Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Звезда моей души (10 гл)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание первой части

  Глава 10
   Ребекка смеялась так долго и звонко, будто специально смаковала все издаваемые ее горлом звуки и получала от них истинное наслаждение. Наконец она замолчала, сморгнула повисшую на ресницах слезинку и примирительно улыбнулась:
  - Не ожидала от тебя подобной экспрессии! Вроде бы еще совсем недавно ты почти умирала, а сейчас, глянь-ка - сыплешь беспочвенными обвинениями и похоже, сама готова растерзать ту, которая спасла тебе жизнь...
  - Извини! - виновато бормотнула девчушка, расслабленно роняя на колени свои только что угрожающе скрюченные пальцы. - Я понимаю, если бы не ты - то мы оба, - она красноречиво покосилась в сторону бездеятельно лежащего на полу белого пса, - замерзли бы до смерти. И кстати, если бы ты хотела меня сожрать, то сделала бы это на улице, а не тащила к себе в дом. Ведь мертвое тело - это улика. Так почему же..., - малышка недоуменно вздернула бровки и растерянно замолчала.
  - Ты имеешь в виду: почему я тебя не убила? - закончила за нее лайил, отворачиваясь и делая вид, будто усиленно занята дровами и камином, а на самом деле - скрывая смешанное с радостью облегчение.
   Девочка безмолвно кивнула.
  - Все очень просто, - улыбнулась Ребекка, снова склоняясь над кроватью и пристально глядя в вопрошающе расширенные сиреневые глаза, - во-первых: я не ем детей, тем более - девочек. Во-вторых: я не магов. Ну и в-третьих: я не ем крылатых эльфов!
  - Ах, - обреченно вскрикнула малышка, съеживаясь под одеялом, - ты видела мои крылья!? Ну тогда я точно пропала!..
  - Ни-ни, - Ребекка сердито погрозила пальцем, но ее зеленые глаза продолжали смеяться, - ничего подобного. Наоборот, отныне я собираюсь помогать тебе во всем и защищать от любого врага.
  - Что? - эльфийка изумленно приоткрыла рот. - Это шутка такая, да-а-а?
  - Нет! - лицо лайил приняло предельно серьезное выражение. - Клянусь тебе, дочь Полуночного клана, что с сего момента добровольно признаю себя твоей охранницей и присягаю тебе в верности до гроба! - она вынула из ножен два клинка и торжественно протянула их девочке. - Принимаешь ли ты мою дружбу, малышка!
   Маленькая эльфийка очарованно погладила блестящие лезвия парных акинаков:
  - Да! - тихонько шепнула она. - Да, ибо я тебе верю!
  
   Практически каждому из нас хоть однажды в жизни приходилось втираться в доверие к другому человеку. Умники называют подобные эскапады - дипломатией, правдолюбы - обманом. Но большинство людей считаю свое криводушие всего лишь удобным приспособленчеством, вызванным непреоборимыми обстоятельствами судьбы. А далее, реализовав оный тщательно продуманный план и заручившись благоволением нужной вам персоны, вы вступаете в сложные отношения с собственной совестью, способные привести к самому непредвиденному результату, ибо совесть - это та странная штука, которая приходит без приглашения и уходит не попрощавшись... Согрешили вы, или совершили благой поступок - покажет время. Если ваш обман вскроется - то простят ли вам пресловутые ухищрения? А если не вскроется - то как долго вы сможете уважать самого себя, нося на сердце тяжкий груз неискупленной вины? О да, сделки с собственной душой относятся к числу наиболее тяжких поступков, уготованных нам жизнью, а коли вы к тому же залезли в чужую душу... Шпион, сумевший проникнуть внутрь отлично укрепленной крепости, стоит целой кучи тех - кто остался за ее стенами. Хотя нет, тем неудачникам приходится куда легче - ведь они еще никого не обманули и не предали...
  
   Итак, моя спасительница оказалась девушкой! Я растеряно забилась в угол кровати, совершенно не представляя, что мне следует делать дальше, но на всякий случай выставила вперед единственное доступное мне сейчас оружие - ногти, готовясь дорого продать свою жизнь. Приглушив полуопущенными ресницами испуганно блестящие глаза, я исподтишка рассматривала жуткую тварь, к своему бесконечному изумлению находя ее отнюдь не жуткой, а весьма симпатичной и располагающей к себе личностью. Хотелось бы мне знать, почему эта девушка так разительно отличатся от тех двух лайил - которые совсем недавно посетили нашу скромную обитель богини Банрах и увели с собой Ардена, хотя бесспорно - она принадлежит к тому же виду, что и они. Подозреваю, я бы затруднилась точно объяснить, что именно в ее чертах вызвало мою подсознательную симпатию, кою я старательно скрыла от своей странной собеседницы. Но уж точно, меня не подкупила ее приятная внешность, и не обманул дружелюбный, мелодичный голос. Ценой собственного печального опыта я, кажется, уже пришла к вполне справедливому выводу: не торопись открывать свою душу первому встречному, ибо он вполне способен злоупотребить оказанным тобой доверием. Но куда прикажете девать прозорливую интуицию, так и нашептывающую - верь этому человеку, ибо он хороший! И возможно, он просто сам еще не знает, какие великие кладези доброты и всепрощения скрываются в его душе. Так научи же его разбираться в самом себе! Помни, люди не рождаются плохими, люди рождаются хорошими. А вот предателями, трусами и лицемерами их делает жизнь, неумение мечтать и отсутствие ясной цели. И учти: не верить в оные утверждения - глупо, а верить - опасно...
   Я слышала огромное количество страшных баек, повествующих о творимых лайил зверствах. И теперь мне было нелегко свыкнуться с мыслью о том, что все доселе известные факты мало соответствовали истине. Вернее, слухи о лайил конечно же не врали, просто спасшая меня девушка, пусть и принадлежащая к роду ночных тварей, стала первым приятным исключением из почти стопроцентного правила. Я ей верила! Особенно после того, как выяснила - хозяйка приютившего меня домика уже поняла, кем я являюсь на самом деле, и даже видела мои крылья. И она не только предложила мне помощь, а того пуще - принесла нерушимую клятву верности, присягнув на своем оружии. Спаси меня бог Шарро, ведь не исключено, что в дальнейшем я горько раскаюсь в своей скоропалительной доверчивости и умоюсь кровавыми слезами, расплачиваясь за собственные ошибки. Но если оное и произойдет, то все это случиться весьма и весьма не скоро... А пока - я ей поверила!
