Устинова Людмила, Бычкова Елена: другие произведения.

Нежданная гостья хуже всех. Книга 2. Часть 4.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 4.


   Часть 4. Мидденленд.
  
   Глава 1.
  
   Не от хорошей жизни Василиса Прекрасная стала Василисой Премудрой.
  
   Дайна.
  
   Люди - самые странные и непонятные существа. Зачем их творцы создавали? Слабые, хрупкие, и самые элементарные вещи умудряются усложнить до такой степени, что даже демон не разберется. Даже такой простой процесс, как насыщение, требует совершенно диких ритуалов. Неспособные поглощать чужую энергию напрямую, люди едят мертвые тела животных, в которых этой энергии практически нет. Но даже это происходит только после какой-то дополнительной обработки. Бести называла это - "готовить", и для готовки ей требовался огонь.
   Моя первая попытка развести костер была поистине феерической. Выполнив по приказу госпожи ритуал "разделки" мной же убитой крупной птицы, я попыталась поджечь собранную госпожой кучку сухих веток. Недолго думая, я запустила в этот шалашик небольшой огненный шар. Мгновенно вспыхнувшие ветки разметало во все стороны.
   - Сила есть - ума не надо, - проворчала Бести, - Неужели нельзя использовать что-то менее разрушительное?
   - Мой уровень - Силы, - в который раз напомнила я, - Это самое слабенькое заклинание.
   - Ну...зато было красиво, - Бести принялась собирать новую кучку веток. Когда очередной шалашик был сложен, Бести демонстративно отошла подальше: - Дайна, поджигай!
   Вот уж никогда не думала, что мне придется сдерживать свою силу! Я всегда стремилась овладеть самыми мощными и разрушительными заклинаниями! Которые сейчас оказались совершенно бесполезны.
   На этот раз ветки не разметало, но сгорели они мгновенно, не оставив после себя даже пепла.
   - Уже лучше, - прокомментировала Бести, - Но, похоже, я сегодня не поем.
   Мне хотелось зарычать.
   Собранный третий шалашик Бести мне поджигать не позволила. Вместо этого она намотала на ветку пучок сухой травы и велела мне поджечь траву, держа ветку в руке.
   - Я не смею причинять тебе вреда, - напомнила я, - Если я опять не рассчитаю силу, ты можешь пострадать.
   - А это называется бразильская система, - усмехнулась Бести, - Только попробуй меня обжечь!
   РРРРР!
   Госпоже не нужна сила, но против красоты она ничего не имеет. Тогда... По моей чешуе побежали огненные змейки. Я позволила им стечь по руке, и прикоснулась к траве на ветке кончиком когтя. Трава вспыхнула.
   - Замечательно! - Бести сунула горящую ветку в низ шалаша, и с удовольствием наблюдала за разгорающимся костром.
   Госпожа была довольна, а я... Я устала! Никогда не думала, что сдерживать себя так тяжело! Пока Бести ела поджаренное мясо, я растянулась напротив нее. Госпожа предложила еду и мне, но я отказалась:
   - Демоны питаются не этим.
   - Только не говори, что тебе нужно кого-нибудь живого съесть! - забеспокоилась Бести, - Не, конечно, учить волка есть траву я не буду, но, пожалуйста, тогда питайся отдельно, так, чтобы я этого не видела.
   - Я не ем чужую плоть или растения, - иногда Бести очень быстро соображает, но порой не понимает элементарного, - Мне нужна только жизненная энергия, желательно - с магией в придачу, так вкуснее. Ты можешь кого-то предложить?
   Бести задумалась:
   - Есть на примете пара кандидатур... Только они нам совсем не по пути.
   - Кто такие? - ленивый тон не отражает моего интереса.
   - Один - эльф Магнирель, маг смерти. Он уже пытался меня убить, причем ни за что. Так что его смерть мою совесть совершенно не побеспокоит, - равнодушие, с каким Бести об этом рассказывает, полностью соответствует ее заявлению, - Но, как сказал Видерель, он сейчас под арестом. Топать ножками в Лайфорс, чтобы освободить политического заключенного, которого ты убьешь... По-моему, это уж чересчур сложно.
   - По-моему, тоже. А второй?
   - Второй... Лорд Киан! Этого дроу я бы сама убила с превеликим удовольствием! - Бести так и запылала яростью. Ммм! Вкуснятина! - Только эта зараза сейчас в Свартхолде. Кроме того, его убивать нельзя...
   - Почему?
   - Потому, что он наследник Правителя. Если его убить, получится международный скандал. Вот когда нам понадобиться спровоцировать войну между людьми и дроу, это будет замечательный повод! Так что пусть поживет пока...
   Хм, что же такого натворил этот несчастный, если вызвал такую ненависть? Бести не хочет об этом рассказывать. Надо будет покопаться в ее воспоминаниях, когда она заснет.
   - Ты хочешь столкнуть людей и темных эльфов? Заставить их возненавидеть друг друга?
   Я мысленно облизнулась. Война - убийства - множество жертв.
   - Развитие технического прогресса всегда провоцируют войны. Люди и так боятся и ненавидят дроу, значит, нам и стараться особо не придется. Достаточно будет маленького толчка, чтобы всколыхнуть это болото. Ты никогда не видела, как горят торфяники? Огонь тлеет под землей, долгое время не заметен, но, вырвавшись на поверхность, превращается в стихийное бедствие! Вот мы этот подземный пожар наружу и вызовем! Кстати, самые крупные состояния также сколачиваются во время войн. Конечно, это могут сделать только очень предусмотрительные и предприимчивые люди, которые предвидели развитие событий...
   - Или сами эти события спровоцировали...
   - Умница, Дайна, ты все мои мысли прямо на лету схватываешь! - улыбнулась госпожа.
   - Для войны нам понадобится армия, - пока же у нас не было даже мелкой монеты.
   - Поспешила я тебя похвалить! Не нам, а им. Мы просто обеспечим "нашим" тактический перевес за счет вооружения, и будем контролировать ситуацию.
  
   Выдвинув грандиозные планы на будущее, Бести на том и остановилась. Никаких конкретных действий по их планомерному осуществлению, если не считать неспешного продвижения по дорогам вглубь людских земель, моя госпожа не предпринимала. Когда я указала на это, то услышала в ответ: "Всему свое время". Разве смена суток способна на что-то повлиять?!
   Непонятные, и от этого бессмысленные, привычки Бести начинали меня раздражать. Путешествовать верхом, или другим, более быстрым, способом она не могла: из Базира мы ушли налегке, а получить необходимое по праву силы Бести считала не позволительным. Объясните же мне, к чему такие трудности? Я привыкла жить проще: сильный получает все, что ему по силам добыть, слабый - что ему позволено иметь.
   Если Бести самостоятельно не желает, или, как она утверждает, не может, пользоваться магией для быстрого перемещения в пространстве мира, то почему она не хочет использовать для этого мою помощь? Я без труда переместила бы нас в этот Кастенгард, воспользовавшись воспоминаниями Бести. Или она сама не была в этот городе? Ну почему Бести не хочет мне все объяснить? Пока мы связаны неисполненным контрактом, придется мне подстраиваться под желания хозяйки. Р-р-р!
   Бести предпочитала изматывать себя ежедневными (а порой из-за жары - и еженочными) переходами по наезженной (иногда - натоптанной) земле, по какому-то недоразумению называемой здесь дорогами. Мне такое неспешное передвижение быстро наскучило, но когда я предложила госпоже во время ночного перехода понести ее, оказалось, что Бести не может выдержать моей скорости бега - ее начинало тошнить и укачивать.
   Вообще-то, в одиночном странствии была и хорошая, для меня, сторона: когда погода или время суток позволяли, я выходила из тени и отдыхала в естественном для демона облике.
   Но иногда зарядивший дождь или сильная усталость требовали искать приюта у людей, а для этого требовались пресловутые деньги.
   - Я могу с легкостью получить эти самые, необходимые тебе, "деньги". Без крови и насилия, если уж тебе это так претит, применив только ментальное магическое воздействие.
   Бести возразила:
   - И ты считаешь, что удар по мозгам - это не жестоко? С твоей силой мы резко увеличим количество полоумных среди местного населения. Допустим, ты будешь аккуратнее. Если ты внушишь человеку что-то противное его натуре, он, конечно же, сделает так, как ты его заставляешь. Но потом опомнится, будет удивляться: чего это ему стукнуло в голову отдать бродяжке все свои деньги? И мы опять наступим на те же грабли: сначала пойдут слухи, потом возникнут подозрения и страхи, а закончится все преследованием. А оно мне надо? Дайна, я не отвергаю полностью твое предложение. Однако пойми: надо лишь немного подтолкнуть человека в том направлении, куда он и так готов шагнуть, но просто не решается. Бросить милостыню, например. От одной-двух монет его не убудет, зато останется осознание своей щедрости и доброты. Это работа настоящего мастера: мягкое, бархатное, воздействие.
  
   Моя первая попытка легкого (или бархатного, как сказала Бести) воздействия была такой же "успешной", как и в случае с разведением костра.
   Мы двигались по дороге (Бести начала прихрамывать, поэтому избегала лесов и бурелома), когда я почувствовала, что нас догоняет человек. Потом и госпожа услышала шум приближающейся повозки.
   - Вот и прекрасно, он едет в нужном направлении. Пусть подвезет нас, - пожелала Бести. Я подождала, когда повозка поравняется с нами, и коснулась разума возницы, точно так же, как того эльфа в Эвилоне. Человек свалился на дно повозки без сознания. Животное, которое тащило повозку, оставшись без управления, остановилось.
   - Черт... Дайна, что ты на этот раз натворила? - Бести забралась в повозку, взяла возницу за кисть руки, - Пульс вроде есть...
   - Я просто пыталась внушить ему выполнить твое желание. Думаю, ментальное воздействие оказалось слишком сильным. Я не знала, что люди не имеют ментальных щитов. Твой знакомый эльф имел хорошую защиту.
   - Ох... ладно, об этом мы потом поговорим. А сейчас не делай ничего, ладно?
   Госпожа легонько похлопала возницу по щекам, потом брызнула в лицо водой из фляги. Через некоторое время мужчина открыл глаза и уставился на Бести:
   - Что стряслось?
   - Пустяки, - Бести слезла с повозки, - вы просто на минутку потеряли сознание. Наверное, из-за жары.
   - А ну-ка стой! - в голосе возницы явно зазвучала угроза.
   - Стою, - пожала плечами госпожа. Мужчина торопливо шарил руками по своей одежде. Бести с презрением наблюдала, как он извлек из каких-то потайных глубин кошель и пересчитывал монеты. Дождавшись окончания подсчетов, госпожа поинтересовалась: - Все в порядке? Теперь мне можно двигаться?
   - Да... - возница смущенно взглянул на Бести, а та отвернулась и захромала дальше, нарочно припадая на ногу больше, чем это было необходимо.
   - Ты, девка, не серчай, - послышалось с повозки, - Время сейчас такое...
   - Ну да, по дорогам одни убийцы да грабители ходят, - отозвалась Бести, не останавливаясь. Мужчина отвел глаза, повздыхал, потом предложил:
   - Садись, подвезу, сколь смогу.
   Дождавшись, когда Бести усядется в повозку, возница поинтересовался:
   - Ты откуда же идешь?
   - Из Эвилона.
   - Ну?! Это же далеко!
   - Далеко, - согласилась Бести.
   - А куда направляешься?
   - В Кастенгард.
   Мужчина крякнул от неожиданности:
   - Это же...
   - Далеко, я знаю.
   - Дык...по этой дороге ты в Кастенгард не попадешь.
   - Ой...я что же, заблудилась? - Бести изобразила удивление.
   - Да не пугайся...просто ты не там свернула на развилке. На большой тракт другая дорога выходит, а эта к моей ферме.
   - Тогда мне надо вернуться, - Бести сделала движение, словно хотела слезть с повозки. Никакой развилки мы не проходили, с последней ночевки вышли из леса сразу на эту дорогу.
   - Дык...куда ж ты пойдешь? До темноты не успеешь даже до Востряков добраться, да еще хромая. Переночуешь у нас. Места в доме довольно, и не объешь ты мою семью. А утром я тебе дорогу обскажу. Глядишь, и ноге полегчает, как отдохнешь...
   - Спасибо вам, добрый человек, - затянула свое Бести, - А что, эти Востряки далеко?
   - Да не, не очень. Я туда как раз ездил. Корову продал, - возница снова смущенно взглянул на Бести, - сама понимаешь... А ты по делу идешь, или домой возвращаешься?
   - Нет, не домой.- вздохнула Бести, - В Эвилоне меня тоже ничего не держит. Думаю, среди людей скорее себе место найду.
   - Это верно. Пусть там эльфы да полукровки трутся. Только как же ты решилась пёхом-то? Караваном бы надежней и безопасней.
   - Да я и ехала с караваном сначала, - тут же соврала госпожа, - Все деньги, что были, за место отдала...Только старшина решил, что я еще кое-что для него делать должна. А когда я отказалась, выставил меня вон. Ну, я и пошла дальше пешком, не на дороге же было сидеть...
   Вот это да! Госпожа ни слова правды не сказала, но этот человек ей поверил! Люди что, ложь совсем не распознают?!
   - Да как же ты не побоялась? - ахнул возница.
   - Да чего уж теперь-то бояться? - устало проговорила госпожа, - У меня ж ничего нет. Нищие друг у друга не воруют. А иногда даже наоборот - помогают. Вот встретила тут на днях полукровку - он как раз в Эвилон шел - так он со мной сухарями поделился. А вы даже переночевать предложили. Не так все плохо.
   Возница только молча покачал головой.
  
   За разговорами да расспросами мы подъехали к ферме.
   Ферма оказалась довольно обширной. Большой жилой дом, поодаль виднелось еще несколько строений, со следами свежего ремонта. Все обнесено частоколом. Тут я впервые увидела человеческих детенышей - сразу несколько выбежало из дома навстречу повозке. Демоны дорогие, да они же...они же...совсем крошечные!! Фу...
   Следом за детенышами показалась женщина (наверное, хозяйка дома), которая обратилась к вознице весьма повелительным тоном:
   - Ну?
   - Продал, - так же коротко ответил возница, вручая ей кошель. Женщина тут же спрятала его, вопросительно повела бровью в сторону госпожи.
   - Доброго Вам вечера, хозяюшка, - почтительно склонила голову Бести, - Я Бести, иду в Кастенгард, да заплутала малость...
   - Переночует у нас, лавку не пролежит, - пояснил возница, - а утром в Востряки пойдет.
  
   Ужинать сели тут же, во дворе, за длинным деревянным столом под навесом. Оно и понятно - вместе с семьей фермера за столом уселись и работники, мужчины и женщины, всего человек пятнадцать. Люди, утомленные длинным и знойным рабочим днем, ели молча, наслаждаясь простой и обильной пищей. Госпожу, примостившуюся на лавке в конце стола, едва удостоили взглядом, ни о чем больше не спрашивая. Но я заметила, что во время ужина хозяйка зорко поглядывала за Бести, наверное, опасаясь чужачки.
   Каждый из ужинавших, насытившись, уходил спать, предоставляя более любопытным (или менее уставшим) предаваться застольным наслаждениям сколько им заблагорассудится. Когда уставшие за день мужчины разошлись, Бести окружили женщины и дети. Более живые и любопытные, они принялись расспрашивать ее, засыпая вопросами об Эвилоне.
   - А эльфов ты видела? Правда ли, что они необыкновенно красивы? - спросила молоденькая девушка, по виду ровесница Бести.
   - Да эльфов там целые толпы, - поморщившись, ответила госпожа, - Действительно, они очень красивые...только такие гордые и надменные, что на них лишний раз и взглянуть страшно.
   Бести вдохновенно врала о своей жизни в Эвилоне. Я только диву давалась - никто, ни одна из этих особей не заподозрила обмана! Но еще большим шоком для меня стала совершенно дикая история о говорящей псице! Бести рассказала ее для детенышей, которые слушали ее, словно завороженные.
   - Бежала псица по дорожке, нашла скалочку. Пришла в деревню, и стучится в дом: "Хозяева, пустите переночевать!" - "Да у нас и места нет." - "Да я не потесню вас. Сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку - под печку". Ее пустили. Легла псица на лавочку, хвостик опустила под лавочку, а скалочку положила под печку.
   Речь госпожи звучала размеренно, даже как-то ритмично, и хотя содержание было совершенно бессмысленным, слушали ее, затаив дыхание. Впервые ко мне закралась мысль, что моя госпожа и сама может воздействовать на разум людей. Но разве такое возможно без магии?! Встретив нелепую концовку этой цепочки обмена (скалочку на курочку, курочку на гусочку, гусочку на девочку) восторженным смехом и визгом, детеныши отправились в дом спать.
   - Ты что же, сказительница? - спросила хозяйка Бести. Закончив с уборкой и мытьем посуды после ужина, она, оказывается, тоже слушала эту чушь.
   - Да нет... просто историй много знаю... - снова отказалась Бести, - В Эвилоне много чего наслушаешься.
   Госпожа была до того утомлена, что, казалось, готова была уснуть прямо там, где сидела. Молоденькая девушка, которая выспрашивала про эльфов, сказала, что приготовила Бести постель в общей комнате, за что заработала недовольный взгляд хозяйки. Но возражать женщина не стала, и мы направились в дом.
   Молоденькая девушка оказалась старшей дочерью хозяина фермы, и спать нам предстояло в одной комнате с другими детьми. Наверное, девушка хотела тайком от матери еще о чем-то спросить Бести, но моя госпожа уснула, едва улегшись на приготовленный для нее тюфячок на полу. Так что любопытство девушки осталось неудовлетворенным. Вскоре в комнате все уснули, и я смогла свободно перемещаться во тьме помещения, в смешении теней.
   Какое-то время я прислушивалась к доносящемуся из соседней комнаты невнятному разговору (хозяин беседовал со своей женой, наверное, рассказывал о своей встрече с Бести). Его слова я плохо различала, сплошное низкое "бу-бу-бу", а вот более высокий голос женщины слышен был хорошо. Так что по ее репликам я могла составить общее представление. ("Бу-бу-бу" - "А зачем надо было сюда ее везти? Показал бы дорогу, и шла бы себе с миром." - "Бу-бу-бу" - "Да, не объела! И не пролежала! Зато Анику смутила своими сказками про эльфов!" - "Бу-бу-бу" - "Ну уж нет! Какая из нее работница. Ее сначала откармливать месяц надо, прежде чем к работе приставить!" - "Бу-бу-бу" - "Я сказала - нет! Ни одного лишнего дня! Пусть завтра же отправляется, куда собиралась!"). Только недовольство, угрозы для госпожи не было, агрессия здешним обитателям, похоже, вообще не ведома...это жаль, мне поживится нечем. Я вернулась в тень Бести и занялась ее воспоминаниями.
   Утром, накормив всех завтраком и загрузив Анику какими-то домашними делами (чтобы у нее было возможности болтать с Бести), хозяйка проводила Бести до ворот. Отведя глаза, сунула ей монету:
   - На, возьми. Легкой дороги! - скорее всего, ей не терпелось избавиться от бродяжки.
   - Спасибо! - Бести изобразила восхищенно-невинный взгляд "я-сама-скромность", - но Вам, наверное, деньги нужнее? Вон - ремонт делаете... - Бести кивнула на строение, - Не могли бы Вы вместо денег мне соли отсыпать? Совсем чуть-чуть... а то иной раз случается мясо на костре пожарить, а посолить нечем...
   Этот ее прием: просить настолько мало, что в итоге ей отдавали больше, чем собирались, я уже хорошо знала. Женщина посмотрела на Бести удивленно и сочувственно, и, сказав "подожди", ушла в дом. (А монетку все-таки забрала!) Я решила снова попробовать мягкое воздействие, и потянулась ей вслед, ментальной "паутинкой".
   Не знаю, было ли это следствием моего воздействия, или в очередной раз сработал прием госпожи, но женщина вернулась с каким-то тканевым свертком.
   - Вот. Я тут соль завернула. И еще кое-какие приправы. А это рубашка моей дочери, почти не ношенная. У тебя, я смотрю, котомка-то совсем тощая, небось, и смены одежды нет?
   - СПАСИБО! - а вот сейчас Бести не притворялась ни капли, ее благодарность была самой искренней. Тьфу, меня просто тошнит! Ей обноски сунули, а она...
   - Пусть добрая Богиня тебя хранит, и оградит от всех тревог и опасностей, - тоже совсем по-другому, мягко попрощалась женщина.
   Не поняла! Так люди все-таки что-то чувствуют? Или нет? Почему они на явную ложь не реагировали?
  
   Поскольку Бести избегала людей, мне почти не удавалось поживиться за счет кого-то постороннего. Не говоря уж о том, что Бести своим поведением вызывала жалость, а это не слишком подходящая пища для демона уровня Силы. Приходилось брать энергию у Бести, но делать это я могла только ночью, вызывая нужные мне видения, поскольку днем моя госпожа была на удивление сдержана в проявлении эмоций. К унижениям и оскорблениям (которые иногда все же случались) она относилась с удивительным спокойствием, иногда даже со смехом. Наверное, только насилие могло вызвать у нее гнев или ненависть, подобные тем, которые я почувствовала в лабиринте Базира. И что бы там Бести ни говорила, но потребности низкого уровня, почти животные инстинкты, у людей преобладают, как ни у кого из других созданий демиургов. И никаким "мягким" воздействием этого не исправишь.
  
   В тот день непогода застала нас далеко от какого-либо поселения. С самого утра начал накрапывать мелкий дождь, грозивший затянуться надолго. Как ни куталась Бести в старый плащ, подаренный Вескером, скоро она начала дрожать от холода.
   - Вот только простудиться не хватало, - проворчала госпожа, чихая и вытирая лицо мокрым рукавом, - наверняка в этом отсталом мире даже лекарств не придумали... Дайна, нам нужно укрытие, где можно согреться.
   - Есть какое-то жилье. Но оно почему-то далеко в лесу, и к нему не ведет никакая дорога. Так бывает? - я еще ни разу не сталкивалась с подобным. Обычно люди поодиночке не селились. Но Бести пробыла в этом мире дольше, и возможно, знает о таких местах?
   - Наверное, это охотничья заимка...или домик лесничего...- Бести снова чихнула, - Что бы это ни было, если там есть крыша, значит, надо идти туда.
   - Как прикажешь. Но идти придется долго, - я уже научилась сопоставлять расстояние и физические возможности госпожи.
   Шли мы действительно долго. Если бы не мое чутье, Бести запросто могла бы пройти мимо маленькой избушки. В сгущающихся сумерках ее замшелая крыша и потемневшие от времени стены почти сливались с лесом. Ни двора, ни каких-то подсобных строений (типа амбара или хлева) не было, но Бести это не смутило. Она поднялась на покосившееся крыльцо и решительно толкнула дверь. Дверь не поддалась, но изнутри послышался мужской голос:
   - Иду-иду, нечего дверь высаживать! - после этих слов дверь распахнулась, и хозяин жилья удивленно уставился на Бести: - А ты откуда взялась?
   - Я з-заб-блудилась, - проговорила та трясущимися губами, - п-пожалуйста, п-пустите меня...
   - Да ты сдурела! - странно, от этого человека тянет угрозой и страхом. Но не госпожу же он боится? - Иди отсюда!
   - Вы м-меня гоните? - я разделяла удивление госпожи. Обычно на ее жалкий вид люди реагировали по-другому.
   Негостеприимный хозяин захлопнул дверь у Бести перед носом. Придется мне вмешаться - для моих ментальных "паутинок" дверь не помеха.
   - Я умру, заболею, и меня в лесу волки съедят! - обиженно крикнула Бести в закрытую дверь, - И вы будете виноваты!
   Бести уселась на крыльце, сжавшись в комочек.
   - Дайна, как он?
   - Сейчас...он чего-то очень боится... поэтому не хочет пускать тебя в дом... - я уже задействовала не "паутинку", а "ниточку".
   - Хорошо бы поскорей, я так замерзла...
   Дверь за спиной Бести снова распахнулась.
   - Заходи, - недовольно буркнул хозяин.
   Внутри домишко оказался не таким убогим, как снаружи. Основную часть кажущегося уюта создавал ярко горящий очаг, наполняя комнату теплом. Бести сразу прошла к очагу, уселась перед ним на пол, протянув руки к огню.
   - Он кого-то ждал. Посмотри на стол, - предположила я. Стол был накрыт куском ткани, под которым явно угадывались очертания посуды. Похоже, хозяин собрал ужин, и накинул ткань на приготовленное при появлении Бести. Перехватив ее взгляд, хозяин недовольно поинтересовался:
   - Есть хочешь?
   - Нет, - обиженно ответила Бести, - Только согреюсь, тепла от этого не убудет.
   - Тогда мокрое сними. И выпей это, - мужчина сунул Бести кружку, - Только залпом.
   Бести сделала глоток из кружки, и закашлялась.
   - Эта дрянь крепче гномьего самогона! - еле смогла выговорить она.
   - Зато от простуды помогает.
   Мужик отошел в дальний угол и открыл какую-то низкую дверцу.
   - Иди в эту клеть, там сено. И чтоб ни шороха, ни звука!
   Бести повесила мокрый плащ возле очага, чтобы просушился, и послушно шагнула в крошечное помещение. Похоже, здесь раньше держали каких-то животных, специфичный запах до сих пор сохранился. В углу действительно был довольно большой ворох сена, в который Бести с радостью зарылась. Хозяин закрыл дверцу, стало темно.
   - Похоже, он тебя запер здесь, - я прислушалась к характерным звукам.
   - Да и фиг с ним, - сонно пробормотала Бести, - Если это подпольный работорговец, убьешь его утром - и всех делов...
   И зачем до утра ждать? Кроме того, я уже знала, что в этом мире рабов не существует, как класса, следовательно, не может быть и работорговцев. Значит, этого человека нельзя будет убить?
   Странный напиток произвел на госпожу удивительно расслабляющее действие: исчезли абсолютно все запреты, сдерживающие меня раньше. Надо воспользоваться этим! До сих пор мне не удавалось добраться до некоторых воспоминаний, попробую сейчас...
   Меня отвлек стук входной двери. Ага, вот и ожидаемые хозяином гости пожаловали. Судя по голосам, пришло двое.
   - Давай сюда, - это наш нелюбезный хозяин, его голос я знаю.
   - Да потом посмотришь, дай пожрать. Мокреть-то какая на дворе, - отозвался кто-то из пришедших. В голосе усталость и раздражение.
   - Ничего, зато все следы смоет. Налей, - о, а от второго пришлого так и несет агрессией! Возможно, сегодня мне все-таки удастся разнообразить свое питание. Я стала вслушиваться внимательней.
   Стук посуды. Громкое чавканье. Снова хозяин дома:
   - Чтой-то на этот раз немного.
   - Ты поговори еще! - слова сопровождались громким звуком, словно кто-то сильно стукнул по столу, - твое дело барахло сбагрить, а не учить нас!
   - Походил бы с нами с кистенем, тогда и язык протягивал бы, - поддержал второй грабитель.
   - Каждому свое, - буркнул хозяин, - У меня тоже, знаешь ли, кусок не сладок. Стража на торгу так и зыркает...
   - Ну да, рассказывай! - грабитель смолк на полуслове, потом послышался стук отодвинутой скамьи и шаги по комнате, - А это что?
   - Где? - отозвался хозяин дома, - Так это плащ мой старый.
   - Твой?! Да у тебя таких лохмотьев никогда не было! Еще влажный... А ну говори, кто тут у тебя?!
   - Ты что, кого-то чужого пустил?! Сдать нас решил?! - похоже, и другой вскочил.
   О, они сейчас сцепятся не на шутку! Как хорошо! Может, еще чуть-чуть их расшевелить?
   - Да вы что?! - делано возмутился хозяин, - Я на улицу выходил, вас выглядывал... Чего хорошие вещи мочить, вот старье и накинул.
   Ему не поверили. Тяжелые шаги приближались к нашей каморке. Дверца распахнулась, едва не слетев с петель от сильного рывка. В проеме возник силуэт человека довольно крупного телосложения.
   И как же аппетитно от него несло агрессией! Пожалуй, этого и подталкивать не надо...
   - А ну, кто здесь?! Покажись! - рявкнул он.
   Бести, разбуженная громкими криками, приподнялась из сена, сонно щурясь от проникшего в клеть света:
   - Что случилось?..
   - Ух! - мужчина явно ожидал не этого, - вот это да!
   Второй заглянул в клеть (протиснутся в тесное помещение он не мог), и с нехорошей усмешкой обратился к хозяину дома:
   - Надо полагать, сам накувыркался в свое удовольствие, а нам молчок?
   - Лучше бы тебя волки съели, - буркнул хозяин, отворачиваясь. Останавливать своих гостей он не собирался. Грабители между тем решали, что им делать с моей госпожой:
   - Давай, вытаскивай ее сюда.
   - Зачем? Я щас ее прям здесь... - мужчина вошел в каморку и всем телом навалился на Бести. Та отчаянно забарахталась, пытаясь освободиться, - Ух! Да ты резвушка! До чего ж сладенькая, это тебе не шлюхи кабацкие!
   - Мне оставь! - второй наблюдал за своим сообщником, стоя в дверном проеме.
   А я наслаждалась! Похоть, исходящая от этих двух, дикий ужас, который излучала Бести - все смешалось в восхитительном потоке!
   - ДАЙНА! УБЕРИ ЕГО!! - Бести закричала так, словно с нее не одежду, а кожу живьем сдирали.
   Пришедшая вслед за криком магическая вспышка обожгла меня сильнее пламени. Цепь контракта зазвенела от напряжения. Мгновенно выйдя из тени, я одним слитным движением схватила мужчину за горло, оторвав от госпожи, и швырнула в дверной проем, сбив с ног второго. Следом отправила "липучку" - заклинание не сильное, зато охватывающее приличную площадь. Теперь все участники этого действа останутся на месте, пока госпожа не даст мне новых указаний.
   - Госпожа? - я взглянула на Бести, ожидая приказа. Но та сидела молча, дрожа, глаза распахнуты от ужаса.
   Вот он, мой шанс! Сейчас, пока Бести не пришла в себя от шока, я могу, наконец, завершить то, что мне не удалось на Базире! Тогда наша общая ненависть к демиургам не дала мне подчинить Бести, зато сейчас...
   Ужас, дикий, первобытный, иррациональный, подавляющий все приобретенные навыки - сначала я чувствовала только его. Впитываю, еще, еще, весь, без остатка...и вот оно. Дикая ярость, жажда причинять ответную боль, а то и вовсе прервать чужую жизнь. Надо же, какие знакомые желания таятся внутри моей госпожи! И негодование на собственную физическую слабость, не позволяющую причинить такую боль, какую хотелось бы! О да, моя госпожа, ты можешь это сделать...ты хочешь это сделать...они напали первыми, они заслужили свою смерть... Позволь мне стать твоей яростью...твоей силой... ты почувствуешь всю их боль через меня...
   Невероятно! Нет, невозможно! Желания Бести были настолько сильны, что мое внушение растворилось в них, не дав завладеть волей госпожи!! Не подчинение, опять слияние! На этот раз еще более полное и глубокое, чем на Базире!
   Мы с Бести смотрели друг на друга. Повинуясь ее молчаливому приказу, я выбралась из клети, сдвинула тела с пути госпожи. Хозяин дома, которого мое заклинание "запечатало" в неловкой позе у стола, при виде меня заверещал:
   - А-А-А-А! Не убивайте! Я все отдам, все! Только не убивайте меня! - завидя вышедшую следом за мной Бести, он словно новых сил набрался: - Госпожа, пощадите! Я ведь вас не тронул!
   Бести взглянула на него, словно впервые видела. Потом равнодушно поинтересовалась:
   - Что ты можешь предложить?
   - Дурень, хоть не унижайся! - двигаться напавший на Бести не мог, но зато мог разговаривать, - Разве демона можно подкупить? Мы все умрем.
   Бести повернулась к нему:
   - Конечно, вы все умрете. Но ты, - она снова обратилась к хозяину дома, - умрешь последним. Проживешь несколько лишних часов. И, может быть, твоя смерть будет легкой, если Дайна к этому времени наиграется с этими двумя.
   Ярость госпожи была похожа на черную глыбу льда. Спаялись воедино ледяная жестокость и темные желания, жажда крови и боли.
   - Об одном жалею: так и не успел тебя умять, - с каким-то извращенным восхищением произнес напавший, поймав взгляд Бести. Это были его последние членораздельные слова.
  
   Это бы истинный пир после долгого голодания! Волны боли терзаемого мной человека захлестывали меня, сливаясь с ужасом ожидающих своей очереди. И ко всему этому примешивалось почти сексуальное наслаждение госпожи, которая упивалась своей властью! Я впитывала в себя этот дивный коктейль, уже понимая, что не справляюсь с этим изобилием...что вот-вот сорвусь...но не могла оторваться, остановиться... Еще, еще!! ДА!!!
   За моей спиной с хлопком развернулись крылья.
  
   Поток иссяк. Я отшвырнула мертвое тело, уже совершенно пустое и невкусное. Слияние между мной и госпожой исчезло. Удовольствие Бести быстро сменилось отвращением, а затем апатией.
   - Я иду спать, - устало произнесла она, - Делай, что хочешь, с этими двумя, но я не хочу слышать ни звука.
   - Как прикажешь, моя госпожа.
   Бести вернулась в клеть, даже дверь прикрыла. Я лениво прищурилась на свои оставшиеся жертвы. И что с ними сделать?
   - Пощади, госпожа. Пощади, госпожа, - повторял хозяин дома с подозрительной монотонностью.
   С этим ясно - лишился разума от страха. Ничего, и это сойдет. Очень оригинальный вкус. Я поглотила хозяина быстро и почти безболезненно. В конце концов, он ничего госпоже не сделал. Но этого мне мало. Перейдя на новый уровень, мне нужно больше энергии! Как там оставшаяся закуска? М-м, удовольствие от еды можно и продлить... наслаждаясь каждой вспышкой боли, отчаяния, страха. Тем более, я обрела новые умения, и мне хочется их опробовать!
  
   Бести, выйдя утром из своей "спальни", едва не упала в обморок. Согнувшись пополам, она даже не пыталась подавить рвотные спазмы.
   - Блин, хорошо, что я вчера ничего не ела, - с трудом проговорила она, - Такого даже Тарантино не снимал... Дайна, я не пущу тебя в свою тень, пока ты в таком виде!
   - Ты думаешь, что с крыльями я не смогу этого сделать? - удивилась я.
   - Пока ты не вымоешься, ты в мою тень не войдешь! - твердо повторила Бести.
   - Как прикажешь, - так вот в чем дело! - С твоего позволения, я очищусь огнем. Ты что-то хочешь забрать из этого места?
   Бести сняла свой злополучный плащ с крючка у потухшего очага, старательно обходя лужи крови; развернула небольшой тючок в углу.
   - Вот что они принесли, - проговорила госпожа, перебирая содержимое, - Наверное, убили какого-то богача. Тут только тряпки и немного драгоценностей.
   Бести завернула в подвернувшийся под руку лоскут самоцветы и спрятала в свою котомку.
   - Остальное придется оставить. Одежда явно мужская, не мой размер. К тому же, дорогая - всегда есть опасность, что кто-то ее опознает... Мне не помешал бы какой-нибудь небольшой ножичек. У них ничего подходящего не было?
   Бести старательно отводила взгляд от того, что вчера было "ими".
   - Я посмотрю. Госпожа, тебе лучше выйти и подождать меня снаружи.
  
   Оставшись одна, я применила огненное заклинание. Деревянные стены и мебель вспыхнули моментально, ведь не было причин сдерживаться. Домишко полыхал, несмотря на сырость, пропитавшую его. Я купалась в языках огня, чтобы выгорела засохшая кровь и прочая грязь, покрывавшая меня. Сквозь рев пламени донесся испуганный крик Бести:
   - Дайна!
   Я вышла на крыльцо:
   - Не волнуйся за меня, госпожа. Огонь не причинит мне никакого вреда. Я демон, - я демонстративно расправила крылья, - И ты сама подняла меня на уровень Престола.
  
   Однако задерживаться в этом месте нам не следовало. Мой переход на высокий уровень сопровождался таким колебанием магического поля, не заметить которого не могли. А Бести хотела сохранить в тайне мое присутствие в этом мире, пока мы не добрались до Кастенгарда.
   - Госпожа, мне придется понести тебя, - не дожидаясь согласия, я со всей осторожностью подняла Бести, стараясь не поцарапать когтями, - Нам надо как можно быстрее уходить отсюда.
   - Хорошо, - кажется, у Бести не осталось сил даже на возражения.
  
   Дождь не прекращался, продолжая сеять влагу и холод. Прикрыв госпожу крыльями, я старалась идти быстро и в то же время как можно более плавно. От моей чешуи все еще шло тепло, и Бести, пригревшись, задремала.
   Те чувства и желания, которые поднялись внутри госпожи... которые захватили меня... слились с моей силой... Значит ли это, что Бести сродни демонам? Нет, не может быть! Ее сила совсем не похожа на нашу... И в то же время, Бести - не создание демиургов, поэтому я и не испытываю к ней ненависти, как ко всем другим существам. Кто же она?
   Неважно. В моих руках сейчас находилась величайшая драгоценность - источник колоссальной силы, заключенный в хрупкую телесную оболочку. И я не собиралась с ним расставаться.
   О нет, я не буду спешить. Вернувшись домой, я войду в круг Высших демонов. О родном мире Бести знаю только я. Пусть первая попытка попасть туда была неудачной, это всего лишь вопрос времени. Ведь Бести каким-то образом попала в Эрафию? Есть еще Элириэн, который обещал госпоже свою помощь... Может быть, объединив с ним свои знания и силы, мы сможем проникнуть в мир, называемый "Земля"? И тогда я все-таки выполню контракт, освобожусь, и вернусь домой в новом статусе! Конечно же, прихватив с собой госпожу... Бести наивно решила, что она не относится к тем жителям Земли, из которых я выберу свою жертву. А мой выбор уже сделан!
  
   Глава 2.
  
   Да-да, я - психически неуравновешенное и очень агрессивное существо! Меня не кормить и руками не трогать! (надпись на футболке)
  
   Орландиль (Блум), менестрель
  
  
   Небольшие городки на окраинах Мидденленда навевали на меня скуку. Являясь по своей сути разросшимися укрепленными заставами, они сохраняли свой простой и суровый быт. И жители в таких городках имели весьма непритязательные вкусы в развлечениях.
   Я перебирал в голове самые веселые и похабные песни из собственного репертуара, входя в один из таких городов. Неспешно идя по улице и оглядываясь по сторонам, присматривал питейное заведение поприличнее, пригодное для выступлений одного из лучших менестрелей, каковым я без стеснения мог считать себя. Заодно прислушивался к уличным разговорам: вдруг повезет и местный градоправитель на днях собирается устроить бал или другое увеселительное собрание? Или в семье богатого купца именины?
   Не услышав ничего обнадеживающего, зашел в первый из приглянувшихся кабаков. Заказав пива, я устроил свой музыкальный инструмент на виду, чтобы хозяину сразу стало ясно, кто осчастливил визитом его непритязательное заведение. Однако, вопреки ожиданиям, никто не заинтересовался. Посетителей было мало: несколько местных чиновников, да группа наемников. Публика не проявляла желания послушать песни, да и хозяин не спешил угостить за свой счет менестреля. Расплатившись за эль, я пошел дальше.
  
   Только в гостинице "Золотая Роза" мне повезло. Это было аккуратное, чистое заведение, управляемое твердой женской рукой. Завидев странствующего музыканта, посетители оживились. Небольшой обеденный зал гостиницы был рассчитан, в основном, на обслуживание постояльцев гостиницы, среди которых преобладали степенные купцы, приказчики и чиновники среднего звена. Хозяйка поспешила расчистить место для менестреля, лично принесла бутылку вина. Довольный приемом, я расчехлил кантару (прим.: струнный музыкальный инструмент), провел пальцами по струнам, проверяя звук, и задорно улыбнулся пробегавшей мимо разносчице.
   Первый вечер прибавил в мой кошель пару золотых и десяток серебряных монет. Этого было вполне достаточно, чтобы расплатиться за ночлег, да прикупить новые сапоги и кое-что еще, по мелочи. Однако, на покрытие самой большой "дыры" в моем кошельке - покупку грима - заработанных денег явно не хватит.
   Хозяйка, услышав, что менестрель желает остаться в гостинице на ночь, обрадовалась, и предложила задержаться еще на день, порадовать постояльцев выступлением. Я не заставил себя долго упрашивать. А хорошенькая служаночка проводила меня в комнату и вызвалась согреть постель.
   Проснулся я по обыкновению поздно, когда лучи подбирающегося к зениту светила залили ярким светом комнату. В одиночестве, работа прислуги не позволяет женщине бездельничать по утрам в постели, и меня это очень даже устраивает. Умывшись, я приступил к созданию своей внешности.
   Самыми талантливыми менестрелями во всех землях считаются светлые эльфы. За возможность услышать песню в исполнении "дивного" люди готовы расстаться с баснословными сокровищами. Даже полуэльфы-менестрели получают больше внимания публики, чем талантливые представители других народов. У меня приятный голос, чуткие пальцы способны извлекать из инструмента чистые прекрасные звуки, но ни капли эльфийской крови. Однако я никогда не мечтал выступать перед эльфами, а внешность, данную от рождения, можно и поправить, было бы желание и умение. Немного стараний и терпения - и в зеркале отражается скучающе-томный светловолосый красавец с эльфийским разрезом глаз и благородной бледностью. Пора одеваться и отправляться по делам. Лучший костюм при дневном свете выглядел грязновато и помято. Выбрав более-менее чистую одежду, я собрал грязные вещи в охапку и спустился на хозяйственный двор. Наверняка встречу там свою знакомую.
  
   Женскую фигурку, склоненную над деревянным корытом, я увидел в затененном углу. Либо вчера мне она показалась пофигуристей, либо это другая служанка. Хотя, какая разница? Еще не было случая, чтобы женщина отказалась выполнить мои небольшие просьбы. Подойдя сзади к служанке, я ласково хлопнул по маленькой упругой попке. Девица выпрямилась, словно спущенная пружина, и всем корпусом развернулась в мою сторону, обжигая негодующим взглядом - кто посмел?!
   Я протянул ей свои вещи, подпустив обаятельную улыбку:
   - Нужно постирать, чтобы к вечеру высохло. Не могу же я выступать перед достопочтенной публикой в такой одежде?
   Девица молча отвернулась, вынула из воды какую-то тряпку, отжала, и встряхнула так, что я еле успел отвернуться от разлетевшихся брызг воды. Потом, подняв корыто за один край, вылила воду близко к моим ногам. Она это нарочно?!
   - Бести, что ты делаешь?! - послышался знакомый голосок.
   - Освобождаю корыто для господина, - ответила названная с напускной скромностью, - Он сказал, что ему срочно нужно постирать.
   - Скройся, бесстыдница, - зашипела моя ночная подружка (как ее... ах, да, Скайра), плечом отодвигая девицу, и принялась смахивать с моей одежды несуществующие капли, - Господин Орландиль, не сердитесь, я все сделаю сама!
   Бести молча направилась к кухонной двери, задержавшись на минуту, чтобы повесить для просушки свою тряпку, и в этот момент оказалась на солнце... Ее красота сразила меня, словно удар. Свет падал на девушку так, словно она стояла на сцене, а не на хозяйственном дворе, и освещал ее как-то по-особенному, не так, как всех прочих. Широкие рукава скользнули к плечам, открывая грациозные руки, когда Бести потянулась к высоко протянутой веревке (даже на цыпочки привстала!). Кожа медового оттенка, но загар совсем не портит ее, а наоборот - прибавляет очарования. И вся ее тоненькая фигурка, обрисованная под просторной рубахой, была восхитительно пропорционально сложена, хотя, по правде сказать, поначалу я не особенно обратил внимание на ее формы - все мое внимание было приковано к ее лицу и волосам... Мягкие, шелковистые, цвета спелого лесного ореха, в которых солнце, словно нарочно, вызолотило отдельные дорожки, волосы были собраны в узел на затылке, но несколько прядей выбились, и вились по нежной шейке... Солнце, казалось, ласкает ее, светясь радостью, как отец, глядящий на любимую дочь. Я замер в полном ошеломлении, и единственная мысль была: этой девушке тут не место! Не может она быть служанкой в захолустном городишке!
   - Господин Орландиль, - отвлекла на себя внимание Скайра, - Я своими руками вычищу ваш прекрасный костюм. И принесу вещи в комнату перед выступлением.
   - А эта девушка тоже тут работает? - Бести уже скрылась за дверью, и словно частичку света забрала - мне показалось, что во дворе потемнело. Хотя, наверное, это просто облачко на минуту закрыло солнце...
   - Бести, - презрительно скривилась Скайра, - она только сегодня поступила, госпожа Роза даже плату ей не назначила. Но если она и дальше будет так грубо обходиться с постояльцами, она у нас не задержится.
  
   В тот день я больше не увидел Бести. Вечером я пел самые красивые и романтичные песни, какие мог припомнить. Девушки-разносчицы забывали, куда шли, замирая с полными подносами, даже сама госпожа Роза украдкой смахнула слезинку. Но все напрасно, Бести так и не показалась. Скайра, как обещала, принесла мою выстиранную и выглаженную одежду и предложила свое участие в моем переодевании. Так всегда и бывало: девицы - служанки покладисты, но и столь же навязчивы. Скайра не обиделась на то, что я выпроводил ее за дверь, и поджидала меня возле комнаты по окончании выступлений. Вот только в тот вечер я думал о другой девушке.
  
   Утром, вопреки своим привычкам, я спустился в обеденный зал пораньше, надеясь застать там Бести, но был вознагражден только тем, что увидел за прибранным чистым столом госпожу Розу, склонившуюся над толстой тетрадью и погруженную в какие-то подсчеты.
   - А-а, господин менестрель! - хозяйка приветствовала меня улыбкой, - Ваше присутствие сказалось на моем заведении самым приятным образом. Надеюсь, и Вы не в обиде? Желаете позавтракать?
   - Желаю, - ответил я на последний вопрос, - Я так же доволен, как и Вы, госпожа, но, к сожалению, могу остаться еще только на один вечер.
   - Повар еще не пришел, но я скажу девушкам, чтобы разогрели блюда со вчерашнего ужина, - госпожа Роза поднялась, и, подойдя к маленькой двери, ведущей на кухню, крикнула: - Эй, кто там свободен, подайте завтрак господину менестрелю!
   Все-таки приятно чувствовать себя значимой персоной! Я присел за стол к госпоже Розе.
   - Скажите, почтенная госпожа, откуда у вас взялась эта новенькая девушка, Бести?
   - Ай-яй-яй, господин Орландиль! - полушутя-полусерьезно погрозила мне хозяйка гостиницы, - Неужели вам мало того, что вы вчера смутили всех моих разносчиц своими песнями? Девушки не будут лучше работать, если станут сцепляться друг с другом, добиваясь вашего внимания. И вам лично это не принесет никакой пользы, уж поверьте моей житейской мудрости.
   - Госпожа Роза, но я ничего такого не имел в виду! Да и вечером в зале я ее не заметил, вот и хотел уточнить: действительно ли та девушка работает у вас...
   - Да, я взяла ее работать на кухне. Девушка почти ничего о себе не рассказала, но я охотно беру таких вот, хлебнувших лиха на своем веку. Как правило, такие люди очень стараются, боясь потерять сытное и теплое место, а я экономлю на плате. Но если эта Бести вас чем-то оскорбила, или не справляется с работой...
   - Нет-нет, - поспешил я развеять подозрения госпожи Розы. И как раз в эту минуту в зал вошла Скайра с подносом. Расставляя на столе тарелки, она, словно нечаянно, так и норовила потереться своим пышным бюстом о мое плечо. Закончив, девушка обратилась ко мне медовым голоском:
   - Господин желает еще чего-нибудь?
   - Спасибо, пока ничего больше не нужно.
   Хозяйка заведения, наблюдая за всеми этими ужимками, только понимающе улыбнулась. Потом поднялась, собрала свои записи, и направилась к своему обычному месту за барной стойкой, позвав с собой Скайру для каких-то указаний. Я остался один со своим завтраком.
   А потом размять ноги... хотя бы выйдя на задний двор. Воспользовавшись тем, что обе женщины чем-то заняты, я прошел через безлюдную кухню. И сразу же увидел Бести во дворе. Изгибаясь камышинкой, она шла мне навстречу с ведром воды.
   - Здравствуй, Бести.
   На этот раз девушка была одета в обычную одежду, хотя и сильно поношенную, но чистую. И выглядела она в ней словно прекрасный экзотический цветок, неожиданно расцветший среди бурьяна.
   - Добрый день, господин менестрель, - девушка остановилась, поставила ведро на землю. Ах да, я же загораживаю дверь. Хорошо, что она не пытается снова меня облить... Я посторонился, пропуская девушку в кухню, вошел следом. С видимым усилием она подняла ведро, вылив воду в большой чан для кипячения.
   - Бести, а что ты делаешь в этой гостинице?
   На мой опытный взгляд, эта девушка выбивалась из образа типичной прислуги. Жизнь может заставить скрести полы, но трудно, почти невозможно, изменить манеры и привычки, полученные с воспитанием в определенной среде.
   - Работаю, - девушка опустила глаза, - я должна извиниться перед вами, господин менестрель, за тот случай во дворе...я не хотела вас обидеть... и спасибо, что не пожаловались на меня госпоже Розе...
   - Пустяки, ничего страшного не произошло. Знаешь ли, как менестрель, я люблю послушать всякие необычные жизненные истории. Может, расскажешь мне, что с тобой приключилось?
   Бести как-то странно на меня посмотрела, и в свою очередь спросила:
   - А вы с какой целью интересуетесь? Помочь хотите или так просто, пожалеть?
   Я не смог ничего ответить - предлагать помощь, не зная, в чем она должна заключаться, крайне опрометчиво, а жалеть Бести...мне казалось, что жалость эта девушка не примет, а скорее, оскорбится. Не получив от меня ответа, девушка закончила:
   - Моя история вовсе не интересна, и не заслуживает того, чтобы пересказывать ее менестрелю.
   - Хорошо, не буду настаивать, - я сменил тему разговора, - У тебя так много работы? Ты поэтому не смогла послушать мое вечернее выступление?
   - Развлечения в этой гостинице предназначены для гостей и постояльцев, а не для прислуги.
   - Хочешь, я спою что-нибудь для тебя? Приходи в мою комнату, как освободишься.
   - Все же я откажусь от такой чести, - холодно отвергла она мое предложение, - Боюсь, я не смогу по достоинству оценить столь... высокое искусство исполнения протяжных баллад. Предпочитаю ритмичную музыку, танцевальную.
   С трудом припоминаю, когда меня отвергали в последний раз...Но почему?
   - Может быть, ты наиграешь, какие тебе мелодии нравятся? - сейчас девочек учат музицировать не только в аристократических семьях, но и в богатых купеческих.
   - О нет! - засмеялась девушка, - Я только в бубен настучать могу.
   Какой странный выбор инструмента... Бубны были распространены среди обитателей Степи, а для орков это вообще был ритуальный предмет.
   Я оглянулся, высматривая что-нибудь подходящее для замены. На глаза попалось пустое ведро. Я сходил за "инструментом".
   - Попробуй! - протянул я ей ведро. Бести недоуменно взяла его. - Я постараюсь узнать ритм, если он мне известен.
   -У-у-у... - протянула Бести, вертя ведро в руках. - Как же трудно, когда тебя не понимают... Ладно, бард, лови ритм.
   Девушка уселась на скамью, положив ведро на бок рядом с собой, и ладонями обеих рук принялась выбивать по дну частый ритм, совершенно мне незнакомый. Потом в ритм вплелись слова:
   "Ну-ка, мечи стаканы на стол
   Ну-ка, мечи стаканы на стол,
   Ну-ка, мечи стаканы на стол и прочую посуду.
   Все говорят, что пить нельзя,
   Все говорят, что пить нельзя,
   Все говорят, что пить нельзя, а я говорю, что буду!"
  
   Невольно я стал притопывать. Но девушка, будто опомнившись, резко остановилась.
   - Вот как-то так. Извините, господин менестрель, не от пустой поры мне тут прохлаждаться. Двор не метен, сковорода не чищена.
   Поставив ведро на место, девушка торопливо вышла. Постояв немного и повторив про себя незнакомый, но интересный ритм, я вернулся в обеденный зал.
  
