Ускова Юлия: другие произведения.

Стефания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    В нашем мире широкого технологического развития подчас так не хватает настоящей жизни. Жизни созданной и взращенной природой. Временами за амбразурой искусственного мира мы забываем о мире настоящем, и, встречаясь с ним, не верим своим глазам. Мы пугаемся его. Но не так страшен черт, как его малюют! Кто знает, быть может, все, что мы знаем о мире, всего лишь иллюзия, навеянная очередной научной теорией? Роман Юлии Усковой "Стефания" погружает читателя в мир, наполненный образами древних славянских легенд. Когда мир стоит на грани гибели, память предков возвращает нам то, что было забыто многие тысячелетия назад. Чтобы спасти увядающий мир и спастись самим героям романа предстоит нелегкое бремя столкновения с грядущими последствиями давно минувших событий, встречи с забытыми богами и существами старинных бабушкиных легенд. Полную версию романа вы можете скачать на сайте: https://andronum.com/product/uskova-yuliya-stefaniya/

  Незваный гость
  Резкий звонок в дверь вырвал меня из столь желанных объятий сна. Я потянулся, перевернулся на другой бок и снова погрузился в сладкую дремоту. Снова звонок. Ну, разве можно быть такими надоедливыми? Кто бы ты ни был, стоящий за дверью, какой бы настырностью ты не обладал, но мою силу воли тебе не преодолеть! Опять звонок. Странная вещь. Когда я несколько лет назад покупал этот маленький аппаратик, его звук казался мне весьма забавным. Теперь же я ненавидел свой звонок, так же как и звонящего сейчас человека. Если это, конечно, человек! По тому, как он беспрерывно нажимает на звонок, я сказал бы, что это скорее исчадие ада. Снова раздражающий звук наполнил мой дом. Да, сколько, вообще, времени!
  Я тяжело поднял голову с кровати и посмотрел на часы, висящие на противоположной стене. Восемь утра. Что за несправедливость! Кто может терзать звонок моего дома в такую рань. Да, еще и в законный выходной!
  Я мысленно проклял человека, стоящего за дверью, и закрыл уши подушкой. Снова резкий звук полосонул мои и без того чувствительные нервы.
  Не выдержав более, я соскочил с кровати и, забыв даже накинуть халат, побежал к двери. И если бы за ней стоял кто-нибудь другой ему бы точно не поздоровилось.
  Рывком открыв дверь, я тупо уставился на незваного гостя. А если быть точнее, на гостью. Она немного испуганно оглядела меня и покраснела. Медленно, очень медленно, ко мне возвращалась способность соображать, но одна мысль пришла ко мне быстрее других. И эта мысль была: "нет, халат все-таки стоило накинуть".
  Но теперь уже терять было нечего.
  - Вы что-то хотели?
  Я постарался начать разговор как можно более вежливо. Гостья продолжала недоумевающе смотреть на меня.
  - Может быть, вы зайдете?
  Я начинал терять свое и без того не ангельское терпение. Еще не много и я захлопну дверь прямо перед ее лицом. И пусть стоит на пороге столько, сколько ей вздумается!
  Но не вышло. Как будто догадавшись о моих намерениях, она вдруг затараторила:
  - Пожалуйста, поймите меня правильно, я не хотела вам мешать, но это важно, очень важно, простите меня...
  - Стоп! - прервал я безумный поток ее слов. Вчера был очень хороший и многоалкогольный вечер, так что сейчас слушать бессмысленные речи мне совсем не хотелось. Она снова посмотрела на меня испуганными глазами. Мне даже показалось, что она сейчас заплачет. Господи, зачем ты создал женские слезы! Что тут поделаешь? Я завел ее в гостиную и посадил на диван. Она молчала, уставившись в пол. Накинув халат и, взяв из холодильника две бутылки пива, я сел рядом с ней. Что может быть лучше холодного пива на утро после шумной гулянки? Я приложил одну бутылку ко лбу - стало не много легче. Вторую протянул ей. Вы бы только видели, как она на меня посмотрела! Ну что же, мне больше достанется. Одним глотком я выпил половину бутылки, и когда счастье растеклось по всему организму, сказал:
  - Теперь рассказывай, - и, сразу спохватившись, добавил: - Только сразу по делу.
  Она глубоко вдохнула и принялась говорить. Теперь она не тараторила, а, напротив, произносила слова медленно и очень отчетливо.
  - Мне очень нужна помощь.
  Девушка сделала особое ударение на слово "очень".
  - Не, не, не. Кредиты я не выдаю, - тут же прервал я.
  Она даже не обратила внимания на мой сарказм.
  - Я должна сделать одно дело, но в одиночку не справлюсь.
  - И ты, наверное, рассчитываешь, что я тебе стану помогать.
  - Уже месяц я за вами наблюдаю и думаю, что вы мне подходите. Но чтобы узнать это наверняка, вы должны пойти со мной к ворожее. Только она сможет точно сказать.
  У меня просто челюсть отвисла. Мало того, что она ни свет, ни заря вламывается ко мне домой, а затем сознается, что месяц за мной шпионит, так еще и требует, чтоб я шел с ней к какой-то там ворожее! Я что пустил в дом сумасшедшую? Или... Внезапная догадка поразила меня.
  - И не думай, я свою свободу так просто не отдам.
  - Что? - удивилась она.
  Это удивление было такое искреннее, что я чуть было ей не поверил.
  - Ой, вот не надо делать невинные лица! Ну, зачем еще девушка может требовать, чтобы молодой не женатый - я сделал ударение на это слово - мужчина пошел с ней к "ворожее"? Кстати, выбрав вполне удачное время, когда этот мужчина еще не проснулся и поэтому туго соображает.
  Она засмеялась, и этот смех мне не очень понравился. От него я почувствовал себя слабоумным. Девушка более не выглядела слабой и напуганной.
  - Вы слишком печетесь о своей особе, - сказала она. - Я не собираюсь влюблять вас в себя. Я же сказала, что вы мне должны помочь с делом. А любовная ерунда меня не интересует.
