Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Звезда моей души (гл 6)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 6
   Одиночество - это одна из самых непознанных сторон человеческого бытия, сравнимая лишь с палкой о двух концах, умеющей становиться и добром, и злом. Подчас желанное и ожидаемое, оно быстро надоедает и начинает тяготить того, кто сумел таки вымолить у судьбы сей сомнительный дар, но не научился правильно им распоряжаться. Одиночество способно очистить душу и подарить здравые мысли, но тем не менее, именно оно выполняет роль самого тяжелого наказания, сводящего нас с ума и подталкивающего к неописуемо экстремальным поступкам. Одиночество врачует разбитые сердца и дарит спокойствие, но при том оно же безмерно усугубляет любые наши пороки - мнительность, нетерпимость к чужому мнению, чувство соперничества и ревность, раздутую (конкретно страхом перед вероятным одиночеством) до уровня всепоглощающего пожара. Одиночество подталкивает нас к открытиям и отупляет, делает мудрее и низводит по животного состояния, учит спокойствию и отбирает последние крохи благоразумия. Одиночество - это великий дар богов, оказывающийся по плечу далеко не каждому смертному. Одиночество - это кара, испытание, награда или достижение. И Тьма нас забери, а ведь иногда одиночество может быть весьма приятной штукой, но лишь в том случае - если рядом есть близкий человек, напоминающий тебе об этой избитой истине. Впрочем, последнее определение принадлежало кому-то из эльфийских магов, а уж эльфы-то всегда отвечали за свои слова, разбираясь во всяких ментальных экспериментах и явлениях куда получше людей...
   Так думала сьерра Кларисса, расслабленно откинувшись на спинку своего любимого кресла. Она в полной мере, до дна испила чашу одиночества - выпавшую на ее долю, а к тому же - давно пресытилась властью, богатством, магией и сопутствующими им привилегиями. Короче, следовало признать: госпожа чародейка - всего лишь пару недель назад отметившая свой семьдесят шестой день рождения, безнадежно устала от жизни и весьма тяготилась излишне затянувшимся одиночеством. Когда-то у нее было все: родня, муж, новорожденный сын... Но к сожалению, выторгованные у судьбы годы расцвета и относительного благоденствия рано или поздно берут свое - принуждая платить по счетам. А то, что достается нам нечестным путем - с помощью обмана, шантажа или подкупа, приходится оплачивать втридорога. Жаль, что мудрость никогда не сопутствует молодости, а приобретается ценой седых волос, морщинистой кожи и расплывшейся талии. Ее спасало лишь то, что Кларисса довольно неплохо владела магическим искусством, до нынешней поры вполне успешно борясь с наступлением старости. И все же, даже с учетом того, что чародеи живут намного дольше обычных людей, она увы - так и не смогла овладеть тайной бессмертия... Говорят, будто одиночество - это и есть та особенная мзда, которую справедливые боги взимали с бессмертных эльфов, насылая его как кару - в обмен на способность жить вечно лишая их эмоций, чувств и душевной чуткости. Вранье! Именно Перворожденные умели любить и ненавидеть лучше всех на свете - так сильно, как людям и не снилось. Хотя уж в чем в чем, а в умении ненавидеть сама Кларисса уже давно превзошла любого эльфа!..
   Щедро наделенная от природы всеми мыслимыми и немыслимыми качествами - она так и не обрела личное счастье. Благородное происхождение и родственные связи, а Кларисса являлась родной дочерью предыдущей Главы Гильдии чародеев, позволили ей еще в очень юном возрасте занять пост преждевременно скончавшейся матери. Завистники шептались, будто это произошло не без участия рвущейся к власти дочери, но она заставила умолкнуть все лживые языки, действуя где магией, а где -
  посредством клинка наемного убийцы. С тех самых пор тайна скоротечной болезни ее матери, излечить кою оказались не способны лучшие маги и лекари королевства, постоянно обрастала всевозможными домыслами и выдумками, превратившись в страшную сказку, окружившую саму Клариссу ореолом мрачной загадочности. Поговаривали, будто перед смертью верховная чародейка Люцита харкала кровью и покрылась гнойными язвами, что случается при отравлении соком экзотического растения каркарут, но все эти разговоры никогда не принимались всерьез при королевском дворе. Поначалу потому, что Лаганахар нуждался в услугах магов, а потом - по причине страстной любви, вспыхнувшей в сердце молодого короля Вильяма, занявшего отцовский трон. А любовь, как известно, сметает любые препятствия и обеляет все грехи...
   Верховная чародейка Кларисса была на тридцать пять лет старше короля Вильяма но разве это имело какое-то значение? Конечно не имело, если красота магички сияла ярче солнца, затмевая самых знаменитых прелестниц Блентайра. И Вильям не устоял... О конечно, в той любовной истории не обошлось без магии и приворотных чар, но король и Глава Гильдии чародеев сыграли пышную свадьбу, обменявшись брачными кольцами и клятвами в вечной верности. А вскоре королевство облетела радостная весть - королева ждет ребенка!..