   Надолго задерживаться в гостинице, да и в самом городе, я не видел смысла. Да и Скайра своей услужливостью и томными вздохами меня утомила, но традиции менестрелей не позволяли ничем оскорбить или обидеть женщину. После вечернего выступления в свою комнату я сбежал, пока служанка была занята работой в зале. И не отозвался на ее заманчиво-ласковый голосок за дверью, хотя спать еще не ложился. Усевшись на подоконник, я любовался на звезды и размышлял. Может, стоит задержаться еще на денек? Уйти я всегда могу... Куда позовет меня дорога?
   Что-то тихо ударилось о стекло. Я глянул вниз. Во дворе, почти под самым моим окном, кто-то стоял. Скайра никак не угомонится? Вроде и не она, тот, кто ждал меня во дворе, походил на ребенка, или на хрупкую девушку. Неужели Бести?
   - Что ты делаешь ночью во дворе? - спросил я, выбежав к ней, - То есть, ты могла бы просто зайти ко мне, я же приглашал тебя...
   - Я боялась помешать, - ответила девушка, - вдруг ты был не один?
   Скайра! Вот демоны! Конечно же, Бести подумала, что я провожу ночи с этой служанкой... И как неприглядно в этом свете выглядело мое приглашение! Точно я какой-то повеса, который ни одной юбки не пропускает... Но зачем Бести меня звала?
   - Я был один. Знаешь, я завтра ухожу. Наверное, ты хотела попрощаться?
   - Нет, - в слабом свете звезд мне трудно было разглядеть выражение ее лица, но голос звучал так, словно девушка улыбалась. - Я хотела попросить тебя о другом.
   Мне же хотелось поцеловать ее руку, и сказать, что я с радостью выполню любую просьбу. И обстановка была самая подходящая: звездная ночь...
   - О чем? - ее ручкой я все-таки завладел, ощутив под пальцами нежную кожу, не успевшую огрубеть от тяжелой работы. И снова самые разные предположения ожили в моей голове: откуда эта девушка? Что с ней произошло?
   - Господин Орландиль, проводи меня в Дунвал. Я не буду обузой в пути, клянусь!
   Этого мне еще не хватало! Нет, это не впервой, когда очарованные моим романтическим ореолом девушки просились со мной, но сейчас все красивые, гладкие, лживые фразы, которыми я обычно отделывался, не шли у меня с языка.
   - Бести... ты сама не понимаешь, о чем просишь! Лучше останься у госпожи Розы. По крайней мере, здесь ты не будешь терпеть лишений.
   - Вот они, мужчины! - тихонько сказала девушка, словно обращаясь к кому-то третьему, высвободив свою руку, - На словах обещают на край мира отвести и звезду подарить, а как до дела дойдет - так и самый пустяк не хотят сделать.
   - Я ничего такого не обещал!
   - Хорошо. Нет - значит, нет. Можешь хотя бы подсказать, в какую сторону мне завтра идти от городских ворот?
   - В каком смысле? - не понял я ее намерений.
   - В том смысле, что я пойду одна, - Бести отвернулась и даже отступила на пару шагов, - А тебе всю жизнь будет стыдно....
   - Бести, ты хоть представляешь, с какими опасностями связаны такие путешествия? Не говоря уж об усталости, холоде и скудной пище?
   - Представляю. Чтоб ты знал: сюда я пришла из Эвилона. Одна. Так что и в Дунвал доберусь. Конечно, с тобой мне было бы гораздо легче. И безопасней... - девушка, словно передумав уходить, приблизилась ко мне почти вплотную, взглянула в глаза, - Разве я много прошу? Ведь тебе все равно, куда идти: туда ли, сюда ли. Чем Дунвал хуже других городов? А там я найду караван до Кастенгарда, и больше не буду обременять тебя своим обществом.
   Проклятье!! Как она это делает? Почему так трудно отказать, когда на тебя смотрят такими глазами?! Ну не могу я позволить ей идти одной! А ведь она пойдет, если я откажу... всего два или три дня провести вместе... Только три дня!
   А Бести все ждала моего ответа, с надеждой вглядываясь в мое лицо. В неверном свете звезд ее глаза казались почти черными на бледном лице. Мы стояли настолько близко друг к другу, что вздохни поглубже - и наши тела соприкоснуться...
   Конечно же, я согласился...
  
   Дайна.
  
   - Все, сыта я по горло романтикой большой дороги! - эмоционально вздохнула Бести, очнувшись от происшедшего, - Доходим до первого попавшегося города и пристраиваемся к купеческому каравану!
   - В городе наверняка живет хоть один маг, - предупредила я. А то с ее моральными принципами не знаешь, к чему готовиться...
   - Ты думаешь, магам больше заняться нечем, кроме как одиноких и внешне безобидных женщин выслеживать? Если не лезть им не глаза, устроиться где-нибудь на окраине - авось нас и не заметят.
   Дорога привела нас к укрепленному людскому поселению. Мы попали в обжитую местность, то и дело нас обгоняли всадники и повозки, и я вынуждена была снова войти в тень госпожи. Завидев городские стены, Бести заявила, что нуждается в длительном отдыхе после такого утомительного путешествия пешком, и для этого нужно провести кое-какую подготовку.
   - Я хочу найти место, где можно пожить несколько дней, - объяснила госпожа, - Самый простой вариант - работа за стол и кров. Только надо произвести нужное впечатление.
   - Я помогу, - с моими новыми возможностями тонкое ментальное воздействие давалось мне несравнимо легче, - Но почему бы тебе не использовать те блестящие штуки, которые ты забрала? Их наверняка можно продать, а с полученными деньгами добраться до столицы будет гораздо проще и быстрей.
   - Мы так и сделаем, только не в этом городе. По той же причине, что и с одеждой: вдруг их опознают? И мне хотелось бы их сохранить по возможности. Нельзя начинать захват мира с пустыми руками. В Кастенгарде нам понадобится стартовый капитал.
   - Если изменить их форму или вернуть в начальное состояние - металла и камней, опознать станет невозможно.
   - А ты это можешь? - воодушевилась Бести.
   Я вытащила все камни из украшений, а оставшийся металл оправ переплавила в бесформенные комочки.
   Сама Бести вымылась в ручье и переоделась в рубашку Аники, спрятав грязную порванную одежду в котомку. Несмотря на выглянувшее, наконец, солнце и теплую погоду, Бести пришлось накинуть плащ, ибо по людским меркам такой вид был неприличным. И только после всех этих процедур мы пошли в город.
  
   Заведение, которое облюбовала для себя Бести, носило громкое название "У золотой розы" и имело соответствующую вывеску. Как оказалось, название свое оно получило от имени хозяйки, дородной вдовы неопределенных лет. И судя по виду заведения, дела у этой Розы шли весьма успешно.
   Хозяйка выслушала историю Бести довольно снисходительно, окинула ее оценивающим взглядом.
   - Что ж, работы у нас хватает. Обслуживать клиентов я тебя, пожалуй, не пущу: с такими худенькими ручками ты полный поднос не донесешь, больше посуды перебьешь. Готовить умеешь?
   В наблюдательности этой женщине не откажешь. Кто же доверит такому задохлику, как Бести, тяжелую физическую работу?
   - Только самое простое.
   - Ну-ну, - хозяйка еще раз оглядела Бести, и пожала плечами. - Тогда будешь мыть посуду, и убирать зал и комнаты для постояльцев. Справишься?
   - Я буду стараться, - поклонилась Бести.
   - Платить я тебе не буду. Но есть можешь, сколько хочешь, - улыбнулась хозяйка, - Ты точно меня не объешь! Жить будешь в комнате за кухней, вместе с другой служанкой, Скайрой. Скайра!
   Из неприметной дверки сбоку выскочила шустрая девица. Вот эта точно пригодна для такой работы: рослая, крепкая, с широкой спиной и сильными ногами. Физической энергии - хоть отбавляй, а магической - полное отсутствие.
   - С сегодняшнего дня работаешь в зале, - распорядилась хозяйка, - а новенькая...
   - Бести, - подсказала госпожа.
   - А новенькая заменит тебя. Жить она будет в одной комнате с тобой. Покажи ей, где можно положить вещи, а потом объясни, что к чему: где ведра и щетки, да познакомь с поварами.
   Бести и Скайра пошли вглубь строения, через затененные узкие коридоры и какие-то нежилые, без окон, помещения.
   - Тебе повезло! - тараторила девица, - Госпожа Роза тебя не обидит, коли ты у нас приживешься. Ты уж постарайся, а то мне на кухню возвращаться не с руки!
   - В зале работать лучше? - осторожно спросила Бести.
   - А то! Мне замуж выходить пора, а в зале и чаевые дают, как раз приданное собрать можно, и мужчин сколько за день проходит - только присматривайся да выбирай! - девица игриво подмигнула, потом распахнула дверь, - Заходи.
   Мы оказались в маленькой комнатенке с тусклым окошком и минимумом мебели: сундук для вещей, старенький деревянный стул и узкая деревянная же кровать на низких ножках-чурбачках. Даже моя клетка на Базире по сравнению с этой каморкой казалась роскошным залом. Бести смущенно взглянула на свою будущую соседку:
   - Э...я очень беспокойно сплю...и вполне могу лечь на полу, если можно достать еще один тюфяк
   - Не переживай, ты будешь ночевать здесь одна, - засмеялась Скайра, - По крайней мере, в ближайшие несколько дней. Клади сюда свои пожитки, и пойдем в кухню, я тебе все покажу.
   Хоть что-то приятное за сегодняшний день! Мне тоже иногда хочется выйти из тени, побыть одной. И сделать я это могу только ночью, когда хозяйка меня не контролирует.
   - Мне бы одежду зашить...и постирать...а то и работать не в чем, - Бести скинула плащ, продемонстрировав свою бедность.
   - Зал я с вечера убрала, а утром посетителей не бывает. Как раз все успеем, - решительно заявила Скайра, - Как же ты так?
   Бести рассказала очередную ложь, как она отстала от каравана и два дня блуждала по лесу, пока не вышла на дорогу. Но Скайру ей разжалобить, как сердобольных селян, не удалось - та слушала ее в пол уха. Она быстро нашла мыльный порошок, вручила его Бести, и потащила девушку за задний двор. Пока Бести заполняла водой небольшое корыто, девица спешила выложить все, что, по ее мнению, полагалось знать новенькой. Госпоже следовало бы прислушаться: всегда важно знать, что можно ожидать от нового окружения. Не хочет? Тогда я сама об этом позабочусь. Пусть Бести продолжает верить, что подчинила меня... а я аккуратно начну подправлять ее привычки в нужную мне сторону. Я ведь не просто слушаю ее слова, но многое для себя запоминаю...
   Скайра рассказала, что госпожа Роза, хозяйка гостиницы, овдовела несколько лет назад. При прежнем хозяине, ее муже, гостиница не приносила большого дохода, работников в ней почти не было, да и тем платили мало. Но госпожа Роза сменила название, наняла новых работников, и за каких-то пять лет сумела достичь нынешнего процветания, управляя "Золотой розой" твердой рукой. Теперь здесь работали два повара, которые работали поочередно, три разносчицы, с учетом Скайры - уже четыре, выполнявшие еще и обязанности горничных, уборщица-посудомойка, а также истопник, мрачный и неразговорчивый мужчина, в обязанности которого входило обеспечивать круглый год кухню горячей водой, а в холода - все заведение теплом. Он так же выполнял функции охранника - новшество, которого больше не было ни в одном питейном заведении города - утихомиривая чересчур разошедшихся клиентов. Благодаря этому заведение госпожи Розы считалось одним из самых благопристойных.
   - Я думала, ты хотела отдохнуть, - напомнила я. Мне отдых представлялся иначе.
   - Смена деятельности - тоже отдых, - пробормотала Бести. Скайра на ее слова не отреагировала, занятая болтовней:
   - Тебе здесь понравится. Сегодня очередь Номада готовить, когда он придет, я вас познакомлю. Он такие пироги делает!! Язык проглотишь! Хоть откормишься немного... Знаешь, ты вовремя явилась! Похоже, сегодня у нас посетителей будет больше, чем обычно. Придут послушать господина Орландиля, он вчера остановился у нас. Я его видела - такой красавец, прямо как эльф!
   При упоминании эльфов Бести скривилась и стала сильнее тереть свою одежду.
   - Ладно, заканчивай тут, и приходи на кухню, там тоже дела есть, - распорядившись таким образом, служанка упорхнула.
   - Может, намекнуть этому Номаду, чтобы он Скайру пирогами угостил? Если она проглотит язык, хоть замолчит ненадолго... - задумчиво протянула Бести.
   Я уже знала, что госпожа шутит подобным образом. Занятая своим делом, госпожа не обратила внимания на шаги за спиной. Я не чувствовала никакой агрессии или даже неприязни от приближавшегося к нам человека, поэтому тоже была абсолютна спокойна. Но от легкого шлепка по ягодицам Бести едва не подскочила, а вспышка ее гнева была настолько сильной, что я чуть не вышла из тени, не дожидаясь приказа, чтобы немедленно оторвать все конечности подошедшему. Ну, и кто тут такой "счастливый"?
   Перед нами стояло...нечто. Мужчина человеческого рода, неудачно пытающийся замаскироваться под эльфа. Любой, даже не имеющий никаких магических способностей, такую маскировку разгадает. Даже Бести, и то не обманулась.
   - Нужно постирать, чтобы к вечеру высохло. Не могу же я выступать перед достопочтенной публикой в такой одежде? - сообщило это недоразумение, протягивая Бести скомканные яркие тряпки.
   С усилием подавив кипящий в ней гнев, госпожа молча вынула из корыта свои вещи и опрокинула его, стараясь облить наглеца грязной водой. Не получилось.
   - Госпожа, позволь, я сломаю ему руку, - предложила я, - Он сразу научится хорошим манерам.
   Появление Скайры (наверно, заждавшейся Бести на кухне) помешало осуществлению наказания.
   - Бести, что ты делаешь?! - завопила она, словно увидела не пролитую воду, а кровь. После чего засуетилась вокруг парня, - Ах, господин Орландиль! Она новенькая...
   - В другой раз, - обнадежила меня госпожа, развешивая мокрую одежду на веревке, - Это менестрель. Не думала, что в таком захолустье можно встретить менестреля.
   - Кто это такие? - потребовала я уточнения. Никогда раньше о таких созданиях не слышала.
   - Бродячие артисты. В основном - исполнители песен собственного сочинения. Тем и зарабатывают на жизнь.
   - Бесполезные, - определила я, потеряв всякий интерес к мужчине.
   - Не скажи... Талантливые артисты могут повелевать толпами, благодаря своему таланту. Ловцы человеческих душ... - усмехнулась госпожа.
   Повесив свою одежду сушиться, Бести направилась в кухню. Там уже шуровал невысокий полноватый мужчина в чистом фартуке. На круглом добродушном лице красовались маленькие, закрученные кверху усики, что придавало ему задорное выражение. Бести сразу заулыбалась, глядя на него:
   - Здравствуйте, добрый человек! Вы, наверное, господин Номад?
   Тот улыбнулся в ответ:
   - Несомненно, я Номад. Он самый. Только не господин. Ты, верно, новенькая?
   - Да, я Бести. И должна вам помогать. Что надо сделать?
   - Вот, помой и почисть, - мужчина придвинул к Бести целый таз с овощами, - А пока занимаешься, запоминай - в "Золотой розе" только одна госпожа - госпожа Роза. И к постояльцам тоже лучше обращаться "господин", им это льстит, - Номад усмехнулся, - А остальные, ты да я, просто добрые люди, как ты говоришь, и к нам обращаются по имени.
   - А что это будет?
   - Овощное рагу. Оно должно как следует протомиться, так что начинаем с него. А еще будет мясная запеканка, и похлебка с зеленью. И сладкий сбитень.
   - А пироги будут? - лукаво улыбнулась Бести.
   - Нет, сегодня не будут, - засмеялся в ответ Номад, - Знал бы, что у нас новенькая, пришел бы пораньше и поставил бы тесто. Так что послезавтра попробуешь. Ты хоть завтракала? - Номад взглянул на госпожу неожиданно цепким взглядом.
   - Э...я еще не успела, - осторожно ответила Бести.
   - Оно и видно. Ладно, когда с этим закончишь, сможешь кое-чего перехватить.
  
   Нет, все-таки я совсем не понимаю мою госпожу. Вопреки собственным же словам, что она хочет остаток пути до Кастенгарда проделать в комфорте и безопасности, Бести осталась в гостинице, где ей даже не собирались платить! Между делом, когда никто не мог слышать ее бормотания, я решила хоть что-то выяснить:
   - Что мы здесь делаем? Эта работа никак не приближает тебя к твоей цели.
   - Пока собираем информацию.
   - Тогда тебе следовало бы прислушиваться к Скайре. Она рассказала очень многое.
   - Дайна, информацию надо еще и фильтровать. Скайра наболтала много всего, но совершенно бесполезного. Вот пожила бы ты у нас на Земле, тогда поняла бы, каково это - управлять информационными потоками.
   Однотипные занятия Бести, отсутствие каких-либо угроз и необходимости действовать погружали меня в состояние какого-то странного оцепенения, почти апатии. Уже вечером, когда Бести перемывала в большой лохани посуду, я обратила внимание на странные протяжные звуки, доносившиеся из обеденного зала через то и дело открываемую дверь.
   - Что это? - раньше я никогда ничего подобного не слышала.
   - Похоже, менестрель выступает, - усмехнулась госпожа, - Вот значит, какой стон у них песней зовется...
   - А зачем эти... "песни" нужны?
   - Ну, как зачем...У демонов подобных развлечений не предусмотрено? Люди, да и прочие эльфы, голосом и музыкой (кто умеет играть на музыкальных инструментах) выражают свое настроение, делятся им с другими.
   - Никогда не слышала, чтобы ты пела.
   - Может, у меня просто настроения не было...или повода. Между прочим, голос у этого барда очень даже неплохой, а вот репертуар сменить бы надо...
   Больше про песни мы в этот вечер не разговаривали.
  
   На другой день госпожа пожелала поставить меня в известность о своих дальнейших планах.
   - Дайна, послушай, что я узнала от одного здешнего постояльца. Оказывается, отсюда никакие караваны не отправляются. Это слишком мелкий захолустный городишко. Все местные купцы ездят за товарами в Дунвал, это недалеко, всего два или три дня пути. А вот оттуда караваны идут, и в Кастенгард в том числе. Так что я думаю, нечего нам тут в розовых кущах сидеть, а надо отправляться в Дунвал.
   - Как скажешь, - мне было все равно, - Но можно начать захват мира и с этого города. Магов здесь нет, зато есть наемники и военные, и кое-как город укреплен. Мои силы возросли, я вполне могу контролировать много людей.
   - Это так у демонов происходит? - ехидно поинтересовалась госпожа, - Начинаем с малого, постепенно подчиняем себе все окрестные деревни и села, потом следующий город, и далее, по нарастающей?
   Я не видела ничего странного или неправильного в таком поступательном завоевании, и предпочла промолчать.
   - Это очень долго и расточительно, а моя жизнь слишком коротка, - хохотнула Бести, - Смотри, что получится из твоего предложения: мы подчиняем себе этот город, сидим тут, постепенно наращивая силы, а тем временем к королю Мидденленда летит весть, что какой-то населенный пункт вышел из-под контроля, перестал платить ему налоги, и вообще там творится что-то непонятное. Что сделает король? Он отправит сюда военный отряд разобраться. Предположим, что ты справишься с первым отрядом. Последует отправка следующего, более многочисленного, да еще усиленного магами. И в итоге мы вместо захвата мира получим междоусобную войну, будем впустую тратить свои силы и человеческие ресурсы, которые могли бы пригодиться нам в будущей войне с дроу. Я же хочу сделать все быстро и красиво.
   - Как именно? - наконец-то мы подошли к главному!
   - Мы приходим в Кастенгард, получаем аудиенцию у короля, и ты аккуратно подавляешь его волю, подчиняешь его. Вместо того, чтобы распыляться на всякие перевороты и прочую фигню, мы станем кукловодами. Растворимся в тенях позади трона и будем дергать за ниточки, а весь Мидденленд (а потом и весь мир) начнет плясать под нашу музыку.
   - И даже не убьем короля?! - какой в этом смысл? Не понимаю! Разве захват власти не предполагает, что ты сам становишься верховным единовластным правителем?
   - Ох, все б тебе убивать! Ну, сама подумай, это же гораздо интересней - править анонимно! И безопасней. Пусть меняются короли-марионетки, пусть вокруг них плетутся заговоры и поднимаются мятежи - мы останемся неизвестными, невидимыми и неуязвимыми! По правде говоря, я никогда не понимала тех ненормальных, которые стремятся захватить мир и установить свою диктатуру. Не спорю, процесс захвата очень интересный, но что делать с этим миром потом? Им же управлять как-то надо! А это как раз совсем не интересно, а очень даже скучно и муторно. Вот пусть этим кто-нибудь другой и занимается. Когда нам надоест этот балаган, мы просто бросим его, пусть король разбирается со всеми проблемами, а сами займемся чем-нибудь более веселым.
   Чем дольше я слушала госпожу, тем больше мне нравилось то, что она предлагала. Это же...действительно - так просто! И...потрясающе! И да - я это смогу сделать! Бести, какая же ты умница! И я ни на кого тебя не променяю, даже на легендарного оборотня. Ты навсегда останешься только моей! Если бы только я нашла способ подчинить Бести, управлять ею так же, как она предлагает управлять другими... Пока, даже постоянно находясь с госпожой в непосредственном ментальном контакте, я не в силах сломить ее волю, исправить под себя характер.
   - Значит, мы направляемся в Дунвал. А потом в Кастенгард.
   - Да. Но я хотела найти спутника. Во избежание, так сказать. И мне кажется, менестрель для этого вполне подойдет.
   - Тебе стоит только приказать, я внушу ему все, что пожелаешь.
   - Только не переусердствуй. Сначала я попробую сама с ним поговорить. Если уж он окажется совсем непробиваемым, тогда подключайся.
  
   Однако мое вмешательство не потребовалось. И как у Бести это получается? Ведь она совсем не обращается к магии! Лишний шаг, робкий взгляд снизу вверх, в голосе что-то такое...нежность? - и это поющее недоразумение согласилось! М-да...мне еще есть чему учиться...
  
   Глава 3.
  
   Вы за кого меня, дурака, принимаете?!
  
   Орландиль Блум.
  
   Давно уже я не испытывал такого воодушевления перед предстоящим путешествием. Утром, собрав свои вещи, я спустился в обеденный зал, и сразу же увидел Бести. Девушка стояла перед госпожой Розой, очевидно сообщая о своем уходе.
   - Господин Орландиль, нехорошо сманивать у меня девушек. Кажется, я поступила опрометчиво, приветив вас в своем заведении, - хозяйка гостиницы не замедлила высказать мне претензии.
   Я не стал отвечать на этот выпад (совершенно безосновательный), вместо этого улыбнулся:
   - Позвольте рассчитаться с вами за ночлег. И подайте завтрак, нам предстоит неблизкий путь.
   Моего хорошего настроения не могло испортить ни недовольство госпожи Розы, ни откровенная ревность Скайры.
   Служанка, принесшая завтрак, шипела, словно рассерженная змея. Столовые приборы на стол она не положила, а швырнула, с грохотом и звяканьем; принеся еду, цедила сквозь зубы:
   - Я же ей и подавай, я же потом за ней и убирай...
   Откуда в ней такая злоба? Ладно, если бы в отношении меня: по собственному опыту знаю, что отвергнутая женщина сразу перестает быть милым и нежным созданием. Чем ей Бести успела так насолить? Ревнует, что беру с собой не ее? Ох, что-то я сомневаюсь, что, предложи я Скайре странствовать со мной из города в город, не имея собственного дома и хозяйства, она с радостью бы согласилась. Эх, женщины... Хорошо, что мы с Бести уходим отсюда. Единственное, что могло бы меня сейчас огорчить, это если бы Бести передумала и осталась в этой гостинице. К счастью, девушка оказалась верна своему слову.
   Пока мы вместе завтракали, мой взгляд невольно притягивался к Бести. При первой нашей встрече она уже показалась мне необыкновенной. Было в ней какое-то особенное очарование, не свойственное ни одной из девушек, которых я знал до этого. А теперь я видел, что, помимо красоты, в ней есть определенная смелость и решительность, и вера в себя. И в обществе этой удивительной девушки мне предстояло провести несколько дней! Я представил, как мы идем по дороге, разговаривая, держась за руки... На дневной отдых мы остановимся в чудесном, красивом и уединенном местечке... Может быть, Бести расскажет мне свою историю, когда поймет, что мне можно доверять. Ибо чем дольше я наблюдал за ней, за ее манерами, тем больше убеждался - Бести выросла не в семье земледельца или ремесленника. Что-то случилось такое, что заставило ее скитаться по дорогам и скрывать свое прошлое. Ах, чтоб меня демоны покусали, мне уже не терпелось уйти отсюда!
   Но во дворе гостиницы произошла новая встреча, задержавшая нас. Какой-то невысокий полный мужчина преградил нам путь.
   - А куда это моя помощница направляется? Я, понимаешь, пораньше пришел, тесто хотел поставить, а она уже в путь собралась? - вместо приветствия воскликнул он.
   - Мы идем в Дунвал, - ответила Бести, - Видно, не судьба мне ваших пирогов отведать, господин Номад.
   Ага, кажется это местный повар...
   - Погоди минутку, никуда ваш Дунвал не денется, если вы чуть погодя уйдете, - отмахнулся повар, и неожиданно обратился ко мне - Господин Орландиль, я хотел кое-что у вас спросить по секрету, пока вы не ушли.
   Что ему от меня надо? Если он надеется, что я оставлю тут Бести, то пусть распрощается с этой мечтой! Однако я последовал за Номадом, оставив Бести во дворе.
   - Слушай, ты, песенник, - тихо заговорил этот кашевар, едва мы оказались в кухне, - я не знаю, чего ты наплел бедной девочке, что она сорвалась вслед за тобой, скажу только одно - Бести и так тяжело пришлось. Так что, если я узнаю, что ты ее обманул или чем обидел - обходи наш город десятой дорогой. Не то я тебя самого на фарш пущу и в тесто закатаю.
   От такой наглости и несправедливых обвинений я на минуту просто онемел.
   - Что вы себе позволяете?! - обретя дар речи, я не мог не возмутиться, - Во-первых, Бести всего лишь просила проводить ее в Дунвал. А во-вторых, я, кажется, не давал повода так низко обо мне думать!
   - А мне поводы не нужны! Знаю я вас, бродяг, - повар отвернулся от меня, начал шарить по ларям. Это еще что такое, неужели он решил, что я не в состоянии обеспечить Бести даже едой?! - Вам лишь бы девушке голову вскружить, а потом - лови ветер в поле. Ты хоть подумал, с чего бы ей с тобой пешком в Дунвал идти, когда она могла к любому купцу в телегу попроситься? Почти все в Дунвал порожняком едут, любой ее охотно взял бы. Короче, я тебя предупредил.
   - Постойте! - я задержал повара, уже готового выйти во двор, - Вы сказали, что Бести тяжело пришлось. Она вам что-то рассказывала? Что с ней произошло?
   - А мне рассказов, как и поводов, не нужно. У нее по глазам все видно. Ты видел, как она на незнакомых людей смотрит?
   С этими словами повар вышел к дожидавшейся нас девушке.
   - Вот, - он протянул Бести сумку, - я тебе кое-что собрал на дорожку. А то госпожа Роза, как я посмотрю, с чем тебя приняла, с тем и отправила. Видать, обиделась, что ты уходишь. Ты вот что... как в Дунвале устроишься, отправь мне весточку - что и как. Ладно?
   Нарочно при мне попросил. Вот гад!
   - Ладно! - Бести приняла подачку с благодарностью, - Спасибо вам, господин Номад! С вами было приятно работать. Ну что, идем?
   - Идем, - я не видел никакого "особенного" выражения в ее глазах, о каком говорил повар. Гораздо больше меня занимала мысль, высказанная этим Номадом, что Бести могла бы добраться в Дунвал и более легким способом. Но девушка попросила именно меня проводить ее! И еще так настойчиво! Ну, конечно же, я ей нравлюсь! Очевидно, ее воспитание не позволяло Бести проявить свой интерес так откровенно, как это делала Скайра... Нет, этот чудесный день ничто не могло испортить!
   - Не потеряйся среди толпы, - пошутил я, оказавшись на людной улице и завладев маленькой ладошкой Бести. Девушка насмешливо фыркнула, но руку не отобрала, послушно шагая рядом со мной. Но когда я предложил понести ее суму, решительно запротестовала:
   - Я же сказала, что не буду создавать лишних проблем в пути. Не такая уж это тяжелая ноша, чтобы я с ней не справилась. А на привале она еще полегчает, когда мы съедим гостинцы Номада. Кроме того, господин менестрель, ты и так достаточно нагружен своими вещами, да еще инструмент...
   - Знаешь, раз уж мы идем вместе, не стоит обращаться ко мне "господин менестрель". Зови меня просто Блум.
   - Как?! - Бести уставилась на меня распахнутыми от удивлениями глазами, и мне показалось, что она еле сдерживает смех, - А почему не по имени - Орландиль?
   - Понимаешь, Орландиль - это не настоящее имя,- тихо, чтобы услышала только Бести, сказал я, - Мое настоящее имя не подходит для того, в ком течет хотя бы часть эльфийской крови. А на самом деле меня зовут Блум.
   - У тебя правда в родне были эльфы? - прищурившись, разглядывала меня девушка. Бесполезное занятие - я без грима в люди не выхожу. Дождавшись от меня отрицательного жеста, она вздохнула: - Ну...ладно, будем считать, что второй раз познакомились.
   О себе девушка не добавила ни слова. Да, вызвать ее на откровенность будет трудно...
   - Знаешь, надо договориться, что отвечать на расспросы. Нам предстоит пройти через несколько сел, а все эти крестьяне и фермеры так мало видят нового, что чрезмерно любопытны.
   - Да, ты прав. Думаю, лучше придерживаться правды, насколько это возможно. Как ты думаешь, многих удивит то, что менестрель путешествует со спутницей?
   - Если спутница - не менестрель, то тебе придется выслушать немало непристойностей.
   - А если я назовусь твоей сестрой?
   - Сестрой?!
   - Ну да, младшей. Подпустим немного жалостливых подробностей: мол, родители умерли, и мы идем в Дунвал, где ты оставишь меня на попечении дальних родственников, а сам продолжишь свое служение искусству. Пройдет на ура, я так думаю.
   - Но почему сестрой?!
   - А кем же, братом что ли?
   - Женой...невестой...
   - Глупость какая! - отрезала Бести, - Никто в своем уме не будет таскать по дорогам жену или невесту. И как ты объяснишь, что бросаешь жену, невесту в Дунвале? Кроме того, когда хорошенькие селяночки будут смотреть на тебя восторженными глазами, они должны видеть перед собой мужчину, не связанного обязательствами с другой женщиной. Ну, ты сам понимаешь.
   Конечно, вариант, предложенный Бести, был хорошим...если не принимать в расчет того, что меня-то интересовала одна-единственная девушка! Мое молчание Бести истолковала по-своему:
   - Что тебе не нравится? Я ведь обещала, что не буду тебя стеснять никоим образом. В качестве моего брата ты будешь отгонять от меня всех особей мужского пола, а мне только этого и надо. В то же время сам останешься абсолютно свободен.
   - Значит, ты попросила меня проводить тебя только по этой причине? - мой голос предательски дрогнул.
   - Блум...но мне действительно надо в Дунвал! Ты единственный человек, которого я могла попросить! Ты тут все дороги исходил, местность знаешь. Никакой купец, напросись я к нему, меня за просто так не повезет, а у меня ни единой монетки... И потом, есть еще одна причина, - Бести лукаво улыбнулась, - Мне хочется послушать твои песни!
   - Сделаем привал, и обязательно послушаешь, - да уж, мне надо привыкнуть, что Бести не так проста, как другие девушки! - Да, думаю, ты права, так будет лучше. Ну что ж, пошли, сестренка!
   Я слегка приобнял Бести за плечи, на краткое мгновение прижав к себе... в качестве брата я ведь могу позволить себе более фамильярное общение с нежно любимой "сестренкой"?
  
   В Дунвале я был лишь однажды, но в этот город вела только одна дорога. И в прошлый раз мне запомнилось одно прелестное местечко: небольшая рощица среди полей, где мы найдем приятную тень в полуденный зной, и уединение. Там же протекал небольшой ручей. Местность ничуть не изменилась с той поры, только ручей (наверное, из-за недавних обильных дождей) стал гораздо полноводней. Если раньше его можно было пересечь одним прыжком, то сейчас перед нами был довольно широкий, хотя и неглубокий поток. Мостика через него никогда не было. Я разулся, закатал до колен штаны, понадежней укрепил инструмент за спиной - нельзя, чтобы на него попала вода.
   - Бести, давай мне свою суму. Я перенесу сначала вещи, потом тебя.
   Девушка на этот раз без возражений передала мне котомку.
   Ух! Вода была достаточно холодной, а скользкие камни так и норовили вывернуться из-под ног. Хорошо, что сквозь чистую воду было видно, куда надежней поставить ногу. Выбирая крупные устойчивые камни, я довольно быстро оказался на другом берегу. Сложил вещи подальше от воды, повернулся к ручью...
   Бести не стала меня дожидаться. Подобрав подол своего платья, девушка уже переходила через ручей, осторожно нащупывая дно ногами. Мне только и оставалось, замерев на месте, любоваться этим зрелищем.
   - Я не калека безногая, чтобы переносить меня через каждую лужу, - недовольно заметила Бести, оказавшись рядом со мной, - Тут же курица вброд перейдет!
   - Ты могла пораниться об острый камень, тогда мне пришлось бы нести тебя до Дунвала, - отшутился я.
   - Тут нет острых камней! Только скользкие голыши...
   - Вот и ладно. Ну и здоровА же ты спорить, сестренка! Что плохого, что кто-то о тебе заботится?
   - Плохо то, что к хорошему отношению быстро привыкаешь! А если останешься одна, безо всякой помощи и поддержки - что прикажете делать? - Бести отвернулась от меня, подошла к сложенным вещам, намериваясь взять свою суму.
   - Постой. Давай отдохнем здесь. Уже становиться слишком жарко, чтобы идти по солнцепеку. И не стоит обуваться, пока ноги совсем не обсохнут, а то такие мозоли натрешь, что потом неделю ходить не сможешь.
   - Хорошо, как скажешь. Тебе виднее.
   Я осмотрелся. В нескольких шагах от ручья раскинуло ветви цветущее дерево. Приятное местечко для отдыха! В тени ветвей можно не только не спеша перекусить, но и вольготно растянуться на травке... Бести согласилась с моим выбором. Устроившись возле ствола, девушка развернула сверток с припасами, заботливо приготовленными для нее поваром гостиницы. Мы принялись за еду.
   - Этот Номад очень заботиться о тебе, - не удержался я от ревнивого замечания.
   - Это у него профессиональное. Любого задохлика стремится откормить, - усмехнулась в ответ девушка.
   Бести устало прижалась спиной к стволу, запрокинула голову, любуясь небом сквозь листву.
   - Хорошо-то как! - мечтательно вздохнула она, - Тишина...Птички поют... Аромат цветов...
   - Хм. Сразу видно, что ты не в селе жила, - я прислушался к трелям, которые Бести приняла за птичьи, - Это не птицы поют, а древесные ящерицы.
   - Ящерицы?! Ты смеешься надо мной, что ли?
   - Ничуть, - мысленно я добавил еще одну деталь в мозаику моих догадок относительно истории девушки. В детстве мы развлекались ловлей этих ящерок. А вот Бести о них даже не слышала... - Вон, посмотри, где от ствола толстая ветка отходит, как раз сидит одна из них.
   - Где? - девушка придвинулась ко мне вплотную, ища взглядом заинтересовавшее ее существо. Глупо было бы не воспользоваться подвернувшимся шансом. Ненавязчиво обняв собеседницу, я показал Бести на маленькое создание. Окраской почти сливаясь со стволом, ящерка надувала ярко-оранжевый зоб под горлом, издавая переливчатый звук.
   Бести внимательно разглядывала диковинку. А я - Бести. Такая необыкновенная девушка! Какие у нее глаза! А волосы! Мне достаточно было слегка наклонить голову, чтобы почувствовать их аромат - запах лесных трав и цветов...и такие мягкие на ощупь...
   - Знаешь, ты такая необычная девушка... - почувствовав мое прикосновение к волосам, Бести сразу отстранилась:
   - А ну-ка, притормози! Каждый раз, когда я слышу эту фразу, у меня начинаются неприятности!
   Глаза Бести потемнели, как грозовое небо, которое вот-вот разразится молниями и громом, и вся она напряглась, готовая не то ударить, не то пуститься наутек.
   - Я просто хотел спросить: как ты добилась такого эффекта? - я очень осторожно отделил светлую прядь из остальной массы волос. Девушка мгновенно успокоилась.
   - А, это... Очень просто. Берешь старую шляпу, хуже которой нет, делаешь в ней дырки. Через дырки аккуратно вытаскиваешь наружу отдельные пряди и сидишь на солнце до одури, пока они не выгорят. Вот и все.
   Действительно, проще некуда. Но слова Бести неприятно кольнули меня - на мне сейчас как раз была старая шляпа, а девушка шла по солнцепеку с ничем не прикрытой головой. Но шляпа была в таком плачевном состоянии, что я не мог предложить ее Бести.
   - Жаль портить такую красоту...При первом удобном случае купим тебе вуаль или фату, чтобы прикрыть волосы...
   - Разве я просила? - рыкнула на меня в ответ девушка. С чего это она разозлилась? - Если мне потребуется головной убор - я сама его приобрету. А пока обойдусь дарами природы.
   С этими словами девушка сорвала побег дикого плюща с крупными зубчатыми листьями, свернула его в виде венка - получилась шляпа из зелени. А сама Бести стала похожа на лесную волшебницу из детских сказок. Жаль только, что выражение ее лица не смягчилось улыбкой, оставаясь по-прежнему серьезным...
   - Блум, а ты ничего не забыл? - обманчиво ласковым тоном спросила Бести. Я попытался вспомнить, на что она намекала. Но ничего в голову не приходило.
   - Ты обещал мне песню! - напомнила Бести.
   - Ну, раз обещал... - я не заставил себя уговаривать, бережно снял чехол с кантары:
  
   "Я позабуду дом и друзей,
   Пол королевства отдам за коня.
   И я буду верен любимой своей,
   Если она не бросит меня."
  
   На последних строках Бести тепло улыбнулась. Как же иначе - это моя, собственная, самая удачная, песня!
   Я пел и вглядывался в ее прекрасное лицо. С каждым куплетом Бести всем больше скучала и хмурилась.
  
   "Доли бродяжьей мне ли не знать:
   Горный ручей, и краюшка луны.
   Может в пути суждено мне пропасть.
   Только твоей в том нету вины.".
   (примечание: песня группы "Мельница")
  
   - Ну конечно, без патетики никак нельзя... - недовольно произнесла девушка, едва отзвучал последний аккорд, - И так настроение ниже плинтуса, и ты еще тоску нагоняешь...
   - Много ты понимаешь! - возмутился я. Тоже мне - ценительница прекрасного! - За эту песню мне рукоплескали благородные господа и дамы, не то что...
   Тут я осекся.
   - Да ты договаривай, не стесняйся, - насмешливо произнесла Бести, - нищая бродяжка без роду и племени - ты это хотел сказать?
   Сказать-то я хотел именно это, но лучше бы откусил себе язык, чем признался Бести. Поэтому промолчал. Но Бести неожиданно придвинулась ко мне, даже руку мою погладила:
   - Блум, не обижайся. Ты замечательный певец! И музыка, и стихи очень красивые! Только как это сказать... сейчас эта песня не в тему. Столько уже прошли, я устала. Хочется чего-нибудь энергичного, так сказать для подъема тонуса.
   - Да, я помню - ты предпочитаешь другую музыку.
   Припомнив необычный ритм, я попытался воспроизвести его на струнах:
   "Ну-ка мечи стаканы на стол!"....
   На мой вкус, это годилось для застолья в кабаке, а не для романтического уединения с девушкой, но Бести наконец-то улыбнулась:
   - Вот, я же говорила, ты настоящий талант! И как запомнил-то?
   Наконец-то меня по достоинству оценили. Я поклонился и убрал кантару. Пора продолжать путь, чтобы до темноты успеть дойти до селения.
  
   Соглашаясь на просьбу Бести проводить ее до Дунвала, я тогда не поверил ее словам, что она не доставит мне никаких трудностей. Но все оказалась именно так, как она обещала. За весь наш путь я не слышал ни единого слова жалобы. А еще Бести была немногословна, но если между нами и завязывалась беседа, то слушать ее мне было всегда приятно. Ах, как она улыбалась! Впервые мне не хочется расставаться с женщиной, проведя вместе несколько дней... Не удержавшись, я позволил себе помечтать: вот мы вместе странствуем, завораживая слушателей своим выступлениями. Бести поет свои необычные песни, я ей подыгрываю на кантаре...Бести склоняет головку на мое плечо...
   - О, мы уже пришли! - разбило мои мечты восклицание Бести. Впереди действительно показались черепичные крыши высоких городских домов Дунвала, - Блум, без тебя я бы так и плутала в трех соснах. Ты никуда не спешишь?
   - Конечно же, нет. Я даже не собирался идти в этот город.
   - Тогда поищем ужин и ночлег вместе? А дела оставим назавтра!
   - Я согласен! Давай, я выберу для нас достойное заведение, - сделав паузу, я решился, - Поверишь ли, но за те несколько дней, что мы провели вместе, я успел к тебе привязаться, Бести.
   - Ты это к чему разговор ведешь? - насторожилась девушка.
   - Я не хочу расставаться. Мы могли бы и дальше путешествовать вместе...
   Бести совсем не обрадовалась моему предложению. Скорее наоборот: нахмурилась и отвела взгляд.
   - Блум, ты хороший попутчик. Но моя дорога ведет в Кастенгард, и никак иначе. Важные дела не терпят отлагательств.
   Вроде бы меня и не отвергли, но...не стоило и надеяться удержать Бести. Вздохнув украдкой, я побрел по улице в поисках гостиницы или постоялого двора. Бести молча шла позади.
  
   Выбор я остановил на небольшом, но чистом гостевом доме. Пришлось оплатить две отдельных комнаты. Кроме того, хозяин брал плату за сутки проживания, а не за ночлег. Это значительно облегчило мой карман. Придется искать заработок на стороне, в этой гостинице даже обеденного зала нет - еду, заказанную постояльцами, служанки разносят прямо в комнаты.
   Впрочем, Дунвал - довольно большой город, здесь найдется не одно питейное заведение, где я могу пополнить свой кошелек. Если исполнить эту забавную песенку про стаканы... надо попросить Бести, чтобы она спела мне ее целиком.
   Комнаты нам выделили чуть ли не под самой крышей. Когда мы поднимались по лестнице, я слышал, как Бести чем-то шуршит, а потом она неожиданно подергала меня за рукав:
   - Блум, пожалуйста, не думай, что я скотина неблагодарная... ты и так уже мне здорово помог. А теперь тебе еще пришлось заплатить за ночлег... Я понимаю, как мне повезло, что тебя встретила! С тобой... надежно. Но я не могу все время пользоваться твоей добротой. Вот, возьми.
   Я обернулся и увидел перед своим лицом ее протянутую ладонь, а на ладони - небольшой зеленый самоцвет.
   - Зачем это?
   - Ну, раз уж мы дорогу делили, то, чур, и расходы пополам, - просящее улыбнулась Бести, - Камешек этот мы продадим. А ты назначаешься казначеем и хранителем наших средств.
   - Согласен, - сказал я вслух, про себя твердо решив не тратить без необходимости ни единой монетки, вырученной от продажи камня. Вероятно, это единственное сокровище Бести. И она доверила его мне! Да что я, в самом деле, не могу заработать нам на еду и ночлег?! - Завтра пойдем на поиск купцов, отправляющихся в Кастенгард, и заодно узнаем цену этому самоцвету.
   Договорившись обо всем, мы разошлись по комнатам. Но, даже перестав видеть Бести, я не мог перестать о ней думать. Эта девушка привлекает меня, как никакая другая, но... создать семью, с хозяйством и детишками, я еще не готов. И просто уйти, предоставив Бести самой заниматься своими делами, я не хочу! И потом, я ей все-таки нравлюсь - по десятку разных мелочей я видел, я знал это! Какие такие важные дела могут быть у нее в Кастенгарде? Кто она такая? У меня богатое воображение, но я не могу представить себе Бести в роли обычной селянки, проводящей день в беготне между хлевом и огородом и встречающей мужа после работы в поле на пороге деревенского дома. Нет, нет, это совсем ей не подходит! И на румяных, пышнотелых, и чрезмерно болтливых купчих Бести совсем не похожа. А вот разодетая в шелк аристократка, встречающая гостей на светском приеме... Я представил себе, как Бести в нарядном ярком платье (конечно же, в ярком, к ее смуглой коже так идет насыщенный цвет!), с распущенными по плечам волосами, улыбается мне... ее взгляд холоден и отстранен, а улыбка принужденно-вежливая... Нет, не то! Бести ни капельки не походит на тех чопорных ледяных аристократок, которых я встречал. Она...совершенно необыкновенная девушка! Как бы то ни было, Бести, вроде, не намерена распрощаться со мной немедленно. По крайней мере, до отправления в Кастенгард... У меня есть еще несколько дней.
  
   Дайна
  
   Пристроившись в попутчицы к малознакомому человеку, менестрелю, Бести не сочла необходимым поинтересоваться моим мнением. А я этому совсем не обрадовалась! Теперь, пока не расстанемся с этим Орландилем, или Блумом, мне никак нельзя выходить из тени хозяйки. Признаться, мне и там неплохо, но...это так сковывает мою свободу...
   Кстати, об имени нашего спутника. Бести, едва услышав его, с трудом подавила смех, чуть не задохнувшись.
   - Вспомнила один известный фильм, где актер с очень похожим именем эльфа играл, - объяснила Бести мне свое поведение, как только менестрель отошел от нас на несколько шагов. Хозяйка никак не могла научиться мысленной речи, несмотря на то, что мы сейчас находились в самом что ни есть тесном контакте друг с другом.
   Да, общаться, когда кто-то посторонний постоянно находится вблизи, очень затруднительно. Блум уже начинает неприятно коситься на Бести, когда она что-то бурчит якобы себе под нос. Ну почему Бести, при своем неохватном магическом потенциале, никак не поддается обучению?!
   Хозяйка и менестрель продвигались в Дунвал не спеша, останавливаясь на отдых по нескольку раз в день. Какие же люди все-таки слабые создания! А я хотела оказаться в конечной точке нашего путешествия как можно скорее. И все из-за этого мужчины! В первый момент чувства менестреля к Бести меня заинтересовали. Ничего подобного мне пробовать еще не приходилось, да и энергетическая насыщенность в них была очень привлекательной. Однако очень скоро я поняла, что предпочитаю что-нибудь более "острое", не столь приторно-сладкое. А от его постоянного разглядывания Бести обожающим взглядом (Бести вроде бы этого не замечает, но я же нахожусь в ее тени!) у меня уже хвост начинает чесаться!
   Когда же мы подошли к окраине города, Бести совершила очередную глупость: она намеревается поселиться в одной гостинице с Блумом! Я настолько возмутилась, что даже перестала разговаривать с хозяйкой. Хорошо хоть, госпожа поселилась в отдельной комнате, по крайней мере, я получу небольшую передышку...
  
   Середина ночи. Вместо того, чтобы спать, Бести уткнулась лбом в оконное стекло. Я знаю, что она даже не смотрит за окно, ее не интересует происходящее в ночной тьме на улице. Тоска - вот как называется ее состояние. Тоска приходит с одиночеством. Мне это знакомо: в плену у демиургов я также могла проводить долгое время, смотря в никуда, отрешась от окружающего пространства. Отвратительное состояние!
   Я выхожу из властвующих в комнате ночных теней:
   - Почему ты не спишь?
   - Бессонница, - Бести никак не реагирует на мое появление, - Опережая следующий вопрос: совесть меня не мучает.
   - К чему мне твоя совесть? - мне-то известно, что совесть Бести - весьма покладистая, и мне нисколько не мешает.
   - Это так, к слову...
   - Тоскуешь? Есть причины?
   - Тебе не понять. Я здесь уже столько времени... И даже выговориться некому!
   - Я тебя всегда слушаю.
   - Дайна, не обижайся, но... ты - не то. Мне нужен кто-то, кто способен понять мои мысли, чувства, кому я не безразлична, наконец!
   О чем она? Между нами все еще действует контракт, и меня касается все, что связано с хозяйкой!
   - А как же менестрель? Два дня он только о тебе и думает. Поверь, он о-очень к тебе не равнодушен! И как только я вытерпела всю эту приторность...
   - И это тоже проблема... Хорошо мечтать об огромном и светлом чувстве, сидя дома. Но когда сталкиваешься с любовью, на которую не можешь ответить взаимностью - это угнетает. Блум хочет сделать мне приятное, а меня это раздражает! Прикажешь не брать в расчет то, что на меня ляжет ответственность за его чувства, его будущие разочарования, может быть, даже страдания? - словно что-то вспомнив, Бести вздохнула, - Ни к чему хорошему такие игры не приводят. Чем дольше это длиться, тем больше хочется сбежать, скрыться от него, от себя...
   Что ж, Бести хотя бы раз оказалась права - я этого не понимаю. Однако, какое же интересное состояние - влюбленность. Человеком в таком состоянии можно легко управлять, как делает хозяйка в отношении менестреля. Поддерживает его интерес к себе, но не позволяет сблизиться. Пусть Бести не человек, но она тоже может влюбляться. Испытывает же она до сих пор чувство к морфу.
   Даже сейчас, когда я поднялась на высшую ступень развития демонов, моих сил не хватает подчинить эту девушку. Это становится навязчивой мечтой...
   Как добиться состояния влюбленности? Менестрель в присутствии Бести всегда пребывает в возбужденной эйфории, и разобрать что-либо в его эмоциональном фоне проблематично. Вспомнить бы, с чего это состояние у него началось... Кажется, сначала был интерес к внешности и манере поведения.
   Бести с первого дня знакомства не пугалась моей внешности, скорее наоборот - я была ей очень интересна. И она задавала вопросы о демонах. Вполне возможно, что я смогу влюбить хозяйку в себя. Это будет захватывающе интересно!!! Смог ли кто-нибудь из высших демонов добиться добровольного подчинения от хозяев контракта? А я постараюсь...
   - Не стоит переживать за других, - сказала я в ответ на ее откровения, - Ты же не принуждала его. Это выбор менестреля - ему с ним и жить.
   - Ты так думаешь?
   О, как она хотела зацепиться за это оправдание...Но я не дала ей такой возможности:
   - Не обладая магией демонов, ты, тем не менее, оказалась способна затуманить его разум! Если прикажешь, я уберу все его воспоминания о тебе. Но тогда наш проводник будет тупее дриада.
   - Не смей! Вот блин, мы в ответе за тех, кого приручили... Надо что-нибудь придумать...
   - Госпожа, - я приблизилась к ней вплотную, - Пойми, наконец, что ты выше этого менестреля и всех тех людишек, которые встречались нам по пути. Их переживания не стоят твоего внимания.
   - Дайна, ты говоришь глупость.
   - Любого из них, попадись они тем же Лодуру или Семлику, убили бы на месте и забыли в ту же минуту. Но ты - интересное создание, привлекательное своей загадочностью. Ты не такая, как они.
  
   - Просто я из другого мира.
   Мои когти, едва касаясь кожи, скользнули по ее руке, плечу, шее, задержались возле бьющейся пульсом жилки. Бести не вздрогнула, не отодвинулась от меня. Это хорошо!
   - Мира, в который невозможно вернуться. Миры демонов закрыты демиургами, но я всегда могу вернуться домой. Бести, пойдем со мной, в мой мир! Что ждет тебя здесь, в Эрафии? Изнурительный труд для удовлетворения физических потребностей тела? Мелкие человеческие страсти? Любовь, ограниченная страхом осуждения со стороны окружающих, или боязнью дать больше, чем получить? Ты не найдешь здесь истинное счастье.
   - Пусть этот мир такой, но, Дайна, он хотя бы понятен. А в отношении всего того, что ты перечислила - Земля не лучше.
   - Все же подумай, - я обняла и прижала хозяйку к себе. Бести позволяла такое менестрелю, когда хотела казаться слабой и беззащитной. Мне понравилось ощущение от прикосновения ее приятно прохладной кожи к моей чешуе. - Там ты не будешь одинока. Сможешь дать волю своим самым диким и необузданным желаниям, без оглядки на окружающих, - я-то знаю, какие темные стороны скрывает моя госпожа! - Никто не осудит тебя. И мне не нужно будет скрываться, чтобы быть рядом с тобой.
   - Дайна, прости, я не подумала. Тебе тоже тяжело приходится. Потерпи, пожалуйста! Без тебя у меня ничего не получится.
   Не нужна мне ее жалость. Однако, признание, что хозяйка во мне нуждается, мне очень понравилось. Надо закрепить эту позицию.
   - Я готова быть с тобой вечность, - только уже на моих условиях, - Пока мы вместе, нам многое по силам. Только доверься мне! Не стоит переживать за всех встречных и целый мир...
   Моя ментальная "паутинка" очень осторожно касается разума Бести. Но на этот раз не встречает никакого сопротивления. Бести теснее прижимается ко мне, сворачивается под моей рукой в уютный комочек.
   - Дайна, ты абсолютно права. Тот, кто ставит перед собой такие глобальные цели, должен использовать для их достижения любые средства. А насчет Блума... Общеизвестно, что влюбленность способствует проявлению таланта у людей искусства. Будем делать из Блума "звезду". Это замечательно впишется в наши планы. Знаменитости будет гораздо проще получить аудиенцию у короля.
   У меня получилось! Пусть пока незначительно, едва заметно - но я все-таки могу влиять на мою госпожу! Жаль, демоны не испытывают физического влечения к другим созданиям... Воспоминания Бести о встречах с Элириэном были так вкусны!
  
