Усманова Александра Рустамовна: другие произведения.

Кавалеры ордена зелёных абрикосов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.57*10  Ваша оценка:


Кавалеры ордена зелёных абрикосов


***


Худой и долговязый. Ты был таким всегда. И всегда был "четырёхглазым", но твои ноги помнят топографию двора, и ты уверенно шагаешь по полоске асфальта между двумя пятиэтажками, на автопилоте минуя выбоины с колдобинами, кочки и ямки, вечные и неизменные, как бабушки на лавочках. А вот ещё одни завсегдатаи мира двора - дети: старшие гоняют мяч, младшие - копошатся в песке, а подростки, бросив велосипеды, режутся в карты.
И вдруг всё, словно по волшебству, переменилось. Двор вымер. Его оккупировали коты, вольготно разлегшись на солнышке, не опасаясь, что оруще-ревущая орда о тысяче рук, ног и глоток походя сметёт их с лица земли.
Ты верно время подгадал, явившись аккурат в тот час, когда вожди краснокожих удалились в свои вигвамы, вкушать похлёбку из кореньев и жаркое из мяса бизона. Поэтому никто не увидит, что произойдёт. Или не произойдёт...
Или увидит?
Ты давно услышал легкие шаги и дыхание за спиной, но не сразу обратил на это внимание. Крик "Стой!" полоснул по ушам, но рот уже наполнился неповторимым вкусом зелёных абрикос, очки свалились с носа, а рука рефлекторно вылетела вперёд, чтобы поймать их на полпути до земли.
Вот только рука двигалась медленно, словно во сне, увязая в кисельно-густом тумане. И очки не спешили брызнуть стеклом о каменную землю футбольного пятачка, почти застыли в воздухе, падали медленно, окрашиваясь в розовый, оранжевый, бледно-зелёный цвета, пока не стали ярко-янтарными.
Эхо женского крика ещё отдаётся в ушах, но белёсый туман поглощает всё вокруг - отсекая звуки, запахи, образы, мысли.
Как долго это продолжалось, ты не знаешь, и приходишь в себя, когда худая, загорелая почти до черноты, исцарапанная рука ловит очки. Но только когда ты пытаешься надеть их, понимаешь, что, во-первых, ты уже в очках, а во-вторых, как не старайся, взрослые очки не водрузишь на детский нос. Вот так всегда! Ты каждый раз забываешь, что меняешься только ты сам и твоя одежда, очки - никогда.
Шелест прибоя в ушах уступил место гулким ударам сердца, звукам собственного дыхания, а ещё ты услышал дыхание другого человека. Ты знаешь имя того, кто стоит рядом, улыбаешься и не спешишь оборачиваться.
Память тряхнула ковром воспоминаний, разворачивая туго свёрнутый рулон. Тканый узор под пальцами шершавый, рельефный. И краски не выцвели, как недавно казалось, не потускнели - запылились слегка. Всего-то.


1.


Десять лет. Им всем - десять лет. Ему - Юрику - Мишке и Ленке, закадычным друзьям. Юрик с Ленкой и раньше дружили, но теперь стали просто не-разлей-вода, и никто не может пропеть дразнилку про "тили-тили-тесто", не получив за это подзатыльник от щедрого Мишки. Ведь "тили-тестать" - это его почетная роль и обязанность.
Однажды они как-то разом заболели индейцами. Томагавки, бизоны, апачи, команчи заполнили умы и сердца. А как только потеплело, они смастерили себе луки со стрелами и уходили "выходить на тропу войны".
Поначалу Юрик переживал, ведь для меткой стрельбы нужен зоркий глаз, но потом успокоился, потому как промахивались индейцы одинаково дружно, невзирая на "зрячесть" и "слепоту". И чему удивляться? Луки сделаны из первых попавшихся веток, на месте тетивы скрученная втрое капроновая нить. Стрелы - условно прямые, на один конец набиты гвозди без шляпок, на другой - примотаны ниткой два-три голубиных пера. Но всё равно они с упоением стреляли по мишеням, попадая в белый свет, как в копеечку, и с громкими кличами бегали по лесу.
В один из "индейских" дней всё и произошло.