   Принцесса Аньерд - сводная сестра короля, всего лишь на три дня опередила свою новоиспеченную родственницу, родив дочь - происходящую неизвестно от кого. "От бродячего певца без роду и племени, встреченного мною на Осенней ярмарке!" - строптиво заявила венценосная распутница, снизойдя до объяснений с убитой горем семьей. Королевский двор пребывал в глубочайшем шоке и отчаянии, да к тому же по городу ходили упорные слухи о том, будто младенец родился уродом. Мечущаяся в родильной горячке королева не выдержала обрушившегося на корону позора и наняла неких лихих людишек, выдав им жуткое поручение - выкрасть из колыбели крохотную дочку принцессы Аньерд и унести ее подальше от столицы, отдав на воспитание каким-нибудь скромным простолюдинам. Ночные тати успешно выполнили первую часть трудного задания, но дальше приключилось непредвиденное... Упав на колени перед троном королевы и бия себя кулаками в грудь, наемники клялись - едва они вышли за городские стены, как на них внезапно налетел черный смерч, вырвавший из их рук корзинку с незаконнорожденной малюткой и унесший ее в неизвестном направлении. Клариссе пришлось поверить смертельно перепуганным ворам, а позднее она даже убедила себя в том что дочь принцессы погибла, тем паче что сама Аньерд вскоре скончалась от горя и лихорадки, развившейся из-за не перегоревшего в груди молока. Королева родила сына - нареченного принцем Арденом и провозглашенного наследником престола. Но через три дня принц так же пропал из дворца, и отыскать его не смог никто - ни чародеи, ни воины, ни охотники... Исполненный горя король Вильям будто внезапно прозрел, обвинил жену в обмане и изгнал ее из своего дворца. С тех пор Кларисса безвыездно проживала в Звездной башне, по-прежнему занимая пост Главы Гильдии чародеев. Она несказанно тосковала по потерянному сыну и страдала от затянувшегося одиночества. Но она отнюдь не смирилась с постигшей ее потерей, не теряя надежду вернуть своего единственного ребенка. А помимо этого, верховная чародейка мечтала реализовать еще один грандиозный план, превзойдя в оном не только свою покойную мать, но даже знаменитую бабушку - основательницу Гильдии чародеев, магичку Сильвану...
  
   Кресло повернулось, и из него поднялась статная, величественная женщина с поистине королевской осанкой, поприветствовавшая меня легким наклоном головы. Главную чародейку Лаганахара вряд ли стоило считать молодой девушкой, но в ее золотистых волосах - уложенных в искусную прическу, не блеснул ни единый седой волос, нежная кожа лица отливала шелком, цвет губ напоминал о землянике на лесной поляне, а белизна рук соперничала с речным жемчугом. Возраст чуть заметно притаился где-то в самых уголках ее миндалевидных зеленых глаз, скрытый за длинными ресницами. Я ошеломленно замерла и продолжала стоять как вкопанная, будучи не в силах отвести взгляда от хозяйки волшебных покоев.
  - Здравствуй, малышка Йохана. Я - Кларисса, Глава Гильдии чародеев, верховная волшебница Лаганахара. Надеюсь, дорога не очень тебя утомила? - магичка говорила не громким, но глубоким и чрезвычайно благозвучным голосом. - Присядь, милая девочка, я хотела бы о многом с тобой побеседовать.
   Волшебница взмахнула рукой и в центре зала, возникнув из воздуха, тут же материализовался второй стул с твердой резной спинкой и бархатным сидением. Я сконфуженно моргнула, сделала два шага назад и замерла, смущенно разглядывая носки своих щегольских сапог.
  - Что-то не так, милая? - тонко улыбнулась прекрасна чародейка.
   В ее доброжелательном голосе прозвучало столько силы и, вместе с тем - нежности, что я залилась краской смущения и виновато прошептала:
  - Я не могу сиде... Можно мне получить другой стул, без спинки? - я испуганно сглотнула, опасаясь своим нелепым отказом оскорбить гостеприимную хозяйку. - Ой нет, прошу вас - не хлопочите, я могу и постоять...
  - Конечно, извини, я совершила непростительную глупость! - однако Кларисса вовсе не выглядела удивленной или обескураженной. - Так тебе будет удобнее? - стул мгновенно исчез, а на его месте появилась удобная скамеечка.
   Скамеечка оказалась излишне высоковатой для меня, но я просто не посмела бы пожаловаться на столь малозначительную деталь, опасаясь разгневать прекрасную сьерру магичку. Но к моему величайшему удивлению, стоило лишь усесться на предложенную мебель, как скамеечка вдруг начала опускаться сама собой и остановилась только тогда, когда мои ступни снова коснулись ковра.
  - Думаю, ты голодна? - Глава Гильдии улыбалась ласково и безмятежно. - Потерпи еще немного, обещаю - тебя накормят сразу же после окончания нашего разговора, договорились? А теперь, малышка, давай познакомимся поближе. Скажи мне откровенно, в какую из Гильдий ты мечтала попасть, участвуя в сегодняшней Церемонии выбора учеников?
  - Госпожа..., - я смутилась и торопливо потупила глаза, ощущая себя нашкодившим щенком, застигнутым рядом с напруженной им лужей. - Дело в том, что я не смела и надеяться...
  - Не смела и надеяться стать чародейкой, но ничего другого ты не хотела? Не так ли? - казалось, сьерре Клариссе чрезвычайно понравился столь неожиданный поворот нашей беседы. - Значит, мы не ошиблись в своем выборе, ведь жизненное призвание каждого из нас предопределено свыше, задолго до нашего рождения... Видишь ли, моя милая девочка, судьба любит разыгрывать злые шутки, и иногда даже самые очевидные ее намеки оказываются не более чем жестокой насмешкой. Но мне очень хочется верить в то, что ты пришла к нам по зову своего сердца и сможешь получить искомое. А теперь настало время рассказать тебе правду о нашей Гильдии...
  " Правду? - я не верила собственным ушам, опасаясь, что встопорщившись от недоверия - они своими острыми кончиками сейчас прорвут верх капюшона. - Сомневаюсь, будто сьерра Кларисса действительно хочет поведать мне настоящую правду, а не преподнести очередную выхолощенную выдумку..."
  - Гильдия Чародеев - сильнейшая из всех существующих в Лаганахаре общин, - проникновенным тоном вещала магичка, - что бы там ни пели в своих хороводах Охотники, и не утверждали самоуверенные Воины. Магия появилась вместе с рождением самого нашего мира, но людей, способных ею управлять, всегда было и будет очень мало. Магия - опасный дар, а власть, даруемая ею - предназначается отнюдь не для всех. Маг никогда не должен забывать о том, что он не король и не повелитель всего сущего, не первопричина всех происходящих вокруг него событий, а лишь смиренный слуга великой силы, и его воле подчиняется весьма незначительная, возможно - едва ли тысячная ее часть, - волшебница помедлила и перевела взгляд на огонь в камине. - Девочка, нас очень мало в этом враждебном мире, но это не значит, будто мы цепляемся за каждого ученика, словно утопающий за соломинку! Нет, нас здесь ровно столько, сколько необходимо для стабильности нашего королевства. А поэтому, если ты твердо решила пойти по пути постижения магии, то не жди, будто все двери тут же откроются перед тобой по первому требовательному жесту руки, а мы начнем учить тебя секретам нашего искусства и поможем стать одной из чародеек Блентайра...
