Устименко Татьяна Ивановна: другие произведения.

Суета вокруг кота

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало нового романа

  Татьяна Устименко
  
  Суета вокруг кота
  Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более.
  (А.П.Чехов)
  
  Пролог
  
   Меня зовут Сафира из дома Пурпурного лотоса и я - эльфийка. Да, да - именно такая, какими нас обычно изображают на страницах душещипательных любовных романов: высокая, стройная девушка, с длинными серебристыми локонами и лазурно-голубыми очами. Прелестное, утонченное существо, при появлении коего каждый встречный мужчина, будь то хоть дворянин, хоть неотесанный простолюдин, немедленно обнаруживает в себе задатки благородного рыцаря и бросается меня спасать - огребая тем самым кучу проблем и неприятностей на свою глупую голову. Почему? Да потому, что хоть я и выгляжу беззащитной и наивной, и являюсь стопроцентной светлой эльфийкой, но на самом деле считаюсь самой опытной наемной убийцей у нас в Листограде и отличаюсь весьма темными наклонностями. А плюсом ко всему, обладаю склочным характером, славлюсь жуткой вспыльчивостью и задиристостью, отлично владею магией, никому не даю спуску и очень уважаю хорошую драку. Поэтому и называют меня чаше всего не по имени, а широко известным в столице прозвищем - Зараза...
   Я отложила в сторону основательно обкусанное гусиное перо, оценивающе посмотрела на усеянный кляксами лист бумаги и удрученно покачала головой. Вот что получается, если берешься за совершенно несвойственное тебе занятие. Никогда не замечала за собой ни малейшего проблеска литературного таланта, и вот результат - вместо обещанных мемуаров я имею в активе испорченный лист дорогой веленевой бумаги, никуда не годное перо - словно побывавшее в пасти у голодного волка, и испачканные в чернилах манжеты любимой белой рубашки. Ну, предположим, рубашку я себе новую куплю, перо выброшу, но как же быть с описанием наших приключений? Я задумчиво откинулась на спинку кресла и обвела растерянным взглядом стены мужниного кабинета, отмечая как ровные ряды книг на полках (супруг у меня педант и чистюля), так и принесенные из другого мира музыкальные диски. Интересно, на чем он их слушает? Теряясь в догадках, я требовательно дернула за хвост лежащего на столе Маврикия, надеясь получить исчерпывающий ответ, но кот лишь лениво приоткрыл один глаз, отмахнулся лапой и продолжал молчать, словно воды в пасть набрал. У-у-у, он же специально меня игнорирует, гад полосатый! Из мужской солидарности с мужем. Поняв, что помощи ждать неоткуда, а данное обещание все равно придется выполнять, я уныло поскребла в затылке и снова взялась за перо...
   Засесть за писанину меня заставило руководство нашей Академии, в коей я в настоящее время и подвизаюсь в качестве преподавателя боевой магии. О, конечно же не постоянно, а только в то время, когда не занимаюсь каким-нибудь частным заказом. Уважаемые магистры ругались, периодически урезали мне зарплату, но все же мирились с моими выкрутасами и частыми отсутствиями на лекциях. Видимо, понимали, что теория теорией, а по части практики я запросто переплюну любого академического зануду и, следовательно, могу показать много чего интересного. Да и студенты, как ни пугай их байками о моей хронической и якобы неисправимой кровожадности, ходили за мной табуном - здорово подрывая авторитет всех прочих магов. Устав от неправдоподобности приписываемых мне подвигов, руководство вызвало меня на ковер и ультимативным тоном потребовало написать подробные мемуары наших с мужем приключений, пообещав утвердить их в качестве официального учебного пособия. Вот и пришлось мне засесть в кабинете, да заняться бездарной порчей писчих принадлежностей. А самое печальное заключается в том, что я даже не знаю - с чего их следует начать, эти самые треклятые мемуары. Наверное, со знакомства с Анриэном? Или нет - лучше со знакомства с Маврикием?... Я выбросила второй загубленный лист и мученически застонала, обиженно глядя на безмятежно дрыхнущего кота. Ему то что, заварил всю эту кашу и спит себе спокойненько, в ус не дует. А я тут напрягайся, паши за всех... Я мстительно надавила на перо, так - что оно протестующе скрипнуло, и мобилизировала все свои скудные умственные способности - пытаясь воскресить в памяти уже изрядно подзабывшиеся детали. Ничего не получается! Может, стоит позвать на помощь мужа? Следует признать: Анриэн уродился на редкость уравновешенным и рассудительным мужчиной, полной противоположностью мне, даром что происходит он из дома Ночных коршунов - самого могущественного рода темных эльфов-дроу. Его семейке много какие пакостные злодеяния приписывают, да вот только сплетничают об оных всегда шепотом, тайком - чтобы никто посторонний не услышал. А то мало ли чего случиться может... Правда, говоря начистоту, к моему дорогому Анри все это не имеет ни малейшего отношения. Он пускай и происходит из темного рода, но душой и сердцем - истинные свет и чистота, как ни контрастно выглядит такой характер на фоне его смуглой кожи, карих глазам и иссиня-черных волос. Однако, зачем же скромничать, если молва о моем муже идет хорошая, ведь недаром его называют Анриэном Белым. А познакомились мы с ним пять лет назад, при самых загадочных обстоятельствах...
   Я решительно макнула перо в чернильницу и улыбнулась, мысленно погружаясь в события давно минувших дней. Слава Великой богине Дану, кажется вспомнила: наше совместное путешествие в земной мир было вызвано оглашением завещания покойного магистра Сабиниуса, умудрившегося запутать весь верховный магический совет. И вот смех, не обошлось там и без промашки трех невезучих троллей с забавными кличками: Спинолом, Вырвиглаз и Надериухо. Ой нет, кажется, я ошибаюсь - завязкой всему послужила пропажа огромного алмаза и вот этого серого кота, старательно прикидывающегося сейчас безобидным паинькой. А дальше все пошло по нарастающей: маги в панике метались по городу, гвардия трусливо отсиживалась в казарме, король разводил руками, королева падала в обморок... Короче, такая знатная канитель заварилась, что по сравнению с той историей любые сказки выглядят просто примитивной ерундой...
