Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Все или ничего (5 гл)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман готовится к печати

  *** Глава 5
  - Не понял... - удивленно произнес Виктор, оглядывая комнату, - она что, ушла? - он еще раз внимательно окинул взглядом свое жилье. Оборотнички нигде не было. - Час от часу не легче, - пробормотал он, набирая номер княжны Ди Таэ. Его сердце заныло от нехорошего предчувствия. Мобильный выдал очередь длинных гудков - не отвечают. Виктор набрал еще - то же самое. Он уже собрался попробовать дозвониться до чародейки в третий раз, но тут телефон издал пищащую трель - поступил входящий вызов.
  - Да, Профессор? Заглохли в получасе езды от Будапешта? А причем тут я? Позвоните князю, пускай он вас заберет. А-а-а, вы колымагу бросать не хотите... В смысле? Вы что сдурели? Через полчаса стемнеет, как я там смогу ремонтироваться!
  - Значит, постарайтесь приехать до темноты! - раздраженно донеслось из трубки. - Вы у нас штатный механик или кто?!
   Байкер негромко выругался - не день, а дурдом!
  
   Не успел Виктор выехать из города, как трассу - проходящую по краю леса неожиданно перегородило поваленное дерево, возле которого суетились люди, пытаясь убрать его с дороги. Пришлось сворачивать и добираться до нужного места в объезд, углубившись в чащобу. Под пологом деревьев, еще не совсем покрывшихся листвой, сумерки сгущались значительно быстрее. Байкер очень надеялся, что ему не придется долго искать Профессора на дороге. Времени у него оставалось - в обрез, да и аккумулятор в телефоне почти разрядился. Широкая укатанная тропа начала сужаться, приближаясь к озеру. Тогда он спешился, заглушил мотор, и несколько метров тащил мотоцикл волоком.
   Виктор резко остановился и прислушался. Нет, ему точно не показалось... Со стороны озера доносился чей-то тоскливый вой, здорово похожий на волчий. Мужчина вгляделся в просветы между деревьями. На выворотне у обрыва кто-то сидел, но байкер был далеко не уверен, что это волк. Вскоре природное любопытство оружейника взяло верх над осторожностью. Прислонив мотоцикл к дереву, он начал подбираться к озеру. Деревья не подходили вплотную к обрыву, оставляя метра два свободного пространства. Байкер выбрался на открытый участок и остолбенел: на выворотне над обрывом сидела его случайная гостья.
   Обнаженная, простоволосая девушка тоскливо выла, запрокинув голову. Виктор едва сдержался, чтобы не отступить назад. Этот пронзительно-безнадежный вой завораживал, приковывая к месту. Оборотень пела песню, адресованную конкретному лицу, и главная слушательница уже спешила сюда. Оружейник почти физически ощутил, как сама смерть приближется к обрыву, прорывая тонкую пелену пространственного барьера. Смерть услашала обращенный к ней призыв и спешила, торопясь... Почему же она торопилась? Мужчине казалось, что еще чуть-чуть, и он поймет, о чем эта песня. Воздух перед девушкой подернулся рябью и начал сгущаться. Байкер закусил губу, пытаясь вспомнить нечто важное, ведь он и сам уже видел такое однажды. И тут до Виктора дошло, ЧТО именно собирается сделать эта ненормальная. Мужчина рванулся вперед в мощном прыжке...
   Радислава шагнула с выворотня вниз. Внезапно чужие цепкие пальцы впились в запястье и рванули ее назад, развернув на сто восемьдесят градусов. Кто-то сильно встряхнул оборотничку за плечи...
   Виктор резко развернул девушку и тряхнул, как тряпичную куклу.
  - Совсем ненормальная?! Ты что надумала?! - возмущенно рявкнул байкер, тряся ее словно грушу. Радислава не сопротивлялась, слабо соображая, что с ней происходит.
  - Эй! Да ответь же! О, черт!
   Девушка начала медленно оседать на землю. Серая рябь в воздухе разочарованно чавкнула и нехотя рассосалась. Мужчина плюхнулся на колени возле повторно спасенной им строптивицы, отстегнул от пояса флягу и влил несколько глотков воды в приоткрытые губы оборотнички. Та закашлялась, хватая ртом воздух. Непроизвольно вцепилась в сутану Виктора.
  - Ну что с тобой прикажешь делать, а? - вздохнул он, стаскивая приглянувшуюся менестрелю часть одежды и укутывая девушку. Затем поднял ее на руки. - Ну как, лягушка-путешественница, домой?
  
   "Профессор меня убьет, - подумал Виктор, проходя в комнатку и укладывая несостоявшуюся самоубийцу на кровать. - Эх, и свалилась же ты на мою больную голову..."
   Радиславу бил озноб пополам с придушенным ужасом. Этот тип точно ненормальный. Он, видно, не понимает, ЧТО только что сделал?!
