Уставший Кривич: другие произведения.

Ребенок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У этой пьесы интересная, примечательная история, она не хотела исчезать в небытие, она, как выяснилось, очень хотела жить. В 1986-87 году автор отослал её в журнал ·УралЋ и получил оттуда прямо-таки неожиданный ответ. Единственная причина в отказе публикации вашего произведения имела место: Журнал не публикует драматургию. Не хочу сказать, что это крепко уж окрылило, но определённое удовольствие доставило. Автору посоветовали напрямую обращаться в какой-нибудь театр, советчиком была мама его хорошего приятеля, который в дальнейшем вляпался в серьёзный криминал и судьба у него трагическая... Вспомнить это важно, потому что, если бы не он, автор не знал бы его маму, знакомство с которой связано с жизнью этой пьесы. Женщина ну просто изумительная по своей красоте, поверьте, автор разбирается в этом, вкус у автора был и есть. Она в молодости мечтала стать актрисой, играла много ролей в студенческом театре Пермского университета и была знакома с Марком Захаровым, который в то время ещё не был главрежем Ленкома, а проживал, как и она, в Перми и приобретал опыт режиссуры в студенческом театре. У неё сохранилась фотография, где Захаров стоит во весь рост, прямо отметим, мужчина хоть куда, красавец, Апполон, почти такой же, как автор Ха-ха -ха! А она красавица, блондинка, не крашенная, лежит около его ног. Совет был вполне разумный: послать пьесу в Ленком, вложив в неё фотографию её с Марком Захаровым. Она предполагала, что на это будет обращено внимание сотрудников литотдела и рассчитывала, что они доложат лично Захарову, и это может сыграть положительную роль при решении о дальнейшей судьбы пьесы. Продолжение неизвестно, в том смысле, докладывали Захарову, или нет, но фотографию не вернули, в культурно-вежливой форме послали автора на ...й, не подумайте, что в рай. Автор отнёсся к этому с пониманием - он не ·Бернард ШоуЋ, не ·ОстровскийЋ и драматургия такого театра, как Ленком, давно укомплектована. Процесс остановился. В 1989 году, автор покинул гостеприимную Сибирь и решил вернуться в родные пенаты. У автора было много друзей из разных слоёв общества, многих посадили в места ·не столь отдалённыеЋ, кто-то спился, строя коммунизм, были и такие, кому лоб зелёнкой намазали, но не всё так мрачно, среди друзей находились и находятся очень даже приличные личности. Один из них был Юра Корниец, работал он в то время в ДК на Ваське. В молодости автора в том ДК отплясывал весь Питер, и раскованные девочки считали модным приходить туда без трусиков, Камасутру никто не знал, а когда узнали, оказалось, что и без неё нормально ·камасутрилиЋ Но вернёмся к Юре, у которого была масса знакомых в любительских театрах, желающих раскрыть свои таланты на подмостках ДК. Юра прочитал пьесу и поплыл от восторга, автору тут же последовало предложение осуществить озвученный сюжет на сцене. Предложение было принято, проходит несколько месяцев - и тишина. Автор скромно интересуется у Юры: ·Юрочка, дорогой ты мой продюсер, как там наши герои - репетируют?Ћ Юра мнётся, словно целочка, а потом, краснея и бледнея (автор, случалось, бывал жёстким) выдавливает из себя, что он или потерял пьесу, или кому-то отдал, но не помнит кому, а, может, в доме где-то запрятал, но найти не может, вообщем, пьесе пришел форменный пи...ец! Автор был в отличном настроении, да и внутренне изменился к тому времени, о чём Юра не знал и поэтому оттягивал признание до конца. Всё решилось просто - сели жахнули по 200 с прицепом, потом добавили, два по 200, 200 вместе. Автор говорит: ·Юра, не ссы в бутылку, жизнь х..ня, и пьеса такая же х..ня, ни о чём не переживай - забылиЋ. Через некоторое время Юра умер от рака. Эта смерть имеет только косвенное отношение к ·приключениямЋ пьесы, но всё равно вспоминать приходится. В то же самое время, когда у Юры исчезла пьеса в неизвестном направлении, у автора намечались кардинальные изменения в жизни, доченька автора находилась в зачаточном состоянии и в ближайшее время собиралась встретиться с папочкой, автор ждал этой встречи, и не напрасно, когда человечек появился, первым делом он обрадовался, что у него есть такой папа, как автор. И автор старался делать всё возможное для этого человечка, чтобы у него работали извилины в правильном направлении, когда девочка подросла и было ей 15 или 17 лет, она решила навести порядок в шкафу, в который годами никто не заглядывал, там у автора хранились документы и бумаги, нужные и не очень, о которых вспоминать не было повода. Доченька достаёт оттуда большую общую тетрадь и говорит: ·Папа, ты помнишь, рассказывал мне о пьесе, которую дядя Юра потерял?Ћ Автор ответил - помню. Доченька с гордостью говорит: ·Вот онаЋ и показывает автору пьесу в рукописном варианте в большой общей тетради. Честно признаюсь, был не только удивлён, но и по-настоящему потрясён. А моя маленькая леди продолжает: ·Папа, вспомни, что Воланд говорил: Рукописи не горят.Ћ Автор вспомнить-то вспомнил, но, наверно, время не пришло, толчка не последовало, желание пожить в образах не появилось. И вот совсем недавно на электронную почту автору приходит письмо с одного литературного сайта, потом с другого с предложением сотрудничать, и в

  Всем родившимся под знаком зодиака ЛЕВ. Всем львам и львицам. Всему львиному прайду - Посвящается.
  
  ДРАМА В ЧЕТЫРЁХ ДЕЙСТВИЯХ
  Действующие лица.
  1. Владимир - 30 года.
  2. Лида - 26 лет.
  3. Вера - 27лет, сожительница Владимира.
  4. Света - 28 лет, двоюродная сестра Лиды.
  5. Галя - 20 лет, родная сестра Владимира.
  6. Анна Андреевна - мать Владимира и Гали
  7. Елизавета Петровна - хозяйка дачи.
  8. Павел Гаврилович - муж Елизаветы Петровны.
  9. Первая мед. сестра - выдающая справки родственникам.
  10. Вторая мед. сестра - принимающая передачи для рожениц.
  11.Третья мед. Сестра - работающая в родильном отделении.
  12. Первый мужчина - с передачей для жены в роддоме.
  13. Второй мужчина - сидящий за столом в вестибюле, сын пожилой женщины.
  14. Третий мужчина - ходящий по вестибюлю.
  15. Пожилая женщина - мать второго мужчины.
  16. Врач - работающий в родильном отделении.
  17. Двое мужчин и женщина, сидят в вестибюле роддома, в разговоре не участвуют.
  Действие первое.
  Комната Владимира в квартире, где он живёт с матерью и сестрой.
  Действие второе.
  Дача, где отдыхает Лида вместе со своей двоюродной сестрой Светой.
  Действие третье.
  Там же, где и первое.
  Действие четвёртое.
  Вестибюль роддома.
  
  Действие первое (описание)
  