2.


Мишка и Ленка расстреляли все стрелы, вооружен ты один.
- Гляди! - крикнула Ленка.
- Стреляй! - выпалил Мишка.
Ты стрелял навскидку, не видя, во что целишь, посылая стрелу туда, куда указывали пальцы друзей.
На землю шлёпнулось маленькое тельце.
Вы спросите, как можно убить из такого лука такою стрелой? На это нет ответа.
У твоих ног лежала смерть. Её можно рассмотреть, к ней можно прикоснуться. А потом - засмеяться, заплакать или закричать. И устроить похороны существу, которое ты подстрелил. Ибо это не зверь - существо. Маленькое, навроде белки. Только вот синих белок не бывает.
- Кто это? - охает Ленка.
- Кто это? - вторит ей Мишка.
- Не знаю, - отвечает твой голос.
Ты приседаешь, берёшь его в руки, и понимаешь: существо живо.
- Что теперь делать? - спрашивает Ленка.
- Забрать домой и лечить, - чётко произносишь ты, зная, твои друзья тоже чувствуют это - запах картошки, жареной с луком; вкус земляники, дождь на губах...

***


- Успела!
Ленка! Это всё-таки она шлёпала за спиной, догоняя тебя. И догнала.
Твоё лицо расплывается в глупейшей улыбке, ведь на тебя глядит девчонка с вечно поцарапанными руками и ободранными коленками. Вы смеётесь, обнимаетесь и вздрагиваете, слыша громкое:
- Тили-тили-тесто, жених и невеста!
Взрослый бросает в рот зелёный абрикос, морщится, когда терпко-кислый вкус бьёт по языку и нёбу, на миг скрывается в белёсом тумане, выходит оттуда мальчишкой, становится "в позу" и декламирует старый Ленкин стишок.
Привет, благословенная пора,
Ужасно вкусных
Абрикос зелёных!

Теперь уже трое обнимаются и скачут, как тогда, когда взамен на обещанье, получили этот дар.
Каждый раз, съедая зелёный абрикос, они могут вернуться в любой день десятого лета своей жизни.
Ты поддёргиваешь шорты и говоришь:
- У нас есть двенадцать часов.
Ты говоришь:
- Вы всё взяли?
Ты говоришь, но тебя перебивают.
- Кончай трепаться. Пошли.
Но разве в десять лет существует такое слово: пошли? Есть только: беги, лети, жми! И они мчатся на первой космической, хватают маршрутку за "хвост", припадают к стеклу на задней площадке и подпрыгивают вместе с автобусом.

3.


Лес. Знакомая поляна. Они не были здесь двадцать лет, но помнят всё так, словно это случилось вчера.
Трое детей играли в индейцев. Они подстрелили загадочное существо. И решили помочь ему. Но как это сделать? Просто вынуть стрелу - недостаточно.
Синяя белка открывает глаза и видит существ, что стоят голова к голове. Они тёплые. Их мысли пахнут весельем. Сочувствие и доброта струятся из них голубыми и зелёными лентами. Оно знает, что рана - пустяшная, не стоящая переживаний, приоткрывает свой крохотный ротик, но не издаёт ни звука, а слетает с рук Юрика, сложенных лодочкой, зависает в воздухе и начинает меняться. Дети жмурятся, не в силах вынести яркое рыжее сияние, которое уносит их в белый, плотный туман.
- Где мы? - спрашивают дети.
- Кто ты? - спрашивают они.
- Ты - инопланетянин?
Любопытство. Это чистой воды любопытство. Ни враждебности, ни страха. Странные существа. Детёныши тех, что преследовали его через два континента, уничтожили его аппарат и вынудили скрываться в этом вот теле.
Что с ними делать?
- Ничего не надо делать, - говорит один из них.
Они что, понимают, о чём думает статрис?
- Тебя Статрис зовут? Меня - Юрик, это вот Мишка и Ленка. Слушай, ты извини за стрелу. Я не хотел тебя ранить. Честно.
- Мы можем помочь? - спрашивает детёныш Ленка.
Мне надо домой. А статрикс - так называется мой народ. Имя моё Сссхааассх.
- Как нам помочь тебе? - говорит третий. Мишка.
Вы нарушили целостность этой оболочки, соткать себе новую я не могу, как не могу долго поддерживать свою первичную форму на вашей планете. Мне надо домой. Мне надо подумать...
А потом Сссхааассх улыбается, расцвечивая туман розовым, голубым и зелёным.
Я вам кое-что дам. А вы обещайте, что день в день лет через... двадцать принесёте мне большой ананас, три верёвки, длиной... десять метров и толщиною... пять миллиметров каждая, материнку - любую, но лучше самую новую и пять литров обойного клея.
- Хорошо, - говорит Юрик. - Понятно. А материнка - это такие цветы?
Нет. Вы скоро узнаете, что это. Обещаете?
- Обещаем. Только... как бы нам всё это не забыть.
Не забудете. Это вам я обещаю.
Но двадцать лет подряд, возвращаясь в прошлое, они не помнили об этом обещании, и слава богу! Ленка точно бы свихнулась от любопытства. А недавно им троим приснился разноцветный туман, а так же верёвка, клей, плата и ананас. Всё стало на свои места. Пришло время, пришло понимание. Конечно же, Сссхааассх показывал не материнку, но нечто очень близкое, и материнка может это заменить. И потому они впервые за много лет отправились "назад" втроём, стартуя с родного двора.