   Я озарено прищелкнула пальцами и, высунув от усердия кончик языка, четко вывела на листе название своих будущих мемуаров: "Суета вокруг кота". Вот, самый подходящий для них заголовок.
   А начиналось все так...
  
  Часть первая
  Сплошная котовасия
  
  Глава 1
   Я деликатно толкнула кривую, дощатую дверь и, стараясь не бряцать портупеей, почти на цыпочках прокралась в кабачок, носящий непритязательное название "Драный петух". Снаружи поливал дождь и громыхала нешуточная гроза, зато внутри жарко полыхал очаг и горела люстра на десяток свечей. Время близилось к вечеру, но народу в кабаке пока собралось не много. Возможно, по причине сегодняшнего затяжного ненастья, а возможно, и по какой иной. Не зря, поди, на рассвете заполошно зазвонили колокола, а народ на улицах начал перешептываться - быть беде. Никак наш король войну соседям объявил, или королева слегла с очередной мигренью. Мало ли чего плохого случиться могло. А я точно не знаю, врать не стану, ибо до площади не доходила, и к досужим сплетням - не прислушивалась. Не до них мне сейчас, со своими бы проблемами разобраться.
   С утра я пребывала в самом паршивейшем настроении. А чему прикажете радоваться? Денег - нет, со съемной квартиры пришлось съехать, заказов - не предвидится и, следовательно, перспектив у меня - никаких. Ну, разве это жизнь? Я пошарила в карманах кожаных, порядком затертых штанов и в одном обнаружила дыру, а во втором - два медных гроша, которых даже на кружку пива не хватит. Тоскливо вздохнула и уселась за дальний столик, мучаясь от голода и жажды. Сама я на мели, но вдруг подвалит кто знакомый и угостит меня обедом? Хотя, в таких случаях обычно говорят: "раскатала губу" на чужую удачу. Да, а на что еще раскатывать, если своей - нет?
   Ароматные запахи, долетающие с кухни, нещадно дразнили обоняние, вызывая мучительные спазмы в пустом желудке. Когда же я ела в последний раз? Вчера... нет, позавчера вечером!.. "Драный петух" даром что расположен в самом злачном районе Листограда и собирается в нем всякая шваль, зато кормят здесь отменно. А уж пиво и вообще такое варят, коего даже в королевском дворце не сыщешь. Я, кстати, знаю о чем говорю: бывали, пробовали... Я сняла портупею, положила на стол ножны со шпагой и мысленно посоветовала своему желудку заткнуться, и не урчать. А то еще неровен час услышит его стенания толстый Йозеф - хозяин кабачка, и выгонит меня на улицу. Ну, не самолично конечно, а с помощью своих вышибал, ведь я итак уже ему пять золотых задолжала... И долг вернуть не могу, ибо не с чего.
   Отогревшуюся меня с недосыпа и голодухи сильно тянуло в сон. Народу в "Драном петухе" пока не прибыло, лишь возле стойки торопливо хлебали суп двое стражников, готовящихся заступить на ночное дежурство, да в центре зала горланила песню компания основательно подвыпивших торговцев. Судя по их заставленному посудой столу - гуляли они давно и основательно, поди отмечали какую-то удачную сделку. Чуть в стороне, в тени, устроился долговязый, одетый во все черное тип, старающийся не привлекать к себе излишнего внимания. Хотя, в конспирации он явно не разбирался, потому что заказал не бедняцкую похлебку, а дорогущую свинину в тесте, да и стоящая перед ним бутылка с вином - дешевой не выглядела. Я безразлично отвернулась, сглотнув скопившуюся во рту слюну. Ну хочется ему остаться неузнанным, значит есть на то причина. Его дело. Мало ли кто сюда заходит. Например, такие неудачники, как я...
   Мысленно проанализировав события последних месяцев, я поняла - сама во всем виновата, и пригорюнилась. Родителей не послушалась, и дома убежала и вот результат: катаюсь по жизни неприкаянной, словно Колобок по лесу, а каждый встречный меня сожрать норовит. Не в прямом конечно смысле, но все-таки. Сказку про Колобка я как-то давно слышала от магистра Сабиниуса, и каждый раз удивлялась - ну что героического может быть в пережаренном куске теста, который шляется по лесу и издевается над животными? Нет, не правильная это сказка, не наша какая-то. А впрочем, у мэтра Сабиниуса все так - странно, непонятно, не логично. Да и сам он... тут я выразительно покрутила пальцем у виска, будучи не в силах подобрать точное определение его выходкам. Одним словом - некромант, чего с него взять.
  - Эй, Зараза, - вдруг зычно прилетело от стойки. - Ты чего там в углу затихарилась, и фиги крутишь? А ну-ка, подь сюды!
   Я обреченно вздохнула - ну вот, нарвалась!
  - Подь, подь, говорю! - не отставал толстый Йозеф, выразительно сгибая похожий на сардельку палец. - Погутарим с тобой о должке давнем, о делах твоих скорбных, о новых заказах... - при этих словах парочка дремлющих возле двери вышибал моментально проснулась и напряглась, словно охотничьи собаки. - О тебе ведь, дорогая наша, такая лихая слава по городу идут, что впору на охрану амбаров наниматься, мышей от жита отгонять!
   Вышибалы одобрительно заржали в голос.
  - Не идет, а бежит на пять шагов впереди, - поддакнул первый.
