногда не ведая, невольно творим добро!!
   Следующим был экзамен по иностранному языку (немецкому).
   Придя на этот экзамене , я , естественно, в соответствии со своим аттестатом, увидел свою фамилию в списке, висящем на дверях аудитории, где сдавали немецкий. Я вошел, сказал, что вышла ошибка, и спросил, где сдают французский. Возражений не было, поскольку нельзя было предположить, что кто-то пойдет сдавать язык, отличный от указанного в аттестате. Назвали мне аудиторию, где сдавали английский язык. Там одна из экзаменаторов, которая принимала французский, взяла мой экзаменационный лист. Видимо, у неё не было готовых билетов, потому что она протянула мне учебник французского языка для технических вузов. Указав, какую страницу перевести из этого учебника, она попросила рассказать о роли инфинитива во французском предложении (о чем я не имел ни малейшего понятия). Готовясь, я бегло просмотрел текст и стал выписывать шпаргалку по грамматике, пользуясь в качестве "базы данных" информацией, добытой тут же из учебника. Составил краткую шпаргалку по-французски, но русскими буквами, пропуская гласные (почти как пишу на иврите). Едва успел дописать свою криптограмму - она меня вызывает. Подумал - лишь бы дело не дошло до грамматики. Предложил ей начать с перевода. Где-то она заспорила о значение слова "лесопилка" - я стал давать разъяснения на языке. Она нисколько не удивилась и без всяких вопросов, спокойным, усталым голосом попросила меня рассказать ей что-нибудь про Париж. Стыдно вспомнить какую чушь я нес с листа...но Париж стоит мессы..., как говаривал известный вероотступник Анри 1У.
   И вот на следующем экзамене и появился упоминаемый в твоем рассказе мужчина с короткими седыми усами. Это был доцент Корсаков, который как раз оказался моим экзаменатором по устной математике. Он сказал, что моя письменная работа произвела на него очень хорошее впечатление, и что он хотел встретиться со мной на устном экзамене. Это его внимание ко мне не очень меня обрадовало, хотя нужно сказать, что по школьной программе я был прилично натаскан. Я регулярно посещал в университет лекции по математике для школьников, а также лекции в Планетарии. Там уровень был пониже и материал был в объеме школьной программы. Но я ходил туда в основном, чтобы послушать великолепного лектора. Есть французское выражение:: "Il n'a rien dit, mais comme il l'a bien dit" (Он ничего не сказал, но как хорошо сказал).
   Я также регулярно ходил в МГУ на математические олимпиады, где обычно проходил второй тур. Там я впервые встретил и познакомился с моим будущим однокурсником и долголетним другом Леонидом Лейтесом. Он был постоянным победителем третьего тура математических и физических олимпиад. Разговаривал он, как и поныне, в тягучем стиле , пристально вглядываясь в собеседника, как бы желая узнать по глазам принимает ли тот его доводы. Меня он удивлял тем, что в день объявления результатов третьего тура он обычно появлялся, держа в руке большую плетеную "авоську". Он флегматично объяснил мне, что каждый раз он получает в качестве приза набор тяжеленных трудов Фарадея или Ньютона (не помню точно) в издании ACADEMIA. Вскоре я понял, что за этой кажущейся флегмой скрывается потрясающей быстроты сообразительность (в области его интересов) и огромная целеустремленность во всех делах. Отличало его также и то, что он всегда старался достичь поставленной цели наиболее экономным путем. Наш однокурсник Саша Бернштейн как-то, шутя, уличал его, в том, что он будто пишет лекции (если и пишет) на обратной стороне трамвайных билетов. Достоверно, что с целью экономии бумаги по всей стране, он активно боролся с правилами переноса слов на письме, считая , что это даст значительный эффект (по-моему, эту затею он потом все таки оставил). Вспоминается как на лекциях по теоретическим основам электротехники, схватывая материал на лету, он делал очень короткие записи, что позволяло ему на спор собрать и разобрать за время лекции здоровенные часы марки "ЗИС".
   Написав эту строчку, я вспомнил, что точно такие же часы лежать у нас дома. Достал. Оказалось , что это часы кировского завода, а не ЗИС. На обратной стороне выгравирована надпись: " Л-ту Жиц Г. М. За отличную работу по продвижению воинских грузов на фронт 23. 2. 42." . Эти часы вместе с солдатской медалью "За отвагу" ему офицеру - железнодорожному диспетчеру были вручены в связи с проявлением личной отваги при отцеплении горящих вагонов от разбомбленного на станции состава с боеприпасами. Эту медаль вместе с остальными орденами отобрали у него при аресте в 1949 в связи с делом еврейского антифашистского комитета . Остались в семье, как единственная материальная память , орденская книжка , восстановленная после посмертной реабилитации, да вот эти старенькие "кировские" часы. Про судьбу Григория Минаевича Жиц - отца моей жены, расскажу отдельно. .
   А моя письменная работа была внешне очень хорошо оформлена и из-за того, что я писал ее необыкновенно тонко пишущей паркеровской ручкой - подарок дяди, жившего тогда в Америке, и привезенной И. Г. .
   Корсаков сразу предложил мне изложить основные аксиомы пространства. Вспомнил пару (прямая, принадлежащая двумя точками плоскости, принадлежит ей и всеми остальными, две прямые могут пересекаться только в одну точку, ... больше я не мог вспомнить). Просмотрев слегка решение задач по билету, он меня отпустил с б-гом . Также удачно на отлично сдал я все остальные предметы. Но в экзаменационном листе оставалась пока пустой строка с отметкой за сочинение. Я пошел к Ивану Семеновичу.
   Будешь переписывать сочинение?
   Зачем? Получиться то же самое.
   Тогда он написал в упомянутой строке "пос", и с семью экзаменами сданными на "отлично" и одним "посом" меня приняли на первый курс, но. . . без стипендии.
   Да что я все про себя и про себя, как в том анекдоте. Давайте лучше поговорим про Вас. Как Вам понравилась моя новая шляпка?
   Некоторые уточнения по поводу визита И. Г. в МЭИ, составляющего один из ключевых моментов твоего повествования..
   По возвращении из Америки И. Г. рассказал, что он там написал про американцев ругательную статью, которую поместили в "N-Y Times" . Однако, нельзя было привести огромный ( по советским меркам) гонорар в долларах - отобрали бы. Издатель предложил подобрать автомобиль по каталогу, c тем, что его пришлют ему в Ленинград. Это был большой черный "Buick eight" с бампером весь в никелевых клыках, который, из-за невозможности достать запчасти, был вскоре обменен на "Волгу". Узнав., что я знаком с И. Г., не я предложил, как ты утверждаешь, а меня попросили пригласить его на выступление в МЭИ, что я и сделал через его секретаршу, которая указала, когда он сможет приехать.
   Ты в своем очерке так описываешь его приезд:
   " К клубу подъехала легковая машина иностранной марки. Мы во главе с председателем правления клуба Лёвой Островским встречали дорогого гостя на ступеньках у входных дверей. Приехавший с ним Вася Грановский помог ему выйти из машины"
   (напоминает : ". . . тут выхожу я - весь в белом")
   Отмечу попутно, что, естественно, я испытывал по отношению к И. Г, большое чувство уважения ( а не пиетета , как у тебя , судя по твоему рассказу), и мне бы в голову не пришло помогать абсолютно здоровому 58-летнему человеку выйти из собственной машины (что и его личный шофер никогда не делал), давая повод подозревать его в физической беспомощности. Другое дело, когда я приезжал к нему на дачу и предлагал ему свою помощь. Очень интересно было, работать с ним в саду или в оранжерее и часами слушать его интересные рассуждения на самые разные темы. Он был великолепным и остроумным рассказчиком. Мне казалось иногда, что рассказы были для него тренировкой или предварительным творческим процессом.
   Я никогда не видел в окружении Эренбурга что-то схожее на то восторженное щебетание молодых поэтов на квартире у Л. О. , слушающими с аффектацией декламирующего метра. Сцена эта, которую мне однажды пришлось вместе с тобою и с другими нашими друзьями наблюдать у него на квартире, произвела тогда на меня удручающее впечатление. .
  
