Бояндин Константин Юрьевич: другие произведения.

Туманные тёмные тропы (фрагмент)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Туманные тёмные тропы" - 1-я и 2-я части окончательной версии (половина текста)

Туманные тёмные тропы

(Шамтеран VI)

No 2001,2002,2008 Константин Юрьевич Бояндин

Данный фрагмент является частью окончательной версии романа и приводится исключительно в ознакомительных целях. Любое коммерческое использование запрещено без предварительного письменного согласия автора.

Ничто не обязано являться тем, что вам кажется

Часть 1. Надежда

Портал Стемран-3, Техаон 2, 113, 11:20

— Слушаю вас, теариан , - услышал доктор. Замечтался. Немудрено - после перехода между мирами многие забывают всё на свете. Стоит только увидеть своими глазами Стемран, Мир Великого Леса. Именно так, с трёх заглавных букв.

— Простите? - он поднял глаза.

Кто-то из отеля. Не старший менеджер, но и не горничная. Среднее звено – смотри-ка, всё современно – униформа вместо положенной традициями Империи одежды, тефана , а голову явно украшает "шлем". По ту сторону портала, на Шамтеране который здесь зовут Старым Миром (и тоже произносят оба слова с заглавной буквы), это устройство запрещено. Почти повсеместно. А здесь можно пользоваться всеми веяниями и поветриями прогресса.

Девушка улыбнулась.

— Вы сказали, что один и хотели бы найти себе интересную компанию.

Однако! Говорил, мельком, и не здесь вовсе, а дома, в туристическом бюро. Уж его отговаривали от визита на Стемран! Вам так хочется в отпуск в космос? В дальний хочется? Право, Стемран – место интересное, но не настолько, чтобы отдавать такие деньги! Что вы, я не отговариваю, но ведь именно к нам вы потом придёте с жалобой...

— Есть немного, - он поправил значок. Там значилось: доктор Майер (ниже, мелким шрифтом - Майер Акаманте эр Нерейт), экзобиолог. Здесь модно носить значки и представляться громко, сообщать, что ты знаменит. Ещё бы. При такой стоимости билетов...

— Экскурсии, вечерняя жизнь, массаж, эскорт, или...

— Или, - он посмотрел в глаза девушки. Та улыбнулась вновь, достала блокнот.

— На всё время пребывания? - уточнила она. Никаких посторонних эмоций – клиент всегда прав. Здесь, как и в Старом Мире: найти себе "кошечку" – простите, в приличном обществе так не говорят; найти себе девушку для дозволенного законом времяпрепр овождения можно почти всегда и везде. Но нельзя говорить прямым текстом.

— Да, на всё, - подтвердил доктор. Может и не сработать. Это экспромт – интуиция, если хотите. Не сработает – что ж, посмотрим, каковы здешние "кошечки". Сможет ли она справиться с...

Девушка написала на блокноте – едва заметно – несколько цифр и показала клиенту.

— В день, - пояснила она вслух.

Ого, подумал доктор. Конечно, ему по карману. Но сейчас за всё платит институт. Когда шеф увидит основную статью расходов... Интересно, как это оформить? Как представительские траты?

— Ваш багаж уже в апартаментах, - девушка спрятала блокнот и на лице её появилось Стандартное Выражение Младшего Управляющего. Подчёркнутая вежливость, улыбка, обнажающая клыки (так сейчас модно), сложенные у груди ладони (а это осталось неизменным). Не упростилось, не пропало – кое-что пережило стремительный бег прогресса. Как любил говорить Умник, прогресс сначала сбросит седоков, а потом вернётся – растоптать. Добрый он, Умник.

Ну да ладно – вот ключ, карточка то есть, вокруг – полно незнакомых людей, гости сплошь – богатые лентяи-туристы. Горничная открыла перед ним дверь в номер. Какой сервис! Может, они и салфетки подают, когда соберёшься чихнуть?

- - -

— Дом, милый дом, - произнёс доктор рассеянно, бросил небрежно шляпу на вешалку. Попал.

— Я рада, что вы назвали отель домом, - услышал он из-за спины. Горничная. Вот незадача, как сейчас выглядят чаевые? Наличные здесь уже изжиты, как ей зачислить скромный подарок? Надо было читать все брошюры и рекомендации.

Дверь мягко закрылась, едва слышный щелчок.

— Я Тевейра, - услышал он. Обернулся. Горничная провела ладонью по униформе, та расстегнулась, упала к её ногам (доктор непроизвольно сглотнул). Под костюмом оказалось не что-нибудь, а тефан, традиционная имперская одежда. Из трёх частей! И не лень было! Светло-зелёный, с серебряной каймой – а на ногах её такого же цвета туфли – зелёные с серебром. Вот это да! - К вашим услугам, теариан . Разрешите рассказать вам, кто я? - Она набросила на голову капюшон.

— Я знаю, - голос не сразу вернулся. Тевейра улыбнулась, глубоко поклонилась. Выпрямилась, склонив голову. Стройная, смуглая – зелёные глаза и рыжие волосы – неотразимое сочетание. А голос... может, она и не из Империи родом, но говорит чисто, и даже ощущается "городской налёт", так говорят на главном архипелаге Империи, в главном его городе.

— Я в вашем полном распоряжении, теариан . Но есть единственное условие – вы не прикасаетесь к тому, что сейчас под одеждой.

Она почти вся под одеждой. Включая голову – капюшон хоть и просторный, но голову закрывает. Шутка, точно.

— Это обязательное условие?

— Обязательное, - она снова поклонилась. - Пока я сама не разрешу.

— Тогда расскажите мне о Стемране, об отеле, о себе, Тевейра.

— Слушаюсь, - она улыбнулась – уже не так ослепительно, но куда теплее. - У вас болит печень, теариан . Присядьте, я постараюсь что-нибудь сделать.

О, началось. «Кошечке» положено продемонстрировать свои познания в медицине, в психологии, вообще во всём, о чём только ни зайдёт разговор. Печень и впрямь болит, она теперь у тебя почти вся искусственная, говорил Умник, смирись. А мои импланты не позволят тебе пить и есть всякую гадость. Болит печень – значит, съел что-то неправильное. Доктор, который всегда с тобой.

— Можно? - она усадила гостя на стул, сама встала за его спинкой.

Посмотрим, что они умеют здесь. Доктор кивнул и ощутил слабое покалывание в висках, когда Тевейра приблизила ладони к его голове. Она усадила его так, чтобы он мог видеть её в зеркале напротив – тоже старинный обычай – недоуменно посмотрела и... рассмеялась.

Теариан , - шепнула она на ухо. - Вам обязательно держать ваш «шлем» включенным?

Она права и неправа одновременно. «Шлема» нет. После реабилитации эндокринные системы настолько разболтались, что Умник вживил ему несколько управляющих контуров. Похожи на «шлем» , но действуют иначе. Действуют прямо наоборот: позволяют хоть каким-то активным точкам работать, хотя бы не в полную силу.

— У меня нет «шлема» , - пояснил доктор. - Это последствия травмы.

— Ой, мне так жаль... - искренне, вполне искренне сочувствует. Да что я, подумал доктор, столбу понятно. что она обязана быть совершенно искренней, даже если мы оба знаем, что я – просто один из клиентов. Конечно, ей жаль. Если я без шлема и столь «глух» , значит, у меня всё наперекосяк в организме и многие радости жизни недоступны. Так и есть. Посмотрим, Тевейра, что ты будешь делать. - Разрешите, я... осмотрю вас внимательнее? Если вы никуда не торопитесь.

— Совершенно никуда не тороплюсь, - заверил доктор. - Что от меня потребуется?

— Раздеться, - она присела так, чтобы смотреть ему в лицо, откинула складку тефана, «капюшон» . Как забавно она выкрасила волосы, в разные оттенки рыжего – словно лепестки подсолнуха. - Если не боитесь, - улыбнулась она, придвинулась. Да... действует, «духи» действуют, невзирая даже на «онемение» , так Умник назвал такое состояние. Когда кожа чувствует прикосновение, температуру и всё такое, но глуха к любой ласке. Как дерево.

— Командуйте, - он встал, Тевейра встала перед ним прикрыла глаза. Доктор машинально протянул руку к её щеке... замер. Девушка едва заметно кивнула – можно. Он прикоснулся...

Жар – втекает в ладонь и разливается по телу. Однако! Такое у них, в Академии, умеют только мануалисты высочайшей квалификаци и. Которых за глаза называют чародеями. И среди них была Мерона...

Тевейра, казалось, отошла всего на пару минут – но вот уже задёрнуты шторы, полотенца – на которые обычно садятся, когда приятно проводят время, да и не полотенца, настоящие ковры – уже расстелены поверх кровати, и курятся благовония. Быстро она. Тевейра «командовала» быстро, не смущаясь, улыбаясь и держа, когда возможно, доктора за руку. Как медсестра, подумал тот, я, конечно давно разучился смущаться, но... Кто её так выучил?

— Ложитесь, - она помогла. Тефан доктор одевать не умеет, это сделала за него Тевейра – нижнюю часть. Пока она сложена должным образом, в Империи считают, что человек вполне прилично одет. Хотя всего-то завёрнут чуть ниже пояса в не очень широкий кусок ткани. То, что выше пояса и ниже колен ничего нет, в Империи никого не волнует. У нас в горах, подумал доктор, за такой наряд влепили бы штраф и месяц уборки улиц. В лучшем случае. - Закройте глаза, теариан ...

Ему стало жарко - жарко стало голове, затем волна тепла прокатилась по всему телу, и рассеялась где-то в районе пяток.

Теариан ? - ему показалось, что он заснул, выпал из реальности всего на пару секунд. - Теариан , вы меня слышите?

Он открыл глаза. Тевейра стоит у кровати, на лице – растерянность.

— Простите, - она поклонилась. - Я... я не знаю, что и сказать, теариан .

— Со мной что-то не так? - поинтересовался доктор. Посмотрим, девочка, что такое ты нашла.

— Вы мертвы, - глухо ответила Тевейра. - Я чувствую... ничто не отвечает, не откликается. Как будто вы мертвы... простите!

Доктор чувствовал, что сейчас Тевейре больше всего хочется вскочить, сбросить прочь образ невозмутимой и не теряющей оптимизма «кошечки» и бежать, бежать прочь отсюда.

Но как бодро он себя чувствует! Что бы там ни было, Тевейра сумела вернуть ему давно забытое ощущение бодрости. Рискну, подумал доктор.

— Тевейра, у вас есть старшая сестра?

Она подняла взгляд, кивнула. Вот теперь доктор чувствовал, что Тевейре хочется заплакать. Вопрос, на их языке, означал, что клиент ею недоволен и хочет увидеться с хозяйкой. Но ту не провести, и, если клиент неправ, или вёл себя неподобающе, «кошечке» ничего не грозит, а клиенту придётся расплатиться сполна. Но все останутся довольны, так заведено. Если клиент не посягал на «кошечку» , конечно.

Доктор встал. Тевейра молча распустила тефан, помогла клиенту одеться в его собственную, аккуратно сложенную у кровати одежду. Она ожидает наказания, подумал доктор. Она чувствует, что в чём-то ошиблась, и теперь ждёт наказания.

Тевейра застегнула последнюю пуговицу, молча поклонилась, отошла в прихожую и села там, на коврик у двери.

И почти сразу же дверь открылась.

— Девочка моя! - «кошечка» вскочила на ноги, бросилась на шею вновь вошедшей женщине. - Сядь, пожалуйста, вот так, хорошо. Теариан ? Могу ли я хоть как-то...