  
   Лайил убрала свои блестящие клинки обратно в ножны и вдохнула с видимым облегчением, будто сожгла за спиной последний мост - отреза себе путь к отступлению, ну или проделала нечто аналогичное, столь же судьбоносное. Я конечно сразу же подметила сию бурную реакцию, последовавшую за сказанным мною "да", но не поняла ее подлинного смысла. Просто запомнила, даже не догадываясь - к каким страшным последствиям приведет в дальнейшем моя тогдашняя наивность...
  - Меня зовут Ребекка, - представилась лайил и добавила с непосредственной улыбкой. - Понимаешь, все произошло так спонтанно... Ты впала в беспамятство, поэтому мне пришлось тащить тебя на своем плече целых три квартала. Поначалу я решила, будто ты - бродяжка, но потом оценила богатство твоего одеяния и заметила хрустальную звезду у тебя на груди..., - девушка сочувствующе вздохнула: - Так значит ты еще одна кинутая магами простушка!
  - Что значит "кинутая"? - мой страх постепенно отступал, но зато вернулся зверский голод.
  - Знаешь, сколько подобных тебе учеников каждый год бродит по городу, разыскивая обещанные испытания? - верхняя губа лайил презрительно приподнялась, показывая небольшие, аккуратные клыки. - Некоторым хватает ума сразу же поворотить домой, а другие уходят в запретные земли и возвращаются в лохмотьях, с ранами и разбитыми надеждами. Если вообще возвращаются... Тебе еще повезло, что отделалась только голодным обмороком. Почему ты ушла от родителей и поверила чародеям?
  - У меня нет дома, и я ничего не знаю о своих родителях! - призналась я, украдкой сглатывая обильно выделяющуюся слюну, стараясь унять спазмы в животе. - Я выросла в приюте, и очень хочу стать чародейкой!
  - Ну совсем еще дитя! - Ребекка выразительно покрутила пальцем у виска, намекая на другое, более обидное, но безусловно - идеально подходящее мне определение, однако, не произнесенное ею вслух. - Как тебя зовут-то, бедняжка?
  - Йохана!
  - Ого, - Ребекка восхищенно присвистнула. - Неугасимая звезда!
  - Ты знаешь эльфийский? - в свою очередь удивилась я. - Откуда?
  - А я вообще много чего интересного знаю, - моя спасительница не удержалась от маленького хвастовства. - Дед научил. Он был лэрдом-лайил, полюбившим человеческую девушку...
  - Так ты - полукровка! - радостно воскликнула я, импульсивно хватая Ребекку за руку. - Вот почему ты так сильно отличаешься от остальных тва..., ой, извини, - я виновато осеклась, - детей ночи. Ты наполовину человек!
   Девушка довольно кивнула.
  - Стоп! - я недоуменно нахмурилась. - В приюте нам преподавали историю Лаганахара, и из учебника я четко усвоила: единственным лайил, получившим дворянский титул "лэрд" стал великий воин Финдельберг...
  - Прозванный Законником! - закончила за меня Ребекка. - Ну да, так оно и есть - я его родная внучка!
  - Того самого Законника! - ошарашено прошептала я, сомневаясь в правильности своего вывода и боясь - не ослышались ли мои остроконечные эльфийские уши.
   Ребекка хмыкнула, горделиво и вместе с тем - печально:
  - Того самого, ты не ошиблась...
  - Обалдеть! - эмоционально выдала я, понимая, что начинаю приобщаться к самым героическим страницам истории нашего королевства, принявшим облик этой высокой, рыжеволосой девушки, по ее собственному признанию - всего лишь полночи назад несшей меня на своем плече. Вольно или невольно, но наши прежде независимые судьбы неожиданно пересеклись в одной точке пространства и времени, созданной слепым случаем! И только несколько дней спустя мне предстояло узнать, что слепым в той ситуации оказался вовсе не случай, а я сама...
  
  - Малышка, а может я провожу тебя обратно в обитель?.. - великодушно предложила лайил. - Наймусь на работу в ваш монастырь и всегда буду рядом с тобой? - она выразительно сжала мои пальцы, намекая: соглашайся.
  - Я не могу, - честно ответила я. - Мне нужно пройти первое испытание...
  - Вот заладила словно кукушка! - в сердцах рявкнула Ребекка. - Пойми, тебя обвели вокруг пальца, а ты продолжаешь упрямо твердить свое, - девушка нахмурилась и тут заметила, что я судорожно держусь за живот. - Эй, ты же голодная, поди? А я и позабыла уже, отчего ты в обморок-то грохнулась. У меня по ночам служба, я в это время не ем, но сейчас пошарю - может в доме завалялось что-нибудь вкусное, посытнее куска хлеба с сыром...
   Как оказалось, на полках домика лайил завалялось много всякой всячины - полкружка колбасы, пара ломтей хлеба средней степени черствости, засохшее яблоко, кусок сыра и даже фляжка сомнительно попахивающего бузинного первача.
  - Экспроприировала у местных самогонщиков! - ничуть не смущаясь, весело пояснила Ребекка, споро расстилая мятую скатерть и накрывая на стол. Не заставив себя долго упрашивать, я вылезла из-под одеяла, поежилась от разливавшейся по комнате прохлады и подсела поближе к тарелкам. Ребекка бросила псу горбушку хлеба и колбасную кожурку, приткнулась на колченогий табурет, вытащила из кармана капустную кочерыжку и принялась ее грызть, изредка одобрительно поглядывая на меня - уплетавшую все подряд, причем настолько увлеченно, что аж за ушами пищало.
  - Ты ешь, пей, не стесняйся, - хрусть стал громче. - Как говорится: кушайте гости дорогие, все равно выбрасывать! - она приглушенно хихикнула. - Не ровняйся на меня, - в руках девушки появилась небольшая бутылочка, наполненная чем-то подозрительно алым. Я перестала жевать и замерла...
  - А у тебя нет обычной чистой воды? - я категорично отодвинула от себя фляжку со спиртным. - Извини, но этот напиток не для меня...
