Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Менестрель по имени Смерть. Право уйти 1 гл

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 глава

  Часть первая
  О вреде и пользе заключения договоров
  
  Глава 1
  Тусклый свет восходящего солнца вяло пробивался в комнату сквозь плотные портьеры, еще больше усиливая гнетущую атмосферу, царившую в спальне. Мастер демонолог, досточтимый мэтр Хельги Криэ, осторожно, чтобы не потревожить ран, подтянулся на постели, помогая себе свободной от повязок левой рукой. Правая, равно как грудь и лоб - скрывались под бинтами, пропитанными заживляющей мазью. В комнате тяжелой пеленой висел запах лекарств. Пожалуй, не стоило соглашаться на тот сомнительный заказ... Едва ли не впервые поправ свою привычку - не зная брода не соваться в подозрительные склепы, он чуть не поплатился жизнью. Выручили многолетняя практика и проверенный напарник, уже не единожды составлявший заклинателю компанию в подобных сомнительных предприятиях. Но, как говорится, хорошая мысля приходит опосля. И теперь в архив Высокого дома Скрипто, куда он предпочел бы наведаться лично, придется отправиться так и норовящей впутаться в неприятности Иленке, и ни черта не понимающему в магических делах Энгарту. При всех своих достоинствах, ни в чем колдовском, кроме оружия для охоты на демонов, напарник Хельги не разбирался.
  Возле кровати, ожидая последних указаний мэтра, стояли черноволосая девушка и кряжистый мужчина средних лет. Аккуратно подстриженная русая бородка обрамляла широкое симпатичное лицо.
  - Пап, может, я лучше останусь? - Участливо спросила девушка, присаживаясь на край кровати. - Мастер Энгарт и сам может съездить.
  - Нет, - Криэ отрицательно покачал головой и тут же поморщился, - Скрипто знают тебя, а Энгарта увидят первый раз в своей жизни. К тому же, ты хотя бы относительно представляешь, что следует искать в их макулатурных залежах. Документы, касающиеся территории пустыря, нужны мне как можно быстрее, пока градоправитель не начал это чертово строительство! - По щеке демонолога заструился пот. - Считай, что это твоя преддипломная практика. Так ведь, Энг?
  - Думаю, что после грядущей поездки, ее обучение у меня можно будет считать законченным, - усмехнулся в усы мужчина. Гениального мечника за несколько лет тренировок из Иленки так и не вышло, но для необходимой самообороны хватит, а уж для того, чтобы упокоить излишне ретивую нежить, и подавно.
  Хельги нахмурился, вспоминая, что послужило толчком к планируемому путешествию за тридевять земель. Запланированное градоправителем строительство уже давно сидело у господина демонолога в печенках, вместе с расфуфыренным главой города и его неизменным посыльным, время от времени появлявшимся в доме Криэ...
  - Вот... и хорошо, - Хельги облизнул пересохшие губы, пытаясь удержать ускользающее сознание. - У нас три недели в запасе, но лучше бы вам поторопиться. Надеюсь, за это время я полностью поправлюсь...
  - Договорились, - Иленка успокаивающе погладила отца по руке. - Выздоравливай, мы скоро вернемся.
  Хельги дождался, пока за гонцами закроется дверь и обессилено сполз на подушку. Клинок в ножнах у изголовья недовольно задрожал, показывая, какого он мнения обо всем этом.
  - Да ладно тебе каркать, - пробормотал демонолог, чуть повернув голову в сторону оружия, - все будет в порядке.
  Меч, конечно же, ему не поверил, издав звук уж больно напоминавший саркастическое фырканье.
  - Ну и пес с тобой... - буркнул Хельги, окончательно проваливаясь в лихорадочное забытье...
  ***
  две недели спустя...
  Изнывая от жары под раскаленными лучами злого июльского солнца, истекая реками пота и ежесекундно прикладываясь к фляге с водой, по дороге на славный город Далеград, кой находится на территории Древних рас, чуть сутулясь под тяжестью ноши, загребая разношенными сандалиями мягкую горячую пыль, брела... Смерть.