  - Хм... жара, кажется, нет...- задумчиво произнес Виктор. - Кажется, где-то в шкафу завалялся пузырек валерьянки, сейчас накапаю. Тут у всех нервы ни к черту.
   Он пошарил на полках шкафа и с победным возгласом вытащил из-под кипы небрежно скомканной одежды флакончик из темного стекла.
  - Вот так... - пробормотал оружейник, наблюдая, как оборотничка жадно пьет воду с лекарством, гулко цокая зубами о стакан.
  - По-прежнему колотит? Сейчас плед достану.
  - Н-не уходи... - сдавлено просипела менестрель, резко садясь и цепляясь за байкера, - не уходи...
  - Эхм, - Виктор слегка опешил, - да я и не собирался, вроде.
   Оборотничка безвольной куклой стала заваливаться на бок.
  -Э-э! Тихо, тихо... - мужчина сгреб ее в охапку, - тихо.
   Радислава судорожно хваталась за его рубашку.
  - Слушай, лучше тебе лежать, - вздохнул Виктор, но отцепить девушку от себя оказалось той еще задачкой.
  - Не отпускай, прошу, не отпускай, - глухо всхлипнула она.
  - Кто тебя в таком состоянии куда отпустит... - успокоил ее байкер, - конечно, нет. Никуда я тебя не отпущу, мышка.
   В ответ донеслось приглушенное всхлипывание.
  - Ох, мне только слез не хватало. Ну, зачем ты сырость разводишь, а?
   Радислава непроизвольно подняла на него глаза. Виктор столкнулся с ней взглядом, чувствуя, как его затягивает в этот янтарный омут.
  
   Утро княжны Ди Таэ началось с просто великолепной головной боли - неизбежного последствия вчерашних нервных перипетий. Разыскивая Эрика или хотя бы лекарство, чародейка наткнулась на противоядие от закрепителя ипостаси. Затем ей удалось найти и забрать у трактирщика вещи оборотнички. Пара простеньких шаровых молний - пущеных вдоль стен заведения, и хозяин уже лепечет ей вслед, что-де госпоже менестрелю гитара и сумка куда нужнее...
   В отделе Анна неожиданно налетела на Профессора, костерившего Виктора, на чем свет стоит. При этом сам байкер еще не появлялся. Арьята, вцепилась в нее, как клещ - жалуясь на отеца Рида, совсем не обращающего на нее внимания. Сам архонт едва не сбил их с ног, бредя по коридору, уткнувшись в какую-то книгу. Княжне, наконец, удалось переключить внимание ученицы непосредственно на объект ее вожделения и выбраться на задний двор. К этому времени, она хотела убить всех.
   Анна поднялась по скрипучим деревянным ступеням в комнату над гаражом. Дверь, как всегда, оказалась не заперта. Княжна застыла на пороге, удивленно вскинув брови и силясь правильно воспринять представшую перед ней картину...
   Жемчужно-русые волосы перепутались с угольно черными. Радислава мирно посапывала на плече у байкера.
   Чародейка заметила, что Виктор не спит, иронично наблюдая за ней из-под опущенных ресниц. Ди Таэ жестом поманила его к двери. Мужчина осторожно, стараясь не разбудить девушку, выбрался из-под одеяла. Княжна скользнула взглядом по испещренному шрамами торсу и...
  - Штаны надень, идиот! - сердито прошипела она, подкрепив сказанное соответствующим жестом, и вышла из комнаты.
   Спустя минуту, к ней присоединился Виктор.
  - И кто там утверждал, будто единственным существом женского пола, которому ты позволяешь находиться в своей кровати, являюсь я? - насмешливо осведомилась княжна.
  - Я смиренно жду наказания, - покаянно склонил голову байкер, пытаясь сдержать улыбку.
  - Если расскажешь мне занятную историю, так и быть, прощу, - фыркнула Анна, отметив про себя, что в черных глазах байкера что-то изменилось. Живой блеск появился, вроде? - Эй, да что с тобой такое?! - чародейка встряхнула его за плечо, выдергивая из мечтательного состояния, в которое тот уже успел погрузиться.
  - Ох, детка, - Виктор уселся на верхнюю ступеньку, - я себя таким живым впервые за последние восемь лет чувствую...
  - Я вижу. Цветешь, как кактус после ливня. Но ты не отвлекайся, рассказывай. Интересно все-таки, почему Профессор так ругался. Я и не думала, что он такие слова знает.
  - Ох-ой! - байкер озаренно хлопнул себя по лбу. - Какой же я забывчивый дурак! Вобщем, слушай... - и он вкратце пересказал Анне события вчерашнего вечера.
   Чародейка выслушала не перебивая и многозначительно хмыкнула. Все с ними ясно!
  -...чего ты на меня так странно смотришь? - не выдержал он пристального взгляда чародейки.
  - Ну, ты везучий... - восхищенно выдохнула Анна. - Услышать Песнь Смерти и остаться в живых - это же уметь надо!