Она сделала шаг, вышла из полумрака.

— Майер... - прошептала она. И доктор увидел её лицо. И его по-настоящему бросило в жар.

Она подошла к нему быстрым шагом. Не оборачиваясь, сказала несколько слов на непонятном доктору языке. Тевейра поднялась на ноги, глубоко поклонилась, подошла к ним.

— Ты вернулся... - прошептала Мерона. Доктор помнил её именно такой. Бронзовая кожа, короткие чёрные волосы, вытянутое лицо... многие сказали бы – некрасивая, просто ещё одна дикарка, на этом севере они все такие страшные... - О Великий Лес! Тевейра, это Майер. Тот самый Майер.

Тевейра вытерла слёзы – всё-таки не удержалась, а ведь за такое им положено наказание – улыбнулась и поклонилась Майеру – так, как кланяются коронованным особам.

— Зачем ты так с ней? - поинтересовалась Мерона. - Я должна теперь наказать её. Правила есть правила.

Тевейра вновь поклонилась, выпрямилась и замерла, сложив ладони перед грудью.

— Хотя... - Мерона хлопнула в ладоши, спросила у Тевейры что-то, на всё том же непонятном языке. Да, и здесь они соблюдают обычаи. «Кошечки» , простите, «стража луны» , могут общаться так, чтобы клиент их не понимал. Тевейра посмотрела в лицо Мероны, с изумлением... а потом с радостью.

— Хорошо, - Мерона вновь хлопнула в ладоши. - Теариан , Тевейра будет с вами, пока вы пребываете у нас. Пока вы не скажете, что не имеете к ней более претензий или пока не уедете. - Тевейра молча кивнула, склонилась и замерла. - Бесплатно, - добавила Мерона.

— Я не имею никаких претензий, - доктору начинало не нравится всё это действо. Обычаи обычаями, но это не романтическая пьеса, а сейчас уже не бронзовый век. - Тевейра, я не имею к вам никаких претензий. Вы можете идти, если хотите.

Niatta sa ! - Тевейра неожиданно упала на колени. - Теариан ... я хотела бы остаться с вами. Не прогоняйте! - она склонила голову.

Мерона посмотрела в глаза доктору. Если бы взгляд мог убивать...

— Хорошо, - доктор присел, осторожно прикоснулся к плечу девушки. - Оставайтесь, если хотите.

— Выйди за дверь! - холодно приказала Мерона и Тевейру как ветром сдуло.

— Ты всё так же неотразим, - усмехнулась Мерона и, неожиданно для доктора, залепила ему звонкую пощёчину. - Где ты был?! - и бросилась к нему на шею. Куда пропала невозмутимость и высокомерие хозяйки «кошечек» .. . Мерона расплакалась, а доктор, чувствуя её так, как никого уже не чувствовал с момента их последнего свидания, не знал, куда девать глаза.

— Где тебя носило?! Почему ты не давал о себе знать? - она отошла на шаг, вытерла слёзы рукавом тефана. Очень, очень неприличный жест - Зараза... - и снова бросилась к нему. - Я ревнивая! - предупредила она. - Если у тебя с ней что-то будет...

— Рони, ты спятила?!

— К тебе весь прекрасный пол липнет, - сухо заметила Мерона, приводя одеяние и причёску в порядок. - Перечислить, с кем я тебя заставала?

— Это всё, что ты можешь сказать?

— Нет, - она взяла его за руку. - Скажу в более интимной обстановке, - и неожиданно рассмеялась. - Майер... почему ты не давал о себе знать?

— Я давал, - возразил он. - Я искал и тебя, и остальных. И никаких следов, вы как сквозь землю провалились.

— Как ты догадался?

— Что ты пойдёшь в хозяйки «кошечек» ?

Aena Rinen , - поправила она. - Услышу слово «кошечка» , голову оторву!

— О да, простите, Aenin Rinen ! - « Aenin Rinen » , «хозяйка Луны» . Так они величают себя сами. - Интуиция, Рони. Старая добрая интуиция. Я заметил у девушки твою выучку. И манеру держаться.

— Ты правда искал меня? - она обняла его. - Не вздумай лгать!

— Рони, я правда искал тебя. Но ты, похоже, не рада.

— Ты звонил, писал? Да? Не вздумай врать! - Рони выглядит разъярённой и, похоже, доктор тут ни при чём.

— По всем адресам, которые были. Пусто. Ни одного ответа.

— Маэр! - позвала Мерона, принялась ходить по комнате быстрым шагом, от стены к стене. - Ты меня слышишь! Отвечай!

— Маэр? - ошеломлённо повторил доктор. - «Умник» ?! - что за... ведь Умника давно нет в живых, и куча народу была на похоронах.

— Не кричи так, - голос Умника. Всё тот же... желчный, сухой. - Он нас слышит?

— Кто слышит? Отвечай, паразит, это твоя работа?! - тушите свет, сейчас Мерона прибьёт каждого, кто подвернётся под руку.

— Майер, - Умник, похоже, отлично знает, кто рядом с Мероной. - Да, это я не позволял ему найти тебя. Майер, зачем ты приехал?

— Я искал Рони, - Майер невольно шагнул к Мероне, а та стояла неподвижно, воплощение ярости – раскрасневшаяся, руки сжаты в кулаки. - Ты уверен, что это тебя касается?

Вздох. Громкий вздох.

— Вам лучше уехать, - сообщил Умник. - Обоим.

Мерона тут же изобразила непристойный жест, буквально означавший – иди, отдайся паршивой собаке.

— Прекрати, Рони, - невидимый Умник снова вздохнул. - Хотя нет, ты права. Приезжайте ко мне. А потом уже катитесь, куда хотите.

— Здесь мой дом, - негромко возразила Мерона и снова повторила жест. - Катись сам куда хочешь!

— Я отключаюсь, - Умник покачал головой, несомненно. Его любимый жест, когда с собеседником уже не найти тем для разговора. - Обними его от меня, Рони. Всё остальное при встрече.

— Голову оторву гаду, - пообещала Мерона, сорвала с запястья браслет – мобильник, он же камера, терминал связи и просто очень красивый браслет – и швырнула о стену.

— Я зря приехал? - поинтересовался доктор. Вот говорили умные люди: не вороши старую золу, раз вы с ней расстались, значит, в том был смысл. Не копайся, а то откопаешь что-то на свою голову. Похоже, откопал.

— Нет, - она подошла, снова обняла его. - Скажи одно, у тебя был кто-то после меня? Честно!

— Не было, - доктор был так ошеломлён, что сказал правду. А хотел было подразнить. - У меня вообще уже не может никого «быть» .

...У тебя теперь почти все органы искусственные, пояснил Умник. Ну, точнее, дублированы синтетической тканью. Не обижайся, старик, ты мой первый удачный опыт. Можешь считать себя киборгом. И... прости, но с противоположным полом тебе теперь ничего не светит. Во всех смыслах. И это не я так придумал. Просто всё сгорело, что могло сгореть, а я не всемогущий.

«Не обижайся» . Альтернативой было остаться увечным, держаться на постоянных инъекциях и капельнице и умереть – после долгого и болезненного угасания. Года через два. А прошло двадцать пять лет уже...

— Я у тебя есть, - Мерона отошла и снова поправила причёску. - Если хочешь. Но на этот раз навсегда, Майер. Понимаешь? Попробуешь уйти, убежать, как раньше – убью. Тебя, потом себя.

— Рони...

— Молчи, зараза! - она обняла его. - Тевейра в тебя влюбилась, это ты понимаешь? Ты для неё живая легенда. Чтоб тебе провалиться!

— А ты для неё кто?

— Мама я для неё, - Мерона вновь отпустила его и вновь принялась поправлять причёску. Это невыносимо! Это и раньше доставало, её привычка постоянно приводить себя в порядок. - И хозяйка. А потом уже живая легенда. Понятно?

— Понятно, - ему очень хотелось погладить её по щеке и он погладил. И... что-то случилось. Вопреки предупреждениям Умника, что-то случилось, тело отозвалось, выходит, не всё «сгорело» ? И Мерона улыбнулась сквозь слёзы.

— Отвечай, - потребовала она. - Я тебе нужна или нет? Если нет, через час ты полетишь обратно. А появишься здесь снова, умрёшь, - она смотрела ему в глаза, и Майер видел – сделает. Сделает, что обещает.

— Я искал тебя, - он снова погладил её по щеке. - Меня все отговаривали. А я просто хотел тебя найти. Ты нужна мне.

Она долго смотрела ему в глаза.

— Тевейра! - позвала, не отводя взгляда. Прошло пять секунд, и вот Тевейра стоит рядом, вопросительно и с почтением глядя на хозяйку. - Займись нашим гостем.

И отбыла. Вроде бы и не бежала, не подобает ей носиться, но прошло ещё секунд пять, и вот они уже одни.

«Она в тебя влюбилась» . Доктор посмотрел в глаза девушки и та смутилась. Правда, быстро взяла себя в руки.

— Что я могу сделать для вас, теариан ? - она улыбнулась, поклонилась ему.

Лет тридцать назад он сказал бы, что. Ни капли не смущаясь. Ну да, липнет противоположный пол, обычная химия организма, и что теперь, уходить в отшельники?

— Есть место, где можно посидеть, послушать хорошую музыку и выпить хорошего кофе?

— Конечно, теариан !

— В вашей компании. И зовите меня по имени, пожалуйста.

Она снова смутилась и снова взяла себя в руки. Так приятно смущается... Нет, Майер, уймись, Рони не шутит. С неё станется пристукнуть.

— Спасибо, доктор Майер!

— Без «доктор» .

— Спасибо, Майер, - она тоже протянула руку, и тоже замерла в нерешительности. Доктор её же жестом подтвердил – можно. Приятная ладонь... даже если забыть на минутку, что «кошечки» полностью и без фальши всё чувствуют, и живут жизнью каждого клиента, и влюбляются, если нужно. Одной Владычице Морей ведомо, чем они за это платят, кроме того, что у них нет и быть не может нормальной личной жизни.

Стемран, провинция Стемран, отель «Величие» , Техаон 2, 113, 14:20

— Ой, Ассе! - Тевейре помахали рукой две молоденькие девушки. - Снова работа, да? Мы на пляже!

— Ассе? - улыбнулся доктор. Тевейра переоделась в более современный наряд, по сути тот же тефан, но из цельного куска ткани. Название у него то же. Традиционный тефан, из трёх частей, называют «настоящим» . Этот, стало быть, игрушечный.

— У меня много имён, - Тевейра улыбнулась в ответ и помахала девушкам рукой.

— Настоящее вы мне не скажете?

— Не хочу вас обманывать, доктор Майер, - она поправила тёмные очки. - Я могу назвать любое имя и убедить вас, что оно настоящее, но не буду, ладно?

Она права. У каждой из них много легенд, для разных клиентов. И как это Мерону угораздило так круто изменить профессию и всё прочее?

— Тогда давайте так. Не нужно легенд. Просто не говорите ничего, если нельзя.

— А если вы спросите? - рассмеялась она. - Всем же интересно! Почему я такую работу выбрала, и что об этом родители думают, и сколько мне нужно заплатить, чтобы «ушки подставила» ...

— А я не спрошу. Вы же про меня читали? Доктор Майер обожает рассказывать о себе. Он любит себя больше всего на свете, и ему дела нет до других. Я могу рассказывать о себе все эти две недели.

