Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Звезда моей души (гл 4)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение

  Глава 4
   Известное всем и каждому выражение "тише едешь - дальше будешь", перестает быть правдивым лишь в том случае, если ты путешествуешь в компании чародея. Впрочем, это же парадоксальное нарушение законов логики касается и фразы "поспешишь - людей насмешишь". Перемещаясь по воздуху, мы с Джайлзом не только изрядно обогнали представителей всех остальных Гильдий, но и удостоились отнюдь не смеха, а подобострастных поклонов со стороны сгрудившейся у ворот толпы, ожидающей приезда выборщиков, сопровождаемых своими новоиспеченными учениками. Вернее, подобного приема удостоился один Джайлз... С развлечениями в Блентайре всегда обстояло довольно туго, а торжественный въезд представителей всех общин и вообще можно наблюдать весьма не часто - всего лишь раз в году. Именно поэтому данное мероприятие пользуется неизменной и вполне обоснованной популярностью среди любопытных зевак, не стесняющихся высказывать свои догадки относительно внешности и умственных способностей детей, успешно прошедших Церемонию выбора, и избежавших таковым образом, храмового котла. Причем делалось это вслух, и в довольно откровенных выражениях. Жители нашего королевства испокон веков славятся остротой своих болтливых языков, так же как и неуемным любопытством, быстро переходящим в откровенное нахальство. Короче, если повстречаешь коренного лаганахарца, то клювом попусту не щелкай, то есть не зевай, и если что - пеняй на себя...
   Я испуганно сбавила шаг, увидев собравшуюся ораву ротозеев, насчитывающую никак не меньше пяти сотен человек, и пониже натянула капюшон плаща, скрывая свои остроконечные уши. Не дай Шарро, измученные ожидание зеваки заметят мои сугубо эльфийские черты внешности - греха не оберешься. Могут и камнями закидать. Стараясь стать как можно незаметнее, я еще сильнее сгорбилась, скромно потупила глаза и мелко семенила, по мере возможности прячась за широкую спину Джайлза, невозмутимо шагавшего прямо на расступавшуюся перед ним толпу. Люди поспешно отступали в сторону, вежливо кланяясь статному, приветливо улыбающемуся юноше - облаченному в расшитую звездами мантию чародею, ибо маги обладали статусом неприкосновенности, а нанесенная им обида всегда карается одним только способом - смертной казнью. Но если прекрасный облик Джайлза вызывал у обывателей лишь льстивые комплименты и завистливые вздохи, то увы, меня людская молва не пощадила - щедро одарив насмешками и издевками, ранящими куда больнее, чем удар тяжелым булыжником. Несколько коротких мгновений, потраченных на то, чтобы миновать возбужденно гудящую толпу, стали для меня настоящим испытанием. И чего только я не услышала! Моя хрупкая фигурка, незавидный рост и нищенский наряд подверглись настолько сокрушительному остракизму, что окажись мое желание попасть в Звездную башню чуточку слабее, я бы наверное сгорела со стыда, или провалилась под землю - наповал сраженная градом сыплющихся на меня насмешек. Но, наконец-то, все закончилось - мы пересекли караульную площадь, завернули за угол сторожевой башни и углубились в дебри торгового переулка.
  - А ты молодец! - с восхищением признал маг, целенаправленно устремляясь в сторону торгующих выпечкой лотков. - Даже не дрогнула, не отреагировала на чужие глупости и подначки. Признаюсь, я специально повел тебя этим путем, решив понаблюдать за твоей реакцией. Запомни, толпа возбудима, труслива и мгновенно ведется на малейшую провокацию. Для того чтобы противостоять людской массе - нужно иметь крепкие нервы и завидное самообладание. А вот если ты научишься управлять толпой, - он насмешливо присвистнул и протянул мне теплую, усыпанную марципанами булочку, купленную у дородной торговки, - то сможешь влиять на ход любого события...
  - Я испугалась, смертельно испугалась! - честно призналась я, облегченно переводя дух, с благодарностью принимая угощение и только сейчас начиная отдавать себе отчет в том, насколько утомило меня наше необычное путешествие. У меня буквально под ложечкой сосало от голода, а натертые грубыми башмаками ноги опухли и мучительно ныли. - У меня никогда не получится сознательно влиять на кого-то, поэтому пусть лучше они меня не замечают, я того не стою.
  - Уж поверь мне - стоишь! Ты просто еще не разобралась в самой себе! - весело рассмеялся Джайлз, с хрустом вгрызаясь в толстую краюху белого хлеба, густо намазанную золотистым медом. - Но ты ведь все равно нашла в себе силы превозмочь страх и не отступила перед возникшим препятствием. О, Йона, если ты и впредь станешь всегда руководствоваться этим разумным правилом, то гарантирую - ты имеешь все шансы пойти очень далеко...
  - Насколько далеко? - наивно поинтересовалась я, облизывая свои пальцы, из-за сдобы ставшие сладкими и липкими. - Неужели аж до самого Зачарованного берега?
  - Дальше! - с нажимом парировал Джайлз, испытующе глядя на меня.
  - До Черных холмов? - недоверчиво рассмеялась я, принимая предложенную им игру в угадывание.
  - Дальше! - солидным тоном произнес чародей.
  - Да куда уж дальше-то? Если только до Пустоши! - уже всерьез испугалась я.
  - Дальше!
  - До Запретных гор? - с содроганием спросила я, отводя глаза, ибо наша игра перестала мне нравиться, став похожей на страшное предсказание.