  - Летит, аки журавель быстрокрылый! - уточнил второй. - Давеча слышал на рынке, как наша знаменитая Зараза вместо того, чтобы переломать кости любовнику женушки заказчика - сама ему помогала сбежать от праведного гнева мужа-рогоносца. А заказчику напялила на голову панталоны неверной женушки, и фингал под глазом поставила. И посему, осталась наша фифа ни с чем - без заказчика и без гонорара...
   Обмывающие удачную сделку торговцы встретили эту, на сто процентов правдивую, историю громким хохотом.
   Я сердито нахмурилась. А какого ляда прикажете делать, если по ходу дела выяснилось, что мой заказчик - шестидесятилетний сквалыга и меняла, купил свою шестнадцатилетнюю супругу за долги ее отца, принудив девчонку к браку без согласия. Зато возлюбленный оной несчастной девицы, такой же как и она бедняк - бравый красавец из пригорода, днем позже успешно выкрал свою милую из дома противного старика. Не без моей посильного участия, кстати! Эта я на свои последние деньги подкупила городскую стражу, обеспечив влюбленным безопасный выход за ворота Листограда минувшей ночью. И теперь могу сколько угодно гордиться совершенным благодеянием, щеголяя пустыми карманами и еще более пустым желудком. Хороша наемная убийца - ничего не скажешь! Идеалистка и бессеребренница...
   На осознании этой прискорбной истины я вздохнула столь громко и печально, что не выдержав - заржал уже сам Йозеф, а долговязый заинтересованно отложил вилку и повернул ко мне лицо, полностью скрытое развесистыми полями черной шляпы.
  - Чего примолкла, Зараза? - между тем, издевательски гоготал Йозеф. - Если сказать в свое отправдание ничего и долг отдавать нечем, то вали из моего кабака. Пошла прочь, нищая дура...
   Я скрипнула зубами от негодования, непроизвольно хватаясь за шпагу. Можно снести все, что угодно, но только не надуманные обвинения. В смысле про дуру, а нет про нищую.
  - Здесь милостыню не подают! - не умолкал вредный кабатчик. - Тебя сюде никто не приглашал, поэтому...
  - Ошибаетесь, уважаемый! - внезапно прервал его тот самый долговязый тип, лакомившийся дорогой свининой и до сего момента, молчавший. - Это я пригласил леди Заразу на ужин, и готов заплатить за нее с лихвой. Полагаю, этого будет достаточно? - из недр его плаща появился увесистый кошель, с многозначительным звоном улегшийся на стол.
   Я ошеломленно отвесила нижнюю челюсть...
   Подскочивший к столу вышибала сгреб кошель, взвесил его на ладони и уважительно присвистнул...
  - Босс, тут весь ее долг, да еще и с хвостиком! - изумленно констатировал он.
  - Ну вот, совсем другой расклад! - расплылся в довольно ухмылке кабатчик. - Милости просим, госпожа Зараза. Эй, мальчик, подай госпоже пива, за счет заведения!.. - передо мной тут же водрузили здоровенную кружку, увечанную пышной шапкой пены.
   Я пыталась вернуть челюсть на место, но она никак не желала меня слушаться, грозя застыть в таком положении навечно. В "Драном петухе" определенно творилось нечто несусветное! Какой-то идиот заплатил мой долг, а саму меня угощают халявной выпивкой! Да обалдеть же можно, завянь мои фамильные лотосы!
  - Вы, если не ошибаюсь, и есть та самая леди Сафира, о кей так много судачат у нас в столице? - галатно поклонившись, спросил у меня долговязый.
   Не найдя нужных слов, я исчерпывающе кивнула в ответ.
  - Прошу вас отужинать со мной! - куртуазным крючком снова загнулся странный тип. - Нам нужно поговорить. Присаживайтесь за мой стол.
   Я молча поднялась с места, не забыв прихватить кружку с дармовым пивом, и деревянно, на негнушихся от удивления ногах зашагала через весь кабак, под обстрелом насмешливых взглядов. Внутри меня все кишки в узел скручивались от негодования, желания выколоть своим обидчикам глаза и острого любопытства. Но, скрывая обуревающие меня эмоции, я покорно шла к столу долговязого типа, при этом - мысленно кляня его на все корки. Точно, я - дура, ибо не знаю, благодарить мне его придется, или проклинать, и ведь все равно - иду. Нет, а что мне еще делать остается?
   Добравшись до пункта назначения, я уселась напротив загадочного субъекта, сдула пену с пива и сделала несколько жадных глотков, освежая пересохшее горло, ибо эти несколько шагов показались мне очень длинными. Недремлющее магическое чутье безошибочно подсказывало - я шла навстречу своей судьбе, вернее, к ее переломному моменту - способному начисто перечеркнуть мое неудачное прошлое и значительно подкорректировать не очень-то радужное будущее. И я не ошиблась...
  - Рад знакомству, мое имя - Леон, - вежливо представился странный тип, снимая шляпу и являя мне усталое, худощавое лицо мужчины средних лет. А затем он откинул за плечи полы черного плаща, демонстрируя камзол придворного, и добавил: - Меня прислала ваша старшая сестра Зейнара. Ее величество королева, повелительница Листограда!
  
   Теперь настало самое подходящее время для того, чтобы рассказать, что же представляет из себя наш Листоград... Многие сотни лет назад этот город носил совсем другое название и принадлежал людям. Так же как и все сопредельные земли окружающего его королевства. А затем в оных местах появились эльфы... Никто не знает, зачем и откуда они пришли. Возможно, память о тех ветхозаветных временах и сохранилась в летописях нашего магического ордена, но доступна она отнюдь не каждому, а только самым великим магистрам. Таким например, как досточтимый мэтр Сабиниус. Эльфов сопровождали их верные слуги - тролли. Народ остроухих возглавлял король Мидир, по прозвищу Дубовый лист, прекрасный юноша с лазоревыми очами и золотыми волосами. По воле нашей покровительницы - богини Дану, испокон веков народ эльфов разделен на две родственные расы. Первая, это светлые эльфы или сиды, все как на подбор белокожие и белокурые. Вторая - полуночные воины или дроу, смуглые и черноволосые. Два правящих дома - Пурпурного лотоса и Ночных коршунов, объединены неразрывными семейными узами, поэтому, если король происходит из одного клана, то королева обязательно выбирается из другого. И оная традиция нерушима.