— Это неправда, - Тевейра сняла очки. Нет, определённо, её причёску делал гений – такой цветок, глаз не оторвать. - Простите! - она тут же встала и поклонилась. - Вы любите её, - заключила она, глядя в глаза доктору.

— Да, - согласился он в итоге. - Вы правы. А потом уже я люблю себя любимого.

— Расскажите! - она пододвинулась, подъехала на своём кресле, взяла его за руку. - Расскажете? Как это было! Это же вы тогда расчищали Лес! Воевали с роботами!

— А взамен? - не выдержал доктор. Нет, Тевейра, я не буду требовать от тебя того, о чём мечтают все остальные твои клиенты. Рони права. Это должно быть навсегда.

— Что хотите, - шепнула она. - Только скажите.

— Что хочу – не скажу, - пояснил он, - не то она меня убьёт. Вы же знаете официальную биографию, а там сказано. что я...

— Сердцеед! - и Тевейра рассмеялась. И снова поднялась, поклонилась. - Простите, доктор!

— А вы знаете, за что она нас с вами не убьёт?

Девушка кивнула с серьёзным выражением лица.

— Тогда одёргивайте меня, когда я буду выходить за рамки.

— Вы правда этого хотите? - Майер кивнул с серьёзным видом. - Обещаю! - Тевейра придвинулась ещё ближе. Чую, подумал доктор. Что-то со мной происходит. Я уже привык, что практически не чую запахов, что зрение мне улучшают вживлённы е модули, что прочие органы чувств тоже сами по себе почти не действуют. А теперь я её чую, и придётся сдерживать себя. Изо всех сил. - Расскажете?

— Расскажу. Что вы обычно делаете по вечерам?

— То, что вы захотите, доктор Майер.

— Вот по вечерам и буду рассказывать. А кто вы по профессии? Официально?

— Экскурсовод и переводчик, - и Тевейра показала свою визитку.

— Вот и замечательно! Сегодняшний день весь мой. Скажите, что бы вы показали мне из здешних видов? Чтобы к вечеру уже быть в отеле.

— Плавучие острова, - тут же отозвалась Тевейра. - Радужный водопад, лесного великана.

— Это всё можно увидеть до вечера? - недоверчиво посмотрел Майер.

— Да, доктор Майер. Есть ещё Чаща Шорохов, но...

— Но?

— Не всем нравится. Там бывает жутковато. А мне очень нравится!

— Тогда с неё и начнём. Счёт, пожалуйста! - он помахал официанту. - Скажите, а как теперь дают чаевые?

— А вот пункт в меню, видите? На карточке у сотрудника код, набираете код и заказываете вот это блюдо. Всё просто, - улыбнулась она.

— Я вас всё-таки спрошу, Тевейра. Простите моё любопытство! Сколько вы получаете официально?

— Две с половиной тысячи руэл, - пояснила она охотно. Доктор присвистнул. Его степень, да выслуга лет, приносили ему три тысячи. А сносно жить, без роскоши, в столице можно на восемьсот. Если жить не в самой роскошной квартире. - Ну, ещё бывают премии, иногда получается вдвое больше.

— А неофициально?

Тевейра взяла с подноса крохотное пирожное со взбитыми сливками и написала на креме число – зубочисткой. Вернула пирожное на место.

Доктор только головой покачал, насчитав пять нулей.

— Я выбрал не ту профессию, - признал он, положил пирожное в рот и разжевал. Датчики помогли понять, что это сладко, а воображение – что это вкусно.

Тевейра засмеялась, взяла его за руку.

— Знаете, доктор, тысячи людей мечтают хотя бы раз в жизни увидеть вас... и сделать хоть капельку того, что вы успели сделать! Правда! А деньги... вам их не хватает? Только честно!

— Хватает, - признал доктор Майер. - На всё, что могу придумать.

— Вот видите! Да, я собираюсь, лет через десять.

— Что, простите?

— Вы хотели спросить, собираюсь ли я оставить мою профессию. Лет через десять я оставлю, лет на пять, а потом вернусь, когда дети уже будут большими, - она не засмеялась, только улыбнулась.

— Вы знаете, чего хотите, - доктор пожал ей руку, чем снова смутил девушку. - Тевейра, последний шанс избавиться от меня. Я и в самом деле такой ужасный, как пишут биографы, и рассказывает Мерона. А может, ещё хуже. Я буду приставать самым неприличным образом, и буду говорить только о себе любимом, я могу вас просто не замечать. Это правда.

— Приставайте, - согласилась Тевейра. - Будет, о чём рассказать детям. Если только не прогоните, я не уйду. И.... - она встала, наклонилась к его уху. - Мама о вас не говорила ничего плохого. Только хорошее! И знаете, она вовсе не думала, что вы умерли! Все говорили, что вас больше нет, а она не верила. И я тоже.

— Тогда ещё вопрос, Тевейра. Вы сами выбрали меня сегодня?

— Нет, - покачала та головой. - Мы никогда не выбираем. Мама выбирает. Я неделю назад немножко простудилась... да, мы тоже иногда болеем. По глупости! Я не думала, что выйду сегодня на работу. Вышла, и мама меня сразу же вызвала. Вот... остальное вы знаете.

— И вас не удивило сочетание «доктор Майер» ?

— У нас бывает по сто Майеров в месяц, из них половина доктора, - рассмеялась Тевейра. - Нет-нет, мы даже не подумали. Правда! У меня было несколько Майеров, - сообщила она, понизив голос, - и я тоже каждый раз думала, вдруг вы! Ой, простите... - она заметила, как изменилось лицо доктора. - Спросите меня, я отвечу!

— Вы с кем-нибудь были, Тевейра? Вы поняли, о чём я. Ничего, что я спрашиваю?

— Для вас это важно, доктор Майер. Нет, ни с кем. Я нетронутая, - добавила она шёпотом и подмигнула. - Трудно поверить, да?

— Я уже во что угодно поверю, - махнул рукой доктор и поднялся на ноги. - Слушайте, едемте в Чащу Шорохов! Только скажите, где можно купить воды на дорогу.

— Просто воды? - удивилась Тевейра, также поднимаясь.

— Я не ощущаю вкуса. Датчики есть, они сообщают мне, что я такое ем или пью. И всё. Остальное в воображении.

Тевейра взяла его ладонь в две своих и легонько сжала. Придвинулась

— Доктор Майер, я люблю вас, - шепнула она ему на ухо. - Я больше не скажу это, никогда. Просто хочу, чтобы вы знали. Вы сильный! Идёмте, наш поезд через семь минут.

Стемран, провинция Стемран, Чаща Шорохов, Техаон 2, 113, 16:10

— Как красиво, - признал доктор. И впрямь красиво. Сколько я здесь не был? Сколько мы здесь не были? Двадцать шесть лет. Два года я считался если не мёртвым, то безнадёжным, меня чинили и по кусочкам собирали из того, что осталось после «пожирателя» . Потом Умник возвращал мне способность видеть, слышать и чувствовать всё остальное, а потом, когда я встал на ноги, то ушёл в работу с головой, потому что кроме работы у меня ничего не оставалось. Странно было работать в собственном учреждении, где тебя все считают давно умершим. И зачем я взялся искать Мерону? Зачем нацепил значок с настоящим именем? Думал, что все кинутся ко мне и будут наперебой просить автограф?

Вокруг простирался парк. Да, в нём можно заблудиться, тут наверняка есть глухие места, но чтобы турист пропал или что-то такое... нет, что вы. Быстро они тут освоились. За двадцать с небольшим лет построить такой курорт! Как только стало ясно, что ни роботов, ни прочей механической нечисти нет, что Лес признал людей и благоволит им, если можно так сказать...

— О чём вы думаете? - Тевейра сидела на той же скамейке. Слишком близко, подумал доктор. Что-то происходит со мной. Я точно начинаю всё чуять. Как нормальный человек. Сколько мне, биологически? Семьдесят восемь. А чувствую себя лет на тридцать пять. Выгляжу вообще на тридцать... Сейчас люди живут по сто пятьдесят лет, этим никого не удивишь, а в девяносто всё ещё могут иметь полноценных, нормальных детей... Так что я вовсе не старая развалина, хотя вот именно сейчас себя ей почувствова л. И сколько раз я слышал «я люблю тебя, Майер?» Мерона, лучше бы ты меня придушила сегодня. - Доктор Майер! - девушка осторожно взяла его за плечо. - Я вас расстроила? - шепнула она. - Но я сказала правду!

— Можно попросить вас об одной очень личной услуге?

Она улыбнулась, тряхнула головой. «Лепестки» её причёски повернулись и улеглись чуть-чуть другим узором, но причёска осталась цветком.

— Да, доктор Майер.

— Зовите меня «Майер» , - шепнул он с серьёзным видом, взяв её за руку.

Она ощутимо покраснела.

— Хорошо, Майер, - прикрыла глаза. - Но вы же не этого хотели.

— Не только этого, - поправил доктор. - Просто закройте глаза. Я к вам не прикоснусь.

Она подчинилась. Доктор осторожно придвинулся и принюхался к её виску. Крайне, совершенно неприличный жест там, в Империи. Если так сделать при людях, можно получить и пожизненное. А у них, в горах, совершенно обычный жест, просто очень интимный, вот и всё. Предполагает некоторые отношения между людьми.

Голова закружилась, и стало очень-очень тепло и приятно, и кончики пальцев как будто опустили в горячую, едва переносимую воду.

— Чувствую, - пояснил доктор, откинувшись на спинку. - Чую... а мне говорили, что этого никогда не будет.

— Идёмте, - Тевейра вскочила, схватила его за руку. - Пожалуйста! Это недалеко!

Недалеко оказалось минут пять быстрого шага, почти бега. В конце пути обнаружились скалы – камни, огромные валуны. Из расщелины между ними выбегал родник. И табличка – пить не рекомендуется без консультации с вашим гидом. Здешние гиды всегда имеют медицинское образование. Пусть даже флора и фауна Стемрана «совместимы» с людьми, и здешние болезни не более опасны, чем простуда, и эффективно лечатся средствами Старого Мира... всё равно, даже после пятидесяти лет исследований лучше быть готовыми ко всему.

— Это особый родник, - пояснила девушка. - Выпейте. Он холодный, осторожно!

— Вы уверены? - доктор посмотрел на неё с нарочито надменным видом, и Тевейра рассмеялась.

— Да, Майер, делайте, что говорят!

Он выпил. Действительно, холодная, до боли за глазами. Но вкусная... вроде просто вода, если датчики не врут, а вкусная! Игра воображения, Майер. Ты не чувствуешь вкуса.

Он выпрямился. Какая ясность мыслей и бодрость! Ничего себе родничок!

— Ого! - пошевелил пальцами. - Словно ведро кофе выпил. Хорошая водичка! С собой взять можно?

— Можно, - она взяла его за обе руки, привлекла к себе и обняла. - Добро пожаловать домой, Майер, - прошептала она. - Лес признал вас.

— Признал? - не понял он.

— Большинство ничего не чувствуют, - пояснила Тевейра, не отпуская его. - Вода и вода. Есть такие, которым становится плохо. Голова болит, или ещё что-то. Им лучше сразу уехать отсюда на Старый Мир, им здесь не рады. И есть такие, которым сразу становится хорошо, и действует лучше всякого кофе... Это Лес, доктор Майер. Он признал вас.

— А вас?

— Я родилась здесь, - Тевейра присела у родника, зачерпнула воды ладонью, отпила, остаток плеснула себе в лицо. - Лес признал меня с рождения.

Так-так...

— Скажите, вы называете Мерону мамой...