  На сцене комната Владимира. В глубине большое окно, выходящее на улицу, слышно, как за окном время от времени проезжает транспорт. По обстановке в комнате сразу видно, что здесь живёт холостяк. Справа около стены расположена софа, в головах торшер, в ногах на небольшой тумбе музыкальный центр. Посреди комнаты небольшой низкий стол в окружении двух кресел, слева посреди стены бар, над ним большое зеркало, в углу ближе к окну письменный стол, заваленный книгами и бумагами, над которыми расположились две книжные полки. Комната обклеена светлыми обоями, отчего кажется намного больше своих 20 квадратных метров. На стенах нет никаких современных атрибутов в виде чеканок и абстрактных репродукций, кроме охотничного ружья, память об отце
  Воскресный день - утро. Владимир недавно проснулся, одет в тренировочный костюм, ходит по комнате о чём- то думает. Открывается дверь, расположенная справа ближе к краю сцены, и входит его мать, Анна Андреевна.
  Мать. - (всплеснув руками) Ой, Господи, а насмолил-то, дышать нечем! Я-то думаю, пойду сынульку своего разбужу, кофейку ему сварила. А он-то, он-то. И не противна тебе эта пакость? Дымишь, как чумовоз, весь табачищем провонял.
  Владимир. - Мама, каждый день одно и то же! И не надоело?
  Мать. - Никогда не надоест.
  Владимир. - Сейчас даже женщины курят - цивилизация. А ты, мамуль, застряла в патриархальном обществе.
  Мать. - Тьфу, нашёл чем хвалиться .(с иронией) Цивилизация. Разве это женщины, задрать им юбки, да по голой заднице, розгами. Враз бы отучились курить.
  Владимир. - (улыбаясь) Поэтому, мамочка тебе и власти не дают и юбки никто не носит, что задирать-то будешь?
  Мать. - Мне власть не нужна. Но если узнаю, что Галка курит, выдеру как сидорову козу.
  Владимир. - Бедная Галка, ей надо быстрей замуж.
  Мать. - Типун тебе на язык, пусть институт закончит. Девчонку мне не баламуть. Успеет нарожать, молодая ещё.
  Владимир. - (потянувшись всем телом) Куда бы сегодня сходить? Развеяться немножко.
  Мать. - Маешься, место себе не находишь. (нравоучительно) Жениться, сынок, тебе пора.
  Владимир. - (перебивая, недовольным тоном) Мама, прошу тебя, не вмешивайся в мою личную жизнь. Мне не пятнадцать лет.
  Мать. - А разница какая? Что тогда дурак был, что теперь бог ума не даёт.
  Владимир. - Мама!
  Мать. - (махнув рукой в его сторону) Как мать выслушать, тебя нет. А как нагрубить матери, тут как тут. Хоть немножко уважал бы.
  Владимир. - (возмущаясь) Я когда-нибудь тебе грубил?
  Мать. - А, по-твоему, не слушать мать - это не грубость? Разве я зла тебе желаю? Живёте, как собаки. В мою молодость за такую жизнь с грязью смешали бы.
  Владимир. - (оправдываясь) У нас гражданский брак.
  Мать. - (с иронией) Господи помилуй. Вот придумали, как распутство называть. Брак у него, видите ли, гражданский. Отец твой не слышит, царство ему небесное. Он бы тебе объяснил, какой должен быть брак.
  Владимир. - Жизнь совсем другая, мама, а ты всё с чем-то сравниваешь. Неужели это трудно понять. Сколько можно меня пилить? Когда-нибудь это кончится, хотелось бы знать?
  Мать. - (строго) Женись, тогда и кончится. Верка девка красивая, ну чем не пара? Людям стыдно в глаза смотреть. Все мне говорят: смотри, Анна, Вовка твой всё жеребится.
  Владимир. - (сдерживая грубость) Поменьше во дворе сиди, сплетни собирай. Старухам только и дело, как чужие кости перемывать. А ты их слушаешь. Лучше бы чем-нибудь полезным занялась.
  Мать. - А детей ваших кто растит? Старухи! А вы, неблагодарные...
  Владимир. - Я-то здесь при чём?
  Мать - Вот в том-то и дело. Правду тебе не скажи. А ты, родненький, у меня не один. Галке только двадцать лет, а пример ей с тебя, что ли, брать. Придёт и заявит: буду жить по-граждански, как старший братик. Что делать тогда, скажи на милость? Эх ты, мать в могилу вгоняешь.
  Владимир - Я- то уж точно никуда тебя не вгоню, а вот ты решила испортить мне весь выходной.(разводит руками) Без всякой причины.
  Мать - Да через пять минут всё забудешь, можно подумать, вы матерей слушаете. Сейчас кобылица прилетит, успокоит. А мать тебе зачем? Выростила, больше стала не нужна. (плачет)
  Владимир. - (подходит к матери, обнимает её) Мамочка, ну не плачь. Ну что ты плачешь?
  Мать. - (плача) Внуков хочу.
  Владимир. - Милая моя, я сам детей хочу. Придёт время, будут у тебя внуки, мал мала меньше.
  Мать. - Женись!
  Владимир. - (гладя мать рукой по голове) Подрастёт какая-нибудь "Елена Прекрасная", тогда хочешь, не хочешь, а жениться придётся.
  Мать. - Болтун. Тридцать лет уже, а на уме одни шуточки. Хоть раз по-серьёзному мать послушай.
  (звонит звонок в квартире)
  Ой, наверно, Марья Ивановна пришла. Отпусти меня.
  (Мать отстраняет руки Владимира и идёт открывать входную дверь. Слышны голоса, через две минуты открывается дверь и входит Вера)
  Вера. - Здравствуй, котик! (подставляет щёку для поцелуя)
  Владимир. - (целует) Здравствуй! Я сегодня тебя не ждал.
  Вера. - (нараспев) Надеюсь, ты рад, мой любимый мур-мур-мур?
  Владимир. - Как обычно в течении трёх лет.
  Вера. - (подходя к зеркалу, поправляет причёску) Это, надеюсь, комплимент?
  Владимир. - Во всяком случае, не критика. Могла бы и не уточнять.
  Вера. - (поворачиваясь к нему лицом) Вова, ты что мне грубишь?
  Владимир. - (закипая) И это называется грубость, детка, может, мне на цыпочках перед тобой попрыгать?
  Вера. - (прижав руки к груди) Володя! Что с тобой случилось!?
  Владимир. - Началось. С утра мать лекцию прочитала, теперь ты решила продолжить в том же духе. Вы что, сговорились доконать меня сегодня? Выходной вы мне портите, общими усилиями. Спасибо, милая!
  Вера. - (оторопело) Я тебя не узнаю. Володя, я не знала, что ты можешь быть таким грубым.
  Володя. - Хватит, Вера. Я не мальчик, чтобы испытывать меня на психологическую прочность.
  Вера. - Да что с тобой? Ты можешь объяснить?
  Владимир. - (опомнившись) Прости, Вер. Мать с утра начала пилить, женись, женись, еле сдержался, а она ко всему прочему ещё и плачет.
  Вера - (пауза) Анна Андреевна правильно тебе говорит.
  Владимир. - (удивлённо) Что? Вы уже успели побеседовать. Ловко вы умеете. На ходу обсудили животрепещущую тему.
  Вера. - Мы эту тему не раз обсуждали. Она волнует твою маму и меня.
  Владимир. - Ну и как? К какому выводу вы пришли?
  Вера. - Мне всегда казалось, что тебе это небезразлично. (Владимир падает в кресло и ошарашенно смотрит на Веру) Да-да, небезразлично.
  Владимир. - (с ударением) Значит, как я понял, тебе казалось. Если память мне не изменяет, между нами этот вопрос был решён следующим образом. Не портить друг другу нервы и не просить друг от друга больше того, что мы можем себе позволить. Да ты не стой, садись.
  (Вера садится в кресло и молчит)
  Верочка, я удивлён, что ты решила затронуть эту тему, заручившись поддержкой моей мамы, такие вопросы, наверно, можно решать без помощи родителей. Мы достаточно взрослые люди.
  Вера. - (в сторону, полушёпотом) Нельзя же всю жизнь так, не пришей не пристегни. Я женщина и хочу иметь семью.
  Владимир. - Позволь, но кто не даёт тебе её иметь? Имей на здоровье. Хотелось бы думать, что не я этому преграда.
  Вера. - (с горькой усмешкой) Конечно, не ты , мужчины никогда ни в чём не виноваты.
  Владимир. - Вера, прекрати говорить намёками. Мы можем серьёзно с тобой поссориться.
  Вера. - Я говорю вполне понятно, то, что ты не желаешь понять, верней, ты всё понял, но видите ли, мы такие гордые. Всему есть конец, Володя. Мы должны жить по-человечески, надоело чувствовать, как тебе в спину презрительно улыбаются.
  Владимир. - Красиво говоришь Верочка, но извини, милая. Я поражён твоими аргументами, которые не так объясняют, как обвиняют. Что и странно для меня слышать.
  Вера. - Что же тут странного?
  Владимир. - (с нажимом) А то, что ты знаешь, мы не можем быть мужем и женой.
  Вера. - Я этого не знаю. Я считала, что мы любим друг друга.
  Владимир. - Я не отрицаю, что у меня есть к тебе чувства, которые...
  (перебивая)
  Вера. - Ты не можешь назвать любовью.
  Владимир. - Мог бы назвать любовью, но ты мне сама говорила...
  (перебивая)
  Вера. - Что говорила?
  Владимир. - (озадаченно) Впервые слышу от женщины, для которой это не важно. Извини за грубую откровенность. Ты или глупа, или хитра. Глупой я тебя не считаю, значит...
  (Вера вскакивает с кресла)
  Вера. - Замолчи! Не смей это говорить.
  (закрывает лицо руками, в отчаянии)
  - Я не могла в тебе ошибиться. Нет, нет!
  Владимир. - (в замешательстве) Прекрати распускать нюни.
  Вера. - (печально) Неужели это конец. Вова, я тебе стала больше не нужна. (в сторону) Зачем я сегодня пришла.
  (обхватив голову руками, садится)
  Владимир. - (сокрушённо) Причём тут не нужна. Надо было не начинать этот разговор (наклонив голову, с расстановкой заканчивает свою мысль) А если начали, необходимо закончить.
  Вера. - Неужели для тебя это так важно. Я женщина, мне тяжелей, и то я смирилась.
  Владимир. - А для меня важно, иначе бы я не говорил.
  Вера. - Но есть же выход, я буду лечиться.
  Владимир. - Вера, ты знаешь, это бесполезно.
  Вера - (с надеждой) Всё может быть. Почему бесполезно?
  Владимир. - (с жалостью)Я знаю о том, что ты лечилась все эти годы. И тебе сказали, что всё. (тяжело вздыхает)
  Вера. - Это жестоко!
  (Владимир берёт сигареты, закуривает, потом встаёт с кресла и ходит по комнате)
  Владимир. - Вера, я не могу без детей, ты должна это понять. С тобой мне было хорошо, поэтому сказать, что ты мне не нужна, я не могу. (подумав) Поэтому давай решим так. Ты бросишь меня.
  Вера. - Никогда!
  Владимир.- Не горячись, прежде чем сказать, подумай. Чем дальше в лес, тем больше дров. Будет ещё трудней, а так всё просто и самолюбие твоё не пострадает.
  Вера. - Вовка, ты о чём!? Ах, да, ты же меня совсем не любишь. Теперь я это понимаю, и решил инициативу эту мне навязать. Да?
  Владимир. - (сухо) До чего все женщины эгоистки. Любишь-не любишь, а спроси тебя, что такое любовь? Ты не ответишь (колко) Если бы я мог рожать, уверен, что разговора бы этого не было.
  Вера. - Разве тебе со мной было плохо?
  Владимир. - Я так и знал, к чему ты хочешь свести наш разговор. Вспомни Фрейда, приведи примеры из классики, ты же грамотная. Уверен, ты найдёшь чего сказать (нервно) Убеди меня, что цветы жизни - это ещё не жизнь.
  Вера. - А если у нас будет ребёнок, мы будем вместе?
  Владимир. - (растерянно) Не зн... Он не может у нас быть.
  Вера. - (с нажимом) А если будет?
  Владимир. - (уклончиво) Если бы это было возможно, не было бы этих проблем.
  Вера. - (уверенно) Это возможно.
  Владимир. - (иронично) Не искусственным ли путём ты хочешь, так сказать, разрешить эту проблему. Уже некоторые так и делают, но я не подготовлен воспитывать пробирочных детей.
  Вера. - Нет, не волнуйся, не искусственным. Мы возьмём ребёнка из дома малютки, он ничего не понимает, мы будем для него самые родные, самые желанные.
  Владимир. - (разочарованно) Вот ты о чём. Не знаю, кого как, а меня это не устраивает, сам бы давно мог предложить данную альтернативу.
  (открывается дверь, заходит Анна Андреевна)
  Мать. - Дети, кофию пить будете?
  Владимир. - (резко) Нет!
  Мать. - (обиженно) Я не виновата, что вы не находите общего языка.
  (хлопает дверью и уходит)
  Владимир. - (махнув рукой) Всё, целый день, а то и два разговаривать не будет. Ну и денёк сегодня начался. Чёрт побери! Наверно, встал не с той ноги.
  (Вера не слушает его, сидит в кресле и о чём-то думает)
  Владимир. -(со злостью) Выходной всегда должен быть праздником, чем не отдых. А ля комедия, наливай и пей, качайся на качелях.
  Вера. - (неожиданно) Я придумала!
  Владимир. - (со смехом) Вау! А где эврика? Очередная фантастическая идея.
  Вера. - Не смейся.
  Владимир. - (с усмешкой) Прошу вас, мадам. Поставьте меня в известность, как мы можем стать счастливыми. Это будет новое открытие в физиологии.
  Вера. - Володя, не кривляйся. Я говорю вполне серьёзно.
  Владимир. - (насмешливым тоном) Ну, если только так, то я весь внимание.
  Вера.- (не замечая его тона, серьёзным голосом) Я найду женщину, которая согласится родить от тебя ребёнка и отказаться от него в нашу пользу.
  (Владимир хочет прервать её, но Вера жестом заставляет его замолчать и дослушать)
  - Я стану ему матерью, он никогда ничего не узнает. Мы будем его родители. Будет у тебя сын, Володя. Будет!
  (Владимир, поражённый услышанным, падает в кресло, нервно прикуривает, забывая погасить спичку, которая обжигает ему пальцы)
  Владимир. - (дует на обожжённый палец, брезгливо) Решила шлюху мне привести и думаешь, я от радости должен запрыгать, как козёл. Да дело даже не в шлюхе. Ты представляешь, что ты мне предлагаешь?
  Вера - Ничего особенного. Можно подумать, я у тебя первая и последняя.
  Владимир. - Вера! Как ты можешь вообще так говорить! Кто я в твоих глазах?
  Вера. - Мужчина, которого люблю и хочу, чтобы был мой.
  Владимир. - Ну, знаешь ли. Легче Гегеля понять. Я могу процитировать: "Нечто положенное со своей имманентной границею как противоречие себя самого, из которого оно выводится и гонится вне себя, есть конечное." Достаточно для размышления? Так твоя логика не уступает гегелевской. Это ж надо так придумать.
  Вера. - Я хочу, чтобы ты был со мной.
  Владимир.- А я не хочу иметь ребёнка от шлюхи - это раз. Второе, я не скотиной воспитан, у меня есть нравственные границы, которые я не могу переступить. В конце концов, я должен себя уважать. Ты подумала, чем всё это может кончиться? Шлюха и мой сын понятия несовместимые.
  Вера. - Иного выхода нет. Если ты не согласишься с моим предложением, я повешусь!
  Владимир. - (заикаясь) Что ты сказала?
  Вера. - (лаконично) Повешусь!
  (Владимир вскакивает с места, метается по комнате, бурно жестикулируя, Вера продолжает сидеть в кресле)
  Владимир. - Ты меня не шантажируй! Я тебе не мальчик! Вешайся, чёрт с тобой! Но от шлюхи мне ребёнка не надо. (кричит) Делай, что хочешь!
  Вера. - (громко) А если не шлюха, а честная женщина?!
  Владимир. - (остановившись, нервно рассмеявшись) Я в тебе открываю что-то новое, ранее недоступное моему пониманию (пауза, внимательно смотрит на Веру) Допустим, если я буду знать, что это честная женщина, я соглашусь.
  Вера. - Ты можешь дать мне честное слово, что не обманешь? Я знаю, ты самолюбивый, если дашь слово, точно выполнишь.
  Владимир. - (не задумываясь) Со спокойной совестью даю тебе честное слово, что не обману. И знаешь, почему я это говорю?
  Вера. - Объясни.
  Владимир. - Потому что уверен, что ни одна честная, уважающая себя женщина на эту сделку не пойдёт (язвительно) Тебе придётся обратиться в бюро добрых услуг, там мастера на все руки, смотришь, и помогут. Ты чудишь.
  Вера. - (подчёркнуто) Надеюсь, Володя, ты не считаешь Ольгу или Лиду шлюхами?
  Владимир. - (задумчиво, медленно) М-да, интересный вопросик, но, если быть честным... Я считаю, что они обе порядочные девушки.
  Вера. - (удовлетворительно) Значит, вопрос решён.
  Владимир. - (в притворном ужасе) Ты хочешь привести сразу двоих?!
  Вера. - (спокойно) Зачем двоих, какую-нибудь одну.
  Владимир. - (громко рассмеявшись) Веди, Верочка, веди. Представляю, как сперва одна, потом другая дадут тебе взбучку за экскурсию, которую ты им хочешь предложить. Ха-ха-ха!
  Вера. - Ты за меня не волнуйся, котик. Сам только не окажись слюнтяем. Деньги все любят, ты думаешь, Лидины родители просто так её Лидой назвали? Они знали, что царство такое было, Лидия, и правил им Крёз, ставшим именем нарицательным, вот они и хотели, чтобы дочка у них была богатая и счастливая.
  Владимир. - (удивлённо) Вера, ты что городишь, какие параллели проводишь?
  Вера. - Это шутка, я знаю, что ты им нравишься, так что обойдёмся малой кровью.
  (Вера встаёт с кресла, прихорашивается перед зеркалом и идет к двери. Открыв дверь, поворачивается и говорит)
  - Мы скоро придём, никуда не уходи.
  Владимир. - (шутливо шаркнув ногой) Слушаюсь, ваше сиятельство.
  (Вера уходит. Владимир задумчиво стоит посреди комнаты)
  (сам с собой) А если она на самом деле приведёт кого-нибудь из них? Нет-нет, это невероятно. А вдруг (пауза), вдруг кто-нибудь согласится, что тогда, откуда у меня такая уверенность в их порядочности? Я их почти не знаю. Я себя толком не знаю. Ну Верка, ну и замутила. Да-а, если даже никто из них не согласится, что обо мне каждая из них подумает? Чертовски неприятная складывается ситуация. Как я мог, всё смешки, хи-хи, ха-ха. Вырвала честное слово. Плевать я на него хотел, за него никто не спросит. Чёрт, зачем в жизни существуют принципы, иногда такие дурацкие.
  (Владимир подходит к бару, достаёт бутылку коньяка, наливает в фужер и залпом выпивает его. После этого садится в кресло, откинув назад голову и закрыв глаза. Идёт время, он всё также сидит в кресле, когда раздаётся звонок в прихожей, и он слышит женские голоса)
  Владимир. - (испуганно) Неужели привела?
  (открывается дверь, входит с улыбкой на лице Вера, а за ней, опустив глаза, Лида)
  Вера. - Володечка, ты, наверное, нас заждался. Вот и мы, пришли развеселить тебя.
  (Вера натянуто смеётся, Лида краснеет. Владимир сидит, вытаращив глаза, не в силах выговорить слово)
  Вера. - Ребята, хватит кукситься, не маленькие (Владимиру) Ты что, не рад, может, передумал?
  Владимир. - Я... (Вера закрывает ему рот рукой)
  Вера. - Не надо слов, миленький. Всё уже сказано, лишние слова могут оказаться не к месту. Я тебе верю, этого достаточно.
  (Вера подходит к бару, видит початую бутылку коньяка и стоящий рядом с ней фужер)
  - О, ты уже попробовал лекарство от всех болезней? (игриво) Мог бы и нас подождать.
  (Лида садится в кресло, Вера берёт два фужера, наливает коньяк, подаёт Владимиру и Лиде)
  - Не помешает.
  (Вера наливает себе коньяка)
  - (нервно) Выпьем, ребята, и сразу станет легче. (рассуждает) Алкоголь, когда надо, придаёт нужную долю уверенности. Давайте смелей, ребята. Ну, за то, чтоб всё кончилось Окей!
  (Вера пьёт первая, Лида и Владимир автоматически следуют её примеру)
  - Что притихли, как малолеточки?
  (Вера подходит к музыкальному центру и включает его, играет ансамбль АББА)
   -(обращаясь к обоим) Может, станцуем? (пауза) Ах, вы не желаете. (смеётся) Я вам мешаю. Я могу уйти.
  (ей никто не отвечает)
  - Молчите, молчите. (грозит им обоим пальцем, видно, что она выпила) Не бойтесь, голубки, я не собираюсь оставаться. Мне неприятен групповой секс. (проводит рукой по своему лицу) Я пошла, так будет лучше. (машет им рукой) Чао, детки!
  (Вера выходит, слышно, как она с кем-то разговаривает за дверью. Владимир порывается объясниться с Лидой, но открывается дверь и шумно вбегает его сестра Галя)
  Галя - Братишка! Hoy do you do!
  Владимир. - Здравствуй, коза!
  Галя. - Ты о чём грустишь?
  (в это время перестаёт играть музыкальный центр. Галя обращает внимание на сидящую в кресле Лиду)
  - (радостно) Лидусик, привет!
  Лида. - Здравствуй, Галочка!
  Галя. - Ты у нас в гостях, а я и не заметила и не узнала. (смеётся, подходит к Лиде и целует её в щеку)
  Лида. - Зачёты сдаёшь?
  Галя. - Да ну их, замучилась до чёртиков! (Владимиру) Вов, а что Вера такая злая? Вы что, поссорились?
  Владимир. - (нехотя) Да не совсем чтобы поссорились, но что-то около этого.
  Галя. - Я всегда тебе говорила, что Лида в десять раз лучше! (Галя смеётся, а Лида смущённо отворачивается) Что я говорю, смотри, как она засмущалась.
  Лида. - Не надо, Галь.
  Владимир. - (зло) Прекрати.
  Галя. - Да что ты злишься? Я пошутила. (пауза) А всё равно Лида нравится мне больше, чем Верка, понял? (показывает ему язык)
  Владимир. - (громко) Галя!
  Галя. - Галя, Галя, не кричи. У меня есть своё мнение.
  Владимир. - Своё мнение сейчас можешь придержать при себе.
  Галя. - (просительно) Лидусь, ну что он злится. Скажи ему, могу я думать так, как хочу?
  Лида. - (смущённо) Галочка, я не знаю.
  Владимир. - (строго) Галя, нам надо поговорить, а ты мешаешь. Прошу тебя, выйди из комнаты.
  (Галя делает обиженный вид и, не отвечая ему, выходит. Владимир некоторое время молчит Лида тоже молчит)
  Владимир. - Лида, как тебя понимать?
  Лида. - Налей коньяку.
  (Владимир молча встаёт с кресла, идёт к бару и наливает коньяк, возвращается, протягивает фужер Лиде. Лида, ничего не говоря, выпивает коньяк, Владимир, также молча следует её примеру, идёт включает музыкальный центр, после этого садится в кресло)
  Лида. - (спокойно) Вера всё мне рассказала. (заносчиво) Я согласилась, мне так хочется, тебе не должно быть разницы, кто - я или какая другая женщина.
  Владимир. - (взволнованно) Я не могу поверить.
  Лида. - (небрежно) Я что, тебе противна?
  Владимир. - Лида, я не к этому говорю. Я должен тебе всё объяснить, понимаешь в чём дело...
  Лида. - (перебивая, дрожащим голосом) Я не хочу ничего понимать и объяснять ничего не желаю, не для этого мы остались вдвоём. И твои объяснения мне не нужны.
  Владимир. - (стараясь говорить деликатно) Лидочка, возможно, тебя обманули, ты должна мне всё рассказать, иначе получается насилие. (неожиданно обхватив голову руками, в бешенстве) Что я болтаю?! Дубина!
  Лида. - (полушёпотом, в сторону) Володя, не надо из этого делать трагедию. Сама я согласилась, значит, так хочу. (повернувшись к нему, серьёзно) Прошу, ни о чём меня не расспрашивай. Лучше выпей ещё, тебе будет легче. (пауза) Так надо!
  Владимир. - (опустив голову) Господи, что происходит!?
  (Лида молча встаёт, идёт к окну, задёргивает шторы, в темноте слышен её приглушённый голос)
  Лида. - (страстно) Вовка, миленький, не бойся, иди сюда. Ты мой, мой!!!
  