   Выступление И. Г. в институте почти полностью соответствовало появившейся в следующие дни в "Известиях" статье "Человек у руля", заказанной в связи с исполнявшимся в эти дни семидесятилетием Сталина.
   Эрвин, особо ярко проявляется твой творческий талант в строках, посвященных описанию моей биографии. Откуда ты все это набрал ? Где ты нашел столько подробностей о ней, ранее даже мне неизвестных? Впрочем, кто сказал, что биография, написанная в вольном стиле, должна, соответствовать действительности ?
   Отмечу попутно ,что в ивритской транскрипции слова "набрал" и "наврал " транскрибируются одинаково в силу двоякого озвучивания буквы "бэт" "вэт ".
   Сравни, например, имена Варвара и Барбара, Вифлеем и Bethlehem и т.д..
   Это не намек.,( б-же упаси !) - просто делюсь некоторыми лингвистическими соображениями, как эрудированный семит с семитизированным эрудитом ( Слово несколько спорное, но ведь бывают же "англизированные" скакуны) .
   Отрезок твоего биографического эссе, начиная со слов
   "... и Вася рассказал, что его родители эмигрировали в Париж до Первой мировой войны...." требует подзаголовок, который можно частично позаимствовать из известного музыкального произведения - "Quasi una fantasia, или сон в летнюю ночь" .
   Именно это и явилось причиной столь длительной задержки моего ответа на твое послание ( плюс моя занятость. в совокупности с моей неорганизованностью). По ходу изначального изложения оного стали всплывать из памяти многочисленные факты из моей семидесятитрехлетней биографии, вплетавшихся в ткань рассказа. ( В чем я тебе искренне благодарен)
   Досужим вымыслом являются твои слова о том, что Илья Григорьевич содействовал получению нами советского гражданства и помог устроиться в Москве, хотя я при этом не отрицаю его помощь в некоторых делах, связанных с людьми жившими за рубежом и с которыми мы не могли общаться напрямую. Дела личные и не для разглашения.,
   Прописку в Москву устроил вовсе не Эренбург, как ты Эрвин утверждаешь Отмечу, что до войны. административный вес Эренбурга в Москве был незначительным. Да и вообще, он не был человеком устраивающим чужие судьбы, пользуясь своими связями. Это только после войны, когда у него появились депутатские полномочия, да имея приобретенную во время войны огромную популярность, он мог помогать людям, исключительно в объеме закона и то, благодаря огромной пробивной силе своей секретарши. У матери был другой мене заметный, но очень влиятельный друг юности. Это был Котик Уманский. Эренбург упоминает его и его трагическую судьбу в книге "Люди, годы , жизнь". По рассказам матери, Уманский, владевший несколькими иностранными языками, был сыном богатого нефтепромышленника, которому до Революции принадлежали нефтяные скважины в Румынии. Он рано примкнул к большевикам и в тридцатых годах был переводчиком Сталина. Я читал в его (Сталина) трудах, что запись беседы Сталина с Гербертом Уэльсом была сделана Уманским. Вот ему - то и было нипочем позвонить насчет прописки или добиться приема у Литвинова. Мать была на приеме в Наркоминделе еще 20 июня 1941-го, где ей обещали быстро уладить дело с визой для отца и сказали, что она может принести письмо для мужа, т. к. отправляется курьер, возможно один из последних.
   На днях нас навестил Лейтес. Встреча была радостной, хотя день был очень пасмурным. Посидели очень уютно вчетвером с Инной и Изей Кушниром (если помнишь - о н живет в нашем городе) . После обеда Изя ушел и я Лене дал почитать мои записки. Читал почти до самого момента выхода. Сделал некоторые интересные замечания, самое важное из которых для тебя стало что-то в духе "мухи отдельно - котлеты отдельно" . Дальше я поступил в соответствии с рекомендациями другой знаменитости - скульптора Родена. Взял черновик, выкинул стороннее, не имеющее прямое отношение к объекту - получился объект-ответ. Осколки-вырезки войдут в мемуары ( si Dieu me prete vie - часто добавляют французы, что переводится примерно "если Бог не отберет у меня данную взаймы душу").
   Что-то много цитирую по-французски - т. к никому не дано излечиваться от своего детства
   На прощание еще раз взглянул в твоё эссе и под самый конец увидел загадочную фразу. Цитирую .
   "Илья Эренбург похоронен в Москве на почётном Новодевичьем Кладбище. На вертикальной поверхности стелы из серого гранита - его штриховой портрет, отлитый из бронзы по рисунку Амедео Модильяни, сделанному в Париже. Я выделил это место не потому, что в этом отрывке "кладбище" пишется не с прописной , а "стела" лишь с одним "л"., а потому, что упомянутый Амедео умер в 1920 году и последние его работы относятся к 17-му году. Возникла мысль - "Странно, чтобы на могиле маститого писателя поместили его портрет в 25-летнем возрасте (максимум)!".
   Модильяни писал известный портрет художника Сутина, известен эскизный портрет молодой Ахматовой ( видел его у И. Г. с дарственной надписью Ахматовой).Однако нигде и никогда не попадались мне его портреты Эренбурга. Покопавшись в литературе, я обнаружил у самого Эренбурга отрывок, который привожу ниже.
   "Познакомился я с Модильяни в 1912 году. При одной из первых встреч он нарисовал мой портрет, все нашли его очень похожим. Потом он меня часто рисовал; у меня была папка с его рисунками. (Летом 1917 года я с группой политических эмигрантов возвращался в Россию. В Англии нам объявили. что нельзя вывозить ни рукописей, ни рисунков, ни картин, ни даже книг. Я отобрал то ценное, что у меня было - натюрморт Пикассо, "Эду" Баратынского с его надписью, рисунки Модильяни и оставил чемоданчик на временное хранение в посольстве Временного правительства . Правительства действительно оказалось временным. А чемодан пропал навсегда)"....
   Скорее всего на стеле изображен портрет Пикассо. Портрет ,очень известный, висел в его рабочем кабинете (помню надпись- " Pour Toi , mon ami" - легко переведешь сам).
   Не забудь внести соответствующее исправление при редактировании сборника своих сочинений, ведь не я один на свете такой зануда.
   При всем при том, я вполне согласен с тобой - "Не тот джентльмен, кто не роняет капли супа на скатерть, а тот кто умеет не замечать, как другие капают"
   ( здесь, конечно, оборот " капать на..." следует понимать в прямом смысле!)
   Добавлю в своё оправдание , что я не злопамятен. И не потому, что не злой, а потому, что память плохая.
   С наилучшими пожеланиями здоровья и счастья вам и всей вашей семье от меня и от Инны по случаю прошедших Новых годов.
  
   P.S. Разреши, дорогой коллега по перу, если позволишь мне воспользоваться таким нескромным обращением, пожелать тебе дальнейших творческих успехов, следуя по тяжелой стезе, ведущей к истине .(Вспомнилось : ... а зачем нужна дорога , если она не ведет к Храму: ?)
  
   Надеюсь на продолжение нашей творческой переписки. Обещаю при завершении очередного тома своих воспоминаний непременно ознакомить Вас с ним (безусловно только при наличии желания с вашей стороны).
  
   Сотворено в городе Наария, что в Западной Галилее, на улице короля Давида дом 2, что на углу с улицей Issy-les- Moulineaux
   Эта улица переименована недавно нашим мэром по названию известного парижского пригорода., имея очевидной целью казенную поездку в Париж с целью побратимства.

Завершено в 5763 году от сотворенья Мира 9-го (тэт) дня месяца Шват

(для прочих непосвященных евреев - 12. 01. 03)

2. Поездка во Францию.

Наария , 1 апреля 1999 г.
(ЕХ месяца Нисан 5759-го года для грамотных евреев)
  