  - Воды? Вот чудачка - самогон гораздо питательнее, - Ребекка осуждающе фыркнула, но воды налила. - Мой дед считал самогон самым подходящим напитком, после крови конечно, а на счет всего остального шутил: "пей вода, ешь вода - сра... (она виновато покосилась на покрасневшую меня и замяла конец грубого слова) не будешь никогда!"
  - Прости, можно тебя спросить?.. - я заметила, как лайил сразу же настороженно прищурила глаза. - "Чего она так всполошилась?" - удивленно подумала я, но вслух произнесла совсем иное: - Ну, нечто интимное, касающееся конкретно тебя...
  - Ладно, валяй, - Ребекка принялась за вторую кочерыжку, изредка отхлебывая из своей бутылочки. Ее руки подозрительно дрожали, приводя меня в окончательное недоумение.
  - В эту бутылку налита человеческая кровь? - прямолинейно выпалила я и сама испугалась собственной смелости.
  - Что?! - девушка уставилась на меня шокировано вытаращенными глазами. - Ик! - она возмущенно икнула и несколько следующих мгновений мы сидели молча, сердито сверля друг друга взглядами в упор, напоминающими два скрещенных дуэльных клинка. Первой не выдержала Ребекка, она насмешливо хмыкнула, а затем залилась громким, искренним хохотом: - Ну ты даешь, малышка! Думаешь, я стала бы пить при тебе кровь? Нет, там всего лишь томатный сок. Я вообще употребляю кровь крайне редко, раз или два в месяц. А вот если бы..., - она вдруг буквально прикусила свой язык и замолчала, кажется поняв, что чуть не сболтнула лишнее. - А, ладно, еще перепугаешься, - лайил наигранно махнула рукой, - это не важно. Сыта?
  - Да. Спасибо тебе, - я смущенно теребила оборку своего рукава, не осмеливаясь озвучить чрезвычайно важный вопрос, так и вертящийся у меня на языке.
  - Кстати, я тоже хочу тебя спросить, - девушка закупорила свою недопитую бутылочку и ладонью смахнула со стола хлебные крошки. - Твои крылья..., почему ты не улетела из города?
  - Ну..., - я смущенно потупилась и замерла в такой позе, ибо боялась поднять глаза, ожидая услышать вполне справедливую насмешку. Я хотела соврать, но как назло - на ум не приходило никакой более или менее убедительной лжи.
  - Только без обид - я просто спрашиваю, - торопливо добавила лайил, по-своему расценив мое затянувшееся молчание. - Ты пойми, крылья - это отнюдь не уродство, как утверждают наши дуралеи-чародеи...
  - Да я и не обижаюсь, - я печально пожала плечами. - Может, я и в самом деле урод, потому что не умею летать!
  - Шутишь? - не поверила моя добровольная охранница. Ее симпатичное, волевое лицо приобрело растерянное выражение. - Почему не умеешь?
  - Боюсь, со мной что-то не так, - я горестно шмыгнула носом. - Я - урод, инвалид, бесталанное убожество!
  - Э-э-э..., - теперь пришел черед Ребекки смущенно опустить глаза, - полагаю, ты излишне самокритична. Можно мне на них еще посмотреть?
  - Ну, если я смогу таким образом хоть немного отблагодарить тебя за помощь и еду..., - я рукавом рубашки вытерла набежавшие на глаза слезы. - К тому же надо проверить, целы ли они...
   Ребекка встала и всего лишь одним небрежным движением руки отодвинула стол в сторону, а я поразилась ее силе. Я немного помялась, покраснела от скромности, но потом все же стянула через голову длинную полотняную ночную рубашку, одолженную мне нашей любезной хозяйкой. Белый пес накрыл морду лапой и смущенно засопел. Я повернулась к лайил спиной и замерла.
  - Ничего себе..., - та только вполголоса охнула от изумления. - А ведь они и правда настоящие! Как же ты ухитрялась скрывать их от всех?
  - Ага, настоящие, - я с наслаждением пошевелила лопатками, заставляя свои крылья встряхнуться и затрепетать, как тянущиеся навстречу солнцу цветочные лепестки. - Понимаешь, до десяти лет я вправду считала себя горбатой. А затем на моем горбе внезапно прорезались две раны - причинявшие мне жуткую боль, из коих и начали расти крылья...
  - Ничего себе, - повторила Ребекка и уважительно присвистнула. - Знаешь, ты очень сильная и храбрая девочка, если сумела скрыть от всех и свои муки, и сами крылья. А еще, - она оценивающе обошла вокруг меня и сочувственно заглянула в мои глаза, - признайся, ты ведь мужественно сносила насмешки и презрение других детей?
   Я безмолвно кивнула, вспомнив об Ардене, но пока что не стала рассказывать о нем Ребекке, ибо не все секреты своего сердца мы готовы раскрывать вот так сразу, даже тем, кто претендует на роль наших друзей.
   Девушка внимательно следила за моей реакцией, и кажется - итак обо всем догадалась. Ее высокий лоб прорезала суровая морщинка.
  - Ох уж мне эти мужчины! - ее алые губы сложились в презрительную гримаску. - Как же сильно они усложняют нашу жизнь. А ведь если разобраться, то становиться ясно что мужчина - самое бесполезное создание на земле. Они же не представляют из себя ничего ценного: грудь без молока, яйца без скорлупы, мешочек без денег... Да восемьдесят процентов женщин не выходя замуж лишь потому, что из-за кусочка колбасы нет смысла держать дома целую скотину!.. - она задохнулась от возмущения и замолчала, но мне показалось, будто в ее голосе промелькнули застарелые отчаяние и тоска, плохо замаскированные уже вошедшим в привычку самообманом. - Не сожалей об отсутствующем мужчине, малышка!
   Я невольно рассмеялась, очарованная ее вдохновенной речью. Ребекка посветлела лицом и весело затормошила меня, ухватив за плечи:
  - Твои крылья - просто чудо! А ты можешь их раскрыть?
  - Не знаю. Но надо попробовать..., - я начала осторожно, по чуть-чуть расправлять свое бесполезное украшение. - Отойди в сторону...
   Лайил послушно отступила на пару шагов и повторно присвистнула от изумления, когда крылья раскрылись до конца.
  - Надо же, - я радостно выдохнула. - Они ничуть не пострадали в перипетиях прошлой ночи, не сломаны и не помяты!