  Все-таки я впустил сумасшедшую. Ну, какая женщина в здравом уме откажется от всякой любовной ерунды, как изволила выразиться моя незваная гостья? А тем более, когда я рядом. А я, надо сказать, весьма не дурен. Кстати, я ведь не сказал ничего про себя. Во-первых, поблагодарю природу за то, что не обделила. Не жалуюсь ни на отсутствие женского внимания, ни на свои умственные данные. Все в жизни мне как-то доставалось легко, даже играючи. Дом, машина все было, и было в полнейшем порядке. Полно друзей, с которыми можно хорошо посидеть и достаточно выпить. Вот только я, в мои тридцать два года, еще не женился. Но этого делать я и не собираюсь. Мне и так хватает женской ласки. Да и глупо стремиться к однообразию, когда жизнь так многогранна. В общем, тут уж ничего не поделаешь. Я не люблю, чтоб кто-то мной командовал. И, как уже говорил, свободу я так просто не отдам. Кстати, поэтому же я позавчера уволился с работы. А причина? Причина вполне обычная: начальник - придурок, а мои нежнейшие нервы не выдержали. Хотя может мне просто надоело работать. Хочу отдохнуть и отдохнуть так, чтобы помнить об этом очень долго.
   Но сейчас не о том. Сейчас меня больше волнует молодая сумасшедшая, сидящая рядом со мной. С виду, правда, и не скажешь, что у нее что-то не в порядке. Она симпатичная. Волосы, вон, какие длинные, черные-черные. А как блестят! Белая нежная кожа. Алые губы слегка поджаты. Стройная фигурка. Платье, какое-то странноватое - длинный до пола серый сарафан, одетый поверх белой свободной рубашки. Но у разных людей разные вкусы. А в целом ей идет, он придает ей особую нежность и трогательность, что ли. И материал ее платья такой легкий и воздушный. Да, она вполне мила.
  - Может, хватит уже на меня пялиться! - прервала мои размышления гостья. Она посмотрела на меня таким взглядом, что вся ее нежность и трогательность сразу улетучилась из моей башки.
  - Ну, прости, милочка, - я хотел перевести все в шутку, но не вышло.
  - Нам некогда рассиживаться, одевайтесь и выходим.
  - Я же сказал, что никуда не иду!
  Она снова пронзила меня презрительным взглядом. Я подумал, что было бы неплохо узнать о ней и о деле поподробнее, так сказать, познакомиться поближе. Но надолго моя гостья задерживаться не собиралась. Как не собиралась и уходить без добычи. Короче говоря, я даже не понял, как оказался перед раскрытой дверью. Мне, правда, любезно разрешили одеться, но все же оставили без завтрака. Я закрыл дверь своего дома, последний раз взглянул на него и отправился в неизвестность.
  Надо сказать, что меня самого подмывало любопытство. И я может быть только ради него дал себя уговорить. Конечно же, я сам дал себя уговорить! А вы, что подумали? Все-таки интересно, кто такая эта девушка. Зачем следила за мной? И, кстати, она до сих пор не представилась.
  - Ты не хочешь сказать мне хотя бы свое имя? - спросил я, когда мы вышли за черту города. Она шла очень быстро. Я едва поспевал за ней, хотя обычно все мои знакомые просят меня идти помедленнее. Правда, тут надо отметить, что, не смотря на скорость, походка у девушки была весьма привлекательная. Легкая и воздушная. Она словно грациозно парила, а не шла по земле. Но к разговору девушка оказалась не склонна.
  - Стефания, - грубо бросила она, даже не оборачиваясь.
  - А я - Олег, - мне хотелось все же завязать беседу. - Куда мы идем?
  - Мы идем к ворожее.
  Она говорила со мной, как с непонятливым назойливым ребенком. Меня это слегка задело, но я решил не выдавать своей обиды. Мало ли что. Вдруг она из буйных?
  - Это я уже понял. Но куда? В какой город?
  - Мы идем в лес.
  - Лес? Что за город Лес?
  Она бросила на меня уничтожающий взгляд, и до меня вдруг дошло.
  - Лес! Ты имеешь в виду "лес"? Настоящий лес? С деревьями и кустами?
  На мой все нарастающий поток вопросов ответом был лишь едва заметный кивок головы. Лесов в округе своего города я никогда не видел. Мне приходилось однажды слышать, что к юго-востоку есть небольшой лес. Но туда обычно никто не ходит потому, что путь к нему лежит через болото, которое, надо заметить, куда больше того леса. Неужели мы идем туда? Абсурд! Стефания - точно сумасшедшая. Я уже хотел было развернуться и пойти домой, но любопытство все же пересилило.
  Мы шли довольно долго. Сначала двигались по дороге, но вскоре свернули с нее, так как на болото дорога не идет. Да и кому надо ездить в такую глушь? Кроме разве что этой не понятной девушки. Именно поэтому большую часть пути мы проделали по заросшему травой полю. Наверное, лет сто назад здесь кто-нибудь что-нибудь и сеял, но теперь здесь нет даже следов возделываемой местности. Еще бы! Теперь сельское хозяйство дело совсем невыгодное. Никому не хочется возиться в грязи. Синтетические продукты питания - вот на чем стоит наш век!
  Все дальше мы удалялись от города, от моего дома. И вот именно сейчас я понял, что ходить по траве - это ну совершенно не мое. Трава постоянно опутывает ноги. Ты беспрестанно спотыкаешься и чуть не падаешь. Да и вообще, я уже устал. Ходить на большие расстояния - тоже не мое! И почему эта незнакомка не разрешила мне поехать на машине. Это и быстрее, и удобнее. А, ну да, мы же идем к болоту! Как же это я забыл!
   А вот Стефании, по-моему, трава совсем не мешает. Она как будто рождена была ходить по такой поверхности. Девушка даже не сбавила темп, только походка стала еще более грациозной. Она с невероятной легкостью парила впереди меня метров на десять. А мне оставалось только молча завидовать и стараться догнать ее, не выдав своего сбившегося дыхания.