   Я шокировано воззрилась на волшебницу. " А как же тогда выбор учеников? Для чего нужна церемония? - вихрем пронеслось у меня в голове. - И что вы делаете со своими учениками?"
  - Ты видела хрустальные звезды на груди у каждого мага? - женщина собственническим жестом дотронулась до глухого ворота своего платья, закрывающего ее шею до самого подбородка. Однако, при этом она, похоже, даже и не собиралась показывать мне свою собственную звезду, чем удивила меня просто до оторопи. В моем понимании каждый чародей должен безмерно гордиться своим магическим амулетом и постоянно выставлять его напоказ. Но, по-видимому, сьерра Кларисса считала иначе. Волшебница глубоко вздохнула и продолжила. - В этих звездах заключена вся наша мощь. А если кто-то вдруг заберет у мага его звезду, то после ее пропажи он конечно не перестанет быть чародеем - но для большинства сложных заклинаний у него просто не хватит сил. Эти хрустальные звезды не горят и не бьются, потому что их закаляют в пламени, вырывающемся из пасти дракона, они легче воды и потому не тонут. Их изготовляют только в нашей специальной лаборатории, и каждая звезда стоит дороже тысячи чистокровных скакунов...
  - О! - восхищенно выдохнула я, онемев от переполняющего меня восторга.
  - Запомни, Йона, каждая такая звезда представляет собой не только уникальное украшение, но и является вместилищем всех знаний, заклинаний и личных достижений любого из нас. Каждый чародей сам наполняет свою звезду по мере того, как приобретает жизненный опыт и накапливает магическую мощь. Я знаю, что вы с Джайлзом добирались до города довольно долго - а все потому, что силы пресловутого молодого мастера пока еще недостаточно для того, чтобы за одно перемещение оказаться прямо у городских стен. Скажу тебе по секрету - подобные перемещения в пространстве вообще требуют колоссальных затрат личной энергии, это одно из самых сложных магических действий и посему то, что совершил сегодня твой спутник, делает честь его упорству и старанию! Со временем из Джайлза получится очень сильный чародей, - женщина замолчала, рассеяно теребя подол своего роскошного платья. Похоже, ее мысли витали где-то далеко... На лице Клариссы отразилась сложная гамма чувств. Я не поняла, что именно отвлекло сейчас Главу Гильдии: зависть, ненависть, раздражение - но ее прекрасные черты внезапно искривились и стали отталкивающе уродливыми. На одно краткое мгновение мне показалось - верховная чародейка вот-вот забудет о моем присутствии, даст волю обуревающим ее эмоциям и явит мне свой истинный облик, разительно отличающийся от наигранно-слащавой улыбки, не сходящей с ее алых губ... Какой-то затаенной частицей своего разума, не по возрасту мудрой и будто внесенной в меня извне, я интуитивно уловила фальшь - проскальзывающую в голосе чародейки, и не питала доверия к ее красивым байкам, подозреваю - призванным задурить наивную голову потенциальной ученицы. Но нет - ожидаемого не произошло, магичка глубоко вздохнула и взяла себя в руки.
   Я внимательно вслушивалась во все произносимые Клариссой пояснения, стараясь ничего не упустить и не забыть, но слова Главы меня отнюдь не напугали. Да - удивили, да - насторожили, но мое желание стать членом Гильдии чародеев оставалось слишком велико, поэтому ради достижения своей заветной мечты я была готова на все. Ну, или почти на все... Каюсь, я уже воображала себя взрослой важной сьеррой со сверкающей звездой на груди (но постеснялась представлять такое же шикарное платье, как у Клариссы) и полагаю - это видение словно бы осветило изнутри мое лицо, на котором заиграла неосознанная, предвкушающая улыбка. Заметив это, волшебница добавила:
  - Думаю, ты уже слышала о нашем правиле, запрещающем отдавать другому магу знания, накопленные или полученные лично тобой. Каждый из нас ревностно бережет собственные силы и мечтает стать во главе гильдии...
  "Ошибаешься, уважаемая, - с затаенным злорадством подумала я. - Не все, проживающие в Звездной башне маги исповедуют твою жабью религию и не давятся от жадности. Джайлз все-таки успел научить меня кое-чему!" - и вот именно тогда я впервые поняла, насколько сильно отличается пресловутый молодой чародей от своих эгоистичных коллег. Добро всегда пробьет себе дорогу, и не важно - сколько времени займет этот процесс, ведь рано или поздно злу все равно придется отступиться и признать собственное поражение. Именно это правило и не лишает нас надежды на лучшее будущее, хотя тогда я еще даже не подозревала - насколько тяжелым станет мой личный путь к добру и свету...
  - Поэтому ты не встретишь в нашей башне ни одного ученика, - неторопливо излагала Глава Гильдии. - В течение первого года ученичества всем адептам полагается скитаться по королевству и наполнять свои звезды добытой ими информацией, набираясь знаний и сил для того, чтобы получить возможность вступить в ряды Гильдии. Вот почему ученики нашей Гильдии никогда не идут одинаковой дорогой - у каждого из них свой путь в магию, который лишь в общих чертах напоминает пути остальных. И именно поэтому мы называем свои хрустальные украшения так громко и многозначительно: "Звезда моей души", ибо наши души почти буквально заключены в этих волшебных сосудах...Ты хочешь что-нибудь спросить у меня, Йона?
  - Да! - я внутренне сжалась, собирая в кулак всю подвластную мне силу воли, и стараясь хоть на миг запрятать подальше свою природную застенчивость. К тому же я знала, что произнося такой вопрос я нарушаю главное правило гильдии, но тем не меняя я рискнула и шепнула: - С чего мне следует начать свой путь?
   Кларисса рассмеялась. Ее смех получился таким глубоким, звучным и подкупающе искренним, словно я сообщила ей нечто очень приятное.