   Здравствуйте Леня!
   Вот, наконец , и обещанное письмо про Францию.
   Уже месяц два как я вернулся, но никак не вышлю Тебе описание своих впечатлений.
   Как это получилось?
   Ехать можно было только одному, поскольку пока мы не проживем ровно три года в стране, выехать можно только по одному (второй остается гарантом той суммы ,которую нам выплатили и на которую мы прожили здесь все это время (или нужно было внести эти деньги в залог в особый банк, что нам не по карману) . После 3-х лет с момента приезда эта сумма списывается и ограничение отпадает. Почему Франция -- очевидно ( предлагали ехать кататься на горных лыжах в Турцию или в Словению - там наполовину дешевле...Ехать туристом на родину мне как-то не к лицу и я решил, сломав копилку, поехать на неделю в лучший горнолыжный центр La Plagne , в Савойе (Южные Альпы, недалеко от границы с Италией). Примкнул к группе ,организованной горнолыжным клубом Израиля (это давало некоторые преимущества по сравнению с индивидуальной поездкой). Стоимость договора включала полет, поездку на автобусе из Женевы в Савойю (примерно 350 км) в обе стороны, гостиницу, ресторан и ски-пасс (пропуск на все подъемники).
   Позади хлопоты с заграничным паспортом (хорошо хоть, что израильтянам визы в Европу не нужны), с розыском напарника (комната на двоих дешевле), потом с группой, со страховкой на время пребывания в горах, с заказом ночного маршрутного такси ( нужно было быть в аэропорту Бен-Гурион около Тель-Авива в 6 утра) .
   Заказал такси на 3 часа утра, проверил по переносному телефону таксиста, выехал ли он ко мне . В 2 .45 выглядываю из садика на улицу -- стоит какой -то фургончик и у руля спит здоровый малый, стучу -- не просыпается . Захожу домой, звоню по телефону . Он поднимает трубку-- я выхожу с вещами : рюкзак и лыжи . Его вопрос: " Где твои чемоданы ?" (на иврите обращаются только на ты) остается без ответа .Говорю: " лыжи кладем на пол". Отстал, поняв, что со мной не разговоришься (во всяком случае-- на иврите). Едем вдоль моря в Хайфу, в пригороде подбираем девушку-филиппинку, которая заработала здесь деньги и отправляется в Манилу . Долго ждем в ночном переулке какого-то охламона, который, указав свой адрес, забыл упомянуть , что выход из его дома на соседней улице. Длинные переговоры с диспетчером, наконец, находим его. В другом переулке слезы --папа и мама прощаются со здоровым бугаем , который поехал делать карьеру в Австралию. Подбираем двух старичков, видимо-- из Эстонии, которые едут навещать сына в Новой Зеландии и , наконец, какого-то бизнесмена с единственным кейсом, который едет не знаю куда, но поносит на чем свет водителя за то, что пришлось ждать его на ночном холодке. Быстро мчимся по пустому первоклассному шоссе и опаздываю к регистрации всего на пятнадцать минут. Никого из группы не знаю, так что и не ищу. Как объяснятся будем в нештатных ситуациях, ... Ладно, думаю -- " прорвемся штыком и гранатой...", ...лишь бы не оставили Железняка в степи .
   Иду регистрировать свой билет на Женеву. Ориентируюсь издали по лыжам, а потом уже по табло. Лыжи в вес не засчитываются, так что не нужна доплата. Проверка паспорта, потом служба безопасности . Буду говорить по-французски. На иврите --стыдно, по-русски-- это будет долго, т .к он будет говорить так же, как я, а по-французски -- мои козыри . Миловидная девушка не очень бойко спросила, не везу ли случайно бомбу в своем багаже. Улыбаясь объяснила, что вопрос входит в ее служебные обязанности, и отпустила с богом. Прошел в зал ожидания , где купил с очень приличной скидкой хорошие кроссовки. Там же по дешевке купил электрокипятильник (вспомнив свою командировочную молодость) . Потом сел в Боинг. На большом экране показывали какой-то боевик и можно было слушать сопровождение на английском или французском. Я был поражен эффектом погони на автомобиле , когда съемка ведется из машины, т.к. сидение слегка трясло от воздушных ухабов , было полное впечатление , что сидишь в машине преследователей . ...Вдруг слышу: "Алло, алло..." . Думаю -- обнаглели, разговаривают по телефону с борта -- это же строго запрещено . Оказалось, старичок плохо видит и просит наклонить голову в другую сторону ( ). Подошел пожилой мужик лет 60-ти и спросил, говорю ли я по-французски -- оказался руководитель . Он знал по анкете, которую я ему выслал заранее, мой возраст и владение языком . Шел по салону и опрашивал людей соответствующего возраста -- оказалось их не так уж и много . Позже я узнал, что он банковский служащий, получил среднее и высшее образование в Лозанне, а руководство горнолыжным клубом -- его побочный бизнес . Мужик оказался нормальным, катался он средненько и под конец сломал себе палец . Указал , где собираться в Женеве на выходе из аэропорта.
   Я бы сравнил этот быстрый перелет из одного мира в другой с выездом сокола (...простите за нескромность) на охоту, когда снимают c него колпачок перед самым выпуском.
   На выходе стоял автобус туристской фирмы и около него собралась группа с лыжами. Позади автобуса пристроен шкаф , в котором лыжи устанавливаются стоя . Я быстро закинул сумку на переднее кресло и вышел пока шла укладка вещей . Тут я с удивлением заметил в группе крупного человека без обеих ног в кресле-каталке , которого вез здоровый филиппинец . Кресло не влезало через дверь автобуса и руководитель побежал нанимать такси. Водитель такси объяснил , что за поездку за границу он берет в два конца и проезд обойдется в 500$! Тут я решил , что пора вмешаться . Попросил освободить ближайшее к двери кресло, позвал двух молодых парней помочь и вместе с филиппинцем вчетвером втащили здорового мужика в салон . Кресло-каталку сложили . На остановке в Альбертвиле, когда все вышли за покупками в город, я остался в автобусе поесть (у меня с собой было) и он меня поблагодарил (все-таки 500 $ - это деньги!). Зачем он поехал в горы, не знаю, но я его все время видел только в ресторане со своим сопровождающим. Объехали с юга озеро Леман и через 10-15 минут проехали без остановки швейцарскую границу (подумал -- сколько народа погибло в годы оккупации, не пройдя через нее). Проехали верхнюю , а потом нижнюю Савою. Болтал с водителем - местный парень, который окончил в армии школу альпийских стрелков, потом служил в войсках ООН в Серьии. Немного понимает по-сербски . . Рассказывал, что из-за жуткой эксплуатации (по времени) водителей раньше было много аварий. Сейчас полиция установила на автобусах и грузовиках автоматы , контролирующие время работы двигателя на каждое число ( если превзошел норму -- выезд запрещен), поэтому он часто ночует не дома, чтобы не перейти через дозволенную норму времени.
   В гостинице поселился вдвоем с русскоговорящим мужчиной , лет 40, уехавшим после пятого класса из России . Жили в хорошо оборудованной двухкомнатной квартире со встроенной кухней (полный набор посуды и кухонной утвари на пятерых, холодильник, посудомоечная машина, раковина с горячей и холодной водой) и ванной . Вообще-то квартира рассчитана на пару с детьми , но я жил в большой комнате с двумя кроватями, а мой сосед - в маленькой комнате в двуспальной кровати. Питание в шикарном ресторане (утром -- богатый шведский стол, вечером -- ужин : 2-3 блюда с тремя сортами сухого вина и фруктами без ограничения и 12-20 сортов сыра (сколько влезет и на выбор). Обеда нет, но можно взять утром кое-что с собой со шведского стола и днем, после лыж, сварить кофе или компот из свежих фруктов у себя в квартире ( чтобы не испортить себе аппетит перед обильным ужином, да к тому же в деревне (если можно так назвать шикарный туристский торговый центр, в котором очень трудно угадать былую горную деревню) полно продовольственных и других минимаркетов . Там же рестораны, бассейн открытый и закрытый, сауна , каток (все , конечно, за отдельную плату). В деревне, на склоне, в 2-3-х рядах друг над другом расположен десяток прекрасно оформленных гостиниц (комфортабельные, но без излишней роскоши) . Входишь в гостиницу через комнату, в которой находятся шкафы, где с ключом от комнаты можно оставить лыжи или