— Она принимала меня, - Тевейра посмотрела ему в глаза. - Моя природная мама вернулась в Старый Мир. Она не знает, кем я работаю на самом деле, - Тевейра рассмеялась снова. - Простите, Майер, я от этой воды немножко пьянею, могу такого рассказать...

— Вы для этого и выпили, да?

— Да, - она вынула из рюкзака «пенку» , на вид похожа на губку, обычную губку для ванны. Но может разворачиваться в очень удобные ковры, матрасы, если хотите. Надувная мебель – сама надувается, когда нужно. Добиться строгой формы трудно, каждый раз губка «надувается» немного по-другому. Так даже интереснее. Тевейра уселась на получившийся «диван» , посмотрела на доктора. Тот сел рядом. И снова, стоило оказаться поблизости от неё, как голова начала кружиться. Чую... что же со мной происходит?

— Тевейра, вы знаете, сколько мне лет? - Майер закрыл глаза. Если бы мне сейчас сказали, что мне далеко за семьдесят, я тоже бы не поверил.

— Это ничего не значит, - она придвинулась ближе. - Мама сегодня такая счастливая...

— Мне казалось, она ушла рассерженной.

Тевейра вздохнула.

— Конечно, она хотела, чтобы вы так и думали. Чтобы держались подальше от меня.

Майер откинулся. Вроде «диван» должен быть почти невесомым, ведь губка надувается воздухом, а кажется, что прирос к земле.

— У меня новое имя для каждого клиента, - Тевейра улеглась рядом, взяла его за руку. - И новая легенда. Знаете, зачем?

— Так проще забывать.

— Расставаться. Да, Майер. Я ведь на самом деле влюбляюсь. Трудно поверить, да? У нас всё на самом деле. Честно! Но потом... если не уметь сбрасывать всё это, можно сойти с ума.

— Понимаю, - он сжал её ладонь.

— Ничего вы не понимаете. Не обижайтесь, это правда. Я помню все свои старые имена. Всё это было настоящим, просто нужно вовремя уйти. Оставить всё, чтобы жило уже без тебя.

— Вы никогда больше не назовётесь Тевейрой, - Майеру стало грустно. Но грусть длилась долю секунды... и снова стало покойно и тепло.

— Не всем, - она приподнялась, чтобы заглянуть ему в лицо. - Это моё настоящее имя.

Майер не сразу пришёл в себя от услышанного.

— Я ценю это... серьёзно! Сколько вам лет, Тевейра? Только честно.

— Двадцать четыре, Майер. Я не знаю, почему я назвалась там настоящим именем. Наверное, я сразу почувствовала.

— Там мне казалось, вам едва ли двадцать. А здесь... простите, вы говорите, как человек, который прожил не одну жизнь.

— Может, вы хотели, чтобы я так и говорила. И смеялась каждые пять минут... да? Вы знаете, что меня обзывали «несмеяной» , а мама учила меня улыбаться? Не клиентам, там всё получается, просто уметь улыбаться в настоящей жизни! Я ещё никогда так много не смеялась!

— Трудно поверить, - признал доктор. - Смейтесь, Тевейра, вы такая хорошая... Вам идёт!

— Сядьте, - потребовала она. - Не притворяйтесь, вы не устали. Дайте мне руки. А теперь закройте глаза и досчитайте до десяти.

Стемран, отель «Величие» , Техаон 2, 113, 19:50

Вот как я ощущаю настоящий возраст, подумал Майер. Мне по вечерам приятнее сидеть в спокойном месте. Был бы на самом деле молод, носился бы по заведениям, приударил бы за парой-дру гой, или сам позволил бы себя «окрутить» ... Могу. Тело говорит, что могу и даже намекает, что хочу. А голова думает иначе.

Они снова сидели в том самом кафе, в том самом уголке. Неприметный, пальмы или что это за деревья тут, рядом с искусственным гротом, прекрасно скрывают от посторонних глаз.

— Вам грустно! - Тевейра улыбнулась. - Майер, почему? Что сделать, чтобы вы улыбались?

— Скажите, там, в лесу, это было на самом деле? Или просто примерещилось?

— На самом деле. И примерещилось. Мама за это ещё не убьёт, - она не улыбалась. - Это вам на память.

— Не понимаю, - честно признал Майер. Всё было так реально, и мысль о том, что вот теперь Мерона убьёт обоих, и за дело, приходила не раз и не два. Он даже сам хотел позвонить и всё сказать. Только чтобы не пострадала Тевейра. Ему-то что, он неисправим, ну не всегда получается думать именно головным мозгом!

— Я не смогу вам объяснить. Это было. Но не здесь, я не знаю, где. Здесь я всё ещё нетронутая. Можете убедиться, - она улыбнулась.

— Что, прямо сейчас убедиться?

— Смущаетесь? Ой, бросьте, вы бы видели, как тут народ расслабляется!

— Нет, я не могу так, - признался Майер. Вот ещё один признак подлинного возраста. Лет сорок назад проверил бы её «ушки» , раз сама предлагает! Такой адреналин, ведь при людях!

Тевейра весело рассмеялась, спрятала лицо в ладони, ненадолго. Вытерла слёзы – слёзы веселья.

— Тогда поднимемся в номер?

И тут Майер-прежний, Майер-охотник на прекрасный пол, проснулся от спячки.

— Идём! - он схватил Тевейру за руку и побежал вместе с ней к лифту.

- - -

Самое эротическое действие можно совершать, не снимая одежды. Все знают, но отчего-то забывают, когда появляется возможность прикасаться ко всему остальному телу. Там, в номере, Тевейра села, сняла свой «капюшон» , наклонила голову – так, чтобы обнажить ухо – отвела взгляд и улыбнулась. Я твоя, говорит её поза и улыбка. Я разрешаю, начинай.

Майеру стоило немалых усилий оставаться врачом. Осторожно заглянул ей за уши. Увидел едва заметную сетку коричневых точек, пигментацию. Пока у человека не было близости, остаётся эта сетка. Прикоснулся первым суставом среднего пальца – почувствовал (датчики сказали) слабое жжение. Пигментация настоящая. Стоит прикоснуться к ней подушечкой пальца...

— Невероятно, - признал Майер, отходя к окну. - А вы не боялись, что я попробую...

— Нет, не боялась. Нас готовят к такому, Майер. Но я не ударила бы вас, правда. Ничего такого не сделала бы. Вы же не стали бы прикасаться, да?

Он не мог ответить. Не было ни сил, ни слов.

— Майер, - она встала у него за спиной. - Я не буду лишней, вот увидите. Мама вас очень любит. Поверьте, ладно? Мне виднее!

— И вам не будет плохо?

Она засмеялась – всё тем же, ярким детским смехом, как там, в лесу, пока длилась та грёза.

— Вы такой глупый! Простите! Вы так и не поняли, да? Вы же счастливы с ней, и она с вами. Если вы счастливы, я тоже счастлива. Вот и всё, - она поцеловала его в щёку. - Не думайте ни о чём. Мне хорошо. Я правда мечтала увидеть вас! Здорово, когда мечты исполняются, да?

— О чём вы теперь мечтаете? - Майер повернулся к ней лицом.

— Не скажу! Майер, вы знаете, что выглядите на тридцать лет? Может, даже меньше! Вот, выпейте воды, да-да, это та самая. Я не забыла набрать. Идёмте, будем веселиться! Я же знаю, что вы любили веселиться!

— Если мне не будет весело, я на вас рассержусь!

— Ой, перестаньте, - Тевейра уже не могла смеяться. - Люди подумают, что я сошла с ума... Хотя пусть думают! Идёмте, не сидите в четырёх стенах!

— Тогда помогите переодеться. Не в таком же костюме веселиться!

— Раздевайтесь пока, - велела она. - Тут в шкафу всё должно быть. Ой, вы так красиво смущаетесь! Ну отвернусь я, отвернусь!

Стемран, отель «Величие» , Техаон 2, 113, 23:40

Веселиться до утра всё же не получилось. Возраст, а может быть наполовину искусственный организм взяли своё. Тевейра сразу поняла, что доктор устал и, притворившись, что устала сама, увела его. Что я буду делать? - подумал доктор, слушая, как она рассказывает смешную историю из своей жизни – как работала переводчиком у очень, очень богатого золотодобытчика. Сейчас она останется со мной в номере, и мне непонятно, что делать, как вести себя с ней.

— Тевейра? - он обнаружил, что стоит в прихожей своих апартаментов. Один. Тевейра только что была рядом, и...

— Нет, - услышал он. Из полумрака комнаты вышла Мерона. Но не властная и страшная хозяйка «кошечек» , а... откуда она взяла то самое выпускное платье? Сколько же лет уже прошло? И выглядит на двадцать, не более...

— Не Тевейра, - повторила она, улыбнулась и обняла его. Медленно, но крепко. - Она хорошая девочка, - шепнула Мерона. - Не обижай её. И меня не обижай. Идём, я помогу тебе.

- - -

— Только честно, Рони, ты знала, что я приеду?

Она покачала головой. Доктор Майер лежал лицом вниз, практически в чём мать родила, а Мерона осторожно разминала ему спину и руки, прислушиваясь к ощущениям. Плохие ощущения, в нём слишком много синтетики. Умник, ты чудовище, хотя и очень, очень умное и по-своему доброе чудовище.

— Нет, не знала. У нас тут докторов Майеров приезжает, как грязи. Не шевелись. Кто тебя потом штопал? Прямо художники. И не скажешь, что тебя сшивали из кусочков.

— Рони, смени тему, а?

— Прости, - она фыркнула, - профессиональное любопытство. Всё, я закончила. Не считая печени, ты здоров. Если можно так сказать. Или лучше выразиться «все ваши системы, господин киборг, функционируют отлично» ?

— И как ты собираешься жить со мной, а?

— Жить с тобой невозможно. Но рядом – почему бы и нет? А я иногда буду приходить, чтобы ты понял, кто тебе на самом деле нужен, - она присела на краешек кровати. - Двигайся!

— Поверить не могу, - признался Майер, усаживаясь. - Ты сама пришла и хочешь остаться со мной.

Она молча смотрела ему в глаза. Она тоже не выглядит на шестьдесят пять, подумал Майер. На сорок, и то, если устанет. Тридцать лет, каждый скажет. Или младше. А ей что, тоже вшивали эту искусственную дрянь?

— Тевейра зовёт тебя мамой, - выдерживать её взгляд было трудно. - Знаешь, на пару минут я правда поверил, что она твоя дочь.

Мерона едва заметно улыбнулась, вытащила из волос одну из заколок. Чую, подумал Майер, что-то со мной происходит. Я снова начинаю чувствовать запахи.

— Знаешь, я двадцать лет пытался уйти в работу, - Майер осторожно взял её за руку, и Мерона не отстранилась. Едва заметно кивнула. - Но вот не получилось. Захотелось найти тебя. Все уверяли, что тебя давно нет, даже про какое-то кладбище говорили.

Она вынула ещё одну заколку, тряхнула головой, отпуская волосы на свободу. Чую, чую, чую, думал Майер, и голова кружится, и как будто мне снова тридцать три, а ей снова двадцать...

— Я случайно догадался. Вспомнил про твою специализацию и стал искать. Интуиция. Ты оставила несколько следов там, в Старом Мире. Я понял, что это ты. Наверное, ты специально оставила знаки, для меня.

Она кивнула, вновь едва заметно, потянула рукой за ленточку, завязанную изящным бантом. И, как по команде, весь её тончайший тефан потёк, пополз, радужной волной стёк вниз, прочь с кровати. Майер закрыл глаза, сердце билось так, что путались мысли и звенело в ушах, и все датчики тревожно предупреждали – перегрузка, перегрузка, перегрузка...