  Только вот вряд ли кто-то признал бы Слепую Гостью, ибо не было при ней ни черного полуистлевшего балахона, ни зазубренной косы; да и на выбеленный временем скелет, с ядовито-зелеными огнями в глазницах она походила слабо. Куда больше она смахивала на миловидную девушку-подростка лет шестнадцати, худенькую и красно-рыжеволосую, с конопушками на курносом носу и огромными чуть наивными синими глазами. Но не стоило обманываться этим милым обликом - по дороге шла самая настоящая Смерть. И то, что Ступающая Неслышно в реальности оказалась весьма далека от фольклорных о себе представлений, совершенно ее не заботило, а напротив, играло на руку. За плечами у нее, в черном матерчатом чехле на широких лямках, болталась гитара, ставшая в такую жару непосильной ношей и жегшая спину не хуже адского пламени.
  Люди звали ее по-разному: Слепая Гостья, Госпожа Смерть, Бледная Дева (однако, вряд ли кто-то рискнул бы назвать ее бледной, столкнись они нос к носу). Сама же она предпочитала имя Арьята, пусть оно и досталось ей по ошибке. Но, ни случайный крестный, ни сама крестница ничуть не возражали против сего маленького недоразумения, решив оставить все так, как есть.
  Шагах в четырех перед нею, взбивая пыль рифлеными подошвами сапог, бодро вышагивал верный ее Поводырь - высокий ладно сложенный мужчина лет двадцати семи-тридцати, в черной безрукавке и таких же штанах. За плечами у Поводыря болтался видавший виды тощий пятнистый рюкзак. Светлые, стального оттенка, волосы были заплетены в косу, свисавшую вдоль рюкзака чуть не до копчика. Длинная челка, разделенная на две пряди и оплетенная красной тесьмой, эффектно обрамляла узкое загорелое лицо.
  Завистливо поглядывая на него (вот ведь циркуль длинноногий - жарит, как в преисподней, а ему хоть бы что!), Арьята возмечталась, чтобы данный субъект послужил не только ее Поводырем, но и Извозчиком, а точнее Износчиком тоже, о чем не замедлила ему сообщить. В ответ на такое предложение Поводырь ехидно заметил, что тут его и похоронят, погребенного под смертной тяжестью. А посему, Смертушке ничего не оставалось, кроме как топать ножками самостоятельно. И ножки вовсю поносили свою нерадивую хозяйку за такое непотребное с ними обращение, обещая после следующего привала отказать вообще.
  Вскарабкавшись вслед за Поводырем на холм, Арьята знаком потребовала остановиться, и, упершись руками в колени, тщетно пыталась восстановить сбившееся дыхание. Горячий воздух противно царапал пересохшую гортань. Девочка с надеждой приложилась к горлышку фляги и жадно выхлебнула оставшиеся полтора глотка тепловатой воды, вытрясая в рот последние капли.
  - Дождя... - жалобно просипела она, - хочу дождя... Причем, его должно излиться много, можно даже с громами, молниями и наводнением, иначе изойду на пот, и мир останется без Смерти...
  - Разве это так плохо? - Иронично усмехнулся Шириган Йонсу, ее верный Поводырь. Он обернулся к своей ведомой, и стало видно, что один глаз мужчины скрыт черной повязкой. Второй же, как ни в чем не бывало, хитро щурился на заливавшее землю солнце.
  - Смотря с какой стороны посмотреть. - Тоном, более подходящим для философского диспута, нежели для дорожной беседы, провокационно заметила девчонка. - Если с моей, то просто отвратительно, а остальные меня не интересуют. Да и тебя жалко... будешь ведь плакать по бедной маленькой Смертушке, безвременно покинувшей своего верного Поводыря. Почти девятьсот лет как-никак вместе... Так будешь плакать?! - Она дернула его за оплетенную красной тесемкой прядь.
  - Придется взрыднуть, - покладисто согласился Шири, лишь бы шкодливая менестрелька перестала посягать на святое, - но тихо и недолго, потому как смысла нет оплакивать настолько вечное существо, хоть я к тебе и привязан, daeni .