что тебе хочется . Дальше -- скоростной лифт . Мы жили на шестом -- последнем этаже. Оттуда можно выйти на склон через открытую деревянную галерею и оказаться на первом этаже следующего , вышерасположенного ряда гостиниц ( в каждой гостинице примерно 60 квартир или комнат) или войти в общий тоннель, проходящий серпантином под всеми гостиницами, вдоль которого, справа и слева, находятся боксы для роскошных машин с номерами всей Западной Европы ( есть и бесплатная открытая стоянка -- в нижней деревне) . В этом тоннеле есть выходы из всех остальных гостиниц и ресторанов. В первый день выдают ски-пасс (пропуск) на все 124 (!) подъемника района, а также карту их расположения . Местность представляет собой широкую долину, в верхнем цирке которой, на высоте 2000 м, находилась наша деревня с группой кресельных и бугельных подъемников . Из гостиницы можно спуститься на лыжах на 300 м ниже в следующую , центральную, деревню (гостиничный комплекс), где находятся нижние станции многих кресельных и кабинных подъемников . Кабины на 6 человек, сидящих по 3, спиной друг к другу (лыжи устанавливаются снаружи) оборудованы пневматически закрывающимися дверями и застеклены плексом. Стекла не очень прозрачны, так что снимать через них трудно . Первая остановка вверх - наша деревня . Этот участок работает до часа ночи , так что народ не шляется ночью по горной дороге между верхней и центральной деревней, мешая транспорту . Дальше -- взлет вверх с перепадом высот 700 м. Оттуда можно спуститься по многим трассам до половины горы и вернуться к этому месту на кресельных подъемниках, либо до самого низа, до деревень . Там же (на высоте 2700 метров) можно пересесть на следующий высотный кабинный подъемник до высоты 3200 метров, который сначала поднимается на хребет , затем спускается в соседнюю горную долину , на промежуточную остановку, и затем поднимается на ее противоположный склон. Наверху, на ледниках, расположены трассы, которые эксплуатируются даже летом , оборудованные несколькими местными кресельными подъемниками. Ко мне присоединился хорошо катающийся напарник (давно из России, из Ужгорода, лет 45 и хорошо говорящий по-русски), с которым я , к своему удивлению, шел практически наравне на сложных участках . Я обрадовался своей хорошей физической форме и своим новым лыжам (Fischer), которые я купил в 90 году в Гудаури (в Грузии) и еще ни разу не опробовал в горах. У них длина всего 185 см (по дороге, в Альбервиле, я зашел в специализированный магазин и спросил у продавца, какую длину лыж он мне порекомендует - я обрадовался его ответу - 185!). Мой напарник оказался отчаянным любителем скоростных спусков на склонах длиной 1-2 километра, на которых я все же притормаживал). Но потом он мне подсказал, что во время скоростных спусков напрямую нужно слегка кантоваться на внутренних кантах и тогда отпадает риск скрещивания лыж на большой скорости (чего я обычно побаивался) . Примерно половина группы ходила в учебную группу с инструктором (как и мой сосед по квартире) . Нашелся инструктор - друз, говорящий по-арабски и на иврите , так что на склоне я встречался лишь со своим напарником и с соседом по квартире, который вначале ходил с нами, а с остальными мы собирались за общим столом в ресторане. Разговаривали в основном на иврите ( я только примерно знал, о чем идет речь, но оказалось, что еще трое говорят по-русски и трое по-французски. Кстати, в первый день подали вино и я попросил визави прочесть, что за вино т. к . я был без очков . Тот прочел, что это вино с юго-запада . Я предположил район Бордо. Каково было мое удивление, когда на приличном французском он назвал несколько департаментов в этом районе ( во Франции 96 департаментов и знать, где какой находится -- дано не каждому). На мой вопросительный взгляд он ответил, что он француз и живет в Израиле с 20 лет (по профессии маклер по недвижимости), а жил на юго-западе Франции, в Пиренеях . Вообще французская речь была редко слышна. В это время бывают в основном туристы с Британских островов, Скандинавии и Нидерландов . Французы приезжают позже, во время детских зимних каникул . (Что там было в это время вам, наверное, известно -- так что нам повезло). Ни разу не слышали русскую речь. Только однажды, когда мы втроем разговаривали, к нам подошел парень лет 35 в красной инструкторской форме , сказал, что он приехал из Москвы , где был инструктором по альпинизму и туризму (фамилия Дубинин) . Имел там пять магазинов, импортирующих белорусскую мебель . Но его зажали туземные заимодавцы (думаю специалисты по отбеливанию) и он приехал сюда. Сдал экзамены на инструктора. Прилично зарабатывает (знает 3 европейских языка). Летом преподает теннис . Вроде знает Сережу .
   На верхних крутых трассах , открытых в хорошую погоду, народа поменьше и катанье совершенно свободное (скопления бывают только перед крутыми кулуарами с буграми) . Однако, если погода портится и из- за обильных снегопадов соседние склоны становятся лавиноопасными, некоторые трассы закрывают (останавливают подъемники, ведущие к ним), и тогда на остальных ощутимо больше лыжников и сноубордистов (кстати -- весьма опасных ребят). Четыре дня была прекрасная погода: можно было кататься повсюду (только на самых сложных - черных трассах не хватало снега и они оставались закрытыми) . Посредине одной из трасс с перепадом в 700 м спуск проходит по узкой прямой ложбине, где можно (и нужно!) набрать большую скорость . Долина постепенно закрывается и в конце видишь в левом склоне туннель длиной в несколько сотен метров, выводящий вниз, в соседний распадок . Если не сохранять высокую скорость, приходится добираться до тоннеля на палках. Лишь на пятый день собрались тучи и с ночи начался сильный снегопад, который продолжался весь день. Кататься стало невозможно, т .к . мокрый снег залеплял очки .Выпало 0,5 м снега . Всю ночь работали на склонах снегоходы-крабы . Видны были их мощные фары, пробивающие пургу . На следующий день катались в тяжелом снегу , а последний день был опять прекрасным ..
   Когда мы спускались на автобусе по горной дороге, была суббота и навстречу шла сплошная вереница машин. Перед подъемом -- большая стоянка, где автомобилисты одевают или снимают цепи . Назад ехали солнечным днем. Кое-что снял через стекло. Проехали через швейцарскую границу , почти не заметив ее. Прилетели в Бен-Гурион ночью, еле влез в маршрутное такси до Хайфы. В сутолоке потерял берет, Я спросил водителя, довезет ли до Наарии. Он утвердительно кивнул, развез по Хайфе всех пассажиров, и, достав ценник, сказал , что до Наарии - это спец рейс и что возьмет с меня за оба конца и дороже, чем за пройденный путь. Тут я сообразил по выговору, что он - русский, и я ему , прибегая к ненормативной лексике, объяснил свое отношение к его предприимчивости и сказал, что я ему ничего не заплачу, если он немедленно не привезет меня на центральную автостанцию ( Я знал, что до первого автобуса оставалось минут пятнадцать) .Он специально хотел меня высадить подальше, но т. к . я хорошо знаю местность, я на него еще раз поднял голос и после расплаты, как за дорогу до Хайфы, мы мирно попрощались.
   В Наарии я хотел доехать (первый раз в жизни) на местном автобусе, который останавливается против нашего дома, но до него оставался еще час и было холодно. Я боялся простыть без головного убора и решил пойти пешком с рюкзаком, ручной кладью и двумя парами лыж ( мой напарник мне подарил в аэропорту свою старую пару лыж (Dynastar carbon) с очень хорошими креплениями, т .к . во Франции он купил себе новое оборудование) и ручной кладью . Добрался до своего холма сильно взмокшим. На следующий день заболел, потом пару недель отхаркивался - но в общем обошлось.
   Сейчас у нас кончается весна. Появившиеся черноголовые дрозды в высоченных эвкалиптах кибуца напротив перед восходом и закатом распевают свои песни - это лишь брачные объявления и заявки на жилплощадь, но мне их оформление очень нравится. В саду прошел верхний пик цветения, но будем поддерживать старательным уходом.
   Наилучшие пожелания здоровья и счастья.
   Вася
  