  - Ну-ка, повернись ко мне лицом, - Ребекка неодобрительно поджала губы, рассматривая мою худобу, торчащие ребра и ключицы, едва наметившуюся грудь. - Ты совсем тощая, это никуда не годится. Ну да такое горе поправимо, - ее голос дрогнул от неподдельного участия и тут же, словно одергивая саму себя, она поспешно сменила тему. - Ты знаешь, они у тебя словно отлиты из серебра...
  - Это только так кажется, - я компактно сложила крылья и вернулась к чрезвычайно важному для меня вопросу. - Ребекка, а как обстоит с моим камзолом и штанами? Они наверное совсем испорчена?
  - Вовсе нет, - лайил довольно хлопнула себя по ляжкам. - Не знаю, как и где ты умудрилась раздобыть эльфийский наряд, но его ткань обладает чудесными свойствами. Стоило лишь мне встряхнуть твою одежду, как грязь тут же осыпалась с нее словно сухая труха, не оставив после себя и следа, - охранница покопалась в ларе и подала мне мой наряд, выглядевший безупречно чистым.
   Я тщательно оделась, приведя себя в приличный вид и причесавшись гребнем, подаренным мне доброй Ребеккой.
  - А это что за штука? - на ладони лайил лежал мой стилет. - Откуда у тебя такая роскошная вещь?
  - Стилет, - я потянулась за клинком, но Ребекка отвела руку, испытующе глядя на меня:
  - Сама вижу что стилет! - она профессиональным жестом извлекла клинок из ножен и поднесла к свету камина, после чего подозрительно потрогала изукрашенное рунами лезвие. - Он откован эльфами и стоит уйму денег. И только не ври, будто такими клинками вооружены все безродные приютские воспитанники!
  - Мне его подарили, - почему-то мне очень не хотела рассказывать кому-либо о встрече со сьерром Никто. - Один хороший знакомый.
  - Знакомый, говоришь..., - голос у Ребекки изменился, она пристально смотрела мне в глаза. - Странные же у тебя знакомые. Что ты собираешься делать с этой красивой игрушкой?
  - Как - что? - удивилась я. - С собой носить, на всякий случай. Вдруг, пристанет кто...
   Ребекка продолжала разглядывать меня с непонятной настороженностью, будто пытаясь поникнуть в мои мысли, а потом иронично хмыкнула:
  - Лучше бы твой знакомый дал тебе денег на еду. От риелей было бы куда больше толку и пользы, ибо оружие - это детям не игрушка. Ты хоть обращаться-то с ним умеешь?
   Я честно помотала головой, дескать - совсем не умею.
  - Ну, так не годится! - лайил возмущенным жестом поправила свой воинский обруч, словно моя неосведомленность каким-то образом задевала ее честь. - На кой он тебе сдался, твой роскошный стилет, если ты не умеешь им пользоваться? - лайил вернула мне клинок. - Ну ничего, я тебя научу, но только не сейчас, а ближе к вечеру, - Ребекка неприязненно покосилась на оконные шторы, подсвеченные ярким дневным светом. - Не люблю солнце. Отдохни немного..., - она щедрым жестом снова предложила мне свою кровать.
  - А ты? - я без протестов откинула жесткое покрывало и, стянув сапоги со штанами, заворочалась - устраиваясь поудобнее, на животе. После обильной трапезы я ощущала только лень и сытое оцепенение. Прежняя слабость и острая головная боль накатили на меня с новой силой. Хотелось одного - уткнуться носом в подушку и спать, спать, спать...
  - А что я? - лайил философски пожала плечами и подтащила поближе к кровати диковинного вида кресло-качалку. - Вот и дедушкино наследство пригодилось. Я тут покемарю вполглаза. Я редко крепко сплю, непривычно. Жизнь у нас у полукровок такая, - она заговорщицки подмигнула, - опасная. (Я согласно улыбнулась). - А ты спи, малышка, ничего не бойся.
   Ребекка укутала мои плечи одеялом, а сама с ногами забралась в кресло, похоже, намереваясь поразмышлять о том, какой же странный подарок подкинула ей судьба в моем лице и как сложится наша дальнейшая судьба. Последним, что я увидела перед тем как погрузиться в сон, был ее чеканный профиль - красиво вырисовывающийся на фоне затемненного окна. Я с удовольствием смежила веки и беззвучно возблагодарила бога Шарро за эту загадочную девушку, без сомнения - ниспосланную мне именно им, а затем беззаботно заснула, не опасаясь более ничего и никого...
  
   Я проснулась от холода и боли в затекших локтях. Поленья в камине прогорели полностью, огонь погас, а комната остыла. Судя по сгустившемуся за занавесками полумраку - время приближалось к ночи. Я задумчиво потерла подбородок, потыкала кулаком слежавшуюся подушку и попыталась вспомнить обрывки своего запутанного сна. Да, без сомнения мне снился Арден, точно так же как и я находящийся в каком-то замкнутом, темном помещении. Возможно, мои ощущения оказались спровоцированы неприятным покалыванием, волной растекающимся по моим неловко подвернутым рукам, но мне показалось - будто Арден тоже испытывает боль от толстой веревки, опутывающей его заломленные за спину запястья. Его мысли блуждали в полусне, постоянно возвращаясь ко мне. Он просил помощи, в этом я не сомневалась, как не сомневалась и в жгучем, безысходном отчаянии - переполняющем его сердце. Его ближайшее будущее внушало моему любимому лишь страх и отчаяние, правда - он не совсем понимал природу надвигающейся на него опасности... Внезапно в комнате раздался осторожный, едва слышный шорох... Я подняла голову, заподозрив поначалу что оные приглушенные звуки производит моя спасительница, но тут же обнаружила - Ребекка крепко спит в кресле, положив поперек колен обнаженные клинки. Пользуясь ее состоянием, я могла теперь без помех рассмотреть всю комнату, не опасаясь обидеть хозяйку косыми взглядами или иной неодобрительной мимикой. Одну стену этой совмещенной со столовой спальни занимало кособокое сооружение из неуклюже сколоченных полок, причем на нижних из них хранилась одежда, а на верхних громоздились мешки с какими-то съестными припасами. Кадка с водой у двери, задвинутый обратно в угол стол, пара табуретов - вот и все нехитрое убранство...