  ЗАНАВЕС
  
  Действие второе (описание)
  
  Прошло семь месяцев, наступило лето. Действие происходит на даче, которую Лида снимает вместе со своей двоюродной сестрой Светой. На переднем плане лужайка, посредине стоит стол и пара стульев. На столе гора клубники, рядом со столом на газовой плитке в большом эмалированном тазу Света варит варенье. В глубине сцены сад, справа веранда, вход в дом, слева невысокая ограда из штакетника, вдоль ограды растет акация, посредине калитка. Около калитке появляется Владимир, в одной руке у него кейс, в другой букет цветов. Он открывает калитку и заходит на территорию дачи.
  
  Владимир. - Здравствуйте, девушка! Скажите, пожалуйста, здесь проживает Макарова Лидия Павловна?
  Света. - Здравствуйте! А вы кто такой?
  Владимир. - (вежливо) Девушка, вы не ответили на мой вопрос.
  Света. - (весело) Смотрите, какой гордый мужчина. Допустим, здесь, а зачем она вам?
  Владимир.- Мне её необходимо увидеть, я её (пауза) близкий знакомый.
  Света. - А почему я вас не знаю?
  Владимир. - Разве вы должны знать всех её знакомых?
  Света. - Само собой, тем более близких, она мне сестра. (спохватившись) Да вы не стойте, проходите, садитесь. (улыбаясь) Хоть вы и не отвечаете на мои вопросы, позвать её всё равно придётся. Не так часто нас навещают, чтобы проявлять принципиальность.
  (Владимир проходит, садится на стул около стола, рядом ставит кейс, букет держит в руках. Света смотрит на него и изумлённо от неожиданно пришедший
   в голову мысли спрашивает)
  Света. - Как вас зовут?
  Владимир. - Владимир
  Света. - (разочарованно) А я подумала, Олег.
  Владимир. - Почему вы хотели, чтобы я оказался Олегом?
  Света. - Олег, Лидин жених. Он сейчас в геологоразведочной партии работает, нефть ищет. Я и подумала, Олег вдруг приехал, тем более, я его никогда не видела.
  Владимир. - (удивлённо) У неё есть жених?
  Света. - А то как же без жениха.
  Владимир. - (догадавшись) Ах, да.
  Света. - У меня тоже был, развелась. (смеётся) Вы думаете, Лида с божьей помощью забеременела?
  Владимир. - Да, конечно, извините. Смешно получилось, понимаете, голова забита всякими делами.
  Света. - Ладно уж, бывает. В гости едешь и забываешь, к кому и зачем. Между прочим, меня зовут Света.
  Владимир. - (встаёт со стула) Очень приятно. Ещё раз извините за бестактность. Что-то я сегодня очень рассеянный.
  Света. - Как вас зовут, можете не говорить, я уже знаю.
  Владимир. - Да, чуть не оказался Олегом.
  Света. - Было бы здорово. Цветы положите на стол. Нет, лучше давайте я их в воду поставлю.
  Владимир. - Зачем, сейчас придёт Лида, это для неё, куда захочет, туда и поставит.
  Света. - Ах, какие цветы прекрасные, одни розы, сколько не смотришь на них, а всегда радостно и приятно.
  Владимир. - Вам нравятся?
  Света. - Очень. Лиде тоже понравятся, она любит розы, а вообще, кто не любит, женщины все любят, вот только мужчины нечасто их балуют.
  Владимир. - (грустно) Хотелось бы Лиду порадовать.
  Света. - (внимательно глядя на Владимира) Вы говорите, словно чего-то боитесь.
  Владимир. - (беря себя в руки) Вам показалось, Света, сказывается усталость, а друзей разве боятся.
  (из веранды выходит хозяйка дачи Елизавета Петровна)
  Хозяйка. - (умильно) Светочка, какой к тебе в гости интересный мужчина приехал. (разглядывает Владимира) Ох, а какие изумительные цветы. Мне мой кобелёк никогда таких не дарил, всё экономил, какая прелесть, белые розы.
  (подходит вплотную)
  - Светочка, как зовут этого молодого красавчика?
  (Владимир и Света отвечают одновременно)
  Владимир. - (встаёт) Владимир (сразу садится)
  Света. - Лидин знакомый, приехал её навестить.
  Хозяйка. - (лукаво) Лидин знакомый, а тебе может женихом стать. С виду ничего, красив.
  (Владимир не обращает внимания на её слова)
  Света. - (смущённо) Елизавета Петровна, бросьте вы глупости говорить.
  Хозяйка. - Это не глупости, Светочка, это жизнь. Поверь мне, я всякого повидала, иной раз и не подумаешь, смотришь, ещё одно гнёздышко готово. Правильно я говорю, молодой человек, ещё к вашему имени не привыкла?
  Владимир. - (не зная, что ответить) Видите ли...
  Хозяйка. - Вижу, вижу. Я всё вижу. (бывалым голосом) Молодёжь вы молодёжь, жизнь не понимаете, мимо счастья своего бежите, а когда поймёте, голова седая, остаётся только языком облизываться.
  (Владимир многозначительно хмыкает)
  - Да-да-да, всё я понимаю, если мы не в городе живём, то ничего не знаем, неправда, всё знаем.
  Света. - (приходит на помощь Владимиру) Елизавета Петровна, а Лида проснулась?
  Хозяйка. - Она и не спала.
  Света. - Как же так?
  Хозяйка. - Так вот. Всё сидит - мечтает, принца своего ждёт, ей чего говоришь, она и ухом не ведёт, летает в облаках.
  Света. - Она же спать хотела.
  Хозяйка. - Ой, не скажи, у беременной бабы семь пятниц на неделе.
  Света. - Это не страшно, ребёночек того требует.
  Хозяйка. - Я, когда первого носила, не такой была. Шустрая, туда-сюда, туда-сюда, крутилась, как белка, не заметила, как родила (смеётся) революционера.
  Света. - Я пойду Лиду позову, а то человек ждёт, а мы треплемся.
  Хозяйка. - Подождёт, не помрёт.
  (Света вбегает на веранду и кричит вовнутрь дома)
  Света. - Лида! Иди быстрей, к тебе человек приехал. Ты слышишь!?
  (никто не отзывается, Света входит в дом. Владимир встаёт со стула, всем корпусом подавшись в сторону веранды, в руках держит букет цветов. Появляются Лида и Света. Лида в домашнем халате, волосы падают на плечи, увидев Владимира, замирает от неожиданности. Владимир бросается к ней, держа перед собой букет цветов)
  Владимир. - Здравствуй, Лида!
  Лида. - (не верит своим глазам, от удивления качает головой, по инерции еле слышно отвечает ему)
  - Здравствуй.
  (Владимир даёт ей цветы, она непроизвольно берёт их, не отводя глаз от Владимира)
  Владимир. - (запинаясь) Вот видишь, я приехал навестить тебя, еле нашёл.
  (Света тактично, почувствовав, что это не просто знакомый, отходит от них посмотреть, как варится варенье. Берёт ложку пробует. Елизавета Петровна сидит за столом)
  Света. - (громко) Варенье прямо объедение.
  Лида. - (в сторону, жёстко) Володя, ты зачем приехал?
  Владимир. - (взволнованно) Лида, пойми, я не мог иначе. Терпел, терпел, и не вытерпел. Решил увидеть тебя.
  Лида. - (грустно) Ты должен сразу уехать. У нас была договорённость, никаких встреч. Не волнуйся, получишь всё, что хотел, я не обману.
  Владимир. - (торопливо) Лида, не надо так. Не знаю, как тебе объяснить, сам не пойму, что со мной. Неужели ты забыла, как говорила мне, что любишь меня? Лида, прошу тебя, прости. Я во всём виноват, я многое передумал за это время, пойми меня.
  Лида. - (стараясь не показать вида, что её задели его слова) Это был постельный разговор, Володя. Стоит ли на него обращать внимание, что только в постели не скажешь.
  Владимир. - Лида, это же неправда, ты так не думаешь.
  Лида. - (горько усмехнувшись) Думаю так же, как думаете вы вместе с Верой, думай я по-другому, и жизнь у меня была бы другая. Мы уже обсуждали с тобой эту тему, к чему эти лишние объяснения,как нашла нужным, так и поступила. А любовь... с какой стати я должна тебя любить, может, мне деньги заплатили, когда любят, так не поступают, кто своё дитя отдаст, должен понимать это, не маленький мальчик, а сейчас решил успокоить свою совесть, пожалеть меня приехал, а я не нуждаюсь в жалости, мне не нужна ваша жалость. Вы между собой разберитесь, а меня, Володечка, в покое оставьте. (горько смеётся) То она приехала жалеть, теперь ты жалостливый выпорхнул.
  Владимир. - Кто она?
  Лида. - (вздохнув) Хватит, Володя, не притворяйся. Кто да что...
  Владимир. - Извини, не подумавши спросил. Скажи, что ей было надо?
  Лида. - Отстань. Вам лучше знать, что вам надо.
  Владимир. - Я об этом первый раз слышу.
  Лида - Ох, какая разница, знал ты об этом или нет? Это совершенно ничего не меняет.
  Владимир - Ты права. Конечно, ты права. Моим поступкам нет оправдания. Я подлец.
  Лида. - (смиренно) Не казни себя. Все мы в чьих-то глазах подлецы. У каждого из нас были свои причины поступить именно так. (сквозь набегающие слёзы) Люди никогда нас не смогут понять. Мы в глазах всех совершаем что-то ужасное, (тихо) особенно я. (пауза) Никто, Володя, этого не сможет принять и понимать не захочет.
  Владимир. - (с надеждой) Всё можно исправить, если ты хочешь. Вернём всё в исходное положение, пусть снова будет тот воскресный день.
  Лида. - (внимательно посмотрев на него) Володя, одного хочу, уезжай. Исправлять нечего, воскресный день не вернёшь, (тихо, в сторону) он не должен был кончаться.
  Владимир. - (умоляюще) Я хотел...
  Лида. - (с горьковатой иронией) Хотел успокоить своё мужское самолюбие. Ты же рыцарь, а тут на тебе. Не волнуйся, всё забудется, всё пройдёт.
  Владимир. - Лида, Лида!
  (Лида не отвечает ему, идёт в сторону Светы и Елизаветы Петровны, Владимир, опустив голову, идёт за ней)
  Хозяйка. - Лидусик, миленький, что за дурную весть принёс тебе этот симпатичный молодой человек? Ты бледна, как королева Марго, но ты не переживай, тебе очень к лицу эта бледность.
  (Лида молчит, рукой поправляет розы, потом ставит букет в ведро с водой, стоящее на стуле)
  Света. - Елизавета Петровна, вам нельзя читать книги.
  Хозяйка. - (обидевшись) Это ещё почему?
  Света. - Потому что вы сразу всех сравниваете с героями прочитанных вами произведений. У вас и муж то Львиное Сердце, то Бисмарк, а недавно, вы уж извините, слышала, что вы его камикадзе зовёте. Ни к чему это, Елизавета Петровна, право, ни к чему.
  Хозяйка. - (совершенно обидевшись) Не ожидала я этого от тебя, Света. Я говорю образно, так как имею природную наблюдательность. Думала, ты это понимаешь. А ты...
  Лида. - Света, ну зачем ты так, вот лично мне очень нравится, что Елизавета Петровна имеет природную наблюдательность, это не каждому человеку дано, хотя необходимо каждому.
  (Лида подходит к Елизавете Петровне и берёт её за руку)
  - Не обижайтесь на неё, Елизавета Петровна.
  Света - (в таз с вареньем) Слово теперь не скажи. Мало ей, что я уже и Пьехой побывала, и Екатериной Второй и ещё бог знает кем, скоро мегерой сделает.
  Хозяйка. - (убеждённо) Лидочка, ты умненькая, как Кюри. Я всегда всем это говорю. Поверь мне.
  Лида. - Верю, Елизавета Петровна. Верю!
  Хозяйка. - (с приливом нежности) Послушай меня, миленькая, ребёночек у тебя будет (разглядывает живот) дирижёр.
  Лида. - (улыбнувшись) Ах, Елизавета Петровна.
  Хозяйка. - И не спорь, милая, и не спорь со мной, глаз у меня точный, намётанный, сколько бабы просили определить, никогда не ошибалась. (Владимиру) Вы верите, молодой (снисходительно) жуир, в предсказание судьбы?
  (Владимир не успевает ответить, Елизавета Петровна взмахивает руками и говорит в сторону Светы)
  - Ох, совсем забыла, скоро мой капитан Блад придёт, а у меня ничего ему поесть не готово. Ай-яй-яй, заболталась совсем.
  (сокрушённо жестикулируя, быстро уходит)
  Света. - Наконец-то, все нервы перепортит.
  Лида. - Её понять надо, хорошая, добрая женщина с маленькой причудой, которая никому не приносит вреда.
  Света. - А я и не говорю, что она злая, она добрая. Но пусть свой природный талант демонстрирует перед мужем, ей замечание нельзя сделать, так она на шею сядет, способна целый день сказки рассказывать. У меня терпение лопнуло, целый месяц я молчала. (пародируя Елизавету Петровну) Ай-яй-яй, смотрите, капитан Блад скоро придёт к своей Арабелле. (Света смеётся, обращаясь к Лиде и Владимиру) Что вы такие сумрачные? (Лиде) Смотрю, ты не рада, что к тебе гость приехал, а, может, чем расстроил? (Владимиру) Может, что с Олегом случилось?
  Владимир. - Олега знать не знаю, и без него проблем куча.
  Лида. - (поспешно) Света, это товарищ с работы, у нас сокращение штатов.