   Чародей кивнул. Я поежилась, потому что в те запретные, проклятые богиней Банрах края еще не забредал ни один живой человек, и возможно лишь крылатые души - отлетающие из умерших тел, имеют дерзость посещать оные земли, по слухам - ставшие последним приютом изгнанных из столицы Полуночных эльфов.
  - Не стоит слишком часто заглядывать в будущее, можно ослепнуть! - успокоил меня Джайлз, бросая копошащимся в канаве голубям оставшиеся от хлеба крошки. - Предлагаю заняться более приятными делами!
  - Мы пойдем в Звездную башню! - я обрадовано всплеснула руками. - Я увижу Главу Гильдии?
  - Не так быстро, мой прыткий эльф! - улыбнулся молодой маг. - Или ты и взаправду хочешь попасть туда в этом убогом приютском одеянии?
  - Ой! - я сконфужено вцепилась в полы своего донельзя изношенного плаща. - Но другой одежды у меня нет...
  - Будет, - ласково утешил меня чародей, - и весьма скоро. Неподалеку отсюда находится лавочка некоего чудаковатого старика, прежде - служившего главным придворным портным. Поверь, уж если где-нибудь в Блентайре и можно найти красивое платье, так только у старого Иоганна, благослови бог Шарро его искусные пальцы!
  
   Любой город является овеществленной проекцией проживающих в нем людей. Он идеально отображает их достоинства и пороки, вкусовые пристрастия и бытовые привычки. Построенный эльфами Блентайр напомнил мне прекрасное видение - белокрылого лебедя, гордо плывущего по волнами чрезвычайно широкой в этом месте Алларики. Впервые в жизни попав столицу, я потрясенно вертела головой, неоднократно поймав себя на том, что моя нижняя челюсть начинает непроизвольно отвисать, занимая донельзя дурацкое положение - совершенно не свойственное ей в любой другой, нормальной ситуации. Джайлз снисходительно посмеивался над моими бурными восторгами, иногда специально не мешая мне вдосталь налюбоваться впечатляющими достопримечательностями столицы, а иногда - наоборот, начиная пространно рассказывать историю возникновения той или иной улицы. Следовало признать, что из молодого мага получился отменный проводник - осведомленный, деликатный и остроумный. Переходя многочисленные площади Блентайра, петляя по узким улочкам торгового района, рассматривая изощренные вывески его лавок - словно соревнующиеся между собой в пышности названий и красоте оформления, умиляясь величественности мраморных статуй и наслаждаясь тенистыми парками, я поняла, что с первого взгляда навсегда влюбилась в этот удивительный город. И тем горше становилось мне от мысли о печальном будущем великой столицы королевства Лаганахар, ибо беспощадные пески все ближе подбирались к стенам Блентайра, будто затягивая смертельную петлю удушающей веревки - наброшенной на горло одушевленного существа, ведь эльфы подарили городу частицу своей бессмертной души. Ныне наш город был обречен на медленную мучительную смерть, а все тщетные потуги жрецов и чародеев всего лишь немного оттягивали миг неминуемой катастрофы, усугубляя агонию столицы и многократно усиливая ужас его обитателей. И пожалуй, глядя на валы бездушного песка, отчетливо просматривающиеся со стен столицы - я на деле убедилась в правдивости утверждения, говорящего о том, что быстрая гибель намного гуманнее и безболезненнее, чем вот такое долгое и постепенное угасание. Но предательская мысль о заслуженности постигшей Блентайр кары нет-нет, да и мелькала у меня в голове. Люди жестоко изгнали тех - кто построил эти нерушимые стены и высокие башни. Люди почти истребили истинных хозяев Блентайра - эльфов, происходящих из двух великих клана: Полуночных и Полуденных. Так стоило ли удивляться тому, что ныне люди сами умирали от отсутствия тепла, воды и пищи? Око за око, зуб за зуб, человек за эльфа - вот в чем выразилась справедливость закона выживания. Человеческий род медленно исчезал, пав жертвой Проклятой эпохи! Впрочем, подробности существования бывших жителей столицы - эльфов, тщательно скрывали от простых обывателей, руководствуясь немудреным правилом: меньше знаешь - крепче спишь. Но в пику королевской политике умалчивания, вовсю насаждаемой в Лаганахаре, я сумела прочитать книгу Преданий, и посему - узнала многое из того, о чем мне совсем не полагалось знать. С болью в душе я рассматривала теперь дивное творение эльфийских зодчих, заваленное грудами вонючих, гниющих отбросов; засоренные, давно пересохшие фонтаны Блентайра, растрескавшиеся стены домов и криво залатанные крыши. Медные, некогда до блеска начищенные флюгеры обезобразили пятна зеленой плесени, утратившие носы и пальцы рук статуи выглядели уродливее, чем зараженные проказой люди, а многолетние потоки птичьего гуана неряшливо свисали с козырьков крыш. Неосмотрительно отобрав у эльфов прекрасный Блентайр, алчные смертные явно откусили слишком огромный кусок королевского пирога - пришедшийся им не по зубам. Загаженный город медленно погибал от человеческого безразличия и попустительства, а надвигающаяся на его стены Пустошь должна была всего лишь довершить начатое людьми злодейство. И в этом тоже угадывалась некая высшая правильность - отобранный у эльфов город в итоге не достанется никому, уйдя в холодное небытие. Теперь нам предстояло полностью заплатить за грехи прошлого, некогда совершенные нашими глупыми предками. Но, к сожалению, тогда я еще не знала всей истинной подоплеки межрасовой войны - положившей конец счастливой жизни Блентайра. А вступая на нелегкую стезю ученицы Гильдии Чародеев, я даже и не подозревала о том, что вскоре мне предстояло узнать сокровенные тайны реальности, способные оказаться намного страшнее всех доселе услышанных или прочитанных сказок и легенд...