3. Я живу в Израиле.

   С Новым годом!
   Давно я не садился за компьютер, чтобы написать письмо. Хотя пишу легко (сейчас и по-русски печатаю вслепую), однако тяжело собраться с мыслями и сочинение письма по-прежнему еще остается для меня значительным волевым актом.
   Сегодня 22 декабря, ясный солнечный день.
   (Сегодня уже 01.01.99. Пошел в лавочку. Меня встретил приветливый продавец-
   грузин "Гомарджоба!" - Говоришь правильно, только говорить нужно громче и руку поднять выше. Новый год отмечал?. Конечно - я же русский! Живет здесь давно, говорить на иврите, переходя иногда на русский.)
   Днем 22. На солнце можно ходить в майке. Лето было очень жарким (доходило раз до 35 R). 26 ноября была у нас Мамлина (проездом из Америки). Пошли с ней купаться на море. Воздух вечером был 15R, а вода 26R. Осень выдалась сухой. Об эту пору обычно льют проливные дожди, весь сад зарастает травами и начинают цвести дикорастущие, а сейчас только-только пробивается первая травка.
   Продолжаю жить на Ближнем Востоке в трех виртуальных мирах: благодаря телевидению сопереживаю всем делам в России, слежу за событиями во Франции, все понимая, однако - как в иностранном фильме. Не лучше дело обстоит с Израилем, где я не все понимаю и многое не сопереживаю в силу отсутствия активного жизненного опыта в этой стране. Когда хожу по улицам своего города, временами все еще чувствую себя, как в этнографическом музее, где чем больше знаешь, тем сподручней узнавать удивительные, на мой взгляд, подробности, которые хранишь в памяти в разделе приятных воспоминаний или на полке бесполезных наблюдений. Видишь немыслимое в Европе смешение этносов - евреев из Марокко, Йемена, Америки (Южной и Северной), из всех республик СССР, из смешанных семей, и думаешь Что общего у всех этих людей ( ведь не вера - так как верующие составляют, хотя и живописное, но меньшинство, да и среди них огромное количество различных тенденций ("конфессии" -нынче говорят). Спускаясь в город в магазины (есть и в переулке лавки, но предпочитаю пройтись), прохожу мимо пяти (!) маленьких синагог различных общин вроде клубов, где регулярно собираются набожные евреи. Различаю только грузинскую, марокканскую, йеменскую и ашкеназийскую общины ,но есть еще хасиды, а также. бухарские евреи. Встречаюсь на занятиях с французами, англичанами, аргентинцами ( на переменах болтаем на иврите, пользуясь, как спасательным кругом, французским или английским), но все же большинство конечно из СНГ. В этом "национальном интернационале" ощущаю себя не евреем, а "сочувствующим". Нужно сказать, что я на дух не переношу религиозную атрибутику, (если не как объекты человеческой культуры). С одинаковым пиететом отношусь к Ельцину или Лужкову, стоящими со свечкой у клироса, или к Клинтону, протянувшему в клятве руку над Евангелием - все это одинаково "красиво". Я согласен с тем, что когда-то мне говорил один француз (Это был Пом - потомственный дворянин, убежденный коммунист и бывший партизан): " Если я не верю в бога, это не потому, что господин кюре спит со своей прислугой". Правда, иногда слушаю проповедника по телевидению . По субботам французское телевидение передает беседы между евреем - комментатором и раввином из Израиля. Первый задает вопросы по-французски,
   вставляя отдельные слова на иврите, а раввин говорит только на иврите, но даются субтитры на французском (потому-то и слежу за этой передачей, помогающей мне проверять восприятие устной речи). От медленной и неназидательной речи и говорящего с чуть заметной усмешкой раввина-толкователя несет иногда забавным фольклором. Например, комментируя какое-то обращение из Писания, он говорит:: "Да мы недостойны, мы еще только на пути исправления наших грехов, но все же яви чудо. Иначе ты (Господи) потеряешь лицо. Не должна же наша вера в тебя оборачиваться необеспеченным чеком! ". За пулеметной речью политобзоров невозможно уследить. Легче понять очень короткие фразы футбольных комментаторов - там все видно и легко догадаться "про что он".
   ...А еще есть черная семитская порода (эфиопы), не негроидного типа. Племя, говорящее на амхарском и исповедующее иудаизм, называют "фалашами". Часть из них была на родине обращена в христианство (их называют "фалашмурами"). Пожилые, приехавшие из саванны, очень примитивны, не знают грамоты, счета и денег. Очень удивляются этому новому миру. Обычно, когда они приезжают из поселков в город, их группу опекают две молодые солдатки альтернативной службы (одна впереди, другая - сзади, чтобы не заблудились), они их сопровождают в магазин. Вызывает у них восхищение, как одна из этих девушек, ловко поговорив со стенкой банка, получает из щели кучу денег. В супермаркете каждый представитель семейства следует с тележкой за головной, у которой список, где указан состав семьи. Задняя смотрит, чтобы покупали, что нужно, в соответствии с количеством членов семьи и имеющимися деньгами. Пожилые обернуты до самого носа в большие полотна марли. Старики-вожди (они же и жрецы) держат опахала в виде палочки с кисточкой - хвостом антилопы гну на конце. Здесь особо и мух - то нет, но noblesse oblige (знатность обязывает).
   Их детей с пятилетнего возраста направляют в пансионаты на полное гособеспечение, где они получают среднее образование, а после армии, при наличии способностей, - стипендию в Университете ( высшее образование стоит от 2500 до 4000 в год, стипендий мало. Были студенческие забастовки. Будут давать деньги в долг - десять лет расплачиваться после поступления на работу). Их второе поколение неузнаваемо. Очень красивы молодые женщины с тонкими чертами лица. Прически как у черных американских кинозвезд. Необычайно модно выглядит сегодня их тончайшая синяя племенная татуировка вокруг лица ( тут компьютер меня поправляет и предлагает "три балльная"), на висках и на лбу. Иногда посреди лба синий крест - это те, которых крестили в детстве и позже обратили в иудаизм. Для верующих выглядит странно, т. к., например, в здешних школьных учебниках вместо "+" даже пишут "?" (!) (Это "открытие" я положил в память на той же полочке, где лежат знания о цифрах). В датах и обозначениях номера дня недели (поскольку дни недели, кроме шабата, имеют просто порядковый номер) применяются, как и на Руси и в Риме, буквы или сочетания букв, однако, есть дата-число, которая сочетанием из двух букв соответствует сокращению имени бога (Йешуа), что-то вроде И Х ( а м.б. И.И. --Иисус Иосифович) для христиан. Поэтому буквы эти изменены и не соответствуют общему правилу ("да не упомянешь имя Его всуе") . Здесь и восклицание "Слава богу!" заменено богобоязненным "Барух хашем" : "Да прославится имя его!". ("Как дела?"- "Барух хашем!")
   Я не могу при такой прогулке кратко бросать встречному, как бегущий
   по бушу готтентот: "Где был, что ел?" -- расскажу еще.
   ...Здешние арабы (в соседних деревнях), в основном, христиане, не все, т.к. по утрам, когда влажно, слышу муэдзина-магнитофона призывающего на молитву. Женщины в длинных платьях из тяжелого синего или серого шелка, носят на голове белые или черные шелковые платки ( в зависимости от семейного положения), а также, как и все здесь, много золотых украшений. Однако, вся молодежь одевается по-современному.
   Встречаются и друзы. Исповедуют религию, близкую к мусульманству, очень скрытного характера, и большинство местных мало знают об их религиозных обрядах. Считаются очень порядочными в делах, пользуются большим уважением. В отличие от арабов,
   -Зато много арабов врачей и богатых коммерсантов (овощи я покупаю исключительно на большом арабском базаре). Хозяин рынка живет с семьей в соседнем кфаре (деревне) в пятиэтажном доме - каждому сыну этаж . В этих кфарах много дворцов, но почти нет зелени. Во время путешествий по стране по этому признаку можно сразу отличить издали еврейское поселение от арабской деревни. Однако многие семьи многодетны с очень низким уровнем образования - отсюда и большая безработица в кфарах. -
   они служат в армии и в полиции, так же, как и бедуины. Мужчины друзы носят невысокий красный клобук, завернутый в белую ткань, черный сюртук и совершенно необычной формы штаны, которые (см. рисунок) выглядят, как галифе, но с огромной проймой, болтающейся между ног. Я помню, что у матери был альбом " Костюмы Востока" и увиденный там рисунок этих штанов меня тогда поразил. Когда ноги продеваются в штанины, а ремешок-шнур стягивается, образуется в пройме мешок в складках. По их поверьям, мессия может родиться и у мужчины на ходу - и такой мешок способен его принять...( я это слышал от экскурсовода --
   si e non vero e beno trovato (может быть неверно, но хорошо найдено). Думаю, что это, скорее всего, для лучшей вентиляции в жарком климате.
   Хотелось бы освоить местную кухню, но в связи с полным отсутствием контактов с восточными людьми, это почти невозможно. В магазине сотни названий, а дозировка специй - многовековая традиция. Научился все же варить кускус, готовить кофе с мятой.
   В парке собираю (поздно вечером, чтобы не удивлять местных, да и многих русских) грибы - навозники (зонтики), которые здесь вырастают свечами, не раскрываясь зонтиками . Собираю в день появления, поскольку прохожу мимо ежедневно - иначе малыши раздавят. Не оставляю без присмотра и не кошерных улиток, (тоже подальше от взоров верующих соседей). Даже приучил Жицу к этому деликатесу. Кстати, здесь отсутствуют как вид любимые дикие одуванчики ( я их видел только огромными, в культурном виде, на арабском базаре в Акко), но есть сорняки - сукуленты, паразитирующие на цветочных клумбах, которых местные собирают (конечно не из- за голода, а лишь по традициям страны исхода. В данном случае это была женщина из Йемена, живущая в вилле напротив. В парке я собираю орешки ливанского кедра, под которым
   играю в теннис (думал, что сосна, т. к. шишки были спрятаны в гуще вершины и только сейчас, зимой, посыпались крупные орешки ( в 1,5 раза крупнее сибирских и с гораздо более толстой скорлупой, под силу только пассатижам).
   Время от времени над домом пролетают грозные F-15 и F-16 - уходят на задание на 10- 15 минут-- мстить неразумной Хизбале после очередного инцидента в Ливане, а навстречу им вылетают белые клинья нильских журавлей. Войска застряли и никак не вылезут оттуда (вижу в окне в 10 км хребетик, отделяющий нас от Ливана) и, хотя насовсем вернулся оттуда Леня, осталось там еще много молодых парней, родители которых хотят прекращения этой ситуации, да и военным это надоело - однако переговоры должны идти не с Ливаном, а с Сирией, которая его контролирует и требует возвращения Голанских высот, нависающих над всем Севером страны и откуда поступает большая доля воды озера Кинерет - единственного серьезного источника пресной воды для всей страны. Таки трудно! Да и с палестинцами не все просто..., но я ничем не могу помочь и потому не вмешиваюсь!
   Так что видите -- Восток (даже Ближний)-- дело тонкое и есть над чем поразмышлять. При всем том не забываем вас и выражаем самые лучшие пожелания здоровья и благополучия (в рамках возможного сегодня) в наступающем году. Особенно плохо сейчас тем, которые не успели в прежние годы набраться хороших воспоминаний про запас! Но это не наш случай и я очень благодарен друзьям, входящим как неотъемлемая часть в эти воспоминания.
  

4. Мои встречи с Парижами
(лингвистическое эссе дилетанта)