  Света. - (возмущённо) Какое ещё сокращение, ты здесь при чём? Ты беременная, какое они имеют право тебя сокращать? Я завтра же, нет, сегодня, еду в город, я им устрою баню. Бюрократы!
  Лида. - Да успокойся ты, не меня сокращают. Просто в нашем отделе реорганизация, ребята решили сообщить мне, чтоб знала, что творится на работе.
  Света.- Так бы и сказала.
  Лида. - Ты же не выслушала до конца, а вывод по ходу сделала. Всегда торопишься.
  Света. - Прошу без нотаций. Я же за тебя волнуюсь.
  Владимир. - (вмешиваясь) Девочки, не ссорьтесь по пустякам.
  Света. - А мы не ссоримся, у нас родственный разговор. Правда, Лида?
  Лида. - Светка, Светка, ну кто поверит, что ты замужем была.
  Света. - (сияя, прыгает около таза с вареньем) Светка скакалка, Светка скакалка! (остановившись) А лучше бы Алка, складней было бы.
   (Владимир удивлён поведением Светы, на секунду забывшись, улыбаясь, шутливо говорит)
  Владимир. - Ну-ну. Ребёночек, на недельку поняньчить бы такого. Век вспоминать будешь.
  Света. - (резко остановившись, с,укором) Володя, не хами.
  Владимир. - (пристыженно) Извини, Света, пошутил, вырвалось, сам не пойму как.
  Лида. - (защищая) Светочка, он всегда такой, ляпнет что-нибудь, а потом кается.
  Света. - Сейчас у мужчин такта нет. Все наглые хамы, только в кино можно увидеть галантных мужчин На всё времени у них хватает, а на культуру времени нет, одни отговорки - стресс, нервы. Обнаглели в газетах, пишут: "Берегите мужчин"! А кто пишет? Мужчины. Женщина так точно не напишет, потому что видит их насквозь.
  (Владимир молчит, в душе переживая, что позволил себе вольность с незнакомой женщиной. Лида понимает, как ему неудобно, желает, чтобы он уехал, и в тоже время хочет, чтобы он остался, ждёт от него слов, которые он не говорит, в ней борются два чувства)
  Лида. - Света, человек у тебя извинения попросил.
  Света. - (простодушно) А разве я не извинила? (почтительно) Володя, к Лидиным знакомым у меня нет никаких претензий, они, как жена Цезаря, вне подозрений. Прощаю тебя великодушно.
  Лида. - Ты серьёзно говорить не можешь?
  Света. - Серьёзней никогда ещё не говорила. Извинила жуира, как выражается Елизавета Петровна, а теперь, смотрю, ты, Лидочка, хочешь, чтобы я и перед тобой в придачу извинилась. Так и будем друг перед другом извиняться?
  Лида. - Я ничего не хочу.
  Света. - Вот-вот. Теперь дело идёт к тому, что мне и перед тобой придётся извиняться. Вечно я оказываюсь виноватой. (резко) Меня и муж на суде во время развода хотел обвинить, а сам в диспансере лечился, шлялся с кем попало. Ошиблась, молодая была.
  Лида. - Да кто тебя винит?
  Света. - Ты!
  Лида. - Да бог с тобой, Светуль, ты лучше при посторонних душу не изливай.
  Света. - (капризно) Пусть не слушает.
  Лида. - Неудачные у тебя шутки, Володя.
  Владимир. - (с подтекстом) Если бы только шутки.
  Света. - (разряжает обстановку) Ребята, давайте я музыку включу, что- нибудь заводное. Буги-вуги, мамбо-рок, кто не с нами тот ... сами придумайте.
  Лида. - (мягко) Светик, ты находка для любой компании, вечно юная и неунывающая.
  Света. - (уверенно) Иначе теперь нельзя.
  Лида. - А мне кажется, можно и без этого прожить.
  Света. - (томно) Мужчины грустных не любят, а я хочу понравиться твоему коллеге. (серьёзно) чувствую, что голова у него, не только для того, чтобы пищу принимать.
  (смотрит на Владимира)
  Владимир. - Спасибо за комплимент, прозвучавший из уст такой красивой женщины. Очень приятно это слышать Света, но...
  Света. - Неужели женат?
  Владимир. - Нет, не женат.
  Света. - (шутя) Это самое главное, не придётся разбивать семью. Трагедия не состоится.
  Лида. - Володя, ты можешь опоздать на поезд.
  Света. - Лида, пускай он останется до завтра, на даче денёк отдохнёт, клубнички попробует. Что ты его выпроваживаешь.
  Лида. - (категорично) Ему надо на работу.
  Света. - Володя, ты можешь остаться? Мы со скуки помираем, а с работой что-нибудь придумаем. У меня знакомый фельдшер, договоримся, справочку оформим, болел смертельно, но спасли хорошие женщины.
  Владимир. - (нехотя) К сожалению, Света, Лида права.
  (около калитки, слегка навеселе, появляется муж Елизавет Петровны, Павел Гаврилович, напевающий студенческую песню своей молодости)
  Павел Гаврилович. - А где-то бабы
  Живут на свете,
  Друзья сидят за водкою,
  Играют волны,
  Гуляет ветер
  Моею дырявой лодкою.
  Света. - (громким шёпотом) Капитан Блад на полных парусах держит курс к своей Арабелле.
  (Павел Гаврилович открывает калитку, чуть не упав, заходит на территорию дома)
  Павел Гаврилович. - (продолжает петь) Люблю тебя я, до поворота. А завтра, как получится... (замолкает) Здравствуйте, девчонки!
  (Света и Лида отвечают одновременно)
  - Здравствуйте, Павел Гаврилович!
  Света. - Между прочим, мы уже утречком здоровались.
  Павел Гаврилович. - (нравоучительно подняв кверху указательный палец) С молодыми красавицами готов здороваться днём и ночью (смотрит на Владимира, вроде, как только заметил) А у вас гость, я сослепу и не вижу. (протягивает Владимиру руку) Павел Гаврилович.
  Владимир. - (отвечая на рукопожатие) Владимир.
  Павел Гаврилович. - (хитро смотрит на Владимира) Догадываюсь, у вас есть желание Светочку разлучить с Лидочкой. Я хоть и слепой, но, как увидел розы, понял - здесь произошло объяснение в любви.
  Владимир. - Ошиблись, Павел Гаврилович, я здесь по поручению товарищей, навестить Лиду. И цветы для неё.
  Павел Гаврилович. - А-а, выполняете общественное поручение. Это правильно, но одно другому не мешает, совмещать приятное с полезным..
  Владимир. - Прописная истина, все понимают, но никогда не делают. Удел всех прописных истин - с ними соглашаются, а делают по-другому.
  Павел Гаврилович. - Э-э, не понимаешь. Потом поймёшь, сколько мы в жизни упускаем прекрасных мгновений.
  Владимир. - У вас что, проблемы с Елизаветой Петровной?
  Павел Гаврилович. - (не растерявшись) Мы с ней одно целое, а это я просто мечтаю.
  Света. - Павел Гаврилович мужчина находчивый.
  Павел Гаврилович. - Светочка, и добавь, очень умный не по годам.
  (все смеются)
  Света. - Вот лично я в этом совершенно не сомневаюсь.
  Павел Гаврилович. - А что, есть сомневающиеся?
  Света. - Ну, если только Елизавета Петровна.
  (все опять смеются)
  - На сторону иногда поглядываете?
  Павел Гаврилович. - Что ты, Светочка, я так привык к своей Лизоньке, что, когда узнаю, как люди сходятся и разводятся, какие катаклизмы их преследуют, думаю, мне повезло.
  (в дверях веранды появляется Елизавета Петровна)
  Хозяйка. - Паша. Павел Гаврилович, вас ждёт горячий обед.
  Павел Гаврилович. - (тихо) Хорошо, песни мои не слышала. (громко) Лечу, Лизонька, чтобы я без тебя делал, моя рыбка золотая.
  (Павел Гаврилович вместе Елизаветой Петровной заходят в дом)
  Света. - Что бы там не говорили о смысле жизни, а, в конечном счёте, семья самое важное, им повезло, не у всех так получается. Володя, ты согласен?
  (вмешивается Лида)
  Лида. - Свет, оставь Володю в покое, он уже почти женат. (с нажимом) У него есть девушка, которую он любит, а ты ставишь его в неудобное положение.
  Света. - Что, у него языка нет?
  Лида. - Не все же языкастые.
  Света. - Мог бы сразу сказать, пардон, я влюблён по уши в другую, а он молчит, а я начинаю планы строить.
  Лида. - Света, но он же тебе никакого повода не дал.
  Света. - Лидочка, да не смеши меня, повод всегда найдётся.
  Владимир. - (Лиде) Сестра у тебя боевая девушка.
  Лида. - Все хотят жизнь устроить.
  Света. - Какая есть, да теперь не про вашу честь.
  Лида. - (не обращая внимания на Свету) Спасибо, Володя, что приехал. Всем нашим большой привет. Пойдём, провожу до калитки.
  (Лида идёт к калитке. Владимир прощается со Светой и идёт к Лиде)
  Владимир. - Лида, ты так и не захотела выслушать меня.
  Лида. - Володя, ничего нового ты не скажешь.
  Владимир. - Зря ты так.
  Лида. - Да уж как могу. Прощай и, прошу тебя, больше меня не навещай .(через силу делает искренний тон) Честно тебе скажу, мне это непрятно.
  Владимир. - (умоляюще) Лида, пока не поздно, нам нужно исправить эту ошибку.
  Лида. - Володя, Володя! (нервничая) Иди, Света на нас смотрит. Меня хоть не подводи. (в сторону) Получишь сына.
  Владимир. - Что ты сказала?
  Лида. - Прощай, Володя!
  (Лида протягивает ему руку. Владимир берёт её руку и держит в своей руке)
  Владимир. - (нежно) До свиданья, Лида. Прости.
  (хочет что-то сказать, но не говорит, резко отпускает её руку и быстрым шагом уходит в сторону станции. Лида смотрит ему вслед. Сзади подходит Света и обнимает Лиду за плечи)
  Света. - Лидусик, ты совсем сникла, не грусти. (немного помедлив) Скажи мне, что это за парень. У тебя совсем настроение испортилось, как его увидела. Думаешь, Светка всё хохочет, ей и дела ни до чего нет, а я всё вижу. Чувствую всем нутром, неспроста он здесь появился.
  (Лида молчит)
  - Ты мне не доверяешь, неужели считаешь, что я не умею хранить тайны?
  (Света отходит на полшага от Лиды)
  Лида. - (продолжая смотреть вслед Владимиру) Здесь нет никаких тайн.
  Света.- (грустно) Зачем ты меня обманываешь. Ты обманывать не умеешь, всё на лице написано. Я вот тебе не говорила, а теперь скажу.
  Лида. - (настороженно) Что ты скажешь?
  Света. - А то, что Олега никакого у тебя нет и не было никогда. Я давно об этом догадалась. (испуганно) Ой, что я говорю. Лидочка, миленькая, не обижайся на меня.
  Лида. - (еле слышно) Я не обижаюсь
  Света. - (умоляюще) Ну прости меня, я же по лицу вижу. Лид, прости, ну прости меня, сестрёнка. Прошу тебя.
  Лида. - Свет, чего уж там обижаться, только на себя, сама перед тобой виновата, что скрыла от тебя правду. Да, ты права. Нет Олега. Не было никогда и вряд ли будет.
  Света. - (успокаивая) Я буду с тобой. Мы вместе будем воспитывать маленького. Плюнь на всё, Лидочка. Без мужика прожить можно. Честное слово, можно, раз плюнуть.
  Лида. - (в отчаянии) Света, Светочка, если бы только знала, как мне тяжело. Господи, если бы ты только знала!
  (Лида плачет, Света её успокаивает)
  Света. - Не плачь, Лидочка, сестрёнка моя ненаглядная, не плачь, успокойся, Лидок, миленький.
  (Света целует Лиду, платком вытирает ей слёзы)
  Лида. - (всё ещё плача) Что мне теперь делать? Боже мой!
  Света. - Ты его любишь?
  Лида. - (сквозь слёзы) Да! Да! Да!
  Света. - (укоризненно) Глупая, зачем же ты его прогнала.
  Лида. - (всё плача) Я его ненавижу.
  Света. - Лида, я тебя не узнаю, было понятно, что он не с работы, очень волновался, но я тебе скажу, мне кажется, он тебя тоже любит. Ну, поссорились, но надо же уметь и помириться, тем более, ребёночек должен быть. Столько времени молчала, давно всё можно было уладить. Хочешь, я вас завтра помирю, если сами не можете. У меня жизнь не складывается, а ты сама свою из-за гордости ломаешь. Лидка, Лидка, не глупи, парень он вроде неплохой.
  Лида. - Молчи, молчи! Прошу тебя! (рыдая) Ты ничего не знаешь.
  (Света снова её успокаивает. Лида постепенно перестаёт плакать)
  Света. - Вот и успокоились, паинька, тебе плакать нельзя, ребёночек уже большой, мама плачет и он плачет, всё на нём, все твои стрессы могут отразиться.
  Лида. - (горько) Он не мой.
  Света. - (озадаченно) Как не твой? А чей же тогда?
  Лида. - (резко) Не мой, и всё тут.
  Света. - (возмущённо) Не говори глупости.
  Лида. - Что я наделала... Это не глупость. Это ужас! Светка, миленькая, что теперь мне делать!?
  Света. - Не пугай, рассказывай, что случилось.
  Лида. - (исступлённо) Ты меня будешь ненавидеть. Я не могу, не могу!
  Света. - Лидочка, всё расскажи, не тая. Сразу станет легче. Вдвоём мы постараемся что-нибудь придумать. Нет безвыходных положений.
  Лида. - (задыхаясь слезами) Слушай тогда, какая у тебя сестра. Господи! Что я наделала?! Прости меня!
  