  - У-у-у... злюка! - Насупилась Арьята. - И вообще, я устала, пить хочу и меня сейчас солнечный удар хвати-ит, а тебе все равно-о-о... - захныкала она.
  - Ma daeni, одно твое слово - и мы вернемся в Круговерть немедленно, не стирая подошв, не сбивая ног и не попирая пыльный тракт, бегущий средь поросших вереском могил... - Шири указал рукой на покрытую лиловым кустарником Курганову пустошь, с которой они только что взобрались на холм.
  - Нет, - запротестовала Арьята, - ну прилетим мы на крыльях ветра в Круговерть, и что? Ладно ты... снова в карты с Ловкачом резаться примешься или с питомцами Мелисы возиться. В конце концов, хоть с Тарой наругаешься всласть... А я что буду делать? Есть и спать? Скукотища... А я хочу приключений. Дайте мне приключения, немедленно! Так что уж лучше изнуряющий поход во славу скромных нас, чем глухая тоска и безделье... Да здравствуют дороги и путники! - Пафосно провозгласила девочка, воздев руку к небесам.
  - Аминь, - закончил за нее Шири, начиная спускаться с холма и стремясь отогнать настырную мысль о том, как хорошо было бы очутиться сейчас под сводами родной Круговерти, где царила свежесть и прохлада. Обиталище Смерти, расположившееся аккурат на Грани между пространственными слоями, не зря звалось Круговертью, в зависимости от настроения владелицы, поворачиваясь к живому миру то вычурным замком из серого и бежевого камня, а то мрачными развалинами - на подходе к которым то и дело показывались из гравия выбеленные временем черепа...
  Честно говоря, перспективы интересного времяпрепровождения в компании иных коллег, так радостно озвученные Арьятой своему верному Поводырю, самого Шири отнюдь не развеселили. Что толку играть в карты с Ловкачом, если обставить матерого шулера, и к Смерти-то угодившего из-за карт, невозможно. С Мелиссой же и ее питомцами все обстояло намного сложнее... Как целительница, до последнего спасавшая чужие жизни во время очередного чумного мора, угодила в Поводыри Смерти, одному небу известно. Кажется, Арьята сама ей предложила, когда та лежала при смерти. И с тех пор Мелиса присматривала за душами погибших детей, которые, попадая в Круговерть, становились очень даже материальными. Но, как ни странно, именно в крыле замка, принадлежащем целительнице, Шири и проводил больше всего времени. Однако сейчас ему требовалась передышка от шумного мелисиного питомника. А Тара... О да, не поругаться с ней, означало - день прошел зря. И место ей, по мнению Шири, было не в Круговерти, а где-нибудь в преисподней. Сейчас Поводырь очень хорошо представлял пресловутую охотницу на предателей, живо гоняющей чертей меж котлов. Он тряхнул головой, избавляясь от воспоминаний, и обернулся проверить, идет ли менестрелька за ним. Медленно, но уверенно Арьята плелась сзади.
  - Ши-ы-ри... я пить хочу... - тут же заканючила она, заметив, что на ее смертельную особу обратили внимание.
  - И чего дальше? - Равнодушно осведомился Поводырь.
  - Воды бы...
  - Daeni, на вершине холма ты допила мою флягу, а твоя опустела еще полчаса назад. - Жестко отозвался мужчина.
  Смерть, тяжко вздохнув, продолжила ковылять за ним следом, сетуя себе под нос на жесткосердие некоторых отдельно взятых сынов рода человеческого.
  За холмом начинался лес. Подвялившиеся под жарким июльским солнцем кроны деревьев застыли в ожидании хотя бы легонького порывчика жаркого суховея, способного медленно, но верно пригнать полные испаренной влаги тучи. Гулявшие невесть где, и не желающие поделиться накопленным запасом воды. Лес был непривычно тих - вся обычная для такого времени живность либо попряталась в самый непролазный бурелом, лишь бы подальше от жары; либо впала в непривычную дневную спячку.
  - Шири, у меня не только самая печальная, но и самая скучная работа в этом грешном мире, - посетовала Арьята в спину Поводырю, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о воде, - сонное царство, летаргическая империя... Где вал опасностей и приключений, о которых можно рассказать на дружеских посиделках у очага? Где бесстрашные герои, о которых можно сложить баллады?! Эх, жизнь моя, жестянка...