— Я никогда не мог сказать сразу, прости, - она улыбнулась, чуть придвинулась, повернулась так, чтобы лунный свет из окошка падал на неё. - Я люблю тебя, Мерона.

Она придвинулась ближе – так, чтобы он мог дотянуться до её щеки, и шеи, и спины, и понимал, что чувствует, чувствует на самом деле, что жар, и сводящий с ума аромат, и её стон – не игра воображения.

- - -

— Ты чувствовал? - она приподнялась на локте. - Только честно, Айри. Умник меня уверял, что у тебя только датчики, что по-настоящему твои органы чувств не действуют.

— Ещё как, - он проводил ладонью по её спине... и чувствовал, ещё как. Умник пусть идёт лесом и морем, с глаз долой. - Что, потерял квалификацию?

— Ты несносен, - она прижалась к нему и снова закрыла глаза. - Не превращай эту ночь в консилиум!

— А сама?

— И не задавай глупых вопросов! - она уткнулась лбом ему в плечо, и снова «включилось» обоняние, настоящее, и от запаха её кожи, и «духов» внутри снова начал разгораться костёр. - Молчи! - она обняла его за шею. - Ты великолепен. Ты всегда был великолепен, подлец! Завтра Умник устраивает нам встречу. Ты как хочешь, а я отсюда не уеду. Пусть сам убирается!

— Я приехал к тебе, - и Майер понял, что так оно и есть. Не в поисках лечения – искусственная ткань ведёт себя чем дальше, тем хуже – не в поисках удовольствий, не для того, чтобы вспомнить «ту заварушку» , как её именует Умник. Он приехал к ней. Он уже приезжал, много раз, ещё до заварушки. И всякий раз ему давали от ворот поворот, а однажды она его чуть не застрелила. - Скажешь – уеду, если тебе так лучше.

— Не скажу, - Она прижалась крепче. - Знаю, что буду чувствовать себя полной дурой. Снова отгонять от тебя девиц, вынимать тебя из постелей, но не скажу. Всё, умолкни! Я уже подцепила твой словесный понос!

Он рассмеялся, не выдержал, и она рассмеялась – тихонько.

— Теперь всё то же самое, доктор Майер, - она потянулась, провела по его спине кончиками ногтей, от шеи до... докуда достала. Майер стиснул зубы, чтобы не застонать от удовольствия. - То же самое, но медленно и молча.

- - -

— Выспался? - она сидела на краешке кровати, уже одетая, свежая, восхитительна я. - Тогда одевайся, позавтракаем. Там сейчас мало народа, обожаю это время.

Майер посмотрел на часы – половина четвёртого.

— Ого, - он уселся. - Ты тоже высыпаешься за час-другой?

Мерона кивнула, и принялась поправлять причёску. Специально, чтобы меня позлить, подумал Майер. А я не злюсь, и не хочу... Он потянулся к ней ладонью.

— Причёску испортишь, - отстранилась она. Тут же фыркнула и захохотала. - Не злись, не злись. Только осторожно. Причёску эту полчаса делать, испортишь – будешь сидеть и смотреть на процесс.

Он никогда не любил смотреть, как она причёсывается. Вот как раздевается, как танцует...

Он поцеловал её в щёку и понял, что стоит только взять её за руку... и она не сможет сопротивляться.

— Не сейчас, - она прошептала едва слышно. - Мне нужно побыть без тебя. Иначе Умник меня уболтает. Всё, одевайся, подожди за дверью.

- - -

— Что-то непохоже, чтобы народ тут спал, - Майер покачал головой. Мерона выбрала тот же ресторан и тот же столик в уголке, под сенью пальм.

— Сюда приезжают получить удовольствие, - Мерона усмехнулась, отпила кофе. - Ни в чём себе не отказывать. Я конечно, не стану говорить слово «наркотики» , как можно. Слово «кошечки» я тоже не стану говорить.

— Здесь?! А мне там втирали, что тут всё чисто, прилично и возвышенно.

— Да, я слежу за этим, - подтвердила Мерона. - Я и мои подопечные. Тевейра тоже. Так что пожелай нам доброго здоровья.

— И много у тебя подопечных?

— Пятьдесят три девочки и тридцать мальчиков, - Мерона перестала улыбаться. - Майер, я хочу сказать кое-что очень важное. И если замечу твою идиотскую ухмылку, мы расстанемся.

— А просто попросить?

Некоторое время они смотрели друг другу в глаза, и воздух между ними электризова лся.

— Да, мой милый, - она улыбнулась. - Я прошу выслушать меня и отнестись серьёзно к моим словам.

— Да, Рони, дорогая.

— Я оставляю тебя с Тевейрой, - она допила остаток кофе и официант возник как из-под земли – повторить? Мерона едва заметным движением кисти прогнала того прочь. - На весь твой официальный отпуск. Не ломай ей жизнь. Если ты не полная сволочь, то уже понял, что она на самом деле тебя любит.

— Ты так изысканно выражаешься, моя прелесть.

— Для тебя, солнце моё, я на всё готова! Она сделает для тебя всё. Буквально – всё, понял? Так вот, не заставляй её делать всё!

— Если ты скажешь мне, что она случайно оказалась у меня в номере...

— Да, случайно, мерзавец ты этакий! Она должна была лежать в постели ещё три дня, какая-то сволочь приехала сюда с гриппом, чихнула на девочку. Я не знаю, как она поправилась так быстро. А потом отменили две экскурсии, на ту сторону планеты, буквально за пять минут каждую, а потом позвонили насчёт тебя и ошиблись с именем! Буркнули что-то невнятное! Если бы я услышала «Майер» , я бы ни за что её не отправила!

— Всё, сдаюсь, - доктор поднял обе руки. - Убедила.

— Мне спокойнее, когда она рядом с тобой, - Мерона встала. - Не покидай сегодня город, Умник может прибыть в любой момент.

— Спокойнее? - не выдержал Майер. Мерона вернулась, присела так, чтобы их глаза были на одном уровне и... улыбнулась. И погладила его по щеке.

— Ты так и не научился понимать женщин. Да, спокойнее. Не обижай её! - и поцеловала. В губы. Да так, что перед глазами Майера всё потемнело, а когда ясность чувств отчасти вернулась (датчики не давали покоя своей «перегрузкой» ), он был один. Но вкус её губ не рассеивался, не проходил. Я сволочь, подумал Майер, она права. Правда, иногда я похожу на приличного человека. Хорошие мысли приходят в голову в семьдесят восемь с хвостиком лет.

— Ой, доктор Майер! - Тевейра вбежала в зал, да не одна, с теми самыми девушками. - А мы тут веселимся! Идёмте с нами!

- - -

— ... Доктор придумал средство вечной молодости! - закончила Тевейра. - Знаете, сколько ему на самом деле? Сто лет!

Девушки рассмеялись. Тевейра представила доктора Майера как специалиста по омолаживанию и всему такому, и рассказала про него много небылиц. Но таких, что очень походили на правду. Майеру поначалу было неловко, а потом он втянулся в игру, и стало весело. Действительно, почему нет? Стемран – курортный мир, сюда приезжают, как сейчас говорят, оттянуться в полный рост.

— Да ну, Ассе! - возмутилась светловолосая и светлокожая, похоже, родом из Фаэр – её звали Мегин. - Что я, ничего не чую? Доктор, можно? Я не притронусь!

— Можно, можно, - нравы здесь настолько вольные, что потом, когда туристы возвращаются домой, частенько становятся жертвой привычки к такой вольности. Правда, Рони говорит, что если человек по-настоящему порядочный, его ничем не испортить, отговорки это. Да. А если человек мерзавец по природе, то как?

Мегин встала за спиной у доктора, осторожно склонилась, положив руки ему на плечи. Её дыхание на виске. Принюхивается... и принюхивается верхним чутьём. Совсем неприлично! Что с ней сделали бы в Империи, просто страшно подумать.

— Да ему и сорока нет... - ошеломлённо подтвердила Мегин, выпрямляясь. - Доктор... до-о-о-ктор! Ну скажите, что она врёт, что вам не сто лет!

— Семьдесят восемь, - я буду говорить только правду, подумал Майер. - Вот мои документы.

— Останьтесь! - Мегин и вторая девушка, Асве, воскликнули хором. - Ассе!

— Он мой, - надменно заявила Тевейра, взяв доктора за руку. - Я первая нашла!

Они рассмеялись все. Да, подумал, доктор, иногда нужно делать, что хочешь.

— Но мы будем приходить. - смилостивилась Тевейра. Новый взрыв счастливого смеха.

— Доктор, вы нас научите? Научите, как оставаться молодыми? - Мегин смотрит, и глаза подёргиваются дымкой...

— А взамен? - язык меня всегда подводил, подумал Майер запоздало. Девушки переглянулись – не понять, то ли дурачатся, то ли...

— Что угодно! Только скажите!

— Нам пора! - Тевейра встала и потянула доктора за руку. И показала подругам язык. И снова смех...

— Доктор, мы будем ждать! - им помахали вслед. Майер оглянулся – Тевейра улыбалась, довольная и весёлая.

— Вам нужно переодеться, - она указала в сторону лифта. - Я вам потом такое покажу! Тут по отелю можно неделю ходить!

- - -

Едва они вошли в номер и дверь закрылась, как Тевейра дала ему сильную пощёчину. И ещё одну. Убежала в комнату и уселась там на кровать.

Доктор прижал ладонь к месту последнего удара. Спасибо, Тевейра, подумал он. Не нужно быть прорицателем, чтобы понять – сидит и плачет.

— Не подходите, - сумела произнести она почти без всхлипов. - Не надо.

Но он подошёл. И уселся на пол перед ней.

— Можно ещё раз? - осведомился он. И получил ещё раз. И ещё раз, и ещё. А потом Тевейра соскочила с кровати, уселась рядом и обняла его. Он прижимал её к себе и чувствовал себя необыкновенно хорошо. И одновременно – ему стало стыдно. Кому сказать – не поверит!

— Простите, доктор! - Тевейра отстранилась, поднялась и учтиво поклонилась. - Я вела себя недостойно.

Он поднялся на ноги. Откуда бодрость?!

— Простите меня, Тевейра, - он прикрыл глаза. - Само получилось.

Она улыбнулась сквозь слёзы, снова поклонилась. Доктор вернул поклон.

— Ещё пять минут, и они бы подставили вам всё, что можно подставить! А я не верила...

— Во что, Тевейра? - он взял её за руку. Она на самом деле очень сильно обиделась.

— Что вы так действуете на женщин! Я от вас теперь не отойду!

— Скажите, - доктор закрыл глаза, - а можно ещё одну пощёчину?

— Сделайте так ещё раз, и получите!

— Нет, прямо сейчас. Хорошо приводят в чувство.

— А если так? - она обняла его. Мягко, но твёрдо не позволила прикоснуться к своей голове. Чувствую... чую... что же такое происходит? Ведь снаружи я был бревно бревном!

— Так тоже помогает, - она засмеялась и убежала – умываться. А доктор вернулся к окну и думал, много думал.

Стемран, отель «Величие» , Техаон 3, 113, 7:20

— Это правда, что по отелю можно ходить неделю? - он знал, что Тевейра стоит позади. Молча стоит и смотрит туда же, куда и он – в окно.

— Даже больше. Тут столько всего! Вы любите страшилки? Я обожаю!

— Простите? - доктор повернулся.