   Эльфы не только превосходили людей в воинском искусстве, они принесли с собой то, чем население здешних мест не обладало ни до, ни после вторжения остроухих. Они принесли с собой магию. Наши четыре главных магических артефакта и по сей день хранятся в королевской сокровищнице. Я видела их собственными глазами. Да-да, все четыре: копье короля Луга - не знающее промаха, всегда приносящее победу своему обладателю. Котел Дагды - сосуд изобилия, меч Нуаду - чей удар невозможно отразить, и камень Фаль - способный подтвердить истинное королевское право на трон. Жаль только, что после гибели короля Мидира, все артефакты уснули вечным сном, и как бы ни бились наши маги, они все еще не могут пробудить их былую мощь и вернуть к жизни.
   Итак, эльфы пришли из ниоткуда и захотели владеть здешними землями. Люди сопротивлялись захватчикам, но силы оказались неравными. Сыновья богини Дану быстро победили в короткой и кровопролитной войне. Правда, главная битва унесла жизнь их славного короля Мидира, поэтому свою новую столицу они назвали в его честь - Листоградом. Вновь отстроенный город стал центром Мидирского королевства, всключившего в себя и пять десятков городков поменьше - Берос, Фаллад, Гдерск, Озерск, Намейк а так же прочие и прочие. Темные годы миновали, в процветающем и управляемом эльфами королевстве мирно проживают сами остроухие, люди и тролли, а все прежние раздоры были забыты. И в самом Листограде давно уже не происходило ничего необычного... Ага, до тех самых пор, пока наш нынешний король - Дюран из дома Ночных коршунов, не надумал жениться...
  
  - И чего же хочет от меня ее милость королева? - криво усмехнулась я, ставя обратно на стол едва пригубленную кружку. - Помнится, если конечно мне не изменяет память, в последний раз я виделась со своей сестрицей три года назад, причем, расстались мы не очень хорошо...
  - Не очень! - подтвердил Леон, сопроводив свои слова печальным кивком. - Извините, если сую нос куда не следует, но ее милость посвятила меня в подробности вашей семейной драмы.
  - Так какого же лотоса я теперь ей понадобилась? - не удержавшись, сердито ругнулась я. - А король... Он знает о нашей встрече?
  - Нет, - брюзгливо поморщился Леон, - ибо моя миссия сугубо секретна. Я являюсь старшим камергером королевы, и прибыл сюда по ее личному распоряжению.
  - Понятно, - хмыкнула я, прихлебывая из кружки и бесцеремонно закусывая с тарелки долговязого камергера. - Моя сестрица ударилась в политику. Занятно. А я-то считала, будто она только и умеет, что истерики закатывать и в обморок падать. Похоже, три истекших года здорово ее изменили.
  - Похоже... - задумчиво согласился Леон, наблюдая за мной, но тут же встрепенулся и спохватился. - Ой, извините, ведь я же обещал угостить вас обедом. Хозяин... - зычно закричал он, и вокруг нашего стола шустро забегали подавальщики, поднося всевозможные блюда и напитки...
  
   Господин Леон не поскупился на угощение. Спустя полчаса я сыто отвалилась от тарелок, блаженно вздохнула, деликатно поковырялась в зубах извлеченной из вазочки зубочисткой и чуть осоловело поинтересовалась:
  - Я так понимаю, сестрица прислала вас отнюдь не для того, чтобы малость подкормить свою отощавщую в трущобах сестрицу? Не так ли, мнимый господин камергер?
  - Конечно не для этого, - возмутился королевский посланец. - Кстати, что за ироничный тон вы себе позволяете? Да за кого вы вообще меня принимаете?
   - Сударь, - насмешливо начала я, наметанным в таких делах взглядом окидывая его высокую, подтянутую, безупречно элегантную фигуру, - на ночь глядя вы притащились в самый злачный кабак, дабы встретиться с девушкой сомнительной репутации. Вы приехали на извозчике, ибо не приучены ходить пешком, а в собственном экипаже побоялись быть узнанным. Вы оделись в скромный, но все-таки слишком дорогой для этого места наряд. И потом - эта серебряная булавка в жабо, эта золотая пряжка на поясе. Не говоря уж о перчатках из кожи белой змеи, которые стоят целое состояние... Вы приехали просить, но делать этого не умеете. Так за кого же я должна вас принять?
  - А... э... - Леон захлопал глазами и растерянно провел рукой по коротко стриженым, густо набриолиненым волосам - единственной детали своей внешности, о которой умолчала проницательная я. - Кажется, вы меня раскусили, я не камергер. Я...
  - Бесценный мой господин, - слово "бесценный" я нарочно выговорила с особым чувством, явно получая удовольствие от того, что мне предоставилась возможность поставить на место столь важного и уверенного в себе типа, - да будьте вы кем угодно. Для меня оный факт не имеет ни малейшего значения. Мне наплевать на поручения сестрицы и неинтересна ваша просьба, она итак уже понятна. Очевидно, королева вляпалась в какие-то крупные неприятности и рассчитывает на мою помощь... Так вот, я - отказываюсь ей помогать, поскольку ее проблемы мне не интересны, - тут я махнула рукой в направлении двери и нагло напутствовала:
  - А вам - до свидания. В добрый путь. Спасибо за обед.