  ЗАНАВЕС
  
  Действие третье (описание)
  
  Как и в первом действии, комната Владимира, обстановка не изменилась. Владимир собирается ехать в роддом встречать Лиду, где, надеется, всё сумеет ей объяснить, он окончательно убеждён, что любит Лиду. Полностью ощущает свою вину, так как уверен, что Лида пошла на этот шаг, пожертвовав своей репутацией, только на почве безмерной любви к нему, которую она таила в душе многие годы. Он понимает, чего ей это стоило. Волнуется, ждёт Веру, которая должна приехать с минуты на минуту. Владимир надеется, что Вера поймёт, что между ними ничего не может быть, и Лидин ребёнок в любом случае,как бы не сложились их отношения, должен быть с Лидой. Заходит Галя.
  
  Галя. - Володя, ты будешь обедать?
  (Владимир задумчив и не слышит)
  -Что молчишь? Пойдём, пойдём, а то всё остынет.
  Владимир. - (очнувшись) Спасибо, я сыт.
  Галя. - Странно, когда ты успел?
  Владимир. - Вчера плотно поужинал.
  Галя. - Всё шутишь.
  Владимир. - Галка, мне сейчас не до шуток.
  Галя. - Добровольцем в Афганистан записался?
  Владимир. - Хуже, сестрёнка, всё намного хуже.
  Галя. - Ну ладно, хватит антимонии разводить, иди кушай. Ты же знаешь маму. Она с утра возилась, чего-то пекла, говорит, вкусненького приготовила, пальчики оближете.
  
  
  