  
   Человеческий разум способен на многое, но, к сожалению - он тоже не является безграничным, отступая перед нерушимой силой времени, и будучи не в силах остановить неумолимый бег минут. Время похоже на песок, безостановочно пересыпающийся в колбе бытия, опирающейся на подпорки из человеческого разума. Мы не властны придумать или исправить наше прошлое - ибо оно не зависит ни от чего и ни от кого, и точно также мы не имеем возможности заранее узнать наше будущее - ибо ежесекундно выковываем звенья длинной цепи-жизни, питающейся нашими мыслями, словами и поступками. Но, как бы там ни было - мы должны бережно хранить предания о прошлом, ведь только они и могут подсказать - каким станет наше ближайшее будущее, неотделимое от дней ушедших, и возникающее как их закономерное продолжение. И только в этот состоит единственная минимальная власть над частицами времени - милостиво подаренная нам богами и природой.
   Проходя через одну из площадей, мы вдруг обратили внимание на группку праздно шляющихся ротозеев, собравшихся вокруг невысокого тощего мальчишки - облаченного в некогда роскошный, а ныне - сильно потрепанный парчовый плащ, небрежно залатанный лоскутами из более дешевой ткани.
  - Он не имеет ничего общего с членами какой-либо Гильдии, - удивилась я, с далеко не праздным интересом рассматривая худое, бледное, но поразительно одухотворенное лицо сего, совершенно не поддающегося систематизации персонажа. - Раньше я никогда не встречала людей, похожих на этого мальчика...
  - А чем конкретно он так сильно тебя зацепил? - с любопытством поинтересовался Джайлз, останавливаясь и присоединяясь к небольшой толпе. - Вроде бы человек как человек - ничего особенного..., - но в его глазах уже зажегся неяркий испытующий огонь, вызванный моей наблюдательностью и неуемной жаждой новых знаний.
  - Нет, он точно не такой как все, - я негодующе мотнула головой, выражая протест. - В нем присутствует нечто возвышенное, выбивающееся за рамки обычной повседневной приземленности...
  - Для скромной воспитанницы приюта ты проявляешь слишком зрелую проницательность и поразительно тонко чувствуешь людей! - с одобрением проговорил чародей, ласково погладив меня по плечу. - Ты начинаешь вызывать у меня огромное уважение, Йона!
   Я смущенно покраснела:
  - Так кем же все-таки является этот мальчик?
  - Пилигримом и уличным бардом, - коротко пояснил Джайлз, шаря в кармане своей мантии и извлекая серебряную монету достоинством в один риель . - А они не входят официально ни в одну из Гильдий, просто свободно скитаясь по Лаганахару и самостоятельно зарабатывая себе на хлеб. Пикантная особенность его судьбы заключается в том, что подобных мальчиков обычно кастрируют еще в раннем младенчестве, дабы избежать утраты красивого, тонкого голоса...
  - Кастрируют? - не поняла я.
  - То, что мешает плясать плохом танцору - тем более не поможет хорошему певцу! - с ноткой презрения рассмеялся чародей, бросая монету мальчишке, ловко поймавшего ее прямо в полете. - Присмотрись к нему повнимательнее и ты поймешь, что на самом деле он далеко не так молод, каким кажется на первый взгляд...
   Желая лично удостовериться в правдивости слов мага, я шагнула ближе - остановившись как раз напротив певца. Он этих движений мой капюшон немного сдвинулся назад, частично открывая уши и волосы. Я быстро поправила плащ, но мальчишка уже впился бдительным взглядом в неосторожно рассекреченные детали моей необычной внешности и потрясенно вскрикнул.
  - Эль..., - шокировано начал он, но тут его расширенные от возбуждения зрачки в упор встретились с моими сиреневыми глазами. Певец тут же прикусил свой язык и замолчал, а я в свою очередь заметила широкие седые пряди - мелькающие среди его белокурых локонов, и паутинку из морщинок - предательски змеящуюся возле глаз. Бродячий певец оказался отнюдь не мальчишкой, умело пользуясь своей обманчиво юной внешностью.
  - Ты, - экзальтированно шептал он, не отводя от меня своего безумного взора, - ты - повелительница! Я вижу могучего крылатого зверя, слышу его рев, вижу оскал острых зубов... И он стоит у тебя за плечом...
  - Сумасшедший! - возмущенно взвизгнула какая-то женщина. - Гоните его в шею, чтобы он не накликал на нас беду!
  - Да, да - гоните! - слаженно подхватила толпа.
  - Не сметь! - Джайлз повелительно вскинул ладонь, мгновенно оборвав все негодующие вопли. - Разве вы не знаете, что все помешанные - особо любимы судьбой, а через их уста пророчат сами боги? Кто посмеет обидеть избранника богов? Не ты ли? - его палец указал на трусливо отшатнувшегося дюжего мужика, подпоясанного кожаным фартуком мясника. - Или ты? - он язвительно хмыкнул в сторону визгливой бабы, тут же молчком увильнувшей в сторону.
  - Правильно! - донеслось из толпы, зачарованной силой убеждения молодого мага. - Безумец неприкосновенен!
   Я восхищенно сглотнула, получив наглядное подтверждение недавнего урока Джайлза, сумевшего подчинить себе толпу.
  - Спой нам, пророк! - между тем, мягко попросил чародей, обращаясь к замершему певцу. - И не бойся, здесь тебя не тронут.