  - Браво, малышка, ибо ты повторила мой собственный вопрос, вот я и смеюсь! Открою тебе страшный секрет: я произнесла точно такую же фразу, когда получала свою звезду... - волшебница пропела фразу на незнакомом мне языке, и в ее ладонь опустился пустой сосуд, подвешенный на тонкую золотую цепочку.
   - Я даю тебе эту звезду, Йохана, новая ученица чародеев! - торжественно провозгласила Кларисса, надевая цепочку мне на шею. - С этого мгновения дорога, лежащая перед тобой, видна только тебе самой и никому другому. Возможно, первый год ученичества станет самым трудным периодом твоей жизни, но это этап, когда ученику предстоит выполнить главное - преодолеть гнетущую неуверенность в собственных силах, познать и победить свои страхи, раскрыть и преумножить доставшиеся ему достоинства. Тебе предстоит побывать во многих уголках нашего мира - хранящих тайные знания, и найти среди них именно те, которые окажутся созвучны твоей душе и поэтому наполнят твою звезду. Клянешься ли ты осуществить порученное тебе задание?
  - Клянусь! - решительно ответила я, сжимая в ладони прозрачный, пока еще пустой хрустальный сосуд, отныне должный стать "звездой моей души". - Я обещаю пройти через уготованные для меня испытания, не отступить и не сломаться, а так же добыть знания - делающие меня достойной вступления в ряды Гильдии Чародеев!
  - Да будет так! - кивнула Кларисса, совершая почти незаметное движение пальцами, но тем не менее - сразу же после него моя звезда потеплела и мелко запульсировала, подстраиваясь под ритм моего сердца и я поняла - теперь мы связаны невидимой нерушимой нитью. Навсегда. И в жизни, и в смерти! Я и бесценная "звезда моей души".
  - Иди же, ученица чародеев и испытай свою судьбу! - магичка торжественно простерла руку, указывая на выход из своих покоев. - Жду тебя обратно ровно через год. Ты должна прибыть точно в этот же день и принести с собой нечто важное и значимое, еще неизвестное никому из магов. Вернись или погибни!
  - Клянусь! - повторила я, мысленно содрогаясь от ужаса и нехорошего предчувствия. Теперь я знала, почему в башне проживает столь незначительное количество чародеев! Не многие из них сумели пройти путем постижения силы и живыми вернуться из своего страшного похода... Суждено ли мне повторно увидеть высокие стены Блентайра? Но ответа на этот вопрос у меня пока не было...
  - Иди же! - магичка тихонько подтолкнула меня в спину. - Чего ты ждешь?
  - Куда? - робко вопросила я. - Куда мне идти?
   Губы Клариссы исказила мстительная ухмылка:
  - В первую очередь ты обязана посетить Зачарованный берег - обитель эльфов из Полуденного клана. Но учти, ученица, Перворожденные не очень-то привечают людей и редко впускают их в свои владения. Тебе придется добраться до центра Пустоши и познать ее гнев. Затем тебя ждут Белые горы - гнездиться и летать среди коих смеют лишь самые могучие из птиц. Ты должна побывать в Девственном лесу - месте еще более негостеприимном и опасном, чем край эльфов. Это обязательные пункты пути каждого из адептов, но твоя дорога может увести тебя значительно дальше, а дать намного меньше или гораздо больше ожидаемого. Не стремись выжить за счет других. Даже под угрозой смерти не сворачивай со своей дороги только ради того, чтобы сократить путь. Помни, что магия скрыта во всем, что нас окружает и наша задача - отыскать ее, овладеть тайнами колдовства и стать вершителем собственной судьбы!
   В камине догорали последние поленья, свечи на потолке погасли все до единой, комната постепенно погружалась в полумрак и я поняла, что наш разговор подходит к концу. Напутственная речь Главы гильдии вызвала у меня двойственное чувство. С одной стороны я ни на йоту не поверила сьерре Клариссе, сознательно проигнорировав пафосность и нарочитую красоту ее слов. Я не сомневалась в том, что верховная чародейка Блентайра врет! Самый верный признак правды - это простота и ясность. А вот ложь, в отличие от истины, всегда оказывается сложна, вычурна и велеречива. А с другой стороны, я почуяла - чародейка всеми силами стремилась скрыть от меня нечто страшное, старое и полузабытое. Нечто связанное со мной лично и со всем Лаганахаром... А вот о чем именно она умолчала, я и собиралась узнать в самое ближайшее время.
  - Тебе должна пройти семь испытаний. Первое - здесь, в столице. Оно является начальным этапом твоего пути и предопределит все последующие. Имей в виду, дорогая, тебе придется выбирать - на какую сторону силы ты встанешь изначально, какую сторону магии начнешь постигать - темную или светлую, хотя даже точно определившись с выбором - ты можешь получить в итоге прямо диаметральный результат. Суть остальных испытаний, увы, я не властна тебе раскрыть, ибо ничего о них не ведаю. Сейчас ты поешь и переночуешь здесь, в Башне, а утром наш кастелян выдаст тебе немного денег и выведет за ворота. Эта небольшая помощь - то единственное, что мы можем дать тебе, не нарушая законы и не поступаясь принципами нашей гильдии. Но в утешение скажу: знай - деньгами знание не купишь, и многие детки из богатых семей уходили отсюда с набитыми золотом кошельками, а возвращались с пустыми звездами или не возвращались вовсе... А теперь признайся, Йона - ты запомнила все, о чем я тебе рассказала?
  - Да..., - от усталости и резко усилившегося голода меня начало неудержимо клонить в сон, а от потери сознания удерживали лишь громкий голос волшебницы, да мой сердито урчащий желудок.
  - И помни: в конце своего пути ты должна вернуться обратно - то есть прибыть точно сюда же, в начало пути, но имея внутри звезды больше знаний, чем сейчас. До встречи через год, можешь идти ужинать - трапезная находится на первом этаже, ты ее пропустишь...
  - Доброй вам ночи, высокочтимая сьерра чародейка! - я поклонилась со всем доступным мне изяществом, спиной вперед выходя из покоев Главы гильдии.