  Владимир. - Галчонок, придумай что-нибудь, честно говорю, мне сейчас не до еды.
  Галя. - Неужели в какую-нибудь карусель впутался?
  Владимир. - (недовольно) Ну-ну-ну, ты как наша мама, только этого ещё и не хватало.
  Галя. - Какие мы нервные, и спросить ничего нельзя.
  Владимир. - Видишь, настроение на нуле, еда в глотку не лезет, на вопросы отвечать не хочется.
  Галя. - Вова, ну у тебя и выраженьица в последнее время, я в трансе.
  Владимир. - Галь, кончай, не дави на нервы.
  Галя. - Иди хотя бы маму похвали, ты же знаешь, как ей это приятно.
  Владимир. - Из еды создали фетиш, не поешь, так дышать не дадут.
  Галя. - Такая уж у нас мама. Она всю жизнь считает - первым делом питание, забыл в какой стране живём?
  Владимир. - Это ты правильно подметила.
  Галя. - Женишься, братишка, и будет у тебя свой распорядок, а пока мама у нас командует. Не придёшь - она обидеться может и заплакать, тебе это надо?
  Владимир. - Хорошо, пошли, а то и правда будет дуться целый день.
  Галя. - У нас всё наоборот: ты мне должен объяснять, а приходится мне.
  Владимир. - Растёшь, деточка, скоро мне с тобой будет сложно вести беседу.
  Галя. - А то, как ты хотел, всю жизнь "малявка".
  Владимир. - (смеясь) Конечно, нет, я доволен, что ты растёшь, только всё очень быстро получается.
  (Владимир вместе с Галей выходят из комнаты, слышны голоса, через две минуты он возвращается. Подходит к окну, закуривает и разговаривает сам с собой)
  Владимир. - Сегодня пан или пропал, до сих пор не могу опомниться, только бы Лида поверила, что мне без неё жизни нет. Сына захотел, сволочь! Как всё мерзко, представить невероятно, и это всё со мной происходит, пёс шелудивый, доигрался, возьмёт и пошлёт к чёртовой матери - каково! Только бы всё обошлось, на колени упаду, прощение буду вымаливать, ноги целовать, должна же она поверить, что не играю я, не притворяюсь, а по-настоящему люблю. Она же любила, пошла на всё, какая я гадина в её глазах. Кошмар, настоящий кошмар, где взять слова, которые всё сумеют объяснить? Где они? Где?
  (в прихожей слышен звонок, Владимир прислушивается, слышит женский голос, разговаривающий с матерью. Открывается дверь, входит Света)
  Владимир. - (поражённый) Света, ты!?
  Света. - (прислонившись к косяку двери) Как видишь, я. Не ждал, наверно?
  Владимир. - (волнуясь) Проходи, садись. Извини, я не поздоровался даже. Здравствуй, Света!
  Света. - Здравствуй, Володя!
  (Света проходит и садится в кресло. Владимир стоит напротив неё)
  - Что стоишь, знаешь же в - ногах правды нет.
  Владимир. - (как бы очнувшись) Да-да (садится)
  Света. - (немного помедлив) Как ты думаешь, зачем я пришла в твой дом?
  Владимир. - (тихо) Догадываюсь.
  Света. - Ну, что скажешь?
  Владимир. - Я не готов с тобой разговаривать.
  Света. - (веско) Когда я к тебе шла, то думала, что девять месяцев более чем достаточно, чтобы обдумать своё дальнейшее поведение и поступить по-мужски.
  Владимир. - Я обдумал со всех сторон, и тебе, прежде чем говорить, надо было бы кое-что узнать.
  Света. - Извини, Володя, за мою откровенность, но я всё знаю, иначе бы не пришла. Лида всё мне рассказала. Я понимаю Володя, тебе должно быть неприятно говорить со мной на эту тему, но что сделаешь, мне тоже не очень-то приятно. Она моя сестра, и это для меня сейчас самое главное.
  Владимир. - Это уже разговор по существу.
  Света. - Никого не хочу обвинять, считаю, оба хороши.
  Владимир. - Виноват я.
  Света. - (вздохнув) Трудно мне говорить, не знаю, с чего начать.
  Владимир. - Света, извини, я хочу узнать. Лида знает, что ты здесь?
  Света. - Да ты, что! Она была бы в шоке, если бы узнала.
  (У Владимира на лице написано сомнение)
  - Ты мне не веришь?
  Владимир. - (с сомнением) Допустим, верю.
  Света. - А я чувствую - в твоём голосе звучит неверие. Уверяю, я по собственной инициативе. Она мне сестра. И даже больше.
  Владимир.- Да верю я, верю! Не обращай внимания на мой тон.
  Света. - Лидочка у нас не дура, но такое отчебучила, ни в какие ворота не лезет. Да и ты хорош, первый раз увидела, в голову бы не пришло: с виду ангелочек, без крылышек.
  (Владимир молчит)
  - Хорошо, что никто об этом не знает. Как вы могли? Позор! Как это в голову могло прийти? Не понимаю.
  (Света, замолчав, внимательно смотрит на Владимира)
  - Володя, неужели ты потребуешь от Лиды, чтобы она отдала тебе ребёнка?
  Владимир. - (сокрушённо) Ни в коем случае. Никогда.
  Света. - (с облегчением) Прости, Володя. Думала, всё будет сложней. Боялась, дура, что будешь ты на своём настаивать. С души тяжесть снялась.. Если бы ты знал, как Лидуська переживает. (пауза) Главный вопрос решён быстро и положительно. (раздумчиво) В жизни по-всякому бывает.
  Владимир. - Теперь ей бояться нечего. Ребёнок будет с ней (со спазмом в голосе) выйдет замуж, и всё встанет на своё место.
  (Света задумывается)
  Света. - Володя, хочу тебя спросить. Как ты к Лиде относишься? (пауза) Не хочешь, можешь не отвечать.
  Владимир. - ( с силой проведя рукой по лицу) Я отвечу. Правда, в это трудно поверить. (пауза) Я её люблю! Жаль, дошло это поздно. Чтобы понять, сам себе душу вывернул.
  Света. - (обрадованно) Так и она тебя любит. Что же вы делаете! Взрослые дети. Господи, помилуй, ну и дураки.
  Владимир. - Знаю, что любит, но от этого не легче.
  Света. - (удивлённо) Вот тебе раз, я хочу Америку открыть, а она открыта. Откуда такая уверенность?
  Владимир. - (категорично) Иначе не может быть.
  Света. - Ого! (качает головой) Ну и мужики.
  ( Владимир встаёт с кресла и ходит по комнате, останавливается напротив Светы)
  Владимир. - Всё просто, когда оглядываешься назад, так просто, что завыть хочется. (убеждённо) Лида, честная, способная на настоящие чувства, сметающие всё на своём пути, и в тоже время стеснительна, не хочет их никому показать, случайное стечение обстоятельств, кто бы мог подумать, она никому не хотела перебегать дорогу, а тут ей расчётливо бросили мостик, дали возможность сделать счастливым. Кого!? Сволочь! Только из-за того, что любила, пожертвовала всем ради меня, хотела, чтобы я был счастлив, а я, глупец, не мог этого понять, ребёнка мне захотелось. (страстно) Света, помоги! Объясни ей всё, как есть. Она должна мне поверить. Я люблю её и не могу без неё жить. Мне ничего не надо, только она.
  (Света взволнована его словами, встаёт с кресла, мечется по комнате)
  Света. - ( не останавливаясь) Неужели у тебя слов не нашлось всё ей объяснить, когда приезжал на дачу? Она ждала этих слов, а ты мямлил ( садится в кресло, обхватив голову руками) Ох, Владимир.
  Владимир. - В том-то и дело, что не мог. Хотел, и никак не получалось. На её месте я бы в признание не поверил, трудно поверить, когда повороты на 180 градусов. Правильно она говорила, мой приезд был похож на дешёвенькую жалость.
  Света. - Ты прав, она в это не верит.
  Владимир. - А ты веришь?
  Света. - (раздумчиво) После того, как ты сказал, что не будешь требовать ребёнка, я просто не могу тебе не поверить. Иуда, наверно, не смог бы так притворяться.
  Владимир. - Ты веришь моим действиям, а не чувствам, а меня всего знобит от беспомощности.
  Света. - Вы оба виноваты, поэтому нужно просто обняться и простить друг друга.
  Владимир. - Виноват только я. Лидиной вины здесь нет. Как ты не понимаешь, Света. Она в жертву себя принесла, а я, как господин, принял эту жертву, а понимал же, что подлость совершаю. Не о ребёнке в тот миг думал, а об удовлетворении своего животного желания. В чём вся и суть.
  Света. - Володечка, не будь ты Достоевским. Будь попроще. Психологические анализы пусть проводят следователи и психиатры, а мы можем в этом запутаться, конец с концом не сведём. В душе начнёшь ковыряться, всё сломаешь. Надо уметь забывать и прощать.
  Владимир. - Хорошие слова, люди должны ценить их, но я не хочу быть сам себе адвокатом. Не могу я согласиться с твоими доводами.
  Света. - Это твоё личное дело, а моё дело - сделать так, чтобы Лида была счастлива.
  Владимир. - А я что, этого не хочу?
  Света. - Володя, не цепляйся за слова. Счастье Лиды заключается в том, чтобы вы были вместе. Не хмурься. Я всё понимаю и уверена, всё у вас будет хорошо. Главное, что любите, а всё прошлое останется нашей маленькой семейной тайной.
  Владимир. - Дай бог, чтобы всё закончилось благополучно. Буду на руках её носить.
  (Владимир садится)
  Света. - Чуть не забыла спросить, ты с Верой объяснился?
  Владимир. - Ещё нет.
  Света. - Духу не хватает.
  Владимир. - И духу тоже.
  Света. - Так уж поздно, сегодня Лиду выписывают.
  Владимир. - Вера должна прийти с минуты на минуту. Вчера звонила, вот я и жду её, чтобы разрубить узел наших отношений навсегда, а пришла сперва ты, нежданно-негаданно, но, наверно, к счастью. Кто бы мне тогда помог объясниться с Лидой - никто. А сам я, как видишь, играю труса.
  Света. - Ну что ж, предстоит ещё один неприятный разговор.
  Владимир. - (вздыхая) Это да.
  Света. - Я, когда узнала все подробности, поверить не могла, что Вера, (разводит руками) эта изысканная женщина, замешана в этой истории в качестве режиссёра. Правда, знала я её не очень близко, тебя вообще не знала, а всё равно, как услышала - не поверила. Расчёт у неё был до того тонкий... (пауза) понимает баб. Чтобы предложить женщине стать суррогатной матерью, без всякого материального вознаграждения, надо было быть на сто процентов уверенной в том, что Лида любит тебя, и не просто любит.
  Владимир. - По-моему, ты не права. Мне представляется, что она сгоряча поставила ва-банк. А, когда подвела дебет-кредит, ужаснулась.
  Света. - Возможно, так оно и есть. Нужно иметь изощрённый ум, чтобы продумать такой ход, но всё равно, любая импровизация предусматривает определённую долю знаний, тебя она знает настолько глубоко, что ты и сам об этом не догадываешься.
  Владимир. - Вера неплохая, ей просто не повезло, лишена главного, заложенного природой в каждой женщине. Это трагедия, поэтому говорить о какой-то её вине язык не поворачивается. Женщины хоть и способны на самые невероятные поступки, но в данной ситуации моя вина самая большая.
  Света. - Оказаться на её месте (передёргивает плечами) бррр, не хочу. С женщинами нужно аккуратно обращаться.
  Владимир. - Аккуратней - слово-то какое.
  Света. - Самое что ни на есть правильное. Мы потом, когда всё образуется, можем подискутировать. Постараюсь доказать тебе, что аккуратность нужна не только в одежде. Я же замужем, Володя, была, кое-что научилась сопоставлять.
  Владимир. - Поразительно, что ты развелась.
  Света. - Говорить и жить - разные вещи.
  Владимир. - Можно, если понимаешь, как не допустить ошибки, или, как сказать точней, неправильного шага.
  Света.- (горьковато смеётся) Это после того, как развелась, стала все тонкости улавливать.
  Владимир. - Все мы это знаем и всё равно, пока лоб не расшибём, учёба в толк не идёт.
  (слышен звонок, который прерывает разговор, Владимир вскакивает с кресла)
  - (волнуясь) Наверно, Вера пришла.
  Света. - (так же волнуясь) Возможно.
  (открывается дверь, входят Галя и Вера)
  Галя. - (смеясь) Володь, сегодня к тебе, словно к отшельнику, женское паломничество.
  (Владимир не реагирует на слова, сдерживая волнение, смотрит на Веру)
  Вера. - Добрый день!
  Владимир. -Здравствуй!
  Вера. - (замечает Свету, удивлённо) Света, и ты здесь? Здравствуй!
  Света. - (напряжённо) Здравствуй, Вера!
  Владимир. - Время летит. Вера, нам надо объясниться.
  ( Света встаёт с кресла)
  Света. - Я выйду, не буду вам мешать.
  Галя. - ( в замешательстве) Что случилось, не пойму?
  Вера. - Останьтесь, девочки. Это даже лучше, что вы всё услышите. Володя, а ты не нервничай. Я знаю, что ты хочешь сказать. Не надо тебе ничего говорить, к чему объяснения, когда и так всё ясно.
  Владимир. - Вера, это необходимо, не хочу, чтобы мы стали врагами. И так плохо, а ненависть ещё больше горя принесёт.
  Вера. - Ты не так меня понял, я сама скажу то, что надо. Не удивляйся и не думай, что я бесчувственная кукла с искусственным сердцем. Мне многое пришлось обдумать, прежде чем говорить именно так. У меня есть не только сердце.
  Владимир. - Вера, если тебе хочется высказаться, то как-нибудь в другой раз, а сейчас буду говорить я.
  Вера. - ( сдерживая слёзы) Володя, столько лет мы были вместе, а ты меня совершенно не знаешь, забыл всё хорошее.
  Владимир. - Я всё помню, но не в этом дело.
  Вера. - Ах, Вовка, помолчи секунду. Господи, да что тут говорить. Слушай. Я знаю, что ты мне скажешь, знаю, что нелегко тебе это говорить. Хорошо, говори, но прежде выслушай несколько слов. (пауза) Я освобождаю тебя от данного мне слова.
  Владимир. - Вера!
  Галя. - Я ничего не понимаю.
  Света. - Молчи, Галя.
  (Света берёт Галю за руку)
  - Молчи.
  Вера - Вижу, что не ожидал ты от меня этих слов. В душе, наверно, заклеймил. (со страстью) Разве я виновата в том, что люблю тебя?! Я пошла на это, так как думала, что любима.
  Владимир. - (опустив голову) Прости, Вера.
  Вера. - (через силу улыбнувшись) Эх, Володька, если бы не я, ничего бы и не было. Боялась потерять тебя... (пауза) и потеряла.
  Владимир. - Вера, ты ни в чём не виновата, выбрось это из головы. В тридцать лет, каждый должен отвечать за свои поступки. Надо было не хвостом вилять, а сказать тебе правду.
  Вера. - ( с трудом) Спасибо, Володя, что хоть зла не таишь (поворачивается к Свете) Света, прошу тебя, у Лиды от моего имени прощения попроси, стыдно мне сейчас на глаза ей появляться. Хотела я её чувства в своих целях использовать, да, видно, вещами такими играть нельзя, не может человек в
  себе такой груз нести - надорвётся.
  (Света отпускает Галину руку)
  Света. - (пылко) Верочка, считай, что она тебя уже простила.
  Вера. - Спасибо, Света. Благодарна я тебе, что ты правильно поняла, мести в душе за сестру не затаила. Значит, и Лида поймёт.
  Света. - В этом можешь не сомневаться.
  Галя. - (вне себя) Ну, что же всё ж таки происходит? Вы мне скажете, или нет?
  (Владимир хватает Галю на руки и кружит по комнате)
  Владимир. - Галка, племянник у тебя будет, а у меня сын. Поняла, коза!
  (Владимир опускает Галю на ноги)
  Галя. - (ошеломлённо) Ничего не поняла.
  Света. - (весело) Тётей ты стала, Галя, мама твоя бабушкой, а брат твой папой. Вот такие события происходят в вашем доме.
  Галя. - Ой! (взмахивает руками и выбегает из комнаты)
  Света. - Володя, предупреждаю сразу, что место крёстной матери никому не уступлю, даже твоей сестре.
  Владимир. - Света, я об этом как-то и не думал. О каком крещении, курочка ещё в гнезде, тем более, это не только от меня зависит.
  Света. - Не увиливай от ответа, а с Лидой я договорюсь. Спроси Веру, надо ребёночка крестить, или нет. Вера, скажи ему.
  Вера. - (сдерживая слёзы, еле слышно) Не знаю.
  Света. - Ну, это уже не в какие ворота не лезет. Володя, ты должен понимать, как это важно.
  Владимир. - Всё это бред.
  Света. - Не ожидала. Для чего ребёнка крестят, это же не прихоть, это древний обычай, в своё время, когда детей крестили, думали о том, что, если родители погибнут, дети не должны остаться сиротами. Время было тяжёлое, и люди всё пытались предусмотреть. Сейчас, конечно, всё проще, предков рановато хоронить, да и ребёночку должно быть приятно, что не одна мама, а две, не один папа, а два. А мне разве не приятно, что крестничек у меня будет, махонький такой!
  Владимир. - (рассмеявшись) Убедила.
  Света. - (шутливо грозя пальцем) Попробовал бы не согласиться.
  Владимир. - Твои аргументы непоколебимы, как скалы.
  Света. - Сразу бы так.
  Владимир. - Света, но не забывай русской пословицы.
  Света. - Это ещё какой пословицы?
  Владимир. - ( улыбаясь) Такая простенькая. То не кума, что под кумом не была. Найду тебе такого кума, который займётся твоим воспитанием, будет не до крестничка.
  Света. - (насмешливо) Видали таких шустрых. Если будет надо, я из твоего кума не то что верёвку - канат сплету.
  Владимир. - (шутливо) Всё, сдаюсь. Ты вне конкуренции.
  Света. - Имей в виду, я это всё говорю на полном серьёзе.
  (Владимир не успевает ответить. В комнату врываются мать и Галя. Анна Андреевна бросается к Владимиру)
  Мать. - (в волнении)Володечка, сынок, это правда?
  (Владимир обнимает мать)
  Владимир. - Правда , мамулька, правда!
  Мать. - (плача) Что же ты молчал, до сих пор, изверг?!
  (Владимир отпускает мать из объятий)
  Владимир. - Так уж получилось, мама. Ты хотела внука, вот он и будет. По щучьему велению.
  Мать. - Скажи хоть, кто эта щука?
  (все смеются, кроме Веры)
  Владимир. - Макарова Лида.
  Мать. - (наивно) Господи, когда же вы успели?
  Галя. - Мамочка, они фокусники.
  Мать. - Он, внук, уже родился, или ещё ждёте? Может, ещё и не внук, внучка будет?
  Владимир. - Он родился, неделю тому назад. Сегодня со Светой идём в роддом встречать твоего внука. Ты рада?
  Мать. - (всплеснув руками) У меня ничего не готово, как же так, хоть бы словечком намекнули.
  Света. - Анна Андреевна, это вам сюрприз.
  Мать. - От такого радостного сюрприза можно сойти с ума. Что творят, и матери ни гу-гу.
  Владимир. - Мамуль, готовь лучше праздничный стол, а мы поедем за Адамом.
  (Мать, Света, Галя - одновременно)
  - Каким Адамом?
  Владимир. - Моим сыном. Назовём его Адамом.
  ( Вера вытирает слёзы и незаметно уходит)
  Галя. - (ликующе) Да здравствует Адам!
  Мать. - Час от часу не легче. Дурью не майся, надо же такое придумать. Где ты видел хотя бы одного Адама?
  Света. - Мне нравится, Володя решил правильно. Имя будет интересное любопытство вызывать, особенно у женщин, а если ещё парнем вырастит нормальным, что мы совместными усилиями постараемся воплотить в жизнь, имя это не помешает, и цены Адамчику не будет. Лично я, как будущая крёстная, за! Пусть женщины угощают его яблоками.
  Галя. - (прыгает и хлопает в ладоши) Я за Адама! Я за Адама!
  Мать. - (качает головой) Называйте как хотите, может, я чего не понимаю. У вас всё сейчас кувырком, жениться не женились, а ребёночка сделать успели.
  Владимир.- Мама, будет и свадьба. Всё будет по высшему классу.
  Мать. - Дай-то бог, чтобы всё по-человечески, мать-то всегда поймёт, было бы вам хорошо.
  Галя. - Мамочка, ты у нас лучше всех.
  Мать. - Не подлизывайся (грозит пальцем) Не дай бог, Еву в подоле принесёшь, на порог дома не пущу. Живи тогда, где хочешь.
  Галя. - ( надув губы) Да ты что, мам.
  Мать. - (на секунду задумавшись, улыбается) Света, ты наверно, не знаешь, почему мы нашу Галю козой зовём.
  Света. - Не знаю, Анна Андреевна.
  Галя. - Ну не надо, мам.
  Мать. - (махнув рукой) Не мешай мне. Помолчи лучше, чай, не чужие теперь, родственниками стали.
  (Галя закрывает лицо руками, а Анна Андреевна, улыбаясь, рассказывает Свете происхождение этого имени)
  - Было Галке тогда лет семь, мечтала певицей стать, пела с утра до вечера, покою никому не давала и всё требовала, чтобы её Аллой Пугачёвой называли. Как-то раз собрались у нас гости, отец ещё жив был, царство ему небесное. ( Анна Андреевна крестится) Ну, я прошу доченьку, спой нам что- нибудь из своего репертуара. Нахмурилась, спою, говорит, если будешь меня Аллой Пугачёвой звать. Хорошо, говорю, доченька, я согласна. Объявляю гостям. Внимание. Сейчас перед вами выступит артистка Алла Пугачёва. А она не поёт. Я ей: доченька, в чём дело? Она мне - не так объявляешь. Ну, что тут делать будешь, снова объявляю, с выражением стараюсь говорить. Внимание! Перед вами выступает лучшая артистка эстрады, Алла Пугачёва. Опять не поёт, слёзы в глазах и твердит: не так, не так. Я ей - доченька, подскажи маме, как надо, мама не знает. Надо, говорит, говорить "народная артистка Алла Пугачёва". Пришлось снова объявлять, а куда денешься. Запела дочурка свою любимую. Жил-был у бабушки серенький козлик, серенький козлик и серый козёл. Все смеялись до слёз, с тех пор иногда козочкой зовём.
  ( все улыбаются, а Галя закрывает лицо руками)
  - Володя, ну вы езжайте со Светой за Адамчиком с невесткой, а мы с Галей к вашему возвращению, что-нибудь придумаем отметить неожиданное пополнение. Пойдём, Галь, в магазин сбегаешь. Стол будем накрывать для внука с невесткой.
  (Анна Андреевна обнимает Галю за плечи)
  - Не обижайся на маму, глупенькая.
  ( уходят)
  Света. - Хорошая у тебя мама. С виду вроде строгая, а на самом деле очень добрая, другая ещё неизвестно, как бы к такому сюрпризу отнеслась бы, а твоя сразу стол накрывать для внука с невесткой. Лида будет счастлива.
  Владимир. - Надо быстрей ехать, а то Лида сейчас зря изводится, ей жизнь не в радость. Мучается, думает, приедут ли ребёнка забирать.
  Света. - Ничего, теперь всё образуется.
  Владимир. - Мне страшно, в душе холодно. Вдруг не захочет меня слушать. Мы тут всё без неё решили, раньше времени радуюсь. (пауза) Коляску, вещи купил для маленького, домой Лиде отнёс.
  Света. - Молодец, заботливый отец, вот только с колясочкой поторопился. Помнишь Елизавету Петровну и Павла Гавриловича?
  Владимир. - Капитан Блад и Арабелла?
  Света. - Они, они.
  Владимир. - Ну и что?
  Света. - А то, что тоже колясочку для Лиды купили.
  Владимир. - А куда же мою?
  Света. - (смеясь) Вовка, у тебя лицо вытянулось, какой чувствительный. Не пропадёт, не боись.
  (Владимир подходит к окну)
  - Не волнуйся всё будет нормально, я за это ручаюсь. Любит, а это всё решает. Ты просто женщин до конца не знаешь, женские чувства сметают всё на своём пути. Поменьше говори, а лучше вообще молчи, помирю вас - наговоритесь вдоволь. Сейчас важно всё правильно объяснить, а у неё принципов ой-е-ёй, это хорошо, что я знаю, как с ней говорить.
  Владимир. - (вздыхая) Всю жизнь буду тебе обязан.
  Света. - Какие могут быть обязанности, мы теперь родственники. Лидочку только люби крепко, не обижай, живите сладко, я ей так добра желаю, она же совсем одна, никого у ней нет ближе меня. Родители наши рано ушли.
  (Владимир отходит от окна)
  Владимир. - Я знаю об этом.
  Света. - Так вот и живём.
  Владимир. - Свет, тебе тоже не мешало бы собой заняться.
  Света. - Куда уж там. Мозги стали с общественным уклоном, всё почему-то хочется кому-то что-то хорошее сделать, а себе шиш.
  (Владимир слышит в словах Светы тоску)
  Владимир. - Свет, а вдруг я смогу чем-то помочь? Мы знакомы какие-то часы, а ощущение, что знаю тебя очень, очень давно.
   Света. - (усмехнувшись) Тоже мне помощничек нашёлся. За меня нет смысла волноваться, я не Лида, в любое время замуж выйду. У нас с ней разная конституция. (лукаво) Вот ты женился бы на мне?
  Владимир. - Не задавай мне таких вопросов.
  Света. - А я знаю, что красивая.
  Владимир.- Но не красивей Лиды.
  (Света смеётся)
  Света. - Люблю смущать мужчин неожиданными вопросами.
  Владимир. - Меня, надеюсь, от этого избавишь?
  Света. - (шутя) Смотря как себя будешь вести.
  Владимир. - Буду стараться.
  Света. - (вздохнув) Тебе это не грозит. К родственникам я гуманна. Семью вашу, наоборот, укреплять буду.
  Владимир. - (смотрит на часы) Света, уже, кажется, пора.
  Света. - Если время подошло, пора двигаться. Давай присядем на дорожку и пойдём.
  Владимир. - Веришь в приметы?
  Света. - Автоматически.
  (Владимир Света садятся, через несколько секунд встают и уходят)
  