   Весь следующий день этот Блум так и не отлипал от нас, таскаясь повсюду вместе с госпожой. Хождения по городу только расстроили Бести. Насколько я понимаю, из этого людского селения нам не добраться до вожделенной столицы, как того хочет Бести. Не понимаю, зачем так все усложнять? Пожелай того госпожа, и я внушу любому купцу, что ему срочно необходимо ехать в Кастенгард, взяв с собой пару попутчиков. Беда в том, что Бести такая мысль в голову даже не приходит. А мои подсказки она отвергает, даже не выслушивая.
   А вот решение зайти в трактир - очень даже верное! Это как раз то место, где я наверняка могу подкрепиться. Раз здесь подают крепкие напитки, особенно такие, какой захотелось отведать Бести. Боль, страх, злость, ярость, презрение, азарт - все, что сопровождается выплесками силы - вот что мне нравится.
   Я и предположить не могла, что выпивка только усилит тоску хозяйки. Вокруг меня расползлось нечто такое неприятное, склизкое, что срочно захотелось выбраться отсюда. Безразлично, что кругом люди. Если я выйду из тени - никого не останется, если они хоть немного ценят свои жизни.
   И вдруг Бести запела. Зачем? Почему? Подражает менестрелю? Так и думала, зря мы с ним связались. Однако, разлив тоски приостановился. Я невольно заслушалась, и песня мне понравилась. Казалось, я даже ее понимаю, хотя даже не догадываюсь, кто такие "черти". Но если они приносят клятвы на крови, наверное, Бести так называет демонов - кто еще терпеливо будет дожидаться смерти человека с сильной аурой и глубокими чувствами?
   Почему затихают посетители? На менестреля я уже не обращаю внимания - он всегда поглощен Бести. Но с какой стати другие замолкают и прислушиваются? Я ощущаю, как Бести изливает свою тоску песней, наполняя слова чувством. И люди улавливают это, начинают сопереживать. Какая отдача энергии! Выплеснув в толпу свою тоску, Бести получила в ответ сочувствие, да еще в огромном количестве! Фу, гадость! Это мне не нравиться, я такое не ем! Вот если бы госпожа вызвала что-нибудь другое, более питательное... Наверняка она может! Не могу поверить, что Бести не знакома с магией демонов...
   Как это происходит? Отрицая саму магию, это существо, тем не менее, воздействует на окружающий мир, изменяя его по своему желанию! Мне следует быть с ней осторожнее!
  
  
   Орландиль Блум.
  
   Наверно, сама добрая Богиня решила помочь мне, задержав Бести в Дунвале - не зря же она покровительствует домашнему очагу. На следующий день, обойдя вместе с девушкой несколько караван-сараев, мы не нашли ни одного купца, который отправлялся бы в Кастенгард в ближайшее время. Оказалось, через эти края в основном шли поставки вина из Лайфорса, но сейчас эта торговля практически прекратилась.
   - Никто больше не хочет связываться с этими высокомерными эльфийскими лордами, - объяснил один купец, - Почти все, кто торговал вином, сейчас сместились ближе к Свартхолду, наперебой заключая сделки с дроу. А у кого не хватило на это смелости, тому пришлось заняться чем-то другим.
   Услышав это, Бести приуныла:
   - Похоже, я пытаюсь влезть на сук, который сама же и срубила... Кто же знал, что так получиться?
   - О чем ты говоришь? - не понял я. Но девушка не захотела ответить. Вместо этого она принялась расспрашивать купца:
   - Но неужели в Кастенгард ничего не везут, кроме вина? Должны же отправляться хоть какие-то караваны!
   - Из наших мест - ничего. Сами видите - приграничье. Лофтфьорд поставляет в столицу рыбу и разные морские деликатесы. Из Фелы везут шкуры и мясо. Зерна и овощей, которые выращивают местные земледельцы, едва им самим на зиму хватает, какая уж тут торговля.
   - Что же мне делать? Неужели я здесь застряла?
   Бести взглянула на меня большими влажными глазами, словно ища во мне опору. Она нуждается в моей помощи и поддержке! И кто я буду после этого, если сейчас оставлю ее в Дунвале?
   - Не волнуйся, сестричка, - вынужденная придерживаться ею же выдуманной истории, Бести позволяла прикасаться к себе, даже обнять... И на этот раз позволила, с готовностью уткнувшись мне в плечо, - Я что-нибудь придумаю.
   - Кхм... Если вам так нужно в Кастенгард, могу взять вас до Прахалицы. Это не совсем в той стороне, но все же ближе, - купец понизил голос, - Я слыхал, там ураган сильней прошелся, все, что на полях росло с землей перемешало. Пока другие не разнюхали, хочу туда податься с первым зерном и овощами. Отправляюсь через два дня. Если надумаете ехать, приходите сюда.
   Если бы не сумма, затребованная купцом за наш проезд, это был неплохой вариант. Но столько денег у меня сейчас не было. А, демоны его загрызи! Заверив купца, что мы непременно воспользуемся его предложением, я увел Бести из караван-сарая.
  
   - Блум, я, конечно, благодарна тебе за поддержку... - заговорила Бести по дороге к гостевому дому, - Но у меня нет таких денег, которые хочет этот торгаш!
   - У нас есть в запасе несколько дней. Постараемся заработать.
   - Постой, ты мне и так уже хорошо помог, - не согласилась со мной девушка, - Да и не факт, что с той Прахалицы я вообще смогу куда-нибудь еще выбраться. Завезет к черту на куличики...
   - Хочешь остаться в этом городе и подождать? - меня устраивал и такой вариант.
   - Не-а. Тут можно застрять до глубокой старости...Буду думать...А делать это лучше всего на полный желудок.
   Бести огляделась. Неподалеку от того места, где мы остановились, как раз находился трактир с покореженной, потемневшей от времени и влаги, деревянной вывеской. Судя по доносившемуся с его стороны гомону людских голосов, это заведение пользовалось популярностью у местных жителей.
   - Нам туда, - спутница потянула меня в сторону трактира, - Ой, мы же про камень забыли! А, ладно...Накрайняк, им с трактирщиком и расплатимся.
   Трактир "Между двух ворот" был заполнен разношерстной публикой: здесь были торговцы и ремесленники, зажиточные горожане и даже возвращающиеся с торга селяне. Свободный стол для нас нашелся в уголке. Заказали мясное жаркое. Улыбчивая служанка с веселыми глазами посоветовала попробовать пирожков, мы согласились. Из напитков для себя я выбрал эль, и мне не понравилось, что Бести попросила принести эль и ей.
   - Бести, может, передумаешь? В этих краях делают неплохое яблочное вино...
   - Блум, не пьянства ради... душа просит, - непонятно ответила мне Бести.
   Напитки и горячие, аппетитно пахнущие пирожки нам принесли очень скоро. Откусив пирожок, я одобрительно кивнул служанке - мол, очень вкусно. Бести же даже не прикоснулась к выпечке. Взяв свою кружку, она сделала большой глоток. И даже не поморщилась. Затем еще.
   - Бести, попробуй пирожки, - предложил я, пододвигая к ней тарелку, - Давно такие вкусные не ел!
   - Угу...
   Пирожки остались лежать на блюде. Эль в кружке между тем убывал. Я к своему напитку даже не притронулся, с тревогой наблюдая за девушкой.
   - Что такое "не везет"? - вполголоса спросила Бести, - Как с этим бороться я уже не спрашиваю...
   Я не сумел найти подходящего ответа. Да, похоже, Бести он и не требовался - она задумчиво разглядывала содержимое кружки, отрешившись от окружающего. Глаза ее подозрительно заблестели, словно от навернувшихся слез...
   - Бести, ты расстроена? - наконец-то понял я ситуацию, - Не надо. Найдем мы караван. Не могут же все жители Дунвала сидеть в городе безвылазно. Кому-нибудь да понадобится в столицу.
   - Ага... когда рак на горе свистнет... Или после дождика в четверг...
   Почему купцы должны приурочивать свой отъезд к чьему-то свисту или погоде в определенный день недели, я не понял. Но уточнять у расстроенной девушки не стал.
   - Ну, хочешь, я поспрашиваю тех купцов, которые здесь сидят?
   - Сиди уж... Что у меня, своего языка нет? - Бести отодвинула кружку, но с места не встала, - Блум, не обращай на меня внимания. Тошно мне, понимаешь?
   И вдруг запела. Вполголоса, не обращая ни на кого внимания.
   "Ваше благородие, госпожа разлука
   Мы с тобой друзья давно, вот какая штука.
   Письмецо в конверте погоди, не рви
   Не везет мне в смерти - повезет в любви".
   Незнакомая песня была протяжной, более привычной. Хотя явно не требовала музыкального сопровождения. И это была мужская песня, даже воинская. Хотя в исполнении Бести, с ее глуховато - тягучим голосом, звучало тоже не плохо. За соседними столиками затихли, прислушиваясь. Постепенно шум в трактире начал затихать. К концу песни даже служанки застыли, не смея пробегать между столиками.
   - Душевно поешь, девка! - крикнул крепкий старик, поднимаясь из-за своего столика и направляясь к нам, - Еще что-нибудь давай!
   Бести, во время пения не поднимавшая взгляда от стола, словно видела не грязное растрескавшееся дерево, а что-то далекое, встрепенулась и долго не могла понять, что от нее хотят. Я поспешил на выручку, освобождая инструмент, который никогда нигде не оставлял. Зазвучали первые аккорды, подобранные мной под песню про стаканы. Но Бести меня остановила, начав другую песню, на этот раз женскую:
   "Что стоишь, качаясь,
   Тонкая рябина
   Головой склоняясь
   До самого тына..."
   Бести действительно похожа на молодое деревце - такая же стройная... тонкая... беззащитная.
   И хотя исполнение Бести было совсем непрофессионально (я-то слышал и подмечал и короткое дыхание, и ненужные паузы), но простая символика, понятная всем посетителям, понравилась людям.
   - Да...баба без мужика, почитай, сирота горемычная, - произнес кто-то после того, как девушка замолкла.
   Бести не сирота! О ней есть, кому позаботиться! Я подозвал хозяина, чтобы расплатиться.
   - Как, господин менестрель, вы уже уходите? - запротестовал он, - Неужто не споете нам еще?
   - Моя сестра устала, ей нужно отдохнуть, - я собрал пирожки, к которым Бести так и не притронулась. Не удивительно, что девушка захмелела.
   Только заручившись нашим обещанием вернуться завтра и не взяв с нас платы за обед, хозяин трактира отпустил нас.
  
   Проводив Бести в наше временное пристанище, я вошел вместе с девушкой в ее комнату. Бести не обратила внимания на такое нарушение приличий, оставаясь такой же грустной и задумчивой.
   - Бести, - я не выдержал, обнял ее за плечи, прижав головку к своей груди, - Пожалуйста, не делай такое траурное лицо. Тебе это совсем не идет. Я доставлю тебя в Кастенгард, слышишь?
   - Как?
   - Купцы не едут - ну и пусть, демон с ними, - при упоминании демона Бести вздрогнула и оглянулась, - Но дорога-то никуда не делась! Ты сама говорила, что пришла сюда из Эвилона, а это, считай, половина пути. Отсюда до столицы лишь немного дальше.
   - Ты не оставишь меня здесь одну? Пойдешь со мной в Кастенгард? - Бести поднимает глаза, недоверчиво вглядывается мне в лицо.
   Оставить Бести?! Да у меня даже в мыслях этого не было! Быть с ней - дни, месяцы...а быть может и годы...
   - Никогда! - мой ответ звучит очень уверенно, по-мужски, - Не волнуйся ни о чем, сестренка!
   И девушка немедленно это оценила:
   - Спасибо! - и тут же словно тень коснулась ее лица, - Извини, что втягиваю тебя в свои проблемы. Мне так стыдно...
   - Не надо извиняться. Я хочу тебе помочь. А что это за помощь, оказанная наполовину?
   Бести неуверенно улыбается. Вот и славно!
   - Блум, хочешь, я научу тебя другим песням, которые знаю? - предложила она, взяв мои руки в свои, такие маленькие и изящные. - Не для того, чтобы ты пел в том трактире. Не ты будешь бродить по городам и селам - на твои концерты народ будет съезжаться со всей округи! Ты станешь самым лучшим менестрелем!
   - Лучшими менестрелями всегда были и будут светлые эльфы, - возразил я на ее придумку.
   - Были - да, но уже не будут! - девушка воодушевилась, - Ты - настоящий талант, и не верь никому, кто будет говорить обратное. Ты завоюешь столицу, и весь мир, если захочешь!
   - Ну, ты и выдумщица! - я не мог не засмеяться, - Лучше отдохни. И поешь немного, - я выложил сверток с пирожками, захваченный из трактира. - А я отлучусь по делам. Путь предстоит неблизкий, надо кое-чем запастись.
  
   Я отправился в город за необходимыми покупками. Во-первых, надо позаботиться о пополнении грима (хотя, сомневаюсь что в таком городишке найдется что-то подходящее), во-вторых, купить кое-что из одежды, на смену излишне потрепавшемуся, ну и в-третьих - подарок для Бести.
   Вернулся я ближе к ночи, но Бести не спала, дожидаясь меня. Услышав мои шаги в коридоре и стук двери, девушка тут же постучалась ко мне.
   - Тебя так долго не было... я беспокоилась, - призналась Бести.
   - Все хорошо. Посмотри, что я купил для тебя, - я развернул тонкую фату, покрыв волосы девушки, - Теперь можно смело отправляться в путь! - пошутил я.
   - Спасибо, - Бести улыбнулась, но особого восторга не выразила, - Однако, если ты будешь так шиковать, нам не хватит денег до Кастенгарда.
   - Их в любом случае не хватит, - я не стал признаваться, что самоцветный камешек я так и не продал, и денег после всех приобретений у меня почти не осталось. - Завтра заработаем, ты не забыла, что трактирщик нас ждет с выступлением?
   - Ой... - Бести даже отступила на шаг, - Блум, но я не могу...я думала, выступать будешь ты. Я хоть песен много знаю, но петь толком не умею, в ноты не попадаю...
   - Бести, давай ты не будешь сейчас капризничать, - я устало лег на кровать, только скинув сапоги. После целого дня ходьбы по городу болели не только ноги, но и спина. - Людям твои песни понравились, что тебе еще надо? Только завтра лучше спой эту веселую, про стаканы. За веселые песни и платят больше.
   - Вот правильно говорят: не можешь петь - не пей, - проворчала девушка, - Блум, я вовсе не капризничаю! Просто я считаю, что любую работу надо или делать хорошо, или не делать никак. Одно дело, когда мурлыкаешь что-нибудь себе под нос, только для себя, другое дело - когда деньги за это берешь. Я могу только помогать тебе, подтягивать в качестве бэк-вокала, на крайний случай - станцевать, чтобы передышку горлу дать, но сольные выступления - это не для меня.
   Ну вот, хмель прошел, и Бести застеснялась. Но упоминание танцев направило мое воображение по другому направлению - я представил Бести, кружащуюся в танце... Поднятые гибкие руки, широкая юбка взметается, приоткрывая стройную ножку... Тьфу ты, демоны! Я потряс головой. Да ведь Бести просто не в чем выступать! В такой старой поношенной одежде много не заработаешь! Мне ли не знать, что танец - это, прежде всего, зрелище!
   - Бести, на дворе уже ночь. Завтра я выучу твои песни, мы немного порепетируем, и, вот увидишь, все получится просто замечательно.
   Девушка не стала больше спорить, пожелала мне спокойной ночи, и ушла, разбив мои хрупкие надежды провести ночь вместе.
  
   Глава 4.
  
   Я не последняя сволочь, за мной еще двое занимали!
  
   Орландиль Блум.
  
   Утром Бести все же согласилась с моим предложением, и мы задержались в Дунвале еще на один день. Но если просто пойти в трактир можно было в любой одежде, то для выступлений нужно что-то поприличнее. О чем девушка не замедлила мне напомнить.
   Однако Бести обошла стороной все магазины, торгующие готовой одеждой. Ей приглянулась лавка торговца тканями. Оглядев выставленный товар, Бести попросила показать ей яркую, желательно с блеском, но легкую, ткань.
   - Это остаток, на платье его не хватит, да, честно говоря, тут и на юбку маловато, - вздохнул торговец, когда Бести выбрала. И он был совершенно прав: выбранный Бести материал подходил для пошива платья для аристократок, и, значит, расходуется его даже на одно платье очень много.
   - Для меня хватит! - уверенно заявила девушка и заговорщицки подмигнула купцу, - Вы приходите сегодня вечером в трактир "Между двух ворот", и увидите, на что такие остатки годятся!
   И хотя ткань была красивой, явно дорогой, торговец отдал его почти за бесценок.
   В лавке, где продавали всякие женские безделушки, Бести купила разноцветные ленты, тесьму, а еще нитки, иголки и прочую мелочь, необходимую для шитья. И здесь Бести не преминула шепнуть продавщице что-то на ухо, после чего та стала поглядывать на меня с нескрываемым интересом. Ну, это уже слишком!
   - Бести, ты чего добиваешься? - тихо спросил я, когда мы отошли от прилавка.
   - Обеспечиваю нам рекламу, - ответила девушка, - тут же "сарафанное радио" должно работать, как часы, на наше выступление придут не только те, к кому мы сегодня зашли, а все их приятели-знакомые, кто рядом стоял, и краем уха что-то слышал.
   А, Бести хочет пустить слух о сегодняшнем выступлении! Могла бы и человеческим языком сказать...
   Вернувшись в гостевой дом, Бести обосновалась в моей комнате, как более светлой.
   - Надо успеть все сделать при дневном свете, - заявила девушка, устроившись у окна. Перед этим она несколько раз перекладывала приобретенный отрез материи, разложив его на кровати, отмеряя то так, то этак. Наконец определившись, Бести аккуратно разрезала ткань на отдельные куски, и теперь принялась сшивать их. - Одно другому не помеха - пока у меня руки заняты, я вполне могу научить тебя новым песням. С какой ты хочешь начать?
   - Бести, давай...
   Давай не пойдем ни в какой Кастенгард - вот что я хотел сказать. Эта мирная картина - Бести с шитьем у окна - натолкнула меня на совершенно другие мысли. Сколько я уже так хожу по всему Мидденленду? Может, пора уже остановиться? Приходить вечером не в чужой угол, а в свой дом, где меня встретит Бести, как вчера... Подойдет, обнимет с улыбкой, и скажет, что очень соскучилась... В действительности Бести подняла от шитья голову, взглянула на меня серьезно, без улыбки:
   - Что?
   - Давай начнем с этой, про стаканы, я ее уже почти выучил, - я вынул из чехла кантару. Нет, не могу. Скажи я это сейчас - и Бести просто уйдет от меня. Сразу вспомнит, что в Кастенгард ее ведет важное дело. Раньше я думал, что для женщины нет ничего важнее семьи, мужа, детей...разве не к этому стремится любая девушка? Вчера, когда Бести пела про рябину с такой грустью и тоской, я подумал, что я ей нужен... А сегодня девушку словно подменили - она стала такая...решительная.
   - Блум? Что-то не так?
   - Нет-нет. Просто задумался, какие песни лучше спеть вечером, - я уселся на кровать (больше просто некуда было), пробежал пальцами по струнам, разминаясь.
   Песня оказалась очень короткой, всего два куплета, и простой. Мне не составило никакого труда запомнить слова. А вот с мелодией оказалось сложнее. Ритм был очень быстрый, я все время на полтакта, но запаздывал.
   - Это вообще-то ирландский рил, - сказала Бести, - Мелодия исполняется на духовых инструментах, она довольно протяжная. А ритм создают танцоры, ногами. Поэтому на струнах это очень сложно сыграть. Но у тебя уже почти получилось, давай вместе со мной, - Бести постучала ладошками по подоконнику, - ПАМ-папарапам, ПАМ-папарапам...
   Повторив музыкальную фразу вслед за девушкой, я уловил, в чем была ошибка. Дальше все получилось. Песня "не везет мне в смерти - повезет в любви" уже не вызвала у меня затруднений. А потом - только успевай запоминать! - Бести спела целую историю: "С ярмарки ехал ухарь-купец". Никогда еще я не слышал, чтобы песня слагалась о такой незамысловатой житейской сценке! Обычно воспевают приключения и подвиги великих воинов или магов, любовные трагедии королей или принцесс. Но сделать героем песни купца! Бести же уверенно заявила, что эта песня "народная", все ее знают и любят. А потом потребовала, чтобы я выучил пару плясовых мелодий. Мелодии были простые, но, начинаясь медленно, при каждом повторении музыкальной фразы ускорялись и ускорялись, так что скоро я начал сбиваться и путаться.
   - Бести, это невозможно! - я не выдержал и отложил кантару, - При такой скорости никто не разберет слов песни, это же не скороговорка!
   У меня создалось впечатление, что Бести знает немало песен с простыми мелодиями, либо позволяющих обходиться вовсе без музыкального сопровождения. Меня удивляло то, что ее песни исполнялись в абсолютно разных стилях, словно их сочиняли в разных народах.
   Пока я раздумывал о том, где, в каких землях, успела побывать моя спутница, она закончила свое шитье:
   - Готово! Блум, отвернись, будь любезен, я обновку примерю. - Бести встала, потянулась.
   Я не только отвернулся, но даже отошел в дальний угол комнаты (от соблазна).
   - Ну, как тебе? - услышал вопрос после непродолжительного времени. Я повернулся.
   Девушка стояла посередине комнаты. Волосы она подхватила яркой лентой, подаренную мной фату накинула на плечи, словно накидку. А ее наряд...такой фасон я вижу впервые в жизни! Даже причудливые эльфийки ничего подобного не надевали. Той ткани, которой, по словам торговца, не могло хватить и на юбку, Бести хватило на целое платье. Но какое! Широкая лента обвивала ее шею, переходя в треугольный лиф платья. Пояс, подчеркивающий тонкую талию, тоже был сделан из ленты. Юбку платья Бести сшила из кусков ткани, перемежая их тесьмой; она спадала пышными складками, и не достигала пола, высоко открывая щиколотки.
   - Бести...оно же короткое! - только и смог я вымолвить.
   - Это ты еще не знаешь, что понимается под определением "короткая". Чуть длиннее - я запутаюсь и упаду, я же не бальные танцы собираюсь танцевать! - немедленно возразила Бести, поворачиваясь вокруг себя. Увидев сквозь полупрозрачную фату ее обнаженную до пояса спину, я потерял дар речи. - Блум, ну ты челюсть-то подбери! Или здесь танцовщицы должны одеваться в балахоны типа "мешок под овощи"?
   Не дождавшись от меня ответа, Бести оглядела свое платье, удовлетворенно кивнула и добавила:
   - Значит, ты утверждаешь, что никто слов не разберет? Давай попробуем, - девушка раскинула руки в стороны. Фата, словно крылья птицы, взметнулась в воздух.
   "Мохнатый шмель на душистый хмель
   Цапля серая - в камыши.
   А цыганская дочь за любимым в ночь
   По родству бродяжьей души..."
   Девушка пела и задавала себе ритм то хлопками ладоней, то как-то по-особенному прищелкивая пальцами. Я поспешно схватил кантару. Подхватить все убыстряющийся ритм ... казалось, мои пальцы бегают по струнам сами собой, живя отдельной жизнью...и не сбиваясь! Все быстрее и быстрее...слова уже не имели значения, хотя я прекрасно их различал. Все подчинено только движениям танцовщицы. Интересно, кто из нас быстрее собьется, не выдержав частого ритма? Неожиданно Бести замерла, подбросив фату в воздух. Я оборвал аккорд, провожая глазами полет невесомого облака ткани.
   - Что скажешь, пойдет? - девушка требовательно смотрела на меня.
   - Это...подойдет, - я сглотнул, почему-то пересохло в горле, - но выдержать такой темп целый вечер...
   - Нет, что ты! Сначала что-нибудь душевное и медленное. Потом, когда народ заинтересуется, побыстрее - хоть твою любимую про стаканы, а чтобы завести публику и вытрясти побольше монет - зажигательный танец. Ну и под конец - любимые народом шлягеры в твоем исполнении.
  
   Наверное, в этом трактире никогда не собиралось столько народа, как в тот вечер. Бести оказалась права: слух с торговых рядов проник повсюду. Среди посетителей я увидел и тех торговцев, которых Бести приглашала. Хозяин заведения сиял, как новенькая монета. Завидев меня и Бести, он даже поспешил нам навстречу:
   - Господин менестрель, вы только поглядите, сколько народу у меня сегодня! И ведь все вас ждут! Откуда только пронюхали? А я вам местечко оставил. Поужинать сначала не желаете?
   Крошечный (по сравнению с остальными) столик в самом дальнем и неприметном углу оказался не занятым, дожидаясь нас. Не успели мы устроиться, как перед нами оказались тарелки с жарким из мяса и аппетитными пирожками, и кружки с элем. Бести от него отказалась, и ей принесли ягодный отвар.
   Однако не ради ужина мы сюда пришли. Я достал кантару и запел, привлекая внимание публики:
   "Каждый день, в этот час
   Даже если неохота,
   Я готов петь для вас,
   Что поделаешь - работа"
   (прим. - гр. "Круиз")
   Этому четверостишию меня тоже научила Бести. "Твоя музыкальная визитка" - так она сказала. Что такое визитка, я не понял. Но сработало оно именно так, как задумывалось - все затихли, оторвались от тарелок и кружек, взгляды устремились к нам.
   Я пел и свои привычные песни, чередуя их с новыми, выученными сегодня. Бести иногда подпевала мне, но сама скромно держалась позади меня, показывая, кто здесь главный исполнитель. Потом кто-то потребовал спеть "про госпожу удачу". Ага, запомнили! Только вчера эту песню пела Бести и, наверняка, ожидают исполнения именно от нее. Я довольно улыбнулся, подмигнул девушке. Этот вариант мы предусмотрели: сегодня ее пою я, а Бести присоединяется ко мне только на повторяющихся строчках. Та подмигнула в ответ, и тихонько шепнула, что пора переходить "к активной части". После "госпожи удачи" я исполнил песню про купца, и посетители (среди которых оказалось немало торговцев, примеривших эту ситуацию на себя), встретили ее горячим одобрением. После чего Бести громко заявила, что "у музыкантов в горле пересохло, пальцы притомились".
   - Мой выход. - только для меня шепнула Бести, крепко сжав мое запястье, словно ища поддержки. Потом передернула плечами, и вышла на свободное от столиков пространство.
   Слова последовали за первым перебором струн, но движение началось раньше, словно оно и породило саму музыку. Я рьяно перебирал струны, не задумываясь о том, что так недолго и поранить пальцы. Завораживающие медленные первые движения... Ее глаза, встречающиеся с глазами каждого зрителя... Обманчивое мгновение спокойствия. Ее шаги все быстрей. Дробь каблуков по деревянному полу похожа на сердцебиение. Пышная ткань юбки и легкая фата словно летят вслед за танцовщицей. Движения плечами и мелькающие из-под подола стройные ножки не кажутся чем-то вызывающим, предосудительным. Нет, это так естественно и красиво! Она танцует, словно отдавая всю себя публике, плавно и стремительно одновременно.
   Я видел, как притопывают ноги под столами, дергаются плечи, порываясь присоединиться к танцу. Кто-то не выдержит, выйдет... Так и есть! Видно, мужик успел выпить более других, на ногах держится нетвердо, но упрямо пытается повторять движения танцовщицы. А Бести улыбается ему, нарочно подзадоривает, то подойдет близко, кивнет одобрительно, то опять отойдет. Кружится вокруг, словно яркая бабочка над цветком, и на цветок не садиться, и поймать себя не даст. Глядя на них, и другие потянулись размять ноги. Скоро топот ног почти заглушил музыку, а пыль поднялась такая, что светильники казались тусклыми пятнами.
   А она мелькает между танцующими, огибая их, словно пламя. Уже медленней. Уже спокойней. Я, следуя ее ритму, замедляю музыку.
   Остановка. Взлетающая к потолку фата ловко подхвачена служанкой-разносчицей. Тишина. Редкие испуганные аплодисменты сменяются веселым гулом.
   Бести улыбается, подхватывает со стола забытый поднос и начинает обходить столики.
   Вернувшись ко мне, Бести высыпала выручку прямо на стол.
   - Закругляйся, народ уже устал, - сказала она.
   Я, не считая, смахнул монеты в кошель - не дело так открыто деньгами хвалится, кивнул. Вот и хорошо, у меня уже пальцы почти ничего не чувствуют.
   Люди задвигали скамьями, рассаживаясь на свои места, из разных уголков зала послышались крики с требованиями выпивки - надо же промочить горло после такого! Я убрал инструмент, поднялся и двинулся к выходу, лавируя между забегавшими служанками.
   Уже на пороге меня задержал какой-то мужчина. После бурного изъявления восторгов он понизил голос и заговорщицки зашептал:
   - Господин менестрель, я что хотел вам сказать...вы в нашем городе, видать, нечасто бываете...может, не знаете, что на соседней улице есть заведение "Кабанчик"...так там гораздо лучше! И выпивка крепче, и еда вкуснее! А уж ради такого таланта хозяин не поскупится - помимо дармового стола сам заплатить вам готов...
   - Ах ты, рожа хитрая! - раздался сзади возглас хозяина трактира, - Чего ты тут языком мелешь, куда господина менестреля сманиваешь? Вы его не слушайте, господин, он вам наобещает, а сам эль кислый подсунет, вместо ужина горелую кашу предложит...
   - Не мелю! Не мелю! Я заплатить готов хоть сейчас!
   Вот это да! Похоже, это меня остановил владелец конкурирующего трактира! Честно признаться, не ожидал! Никогда еще из-за меня споров не возникало! Однако быть предметом спора, когда оба спорщика дергают тебя за рукав, орут то друг на друга, то мне в ухо свои заманчивые предложения, не слишком-то приятно. А где Бести? Девушка стоит в сторонке, и слушает эту перепалку, даже не сдерживая насмешливую улыбку. И почему-то мне кажется, что смеется она в том числе и надо мной...
   - Уважаемые, да что же вы, в самом деле! - я не выдержал, вырвался от обоих мужчин, - Я уже обещал выступить в этом заведении.
   - Вот-вот, - торопливо заговорил "Кабанчик", - Обещал. И выступил. И будет с него. А завтра прошу ко мне. У меня и публика чище, и выпивка крепче, и еда...
   - Да ты, никак, поносить меня вздумал перед господином! - возопил владелец "Между двух ворот", размахивая кулаками, - Да я тебе...
   - Ну вот, все чинно, благородно... по-нашему! - услышал я Бести, - Блум, пойдем отсюда, я правда устала.
   Не дожидаясь окончания спора и драки, мы отправились в наш гостевой дом.
   - Бести, ты разве не зайдешь ко мне? - я задержал девушку в коридоре.
   - Зачем?
   - Разве тебе не интересно узнать, сколько мы сегодня заработали? - вполне благовидный предлог.
   - Ты у нас казначей, вот и занимайся подсчетами, - Бести зевнула, прикрыв ладошкой рот, - Как только ты скажешь, что мы собрали нужную сумму, сразу отправимся в Кастенгард. Я тебе верю. Спокойной ночи.
   Бести уже скрылась за дверью своей комнаты, а я все еще стоял столбом. Она мне верит! Это просто чудо какое-то! Словно добрая Богиня простерла надо мной свою руку, воплощая мои мечты.
  
   Дайна.
  
   Мне уже надоело бродить по людским селениям - убогим селам и не менее убогим городам. Никак не сравнить с поселениями демонов! Мне противно, что Бести не только общается с людьми, но и продолжает упорно считать себя одной из них. Как это глупо! Зачем вообще демиурги заселяют свои миры людьми? Ха, конечно же, из-за лени: ни одни другие создания не обладают такой выживаемостью и быстротой воспроизводства, как люди.
   Кстати, я до сих пор не уловила присутствия в Эрафии демиурга. А ведь Бести говорила, что творец этого мира самолично выслала ее в Базир... Если демиург не объявится в ближайшее время, то захватывать мир будет слишком скучно! Но придется - пока Бести не исполнит свои планы, она добровольно не покинет Эрафию. Быстрее бы приступить к делу!
   И избавиться от спутника - менестреля! Этот человек постоянно отвлекает на себя внимание Бести. Из-за него она занимается глупостями, уподобляясь другим людям. Уже второй день Бести и менестрель приходят в один и тот же трактир.
   Ну зачем надрывать голос и создавать эмоциональный поток, если вокруг люди заняты поглощением пищи? Пусть бы менестрель продолжал в одиночку заниматься таким бестолковым делом, раз уж ему это нужно. Без сомнения, этот человек мне только мешает! И надо решить, как от него избавиться.
   В этот раз людей в трактире собралось намного больше. Надеюсь, мне удастся подкрепиться...
   Пока же менестрель выступает, бездельничать мне не придется. Бести предложила мне попробовать воздействовать на посетителей трактира во время выступления менестреля. Она даже описала, какого эффекта требуется добиться: всем слушателям должны понравиться услышанные песни. Тонкая работа, но я постараюсь. Задачки, подкидываемые хозяйкой, будили во мне азарт и желание действовать.
   Я понимаю, что значит вожделение, а вот "любовь"... Как можно полюбить песни? Чтобы внушить людям, особенно женщинам, физический интерес к менестрелю, с его смазливой лже-эльфийской внешностью, мне не пришлось сильно напрягаться. Но Бести желает от меня несколько иного... Саму меня пение менестреля оставило равнодушной, да и у людей оно вызвало спокойную радость и удовольствие, а мне это было совсем не интересно.
   Зато, когда пришел черед выступать Бести, я разошлась по-полной! Быстро уловив, что движения Бести (без всякого на то намерения с ее стороны) будят в мужчинах похоть, я усилила эти чувства. Мало кто усидел на месте. Я впитывала наполнявшее трактир напряжение, зависть, даже агрессию. Стоит мне еще чуть-чуть сгустить атмосферу темной энергией, и драки не миновать. Все эти "танцоры" сцепятся между собой за право обладать Бести!
  
   Как я устала жить впроголодь! Если в том месте, куда мы попали при перемещении между мирами, - Эвилоне, - еще был вполне насыщенный магический фон, то в так называемых землях людей магия едва ощущается. Пока мы скрываемся, я не могу свободно черпать силу из Источника - как только я попробую это сделать, местные стражи (боги) меня мгновенно обнаружат. Мне повезло, что запаса энергии Бести хватает на нас двоих. Никак не могу понять, каким образом и откуда она пополняет потраченный резерв своей энергетической оболочки... А одними эмоциональными излучениями сыт не будешь! Люди и в этом параметре в пищу мало пригодны: их эмоции похожи на вспышки - быстро разгораются и тут же гаснут.
   Словно в ответ на мои раздумья где-то за стенами трактира промелькнуло заклинание магического поиска. М-м-м, магия... а значит где-то рядом ее носитель!
   - Поблизости маг, - предупредила я госпожу. Застигнутая моим вмешательством посреди выступления, Бести не отреагировала. Только закончив свой номер, и уступив место менестрелю, она соблаговолила мне ответить:
   - Надо вести себя, как обычно, тогда нас не заметят.
   - Как же не заметят, когда весь город только и говорит об артистах из Эвилона!
   - Мы ушли из Эвилона очень давно, не думаю, что появление там демона вообще можно связать с появлением в Дунвале менестреля.
   Почему Бести постоянно спорит со мной? Считает себя самой умной? Между прочим, я уже давно не получала никакой магии! С того самого Эвилона! Эй, маг, где ты там? Я ЗДЕСЬ!!
   Моя ментальная "паутина" выплеснулась на улицы, опутывая их невидимой сетью. Любой маг должен был почувствовать ее и отреагировать. Как? Слабый или достаточно умный попытался бы сбежать из города; самоуверенный идиот, считающий себя сильным, полезет убить демона. Приманенный мной маг оказался из второй категории.
   Вскоре в трактир вошли двое мужчин. Никто из присутствующих не обратил внимания на вновь пришедших (кроме меня, разумеется). Постояв некоторое время у двери, они вышли, но мне хватило этого времени, чтобы изучить их. Один был совсем без магических способностей, с обычным человеческим оружием (торчала какая-то железяка на боку), а вот второй был именно тем, кого я звала! Боевой маг, "средней паршивости", как сказала бы госпожа, но зато самоуверенный до кончиков волос и готовый ринуться в драку. Жаль, что они не стали устраивать бойню в трактире, а решили подождать нас снаружи. Я помню, что госпожа тогда мне сказала - убить надо будет всех... Ну ладно, пока ограничимся этими двумя. А там, может, еще кто под руку попадет...
   Закончив свое выступление, госпожа с менестрелем покинули трактир, направившись уже привычной дорогой к дому, где проживали. Где-то впереди нас я заметила увеличенный магический фон, свидетельствующий о присутствии мага. Но повторно предупреждать Бести не стала. Маг-человек не стоит того, чтобы его опасаться. Ах, как же я хочу поохотиться, до зуда в когтях!
   - Добрый вечер, - маг выступил из темного переулка, загородив нам дорогу. Бести немедленно шагнула назад, спрятавшись за менестреля. Умница! Использовать его как живой щит...все-таки кое-чему госпожа научилась.
   - Что вам надо? - настороженно спросил Блум, наверное, приняв стоящего перед ним человека за простого грабителя. Ха, как будто грабитель будет разговаривать со своей жертвой!
   - От тебя, юноша, ничего. Отдай мне демона, и я позволю тебе уйти отсюда живым.
   Блум непонимающе оглянулся. Сзади из темноты вышли еще два человека. О, этот маг не лишен хитрости - в трактир заходил с одним сопровождающим, второго не показывал... Мне-то все равно, я с ними справлюсь играючи. Ну же, давайте, нападайте! Только госпожу не заденьте!
   - Господа, вы ошиблись. Я и моя спутница - странствующие артисты, менестрели.
   - Не смей мне лгать! - рявкнул маг, - Покажи свой истинный облик, трусливая тварь!
   - Вы нас с кем-то ...- договорить менестрелю не удалось.
   Не дожидаясь команды от мага, его помощники бросились на нас. Менестрель свалился от первого же удара. А вот Бести наоборот - отпрыгнула, уходя с линии атаки, зашипела на мага:
   - Значит, ищешь демона? Ну, так ты его нашел на свою голову! Дайна, они твои!
   Наконец-то!! Из тени я буквально выпрыгнула, выпуская когти, заигравшие на кончиках накапливаемым зарядом. И успела насладиться испугом охранников, не ожидавших моего появления. Для большего эффекта позволила пробежать по чешуе огненным змейкам, пока воины боролись с собственным ступором. А потом они кинулись на меня с мечами.
   С людьми я долго возиться не стала - незачем отвлекаться на досадные помехи. Одного я сбила хвостом, пронзив шипами ноги (чтоб не сдох раньше времени и далеко не уполз), другому достался удар крылом, начисто срезавший голову.
   Маг, видевший, как бесславно погибают его охранники, не успел ничего предпринять. Слабак...Однако, кое-какие заклинания он сплел...
   В этот момент неожиданно для меня (и вероятно, мага) вмешалась Бести. Точнее сказать, хозяйка ничего сознательно не совершала, однако напряжение магических нитей заметно возросло. Что она творит?! Из этого никакое заклинание не сплетешь - нити путались, перемешивались, приходя совершенно в хаотичное состояние... Эх, придется, как обычно, все взять в свои когтистые лапы...
   И что же предпримет маг в такой ситуации? Решит все-таки сопротивляться, или убежит? О-о-о, так не интересно...кто же против демонов огненные шары применяет? С такими слабенькими боевыми заклинаниями даже демонята с легкостью справятся. Смотри и учись! Я продемонстрировала на маге "клинок воздуха" - заклинание с грубым плетением, практически полностью состоящее из "сырой" силы. А, благодаря Бести, свободных нитей вокруг имелось предостаточно! Хм, если даже он уловил плетение заклинания, применить его уже никогда не сможет. Заклинание с легкостью разбило его магический щит, и я приступила к трапезе, выкачивая из мага силу.
   Когда все было кончено, я подошла к госпоже. Бести сидела на коленях возле менестреля и плакала:
   - Вот же гады... ну Блума-то за что?! Ты его убила? - спросила госпожа.
   - Это ты про мага? - жалкое создание! Хотя и вкусное... Даже те эльфята-недоучки в Эвилоне доставили мне больше удовольствия, - Он мучился недолго. Но что тебя так огорчило? Этот певун все еще жив, хотя и без сознания.
   - Правда?! - госпожа так взглянула не меня, словно это я его оживила.
   - Демоны никогда не лгут. Позволь мне добить его. Я сделаю это быстро, он ничего не почувствует.
   - Что?! Дайна, да ты совсем уже!
   - Но он же бесполезен! Из-за него мы и так задержались в этом глухом местечке, а теперь он не может самостоятельно передвигаться. Деньги у тебя теперь есть, до Кастенгарда сами доберемся, без него. Брось его здесь!
   - Дайна, все, что ты говоришь...разумно. Но нельзя так поступать! Блум мне помогал, как мог, это заслуживает хотя бы благодарности!
   Фу... ну как так можно жить? Зачем создавать себе проблемы, чтобы потом их решать?
   - Дайна, прибери за собой, пожалуйста. Незачем добрых людей пугать. А я попытаюсь дотащить Блума до гостиницы, - Бести попыталась приподнять мужчину с земли. Понятное дело, ничего у нее не получилось, - Ох! Тяжеленный, зараза...
   Тела мага и его охранников я свалила в одну кучу в узком тупичке и уничтожила. Пока я этим занималась, менестрель застонал, готовый очнуться. Я поспешила скрыться в тени. Ничего, ничего...подожду еще немного... демоны умеют ждать...все равно я от него избавлюсь, тем или иным способом.
  
   Орландиль Блум.
  
   Сознание возвращалось медленно, какими-то кусками, в такт с пульсирующей болью. Голова раскалывалась, в ушах стоял какой-то монотонный шум. Потом боль съежилась, усилилась, сфокусировавшись где-то в затылке, зато шум в ушах стих, и сквозь него пробились отдельные звуки, сложились в слова:
   - ...не надо добрых людей пугать...как прикажешь, моя госпожа...
   И тут затылок прострелило так, что я не сдержал стон. И тут же ощутил на лице нежное прикосновение.
   - Тсс... тише...Блум, миленький, потерпи немного...все будет хорошо...
   - Бести?
   - Да, я здесь. У тебя могло быть сотрясение мозга. Полежи немного.
   Тут до меня дошло, что я лежу на земле, а моя голова покоиться у Бести на коленях. Поэтому я и вижу ее запрокинутое лицо. Я попытался подняться, но Бести не позволила:
   - Стоп, стоп... не так сразу... попробуй сначала руками-ногами подвигать... еще где-нибудь болит?
   - Нет, - выполнив указание Бести, я больше никаких очагов боли не почувствовал, - Только затылок.
   - Ладно, тогда давай садиться...осторожно...вот так... Голова кружится? Тошнит?
   - Вроде, нет... - усевшись с помощью Бести, я осторожно ощупал голову. На затылке обнаружилась шишка величиной с куриное яйцо, прикосновение тут же пронзило голову болью. Я поморщился, сдержав ругательство.
   - Блум, ты идти можешь? Тут недалеко...нельзя всю ночь на улице сидеть.
   - Конечно, - я поднялся на ноги. Бести обняла меня, поддерживая, - Что произошло? Куда эти грабители делись?
   - Блум, давай до гостиницы доберемся, я тебе все расскажу.
   Кое-как, опираясь на плечо Бести, я доковылял до гостиницы. По причине позднего времени нас впустил сторож, который, даже если и заметил мой малость помятый и побитый вид, то не придал этому значения.
   Бести усадила меня на кровать в моей комнате, помогла разуться и снять рубашку. Только сейчас я вспомнил про свой инструмент! Хорошо, что его не повредили в драке, и Бести захватила и его тоже.
   Девушка щедро намочила полотенце холодной водой из приготовленного для умывания кувшина, и принялась осторожно промывать мою рану.
   - Блум, прости меня, пожалуйста, - неожиданно произнесла она, - Я так испугалась... все случилось так неожиданно, я совсем растерялась...
   Только этого мне не хватало! Я не смог защитить девушку, да что там, я и себя-то не смог защитить, но Бести винит во всем себя!
   - В следующий раз будем избегать темных переулков.
   - В следующий раз?! Да мне и этого раза хватило! Блум, прошу тебя, давай уйдем отсюда! Черт с ними, с этими деньгами, лучше в лесу подножным кормом питаться, чем так рисковать...
   - Бести, грабители есть везде...
   - И что же ты предлагаешь - ждать, пока нас здесь убьют? - нервничая, Бести начала вести себя как обычная женщина - преувеличивая все, что ее пугает.
   - Хорошо, хорошо. Уйдем, как только голова у меня перестанет раскалываться... Лучше скажи: те злодеи не тронули тебя?
   - Нет, - твердо ответила Бести, но при этом отвернулась от меня, чтобы снова намочить полотенце. - Их спугнул какой-то шум. Наверное, это начали расходиться посетители трактира.
   - Хвала доброй Богине!
   - Ты поспи, - ласково сказала девушка, легонько коснувшись губами моего лба. Это даже не был поцелуй, скорее мимолетное скольжение. Что она хотела этим сказать? Но девушка уже вышла из комнаты.
   Спал я плохо. Голова болела нещадно, на подушке было не устроиться, словно она была набита не мягким пером, а угловатыми камнями, каждый из которых так и норовил подсунуть особо острый край под мою шишку. Хоть стоя спи, как лошадь! Когда же мне все-таки удалось задремать, мне приснилось недавнее нападение. Грабители зажали нас с Бести в угол и угрожали мечами. Напрасно я выгребал пригоршни монет из кошеля, из карманов, даже из кантары высыпал целый поток сверкающих и звенящих монеток - грабители не уходили.
   - Нет, нет, нам не нужны твои деньги, - кричали они, - отдай нам демона! Мы должны убить демона! - и при этом почему-то указывали на Бести.
   Так что утром настроение мое не улучшилось. К головной боли прибавились терзания совести. Как ни крути, а вчера я испугался и растерялся не меньше Бести. Но признаться в этом я не мог. Какой же я мужчина после этого! И что Бести обо мне подумает? В общем, единственное, что мне оставалось - это нацепить непринужденную улыбку и заверить девушку, заглянувшую ко мне справиться о моем здоровье, что со мной все в порядке, и мы можем отправляться в путь.
   - Странно, но вчера ты показался мне бледнее...- задумчиво протянула Бести. Она потянулась, и снова, как вчера вечером, коснулась губами моего лба, - Жара нет...Что-то у тебя с лицом...
   - А что с ним? - я уже догадался, о чем она, - Грим не наложил. Нет у меня на это сил...
   - Раз уж мы об этом заговорили... Зачем тебе грим? Ты же человек, а пытаешься под эльфа подделаться...
   - Я же говорил - лучшими менестрелями считаются эльфы... Простого человека, будь он самым талантливым из менестрелей, слушать мало желающих. Полукровка с частью эльфийской крови привлечет к себе больше внимания, особенно если имеет в репертуаре что-то из эльфийских сочинений.
   - Считались! - перебила Бести, подчеркнув прошедшее время, - Ты - талант сам по себе, и от того, что превратишь свое лицо в маску, лучше петь не станешь. Думаешь, вся та толпа, что ждала вчера в трактире твоего выступления, разбежалась бы, увидев, что ты не эльф? Фигушки! Им хотелось песен, и они их получили. Подумай: разве местная публика не будет гордиться тем, что человеческие песни - лучше эльфийских? Наверняка им будет приятней слушать своего соплеменника. Давай проверим!
   Хм, а ведь Бести явно не благоволит эльфам - вон как хмурится при их упоминании!
   - Давай, - нехотя согласился я.
  
   Глава 5.
  
   Любовь - это когда смотришь на спящую подругу и думаешь: "Убил бы гадину!" А сам все откладываешь на завтра, на завтра...
  
   Орландиль Блум.
  
  
   Мы вышли из ворот города, когда край светила наполовину поднялся из-за линии горизонта. Я был в невеселом расположении духа: из-за головной боли мне не удалось выспаться. Сил куда-то идти, казалось, не было. А Бести, по-видимому, все еще напуганная ночным нападением, торопилась уйти из Дунвала, и подняла меня с постели спозаранку.
   Свежий утренний воздух немного взбодрил меня, утро, наполненное светом и пением птиц, а также обществом возлюбленной, стало казаться прекрасным.
   - Блум, я надеюсь, ты не станешь корчить из себя героя, и сразу скажешь, если почувствуешь себя плохо, - вдруг окликнула меня Бести.
   - Неужели я настолько плохо выгляжу без грима? - попробовал я отшутиться. Я не столько послушался совета Бести, сколько не смог себя заставить сделать что-то еще, кроме самого необходимого.
   - Нормально ты выглядишь! - Бести была не расположена шутить, - Просто я знаю мужчин: вы же никогда не признаетесь, будете молча геройски подыхать, вместо того, чтобы просто сказать, что нужна медицинская помощь. Думаешь, я не понимаю, что ты только из-за меня в путь отправился? Я знаю, что тебе неплохо было бы полежать еще несколько дней. Поэтому прошу - не доводи до последнего; как только почувствуешь слабость - сразу скажи мне, сделаем привал. Не приведи бог, грохнешься в обморок, я даже до ближайшего куста тебя дотащить не смогу!
   - Хорошо.
   Забота Бести вызвала у меня двоякое чувство. С одной стороны, недовольство: это я должен был заботиться о девушке, а не наоборот... С другой - когда девушка так беспокоиться, это ведь говорит о том, что она ко мне не равнодушна...
   На отдых мы остановились гораздо раньше обычного. И мне даже не пришлось притворяться - слабость действительно дала о себе знать. Сойдя с тракта, мы расположились возле группы деревьев, дававших легкую тень.
   - Блум, ты как? У тебя в глазах не двоиться? Предметы не расплываются? Сколько пальцев я показываю?
   - Два, - ответил я на последний вопрос, - Ох, Бести, ну перестань, со мной все хорошо.
   Пошевелив тонкими пальчиками мои волосы, девушка осмотрела рану на голове.
   - На мой непрофессиональный взгляд, вроде подживает, - ее голосу не хватало уверенности. Я провел сам рукой по ране, и ощутил сухую корочку: действительно, ничего страшного.
   - И зачем ты только такие патлы отрастил? - недовольно произнесла Бести, - К ране присохли... Может, остричь?
   - Не вздумай! - я даже отодвинулся от нее на всякий случай, - Без грима я согласился ходить, хотя бы по деревням. Но дальше я не намерен портить свою внешность!
   - Как знаешь, - вздохнула Бести, - Вот держаться за свою шевелюру что эльфы, что дроу...и этот туда же... А если подумать - проку ведь никакого! Мыть волосы надо чаще, сушить дольше, с распущенными шее жарко, для прически всякие шпильки-заколки нужны... Будь моя воля - я бы давным-давно постриглась...
   - Остричь такую красоту? Бести, это вроде меня по голове ударили, а не тебя.
   В очередной раз прикоснувшись к моему лбу (к сожалению, это никакая не ласка, она всего лишь проверяет, нет ли у меня жара...но...пусть проверяет...), Бести предложила:
   - Ты лучше ложись, отдохни. Можешь даже подремать.
   - Знаешь, моей голове было бы удобнее на твоих коленях.
   - А вот мои бедные натруженные ноги так не считают! - отказала она.
   Девушка достала свой плащ, соорудив для меня подобие подушки. Я улегся (отдохнуть и в самом деле хотелось), но дремать не собирался. Вместо этого я прикрыл глаза, сквозь ресницы наблюдая за девушкой.
   Она уселась чуть поодаль, опершись руками на согнутые колени, задумчиво покусывала травинку. О чем она думала, глядя в пространство? Иногда по ее лицу словно пробегала тень, и Бести хмурилась, качала головой. Потом ее лицо прояснялось, как небо после дождя, и легкая улыбка порхала на ее губах... Если бы я только мог сказать ей, какая она красавица! Если бы я мог обнять ее и целовать, целовать, целовать, и чтобы она тоже целовала меня! Только Бести не позволит... Отстранится, заледенеет...вырвется из моих рук. Как она умудряется почувствовать разницу? Фамильярные братские объятия или дружеский толчок плечом для нее в порядке вещей, но стоит мне проявить хоть каплю нежности... Кто же тебя так напугал или обидел, что ты не веришь теперь никому? О, добрая Богиня, как же мне объяснить ей, что ничего низменного или порочного в моем чувстве нет, мне просто хочется любовно и нежно заключить ее в объятия?!
  
   К сожалению, Бести не разделяет моих чувств... Даже ее ласковая забота - всего лишь проявление милосердия к раненному... Прошло несколько дней с того момента, как мы покинули Дунвал, и Бести, убедившись, что в обморок я не падаю и сознание не теряю, вернулась к прежней манере поведения - в меру дружеской, но и только.
   Мои попытки расспросить ее, даже просто навести разговор на ее прежнюю жизнь, безжалостно пресекались. Причем Бести нашла для этого безотказный прием и не стеснялась вовсю им пользоваться. А именно - она начинала петь. Каждый раз что-то новое, не слыханное мною раньше. Я даже заподозрил, что Бести сама сочиняет песни, настолько много их она знала, но девушка решительно отказалась от этой заслуги.
  