  
   Моё первое появление в Париже (головой вперед, говорили) относится к самому началу тридцатых годов прошлого века. Появился с компанией - сестрой-близнецом. Сказать честно, в момент первой встречи Париж на меня особого впечатления не произвел, во всяком случае, в памяти ничего не сохранилось от первой встречи. Хочу уточнить, что речь идет о городе, который сами французы называют "Пари", возникшем на месте древней Лютеции, на острове Ситэ. Герб города изображает ковчег непотопляемой конструкции, о чем свидетельствует девиз на латыни: "его бьют волны, но он не тонет" (привожу текст по-русски, т. к. большинство моих знакомых, впрочем, как и cам я, с трудом разбирает латынь с листа). Конечно, вышеизложенные сведения, касающиеся Парижа, не блещут новизной и хорошо известны читающей публике. Они приводятся для уточнения предмета изложения, т. к. ниже речь пойдет о другом Париже.
   Итак, отправлялись мы однажды в байдарочный поход по среднему Уралу из столицы России, где я жил до выезда на ПМЖ. Была у нас по пути пересадка в Магнитогорске на местный поезд. Чтобы скоротать время до его прихода, решили пройтись по улицам. Город, построенный в спешке во время "стальной лихорадки" начала 30-х годов, на пустынном тогда берегу Урала, возле уже несуществующей ныне горы Магнитной, показался неуютным. Шли длинной широченной улицей. С обеих сторон однообразные четырехэтажные здания казарменного вида, выстроенные из красного кирпича. Дошли до спуска к берегу. Подул холодный встречный ветер, и показались воды широкой реки, серые в этот день. Кто-то вспомнил:
   "Урал, Урал-река
   Вода холоднее штыка".
   Замерзли, повернули назад, не дойдя до берега. Возвращались по другой стороне улицы. Там на глаза нам попалась вывеска маленькой конторы трансагентства. Зашли, возможно, даже без определенной цели - просто чтобы немножко погреться. На расписании полетов, висевшем над кассой, увидели обычные Москва, Свердловск, Челябинск и вдруг ...Париж и Фершампенуаз. Последнее название я перевел про себя, как "железо" или "железные рудники" Шампани (fer -железо, сравни "ферриты" и "Fe" - "феррум" из таблицы Менделеева). Мелькнула мысль - идет, возможно, стройка какого-то крупного металлургического предприятия, и даже появились спец рейсы, как это было при строительстве "Автоваза", когда возникли прямые рейсы Тольятти-Турин. Удивила, правда, цена билетов, похожая на опечатку - что-то около 4 рублей (я тогда зарабатывал на заводе примерно 170 рублей). Спросить было не у кого, да и спутники мои заспешили и все мы вернулись на вокзал.
   Много лет спустя, уже живя в Израиле, в день, когда на улице задул жаркий, неприветливый "хамсин" с Аравийского полуострова, отбивающий всякую охоту пройтись по тридцати семиградусной жаре, я остался дома и решил, наконец, разобраться с этой загадочной встречей. Полез в литературу - оказалось, что я попался на стандартной ловушке, возникающей при транслитерации (т.е. передаче текста, написанного с помощью одного алфавита, средствами другого алфавита). Из этой ловушки происходят, например, нераспознаваемые у себя на родине в русском произношении Гейне или Гюго. Отсюда же и ходовая шутка, обращенная к англичанам: "у вас пишется "Манчестер", а произносится "Ливерпуль". Не позавидуешь составителю фонетического словаря языка готтентотов, в котором применяются, наряду с немыслимыми горловыми звуками, прищелкивания языком и присвисты. (Это будет похуже, чем передать звуки вроде "Щ" или "Ы" в латинской транскрипции).
   Короче - оказалось, что в название местности "Фер" - это не Fer, а FХre -следовательно, здесь железо не причем! Разыскал в литературе названия нескольких местностей, в состав которых входит слово FХre. Это La FХre, La FХre-en-Tardenois.и, наконец, FХre-Champenoise .
   Обратился к "Всеобщему словарю французского языка от начала ХУ11-го века до наших дней"... и не нашел слова "FХre".
   Теперь "сидю и рисоваю" варианты, как бы сказала младшая внучка на неродном для неё русском языке.
   Оказалось, что все эти населенные пункты находятся в Шампани, недалеко друг от друга, на северо-востоке от Парижа. Возможно это название возвышенности или речки? Иногда название маленькой (чуть не ляпнул "безымянной"!) речки может многое подсказать.
   ... Когда-то, в начале шестидесятых годов, шли группой по Тофаларии, что в Иркутской области, к Агульскому озеру, откуда собирались спуститься по реке Агул на рубленых самодельных плотах. Шли таежными тропами, сопровождаемыми в начале пешей части маршрута оленьим вьючным караваном. Вёз олень, в те годы, 20 кг груза за рубль в день. Было с нами две связки по шесть животных. На первом "быке" связки сидел небольшого росточка проводник - тоф с кавалерийским карабином за спиной. Карабин он нес для добычи всякого таежного зверья от белки до медведя, т. к. мясо его (медведя!) принимали на звероферму. Глубоко напяленная фетровая шляпа с опущенными на лоб полями, из-под которой торчала постоянно дымящаяся коротенькая трубка от комаров, не спасала всадника от ударов рогов. На привале можно было видеть, что у проводников лоб весь в синяках - следы борьбы верхового оленя с оводами, невольным участником которой становился и всадник. Взмах рогатой головы - получай синяк! Олени, перемещаясь со скоростью примерно 10 километров в час, быстро обгоняли на тропе тяжелогруженую группу. Поэтому караван выходил из лагеря позднее, обгонял нас и уходил вперед. Движение оленьих связок сопровождалось характерным ("козьим") скрипом копыт. Этот скрип, слышимый издалека при подходе вьючных оленей, несколько напоминал забытый теперь скрип новых хромовых сапог. Весьма важно было точно определить место встречи в тайге к концу дневного перехода. Обычно оно назначалось у какой-нибудь "стрелки" (т. е. места слияния речек или ручьев). Наша карта, многократно перерисованная от руки поколениями путешественников, содержала по этой причине немало ошибок. Составленная давным-давно военными топографами в диковинном теперь масштабе "две версты в одном дюйме", она изображала и много бывших ручьев, которые на деле оказывались сухими распадками. С дугой стороны, эта карта являла собою как бы историческую повесть об освоении края. Такие названия, как "Пик военных топографов", Первая, Вторая, Третья Фомкина речка, Вторая, Третья Ванькина речка, были памятниками первым топографам и бесфамильным давним старателям. Люди застолбили на местности этими названиями своё дело или возможное будущее счастье. Легко понять чувства, возникавшие, когда попадались нам на берегах этих глухих таежных речек долбленые корыта и лотки для промывки золотоносного песка или другая сохранившая утварь. Возникали реминисценции, связанные с Клондайком Джека Лондона или рассказами бывших ЗК о проклятой Колыме. Вспомнилась мне тогда случайная встреча, бывшая годом раньше на служившей общежитием барже, причаленной на Витиме у города Бодайбо. Да, то самое Бодайбо, чье имя связано с Ленскими расстрелами 1905 года на золотых приисках. Возник длинный ночной разговор с соседом золотодобытчиком. Чуть подвыпивший шахтер рассказывал про условия труда на шахте. Его рассказ прерывался иногда тяжелым кашлем. Он пояснил, что невозможно прилично заработать, не сняв респиратор, при работе отбойным молотком - отсюда и этот силикоз....
   Однако, давние воспоминания увели меня далеко в сторону от Шампани.
   У трех населенных пунктов, упомянутых выше, просматривалась общая особенность - во всех (судя по энциклопедии) сохранились остатки древних крепостных сооружений. Кстати, часто встречающееся (6 раз) в названиях населенных пунктов, расположенных в этой же провинции, слово Lа FertИ - является старинной формой слова Fort (откуда русские слова "форт" и "фортификация"). Возможно, что в давние времена, в глухих местах Шампани, в пылу былых сражений потерялась буква "t" (не дам, как покойный ныне ельцинский министр, руку на отрез - это всего лишь рабочая гипотеза!).
   Среди боевых действий, связанных с названием этих мест, упоминаются следующие: La FХre - выдержала многие осады, в частности, в 1594 году сопротивлялась несколько месяцев Генриху 1У, а во время Первой мировой войны, так же, как и La FХre-en-Tardenois, была местом тяжелых боёв. Что же касается FХre-Champenoise, то в источниках упоминается поражение французов во время Французской кампании 1814 года, за которым вскоре последовало падение Парижа.
   Можно выдвинуть предположение, что барин-офицер после участия в делах и сражениях этой кампании вернулся живехоньким домой в родную Оренбургскую губернию и в память о пережитом назвал свои степные сёла "Париж" и "Фершампенуаз". Напомним, что в победных реляциях "дело" отличалось от "сражения" длиной списка павших в бою офицеров, поименно упомянутых вместе со званиями и титулами, и числом потерянных нижних чинов и рядовых. Кстати, слово "дело" имеет в русском языке аж 11 значений. К ним следует добавить три значения этого же слова на иностранных языках, к коим следует отнести "афера" (фр.), "бизнес" (англ.), "гешефт" (нем.), туда же можно причислить и печально знаменитую "cosa nostra" (не "наша коза", как предполагали некоторые, а "наше дело" (ит.).
   Из за русского бездорожья трудно добираться до степных сёл. Туда " ...метро не ходит, в такси не содют..." и потому парижане оренбуржья часто добирались домой по воздуху на " Аннушке" за 4 рубля.
   Voila ! (Вот так!) - сказал бы французский парижанин.
   Одни пишут, что знают, другие - знают, что пишут, а третьи...что-то придумывают, но со ссылкой на источники.
   Есть еще город Париж в США - видимо, не добраться мне до него. Как писал поэт - "... хоть сауна напротив, да публика не та ...".
   В заключение напрашивается самодельный плагиат -
   Красивое имя, высокая честь -
   Город Париж в Оренбуржье есть.
Нагария (Нахария) 09. 05. 03

5. Вечерние посетители.