  - Что? Ты о чем? - не понял Виктор.
  - То, что ты вчера слышал, называется Песнь Смерти. И поется она лишь в одном случае: когда душу добровольно отдают смерти намного раньше назначенного срока. А она, Бледная Дева то есть, знаешь ли - не очень любит, когда у нее прямо из-под носа утаскивают добровольное подношение. Но больше всего меня настораживает тот парадоксальный факт, что вас она попросту отпустила! Еще и пинок напутственный под зад отвесила, чтоб шли и больше не грешили.
  - Не понял...
  - Чего ты не понял? Смерть отдала тебе девушку и отпустила вас. Если бы нет, то в лучшем случае мы бы нашли поутру два живописно размазанных по дороге трупа.
  - А пинок, ээ, под зад? Что-то я такого не припомню...
  - А как еще можно назвать то жизнеутверждающее сумасшествие, которое вы тут устроили?! Когда я открыла дверь, думала, меня снесет энергетической волной! О Господи, Виктор, ты уже столько лет работаешь в отделе, и не знаешь элементарных вещей!
  - То есть... эхм, н-дя... - байкер задумчиво потер колючий подбородок, соображая, что надо бы побриться, пока щетина не превратилась в бороду.
  - Ладно, иди, буди свою гостью. Я принесла противоядие и ее вещи.
  - Мм, - Виктор запнулся, - детка, может лучше ты, а? Вчера у нас все произошло по обоюдному согласию, но... стресс и все такое...
  - О-о, - осуждающе застонала Анна, - ну почему вы, мужчины, сначала делаете, а потом - думаете?
  - Это потому, что вы, женщины, нас провоцируете, - невозмутимо парировал он. - А спинной мозг, увы, реагирует быстрее, чем головной.
   Из-за двери послышалась возня и поток ругательств.
  - Гм, кажется, она сама проснулась! - заметила Анна.
   Княжна вместе с байкером вернулась в комнатку. Радислава, прыжком взвившись с кровати, подскочила к ним и отвесила Виктору хлесткую пощечину.
  - Никогда, слышишь, человек, никогда не вмешивайся в дела, которые тебя не касаются! - гневно прорычала она, сжимая кулаки.
   Тот ошеломленно потер ушибленную щеку. Он ждал любых претензий, но чтобы так!.. Княжна едва сдерживала смех.
  - Не понял... - пробормотал он.
  - Чего ты не понял, чего ты не понял!? Тебя вчера никто не просил вмешиваться, дурак! И почему я тебя не убила?! Откуда ты только взялся на мою голову?! - бушевала Радислава.
  - Что-о-о?! - возмущенно заорал Виктор. - Да я же тебе жизнь спас, ненормальная!
  - А тебя не просили!
  - Отлично! Просто прекрасно! Хочешь топиться? Так иди, я не задерживаю! Вон, река через два квартала! И озеро тебя ждет не дождется! Вперед!
  - А вот и уйду!
  - Да скатертью дорожка! - обиженно напутствовал байкер и вышел прочь, демонстративно грохнув дверью.
   Оборотничка, тяжело дыша, растерянно смотрела на захлопнувшуюся створку.
  - Успокойся, - произнесла Анна, трогая ее за плечо, и пытаясь сдержать усмешку: картина ссоры выглядела презабавно, учитывая, что Виктор был далеко не маленького роста, а миниатюрная оборотничка не доставала ему и до плеча. - Чего ты разошлась? Что это за цирк с утоплением?
   Девушка сбросила руку чародейки со своего плеча и уселась на кровать, настороженно следя за Анной из-под насупленных бровей.
  - Мне все равно не жить, - буркнула она, - а этот дурак подставился под удар!
  - А-а-а, так вот в чем дело, - усмехнулась Ди Таэ, извлекая из пространства чехол с гитарой и потрепанную сумку. Чародейка отметила, как обрадованно загорелись глаза оборотнички. - Ты, что не слышала, о чем я тебе вчера говорила? Я же не сидела, сложа руки, вот, противоядие нашла, - княжна вытащила флакон из кармана. Плеснула в кружку воды, отмерила эликсир. - Пей. Да не бойся, не отравишься.
   Радислава выпила лекарство и притворно брезгливо поморщилась, на самом деле едва сдерживая счастливую улыбку.
  - Ну и гадость.
  - Ничего, переживешь. Кстати, тебя будет лихорадить несколько часов, возможно, поднимется температура. Это обычная реакция. Так что лучше тебе отлежаться здесь.
  - Угу, размечтались, - оборотничка извлекла из сумки одежду, - я ухожу.
  - Дело твое, - вздохнула Анна. - Ты не хочешь извиниться?
  - За что? - не поняла Радислава. - За то, что этот дурак сломя голову полез туда, куда не просили? - девушка закинула гитару на плечи.
  - Тебя подкинуть до окраины? - спросила Анна.
  - Да уж, будь любезна, - сухо откликнулась менестрель.