  - Daeni, не буди лихо, пока оно тихо, - вкрадчиво посоветовал мужчина. Ибо приключений, до сего дня густым дождем выпадавших на голову неугомонной Смертушки, хватило бы с лихвой не только на целый батальон героев, но и на их потомков до седьмого колена.
  Подлесок с шелестом сомкнулся за спинами путников. Едва заметная тропка уходила дальше в лес, под сень деревьев. В воздухе чуть слышно разлился какой-то неясный приторный душок, резко выделяющийся среди обычных лесных запахов. Шири это не понравилось, но сейчас наполнить фляги значительно важнее, нежели принюхиваться непонятно к чему. А тут, если ему не изменяет память, вскоре должна показаться поляна с лесным родником.
  Поводырь потянулся к ветвям орешника, чтобы раздвинуть их и выйти на открытое место, но рука застыла в миллиметре от цели, а пальцы сомкнулись на вялой листве...
  - Ш-шайтан... - прошипел он, отступая на шаг назад.
  Продолжая рассуждать о несправедливости бытия, Арьята врезалась ему в спину.
  - Ай... - пискнула девочка.
  - Daeni, ведь говорил же... не буди лихо...
  Арьята любопытно выглянула на поляну. Солнце заливало ее ярким светом, из-под корней старого дуба бил родник, а на траве лежало несколько окровавленных тел. Теперь становилось ясно, что это за приторный дух разлился по округе - в воздухе уже отчетливо пахло кровью.
  - Ой, - сдавленно ойкнула Арьята.
  - Ой, - согласился Шири, - однако, вот к чему приводит вовремя неутоленная жажда...
  - Нельзя быть таким циничным, - тихо и абсолютно серьезно откликнулась девочка.
  Вместо ответа Поводырь просто шагнул на поляну и застыл, будто налетев на невидимую стену.
  - Шайта-ан... - простонал он, понимая - среди мертвых тел есть еще живой, но уже умирающий, отчаянно цепляющийся за жизнь, и не осознающий, что она уже завершилась. А это грозило появлением очередной неприкаянной души, и как следствие, всевозможными неприятностями на голову местного лешего и всех, кто рискнет сунуться в лес. Шири, мрачно сплюнув, швырнул в траву болтавшийся за плечами рюкзак и перевязь с мечом.
  Арьята отступила на шаг, зная, что именно сейчас произойдет. Находиться рядом с Поводырем в момент перехода на Грань не рисковала даже она...
  Шири резко выдохнул, избавляя легкие от воздуха, и почувствовал, как от груди по всему телу острыми иглами расползается холод, и он перестает существовать среди живых; как окутывает его мгла Грани, и белесые пальцы сжимаются на рукояти косы. Единственный глаз мертвенной зеленью светился во впалой глазнице...
  Умирающий лежал возле родника. Грудь его, перетянутая окровавленной неряшливой повязкой, едва заметно вздымалась.
  - Ша-айта-ан! - Заунывно выругался Поводырь, понимая, что в живых остался кто-то еще. Ведь перевязали же этого несчастного...
  Шири присел возле него на корточки. Мужчина с трудом разлепил глаза и попытался что-то сказать. Когда люди ступают на Грань, они видят то, что живым недоступно. Окровавленные пальцы, с недюжинной как для живого, так и для смертельно раненого, силой вцепились в черную полуистлевшую безрукавку.
  - Защити... учени... помоги... е...
  Поводырь ощутив, как чужие пальцы прожигают в груди дыру, попытался вырваться, но не тут-то было.
  - Да! - Взвыл он. - Сделаю, все сделаю! Отпусти...
  Жгущие плоть пальцы разжались, оставляя на безрукавке кровавый след. Шири резко прянул назад и занес косу...
  -Прочь от него, погань! - Разодрал тишину Грани пронзительный вопль, и что-то грязное, всклокоченное, выскочив из-под корней дерева, словно черт из табакерки, кинулось на Поводыря и сбило с ног. От неожиданности тот даже не подумал сопротивляться.