   Так, разучивая новые песни, мы не спеша продвигались по наезженной дороге, ведущей к столице. Вскоре Бести обратила внимание на безлюдность тракта и постоялых дворов.
   - Как-то странно: целыми днями на дороге ни души не попадается. Если не считать пары крестьянских телег... Это настораживает.
   - Бойкая торговля начнется ближе к осени, когда селяне повезут собранный урожай в город, на ярмарку, - иногда мне кажется, что моя спутница даже простых вещей не знает, - Ну а купцы порожними тоже не ездят, пока все не закупят - в столицу не отправятся.
   - Хм... я и не знала, что торговля тоже сезонная бывает... - проворчала Бести себе под нос, - Конечно, пешком ходить полезно, да еще и в твоей приятной компании, но что-то мы уж слишком долго идем... Раньше я не думала, что в этом мире такие большие расстояния, и никакой транспортной инфраструктуры!
   - Что? - не понял я.
   - Хотя бы регулярные дилижансы запустили между городами, что ли? Не заботятся правители о населении!
   - Бести, ты же не в первый раз путешествуешь, - напомнил я. Или я (и госпожа Роза) ошибался, приняв ее за бродяжку?!
   - Блум, прошлый раз я добиралась от Кастенгарда до Эвилоне в компании эльфов, а они умеют перемещаться при помощи магии! А до Кастенгарда я ехала с купеческим караваном, это все-таки не пешком идти... Хм-м, кстати, на дорогах и разбойники попадаются...
   Она знакома с эльфами? Я почувствовал укол ревности. Попытайся я сейчас ее расспросить - опять уйдет от ответа. Почему я должен что-то узнавать из таких вот случайных оговорок? Неужели, проведя со мной столько времени, Бести все еще не доверяет мне?
   Но раз уже девушка сама упомянула о разбойниках, это весьма серьезный повод подумать об изменении маршрута. Раньше меня встреча с грабителями не страшила - моя внешность и безобидность профессии являлись для меня своего рода защитой. Но молодая девушка, несомненно, может привлечь к себе алчные взоры встречного сброда, и смогу ли я тогда защитить ее? Да и пустующие постоялые дворы не давали возможности что-либо заработать, зато их владельцы пытались содрать с нас двойную цену за ночлег и еду, стремясь хоть как-то возместить убытки от отсутствия караванов. Может быть, вместо того, чтобы двигаться по большому тракту, разумнее пройти более уединенными тропинками от деревни к деревне?
   - Бести, как ты смотришь на то, чтобы нам свернуть с тракта и продолжить путь проселочными дорогами? Путь наш удлиниться, зато мы не будем ночевать под открытым небом и - кто знает? - возможно, даже сможем подзаработать.
   - Как скажешь. Ты у нас за главного, так что решай сам, - легко согласилась Бести.
  
   Дороги между селами, как правило, огибали поля и сенокосные луга, кое-где пролегая через светлые рощицы. Бести, явно городская жительница, любовалась цветами, игрой ветра, гонящего "волны" по созревающим колосьям, неспешно плывущими серебристыми облаками на лазоревом небе. Для меня с годами дорога стала привычным образом жизни, я перестал замечать окружающие меня красоты. И только с этой девушкой я словно заново увидел мир. Хотелось нарвать для нее букет полевых цветов, посидеть в обнимку на закате... Предаться любви под шатром из ветвей речной ивы, пронзаемых лучами ночного светила... Даже просто идти вот так, вместе... Я стал самим собой! Если таким я нравлюсь моей возлюбленной - я перестану изображать из себя полуэльфа, буду петь песни, которые нравятся мне (и Бести).
  
   Когда показалась первое на нашем пути село, Бести решила уточнить планы:
   - Блум, мы собираемся просто отдохнуть и купить припасы, или ты будешь выступать?
   - Ну..., посмотрим, как сложится... Если попросят - почему бы и не спеть?
   - Правильно, деньги лишними не бывают, - кивнула "сестренка", - Только не забудь сделать скидку на местную публику!
   - Что сделать?
   - Надеюсь, ты не собираешься петь земледельцам баллады про приключения героев, прекрасных принцесс и так далее? - поняв по моему лицу, что именно это я и собирался исполнять, Бести вздохнула, словно мамочка над непутевым ребенком, - Блум, мы же договорились, что ты больше не будешь изображать из себя полуэльфа! Мне не вериться, что ты сам от них в восторге. Тем более, теперь у тебя есть, что предложить людям! Простые люди хотят простых песен. Типа три притопа, два прихлопа. Подумай сам: какое им дело до того, чего в их жизни никогда не случится?
   - Ты предлагаешь петь твои песни?
   - Они не мои, хотя дело не в этом. Суть вопроса ты уловил правильно! Сначала спой что-нибудь душевное и протяжное, чтоб душа развернулась, а потом, когда все "дозреют", можно и позабористей. Да кого я учу! Вспомни, как ты в Дунвале выступал, и действуй по той же схеме, только песни выбирай попроще, подоходчивей.
   Я не стал с ней спорить. Раз Бести что-то забрала себе в голову, ее уже не собьешь. Проще сделать, как она хочет. Да и надо признать - пока ее советы оказывались хорошими. Скоро у меня будет единственный и неповторимый репертуар, на любой вкус!
  
   Вообще-то, я порой задумывался - с кем же меня свела судьба? Не так давно от одного из приятелей-менестрелей я слышал байку о необыкновенном существе. Выглядит оно как юная человеческая девушка, но поступает очень странно. Делает только то, что ему в голову взбредет. Речи ее странные и непонятны. Но если кому-либо удается ее понять и подружиться, того это существо одаривает по-своему. Якобы гном, повстречавший ее в Кастенгарде, потом создал чудесные вещи и прославился среди других Мастеров. Хозяин постоялого двора разбогател, у него до сей поры нет недостатка в посетителях. Даже среди эльфов из младших домов ходят слухи о чем-то подобном.
   Раньше я в эту басню не верил. А теперь...Какими бы странными ни были ее идеи, но в Дунвале они принесли мне небывалый доход. Боюсь поверить, но неужели и мне улыбнулась удача?! Эх, в таком случае, глупо надеяться, что Бести останется со мной надолго. Так не бывает! Хотя, она обещала не расставаться до Кастенгарда.
  
   В селе не было даже корчмы. Местный староста сообщил, что завтра начинается праздник окончания покоса, и мы (точнее - менестрель в моем лице) будем там желанными гостями. По такому случаю он даже согласился дать нам ночлег в собственном доме и собрать для нас продукты в дорогу. Я покосился на Бести, но ее тоже устроил такой вариант.
  
   На другой день на пригорке за околицей собралась приличная толпа. В честь праздника каждый принарядился. Мужчины разоделись в новые рубахи, опоясались яркими расшитыми поясами. Женщины щеголяли в цветастых платьях, девушки украсили себя лентами и венками из цветов. Бести не стала надевать сшитое в Дунвале платье, но и она постаралась приодеться, насколько позволяли возможности - перевила свои волосы лентами, поверх поношенного платья накинула подаренную мной фату. Мужики важно прохаживались, сбиваясь в кучки для бесед. Женщины сноровисто накрывали грубые подобия столов: длинные струганные доски, сложенные по несколько штук в ширину на сбитые из чурбаков "козлы". Сидеть за ними полагалось на столь же длинных лавках, накрытых домоткаными половиками. Поодаль от столов, в одиночестве, стояла крепкая табуретка. Я не сдержал усмешки - явно для меня приготовили, чтобы всем видно было.
   Когда все приготовления были закончены, столы густо уставились всевозможной едой. Из напитков (судя по запаху) преобладала брага и ягодные наливки.
   На самое видное и почетное место селяне водрузили чучело, связанное из скошенной травы.
   Перед тем, как приступить к трапезе, староста поблагодарил добрую Богиню и берегинь. На чучело девушки возложили перевитый яркими лентами венок, женщины постарше поднесли ковш кваса, вылив на землю перед чучелом.
   Первую чарку выпили за будущий урожай, чтобы рожь и пшеница уродились гуще скошенной травы. Я на хмельное старался не налегать, заодно предупредив Бести. Эти безобидные на первый взгляд сладкие наливки оказывали свое коварное действие не сразу. И непривычный человек вдруг обнаруживал, что при вроде бы ясной голове просто не может встать из-за стола. Постепенно разговоры за столом становились громче, все чаще звучал смех. Похоже, пора и мне внести свой вклад в праздник. Я прошел к своей "сцене", оставив Бести в кружке местных девиц, достал кантару, тронул струны. Разговоры, смех, и прочий шум толпы перестал для меня существовать. Сейчас есть только я, и рождающаяся песня.
  
   "Люблю я праздники, люблю весёлые,
Когда костры вокруг горят.
Когда глаза твои, глаза влюблённые,
О самом главном говорят.
Когда глаза твои, глаза влюблённые,
О самом главном говорят..."
(прим. - Н. Кадышева и гр. "Золотое кольцо", песня "Давай дружок на посошок")
   Селяне дружно хлопали в ладоши, притопывали, кто-то даже присвистывал в такт. Я бросил взгляд на Бести: "сестренка" показывала мне сжатый кулак с оттопыренным вверх большим пальцем. Я уже узнал, что для нее этот жест означает одобрение.
   Отдав должное снеди, селяне продолжили праздничный порядок. Мужики выкатили просмоленное деревянное колесо, закатив его на сухие поленья. Староста поджег поленья. Как только огонь разгорелся, девушки образовали вокруг него хоровод. Дружно звякнув, распахнулись створчатые браслеты, отпуская на свободу широкие рукава праздничных платьев. Взлетели в воздух руки, словно крылья, привлекая внимание крылатых помощниц - берегинь. О чем же еще просить богов и их помощников в такую пору, как не о ясной сухой погоде?
   Селяне гуляли до позднего вечера. Меня еще несколько раз просили спеть, Бести тоже спела несколько песен, чтобы сменить меня и дать немного отдыха. Потом я играл плясовые вместе с местными "музыкантами" - пастухами. Девушки норовили показать себя мне, проходя мимо в пляске. Подзывали присоединиться к ним, но я отказался. Бести тоже предпочла "пассивное веселье", обмениваясь с девушками улыбками и шутками, но танцевать так и не стала. На местных парней, прохаживающихся перед ней петухами, она не обращала никакого внимания.
   На закате девушки завели последний, завершающий праздник, хоровод. И здесь не обошлось без маленького казуса. Вовлеченная в круг танцующих помимо своего желания, Бести скоро подстроилась под плавные движения других девушек, двигаясь вместе с ними в едином ритме. Такая стройная, грациозная... Хоть и в поношенном платье, но она красивее всех местных девушек! Кто-то надел ей на голову венок из цветов, как у остальных девиц, а мне кажется, что и королевская корона не украсила бы ее больше... В завершении хоровода девушки должны были или отдать венок своему возлюбленному, что было равнозначно объявлению помолвки, либо пустить венок плыть по реке, что означало, что девушка еще не сделала свой выбор. Я был уверен, что Бести тоже пустит свой венок в реку... Но, понаблюдав за действиями остальных девушек, она неожиданно подошла ко мне, и надела свой венок мне на голову!
   - Бести, что же ты делаешь! - прошептал я под дружный хохот селян, - Все же думают, что я твой брат!
   Я поспешно вернул венок на его законное место, то есть на головку девушки.
   - А что такого?
   - Потом объясню! А сейчас пусти венок по воде, пока все думают, что это просто шутка!
  
   Когда все разошлись по домам, и мы остались с Бести вдвоем, я объяснил, в чем была ошибка. Девушка даже рот ладошкой прикрыла, сдерживая громкий возглас:
   - Ой! Блум, прости, пожалуйста! Я не знала, что все так серьезно. Я думала, что венки просто дарят понравившемуся парню, и мне стало за тебя обидно, что никто из местных красоток тебе венка не подарил, хотя глазки строили наперебой...Вот я свой на тебя и надела...
   - О, добрая Богиня! Конечно же, никто из этих селянок не собирается выходить замуж за менестреля, поэтому... - я осекся. Что толку объяснять, как во мне вспыхнула надежда? Откуда Бести знать об этой земледельческой традиции?
   - Плюнь на них! - Бести взяла меня под руку, прижалась плечиком... - Ты - талант! Ты станешь таким знаменитым и богатым, что любая женщина будет у твоих ног! Вот только дай до Кастенгарда добраться - и сам увидишь.
  
   Мне не нужна любая женщина! Только ты, Бести! А что нужно тебе? Неужели только слава и богатство?
  
  
   Дайна.
  
   ГРРРР! Ненавижу! Даже не так - НЕ-НА-ВИ-ЖУ!! Эту поющую заразу надо было прибить с самого начала! А теперь поздно - госпожа вписала его в свои планы и намерена использовать. А значит, не позволит мне убить его... Зачем, зачем я это допустила?!
   Мало того, что мы который день плетемся пешком, это бесполезное существо еще уговорило госпожу УДЛИНИТЬ путь! Якобы, для пропитания и заработка денег. Да для пропитания ты бы лучше кроля убил или хоть грибов набрал бы вместо этих цветущих пучков, которые преподносишь моей госпоже! Есть она, что ли, их будет?! Или спать на них?! И руки свои от нее убери!! Куда ты их тянешь при каждом удобном случае?! ПОРРРВУ!!!
   А этот приторный поток его "любви"!! Возможно, муха, влипшая в бочку меда, и считала, что может его съесть, но я ЭТО поглощать не могу!! Меня уже воротит и от нашего спутника, и от его песенок! Выступления в селах и (изредка) на постоялых дворах не давали мне никакого удовлетворения. Во-первых, желающих его слушать было раз, два - и обчелся, во-вторых, у селянок и прочих представительниц женского пола этот тип вызывал сладкое восхищение и обожание, а мне это уже поперек горла встало! Только во время редких ночевок под открытым небом я могла выходить из тени госпожи и охотиться. Даже замученное дикое животное, с его грубым примитивным страхом и жаждой жизни казалось мне восхитительным лакомством после любовной "патоки".
   - Госпожа, если мы не поспешим к нашей цели, то мои силы совсем исчезнут. Кроме того, этот певун вызывает у меня стойкую неприязнь, а терпение демона не бесконечно... Неужели ты не видишь - он нам мешает! - сказала я Бести во время одной из таких ночевок.
   Бести покосилась на спящего менестреля.
   - Дайна, я понимаю, Блум становится... утомительным. Но он все еще мне нужен. А насчет силы... Тебе не хватает моей энергии? Раньше ты, вроде бы, обходилась...
   - Раньше я не была Высшим демоном. И вокруг была нормальная обстановка, с приемлемым разнообразием эмоционального фона. А теперь... вот ты смогла бы питаться только сладостями?
   Бести задумчиво смотрела на меня.
   - Нет. Но придется нам обеим потерпеть. Сейчас менестрель должен завоевать популярность, и для этого подойдут массы людей, не отягощенных тонким вкусом и моральными предрассудками. Дайна, понимаешь, песни бывают разные. Я специально научила Блума этой попсе. По правде говоря, я и сама ее не люблю. Но пока мы идем по деревням, здесь это будет к месту. Народ здесь простой, не агрессивный, зачем будоражить в нем воинственный дух? Эти крестьяне нам еще пригодятся для воспроизводства человеческих потерь. Ведь в грядущей войне они неизбежны. Вот увидишь - в Кастенгарде все будет совсем по-другому. Там люди на своей шкуре уже узнали, что такое социальное неравенство, преступность наверняка процветает. И песни для этого случая у меня заготовлены совсем другие. Тебе понравятся! А хочешь послушать песню специально для тебя? Бедняга Блум: так устал, что даже моя болтовня ему не мешает...
   Еще бы ему не спать - я наложила на него заклинание, чтобы спокойно поговорить с госпожой. И почему я раньше до этого не додумалась?! Спал бы тихонечко каждый привал...какая благодать!
   Что ж, можно послушать...Если еще Бести магию привлечет, как иногда у нее случается...
  
   "В глубине слезами скрытых глаз
   Синева терзает и ломает
   На куски мою мечту!"
  
   Бести начала тихо, изливая слова с потаенной болью. Постепенно ее голос набирал силу, и по мере этого повышения усиливался и поток эмоций. Сначала тонкая струйка тоски и боли, потом к ней примешалась злость. А потом...
  
   "Черные крылья расправлю за спиной
   Трепеща в горячей крови
   Я взмываю ввысь
   И в ярком свете моих огней
   Выстрелом в сердце направленным в меня
   Поцелуй неистовых губ
   Попадает в цель
   И отравляет мои сны!"
  
   Бести раскинула руки - я невольно повторила ее жест, расправив крылья за спиной; госпожа подняла голову, словно собираясь взлететь к звездам - я тоже... Слова ее песни... Это же...про меня! А эмоции! Страдание, ярость и... вожделение?!
  
   "Я из осколков луны хочу собрать
   Все мои разбитые сны
   Но на поиски
   Обречена навеки..."
  
   Казалось, в этот миг сбываются все мои желания! Поглощенная песней и эмоциями госпожи, я краем сознания ощутила нарастание магической энергии. Такого не может быть, но Нити, словно подчиняясь словам Бести, устремлялись к ее ауре, накрывая ее. И, впитываясь в ее энергетическое кружево, превращались в нечто иное! Я еще раз убедилась, что Бести по своей природе ближе всего к нам, демонам, чем к любым другим созданиям демиургов. Только мы поглощаем энергию Источника в чистом виде, а это существо преобразовывает ее. Н-да, тут будет над чем поразмыслить мудрейшим Князьям нашего мира...
   Уже скоро я вернусь домой. Вместе с Бести. Делясь со мной навыками влияния на людей, госпожа сама помогла мне найти способ подчинить ее сознание. Возможность управлять другими захватила ее, и все барьеры и запреты, сдерживавшие меня, рухнули. Наша ментальная связь стала полной, и сейчас я полностью разделяла все эмоции Бести, наслаждаясь ими.
   Магические потоки струились в ночи. Я торопливо насыщалась: у Бести ведь никогда не знаешь наверняка, чем все закончиться - как собралась энергия, так и рассеется, я такое уже наблюдала на Базире... Уже отзвучали последние слова, Бести опустила голову, успокаиваясь. Услышанная песня потихоньку отпускала меня, и я осознала, что пропустила момент, когда неподалеку от нас раскрылся подпространственный выход. Сейчас же я улавливала только затухающие колебания.
   - Дайна? Что с тобой? - увидев, что я оглядываюсь во все стороны, Бести тоже насторожилась.
   - У нас, кажется, гости. Носитель магического дара, сильнее мага, напавшего на нас в последнем городке.
   - Какая нелегкая его сюда занесла?! - простонала Бести, - Он точно идет сюда?
   - Я пока не понимаю, что это.... - я ощущала приближение магии, но не чувствовал живого существа. Вывод напрашивался только один - энергетическая сущность. Такая встреча представляет реальную опасность.
   Сущность замерла на границе освещаемого костром пространства. Затем пришел магический удар вместе с посылом "Убирайся!". Я наспех поставила щит, но тут совершенно неожиданно для меня ожила цепь контракта. Словно почувствовав, что их хотят разорвать, нити, связавшие меня с госпожой, задрожали и впитали в себя энергию, просочившуюся в прорехи в моей защите. А Бести по своему обыкновению ничего не замечала!
   Зато для сущности это не осталось незамеченным. Она замешкалась, продумывая дальнейшие действия. Я тоже не нападала. Если это один из богов этого мира, то в лучшем (для меня) случае наши силы будут равны. Но сейчас, когда нельзя потерять хозяйку контракта, у меня нет желания проверять это на практике. Когда-то давно Князь Сумеречной долины, которому я служила, предостерегал меня никогда не связываться с богами миров и равными им по силе энергетическими сущностями. И он же поделился сведениями об имеющейся у богов "слабости": они не могут сами убить разумное создание демиургов. Если появляется необходимость избавиться от нежелательного субъекта, боги исхитряются обходить этот запрет, находя "посредников".
   Пока я размышляла, сущность снизошла до материализации.
   Увидев рядом с нами полупрозрачный силуэт, словно сотканный из светящегося тумана, Бести ахнула:
   - Это что еще за призрак оперы? Дайна, это ты его сделала? Но зачем?
   Я не успела ответить - силуэт двинулся к нам, с каждым шагом приобретая все более отчетливую материальную форму. К нам подошло уже вполне живое существо. Человеком оно точно не являлось. Ростом почти с меня, мышцы перекатываются огромными буграми, отчего фигура кажется в ширину больше, чем в высоту. Маленькая голова с низким лбом, нижняя челюсть выдается вперед, глубоко посаженные глаза, приплюснутый нос... Одежда сшита из грубых шкур, на голове не то шапка, не то шлем - в темноте не разобрать, на ногах такие же грубые сапоги. Да я рядом с ним - образец изящества!
   - Я - Бог Войны! - пророкотало это существо, - В Эрафии не место демону! Я вижу, ты связана контрактом с этим созданием. Что ты хочешь получить?
   Последний вопрос адресовался Бести. Но она молчала, шокированная явлением божества. Зато от нее поднялась мощнейшая волна отчуждения и неприятия, отгородившая нас от бога стеной. Куда там моему щиту!
   - Вообще-то от вас я ничего не хочу, - заговорила Бести, - Хватит с меня божественной помощи, до конца жизни!
   Бог даже растерялся от такой отповеди:
   - Ты что, не понимаешь, что демон попросту выкачает из тебя всю жизненную силу? Отмени контракт, и я изгоню его с Эрафии!
   Бести вопросительно взглянула на меня, явно не понимая проблемы Бога Войны.
   - Он не может этого сделать, пока мы связаны, - пояснила я, - Магия контракта поглощает все попытки разорвать его.
   - Создательница Тинитар закрыла свой мир от проникновения таких, как ты! - вызверился на меня бог, - Только благодаря непослушанию ее воле некоторых сущностей тебе удалось проникнуть в Эрафию! Но мы, исконные боги Эрафии, должны беречь вверенный нам мир, пока демируг отсутствует! Лучше уйди сейчас, не испытывай на себе гнев демиурга!
   В ответ на эту угрозу Бести нехорошо усмехнулась:
   - Так-так...подумать только - у богов все, как у людей. В отсутствие начальника накосячили, и теперь спешат все исправить, пока он не вернулся... Позвольте, я изложу ситуацию, как Я ее вижу? Демон мой, и только я распоряжаюсь им. А у вас, уважаемый Бог войны, нет никакой власти надо мной. Я не воин, и даже не мужчина. Я вам не молюсь, не поклоняюсь, и не прошу никаких милостей. Значит, и вы не можете ничего от меня требовать
   - Я вышвырну с Эрафии вас обеих! - Бог попытался продавить воздвигнутую Бести "стену" - безрезультатно! Бести даже не заметила этой попытки.
   - Неужели богу нечем больше заняться, кроме охоты на одного-единственного демона? Дайна никому не мешает, ни во что не вмешивается... Пока не вмешивается, - госпожа сверлила бога своим "особенным" взглядом, от которого людям становилось не по себе. И даже бога проняло!
   - Творец Тинитар не терпит никаких изменений в миропорядке Эрафии... - проворчал бог. - А присутствие демона - это гарантированное беспокойство!
   - Я уже это заметила, - усмехнулась Бести, - Ваша Эрафия - застывший мир. Никакого развития. Не скучно так жить? И войны настоящей очень давно не было... если не считать небольшие междоусобицы. Спешу вас огорчить (или обрадовать?), но в ближайшем будущем люди начнут воевать с дроу. У всех богов будет очень много дел... Воины будут молить о победе, оставшиеся дома жены и дети - о спасении их мужей и отцов...
   Демоны дорогие, он заинтересовался! Клянусь чем угодно!! Как, как ей это удается?
   - Создательница Тинитар будет в гневе...
   - Можете смело все валить на меня! - снова усмехнулась Бести, - Только обеспечьте победу людям. Ведь вы это можете?
   Бог в ответ тоже усмехнулся, обнажив кривые клыки:
   - Да будет так! Орки встанут на сторону людей. На нашей стороне сила!
   - Люди с радостью и благоговением примут любую божественную помощь! - Бести поклонилась. "Стена" неприятия рассеялась так же быстро, как и появилась. Не рано ли госпожа убрала защиту? Но бог только кивнул, и развоплотился, осыпавшись облаком быстро затухающих искр.
   - Хм...эффектно, - пожала плечами госпожа, - Значит, Тинитар сейчас нет... Нам надо поторопиться в Кастенгард. Мы должны запустить процесс, пока остальные божества не прочухали, что происходит.
   - Нас задерживает менестрель, - неужели у меня все-таки получиться?! - Госпожа, он же нарочно делает все, лишь бы подольше быть возле тебя! Давай просто оставим его здесь! Я доставлю тебя в Кастенгард!
   - Черт...Я не хотела, чтобы все зашло так далеко... Нет, Дайна, как говорится - на бога надейся, а сам не плошай. Получим мы божественную помощь, или нет - все равно придется поработать самим. Так что действовать будем так, как задумывали сначала. А для того, чтобы наша будущая звезда поспешила к собственной славе, придется мне взять на себя функцию морковки перед ослиной мордой. Я намекну Блуму, что смогу ответить ему взаимностью только после того, как решу свои проблемы в столице. Вот увидишь, как быстро мы туда попадем.
  
   Орландиль Блум.
  
   Был приятный солнечный полдень, когда мы вышли на берег озера. Прозрачная чистая вода на фоне цветущего разнотравья так и манила к себе! Бести, увидев это великолепие, всплеснула руками от восторга:
   - Боже, как красиво! Блум, давай сделаем привал здесь!
   - Не возражаю, - улыбнулся я.
   Девушка подошла к воде, разулась и попробовала ножкой воду.
   - Тепленькая...- мечтательно протянула она.
   В моем воображении тут же возникла картина: Бести входит в воду, мокрая рубаха облегает ее стройное тело...
   В реальности Бести подняла подол до колен, прошлась по кромке воды и пару раз игриво брызнула водой в мою сторону.
   - Если хочешь, искупайся, - предложила она мне, - Так и быть, подглядывать не стану!
   Подглядывать? Мне такая мысль даже в голову не приходила. М-м-м..Я попытался себе это представить. Вот я плыву, мощными гребками рассекая воду. Бести видит в прозрачной воде мои сильные руки, ноги. Потом я выхожу на берег, вода стекает по моему телу, мокрым штанам... Я буду перед ее взглядом словно обнаженный!
   Стоп! Я сам себе наврежу с таким буйным воображением. Придется вправду залезть в воду, может, она холодная.
   Бр-р-р, никакая она не тепленькая! Сколько же здесь бьет ключей?!
   Бести, как и обещала, не смотрела в мою сторону. Даже отвернулась. Зато я смог открыто ей полюбоваться. Девушка сидела на берегу, без стыда вытянув заголенные выше колен ноги, и опираясь на руки. Голову она откинула, закрыв глаза и подставив лицо лучам солнца. Если бы я мог сам себе лгать, то подумал бы, что Бести подманивает меня, показывает, что ожидает моей ласки...
   - Это, безусловно, не южный курорт, - пробормотала между тем Бести, - Но ничем не хуже. На фиг мне бассейн с хлоркой, когда есть такое озеро?! Ну ладно, может быть, бара с пивом не хватает только...
   Я уже привык, что Бести часто разговаривает сама с собой. И уже не вслушиваюсь в ее слова: все равно большей частью смысл понять я не могу. Одно точно: то, что она бормочет - не заклинания. Ни разу я не увидел никакого проявления магии. Хотя, иногда мне казалось, что с людьми во время моих выступлений происходит что-то необычное. Но такое возможно и без магии - просто я выучил много песен у Бести, и ничего подобного людям на окраинах Мидденленда слышать не доводилось.
   Услышав мои шаги, Бести повернулась в мою сторону, лениво приоткрыла глаза:
   - Как водичка?
   - Сейчас сама узнаешь!
   Я подхватил девушку на руки и шагнул к озеру. Бести взвизгнула от неожиданности, и тут же засмеялась:
   - Ай! Нет! Отпусти! Ты мокрый!
   - Нет уж! Отправила меня плавать, а сама хотела сухой остаться? Не выйдет!
   Я уже зашел в воду по колено. Догадавшись, что я сейчас брошу ее в воду, Бести начала вырываться, все еще смеясь:
   - Ладно-ладно, я уже все поняла, осознала и раскаиваюсь! Отпусти!
   - Ой ли? - вода уже дошла до пояса, Бести снова взвизгнула, обдав нас обоих брызгами.
   - Ну и как водичка? Тепленькая? - я не торопился расстаться со своей жертвой, продолжая двигаться в глубину.
   - Нет! Холодная! - Бести вздрогнула, погрузившись в воду, и замерла, обвив мою шею руками.
   - Да что ты? Ты же сама говорила, что тепленькая! Наверное, дальше она теплее, - коварно предположил я.
   Вода уже доходила мне до шеи. Еще шаг - и нас обоих накроет с головой. Я остановился. На какой-то миг осознание момента парализовало меня. Ее тело, невесомое в воде, прижато к моему...стук ее сердца рядом с моим... и губы...так близко...
   - Отпусти! - тихо произнесла Бести, глядя на меня потемневшими глазами. От ее веселья не осталось и следа.
   - Тут глубоко. Не боишься? - я все еще надеялся обратить все в шутку. И продлить это мгновение...
   Вместо ответа девушка сильно извернулась, подняв волну. От неожиданности я выпустил Бести, и она тут же скрылась под водой. Проклятье! Я же не знаю, умеет ли она плавать! Но не успел я додумать эту мысль, как резкий рывок сдернул с меня штаны. Да что ж ты творишь-то! Машинально нагнулся, и, конечно же, нахлебался озерной воды. Когда я вынырнул, отфыркиваясь, стреноженный, словно лошадь, Бести уже преодолела половину расстояния до берега.
   - Вздумаешь еще раз меня так макать - утоплю! - пообещала девушка, уже стоя на берегу. Вроде бы в шутку сказала..., а вроде и всерьез.
  
   Пришлось нам здесь задержаться. Переодевшись в сухую одежду, и разложив мокрые вещи на солнышке для просушки, я занялся костром, а Бести - обедом. Пока одежда высохла, дело уже шло к вечеру, идти куда-то на ночь глядя не было никакого желания. Но очередная задержка и предстоящая ночевка под открытым небом Бести совершенно не обеспокоила.
  
   Воплощая мои мечты, небо раскинуло над нами звездный шатер, а мы сидели у костра, любуясь закатом. И Бести доверчиво прижалась ко мне, и не отстранилась, когда мои пальцы почти машинально стали перебирать ее волосы... Сейчас девушка казалась не бойкой и решительной, а такой мягкой и...умиротворенной. Я должен ей сказать!
   - Бести, а как ты ко мне относишься? - спросил я.
   - Хорошо я к тебе отношусь, - покосилась на меня девушка, - Ты это к чему ведешь?
   - Мы довольно долго путешествуем вместе, и успели узнать друг друга... Ни с кем еще мне не было так приятно делить пищу и одно одеяло.
   - Э, вообще-то я спала на своем...
   - Бести, я не хочу расставаться с тобой, никогда. Выходи за меня замуж!
   - Что?! - девушка отшатнулась, глядя на меня огромными глазами, - Блум, все-таки тебя очень сильно приложили по голове. Успокойся, тебе нельзя волноваться...
   - Я совершенно здоров! Бести, я люблю тебя, и ты сама это знаешь! С той самой первой минуты, когда я впервые увидел тебя в "Золотой розе", я полюбил тебя. Мне никто больше не нужен в целом свете, только ты!
   Лицо девушки исказилось, словно от мучительной боли.
   - Блум, ты совсем меня не знаешь...я не могу выйти за тебя. Я...испорченная, капризная, жестокая тварь, я ничего не принесу тебе, кроме горя...
   - Нет! Ты не такая! Зачем ты наговариваешь на себя? Бести, я все сделаю ради тебя! Если захочешь, мы поселимся в Кастенгарде. Или в любом другом городе. Я...
   Бести зажала мне рот своей ладошкой, почти зашептала умоляюще:
   - Пожалуйста, не надо, не говори ничего! Это невозможно...ты не знаешь...
   - Чего я не знаю? - я целовал ее пальчики, перемежая вопросы с поцелуями, - Что стоит между нами? Или.. кто? Ты так стремишься в Кастенгард... к кому? Скажи мне!
   - Хорошо, я все тебе расскажу, - вдруг произнесла Бести, да таким решительным тоном, что мне стало не по себе.
   Высвободившись из моих объятий, Бести уселась в своей обычной позе - обхватив согнутые колени руками.
   - Ты угадал верно - я родилась в достаточно зажиточной семье, и мне никогда не приходилось зарабатывать себе на жизнь, - начала свой рассказ Бести, - Но потом мой отец заболел. Мама истратила почти все сбережения на лекарей и магов, но ничего не помогло... Он умер, а мама осталась вдовой с тремя дочерьми на выданье и почти без средств. Поэтому, когда к нам неожиданно явился высокий лорд, и захотел забрать меня, мама согласилась. Лорд был очень ласков и невероятно красив. Он сказал, что увезет меня в Эвилон. Сестры мне завидовали...
   Неужели несчастная любовь? Ах, как много историй ходит о трагической любви человеческих девушек к дивным эльфам...Вот и Бести не устояла перед высокородным красавцем...
   Бести помолчала, то ли собираясь с мыслями, то ли заставляя себя продолжить. От ее дальнейших слов на меня словно ушат ледяной воды вылили и на мороз выставили:
   - Лорда звали Магнирель, он был племянником Светлого Князя. И Черным Жнецом. Но мама и сестры этого никогда не узнали. А я узнала слишком поздно, когда уже ничего не могла изменить... Лорд действительно привез меня в Эвилон. У него был прекрасный дом... наверное...потому что я ничего не успела увидеть...наверное, лорд предпочитал заниматься своей страшной магией подальше от глаз Светлого Князя...
   Девушка снова замолкла. Подтянув колени к груди, она сжалась в маленький комочек, с каждым словом заново переживая свою историю.
   - Пять шагов в длину, три шага в ширину - вот в какой комнате меня поселили. Три стены глухие, без окон, в четвертой - дверь. И там всегда было темно. Даже еду нам приносили в темноте. Может быть, слуги лорда могли видеть или пользовались какой-то магией.... Там были еще люди, в большинстве женщины. Всех держали в похожих камерах, по отдельности. Но мы могли слышать друг друга. Это было...страшно. Кто-то плакал. Кто-то молил богиню о спасении, кто-то слал проклятия. Но я не замечала, чтобы что-то из этого подействовало...и с тех пор я не верю ни в каких богов.
   Все слова утешения замерли у меня на языке. О, добрая Богиня, как ты могла это допустить?! Юную девушку, почти ребенка, которая ждала прекрасной любви, бросить в пучину отчаяния и страха...
   Бести посмотрела на меня с горькой усмешкой, затем продолжила:
   - Это только в твоих балладах прекрасные пленницы счастливо дожидаются своего героя, даже не успев сильно заскучать, не то что хлебнуть горя. В жизни так не бывает... Большую часть времени в промежутках между тем, когда приносили еду, я просто сидела в темноте в каком-то оцепенении. Скоро я знала на ощупь всю мою каморку - каждую трещинку на стенах, каждый камешек в полу... Сначала я пыталась считать прошедшие дни, но скоро сбилась. В темноте время остановилось...
   Иногда слуги приходили не с едой. Иногда они кого-нибудь забирали. И...из них никто никогда не возвращался... Страх стал постоянной частью меня. Страх и ожидание. Иногда мне даже хотелось, чтобы меня поскорее забрали в то неизвестное место, чтобы больше не мучиться...
   - Бести, что ты говоришь! - я сопереживал вместе с ней, разделял ее горе и боль. Мне хотелось обнять ее, прижать к себе, согреть своим теплом и любовью...но девушка повелительным жестом велела мне замолчать.
   - Потом...мне кажется, очень долго...было какое-то время, когда никого не забирали. А потом вдруг появились совсем чужие эльфы, с факелами. Всех, кто еще оставался в подвале, вывели за ворота и сказали, что мы абсолютно свободны, и можем идти, куда хотим. Мои глаза почти ослепли на свету, я ничего не понимала, и не знала куда идти. Поэтому я дождалась сумерек в какой-то глухой подворотне, а потом побежала из города...
  
   Добрая Богиня, чем прогневила тебя эта девушка, что ей досталось ТАКОЕ?! Стоит ли удивляться, что Бести не нравилось, когда я гримировался под эльфа? Клянусь, больше я так делать не буду! Я буду оберегать и защищать эту необыкновенную, милую девушку, и не позволю никому больше ее обидеть!
   Я привлек к себе Бести, баюкая на руках, как ребенка. Что ей сказать? Как утешить?
   - Это все в прошлом, Бести. Но я не буду настаивать, чтобы ты ответила прямо сейчас. Подумай.
   - Блум...Ты - мой друг, и я очень дорожу твоей дружбой. Мне будет очень-очень грустно, если мы с тобой расстанемся... Но сейчас у меня только одна цель - Кастенгард. Я не могу думать ни о чем другом.
   Друг?! И она не хочет ничего менять! Как больно...И еще больнее будет совсем потерять ее, если я стану настаивать. Как раненый, который заново учится ходить, так и эта девушка, жившая в ожидании смерти, заново учится жить. И дружить. И любить... Нельзя ее торопить.
   - Мы не расстанемся. Я же обещал проводить тебя до Кастенгарда? - нарочито бодро спросил я. Бести несмело улыбнулась в ответ:
   - А я обещала, что ты станешь богатым и знаменитым... Значит, у нас все будет, как прежде?
   - Да.
  
   Мы долго сидели молча, глядя на догорающий костер. Бести так и уснула в моих объятиях.
   До Кастенгарда еще несколько дней пути, и в столице мы не сразу расстанемся - Бести это мне обещала. Значит, у меня еще есть надежда. Стать для нее единственной опорой, чтобы рядом со мной она чувствовала себя защищенной и любимой. Я не буду твердить о своей любви - я докажу ее на деле!
  
   Глава 6.
  
   Обидно, когда два человека любят друг друга, но не могут быть вместе, потому что один из них - дура.
  
   Блум.
  
   Казалось, по дорогам Мидденленда можно бродить год, из конца в конец страны. А дорога от приграничья с эльфийскими землями до столицы на этот раз заняла всего-то десятидневье. Как быстро летело время в обществе моей любимой! Дорога словно сама стелилась нам под ноги. И Бести, словно боясь куда-то опоздать, требовала, чтобы я запоминал все новые и новые песни. Даже когда мы шли по дороге, и я не мог играть:
   - Мелодии потом подберешь, на привале. А сейчас запоминай слова!
   - Бести, отдохни хоть немного! У меня уже все песни в голове перепутались. Ты уже стольким мелодиям меня научила - на всю жизнь хватит.
   - А ты их систематизируй по жанрам, тогда ничего путаться не будет. То, что ты выучил, годиться сейчас - дорогу скоротать, деревенских жителей повеселить. В столице все по-другому. Там люди разборчивей, и требования к артисту выше. Каким бы талантливым ты ни был, такими песнями ты не прославишься.
   - Милая, никто не может прославиться в одночасье. Свой репертуар и мастерство менестрели накапливают годами!
   - Ты уже талант! - отрезала Бести, - А с репертуаром я помогу. Но этого мало! Вот остановимся на отдых, займемся заодно твоим имиджем.
   - Чем?
   - Внешним видом. И манерами.
   - Я тебе не нравлюсь?!
   Это был удар ниже пояса. Я даже остановился. Я знал, что Бести не любит эльфов, и знал - почему. И совершенно сознательно отказался и от грима, и от перенятой у дивных манеры поведения - ради нее! А теперь, оказывается, все это было напрасно?!
   - Ох, Блум... - Бести тоже остановилась, укоризненно покачала головой, - Ну что ты, как ребенок, ей-богу! Конечно же, ты мне нравишься! Я говорю об имидже, о том, как ты должен выглядеть в глазах других людей! Раньше ты старался быть похожим на эльфа - это был твой имидж. А теперь ты должен создать для публики другой образ, человеческий. Кстати, тебе и новое сценическое имя понадобиться.
   Хм, об этом я не подумал. Раз уж я решил, что ничем не буду напоминать Бести эльфов, я не могу теперь называться Орландилем... но мое имя короткое и не очень благозвучное...
   Отыскав симпатичное местечко подальше от любопытных глаз, мы расположились на отдых.
   - И что ты хочешь? - улыбнулся я, перехватив пристальный взгляд Бести. Та вздохнула:
   - Ты ведь не передумал насчет стрижки? Да ладно, ладно... Давай посмотрим, что можно сделать...Гребень у тебя найдется?
   Я достал требуемое, привычными движениями расчесал волосы - пусть Бести полюбуется...
   - Это что за... - Бести не договорила, забрала гребень из моих рук, - Так, запомни - никаких проборов! Это слишком по-деревенски!
   Девушка принялась причесывать меня по-своему, не обращая внимания, что приблизилась ко мне почти вплотную. И это та Бести, которая все время старалась сохранять дистанцию между нами, не позволяла обнять, приласкать себя?! О, добрая богиня...
   Зачесав мои волосы назад, и стянув их у шеи куском тесьмы, девушка отступила назад, чтобы полюбоваться результатом:
   - Вот так гораздо лучше! Простое благородство! Дай прикинуть, что бы с одеждой придумать... Понятное дело, в Кастенгарде мы закажем тебе нормальные костюмы, а пока я просто посмотрю...
   Ее пальчики уже ловко расшнуровывают ворот моей рубашки... поправляют сзади воротник - она почти обнимает меня! Перехватить ее руку, поцеловать эти тонкие пальцы... Не успеваю! Она снова отступает, критически разглядывает меня, чуть-чуть склоняя головку то вправо, то влево. Под ее оценивающим взглядом мое сердце начинает биться медленно и гулко...
   - Блум, я все придумала! Будет просто великолепно! Ненавязчивая изысканность и некоторая небрежность - прекрасное сочетание, и всегда в моде! Легкий загар тебе не повредит, и никакого грима не понадобится. Раздевайся!
   - Что?!
   - Ну, рубашку сними.
   Снять...рубашку? Зачем? Кровь шумит в ушах, я почти не слышу, что говорит Бести. Никогда я еще не раздевался вот так...напоказ... руки путаются, застревают в рукавах... она рядом, помогает мне, касается меня...моей кожи...
   - Ложись...
   Я не столько слышу ее слова, сколько повинуюсь легкому давлению маленькой ручки на моей груди...Сердце уже не просто стучит - оно бухает, словно барабан, заглушая все внешние звуки... откидываюсь на траву, закрыв глаза - я не хочу спугнуть ее напряженным взглядом... Сейчас она опустится рядом...наклонится ко мне... поцелует - сначала робко, несмело... Нет, она все не решается. Вместо поцелуя я чувствую легкое щекотное касание - она тихонько ведет по моей груди, вычерчивая замысловатую линию... Я пытаюсь перехватить ее ручку, но хватаю только воздух.
   - Десять минут, потом поворачивайся на живот! - послышался голос Бести откуда-то со стороны. Я поспешно сел, стряхивая с себя ползущую букашку - девушка была в десятке шагов от меня, перебирая припасы. Совершенно ясно - у нее даже мысли не было ни о какой интимности между нами... Подавив стон разочарования, я снова откидываюсь на траву и глубоко дышу, стараясь унять сердцебиение. Хорошо, что Бести не заметила моего состояния...
  
   С Бести было на удивление легко - пока все шло так, как она хотела. Я утешал себя тем, что в Кастенгарде, когда Бести выполнит свое "важное дело", моя страсть пробудит в ней ответную страсть. А пока я должен проявлять максимальную сдержанность.
   Сама Бести никогда никаких авансов не делала. Даже когда она изображала мою сестру, я не становился для нее ближе. Ей нравилось мое общество; когда мы оказывались среди людей, она почти не отходила от меня. В качестве брата я мог поцеловать ее, желая спокойной ночи, но и только. Бести принимала мои ласки, была добродушна и мила, но как мне это ни было больно, я не мог не видеть, что я для нее просто знакомый, один из многих. Однако я знал и то, что ни в кого другого она тоже не влюблена. Страх и недоверие прочно поселились в ее душе и не хотели отпускать свою жертву.
   Впрочем, бывали моменты, когда Бести словно оттаивала. Чаще всего это случалось, когда мне удавалось хорошо исполнить какую-либо из ее песен. В такие минуты она искренне восхищалась и не скупилась на похвалы.
   - Блум, ты сам не знаешь, какой ты талант! Ни один эльф с тобой не сравнится! Тобой должен восхищаться весь мир!
   Что для меня целый мир? Восторг в ее глазах был для меня лучшей наградой. А если в порыве восхищения Бести неожиданно обнимала меня, и награждала поцелуем, это было поистине блаженством. Я знал, что не должен докучать ей признаниями и клятвами - Бести мне не поверит. Для нее любовь и верность существовали только в моих песнях. Все чаще меня посещала мысль, что Бести нравлюсь не я, как живой человек, мужчина, а мое искусство. Точно с таким же восторгом она любовалась чудесным закатом, или живописной лесной полянкой.
   Но я готов был терпеть эту сладкую пытку и дальше, лишь бы не расставаться. При одной мысли, что в Кастенгарде Бести может покинуть меня, мое сердце разрывалось от тоски. Сами собой слова сложились в песню.
  
   Ты любовь моя и отрада,
   Мой цветами осыпанный путь...
   Ничего-ничего мне не надо...
   Только будь у меня, только будь...
  
   Мне улыбки достаточно, взгляда...
   В этом вся потаённая суть...
   Ничего от тебя мне не надо -
   Только будь у меня - только будь...
   (прим. - стихи Марии Подалевич)
  
   Но, вспомнив, как неприязненно относится Бести к лирическим балладам, я так и не решился спеть ее.
  
  
   Дайна.
  
   Не знаю, чего хотела добиться госпожа, рассказывая этому певуну очередную ложь, но после этого все стало еще хуже. Хотя раньше я думала, что хуже уже быть не может. Оказывается, может! Теперь, видите ли, у певуна появилась надежда, что Бести останется с ним! Бррр, что за мерзкая, сияющая, липкая чепуха!!
   Хотя, надо признать, путешествие наше ускорилось. Чем ближе мы продвигались к столице, тем населенней становилась местность. И попутных телег встречалось все больше. При каждом удобном случае Блум просил подвезти их с госпожой, и мало кто мог ему отказать. Но я думаю, что делал он это не столько ради заботы об "уставшей сестренке" (как он говорил), сколько ради возможности лишний раз прикоснуться к Бести, подсадив на телегу, помогая "устроиться поудобней". Ну, разве не идиот? Он не понимает, что чем больше суетится вокруг госпожи со своей заботой, тем сильней она раздражается. А впрочем... мне это только на пользу! Давай-давай, старайся! Скоро Бести тебя возненавидит! А я ей ненавязчиво в этом помогу...
   Да, определенно в моем теперешнем положении были и приятные моменты. Например, песни. Госпожа, как и обещала, стала учить Блума совсем другим завываниям. И они мне нравились! От них так и веяло жесткостью и агрессией! Если песнями люди передают свои чувства, делятся своим настроением - как когда-то объясняла мне Бести - то каким должен быть мир, породивший такие песни?! Но эту - мою! - про черные крылья, Бести менестрелю не пела. Это была песня демонов. Песня только для меня! И это было очень приятно.
  
   - Никогда не думала, что с влюбленными так тяжело работать! - Бести была очень зла, - Я ему объясняю, что нужно сделать, а он только смотрит и улыбается! Так бы и дала по голове чем-нибудь тяжелым!
   - Зря мы его с собой тащим, - ответила я на ее жалобы. Мне уже лень это повторять.
   - Дайна, хоть ты не доставай меня, а? Уже некогда менять планы, когда начата их реализация. Если бы я знала, что с ним будет столько хлопот, я бы никогда с ним не связалась!
   - Хочешь, я прочищу Блуму мозги, и он просто послушно будет выполнять все твои команды?
   Хотя, он и так их выполняет, только не так быстро, как Бести того хочется. Эта его привязанность, называемая любовью, действует крепче любых уз. Ради того, чтобы исполнить желания возлюбленной, наш менестрель готов даже изменить свою личность. О, если бы я смогла вызвать у Бести такую любовь ко мне... Не сейчас - пока она занята своими планами, а потом - когда мы вернемся в мой мир. Ведь там мы не должны быть связаны контрактом.
   - Не надо! - наотрез отказалась госпожа, - Только зомби на поводке мне и не хватает для полного счастья! Есть и более простой способ радикального избавления от любви - выйти за него замуж. Как правило, вся эта любовная эйфория заканчивается через год совместной жизни.
   ГОД СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ?! Целый год ЖИТЬ вместе с этим... И мне тоже! Я этого не выдержу!!!
   - Госпожа, не думаю, что это хорошая идея... - осторожно начала я, активируя ментальную "паутинку". По мне, гораздо проще (и давно пора!) этого певуна убить.
   - Это не идея, это я так просто, к слову... - Бести устало потерла виски, - Я надеюсь, что в Кастенгарде, после первого успеха, у Блума поменяются приоритеты. Я стараюсь подогреть в нем тщеславие уже сейчас. Но для закрепления результата было бы неплохо окружить его восторженной толпой поклонников и фанаток.
   - Вокруг него и раньше увивалось множество женщин. Я могу сделать так, что их станет еще больше.
   Бести кивает и устраивается рядом со мной. Я знаю, что ей нравится прикасаться к моей чешуе, и ничего против этого не имею. Тактильные ощущения важны для людей, и это еще одна дополнительная ниточка, связывающая нас. Я тихонько поглощаю ее злость на Блума, а госпожа сплетает наши руки, осторожно обводит пальцами мои когти. Непрошенная мысль вызывает у меня новое чувство злорадного удовольствия - как бы растаял певун, вздумай Бести вот так прикасаться к нему! Очень аккуратно, чтобы не потревожить магический фон, я вызываю небольшой заряд на кончиках когтей. Бести любуется синими искрами.
   - Смертоносная красота, - произносит она, теснее прижимаясь к моему боку, - Дайна, ты идеальное существо, ты знаешь об этом?
   - Я демон.
   У меня получается! О да! Ее чувство покоя рядом со мной - это только начало. Скоро тебе никто не будет нужен. Даже этот морф... И мы отправимся в мой мир!
  
   Госпожа велела мне помогать Блуму, и я это сделаю...пока это будет в моих интересах. Уважаю ее упорство, но все-таки свое мнение не изменю - без менестреля мы сами отлично справились бы.
   Послушать выступления нашего певуна теперь собиралась немалая толпа. От его миловидной мордашки расплывались в нежных чувствах и юные девицы, и дамы в возрасте. Мне оставалось только чуть тронуть - и все они начинали сходить с ума от нашего Блума. Только он сам, похоже, перестал нуждаться в женском обществе. Даже во время своих выступлений все его внимание и улыбки предназначались исключительно Бести. Ха, нужны ей твои чувства! Госпожа просто из себя выходила, оставаясь наедине со мной:
   - Ну как я сделаю звезду из нашего певца, если он сам упорно сопротивляется?! Поклонники, фанаты - это же ступени к успеху, мера его измерения для людей искусства! И чем больше их - тем более ты популярен, востребован. А он знаешь, что ляпнул после выступления окружившим его девицам? "Я уже занят единственной и неповторимой женщиной". Хорошо еще, пальцем на меня не показал! Идиот!
   - Ну да, он так и думает. Только о тебе, - конечно, идиот. Я уже давно это заметила. Интересно, все влюбленные так себя ведут? Бести тоже поглупеет, если будет испытывать аналогичное чувство? Мне этого не хотелось бы...
   - Дайна!!! Пусть он думает, что хочет, зачем же всем об этом говорить? Все, что им хотелось услышать, что его песни - для них. Что единственное его желание - дарить им радость и счастье своими песнями. И все! Что тут сложного?!
   - Возможно, твои планы для его ума слишком сложны, - притворно вздохнула я, - Пора с ним расстаться.
   - Подожди, - не согласилась Бести, - Я еще раз с ним поговорю. Избавиться от него мы всегда успеем.
  
   Блум.
  