   Господин Леон аж побледнел от возмущения:
  - Никуда я не пойду! У меня деловое предложение и вы его выслушаете! - он решительно отчеканил каждую букву и ультимативно стукнул по столу крепко сжатым кулаком.
   Я удивленно вскинула брови. Ничего себе заявочка!
   Тем временем господин Леон привстал с места, потянулся к сумке - висящей на гвозде в стене у него за спиной, достал из нее увесистый, чем-то туго набитый мешочек и, со всего маху нервно опустился обратно на скамью... Увы, похоже его день не задался с самого начала и, хотя солнце уже отправилось на ночной отдых, удача сего почтенного мужчины по-прежнему крепко спала - наверное, именно поэтому мой пыщущий гневом собеседник случайно водрузился на самый край скамьи!
   К несчастью, оная мебель испытывала к господину Леону явную антипатию, ничуть не уступающую моей. Лже-камергер понял, что конфуз неминуем, когда перед его глазами медленно и смешно взлетели вверх ноги в пышных панталонах и добротных охотничьих сапогах. Ноги, без сомнения, были его собственные...
   Удивительное дело, как замедляет свой ход время, когда падаешь с перевернувшейся скамьи. В частности, можно подробно разглядеть запылившуюся обувь и бесстыдно разъехавшуюся строчку на ширинке панталон, а также поразмыслить о том, что неплохо было бы не падать вовсе. О да, именно эта счастливая мысль, а также последняя попытка удержать равновесие и сохранить достоинство подвигли мужчину ухватиться за край стола, однако...
   ...Однако вместо стола его пальцы едва успели стиснуть край скатерти. В следующий же миг все, что стояло поверх оной полетело прямо на дорогой наряд незадачливого господина. Первым опрокинулся кувшин с холодным пивом. Ядреный напиток хлынул в лицо и в открывшийся для крика рот... Леон хрюкнул, захлебываясь, получил по голове деревянной кружкой, охнул и принял следующий снаряд - глиняную солонку, размером чуть ли не с корыто. Но и на этом злоключения не закончились - ведь дезориентированный и временно ослепший от пива мужчина все еще продолжал тянуть на себя мокрую скатерть...
   Уже из-под стола Леон увидел, как я метнулась со своего места на помощь. Не скрою, я поняла, что не успею подхватить терпящего бедствие собеседника, и посему, приняла истинно женское решение - изо всей силы потянула на себя противоположный угол скатерти...
   Справедливости ради стоит заметить, что в иной ситуации этот маневр, теоретически, и удался бы. Все-таки окажись на месте господина Леона кто-то более сообразительный и не столь габаритный, мне возможно удалось бы рывком поставить его на ноги. Но пресловутый тип сегодня явно не числился в любимицах удачи, и поэтому в самый неподходящий момент решил смириться с неизбежностью позора и выпустил скатерть из рук. Это привело к следующему: я взмахнула отвоеванной скатертью, словно сраженный воин шелковым стягом, и вверх тормашками полетела на мокрый пол с противоположной стороны стола. Дружный грохот нарушил благообразную тишину заведения...
  
   Господин Леон упал навзничь. Локти и затылок прострелило беспощадной болью. Маясь осознанем всей позорности постигшей его ситуации, он лежал, смотрел в закопченые потолочные балки, и с ужасом осознавал степень своего унижения - мокрый, липкий, щедро сдобренный солью, беспомощный - словно мышонок в луже. Запятнал свою честь, не говоря уж о чести ее милости королевы! Куда уж хуже-то? Поняв, что ситуация безнадежна, он решил не вставать, а тихонько умереть от стыда прямо здесь - в луже пива на дощатом полу. Но умирать было нельзя, ведь оставалась ответственность за другого человека, ну да, за того - который, вернее - которая, приземлилась с противоположной стороны стола. Приземлилась и с тех пор не издала ни звука...
  - Эй, леди, вы там как? Живы? - Леон вытер лицо подолом собственной рубашки.
   Тишина. Только звонко капает со стола пиво. Прочие посетители кабака ошеломленно молчат, устрашенные произошедшим...
  - Эй... - мужчина встал на четвереньки и двинулась под стол, миновал безвольно раскинутые ноги в ботфортах выше колен и, наконец, дотянулась до девичьей руки. - Эй...
  - Мд-а, господин Леон, - немного подождав, язвительно изрекла я, - опасный вы, оказывается, человек! Вам, как я погляжу, лучше не отказывать.
  - Так вы живы?! - возмутился долговязый. - Чего же молчите-то?!
   Я хмыкнула:
  - Вспомнила вашу трогательную прореху на панталонах и застеснялась...
   Багровая краска залила щеки моего незадачливого собеседника.
  - Еще хоть слово... - его кулаки непроизвольно сжались, намекая на ожидающую меня взбучку.
   Однако, в этот миг Леон словно увидел себя со стороны - вот сидит он, приличный господин, в сыром, хорошо просоленном платье, перед в сущности ни в чем не повинной девушкой, и эту же девушку запугивает. И Леону стало стыдно.
  - Эй, хозяин, - скомандовал он, выбираясь из-под стола и успешно возвращая себе прежний невозмутимый вид, - живо комнату на втором этажи, кувшины с теплой водой и полотенца... - он лукаво покосился на насквозь мокрую меня. - Нет, два комплекта полотенец и новую одежду для этой леди. Хорошую одежду. За мой счет!
   Я благосклонно кивнула и задумчиво прищурилась. А этот господин Леон далеко не так прост - каким показался мне в начале, быстро во всем ориентируется и умеет мыслить логично. Выходит, не спроста его ко мне подослали. Ой, нутром чую, скорее всего моя сестрица-королева вляпалась отнюдь не в большие, а в о-о-очень большие неприятности...