  ЗАНАВЕС
  
  Действие четвёртое (описание)
  
  Вестибюль роддома. В глубине сцены два больших окна, перед ними барьер, за которым сидят две сестры. Первая сестра даёт родственникам информацию о состоянии рожениц. Вторая сестра принимает передачи от родственников для рожениц, с ней разговаривает мужчина, в руках у него полная сумка с продуктами. Справа, ближе к барьеру, дверь - вход в вестибюль с улицы. Слева дверь, вход в родильное отделение. По бокам вдоль стены стоят стулья, посреди стол, вокруг стола стоят три кресла. На столе лежат журналы, в креслах сидят мужчина и пожилая женщина, у мужчины в руках цветы. Слева, на стульях, сидят двое мужчин и женщина. У всех троих в руках цветы. Один мужчина, жестикулируя, ходит по вестибюлю взад-вперёд. В вестибюль входят Владимир и Света, у Владимира в руках большой букет роз.
  
  Первый муж. - Сестра, умоляю вас, примите передачу.
  Вторая сестра. - Вам уже сказано, нет. Не мешайте работать.
  Первый муж. - Но прошу вас, что вам стоит.
  Вторая сестра. - Какой вы настырный, утром, только что передали, вот в журнале отмечено, смотрите.
  (показывает ему журнал регистрации передач)
  - Жена ваша за неделю столько не съест, неужели это не понять.
  Первый муж. - Сестра, я с вами согласен, что жене не надо. (умоляюще) Но можно же принять передачу для маленького, (торопливо) здесь одни фрукты, ему это полезно Я всё оббегал, по-вашему это во внимание браться не должно?
  (первая сестра прыскает в ладоши, слушая разговор между второй сестрой и мужчиной с передачей)
  Вторая сестра. - Мужчина, ну что вы городите. Вы что, меня за дурочку принимаете?
  (обращаясь ко всем)
  - Товарищи, вы только посмотрите на него.
  ( у присутствующих на лицах улыбки)
  - Какое моё дело, где вы бегаете?
  Первый муж. - Что же это получается? Я своему сыну уже и фруктов не могу принести? Вас послушаешь, маленький и есть не хочет, воздухом должен питаться, так, что ли, а, может, у вас здесь фруктовые сады растут? Это безобразие!
  Первая сестра. - Маша, да возьми ты у него передачу, иначе не успокоится. Смотри, он весь позеленел.
  Вторая сестра. - Пусть хоть лопнет, наглец. У меня инструкция.
  Первая сестра. - Маш, да не обижайся ты. Плюнь на эту инструкцию. Представь, твой мужик рожает. Неужели ты его бросишь и фруктов искать не будешь и скажешь, пусть голодный сидит?
  (первая и вторая сестра смеются)
  Вторая сестра. - Ладно, давайте ваши фрукты, только учтите на будущее, передачи принимаются в определённые часы, в определённом количестве, а не десять раз на дню. Вам дай волю, вы и вагон припрёте. Соображать хоть немножко надо. Вам ясно?
  Первый муж. - (радостно) Ясно, сестрёнка. Миленькая, всё ясно. Буду умненьким и благоразумненьким.
  Вторая сестра. - Запел, словно соловей. Все вы такие благоразумненькие, когда вам что-нибудь надо. Давай свою сумку.
  ( мужчина, торопясь, подаёт сумку и сразу быстро уходит, боясь, что сестра может передумать)
  - (вдогонку) Опять на рынок полетел.
  Владимир. - Света, наверно, нужно узнать, сколько нам ещё здесь ждать.
  Света. - Ещё рановато, видишь, все спокойно сидят и ждут. Раньше двух никого не выписывают.
  Владимир. - Это почему так?
  Света. - (снисходительно) Порядок такой, Володя. Государственное учреждение, а не лавочка какая-нибудь, где халтурят повитухи. Понимать надо.
  Владимир. - А-а-а
  Света. - Б-э-э. Вы, мужчины, как в роддом заходите, сразу разум теряете. А представь, каково женщинам. Когда, как грибы, растут одни акселераты. Здоровые, словно мамонты. Прежде чем рожать, чего только не передумаешь.
  Владимир - Да брось ты ерунду говорить.
  Света. - А ты слушай и думай, как женщине страдать приходится.
  (Владимир хмурится)
  - Не хмурься, пытаюсь успокоить тебя, чтоб попусту не дёргался.(нежно) Вова, возьми себя в руки, самое страшное позади. Сидишь, как на иголках.
  Владимир. - Сижу нормально.
  Света. - (с иронией) То-то я и смотрю, глянец наводишь. (серьёзно) Не волнуйся, всё будет хорошо. Я обещала, значит, верь, знаю, что говорю.
  Владимир. - Свет, ты оптимистка.
  Света. - Не всегда.
  Третий муж. - (скороговоркой) Что мне теперь делать, что мне теперь делать?
  Владимир. - Что это с ним ?
  Света. - У всех свои заботы.
  Владимир. - Может, у него несчастье какое?
  Света. - Вряд ли, по лицу не видно ничего, кроме удивления, наверно, жена двойню родила.
  Владимир. - Прямо уж двойню. Придумаешь тоже, насмешить меня решила.
  Света. - Смешить не собираюсь, просто уверена, спроси, и убедишься сам.
  Владимир. - Да он возьмёт пошлёт меня куда-нибудь подальше.
  Света. - Не пошлёт. Хочешь, я спрошу?
  Владимир. - Хм. Спроси.
  Света. - Гражданин!
  (мужчина ходит взад вперёд и не слышит, что к нему обращаются. Света встаёт и останавливает его за руку)
  - Мужчина!
  Третий муж. - (очнувшись) Что, уже несут?
  Света. - Да никого не несут. Я хочу спросить. У вас двойня, близнецы?
  Третий муж. - Какая двойня, девушка. У меня жена с ума сошла.
  Света. - (испуганно) Ой, простите, пожалуйста.
  Третий муж. - (патетически, обращаясь ко всем присутствующим) Была бы двойня! Бог с ними! А то тройня, и все девки. Хотя бы одного парня родила!
  (все смеются, кроме Светы и сидящих слева. Мужчина обхватывает голову руками)
  -(скороговоркой) Что мне теперь делать? Что мне теперь делать?
  (опять начинает ходить взад-вперёд. Света садится на место)
  Владимир. - Понять человека можно.
  Света. - Дурак он набитый. Перепугал всех, ходит-стонет, нет, чтобы радоваться.
  Владимир. - Ну уж не скажи, радость относительная.
  Света. - Все вы, мужики, одинаковы.
  Владимир. - Светочка, ты начинаешь терять чувство меры.
  Света. - (передёрнув плечами) Я ничего не теряю, а вы, мужчины, истину простую не понимаете, примету народную.
  Владимир. - Приметы - это суеверие.
  Женщина. - Извините, молодые люди, что я вмешиваюсь в ваш разговор, в моём возрасте это уже простительно. Вы, молодой человек, неправы. Правильно вам девушка говорит, между приметами и суеверием пролегает огромная пропасть. Суеверие замешано на религиозном фанатизме, корнями своими в невежество людское уходит, служит оружием в руках нечистоплотных людишек, тогда как приметы - это мудрость народная, веками проверенная, иначе говоря, приметы - это азбука природы, помогающая людям выжить в беспрестанной борьбе за жизнь.
  (Владимир обращается к Свете и женщине)
  Владимир. - Так всё же, в чём дело? Что вы на меня напали?
  Света. - Володя, и не стыдно не знать, если девочек больше рождается, то войны не будет.
  Владимир. - (поднимает руки) Сдаюсь! Дорогие женщины, у-бе-ди-ли. Одной фразой уложили на лопатки. С вами полностью согласен, чем больше женщин, тем приятней жить, а войны не надо.
  Женщина. - Вам-то приятней. А женщинам? Мало того, что вам, мужчинам, жизнь дают, жертвуют собой ради мира.
  Владимир. - Ваша мысль мне не совсем понятна. Всегда считал: как женщины, так и мужчины не хотят войны. Примеры этого вокруг нас. Да, само то, что мужчина является защитником отечества, то есть мира, говорит само за себя. Скажу вашими же словами, является защитником от нечистоплотных людишек. Мысль эту можно продолжать до бесконечности.
  Женщина. - Всё, что вы говорите, верно, а попробуйте вдуматься в эту проблему с другой стороны. Переверните медаль и увидите, что дело обстоит намного сложней и не заключается только в защите от нечистоплотных людишек. Давайте глубже копнём: (пауза) чем больше девочек, будущих женщин, на белый свет рождается, тем меньше шансов для войны, это народная примета. Будем считать это бесспорным. А дальше что? (пауза) Дальше вот что, женщины в большом количестве остаются одинокими, пары для них нет. Сколько им приходится из-за этого страдать, нередко и оскорбления в свой адрес выслушивать, разве хоть один мужчина, задумался над этим, почему женщины одиноки, разве хоть раз у кого из мужчин сердце кольнуло от такой несправедливости? Сейчас смотрю на вас и вижу, вы так и порываетесь сказать, что это всё на утопию похоже.
   (Владимир молчит)
  - Тогда ответьте мне на такой вопрос: почему Родину матерью называют?
  Владимир. - Если начистоту, то это образное сравнение.
   (Света дёргает его за руку)
  Света. - (требовательно) Володя!
  Женщина. - Образное, говорите. Так и земля, планета наша, тоже мать для всех людей, женщину собой олицетворяет, не только у нас, у всех народов так. Вы разве не видите в этом определённых закономерностей природы. Как могли люди, не сговариваясь, самому дорогому, самому родному, имя женщины дать. Если океан он, то вода она, если материк он, то земля она, если воздух он, то атмосфера она и, наконец, космос он, а вселенная - она.
  Владимир. - Вы, случаем, философией не увлекаетесь?
  Женщина. - Какой с меня философ. Просто жизнь научила думать, теперь внучку учить буду.
   Владимир. - (с гордостью) А у меня сын.
  Женщина. - (улыбаясь) А мы решили, сперва няньку, потом Ваньку. Подрастёт маленькая хозяюшка, будет помогать братика воспитывать, к тому времени, надеюсь, мой сынок внучка мне подарит.
  Владимир. - У вас всё, как по науке, а как тогда этому мужчине быть?
  (Владимир кивком головы показывает на третьего мужчину)
  Женщина. - (улыбаясь) Перестарались, зато теперь без забот жить будут.
  Второй муж. - Мама, сколько ещё ждать?
  Женщина. - (с упрёком) Алексей, видишь, я с человеком разговариваю, не показывай свою невоспитанность.
  Владимир. - Ничего, ничего, сын ваш, как и я, находится в нервном ожидании. В данном случае мужчина имеет право на сочувствие и снисхождение со стороны женщин.
  Света. - Мужчины всегда друг друга выручают. В любом положении оправдание себе найдут.
  Женщина. - (деликатно) Согласитесь, что в этих вопросах мы, женщины, тоже иногда хороши бываем.
  Света. - (вздохнув) Бывает.
  Женщина. - (сыну) Потерпи. Мне самой невмоготу, так хочется быстрей внучку увидеть.
  Второй муж. - Мама, это безобразие, заставлять так долго ждать. Ждёшь и думаешь, а вдруг что-нибудь случилось.
  Владимир. - (Свете тихо) А он прав.
  Женщина. - Почитай лучше журнал, отвлекись.
  Второй муж. - Мамочка, о каком чтении ты говоришь, в голову ничего не лезет.
  Женщина. - (строго) Тогда сиди и жди, все кругом ждут и никто не возмущается.
   (звонит телефон, сестра, дающая справки, поднимает трубку)
  Первая сестра. - Алло, я слушаю, кого? (пауза) Сейчас узнаю (прикрывает рукой телефонную трубку и обращается к присутствующим)
  - Граждане! (все поворачиваются в её сторону)
  - Кто из вас пришёл встречать Макарову Лиду?
   (Владимир и Света, одновременно)
  - Мы!
  Первая сестра. - ( в трубку) Пришли двое, мужчина и женщина.(пауза) Сейчас (прикрывает ладонью телефонную трубку, обращается к Владимиру)
  - Гражданин, как ваша фамилия?
  Владимир. - Григорьев Владимир.
  Первая сестра. - (в трубку) Григорьев Владимир. (вешает трубку)
  Владимир. - (обеспокоенно) Света, наверно, что-то случилось. Я сейчас узнаю.
  Света. - Володь, да успокойся ты.
  Владимир. - Нет, надо спросить.
   ( идёт к сестре)
  - Девушка, скажите, пожалуйста, вы спрашивали мою фамилию, может, что случилось?
  Первая сестра. - Гражданин, я не знаю, зачем спрашивали вашу фамилию. Наверно, роженица беспокоится, пришли вы или нет. Вы зря волнуетесь, ничего особенного в этом нет, я в день раз двадцать, а то и больше, узнаю чью-либо фамилию.
  Владимир. - Вполне возможно, извините, пожалуйста.
  Первая сестра. - Это моя работа.
   (Владимир садится на прежнее место)
  Света. - Ну, узнал?
  Владимир. - Говорит, что, наверно, Лида беспокоится, пришли её встречать, или нет.
  Света. - Я так и подумала.
  Владимир. - А меня как током ударило, когда фамилию спросили.
  Света. - Немножко поволнуйся, это иногда полезно.
  Владимир. - Иногда, но не сейчас.
  Света. - Ничего не случится, зато насколько больше радости будет.
  Владимир. - Она, наверно, думает, что я пришёл вместе с Верой пацана забирать. Надо сказать сестре, чтобы позвонила в отделение и сказала, что здесь ты и я.