   Княжна раскрыла окно телепорта.
  - А можно вопрос напоследок...
  - Ну? - обернулась оборотничка.
  - Так как он предпочитает, э?.. - хитро усмехаясь, осведомилась Анна.
   Радислава смерила ее испепеляющим взглядом и шагнула в портал...
   Чародейка вышла на улицу и столкнулась с Виктором.
  - Ушла? - усиленно напуская на себя безразличный вид, спросил он.
  - Ушла.
  - Ну и ладно, - с деланным спокойствием буркнул байкер. - Баба с воза, кобыла в курсе...
   Анна только недоверчиво покачала головой. Она слишком хорошо знала Виктора, чтобы предположить: вся эта история так просто закончится.
  - А к Профессору все же зайди, - напомнила она, - пока он в порыве страсти не изобрел какую-нибудь убийственную штуковину и не опробовал ее на тебе.
  
   Профессор сидел мрачнее тучи, тщетно пытаясь уравновесить разнополярные электроды в жутковатого вида приборе, чтобы напряжение, наконец, прекратило скакать, как бешеное. В конце концов, отрицательный электрод вылетел из пазов и столкнулся с положительным. Оглушительно бахнуло, посыпались искры. Криэ резко отшатнулся, готовый разразиться ругательствами, но заметил, что напряжение, наконец, перестало скакать и генератор защитного поля из кресла Эрика Ди Таэ начал нормально работать.
  - Хм... - он задумчиво потер подбородок, - иногда, оказывается, для достижения результата нужно просто не мешать...
   Дверь приоткрылась, и в лабораторию зашел Хьюго. Криэ лишь хмыкнул. За все время знакомства с Де Крайто, он научился безошибочно распознавать волнующие того проблемы, едва взглянув на лицо своего воспитанника. В такие моменты выражение лица у парня становилось удрученно-пафосным и чрезвычайно серьезным, чем всегда вызывало у Профессора невольную улыбку.
  - Профессор, вы так вчера и не вернулись домой, - озабоченно обронил Де Крайто, - я волновался.
  - Не стоило, мой мальчик. Вот если бы я не вернулся и сегодня, тогда да, а так я просто застрял на дороге в получасе езды от Будапешта. Машина сломалась. А этот олух царя небесного Виктор куда-то пропал, вместо того, чтобы приехать и помочь. Пришлось ночевать в машине, а утром добираться в город пешком. Кстати, если увидишь нашего доблестного "механика", передай, что если он немедленно не появится у меня, то я сниму с его мотоцикла генератор энергии, и пусть тогда ездит как хочет! Хоть на метле Анны, - Криэ был раздражен, хоть и пытался сдерживаться.
  - Как, у Анны есть метла? - нижняя челюсть Хьюго шокировано отвисла. К счастью, он быстро понял, что его наставник ввернул сей пассаж чисто ради красного словца и успокоился: - Хорошо, Профессор, я передам, но... Но сейчас мне нужно с вами поговорить.
   Вилдар обреченно вздохнул. А он-то как раз собирался отправиться домой и выспаться.
  - Это срочно?
  - Да.
   Профессор испытующе взглянул на воспитанника. Н-да, судя по всему, действительно срочно.
  - Я тебя слушаю.
  - Профессор, я бы хотел отречься от сана, - торжественным тоном признался Хьюго.
  - Ч-что? - Криэ недоверчиво уставился на него.
  - Я хотел бы отречься от сана.
   Вилдар бурно расхохотался. Де Крайто недоуменно воззрился на наставника, явно опасаясь за состояние его рассудка.
  - О Господи, хвала тебе Всевышнему, что ты вправил этому рабу божьему мозги на место! - отсмеявшись, воскликнул Профессор. - Наконец-то, до тебя дошло! - и он ликующе хлопнул юношу по плечу.
  - Просто... Я понял, что Бог, который стоит над миром, и Бог, в которого верил я - это разные боги, - смущенно проговорил юноша. - Я верил в гнев и месть, но настоящий Бог - это в первую очередь любовь и самопожертвование! А тело человека и есть храм Божий!
   Криэ одобрительно усмехнулся:
  - Рад, что ты, наконец, это понял. Но жаль, что для этого тебе понадобилось сначала умереть.
  - Мне тоже жаль, - с какой-то непонятной горечью откликнулся мечник.
  - Хьюго, пока я не отправлю запрос в Святой синод и не получу ответа, тебе придется носить сан, - напомнил Профессор.
  - Я знаю, - взгляд молодого мечника преисполнился странной тоской. - А жаль...
  - Если мне позволят провести обряд, все будет гораздо проще, но если нет - тебе придется предстать перед синодом.
   Де Крайто упрямо тряхнул головой.
  - Я готов. Прозрение досталось мне слишком дорого, чтобы от него отказываться.
   "Ну что ж, иногда действительно, чтобы достичь результата, нужно просто не мешать..." - вновь подумал Профессор.