***


- Слушайте, - говорит Мишка, - а вы не догадываетесь, зачем ему верёвка, клей и ананас?
- И материнка, - роняет Ленка. - Не знаю.
Ты усмехаешься. Она по-прежнему любит точность во всём. Мотаешь головой и признаёшься:
- Не, не знаю.
- А как мы его найдём? Об этом мы тогда не спросили, а сейчас уже поздно.
Но знакомый туман обнимает вас, словно старинный друг, и вы слышите:
Вы всё же пришли. Не ожидал. Думал, бросите старика.
Вам чудится бархатное прикосновение иронии, вы улыбаетесь, забывая про все неприятности своей взрослой жизни.
- Мы всё же пришли, Сссхааассх. И принесли всё, что просил. Но зачем тебе такой странный набор?
Туман смеётся, вспыхивая разноцветными звёздочками.
Чтобы вернуться домой. Я же вам говорил. Давайте клей и верёвку.
У тумана появляются руки, множество рук и быстро сплетают сеть с ячейками разного размера.
Клей наполняет их, на глазах застывает тоненькой плёночкой, что пружинит, не рвётся и не крошится под пальцами статрикса.
Материнку.
Материнская плата занимает место точно по центру, заливается клеем, и получается сфера, которая быстро наполняется туманом. Перед детьми остаётся рука. Она просит последнее.
Ананас.
- Вот, пожалуйста.
Как это вкусно, мурлычет Сссхааассх, и туман внутри сферы взрывается золотом.
И сеть исчезает.

***


Ты хохочешь и хохочешь, не в силах сдержать ликование, рядом заливаются смехом двое твоих друзей, когда на поляне появляется тройка "индейцев", и смех умолкает.
Близоруко моргает мальчишка, протирая очки рубахой, настороженно щурится крепыш и выжидательно смотрит девчонка. Она первая сообразила - они первыми сообразили - и ждут, когда это дойдёт до мальчишек.
До мальчишек не доходит. Девочки переглядываются и подмигивают друг другу.
- Кавалеры, - произносит Ленка-индеец.
- Кавалеры, - подхватывает вторая.
- Ордена, - в унисон произносят Мишки, расплываясь в одинаковых щербатых улыбках.
И ты улыбаешься, глядя на своего двойника, киваешь ему, и вы заканчиваете фразу, выкрикивая во весь голос:
- Зелёных абрикос!
"Индейцы" улюлюкают, хлопая ладошками по рту, и вы присоединяетесь к ним, вспоминая, погружаясь, растворяясь в прошлом. Скоро оно выбросит вас на берег настоящего, и вы снова станете тридцатилетними мужчинами и женщиной, но пока вам всего десять, и майский день длится целую вечность, и нельзя потерять ни одного мгновения этой вечности.
- Побежали!



Оценка: 4.57*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"