  - Какую песню ты желаешь услышать, заступник? - сипло выдавил еще не отошедший от испуга певец.
   Джайлз едва открыл рот, намереваясь озвучить свой заказ, как вдруг я ощутила острый укол интуиции и попросила, невежливо перебивая чародея:
  - Спой нам то, что подсказывает твое сердце!
   Джайлз изумленно хлопнут ресницами, но утвердительно кивнул, поддержав мою просьбу.
  - Я сам не помню, когда и от кого узнал эту необычную песню, - негромко пробормотал певец, вынимая маленькую гитару из привешенной за спиной сумки. - Я не понимаю, о чем в ней говориться, но сейчас мне почему-то хочется спеть именно ее..., - он немного помолчал, а потом плавно тронул струны своего инструмента, рождая непривычную нашему слуху мелодию - нежную и печальную. После вступительных аккордов, в музыку гармонично вплелся его голос - звонкий, высокий, но при этом невыразимо плачущий и дрожащий, словно исполняющий гимн утерянной любви... Толпа зачарованно замерла, внимая разливающейся над площадью песне...
  
  Я умоляю - промолчи
  О том, что с нами не случилось,
  От счастья выбросив ключи,
  Я отдаюсь судьбе на милость.
  
  Я - не твоя, и ты - не мой,
  Чужие мы, и в этом - горе,
  Не примет небо нас домой,
  Волной холодной смоет море.
  
  Ведь нынче в выборе своем
  Мы предпочли пески разлуки,
  Остался в сердце ты моем,
  А я в твоем - себе на муки.
  
  Меж нами тайны страшной грех,
  Что, не сдержавши зова плоти,
  Презрели сложности помех -
  Соединив сердца в полете.
  
  Так не ропщи в плену оков,
  Себя судьбе своей вручи,
  Мы много взяли у богов -
  От счастья выбросив ключи...
  
   Судя по характеру и стилю текста, эта песня должна была исполняться женщиной, а отнюдь не мужчиной, и волшебным образом передавала ауру невыносимого горя, постигшего героиню оных стихов. Я напряженно вслушивалась в куплеты и мне показалось, будто они предназначены только для меня, но вот увы - я пока не в состоянии постигнуть глубокий смысл, вложенный в их строчки. Но однажды, и в этом я не сомневалась, я все-таки узнаю имя автора этих стихов и непременно разберусь в тайном смысле печальных слов, очевидно - имеющих непосредственное отношение как к моему прошлому, так и к моему будущему... А возможно, я даже сумею частично исправить страшное горе, нанесенное неизвестной мне девушке, столь проникновенно оплакивающей свои безвозвратно ушедшие чувства...
  - Приди в себя, Йона! - чародей бережно тронул меня за плечо, вырывая из плена грез. - Ты явно уловила в этой песне нечто больше, чем мы - сумевшие услышать лишь ее красоту и благозвучность. Но признаю, я никогда не встречал более талантливого исполнителя и более душераздирающих стихов...
  - Сьерр певец! - из толпы выступил толстый важный господин и вежливо поклонился едва замолкшему исполнителю. - Я придворный капельмейстер . Разрешите мне выразить восторг перед вашим талантом и пригласить вас в королевскую театральную труппу. Там вы сможете добиться несказанного успеха, а так же получите возможность жить в тепле и сытости до конца своих дней!
   Толпа одобрительно зааплодировала, осыпая певца комплиментами и медными арани. Джайлз под шумок оттащил меня в соседний переулок и хитро ухмыльнулся:
  - Учись уходить вовремя и не оставлять следов. Кажется, мы обеспечили безоблачное будущее для этого бродячего певца, но теперь нам пора подумать и о себе. Взбодрись, эльф, ибо нас ждут лавка старины Иоганна и Звездная башня!
  
   Обещанная мне лавка скромно притулилась в узком переулке, в аккурат между двумя более высокими зданиями, полностью затмевающими ее как яркостью своей облицовки, так и нарочито лезущей в глаза новизной черепичного покрытия крыш. Но ведь хорошее в рекламе не нуждается, а посему - умный владелец любой лавки непременно сделает ставку отнюдь не на крикливый фасад своего торгового здания, а на качество продаваемых им товаров или оказываемых услуг. Видимо, все это в полной мере распространялось и на предприятие старого Иоганна, потому что под ненавязчиво скромными стенами его лавки вовсю бурлила жизнь. Входная дверь то и дело хлопала, впуская покупателей или выпуская их обратно, уже нагруженных объемистыми пакетами из плотной бумаги. Пару раз по ступенькам оной, вроде бы ничем не примечательной лавки поднимались разряженные в пух и прах дворяне, сопровождаемые образцово вышколенными слугами. Очевидно, торговля бывшего придворного портного шла просто блестяще.
  - Нам сюда! - Джайлз крепко ухватил меня за рукав и потянул за собой, почти силком затаскивая на крыльцо. Перед самым порогом я сконфузилась до такой степени, что споткнулась и чуть не упала. Мелодично тренькнул привешенный над дверью колокольчик...
   Войдя внутрь помещения, я немедленно восхищенно ойкнула и замерла на месте. Ошибочно представившееся мне небольшим снаружи, это здание оказалось на самом деле весьма обширным и светлым, а его стены занимали придвинутые друг к другу стеклянные витрины, заполненные одеяниями всех Гильдий. Я медленно шла вдоль вешалок с одеждой, с безмолвным восхищением подмечая и безупречное качество тканей, и совершенство покроя, и ровность мелких стежков. Из-за стеллажа высунулась гладко причесанная голова молодого рыжеволосого мужчины.