   Остаток пути до Кастенгарда мы проделали относительно быстро и с комфортом - нам почти не приходилось идти пешком. В центре людских земель жизнь кипела, тракт стал оживленным, и недостатка в желающих подвезти менестреля, скрасив дорогу песней и музыкой, не было.
   Наконец-то я узнаю, какие дела подгоняли мою спутницу в столицу. Хотя, это ли на самом деле меня волнует?! Все мои мысли заняты одним: останется ли со мной Бести, или нет. Себе лгать незачем: несмотря на долгое путешествие, я почти ничего о ней не узнал, и толком не понял. Моя возлюбленная - единственная и неповторимая, и самая необычная женщина. Однако Бести не спешила делиться со мной своими планами. Для начала мы занялись поиском места для проживания. Бести было направилась в гостиницу "Щит и меч", никак не подходящую для проживания в ней девиц, и приличных дам вообще. Как я и предполагал, нас там не приняли. Даже несмотря (а может быть именно по этой причине?) на знакомство Бести и хозяина гостиницы. Тогда спутница поручила выбор мне, и мы остановились на постоялом дворе "Отдых с дороги" - небольшом заведении, предназначенном для купцов средней руки и путешественников. Здешний хозяин, несмотря на суровую и даже устрашающую внешность (низкий, коренастый, абсолютно лысый, но с широкой, черной, как смоль, бородой, и шармом через всю щеку, едва не задевающим глаз), оказался любителем послушать песни. Он сразу же предоставил нам две соседние просторные комнаты, и предложил кормить нас за свой счет, если я соглашусь выступать перед посетителями. Обосновавшись (то есть убрав вещи в сундук) в новом пристанище, я рискнул зайти к Бести.
   - Я обещал доставить тебя в столицу, сестренка? - улыбнулся я, - Ты довольна? Какие у тебя теперь планы?
   - Помыться! - рыкнула Бести, - Тут одна мыльня, рядом с кухней, и я уже договорилась с хозяином, что займу ее! Так что, ты после меня!
   - Хорошо-хорошо. Но я имел в виду планы вообще. Твое "важное дело"...
   - А... планов громадье. Давай мы их после ужина обсудим.
   Ужин я попросил принести в мою комнату - не хотелось есть в общем зале, среди сутолки и посторонних людей. В последние дни пути мне совсем не удавалось побыть с Бести вдвоем.
   Вот она сидит напротив меня, сияя свежестью и чистотой. После мытья Бести не стала скручивать волосы на затылке, как обычно делала в пути, они свободно рассыпались по плечам, еще немного влажные, переливаются отсветами в пламени свечей... Как же мне хочется прикоснуться к ним, зарыться пальцами, лицом... О добрая богиня, ведь так могло бы быть каждый день! Если бы Бести согласилась...
   - Прежде, чем что-то планировать, давай посмотрим, что у нас с финансами, - деловито произнесла Бести, отодвигая тарелку.
   Я достал кошель, высыпал на стол приличную кучку серебряных монет.
   - Это все? - поинтересовалась Бести.
   - Еще немного меди в кармане.
   - Я немного выпала из реальности, - улыбнулась девушка, - И позабыла, что в столице уровень жизни, и цены на все выше. Отсчитай, сколько нам нужно на проживание и питание хотя бы в течении десяти дней, а остальные завтра вложим в дело.
   Нам? Она по-прежнему не разделяет нас? Безумная надежда на совместное будущее вновь вспыхивает во мне. О, добрая богиня, благодарю тебя!
   - Что значит "вложим в дело"? В какое дело?
   - Ты обещал мне, что доставишь меня в Кастенгард, и слово свое сдержал, - как же красиво она улыбается! И как приятно видеть ее такой - радостной, уверенной, - Теперь я должна выполнить свое - сделать тебя богатым и знаменитым. И деньги вкладывать будем в тебя.
   - Бести, мне ничего этого не надо! - улыбнулся я, - Достаточно, что ты со мной.
   - Ну и болван, - припечатала девушка, пропустив комплимент мимо ушей, - Романтика это хорошо, не спорю, но одним талантом сыт не будешь. На нем надо строить свое благополучие!
   - И что, по-твоему, для этого нужно? - немного обижаюсь я. Все-таки не первый день инструмент в руки взял...
   - Завтра узнаешь.
  
   Я предполагал, что мы будем разучивать новый репертуар, но Бести повела меня покупать одежду, пригодную для выступлений. На мои возражения (у меня уже есть два костюма, пусть эльфийского покроя, но такие многие люди носят) Бести ответила, что "барды" могут выступать хоть в брезентовых штанах, но тогда люди запомнят их песни, а не их самих.
   - Подумай хоть немного! Что для тебя лучше: когда говорят - "Слышал менестреля Блума... надо все же сценическое имя тебе придумать..., он еще такую-то песню поет?" или "Слышал такую-то песню, ее вчера в кабаке пели?"
   Кому же не приятно, когда его узнают и хвалят?! В общем, я не стал с ней спорить и согласился с покупкой костюма. Если б я знал, какие у моей возлюбленной представления о красивой мужской одежде! Все мои возражения, что это самые дорогие вещи, и покупают такие только аристократы, она и слушать не желала.
   - Ты - артист, а значит должен выделяться из толпы, выглядеть лучше всех! Кроме того, ты должен соответствовать тем песням, которые исполняешь. В идеале, у тебя вообще под каждый номер должен быть костюм! - увидев выражение моего лица, Бести смягчилась, - Не волнуйся, таких жертв я от тебя не потребую. Подберем несколько вещей, чтобы можно было их комбинировать для разных случаев.
   Поразмыслив, я решил, что Бести права. Одно дело - петь перед селянами, где появление любого менестреля - редкость, повод для праздника. Совершенно другое - выступать в столице. Пусть даже на постоялом дворе... Да и новые песни требовали необычного исполнения. Не могу представить томного эльфийского красавца, поющего "Свежий ветер" (прим. Олег Газманов) или "Не спеши" (прим. - гр."Чайф"). Такие песни пристало в военных походах распевать! Но, ни среди гвардейцев, ни среди наемников я ничего подобного не слышал. Где Бести могла их услышать и запомнить? Да еще такие, что душу выворачивают?
   В итоге я приобрел два костюма - камзол со штанами - один темно-синего, другой бордового цвета, несколько шелковых рубашек и еще пару черных штанов. Стоит сказать, что себе Бести тоже купила одежду для выступлений. По-моему, излишне яркую, больше подходящую для карнавала, но в ней девушка была дивно хороша!
   Однако на этом Бести не остановилась, заявив, что нам необходимо зайти в ювелирную лавку. Мне становилось не по себе. Кем я буду выглядеть не выступлении? Шутом? Девицей на выданье? Бести меня опозорить хочет?! А может, ничего страшного... присмотрит себе пару безделушек... и про меня забудет. Тяга ко всяким блестящим штукам заложена в любой женщине. То, что Бести обходила стороной все эльфийские лавки, тоже было вполне понятно и ожидаемо, хотя именно эльфы считались признанными законодателями в моде и искусстве. Но почему к гному?
   Ответ на этот вопрос я получил сразу же, едва мы шагнули через порог лавки Мастера Сириуса. При виде Бести гном расплылся в такой широкой улыбке, что ее видно было даже шикарной гномьей бороде.
   - Леди Бести! Рад снова вас видеть в Кастенгарде! До нас дошли известия из Эвилона, а потом вы неожиданно пропали...
   Весьма необычно, что женщина хорошо знакома с Мастером гномом. Бести упоминала, что ее отец был зажиточным человеком, но ни слова не говорила, что он вел дела с гномами...
   - Всё дела, уважаемый Мастер! - Бести с улыбкой поклонилась, - Но больше я пропадать не намерена. Наоборот, у меня к вам есть предложение, и не одно.
   - Я весь внимание! - гном скользнул по мне недовольным взглядом, - Вам что-то угодно, господин?
   - Господину нужны аксессуары для костюма, - ответила за меня Бести, - пуговицы, пояс, перстни - все из серебра. Возможно, цепочка, не слишком длинная, и не короткая. А мне нужно нечто особенное!
   Пока я выбирал из предложенного товара, Бести и Мастер Сириус очень оживленно разговаривали. Время от времени гном считал своим долгом уделить внимание и мне, как покупателю, но у меня создалось стойкое впечатление, что он видит во мне лишь досадную помеху.
   - Это нечто небывалое! - воскликнул гном под конец разговора, - Испокон веков тон в украшениях задавали эльфы...
   - Теперь в Кастенгарде появится новая мода на украшения, - хитро улыбнулась Бести, - И именно вы, уважаемый Мастер, создадите их!
   Едва взглянув на отложенные мной вещи, гном назначил весьма сходную цену, и даже торговаться не стал, когда я попытался (по примеру Бести) снизить стоимость. Просто кивнул - забирайте, мол. Зато с Бести попрощался уважительно, уговорившись о сроках работы и следующем визите.
   Когда мы покинули мастерскую Мастера Сириуса, я рискнул спросить:
   - Так вот какие дела вели тебя в Кастенгард? Твоя семья раньше имела дела с гномами?
   - Нет, - рассеяно отозвалась Бести, - Будь добр, забудь пока о моих делах и думай о своем выступлении. Это сейчас самое важное. А я придумала тебе псевдоним! Сильвер!
   И заразительно засмеялась. Я улыбнулся в ответ: а что, имя вполне звучное, и не обычное.
  
   Спускаясь вечером в зал, где должно было состояться мое выступление, я смущался, как юнец. И все из-за одежды! И без того слишком дорогая, броская, так Бести еще перешила все пуговицы, заменив простые костяные на серебряные. Но и этого ей показалось мало - в распахнутом вороте рубашки (Бести настояла на "некоторой небрежности") виднелась довольна толстая серебряная цепочка, пальцы обеих рук украсили серебряные же перстни. Словно я какой-то вельможа, решивший из прихоти изобразить менестреля. Хорошо еще, что Бести тоже надела обновку. Хоть и яркое, но платье все-таки было закрытым, не чета тому, которое Бести сшила из "остатков" в Дунвале... В зале и так на нас все косились. Так что внимание мы точно привлекли!
   На первой песне я не смотрел на публику, боясь увидеть смешки и презрение. Но услышал только одобрительные хлопки и просьбы продолжать. А на моем плече легкое пожатие ее руки, и тихий шепот в ухо: "Ты великолепен!" И я забыл обо всем...
  
   Глава 7.
   Выпускники консерватории задолго до выпуска начинают искать переход, в котором будут работать.
  
   Дас
  
   Был серый дождливый день, обычный для этого межсезонья, когда тепло еще не спешит уходить, а холода уже стоят на пороге. Настроение у меня было под стать погоде, и я решил провести свободное время у Аджита.
   Свободное время...ха-ха! Работая на магическое сообщество, оно у меня почти все "свободное". Маги редко покидают город, и охрану держат больше для престижа. И это понятно: в столице собрались маги либо обогащенные опытом и отягощенные возрастом, либо удачливые в выборе клиентов. Ни тем, ни другим не с руки покидать столицу надолго. Однако платят маги хорошо, потому я и никуда не срываюсь. Да и бесполезно от себя скрывать: достиг уже, бродяга, возраста, когда ходить в отряде простым бойцом уже зазорно. А сам отряд собрать не удосужился.
   - Привет, Дас! - окликнул меня десятник стражи. Видимо, только сменился с караула. Прожив почти год в столице, я знал если не всех стражников в лицо, то командиров отрядов (десятков) стражи - точно. С этим я был в приятельских отношениях. - Все эль попиваешь?
   - Присоединяйся, - буркнул я. Может, какие новости расскажет?
   Стражник заказал еду и выпивку, и присел ко мне. Вскоре я узнал, какие караваны прибыли в столицу (соответственно, кто из моих знакомых появился в городе), а какие куда отбыли; кто из наемников в очередной раз сцепился с королевскими гвардейцами. По привычке перебросились шутками про орков, и позубоскалили про эльфов.
   - Чего-то наш хозяин сегодня хмурый, - заметил десятник, - Эй, Аджит! Что случилось? Если кто обидел - так ты мне скажи.
   - Да кто меня обидит? - махнул рукой хозяин гостиницы. Мы ухмыльнулись: даже орки не осмелятся безобразничать в месте, где собираются опытные бойцы. - Промахнулся я на днях...и, видать, серьезно.
   - Да ну? - удивились мы. Аджит особо за барышом не гнался, работал на совесть и постоянный достаток имел. Что же могло его так огорчить?
   - На неделе заходили ко мне менестрель с девкой. Ты, Дас, может, ее помнишь - леди Бести, с ней еще эльфы были: дроу и двое светлых.
   О, как же не помнить леди Бести! Когда мы последний раз виделись (кстати, именно в заведении Аджита) из-за нее была хорошая драка. Здорово мне тогда дроу врезал. Жаль, не удалось поквитаться.
   - И где они сейчас, Аджит? - заинтересовался я
   - Так в том все и дело, - вздохнул хозяин, - Я, как эту Бести на пороге увидел, сразу про прошлые неприятности вспомнил. Ну и сказал, что свободных комнат у меня нет. Ушли они. А через пару дней разговоры пошли о менестреле. Все хотят послушать его песни.
   - Да, я тоже о нем слышал. Сильвер, кажется, - подтвердил стражник, - У Кривого Косьмы остановились.
   - "Отдых с дороги"? - уточнил я. Тот кивнул.
   Аджит снова вздохнул:
   - Я ж сам, глупец, их туда и отправил. Насолить думал.... Вон как оно вышло!
   Я расплатился и попрощался, решив про себя обязательно вечерком навестить Бести.
  
   В "Отдыхе с дороги" было многолюдно. Даже возле дверей толпились зеваки, желающие что-то увидеть (или услышать?), но не желающие при этом платить хозяину за еду или выпивку. Протолкавшись внутрь заведения, я их увидел сразу: белокурый длинноволосый, смазливый на лицо менестрель сидел за отдельным столиком возле барной стойки, с ним была Бести. Менестрель либо еще не начал выступление, либо отдыхал после него, и посетители свободно переговаривались, выкрикивали заказы, между столиками сновали бойкие разносчицы. Я направился прямо к Бести.
   - Ой, Дас! - вскрикнула девушка, заметив меня, - Иди сюда!!! Бери свободный стул и подсаживайся.
   Я поспешил воспользоваться приглашением.
   - Знакомьтесь: Дас - отличный воин. Он сопровождал караван, с которым я ехала в Кастенгард. Сильвер Блум - мой брат.
   Мы с менестрелем пожали друг другу руки. У Бести есть брат? По виду не скажешь - совсем не похожи.
   - И как же ты позволил сестре с дро...ОЙ!! - Бести больно пнула меня под столом ногой. Пришлось срочно исправляться: - Одной в Кастенгард ехать?
   Менестрель недоумевающее посмотрел на меня, замявшись с ответом. Вместо него ответила Бести.
   - Дас, я уже взрослая девочка. У брата и своя жизнь есть, не постоянно же ему за мной присматривать. Ну и проехалась с караваном - что об этом вспоминать-то?
   Бести так и впилась в меня глазами. Похоже, она совсем не хочет, чтобы брат знал о ее приключениях...
   - Но теперь я о тебе позабочусь, сестренка! - вставил свое веское слово менестрель, очевидно не питая иллюзий относительно непоседливого характера Бести.
   - Тут собралась приличная толпа. Если это ради того, чтобы послушать твои песни - выходит, ты хороший менестрель, - попробовал я сменить тему.
   - Зачем спрашивать, если сейчас сам сможешь оценить? - подмигнула Бести, - Удачи, Сильвер. Все только и ждут твоего выступления!
   Менестрель взял свой инструмент и отправился на освобожденное ради него место.
   - Дас, послушай, как поет мой брат. Разве хуже хваленых эльфов? Лучше!
   Мне принесли эль, но я быстро о нем забыл. Менестрель пел так, что все вокруг переставало существовать. Хотелось только слушать и слушать. Слова врезались в память, разжигали огонь в груди.
  
   Зов крови, ястребиное зрение - человечьи глаза,
   Зов крови, разгорелись поленья, не вернуться назад.
   Где смеется сталь, от крови пьяна,
   Знаешь, как тебя ждали здесь?
   Не было жизни, была лишь война.
   Легким шагом ты входишь в смерть.
   Расползается, тлея, ткань бытия,
   Ярость светла, словно факельный рог.
   И не нижний мир получит тебя,
   А с улыбкой встретит воинственный бог!
   Зов крови, волчьим оскалом смерти ты улыбнешься,
   Зов крови, ты всегда знал, что не вернешься!
  
   (песня группы "Мельница")
  
   Не только я принял сердцем песню. Рядом выстукивали ритм, кто кулаком, кто рукоятью ножа, бывалые и молодые воины. В переборах струн мы слышали звуки боя. В душах загорался огонь, пробуждая ярость и жажду драки. Словно за нашими плечами стоял сам Бог войны, бог, которому не возводят храмы - ему приносят жертвы на полях сражений.
   Как Сильвер смог понять, что у каждого из нас на душе?! Не верится, что он сам был наемником...хотя, чего в жизни только не бывает. Впервые увидев Бести, я тоже не подумал, что она может сразиться с разбойниками. Да, они же брат и сестра.
   - Бести, как поживаешь? Давно рассталась со своими эльфами? - наконец спросил я, когда менестрель перешел на веселые песни.
   - Дас, давай договоримся: брату ни слова ни про эльфов, ни про разбойников. Мне и так попало, что я из дома сорвалась вслед за ним.
   А ведь при первой встрече у меня даже мысль не возникла, что у этой девушки может быть брат бродяга-менестрель. Честно, в это и сейчас плохо верится... Почему она никогда даже не упоминала о нем? Бести продолжила:
   - С эльфами я распрощалась в Эвилоне, больше мы не знаемся.
   - А как твои звери поживают? - я оглянулся, хотя отыскать оборотня, если тот маскируется, просто невозможно.
   - Нет у меня больше зверей, - помрачнела Бести, - Флая я на волю отпустила, а Пикселя убили...
   Кто мог справиться с оборотнем?! Только дроу.
   - Бести, если эльфы или дроу чем-то тебя обидели... Чего только в жизни не случается: может я и встречусь с кем из них на узкой дорожке...
   - Обидели, - кивнула Бести, - Но ты ни одному из них мстить не должен. Они просто не поймут - за что. По меркам ушастых аристократов мы, люди, для них - низшая раса, игрушки - пешки. Мстить надо равному, тогда от этого получишь удовольствие.
   - Эльфы никогда не признают людей равными. Они даже своих полукровок презирают.
   - Мне ли этого не знать? - грустно усмехнулась Бести, - Дас, а что мы все обо мне и обо мне... Расскажи, как ты устроился!
   - Я теперь здесь осел... Работаю на магическую гильдию, а архимаги редко покидают город. Только и провожаю их до королевского дворца и обратно... - да уж, особо похвалиться мне нечем... Что уж тут говорить - работая с Тоблином и ребятами, жизнь была повеселее. Было о чем в трактирах рассказать. Но Бести вроде бы заинтересовалась:
   - Ух ты! Так ты что же, этих архимагов всех знаешь?
   - Да почти всех... Только те, кто помоложе, в моих услугах не нуждаются. Они как раз почти всегда в разъездах, на месте не сидят. А здешние стариканы небось уже сами все заклинания позабыли. Только каждый день перед королевой мелькают, вид показывают... А когда слушок прошел, что кто-то из боевых магов на окраине Мидденленда пропал - так даже не почесались отправить кого-нибудь узнать, что случилось. Только друг за другом следят - как бы кто в большую милость у королевы не попал...
   Менестрель закончил свое выступление и подошел к нам:
   - Ты не устала, сестренка?
   - Все нормально. Дас, ты не пропадай, заглядывай к нам, - попрощалась Бести.
  
   С того дня я, получив в гильдии обычное "сегодня никто из магов в твоих услугах не нуждается", проводил время в компании леди Бести и ее брата. Популярность менестреля росла не только среди простого люда. Вскоре его стали приглашать в дома купцов, и прочих состоятельных горожан.
   Вот только Бести, которая часто выступала вместе с братом в корчме, в другие места его не сопровождала. У меня возникли некоторые подозрения.
   - Бести, а ты почему не ходишь, когда брата приглашают в богатые дома?
   - Он и сам справится, - беспечно пожала он плечами, - А еще не хочется отвлекать от него внимание поклонниц. Это так романтично: менестрель поет только для дамы... ну или для нее и ее подруг... Вот если пригласят на крупные мероприятия - тогда пойду с ним.
   Ага, так мужья, отцы и оставят аристократок наедине с менестрелем! Бести иногда бывает такая наивная.
   - И ты вот так в каждом городе, где вы с братом выступаете? Скучаешь одна? Можно по городу пройтись: вдруг еще кого-нибудь из знакомых встретишь...
   - Нет у меня здесь знакомых, кроме тебя, конечно, с которыми бы хотелось встретиться. Разве что гномы...
   Она даже не вспомнила о Келине? Забыла, что полукровка остался здесь служить в королевской гвардии? Я задумался: сказать ей или нет о том, что стало с ее знакомцем?
   - Дас, - окликнула она меня, - О чем задумался?
   - Бести, а ты знаешь, что произошло с Келином после твоего отъезда? - осторожно спросил я, - Он пропал из казарм, его так и не нашли. Я слышал, там не обошлось без магии... Не людской...
   - Знаю, - лицо девушки исказилось от злости, - Я видела Келина не так давно, так что не волнуйся - он жив. Но многое пережил. Его похитили дроу. Я не знаю, что и как там произошло, но Келин, после того, как освободился от Черного Жнеца дроу, не захотел вернуться к людям таким, каким стал.
   - Бести, скажи мне честно: ты ведь тоже боишься?
   Бести подвинулась ко мне ближе, понизила голос:
   - Дас, у меня появились очень могущественные враги в Свартхолде. Я надеялась, что здесь, в столице человеческих земель, они меня не найдут. Или хотя бы не решаться напасть на такую известную личность, как мой брат. Но если, как ты говоришь, Келина похитили из казарм... похоже, мне рассчитывать на безопасность не приходится... Все так боятся этих дроу! Неужели они лучшие воины, чем ты или твои товарищи?
   - Конечно, лучше.
   - Эти дохляки, которых древком копья пополам перeшибешь?! - фыркнула Бести.
   - Они побеждают за счет быстроты реакции, и магии.
   - Всего-то? Дай тебе автомат, а лучше - пулемет, фиг они от пуль сумеют увернуться.
   Я половины ее слов не понял, но ее азарт, уверенность в свои словах, глубоко врезались мне в ум. А и правда, с какой стати мы должны бояться дроу? Разве не мы, люди, хозяева в своих землях?! Почему эти темные ведут себя здесь, как у себя дома?! Пусть катятся в свой Свартхолд! А направление мы им укажем...самое точное...
   - Бести, я ничего против твоего брата не имею, только и сам присмотрю, чтобы никакие эльфы - ни темные, ни светлые - к вам на полет стрелы не приближались!
  
   С той поры я, или мои товарищи, сопровождали Бести и Сильвера в городе.
   Оказалось, что Бести поддерживает деловые отношения с гномьими мастерами, а те превосходно понимают ее фантазии и идеи. И даже охотно берутся за их воплощение! И я смог наконец понять причину ее низкой оценки дроу, как воинов. Бести знала оружие, которое сможет уравнять нас в бою с любыми эльфами. Она называла его самострелами. Для пуска стрелы не надо было прилагать усилия, натягивая тетиву и выравнивая положение лука, достаточно было взвести крючок механизма. И гномы взялись за его изготовление. Мне самому не терпелось увидеть эту диковинку, и опробовать!
  
   Как-то само по себе, я в этом не усердствовал, вокруг Бести сложился круг из бойцов, в основном молодых наемников, хотя и опытные гвардейцы тоже не чурались послушать леди и ее брата. Ко мне тоже стали проявлять уважение.
   - Прав ты, Дас, в отношении дивных, - говорил мне капитан королевских гвардейцев. Уважаемый человек, бывающий в королевском дворце. - Не уважают они нас, пока мы сами им то позволяем. Спину перед ними гнем, в глаза заглядываем... Тьфу! Вон наши толстосумы-купцы как за дроу радели, надышаться на них не могли, когда те им вино задешево продавали. А как дали им в Свартхолде от ворот поворот - к королеве жаловаться побежали. Что ж, спрашивается, с дроу не спросили?
   - Боятся, - ответил я, - Слово сказать боятся, не то что за правду вступится. А надо было не давать им торговать здесь, пусть свой товар при себе и держат. Может, им это вино поперек горла встанет!
  
   Вскоре никто не нанимался служить эльфам, даже полукровки. Стража не беспокоилась, если к ним обращались дивные. Все думали: коль они "самые-самые", то сами во всем и разберутся. Не людское это дело.
  
   Еще находились глупцы среди людей, защищавшие эльфов и называвшие нас фанатиками. Якобы, мы обвиняем дивных, а сами ведем себя не лучше них. Ложь! Вот взять, к примеру, орков. А их с каждым днем все больше подтягивалось в столицу. Мы же с ними не ссоримся. И они к нам относятся с пониманием. Правда, уважают и понимают они только силу, но зато не мнят себя выше других. И они эльфов, особенно дроу, не сильно уважают. Так что, если будет повод подправить дивным смазливые рожи и надрать длинные уши - орки нас всегда поддержат.
  
  
   Сильвер (Блум).
  
  
   Мои выступления собирали все больше людей. Не прошла и десяти дней, как зал постоялого двора перестал вмещать всех желающих меня послушать. Хозяину пришлось распахивать окна и двери, чтобы меня могли слушать и на улице. Кривой Косьма даже нанял несколько шустрых мальчишек, чтобы они продавали выпечку зевакам.
   Вскоре вся столица прослышала о нас. В один из вечеров появился знакомый Бести - наемник по имени Дас. Сильный средних лет мужчина сразу же взял девушку под свою защиту. Из их разговора я понял, что они познакомились почти в то же время, как Бести столкнулась с эльфом. Меня Бести снова представила братом, и разговоров о прошлом с Дасом в моем присутствии старалась не заводить.
   Стоило Дасу сблизиться с моей подругой, как тут же к ней потянулись и другие вояки. Хотя, меня они тоже своим вниманием не обделяли: громко восхищались моим песнями, с шутками и смешками ограждали меня от слишком ретивых поклонниц. Раньше у меня не было друзей, наверное, поэтому я терпел их возле Бести. И все же, почему Бести доверяет Дасу больше, чем мне? Я же вижу, что его она посвящает в свои дела.
   - Блум, тебе сейчас нужно думать только о своей карьере! - твердила Бести, когда я намеревался сопровождать ее, - Отдохни, чтобы не испортить вечернее выступление. А я тебе очередное приглашение принесу!
   Сначала это были приглашения от гильдии гномьих мастеров. Затем - от командования королевской гвардии, а это уже аристократические дома.
  
   Моя известность росла, а вместе с нею рос и доход. Скоро мы съехали с постоялого двора и (по настоянию Бести) наняли довольно просторную квартиру в более достойной части города. По ее словам, престиж положения определялся не только внешним видом, но и местом проживания. Нельзя сказать, что я этому сопротивлялся - ведь так мы жили практически, как семья! Свободно тратить деньги, не считая каждую монетку, тоже было для меня новым восхитительным чувством. Теперь Бести убедится, что я могу обеспечить ей такую жизнь, к которой она привыкла, и согласится...
   Однако, по словам Бести, и этого было недостаточно.
   - Завоевать популярность среди простых людей - это только первый шаг. Ты должен идти дальше.
   - Куда уж дальше из столицы? - попробовал я отшутиться.
   - Поправка - не дальше, а выше. В высшие слои общества. К вельможам и аристократам.
   - Бести, я даже не думал, что ты до такой степени честолюбива! Когда же, по твоему, я достигну вершины славы и смогу остановиться?
   - Когда выступишь в королевском дворце перед ее величеством, - ответила Бести.
   Я не выдержал, и засмеялся в голос:
   - Милая, а тебе не кажется, что это немножечко, совсем капельку, чересчур?
   - Нет, - Бести была абсолютно серьезной, - А кроме того, у тебя уже нет выбора. Куда ты денешься, когда тебя пригласят? Маховик запущен, твоя популярность набирает обороты. Теперь ты можешь идти только вперед.
  
   Я даже не мечтал достичь такой известности! Менестрелей, имена которых с восторгом произносят во многих краях и песни которых исполняют другие менестрели, - единицы. А теперь я - один из них!
   Выступления в кабаках, на праздниках в ремесленных мастерских, на крестинах и именинах в купеческих домах - от предложений не было отбоя. Бести только головой кивала, и все повторяла, какой я талантливый. А то я сам этого не понимаю! Бести у меня замечательная! Как мне повезло встретить ее в том приграничном городишке. Именно такие песни, которым она меня обучила, мне были необходимы!
   Конечно же, мои выступления пришлись по душе не только мужской части посетителей. Служанки, торговки из ближних лавок, да и другие женщины, как прежде не стеснялись выражать свое восхищение мною, и намекали на страсть, вспыхнувшую в них от моих песен. Но меня они не интересовали. Почему же я не могу разбудить страсть в единственной необходимой мне женщине?!
   Даже в домах аристократов, членов городского Магистрата, меня принимали с радостью и почетом. Господа вручали мне тугие кошели в благодарность за выступления. Ах, как томно улыбались мне ухоженные, наряженные в дорогие наряды и самоцветы, леди!
   Как глупо было думать, что Бести может происходить из аристократического общества! Разве леди, чьи манеры близки по утонченности к эльфийским, позволит себе общаться с грубыми наемниками или отплясывать в кабаках?! Не удивлюсь, если она всего лишь купеческая дочь, с малых лет привычная к караванам, наемникам и торговым дорогам.
   Когда стали присылать приглашения из богатых домов, даже из аристократических имений, Бести отказалась меня сопровождать.
   - Блум, ты теперь известный артист. Это тебя хотят видеть и слышать. Люди в высшем обществе - не ровня простым работягам. Они понимают, когда менестрелю надо отдохнуть и промочить горло. А я всего-то и могу, что заполнять паузы между твоими выступлениям - частушки спеть, сплясать. Такие простонародные пляски в высшем обществе не оценят, а вот неприятности принесут. Что мы будем делать, если какой-то богатый молодчик захочет со мной поразвлечься? Отказ его разозлит и обидит, еще и отомстить тебе захочет. Лучше не нарываться.
   Бести всегда говорит разумные вещи. Действительно, незачем на нее глазеть избалованным богатеям, особенно в этих ее сценических нарядах.
  
   - Сильвер, вы никогда не исполняете песен звонкоголосой Тин, - вздохнула генеральская супруга на очередном светском вечере. Я уже знал, что эта дама пользуется в высшем свете почетом и авторитетом не меньшим, чем ее муж в королевской армии. Даже на приемах у самой королевы к ней прислушиваются, - Мы хотим послушать!
   - Это женские романсы... - смутился я. Но не это было главной причиной. Леди Тин редко выступала, никто и никогда не мог предугадать, где она появится. Чаще всего ее связывали с Эвилоном, но даже там никто не может вам сказать, где ее дом. Слушая ее песни, замирали, не дыша от восторга, даже эльфы. Я знал некоторые из них, но еще не осмеливался петь их перед публикой. Одна из последних ее песен мне особенно нравилась. - Но я готов исполнить ее песню для вас!
   Губы твои - как маки,
Платье по моде носишь,
Себя ты ему раздаришь,
Меня же ты знать не хочешь.

А я нашел другую -
   Хоть не люблю, но целую
   Но когда я ее обнимаю -
   Все равно о тебе вспоминаю...
  
Завтра я буду дома,
Завтра я буду пьяный,
Но никогда не забуду,
Как к щеке прикоснулся губами.
  
   (песня группы "Ненси")
  
   - Ах, господин Сильвер, в вашем исполнении эта песня звучит незабываемо! Словно только для вас и написана, - отметил сам генерал. Мне это очень польстило.
   - Говорят, девушка, выступавшая с вами, не менее талантлива, - вдруг произнес незаметно подошедший какой-то развязный молодчик, - Почему она не пришла с вами?
   Мне очень не понравилась его усмешка. Но пока я придумывал подходящий ответ, опять вмешалась влиятельная генеральша:
   - Господин менестрель, так вы не один в столицу прибыли? Кто эта девушка?
   - Моя младшая сестра, - озвучил я придуманную Бести легенду.
   - Вы обязательно должны привести ее на бал в Магистрат. Если сестра обладает хотя бы половиной таланта своего брата, мы получим незабываемое удовольствие, - высказала она свое пожелание, - Да и девушке можно немного развлечься, незачем держать ее взаперти.
  
   В редкий день, когда мне не надо было нигде выступать, я, наконец, осмелился спеть Бести сочиненную для нее песню. Вопреки моим ожиданиям (и своей обычной сдержанности), Бести растрогалась до слез:
   - Блум, спасибо!! Никто никогда мне такого не говорил, не то что стихи написать, а уж тем более - песню!
   - Я рад, что тебе понравилось. Рад, что смог выразить свои чувства.
   Неожиданно Бести разразилась бурными рыданиями.
   - Любимая! - я обнял ее, усадил на диван, сел рядом. Девушка отчаянно прильнула ко мне.
   - Ты так добр ко мне, Блум! Я ненавижу себя. Я просто неблагодарная скотина, испорченная дрянь... Господи, что я наделала!!
   - Не говори так, - я крепче обнял девушку, - Ты даришь мне вдохновение и радость. Если только захочешь, ты можешь сделать меня самым счастливым человеком.
   - Не представляю, как у тебя хватает терпения. Я так мерзко с тобой обращаюсь. Ты замечательный, талантливый, а я бессердечно принимаю все твои жертвы. Прости меня!
   - Нет, милая, все не так, - мое сердце затрепетало от радости - наконец-то! - Ты просто боялась довериться кому-то, и это неудивительно. Но теперь все плохое позади. Я тебя не оставлю. Всегда буду рядом. Только поверь мне - я сделаю все, чтобы ты была счастлива.
   - Ты думаешь, это возможно? - Бести подняла лицо, взглянула мне в глаза... Добрая богиня, что это был за взгляд! Все еще с опаской, но ей хотелось поверить!
   - Бести! - с замирающим сердцем я наклонился и прильнул губами к ее губам. И они дрогнули, раскрылись навстречу мне, отвечая на поцелуй! О боги, благодарю вас! Снова и снова я целовал ее щеки, чувствуя на губах соленый вкус недавних слез, шейку, ложбинку между плечом и ключицей, и снова возвращался к губам... Что это было за чувство! Какой-то стремительный полет! И вдруг словно черная молния пронзила мою голову - я едва не потерял сознание от жуткой боли. Я откинулся на спинку дивана, сжимая виски руками - мне казалось, что голова разваливается на куски.
   - Блум, что с тобой?! - испугалась Бести.
   - Ничего страшного. Наверное, я сильно устал от всех этих выступлений, - сам удивляюсь, как я смог выговорить эти слова, - Мне лучше пойти к себе и отдохнуть.
   - Да, конечно.
   С трудом поднявшись, я едва смог дойти до своей спальни. Упал в кровать, не раздеваясь. Может быть, уснул, а может, просто потерял сознание.
  
   На следующий день я встал очень поздно и застал дома только записку от Бести и пачку листов с текстами новых песен. В записке говорилось, что Бести отправилась к Мастерам гномам, а мне предлагалось учить новые песни, если мое здоровье позволит. Так сухо и по-деловому... словно между нами вчера ничего не произошло... Да, не вовремя мне поплохело... Может, это близость с Бести вызвала этот внезапный приступ? Я уже очень давно не был с женщиной... Или это отзывается моя рана, полученная в Дунвале? А если я буду вот так падать в обморок каждый раз? Какая девушка согласиться выйти замуж за такого мужчину?!
   .
  
   Дайна.
  
   И снова госпожа оказалась права - в Кастенгарде жизнь кипела. Огромный (по здешним, разумеется, меркам) город буквально мерцал многоцветьем человеческих страстей - пусть недолговечных, но зато их количество вполне компенсировало этот недостаток. А еще здесь была магия! И не только человеческая - представители других рас (гномы и эльфы) населяли целые кварталы. М-м-м... похоже мое вынужденное воздержание закончилось! О да, здесь я найду, чем поживиться!!
   Послушать мою госпожу и менестреля теперь приходили совсем другие люди - стражники, наемники, королевские воины. В них ощущались такие привычные, родные, демону чувства и желания - азарт, жажда драки, уважение к силе. И песни, которые исполнял певун, подогревали и усиливали их. Для меня это было настоящим отдыхом после мерзкой блумовской "любви". Поэтому к Дасу - давнему приятелю Бести - я относилась спокойно, то есть ненавидела гораздо меньше всех остальных.
   Услышав, что Дас служит у магов, Бести обеспокоилась.
   - Вот же черт, вечно я про эту магию забываю! Наверняка королевский дворец охраняют не только гвардейцы, но и какая-то магическая защита есть.
   - Разумеется, - я-то это уже проверила. При магическом просмотре дворец просто светился сетью заклинаний, - При дворце даже собственный маг имеется.
   - Дайна, ты говорила, что любой достаточно сильный маг может обнаружить тебя даже в моей тени... Боюсь, такое опасное существо не пустят к королеве даже с Сильвером-Блумом. И убить мага нельзя - сразу возникнут подозрения и паника.
   - Предоставь это мне, - я мысленно облизнулась, - Придворный маг - человек, соответственно его магический дар не идет ни в какое сравнение с моим резервом! А еще, на поддержание таких емких заклинаний как во дворце, маги тратят очень много сил. Я решу эту проблему так, как ты любишь - не привлекая лишнего внимания.
   - Хорошо, - кивнула госпожа, - Спасибо, Дайна!
   О, мне нравится то, что сейчас испытывает ко мне Бести: немного нежности, заботы, зависимость... хм, последнего можно и побольше.
  
   При участии Даса (о чем тот даже не подозревал), я легко узнала, где обитает нужный мне маг. Конечно же, поблизости от королевского дворца - и защитные заклинания удобно поддерживать, и далеко ходить не надо. Поблизости, в сфере действия заклинания, другие маги не прослеживались. И меня это вполне устраивало! Придворный маг оказался крепким еще старичком, для человека скопившим достаточно много магических знаний. Вот только он никогда прежде не сталкивался с демонами. Увидев чудовище (а Бести мой облик нравится! И после этого она утверждает, что обычный человек!), маг запустил в меня несколько заклинаний, как он думал - сверхубойных. Сильно удивившись отсутствию ожидаемого эффекта - моей мгновенной гибели - старичок никак не мог придумать, что теперь со мной делать. Нападать на него я не спешила. Наверное, поэтому мое предложение поднять его магическую силу до небывалых высот долго молча обдумывалось. Маг согласился, без каких либо условий! А ведь я предлагала не контракт, а фальшивку, обман! До чего же люди глупы! И жадны до могущества... Маг желал получить от меня новые заклинания, способы использования магических нитей. И я давала ему желаемое, давала то, что требовалось мне. С каждым днем нашего общения маг терял собственную силу, взамен я накачивала его своей магией. И меня не волновало, сколько еще он протянет после того, как я уйду. Маг не понимал происходящего, замечая только увеличение "собственной" силы. На то, чтобы сделать из него послушную куклу, не ушло много времени. Вскоре я смогу показать госпоже свои успехи, проведя ее в королевский дворец. Теперь все заклинания придворного мага целиком и полностью будут подчинены мне, включая магическую защиту дворца.
  
   Правда, пока я развлекалась с магом, госпожа оставалась одна. Сначала меня это не беспокоило - с ворами или насильниками и Дас справится, он все равно большую часть времени проводит с Бести, да и наша ментальная связь с госпожой окрепла настолько, что я была уверена: случись чего - я это сразу почувствую. А менестрель допоздна где-нибудь выступает, его теперь часто приглашают по разным домам и увеселительным заведениям.
   Так что я не спешила возвращаться к Бести, наслаждаясь ночными прогулками по городу и случайными жертвами, подвернувшимися мне. Как оказалось, рано я расслабилась!!
   Возвращаясь довольная и полная сил, я настроилась отдохнуть в тени Бести. Вдруг я почувствовала какой-то неприятный эмоциональный тон - приторно-сладкий, так напоминающий менестреля, веющий от госпожи. Поспешив к Бести, я застала следующую картину: Бести плакала на груди это певуна, а тот со своей идиотской улыбкой обнимал ее, якобы утешая, да еще и целовал!!
   Как он посмел дотронуться до моей госпожи! Я не стала сдерживать ярость, направив ее ментальным ударом по Блуму. Только каким-то чудом эта поющая дрянь не сдохла тут же, на месте. Может быть, моя связь с госпожой смягчила мой удар? Певун схватился за голову, невнятно промычав про усталость и тяжелый день. Затем, пошатываясь, покинул комнату Бести.
   Как только за ним захлопнулась дверь, я выскочила из теней комнаты.
   - Госпожа, что ты творишь?! - зарычала я, с трудом сдерживаясь.
   - Дайна, ты о чем? - Бести не понимает, или старательно притворяется?
   - Я подумала, что ты решила принять предложение этого ничтожного человечишки! Неужели его сладкие песни размягчили твои мозги?
   - Все совсем не так!
   - А как? Планы поменялись: теперь мы не развязываем войну, а увеличиваем население в этом мире? Ради чего ты шла в Кастенгард? Чтобы веселить людишек? Рожать Блуму детей? Ждать его до утра после выступлений или очередной веселой девицы? И в свой мир не собираешься возвращаться?
   - Нет! - огрызнулась Бести, - Дайна, я не понимаю, чего ты на меня взъелась?! У меня здесь дел непочатый край, никак не связанных с Блумом! А в мой мир невозможно вернуться, мы ведь уже пытались...
   С тихим шелестом опали узы контракта - Бести признала невыполнимость своего желания. Я свободна!! Но никаких изменений я не почувствовала. Только ограничения исчезли, но они меня и раньше не сильно тревожили. Неужели отношения между мной и Бести со временем создали иную магическую связь между нами?! Хе-хе, теперь я могу руководствоваться своими желаниями! У меня в предчувствии зачесались когти: столько хотелось сделать, и начать можно с одного человечка... Убийство Блума доставит мне удовольствие, но вряд ли оно стоит того, чтобы злить Бести. С другой стороны, что мне мешает сейчас переместиться в свой мир, схватив Бести в охапку? Хм, и что мне делать с разозленной девчонкой там? На нее не действовала даже магия демиургов, а мою она принимала только по собственной воле...Нетрудно представить, как отреагирует девчонка на такое перемещение! С ее энергетической насыщенностью и поистине демоническим упрямством... найдется не один желающий предложить ей контракт! Ну уж нет!! Потратив на Бести столько сил и времени, я не собираюсь ее никому уступать!! Придется пока выполнять ее желания, попутно подталкивая к исполнению моих... Пусть получит этот отсталый мир и наиграется с ним. А когда наиграется... отправится со мной "по своей воле".
   - Делами пора заняться, - пробурчала я, успокаиваясь. - Путь во дворец скоро будет свободен.
  
   Сильвер (Блум)
  
   Я уже не задумывался о том, чтобы снова пуститься в дорогу. Наоборот, мысль о собственном доме, просторном, наполненном роскошью, с прислугой, все чаще приходила мне в голову.
   - Бести, как моя сестра ты будешь принята во многих знатных семьях. Тебе стоит сопровождать меня, а не таскаться по городу с Дасом и другими наемниками. Дас - хороший парень, но пойми меня правильно, он - не подходящая компания для приличной девушки.
   Не нравится мне, что моя девушка другому столько внимания уделяет, оправдываясь давним знакомством. Я все-таки не последний мужчина! Моего внимания добиваются не только служанки и селянки, но и утонченные аристократки. Я ее долго ждал... достаточно долго.
   - Я не потаскуха, и по городу не таскаюсь! - обозлилась Бести, - Я хожу по делам в мастерские к гномам, и ты это прекрасно знаешь! Дас ходит со мной, потому что в отличие от тебя, разбирается в оружии и рад его испытать! Я делаю все, что зависит от меня, чтобы ты наслаждался славой лучшего менестреля. Не мешай моим собственным делам!
   Вот все время она так - прицепится к одному неловкому слову и все перевернет! Я же совсем не это хотел сказать!
   - Какие же это дела, что ты мне о них не рассказываешь? - теперь впору уже мне обижаться. Я же предложил этой девушке выйти за меня замуж. Какие у нее могут быть от меня тайны?
   - Я же не спрашиваю тебя, дорогой братец, где ты пропадаешь порой до первых петухов. Я рада, что твоя высокая светлая любовь ко мне не мешает тебе удовлетворять физические потребности с другими женщинами, но хотелось бы, чтобы ты соблюдал хоть какую-то осторожность! Нам надо беречь твое лицо!
   - Бести, как ты можешь обвинять меня в том, что я встречаюсь с другими женщинами?! - да разве я стал бы куда-то ходить, если бы она меня не отвергала?! Между прочим, ни разу больше этот странный приступ не повторился... Но как это объяснить Бести?
   - Я не обвиняю. Я беспокоюсь о тебе. Почему ты не берешь с собой того же Даса или кого-то еще из наших добровольных охранников? Пусть ты будешь осторожным и избежишь ненужного внимания со стороны обманутых мужей, разгневанных отцов и братьев... есть же и другие нехорошие личности, бродящие по городу в ночное время! Я не хочу повторения ситуации в Дунвале! Если с тобой что-то случится...
   Нет, я ее совершенно не понимаю! Она переживает за меня... но не любит.
   - Хорошо, - отделался я неопределенным ответом и поспешил сменить неприятную тему:- В Магистрате скоро состоится бал. Приглашены все менестрели, которые сейчас в столице. Ты пойдешь со мной?
   - О, конечно! - неожиданно сразу согласилась Бести, - Это же великолепный случай показать, кто лучший менестрель в столице, да что там столице - во всем Мидденленде!
  
   По случаю бала Бести вынудила меня нарядиться в "парадный" костюм, щедро расшитый серебром. Мне польстило, что девушка подобрала себе платье, гармонирующее с моим костюмом - никто не усомнится, что мы вместе. Пошитое из дорогой ярко-бирюзовой материи, но простого кроя, платье дополнялось необычными украшениями. Так вот что Бести заказала у Мастера Сириуса! Такое я видел впервые! Вместо обычного медальона с изображением богини-хранительницы, которые обычно носили женщины, на тонкой цепочке сверкал каплевидный сине-зеленый камень, притягивая взгляд к глубокому вырезу платья. Похожие камешки, несколько меньшего размера, красовались в мочках ушей. Вместо широкого массивного браслета на ее запястье тихонько позвякивало не меньше дюжины тоненьких колец, сверкая мелкими гранями. Глаза девушки сияли, плечи гордо расправились. Это было предвкушение. При взгляде на нее у меня чаще забилось сердце.
  
   Бал в Магистрате был мероприятием шумным и многолюдным. Огромный прямоугольный зал городского магистрата едва смог вместить всех желающих повеселиться. Здесь можно было встретить всех, кто более или менее был полезен столице - от представителей торговых и ремесленных гильдий до придворных аристократов. Даже маги не брезговали повеселиться на нем. В ожидании непосредственно бала дамы чинно сидели на стульях, расставленных вдоль стен, переговаривались между собой или улыбались своим кавалерам. Слуги деловито сновали среди гостей, предлагая вино в высоких бокалах, и легкие закуски. Музыканты на специальном балкончике играли спокойные ненавязчивые мелодии. Потом они смогут передохнуть, пока будут выступать приглашенные певцы (и я в том числе), прежде, чем начнутся танцы.
  
   Стоило мне войти в зал, меня тут же узнали и поспешили поприветствовать. Ко мне подходили знакомые купцы, аристократы. И всем им я представлял мою сестру Бести. Бести оживленно улыбалась, кивала, словно попала в привычное окружение. Поздороваться с нами подошли и ее знакомые - Мастера-гномы. К счастью, Бести не стала заводить с ними деловые разговоры, которые вгоняли меня в сон своей непонятностью. Но уже одно то, что гномы проявили уважительное отношение к человеку, да еще женского пола, не осталось незамеченным.
  
   К сожалению, среди приглашенных оказались и те, кого я вовсе не желал видеть. Тот развязный хлыщ, который выспрашивал у меня про Бести на вечере у генеральши, и который (как я потом узнал) оказался ее племянником.
   - Таинственная Сильверина, которая нигде не показывается, - произнес молодчик, склонившись к руке Бести, и задержав ее при этом в своей дольше необходимого, - Ваш брат слишком строг с вами, раз не позволяет вам никуда ходить...
   - Меня зовут Бести, - девушка высвободила свою руку и незаметно отерла ладонь о платье, - Мой брат просто заботится обо мне.
   - А я должен позаботится о том, чтобы представить вас моей дорогой тетушке, - не сдавался этот выскочка, - Леди Бронхильд наслышана о вас и очень хочет познакомиться с вами.
   Бести взглянула на меня, словно спрашивая: стоит ли заводить такие знакомства. Я незаметно вздохнул - отказаться было невозможно. Пока мы пробирались через зал к передней части, где расположились знатные особы, я смог шепнуть Бести несколько слов:
   - Эта леди Бронхильд очень влиятельная дама. Постарайся произвести хорошее впечатление.
   Названная дама в это время беседовала с главой Магистрата, но, завидев наше приближение, прервала беседу.
   - Дорогая тетушка, разреши представить тебе очаровательную сестру нашего знаменитого Сильвера, - торжественно произнес молодой повеса, подходя к ним.
   - Рада вас видеть, - с милостивой улыбкой сказала генеральша, - Вы порадуете нас сегодня своим выступлением?
   - Я постараюсь, - Бести присела в почтительном реверансе, - Хотя мои способности не сравнятся с мастерством брата.
   - Позвольте об этом судить нам, - снова влез племянничек, - Я уверен, мы получим истинное наслаждение!
   Если бы при этом он не скользил взглядом за корсаж платья Бести, я бы мог принять его слова за комплемент... зачем только она его надела! Этот вырез слишком глубокий!
   - Фэнт, не торопите события, - одернула его генеральша, - Лучше принесите мне бокал вина.
   Пока Фэнт отправился выполнять поручение, леди Бронхильд снова обратилась к Бести:
   - Боюсь, мой племянник бывает слишком навязчив. Чем же вы занимаетесь в Кастенгарде, милочка, пока ваш брат услаждает наш слух?
   Вокруг нас как-то незаметно собрался кружок из желающих поздороваться и познакомиться с девушкой, которой леди Бронхильд уделила столько внимания. Меня отвлекли вопросами, но краем уха я слышал, как Бести рассказывает все ту же выдуманную историю про наших умерших родителей, и о том, как я вынужден заботится о ней, а она помогает мне по мере сил. По ее манерам, любезным улыбкам совсем не скажешь, что она впервые находится в таком обществе. Видел я и то, как внимательно рассматривают дамы ее наряд и прическу, и каким откровенным ласкающим взглядом скользит по ней Фэнт Бронхильд, словно облизывает... Вот демоны, почему никак не начинают выступления? Я мог бы увести Бести подальше от него...
   Когда, наконец, пришло время выступать менестрелям, я был удостоен чести выступать два раза.
   - Многие собрались только ради того, чтобы послушать вас, господин Сильвер!
   Это мне льстило, и вызывало зависть у моих собратьев - менестрелей, которую они даже не скрывали. А я старался, чтобы доказать Бести - я лучший, я оправдаю ее надежды. Каждый певец исполнял несколько песен, самых лучших, и свою последнюю песню мы пели вместе с Бести. Это был дуэт, разученный специально к этому случаю.
   Мы заканчивали выступление, когда появление нескольких эльфов в зале отвлекло всеобщее внимание.
   - А что, этих ушастых тоже пригласили? - тихонько шепнула мне Бести.
   - Конечно, раз эльфы проживают в столице. Я бы даже сказал, что к ним относятся, не вполне заслуженно, даже с большим почитанием.
   - Ах, так! - Бести следила за эльфами и окружившими их восторженными девицами сузившимся от злости глазами, - Ну уж нет, ни у одной наивной дурочки даже мысли не должно возникать об этих дивных эльфах! Видит бог, я достаточно потрудилась, чтобы дать им новый идол, создать нового кумира. И не позволю сейчас все испортить! - девушка неожиданно подтолкнула меня локтем: - Пой!
   - Что петь? - растерялся я.
   - ПОЙ! - Бести так глянула на меня, что я испугался. Машинально провел рукой по струнам.
  
   В этот вечер снова ждет тебя другой
   Это он украл любовь у нас с тобой
   Не ходи к нему на встречу, не ходи
   У него гранитный камушек в груди.
   (прим. - гр. "Божья коровка")
  
   Слова возникли сами собой. Все затихли, прислушиваясь, повернулись к нам. Даже эльфы, всегда брезговавшие слушать людей - менестрелей. Взгляды Бести и эльфов скрестились, словно стальные клинки:
  
   "Пусть он ходит за тобою по пятам
   Ты не верь его обманчивым словам
   Он слова тебе красиво говорит
   Только каменное сердце не болит",
  
   Девушка пела, ей стали подыгрывать музыканты на балконе. Они-то откуда эту мелодию знают?!
  
   "Ты останешься одна среди берез
   Ты прольешь еще немало горьких слез
   Он тебя не пожалеет, не простит
   Твое сердце разобьется о гранит
  
   Твое счастье разлетится на куски
   Ты с ума сойдешь от горя и тоски
   Не ходи к нему на встречу, не ходи
   У него гранитный камушек в груди."
  
   Когда отзвучал последний аккорд, в зале повисла напряженная тишина. И среди этой тишины один из эльфов направился прямиком к нам.
   - Леди намеренно хотела нас оскорбить? - спросил высокий лорд, - У вас есть сопровождающий, который примет мой вызов?
   Пространство вокруг нас мгновенно опустело. Где же те молодые франты, которые недавно расточали Бести комплименты и обещали семь верст до небес?
   - Высокий лорд, - вмешалась леди Бронхильд, - Девушка всего лишь показала нам, так сказать, одеяние вообще, и не ее вина, что вам показалось, будто оно сшито по вашей мерке.
   - Какое неуважение - затевать ссору во время бала, - недобро усмехнулась Бести, - Высокий лорд согласится получить сатисфакцию от неравного?
   - На этом балу собрались только достойные! - гордо вскинул подбородок эльф, - За исключением приглашенных ради развлечения гостей бродячих певцов.
   - За свои слова я отвечу сама! - припечатала девушка, - Вам придется принять удовлетворение от меня, либо остаться неудовлетворенным.
   Фраза была выстроена двусмысленно, и вызвала приглушенные смешки в зале.
   Эльф сверкнул прекрасными очами, и покинул бальный зал. За ним вышли и другие эльфы.
   - Не волнуйтесь, милочка, эльфы никогда не унизятся до такого, - успокоительно проговорила генеральша, - Спойте нам еще что-нибудь, на этот раз повеселее, и будем переходить к танцам, а то молодежь уже заскучала.
   - Ваше желание для меня закон, - улыбнулась Бести, снова присев в реверансе перед генеральшей. После чего вышла на свободное пространство.
  