   "Но ведь Воины - вторая по значимости Гильдия в городе, - оценивающе размышляла я, дивясь вопиющей захудалости скромного обиталища лайил. - Почему же Ребекка живет настолько просто, да еще - доводясь внучкой чрезвычайно известному в Лаганахаре бойцу?.." - но мои рассуждения оборвал повторный шорох, идущий от двери и точно не имеющий никакого отношения к отдыхающей в кресле девушке. Я насторожилась...
   Порыв неожиданно теплого ветерка вдруг взвихрился вокруг кровати, задев мои плечи и взъерошив волосы.
  - Поторопись! - тихонько шепнул он мне на ухо. - Поспеши, Наследница, ибо ход времени - неумолим и ты можешь опоздать. Арден умрет, а Колокол Судьбы забудет мелодию ваших сердец, и тогда ты уже никогда не сумеешь воссоединиться с любимым...
  - Умрет! - забывшись, в голос вскричала я, подпрыгивая на кровати. - Где он и что ему угрожает?
   Но мой невидимый собеседник не расщедрился на подсказку, а лишь разразился невыразительным смехом, похожим на скрежет пересыпающегося песка:
  - Помнишь слова, произнесенные тобой в Куполе? Ты говорила о непоправимости упущенных возможностей и ценности любви? Разве ты уже успела забыть свои цели и принципы?
  - Я все помню! - еще громче подтвердила я, вздрагивая всем телом, ибо ощутила приближение чего-то страшного, жестокого и неотвратимого. - Но к сожалению, я пока не умею применять свои знания на практике. Что же мне делать?
  - Так научись, и побыстрее! - песок не просил, а приказывал. - Остерегайся предательства! - в голосе промелькнуло соучастие. - Бойся предателей!
  - Кто ты? - рассердилась я, возмущенная этими повторяющимися намеками. Помнится, совсем недавно сьерр Никто тоже говорил мне нечто подобное... А теперь я получила второе аналогичное предупреждение. Не этих ли знаков судьбы я ждала? От чего они меня предостерегают?
  - Кто ты? - с нажимом повторила я. - Покажись! - но ответом мне стала равнодушная тишина, а теплый ветерок исчез также неожиданно, как и появился...
  - Кто здесь? - заполошно закричала проснувшаяся Ребекка, хватаясь за свои клинки. - Убью!
  - Привет! - я рассмеялась, немало позабавленная ее слегка запоздалой реакцией, села в кровати и обвела комнату взглядом, пытаясь отыскать хоть малейший след своего невидимого собеседника. Увы, таковых не нашлось, и хотя предостережения - высказанные неведомым голосом не шли у меня из головы, я все-таки поостереглась рассказывать о них Ребекке и постаралась скрыть свое волнение, намеренно заняв ее и себя разговором на другую тему. - Почему ты тут живешь?
  - А почему бы и нет? - лайил звучно зевнула и потянулась, хрустя суставами. - Чем тебе тут плохо?
  - Мне хорошо, даже очень хорошо, - поспешно заверила я. - Но ты же Воин!.. А я думала...
  - Вот ты о чем... - девушка хмыкнула и принялась самым тщательным образом рассматривать свои ногти. - Ты веришь в сказки, будто все воины едят на золоте и пьют на серебре, так?
   Я кивнула.
   Лайил скептично фыркнула:
  - Ты наверное уже не раз слышала о том, что в нашем мире продается и покупается все? - она не ждала моего ответа, итак не сомневаясь в справедливости своего утверждения. - Но ведь лучше всего у нас живут не те, кто продает не свои тела и способности, а те - кто торгует честью, стыдом и совестью. Так вот, - ее губы сложились в кривую ухмылку, - возможно, мне еще не предложили за них подходящую цену...
  - Или ты вообще не продаешься! - так тихо шепнула я, что Ребекка не услышала моей реплики.
  - И к тому же, я внучка Финдельберга-Законника, а его наследство оказалось слишком обременительным и сомнительным для того, чтобы светить его на людях... Мда, как тут не ввернешь фразу на счет того, что у каждого светлого будущего есть свое темное прошлое?..
  - О чем это ты говоришь? - не поняла я, преисполненная любопытства.
   Но вместо разъяснений, Ребекка раздосадовано шлепнула себя по губам - словно приказывая молчать, и решительно поднялась из кресла.
  - Несу всякую чушь, сама не ведая чего..., - она покраснела, - не обращай внимания на мое брюзжание. Давай-ка лучше займемся твоим стилетом, - она явно уходила от ответа. Я смирно пожала плечами, будто соглашаясь: как тебе угодно, и принялась одеваться. Но именно в тот самый момент я мысленно дала себе обещание когда-нибудь вернуться к этой теме, понимая - Ребекка явно что-то от меня скрывает, причем - скрывает намеренно, а значит оный секрет прямо или косвенно связан с моей судьбой.
   Ребекка терпеливо дождалась, пока я застегну пуговицы камзола и зашнурую завязки сапог, после чего уселась на кровать и пристально всмотрелась в мои зрачки.
  - Что ты намереваешься делать дальше?
  - Мне надо найти мое первое испытание, - я говорила спокойно и ровно, стараясь не рассердить девушку, похоже, совершенно не выносившую даже малейшего упоминания о чародеях.
  - Хы-ы-ы, - иронично выдохнула моя спасительница, цинично усмехаясь. - Прекрати уже повторять свои прежние ошибки, пожалей оттоптанные тобой грабли! На кой тебе сдались эти цели и испытания? Если мир не дал тебе ничего, то пошли всех нафиг и получи от этого удовольствие!
   Если честно, то я обнаружила в ее эгоистичной философии немало здравого смысла, и возможно - имела все основания слепо последовать данному мне совету, ибо пока что не получила от жизни ничего, кроме обид, потерь и несправедливости. Но, как можно отказаться от самой заветной мечты и от любви?
  - Почему ты так не любишь магов и считаешь всех их учеников недальновидными дурачками? - напрямую спросила я, но лайил лишь пренебрежительно поморщилась и сделала отстраняющий жест, должный обозначать: сама все поймешь со временем.
  - И тем не менее, я ни за что не откажусь от своей мечты! - упрямо заявила я.