  - Доброго тебе пути, эльф. Береги свои крылья... - насмешливо прилетело мне вслед, и я вздрогнула от неожиданности. Как, магичка знает, кем я являюсь на самом деле? Но почему она не призналась в этом раньше?
   К несчастью, гобелен уже опустился, и поэтому я не могла ручаться за то, что верно расслышала последнюю фразу чародейки. Я немного постояла, недоумевая и теряясь в догадках относительно истинных мотивов поведения Клариссы, но так и не пришла к какому-либо вразумительному выводу. Потом я строптиво топнула ногой и, решив не ломать голову попусту, почти бегом бросилась вниз по лестнице. Да, признаю - у меня излишне ранимая душа, мне становится неприятно от любой нераскрытой загадки и больно от каждого обмана. И напрасно я так поступаю, ведь именно поэтому мы и становимся душевнобольными...
  
   Гобелен опустился на прежнее место, скрыв ушедшую восвояси девочку. Кларисса снова откинулась на спинку любимого кресла, задумчиво покусывая нижнюю губу, но даже не ощущая выступивших на ней капелек крови.
   "Вот значит, как оно сложилось! - неотступно вертелось у нее в голове. - Кто бы мог подумать, что древняя кровь бесследно сгинувших создателей Блентайра еще способна возродиться вновь, приняв облик юной, хрупкой девушки! - чародейка презрительно усмехнулась. - Почему, зачем? Какой пользу принесет эта тоненькая будто тростинка малышка? А ведь именно оной беззащитной девчушкой бог Шарро и пугал недавно ее - верховную магичку Клариссу, главу Гильдии чародеев, предрекая приближение новых времен и гибель всех магов! Да ну, пустое..., - Кларисса не сдержалась и рассмеялась в голос. - Готова поспорить об заклад - поставив на кон свою жизнь, пресловутый ребенок не способен совершить ни одного из напророченных богом подвигов, и уже тем более, остановить надвигающуюся на город Пустошь..."
   Кларисса, опальная королева Блентайра, вперила невидящий взгляд в камин, совсем не замечая, что огонь давно потух, а оставшиеся от дров угли подернулись слоем серой золы. Что ж ты наделала, бабушка, заключая тот страшный договор?! Неужели ты и в самом деле верила, будто усмиришь всесильную богиню и подчинишь ее своим чарам? Ты пыталась, но у тебя ничего не вышло! Тебе не помогли даже слезы Эврелики... Увы, самонадеянная магичка Сильвана совершила роковую ошибку, и именно по ее вине вот уже два столетия весь народ Блентайра выплачивал ужасную дань, искупая грех бывшей основательницы гильдии Чародеев. Но, к сожалению, не все в этом мире можно искупить - даже кровью и смертью, и отнюдь не все проступки можно исправить - пусть и с помощью магии...
   А эта невысокая, болезненно худощавая девочка - откуда она вообще взялась? "Она придет ниоткуда, - Кларисса вспомнила слова древнего пророчества, начертанного на стене Немеркнущего Купола, - и станет наследницей великих сил". Вот уж точно, девчонка пришла из ниоткуда, в этот Неназываемые не ошиблись... Она выросла в самом бедном сиротском приюте Блентайра и не знает своих родителей. И не мудрено, что сию малышку подбросили под двери благочестивой обители - оставив там, будто никому не нужную вещь! У подобных ей выродков один путь в жизни - храмовый котел, так что сиротке еще повезло... А в том, что девчонка является выродком - магичка даже и не сомневалась, ведь от бдительного ока Клариссы не укрылись ни спрятанные под пелериной крылья Йоны, ни ее чисто эльфийский разрез и цвет глаз, ни остроконечные уши... О, искусная маскировка могла обмануть кого угодно, но только не верховную магичку, ибо она знала о Перворожденных много такого, о чем даже и не догадывались рядовые жители королевства. И чего уж греха таить, но для обладания столь тайными знаниями у Клариссы имелась своя личная, весьма весомая причина... Чародейка бросила беглый взгляд на седло, аккуратно пристроенное в углу комнаты, и по ее лицу расплылась довольная, высокомерная, но вместе с тем чуть сконфуженная улыбка... "Не буди лихо - пока спит тихо!" - изрекают мудрецы, намекая на опасные последствия, возникающие при процессе копания в чужих тайнах. О, чужие тайны изрядно смахивают на слегка притихшее гнездо лесных ос, только и ждущих удобного момента, чтобы вырваться на волю и пожалить всласть. А чтобы разозлить ос - достаточно сущей мелочи: одного короткого тычка палкой... Но с позиции изворотливых чародеев, все тайные события нашей жизни имеют вовсе не одну сторону (как обычно считают наивные обыватели), а две. Но вот умение правильно выбирать нужную сторону бытия - дано далеко не каждому...