   "Я танцую с ним, от него без ума
   Стала жарче лета внезапно зима
   Блещет паркет под нами, как острие ножа
   И мне любви не жаль, и себя не жаль"...
  
   Взлетают изящные руки, отбивая ладонями частый ритм, звенят тонкие браслеты. Она танцует, зажигая своей страстной песней всех присутствующих. Скоро одна пара, потом другая присоединяется к танцовщице, пытаясь уловить и повторить ее движения. Мелодию подхватывает оркестр, продолжает уже без слов. Начинается непосредственно бал. Про эльфов все позабыли.
   Идя с Бести на этот бал, я намеривался показать себя с лучшей стороны. Думал, что девушка изменит свое отношение, увидев, каким вниманием и почетом я окружен. И совершенно не подумал, что Бести сама привлечет не меньше внимания. Она не пропустила ни одного танца, сидя на стуле, как некоторые девушки. От приглашений не было отбоя. Конечно, Бести достаточно разумна, чтобы не принимать всерьез любезности, которые нашептывают ей кавалеры во время танца, но мне не нравится, что она смотрит им в глаза, улыбается, позволяет прикасаться к себе!
   Когда я заметил, что после очередного танца Фэнт увлек Бести в нишу возле окна, явно не собираясь уступать ее другим желающим потанцевать, я не выдержал.
   - Уже довольно поздно, нам пора уходить, - несколько грубо сказал я, прерывая их беседу.
   - О, вы не должны лишать нас своего общества! - возразил Фэнт, - Ваша сестра столь очаровательна, не будьте же так суровы! Позвольте ей остаться подольше. Я сам провожу ее после окончания бала.
   - Жаль, что вы не вызвались сопровождать ее, когда об этом спросил Высокий лорд, - ни минуты лишней не позволю Бести остаться с этим ублюдком!
   - Я привыкла во всем слушаться брата, - немедленно среагировала Бести, сглаживая ситуацию, - Вряд ли можно вменять это мне в вину.
   -Ну что ж... раз таково и ваше желание, милая Сильверина... Надеюсь, однако, что мы прощаемся ненадолго, - Фэнт поцеловал руку Бести, сухо раскланялся со мной, и удалился.
   - Наконец-то! - с облегчением вздохнула Бести, беря меня под руку, - Пошли скорей отсюда, меня уже просто тошнит от всего этого!
   На улице Бести замедлила шаги, жадно вдыхая холодный ночной воздух.
   - Тебе понравился бал? - спросил я.
   - Можно сказать, что программа-максимум выполнена, - непонятно ответила девушка, - Я всем порекомендовала изделия гномов, насвистела вельможам в уши о твоих талантах, и даже эльфов умыла, хотя на это вовсе не рассчитывала. Мне кажется, я все сделала правильно, или нет?
   - Да, конечно. Я просто думал, что ты устала... - зря я так взревновал. Мог бы уже знать, что для Бести существует только дело, о котором она мне упорно не рассказывает, а все остальное для нее не имеет значения. В том числе и ухаживания этого Фэнта.
   - Да, очень устала, - Бести склонила голову на мое плечо, - Да и ты тоже. Завтра никаких дел, будем просто отдыхать...
  
   Глава 8.
  
   Ничто так не портит цель, как прямое попадание.
  
   Дайна.
  
   Последствия ссоры с эльфами на балу не заставили себя долго ждать. Глупый лорд то ли не смог уловить мое присутствие, то ли злость затмила его разум, но буквально через день среди пачки обычных приглашений и любовных записочек для певуна оказалось и письмо для Бести.
   - Сильвер, ты только послушай, что мне пишут! - воскликнула она, потрясая листом дорогой бумаги. С трудом разбирая витиеватые руны, Бести начала читать: - "Вам надлежит явиться в час встречи дневного и ночного светил на границе земли и воды, чтобы своей недостойной кровью смыть оскорбление, нанесенное высокородной чести лорда.....". Это что за ребус?
   Певун при этих словах побледнел.
   - Бести, это формальный вызов на дуэль, - еле выговорил он.
   - О как! - засмеялась девушка, - И как я должна сражаться? Пистолеты еще не изобрели, меч я могу только на ногу ему уронить, магией не владею... А можно, я его морально убью? Это засчитается?
   Но певун ее веселья не разделял.
   - Бести, это не смешно! Если ты не явишься на вызов, это даст вызвавшему право убить тебя при первой встрече, в любом месте, в любое время.
   - Вот еще! Никогда я за мужиками не бегала, тем более - за эльфами, и сейчас не собираюсь! - фыркнула Бести, - Тут ни времени, ни места толком не указано, и даже схемы проезда нет. Я что, по всему городу его искать должна? Если эта бледная немочь попадется мне на узенькой дорожке, я ему уши бантиком завяжу, и скажу, что так и было!
   - Дас, ну хоть ты скажи ей! - возопил певун, обращаясь к вошедшему наемнику. Услышав сбивчивый рассказ Блума, прерываемый ехидными репликами Бести, Дас помрачнел.
   - А мы хотели сегодня к мастерам-гномам наведаться, они как раз закончили работу... Придется пока повременить, - высказался Дас, - Дай-ка мне поглядеть, что там этот ушастый лорд написал?
   Прочитав письмо, наемник выругался.
   - Совсем уже эти эльфы страх потеряли! И светлые недалеко от дроу ушли, с женщинами дерутся! Госпожа Бести, это совсем не шутки, дело серьезное... Прошу тебя, позволь мне принять вызов вместо тебя.
   - Не волнуйся, госпожа, - вмешалась я, увидав, что Бести хочет возразить, - Я сама разберусь с этим глупцом.
   Не факт, что Дас сможет найти эльфа, а найдя - справится с ним, а я не позволю никому посягать на мое!
   - Хорошо, - кивнула Бести, соглашаясь со мной, но Дас принял это на свой счет.
   - Не позволяй сестре никуда выходить сегодня, - обратился он к Блуму, - Пока не получите от меня известий...или обо мне, - добавил он тише, чтобы Бести не услышала. После чего сразу распрощался и ушел.
   - Дас справится, - попытался подбодрить Бести певун, - Не волнуйся.
   - Да я и не волнуюсь, - удивленно воззрилась на него девушка, - Жаль только, что я сегодня к гномам не попала.
   После чего певун заявил, что он сегодня тоже никуда не пойдет, останется с Бести. Кажется просьбу наемника "присмотреть за сестрой" он понял буквально. Ну уж нет, теперь я тебя с Бести наедине не оставлю!! Не так часто мне выпадает возможность поиграть с жертвой, сегодня я ее не упущу! Мое заклинание "волшебного сна" свалило певуна прямо в гостиной. Ничего, поспит сегодня на жестком, а то привык, понимаешь, к хорошей жизни...
   - Дайна, я прошу - опереди Даса, - напутствовала меня Бести, - Эльфа мне абсолютно не жалко, а вот если Дас пострадает из-за меня, совесть меня замучает.
   Ну, с совестью у Бести постоянно какие-то проблемы... Хотя чем дольше и глубже наша связь, тем реже она беспокоит Бести.
   Искомого эльфа я обнаружила в городском парке, у небольшого пруда. Это он удачно время назначил - на закате; длинные тени, тянущиеся от деревьев, позволили мне незаметно приблизиться к нему практически вплотную. Дальше события развивались привычно - шок от возникшего из ниоткуда чудовища, страх, невнятные попытки защититься... Может быть, по правилам дуэли и полагалось объяснить, кто кого и за что убивает, но мне было лень. Зачем вступать в какие-то разговоры с жертвой? Да еще такой вкусной... Вдоволь наигравшись (сколько эльф смог сопротивляться), я оставила труп там же, у пруда - ведь Бести не давала мне никаких распоряжений уничтожить или спрятать останки.
   Но настоящее веселье началось на следующее утро, когда к нам явился Дас, сияя, как новенькая монетка:
   - Госпожа Бести, все в порядке! Я встретил твоего ушастого у старого канала, недалеко от городской стены. Он больше не будет доставлять тебе неприятности.
   - Ты его убил? - недоверчиво спросила Бести.
   - Из самострела! - довольно кивнул Дас, - Убойная это штука, надо сказать!
   Но прежде, чем Бести успела вымолвить слово, новый визитер постучал в нашу дверь. Один из добровольцев-охранников (в которых Бести абсолютно не нуждалась), стоял на пороге:
   - Леди Бести, я убил эльфа, приславшего тебе вызов! - заявил он с места. Блум с Дасом переглянулись, а Бести заулыбалась:
   - Где ты с ним повстречался?
   - Прямо на городской площади, у фонтана. Это была честная дуэль, никто не усомниться!
   Явившемуся вслед за ним третьему "дуэлянту" Бести даже рта раскрыть не дала, опередив его вопросом:
   - Ты его убил? Где?
   - На мосту... - удивленно воззрился тот на своих помрачневших товарищей.
   - Скольких же вы вчера убили? - спросила Бести, еле сдерживая смех.
   Дас с приятелями переглянулись.
   - Получается...троих, - наконец выдавил Дас.
   - Четверых, - поправила я. - Я расправилась с твоим настоящим врагом в парке.
   - Ребята, вы хоть сами понимаете, что натворили? - снова спросила Бести. Но "ребята" только молча переминались с ноги на ногу, - Каждый из вас, в одиночку, справился с эльфом! Один на один! И после этого вы еще будете говорить, что они лучшие бойцы, чем вы?! - Бести больше не сдерживала своего восторга.
   - Но получается, что мы убили... не тех, - попытался возразить Дас.
   - Да какая разница - тех, не тех! - Бести еще больше развеселилась, - Главное - результат! А он превзошел самые смелые ожидания! Теперь эти эльфы пикнуть не посмеют, если будут знать, что им вернется втрое - вчетверо!
  
   И эльфы узнали. И не только они - слухи расползлись по всему Кастенгарду вместе со стражниками, сменившимися с ночного караула, и поделившимися страшными новостями с трактирщиками, и наемниками, хвалившимися своим новым оружием, опробованном прошедшей ночью на эльфах. Из кабака в трактир, из трактира на постоялый двор - слухи просочились в торговые ряды, из торговых рядов в дома простых горожан, а там пошли гулять по особнякам вельмож, проникая туда вместе со слугами, и обрастая по дороге новыми пугающими подробностями. К вечеру в столице уже шли разговоры не то о мятеже, поднятом эльфами, не то о массовых расстрелах.
   Естественным следствием стала паника. Никто ничего толком не знал, но все чего-то опасались. Эльфы избегали появляться на улицах поодиночке, и старались не покидать свой район. Их лавки закрывались - люди тоже перестали заходить к ним. Самые трусливые (или прозорливые) покидали город. Наверное, только певун не замечал происходящего вокруг него, поглощенный своими мечтами - он получил приглашение выступить в королевском дворце! Оставшиеся до выступления дни он изводил Бести своим бесконечным нытьем о том, какая это неслыханная честь, и как он волнуется.
   - Твой Сильвер привлек внимание сильных персон, - я не смогла удержаться, чтобы не позлорадствовать. Леди Бронхильд, женщина с сильным и властным характером, явно заинтересовалась певуном.
   - На это и был расчет! - довольно ухмыльнулась Бести.
   - Не боишься, что твое драгоценное сокровище уведут?
   Бести задумалась:
   - Свою основную роль он уже сыграл... Но - кто знает? - может, он еще понадобится мне во дворце. Королева - женщина, обладающая властью, все же остается женщиной. И ей хочется мужского внимания, нежности и страсти.
   - Королева окружена придворными. Разве ей кто-то осмелится отказать?
   - Нет, конечно. Многие рвутся в фавориты, только не из любви к своей королеве. Они сами мечтают править. И королева не хуже меня это осознает. Возможно, Сильвер - это наш шанс приблизиться к престолу.
   - Бести, очнись - он слишком слаб и глуп, чтобы стать партнером королевы! - ни один из демонических Князей не приблизит к себе недостойного!
   - Ты не знаешь людей. Именно Сильвер как нельзя лучше подходит на роль фаворита королевы. Он не аристократ - значит, его семья не будет бороться за власть. Он молод и привлекателен собой. Чудесно поет, и это выделяет его среди других, что оправдывает выбор королевы. А когда надоест, от него всегда можно избавиться без лишних проблем.
   - Интересно, предполагает ли такую возможность леди Бронхильд? - подумала я вслух.
   - При чем тут она?
   - Приглашение на королевский прием во дворце прошло через ее руки. Очень заметный след ауры, сложно ошибиться.
   - Какое шикарное дополнение к моему сценарию! Любовный треугольник, интриги королевского двора... И так просто будет спрятать во всем этом мои действия!
   Раз уж у людей такие сложные взаимоотношения, я решила оставить все Бести, а самой обеспечивать ей магическую (и по необходимости - силовую) поддержку.
  
   Все идет настолько хорошо, что это настораживает. Мы уже взбудоражили людскую столицу, теперь госпожа намеревается захватить королевский дворец. И никто нам не препятствует! Почему бездействуют боги этого мира? Насчет Бога войны - понятно, он перешел на нашу сторону. А остальные?! Ждут скорого возвращения демиурга? Тогда нам стоит поторопиться.
  
  
  
   Сильвер (Блум)
  
   Мой первый визит в королевский дворец! Я волнуюсь, как мальчишка, впервые взявший кантару в руки перед публикой. Выступать перед самой королевой - такой чести удостаивались очень немногие менестрели. Милостивая Богиня, неужели я достиг таких высот?!
   Бести, последовавшая со мной, словно и не волновалась вовсе. Она с интересом огладывалась по сторонам, присматривалась к придворным и аристократам. А, любопытство у нее победило даже обычную робость и некоторую нелюдимость.
   Хотя я был знаком со многими, собравшимися в тот день во дворце, но путеводным лучом стала леди Бронхильд.
   - Дорогой Сильвер, сегодня великолепная для вас возможность блеснуть талантом, - властно, как умела только она, улыбнулась леди.
   - Во многом благодаря вам, миледи! - вежливо поклонился я своей покровительнице.
   - Запомните, дорогой, я никогда не делаю незаслуженных авансов. Вы должны постараться! Сильверина, милочка, вы не будете сегодня выступать.
   - Ах, конечно же нет, - ответила Бести, - Я счастлива успехом брата!
   - Какая милая девушка, - монотонно произнесла генеральша, показывая, что разговор ее утомил, - Вам пора готовиться к выступлению. Скоро королева почтит нас своим присутствием.
  
   Это сон!!! Мог ли я мечтать, что буду петь для самой королевы?! Имена менестрелей, служивших при королевских дворах, остаются в людской памяти веками. Их песни звучат в репертуаре каждого артиста. Я исполнил свои лучшие песни, вложил в это выступление всю душу. Мои песни были для нее - для моей возлюбленной, не будь которой - я даже мечтать не стал бы о том, что со мной случилось! И в миг моего триумфа Бести была рядом со мной, пусть в тени, но я мог ее видеть в яркой толпе. Ее голову не вскружили блеск дворцового интерьера и внимание молодых вельмож. Словно благовоспитанная юная леди, она вела беседу только с солидными господами и не отходила далеко от "брата".
   После выступления ко мне опять подошла леди Бронхильд.
   - Ее величие желает поговорить с вами, господин Сильвер.
   Я оробел. Смогу ли я хоть слово вымолвить в присутствии королевы? Что, если ей не понравились мои песни? Но Бести сжала мою руку своей теплой ладошкой, подталкивая меня вперед.
   - Слухи нисколько не преувеличили ваши таланты, - изрекла королева, - Мы получили большое удовольствие. И посему с сегодняшнего дня мы желаем видеть вас придворным менестрелем!
   Что это?! Я еле осмелился взглянуть на королеву, чтобы понять, не шутит ли она. Язык прилип к гортани, я еле-еле смог проговорить слова благодарности:
   - Ваше величие, это неслыханная честь для меня...
   - Хорошо, что вы понимаете это, - произнесла стоявшая рядом с троном леди Бронхильд, - Я надеюсь, вы оправдаете ее.
   - Я приложу все силы!
   - Прекрасно, - едва заметно улыбнулась королева и перевела взгляд на Бести за моим плечом, - Кто это милое дитя?
   Бести шагнула вперед и присела в глубоком реверансе.
   - Сильверина, младшая сестра вашего менестреля, - ответила за нее леди Бронхильд, - Он заботится о ней и опекает после смерти родителей.
   - Никакие заботы не должны отвлекать от служения нам, - лицо королевы оставалось по-прежнему спокойным, но голос прозвучал властно, - Однако мы не желаем разлучать брата с сестрой. У Сильверины так же будет место возле меня.
   - Я займусь этим немедленно, - поклонилась леди Бронхильд и взглянула на нас, давая понять, что аудиенция закончена, - Подождите меня, я поговорю с вами позже.
  
   Я и Бести будем жить в королевском дворце! Я просто дар речи потерял от так и сыпавшихся на нас милостей!
   - Сильвер, я выполнила свое обещание, ты на вершине славы, - Бести была как обычно собранной и серьезной, - Теперь только от тебя зависит, удержишься ли ты на ней, и как долго. Позволь дать тебе один совет. Дворец не место для откровенностей и задушевных разговоров. Не доверяй никому - ни своим друзьям, ни покровителям, ни благодетелям.
   - Бести, что ты говоришь! Я знаю многих из придворных, а леди Бронхильд оказала нам так много милостей! А ее величие королева? Неужели и ей нельзя верить?
   - На твоем месте я бы не верила даже мне, - проворчала Бести, - Я тебя предупредила.
  
   Иногда Бести ведет себя так странно! Откуда у нее такая подозрительность? Несмотря на ее слова и мрачное предостережение, ее величие королева оказалась не только мудрой правительницей, но и женщиной с возвышенной душой. Она так тонко чувствовала настроение моих песен, так чутко воспринимала мою музыку!
   - Ах, господин Сильвер, - вздыхала королева, выслушав мое пение, - Ваши песни снимают с моих хрупких плеч бремя государственных забот. Моя душа трепещет, как струна под вашими чуткими пальцами.
   Ну разве возможно услышать лучшую похвалу моему таланту? Мне есть чем гордиться!
  
   И Бести нашлось место во дворце - хотя и скромное по придворной иерархии, но, тем не менее, возле королевского трона. Мою благодарность леди Бронхильд не описать словами! Она воплощение древней мудрости: только сильный человек может позволить себе быть добрым.
   - Как вам нравится придворная жизнь, господин Сильвер? - поинтересовалась однажды леди.
   - О, ее величие так добра ко мне! И все благодаря вам, леди Бронхильд.
   - Я сразу поняла, что вы не только талантливый, но и умный молодой человек. И только скромность мешает вам выразить мне свою благодарность.
   Ой, но я не знаю, как отблагодарить благодетельницу. Леди заметила мое смущение:
   - Господин Сильвер, я приглашаю вас в мой дом сегодня вечером.
   Ох, ну как же я не догадался: леди желает послушать свои любимые песни в моем исполнении!
   - Непременно буду, миледи!
  
   Поздно вечером, дождавшись, когда королева отпустит Бести, я собрался посетить свою покровительницу.
   - Ты куда это, на ночь глядя? - удивилась Бести
   - Меня пригласила леди Бронхильд.
   - Надеюсь, генеральша хотя бы догадалась выделить тебе в сопровождение одного из гвардейцев мужа?
   - Бести, ты говоришь глупость. Дом леди находится поблизости от дворца, в спокойном и тихом районе.
   - Ага, знаем. На Аллее Лип, где никто ничего не видит и не знает, что у его соседа творится. Дом рухнет, и все руками разведут - ах, какая случайность. Давай, я хотя бы Даса вызову, он мне на такой случай магический медальон подарил.
   - Не надо.
   Обидно: Бести принимает такие дорогие подарки от Даса, которого считает просто приятелем.
   - Как хочешь. Блум, будь осторожнее с леди. Пусть ее муж далеко не молод, но он военный, генерал. Если не самолично, так руками подчиненных, сумеет хорошенько намять тебе бока и подправить физиономию.
   - Бести, что за чушь тебе в голову пришла?! Леди Бронхильд - добрейшей души женщина, столько для меня сделавшая. Я просто обязан ее отблагодарить!
   - И каким образом, позволь узнать? - голос Бести просто сочился ехидством.
   - Песнями! - что же тут непонятного?
   - Блум, ты и вправду такой наивный, или притворяешься? Иди уже, только потом не жалуйся, что тебя не предупреждали.
   Ну что за глупости могут приходить в женскую голову?! Или Бести меня приревновала? Так и не придя ни к какому выводу, я оказался на пороге генеральского дома. Дворецкий проводил меня в гостиную, где меня уже ожидала леди Бронхильд. Одна.
   - Как хорошо, что вы пришли, господин Сильвер! Этот вечер не будет скучным. Мой муж отбыл по делам к своим гвардейцам.
   - Я постараюсь своими песнями скрасить ваш вечер.
   - Ах, слушать ваше пение - удовольствие для меня. Однако, мне в радость даже видеть ваше прекрасное лицо, ощущать ваше присутствие. Ну же, мой юный менестрель, не смущайтесь!
   - Боюсь, я не достоин слышать таких слова от вас, леди Бронхильд, - и уж точно, никак их не ожидал. Все-таки это достойная уважения леди, а не падкие на мужчин и свободные от уз светского воспитания селянки или служанки!
   - Мой дорогой Сильвер, если бы я считала вас недостойным, я не приложила бы усилия, чтобы возвысить вас. Не далее как сегодня вы говорили о своей благодарности. Я готова ее принять!
   - Какую песню вы желаете услышать первой?
   - Песню? Ох. Нет. - засмеялась леди Бронхильд. - Я думала о другом.
   - Как же я должен выразить свою благодарность? - растерялся я, - Прошу простить мне отсутствие светских манер и воспитания...
   - Что же здесь непонятного? Хотя я уже не так молода собой, мне хочется внимания и ласки красивого мужчины. Ну же, Сильвер! Или вы находите меня недостаточно привлекательной?
   Она меня пугает. И почему Бести снова оказалась права?! Как же мне выпутаться?
   - Вы достойны восхищения, леди Бронхильд, - произнес я, медленно отступая, - Не хочу ничем вас оскорбить или прогневать. Но мое сердце принадлежит другой женщине.
   - Вот как! - задумчиво произнесла леди. Ее лицо не изменилось, и я не мог понять, разозлил ли ее мой отказ. - И она достойна такой чести: быть возлюбленной придворного менестреля?
   - Ей нет равных!
   - Понимаю. Ну что ж...тогда я хочу попросить вас о другой услуге.
   - Просите все, что будет мне по силам! - воскликнул я, внутренне радуясь о том, что не потерял расположение покровительницы.
   - Вы, и ваша сестра, пользуетесь расположением королевы. Ее хорошее отношение нужно оправдать.
   - Я всеми силами стараюсь угодить нашей прекрасной королеве!
   - Продолжайте в том же духе. Однако, как первая дама дворца, я должна знать обо всем, что происходит. Я радею о спокойствии и безопасности ее величия. Надеюсь, вы поняли меня? И сможете объяснить своей сестре, что от нее требуется?
  
   Вернувшись во дворец, я, взволнованный, долго не мог уснуть. Беспокоить Бести в столь поздний (или скорее - ранний) час было непростительной грубостью. Заснул я под утро, решив, наконец, покончить с ложью в наших с Бести отношениях.
  
   На этот день была назначена королевская охота, в которой мы с "сестрой" участия не принимали. Поэтому у нас было свободное время, чтобы поговорить наедине.
   - Бести, я больше не хочу лгать и притворяться. Давай поженимся! - это было не первое мое предложение, и я не стал заботиться о романтической обстановке.
   - С чего вдруг ты об этом заговорил? - удивилась Бести,. - Уж не вчерашний ли прием у генеральши тебя подтолкнул к такому шагу?
   - Да, ты была права. Леди Бронхильд предложила мне стать ее любовником. Но я отказался. И эта мудрая женщина не разгневалась, узнав, что я люблю другую.
   - Надеюсь, у тебя хватило ума не называть моего имени?
   - Имени я не сказал.
   - Уф... - облегченно выдохнула "сестренка". - Королева обещала мне присвоить титул, чтобы я смогла занять место фрейлины. Объявлено об этом будет сегодня, на охотничьем ужине. И если бы она узнала, что мы ей солгали о нашем родстве...
   - Извини, я об этом не думал.
   - Я понимаю, что ты гениальный артист, и поэтому можешь быть рассеянным и невнимательным. Ради тебя я обязана раскрыть еще кое-что. Королева Мидденленда восхищена не только твоим голосом, но и тобой как мужчиной!
   - Что?! Но как же так? - этого не может быть! И королева? Почему? - Я же только тебя люблю!
   - Хорошо. Ты меня любишь. - недовольно пробурчала Бести. - Если это так, то ты должен отпустить меня и подождать несколько дней, а лучше недель, чтобы я могла как можно дальше убраться отсюда!
   - Почему?
   - Что, по-твоему, почувствует обманутая в своих чувствах женщина, тем более - королева?! Не надейся, что она поймет и отступит, как твоя покровительница. Ты же врал ей, притащил свою любовницу во дворец под видом сестры! Я еще слишком молода, чтобы умирать.
   Милостивая Богиня! Даже если Бести ошибается в чувствах королевы, нас все равно вышвырнут не только из дворца, но и из столицы, как только станет известно об обмане ее величия. Мое имя будет опозорено. Как я могу просить Бести стать женой изгоя?!
   - Теперь ты понял, что я не могу стать твоей женой? Такова жизнь. - философски заметила Бести, - Сразу все получить невозможно. Мне тоже жаль. Прошу тебя, не стоит сильно расстраиваться. Ведь, если подумать, тебя ждет счастливое будущее. Если сам все не испортишь. Умоляю, будь осторожен с этими высокопоставленными дамами! Я сомневаюсь, что леди Бронхильд так просто тебя отпустила.
   - Она попросила об услуге. Если быть точным, нас обоих.
   - И что же ей надо? - насторожилась Бести.
   - Леди просила сообщать ей, что происходит вокруг королевы, когда ее нет поблизости.
   - А, так тебя завербовали в осведомители. И ты согласился?
   - Я столь многим ей обязан...- как я мог еще раз отказаться?! - А ты... согласна?
   - Блум, я всего-навсего рассказываю королеве истории или читаю ей книги, в редкие минуты королевского отдыха. Разве это может быть интересно леди Бронхильд? Не переживай, я буду помнить о твоей просьбе.
  
   После королевской охоты состоялся званный ужин, на котором, как Бести и задумывала, королевской милостью ей был дарован титул.
   После утреннего разговора с Бести мне от чего-то было боязно оставаться наедине с королевой. Но в тот вечер судьба была ко мне милостива - я выступал только во время ужина.
   Однако, избегать встреч с ее величием я не мог.
   - Господин Сильвер, сегодня выдался такой трудный день. Сыграйте для меня что-нибудь нежное, приятное.
   - Как будет угодно вашему величию. - поклонился я, взяв инструмент. Королева вызвала меня в ее личные покои, кроме нее и Бести в комнате никого не было. Но с моим появлением королева отослала Бести:
   - Можешь нас оставить. Твой брат позовет тебя, позже.
   Я стал наигрывать лиричную мелодию одной из песен, выученных с Бести. Королева слушала, прикрыв глаза.
   - Ах, Сильвер, вы поете такие чудесные романтичные песни! Какие возвышенные чувства вкладываете в слова и музыку! Скажите же мне правду - существует ли любовь в этом мире?
   - Безусловно, ваше величие.
   Она разговаривала со мной, но не смотрела в мою сторону. Словно вела беседу сама с собой.
   - Все считают, что нам, правящим особам, не дано понять это чувство. Наверное, так оно и есть. Только мне казалось, что в любви главное не богатство и положение в обществе, а родство душ, когда ты смотришь на возлюбленного, и понимаешь, что никого другого у тебя уже не будет. Потому что тебе не нужен никто, кроме него. Потому что в нем ты видишь отражение себя, и, как отражение в зеркале, он всегда будет с тобой рядом. Вы любили когда-нибудь, Сильвер?
   - Да, ваше величие.
   И только тогда королева подняла на меня свой взгляд. В ее глазах я прочел надежду и ожидание чуда. У меня сжалось сердце от нехорошего предчувствия.
   - Как вы думаете, возможна ли истинная любовь между неравными по положению?
   Если я сейчас отвечу "нет", королева прогонит меня. И я больше не увижу Бести. Если отвечу "да", то мне придется смириться с капризом королевы и забыть о своей любви к Бести. Пусть мы не сможем быть мужем и женой, но я смогу ее видеть, общаться с ней. Да, я должен пожертвовать своим счастьем ради Бести! Так я докажу ей мою любовь!
  
   Дайна.
  
   Королевский дворец мне понравился. Холеные лица, показное благородство, паутина интриг и стилеты злых языков, готовые ударить в спину. Вот где много вкусных эмоций!
   А еще - певун наконец-то так плотно занят, что ему не до моей Бести. Как Бести и предвидела, Блумом заинтересовалась сама королева. Трудно не заразиться слащавым чувством, когда на тебя его изливают в таком песенном изобилии. Ну и я, конечно, поспособствовала.
   И это еще не все развлечения: у Бести наконец-то появился серьезный соперник. Леди Бронхильд - даму, по человеческим меркам давно перешагнувшую пору молодости, - уважали и побаивались все, кто вращался при королевском дворце. Сама королева следовала ее советам и наставлениям. Во время всех важных аудиенций и мероприятий леди Бронхильд находилась возле королевы. Я не знакома с людской иерархией, но если судить по демонской, она может быть советницей правительницы. Моя неразрывная связь с Бести позволила мне понять, что именно это место она желает занять сама.
  
   - Довольно уже играть роль скромной маленькой сестрицы, - предостерегла я Бести в первые же дни нашего пребывания во дворце, - Эта женщина тоже имеет свои планы на нашего менестреля!
   - Догадываюсь. Но я еще не закрепилась во дворце. И то, что меня не берут в расчет, вполне меня устраивает! - не согласилась Бести, - Иногда медленный путь самый верный.
  
   Пусть Бести и не может в полной мере пользоваться своей магической силой, зато хитрости и коварства в ней, можно сказать, на двух демонов хватит.
   По ее заказу гномы изготовили необычное по виду украшение: в браслет из золота и самоцветов был вделан механизм, отмеряющий время - "часы". И по совету той же Бести гномы - Мастера преподнесли эту вещицу в подарок королеве. В тот же день королева приняла решение даровать гномам свободы и привилегии в торговле, наравне с людьми.
   Пообщавшись на очередном светском вечере с генералом гвардии, мужем леди Бронхильд и поклонником нашего певуна, Бести вскоре представила ему Даса и других воинов, в совершенстве овладевших самострелами, и вот итог - это оружие распространилось в людских войсках повсеместно.
   Во время королевского досуга Бести "угощала" королеву рассказами о своих странствиях с Блумом, и ее фантазии можно было только позавидовать. И совсем неудивительно, что королева, не желая расставаться с понравившейся собеседницей, скоро назначила ее фрейлиной, присвоив аристократический титул. И моя магическая поддержка ей почти не требовалась: да, я окутала весь дворец сетью подчинения, подавляя любое любопытство или недовольство, но мое влияние на волю человеческой правительницы было минимальным. Я только наполнила ее разум песнями менестреля, а дальше Бести тонко и изящно подвела королеву и менестреля друг к другу. Мне было чему у нее поучиться, хотя бы так точно затрагивать нужные струны в чужих душах. Бести ни разу нарочно не похвалила своего "брата" перед королевой. Только вздыхала о его скромности, и многозначительно молчала, когда королева придумывала предмету своего обожания несуществующие у него достоинства. Насколько я поняла игру Бести, наслушавшись романтических баллад менестреля и сказок о любви, королева сама для себя решила, что менестрель, пусть и не ровня ей по положению, зато чистосердечно влюблен в нее.
   Против певуна Бести использовала его же чувства. Стоило Бести намекнуть Блуму, что его любовный пыл несет угрозу ее жизни, как влюбленный певец согласился на "великую жертву", оставив Бести, наконец-то, в покое.
   Единственным препятствием на пути к высшей ступеньке трона оставалась леди Бронхильд. Генеральша крепко держала в своих руках двор, и не собиралась уступать своего положения.
   - Ах, милая Сильверина, я так рада, что ты со мной! - как-то разоткровенничалась королева, - С тех пор, как ты здесь появилась, мне не так одиноко. Ты не представляешь, каково это - целыми днями слушать о делах, законах, привилегиях... Все, кто меня окружают, чего-то от меня хотят - титулов, денег, должностей... И при этом думают, что ужасно хитрые...
   Бести поцеловала руку королевы, пряча довольную улыбку.
   - Ваше величие, вы оказали нам с братом столько милостей, разве можно еще о чем-то мечтать?
   - Мне кажется, Сильвер в последнее время слишком грустен. Может быть, он нуждается в чем-то, и не решается обратиться ко мне с просьбой? Уж ты-то наверняка знаешь, в чем дело, милое дитя!
   - Я не знаю, как сказать об этом... - Бести очень убедительно изобразила смущение, отведя глаза, - Одна придворная дама...
   Появление леди Бронхильд помешало ей продолжить.
   - Ваше величие, простите меня, что прерываю ваш отдых, но дело, с которым я пришла, весьма важное.
   Королева закатила глаза:
   - Ну никакого покоя! Что случилось?
   Однако леди Бронхильд не торопилась изложить свое важное дело.
   - Так что же случилось? - повторила королева уже с нетерпением. Ей явно хотелось покончить с делами поскорее и продолжить столь интересный для нее разговор с Бести.
   - Я жду, когда уйдет эта молодая леди! - леди Бронхильд метнула недовольный взгляд на Бести. Та в свою очередь подняла умоляющие глаза на королеву:
   - Ваше величие приказывает мне удалиться?
   - Нет, останься. Я вас слушаю, леди Бронхильд!
   Генеральша поджала губы, но повторно противиться приказу королевы не посмела.
   - Ваше величие, в последнее время в Кастенгарде имели место неприятные события, в результате которых пострадала эльфийская община. Ко мне обратились представители эльфийских торговых домов. Мало того, что они были вынуждены практически свернуть торговлю винами, теперь они закрывают и остальные лавки. Льготы и привилегии, дарованные вами гномам, существенно подорвали их торговлю. Если мы не предпримем никаких мер в ближайшее время, эльфы совсем покинут столицу. Это может повлиять на отношения между Лайфорсом и Мидденлендом.
   "Вот это мой шанс!" - желание Бести вмешаться в разговор было неожиданно четким и понятным. Я осторожно коснулась разума королевы.
   - А ты что об этом думаешь, милое дитя? - спросила она у Бести. Генеральша от неожиданности смолкла на полуслове.
   - Кому нужны эти эльфы? - пожала Бести плечами, - Я исходила весь Мидденленд, так что знаю не понаслышке - простым людям эльфийские товары не по карману..
   - А когда твое платье износится, или новых украшений захочется, к кому ты пойдешь? К гномам?.- язвительно отозвалась на это леди Бронхильд
   - Разве в столице своих портных мало? - притворно удивилась Бести, - И украшения, сделанные гномьими Мастерами, ничуть не хуже тех, что делают эльфы. Со мной согласны многие леди, оценившие их на балу в Магистрате. Даже их величие соизволила отметить мастерскую работу.
   Королева слушала рассеяно, наблюдая за игрой света в самоцветах, украшавших ее "часы". Бести продолжила:
   - Гномы дарованные им привилегии заслужили. Они, по заказу королевы, наших гвардейцев новым оружием снабжают. А что такого важного делают для нас эльфы, без чего мы, люди, не сможем обойтись?
   Королева улыбнулась:
   - Вот, леди Бронхильд, послушайте, что говорит не испорченная придворной жизнью девушка! Это называется "правда"! Я думаю, дело это не настолько важное. Можете идти!
   Генеральша поклонилась и вышла, напоследок бросив на Бести грозный взгляд.
   "Она не сдается, и позиции ее еще прочны", - предостерегла я Бести.
   - Ничего... Когда королева узнает, что леди Бронхильд имеет виды на Сильвера, она недолго останется при дворе. Это главный козырь против нее, и использовать его надо в подходящий момент.
  
   А между тем, события в Мидденленде приближались к желаемой Бести развязке.
   Торговые отношения между людьми и эльфами сошли почти на нет, зато у гномов дела пошли в гору, особенно в том, что касалось оружия. И орки не бедствовали - их охотно принимали в охрану купцы, промышлявшие торговлей в приграничье с эльфийскими землями. Да и в столице бывшие противники - степные разбойники и воины - стремительно находили общий язык друг с другом, здесь явно не обошлось без влияния Бога войны.
   - Что ж, - сказала Бести, когда мы остались наедине, - Отношения между людьми и эльфами испорчены. Дроу мы выжили не только из столицы - со всей нашей территории. Досталось и светлым - но это можно считать издержками производства. Однако, мне странно, что никакой реакции со стороны Тинитар не последовало. Или ей безразлично, что ее обожаемых дроу загнали в щель, словно крыс?
   - Я и сейчас не ощущаю присутствия демиурга в этом мире,  - сообщила я. Не понимаю, зачем ей привлекать внимание творца Эрафии? Неужели Бести понравилась сражаться с ними в Базире и захотелось повторения? Не могла такая глупость прийти в ее умную голову!
   - А вот это плохо... - недовольно пробурчала Бести,. - Я хочу сполна насладиться, посмотрев на реакцию демиурга, когда она увидит, что я сделала с ее миром... Значит, Тинитар пропускает ход. А я продолжаю игру.
   - И каков же твой следующий ход?
   - Дело идет к войне. Люди готовы воевать с кем угодно. Теперь нам нужен только повод, который должны предоставить эльфы. Открою тебе секрет - войну проигрывает тот, кто ее начинает. Мы должны спровоцировать дроу на первый удар.
   - Каким образом?
   - Устроим несколько нападений в приграничье со Свартхолдом, и обвиним во всем дроу. Мне понадобиться твоя помощь.
   - Как прикажешь, моя госпожа!
  
   Глава 9.
  
   Я настолько некоммуникабелен, что, начиная разговор, уже представляю, как буду избавляться от трупа.
  
   Киан
  
   Я до конца так и не понял, почему именно мне поручили охранять этого внешне красивого и опасного, как змея, дроу? Для этой цели вполне подошли бы те же "охотники", к Вивьену относящиеся с большим почтением, не смотря на то, что он перестал быть одним из них. Помешать же прирожденному убийце я не смогу даже при всем моем желании. Зачем было посылать его в Мидденленд? У меня и то больше опыта в ведении переговоров. А-а, значит, существует возможность, что из стороннего наблюдателя мне придется перейти в позицию активного переговорщика...
   Лорд Бьергхейм тоже казался задумчивым. С того момента, как мы выехали за ворота Хайкастла, он не проронил ни слова. Вскоре мне надоело затянувшееся молчание, и я поинтересовался:
   - Высокий лорд Вивьен, вы так задумчивы...Я начинаю тревожиться: что может быть на уме у одного из лучших "охотников", бывшего Советника.
   - У вас нет причин для беспокойства, ваше высочество, - ответил лорд Вивьен, - Скорее, это мне стоит задуматься: почему Правитель отсылает в Мидденленд своего наследника по столь незначительному поводу, как торговые проблемы. Мне показалось, что проблема больше затронула интересы рода Бьергхейм и эльфийского торгового партнерства.
   Что ж, отец, как обычно, оказался прав в своих предположениях. Лорд Вивьен, получив в свое управление и без того обособленный род Бьергхейм, взвалил на себя груз их проблем, даже не подумав просить помощи у Правителя и Совета глав родов! А ведь этого от него ожидали, именно таким образом предполагалось включить род Бьергхейм в общее управление землями Свартхолда.
   - Мы будем действовать вместе. Проблемы с людьми - это не только трудности твоего рода. Иногда понять замыслы Правителя достаточно сложно, а я не привык их оспаривать. Так все же: почему вы загрустили?
   - Я оставил дома нечто, что очень мне дорого. Но, вам, лорд Киан, это сложно будет понять, - Вивьен поправил упавшую на глаза прядь и блеснул на меня взглядом фиолетовых глаз, - Когда же мы, наконец, узнаем имя вашей счастливой избранницы? Ваш младший брат заключил удачный брачный союз. Все незамужние дамы Свартхолда с нетерпением ожидают, на кого падет выбор наследника. Или после знакомства с некой человеческой женщиной у тебя сложилось плохое мнение обо всех представительницах прекрасного пола?
   - Лорд Вивьен, вы последний, с кем бы я хотел обсудить свою личную жизнь, - эта зараза умудрился-таки свести серьезную беседу на язвительную перепалку.
   Вивьен легкомысленно пожал плечами, не меняя серьезного выражения на лице. Почему у меня такое ощущение, что он надо мной подсмеивается?
   - Если лорду не желательно общение с женщинами, могу порекомендовать приятных в общении юношей, вполне подходящих вам по статусу, - предложил мне Вивьен. И глаза такие чистые и добрые, так и хочется врезать!
   - Твои любовники?! Можешь оставить их себе, - "с чужого стола объедками не питаюсь" - добавил я про себя.
   - О, я уже сделал свой выбор, - засмеялся непонятно чему Вивьен, - И это редчайшая драгоценность.
   Если он скажет, что его "драгоценность" зовут Энжин - до Кастенгарда не доберется! Я даже не вспомню про поручение отца и наставления Талисина.
   - Его зовут не Энжин! - продолжал веселиться "охотник", - Я уже скучаю по нему. Мой вам совет, выше высочество: научитесь видеть окружающих такими, какие они есть. Будете меньше ошибаться.
  
   Чем ближе мы продвигались к Кастенгарду, тем чаще нам по пути стали встречаться группы наемников. При виде нас на их лицах появлялись презрительные усмешки, даже я ощутил исходящую от них агрессию, граничащую с ненавистью. Не знаю, что удерживало людей и полукровок от нападения, но пока обходилось без происшествий. Зато Вивьен, попав в привычную обстановку, прекратил донимать меня своими шутками и приготовился к отражению любой опасности. Хозяева постоялых дворов все чаще просили нас покинуть их заведения, сразу же с порога.
   - Лорд Вивьен, где ты планировал встретиться с купцами?
   - Многие приезжали из столицы, и проще было бы начать с них. Там же проживает единственный из купцов - людей, с которым я сохранил торговые отношения. Я надеюсь, он прояснит ситуацию.
   - Я уже сомневаюсь, что проблемы только в купцах, - высказал я свои мысли, - Как-то много явно недовольных, на первый взгляд никак не связанных с торговлей вином... Предлагаю воспользоваться кристаллом перемещения.
  
   Переместившись в Кастенгард, мы зашли в первую же приличную гостиницу. Мало того, что нам удивились, словно не дроу, а ассиры к ним пожаловали, нас и здесь не приняли, вежливо послав устаиваться на постой к эльфам.
   Эльфы жили в предместье, как гномы и прочие "нелюди". Я уговорил Вивьена сперва зайти к эльфам какого-нибудь младшего Дома, желательно имеющим дело с торговым партнерством. Оказалось, что Вивьен отлично знает, где таковых искать.
   Светлые эльфы охотно приняли нас, и предоставили место для ночлега. К лорду Бьергхейму здесь отнеслись очень уважительно, хотя последний уверял, что лично не знаком с этим семейством. Как выяснилось позже, эльфы были наслышаны о славе Вивьена, как "охотника".
   - Жить среди людей стало опасно, - рассказал нам глава эльфийского семейства. Ему принадлежал крупный магазин, продающий вина партнерства, - Многие семейства готовятся возвратиться в Лайфорс. Мы постепенно прекращаем торговлю, потому, что это больше не приносит нам дохода. Сначала люди отказывались покупать вино. Теперь они не покупают ничего, произведенного нашими мастерами. Даже так необходимые местным женщинам косметику и ткани!
   - Вы встречаете в Кастенгарде дроу?
   - Как, принц Киан, вам не известно, что дроу давно покинули этот город?! - не притворно удивился светлый эльф, - Стычки между людьми, чаще всего наемниками, и эльфами, в том числе и вашими сородичами, происходили ежедневно. По приказу королевы зачинщиков - эльфов гвардейцы выдворяли за границы города.
   Я и Вивьвен переглянулись. Выходит, некоторые наши сородичи уже никогда не вернутся в Свартхолд...Это уже намного серьезней, чем разногласия из-за торговли.
   - А как люди относятся к другим народам, кроме эльфов?
   - По-прежнему. С гномами идет очень тесное сотрудничество. Гномьи Мастера создали новое оружие, понравившиеся людям, и очень опасное. На него большой спрос, и теперь гномы расширяют свой ремесленный квартал, строя новые мастерские, - эльф вздохнул, - Скоро они займут наше место.
   - Не расстраивайтесь вы так, - усмехнулся Вивьен, - Скоро людским женщинам надоест, что их братья и мужья заняты только оружием и перестали их развлекать. Вот тогда они потребуют положенных им украшений и нарядов. А у кого это можно приобрести? У гномов? Или у орков?
   - Если только орчьи банды ограбят кого-либо из наших купцов, - грустно улыбнулся в ответ эльф, - Отряды орков появляются даже в столице - ищут, к кому бы наняться.
   Я вспомнил, что о чем-то подобном беспокоился Талисин. Почему же я не обратил внимание на затишье в приграничье со стороны орков?
  
   То, что никаких переговоров с местными купцами не будет, стало понятно очень быстро. Увидев, кто зашел на их двор, купцы захлопывали двери, даже не желая нас выслушать. А если мы настаивали, грозились выпроводить нас с помощью слуг с дубинами. Вивьен только зубами скрипел, сдерживая себя - на первый же вопль о помощи собрался бы весь военный сброд, который наводнял улицы Кастенгарда.
  
   - Стоит как можно быстрее отправить информацию Правителю, - сказал я Вивьену наедине.
   - Ваше высочество желает вернуться в Хайкастл? - ехидно поинтересовался тот.
   - Разве ты не убедился, что переговоры с купцами-людьми невозможны? Нет смысла задерживаться в Кастенгарде.
   - Безусловно, в чем-то ты прав... - протянул Вивьен, однако я ощутил кипящий в нем азарт. В таком состоянии один из лучших убийц крайне опасен, - От того, что вино перестанет продаваться, большей частью пострадает род Бьергхейм, и это мои личные проблемы. Действительно, вашему высочеству стоит вернуться к своим делам, в Хайкастл.
   - Пресветлая Создательница, твоего упрямства хватит на всех дроу Свартхолда, - пробурчал я, - И что ты собираешься делать дальше?
   - Как и прежде, собираюсь встретиться с тем купцом. Пока королева Мидденленда желает иметь к своему столу шипучее вино, поставщик королевского двора будет очень заинтересован в сотрудничестве со мной.
   Единственный дружественный для Вивьена купец жил вблизи дворца, в самом центре города. К купцу Вивьен ушел один, объяснив свое поведение "старой охотничьей привычкой". А я остался дожидаться результатов у эльфов. Чтобы занять себя, я принялся размышлять о своем временном товарище. Что мне известно о лорде Вивьене? Если задуматься - не больше того, что видят другие: сколь красивый, столь же и опасный дроу. Наше общение ограничивалось необходимостью. Лорд Вивьен имел дурную привычку говорить колкости и язвить; кроме того, предпочитал завязывать любовные отношения с мужчинами. Стоит признать, что мое мнение о Вивьене сложилось только благодаря моим же предрассудкам. Если здраво мыслить, то недооценивать этого дроу, поднявшегося из рядовых "охотников" до звания Советника, никак нельзя. Следует отнестись к нему с долей уважения. Как младшего члена рода Бизариус, Вивьена не готовили к делам управления. Однако, неожиданно для себя став главой рода, чуть не убившего его ранее, Вивьен довольно хорошо справляется с делами. Да и с эльфами смог сговориться. Получается, он способен вести разговор в нормальной манере. Я мало что понял из объяснений Талисина про проклятую эмпатию, но что-то там было на тему отражения эмоций собеседника... Хотя, Вивьен - обычный дроу, не эмпат...
   Вернулся лорд Бьергхейм быстро и в приподнятом настроении.
   - Я многого не ожидал от первой встречи. Но у нас еще есть шансы разобраться в происходящем. Купец взялся устроить встречу с советницей королевы.
   - Советницей? - всего лишь...было бы чему радоваться.
   - Не стоит судить людей по нашим меркам, - предостерег меня Вивьен, - Если не возражаешь, я пообщаюсь с этой леди сам.
   Я не возражал. Интересно, сумеет ли лорд Бьергхейм провести переговоры и удержаться от применения своего "лучшего аргумента" - оружия?
   - А что случилось за время моего отсутствия? Меня несколько смущает заинтересованное выражение лица вашего высочества....
   - Да вот подумал, что мало тебя знаю...
   - Э... - Вивьен осторожно отошел от меня подальше, - Может, ограничимся деловым сотрудничеством, как прежде?
   - Я не претендовал на что-то иное, - я сдержал свое раздражение, поняв, о чем он мог подумать. И решил, что смогу разговаривать с Вивьеном в его манере, - Хотя... возможно позднее... когда я буду знать тебя достаточно хорошо... Я смогу предложить тебе, лорд Вивьен, стать моим другом, подобно лорду Рейнсворту.
   Мне удалось его удивить настолько, что он позабыл про свою язвительность. Кажется, мое изменившееся отношение стало для него полной неожиданностью.
  
   Вивьен
  
   Раньше у меня, по отношению к окружающим, было четыре варианта: соратник, враг, никто и жертва. Жизнь, поставив меня на грань смерти, решила показать мне все оттенки. И все зависит не только от моих желаний и намерений. Отправляясь в чужие земли по заданию Правителя, мне впервые будет куда возвращаться. Меня будут ждать - возлюбленный, друзья. И я не смогу об этом забыть, и как прежде погрузиться по уши в опасные приключения.
   Хотя, опасности у меня и дома, пожалуй, с избытком... После появления у Келина способностей Повелителя разума, я так для себя и не смог решить, как в дальнейшем относиться к этому юноше. Пока он живет среди аниморфов, я могу не беспокоиться. В одном я уверен: так как мальчишка долгое время прожил на моих землях, он не причинит вреда знакомым дроу. Но Келин постоянно сопровождает Элириэна, а как я успел заметить, Милорд на одном месте сидеть не любит...
   Подумать об этом у меня еще будет время, а пока надо разобраться с насущными проблемами. И одна из них едет бок о бок со мной, переполненная недовольством по самые уши. Я знал, что наследный принц не входит в группу моих поклонников, проще говоря - презирает меня за мои сексуальные предпочтения. А после того памятного визита в замок Бьергхейм лорд Киан стал меня подозревать в чем-то, похожем на предательство. Раньше мне это было безразлично, теперь же вызывало ответное раздражение. Что не могло не отразиться на тоне наших разговоров, ведь вообще не общаться было бы, по меньшей мере, странно.
   Так мы и оказались в землях людей. Где столкнулись с другими источниками раздражения: наемниками. От постоянных неприязненно-колющих взглядов в спину во мне проснулась желание стать прежним Вивьеном Бизариусом, одним из лучших "охотников за головами". Киан Артайус тоже был неплохим воином и трезво оценил складывающуюся ситуацию: продолжать путь верхом по одним дорогам с людьми для нас опасно. Мы переместились в столицу Мидденленда через портал.
   Кастенгард был мне хорошо знаком еще с прошлых поисков младшего принца. Так что, не слишком огорчившись из-за очередного отказа хозяина гостиницы, мы отправились в предместье, населенное светлыми эльфами, в основном младшими Домами Лайфорса. Нас приняли без раздумий, даже, как мне показалось, с радостью. А еще здесь повсюду ощущался привкус тревоги, затаенного страха. Узнав, что всех дроу изгнали из города, и, вероятно, убили, во мне поднялась обида. А если я обижался, то мстил тому, кто вызвал во мне это неприятное чувство. Пусть только кто-нибудь из людишек попробует пристать ко мне...на одного глупца мир станет чище.
   Я не видел толку в разговорах с виноторговцами, как предложил Правитель, однако для вида посетил нескольких. Лорд Киан самолично убедился, что у людей эмоции часто властвуют над разумом, из-за чего они многое теряют, в том числе выгоду.
   Я же, как сразу и намечал, посетил только одного человека - поставщика королевского двора. Купец очень удивился моему визиту к нему домой, но принял меня радушно. Еще бы: на закупках моего вина он многократно умножил собственное состояние.
   - Ах, высокий лорд Бьергхейм, вы неудачно выбрали время для визита! В городе неспокойно.
   - Ничего страшного, - усмехнулся я так, что купец передернулся, - Я привык не откладывать дела, если на то нет серьезных причин.
   Порхнувший легкой и послушной бабочкой между моих пальцев метательный кинжал должен был продемонстрировать, что чье-то недовольство мне помехой не будет. Мой поступок был должным образом понят только охранником купца, бросившим на меня оценивающе -одобрительный взгляд.
   - А, вы обеспокоены продолжением нашего сотрудничества? Право же, для беспокойства нет никаких оснований! Ее величие королева Мидденленда высоко ценит ваше шипучее вино.
   - В таком случае, королева не откажется познакомиться с виноделом? - коварно подловил я купца на слове, - У меня есть желание поговорить с вашей правительницей о причинах внезапной нелюбви людей к дроу.
   - Лорд Вивьен, вам не откажешь в наблюдательности, - смешался купец. Я ощущал боровшиеся в нем желания: ему не хотелось портить отношения со мной, и в то же время, он опасался, что появление дроу во дворце сильно повредит его репутации. Однако трудности его выбора меня трогали меньше всего. - Поверьте, для посещения королевы сейчас самое не подходящее время, даже скажу - опасное.
   - То есть, меня к ней и близко не подпустят? Даже если компанию мне составит наследник Правителя Свартхолда?
   - Ох... - купец мысленно взмолился милосердной богине, проигрывая мне, - Я что-нибудь придумаю... Да, я попробую устроить вам встречу с леди Бронхильд. Придворная дама в курсе всех дела королевства, королева всегда прислушивается к ее мнению.
   - Что ж, пусть будет встреча с этой леди. Я полагаюсь на вашу мудрость, мой уважаемый партнер.
   - Ах, высокий лорд Вивьен Бьергхейм. - разволновался пуще прежнего купец, - Позвольте уточнить... вы не шутили насчет принца?
   - Я не склонен шутить в серьезных делах.
   - Тогда... я просто обязан позаботиться о вашей безопасности! Мой преданный охранник будет сопровождать вас.
   Мы с тем охранником переглянулись, не одобряя затею купца, но возражать не стали.
   Попрощавшись с купцом, я направился в эльфийское предместье. Охранник молча плелся позади. Мы оба делали вид, что не имеем друг к другу никакого отношения. К сожалению, наши старания не оценили.
   - Ей, Мал! - окликнули охранника из проходившей мимо нас группы наемников. - Ты куда это ведешь эльфийскую красотку?!
   Товарищи горе-шутника поддержали его смешками. Я остановился, чтобы не оставить их за своей спиной.
   - С каких пор я должен отчитываться перед тобой, Дас? - пробурчал Мал.
   - Если в бордель - то ты малость запоздал. Такой товар больше не пользуется спросом. - продолжили глумиться надо мной смертники. Они даже не догадывались, что станут трупами через несколько мгновений, не успев даже воспользоваться своим оружием.
   - Шли бы вы своей дорогой, - вновь буркнул охранник, беря меня за локоть, и с не уступающей пегасу силой потащив меня дальше по улице.
   - Пусти! - прорычал я сквозь зубы. Что было мгновенно исполнено.
   - Дроу, ты не думай, что я вожусь с тобой, пораженный твоей женоподобной красотой. Господин приказал охранять тебя, а я всегда исполняю приказы господина.
   - Ты честный парень, и я ценю твою помощь, - ответил я. - Ты тоже ненавидишь дроу, как они?
   - Лично мне дроу ничего плохого не сделали. Мне до вас нет дела, - пожал могучими плечами Мал.
   В тот день, не смотря на настроение, я так никого и не убил. А потом стало не до этого.
  