— Ну страшилки! Знаете, подземелья со скелетами, всё такое. Там классно!

Как она умеет преображаться, подумал доктор. Всё меняется, и вид, и походка, и лексикон...

— Никогда не был, - признался он. - Думаете, испугаюсь?

— Проверим? - улыбнулась она. - Если испугаетесь, исполните моё желание! Не бойтесь, ничего неприличного!

— А если не испугаюсь, то вы моё?

— Да!

— А как узнаете, что испугался?

— Почую, - она понизила голос. Фыркнула, оттолкнула доктора, засмеялась. - Как не стыдно! Я не об этом!

— Я подумал, что уж точно не обделаюсь, - усмехнулся доктор. И получил лёгкую пощёчину - - шлепок. - За что?

— Следите за языком! Я не люблю гадких слов!

— Так вы и мысли читаете, да?

— Иногда, - призналась Тевейра. - Ну не читаю, угадываю. Это легко, доктор. С вами – особенно, - прошептала она. - Идёмте? Там правда интересно!

- - -

— Боитесь! - прошептала Тевейра, когда вагончик – тележка, условно прикрытая рваным тентом – неожиданно остановилась. Впрочем, неожиданно ли? Фантомы – чудовища – очень реалистичны, и если бы обоняние и всё прочее работали бесперебойно, пробрало бы до костей. Тевейра пугалась, но очень мило пугалась – с восторгом. А когда тележка встала, то испугался и доктор. Не за себя. На какой-то момент ему показалось, что всё вокруг стало реальным. Что вон там, поодаль, действительно бродят людоеды, что оборотни вот-вот вернутся и сожрут их.

— Вы боитесь! - она тихонько рассмеялась, обняла его за шею. - Да?

— Да, - признался доктор. Не буду нажимать на кнопку, подумал он. Не буду звать на помощь. Хотя было страшно, не за себя – за неё.

— Вы мне должны желание,- она взяла его за руку. Она сидит слишком близко, подумал доктор, и отодвинуться некуда. Да и не хочу. Вот ведь дожил, человеку почти восемьдесят, а переживает, как будто только двадцать!

— Вы не старик, - шепнула она. - Да? Не нужно! Не убеждайте себя, что вы старый!

— Тевейра, можно спросить?

— Конечно.

— Что будет через две недели?

— Не знаю. Будет что будет. Мне всё равно! Вы же не уедете в Старый Мир, да?

— Почему вы так думаете?

— Мама ни за что не уедет. А вы не сможете уехать от неё.

— Но...

Она ладонью прикрыла ему рот.

— Мама говорила правду, - она поцеловала его в щёку. - Вы обожаете задавать глупые вопросы. Майер, я сейчас счастлива, понимаете? А завтра будет завтра, и неважно, что будет!

Свет вновь вспыхнул, и тележка покатила дальше. Трое фантомов-оборотней стояли совсем рядом и смотрели на «добычу» , оскалившись.

— Вы не уедете, вы останетесь здесь. А я буду знать, что вы рядом и в надёжных руках, - она улыбнулась. - Не спрашивайте меня о будущем, ладно? Я его не боюсь.

- - -

— Мама! - воскликнула Тевейра в восторге, когда они вошли в номер доктора. И осеклась. На лбу у мамы собрались морщины – мама злая, как никогда. Но на кого?!

Мерона улыбнулась ей взглядом и едва заметно указала бровями – подожди снаружи. Тевейра коротко поклонилась и выскользнула за дверь. Майер оглянулся, уже хотел выйти и что-то спросить, как...

— Майер, не прячься, - смешок. - Надо поговорить.

Умник!

Стемран, отель «Величие» , Техаон 3, 113, 10:20

— Не будем тратить время на церемонии, - Умник нарядился в белый халат, и, единственный из них, выглядел на восемьдесят лет. Впрочем, брюзгой он был и тогда, и ещё двадцать лет тому обратно. Ничего не изменилось, просто стал морщинистым и тощим. - Сядь, Майер, - сам Умник сидел на вычурном деревянном стуле. С собой принёс, что ли? Вот точно псих!

Мерона стояла поодаль; когда Майер уселся на стул напротив гостя, подошла и встала рядом.

— Как в добрые старые времена, - Умник достал из кармана тонкий пузырёк и выпил таблетку оттуда. Старомоден. Сейчас уже никто не пьёт таблеток. Всё или в питье, или через нуль-шприцы – доставляют препарат точно туда, куда нужно, за долю секунды. - Майер, какого такого ты притащился сюда?

— Тебя не спросил, - пожал тот плечами. - Ты-то здесь что делаешь?

— Здесь? Смотрю на ваши довольные физиономии. Ну как, Рони, наш старичок ещё в состоянии пригладить ушки?

— Ублюдок, - коротко заметила Мерона, положив ладонь на плечо Майера.

— Стараюсь, - пожал плечами Маэр эс Темстар, для своих – Умник. - Ты уже ему рассказала, сколько людей провело с тобой ночь? А?

— Я знаю, - Майер не ожидал, что сможет говорить спокойно. - Ты явился, чтобы говорить гадости?

— Нет, чтобы уговорить вас убраться отсюда, - Умник и раньше был похож на печального коня, а сейчас - особенно. Длинное лицо, горбатый нос, вечно сложенные в презрительной гримасе губы. Вечно сутулится, шаркает ногами – это доводило Мерону до бешенства. И неприятный, с надломом, голос. Но, будь всё проклято, именно он вынес тогда Мерону из пекла, из пламени, сам при этом обгорел, потерял навсегда волосы – а какой роскошной шевелюрой обладал! И именно он выгораживал Мерону и Майера, когда их очередной бурный роман едва не подвёл всю команду под трибунал.

— Я не уеду, - Мерона уже не казалась воплощением гнева. - Маэр, не трать время, ты уже не сможешь меня разозлить. Майер и так всё знает. В любом случае это не твоё собачье дело.

— А та милая девочка за дверью – для остроты ощущений?

Майер досчитал до десяти и обратно. Стиснул зубы. Умник захохотал.

— Майер, старик... Когда же ты встанешь и дашь мне по морде?

Майер сорвался с места, подскочил, и... кулак прошёл насквозь, а сам Майер полетел кубарем, приложился головой о спинку дивана. Поднялся на ноги, ощущая себя последним идиотом.

— Прояснилось в голове? - поинтересовался Умник и перестал скалиться. - Ну да, я фантом. Майер, дружище, тебя можно привести в форму, только если разозлить. Не обессудь, дело серьёзное. Тебе лучше взять с собой девочку, или Рони, или обеих и уматывать отсюда. Со всех ног.

— А то что?

— Конец света. Такой небольшой, знаешь. Размером в одну планету.

— Не только трус, ещё и сумасшедший, - усмехнулась Мерона.

— Я не трус, я лентяй. Охота мне через пол-планеты лететь? Я вам поясню, почему нас должно стать тут минимум на одного меньше.

— Объясняй прямо сейчас, - потребовал Майер. Он вернулся туда, где стояла Мерона и взял её за руку.

— Тут нужны материалы, - пояснил Умник. - Надо полистать их, потрогать своими руками. Вы же у нас скептики. Завтра я подам вам карету, приезжайте. Если хотите, приезжайте втроём.

— Хорошо, - Мерона переглянулась с Майером и тот кивнул. - Но по морде ты всё равно получишь. По разу за каждое мерзкое слово.

— Сделай одолжение, - Умник надул губы. - Завтра, скажем, часов в пять вас устроит?

— Вполне, - ответил Майер. - А теперь пошёл вон!

Умник осклабился, помахал им рукой и исчез. Вместе со стулом.

— Майер, - Мерона нетвёрдым шагом подошла к дивану, уселась. - Обними меня. И помолчи минут пять, ладно?

- - -

— Съездим, - решила Мерона. Она стояла посреди комнаты и приводила в порядок причёску. Странно, но Майера это раздражало уже не так, как раньше. - Хочу посмотреть, как ты дашь ему по морде. Давно уже не видела.

— Рони, нас осталось только трое?

Она обернулась, держа в зубах последнюю заколку. Вставила её, не отводя взгляда.

— Нет, - отозвалась она, наконец. - Майстан где-то в Старом Мире, рыбу ловит, как всегда. Манни в дальнем космосе, роман у неё. Ещё неделю назад они оба были живы и здоровы.

— Откуда знаешь?

— Ты у нас один не пишешь и не звонишь. Нормальные люди присылают открытки не только на день рождения и похороны. Ладно, не дуйся.

— Так ты получила мои открытки?

— Мне передали, - она подошла к нему, уселась рядышком. Я снова чувствую, и с каждым часом всё лучше, подумал Майер. Голова снова кружится. - М-м-м... как мило... ты меня ощущаешь, да?- она положила голову ему на плечо.

— Ещё как. Хотя не должен, Умник...

— Всё, хватит о нём! Хочешь, я сама тебя обследую? Чтобы ты тоже понял.

— Что я должен понять?

— У тебя восстанавливаются нервные ткани. Знаешь, я так вчера старалась... камень могла соблазнить, а ты почти не замечал. А сейчас и не стараюсь особо, а ты уже мой. Да? Мой?

— Твой, Рони.

— Не могу, - прошептала она. - Если начну, уже не остановлюсь. Вейри! Входи, уже можно! - позвала она.

— Вейри? - доктор приподнял брови.

— Уменьшительно-ласкательное. Или я должна звать свою дочь «теаренти Тевейра» ?

Тевейра появилась с подносом в руках. Чай! Как кстати! Как догадалась?!

— Иди ко мне, - Тевейра осторожно поставила поднос на столик у дивана и бросилась к Мероне. Села ей на колени, положила голову на плечо, притихла. Чую обеих, думал Майер, о Великое Море... Он встал, чуть покачнувшись, потёр виски.

— Что с вами? - спросила Тевейра тихонько. - Вы почуяли, да? Поняли, что это тот самый чай?

Тот самый. Верно, теперь, когда ему объяснили, всё стало на свои места. Тот самый чай, который они с Мероной пили, когда казалось – помирились насовсем, и всё прощено, и всё теперь будет хорошо. А на следующий день мир взорвался.

— Тевейра... это мама попросила вас?

— Нет, я сама захотела. Вы ведь помирились с мамой? - Мерона улыбнулась, прижала к себе Тевейру, погладила её по голове. - Пусть он скажет!

— Да, - Майер хотел усесться на стул, подальше от них, но ноги подвели. Уселся прямо на пол. Тевейра соскочила, подбежала к нему, присела, глядя в глаза.

— Мама, мне уйти? - спросила она, не оборачиваясь.

— Нет, останься, Вейри. Пусть будет чай на троих.

- - -

Тевейра говорила, а они молчали. Тевейра рассказывала разные забавные истории, что тут с какими гостями случалось, просто говорила ни о чём, но Майер слушал и не мог оторваться. Ну почти. Мерона наливала чай, чашка за чашкой, ещё бы, такие крохотные чашечки. было бы там что пить...

Он обнаружил, что сидит и улыбается, а обе остальных взялись за руки и тоже улыбаются. И молчат.

— Вы такой хороший, когда молчите, - Тевейра ловко увернулась от подзатыльника. - Мама! Ты ему говорила то же самое! Что, неправда?

— Вот я тебя! Майер, что скажешь?

— Ничего. Не знаю, что тут можно сказать, - Майер допил последние несколько капель. - Мне хорошо, - признался он. - Давно не было так хорошо.

— Вы же не уедете? - тихонько поинтересовалась Тевейра. - Не уедете, да? Мама? Доктор?