  - Значит, все-таки будешь пытаться стать чародейкой? - мне показалось, будто в наигранно насмешливых интонациях лайил сквозит тень некоего уважения ко мне, неприятного ей самой. - Но учти, наш город не песочница - здесь не место вышедшей на прогулку малышне. Одной тебе придется в нем туго...
  - Ничего, справлюсь, - поев и выспавшись, я уже успела немного подзабыть страхи ушедшего дня, а мои недавние беды утратили актуальность и отошли на задний план. - Иначе нельзя...
  - Нельзя, чтобы тебе кто-нибудь помогал?
  - Нет, почему же..., - я задумалась, понимая: мне ни о чем таком не говорили. - Кажется, нам не запрещено принимать помощь. А к чему ты клонишь?
  - А я уж почти поверила, будто у вас там одни садисты собрались, - Ребекка обрадовано улыбнулась. - Ладно, тогда решено: сначала немного потренируемся, а потом, ближе к полуночи, вместе отправимся искать твое первое испытание. Надеюсь, это окажется не укрощение взбесившейся крысокошки?
  - Ребекка, ты хочешь мне помочь? Правда? - я громко взвизгнула от счастья и бросилась на шею лайил, уже утратившей в моем восприятии репутацию злобной, кровожадной тварью. - Ой, извини! - я смутилась и отстранилась, устыдившись столь бурной вспышки эмоций и осознав, что излишне тороплюсь сократить разделяющую нас ментальную дистанцию. - Упаси нас Шарро от встречи с крысокошками! - я содрогнулась от ужаса, потому что у нас в обители очень любили пугать малышей, рассказывая перед сном всякие жуткие истории о повадках этих мерзких хищников. - Нет, мне нужны знания.
  - Ну почему ты такая застенчивая неженка? - проворчала девушка добродушно-насмешливым тоном. - Чуть что, сразу сыплешь всякими пафосными "простите", "спасибо"..., - но я видела, что Ребекке приятна моя доверчивость. - Все, давай договоримся впредь обходиться без реверансов. Ведь мы же друзья? - в ее голосе прозвучала непонятная мне тревога.
   Я усиленно закивала.
  - Заметано! - лайил весело подмигнула и вытащила из потухшего камина кусочек угля...
  
   "Кто умеет - тот делает, кто не умеет - тот учит!" - частенько утверждал Брат Флавиан, но кажется, это выражение не имело никакого отношения к личным достоинствам Ребекки. Я изумленно наблюдала за тем, как она подошла к деревянной двери и очертила на ней большой круг, в который поместила еще один - поменьше, а в их центре - нарисовала жирную точку. Закончив с приготовлениями, моя охранница критически обозрела свое творение и достала из-за пояса кинжал...
  - Вот, смотри внимательно. Метать кинжалы можно из положения сидя и стоя, на бегу и в прыжке, да хоть лежа. Главное, соблюсти баланс приложения силы и выбрать правильную траекторию полета, - она взяла свой кинжал за кончик лезвия и плавно отвела руку назад, упруго согнув локоть. - Запомни, малышка, главное - представить, что твой нож уже вонзился в цель, точно в нужное место, поняла?
  - Нет!
   Ребекка сердито засопела, раздосадованная моей тупостью.
  - Смотрит на меня! - девушка размахнулась, с виду совсем легко и непринужденно - посылая вперед увесистое оружие, после чего кинжал сделал полный оборот вокруг свой оси, пролетел через всю комнату и вонзился точно в середину мишени. - Понимаешь, ты должна вообразить, что твоя рука стала очень длинной, дотянулась до двери и вонзила клинок ровнехонько в цель.
  - У меня ничего не получится, Ребекка, - удрученно простонала я. - Ведь я же не Воин, да и силы такой у меня нет.
  - Твой стилет тем и хорош, что почти не требует приложения никаких, хоть сколько-нибудь значительных усилий, - уверенно заявила моя наставница. Настоящая эльфийская работа... - в голосе девушки сквозила легкая зависть. - Он отлично сбалансирован и легок, как пушинка. Давай, иди сюда и попробуй!
   Я послушно подошла к лайил, достала стилет из ножен и встала в подсказанную ею стойку. Сейчас, при свете заглядывающей в окно луны, он показался мне еще красивее чем прежде. Почему все-таки сьерр Никто подарил мне это чудесное оружие? Полагаю, он не хуже меня знал о том, что я не обладаю ни малейшими навыками в боевых искусствах и не способна прибить даже мышь... Тут я заметила, что Ребекка нетерпеливо покусывает свою нижнюю губу и ждет. Я смутилась, попыталась взять стилет за лезвие, но тут же отдернула руку и уронила оружие на пол. Из двух моих порезанных пальцев сочилась кровь...
  - Хм, думаю, тебе стоит держать его за рукоятку, - Ребекка вздрогнула, непроизвольно облизнулась - лишь мельком взглянув на мои травмированные пальцы, и тут же отвела взор. - Да, так будет лучше...
   Я ожесточенно дула на свои порезы, пытаясь вспомнить, как мне удавалось быстро залечивать ссадины в монастыре. Обычно, для оного действа требовалось уединиться в укромном уголке, сосредоточиться и полностью расслабить мышцы... Жаль, но сегодня я не располагала подобными условиями, а поэтому мне не оставалось ничего иного, как просто поднять руку вверх и ждать, пока кровь не остановится сама собой.
  - Ну и чего ты стоишь столбиком, словно суслик в полдень? - возмутилась не отличающаяся выдержкой лайил. - Больно? Сунь пальцы в стакан с водой и хватит отлынивать от тренировки! - впрочем, в голосе у девушки не чувствовалось никакой особой строгости.
   Я подождала еще пару мгновений, потом покладисто пополоскала два пальца в воде и взяла стилет за рукоять.
  - Как это делается?
  - А то я не тебе объясняла весь процесс всего миг назад? - учитель из Ребекки вышел нетерпеливый. - Просто метни его для начала так, как тебе самой кажется наиболее удобным, а я укажу на допущенные ошибки...
   Признаюсь откровенно, я никогда не обманывалась относительно своих более чем скромных способностей, и не воображала будто обладаю орлиной зоркостью или невероятной меткостью, приписываемой членам гильдии Охотников. А посему, я решила положиться на удачу: старательно зажмурила один глаз (не знаю, зачем), отвела назад дрожащую от напряжения руку, и что есть сил запустила стилетом в дверь...