   Но впрочем, в противовес всей своей неискушенности и хрупкости - эта девчонка опасна. Тьма знает, кем были ее родители, но вот один их них уж точно являлся чистокровным эльфом из клана Полуночных - это очевидно как день, и ничего тут уже не попишешь. Кларисса считала, что Повелители вымерли все до единого, усеяв своими костями их нелегкий путь побежденных - ведущий от столицы и теряющийся в стороне Запретных гор. Полуночные всегда являлись исключительно теплолюбивыми существами, не приспособленными для выживания в холодном северном климате. А ведь именно на север и ушли остатки крылатого клана, проигравшие финальную битву у Аррандейского моста, при том потерявшие в ней своего короля - Арцисса и ведомые безутешной Эвреликой. Да, все-таки не стоит умолять заслуги Сильваны - сумевшей обеспечить победу в том финальном бою и сумевшей утвердить в Блентайре господство человеческой расы... Потерпевшие поражение Полуночные ушли на север и сгинули бесследно... Находчивая Сильвана приказала разыскать их останки и доставить обратно в столицу. Воины, отправленные по следам ушедших эльфов, и правда - смогли собрать множество тел насмерть замерзших Перворожденных и передали их чародеям. Но, к вящему разочарованию Главы гильдии, среди тех скрюченных и обледенелых трупов так и не нашлось тел самой Эврелики, Овэлейна - оруженосца погибшего короля, Лалэрэда - главного мага клана Полуночных, и многих других... Убоявшись собственных сомнений, Сильвана предпочла поверить в гибель всего клана, убедив в оном спорном факте всех остальных людей, но похоже - все обстояло совсем не так. Они все-таки выжили! Теперь Кларисса уже ничуть не сомневалась в том, что некоторое количество Перворожденных все же сумело уцелеть - непостижимым образом избегнув мучительной смерти от голода и холода... Итак, согласно не терпящим компромисса фактам, они и взаправду - ушли на север... Но там же нет ничего кроме снега, острых пиков неприступных гор - не напрасно названных Запретными, шквальных порывов жгучего, пробирающего до самых костей ветра - срезающего плоть с костей не хуже острой бритвы придворного цирюльника. После пропажи своего новорожденного сына Кларисса организовала новую экспедицию, оправив на север наиболее опытных и надежных воинов. Бойцы отсутствовали тридцать дней, а потом вернулись - но не все... Из пятнадцати сильных, закаленных воинов - пребывающих в самом расцвете лет, добраться обратно до столицы сумели лишь четверо, поведав королеве леденящую душу историю о морозе, царящем на подступах к Запретным горам, об сугробах высотой в три человеческих роста, о неприступных снеговых скатах на отрогах хребта, об алчно воющем холодно ветре - жаждущем теплой человеческой крови... И тогда Кларисса поняла - в тех краях не выживет никто и никогда, а тем более - изнеженные эльфийские придворные, привыкшие купаться в роскоши и тепле. Недаром ведь клан Полуденных, покинувший своих братьев и союзников перед самой битвой, отступил к жаркому Зачарованному побережью, уйдя на юг, к морю. Полуденные всегда были немного трусоваты, предпочтя участь живых предателей, а не мертвых героев!
   "И все же, - брови Клариссы недоуменно сошлись на переносице, - в жилах девчонки несомненно течет кровь Полуночных! Кровь мертвецов? И как же это стало возможным?"
   Но увы, пока она так и не могла найти ответа на сей неразрешимый вопрос...
  
   А кроме того, чародейку непрестанно терзала и вторая, не менее насущная забота... Ход времени - неотвратим, и с момента победы у Аррандейского моста, принесшей людям не славу и почет, а лишь горести и беды, минуло уже целых два столетия. Да, они получили Блентайр, но страшный долг за заключенное Сильваной соглашение неумолимо висел над их головами, приближая миг окончательной расплаты. Бог Шарро покинул земли Лаганахара и Пустошь наступала... Год за годом, пядь за пядью она безостановочно пожирала плодородную почву, все ближе придвигаясь к стенам столицы - неся с собой засуху, холод или жару, голод и смерть. Лаганахар умирал - погребенный под песчаными барханами, лишенный милости Шарро - отвернувшегося от людей, ставших убийцами его детей-эльфов. Но Кларисса не сдавалась... Год за годом она отправляла в путь все новых и новых учеников, обманутых ее лживыми рассказами, посылая их навстречу опасности и испытаниям, но мечтая при этом лишь об одном: вдруг случайно один из них сумеет раздобыть нечто судьбоносное, способное остановить жадную богиню и приручить пустыню. Увы, пока подобного чуда не происходило. Подавляющее большинство учеников просто погибали, не вынеся тягот пути, а те - кто вернулся: действительно становились неплохими чародеями, обретя знания и силу. Последним из таких счастливчиков оказался Джайлз, представляющий сейчас реальную угрозу для единоличной власти Клариссы. Чародейка разгневанно поморщилась: "Мальчишка стал слишком опасен! Он молод, перспективен и чужд самолюбования. Он не стремиться устранять конкурентов и не лебезит перед авторитетом старейшин. Он уважает дружбу и ценит простодушные порывы. Пожалуй, он способен пойти очень далеко и даже, - тут чародейка почти задохнулась от негодования и спонтанно нахлынувшего страха, - стать очередной Главой гильдии. Его нужно убрать! Устранить немедленно, пока еще не поздно..."
  - Я сама займусь этим вопросом! - вслух произнесла магичка, испытав несказанное облегчение от принятого решения. - Джайлз должен умереть. Что же касается малышки Йоханы, то я предпочту немного подождать и проследить за ее достижениями. Похоже, Светлый Шарро очень в ней заинтересован, раз уж он сам приготовил для нее звезду и готов вернуть мне сына за участие в судьбе его протеже. Хотя, если оная девочка способна стать причиной гибели Гильдии, то возможно я неосмотрительно рублю сук - на котором сижу... Что же мне предпринять? Разум призывает меня немедленно убить эльфийского выродка, но эмоции приказывают подождать и попытаться вернуть сына! Следует повременить, ведь наша крошка-эльфийка пока еще даже и не догадывается о талантах, скрытых в глубине ее хрупкого тельца или унаследованных ею от могущественных родителей. Но она уже носит эльфийское одеяние, покрытое забытыми рунами. Интересно, как она сумела его добыть? Подозреваю, случайно или отнюдь не случайно - она все же способна добиться многого, гораздо большего, чем все предшествовавшие ей адепты. Вдруг она и впрямь сумеет добыть нечто важное, способное поумерить аппетиты Банрах? - Кларисса заломила бровь, взвешивая все за и против. - Во всяком случае, не стоит пока торопиться с устранением Йоны, лучше я проявлю терпение и поступлю иначе - дам поручение проследить за ее передвижениями. Полагаю, моя крылатая попытка будет находиться под надежным надзором, ибо лазутчики-ниуэ никогда не теряют единожды взятый след, не меняют однажды усвоенных убеждений, и не отступают от своих покровителей...Ниуэ слишком многим обязаны нам, магам - спасшим их от смерти, а потому - отлично осознают доставшееся им место и блюдут свой долг"
   Так рассуждала чародейка, даже и не подозревая о том, что раз в несколько сотен лет в мире все-таки настает такой ответственный момент, когда сознательно попирается любой, пусть самый непреложный закон. К тому же практика показывает - все правила создаются для того, чтобы однажды появился тот, кто окажется способен нарушить эти самые, неоднократно проверенные до него правила...