  - Ты... ты как меня видишь?! - Ошеломленно выдавил он, за шкирку отдирая от себя паренька лет пятнадцати, и понимая, что видеть его - тот как раз и не должен.
  - Прочь от него, поганый умрий! - Завизжал парнишка, и, рванув из наплечных ножен меч, попытался рубануть Поводыря по плечу.
  Шири, отшвырнув косу, едва успел перехватить клинок.
  - Умрий? - Удивленно вытаращился он на храброго юношу, догадываясь - его спутали с кровожадной нежитью.
  - Не смей его трогать... - надрывался паренек.
  Поводырь не нашелся, как нужно ответить - продолжая недоуменно пялиться на горе-героя и напрочь позабыв, что для живого человека сейчас его прикосновение может быть смертельно. Мальчишка тем временем все больше бледнел. Поводырь, находящийся на Грани, стремительно выкачивал из живого силы, сам того не желая...
  Тут Арьята, доселе стоявшая в стороне, решила, что пора вмешаться.
  - Ши, да отпусти ты, наконец, этого несчастного! Ему еще жить и жить, а ты мальчишке жизнь укорачиваешь!
  Сообразив, что к чему, Поводырь покорно разжал пальцы на воротнике юноши, и тот бездыханным кулем рухнул на траву. Переступив через обморочное тело и подняв косу, спутник Смерти вновь приблизился к умирающему... Тускло блеснуло лезвие, перерезая нить, соединявшую душу и тело. Шири почувствовал, как коснулся щеки легкий порыв ветра, разошлась и сомкнулась мгла за спиной...
  Поводырь глубоко вдохнул, заставляя смертный холод отступать и сжиматься до маленькой ледяной искорки в груди. По телу прокатилась теплая волна, разгоняя застывшую кровь. Шири даже порадовался, что сейчас на дворе стоит несусветная жара, мигом вернувшая телу чувствительность.
  Солнце вновь окрасило мир в живые цвета. Он потряс головой, избавляясь от противного звона в ушах - неизбежного явления после возвращения с Грани.
  - Daeni, ты все-еще хочешь пить? Родник там. - Шири махнул рукой в сторону дерева. Мирный плеск воды казался чем-то потусторонним на залитой кровью поляне, напрочь отбивая желания к нему приближаться.
  - Да нет, почему-то расхотелось уже, - зябко повела плечами Арьята. - Давай-ка уйдем отсюда поскорее... Эээ, и ребенка этого несчастного тоже забери! - добавила она, наблюдая, как спутник цепляет на пояс меч и закидывает на спину пятнистый рюкзак, брошенный им при выходе на поляну.
  Поводырь скептически посмотрел на распластанного перед ним юношу. Ему не очень-то хотелось связываться с человеком, способным разглядеть его на Грани. Это какими же ментальными способностями нужно обладать, что вот так запросто вывалиться из живого мира на черту между реальностями, и накостылять, ну, или почти накостылять Поводырю Смерти по шее?
  - Шири, не будь букой, - с нажимом произнесла девочка.
  - Ладно, ладно, daeni, но в случае чего я снимаю с себя всякую ответственность! - мстительно проворчал он.
  - Ты и так не слишком ею обременен. - Фыркнула Арьята.
  Он недовольно засопел, но все же поднял бездыханное тело на руки.
  - Ты иди, я догоню, - напутствовала его девочка, вскидывая руки и заставляя землю расступиться под телами.
  - Земля дала, земля взяла! - Отрывисто бросила она, наблюдая, как смыкается дерн над погибшими...
  
  Раскаленное солнце, перевалив через зенит, медленно и лениво ползло к горизонту, сменяя жаркий плавящийся день на не менее жаркий и душный вечер. Но кровожадным лесным комарам было, кажется, наплевать на духоту. Стоило дневному светилу откатиться к горизонту, как чувство голода выгнало маленьких кровопийц на охоту. Завидев усталых, бредущих к озеру путников, оголодавшие комары накинулись на вожделенную добычу, за что немедля оказались вознаграждены громкими аплодисментами и ругательствами злого, измотанного Поводыря Смерти.