  - Чего пожелает юная сьерра? - он окинул меня оценивающим взором, словно снял мерку и одновременно с этим - прикинул толщину кошелька своей потенциальной покупательницы, хотя у меня (к моему огромному стыду), ни единого арани никогда и в помине не водилось. - Плащ Земледела или рубаху Метельщика?
  - Вот так значит, ты встречаешь дорогих гостей, Милн? - насмешливо пожурил Джайлз, привалившийся к витрине с бархатными мантиями и спокойно сложивший на груди изящно скрещенные руки. - И куда, скажи на милость, подевались твои хорошие манеры?
  - Уважаемый сьерр чародей! - нимало не смущенный полученным упреком, Милн ужом вывернулся из-за прилавка и почтительно склонился до полу, приветствуя мага. - Мы уже давно не имели удовольствия видеть вас в нашей бедной лавке! Чего изволите заказать на сей раз: шелка для занавесей, парчу для парадных облачений, муар для подкладок церемониальных плащей?
  - Ах ты, пройдоха, прибедняться вздумал! - весело хохотнул чародей, проказливо щелкая приказчика по носу. - Тебя ничем не смутишь! Ты даже мертвецу умудришься продать запасной саван...
  - На чем и стоим! - с наигранной скромностью Милн горделиво развел плоские будто лопаты ладони, продолжая искоса меня разглядывать. На его конопатом широкоскулом лице проступило заинтригованное выражение, буквально вопрошающее: "А при чем тут эта замарашка?"
  - Вот мы сейчас и проверим, так ли ты хорош в угождении клиентам, как утверждают все заядлые модники нашей столицы! - расшалившийся Джайлз подпихнул меня вперед, выставляя напоказ всю мою сомнительную красу. - Мне требуется полностью преобразить вот эту приехавшую из провинции девушку, причем так, чтобы она выглядела по меньшей мере любимой королевской дочкой!
   Глаза Милна обалдело сошлись к переносице, а я протестующе пискнула и попыталась юркнуть под прилавок.
  - Куда! А ну стой, проказница! - Джайлз с хохотом выволок меня наружу и, явно бравируя, сдернул укрывающий мою фигуру плащ, с треском разорвав изношенную ткань. В воздух взвилось небольшое облачко пыли... Приказчик кашлянул, чихнул и - потрясенно вылупил свои грозящие выкатиться из орбит глаза, разглядев мои миндалевидные очи, буйные локоны и остроконечные уши...
  - Эльф! - шокировано проблеял он. - Самый настоящий эльф, забери меня Тьма!
  - А ты кого ожидал увидеть? - вовсю иронизировал Джайлз, неприкрыто наслаждающийся разворачивающимся перед ним зрелищем. - Песчаную стоножку или бурую крысокошку?
   Вместо ответа Милн вдруг резко свел к носу свои до предела распахнутые глаза и неловко отступил назад, с размаху плюхаясь на копчик и хрипло голося во все горло:
  - Дедушка, скорее иди сюда, нам срочно требуется твоя помощь!
   Джайлз довольно прищелкнул языком и выразительно похлопал меня по плечу, намекая: "Смотри, что сейчас произойдет!" Я послушно уставилась туда, куда указывал его наставительно оттопыренный палец...
  
   Расположенная напротив нас стена, очевидно - скрывающая потайную дверь, бесшумно раздвинулась, пропуская в комнату невысокого, сгорбленного, седого как лунь старичка. В правой руке он сжимал лоскут редчайшего в наших краях серебристого шелка, производимого Полуденными эльфами, а в левой - иголку с вдернутой в нее серебряной ниткой. Подслеповато прищуренные глаза нового участника разыгрывающейся в лавке трагикомедии добродушно взирали на мир через толстые линзы эльфийских очков, делая их хозяина похожим скорее на волшебника из детской сказки, чем на портного.
  - И не нужно так громко кричать! - скрипуче проворчал старичок, приветливо мне улыбаясь. - Я может хоть и слепой, но пока еще не глухой, и отнюдь не дурак. Добро пожаловать в Блентайр, сьерра Наследница...
  - Как вы меня назвали? - робко пролепетала я, шарахаясь от странного старика и попадая в заботливые объятия Джайлза. Чародей ласково прижал меня к своей груди, словно младшую - нуждающуюся в защите сестренку, и успокаивающе погладил по волосам:
  - Не волнуйся, малышка, ты находишься среди друзей!
   Старик согласно хмыкнул.
  - Здравствуй, Джайлз! - с нескрываемой симпатией произнес он, пожимая ладонь молодого мага. - Какой замечательный подарок ты привел ко мне сегодня! А я уж начал бояться, что не доживу до этого знаменательного дня...
  - Почему? - брякнула я, совершенно растерявшаяся и сбитая с толку.
  - На прошлой неделе дедушке Иоганну исполнилось сто шестьдесят семь лет! - внушительно пояснил Милн. - Он самый знаменитый долгожитель Лаганахара!
  - О! - я так и не сумела подобрать нужных слов.
  - Но я все же не бессмертный, в отличие от некоторых! - неожиданно выдал портной, резво шуруя иголкой и не глядя на меня.
  - Это вы о ком говорите? - не поняла я.
  - О тебе, наша уважаемая Наследница! - проказливо хихикнул Иоганн.
  - Ой, нет, - слабо простонала я, чувствуя, что пол внезапно поплыл куда-то вбок, уходя у меня из-под ног. - Мамочки, мне страшно..., - свет в глазах померк, и я почувствовала, как мое сознание начинает проваливаться в глухую, холодную черноту...