  
   Первая, маленькая, случайная неправда - произнесенная каким-то человеком, имеет привычку разрастаться и расширяться, превращаясь в огромную ложь. Человек привыкает врать все больше и чаще, быстро поняв приносимую обманом выгоду и поэтому в дальнейшем прибегая к ней вполне осознанно и целенаправленно. Так происходит постепенное очерствление сердца и почернение души. Путь добра труден и тернист, но вступающий на стезю зла должен помнить - сиюминутные выгоды и победы, даруемые нам темной стороной бытия, никогда не даются даром - их приходится отрабатывать, рано или поздно. Сильвана, покойная бабушка Клариссы прекрасно понимала всю обманчивую привлекательность зла, но тем не менее - уже не смогла свернуть с единожды избранного пути. Эта же страшная участь постигла и саму Клариссу...
   Приворожив к себе короля Вильяма, магичка вроде бы преследовала благой результат, утешаясь бесхитростной фразой: "благая цель оправдывает любые средства". Ну да, даже самые жестокие и кровавые. Она мечтала родить наследника или наследницу, способного впоследствии стать великим чародеем и остановить наступление Пустоши. Но увы, нельзя построить собственное счастье - разрушая счастье других людей. Казалось бы, первая часть задуманного ею плана осуществилась - у королевы родился долгожданный сын, нареченный Арденом и изначально наделенный всеми нужными качествами: красотой, пропорциональным телосложением и завидной резвостью. Мальчик радостно гукал в колыбели, с аппетитом сосал грудь кормилицы, крепко спал и смотрел на мир широко открытыми черными глазенками. Кларисса плакала от радости, а король с восторгом вышел на балкон, неся наследника престола на руках, дабы самолично явить верноподданнически рукоплещущей столице ее потенциального правителя. Но счастье длилось не долго, через три дня принц Арден бесследно исчез. Так заплатила Кларисса за совершенный ею обман и за свою жестокость, проявленную к новорожденной дочке несчастной принцессы Аньерд, произведшей на свет нечто непонятное - кособокое, тощее, костлявое и остроухое...
   Замкнувшись в Звездной башне, отлученная от королевского двора чародейка привыкла ко лжи, уже позабыв - что есть правда, и совершенно не отличая ее от вымысла. Она не жалела беспощадно загубленную мать, стремясь скрыть корни собственного сомнительного происхождения. Она лгала ученикам - произнося пышные фразы о постижении магии, но лелея лишь мысль о собственном величии и славе новой спасительницы Блентайра, ведь именно этот титул некогда даровали ее преступной прародительнице Сильване. Она говорила о создаваемых в их лабораториях звездах - якобы отлитых из чистейшего хрусталя, но и эти сказки не соответствовали действительности - скрывая ужасную истину. На самом же деле оные хрустальные звезды являлись ничем иным как сердцами погибших эльфов, чьи тела собрали и препарировали чародеи. Именно эти замерзшие до состояния хрусталя органы и обладали уникальной способностью собирать и накапливать магию - делая своего владельца могущественным магом, умеющим повелевать стихиями и творить чудеса. О да, люди были слишком многим обязаны загубленными ими эльфам, и их кровавый долг отнюдь не уменьшался, а многократно возрастал с каждым годом. Тьма накрывала весь Лаганахар и обитающих в нем злодеев...
   "Интересно, из чьего сердца сделана доставшаяся Йоне звезда? - мысленно вопрошала Кларисса, изнемогая от неудовлетворенного любопытства. - Та самая, которую дал мне для оной цели сам бог Шарро?" Но кто, кроме бога, мог знать ответ на этот сложный вопрос...
   Чародейка расстегнула глухой ворот своего платья, вынимая спрятанную под ним звезду... Она с неприязнью вспомнила, каким ярким серебристым светом сияет амулет Джайлза, воспроизводя цвет души этого молодого мага. Среди обитателей Звездной башни бытовала легенда, будто Глава Гильдии намеренно прячет свою звезду от глаз всех окружающих ее чародеев, дабы не ослепить их насмерть ее ярким золотым сиянием. Но все это было ничем иным как очередной ложью, байкой - созданной самой Клариссой...
   Магичка разжала ладонь, скрывающую ее личную звезду, и вперила в нее панически расширенный взор, надеясь узреть хоть какое-то крохотное изменение к лучшему... О нет, она не считала себя злодейкой или убийцей, просто она мечтала прогнать Пустошь, спасти Блентайр и единолично править городом... Но ее ожидания не оправдались, изменений не произошло, а ее звезда по-прежнему имела мертвенный, угольно-черный цвет. Цвет души самой Клариссы...
  
   В нашей жизни все когда-то случается в первый раз. К примеру, сегодня я впервые за все свои шестнадцать лет проснулась не на деревянной лавке, а в настоящей постели с периной и льняной простыней, да еще и под шелковым ватным одеялом. В комнате никого не было... Просто никогошеньки! Подумать только, я ночевала одна, и не в тесном холодном дортуаре - а в самой настоящей спальне в Звездной Башне, да к тому же в моем единоличном распоряжении имелось аж три подушки (две обнаружились утром на полу), а окно спальни выходило на центральную городскую площадь. Расскажи об этом кому-нибудь из моих приютских друзей - ни за что не поверят! Как не поверят они и в рассказы о чудесах сего волшебного места. А хотя - куда же они денутся, если отныне у меня появилось нечто вещественное и весьма реальное, способное убедить любого скептика. Я осторожно сжала в ладони небольшую хрустальную звезду, с которой не рассталась даже на время сна. "Теперь мы навсегда станет единым целым, - мысленно пообещала я, обращаясь конечно же к своему новенькому амулету. С сего момента ты становишься символом и атрибутом моей новой жизни, ибо теперь я называюсь..."
  - Ученицей Гильдии Чародеев! - вслух произнесла я, смакуя каждую букву и буквально ощутив на языке сладкий вкус этих невероятных слов. - Вчера я получила официальный статус ученицы Гильдии Чародеев!" - на душе у меня удивительно потеплело. Моя заветная мечта сбылась!