  Солнце уже перешло далеко за полдень, а мы все еще не вышли к болоту. У меня появилась скромная надежда, что мы все же идем не в лес. Ну, или хотя бы не в тот лес. Впрочем, у меня появилось и еще кое-что. Это был голод. Напомню, что я не завтракал, а привык делать это всегда и в довольно крупных масштабах.
  - Стефания, - взмолился я, напрягая все мышцы, чтобы хотя бы идти вровень с девушкой. - Может быть, сделаем привал? И перекусить не мешало бы.
  - Привал нам делать некогда, а поедите вы в домике ворожеи.
  Меня, конечно, такая перспектива не устроила.
  - А долго до него? Я скоро совсем выдохнусь и упаду. Тебе придется тащить меня.
  На мою шутку она ответила лишь презрительным взглядом. Неужели у нее нет чувства юмора?
  - Скоро начнется болото. Сразу за ним, будет домик ворожеи, - ответила она так серьезно, что у меня отпали все еще теплившиеся ранее надежды.
  Значит, все-таки болото. Странно, но выходя из дома, я как-то не подумал, что придется идти через болото. Знай я это, надел бы на себя что-то более пригодное для таких походов. Но теперь уже ничего не поделаешь, придется идти по болоту в новых летних туфлях и белых штанах.
  - Болото совсем рядом, - Стефания даже в мыслях не дала мне выразить возмущение до конца, - Иди строго по моим следам и ни на что не отвлекайся.
  Эта ее фраза чуть было не вывела меня из себя. Я, вообще-то, служил в армии и вполне могу сам провести кого угодно через какое угодно болото! И без помощи всяких самоуверенных выскочек. Я уже хотел возразить ей, но тут понял, что она, наверное, вот отличие от меня, часто ходила здесь и знает дорогу, а, возможно, и само болото, как свои пять пальцев. Благоразумие во мне взяло верх над уязвленною гордостью.
  Тем временем мы почувствовали под ногами влажную не устойчивую почву. Смрадный запах, уже давно раздражавший мой нос, теперь значительно усилился. Я огляделся. Да, такого в кино не увидишь! Огромная территория, окутанная легкой дымкой зловония. Километров в шести, а то и больше, впереди чуть виднелся лес.
  - Будь осторожен. Болото простирается до самого леса. Здесь есть очень опасные места. Мы пойдем по одной единственной живой тропе. Сойдешь с нее - умрешь.
  - Так может, вообще, не пойдем туда. Я знаю один очень хороший ресторанчик.
  Моя шутка опять-таки осталась незамеченной. Да уж, со спутницей мне не повезло. Стефания двинулась вперед, а я - за ней. Тропа оказалась вполне сносной. Даже почва была почти твердой. Я немного промочил ноги, но это не страшно. Запах тоже был тошнотворный, но всё же не убивающий мгновенно яд. В общем, мои представления о болоте были куда хуже, чем оказалось на практике.
  Так мы прошли почти полдороги, как вдруг я увидел нечто, завладевшее моим вниманием.
  - Смотри! - крикнул я, схватив Стефанию за плечо так, что она чуть не упала.
  - Что случилось? - испуганно спросила она.
  - Вон, видишь? Там на большом холмике. Видишь? Там женщина!
  Она напряженно вгляделась в то место, куда я показывал. Это было совсем не далеко от нас. В три больших прыжка можно было достигнуть его. И судя по тому, как побледнело лицо моей спутницы, женщина была настоящей, а не миражом, навеянным ядовитыми испарениями. До нас донесся ее плач.
  - Надо ей помочь.
  Я уже собрался направиться к ней, но Стефания остановила меня.
  - Нет. Нельзя сходить с тропы.
  - Но она там погибнет!
  - Если так, то погибнет только она одна. А если мы пойдем за ней, то погибнем все трое. И вообще, может быть, это ловушка.
  Но я не унимался. Ну какая ловушка? Кому надо на нас охотиться? Неожиданно для меня самого во мне проснулся джентльмен. Я просто не мог оставить эту женщину умирать там. Тем более, что она как будто сама нас увидела и стала звать на помощь. Моя же спутница осталась не преклонной. Она развернулась и целеустремленно пошла к лесу. Несколько секунд я на автомате шел за ней, но потом кто-то дернул что-то внутри меня, и я, не задумываясь о последствиях, бросился в сторону рыдающей женщины. Пересекая границу тропы, я услышал звук, подобный звуку лопающейся струны.
  - Нет! - послышался за моей спиной крик Стефании. Ничего, пусть видит, кто тут настоящий мужик! Настоящий мужик ничего не боится! Женщина была уже совсем близко от меня, когда я снова услышал звук рвущейся струны, но оборачиваться не стал. Еще один прыжок, и я оказался на том самом островке, где мгновение назад сидела женщина. Но теперь ее не было.
  - Не понял, - удивлено пробормотал я. От быстрого бега я чуть-чуть запыхался и теперь не чаяно сделал глубокий вдох. Да, ядовитые испарения здесь куда сильнее, чем на тропе. Откашлявшись, я огляделся. С одной стороны ко мне приближалась Стефания. Зачем она-то бежит? Она сделала из носового платка повязку, чтобы немного уменьшить доступ ядовитым испарениям. Умно! Но потерявшуюся женщину я пока не увидел. Хотя нет, вон она! Она стояла в метрах шести от меня и протягивала ко мне руки. Я рванулся туда. За спиной послышался крик Стефании. Она приказывала мне остановиться. Еще чего! Чтобы я исполнял бабские приказы? Да ни за что!
  Очень быстро я достиг того небольшого бугорка, где стояла женщина. Но ее опять там не оказалось. Она была опять на несколько метров впереди меня. Снова побежал к ней, но женщина вновь от меня ускользнула. Так продолжалось довольно долго. По крайней мере, мне так казалось. В конце концов, от быстрого бега я измотался донельзя. Я бежал, не прикрывая рта и носа от яда, и поэтому внутри меня уже все горело. От истощения и усталости, я стал много оступаться и, конечно же, попал в трясину.