  
   После того, как я помылась, мне принесли новую одежду, купленную по заказу господина Леона. Одеваясь, я мысленно поставила сему странному господину еще один плюсик. Ибо новый костюм не только пришелся мне впору и сидел как влитой, но и полностью соответствовал моему вкусу и личным предпочтениям. Я с удовольствием рассматривала себя в большое зеркало: узкие черные кожаные штаны, белая рубашка тонкого полотна, удлиненный сильно приталенный жилет из коричневой замши, широкополая шляпа с плюмажом, и черный плащ чуть короче колена. Ботфорты и портупея со шпагой и кинжалами - мои собственные. Все в целом смотрелось просто великолепно. Признаюсь, так хорошо я не выглядела с тех самых пор, как...
  - Превосходно! - господин Леон отодвинул разделяющую нас ширму, ведь мы находились в одной комнате, и галантно поклонился. - Примите мое восхищение, леди! Вы - само очарование! Даже не хочется верить в те мерзкие сплетни, которые ходят о вас в столице.
  - И какие же? - подначивающе усмехнулась я.
   - Невзирая на обманчиво безобидную внешность - у вас дурная репутация, поговаривают, будто вы бесчестный и хитрый человек. Вас называют беспощадной убийцей, черной ведьмой, коварной колдуньей, и... - Леон брезгливо поморщился, - ...пожалуй, даже этого вполне достаточно...
  - Так вы, наверное, потому ко мне и пришли? - откровенно, прямо ему в лицо рассмеялась я. - Решили самолично проверить, что из этих россказней является правдой? А если - все целиком и полностью? - и я кровожадно щелкнула зубами, откровенно наслаждаясь нелепостью всего вышеперечисленного бреда, услышанного мгновение назад.
   Мужчина вздрогнул и рефлекторно отшатнулся. Впрочем, нужно воздать ему должное, он тут же овладел собой и расплылся в наигранно-слащавой улыбке.
  - Браво, у вас отличные сценические способности, - пошутил он. - Я чуть вам не поверил!
  - Не бойтесь, вам ничего не угрожает, - рассмеялась я. - Человеческое жертвоприношение я нынешним полнолунием уже совершила.
  - Ну конечно. И крови невинных младенцев тоже, наверное, испили, - с самым серьезным выражением лица поддакнул господин Леон.
   Я иронично фыркнула. "Болтун".
  - Я не боюсь, - вдруг чистосердечно признался лже-камергер, - но вдруг вы все же задумаете какую-нибудь гадость?
  - Даже не надейтесь, - столь же искренне улыбнулась я, - моя сестрица не стоит таких усилий. Ради нее я и на гадость не расщедрюсь, жирно будет...
  - А ради чего или кого расщедритесь? - испытующе прищурился мой загадочный собеседник.
  - Ради принца на белом коне, - саркастично начала перечислять я, загибая пальцы, - ради благополучия Листограда и мира во всем мире...
  - Уф-ф-ф! - перебил меня господин Леон, облегченно переводя дух. - Значит, мне повезло, потому что нынешняя ситуация полностью подходит под второй и третий из перечисленных вами критериев. И поэтому, вы просто обязаны выслушать мое деловое предложение, вернее - предложение ее милости королевы...
  - Намекаете, что королева хочет поручить мне спасение Листограда? - недоверчиво спросила я.
  - Нет, - отрицательно покачал головой господин Леон, - спасение всего нашего мира!
   Тут я внезапно ощутила, как моя нижняя челюсть вновь стремится занять прежнее отвисшее положение. Конечно, я ему не поверила! Но, завянь мои фамильные лотосы, оказалась не в силах превозмочь терзающее меня любопытство и потому...
  - Садитесь! - я ногой придвинула к господину Леону ближайший стул, и он послушно опустился на краешек сиденья. - У вас ровно десять минут, чтобы излить душу и рассказать мне все, не утаивая даже самые мельчайшие подробности! - а затем плюхнулась в кресло напротив и приготовилась слушать...
  
  - Я и правда, не камергер, - первым делом признался господин Леон. - А занимаю пост начальника охраны высшего магического совета Листограда.
   "Начальник охраны, а маскироваться не умеет! - мысленно хмыкнула я. - Хотя, кого и от кого в том совете охранять? Два десятка старцев, чахнущих над своими колбами и талмудами. Помнится, еще во время обучения в Академии, я удивлялась - и как это бессмертные и вечно молодые эльфы умудрились довести себя до столь неприглядного состояния - морщины, седые бороды чуть не до колен и... И при чем тут вообще совет?" - внезапно дошло до меня. Очевидно, забывшись, я произнесла этот вопрос вслух, потому что господин Леон сокрушенно вздохнул и выдал очередную новость, прозвучавшую совершенно неправдоподобно:
  - Сегодня утром скончался мэтр Сабиниус, а...
  - Как это скончался? - не поняла я. - Это только пиво в кувшине заканчивается, а верховный маг Листограда...
  - Да умер он! Умер! - грубовато рявкнул начальник охраны, доведенный мною чуть ли не до белого каления. - Помер, отправился на тот свет, отдал богам душу, представился, двинул кони, скопытился, сыграл в ящик... Теперь понятно?
  - Ага, понятно, завянь мои фамильные лотосы! - оторопело кивнула я. - Хотя, нет, совершенно не понятно. То есть, как это - умер? Он же маг!
  - А-а-а-а, дай мне терпения, богиня Дану! - повысил голос господин Леон. - Меня предупреждали о том, что с вами лучше не связываться, леди Сафира. И теперь я начинаю осознавать - почему...
  - Плевать мне на ваше осознание! - бесцеремонно фыркнула я. - Зато я напрочь отказываюсь верить в смерть мэтра Сабиниуса. Признайтесь, а вы имели возможность лицезреть его, хм, хладное тело? - последнее слово далось мне нелегко, ибо оное известие совершенно не укладывалось у меня в голове. Ну скажите, как может умереть главный маг столицы? При том, еще и мой учитель? Ага, вот именно - что никак!