— Если уедем, то втроём, - заверила её Мерона. - Пусть доктор скажет.

— У меня имя есть, - проворчал Майер. Женщины переглянулись и рассмеялись. - Я приехал к тебе, - он посмотрел на Мерону. - К вам, - поправился он тут же. - Умнику придётся постараться, чтобы я уехал. Я не хочу уезжать.

Вот оно, главное, понял он.

— Умница, - Мерона встала, подошла к нему сзади и обняла за плечи. - Я уйду. Не то какую-нибудь глупость сделаю, а нужно продержаться до завтра. Вейри, я не успела сделать из него человека, прости. Может, у тебя получится. - Она погладила Майера по голове. - Завтра пришлют машину, мы съездим к одному старому знакомому. Все вместе. А потом посмотрим. - Она взяла поднос и вышла.

— Вейри, - Майер прикрыл глаза. - Можно, я буду вас так называть?

— Так меня зовёт только мама, - улыбнулась Тевейра. - Да, доктор. Ой, простите, Майер! Или можно «Айри» ?

— Можно. Только она звала меня «Айри» .

Мысль пришла в голову неожиданно.

— Вейри, хотите, я покажу вам? Покажу, где и с чего всё началось?

— Конечно! - она сжала его плечи. - Вам нужна карта Леса? Вот, - указала ему на столик. Да, карта планеты в каждом номере. И весьма подробная. Не всё на ней указано, само собой, но многое. И почти вся суша отображена зелёным – Лес. Иначе его не зовут, только с большой буквы. Стемран – это Лес.

— Нам сюда, - указал доктор стилом.

— Так близко?! - не поверила Тевейра. - Я в тех краях бывала! Правда! Но... это запретная зона, Айри!

— Для кого?

— Для вас. Туристам туда нельзя, - улыбнулась она. - У вас же карточка с собой. Попытаетесь выехать за пределы курортной области, вас поймают.

— А если карточку потерять? Нечаянно сломать.

— Датчик не сломаешь, - покачала головой Тевейра. - Я однажды стащила карточку, когда мне было пять лет. И то не смогла.

— Убедительно, - покивал доктор. - А если забыть в номере?

— Тогда не сразу хватятся. Ой, я знаю. Вы забываете карточку в номере, а я вам устраиваю дикую поездку. Так многие хотят. Знаете, уехать в лес, чтобы чаща вокруг, и азарт, что в любой момент застукают...

Она заметила, как изменилось его лицо.

— Ко мне никто не прикасался, - шепнула она, обнимая его. - Правда.

— А вы?

— У меня работа такая! Ой, ревнуете! - засмеялась она, запрокидывая голову. - Можно... это можно!

— Что можно? - он прижимал её к себе и становилось жарче и жарче.

— Просто сделайте, что хочется!

Он осторожно поцеловал её в шею... под подбородком. Тевейра вздрогнула, прижалась к нему крепче.

— Хватит, - попросила она шёпотом. - Не сейчас!

Майеру самому стоило немалых усилий опомниться. Какие, в бездну, восемьдесят лет?! Он помог ей выпрямиться, заметил, как подрагивают её губы.

— Простите, Айри, - она отступила на шаг. - Вам ведь так хотелось! И вы не старик! Теперь поняли?

— Понял, - Майер понял, что взмок, а нет даже носового платка. - Простите, Тевейра.

— Вейри! Ну так что, согласны?

— А если поймают?

— Вы несносны! Сами же предложили! Ну оштрафуют, и всё. В первый раз, что ли? Если завтра вернёмся до полудня, никто ничего не заметит!

— Где взять машину?

— Я найду машину. А вы пока собирайтесь! И не забудьте взять какой-нибудь еды! Встречаемся в фойе, и не вздумайте переодеваться как для прогулки, застукают!

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 3, 113, 13:10

— Далеко нам? - поинтересовалась Тевейра. В походном костюме она выглядела, как Мерона в её возрасте. Будь я проклят, подумал Майер, я ведь по-прежнему считаю, что она родная её дочь. Мы все тут спятили.

— Вон туда, - указал он. Машина плыла по-над землёй, на расстоянии полуметра. Вот тут был настоящий Лес. Величественный, спокойный, грозный и добрый одновременно. Камшеры , гигантские сосны (хотя к соснам Старого Мира, понятно, отношения не имеют), возвышались дозорными башнями. Ствол одного дерева мог быть до десяти метров в поперечнике у основания, и в настоящем Лесу всегда в поле зрения хотя бы один камшер.

— ...Вы даже не запыхались! - похвалила его девушка, когда они решили идти пешком. Какой чистый воздух! Целебный, возле камшеров воздух всегда целебный. Но спать под ними не советуют. Просто из соображений безопасности – когда над головой такие ветви, а шишки вырастают с голову размером...

— Занимаюсь бегом, - пояснил доктор. - По горам давно уже не ходил, не с кем.

— У вас нет друзей?

— Сослуживцы. Как-то я с ними не очень дружен.

Тевейра вздохнула.

— Вот, - они вышли к едва заметной тропинке, и доктор указал на неприметную табличку, ввинченную в кору камшера. - Тут его и нашли.

— Кого «его» ?

— Автомобиль. Мы его нашли, нас было пятеро. Двадцать шесть лет назад. Показать?

Тевейра энергично кивнула.

— Давайте устроим стоянку, - доктор указал. - Вон там. Здесь же спокойно, верно?

— Кого Лес признал, в лесу никто не тронет, - согласилась Тевейра. - Но ночью лучше спать в палатке. Или в машине. Давайте, а то я уже есть хочу! Нет-нет, занимайтесь своим делом, я сама.

«Ураган» , подумал Майер. Эту модель называют «Ураган» . Раньше автомобили умели ездить только по земле, на колёсах. Вот смеху-то... У Умника такие есть, он собирал всякую рухлядь, а мы потешались...

Он достал карту памяти, коробочки проекторов – вроде здесь это всё было. Хорошо, если карта не «протухла» , давно не проверял.

Не протухла.

— У меня всё готово, - позвал он. - Вам помочь?

— Я сейчас! - отозвалась девушка и вот уже «Ураган» мягко приземлился поодаль, а за ним уже стоял всё тот же «диван» из губки и на скатерти было, что есть и чем запить. Майер посмотрел, и понял, что и сам проголодался.

— Что сначала, обед или кино?

— Кино! - потребовала Тевейра.

Умник мне голову оторвёт, что показываю секретные записи, подумал Майер. Да и пусть, уже не боюсь.

- - -

...Красный» Тур» нашли осенью тысяча триста восемьдесят девятого года, и странно, что не нашли раньше: спутники уже тогда покрывали всю территорию. status collapsed

Реактор давно сдох, сказал Умник, потому и не нашли, не было излучения - это какой же на Стемране период полураспада????

. Но Умник был неправ – реактор не сдох, перешёл на резервный блок, которого не хватило бы на полноценную езду, но хватило для консервации. Конечно, речь не идёт о сохранности автомобиля или его охране. Просто основным требованием уже в то время стала безопасность. Даже сломанный или севший, реактор не должен стать угрозой для живых.

«Тур» обнаружили они пятеро. Пятеро специалистов по экзобиологии, по изучению влияния трансбиотики на человека и биосферу Старого Мира. В то время, кроме Стемрана, была известна ещё одна планета, связанная со Старым Миром нуль-коридорами, порталами. Но вторая планета была давно уже заселена флорой и фауной Старого Мира, а вот Лес не переставал потрясать воображение исследователей. Единая экосистема планетарного масштаба, которая, несомненно, таила множество интереснейших открытий. Одно из которых – целебные свойства атмосферы. В пределах Леса – то есть там, где растут камшеры – ускорялась регенерация, повышалась стойкость организма к патогенным микроорганизмам, замедлялись процессы клеточного старения. И многие другие прелести.

Они нашли тропу случайно. И не стали докладывать руководству, сами устроили себе поход. За что им мог светить трибунал – в то время здесь распоряжались военные.

— Обалдеть! - Мерона первой притронулась к «Туру» . - Слушайте, как новенький!

— Отойди, - потребовал Умник. - Я поставлю камеры, чтобы всё, как положено.

— Зануда, - скривилась Майтенер, для друзей – Манни. Родом с дальнего севера, желтокожая, рослая и неуклюжая, она всегда была мишенью для шуток. Но если по шее даст – второй раз не захочется.

— ...Выпуска тысяча двести двенадцатого года, - пояснил Майстан, который ведал у них диагностической техникой, по совместительству – хирург. - Есть серийный номер. Из Старого Мира, ставлю сто к одному.

Манни присвистнула.

— Откуда он здесь?! Он же летать, поди, не умел ещё?

Умник пожал плечами.

— Надо выяснить, что да как. Так, дайте мне фонарик, посмотрю его пузо...

- - -

— Класс... - Тевейра была в восхищении. Доктор сделал паузу – и девушка ходила среди фантомов, всматривалась в них. Конечно, осмотрела и сам «Тур» . Умник не поленился поставить все шесть камер, так что прекрасно было видно и то, что внутри древнего автомобиля. - А на следующий день началась война?

— Да, - согласился доктор. - Как только мы увезли «Тур» , всё и началось. Может, не надо было уносить, не знаю. Но мы голову сломали тогда – не могли понять, как он сюда попал. А потом увидели тропинку. Мы на ней стоим.

— И что тропинка?

— Она ведёт в Старый Мир, - пояснил доктор, глаза девушки широко раскрылись.

— Как?! Отсюда, прямо туда? Не может быть! - она взяла доктора за руки. - Я бы об этом знала! Мы про все коридоры знаем, даже про секретные! Тут ничего не было!

— Мы не болтали. Может, и зря. А может, не зря, не знаю. Но раз здесь нет ограждений, охраны и армии, то никто не узнал.

— Вы прелесть! - она поцеловала его в щёку. - А мы пойдём туда? Ну пожалуйста!

— Хотите в Старый Мир, прямо сейчас?

— Не знаю. Нет, наверное... но хотя бы посмотреть! Посмотреть, куда это выходит!

— Давайте пообедаем, - предложил он. - Кино можно не досматривать, там уже скучно. анализы, пометки, записи.

— Мама осталась такой же, - вздохнула Тевейра. - И вы! Только усики отрастили, они совершенно лишние! А остальные, что с ними?

— Умник работает в лаборатории Института Биологии, это на той стороне планеты. Это он нанёс сегодня визит. Майстан где-то на островах, в Старом Мире. Наслаждается пенсией и ловит рыбу. Манни в дальнем космосе, там у неё нашёлся избранник.

— Вот это да! - Тевейра в восхищении. - Я никому не расскажу! Честное слово! Вы мне расскажете, да? Расскажете остальное?

Он чуть не спросил своё любимое «а взамен?» И вспомнил: она сделает для тебя всё. Не заставляй её делать всё!

— Расскажу. Но вы рискуете, не забывайте. Если коридор найдут, нас с вами по головке не погладят.

— Пусть! Мы не делаем ничего такого. Приехали в лес приятно провести время, случайно нашли тропинку. Вот и всё.

Ты такая наивная и такая оптимистка, подумал Майер, погладил её по голове. Машинально. И Тевейра не отстранилась, не поймала его руку, как раньше.

— Тогда давайте меняться. Я расскажу про то время, а вы про себя. Хорошо?

— Времени не хватит, - вздохнула Тевейра. - На всё не хватит... вы первый! Мы пойдём или полетим?

— Полетим. Только выключите курсограф. Вообще, сотрите всё там, чтобы потом никто не нашёл.