  
   Начальник внутренней инквизиционной гвардии склонился в поклоне перед главой инквизиции Нейтральной зоны, отметив про себя, что мэтр Саграда поседел еще больше. Полгода назад седина серебрилась лишь на висках, подчеркивая угольную черноту волос инквизитора. Сейчас же она обильно присыпала всю голову, придав волосам пепельный оттенок. И произошло это буквально за считанные дни.
  - Мы обыскали весь город. Никаких результатов, господин инквизитор, - отрапортовал он, стараясь не смотреть в глаза команданте. В них и раньше мало кто отваживался заглядывать, а в последнее время тем более - кто же захочет столкнуться взглядом с пустотой?
  - Значит, обыщите еще раз, - терпеливо откликнулся синьор Христобаль. - Она - одна из немногих, переживших Волчий мор и не попавшихся Саксонскому корпусу. Она может являться носителем.
  - Да, мэтр, - капитан поклонился еще раз и вышел.
   Саграда криво усмехнулся ему вслед. Все же, власть имеет свои неоспоримые преимущества. Не нужно, например, уточнять, носителем чего может быть оборотничка, но уж точно не той дряни, которая провоцировала возникновение ликантропии у людей.
  
   Арьята смущенно взглянула на Рида, так вовремя появившегося в коридоре. Архонт подобрал оброненную книгу, и ведьмочка с удивлением отметила, что это какой-то бульварный роман, с полуобнаженной дамой на обложке. Кажется, отцу Риду было все равно, что читать, он наслаждался самим процессом. Священник поправил очки, сползшие на самый кончик носа, и смерил девушку рассеянным взглядом.
  - А, хм... как ваша щека, отец Рид? - заикаясь, выдавила Арьята.
  - М-м-м, все в порядке, не стоит беспокойства, ди... хм, - архонт вовремя прикусил язык. - Кстати, я ведь так и не вернул тебе ленту, - священник потянулся к стянутым в пучок волосам.
  - Нет, не нужно, - протестующе замахала руками Арьята, - Это ... подарок, - ведьмочка смутилась, - оставьте ее себе. К тому же, если вы ее вернете, то наверняка забудете заменить другой.
  - Эхм, - на щеках Рида выступил смущенный румянец, - а ведь и правда, - улыбнулся он, - забуду. Я ужасно рассеян. Но, я вижу тебя что-то гнетет, дитя мое, - все же оговорился он.
   Арьята великодушно пропустила злополучную оговорку мимо ушей.
  - Анна просила куртку забрать, - пояснила девочка, - она ее вчера в кабинете забыла.
  - Куртку? - рассеяно переспросил Рид. - Ну, идем.
  
   Ведьмочка нервно комкала в руках куртку наставницы. Архонт делал вид, будто усердно что-то ищет на полке открытого шкафа. Арьята не выдержала:
  - Отец Рид... - срывающимся голосом выдавила она, - я... вы...
   Священник обернулся и умоляюще взглянул на нее.
  - Арьята, не надо, - тихонько взмолился он, - не мучь ни себя, ни меня, - архонт оперся о подоконник, ощутив болезненное покалывание в груди. Такое с ним в последнее время случалось довольно частно. Видно, рана, полученная год назад в Петербурге, оказалась не такой уж безобидной, как показалось тогда, да и Мальборг ему тоже здоровья не добавил.
   Покалывание, секундная боль и снова все нормально.
  - Отец Рид, что с вами? - встревоженно осведомилась девушка.
  - Ничего, все нормально, - он попытался улыбнуться, - старые раны... - архонт почувствовал, что боль продолжает нарастать. Похоже, в этот раз все так быстро не закончится. Священник опустился в кресло, стараясь двигаться так, будто ничего не происходит. Грудную клетку пронзил острый спазм, начинавшийся от ребер и уходивший вглубь холодными иглами. Дыхание сбилось. Архонт негнущимися пальцами вытащил белую вставку и попытался расстегнуть ворот рубашки и сутану. Рука беспомощно скользнула по ткани. Священника скрутило в очередном приступе конвульсий, перед глазами потемнело.
  - Отец Рид!.. - испуганно закричала ведьмочка.
   Когда, наконец, синие молнии прекратили свою дикую пляску у него перед глазами, и в голове слегка прояснилось, Рид ощутил, что боль притупилась и начала уходить. Священник моргнул. Его рубашка и сутана оказались расстегнуты до средины. Арьята, сидевшая у него на коленях, что-то глухо бормотала - положив ладони на обнаженную грудь архонта.
  - Ведете себя, как мастер Эрик, - вздохнула ведьмочка, прекращая бормоталку. - Он тоже такой - от боли будет корчиться, но при этом доказывает, что все прекрасно, лишь бы госпожа Злата и Анна не волновались.
   Рид, наконец-то осознавший положение их тел в пространстве, смутился.