  Света. - Ни к чему это.
  Владимир. - Удивляюсь твоему спокойствию.
  Света. - Володя, не надо фантазировать.
  Владимир. - Света, как ты не хочешь понять, насколько ей сейчас тяжело. Она, может, места себе не находит. Мечется по палате, а мы здесь сидим, философией занимаемся.
  Света. - Ты всё об одном и том же. Я понимаю, Вова, всё понимаю, но полчаса нас не устроит. Она девять месяцев места себе не находила и ничего с ней не случилось. Поэтому перестань делать из этого трагедию, не драматизируй. Потерпи полчаса, и давай прекратим этот ненужный разговор.
  Владимир. - У меня кошки на душе скребут.
  Света. - Скоро замяукают.
  ( Света, отворачивается от Владимира и обращается к мужчине, который продолжает ходить по вестибюлю)
  - Гражданин, можно вас спросить?
  (мужчина останавливается около Светы)
  Третий муж. - Что вы сказали?
  Света. - Хотела спросить у вас, как своих девочек назовёте?
  Третий муж. - (озадаченно) Как-то об этом не задумывался.
  (Света, Владимир, женщина, второй мужчина - смеются)
  (пожав плечами) Честное слово, даже представить не могу. Жена решит.
  Света. - А вам что, всё равно?
  Третий муж. - Затрудняюсь ответить.
  Женщина. - Хоть и говорят, что незнакомым людям лучше советы не давать. Послушайте старуху, мой вам совет, назовите девочек: Вера, Надежда, Любовь. Лучше не придумаешь, это же просто чудо, что сразу три девчонки-близнецы. Вам все завидовать будут, любой бы хотел оказаться на вашем месте.
  Света. - (с завистью) Да, вы правы. Это чудесно, три девочки, крохи малюсенькие.
  Третий муж. - Я, право, не знаю, как жена.
  Женщина. - Что же тут знать. Любая женщина иначе и не назовёт, могу с вами пари заключить.
  Света. - Я вас поддерживаю.
  Третий муж. - (ко всем) Понимаете, я до сих пор опомниться не могу, словно лавина снежная обрушилась, кто бы мог подумать, что именно со мной такая история может приключиться.
  (все смеются, даже до сих пор молчавшие двое мужчин и женщина, сидящие слева)
  - И не только вам смешно, вся родня хохочет, а жена моя маленькая, худенькая, и живот у нее маленький был (показывает руками, какой у жены был живот, вызывая этим очередную порцию смеха)
  - Вот, пожалуйста, в героини решила податься (обиженно) меня теперь дамским закройщиком на работе прозвали.
  (все опять смеются, мужчина сокрушённо разводит руками и снова начинает ходить)
  Света. - Счастливый человек, до конца этого ещё понять не может, глупый, на шутливое прозвище обиделся, он сейчас и четвёртому ребёнку был бы рад, лишь бы только мальчишка.
  (Света улыбается)
  Владимир. - Элемент неожиданности выбил его из колеи.
  Света. - (задумчиво улыбаясь) Приятная неожиданность.
  Владимир.- Одного в толк не возьму, почему сама не рожаешь?
  Света. - Это разные вещи, если бы я знала, что рожу тройню, да от любимого человека, ни на секунду не задумывалась бы.
  Владимир. - Не устаю повторять, женская логика временами загоняет меня в тупик. И рожать вы хотите и тут же не хотите, тройню вам подавай, да ещё с какими- нибудь причудами, от которых, не исключено, мозг закипит, мало этого - не останавливаясь, в другую крайность кинетесь, и так до бесконечности.
  Света. - Да ну тебя, ты прямолинеен, а я мечтаю (с жаром) как бы было хорошо, чтоб все мечты сбывались.
  (Владимир задумывается)
  Владимир. - У меня идея, тебе, может, понравится, на работе есть в друзьях хороший парень, пьёт в меру, но вот как я, ты же не скажешь, что я не умею культурно употреблять алкоголь. Любитель активного отдыха, а самое главное, почему я о нём заговорил, вас объединяют одинаковые мечты: тебе тройка нападения нужна, а он не против иметь целую хоккейную пятёрку, детей любит. Хочешь, познакомлю? Будете воплощать свои мечты в жизнь, это же отлично, когда у людей есть общая цель.
  Света. - Володя, хватит шутить. Для меня, между прочим, это вовсе не пустой звук, я за свою мечту.
  Владимир.- Я вполне серьёзно, никаких шуточек. Ты меня взбодрила, и я вспомнил и не вижу в этом ничего плохого.
  (Света не желает показать, что её это заинтересовало)
  Света. - (смеясь) А какой он из себя, приятель твой?
  Владимир. - Я же уже сказал, отличный парень, мечты у вас сходятся, это как звёзды на небе, он тебе понравится, может пошутить, всегда к месту, тебе это особенно должно быть приятно, ты же любишь умные шутки. В этом я уже убедился, не будешь отрицать, что откровенность, окрашенная юмором в разумных размерах, не только располагает, но и помогает понять человека.
  Света. - Ты уже это говорил.
  Владимир. - Говорил, не отрицаю, то, что ты коммуникабельная женщина, согласится любой, кто тебя знает. Это бесспорный факт.
  Света. - Спасибо за комплимент, по-твоему я с любым могу входить в контакт?
  Владимир.- Ну, Свет, что у вас за манера всё переворачивать, ирония здесь ни к чему, о каком контакте ты ведёшь речь, у тебя всё с подтекстом.
  Света. - Мне слово это ком-му-ни-ка-бель-на-я противно, так вот. У меня есть симпатии и антипатии, как у всех. Не хочу, чтобы ко мне применялись такие слова, я хочу быть разной, непредсказуемой. Я баба. Я женщина. Я хочу любить и чувствовать, а не только трахаться. (пауза) Мне нужен мозг, а потом член, а если у него только член, то пусть это животное занимается онанизмом всю свою жизнь.
  Владимир. - Хорошая импровизация, а, главное, искренняя. Свет, я поражён и мне понравилось, хотя когда я говорил "коммуникабельная", имел ввиду только тех, к кому ты симпатизируешь. Ты ещё раз доказала: женская логика прекрасна и непредсказуема.
  Света.- У меня наболело, противно смотреть на мужиков, у которых одна извилина ниже поясницы, а ваша логика похлеще, не подарок, одна демагогия. Всё сводите к тому, чтобы показать своё превосходство над женщиной. Фигу вам, ничего у вас не выйдет, скоро мы будем командовать.
  Владимир. - Да здравствует матриархат!
  Света. - Лучше матриархат, хоть пьяниц поменьше будет.
  Владимир. - И почему ты не железная леди?
  Света. - А что, скажешь, плохая женщина, всех мужиков за пояс заткнула. В России тоже такие найдутся.
  (открывается дверь из родильного отделения, оттуда выглядывает сестра, обводит глазами всех присутствующих и останавливает свой взгляд на Владимире, посмотрев на него, закрывает дверь)
  Владимир. - (встревоженно) Света, ты обратил внимание, как она на меня смотрела?
  Света. - (качает головой) Какой ты мнительный. На тебя смотрела. Она на всех смотрела. Любопытство проявляет, а ты всё на свой счёт переводишь, нервотрёпку сам себе создаёшь.
  Владимир. - Не могу объяснить, а сердцем почувствовал, как что-то она мне сказать хотела. Глаза у неё какие-то не такие были, странные, полуиспуганные.
  Света. - (полунасмешливо) Господи помилуй, спаси и сохрани. Быстрей бы вас помирить, а то ты меня с ума сведёшь. Лидка тоже носится со своим шестым чувством. Вы так друг друга съедите, если не избавитесь от ненужной мнительности. Мнительность - та же подозрительность, кроме неприятностей ничего существенного от неё не получишь.
  Владимир. - Нет, всё равно я больше ждать не в состоянии.
  Света. - Так бы сразу и сказал, что живот болит.
  Владимир. - (рассерженно) Какой живот, что ты мелешь!
  (Света смеётся)
  - (обиженно) пойду покурю.
  Света. - (мягко) Володечка, не обижайся, надулся сразу, как индюк, а говоришь, что юмор понимаешь. Я пошутила, надо же тебе какую-никакую разрядку сделать. Ждать осталось минуты, подготовь лучше себя к встрече, а то раскиснешь, слова из тебя не выжмешь. Ни бэ, ни мэ, ни кукареку. Возьми себя в руки.
  Владимир. - (тяжело вздохнув) Ты так думаешь?
  Света. - Конечно, видишь, я совершенно спокойна, а разговор мне предстоит не из лёгких, имей это в виду.
  Владимир. - Пойду всё же выкурю сигаретку.
  Света. - Потерпи несколько минут, успеешь накуриться.
  (Из родильного отделения открывается дверь)
  - Что я говорила, уже идут.
  ( Появляется сестра с ребёнком на руках, за ней врач женщина средних лет. Все смотрят на них. Они идут в сторону Владимира и Светы. Владимир и Света встают, одновременно делают шаг вперёд. Владимир не чувствует, как задевает букет цветов, который падает на пол)
  Владимир.- (с облегчением) Наконец -то.
  (Он не замечает, что нет Лиды, всё его внимание сосредоточено на ребёнке)
  Врач. - (официально) Гражданин! Вы Григорьев Владимир?
  Владимир. - (с нетерпением) Да, я.
  Третья сестра. - (угрюмо) Вот ваш сын.
  Света. - Доктор, а где Лида?
  ( Врач не отвечает ей, протягивает Владимиру сложенный тетрадный листок)
  Владимир. - (растерянно) Что это такое?
  Врач. - (мрачно) Прочтите и узнаете.
  (Владимир берёт листок, разворачивает его и читает вслух)
  Владимир. - (медленно, с расстановкой, плохо понимая смысл) Здравствуй, миленький Вовка! Я называю тебя так второй раз в жизни, совершенно не стесняясь своих слов, а только горько сожалея, что мои чувства остались без ответа. Невезучая я баба, милый, ты не обращай внимания на мою жалобу. Я тебя ни в чём не виню, виновата я одна, мне же в голову не приходило что-то подобное, как это тяжко отказаться от своего ребёнка. От одной только мысли, что у него должна быть другая мама, волосы становятся дыбом. Как трудно это воспринять, никто никогда не поймёт, никому не объяснишь, не передашь свои чувства и не расскажешь правды, которая в любом случае была бы публично осуждена всеми. Да, я могла бы обмануть вас, ты знаешь, о чём я говорю, но я не могу разлюбить тебя, сделать тебя несчастным не в моих силах, поэтому я не вижу другого выхода. Прошу об одном: люби сына, назови его Сашей и иногда вспоминай меня, мне так будет легче, если можешь, прояви ко мне снисхождение, уступи моей просьбе, воспитывай сына один. Мне страшно, я боюсь, я хочу жить, я пишу тебе, мой любимый, слёзы заливают моё лицо, а меня уже нет. Прощай, Вовка! Лида.
  (Света вскрикивает и падает на колени с криком: "Лида-а-а-а!!!" Владимир отупело смотрит в лист бумаги, затравленно озирается и неожиданно кричит)
  - Что с ней случилось!? Что вы молчите!?
  (Врач стоит, опустив голову, сестра, держащая на руках ребёнка, плачет. Света рыдает. Все остальные, встав со своих мест, не замечая своих слёз, с ужасом смотрят на Владимира. Владимир поворачивается к зрительному залу и диким голосом с огромной силой кричит)
  - Не верю! Не верю! Отдайте мою Лиду!
  (На сцене гаснет свет, всё погружается в темноту, полная тишина, через минуту из глубины сцены звучит музыка Баха, и трагический голос рассказывает о дальнейшей судьбе участников драмы)
  
   Судебная экспертиза установила, что самоубийство, повлёкшее за собой смерть Макаровой Лиды, произошло вследствие реактивного психоза, вызванного болезненным воображением самоубийцы. Дело закрыто, виновных нет.
   Спустя год после смерти Лиды Владимир женился на Светлане, через девять месяцев Света родила девочку, назвали Лидой. Спустя ещё три месяца произошло несчастье. Владимир покончил жизнь самоубийством. Судебная экспертиза и следствие установили следующее. Самоубийца снял со стены охотничье ружьё, чтобы не было осечки, зарядил его картечью, вставил ствол в рот и большим пальцем ноги спустил курок, смерть наступила мгновенно. Причина самоубийства - длительный реактивный психоз с элементами галлюцинаций. В кармане самоубийцы была обнаружена записка, написанная крупным почерком: Светочка, милая, прости. Не проклинай меня. Я вас всех люблю, но не могу поступить иначе. Лида зовёт меня. Дело закрыто. Виновных нет.
  Похоронили Владимира рядом с Лидой. Теперь они навсегда вместе.
   У Анны Андреевны остановилось сердце.
  Света и Галя приняли совместное решение: вместе воспитывать маленьких Сашу и Лиду. Жизнь продолжается.
  
  ( Голос замолкает, через минуту везде зажигается свет, под музыку Баха опускается чёрный траурный занавес)
  
   КОНЕЦ.
  
  198...год - 23.06 2013 года. Александр Каменев (Уставший Кривич)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"