  - Не видел! - сообщил господин Леон, и из моей груди тут же вырвался вздох облегчения. - Но, не стоит обнадеживаться. Мэтр Сабиниус действительно скончался, а его тело исчезло. Вместе со Светочем Листограда!
  - Так! - я страдальчески обхватила ладонями свою переполненную противоречивой информацией, и потому - готовую взорваться голову. - Давайте-ка все снова и по-порядку. Намекаете, что город остался без энергии, поэтому сегодня так внезапно испортилась погода и заполошно звонили в колокола?
  - Наконец-то до вас дошло, в какую старшную беду мы попали! - холодно усмехнулся господин Леон и начал свой рассказ заново...
   Мэтр Сабиниус не имел счастья принадлежать к эльфийской расе и появился в Листограде около тридцати лет назад. Невысокий, неприметной внешности и неопределенного возраста мужчина с сединой в каштановых волосах. Возник буквально из ниоткуда и, как рассказывают, несколько дней проживал на постоялом дворе, добиваясь аудиенции его величества короля. Которой, судя по всему и добился, ибо вскоре обзавелся собственным трехэтажным домом в тихом районе столицы, званием мэтра и должностью в высшем магическом совете. А все потому, что объявившись в столице, Сабиниус принес с собой один загадочный предмет - крупный, размером с грецкий орех, грубо ограненный рубин. Камень, получивший название Светоч Листограда.
   Помимо своей немалой стоимости, оный рубин обладал и другими, абсолютно невероятными достоинствами. Помещенный на высокий шпиль дома Сабиниуса, он питал энергией весь город - заставляя светиться уличные фонари, перемешаться изобретенные мэтром же повозки без лошадей, работать шары визуальной связи, холодильные шкафы для продуктов и многое другое. А кроме того, Светоч даже управлял погодой - избавив нас от чересчур холодных зим, затяжных дождей и пронизывающих ветров. С появлением Светоча в Листограде наступило всеобщее благоденствие. Сам же мэтр пользовался в королевстве непререкаемым авторитетом и уважением. И вот теперь оба они пропали - и Светоч, и Сабиниус... Что же с нами будет?
  - Ничего хорошего! - убежденно констатировал господин Леон, ибо последний вопрос я опять произнесла вслух. - Особенно, если учесть при каких именно обстоятельствах пропал мэтр...
  - Как это? - я растерянно почесала кончик носа. - Господин, э-э-э, начальник охраны, а вы никакого противоречия в своих словах не улавливаете? То умер, то пропал... Вы уж остановитесь, пожалуйста, на чем-то одном...
  - Не буду, - сердито буркнул мой собеседник. - Последние несколько месяцев мэтр Сабиниус публично жаловался на боли в сердце, кои он называл невралгией, предрекал свою скорую кончину и попутно сокрушался по поводу нерешенной проблемы бессмертия...
  - Хотя в некромантии он весьма и весьма преуспел! - вставила я.
  - Да, - кивнул Леон, - но вы бы пожелали себе подобную участь? Согласитесь, дурной тон - заявиться на собрание магического совета в облике поднятого из могилы умертвия!..
   Я предпочла промолчать, поэтому он продолжил:
  - Зато мэтр неоднократно смущал своих коллег магов вестью о том, что научился перемешать души в другие тела и посему, даже приготовил для себя молоденького мальчика-ученика, добровольно согласившегося принять в свою физическую оболочку дух Сабиниуса. Естественно, после смерти последнего...
  - Не дух или душу, а информационную матрицу, - поправила я, вспомнив лекции покойного наставника.
  - Не суть важно, - небрежно махнул рукой господин Леон. - Я в подобных областях не компетентен, и мне оное без разницы, ибо как говорят у нас в Листограде: "хрен редьки не слаще".
  - А что случилось дальше? - напомнила я, возвращая его к интересующей меня теме.
  - Ах да, - спохватился начальник охраны. - Вчера мэтр не явился на заседание совета, а сегодня утром, обеспокоенные состоянием его здоровья, мы нагрянули в дом мага и обнаружили, что сам он пропал, равно как и Светоч, а предназначенный для пересадки души мальчик пребывает в шоке и внятно ничего объяснить не может. А потом начались всевозможные проблемы, вызванные пропажей Светоча...
  - Ясно, - задумчиво протянула я. - И ее милость королева, моя сестрица, не придумала ничего лучше, как свалить эти проблемы на мою несчастную голову.
  - Именно! - с готовностью поддакнул господин Леон. - Королева считает, что неординарная задача требует неординарного подхода. А самая неординарная личность в нашем королевстве, это вы - леди Сафира!
  - Мило, мило, - хмыкнула я. - Значит, ее величество считает, будто в исчезновении мэтра Сабиниуса - живого или мертвого, повинно некое мировое зло, которое лишь одна я способна выследить, поймать и размазать по плинтусу?
  - Ага! - обрадовано кивнул господин Леон.
  - А так же Светоч на место вернуть и спасти все королевство? - насмешливо прищурилась я.
  - Точно! - подтвердил мой наивный собеседник.
  - Одна, без помощников и денег! - язвительно напирала я.
  - Ну, почему же без денег? - почти обиделся господин Леон и бросил мне на колени мелодично зазвеневший мешочек. - Здесь тысяча золотых, на расходы. Найдете Сабиниуса и вернете Светоч - получите пять тысяч награды. Ну как, согласны?
  - Хм, - я оценивающе покачала деньги в руке, отлично понимая, что дело мое смутное, а надежды - тухлые, - давайте договоримся так: я пока ничего вам, тьфу - вернее королеве, не обещаю. Но завтра побываю в доме мэтра, все осмотрю лично, а затем уже решу - по зубам ли мне пресловутое мировое зло...