   Встреча с придворной дамой состоялась в купеческом доме. Принц Киан на встречу не пошел, да я и не ждал иного. Киан и без того презирал людей, что-то обсуждать с теми, кто ниже его по статусу, он счел бессмысленным. Хотя, его демонстрация доверия ко мне, особенно предложение дружбы, в будущем, меня немного озадачили.
   Леди Бронхильд вошла в купеческий дом с таким надменно-серьезным видом, словно была его хозяйкой, а не гостьей. После взаимного представления, мы приступили к беседе:
   - По поручению Правителя Свартхолда, я, глава рода Бьергхейм, хотел бы встретиться с правительницей Мидденленда.
   - Высокий лорд Бьергхейм, вы можете обсудить все дела со мной. Как первая дама королевского двора, я имею соответствующие полномочия. Этого вполне достаточно, - холодно ответила придворная дама.
   Похоже, допускать нас к королеве не намерены. Тогда необходимо узнать хотя бы позицию человеческого правительства.
   - Люди и эльфы издавна поддерживали торговлю между собой. Имели от этого взаимную выгоду. Дроу недавно включились в эту торговлю, мой род стал успешно поставлять в Мидденленд вина. Внезапное охлаждение со стороны людей, прекративших приобретать наши товары, показалось нам странным. Возможно, столь уважаемой леди известны причины?
   - Ах, да, я припомнила, - оживилась леди, - Ваше вино, лорд Бьергхейм, достойно похвал. Только почему вы прекратили продавать его нашим купцам?
   - Разве? - я постарался показать сильное удивление, - Наш уважаемый хозяин может подтвердить, что это не так. Сложилось так, что в нашем роде нет купцов, все больше виноделы. Уважаемые эльфийские торговцы великодушно согласились продавать наше вино в своих лавках. Сами эльфы предпочитают выдержанные вина собственного изготовления.
   - По очень высоким ценам, надо сказать. - леди не скрывала свое недовольство. - Нашим купцам не по карману его перекупать для продажи.
   - На то они и торговцы, чтобы всегда быть готовы к прибыли или разорению. Не в обиду достопочтенному купцу будет сказано, хитрости торговли не должны сеять разногласия между народами. Думаю, уважаемая леди согласиться, что государственные интересы должны учитываться в первую очередь.
   Слышал бы меня сейчас лорд Рейнсворт - разом переменил бы свое мнение о моих ограниченных способностях. Обладая эмпатическими способностями, я начинаю понимать секрет успехов лорда Талисина.
   - Безусловно, вы правы, высокий лорд, - задумчиво протянула леди. Она правильно поняла, какие интересы можно считать государственными. - Раз уж вы признаете важность сохранения добрососедских отношений между Мидденледом и Свартхолдом... Через несколько дней во дворце состоится небольшой прием. Я пришлю вам приглашение.
   Приглашение я получил на следующий день. Его принес Мал, вместе с письмом от купца. Мой торговый партнер сообщал, что встретит нас во дворце.
  
   Магический фон королевского дворца мне не понравился сразу. Словно все внутри было затянутой удушливой сетью, а сам хозяин пут скрывался в тенях, поджидая очередную неосторожную жертву. Мое чувство опасности вопило, что стоит убраться отсюда подальше, однако, чувство ответственности и долга пересилило.
   Королеву мы увидели сразу, по склоненному в почтении окружению. Меня раздражала привычка людей своим унижением демонстрировать почтение к имеющим власть лицам. Дроу до такого никогда бы не опустились.
   - Надеюсь, леди Бронхильд способна сдержать свое слово, - в словах принца сквозило неприкрытое недоверие, - Кстати, ты ее уже заметил?
   - Она должна быть возле королевы, но пока я ее не вижу.
   - Это не та молодая женщина, что стоит чуть позади трона? - присмотрелся Киан.
   - Нет, леди уже далеко не молода, и имеет более крупные формы. Ее сложно не заметить. Наверное, это фрейлина королевы. Купец проговорился, что эта юная леди тоже имеет влияние на королеву.
   - Тебе придется очаровать и ее, - усмехнулся Киан, продолжая внимательно разглядывать предмет нашего разговора. - Подсказать, как это сделать?
   - Зачем же? Я внимательно посмотрю, как ваше высочество обворожит королеву... Наглядные примеры лучше воспринимаются.
   Мы приблизились к королеве достаточно, чтобы оценить ее. Если судить по внешности и выражению глаз, то правительница Мидденленда обладала кучей слабостей, в том числе слабым характером, подверженным чужому влиянию.
   Зато манера держаться и взгляд фрейлины выдавал твердый нрав и наличие острого ума. Что-то знакомое было в этой женщине...но я никак не мог ее вспомнить.
   Зато вспомнил лорд Киан.
   - Это Бести!!! - прошипел он мне в ухо, чуть не заставив подпрыгнуть от неожиданности. Затем вцепился в мою руку и потащил из зала.
   - Ты уверен? - спросил я, когда принц остановился в неприметной нише у окна.
   - Я узнаю Бести Альен всегда! Пусть ее облик несколько изменился.
   Внутри Киана бурлила такая ярость, что я непроизвольно поморщился, словно съел кислый плод.
   - Вивьен, убей ее!
   - Не буду. Мы не для этого здесь, - пытался достучаться я до его разума. Но мои слова и трезвый расчет уперлись словно бы в каменную глыбу.
   - Ты же способен все проделать так, что девчонка будет еще жива после нашего ухода, а потом все подумают о естественной причине ее смерти.
   - Повторяю: не буду я ее убивать, - раз уж человечке каким-то образом повезло остаться в живых. Пусть Элириэн считает ее мертвой, но, убив Бести, я предам Милорда. - Мне Милорд голову за такое открутит. И тебе тоже. Может даже этим не ограничится и возьмется за весь правящий род Артайус. Такая цена за жизнь одной человечки тебя устроит?
   - Как знаешь, - холодом отторжения окатил меня принц. Хи-хи, не долго же продержалось его благорасположение к моей персоне! - Тогда иди туда сам, я не стану перед ней унижаться!
   Сказав это, лорд Киан удалился. Надеюсь, он благополучно вернется к приютившим нас эльфам, а не станет искать, на ком бы выплеснуть свое раздражение.
   Мой союзник-купец все это время разыскивал меня в толпе приглашенных. Как только ему это удалось, он тут же подвел меня для представления королеве. Окинув меня с ног до головы оценивающе - любопытным взглядом, присущим всем без исключения женщинам, королева похвалила шипучее вино.
   - Да, дроу умеют делать прекрасные вещи. Но это не повод возгордиться! Вашим сородичам, лорд Бьергхейм, стоит более уважительно относиться к людям, ценить их расположение. Ведь мы, по сути, самый многочисленный народ в мире! Сами подумайте: не откажись вы самонадеянно от контакта с нашими купцами, выгода была бы обоюдной. И не малой. А сейчас что вы имеете? Сплошные потери, которые, я не ошибаюсь, и привели вас ко мне! Так что, исправляйтесь! Я права, милая Сильверина? - королева обратилась к Бести.
   Однако почему возле королевы не леди Бронхильд, а Бести? На такой расклад я никак не рассчитывал. Что ж, остается выдержать гордое лицо, и доложить Правителю о полном провале. Хотя нам многое удалось выяснить и, кажется, установить истинную причину происходящего.
   - Безусловно, ваше величие! - протянула Бести, не сводя с меня выжидательного взгляда. Я продолжал делать вид, что не узнал ее и мне совершенно не интересна человеческая женщина. - Я хотела бы поговорить с этим дроу, пока вы будете наслаждаться выступлением Сильвера.
   После этих слов магическая сеть словно стала еще больше затягиваться, я даже ощутил вибрацию нитей возле королевы. Эта магия мне была совершенно незнакома, и безотчетно пугала.
   - Поступай, как сочтешь нужным... - бесцветным голосом произнесла королева, - Мы желаем послушать нашего менестреля.
   Бести предложила мне проследовать за собой в дальний конец зала, почти пустующий. Все гости собрались поближе к месту, подготовленному для выступления менестреля.
   - Высокий лорд Бьергхейм, думаю, вы осознали совершенную ошибку? Нельзя так неосмотрительно вести торговые дела.
   - Мстишь за то, что я не последовал твоим планам, Энжин? - прямо посмотрел я ей в глаза. И насладился вновь вспыхнувшим страхом, почти мгновенно сменившимся вспышкой гнева.
   - И чего ты добился своим своеволием, лорд Вивьен?! Накрылся практически вечный источник дохода для твоего рода! На что вы жить планируете, идиоты?!
   - В твоих планах, Энжин, - я нарочно называл ее этим фальшивым именем, осознавая, что каждое упоминание отзывается в человечке всплеском вины, - не упоминалось торговое партнерством с эльфами Лайфорса. Как один из главных партнеров, я мог влиять на устанавливаемые цены на вино. И пользоваться давними торговыми связями светлых. Пока ты все не порушила, подчиняясь собственному капризу.
   - В моих планах, возможно, и не все было учтено, но я руководствовалась только интересами твоего рода! - возразила Бести, - А ты вместо здоровой рыночной конкуренции улегся под эльфов и лапки кверху поднял! Они же просто устранили своего конкурента, как только поняли, что развитие твоего дела мешает им! Не ожидала я, что ты так просто сдашься!
  
   Пожалуй, наш дальнейший разговор ни к чему не приведет. Еще и атмосфера дворца меня слишком угнетает. Что привлекло в этой эгоистичной особе Милорда?! Интересно, она еще помнит о нем?
   - Ты забываешься! Глава рода Бьергхейм - я, только я принимаю решения и несу за них ответственность! А ты просто ничтожество, не стоящее всех тех хлопот и страданий, которые ты причинила Элириэну! Лучше бы ты действительно умерла, как мы с ним думали.
   - С какой стати Элириэн решил, что я мертва? - забеспокоилась человечка.
   - Мы с ним отправились тогда тебя спасать от демиургов, в Базир. Но не успели. Тебя ведь отдали демону. Аниморфы заметили следы его пребывания в том месте, где тебя держали в плену.
   Бести закрыла лицо руками, но ни стона, ни всхлипа я не услышал. Мне только померещилось, что в глубине тени за спиной человечки что-то зашевелилось.
   - Может, так оно и к лучшему... - еле расслышал я, - Прощай, лорд Вивьен. Тебе лучше поскорее вернуться домой.
  
   Я направился к выходу из дворца. Неприятное чувство тревоги преобладало даже над недовольством неудачными переговорами. Попавшегося мне на глаза Мала я спросил, не видел ли он лорда Киана. Охранник ответил, что принц не покидал дворца. Демоны, неужели Киан решился разума из-за Бести, и теперь подстерегает ее где-то во дворце?! Мои способности не шли ни в какое сравнение со способностями Элириэна отыскать любого знакомого по всему миру, однако обнаружить наследного принца по следам ауры я был в состоянии. Что незамедлительно и проделал. Киан скрылся в глубине дворца. И там же я ощутил самый центр магической сети. Как же мне не хочется рисковать собственной шкурой из-за чужого безрассудства ... а придется!
  
   Киан
  
   Вивьен отказался убить Бести. Испугался гнева Элириэна. Трус! Ну как маг узнает о случившемся? Он уже уверен, что Бести мертва! Надо всего лишь сделать так, чтобы это стало действительностью.
   Я сам рассчитаюсь с человечкой! Так будет даже лучше - давно мечтал ее убить.
   Внутреннее устройство дворца в общих чертах почти не отличалось от дворца в Хайкастле. Безусловно, интерьеры у нас несравненно красивее, однако основное назначение помещений и их расположение было таким же, что позволило мне без труда сориентироваться. Поджидать встречи с Бести удобнее всего в жилых покоях: доступ туда открыт не для всех.
   Мне показалось странным, что стражи в нужных мне помещениях не оказалось. Но я быстро нашел этому объяснение: зачем охранять пустующие помещения, если все сейчас сосредоточились в бальном зале?
   Я притаился и терпеливо ждал. И даже надеяться не мог, что услышу стук ее каблучков по коридору так быстро. Девушка подошла к двери и, прежде чем войти в комнату, посмотрела по сторонам.
   - Черт, этот дроу испортил мне все настроение! - сказала она вслух. Бести говорила сама с собой, потому как в коридоре никого больше не было. Меня она заметить не могла. - Элириэн меня спасал... Интересно, что тогда произошло на Базире?
   Ненадолго замолчав, словно в ожидании ответа, она продолжила:
   - Нет, Дайна, ничего менять в своих планах я не намерена!
   - И какие же у тебя планы, драгоценная моя Бести? - спросил я, выходя из укрытия.
   Бести при виде меня попятилась.
   - Лорд Киан? - она не хотела верить своим глазам. Вот только я никуда исчезать не собирался, как бы ей того не хотелось.
   - Не ожидала? Не стану спрашивать, скучала ли ты по мне. Вижу, что легко нашла мне замену. У тебя плохой вкус, если ты предпочла прислуживать человеческой правительнице, а не наслаждаться жизнью фаворитки наследника Правителя.
   - Что тебе здесь надо? - скрыть испуг в голосе ей не удалось.
   - После твоего побега из дворца ты нанесла мне столько оскорблений, что твоя смерть будет наилучшим и желанным итогом.
   - Как всегда, наши желания не совпадают. Сейчас я только начинаю жить полной жизнью! Все время, пока мы были знакомы, ты только и делал, что мешал мне, разрушал мои планы. Но не в этот раз! - зло усмехнулась девушка.
   В магическом фоне вокруг нас начались возмущения, но, в отличие от случая в Эвилоне, сейчас я был к такому готов. Однако, я оказался готов не ко всему. Уж точно не к появлению демона, материализовавшегося из тени Бести! Крылатое чудовище вызывало ужас одним своим видом. Не заметить магическую связь между демоном и Бести мог только слепой.
   В такой ситуации мне остается только подороже продать свою жизнь, желательно забрав с собой человечку.
   Демон атаковал непрерывно. Моя родовая защита не сможет долго продержаться против такой силы и мощи магии демона. Боевые заклинания магии хаоса не причиняли противнику значительного вреда. У меня даже создалось впечатление, что чудовище получает удовольствие от того, что я ему сопротивляюсь.
   - Дайна, не убивай его. Еще пригодится, - холодно велела Бести.
   Демон применил свою магию. Неприятные ощущения: словно омерзительно-липкие щупальца опутывают меня, заключая в кокон. Мои попытки вырваться не имели успеха. Магия демона разрушала мои щиты, проникала в ауру.
   Вивьен появился неожиданно и, не раздумывая, бросился на демона. Получив удар покрытым острыми наростами крылом, бывший "охотник" едва сумел увернуться и телепортироваться на короткое расстояние, достаточное чтобы его не достал магический удар. По его одежде быстро расползалось темное пятно крови, и только навыки убийцы спасли его от удара, способного вскрыть ребра без меча
   - Поиграем? - прорычал демон, довольно облизываясь.
   - Не трогай его, Дайна. Кто-то же должен сообщить Правителю. Ты не сможешь помочь принцу Киану, лорд Вивьен. Уходи!
   Уже понимая свою полную беззащитность перед властью демона, в тот момент я боялся. И все же не мог допустить, чтобы также бесполезно погиб кто-то еще.
   - Лорд Бьергхейм, постарайся вернуться в Хайкастл. Расскажи Талисину, - сказал я, сплевывая кровь изо рта. Лорд Вивьен с ненавистью окинул взглядом моих мучителей, и подчинился.
   Демон двинулся ко мне. Ее приближение опаляло, но одновременно казалось, что мышцы стынут от дикого холода. Теперь я понял, что такое страх: это не путающиеся мысли, не трясущиеся колени, не отчаянное "Я умру?". Это животный, неконтролируемый ужас. Такой, что, кажется, сердце остановится. Хотелось бездумно и бесполезно биться в оковах, калеча себя и не замечая этого.
   - Как, нравится тебе ощущение беспомощности? - зло поинтересовалась Бести, - Ты получишь сполна, на своей шкуре испытаешь, каково это: полностью зависеть от прихоти другого, не имея возможности сопротивляться.
  
   Глава 10.
  
   Урон был минимальный - честь и совесть. (Катя Шофман, одностишия - 2012)
   Хочу шоколадку! И все. Хотя нет, можно еще власть над миром... но шоколадку обязательно!!
  
   Киан.
  
   Меня поместили в простой комнате с маленьким зарешеченным окошком под самым потолком, так что я не мог заглянуть в него, несмотря на свой высокий рост. Мебель самая примитивная, и намертво вделана в пол, в чем я убедился, попытавшись придвинуть стул поближе к столу. Цепи на руках и ногах были достаточно длинными, чтобы я мог двигаться, но скорее выполняли функцию унизительного антуража. Правда, два раза в день они втягивались в стену, обездвиживая меня на время уборки в комнате и подачи еды, но и это было скорее данью традиции. Физических мучений мне не почти причиняли. Демон предпочитал другие способы издевательства...
   Как слуги во дворце могли жить бок о бок с такой кошмарной тварью? Неужели никто, кроме меня (и Бести) не знает о демоне? Надеюсь, Вивьену удалось добраться до Свартхолда... Он расскажет...Талисину. Возможно, даже отцу... Но что они смогут противопоставить демону? Что бы я сделал на месте Правителя Гавэйна?
   Приближение демона я всегда чувствовал, как опаляющий холод. Будь проклят Элириэн, наградивший меня эмпатией!! Теперь я знаю, каково это, когда тебя ненавидят... И нет сил закрыться - магии во мне лишь жалкие остатки, все расходуется на регенерацию. Даже родовые щиты не восстанавливаются - демон высасывает все, оставляя ровно столько, чтобы я не умер... демон выполняет приказ своей госпожи.
   - Лоррррд Киан... Прррродолжим?
   Тварь явилась, как обычно, просочившись в комнату вместе с тенями. От ее вибрирующего рычанья кровь застывает в жилах.
   Когти, острые, как клинки, рассекают кожу почти безболезненно. Царапины неглубокие, но немедленно набухают кровью. Тварь разминается. Может быть, демону доставляет чисто эстетическое удовольствие сочетание цветов - алое на белом...
   - Ты вкусный... - сообщает демон, - Горрррраздо вкусней этого певуна. Хорошо, что ты не умерррр...
   - Что сделает твоя госпожа, если ты нарушишь ее приказ? - бесполезно. Не раз я пытался спровоцировать демона, но в итоге сам бился в оковах, слыша собственные крики бессильной ярости. Тварь всегда выводила меня на грань безумия, доводила до исступления. Потом, обессиленный, я понимал, что демон таким образом питается, поглощая мои эмоции, но все попытки противостоять ему терпели неудачу. Проклятая эмпатия не давала мне закрыться!
   - Она не госпожа мне... Но я выполняю ее волю... - ответил демон, в виде исключения, а после продолжил пытку: - Она оскорбила тебя. Смертельно оскорбила. А ты не отомстил...
   Воспоминания об Элириэне и Бести - главные пыточные орудия в лапах демона. От ментального воздействия демона нет защиты. Тварь свободно копается в моих воспоминаниях, иногда заменяя и смешивая их с фальшивыми. Доводит меня до исступления и смакует мою боль. Не знаю, сколько еще я выдержу...
   - Ты любил ее... Но даже самому себе не признался, пытался задавить в себе это чувство... И в итоге оно извратилось, стало чем-то иным...Мне нррравится!
   Мысли путаются. Мне кажется, я уже сбился со счета - сколько дней прошло. Посещения демона иногда заканчивались для меня обмороком, и я не знаю, сколько времени проводил в беспамятстве... Бести ни разу не явилась, даже чтобы насладится своей местью. Почему она приказала не убивать меня?
   - Я хочу поговорить с Бести...
   - Хочешь поменяться с ней местами? Хочешь, чтобы она молила о пощаде, просила прощения? - улыбка-оскал вызывает страх, но голос чарует, помутняет разум, - Я могу это сделать.
   Это еще одно издевательство. Тварь внушает мне безумную надежду, чтобы реальность разбила ее.
   - Я хочу поговорить с Бести... не с тобой, тварь, а с твоей госпожой...
   - Ты не можешь перестать желать эту человечку, даже когда она пренебрегает тобой.
   Цепи останавливают мой рывок. Удар - на этот раз кончиком хвоста - обжигает, словно хлыст.
   - Крики боли и страсти звучат одинаково, ты знаешь? Доставь мне удовольствие! - лапа демона скользит по моему лицу, спускается на грудь. Когти задевают свежие раны, вонзаясь в них, словно лезвия. Боль разливается огненной волной, но я сдерживаюсь. Эмоции сдержать гораздо труднее, демон довольно щурится.
   С каждой секундой его трапезы мои чувства становятся все бледнее, словно затухающее пламя. Тело наливается жуткой режущей пустотой, взамен гнева и ненависти - отупение и отчаяние. Глухое и безнадежное. Но и его забрали. Осталось равнодушие - даже боль и близость смерти меня больше не волнуют.
   Демон недовольно рычит, но и этот звук больше никак не действует на меня, мне все равно. Вид чудовища тоже уже не вызывает омерзения.
   - Перррестаррралась...
  
   Дайна
  
   Нет, людей все-таки невозможно понять! Все экономические и политические расчеты оказались для королевы второстепенными, когда Бести, улучив минутку, поведала ей трогательную причину грусти певуна. И как искусно была смешана в ней правда и ложь!! Мне еще учиться и учиться! Со слов Бести, леди Бронхильд пригласила Сильвера к себе домой (правда!) и потребовала в качестве благодарности за свое покровительство стать ее любовником (правда!). Сильвер, боясь оскорбить ее, все же отказался, признавшись, что давно и безнадежно влюблен (правда!) в одну знатную даму при дворе ее величия (ложь!). Об этом никто не знает, даже та самая дама, ибо Сильвер не смеет признаться ей в своих чувствах (ложь!). Конечно, королеве достаточно только пожелать, уж Бести сумеет вызнать у "брата" имя его таинственной возлюбленной... Надо было слышать, с какой поспешностью отказалась королева! Конечно же, она решила, что Сильвер влюблен именно в нее - с моей "помощью", но уж если быть честной, в этом случае Бести вполне могла бы обойтись и без меня.
   Разумеется, после этого разговора королеве был нужен только повод, чтобы избавиться от соперницы. И скоро он представился.
   Ее величие пожелало посмотреть список приглашенных на прием гостей. Увидев среди титулованных имен "высокого лорда", королева разгневалась:
   - Леди Бронхильд, я вижу, вы отправили приглашения неким лицам из Свартхолда.
   - Ваше величие, лорд Вивьен Бьергхейм желает засвидетельствовать вам свое почтение. Осмелюсь напомнить, именно его род производит и продает нам то шипучее вино, которое вы так высоко цените. Поэтому я взяла на себя смелость...
   - Скажите лучше, неслыханную дерзость! - резко возразила королева, - Если высокий лорд желает получить у нас аудиенцию, почему он не направил нам прошение?
   - Ваше величие, недавно вы отказались выслушать меня, сочтя ситуацию с эльфами несерьезной и не заслуживающей вашего внимания, и я решила...
   - Что прибытие дроу также не заслуживает нашего внимания, - закончила королева, - И вы ведете переговоры за нашей спиной с нашими врагами!
   - Ваше величие, поверьте, дроу нам не враги, как вам пытаются внушить с некоторых пор, - леди Бронхильд предприняла последнюю отчаянную попытку, - Ваше недоверие глубоко ранит меня! После стольких лет преданной службы...
   Но королева была глуха к ее словам:
   - Я устала от ваших упреков!
   - Я могу навсегда избавить ваше величие от них! - в оскорбленной генеральше взыграла гордость.
   - Сделайте одолжение!
   Во время этого придворного скандала мне пришлось-таки поработать! Внушить твердость такому слабохарактерному созданию, как человеческая королева... но я справилась! Бести была так довольна, что с трудом удерживала подобающее выражение лица.
   Наедине со мной Бести не сдерживалась:
   - Вот это удача! Как вовремя приехал Вивьен - одним своим присутствием он решил сразу две наших проблемы! Мы избавились от леди Бронхильд, и он даст нам повод для войны - если пообщаться с ним на приеме в нужном ключе... Дайна, наши тактические задачи меняются. Приграничье нас больше не интересует, будем действовать здесь!
  
   Однако вопреки ее ожиданиям, разговор с дроу повернулся совсем не так, как я думала. Этот Вивьен оказался довольно хорошо защищен на магическом уровне, и явно что-то заподозрил. Нет, догадаться обо мне он не мог, но все время был настороже. Вдобавок он упомянул Элириэна, чем сильно расстроил Бести. Она даже ушла с приема, не позволив мне убить дроу. По пути в свои комнаты Бести украдкой смахнула слезинку. Мне не нравится ее эмоциональный фон! Раскаяние, тоска - сейчас мне это совсем не нужно!
   - Госпожа, что происходит? - поинтересовалась я.
   - Этот дроу испортил мне все настроение, - ответила Бести. Это я и так почувствовала, и такая перемена мне очень не нравится! - Элириэн меня спасал... интересно, что тогда произошло в Базире?
   - И что ты теперь намерена делать? Наши планы меняются? - мне есть, отчего тревожиться! Я уже не раз убеждалась, что Бести способна все разом изменить, поддавшись своим чувствам! Нет, нет, не сейчас! Мое воздействие на Бести уже такое плотное, что мы практически становимся единым ментальным целым...
   - Нет, Дайна, ничего менять в своих планах я не намерена!
  
   Неожиданное появление лорда Киана (неожиданное для Бести, я-то заметила присутствие чужака давно, но предупреждать Бести не стала) вызвало у нее совсем другие чувства: страх и ярость одновременно. Пусть на словах Бести выразила холодное презрение к этому дроу, внутри нее бушевали такие лакомые для демона эмоции: злость, жажда причинить боль и страдания! Она даже испытывала удовольствие, когда я сражалась с Кианом. И не вспомнила о своей "совести", отдав его мне. Вот такой она мне больше нравится! Я бы не отказалась и от двух дроу, но Бести велела отпустить Вивьена. Зато Киан оказался в моем полном распоряжении! Приказ Бести оставить его в живых я не собиралась нарушать, но по своим причинам - играть, не ломая игрушку, продлевая Игру, гораздо интереснее!
   Я готова была не отлучаться из подвалов королевского дворца, где спрятала принца. Но, как бы ни был силен и вынослив этот дроу, перерыв для восстановления требовался даже ему. Бести же словно забыла о Киане, погрузившись в придворные интриги, и ей нужна была моя помощь.
   План Бести сработал - очень скоро королева получила ультиматум из Свартхолда, с требованием отпустить захваченного наследного принца. По настоянию Бести (и при моем непосредственном внушении) королева ответила решительным отказом - принц не появлялся в Кастенгарде, не был ей представлен, и подобные обвинения она считает ложными и недопустимыми. Весь королевский двор был шокирован - всем было совершенно ясно, что дроу не проглотят такую отповедь. Война казалась неминуемой. Дворец напоминал потревоженный улей, глухое угрожающее гудение так и слышалось в нем. Войска приводили в боевую готовность. Гномы едва успевали выполнять заказы на новое вооружение. Маги выматывались почти до потери сознания, накладывая на него заклинания - мне даже пришлось накачивать их своей силой, но зато теперь щиты отражали воздействие магии хаоса, а клинки и стрелы пробивали любую броню. Увидев первые результаты такой магической обработки, солдаты рвались в бой. Да еще (по наущению Бести) был пущен слух о покушении на королеву. Якобы шпион дроу проник в королевский дворец и подстерегал ее величие во внутренних покоях. После этого народ готов был рвать любых эльфов на кусочки голыми руками. При таком бурном развитии событий требовалось все мое умение и сила, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.
   Но для забав с Кианом я находила время. Эмоции, бушевавшие в нем, были так вкусны! Да еще магия Хаоса, смешанная с магией Леса - чудная приправа к моему любимому блюду! Я сама была заинтересована, чтобы этот дроу жил подольше...пока однажды моя игрушка не сломалась. Сначала все было как обычно - дроу фонтанировал эмоциями, а потом - раз! - и все. Бурный поток просто исчез. Ничего - ни страха, ни ярости, ни ненависти - ни капли! И, кажется, даже регенерация замедлилась, хотя от магических нитей он не был отрезан... Первый раз я с таким столкнулась! Обычно такое происходило только со смертью жертвы, а этот дроу жив (хоть и едва-едва), и остатки магии в нем есть, но он совершенно пуст!! Даже на боль реагирует только физически - дергается, но и только... Я могу забить его до смерти, но ничего не получу! Придется рассказать все Бести. Может быть, она знает, что делать?
  
   Киан.
  
   Один... Я не заметил, когда демон оставил меня. Хотя, какое это имеет значение? У меня больше нет ничего - ни цели, ни желаний. Регенерация медленно, но верно продолжается, боль утихает. Если бы я мог, я бы остановил ее...хотя зачем? Все равно я умру. Не сейчас, так позже.
   Просто быть и ни о чем не думать я не мог. Мысли вяло крутились в голове, не давая погрузиться в тяжелый сон. Почему Бести запретила демону убивать меня? Почему демон исполняет ее приказ?
   - Зачем ты меня звал? - эхом моих мыслей послышался чей-то голос. В дверях стояла Бести.
   - Хотел поговорить с тобой.
   Не выглядит она радостной или довольной. Скорее, вид у человечки усталый, словно она не высыпается. Сейчас я не чувствую к ней ни ненависти, ни страсти. Ничего.
   - Нам не о чем разговаривать.
   Даже грубый ответ меня не задевает. Только вялое любопытство толкает меня продолжить беседу.
   - Тогда зачем ты пришла?
   Бести пожимает плечами - такой знакомый жест...
   - Дайна сказала, что с тобой ей больше не интересно. Предложила убить; это ее излюбленный способ избавляться от ненужного. Я решила сама посмотреть, в чем дело.
   - Значит, для тебя важно, чтобы я оставался в живых... Зачем?
   - Хороший вопрос, - Бести слабо улыбается, - Умный. Чтобы было кого предъявить Правителю Гавэйну, если он этого потребует.
   Значит, она выставила какие-то требования отцу...
   - Отец не пойдет ни на какие уступки. Особенно, если на него попытаться оказать давление. Скорее, он начнет войну против Мидденленда.
   Снова равнодушное пожатие плечами:
   - Значит, повоюем.
   Но это уже выходит за рамки личной мести! Неужели Бести этого не понимает?
   Бести повернулась к двери, собираясь уйти.
   - Постой! Неужели из-за своих личных обид ты допустишь это?! Ты же сама предотвратила войну между эльфами, а сейчас речь идет о твоих соплеменниках! Как бы ты не ненавидела дроу, но если начнется война, погибнут и люди!
   Бести снова поворачивается ко мне, молча разглядывает. Как она спокойна!
   - В большой политике нельзя победить, не вымазав руки по локоть в крови. Ты забыл, что я из другого мира. Для меня все вокруг: эльфы, люди, гномы - все чужие.
   Не может быть! Это не Бести! Та Бести, которую я знал, на что только не шла ради того же Бриана...или Келина...даже к свои животным она проявляла больше участия и заботы!
   Наверное, демон придумал новое развлечение - принял облик Бести! Или создал иллюзию! Я прикрыл глаза, чтобы проверить ее ауру... Где это белое сияние? Остались какие-то невнятные проблески, все остальное словно покрыто слоем отвратительной грязи...это следы демона! "Она не госпожа мне...". Демон подчинил ее! А Бести думает, что контролирует это чудовище!
   - Бести, послушай себя! Это же не ты! Ты никогда не была настолько жестокой! Пойми, это не твои желания, демон внушает их тебе, - попытался я достучаться до ее разума.
   - Ладно, - Бести подошла к стулу, хотела развернуть его ко мне, и тут обнаружила, что не может сдвинуть его с места. Удивленно хмыкнула, потом уселась на стол, слегка покачивая ногами, - Давай поиграем. Я буду тупым киношным злодеем, который долго и нудно рассказывает плененному герою о своих коварных планах. А ты будешь положительный герой, который в процессе этой речи не только освобождается, но и анализирует злодейские планы, находит в них слабое место, и все рушит. Согласен?
   Все-таки что-то от прежней Бести осталось... Демон не смог (или не захотел?) уничтожить ее до конца. Можно попробовать вызвать какие-то чувства...какие демон не смог поглотить. По себе знаю, что охотней всего чудовище выпивает негативные эмоции. Значит, надо попытаться воздействовать на другие, светлые чувства. Только ко мне Бести никогда особой любви не питала...
   - Бести, я знаю, ты ненавидишь меня. Возможно, у тебя есть на это причины... но разве другие должны из-за этого страдать?
   - Твое самомнение, лорд Киан, не знает границ. Я тебя вовсе не ненавижу. Мне, если уж быть совсем честной, вообще по барабану, что с тобой будет. И всю эту возню я затеяла вовсе не ради тебя.
   - Тогда чего же ты хочешь?
   - Я хочу отомстить. Но не тебе. А Тинитар.
   - Демиургу?!
   Бести кивает, поудобней усаживается на столе. Совсем как девчонка, болтает ногами от удовольствия... и произносит ужасные вещи спокойным равнодушным голосом. От него у меня мурашки ползут по спине, хуже, чем от демона.
   - Такое слабое существо не может ничего поделать с Творцом, верно? - улыбается Бести, - Поэтому мне помогает Дайна. А как можно отомстить Богу, то есть демиургу? Банальное убийство не подходит. Во-первых, неизвестно - может ли подобное существо вообще умереть. Во-вторых, это не интересно. Я хочу, чтобы эта тварь жила долго и мучилась всю оставшуюся жизнь... А для этого надо отнять у нее самое дорогое.
   Самое дорогое...Бести хочет обменять меня на Мирддина! И убить его! О Пресветлая Тинитар! Если прадед об этом узнает...он вполне может добровольно пожертвовать собой, ради народа дроу и ради правнука... Но что после этого сделает Тинитар?!
   - Бести... прошу тебя... я не знаю, что сделала Пресветлая Тинитар, что ты готова зайти так далеко ради мести...но мой прадед точно ни в чем не провинился перед тобой! Он всегда защищал тебя, даже меня уговаривал...
   - При чем тут лорд Мирддин? - удивленно перебила меня Бести, - Я сказала "самое дорогое". А Мирддин всего лишь ее муж. Он помрет - Тинитар себе другого найдет... Я собираюсь уничтожить ее мир. Эрафию.
   - Как...уничтожить?
   Это невозможно! Такое не под силу даже демону! Даже всем демонам, если они объединятся.
   - Война. Война на взаимное уничтожение. Дроу выступят против Мидденленда, к вам, конечно же, присоединятся светлые эльфы - я помню о союзе с Лайфорсом! На сторону людей встанут орки. В результате боевых действий потерь будет столько, что это поставит эльфов и дроу на грань уничтожения. Вы просто вымрете, как нация. А вот люди выживут. С их быстрым воспроизводством и неприхотливостью они заполнят опустошенный мир, вытеснят другие народы. Или даже вообще станут единственным видом разумных существ...
   Это безумие!! И это может свершиться!
   - Бести, опомнись!! А как же Бриан, Видерель? И Келин? Они тоже должны погибнуть?
   Что-то мелькнуло в ее эмоциональном фоне...раскаяние? Жалость? Слишком мимолетно было это чувство, я не успел понять...
   - За Келина я спокойна, аниморфы позаботятся о нем... А Бриану и Видерелю должно хватить мозгов не лезть в заварушку, а остаться в Лайфорсе.
   - А Элириэн?
   - При чем тут Элириэн?
   Вот теперь я не мог ошибиться! Я почувствовал ее страдание, ее боль, хотя Бести и пыталась скрыть их.
   - Он любит тебя! Ты не знаешь, что с ним было, когда он решил, что ты мертва! - это последний шанс предотвратить грядущий кошмар, - Бести, послушай, оставь этого демона! Позволь мне отвезти тебя в Хайкастл, в храм Элириэна! Я дам самую страшную клятву, что не причиню тебе никакого вреда! А Элириэн придумает, как избавится от демона! Если понадобится, весь Ковен магов поможет, все боги объединятся...
   - Элириэн бог дроу, - Бести соскочила со стола, - Ему нет никакого дела до меня.
   - Ты ошибаешься!
   Бести поспешно вышла, словно испугалась своих эмоций. Что ж...больше я ничего сделать не могу. Если остатков ее чувств не хватит, чтобы бороться с демонским влиянием, наш мир обречен.
  
   Дайна
  
   Вот до чего доводит спокойная сытая жизнь! Я так привыкла черпать энергию из бесконечного запаса Бести, что позабыла о том, что все создания демиургов имеют свой ограниченный энергетический баланс! И в результате сама себе испортила удовольствие! Где теперь искать дроу на замену Киану? Ждать, когда они сами придут с войной в Мидденленд? У-у-у... Может быть, у Бести все-таки получится привести Киана в чувства?
   - Да уж, Дайна, ты перегнула палку. Если человека слишком долго мучить, у него притупляется восприятие, повышается болевой порог, а сильное нервное потрясения переходит в депрессию. С этим дроу такая же история. Он даже не хочет меня убить! Но мне думается, это временное явление. Просто не трогай его несколько дней, пусть придет в себя.
   Подожду, аппетит нагуляю. На самом деле, мне есть чем заняться помимо Киана.
   Я ощущаю напряжение магического фона, которое с каждым днем приближается к Кастенгарду. Пока мы с Бести и певуном добирались до столицы, никого из более-менее сильных магов на человеческих землях я не заметила. Того, что напал на нас в Дунвале, даже вспоминать ни к чему. А теперь и в самом Кастенгарде кто-то из стихийных магов, не попавшихся мне на глаза, пытается прорвать мою сеть.
   Бог войны притих. Согнал своих орков и прочих наемников - изгоев в Кастенгард, и больше ничем себя не проявляет. Я даже не улавливаю его присутствия. Испугался остальных собратьев - богов, или боги узнали про его замыслы? По всему видно, на него лучше в своих планах не рассчитывать.
   - Мне не нравится магическая обстановка в городе, - я решила поделиться своими подозрениями с Бести.
   - Ох, Дайна, давай ты не будешь меня еще и этой фигней грузить! Ее величие и так все дела на меня повесила. Магия, заклинания... я в этом ничего не понимаю и разбираться не хочу. Даже великий маг Сарумян признавал, что танковые клинья и ковровое бомбометание гораздо эффективней. Но не в отношении Свартхольда, там же горы... - Бести задумалась: - Эх, сюда бы шестерку "Черных акул" с ракетами, и вся территория дроу была бы перепахана за несколько минут! Но чего нет, того нет. Будем воевать тем, что есть под рукой. И нам сейчас не магию надо привлекать, а моральный дух среди бойцов поднимать. Надо еще несколько раз Сильвера в город отправить выступать. При твоей поддержке, конечно же. Поможешь?
   Получается, она оставила ситуацию с магами на мое усмотрение. Меня это устраивает! Бести все реже запрещает мне что-либо, дает мне все большую свободу действия. Она считает, что так показывает мне свое доверие. Доверять демону!!! Есть ли во всех обитаемых мирах еще хоть одно существо, столь же наивное?
   А вот про Сильвера Бести зря вспомнила! Оставлять меня с певуном... это очень рискованно. Я ведь могу и не сдержаться! Возможно, королева певуна от себя не отпустит. Но, похоже, для Бести ее величие сделала исключение.
   Первое выступление назначили в своем городском доме, пригласив туда не только команду Даса, но командиров: гвардейских и войсковых, с которыми Бести свела знакомство при дворце. В общем, публика пришлась мне по нутру, и такие песни мне самой нравятся. Я с удовольствием дополню их соответствующим ментальным воздействием.
   Не нравится мне только один подозрительный субъект среди гостей. По виду человек, но магическая сила в нем чувствуется очень хорошо. Крепко сложенный и молодой. Уже архимаг. Я не могла пропустить архимага! Как он появился в городе? Когда? Демиурги его забери, он не поддается моему ментальному воздействию!
   После окончания выступления Сильвера незнакомец вышел вслед за всеми. Не заметил меня, или не захотел сражаться в доме? Это очень странно! Я должна выяснить, кто это! А затем захватить - он прекрасно заменит мне дроу. Или уничтожить. Я последовала за незнакомцем, все еще кутаясь в тени. Итак, поиграем...
  
  
   Глава 11.
  
   Я очень умный и осторожный. Я никогда не пойду в темный подвал под тревожную музыку.
   Я не совсем бесполезен - я могу быть плохим примером.
   Келин
  
   Лорд Вивьен назвал меня "повелителем разума". Судя по эмоциям дроу, когда он произносил эти слова, я - чудовище хуже Черных Жнецов. Никогда бы не подумал, что смогу испугать прирожденного убийцу! Только почему мне не смешно?! Да, мне самому страшно!
   Неужели меня снова начнут сторониться?! Только не Элириэн, Дзэниэн, Гайа, Фейри и Инари!!! Боги, смилуйтесь! Я только обрел друзей....
   В который раз уже моя жизнь переворачивается вверх тормашками?! Впервые это произошло тогда, когда я встретил Бести. Что на меня еще свалится - боюсь даже предположить.
   Вот такие невеселые мысли бродили в моей голове, мешая мне заниматься делом. Я, вроде, должен учиться держать ментальный фон. Только я с утра не могу на нем сосредоточиться! Чтобы не отвлекаться, я ушел на полянку за домом.
   - Келин! - послышался звонкий мелодичный голос, и я очнулся от своих мыслей.
   Все равно нашли!
   Как бы я не сердился, но видеть Гайу мне всегда приятно. Вот только ей я это ни за что не покажу!
   - Что случилось? - пробурчал я.
   - Почему ты тут, в одиночестве?...
   - Я учусь, вообще-то. - для наглядности я помахал перед ее лицом свитком.
   - Интересно? - рука девушки скользнула по моему плечу - так она дала понять, что требует к себе внимания.
   - Очень. - буркнул я. Она насмехается? Конечно, им не приходилось учиться управлять своими способностями....
   Плевать! Я сижу здесь, читаю, и не нуждаюсь ни в чьей компании, тем более компании одной из самых красивых девушек.
   Вообще-то, Гайа не виновата, что у меня плохое настроение. И злюсь я от того, что она это понимает, но делает вид, что ничего не происходит. Наверняка, Фейри и Гайа этому у эльфов научились. Куда уж мне тягаться с дивным народом!
   Гайа присела рядом со мной на сухое бревно, так, что бы не мешать мне. А я сидел на бревне, оседлав его, и получилось, что мы сели спиной к спине. Я ощущал тепло ее тела, мягкость ее роскошной гривы. Все серьезные мысли тут же вылетели из моей головы. Сейчас я наедине с самой прекрасной девушкой... и никого нет поблизости...
   - Келин, а расскажи мне что-нибудь, интересное! Ты же в Хайкастле был! Он такой же, как Эвилон?
   - Нет, совсем не такой. А что, Лайфорс разве похож на Эвилон? Уж наверное центр эльфийских земель не с чем и сравнить по красоте!
   Похоже, занятия придется отложить на потом...Аниморфы любопытны, как дети. Легче сразу удовлетворить их любопытство, чем потом выкарабкиваться из кучи накопившихся у них вопросов. Почему-то рядом с Гайей я не ощущаю, что аниморфы прожили намного дольше, чем я...
   - Привет! Вот вы где! - воскликнула Фейри, спускаясь на землю. Вот от кого правда сложно спрятаться: сверху крылатым аниморфам видно далеко...
   - А ты с какой целью в разгар дня гуляешь?
   То, что Фейри - сумеречное, даже ночное, существо выяснилось не сразу. Дзэниэн говорит, что в Иридиэ и здесь - разные условия освещения. В свете дневной звезды Эрафии Фейри сложно было принимать другую ипостась, зато после заката... Наверное, так могли выглядеть легендарные драконы...но и они вряд ли умели переливаться и отражать лунный свет.
   - Вчера в горах прошел ливень. Я видела, что потоки воды могут повредить виноградникам. Пришлось посетить дроу, предупредить их.
   Если подумать, то отношение ко мне со стороны Гайи и Фейри ничуть не изменилось. Но почему они постоянно следят за мной? Все-таки опасаются меня, но умело это скрывают?
   Не может быть у девушек - аниморфов ко мне другой интерес. Это могло прийти в голову только такому извращенцу, как Вивьен!
   Фейри присела на камень чуть выше, потому что на сухом бревне хватало место лишь двоим, и стала болтать ножками, не обращая внимания на то, что задевает меня краешком туфли. Мои глаза так и норовили скоситься в ее сторону. Если смотреть с такой позиции, то видны только ее ноги...бесконечно длинные и стройные... Что она сказала?
   - Келин, - повторила Фейри, - Ты меня слушаешь?
   - Угу, - буркнул я в ответ, недовольный самим собой
   - Я сказала, что лорд Вивьен вернулся.
   У-у, не мог задержаться подольше! Опять меня донимать будет.... Вслух я этого не произнес, но меня и так поняли.
   - Наш дроу ранен. И очень сильно расстроен и просит Инари вызвать Элириэна в замок. Инари беспокоится.
   - Ну и зря. На дроу все быстро заживает, а лорд Вивьен особенно живучий, - я припомнил, как этот дроу долго собирался умирать после плена у Черного Жнеца, но так и не собрался, - Милорд отправился в замок?
   - Да. И нам очень любопытно. Пойдем?
  
   Лорд Бьергхейм выглядел сильно помято, а если уж говорить честно, то и побито. Интересно, с кем он успел сцепиться? Не верится, что это люди-купцы его так отделали.
   - А, Келин! Ты как раз вовремя. Я рассказываю Милорду о твоей подружке - Бести, - голос Вивьена звучал обыденно, однако его взгляд горел нешуточной яростью. Бедняга Инари даже побоялся приблизиться к нему. - Я повстречал ее в Кастенгарде. Живет в королевском дворце. И обзавелась новым другом, не чета тебе - демоном!
   - А ты не мог ошибиться? - спросил Элириэн, - Может, это была не Бести, а иллюзия, подстроенная демоном?
   - Я не ошибся, Милорд. Не в этот раз.
   Вивьен не лгал. Он сочувствовал Элириэну и опасался его реакции на свои слова. А как поступит Милорд теперь, узнав, что Бести жива, даже я не мог предугадать.
   - Я отправляюсь в Кастенгард, - решил Элириэн.
   У нас с Вивьеном наверное единственный раз в жизни одновременно екнуло сердце. Только морфы пока не понимали всей сложности ситуации.
   - В когти демону?! - вскочил дроу, - Думаешь, ей будет мало Киана?
   Элириэн не ответил. Но дроу не оставлял попытки его вразумить:
   - Элириэн, я говорил с Бести. Она не хочет тебя видеть.
   - Я хочу.
   Ни я, ни аниморфы не пытались остановить Элириэна. Мы ясно видели, что все его мысли - только о Бести. И медлить он не собирается - вот уже и облик поменял на человеческий.
  
   Элириэн ушел, а Вивьен все никак не мог успокоиться:
   - Келин, ты почему молчал?!
   - Ему необходимо увидеть ее, Вивьен, - сказал Инари. - Самому убедиться, что Бести жива.
   - Вы меня не слушали, что ли?! Там демон! Вы не знаете, насколько опасны такие обитатели закрытых миров? Вашему родному миру повезло. С демонами даже богам тяжело справиться, они владеют ментальной магией. Нет создания, которое не склонится перед демоном. Он может посмотреть на любого и заставить его делать все что угодно, полностью подавив его волю. И это не гипноз, а практически полное уничтожение личности. Но самое страшное, что демон с одного взгляда может узнать о тебе все! Нет, не чувства или мысли - саму суть, самое дно души. И прежде всего то, что причиняет наибольшую боль. И это делает их всесильными. - Вивьен окончательно разлохматил свои волосы, из-за чего стал похож не на образец эльфийской красоты, а на буйно помешанного. - Если бы Келин был взрослым и умел контролировать свой врожденный магический дар!
   - Вивьен, тебе надо успокоиться! - твердо прервала его Гайа. - Твое волнение плохо сказывается на восстановлении.
   - Ты говоришь успокоиться, девочка? - усмехнулся дроу, - Мне предстоит сообщить Правителю, что его наследник попал в когти к демону. После такого известия мне может быть предоставлен вечный покой!
   - Ему необходимо поберечь силы. Потрачен весь магический резерв. Регенерация идет за счет ауры. Подпространственное перемещение он не выдержит. Полет на пегасе тоже - раны откроются, - сообщила нам Гайа
   - Тогда усыпи его! - попросил Инари - Я уловил много образов из того, что произошло в Кастенгарде. Принять его облик мне не трудно. Келин, поможешь мне попасть в Хайкастл?
   - Эй, что вы там задумали? - насторожился из-за нашего "молчания" лорд Вивьен, - Инари, помоги мне переодеться.
   - Вивьен, позволь Гайе осмотреть раны. Она тебя немного подлечит, - ласково ответил Инари, аккуратно прижимаясь к дроу.
   - Обойдусь, - пробурчал тот, - Признавайся: ты что-то задумал!
   - В таком состоянии ты не сможешь доехать до Хайкастла. Магией тебе тоже нельзя пользоваться. Позволь мне заменить тебя!
   - Мне приятно, что ты обо мне заботишься, - Вивьен, не стесняясь, поцеловал Инари. - Но не позволю. Это опасно.
   Похоже, он до сих пор так и не понял, что его аниморф обладает самым своенравным характером.
   - В таком случае... - вздохнул Инари. - Прости. Гайа, он - на твоем попечении.
   Стоило Гайе прикоснуться своим рогом к шее дроу, и тот сразу обмяк, проваливаясь в глубокий сон.
   - Не волнуйтесь. Я позабочусь о нем.
  
  
   Талисин Рейнсворт
  
   Возвращения Киана и лорда Бьергхейма я ожидал с особым нетерпением. Тем более, что вскоре после их отъезда перестали поступать сообщения от моих сотрудников в Мидденленде. Особо беспокоило меня то обстоятельство, что я не мог узнать, что происходит в Кастенгарде!
   И вот вернулся лорд Вивьен. Один. С плохими известиями, самым ужасным из них было то, что лорд Киан захвачен в плен демоном во дворце королевы людей.
   Вполне ожидаемо, что Правитель Артайус, узнав об этом, велел собрать воинов, чтобы идти на Мидденленд.
   Мне такое развитие событий совсем не нравилось. Обдумывая все, что рассказал Вивьен, в том числе и упоминание о Бести Альен, я склонялся к выводу - нас провоцируют на эту войну.
   - Ваше величество! Не спешите совершать необдуманные действия.
   - Что ты говоришь, лорд Рейнсворт?! - возмутился лорд Гавэйн, - Напав на члена правящего рода дроу, люди открыто выступили против нас! И мы должны дать им достойный отпор!
   Хорошо, что в это время лорд Мирддин присутствовал во дворце. С момента отбытия его всемогущей супруги Пресветлой госпожи Тинитар лорд Мирддин нечасто показывался в столице.
   - С этим никто не спорит, - спокойно парировал старейшина эмоциональное воззвание Правителя, - Только ответить на агрессию можно по-разному. Не правда ли, лорд Советник? Правитель должен видеть широко, а твой взор, Гавэйн, сейчас застилает горе.
   - Что вы предлагаете? - устало спросил Правитель.
   - Мы сильнее людей в боевой магии. А у них огромное преимущество в численности. Не стоит забывать о том, что на их сторону встали орки. Еще есть неизвестное нам оружие, и нерешенные проблемы с амазонками, - перечислил я видные на первые взгляд трудности.
   - Однако нас поддержат светлые эльфы Лайфорса, - добавил от себя Мирддин
   - Да, я должен обратиться к Князю Лафорса! - воспрял лорд Гавэйн. - Люди притесняют эльфов на своих землях, и Князь выступит вместе с нами против Мидденленда!
  