   Время, судя по всему, было еще не позднее, но похоже в Звездной Башне вставали рано, потому что когда я добралась до трапезной, то там не обнаружилось ни одной живой души.
  "Впрочем, как и мертвой!" - я позволила себе немного поиронизировать, помня - в каком именно месте я нахожусь и готовясь встретить кого угодно, начиная от привидения и заканчивая ужасной зубастой крысокошкой. Но мои фантазии пропали втуне, ибо трапезная оказалась абсолютно пустой, если конечно не принимать в расчет тарелки с простой, но сытной пищей - оставленные на столе. Судя по количеству столовых приборов, наличествующих в единственном экземпляре - завтрак предназначался именно для меня. Трапезничая в полнейшей тишине, я - стараясь не чавкать, азартно опустошила миску овсяной каши, с аппетитом слопала ломоть теплого белого хлеба с сыром и запила оную немудреную еду кружкой парного молока. Странно, но вчера вечером я так же ужинала в одиночестве, правда тогда я не обратила на это ни малейшего внимания - почти засыпая от усталости и поэтому, практически не разжевывая проглотила отлично прожаренную отбивную, весьма вяло реагируя на окружающие меня детали, или отсутствие оных. Под тарелкой я обнаружила бумажку с номером приготовленной для меня комнаты, где и провела ночь. Кроме всего вышеперечисленного, в моем активе пока не числились никакие другие происшествия...
   Покончив с завтраком, я немного растерялась и даже взгрустнула. Не жалуясь пока на провалы в памяти, я отлично помнила четкое обещание сьерры Клариссы - касающееся денег, но вчера - за ужином, я не нашла на столе ни единого медного арани. Более того, я не встретила и никакого сьерра кастеляна, способного оказать мне обещанную помощь. Мое недоумение продолжало возрастать, но удивляйся - не удивляйся, а денег от этого у меня не прибавилось, ведь в комнате их тоже не было... Что ж, видимо придется о них забыть, ибо самое глупое что я могла сейчас сделать, так это обидеться на совершенного чужого для меня человека, укоряя его за забывчивость. "Наверное, - беззлобно рассудила я, - у этого неуловимого кастеляна и без меня наберется целая куча забот. Наверное, он все-таки придет, если я осмелюсь задержаться в башне и подожду еще немного..."
   Я честно подождала... Хмурое, блеклое солнце уже явственно перевалило за половину неба, а я все ждала - сидя в своей комнате и глядя на заполненную людьми площадь Поющих ручьев. От вынужденного безделья я даже вспомнила, почему ее так назвали. В стародавние времена наши маги еще не умели останавливать весеннее разлитие Алларики, да и сама река, если верить легендам, была не в пример полноводнее и шире. Поэтому в те дни, когда она выходила из берегов, весь город оказывался залит водой, ну конечно не до крыш, но все же относительно высоко - примерно по щиколотку.... А по главной городской площади бежали сотни ручьев, потому что она выложена наиболее крупным, красивым булыжником - разделенным ровными декоративными канавками. Ручейки весело звенели, перекатываясь через камни - дав площади ее звучное, столь красноречивое название...
   Время шло, но кастелян так и появился. Меня начало изрядно тяготить это бестолковое рассиживание в четырех стенах, пусть даже и в Звездной Башне. Я никак не могла отделаться от свербящей в голове мысли: "Меня ждет первое испытание!" Да к тому же я твердо верила в том, что к моему нынешнему времяпровождению оно не имеет ни малейшего отношения. Откровенно говоря, я бы никогда не отважится искать кастеляна самостоятельно, нахально бродя по башне - еще не дай бог Шарро потревожу кого-то из магов, да выкажу себя бестолковой, абсолютно никчемной дурочкой. По той же причине (побоявшись показаться беспомощной) я с сожалением отказалась от идеи разыскать Джайлза - юноша ведь не показал, где находится его комната, а значит - не намеревался приглашать меня в гости. Поразмыслив еще немного, я завернула в салфетку ломоть хлеба - оставшийся от завтрака, положила его в карман камзола и медленно (скорее, очень медленно) покинула Звездную Башню. Совершая такой поступок, я вполне отдавала себе отчет в том, что не имею никакого нужного для путешествия имущества - ни вещей, ни денег, а следовательно - могу рассчитывать лишь на собственное везение и снисходительность судьбы. Но стоило ли сожалеть о невозможном, если иного выхода у меня просто не было?..
  
   На площади Поющих ручьев царило типичное для полудня оживление. Я со смешанными чувствами симпатии и сочувствия следила за спешащими по своим делам горожанами, за копошащимися возле кучи капустных кочерыжек детьми, за деловито прогуливающейся группкой мужчин - облаченных в судейские плащи, за спорящими на углу Торговцами... Кажется, я раньше никогда не задумывалась над подобными вопросами, но сейчас до меня дошло: каждый житель Блентайра находился на своем месте и занимался полезной для Лаганахара работой... А я, что делала здесь я? Я совершенно не представляла - куда пойду в следующий миг, и чем займусь в ближайшие дни... Мое будущее еще не определилось и не имело ясных очертаний. Ждущие меня испытания казались сейчас не более чем страшной историей, по какому-то недоброму умыслу рассказанной мне хозяйкой Звездной башни... Меня охватил безотчетный страх, и я поспешно сунула руку под камзол, судорожно сжимая свою хрустальную звезду и испрашивая у нее помощи. Но, к моему величайшему разочарованию, звезда молчала - не издавая ни звука, не подавая ни малейшего сигнала... Помнится, мне велели учиться самостоятельно вершить собственную судьбу, но я осознавала - как далеко нахожусь я сегодня от подобных героических свершений, пребывая лишь в самом начале своего жизненного пути и чувствуя себя совершенно беззащитной под гнетом обстоятельств, одиночества и неприкаянности. Я мечтала обрести целый мир, но пока не находила и каплю смелости даже для того, чтобы разобраться в себе и сделать первый шаг...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"