   В бесконечной череде бытовых забот иногда появляется возможность сосредоточиться и спокойно оглядеться. В такие моменты тянет на воспоминания или на описание удивительной необычности обычного окружения.
   Вечером, когда жена уже легла спать, сижу в тишине за компьютером возле приоткрытого летнего окна. Хотя уже середина сентября, все ещё слышны цикады. У стенки, где в полиэтиленовых упаковках лежат "нужные" детали от предыдущих компьютеров (не хватает мужества выбросить на помойку), слышны бывают странные шорохи.
   Это большущий кузнечик демонстрирует свою виртуозную прыгучесть, стараясь вернуться в сад, в свой обычный мир, через щели жалюзи. После каждой неудачной попытки взять препятствие раздается гулкий шлепок по пластиковой пленке. Эти серии попыток на нормальных спортивных выступлениях отмечались бы бесконечной чередой "баранок", а для меня - это признак того, что вскоре придется встать для участия в спасательных работах. С досадой иду до двери сада и открываю её. Через какое-то время посетитель, ведомый, наверное, запахом сухих трав, приходящим снаружи, уходит по-английски, не прощаясь.
   Каждый вечер, словно у него куплен абонемент на жаркий сезон, очень тихо появляется из-за шкафа, стоящего за моей спиной, другой посетитель. Точного имени этого земноводного не знаю, потому назову его условно "красавчиком" ("красоткой"?). Краем глаза улавливаю его первый бесшумный прыжок. Он лежит, не поворачивая голову в мою сторону, по причине отсутствия шеи. При этом, однако, нутром ощущаю, что он внимательнейшим образом следит за мною. Интересует его, скорее всего, не я, а моя реакция на его внешность. Такое приходилось наблюдать на террасах кафе. Женщины, сидящие за столиком перед чашкой или курящие, стряхивая пепел отработанными элегантными движениями, равнодушно глядят перед собой в пространство, будто бы ничем не интересуются. Внешность эта чаще всего обманчива. На деле у этих существ та же напряженная сосредоточенность, внутренняя собранность и поза профессионального охотника за мухами ( или чего покрупнее). Внешний вид охотника имеет большое значение для успешного достижения поставленной цели. Как зритель считаю, что поза моего посетителя - оправданное проявление его высокой самооценки. Действительно - есть на что посмотреть! Его бледно-серое тело покрыто очень правильно расположенными черными круглым пятнами диаметром 3-4 мм, равноудаленными друг от друга - примерно в 6-7 рядов, по 4 в ряд. Сверху "красавчика " можно принять за абстрактное изображение гармошки - потому и пуговки нарисованы на нем сверху, а воздушные меха приторочены с боков. "Кич - скажете вы - Что с ним чикаться?". А мне он нравится!
   Со своей стороны, тоже делаю вид, что его не замечаю. Через некоторое время "красавчик", поняв, что при таком ярком свете ему ничего здесь не светит, куда-то убывает в темноту.
 []
   Утром иногда снова встречаемся в ванной комнате в том углу, где чуть капает вода из кранов (никак не соберусь еще раз поменять прокладки). Хорошо понимаю его и сочувствую - ведь для нас обоих дневная температура одинаково равна 34 градусам. Все же при всем этом, не разговариваем. Верно, мама его приучила с детства не заговаривать на улице с незнакомыми мужчинами. По этой причине я так и не познал его голос. А ведь голос-то - музыка души! Сфотографировал " красавчика" на память. Пусть люди смотрят и завидуют, какие особи временами заходят и запрыгивают в наш дом!
   Самые фантастические создания, пребывающие на постое в нашем доме - гекконы. Эти существа принадлежали раньше классу "гадов", но впоследствии "на них вышла амнистия" и их прописали рептилиями. Мне рассказали забавный факт - в семидесятые годы выходил фундаментальный труд известного зоолога, профессора МГУ Банникова и др. - "Гады СССР" (!). Книгу запретили. Она всё же вышла, но уже под названием "Земноводные и рептилия СССР". Так получилось, что часть бывших гадов служит теперь пресмыкающимися.
   Первое впечатление от геккона для человека - ценителя живописи - ну прямо ню на пленэре ("нюшка" - ласково выговаривал знакомый ценитель). Проще говоря - обнаженная на природе. Не стану занудой, выступающей за нудизм или против. Опишу внешность геккона. Представьте себе небольшую ящерку, с тонкой прозрачной кожей, покрытую мельчайшими чешуйками. Чешуйки эти, невидимые невооруженным глазом, прозрачны и через них просвечиваются все его внутренние органы - отсюда и его серовато-розовый цвет. Однажды я наблюдал против света самку, проходящую по стеклу. Внутри её тела были даже видны 2 яйца с развитыми эмбрионами - гекконы яйцеживородящие.
   Хвост у геккона относительно короткий. Короткие (обрезанные) хвосты возникают по следующим причинам:
   Эстетическим.
   Религиозным.
   Так принято (мода).
   Как тепло сберегающая мера (чтобы быстрее дверь закрывалась).
   После какого - либо "наезда". Многие ящерицы "отстёгивают" хвост как "взятку в зубы ", (водители поймут про что я).
   Историческим. Например, ходят слухи, что бесхвостая порода кошек с Шетландских островов возникла по причине того, что её предок последним входил в Ноев ковчег! (Лично я, например, не верю. В ковчеге ведь находились божьи твари, а не люди).
   Так почему же у геккона короткий хвост? Скажу кратко и честно - не знаю.
   Давайте лучше поговорим о походке геккона. По-французски принято говорить, что рептилии продвигаются с помощью reptations . Однако, не найдя русского эквивалента типа "рептации", я решил не заниматься словотворчеством. Так один мой знакомый "специалист" по Японии (нет, не тот, который придумал слово "грассада" вместо "грассирование) утверждал, будто в Японии внутриполостные операции проводятся исключительно в "харакирургических" отделениях тамошних больниц!
   Для иллюстрации походки геккона, продвигающегося по вертикальной поверхности, проще всего вспомнить, как выглядит со спины (лучше со стороны партнерши) пара, танцующая "ламбаду" (выключив, конечно, в уме зажигательную музыку).
   Однако сегодня научные круги интересуются не столько походкой геккона, сколько его лапками. Это создание способно передвигаться вверх по полированной стеклянной поверхности, не обладая при этом ни крючками, ни присосками. Проверено, что сила сцепления такова, что она позволяет удерживать вес, в сотни раз превышающий его собственный вес. Слышал, что проводились исследования с целью воссоздать в будущем искусственное устройство подобного типа.
   Оказалось, что у геккона на подошвах десятки тысяч тончайших волосков. Сцепление - расцепление зависят от угла наклона этих волосков по отношению к опорной поверхности. Волоски настолько тонки, что в действие вступают силы Ван-дер-Ваальса.
   Еще недавно, если бы спросили подробности, я вынужден был бы вам ответить как Чапаев на экзамене по математике, когда его спросили, что он может рассказать про квадратный трехчлен: "Даже представить себе не могу!!!". Впоследствии, покопавшись, выяснил, что речь идет о микроскопических силах взаимодействия, типа электростатических сил, возникающих в поляризованных материалах между ионами или молекулами. Сила этого взаимодействия определятся векторным произведением дипольных моментов и измеряется в "Дебаях". И тут я вспомнил, как первый раз в институте услышал про эту единицу измерения, носящую фамилию нобелевского лауреата Дебая. Рассказывал, правда, очень коряво и невнятно, профессор Дроздов, когда читал курс "Физика диэлектриков".
   Не могу при этом не вспомнить один забавный случай, произошедший на практических занятиях по этому курсу. Я как-то оказался в лаборатории диэлектриков в одной бригаде с покойным ныне Пашей Бугаем. Проводили вместе лабораторную работу. Процедура известна. Один читает по пунктам описание, что и чем делать, второй делает, что говорит первый. Первый же записывает, что получилось у второго. Протокол вёл Паша, т. к. у него почерк был хороший. По окончании работы вызывает нас преподаватель Шумский (с трудом, только через три дня, вспомнил фамилию полного человека сурового вида, с большим красным носом выпивающего бонвивана, но не лишенного чувства юмора). Сели вместе напротив. Паша выдвигает в его сторону свой красивый протокол с таблицами и наспех построенной кривой, с помощью которой он собирался убедительно доказать ему, что с увеличение количества листочков, проложенных между электродами, пробивное напряжение растет. "Нет, - сказал он, - мне ваш опус не интересен. Расскажите-ка лучше, что вы знаете про теорию теплового пробоя диэлектрика".
   Следя за рассказом Паши, я ещё раз убедился, что курс нам читали отвратительно. Когда Паша кончил излагать преподавателю свою версию этой теории, которая, судя по выражению лица последнего, показалась ему неубедительной, особенно в части, касающейся смело привнесенных элементов "революционнной" новизны. Наступила тяжелая пауза. Затем, обратив свои взоры ко мне, Шумский кратко спросил - "Ваш вариант?". Я вдохновенно начал рассказывать что-то "не про то" из теории электрического пробоя, о чем преподаватель не преминул поставить меня в известность. Наступила ещё одна пауза.
   Кто-нибудь из вас понимает по-французски?
   Вот - он, обрадовался Паша, глядя на меня с надеждой.
   Так вот - по-французски это называется "ни в зуб толкни". Поделите честно "4" между собой и "au revoir" (буквальный перевод - "до следующего свидания"!).
   Воистину неисповедимы пути Господни, даже в земле обетованной, где через полвека я вновь столкнулся с предметом этим - "физикой диэлектриков".
   На вопрос: "Откуда ты всё это взял?" у меня готов ответ: "Источники обогащения, вдохновения и информации не подлежат разглашению".
   Итак мы говорили "за" гекконов. Утром геккон отправляется ловить мух на противомоскитную сеточную раму восточного окна. Я в это время еще сплю. Вечером вижу его на белой стене при переходе от шкафа к телевизору и от телевизора к книжному
 []
шкафу по пути к сеточной раме западного окна. По дороге он проверяет в чуланчике старую паутинку, на всякий случай. ("Сперва посмотри в чужие запасники - в свои всегда успеешь" - подсказывает геккону жизнь). И его я сфотографировал на память.
  