  Да-да, один глупый неудачный шаг, и я по колено в болоте. Женщины больше нигде не было. Я попробовал вылезти, но с каждым движением уходил все глубже. Теперь болотная жижа доходила мне до пояса. Что же делать? Самому мне не выбраться, а рядом никого. Интересно где сейчас Стефания? Я потерял ее из виду уже давно. Надеюсь, что хоть она не угодила в трясину. Эта мысль, конечно, была эгоистична, но что поделаешь, торчать здесь до скончания века тоже не хочется.
  Тут мои размышления прервал легкий толчок в спину. Я повернулся и увидел достаточно крепкую палку, которую протянула мне Стефания. Правда, поворачиваясь, я ушел в трясину по грудь. Но теперь это совсем ничего не значило. Я как можно крепче ухватился за палку. Стефания потянула ее на себя. Я сдвинулся с места. Отлично, скоро буду на суше. Стефания тянула палку снова и снова. Для девушки она оказалась очень сильной. Я уже видел ее совсем рядом. Но тут что-то, а вернее кто-то, схватил меня за ногу и потянул на глубину. Испугавшись, я едва не выпустил конец палки. От сильного напряжения Стефания пошатнулась, но не перестала тянуть меня к себе.
  - Меня кто-то держит! - крикнул я ей, высовывая голову повыше, болотная жижа дошла мне до подбородка. Я надеялся, что в моем голосе прозвучит чуть больше мужества. Но в такие моменты очень трудно себя контролировать.
  Услышав меня, Стефания чертыхнулась. Но словно вспомнив о чем-то, быстро оглянулась. Она потянула меня к себе с новой силой и при этом - я отчетливо это слышал - она шептала что-то вроде молитвы. Прошло несколько страшно напряженных секунд, и я почувствовал, что захват на ноге ослабел, а спустя минуту я уже сидел на довольно устойчивом бугорке рядом со своей спасительницей.
  - Что это было? - спросил я, когда мое дыхание пришло, наконец, в норму.
  - Мы во владениях болотного хозяина. Мы его добыча, - ответила мне Стефания, постоянно озабочено озираясь.
  - Чья мы добыча?!
  - Сейчас не время и не место это рассказывать.
  В целом я разделял ее мнение. Лучше бы поскорей выбраться с болота и высушить одежду. Мы встали.
  - Куда нам идти?
  Я в недоумении огляделся. Со всех сторон было только непроходимое болото. Леса было абсолютно не видно.
  - Я не знаю, - ответила Стефания. - Болотный хозяин сделал все, чтобы мы заблудились. Но, на мой взгляд, лучше идти, чем просто сдаться.
  - Согласен.
  - Я думаю, что нам туда.
  Девушка пошла направо. Я поспешил за ней.
  - Почему ты решила, что нам сюда?
  - Не знаю, но чувствую, что мы должны пойти в эту сторону.
  Я не стал спорить. Тем более, что у меня не было ни малейшего предложения по нужному направлению. А Стефания какая-никакая, но все-таки женщина. А у женщин есть что? Правильно, непонятная нам интуиция. В общем, я решил довериться ей.
  Шли мы довольно долго, но конца болота все еще не было видно. Как собственно и леса. И куда он делся? Сквозь землю что ль провалился? Тут я внезапно вспомнил женщину, рыдавшую на болотном холмике.
  - Стефания?
  -Да?
  - Та женщина, ну что плакала, она была настоящей?
  - Нет. Это была ловушка. Мираж.
  Я ничего не ответил. Теперь все встало на свои места. Я действительно был полным болваном. Надышался ядом, увидел галлюцинацию и давай бежать за ней! Ну, и где же были мои хваленые мозги! Еще девушку под опасность подвел. Вот тебе и джентльмен! Теперь иди за ней следом и сгорай от стыда! И, похоже, идти нам предстоит еще вечность. Болоту нет конца.
  Тут меня отвлек радостный возглас моей спутницы. Я выглянул из-за ее спины и обомлел. Болотные пары и туман впереди нас расступились, образуя довольно широкую аллею. На одном ее конце стояли мы, а на другом какая-то сгорбленная женщина. Она подняла руки вверх и развела их немного в стороны, будто сама держала стены образовавшегося прохода. За ней темным строем стоял лес. С криком "Бабушка!" Стефания бросилась к старушке, а я, естественно, поспешил вслед за ней.
  Ворожея
  - Поешьте. Вам сейчас нужно, - сказала старушка.
  Она поставила перед нами тарелки с горячим супом. Пряный аромат его приятно заполнил мои легкие. Желудок томно заурчал. Еще бы! Я не ел два дня. Да-да. Два дня мы со Стефанией без устали бродили по болотам. И если бы лесная ведьма не открыла для нас завесу ядовитого тумана, мы блуждали бы там намного дольше. Я не знаю, как старушке удалось это сделать, но без нее нам бы точно пришлось туго. Тут даже мой критический взгляд не позволяет усомниться в действительных талантах бабульки.
  - Как вы нашли нас? - спросил я, одним глотком проглотив весь суп и протягивая старушке тарелку за добавкой.
  - Когда вы не пришли ни вечером, ни утром, я поняла, что болотный хозяин опять хулиганит. А найти-то вас не сложно, мне отсюда многое видно. Вот как только нашла вас, стала направлять в свою сторону. Так и вывела к проходу.
  - Болотный хозяин? Кто это? Кикимора что ли?
  Старушка покачала головой.
  - Нет, не Кикимора. У вас, у людей, все в голове перепуталось. Кикимора не живет на болоте. И никогда не жила, - старушка посмотрела на огонь в печи и сказала словно бы самой себе, - да и не выживет, если придется.
  - А почему же тогда у говорят...
  - Кикимора Болотная? - перебила меня лесная ведьма. - Да, потому что много веков прошло с тех пор, как люди видели последний раз Кикимору, да и Болотника тоже. Вот у них образы-то и смешались.
  - Много что у них смешалось, - прибавила старушка немного погодя.
  - Так значит, "Болотный хозяин" - это не "Кикимора", - все эти разговоры напомнили мне сказки, которые рассказывают детям, чтобы они не хулиганили и быстрее засыпали. Я, конечно, не верю во всю эту чепуху, но почему бы не посидеть в тепле и не послушать очередную сказку.