  - Хорошо, - покладисто согласился мой заказчик, - осмотрите, подумайте... Заставить вас я не могу, да и права не имею. Разрешите откланяться! - он поднялся со стула и чопорно попрощался. - Комната оплачена до следующего полудня, отдыхайте, - господин Леон важно прошествовал к дверям, но внезапно остановился, словно запнувшись о мой резкий выкрик:
  - А она ничего особенного не приказала мне передать?
  - Не приказала, - мягко поправил он, - но - попросила...
  - Да? Гы! И что же именно? - нервно хихикнула я.
  - Свои сожаления и извинения, - сочувственно вздохнул начальник охраны. - Типа, была не права, и если бы она могла вернуть все назад, то... И все равно, лишь ее милости известно, от какой тяжкой ноши она вас уберегла... Прощайте! - он вышел, беззвучно затворив дверь за собой.
   "Вернуть, уберегла... - размышляла я, раздеваясь, задувая свечи и укладываясь на мягкую кровать под мягкое одеяло. - Так вот, чем она утешается!.."
   За окном царила непроглядная темень, дождь убаюкивающе барабанил по карнизу, но я еще долго не засыпала - пробуждая в памяти болезненные воспоминания трехлетней давности...
   Мы с Зейнарой росли дружно, что называется, "не разлей водой" - никогда не ссорились, да и чего делить двум сестрам, разница в возрасте между которыми всего лишь год? Причем, с самого рождения Зейнару готовили к тому, что однажды она, как старшая наследница дома Пурпурного лотоса - выйдет замуж за короля, тем самым выполнив долг перед семьей и поддержав древнюю традицию преемственности власти в нашем государстве. Сестра с достоинством приняла уготованную ей долю и, в отличие от меня, младшей разбойницы и оторвы, больше занималась отнюдь не изучением магии или воинского искусства, но сосредоточилась на истории королевства, этикете и хороших манерах. Короче, на всем том, что и подобало знать образцовой королеве. Очаровательная внешне - высокая, тоненькая блондинка с золотыми волосами и серебристо-серыми глазами, она вполне справедливо считала - король не устоит перед ее чарами, и благосклонно воспримет их грядущий брак. Примет его как нечто большее, чем просто нудную обязанность. И у Зейнары все получилось, вернее - могло получиться... Если бы рядом не оказалось меня...
   Мы встретились на первом балу Зейнары, в день ее семнадцатилетия. Все трое: моя сестра, молодой король Дюран и я. Отлично помню тот злополучный момент... Зейнара стояла в холле на втором этаже, а король, милостиво улыбаясь, поднимался к ней по лестнице, готовясь поцеловать руку будущей супруги. Серый бархатный камзол, сплошь усыпанный бриллиантами, выгодно подчеркивал его статную фигуру, а белое кружевное жабо немного смягчало хищные черты породистого лица темного дроу. Зейнара сияла улыбкой, красотой едва расцветшей молодости и бесценным жемчужным колье.
  - Леди, вы прекрасны! - галантно произнес король, склоняясь к ее пальчикам, затянутым в перчатку, но осекся и чуть не упал, едва не сбитый с ног мной, стремглав слетевшей с лестницы. Улепетывая от преследующих меня нянек, я - растрепанная, угловатая девчонка в мужском охотничьем костюме, даже не поняла сначала, на кого именно налетела столь бесцеремонно...
  - С дороги! - рявкнула шестнадцатилетняя хулиганка, грубо отталкивая короля.
  - Извините! - воспитанно отступил монарх, принимая на себя чужую вину. - Прощу прощения, но не пристало несовершеннолетней девочке вести себя настолько вульгарно!
  - А вы много понимаете в несовершеннолетних девочках? - нахально прищурилась я, рассматривая оного роскошного красавца. - Если да, то значит, вы еще вульгарнее меня!
   Король откинул голову и громко расхохотался.
  - Сафира, что ты себе позволяешь? - ужаснулась Зейнара. - Немедленно проси прощения, ибо перед тобой - сам король!
  - И не подумаю! - строптиво фыркнула я. - Так ему и надо. Пусть сам просит... - и стремительно унеслась вниз по лестнице, провожаемая задумчивым взглядом его величества.
   А ведь он и правда - попросил! На следующее же утро. Только не прощения, а моей руки, прислав официальное письмо нашим повергнутым в шок родителям. Вопреки многовековой традиции - монарх рода Ночных ястребов отверг старшую сестру из клана Пурпурного лотоса, и пожелал жениться на младшей, абсолютно ему не подходящей.
   Зейнара горько рыдала у себя в спальне, предварительно наговорив мне кучу несправедливых колкостей, поставивших крест на нашей дружбе.
  - Ты даже не представляешь, что это значит - всю жизнь готовиться стать королевой, но не стать ею! - кричала она мне в лицо. - Ты, глупая девчонка, случайно, из шалости, исковеркавшая мою судьбу...
   Родители не посмели отказать королю и ответили согласием, намереваясь отослать Зейнару в провинцию, в дальний монастырь служительниц богини Дану. Обрекли на вечное затворничество. Подслушав не предназначенный для моих ушей разговор, ночью я сбежала из дома, поклявшись, что лучше стану бродяжкой и попрошайкой, но никогда не выйду замуж за короля Дюрана. Меня искали, но не нашли. Ловили, но не поймали. Спустя полгода король перебесился, успокоился и все-таки женился на Зейнаре, а еще через девять месяцев у них родился сын, долгожданный наследник престола.
   С момента моего побега миновало три долгих года. С Зейнарой я больше не встречалась и ничего о ней не слышала. Вернее, не желала ничего слышать, ровнехонько до сегодняшнего дня...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"