   Я бы мог рассказать ещё о многочисленных тяжелых сражениях против нашествий инородцев-муравьев, протекающих с переменным успехом у порога моей квартиры, но это будет слишком похоже на то, что пишут в наших газетах.
Наария, Израиль.
12 сентября 2003 г.

6. Из неопубликованного раннего Ременника.

  
         Позволю себе дать предисловие к нижеприводимому стихотворению. В начале 1960-х городской клуб туристов пригласил меня на зимний тренировочный сбор инструкторов по лыжному туризму. Сперва намечался маршрут по Кольскому полуострову. Однако, там установились сильные морозы, сопровождаемые ветром. Незадолго до этого московская лыжная группа попала там в аварийную ситуацию и городская маршрутная комиссия  не разрешила выход. Тогда переориентировались на Северный Урал. Дима был в курсе этих дел, т. к. наши кульманы на заводе "Москабель" стояли рядом - он сидел слева от меня. Мы в те годы продвигались по служебной карьере "конь о конь".
       Шли группой 13 человек 12 дней на лыжах от Гремячинска  на западных склонах до Карпинска - на восточных, через горный массив Бассегов. В самом начале похода попадались заброшенные деревеньки, возникшие в 30-х годах при поселении там раскулаченных крестьян. В деревеньках жили только по несколько старух  и несметное количество клопов. Потом  двигались по тайге по целине.
   Семь дней подряд ночевали в армейской шатровой палатке. Была у нас раскладная печурка типа буржуйки, изготовленная на нашем заводе по моим чертежам. Кто-то принес мне за небольшую сумму жаростойкую листовую сталь от самолетных реакторов. Палатка была рассчитана на 12 спальных мест. Тринадцатым  был дежурный, который сменялся каждые два часа. Всю ночь дежурные топили печку, так что при минус 25 градусах снаружи в палатке было достаточно тепло. Зима была снежной. На западных склонах снежный покров достигал 1,4 метра, так что было невозможно копать снег, чтобы ставить палатку и разжигать костёр на земле. Придя продрогшими на выбранное место ночлега, все бросались на работы по установке лагеря - девочки за мелким сухостоем, мальчики - валить лес. Страшная беда - соскок топора с топорища - искали часами на ощупь с помощью лыжных палок. Заваливали и распиливали две-три ели. Лапник толстым слоем стелили под палатку. Стволы, распиленные на бревна, клали на снег в несколько накатов и на них разжигали костёр, у которого грелся дежурный. Костёр горел всю ночь, на утро под ним образовывалась глубокая снежная яма, заполненная талой водой. Был случай, когда кто-то, плохо проснувшись, наклонился к костру и оказался в холодной луже под костром - под ним завалилась подтаявшая изнутри стенка ямы.
   Ночью внутри палатки тоже были интересные явления: из-за нехватки кислорода в печке происходила частичная сухая перегонка смолистых дров. Печка висела около входа, а дымоход из двенадцати секций проходил под потолком, выходя через кусок асбеста на противоположной стенке. Из каждого стыка между элементами этой трубы что-то капало понемногу. Спальники у печки пахли дегтем, подальше - разными фракциями вплоть до уксуса (или альдегидов) у задней стенки.
   Порядок движения был такой: впереди один тропил, утопая в глубоком снегу. Второму было чуть легче. Третьим все время шел назначенный на этот день дежурный инструктор с картой и компасом, который руководил движением. Каждые 200 метров головной делал шаг в сторону, пропускал колонну мимо себя и встраивался перед девушками, идя по накатанной лыжне, Однажды дежурным стал участник, любивший повторять: "Сейчас я вам точно скажу, где мы приблизительно находимся". Шли уже часа четыре, вдруг видим - из-за ели выходит сбоку лыжня. Видимо шла группа примерно как наша. Потом эта лыжня стала уходить чуть левее нужного нам направления. Вдруг возникла страшная догадка. Остановились, попросили ведущего открыть штормовку и приподнять свитер. Там у него был спрятан фотоаппарат "Киев", постоянный магнит встроенного фотометра которого сильно влиял на компас!
   Когда я вернулся в своё бюро, на стене висел кусок ватмана:
  
СПЕЦ-ВЫПУСК
К возращению Грановского
из инструкторского лыжного похода
  
   Гулял по Уралу Грановский-герой,
   Покинув на время свой город родной.
   Покинул семейство (жену и сынишку),
   Оставил жене и мальчишке сберкнижку,
   В казённую стёганку бодро залез,
   Напялил беретку - и быстро исчез.
  
   Шоссе под Свердловском, машины снуют,
   Рядом по грязи туристы бредут.
   Радушно машут за толстым стеклом:
   "Садитесь в автобус, мы вас подвезем!"
   Никак не поймет этот глупый народ:
   Туристам нельзя, ведь у них турпоход.
  
   С мешком за плечам и с палкой в руке
   Вася идет по Уралу-реке.
   Ему бы, каналье, на Кольский идти,
   Но сбиться боится каналья с пути.
   Конечно, заманчив на Север маршрут,
   Но, слышно, туристы, как мухи там мрут.
   Идут де они по Хибинам пешком,
   И их временами заносит снежком.
   Будто ложатся родимые спать,
   Глядь, а на утро уж некому встать:
   Три трупа валяются, два рюкзака,
   Да чья-то торчит из-под снега рука...
  
   Подумал Грановский, вздохнул и сказал:
   "Ну их в болото, пойду на Урал!"
  
   Гулял по Уралу Грановский-герой
   Гулял он, конечно, за счет заводской,
В. Ременник. 1963г.
  
   Другой случай.
   Был у нас зам. главного конструктора Голубев. Был он мужик неплохой, весёлый. В семнадцать лет, в самом конце войны, он попал на фронт в Румынию, помощником шофера. Рассказывал очень смешно, как он ездил на замученном "стьюдебекере" с крыльями, подвязанными веревкой. После ПТУ он пошел на "Москабель", где его мама была председателем профкома. Член партии, без образования, но с очень хорошей соображалкой, он поступил чертежником в отдел главного конструктора. Потом стал конструктором, начальником бюро и зам главного конструктора. Нужен был ему диплом. Поступил в вечерний техникум при заводе. В конце учебы он попросил меня быть руководителем его дипломной работы. После защиты диплома он устроил банкет и парторг с утра попросил Диму что-нибудь сочинить. Перед тем, как сесть за стол, прибежал парторг, чтобы ознакомиться со стихами, которые он хотел сам прочесть.
   И Дима выдал:
  
   Летите, Голубев, летите!
   Теперь для Вас преграды нет:
   У Вас диплом в одном кармане,
   В другом кармане - партбилет.
  
   Про следующую импровизацию рассказала мне Инна, с которой Дима работал в Мытищах в ОКБ КП. Туалеты у них были в конце коридора. Окна их выходили на соседний завод, на стене которого висел лозунг:
  
   Наша цель - коммунизм!
  
   Как-то, возвращаясь из этих мест, Дима произнес:
  
   А в уборной из окна
   Наша цель уже видна.
11 октября 2003 г. Наария.

7. Из былого

  
   "Теория без практики мертва..."
   Преподаватель - отставной полковник в форме - в конце семинара по ОМЛ (основы марксизма ленинизма) объявляет:
   - В воскресенье, по случаю "Дня Советской Армии", посещаем музей СА.
   - Это же выходной!
   - Поэтому я и объявляю посещение "свободным". Считаю лишним напомнить вам, что свобода - это осознанная необходимость. Так вот - из тех, кто не осознает необходимость посетить музей в воскресенье, староста составить списочек, а списочек - даст мне. Заверяю, что этому списку на зачете будет уделено должное внимание!
  
   Танцуем на совместном курсовом вечере со студентками факультета иностранных языков пединститута.
  
   - Молодой человек, почему молчите? Во время танцев полагается разговаривать с партнершей.
   - Понимаете, мне трудно одновременно слушать музыку и разговаривать.
   - Боюсь, дело обстоит хуже. Вам, скорее всего, трудно одновременно танцевать и слушать музыку!
  
   Танцую с другой. Разговариваем.
  
   - Слушайте, вы ведь грассируете. Произносите букву "р" с прекрасным гортанным призвуком. Очень рекомендую заняться французским языком. У вас наверняка получится хорошо.
   Получилось хорошо. Правда, задолго до этого разговора.
  

Объявления

  
   Раззява, оставившая конспекты по ТОЭ в аудитории А-301, может придти за ними в комнату 302, имея при себе вещественные признаки благодарности.
   Стаканы у нас имеются!
  
   Студенты с хвостами должны придти на нашу кафедру до пятницы.
  
   Позор студентке Лю-Ся, посетившей 2 раза кино в прошлом месяце!
   Бюро землячества китайских студентов МЭИ.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"