   "Словно полено швырнула! - с раскаянием подметила я, сгорая от стыда. - Неумеха!" Как и следовало ожидать, рукоятка оружия гулко ударилась о дерево чуть повыше намалеванного Ребеккой круга, и стилет позорно шмякнулся на пол.
  - Вот видишь, ничего путного из моей учебы не выйдет! - печально сообщила я, стараясь сдержаться и не расплакаться. - У меня абсолютно нет координации, не развит глазомер, а руки вообще не из того места растут!..
  - Как ты собираешься искать свое треклятое испытание, если все время будешь говорить "ничего не выйдет"? - лайил взбешенно сверкнула глазами, медленно подняла оружие с пола и подала его мне рукояткой вперед. - Вторая попытка!
   Я покорно взяла стилет, поняв, что отделаться от воительницы мне не удастся, и сосредоточилась на предстоящем броске.
   "Как там она говорила? Руку - что, а ногу - куда? - плохо усвоенные инструкции растерянно вертелись у меня в голове, создавая сумбур в мыслях и смятение в душе. - Шарро меня спаси, я никогда не сумею проделать все верно и правильно!" - и тут, нежданно, со мной вдруг приключилось то, о чем я и помыслить не смела...
  
   Мне показалось, будто кто-то незримый внезапно встал у меня за плечом, отечески погладил по затылку, а затем властно перехватил мое запястье, направляя бросок и вкладывая в мои мышцы свою силу. Мои глаза мгновенно стали острее во сто крат, мускулы налились доселе не свойственной упругостью, а в душе взыграл боевой азарт. Теперь я ощущала себя не прежней стеснительной девочкой-эльфиечкой, слабой и беззащитной будто мушка-однодневка, а могучей воительницей - по навыкам и умениям во много раз превосходящей даже давно сроднившуюся с оружием Ребекку. Стилет соколом сорвался с моих пальцев, угрожающе свистнул в воздухе и по самую рукоятку вонзился в дверь, насквозь пробив толстую доску. Я звучно выдохнула через неплотно сжатые зубы, смакуя сладостное, постепенно утихающее бурление крови в венах и медленно спадающее возбуждение.
  - Э-э-э, у-у-у, а-а-а! - оторопело произнесла лайил и закашлялась. Заботливо придерживая ладонью свою заметно отвисшую нижнюю челюсть, она хрипела и судорожно ловила воздух беспомощно распахнутым ртом. Испугавшись этого непроизвольного приступа удушья, я торопливо схватила со стола наполненный стакан, тот самый - в котором недавно полоскала свои порезанные пальцы и подала его Ребекке. Лайил в два счета выдула смешанную с кровью воду... Ее глаза медленно выпучились, она сдавленно ругнулась, уронила опустевшую посудину, сделала несколько шагов назад, ударилась о кровать, и спиной повалилась на аккуратно сложенное покрывало. - Да чтоб меня мантикора три раза переварила! Что это было?
  - Не знаю, - я неопределенно пожала плечами, подходя к двери и безуспешно пытаясь извлечь из нее намертво засевший в доске стилет, - оно само, я не виновата...
  - Как не знаешь? - скривилась лайил, не отводя ошеломленного взгляда от перекатывающегося по полу стакана. - Вот Тьма, ты специально мне его подсунула?
  - Подсунула? - не поняла я. - Нет, я просто хотела тебе помочь...
  - Ага! - Ребекка озадачено подергала себя за мочку правого уха. - Помочь, значит? Само, значит? Да у нас просто так даже крысокошки не котятся!..
  - Так получилось! - виновато просопела я, упираясь ногой в косяк, и что есть мочи дергая злополучный стилет. Раздался громкий треск... Я пушинкой отлетела к кровати и плюхнулась точно на Ребекку, в довершение ко всему - еще и приложив ее полбу своим клинком, увенчанным изрядным куском доски, выломившимся из двери вместе со стилетом.
  - Ой, извини! - жалобно пискнула я, скатываясь на пол и снизу вверх, провинившимися глазами взирая на лайил, задумчиво потирающую багровую шишку, зреющую на ее белой коже, ровнехонько над переносицей. - Я не специально...
  - Извинить за что? - задорно расхохоталась охранница, одним пальцем поднимая меня с полу. - За твои потрясающие неспециальные воинские навыки? Или за то, что ты дала мне выпить свою кровь? А ты хоть понимаешь, что теперь я даже на расстоянии буду чувствовать твой запах и смогу найти тебя в кромешной темноте!...
   Я сконфужено молчала, будучи не в силах подобрать подходящие слова, пока Ребекка рассматривала меня со странной смесью удивления и обожания.
  - Забавно, - буркнула она себе под нос, на всякий случай - испытующе щупая мой бицепс, легко умещающийся у нее в ладони, - и в высшей степени волшебно... Похоже, ты отнюдь не так проста, каковой кажешься на первый взгляд. Возможно, ты и в самом деле станешь достойной Наследницей сгинувших кланов и сможешь ответить на мучающие меня вопросы...
  - Какие? - осведомилась я, задирая подбородок, и вопросительно всматриваясь в лицо рослой воительницы, возвышающейся надо мной на целых две головы.
  - Увидим! - коротко усмехнулась она, покровительственно поглаживая меня по плечу. - Скажи, ты еще не отказалась от идиотского намерения выполнить наставления магов и отправиться на поиски своего первого испытания?
  - Не отказалась! - упрямо заявила я и тут же осеклась, почувствовав себя неблагодарной эгоисткой. - Ребекка, я чрезвычайно признательна за помощь и оказанное гостеприимство, но пойми - у тебя нет передо мной никаких обязательств, и ты вовсе не должна отравляться со мно...
  - Ого! - лайил иронично выгнула бровь, поправила перевязь для клинков, крест накрест перечеркивающую ее мощную спину, а затем взяла со стола акинаки и вложила их в ножны: - Запомни, малышка, нельзя обидеть дружеской помощью, а вот отказом от дружбы - можно...
   Я смущенно побагровела и прикусила свой глупый язык:
  - Прости!
  - Мы же уже договаривались, - мягко упрекнула меня охранница, снимая с полки вещевой мешок и складывая в него остатки продуктов, - условившись впредь обходиться без политеса, и не тратить время на бессмысленные препирательства... Нам пора в путь!