  - Спасибо, - его голос прозвучал как-то хрипло, и отстраненно, - но сейчас у меня действительно все в порядке...
  - Да какое там "в порядке"! - возмутилась Арьята. - У вас осколок заклинания в груди застрял. Он, наверное, раньше в кости сидел, и поэтому вы ничего не ощущали, а сейчас начал вглубь двигаться. Сидите спокойно, я попробую его вытащить, - девушка сосредоточилась. Рид едва сдержался, чтобы не застонать: возникло такое ощущение, словно в него воткнули ручную дрель и медленно ее проворачивают.
  - Сейчас... - пробормотала ведьмочка, снова прижимая ладони к груди архонта.
   Вновь резкая боль, и всезакончилось. Рид безвольно обвис в кресле, тяжело дыша.
  - Все, - усмехнулась Арьята, держа на ладони полуэфемерный угловатый осколок, - можете оставить себе на память.
  - Спасибо, - Рид слабо улыбнулся, - ты молодец...
  - Эхм, - раздалось от двери, - а что, собственно, происходит? - на пороге стояла Анна Ди Таэ.
  - Э-э-э... - Арьята неуклюже сползла с колен Рида, - осколок заклятья, - ведьмочка протянула его наставнице. Княжна кивнула, растворяя осколок в воздухе. Чародейке вдруг стало стыдно. Ведь священник действительно жаловался ей на боль в груди. Она все обещала посмотреть, но начались все эти перипетии с воскрешением, а Рид частью был слишком рассеян, а частью чрезмерно тактичен, чтобы напоминать. И вот в какую трагедию это чуть не вылилось. Он же мог умереть! Анна подошла ближе и сделала над архонтом несколько пасов.
  - Иди-ка ты лучше домой, - мрачно порекомендовала она, - отдохни. А перед Златой я тебя прикрою.
  - Да нормально я себя чувствую, - беззаботно отмахнулся священник.
  - Слушай, святой отец, вот только не надо мне лапшу на уши вешать! - перебила его чародейка. - Уж кто-кто, а я знаю, как "нормально" можно себя чувствовать после извлечения магического осколка, тем более из груди! Тебе лучше до конца дня отлежаться.
  - Но...
  - Никаких "но". Арьята тебя проводит.
   Архонт попытался вяло возразить, но потом обреченно махнул рукой - Бог с вами...
  
   Досточтимый синьор Христобаль Саграда с мрачным видом восседал в кресле, с легким раздражением перебирая пальцами по столу. Когда подчиненные заставали многоуважаемого синьора Саграду на рабочем месте и ранним утром, и поздним вечером, то у них неизменно возникало чувство, будто его инквизиторское святейшество вообще поселился в своем кабинете. По большей части так оно и было. Но пусть сегодня синьор инквизитор и соизволил в кои-то веки ночевать дома, его настроение от этого отнюдь не улучшилось. Сегодня ночью он получил недвусмысленное предупреждение, что ОНА прекрасно осведомлена обо всех его действиях, и даже более того, весьма и весьма ими не довольна.
   Начиная игру на чужом поле, команданте предполагал, что рано или поздно Слепая Гостья решит вмешаться. Некроманты вообще никогда особо не ладили с Госпожой Смертью, без разрешения встревая в последовательный ход событий, ей же и задуманный. Леди Ла Морт платила им тем же, не переступая, впрочем, граней дозволенного, если нарушения не были такими уж вопиющими, или действия черных магов не шли в разрез с интересами Бледной Девы. Не собиралась она, кажется, делать этого и сейчас, что отнюдь не снижало риска. Пусть Слепая и не сможет ничего сказать, зато это сможет кое-кто другой. То, что ОНА появилась поблизости, может означать только одно - в Будапеште находится Поводырь Смерти . Всем известно, что Госпожа всегда пребывает рядом с Поводырем до полного исполнения договора. А Поводырю не составит труда рассмотреть метку некроманта.
   Синьор Христобаль рассеянно ущипнул себя за мочку уха. Не так давно он уже сталкивался с наименованием "Поводырь Смерти". Оставалось лишь вспомнить где. Инквизитор поднялся и открыл сейф, извлекая на свет Божий пластиковую папку. Пару месяцев назад ему, наконец, удалось добиться от главы Дипломатического корпуса, досточтимого кардинала Дэпле, выдачи досье на всех сотрудников Специального отдела, работающих под началом Златы Пшертневской. Команданте внимательно пересмотрел документы и довольно хмыкнул, быстро найдя искомое: "Кипелов Виктор, оружейник, 32 года. Заключил добровольный договор со Смертью и стал ее Поводырем, в обмен на возможность истребить всех убийц своей семьи" - самый проблемный и бесполезный сотрудник, как охарактеризовал его в свое время кардинал Дэпле. Да уж, проблемный... И ликвидировать эту проблему нужно как можно скорее. Гончие , правда, не смогут определить в человеке Поводыря Смерти, пока не столкнутся с ним нос к носу, зато смогут почуять ту, что не принадлежит ни одному из миров. Ту самую оборотниху, которая спела сегодня ночью призывную Песню Смерти. Спела по вине команданте. И Бледная Дева пришла... Ее холодные эманации буквально витали в небе над городом. Но Леди Ла Морт отступила ни с чем, что без труда ощутил любой некромант Будапешта. А заставить или уговорить ее уйти с пустыми руками умел только Поводырь Смерти... Тот самый Виктор, который притягивает к себе слишком много заинтересованных взглядов. А значит, им пора заняться...