  - Болотный хозяин, или Болотник, куда пострашнее Кикиморы будет. Кикимора - мелкая пакостница, по сравнению с ним. Болотник сбивает свою жертву с пути. Он гоняет ее по болоту до тех, пока она не выдохнется и не начнет оступаться. Потом же он затягивает ее в трясину и оставляет там на вечные мучения. Ни вздохнуть, ни пошевелиться, ни умереть, пока не станешь частью болота. Его трясиной. Его душой.
  Слушая ее, я поглощал уже третью порцию супа. Удивительно, как вкусно готовит эта женщина. Старушка, конечно же, была той самой ворожеей, к которой вела меня Стефания. Ворожея оказалась очень опрятной бабушкой, возраст которой я не взялся бы определить. Ей равносильно могло быть как восемьдесят, так и сто восемьдесят лет. В общем, она уже вошла в тот период, когда возраст абсолютно не меняет внешность человека. Изменяется только взгляд. Он становится все глубже и мудрее. Пока глубина его мудрости постепенно не перейдет в бесконечный омут взгляда младенца. И тогда жизненный цикл закончится. Взгляд старушки был долгим и проникновенным. За ним скрывалась умная и хитрая душа.
  Сама по себе ворожея была очень маленькая, а огромный горб на ее спине пригнул старушку еще больше к земле. Маленькие, словно детские, ручки шустро убирали и снова расставляли на столе посуду. Я с любопытством следил за ней. Мне хотелось как можно скорее узнать причину всех моих беспокойств и блужданий.
  Похитительница же моего спокойствия сидела, молча опустив взгляд в суп. Она почти не прикоснулась к еде. И только задумчиво ковыряла в ней ложкой. Меня поразил ее грустный, серьезный вид. Что могло ее тревожить на столько, чтобы после всего случившегося она не радовалась теплу и еде?
  - Оставь ее. Ей тяжелее, чем нам, - тихонько сказала старушка, словно почитав мои мысли. Стефания не слышала нас. Она слишком глубоко ушла в свои размышления.
  Огонь в печи отбрасывал на стены замысловатые тени. Отсветы пламени временами озаряли бледное лицо девушки, отчего оно казалось еще более мертвенным. Тускло поблескивали многочисленные склянки и сосуды. Из окон доносился щебет вечерних птиц. Прохладный ветерок едва шевелил тонкие хлопковые занавески. В комнате было очень тепло, но к счастью не душно. Блаженство мало по малу заполнило меня всего. Чувство умиротворения вытеснило какое-либо остававшееся у меня недоверие. Я повернулся к ворожее.
  - Кто она?
   Я указал на Стефанию. Девушка опустила голову на сложенные руки и молчала. Изредка её плечи вздрагивали, и между алыми нежными губами проскальзывал тяжелый вздох. Глаза девушки были закрыты. Щеки немного порозовели от тепла.
  - Она - никто и все, - ответила Ворожея.
  - Не понимаю.
  - Тебе еще многое предстоит понять. Но позволь я расскажу тебе одну древнюю легенду.
  Вся обстановка и сама говорившая навели меня на мысль, что все это не реально. Может быть, я просто сплю? Но какой же это интересный сон!
  - Более шести тысяч лет назад, - начала свой рассказ старушка, - все люди умели общаться с богами. Они знали их азбуку, что зовется рунами. Каждый человек мог сам обратиться к богам, и те всегда отвечали ему. В те времена боги любили людей и помогали им. Люди жили в мире и радости долгие века. Так было до тех пор, пока среди них не появился один, кто не собирался довольствоваться только этими благами. Его звали Басарг.
  Тут голос старухи перешел на хрип. Она звучно откашлялась.
  - Басарг жаждал большего, - продолжила она. - Желая обрести силу богов, он много трудился, закрывшись в своем замке. Он жил уединенно в огромном каменном замке, вырубленном прямо в горе. Замок поднимался высоко над домами других людей. Одна стена его обрывалась прямо над глубокой пропастью, на дне которой текла буйная горная река. Но все его труды были бесполезны. Не дано смертному то, что под силу только богам. Алчность же этого человека была безгранична. Долгие годы мучился он в поисках истинной силы. Много перепробовал заклинаний, много талисманов. Все они, конечно, давали ему силу. Но магия, она на то и магия. Она позволяет человеку творить многое, не давая, при этом ему сровняться с Богами. Тем временем, стали силы Басарга во много раз превышать силу любого из смертных. Но ему и этого было мало. Он хотел быть равным богам. Сам захотел стать богом.
  Старуха снова закашлялась и при этом мелкие брызги слюны оросили мое лицо. Я брезгливо поморщился. Она же, как ни в чем не бывало, продолжила:
  - В те времена нашлись добрые люди. Серьезно ли, в шутку ли, никто уже сейчас не скажет, да только подсказали ему, что сила божественная сокрыта в трех камнях, что Перуну, Велесу и Даждьбогу принадлежат. Тот, кто сможет выпустить ту силу из камня, станет владеть ею. Вот только выпустить ее наружу ни одному человеку не под силу. Но Басарга это не испугало, ибо был он уже в те времена намного сильнее любого другого человека.
  Ведунья замолчала. Ее глаза смотрели на языки пламени то и дело вырывающиеся из печи. Она о чем-то думала. Я не стал ей мешать. Не и самому хотелось обдумать услышанное. Конечно это всего лишь легенда, но легенды всегда приятно слышать. Старые предания навевают на нас какую-то легкую романтическую грусть по тем временам, которых возможно никогда не было и, скорее всего, и не будет.
  Старушка, словно вспомнив обо мне, встрепенулась. Она посмотрела на меня, желая убедиться в том, готов ли я слушать. Я был готов. Она кивнула и продолжила свое повествование.
  -Камни те были не спрятаны и лежали на трех великих статуях. Все люди знали, где они и все почитали их. Никому и в голову не приходило их красть. Зачем? Ведь боги и так дают им все, что необходимо. Басарг же под покровом ночи забрал камни и отвез в свой замок на горе. Разгневались боги за это. Напустили они на людей засуху страшную. Много тогда невинных людей умерло от болезней страшных. Стали люди искать камни, чтобы вернуть на место. Но так и не нашли их. Никто и подумать не мог на Басарга, так как слыл он очень порядочным и добрым человеком. Всегда он помогал страждущим и плату за это не требовал. Он, надо сказать, и сам принимал участие в поисках камней, да советы давал разные. Вот только правды-то никому не раскрыл. Уж больно хитрый он, Басарг-то.