  
   Отдаленный гул голосов болезненно впился в мой мозг, мешая наслаждаться тишиной и покоем. Я возмущенно поморщилась и еще сильнее зажмурилась, мечтая лишь об одном - поспать бы подольше, прежде чем нас опять загонят на эти треклятые капустные грядки, буквально усеянные омерзительно мохнатыми, желтыми гусеницами... Но когда я жаловалась на то, что боюсь их пуще смерти, Брат Флавиан лишь неодобрительно качал головой и выдавал длинные сентенции об неоспоримой пользе физического труда, облагораживающего наши души и укрепляющего тела...
  - А ты уверен в том, что эта малышка и есть долгожданная Наследница? - взволнованно вопросил чей-то красивый, смутно знакомый мне баритон.
  - Твой скептицизм вполне обоснован, мальчик, - со старческим дребезжанием отозвался его собеседник. - Но ты ведь сам знаешь не хуже меня, что ее избранность можно проверить...
   Я раздраженно нахмурилась, недовольная своим наредкость неинтересным сном, но надоедливые голоса не умолкали.
  - Возможно, уже стало слишком поздно, и процесс наступления Пустоши принял необратимый характер?
  - Глупости! - протестующе усмехнулся старик. - Поздно бывает лишь в том случае, если ты сдался и опустил руки!
  - Я согласен с тобой Иоганн, - более молодой участник диалога испустил громкий вздох облегчения. - А то, что я успел понять о Йоне в течение этого длинного дня, говорит о многом...
  - И все же, ты по-прежнему сомневаешься в ней! - ехидно поддел старый портной.
  - Сомневаюсь, - немного виновато подтвердил чародей. - Пребывание в Звездной башне учит не доверять никому, даже собственной тени...
  - Тогда давай разбудим нашу малышку-эльфийку и ..., - предложил Иоганн, но не успел закончить произносимую им фразу, прерванный моим недовольным ворчанием.
  - Я уже не сплю, - сварливо сообщила я, с огромной неохотой смиряясь с мыслью о том, что все приключившееся со мной сегодня оказалось отнюдь не гадким сном, а сущей правдой. - Поспишь тут, как же..., - я подняла ресницы, встретившись с устремленным на меня взором Джайлза, так и горящим мрачным ожиданием чего-то важного и пугающего одновременно. Обнаружив, что лежу на кипе свернутых в рулончики плаще, я встала и сладко потянулась, чувствуя себя намного лучше, ибо даже столь короткий сон сумел значительно меня освежить - вернув гибкость мышцам и устранив нудный звон в голове.
  - Извольте объясниться, уважаемые сьерры, к чему ведут все эти ваши туманные разговоры о Наследнице и наступлении Пустоши? - попросила я, учтивым наклоном головы благодаря Милна, поднесшего мне стакан яблочного сока.
  - Йона, а ты никогда не задумывалась о том, что твоими родителями могли являться Полуночные эльфы, по крайней мере - хотя бы по одной линии родства? - в голосе старого Иоганна звучали нотки непоколебимой уверенности в собственной правоте.
  - Эльфы никогда не бросают своих детей, - жестко отчеканила я, - ведь рождение ребенка - чрезвычайно редкостное событие и желанный праздник для всего клана бессмертных!
  - Она права! - компетентно подтвердил Джайлз. - К тому же, эльфы крылаты, а не горбаты...
  - И кто из нас здесь слепой? - язвительно усмехнулся портной, резко шагнул ко мне и ножницами - зажатыми у него в ладони, стремительно располосовал мою рубашку, обнажая спину...
  - Великий Шарро! - восхищенно ахнул чародей, шокировано протирая свои глаза и пытаясь отделаться от неправдоподобного наваждения. - Это иллюзия или обман зрения?
  - Они настоящие, - сообщил Иоганн, бережно прикасаясь к одному из моих крыльев и расправляя его нежные складки. - Полагаю, подобными - совершенно не свойственными людям органами может обладать лишь единокровная дочь Полуночных!
  - Но я совсем не умею летать! - плачуще пожаловалась я, бессильно хлопая раскинутыми крыльями. Я даже подпрыгнула, стремясь подчеркнуть свои слова, но естественно - тут же опустилась обратно. - У меня никогда еще не получалось взлететь хоть на пядь над землей...
  - Экая ты торопыга! - ласково пожурил меня старый портной, любуясь моими раскрытыми крыльями, отливающими всеми оттенками серебряного и золотого цветов. - А кто из нас обладает законным правом хвалиться тем, будто уже научился глубоко дышать, уверенно ходить и правильно жить? - вопрос прозвучал риторически. - На познание себя порой уходят годы и десятилетия, а на овладение своими способностями - и того больше...
  - Крылья эльфов имели черный цвет, - поспешно вставил Джайлз, едва справившийся с постигшим его потрясением. - А их души были...
  - Тс-с-с! - торопливо вскричал Иоганн, намеренно помешав чародею, очевидно - чуть не сболтнувшему нечто лишнее. - И теперь ты опасаешься: не наделена ли наша малышка черной душой - в противовес своим сказочно красивым серебряным крыльям?
   Джайлз громко сглотнул, бессильно пожимая плечами.
  - Сие ведомо лишь богу Шарро! Ведь недаром сказано в пророчестве, высеченном на стене Немеркнущего Купола: "Она придет к нам из ниоткуда и станет законной Наследницей древних традиций, сумев вновь соединить людей и эльфов. Она уничтожит лживую Гильдию Чародеев и остановит наступление Пустоши. А если вы решитесь погубить эту девушку или подрезать ее крылья, то горе вам - безумцы...", - он удрученно помолчал, и добавил чуть слышно, словно извиняясь. - Я ничего не имею против тебя, малышка, но я - тоже чародей, и не хочу умирать!