   Синьор инквизитор вскинул ладони перед собой, перебирая пальцами в воздухе так, будто дергал за невидимые нити и пробуждал, тем самым, нужные ему силы. Хватит играть по-мелочи, отныне он вводит в бой все свои резервы!
  
   Холл главного здания Дипломатического корпуса при Единой всеблагой матери-церкви навевал тоску, повергая в уныние запыленной тяжелой лепниной на темном потолке. Мрачно вздымающиеся ввысь колоны из темно-зеленого мрамора подавляли одним своим видом, а оббитые дубовыми панелями стены создавали ощущение склепа.
   Госпожа кардинал Злата Пшертневская вышла из кабинета главы Дипломатического корпуса, гулко цокая каблуками по серым плитам мраморного пола. Это раздражало. Пшертневская остановилась, раскрывая портал при помощи амулета. Секунда, и она уже в своем кабинете в отделе. Женщина устало опустилась в кресло, скрыв лицо в ладонях.
  - Что-то случилось, ma daeni? - князь материализовался возле нее.
   Злата вздрогнула - она до сих пор не привыкла к тому, что Эрик имеет привычку появляться столь неожиданно и совершенно беззвучно.
  - Ma daeni? - чародей бережно взял ее за руку. - Я почувствовал, что тебе плохо, ma daeni. Что случилось?
  - Глава корпуса, это заплывшее жиром, трясущееся недоразумение в рясе, кардинал Дэпле хочет распустить отдел, - едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на ругательства, с трудом выговорила Пшертневская. - Утверждает, что от нас больше проблем, чем пользы, - женщина потерла висок. - Ему, видите ли, надоело выслушивать претензии инквизиции!
  - И это после всего, что отдел сделал для церкви? После того, как отдел не раз вытаскивал и корпус, и синод из неприятностей?! - князь сердито вскинул бровь.
   Злата кивнула:
  - Мне сегодня припомнили все: и Мадрид с Мальборгом, и тот инцидент с инквизицией, полугодичной давности, когда мы чуть не разнесли их штаб...
  - Они не посмеют распустить отдел! Отношения с Древними еще не настолько стабилизировались, - обоснованно возразил Эрик. - И вряд ли когда-нибудь достигнут полного равновесия.
  - Мне удалось выбить два месяца отсрочки, - сообщила Пшертневская. - Если за этот период отдел не получит ни единого нарекания от кого бы то ни было - нас оставят в покое... на время. Если что-то все же случится - нас распустят немедленно. Господи, я так устала...
   Ди Таэ сочувственно взглянул на любимую женщину. Видно, ситуация дошла до предела, если она так сказала. Он знал, Злата никогда не произносит подобных вещей вслух, никогда ни на что не жалуется - даже ему. Все-таки, ее покойный отец основал этот отдел, а Злата - истинная дочь своего отца!
  - Иди ко мне, - просто позвал князь, ласково усаживая ее себе на колени. Женщина доверчиво прижалась к чародею и спрятала лицо у него на груди.
  - Все будет в порядке, - пообещал Эрик, успокаивающе проводя ладонью по ее волосам. - Мы продержимся. Отступать некуда, ибо мы все здесь слишком крепко связаны...
   Пшертневская молча кивнула, соглашаясь. Говорить не хотелось.
   В дверь деликатно постучали, и на пороге возник пожилой секретарь. Ему уже не впервой было заставать госпожу кардинала сидящей на коленях князя Ди Таэ, а поэтому, не обратив на сей пикантный факт никакого внимания, он лаконично уведомил:
  - Госпожа кардинал, глава Дипломатического корпуса на второй линии.
   Злата неохотно вернулась в свое кресло и щелкнула кнопкой АВС - над столом повисло мерцающее изображение главы корпуса.
  - Ага, князь, и вы здесь, - неприветливо буркнул динамик голосом Дэпле.
  - И вас тем же самым по тому же месту, господин кардинал, - язвительно откликнулся Эрик.
  - Что случилось? - резковато осведомилась Злата.
  - Для вас появилась работа, - неприязненно изрек Дэпле, - а у меня появился весомый повод потерпеть вас еще. Сейчас прибудет мой человек, и ознакомит вас с ситуацией. И не вздумайте провалить эту миссию! - глава корпуса отключился.
   Ди Таэ недовольно глядел туда, где еще секунду назад мерцало одутловатое лицо кардинала Дэпле.