  - Ты все-таки идешь со мной? - забеспокоилась я. - Но ведь твое дежурство...
  - Ерунда, они и итак задолжали мне пару выходных. От начальства не убудет, - девушка решительно подтянула пояс, привычным жестом проверила наличие своего воинского обруча - удерживающего надо лбом ее волосы, и завернулась в серый плащ. - Идем! - но вместо того, чтобы направиться к двери, она почему-то шагнула в сторону камина...
  - Хм! - я озадачено кашлянула, донельзя удивленная ее странным поведением, но вместо объяснений Ребекка пошарила рукой по каменной кладке, видимо - наощупь отыскивая нечто, недоступное моему взору.
  - Заржавел, - сердито буркнула она, - ведь после смерти деда я никогда им не пользовалась...
  - Заржавел? - недоуменно переспросила я, тщетно напрягая зрение, но так ничего и не замечая.
  - Шарнир, - девушка крякнула, и всем весом своего мускулистого тела навалилась на один из боковых камней давно потухшего камина, - приводящий в действие люк потайного хо..., - договорить она не успела, потому что камень под ее рукой вдруг задвинулся вглубь стены, послышался надсадный грохот и задняя панель камина медленно поехала вбок, открывая зев потайного хода. Я восхищенно охнула.
  - Прошу! - Ребекка жестом фокусника указала на освобожденный проход. - Он выведет нас на окраину города...
   И я совсем уже намеревалась воспользоваться ее приглашением, как вдруг совершенно позабытый нами белый пес, до сего момента мирно дрыхнувший у кровати, с веселым гавканьем сорвался со своего коврика и, опережая меня, метнулся в провал темного туннеля - беззаботно взмахнув пушистым хвостом.
  - Нахал! - чуть не сбитая им Ребекка сердито подобрала упавший с ее плеч плащ и осуждающе посмотрела вслед торопыге. - И куда, спрашивается, он так вчистил?
  - Это не трудно узнать! - улыбнулась я, следом за псом спускаясь по твердым земляным ступеням, начинающимся сразу же по ту сторону камина.
  - Дед ходил этим путем на свидания! - насмешливо рассказывала лайил, неслышными шагами покидая свой домик и закрывая проход за нашими спинами предусмотрительным нажатием на другой камень. - Поскольку его родня не одобряла выбор Финдельберга, он длительное время держал в секрете свою связь с человеческой девушкой...
  - А как ее звали? - совершенно без задней мысли спросила я, глядя себе под ноги и непрерывно запинаясь об камни, в изобилии разбросанные по полу туннеля.
   Ребекка замялась, а я как-то упустила из внимания этот так и оставшийся без ответа вопрос, увлекшись собственными переживаниями. Наверное, мы шли уже довольно долго, но я совершенно отвлеклась от реальной действительности, погрузившись в мир грез и воспоминаний. Мои мысли блуждали где-то далеко, ибо я понимала - там, за спиной, я оставила не только бедный домик Ребекки, но и всю свою прежнюю, спокойную жизнь, возврата к которой уже не будет. Куда я иду, и что ожидает меня впереди? Возможно, я обрету счастье и верну утраченную любовь, а вполне вероятно - погибну страшной смертью, сломавшись под грузом надвигающихся на меня испытаний... Видит Шарро, я готова принять все трудности, уготованные мне неумолимым роком. Я должна помнить: там, где нет горя - нет и радостей! Зависит ли мой будущее только от меня, или же оно предопределено заранее и окажется намного сильнее моего терпения, выдержки и благонравия? Верю ли я в удачу, достающуюся храбрым и сильным? Верю ли я в любовь и последний шанс на спасение нашего мира, напрямую зависящий от меня? И наверное, совсем не случайно я вспомнила сейчас слова любимой песни Ардена, кою я однажды подслушала, оставшись незамеченной им. Он лежал на крыше сарая, как обычно - отлынивая от работы, и лениво перебирал струны гитары, что-то расслабленно мурлыкая себе под нос. А потом любимый неожиданно взял несколько вступительных аккордов, и с его губ полилась прекрасная песня - похожая на безбрежную реку, несущую нас вперед - к новым свершениям и надеждам. Песня, навечно запечатлевшаяся в моей душе! А теперь я невольно подчинилась зову своего сердца и тихонько запела те самые строки, чувствуя правильность выбранного мной пути - ведущего меня к нему... К моему Ардену!
  
  Я думаю, что вовсе не напрасно
  Весна приходит - растопив сугробы,
  Ты о природе не суди пристрастно,
  Мы все, по сути, слишком узколобы
  
  Нам не узнать - откуда ветры дуют,
  И почему летать умеют птицы,
  Но наши души запросто рифмуют
  Любви и жизни чистые страницы
  
  Нам не понять: за что такую муку
  На род людской наслали злые боги,
  Когда на нас обрушили разлуку -
  Да развели на разные дороги
  
  Не делят страсть по времени и силе,
  Из песен чьих-то не воруют строки,
  Мы ничего у жизни не просили -
  Мы все, по сути, вечно одиноки
  
  Но думаю, весна не зря приходит -
  Тоску и снег смывая свежей кровью,
  Она нас в путь неведомый уводит -
  В далекий край. За счастьем и любовью...
  
   Последнее слово песни еще затихало в галерее подземного туннеля, еще продолжала печально вздыхать Ребекка - очарованная красивыми образами, как вдруг я остановилась и замерла, напряженно вглядываясь в окружающий нас полумрак. Мои глаза медленно расширились, почти вылезая из орбит, ибо прямо перед собой я видела белого пса - жалобно повизгивающего, упавшего на землю и корчащегося в безудержных, судорожных конвульсиях. Все его тело выгибалось дугой, а в следующий миг уже скрючивалось и сворачивалось в клубок, очевидно - терзаемое жесточайшей болью. На морде несчастного животного запеклась кровавая пена. Клубы пыли, поднятые этим затяжным припадком неведомой мне болезни, взмыли в воздух, полностью закрывая обзор. Но, наконец-то, мучительный собачий визг затих, а взвеянная им пыль - осела. И тогда я потрясенно закричала, не смея поверить собственным глазам, потому что пес куда-то исчез, а на его месте я обнаружила...
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"