  В те же времена посватался Басарг к одной девушке. Уж очень она красива была да чиста. Сам же он тогда был уже далеко не юнцом. Он чувствовал приближение старости. А может, это зло обдавало его изнутри замогильным холодом. Так или иначе, стало ему одиноко да жутко в своем огромном замке. Вот он и решил найти себе жену, тихую и покладистую. Чтоб боготворила его да о тайнах помалкивала. Выбрал Басарг девушку бедную и скромную. Приглянулась она ему и не только за тихий нрав - красотой девица слыла неописуемой. Один ее взгляд покорил Басарга. Он возжелал во что бы то ни стало завладеть ею. Он не остановился бы ни перед чем. Но все же решил начать с простого предложения родителям девицы. Отец девушки - наивная душа - с радостью отдал ее богатому и солидному жениху. А вот голубка-то замуж за Басарга не хотела, но и противиться воле отца не могла. Отвезли ее, бедняжку, в замок, где сразу принялись готовиться к свадьбе. Там-то, случайно, девчушка и узнала тайну Басаргову. Ещё больше тогда возненавидела она его за кражу божественную и за смерти невинных на его душе лежащие. Стала она отца молить, чтоб отказался он от затеи своей неразумной, да не смогла убедить его, горемычного. Уж больно он верил Басаргу-злодею.
  Старуха снова закашлялась. Теперь сильнее прежнего. Мне на мгновение даже показалось, что она сейчас задохнется. Ведунья встала и подошла к печи. На скамейке рядом с печью стоял небольшой глиняный кувшин. Старуха приложила его к губам, тонкая темно-зеленая струйка потекла у нее по подбородку. Сделав глоток, она поставила кувшин на место. Я заметил, что кашель ее мгновенно прекратился. "Надо будет потом спросить, что это за жидкость", - подумал я.
  - Наступил долгожданный день их свадьбы, - продолжила старуха свой прерванный рассказ. - Созвали гостей со всей округи. Много там народу собралось...Неизвестно, что случилось на свадьбе. Известно только, что невеста сбежала из-под венца. Когда же ее нашли, то она стояла в огромной зале на низеньком порожке окна, а перед ней лежала пропасть. Где-то далеко внизу, бурля и громыхая, текла горная река. На шум вбежавших гостей девица обернулась, и все ахнули, увидев в ее руках украденные камни богов.
  - Ты забрал у меня самое дорогое, а я заберу у тебя, - крикнула она Басаргу. И эти слова запомнила история. Он лишь засмеялся. В гневе девушка произнесла страшное проклятие. Она обрекала всех людей, не внявших ее слезам на страдания и немилость Богов, а самого Басарга на вечные муки. Не знала тогда девушка, что камни выполнят ее последнее желание. Она прокляла всех и бросилась в пропасть вместе с камнями. Как только камни коснулись ледяной воды, волшебство свершилось. Проклятье воплотилось в жизнь, а та река навеки стала мертвой. Все живое гибнет от её воды, все мертвое разрушается. Её нельзя пить, ей нельзя даже помыть котелок. Она разрушает все, - тут старушка заметила, что немного отвлеклась от основной идеи своей легенды. Она поспешила поправиться. - И вот с тех самых пор люди не знают божьей милости. Они просят богов о помощи, но те не слышат их. Мы забыли язык Богов, и Боги стали немы. Нас мучают неурожаи и голод. Мы предоставлены только самим себе. Мы представляем себе, что живем по законам божьим, но все больше удаляемся от них. За эти шесть тысяч лет многое в мире изменилось. Появились большие города и сложная техника, но это все лишь удаляет нас от Богов. Почти весь мир забыл об их существовании. Только в краях, что к востоку отсюда, люди еще помнят имена Богов. Они верят в них и живут согласно заповедям.
  - И что "Боги" им помогают, - я постарался сдержать сарказм, чтобы не обидеть старушку. Легенды легендами, но ударяться в религию я не собираюсь.
  - Теперь Боги вмешиваются в нашу жизнь очень редко, - только и ответила старушка. Она задумчиво глядела на Стефанию. Девушка, казалось задремала, положив голову на сложенные руки.
  - А что сталось с Басаргом? - спросил я.
  - Басарг и до сих пор живет в своем замке. Проклятье сделало его бессмертным. Вечным мучеником этого мира. Каждый день он страдал больше всех живущих, но ни на день не прекращал поисков камней. Он жаждал найти их вновь и сделаться властелином мира. Попутно Басарг изучал все, что касалось магии и камней. Его мощь постепенно возрастала. Но коль скоро он становиться сильнее, тем слабее становиться мир. Люди и животные умирают. С каждым днем все больше земель превращаются в каменную пустыню.
  - Он нашел камни?
  Во мне начинало просыпаться любопытство. Эх, все-таки люблю я фантастику!
  - Говорят, что два камня Басарг хранит в своем замке, но один он так и не смог отыскать. Если Басарг найдет последний камень и откроет его силу, то вся жизнь на Земле погибнет.
  - Ну, так его надо как-нибудь убить. Есть же, наверное, способ?
  - Способ только один. Нужно снять заклятие.
  - И как же его снять?
  - Предание гласит, что история повториться. Дева исправит свою ошибку. Басарг умрет, а людям возвратится милость божья.
  Я замолчал. Легенда, хоть и была несколько фантастична, все же заставила что-то в моей душе зашевелиться. Я представлял себе Басарга, представлял девушку, но никак не мог понять, что же могло толкнуть ее на такой отчаянный и страшный поступок. Неужели только свадьба? Но колдунья сказала, что на свадьбе случилось что-то, что заставило девушку убить себя. Басарг отнял у нее что-то дорогое. Что же это могло быть? Вдруг внезапная мысль вырвала меня из глубины океана дедукции.