  Когда они вышли на берег тихого лесного озерца, Арьята уже едва переставляла ноги. Спеша убраться с памятной поляны, они так и не набрали воды. А несколько часов блужданий по лесу совсем измотали менестрельку. Шири тоже порядком устал. Его ноша, так и не соизволившая прийти в себя, уже изрядно оттянула Поводырю руки, и мужчина с облегчением бесцеремонно свалил паренька на расстеленный плащ.
  - Вода! - Жадно просипела Арьята, тыча пальцем в сторону озера. - Кто куда, а я купаться! - С этими словами, быстро стащив рубашку и шорты, девчонка бодрым шагом направилась к озеру. Гитара небрежно валялась на траве.
  - Daeni, ты так уверенна в безопасности сих темных вод? - Скептически осведомился Шири, поднимая инструмент и прислоняя его к стволу дерева.
  - Плевать! - Беззаботно откликнулась Смерть. - Русалки скорее предпочтут тебя, а кракену я на один зуб, не станет он размениваться на такую костлявую мелочь. Кстати, тебе бы тоже не помешало освежиться...
  - Что за грязные намеки?! - Насупился он.
  - Это намеки на грязь, милейший... - Рассмеявшись, девочка с визгом окунулась в нагревшуюся за день воду.
  Пробормотав что-то нелестное по поводу воспитания некоторых малолетних особ, Шири занялся костром. Через несколько минут вернулась Арьята, неся в свернутом листе кувшинки пригоршню воды, которую не замедлила вылить Поводырю за шиворот. От неожиданности тот шарахнулся в сторону и растянулся на траве.
  - Daeni, чего ты творишь?! - Возмущенно закричал он.
  - Ага, попался! А ну, марш купаться, нежить! - Заливисто хохоча, отозвалась девочка.
  - Это кто тут нежить?! - Грозно поднялся Поводырь, надвигаясь на Арьяту. Та отскочила и смешно сморщила нос.
  - Ну, точно, нежить! Вон и запашок уже характерный исходит!
  - Зато комары есть побрезгуют! - откликнулся Шири, с грустью вспоминая далекие средневековые времена, когда мыться разрешалось только по большим праздникам. И гигиенические процедуры не отвлекали людей от более насущных проблем.
  - Я предпочитаю чистого тебя и комаров, нежели грязного, но без них, - фыркнула Арьята, обходя его с подветренной стороны. - Так что марш в воду, грязнуля!
  Недовольно ворча себе под нос, Поводырь принялся нехотя стаскивать безрукавку.
  - Шайтан...- со стоном выругался он, заметив с левой стороны груди следы пальцев, слившиеся в замысловатый узор из запекшейся крови.
  - Что случилось? - Встревожилась девочка.
  - Он меня запечатал! Этот паршивец запечатал меня знаком последнего желания! - Шири опустился на траву, горестно обхватив голову руками.
  - Кто, кто тебя запечатал? - Склонилась над ним Смерть
  - Этот негодник, все никак не решавшийся испустить дух сегодня на поляне! - Воскликнул Поводырь. - Он требовал, чтобы я защитил его горе-ученика! Вцепился в меня, словно клещами...
  - И ты согласился исполнить последнюю волю, - догадалась Арьята.
  - Пришлось... - вздохнул Шири. - Но я и помыслить не мог, что он меня этой волей запечатает!
  - Шири, естественно, ведь в тот момент вы оба стояли на Грани... О чем ты думал?! - Простонала девчонка, понимая, что хвататься за голову уже поздно.
  - Его пальцы жгли, словно раскаленные щипцы, - попытался оправдаться тот, - и думал я только о том, как бы мне вырваться, пока он во мне сквозную дырку не проплавил!
  - Бедный... - девочка сочувственно провела рукой по его волосам. - Ну, ничего, что-нибудь придумаем, утро вечера мудренее. Печать последней воли - это плохо, но не смертельно. Иди, купайся...