  - Забери вас Тьма! - гневно выругалась я, обиженно молотя сжатыми в кулаки руками по широкой груди горе-предсказателя. - Ну с чего вы решили, будто я и есть та самая Наследница-убийца?
  - Оставь девочку в покое, Джайлз! Невозможно бежать впереди завтрашнего дня! Она либо до всего докопается сама, либо смирится и отступит... - саркастично хмыкнув, повелительно приказал старый Иоганн, незаметно для меня - заговорщицки подмигивая всерьез опечаленному чародею. - Ты привел ее сюда не ради чтения нотаций или запугивания, а с целью выбора наряда - подходящего для посещения Звездной башни. Так порадуй же малышку, найди ей самое прелестное платье...
  - Пусть она выберет его сама! - добродушно улыбаясь, предложил маг, замечая как я встрепенулась и так жадно облизнула губы, будто собиралась попробовать на вкус все имеющиеся в лавке ткани, пуговицы и ленты. - Процесс примерки нарядов всегда значит для женщин нечто особое, совсем не то, что для нас, мужчин... Думаю, она наделена врожденным чувством вкуса.
  - Выбирай себе платье, дитя! - портной широким жестом обвел окружающие нас стены. - Разрешаю - забирай любое...
   Я восторженно завизжала, потому что только сейчас поняла - потайная комната старого Иоганна служит хранилищем для самых лучших его произведений, достойных укрывать плечи прекрасных королев и обвивать стройный стан первых принцесс двора, ибо второй такой коллекции нарядов не сыскалось бы и в целом мире. Развешанные по стенам одеяния, скроенные из редчайших тканей и отделанные бесценными мехами, выглядели подлинными произведениями искусства, радуя глаз но - почему-то совершенно не грея мое сердце. Я медленно шла вдоль ряда чудных нарядов, придирчиво их перебирая и даже мысленно примеривая на себя, но при том совершенно четко понимая - все это не мое, и сшито не для меня. И вдруг, дойдя до самого темного угла комнаты, я увидела дерюжный мешок, небрежно брошенный на пол и перевязанный суровой пеньковой веревкой. Ни с того ни с сего, моя душа вдруг буквально ушла в пятки от непонятного откуда взявшегося ужаса и, вместе с тем - чуть не взмыла в небо, затрепетав от всепоглощающего ощущения радости, вызванного интуитивным узнаванием энергии - исходящей от оного загадочного мешка... Похоже, в нем лежало нечто - связанного со мной незримыми узами самой судьбы. Нечто - уже очень давно ждущее именно меня и только меня...
  
  - Что это? - прошептала я онемевшими от волнения губами, вопрошающе указывая пальцем на мешок.
  - Тряпье! - небрежно бросил Иоганн, но к своему огромному удивлению я заметила, как побледнело его лицо, а близорукие глаза затравленно забегали, выдавая овладевший им страх.
   Сердце мое екнуло, ибо я убедилась - этот мешок скрывает какую-то страшную тайну, или еще того хуже - чье-то неискупленное преступление.
  - Я хочу его! - ультимативно заявила я, требовательно дергая завязку мешка, представляющую собой скорее не веревку, а целый клубок из нанизанных один на другой узелков.
   Джайлз свистяще выдохнул сквозь неплотно сжатые зубы, но его лбу выступили мелкие капли испарины.
  - Ты хорошо подумала, девочка? - с сомнением переспросил старый портной, нервно сжимая лоскут шелка. - Единожды выбрав оную вещь для себя - ты уже не сможешь отказаться от нее, выбросить, продать, подарить или же избавиться от нее еще каким-либо другим способом. Она принесет тебе множество несчастий и полностью изменит всю твою последующую жизнь. Она является настоящей квинтэссенцией горя и страданий, она...
  - Я знаю! - нетерпеливо перебила я. - Я согласна! - и сразу же после этого слова, стягивающая дерюгу веревка, до сего мгновения ни в какую не поддающаяся моим усилиям - неожиданно спала сама собой, а мешок - распахнулся. Я осторожно перевернула его вниз раструбом и вытряхнула к себе на колени нечто непонятное, тяжелое и тускло поблескивающее, кажется - шелковое. Ткань податливо потекла по моим ногам, упала на пол, развернулась и превратилась в мужской костюм, расшитый неповторимо сложными, витиевато переплетенными узорами из черных нитей.
  - Это оно, - растерянно простонал Джайлз, пугливо вздрагивая и отстраняясь от наряда так поспешно, словно тот оказался кожей, сброшенной смертельно ядовитой змеей. - Я узнал его, ибо оно досконально описано в запретных свитках, хранимых нашей Гильдией!..
  - Оно?! - я вопросительно выгнула бровь.
  - Одеяние короля Арцисса - повелителя клана Полуночных эльфов, бывшее на нем в момент ранения и последующей гибели! - торжественно провозгласил Иоганн, молитвенно воздевая к потолку свои морщинистые длани. - Йона, драгоценная наша девочка, собственность твоих предков сама пришла к тебе в руки, признав в тебе законную Наследницу расы Перворожденных!