  - Стефания - та девушка? - почти крикнул я, обращаясь к старушке.
  Она снисходительно кивнула и поставила передо мной чашку горячего отвара.
  - Да. Стефания снова пришла в наш мир. Значит, настало время и Богам вернуться к нам. Но ты попей отвар и иди отдыхать, после прогулки по болотам не мудрено и лихорадку подхватить.
  Я не стал спорить. Меня действительно уже давно колотило, хотя я и не был уверен, что это из-за лихорадки. Я выпил залпом всю чашу и почувствовал, как расслабляются мои мышцы. Глаза стали закрываться. Ворожея помогла мне встать и уложила на широкую скамью, на которой лежал толстый тулуп. Я и не заметил, как заснул. Последним моим воспоминанием была Стефания, низко склонившая голову над столом.
  Проснулся я не так рано, как хотелось. Я, вообще, обычно не просыпаюсь раньше полудня, но в этот раз надеялся пересилить себя. Не вышло. Стук расставляемой на столе посуды вырвал меня из объятий сна. Не помню, что именно мне снилось, но это было что-то приятное. И по этой причине увидев маленькую темную избушку ворожеи, я ужасно опечалился, если этим словом можно описать крайнюю степень моего негодования. Какого черта я здесь делаю? Погуляли, и хватит! Пора собираться домой.
  - Как хорошо, что ты сам проснулся, - сказала старушка, увидев, что я пошевелился. - А то мы хотели уже тебя будить.
  "Только бы попробовали" - подумал я. Да, настроение у меня как нельзя лучше.
  Стефания уже сидела за столом, терпеливо дожидаясь, когда хозяйка жилища нальет ей какую-то похлебку. Вид, надо сказать, у этой похлебки был не очень. Но я не стал заставлять себя уговаривать. Как-никак, а привередничать в гостях не красиво! Мы позавтракали спокойно. После еды мое настроение слегка улучшилось, но я все равно желал немедленно отправиться домой.
  За завтраком я заметил, как Стефания ожидающе поглядывала на ворожею. Но та молчала. Когда мы все поели, она, не торопясь, убрала со стола и только потом, многозначительно взглянув на меня, села с деловитым видом на стул за противоположной от меня стороной стола и сказала:
  - Олег, мы должны сказать, что позвали тебя не случайно. Нам нужна твоя помощь. Более того, помощь нужна не только Стефании или мне, помощь нужна всем людям, живущим сейчас на Земле.
  И тут я не выдержал. Эти слова были произнесены с такой торжественной серьезностью, что неудержимый смех как-то самопроизвольно вырвался из моего организма. Девушка и старуха удивленно уставились на меня, а я не мог остановиться.
  - Что за глупые розыгрыши? - я пытался унять слезы, выступившие от смеха на моих глазах, но всё безуспешно. - Вы бы еще сказали, инопланетяне спустились на Землю, и я единственный, кто может их остановить.
  Женщины не поняли моего тонкого юмора. Они продолжали серьезно на меня смотреть. Это только еще больше рассмешило меня. Тут Стефания вскочила и дала мне такую пощечину, что я сразу пришел в себя.
  - Бабушка, неужели ты веришь, что мне нужно идти именно с этим... - она не договорила, пытаясь подобрать слово помягче. Но такого слова у нее не нашлось. Стефания просто села на свое прежнее место и опустила лоб на сомкнутые в замок ладони. Я недоуменно смотрел на нее, потирая горящую щеку. Тяжела же рука у этой девицы! И чего она вообще так вспылила? Кстати, а куда она собралась со мной идти? Вот я с ней никуда не собирался.
  - Так, - сказал я со всей возможной сейчас серьезностью. - Давайте разберемся. Отсюда я пойду только к себе домой и никуда больше.
  - Домой ты пойдешь только тогда, когда выполнишь все назначенное тебе, - перебила меня старуха.
  Я захлебнулся от возмущения. Эта чертова колдунья считает, что может мне что-либо приказывать! Да, даже мой бывший начальник себе такого не позволял!
  - И кто это мне что-то назначил? Уж не вы ли?
  - Назначили Боги, - ответила она спокойно.
  - Боги! Что за бред? Я - атеист! И мне ваши Боги не могут приказывать.
  Стефания снова вспыхнула, но на этот раз воздержалась от рукоприкладства. Как, оказывается, ее легко вывести из себя. Чего нельзя сказать о старой колдунье. Она была само спокойствие.
  - Веришь ли ты в Богов или нет, но они существуют. И они указали нам на тебя, Олег.
  - Что это вдруг они стали на меня указывать? - не мог угомониться я. - Ну сами посудите, что за бред? Только совершенно не цивилизованный дикарь может поверить в такую блаж. Попросите их, пусть они укажут вам на кого-то другого! На земле полно народу живет, пусть хоть в каждого тычут своими пальцами, лишь бы меня не трогали.
  Ответом мне была спокойная, матерински поучительная речь старухи:
  - Ты, Олег, происходишь из очень древнего рода - рода охотников на змей. Такие охотники могут справиться с любым зверем. И сейчас ты единственный представитель данного рода.
  Тут у меня просто пропал дар речи. Какие охотники? Какие змеи? О чем, вообще, говорит эта женщина? На дворе уже давно не каменный век. Я и змей-то ни разу в жизни не видел. Более того, готов поставить все, что угодно, на то, что и мой дед змей в глаза не видел. Да и прадед, наверное, тоже.
  - Да, что ты с ним церемонишься. Этот олух, - Стефания, наконец-то, подобрала слово, отлично характеризующее, по ее мнению, меня, - даже свою лень победить не может, не то, что уж змею. Я пойду одна. Больше толку будет.
  - Ни куда ты одна не пойдешь! - я сам не ожидал, что скажу это. Она умудрилась задеть мою мужскую гордость, и я, как потом ни раскаивался, решился идти с ней, куда там ее не понесет. Придет время, и я ей докажу, что звание "олух" не для меня!