  Шири, поминая незлым тихим словом всех виновников происшедшего, полез в воду. Дно оказалось хорошее, твердое, крупитчатый ил тонкими струйками просачивался сквозь пальцы. Тихое озеро настраивало на умиротворяющий лад. Зайдя по пояс, он бесшумно нырнул, вынырнув уже на изрядном расстоянии от поросшего осокой берега. Мокрая, отяжелевшая коса так и норовила попасть под руку, мешая плыть. Изловчившись, Поводырь стянул ремешок и распустил волосы, тут же расплывшиеся за плечами белесым прядевом. Отращиваемые сначала исключительно во исполнение обета, со временем они превратились в личную гордость Поводыря и предмет зависти его верной ведомой. Обет, с высоты прожитых столетий, сейчас казался ему совершенно дурацким, и единственным плюсом его исполнения - так и осталась отпущенная за эти годы грива. Сначала ее было негоже обрезать, а после свершения задуманного стало жалко. Так постепенно она и доросла до теперешней длины...
  В отличие от Арьяты, не высидевшей в воде и десяти минут, Шири плавал долго, умудрившись домахать до противоположного берега и вернуться обратно. Когда он выбрался из воды, в лесу окончательно воцарилась душная ночь. На берегу потрескивал небольшой костерок, разведенный скорее для отгона комаров, нежели для тепла. Отжав мокрые тяжелые волосы, Поводырь блаженно вытянулся на траве, пристроив голову на коленях у Арьяты. Та мгновенно запустила пальцы в длинные мокрые пряди товарища. Эта грива уже давно стала предметом ее глубокой зависти - длинные густые и мягкие волосы, так не похожие на ее собственную короткую, вечно всклокоченную рыжую шевелюру. Смерть вооружилась гребнем, принявшись разделять их на тоненькие прядки, с коварным намерением наплести из вожделенной гривы косичек. Поводырь, обычно пресекавший эти попытки на корню, успел разомлеть настолько, что не обратил на поползновения менестрельки никакого внимания.
  - Daeni, ну вот скажи, на кой мне сдался этот вьюноша бледный со взором горящим, как будто у меня других проблем нет... - тоскливо произнес Шири, млея под тонкими пальцами Арьяты, перебиравшей его волосы.
  - Не переживай, - спокойно откликнулась она, начиная, при полном попустительстве со стороны Поводыря, осуществлять свой хитрый парикмахерский замысел. - Доведем парнишку до ближайшего города, и на этом твоя миссия закончится...
  - Угу... - довольно согласился он, едва не мурлыкая от удовольствия. - Завтра вечером будем в Далеграде.
  - Мхм, - невнятно согласилась Арьята, полностью погрузившись в плетение косичек и начав негромко напевать себе под нос.
  Тихий напевный голос убаюкивал, и Шири не заметил, как провалился в сон. Лицо Поводыря разгладилось. Казалось, теперь даже шрамы, пересекавшие щеку и поврежденный глаз, не так резко выделяются на смуглом лице. Девчонка, продолжая перебирать волосы спутника, мурлыкала себе под нос простенький мотивчик старой как мир "Колыбельной дорог":
  
  Зажигая сотни звезд,
  Ночь свои крыла расправит -
  Да задуматься заставит
  Нас и в шутку, и всерьез,
  О минувшем и грядущем,
  Созданном душой мятущей,
  О мгновеньях, что оставим
  В мире грез...
  
  Чуть слышным аккомпаниментом потрескивали ветки в костре, шуршала над головой листва старой замшелой ивы, плескались у другого берега водяницы...
  
  Разойдемся, не заметим,
  Мчатся в поисках ответа -
  День за днем, за летом лето,
  И листву роняет осень на порог.
  А луна бессонной ночью
  Новый путь опять пророчит,
  Да сверчок в траве стрекочет
  Колыбельную дорог...
  
  _______
   Норны - в германо-скандинавской мифологии три женщины, волшебницы - наделенные чудесным даром определять судьбу мира, людей и даже богов. Хранительницы мирового равновесия.
   Daeni - обращение к особе женского пола на Старшей речи. Многофункциональное по значению. В зависимости от того, кто и с какой интонацией произносит, может означать и "госпожа", и "любимая", и "сестра". В данном случае наиболее близкий перевод "сестренка" или "малышка" (прим. авт.)
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"