  
  - Наше прошлое похоже на несмываемое позорное пятно, на клеймо - запятнавшее людские души! - неторопливо рассказывал мне старый Иоганн, поддерживаемый редкими но непреклонными кивками молодого чародея. - Окружающий нас мир является ничем иным как зеркалом, отображающим наши поступки и слова, - он придушенно закашлялся и, деликатно отвернувшись, выплюнул сгусток зеленоватой мокроты в платок, подставленный ему Милном. - Если мы приходим в этот мир с добром - то рано или поздно приучаемся жить в гармонии и согласии со всеми другими живыми существами, а если мы несем ему только зло - то стоит ли удивляться постигшему нас несчастью? Поэтому Пустошь наспослана нам как наказание за совершенные преступления, за участь всех убиенных и изгнанных нами эльфов...
  - Если Гильдия узнает о проявленной тобой откровенности, то ты здорово рискуешь и имеешь шанс угодить в храмовый котел! - мрачно предостерег чародей.
  - Плевать! - отважно хихикнул Иоганн. - Если им так хочется меня сожрать, то пусть валяют, авось да подавятся моими старыми костями. Я итак молчал слишком долго, трусливо притворяясь, будто не замечаю всей этой черной несправедливости, сотворенной с эльфами. Пришел мой час - теперь я должен говорить. Пускай моя откровенность вредна для Гильдии, но я уверен - нет ничего плохого в том, чтобы иногда делать хорошее...
  - Но, - изумленно перебила я, - в книге Преданий говорится совсем иное: несправедливость творили эльфы. Они не захотели делить с нами Блентайр, ибо люди забирали их пищу и пили их воду. Тогда они развязали страшную войну, проиграли оную и напоследок прокляли свой бывший - оставленный победителям город, спасаясь бегством.
  - Вранье! - иронично каркнул старый портной. - Сплошные ложь и обман, придуманные королем Джоэлом Гордым, дедом нашего нынешнего правителя Вильяма. Выгодные королям байки, изрядно поддержанные и приукрашенные продажными чародеями из Звездной башни. Войну начали отнюдь не эльфы, а люди...
  - Но зачем? - я потрясенно расширила глаза. - Выступить против бессмертных Перворожденных - это же настоящее самоубийство, сущее безумие и грех!
  - Бессмертные-то они бессмертные, - криво ухмыльнулся Джайлз, - да вот только даже они уязвимы для стрелы и копья, а так же беспомощны против клинков из хорошо закаленной стали, ничуть не отличаясь в этом смысле от любого смертного человека...
  - Всему виной - любовь, - бывший придворный портной сокрушенно затряс остатками своих седых волос, - и прекрасная женщина, конечно же. Запомни, дорогая, большая часть происходящих в нашем мире воин ведется лишь ради покорения женщин и захвата власти. А в ментальном плане мужчины устроены так противоречиво, что им гораздо легче умереть за свою любимую, чем жить вместе с ней.
  - Эврелика! - мечтательно вздохнул Джайлз. - Ее имя пропитано запахом луговых трав, оно напоено свежестью ночного неба - промытого едва отгремевшей грозой. Эврелика! Сколько боли и страданий принесла она людям и эльфам, став олицетворением и любви, и смерти...
   Изумленно приоткрыв рот, я безмолвно внимала вдохновенным излияниям чародея, буквально застигнутая врасплох этой спонтанной поэтичностью - так и рвущейся из глубины его души. Вот уж и не подумала бы, что этот смешливый маг способен на подобную лиричность.
  - Эврелика? - переспросила я. - Никогда не встречала этого имени, оно не упоминается в книге Преданий...
  - Ну еще бы! - тонко улыбнулся Иоганн, внимательно прислушивающийся к словам чародея. - Имя последней Повелительницы мантикор настолько тщательно стирали из всех наших летописей, что теперь мало кто вспомнит о ее существовании. А между тем, она ведь не погибла в той финальной битве у Аррандейского моста, а просто ушла вместе с остатками разгромленного войска Полуночных и Полуденных, унесших тело мертвого Арцисса. И лишь ее слезы...
  - Мы ищем их до сих пор! - экзальтированно воскликнул чародей, так припадочно задергавшийся при последних словах Иоганна, словно он страдал неизлечимой эпилепсией. - Хотя, признаюсь откровенно, мы уже и сами не верим в их реальность. Возможно ли, чтобы двухвековая быль превратилась в сказку, призванную зачаровывать доверчивых простаков?
  - Да полно тебе переживать попусту, ибо все это чистейшая истина! - негодующе отмахнулся старик. - Мой отец самолично участвовал в том бою и собственными глазами видел Полуночных эльфов, а потом - неоднократно рассказывал мне обо всем произошедшем. Эврелика и взаправду плакала над телом своего скончавшегося возлюбленного, причем ее слезы тут же превращались в сияющие жемчужины, собранные позднее Сильваной...
  - Сильвана умерла много лет назад, унеся с собой в могилу секрет нынешнего места нахождения слез! - сухо парировал Джайлз. - Забери ее за это Тьма!
  - Хватит! - замучено взвыла я, затыкая себе уши указательными пальцами обеих рук, и заморочено мотая головой. - Хватит с меня ваших сумасбродных историй. Я уже окончательно запуталась и ничего не понимаю...
  - Поймешь! - многозначительно пообещал Иоганн. - Прикоснись к одеянию Арцисса и тогда...
   Но, даже не дослушав его инструкции, я - буквально изнемогающая от жгучего любопытства, резко наклонилась вперед и положила обе ладони на извлеченную из мешка одежду. В следующий же миг моя голова чуть не взорвалась от обилия посторонних звуков, запахов и видений - потоком ворвавшихся в воспаленный мозг, одним мощным рывком погрузившийся в поток времени, и стремительно перенесшийся на много лет назад...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"