  - Ну не сволочь ли, а? - реторически вопросил он. - Сначала унизил нас, полил грязью, а теперь в приказном порядке чего-то требует!
  - Брось, Эрик, - Пшертневская устало откинулась на спинку кресла, - это наша работа и мы должны ее выполнять.
  
   Анна подобрала валяющуюся на полу куртку и покачала головой. Пробормотала формулу, разглаживая мятую ткань. Н-да, дела... В последние дни ее не покидало чувство настороженности. Воздух просто дрожал от смутно-тревожной энергии, а сейчас сюда вплелась еще одна трепетная нить.
   Княжна вышла в коридор и спустилась на задний двор. Заглянула в гараж - Виктор с хмурым видом сидел на верстаке и швырял ножи в нарисованную на стене мишень.
  - Эй, - окликнула его чародейка, - что случилось? Ты к Профессору заходил? Выяснил, чего он хотел?
  - Заходил, - похвалился мужчина, проигнорировав первую часть вопроса. - Он хотел, чтобы я забрал его колымагу с дороги и пригнал сюда. А эту рухлядь еще ремонтировать! - он на секунду замолчал. - Нет, я так не могу! А если с ней что-то случится!
  - С кем? - не поняла Анна. - С колымагой?
  - Да причем тут этот гроб на колесиках, просвиру ему в селезенку! Я про девчонку эту, оборотничку! Не нужно было ее отпускать, - с горечью произнес байкер. - Каюсь, сам виноват, не сдержался. Но она тоже хороша... Нет, черт, а если она на патруль нарвется?!
   Анна уже и сама раскаивалась, что позволила оборотничке уйти, но отнюдь не из-за душевных терзаний байкера. Воспоминания менестреля, бесцеремонно считанные княжной два дня назад из ее памяти, наводили на определенные и не очень хорошие мысли об очередной серии проблем. Эх, следовало бы расспросить ее поподробней... Но, как водится, хорошая мысля приходит опосля.
  -...я шизеть начинаю, думая, во что эта ненормальная может вляпаться!.. - мрачно повествовал Виктор, посылая в мишень очередной нож. Клинок вонзился в доску, расколол ее пополам, и уже торчавшие там ножи со звяканьем полетели на пол.
  - Слушай, - озаренно воскликнула княжна, слегка удивленно наблюдая за Виктором, - да ты влюбился!
  - Чего!? Не гони пургу, детка. Да я и видел-то ее всего два раза в своей жизни! Просто не хочется, чтобы с ней что-то случилось. Зря, что ли, я ее с обрыва стаскивал?
  - Для того чтобы полюбить, достаточно и нескольких секунд, - горько вздохнула Анна. - Гораздо больше времени требуется для того, чтобы осознать сам факт влюбленности.
  - Ко мне это не относится, - уперся Виктор. - Анна, я убийца. У меня не душа, а помойка, вряд ли способная кого-то любить.
  - Глупости! - прервала его чародейка. - Право на любовь имеют все живущие в этом мире. Даже обгорелый пень способен выкинуть новые побеги.
  - Детка, я был Поводырем Смерти, а это все равно, что умереть. Я отказался от всего, - резко откликнулся байкер. - Заключил договор со смертью, дабы она предоставила мне возможность отомстить тем, кто убил мою семью.
  - Поводырем Смерти? Но я не видела на тебе печати договора... - опешила княжна.
  - Меня выкупили, - тяжело вздохнул Виктор, - Рид выкупил, когда я ждал казни в камере смертников. Я когда узнал, чуть сам его не прибил! А он тогда сказал, что верит в то, что я должен жить...
   "М-да, вот оно оказывается как получилось... - подумала княжна. - Значит, Рид его выкупил. Интересно, что же он отдал ей взамен? Смерть, как известно, требует достаточно дорогого выкупа за тех, кто разрывает договор".
   Виктор спрыгнул с верстака, порылся в ящике с инструментами, вытащил несколько железок, и рассовал по карманам.
  - Подкинешь до места, детка? - деловито осведомился он. - Пойду колымагу ремонтировать.
  - Без проблем, - чародейка щелкнула пальцами, раскрывая портал. Байкер скрылся в мерцающем квадрате телепорта.
   Княжна сердито вздохнула и покачала головой. Что, черт возьми, случилось с этим грешным миром? И куда их всех несет?
   Порыв свежего ветра внезапно распахнул дверь пристройки, ласково овеяв задумавшуюся девушку. В воздухе ощутимо пахло клейкими тополиными почками и духмяными хвостиками вездесущей травы - тимофеевки.
  - Да это же просто весна, чтоб ей пусто было... - философски заключила Анна, выходя во двор.
  
  -------
   Поводырь Смерти - человек, заключивший договор со Смертью, для достижения некоей цели. По истечении договора Смерть забирает Поводыря с собой.
  
   Гончие - разновидность демонов.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"