  Обрадовавшаяся такому удачному стечению обстоятельств, ворожея тут же начала разъяснять мне план действий. От меня требовалось не очень много. Я всего лишь должен был помочь Стефании найти третий камень. Да-да, тот самый камень, который не нашел Басарг. Стефания, оказывается, решила повторить историю опять. Но нужен третий камушек. Не знаю, откуда, но женщины узнали, что он спрятан в Змеиной горе. И все вроде хорошо, но вот без короны Змеиного короля его не отыскать. А победить Змеиного короля может только лучший охотник на змей. Ну, или хотя бы его дальний потомок. Вот, собственно, зачем я им нужен. Как говорится, добудь камень и шагай на все четыре стороны.
  Многое в их "плане" меня насторожило. Вообще, он был, мягко сказать, не логичен. С другой стороны, а что я хотел? Они же женщины. Что с них брать? Много позже я, конечно, не раз пожалею о своем решении, но моя задетая гордость все еще не успокоилась, и я согласился им помочь.
  - Ну, раз такое дело, может, хоть оружие мне какое-нибудь выдадите?
  Женщины переглянулись.
  - Как же я могла забыть, - Ворожея принялась копаться в своих сундуках, вытаскивая поочередно всякий никому не нужный хлам. Наконец, она нашла то, что искала. Старушка протянула мне довольно увесистый кинжал с широким блестящим лезвием. Рукоять его была усыпана мелкими темно-красными камнями, так что складывалось впечатление, будто она забрызгана кровью. Кроме них на рукояти имелись и голубоватые прозрачные камни разных размеров. Они так же были рассыпаны в случайном порядке и казались застывшим слезинками. Несмотря на свое, по всей видимости, долголетние заточение на дне сундука, он был острым. Не просто острым, а острейшим. Я не успел взять его в руки, а уже порезался. Сталь, из которой было изготовлено лезвие кинжала, была превосходной. Она словно сияла. Клинок был испещрен уникальными узорами, которые металл получает во время закалки. Кинжал был прекрасен, но... Но всё же меня мучило легкое сомнение.
  - А чего-нибудь более существенного у вас нет? Скажем, так пистолета или хотя бы ружья? Всё-таки на охоту идем.
  - Не на охоту, а на битву, - поправила меня старуха. - А битва должна быть честной. Жертва, убитая в бою, должна быть заслужена кровью и потом. Ты должен страдать вместе с жертвой. Чувствовать, как прекращается ее дыхание, как ее сердце замирает. И видеть, как потухают ее глаза. Только тогда победа будет считаться заслуженной, честной и святой.
  Её слова всколыхнули что-то в моей душе. И это что-то, отчасти навеянное романтизированными героическими фильмами, заставило меня согласиться. Мы не стали надолго оставаться у ворожеи. Надо было собираться в путь.
   - А ведь вы не просто знахарка, так? - заметил я, когда мы выходили из домика.
  Домик был окружен высоким деревянным забором, отгораживающим его от леса. Забор был построен из собранных в лесу веток. На концах кольев тут и там покачивались иссохшие черепа животных. Небо затянули темные тяжелые тучи, сквозь тонкие просветы между которыми пробивались одинокие лучики ласкового солнышка.
  - Да. Ты прав. В народе меня называют совсем иначе, - с таинственной улыбкой, достойной Джоконды, согласилась старушка.
  Неожиданно для себя я услышал детский смех. Сначала мне пришло в голову, что это просто игра воображения. Но смех повторился. Не понимаю, почему меня так испугал это смех. Я пошел по направлению звука. Он шел из-за дома. Старушка и Стефания, молча, следовали за мной. За домом мне открылось удивительное зрелище. Примерно двадцать детей разного возраста резвились на свежем лесном воздухе. Я оцепенел.
  - Откуда здесь дети?
  - Я их собирала, - старушка пожала плечами.
  - Вы живете в лесу и собираете детей? Зачем?
  - А ты как думаешь? - Старушка озорно подмигнула мне. - Недаром, наверное, меня зовут Бабой Йогой.
  Большой тошнотворный комок подступил к моему горлу. Неужели вчерашняя вкуснейшая похлебка была на нежном мясе детей!
  - Отпустите немедленно детей или ... Или я отказываюсь участвовать в ваших путешествиях!
  Баба Йога удовлетворенно кивнула. Она с уважением посмотрела на меня, но сказала совершенно не то, что я хотел услышать.
  - Твое рвение похвально, но детей я всё же не отпущу. Да не кипиши ты! - отмахнулась она от моих уже нахлынувших возражений. - Не ем я их. Сироты это. Не кому о них позаботиться, вот и собираю я их по всему миру. Чтоб росли у меня. Не хочу я, чтоб потомки Рода Великого просто так умирали, не пожив ни капли. Многих я так вырастила, вот и Стефанию тоже.
  - Так вы приют, что ли устраиваете? - спросил я, не веря своим ушам. - А как же...
  - Да слухи это все пустые. Никто ж не знает, зачем я детей забираю. Вот и болтают.
  - А что ж вы не расскажете правду?
  - Расскажу, не поверят. Люди верят только в то, во что хотят. Что им интересней. А интересней им сплетни придумывать, да в грязном белье копаться. От того, что узнают толку не будет, а вот хуже может стать.
  Старушка ласково помахала рукой, и все дети разом ответили ей тем же. Баба Йога засмеялась. И я могу сказать откровенно, что никогда раньше не видел такой искренней и доброй улыбки, как у этой старухи.
  Неожиданно вспыхнула молния, и весь лес содрогнулся от грома. Дети завизжали (я не понял от удовольствия или от страха), и через секунду на поляне уже никого не было. Еще через секунду начался ливень.
  - Отлично! Придется отложить наш поход.
  Не знаю, расстроился я или, наоборот, обрадовался, но ответом мне было следующее:
  - Не надо ничего откладывать. Дождь - предвестник благополучного пути.
  - Ага. И чем сильнее дождь, тем благополучнее путь, - усмехнулся я, поеживаясь от того, что холодные капли упали мне за шиворот. Уже через час ворожея вывела нас на восточную опушку леса, откуда я пошел навстречу неизвестности в сопровождении легко раздражимой полоумной дикарки. Не самая лучшая компания, но что поделаешь?

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"