   Пока Правитель будет договариваться с Князем эльфов, пока будет вестись подготовка к совместному боевому походу...Это время не пойдет на пользу Киану. Я ведь знаком с Бести не понаслышке и понимаю причину ее поступков. Надо действовать быстро. Кто, как не Вивьен, располагает самой полной информацией и способен спланировать рейд? Каковы бы не были их с Кианом отношения, это не повод бездействовать!
   Во дворце лорда Бьергхейма не оказалось, не появлялся он и в доме рода Бизариус. Расспросив всех, кто его недавно видел, я выяснил, что Вивьен может быть в храме Элириэна. Неужели наш бог вернулся?!
   Рано я образовался. Эмика и Диника сказали, что Элириэн не давал о себе знать с того злосчастного дня. Зато в храм вернулся Келин, вместе с существом, похожим на нашего бога.
   - А высокий лорд Бьергхейм здесь появлялся? - спросил я у служительниц.
   - Нет. - ответили мне. - Здесь давно не было никого из дроу, кроме нас. Ведь бог не отвечает на наши призывы...
   И где же может быть Вивьен?! Причин не верить служительницам у меня не было, солгать мне они не способны.
   - Позовите мне Келина! - распорядился я.
   Келин не заставил себя долго ждать.
   - Келин, ты знаешь, где лорд Вивьен Бьергхейм? - спросил я
   - Дома. - получил я ответ. Понять, говорит ли он правду или нет, я не смог из-за мощного ментального щита. Как полуэльф смог такой создать? Конечно же, ему помог Элириэн, защищая своего ученика!
   - Сегодня он был во дворце Правителя.
   Келин пожал плечами. Этот такой знакомый человеческий жест вызвал во мне раздражение:
   - Или ты мне сейчас же все рассказываешь, или я смогу принудить тебя силой!
   - Я уже сказал! - повысил голос мальчишка. Но через мгновение взял себя в руки. - Лорд Вивьен находится у себя в замке. Залечивает раны, нанесенные демоном.
   - А, так тебе уже это известно...Значит, Милорд Элириэн тоже знает. И где наш бог теперь? В Кастенгарде, я правильно догадался?
   - Да.
   Демоны бы забрали этого Вивьена! Ах да, чуть не забрали... Ну почему он первым делом не сообщил о происшествии мне или Правителю?! Выслуживается перед богом? Это отвратительно...
   Значит, Элириэн в Мидденленде... Пусть он бог дроу, и знает о пленении нашего принца демоном, я уверен, что Милорд ничего не станет предпринимать ради Киана. Его волнует только обожаемая Бести. И на чью сторону встанет Элириэн - не сложно предсказать!
   Эх, Вивьен, как же ты все усложнил! Убил бы, если бы он не успел сбежать на свои земли.
   Пока я размышлял, Келин осторожно отходил вглубь храма. Испугался! Это правильно, а то совсем обнаглел, пользуясь покровительством Элириэна. Вот оно! Элириэн держит при себе полуэльфа не просто по доброте душевной. А все из-за той же Бести. Ради мальчишки Бести пошла в логово Черного Жнеца Блодуэд, из-за него же сбежала от Киана. И это можно использовать! Я могу предложить обмен пленниками: Келина на Киана. И предложу я это обоим: и Бести, и Элириэну. Кто-нибудь из них обязательно захочет спасти полуэльфа!
   Словно что-то почувствовав, Келин рванулся бежать от меня. Не тут-то было: силовая петля сбила его с ног, вторым заклинанием я прижал его к полу. Мальчишка затих, и не шевелился, пока я подходил к нему. Даже глаза словно остекленели.
   - Не бойся ты так. - попытался я его успокоить, - Не собираюсь я тебе вредить. Ты должен сообщить Элириэну, чтобы он, разыскав Бести, ждал нас.
   Келин ответил не сразу, взгляд его все еще был отсутствующим. Мне пришлось встряхнуть его за плечи:
   - Ты меня слышишь?!
   - Да.
   - Тогда иди к кристаллу и общайся с Милордом! - я подтолкнул полуэльфа в спину. Келин сверкнул на меня глазами, но послушался.
   Я позвал служительниц, и велел им контролировать Келина. Как только Элириэн ответил на зов своего ученика, служительницы мне подали знак. Сами же продолжили слушать.
   - Элириэн сказал, что нашел демона. Просит его не отвлекать. А если дроу собираются что-то предпринять в Кастенгарде, пусть сперва посоветуются со светлыми эльфами.
   Служительницы подтвердили, что Келин все передал верно. Причем тут светлые эльфы? И как Милорд смог узнать о замыслах Правителя? Несмотря ни на что, мои намерения остаются все теми же.
   - Тогда, не будем мешкать. Ты идешь со мной! Быстро! И так из-за тебя придется лететь на пегасах.
   Неожиданно служительницы взвизгнули и разбежались в разные стороны. Из глубины храма выпрыгнул уже знакомый мне чудовищный зверь.
   - Стоять! - в моей руке сверкнул острыми гранями льда магический кинжал. Который я не замедлил прижать к шее Келина. - Не мешай мне, и твой дружок останется цел и невредим. Убирайся к своим сородичам! Я верну мальчишку только в обмен на живого принца Киана.
   Келин молчал и не шевелился, не отводя взгляда от морфа. Тот осторожно обошел нас и направился к выходу из храма.
   Подождав немного, я велел Эмике проверить, ушел ли морф, или притаился снаружи. Убедившись в отсутствии неприятных сюрпризов, я потащил Келина с собой. Необходимо было собрать все необходимое, и отправляться в Кастенгард. Келин словно ушел в себя и даже не пытался сопротивляться. Да что с ним?! А, может оно и к лучшему: мешать не будет.
  
   Келин
  
   Дроу я не люблю даже больше, чем светлых эльфов! Как только увижу Элириэна - первым делом предложу переселиться куда-нибудь подальше, чтобы даже Вивьен нас не беспокоил.
   Я, может, понимаю дружеские чувства лорда Рейнсворта по отношению к принцу. Только это не оправдание тому, чтобы использовать меня, словно вещь, для обмена. И идея эта, по-моему, глупая: Элириэн и так помог бы тому Киану, надо было просто его попросить. Бести мне всегда помогала, но если то, что рассказал Вивьен - правда, там, в Кастенгарде, вовсе не Бести. А демону я и даром не нужен.
  
   Пусть лорд Талисин думает, что я испугался, когда он применил магию. После леди Блодуэд меня таким уже не испугаешь. Зато я успел предупредить Инари и договориться с ним, чтобы он уходил из Хайкастла. Меня обеспокоили не столько угрозы дроу, сколько засевшая в его голове мысль о войне с Мидденлендом, которую дроу уже готовы начать, объединившись с Лайфорсом. Эта настоящая беда! Мой отец, он же непременно пойдет воевать... Может быть, Дзэниэн что-нибудь придумает?!
   А я отправлюсь в Кастенгард. Так решил лорд Талисин, потащивший меня прямо из храма в свой дом. Там он запер меня в одной из комнат, сам же стал готовиться к путешествию. Кажется, он намерен использовать для передвижения пегасов. Это хорошо. Я не помню, как меня доставили к леди Блодуэд, но до жути боюсь магических переносов на дальние расстояния.
  
   Мне выделили пегаса, который был приучен следовать за вожаком. Так что, особо задумываться об управлении животном, или побеге, не приходилось. Я ощущал себя поклажей, которую везут. Мнение вещи по этому поводу никто спрашивать не будет. Вот и дроу с момента моего похищения не сказал мне ни слова.
   Ну и ладно. Зато он не мешает мне настроиться на мысленное общение с аниморфами.
   Аниморфам не нравится, как со мной поступил дроу и они намерены помочь мне. Больше всех злится Гайа, но она как раз никак не может мне помочь - необходимо поддерживать Вивьена в лечебном сне. Дзэниэн общается с богами Эрафии, пока безрезультатно. Те решительно настроены изгнать демона из Эрафии, и пойдут на что угодно ради этого.
   После заката мы остановились на ночлег, выбрав для этого небольшую полянку с ручейком на краю. Лорд Рейнсворт отпустил пегасов охотиться, предварительно сняв с них поклажу. Один из баулов был брошен мне.
   - Там одеяла и еда. Займись устройством ночевки, а я соберу хворост для костра. И не будь глупцом - не вздумай убегать!
   Мне такое в голову не пришло бы - в одиночку пробираться по незнакомому лесу в приграничье! Если не пристрелят люди, приняв за шпиона дроу, так заблудишься.
   Талисин все-таки не стал отходить далеко: я слышал, как он бродит за ближними деревьями. Вернулся он быстро.
   - Келин, ты на меня не злись, - неожиданно заговорил дроу, зажигая костер, - Я должен спасти друга. И ты мне можешь в этом помочь.
   - А спросить, хочу ли я помочь, не надо было?
   - У меня нет времени на уговоры! Сделаешь то, что я тебе велю - и вернешься к своим друзьям. Целым и невредимым.
   Внезапно на поляну упала тень. Нежданно набежавшая тучка, или...Прибив языки пламени к земле, с неба на поляну спустилась Фейри, в своей второй ипостаси. С ее спины скатился, как по снежной горке, Инари.
   - Ты пытаешься управлять Келином помимо его воли. Так нельзя!
   - Вы хотите отнять его у меня? Тогда сразитесь со мной, чудовища! - дроу выхватил клинок, - Я лучше умру в сражении, чем опозорю свое имя предательством друга!
   Все происходящее уже напоминало балаган. Инари и Фейри не думали сражаться с Талисином, они на него не особенно сильно и злились. Ведь я уже не злился.
   - Успокойтесь! - повысил я голос, специально для дроу. Аниморфы меня и без того прекрасно понимали. - Нам надо все обсудить.
   Талисин раздраженно убрал оружие и вернулся к костру. Инари и Фейри уже устроились рядом со мной.
   - Может быть, вы все пойдете со мной выручать Киана? - предложил дроу.
   - Лорд Талисин, у тебя есть другой план, кроме как обменять меня на Киана?
   - Вы двое - сильнейшие маги. А еще - чудовища. Мы разгоним людишек...
   - Этот план ничем не лучше первого. - оборвала его Фейри.
   - А что бы вы сделали на моем месте?! - раздражение захлестывало Талисина, он не мог с ним справиться.
   - Мы пошли по своей воле с Элириэном, когда он отправился спасать Бести. - сказал Инари. Любопытство, мгновенно пробудившееся в лорде Рейнсворте, задавило даже тревогу за друга, - И твой второй план чем-то похож на наши действия...
   - Так вы пойдете со мной?! Поможете?!
   - Поможем. - ответил я, уже зная задуманное, но не озвученное Инари, - Но с тобой никто из нас не пойдет. Потому что ты, лорд Рейнсворт, возвращаешься в Хайкастл.
   - Что?!
   - Мы можем то, на что дроу не способны. А Келин убедит твоего принца, что мы - не демоны.
   Состав спасителей принца пришлось изменить. Мы оставили недовольного лорда Талисина ночевать на поляне, утром он отправится назад в Хайкастл. Я же, в намного более приятной компании продолжил путь в родной Мидденленд.
   Почти полгода прошло с того дня, когда я покинул свое село, решив начать другую жизнь в столице...Стать королевским гвардейцем мне так и не привелось. Как знать, помнят ли меня те парни, что поступали на службу со мной...
   Этот ночной полет - одно из самых восхитительных событий из тех, что со мной происходили! Мы парили в темноте, расцвеченной лишь точками далеких звезд и отражениями лучей ночного светила в чешуйках. Крыльями Фейри машет редко, словно воздух сам поддерживает ее. Можно было представить, что весь мир с его проблемами разом перестал существовать.
   Скорость полета Фейри никак не сравнить со скоростью пегасов. На восходе мы уже стояли перед воротами Кастенгарда.
   На трех пеших юнцов никто не обратил внимания, и мы беспрепятственно вошли в город.
   - Может, нам сперва найти Элириэна? - предложил я. - В королевский дворец простых людей с улицы не пускают.
   - Я войду туда под видом Бести. - ответил Инари.
   - Один? Ерунда!
   - Ты пойдешь со мной.
   - Ага, как же! Вы забыли, что я ни в кого превращаться не умею?!
   - И не надо. Так пойдешь.
   - Фейри, ну хоть ты образумь его!
   - Я поищу Элириэна. Если возникнут трудности - дайте знать.
   Фейри, пользуясь своей незаметностью в дневном свете, полетела разыскивать Элириэна.
  
   Либо нам сегодня необыкновенно везло, либо была виновата магия демона, но в королевский дворец "Бести" и меня пропустили без вопросов.
   - Инари, а если Бести сейчас здесь, и мы с ней встретимся?
   - Приму облик кого-нибудь другого. - беззаботно отговорился он
   Ох, если с нами случится что-то плохое, мне точно оторвут голову - если не Элириэн, то Вивьен. Королевский дворец мне не нравился: ощущения такие же, как в замке при жизни леди Блодуэд. Вроде бы роскошные помещения, яркое освещение, нарядные люди - а я чувствую обреченность, присутствие смерти.
   - И как мы будем искать дроу? - задал я своевременный вопрос. - Я не хочу здесь надолго задерживаться.
   - Как ты думаешь, пленников везде держат на нижних этажах?
   - Хм-м, наверное. Или в тюрьмах. Думаю, принца дроу в тюрьму не повели, иначе это обсуждал бы весь город.
  
   Поблуждав по коридорам, мы наконец обнаружили лестницу в подземелье. Встреченные придворные провожали нас поклонами и недоуменными взглядами. Никак не пойму: как у Бести получается не только привлекать к себе внимание, но и вызывать уважение.
   Темница охранялась. Стражники, увидев "Бести", вытянулись по стойке "смирно" доложили:
   - Госпожа, пленник жив. Никто к нему не приближался, как вы и распорядились.
   Получив в ответ поощрительную улыбку и золотую монетку за старание (от меня), стражники провели нас к пленнику и оставили.
   Я никогда раньше не видел принца Киана. Инари узнал его. Прикованный цепями в тесной комнате дроу больше напоминал разбойника, чем высокородного господина. Израненный, грязный, истощенный... Он нехотя повернул голову в нашу сторону. Такой обреченный взгляд я уже однажды видел - у лорда Вивьена, когда его отправила служить мне леди Блодуэд. Благодаря этому, я теперь знал, как вывести дроу из такого состояния. Но сперва надо вывести принца из дворца.
   - Инари, ты продумал, как мы выйдем отсюда с пленником?
   Мы обменивались мыслями, дроу нас не слышал. И сам ничего не произнес.
   - Создам иллюзию для стражников. Тебе придется помогать дроу - он слаб, чтобы идти самостоятельно.
   - Лорд Киан, - произнес я вслух, - Вы должны идти с нами.
   - Демон наелся мной до отвала? Решила меня убить, Бести? - прозвучало в ответ. Слова звучали равнодушно, словно дроу говорил не о своей жизни.
   Инари избавился от цепей при помощи магии, но даже это не удивило дроу. Безропотно, опираясь на меня, Киан пошел с нами. Мы прошли мимо охранников, снова через дворец, и вышли в город. Как бы ни было тяжело и больно, дроу ни разу не застонал.
   Поверить не могу, у нас получилось!!!
   - Инари, уходим поскорее из города. Пока пленника не хватились.
   - Я могу сменить ипостась и везти дроу на спине, но тогда перепугаем всех встречных.
   - Тебя стража на воротах расстреляет! Побежим так. Лорд Киан, вы можете идти самостоятельно? Желательно быстро.
   - К чему так спешить? - усмехнулся дроу, - Или эльфийские воины уже стоят под стенами города?
   - Потому. - ответил ему Инари, возвращая себе свой облик, но без хвоста, - Я - не Бести. И мы не хотим войны между народами этого мира.
   Переговариваясь, мы удалились от дворца и приближались к воротам. Но не дошли до них, остановленные Фейри. Она спустилась к нам очень встревоженной.
   - Инари, Келин, я видела демона! Он такой страшный! И собирается напасть на Элириэна!
   Надо помочь Милорду, но куда девать дроу?
   - Келин, быстрее забирайся на меня. - предложил Инари, снова меняя ипостась, - Фейри даст мне направление и присмотрит за дроу..
   - Ты ведь Келин? - спросил меня лорд Киан
   - Да. Сейчас нам надо помочь Элириэну. Фейри выведет вас из города.
   - Демон убьет твоего Элириэна. Ты погибнешь.
   Эти слова я уже слышал позади, прижимаясь к шее мчащегося со всех лап зверя. Случайные прохожие с криками шарахались в разные стороны. Но никто не осмелился нас преследовать.
   Инари бежал так быстро, что я не всегда понимал, по каким улицам мы бежим. Наконец Инари резко остановился. Я не удержался и свалился на землю.
   Картина, уведенная мной, когда я поднялся на ноги, и в кошмаре не приснится. Вставший на задние лапы в зверином облике Элириэн, крылатая тварь, сплошь покрытая когтями и шипами, - над ним в воздухе, человеческое тело у дверей дома. И Бести, спешащая к дерущимся чудовищам.
   Бести я ни с кем не спутаю. Это она все натворила? Почему?! Неужели она не замечает, что стало с городом под властью демона? Не чувствует, как давит чуждая магия? Как расползаются страх и озлобленность?
   - Бести! - крикнул я. На мой голос обернулись все: Бести, Элириэн и даже демон. - Что ты делаешь?!
   - Келин? Ты о чем? - крикнула Бести, - И что вы, мальчики, здесь делаете?!
   - Какой демон вас сюда принес?! - зарычал Милорд, - Убирайтесь быстрее!
   Ну уж демон здесь совсем ни при чем. Ни я, ни Инари не собирались оправдываться в такой напряженный момент. Справимся с демоном - тогда пусть ругают!
   От демона расходились волны такой злости, что у меня начала кружиться голова. Нет, я справлюсь! Спасибо Инари за поддержку.
   Почему Бести остается в стороне? Я ощущаю, как она волнуется и боится - за обоих: и за Элириэна и за демона. Как же так?!
   Проклятый демон!!! Это он всеми управляет. Я словно видел след, оставленный демоном на Бести. Бр-р, какая же мерзость! Инари и Элириэн со мной согласны. Так не должно быть! Я не знаю, что делать... А вот Инари - другое дело! Он уже хотел кинуться на демона... но тут неожиданно поднялся человек, лежавший у дверей. Странно дергаясь, словно тело его плохо слушалось, молодой мужчина подошел к Бести, обхватил руками и потащил к демону.
   - Проклятие, демон захватил сознание человека!
   Инари остановился, выжидая.
   Мне не нравится злорадство, исходящее от демона. Я четко понял, что главная цель демона - Бести, и чудовище ни за что ее не оставит.
   Собственное бессилие раздражает, злит... жжет изнутри, переполняет меня, создавая что-то, что я не в силах удержать...и не хочу!
   Отпусти Бести, проклятый демон!
   Я заставлю тебя! Ты подчинишься, или я разорву твою ауру!
   Проваливай в свой мир!
   Демон сложил крылья и...пропал. Творец, неужели это я сделал?!
   Как же иногда хорошо отпустить себя...Это была моя последняя мысль, после чего я провалился в обморок.
  
   Глава 12.
  
   Ищу поклонников Microsoft. Найду - убью!
   Идет война, но, слава богу, мимо. (Катя Шофман, Одностишия-2012)
   Элириэн
  
   Бести жива! От этого известия я словно ожил. Мир вновь обрел краски, в нем сотней радуг заискрились нити силы.
   Как я мог убедить себя в ее смерти?! Почему поверил Лодуру?! Только лишь потому, что в тот момент рядом с ним была Тинитар? Каким же глупцом я был...
   Бести жива, и она вернулась в Эрафию! Я отправляюсь в Кастенград. Пусть с моим поступком не согласны даже аниморфы, по другому я не могу.
   Почему она не дала о себе знать? Почему я не заметил ее присутствия, как это было раньше? На все эти вопросы может быть один ответ - демон. Все-таки, демоны - настолько сильные в магическом плане существа, что даже демиурги вынуждены с ними считаться. Слишком много времени Бести находится рядом с демоном.
   Вивьен сказал, что Бести повелевает демоном, только в реальности это невозможно. Быть может, дроу видел не Бести, а ее оболочку, которую демон, выпив всю силу, использует, словно куклу.
   Не думать об этом сейчас! Сначала надо найти Бести или демона.
  
   Мое перемещение в Кастенгард было прервано извне. Я очутился в межпространстве - обители богов Эрафии. Встречи со мной возжелал Бог искусств и магии.
   - Все-таки бог дроу решился сразиться с демоном! - довольно произнес он.
   - Я этого не решил, - охладил я его радость, - Я ищу Бести.
   - Бести? Иномирянку, которую Создательница отправила из нашего мира? Она вернулась?! - засыпал меня вопросами бог, - Так вот кто провел в Эрафию демона!
   Пока не увижу ее своими глазами, что я могу ему ответить? Я промолчал. Но Богу искусств и магии мой ответ и не был нужен.
   - Элириэн, ты же бог, и должен, прежде всего, заботиться о собственном народе! Личные прихоти подождут более благоприятного времени.
   В чьих-либо поучениях я не нуждаюсь, поэтому позволил себе съязвить:
   - Тогда, почему ты болтаешь здесь со мной, а не заботишься об эльфах, которых обижают люди? И что вы за боги такие, раз не можете с одним демоном справиться? Недоработка госпожи Тинитар?
   - Мы не смогли принять общее решение, - наконец признался бог. - Бог ремесел занят своими делами и не желает от них отвлекаться. Богиня потратила слишком много сил, восстанавливая порядок после природных катаклизмов. Бог войны отправился наводить порядок среди орков, взбудораженных, между прочим, по вине аниморфов. Одних моих усилий недостаточно. Я призвал магов Ковена и Магистрата, всех свободных магов Эрафии, дал им заклинания против магии демонов. Бог справедливости приложит усилия, чтобы объединить как можно больше народов против демона. Но, армии будут бессильны, если демон продолжит скрываться. А маги не умеют действовать коллективно.
   - Вот ты и направляй их действия.
   Богу не нашел, что возразить мне. Однако, в некотором он прав.
   - Хорошо, я выманю демона из королевского дворца, заставлю его открыться. После - дело за вами. При одном условии: никто не причинит вреда Бести!
   - Согласен. Удачи тебе, бог дроу.
  
   В столице Мидденленда присутствия кого-либо с сильной энергетикой не ощущалось, а ведь когда-то я принял Бести за демиурга. Но я надеялся... и продолжал поиск. Демона искать не пришлось. Это действительно был очень хитрый демон. Никто в Кастенгарде будто не подозревал о его присутствии. Люди жили своей обычной жизнью. Но в ауре города ощущалась злость, агрессия, отголоски страха. Магия демона проявлялась в энергетической сфере города, как тончайшие чужеродные нити в сотканном полотне. И эти нити концентрировались в центре Кастенгарда, где располагался королевский дворец.
   Создать нужную личину, и пройти внутрь дворца для меня не ставило бы труда. Только я - не дроу, у которых инстинкт самосохранения зачастую срабатывает с запозданием. В ловушку к демону я не полезу.
   Надо придумать, как выманить демона из дворца (а лучше - из города).
  
   Несколько дней побродив по городу, я почти случайно обнаружил еще одно место, от которого сильно тянуло чужеродной магией. Настолько неприятной, что даже магия смерти по сравнению с ней - вполне приемлемая субстанция. Такую энергию я ни за какие блага в себя не приму!
   Магия демона просачивалась сквозь стены типичного городского дома. Я остановился как раз перед его дверью. Из окон приглушенно звучала песня.
   - Эй, парень! Чего здесь встал столбом? - окликнул меня мужчина, собираясь входит в этот дом. - Песню слушаешь?
   - Да.
   Меня окинули оценивающим взглядом.
   - Ты откуда будешь? В войско пришел вступать? Молодец! Заходи, давай.
   Я воспользовался приглашением.
   - Тебе повезло, парень. Сегодня Сильвер дома, и согласился для нас, своих давних приятелей, спеть. Да ты, наверное, деревня, про Сильвера и не слышал?!
   - Не слышал, - согласился я. Похоже, мне даже расспрашивать не придется - все и так расскажут.
   - О, это знатный менестрель! Теперь перед самой королевой выступает! Но и нас, простых мужиков, уважает. Знаешь, как его песни пробирают - до глубины души!
   В гостиной было не протолкнуться. В основном здесь собрались вооруженные мужчины - наемники, воины в форме королевской армии, стражники.
   И все, затаив дыхание, слушали менестреля.
   "Жизнь висела на волоске
   Шаг - и тело на скользкой доске
   Сталь хотела крови глоток
   Сталь хрипела - идем на восток"
   (прим. песня гр. "Ногу свело")
   Слова песни словно нагнетали атмосферу, подогревая в слушателях агрессивные желания. Рассмотрев ауру менестреля, я убедился, что передо мной обычный человек. А эманации исходили от кого-то другого, прячущегося в темном углу комнаты. Мне пришлось дожидаться окончания выступления. Юноша-менестрель пел странные песни: короткие, ритмичные и завораживающие. И все они были о борьбе, вызывали желание действовать, сражаться во имя... во имя чего? Неважно!
   Наверное, только меня не сразила ментальная магия демона. Но, если демон здесь, с этим менестрелем, то где Бести? Похоже, этот вопрос придется задать самому демону. Сражаться с ним сейчас, в присутствии множества подчиненных им людей, - безумие.
   Менестрель закончил свое выступление, аккуратно убрал в чехол инструмент. Слушатели горячо поблагодарили и стали расходиться. Я вышел из дома, ощущая на себе чужое зловещее внимание. За порогом я остановился. Из теней соткалась фигура демона. Клыки, выпирающие над губами, когти на мощных лапах. Морда с заостренными крупными чертами. Острые уши. Крылья. И даже при явных женских формах слабой она не выглядела. Очень мощная, с совершенным телом, словно нарочно созданным для драки и боя.
   - Ты - очередной маг, охотящийся на демона? - оскалилась демоница. - Я даже рада тебя видеть. Мне становится скучно.
   - Игры с людьми уже не интересны? - зло спросил я. Так хотелось оскалить клыки в ответ, но в человеческой личине это выглядело бы, по меньшей мере, смешно.
   - Люди...их так легко подчинить... и также легко сломать, - притворно вздохнула демоница. - Может быть, ты хочешь стать моей игрушкой? Я чувствую в тебе силу. Думал, сумеешь обмануть меня иллюзией?
   Я усмехнулся в ответ. Я никогда раньше не сталкивался с демонами. Но и демон не может знать ничего о таких, как я. Словно в ответ на мои мысли, я почувствовал ментальное воздействие: демон пытался пробиться сквозь мою защиту. Однако сейчас я не собирался с ней сражаться.
   - Ответь мне на один вопрос, и я уйду, - предложил я.
   - Что ж, спрашивай. Только уйдешь ты или нет - буду решать уже я.
   Моя вторая ипостась рвалась наружу, чтобы вцепиться в горло противнику. Но это не помешало мне оставаться спокойным:
   - Где Бести?
   В кроваво-красных глазах демона появилось предвкушение. Она как-то особенно внимательно посмотрела на меня.
   - Кто для тебя эта Бести? Ты...Элириэн?
   - Да, меня называют этим именем, - теперь можно принять свой настоящий облик, и скинуть ограничения силы - Ты не ответила на вопрос, демон!
   - Я скажу... если ты ответишь на мой.
   Демоница подошла ко мне вплотную. Тени сгущали вокруг нее, ластясь к своей хозяйке. От ее немигающего взгляда становилось не по себе. Сила демона, сила его магии и воли буквально кружились вокруг, ощущались горечью на языке и болью в висках.
   Хотелось повернуться и уйти. Нет, убежать. И забыть сюда дорогу. Вот сейчас проклятая демоница скажет то, что менее всего хочется знать.
   - И что же тебя интересует? - второй раз подчинить меня, как это проделали демиурги, никому не удастся. Тем более демону.
   Демоница чуть наклонила голову.
   - Кто она - та, что зовет себя Бести?
   Этот вопрос лучше любого ответа сказал мне, что Бести жива. Не стал бы демон интересоваться мертвецом, от этого нет прока.
   Ответить я не успел. Послышались приближающиеся голоса, кто-то еще выходил из дома.
   - Нам пора во дворец. Королева пожелала играть сегодня вечером, и мы с тобой, сестрица, приглашены за игровой стол, - голос принадлежал менестрелю.
   - Неужели нельзя хоть один вечер обойтись без меня? Все равно ведь в твоем обществе королева не замечает окружающих. Блум, я так устала, - а вот этот голос заставил мое сердце дрогнуть. Бести!!!
   Глаза демона полыхнули. Я напрягся, готовясь к удару - физическому или магическому. Однако демоница лишь обогнула меня по дуге и, повернувшись ко мне спиной, направилась к двери, через которую вот-вот должна выйти Бести. Свита теней тут же собралась рядом, клубясь и следуя за ней.
   - Если я убью тебя на глазах твоей возлюбленной? - получил я направленный мысленный посыл.
   - Или это я тебя уничтожу.
   - Если тебе это удастся, Бести сильно расстроится. Будет мстить тебе. В тебе же она не нуждается, бог дроу.
   Надо признать, демону кое-что удалось. Она почти нашла болевую точку. Но радость от того, что Бести жива, пересиливает все остальное.
  
   - Кто это?! - вскрикивает менестрель при виде демона. Он сильно напуган, словно видит чудовище впервые.
   - Элириэн?! - одновременно с ним восклицает Бести. На демона она не обращает внимания.
   Я вижу чужеродные детали, вплетенные в энергетический узор Бести - следы воздействия демона. Их много, они почти затеняют собственный жемчужно-белый узор девушки. Но не это самое плохое: девушка теряет энергетический баланс. Демон уже уничтожил оболочку ауры, защищавшую ее от магического воздействия. Перестроенные демоном фрагменты не способны принимать и преобразовывать нити Источника. Бедная моя Бести!
   - Что ты здесь делаешь? - продолжает Бести.
   Я чувствую воздействие демона на нее, но не могу ничего поделать, не навредив девушке. И демон это прекрасно понимает.
   - Ты пришел за принцем Кианом, бог дроу?
   - Я пришел, чтобы увидеть тебя, Бести, - отвечаю я. - Убедиться, что ты жива.
   - И убить? Потому что я связана с демоном.
   Почему она злится на меня? Почти ненавидит. Но я хочу только помочь ей!
   - Я рад, что ты жива. Послушай меня - тебе нельзя оставаться с демоном!
   - Почему? Только не начинай читать мне мораль про чистое зло, погубленную душу и так далее. Дайна все время защищала и оберегала меня, и никогда ничего не обещала. Она делала.
   Холодность ее слов поражает меня. Я представить себе не мог, что моя Бести может быть такой. Бездушной. Злой. Словно леди Блодуэд возродилась.
   - Бести, я никогда не желал тебе зла. Ты мне очень дорога, даже сейчас. Но если ты не хочешь меня видеть - я уйду.
   - Уходи! Забирай своего принца и уходи!!!
   С этими словами Бести отвернулась и вернулась в дом. Только дверь гулко хлопнула.
  
   Демона я уничтожу! Если я оставлю все, как есть, Бести долго не проживет. Эта Дайна слишком сильна, чтобы Бести смогла без вреда для себя питать демона. Пусть сейчас мне горько от слов Бести... Она научила меня нуждаться в других, любить. И я сделаю для нее все, что в моих силах.
   Я не люблю вредить другим существам, но это не значит, что я не могу это сделать. Демоница вполне заслуживает, чтобы я испробовал на ней весь арсенал "усмирения" демиургов Лодура и Семлика.
  
  
   Дайна
  
   Что-то неправильно в этом человеке...Или он скрывает уровень своей силы...
   - Ты - очередной маг, охотящийся на демона? - спросила я незнакомца, выходя из тени.
   О, он очень, очень зол! Причем конкретно на меня, словно я его личный враг... ну что, будешь нападать или как? Я осыпала его колкостями и издевками, прощупывая его эмоционально слабые места, но он мгновенно разгадал мою тактику. Упрямец не хочет сражаться со мной!
   - Ответь мне на один вопрос, и я уйду.
   - Что ж, спрашивай, - я не верю ему. Слишком сильна в нем злость, чтобы ограничиться просто разговорами. А я уже предвкушаю сражение с сильным противником. - Только решать - уйдешь ты или нет, буду уже я.
   - Где Бести?
   Вот он себя и выдал! Слишком много эмоций вложено было в одно лишь ее имя. Так не спрашивают о незнакомке. Он пришел за Бести! Я мысленно перебрала все поглощенные мной воспоминания Бести о ее знакомых в Эрафии. Более всего мой противник походил на Элириэна! Это имя я и назвала.
   - Да, меня называют этим именем, - ответил маг.
   Поняв, что маскироваться далее незачем, Элириэн открыл свою истинную суть. О-о-о! Я сразу вспомнила Семлика, назвавшего это существо оборотнем. Очень интересно! Теперь, когда я поднялась до высшего уровня демонической иерархии, наш поединок будет захватывающим! Я стану первым демоном, победившим легендарного оборотня!
   Однако, он силен. Энергетическая оболочка по своей насыщенности не многим уступает демиургам, вполне так на уровне бога. Мне надо вывести его из равновесия. Его слабая сторона - это Бести. Даже сейчас он переживает за нее, ищет ее. Не в этом ли причина того, что он старательно избегает сражения со мной? Я приблизилась к нему вплотную, но Элириэн не отшатнулся, гордо ожидая моего вопроса. Глупец, теперь убежать от меня невозможно...
   Это лазейка для меня в его защите. Надо лишь проникнуть, подчинить моей воле. Сделать то, что не сделала с Бести: послушного слугу - сильного, разумного, лишенного памяти и эмоций.
   - Кто она - та, что зовет себя Бести? - возможно, он знает ее сущность, и это знание его беспокоит. Только с ним Бести была по-настоящему близка.
  
   В чем я ошиблась?! Мое магическое воздействие разбилось о рванувшую из оборотня силу. И это не была магия - это был чистый поток нитей Источника Эрафии. Этот нереальный удар не уменьшил его силу, наоборот - его энергетическая оболочка словно обновилась и напиталась. Элириэн взбодрился. Хор-р-рошо, поиграем!
   Хлопнула входная дверь, и на крыльцо вышли Бести с певуном. Менестрель увидел меня впервые, и тут же потерял сознание. Это он правильно поступил, мне мороки меньше... Бести же остановилась, глядя на оборотня, словно не верила своим глазам. Зря он так радуется! А вот Бести ты, оборотень, не получишь! Я заслонила бывшую госпожу от Элириэна и обозначила напоказ нашу с ней связь. Пусть ему будет все видно!
  
   - Элириэн?! Что ты здесь делаешь? - спросила Бести. Ой, нет, нет, нет!!! Любовь, надежда -мерзкие эмоции нахлестывали одна на другую, смешивались в невообразимый поток. Я не могу его поглощать!
   Нет уж! Я напомнила Бести, что перед ней - бог дроу. Напомнила ее же слова о невозможности продолжения их отношений. Горькой ноткой добавила домысел о причине его появления - спасение принца дроу Киана. Как сладко было ощущать ее разочарование, боль, злость! Бести моя, и я не намерена ее отпускать!
   - Дайна не причиняла и не причинит мне зла, - словами, как плетью, бьет Бести. Хорошо, у нее получается то, что мне оказалось не по силам. Я чувствую, как оборотень отступает. - Она все время защищала и оберегала меня, и никогда ничего не обещала. Она делала. Забирай своего принца, и уходи!
   Я ощущала ослабление связи с Бести - она отгораживалась от меня, отрезая от своей силы. Последние слова были переполнены эмоциями. Они словно магнитом притянули к себе нити силы, создав беспорядочный вихрь. Который разметал всю старательно создаваемую мной связь. Этого я не ожидала!
   Бести вернулась в дом, оставив меня с оборотнем. Элириэн тоже заметил ослабление магической связи между мной и Бести. И осмелел. Не знаю, что за магию он применил, но передо мной теперь стоял зверь огромных размеров. Хищник - мускулистый, проворный, с острыми клыками и когтями. Что ж, посмотрим, кто из нас физически сильнее! У демонов есть преимущество перед любым противником - возможность атаковать сверху. Я подпрыгнула, расправила крылья. И приготовилась бить сгустком силы в незащищенный хребет. Зверь вскинулся на дыбы, едва не зацепив меня когтистой лапой.
   Что ж, буду действовать с расстояния, пока не измотаю! Я задействовала негативную энергию, притянутую раскинутой мною над городом магической сетью. Как не вовремя Бести разорвала канал, через который я тянула из нее энергию! Элириэн успешно отклонял мои заклинания. Магические нити вокруг него уплотнились в непробиваемый кокон.
   Не могу поверить - у него бесконечный энергетический баланс?! Я уже исчерпала запас всех самых действенных атакующих заклинаний, а он не только успешно все отразил, но и сам бьет, гад, достаточно удачно! Похоже, Элириэн решил во что бы то ни стало разделаться со мной.
   Что ж, если магией его не возьмешь, в скорости и маневренности я его превосхожу. Удар хвостом рассекает бок зверя, вырывает из горла рык ярости, но оборотень не отступает.
   - Элириэн!! - Бести выскочила на крыльцо, едва не споткнувшись о бесчувственное тело певуна, - Дайна, не смей!! Я ПРИКАЗЫВАЮ!!
   Эта выходка девчонки чуть не стоила мне серьезной раны! Я зла!!!
   А это еще кого сюда принесло?! Еще один оборотень, поменьше? И мальчишка эльфийских кровей. Последний окликнул Бести, и та его узнала.
   Ну все, хватит! Раз преимущество явно не на моей стороне, резонно отступить. Подобраться поближе, схватить Бести - и домой! Оборотень не посмеет преследовать меня! А если посмеет - долго не проживет, оказавшись среди моих собратьев!
   - Бести, уходи!! - зарычал Элириэн.
   Он словно разгадал мой план, не позволяет мне подойти на достаточное расстояние, все время держится между мной и Бести... Заррраза! Нет уж, такую ценную добычу я не брошу! Мне на глаза попадается так удачно лежащий в обмороке певун. Чтобы проникнуть в его сознание и заменить его своим мне хватило мгновения.
   - Ай! Блум, что ты делаешь? - Бести вскрикивает, отвлекая Элириэна, он пропускает еще удар. Мои когти полосуют ему другой бок. Рычание заглушает испуганный крик Бести. Второй оборотень прыгает ей на помощь, но затормаживает, не осмеливаясь нападать на человека. Что, не желаете брать на свою совесть человеческую жертву?! Певун медленно, но упорно тащит вырывающуюся Бести ко мне. Элириэн мечется, не зная, что предпринять...
   "ОТПУСТИ БЕСТИ!!!" - ментальный посыл неимоверной силы буквально оглушает меня. Контроль потерян, певун падает сломанной куклой. Бести поспешно отскакивает, прячась за Элириэна.
   Что это? Откуда? Кто осмелился применить ментальную магию против меня, демона?! И как смог? Чужая сила мерзкими зелеными шипами проникает в мою оболочку. Я спешу стряхнуть ее с себя, полностью теряя контроль над окружающими.
   "ПРОВАЛИВАЙ В СВОЙ МИР!!!" - новая ментальная атака обрушилась на меня, беспощадно разбивая силовой накопитель - крылья. Я падаю, едва успевая сгруппироваться, чтобы не попасть в лапы оборотням.
   Кто это?! Вернувшийся творец? Не время выяснять. Я ухожу. Но я, Дайна, никогда не забываю своих врагов!
  
   Тинитар.
  
   Живя долгое время вдали от родного Эдема, я стала забывать, что из себя представляют истинные творцы-демиурги. Во мне почти не осталось того, что составляет характер моего народа: отстраненность от изменчивых событий, целеустремленность, взвешенная расчетливость, когда все действия начинаются и осуществляются только после всестороннего анализа и сбора информации.
   Я не планировала задерживаться в Эдеме, однако, обстоятельства сложились против моих ожиданий. Чем дольше я находилась в родном мире, тем больше чувствовал себя здесь чужой. Мои родители, прочие родственники и прежние друзья, жених - все они были чужими, чуждыми. И вызывали у меня только затаенную злость и раздражение.
   Зато Лодур неожиданно быстро сошелся с моими родителями. Отец восхищался его знаниями по созданию миров и сделал для Лодура допуск ко всем архивам. Мать стала считать его членом семьи еще до нашей свадьбы, строила планы возвышения положения и хвасталась перед подругами. Мне казалось, что я и не нужна уже вовсе, Лодур заменил им меня и сестру.
  
   После окончания свадебных мероприятий мы с Лодуром должны были приступить к созданию собственного мира. Но перед тем, как полностью погрузиться в этот процесс, Лодур отправился на Базир - сложить с себя полномочия координатора и проверить, выполнил ли Семлик его указания. Вернулся мой формальный муж мрачным.
   - На Базире полная неразбериха. Неужели на Семлика так повлиял мой уход? Творец жизни сошел с ума, магический фон взбаламучен и никак не приходит в норму. Пришлось вызвать специалистов из Службы контроля...
   - Чем это может грозить? - я-то знала причину, но не собиралась делиться с Лодуром информацией.
   - Нам с тобой - ничем. Как я и обещал, я изъял и уничтожил все сведения об Элириэне и Бести. Разгром в исследовательском центре и странные магические конструкции спишут на попытки созидания сумасшедшего творца жизни. Словам Семлика, если он вздумает о чем-то рассказывать, никто не поверит.
   Что ж, это обнадеживает. Хорошо, что я тоже была Творцом миров, и муж не мог настаивать на обязательном моем участии в создании. Наконец-то я смогу вернуться в Эрафию!
   - На этом наше соглашение заканчивается, - напомнила я формальному мужу, - Ты получил свой кусок ареала для создания мира.
   - Не буду настаивать на твоем участии, дорогая, - холодно ответил Лодур, - Могу заверить, что не посрамлю честь семьи Ильвир.
   - Ничуть не сомневаюсь, - саркастически усмехнулась я. - Ты, дорогой, будешь достойным членом этой семьи.
   В отличие от нас с сестрой, - про себя добавила я. Пусть Лодур создает что угодно. Однако, чтобы не вызывать подозрений, первый этап создания материи придется начинать вместе.
  
   Это было противно. Никакого воодушевления, радости от совместного творчества, восхищения созданным - как это было, когда мы создавали Эрафию вместе с Ринитар. И я спешила поскорее отделаться от этой работы. Я возненавидела еще не созданный мир, проект Лодура казался мне уродливым. Как только появилась возможность, я сбежала.
  
   Эрафия приняла меня, как заждавшийся мать ребенок. Я наслаждалась лаской и теплом собственного мира. Я так соскучилась по моему возлюбленному!
   Обидно, но меня не ждали! Мирддин даже не улыбнулся мне при встрече, ограничившись почтительным поклоном.
   - Что с тобой?
   - Я не достоит милости общаться с Пресветлой Создательницей. Молю лишь о милости к роду моему, особенно к несчастному Киану.
   Мне не нравится, что Мирддин отводит взгляд. И вид у него уставший.
   - Мирддин, почему ты так разговариваешь со мной, муж мой?
   - Создательница ошибается. Я - всего лишь создание ее мира.
   Только теперь он взглянул на меня. Какой у него тусклый взгляд! Словно запорошенный пылью прошедших столетий... Ничего подобного не было до моего отбытия из Эрафии! Почему мой возлюбленный так быстро постарел?! Я не вижу никакой болезни у него.
   - Милый мой... - обняла я Мирддина. Он не отшатнулся, но я словно обнимала каменную статую. - Почему? Я все так же люблю тебя!
   - Я тоже люблю. Насколько созданию позволено любить своего творца. И сохраню свою любовь на оставшийся мне жизненный срок.
   - Мирддин, Мирддин... - приговаривала я, целуя его, - Любовь моя...
   - Я не могу целовать чужую жену.
   Эти слова - словно ледяная стена, в которую я ударилась с разбега. Как он узнал о моем браке с Лодуром? Только Элириэн знал... Зачем он рассказал Мирддину?! Это месть за Бести? Я разберусь с этим аниморфом!
   - Мирддин, поверь, тот брак ничего для меня не значит. Я не собираюсь возвращаться в мир демиургов и встречаться с Лодуром.
   - Как пожелает моя Госпожа. Прошу меня простить, Милосердная, я стал быстро уставать. Прошу разрешения удалиться.
   - Отдыхай, милый. Я должна разобраться с накопившимися делами. Обещаю, что вскоре вернусь.
   Пришлось оставить Мирддина. Надеюсь, он подумает над моими словами. И забудет свою глупую обиду.
  
   Мне хотелось отчитать Элириэна. Как он смеет вмешиваться в дела Демурга!!! Однако пришлось разбираться с другими проблемами, посерьезней. Боги сообщили о прорыве защиты мира и визите демона. Вот и повод для серьезного беспокойства! Обойти, а тем более - пробить, установленную мной защиту мира мог только очень сильный демон. Такие существа из закрытых миров могли создать немалые проблемы.
   Ни на что не годные помощники! Иномирян прозевали, демона пропустили, и изгнать не могут! Только и могут, что оправдываться. Я призвала Бога войны.
   - Ты почему допустил, чтобы демон разгуливал по миру?
   - Я пытался изгнать его, - пробубнил тот, - но демон оказался связан контрактом с созданием, наделенным большой магической силой. Я убедился, что создание успешно контролирует демона.
   - Понятно... - следовательно, демона кто-то призвал. А боги Эрафии не в силах самолично расправится с созданиями мира, даже ослушниками. - И ты предпочел бездействовать до моего возвращения? Другие боги искали решение проблемы и даже смогли то, что тебе оказалось не по силам! - продолжала я отчитывать негодного слугу.
   - Я не бездействовал! - возразил Бог, - Я действовал согласно своему предназначению. Дроу объединились с эльфами, чтобы выступить против людей. Ради равновесия сил я призвал на помощь людям отряды орков, дабы не допустить полного истребления человеческой расы.
   Надо признать, в чем-то Бог войны прав. Но на счет расстановки сил в войне он явно хитрит. То, что в ней будут участвовать люди и орки меня волновало меньше всего - эти народы быстро восстанавливают свою численность. Хуже всего дело обстоит с дроу - их количества уже недостаточно для полноценного народа. Если я хочу сохранить дроу, мне придется не допустить их участие в войне.
   Сразу не определившись с решением, я следила за развертыванием событий. Войска Лайфорса и Свартхолда с разных сторон подошли к границам Мидденленда. Передовые отряды магов - телепортистов переместились в разные части людских земель, чтобы контролировать расположенные там стационарные подпространственные порталы. Вблизи Кастенграда тоже был такой стационарный портал (называемый людьми ведьминым кругом). Я и Бог искусств и магии переместились к нему, чтобы проверить - защищает его демон или нет. Оказалось, что нет. Люди забросили это место, и никаких следов его недавнего посещения или активации мы не заметили. Бог не замедлил воспользоваться этой оплошностью. Вскоре компанию ему составила пятерка дроу - магов хаоса.
   Скрывая свое присутствие, я наблюдала за их действиям. Бог сделал попытку вызвать Элириэна, который должен быть в Кастенгарде. Однако, магическая сеть демона, плотно окутавшая город, не позволила это сделать. Дроу, переживавшие за своего сородича - принца Киана, умоляли Бога войти в город и начать поиск демона.
   Пока шли уговоры, оказалось, что искать никого уже не надо. Выходящего из ворот города принца под ручку с миленькой девчушкой узнали все. Дроу еле дождались, пока принц отойдет за пределы прямой видимости стражников (хотя Киана никто не собирался преследовать или задерживать). Я, приглядевшись, узнала спутницу принца - одного из аниморфов. Понято, как принцу удалось освободиться из плена...
   - Фейри, сколько вас в Кастенгарде? - спросила я аниморфа.
   - В городе остались Инари и Элириэн. С ними Келин.
   Я хотела спросить, обнаружили ли они демона, но не успела. Магический фон над городом вздрогнул, завибрировал. Заклинания демона начали развеиваться.
   - Я обнаружил Бога дроу! - воскликнул Бог искусств. Дроу радостно загомонили. - Элириэн сказал, что демон изгнан с Эрафии!
   Я умерила их восторги, открывая свое присутствие:
   - А вы отправляйтесь вместе с лордом Кианом к правителям Свартхолда и Лайфорса. Никакой войны с людьми не будет!
  
   Самые разгоряченные головы я приказала утихомирить Богу войны. Заодно поймет, в чем его настоящее предназначение! Война между народами окончилась локальными стычками в приграничье, не нанеся значительного урона.
   Надо бы мне еще раз, хорошенько, проверить энергетические щиты мира и отладить работу контролирующей надстройки. Одного демона хватило, чтобы взбудоражить и перестроить устои жизни целого народа - людей. А меня вполне устраивало прежнее налаженное мироустройство.
   Проверив, как жизнь в мире входит в привычное русло и оказав помощь Богине, я, наконец-то, смогла уделить время разговору с Элириэном.
   Бог дроу вернулся в свой дом, к сородичам. Туда я и отправилась.
   Аниморфы остались в высокогорье Свартхолда. Прижились. Настолько, что над той местностью энергетическое поле изменило структуру. Перераспределение энергии привело к тому, что межпространственный карман контролирующей надстройки - богов, притянуло к аниморфам. К негативным последствиям это не привело, но все же я немного поработала над структурой.
  
   - Госпожа Тинитар вернулась? - холодно приветствовал меня Элириэн. Кажется, морф изменился с момента нашей последней встречи. Теперь по внешнему виду он выглядел ровесником с Дзэниэном, то есть вполне взрослым мужчиной.
   - Да, как раз вовремя, чтобы стать свидетельницей твоей блестящей победы над демоном. - поощрительно улыбнулась я. - Я должна поблагодарить тебя.
   - Не стоит. Моей заслуги в этом нет, - не принял моей похвалы этот наглец.
   - Что ж, тогда тебе придется выслушать мое недовольство.
   Элириэн не отводил взгляда. Он прекрасно чувствовал мой гнев, и не боялся. Ему было безразлично. Плохо, очень плохо. В таком состоянии им невозможно управлять. А он мне нужен, раз уж остальные боги показали свою несостоятельность.
   - Элириэн, это ты рассказал Мирддину о моем браке с демиургом Лодуром? Зачем?! - мой голос предательски сорвался.
   - Я предположил, что Госпожа пожелает в дальнейшем забрать к себе любимую игрушку. Дроу не путешествуют по мирам, я решил предупредить его заранее, дать подготовиться.
   Если бы на моем месте был любой другой демиург, именно так все могло сложиться. Хотя правильнее было бы скрыть свою ошибку - брак с созданием, не оставив от ошибки никаких следов.
   - Ты можешь быть жестоким. Вот почему ты мог столько времени жить бок о бок с магом смерти.
   - Мне есть у кого учиться жестокости, не правда ли? Разве не Госпожа отправила на верную смерть создание из другого мира, только бы не оставлять ее в Эрафии?
   - Я поступила как творец этого мира!
   Да как он осмелился говорить мне такое?! Я от него не только праха, воспоминаний не оставлю! Нет, превращу в камень, пусть в форме статуи присматривает за дроу.
   - Не смею судить о поступках творца. Сам же я поступил, как полагается богу народа дроу. Я оставил ему свободу выбора.
   Мне стоило больших усилий взять себя в руки и успокоиться. Поступку Элириэна может быть разумное объяснение - это было сделано под влиянием тоски по возлюбленной. Я обязана его простить, ради моей любви к Мирддину.
   - Теперь, когда отомстил демону за гибель Бести, ты успокоился?
   - Мне незачем было мстить. Разве Госпоже еще не известно, что демон не убивал Бести?
   Не могу поверить своим глазам! С довольным лицом и злорадно блестящими глазами, передо мной появилась Бести. Ведь Лодур уверял, что ее захватил демон! Демон.... Так вот как эта тварь появилась в Эрафии! Да я ее за это на мельчайшие частицы распылю!!!
   Бести нежно улыбнулась Элириэну и прижалась к его руке. Тот смотрел на свою возлюбленную глупо-счастливыми глазами.
   Н-да... если я хотя бы задену ненароком Бести, Элириэн устроит здесь то, что ни одному демону не по силам....
   В принципе, ничего непоправимого в моем мире не произошло. Войны случались и до Бести. Хм-м-м... пусть живут, как хотят. Только я серьезно поговорю с Элириэном (потом, наедине), чтобы присматривал за своей подругой!
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"