— Уже стёрла. Я диван не буду собирать, ладно? Мы же ещё вернёмся?

- - -

— Ближе не надо, - доктор указал на камшер – особенно крупный, он стоял как пограничный столб, как главная крепость на границе между мирами. - Вон там табличка.

— И что? - удивилась девушка, оглянувшись несколько раз. - Я ничего не вижу!

— Постоим. Вы ни разу не ходили по этой тропе, она не сразу откроется.

Они стояли минут пять, а потом...

— Ой! - Тевейра схватила его за руку, прижалась. Ей было страшно, но страшно, как в том «подземелье» – восторженный страх. Проход проступил перед ними, и, как и прежде, налетел ветер – качнул крону камшера (доктор невольно поднял взгляд – если сорвёт шишку, надо успеть отбежать), толкнул пришельцев в лицо, а потом в спину – вперёд! Но они устояли на ногах.

Он был прямо перед ними. Портал, сквозь который туристы приезжают на курорт, настолько широк, что в него свободно пройдёт и самолёт, и даже прогулочный челнок, которым туристов возят на Луну и ближние планеты. А тут – словно дверь. Они ещё спорили, мог бы пройти «Тур» или нет. Мог бы, доказывал Умник, впритирочку, но мог. Портал открывался куда-то в чащу леса, а над ней... Какой он красивый, ведь сумели же такое построить!

— Смотрите, листья! - Тевейра в восторге. Да, ветер дул теперь насквозь, туда и оттуда, и очередной его порыв занёс «оттуда» несколько золотистых листьев. В Старом Мире осень... Никак не привыкну, подумал доктор. Здешний год длиннее. Месяцы назвали так же, но там уже осень. - Ой, как красиво там... и пахнет так приятно... Это что, башня?

— Это Университет. Университет Королевства Тегарон, один из крупнейших.

— Да?! - Тевейра смотрела, крепко сжимая Майера за руку. - Мама рассказывала. Это правда Тегарон? Мне страшно... по-настоящему, а вам?

— Немножко, - возле порталов не может не быть страшно. - Попробуйте. Вы же хотели, верно? Просто шагните и протяните руку.

— Боюсь, - призналась девушка. - Не отпускайте меня! Пожалуйста!

— Не бойтесь, - Майер крепко взял её за другую руку. Действительно, как там чудесно пахнет. Всё изменилось, кроме Университета, всё такой же величественный. - Не отпущу.

Тевейра не сразу решилась протянуть руку... но решилась. Протянула, сорвала «с той стороны» травинку, отступила на шаг. И тут же проход закрылся.

Раскат грома над головой. И снова порыв ветра, сбил дыхание и чуть не повалил их обоих. Тевейра выпрямилась, смеясь, сжимая в руке травинку.

— Ой, как в сказке! Почему гром? И где проход?

— Постоим – снова откроется. А почему гром, не знаю. Здесь всегда что-нибудь странное случалось. У меня иголочки по всей коже, а у вас?

— У меня тоже, - удивилась Тевейра. - Давайте вернёмся! Здесь так здорово... но страшно, если честно.

Остаток дороги она смотрела на травинку – колосок – которую взяла на память из Тегарона. И молчала. Улыбалась и молчала.

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 3, 113, 18:00

Они молчали следующие четыре часа. Ну почти ни звука.

Пообедали – Тевейра была очень голодна, а в этом их ресторане приготовили отменно, ничего не скажешь. О туристах заботятся. Основная статья дохода этого странного образования – вроде бы все понимают, что Стемран уже сам по себе, а устоявшихся юридических отношений со Старым Миром ещё нет.

Погуляли. И тоже молча – Майер лежал в палатке, захотелось, как в старое доброе время, и думал о своём. Тевейра вытащила его через час. Как тут спокойно! И безопасно! Не верится, что ещё двадцать шесть лет назад тут кругом роились и облака-терминаторы, и пожиратель мог вылезти из-под земли в любой момент, и много прочей механической дряни, которая успела обосноваться в Лесу. Так и не поняли, кто оставил здесь всех этих роботов, почему Лес сжился с ними, и почему вдруг стал противостоять – помогать, если можно так выразитьс я, людям.

— Почему вы молчите? - поинтересовалась Тевейра, когда они пришли, а часы тихонько пискнули на запястье доктора. Сейчас снова модно носить настоящие вещи, под старину. Часы, авторучки. Понятно, что в современные часы умудряются столько впихнуть, что и часами-то не назвать – и вычислитель, и проектор, и «лампа тьмы» для тех, кто хочет вздремнуть, и собственно часы, и плеер... А вот у меня просто часы, подумал Майер. Реплика старинной знаменитой марки. Всё движется по спирали.

— Не знаю. Честно, не знаю. А вы?

— А я не молчу! Я всё время о себе рассказываю! Просто не словами.

— Вы меня разыгрываете? - доктор потёр лоб.

— А вы попробуйте. Возьмите меня за руку. Вот, а теперь подумайте, что я больше всего люблю есть?

— Сырую рыбу с тушёными овощами, - предположил Майер. Вот откуда-то пришло в голову, и всё. Да как пришло – как будто перед ним стоит блюдо, и глаз радует, и пахнет так, что язык проглотишь!

— Точно-точно! А как я сплю обычно?

— На правом боку, - Майер медленно поднялся. - Правая рука под одеялом, левая сверху. Вейри, это правда не розыгрыш?

— Нет, - она смотрела на него, и от взгляда мутилось в голове. - Простите. Я вас обидела? Просто хотела, чтобы вы перестали меня стесняться!

— Вы такая необычная, - он снова потёр лоб. - Вы все так умеете?

Она отвернулась.

— Вейри? - позвал Майер через минуту. И когда он научится следить за языком?

Девушка развернулась – резко, стремительно – и толкнула его ладонями в грудь. Ещё момент – и вот она сидит верхом на его груди, прижимая плечи доктора к дивану, гневная и мрачная.

— Я одна! Я одна такая! - глаза её наполнились слезами. - Я бы ударила вас, но вам это нравится! Когда женщины дают вам пощёчины!

— Простите, Тевейра, - Майер на миг растерялся. - Я больше не буду.

Она долго смотрела ему в глаза, кивнула и отодвинулась. Уселась и мрачно уставилась в пространство.

— Будете, - возразила она хмуро. Майер не без труда уселся, пододвинулся, взял её за руку. Девушка молча освободилась, продолжая смотреть в сторону, насупившись. И Майер неожиданно почуял. И улыбнулся.

— Перестаньте, Тевейра, - он снова взял её за руку. - Ну в самом деле! Не притворяйтесь!

Она расхохоталась, и снова повалила его на спину (какая сильная, подумал доктор), склонилась над ним. Во взгляде её читалось обожание.

— Здорово! Нет, правда! Вчера вы почти совсем ничего не чувствовали! Только не говорите так больше!

— Не буду, - снова пообещал доктор и Тевейра обняла его, прижалась к плечу.

— Молчите, - велела она. - Я знаю, что вы хотите сказать. «Тевейра, что мне теперь делать? Как же мы будем жить втроём? Что будет завтра?» Вы маму замучили такими вопросами. А я не позволю!

— Вы меня пугаете, - признался Майер, вновь растерявшись.

— Знаю. Простите меня! Я так рада, что вы рядом... - и она уткнулась лицом в его грудь. - Не рассказывайте ничего. Ни сегодня вечером, ни завтра. Я буду рассказывать, да?

— Да. Я хочу слышать ваш голос.

— Да-да. А теперь молчите! Просто лежите и слушайте Лес.

— ...Вейри? - позвал доктор минут через тридцать. Закат надвигался, а вместе с ним приходили сумрак и прохлада. - Может, перебраться в палатку? Вы как, не проголодались?

— Ой, нет, я наелась на неделю! - она уселась. - Приготовьте пока всё в палатке, а я вам ужин сделаю. Не спорьте! Вы же хотите есть!

- - -

Как всё изменилось, подумал доктор. Тогда мы даже в броневике побоялись бы оставаться в Лесу. Только в воздухе, да повыше, да под силовыми полями. А сейчас – сейчас никакой опасности. Даже намёка. Лес принял людей, и только Умнику мерещится что-то неладное. По словам Рони, Умник постоянно говорит, обиняками да полунамёками – что-то будет, это спокойствие кажущееся.

— Здорово, да? - Тевейра зажгла лампу. - Переодеться?

— Что, простите?

— Переодеться для вас?

Он понял, о чём она, и ему стало нехорошо. Нет, наоборот, стало настолько хорошо...

— Да, - он смотрел в её глаза, и она не отводила взгляда, и улыбалась. Палатку уместнее назвать домом – настолько высока и просторна. Или крепостью – её хрупкость обманчива, когда включена защита, не взрежешь и не сомнёшь, не каждое оружие возьмёт. Армейская. Оставил себе на память. Правда, именно в ней его и сцапал пожиратель...

— Майер, - позвала она. - Только я и вы, да?

— Да, - он потёр лоб. - Простите. Только я и вы.

...Он смотрел, как она переодевается... ведь знает, что делает, вгоняла его то в жар, то в холод – неприступная и близкая одновременно, суровая и ласковая, гневная и нежная... Она облачилась в другой тефан – он казался полупрозрачным, и взгляд (а может, воображение) позволял видеть её всю. С головы до пят. Великое Море... как она умудрилась остаться нетронутой? Он не спрашивал, сколько у неё было клиентов, но понимал, что много.

Она уселась перед ним, нахмурилась... Майера как холодной водой окатили. И пропало, исчезло желание, жар угас, осталось просто восхищение. И её притягательный, чарующий аромат...

Она придвинулась, взяла его за плечи.

— Так я это делаю, - шепнула она и поцеловала. Впервые поцеловала в губы. - Вы ничего не хотите и не можете, верно? - она улыбнулась. - Меня никто не тронет, если я не захочу. Майер, не надо! Не думайте о них! Я ваша, неужели вы не понимаете? Только ваша!

Он прикрыл глаза.

— Посмотрите на меня! - потребовала она. - Майер, ещё раз закроете глаза, я обижусь! Очень сильно обижусь!

Он повиновался. Пусть будет, что будет, решил он. Хватит уже беспокоиться о том, что не в моей власти. Я не обижу её. А всё остальное неважно.

— Умница, - она поцеловала его ещё раз. - Ложитесь! И спрашивайте. Вам так приятнее, я знаю.

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 4, 113, 1:25

Майер проснулся, как включился – «все системы функционируют нормально» . Смешно. Сейчас он может над этим посмеяться. Тевейра спит рядом, прижавшись к нему. Вроде и ложились к разным стенкам, но вот она, рядом. Улыбается, и не знает, что я сейчас вижу её всю, и что в голове опять становитс я горячо...

Она потянулась, медленно и сладко, и отвернулась, продолжая улыбаться, натянула на себя покрывало. Майер улыбнулся. Я всё равно видел. И она знает, точно, знает. Мерона, Мерона... ладно, Майер, хватит причитать и думать о том, что не в твоей власти. Живи сейчас. Вот как она. И не бойся будущего. Как она не боится.

Организм требовал совершить одно конкретное и неотложное действие. Майер набросил плащ – ночь всё-таки – взял фонарик и пульт, палатку так просто не открыть. Тевейра попросила оставить потолок полупрозрачным. Какая роскошная Луна!

...Организм быстро удовлетворился и намекнул только, что утром будет жутко голоден. Вот я и выспался, понял Майер, и могу теперь гулять по Лесу до умопомрачения. Не этого ли хотел?

Ему показалось. Вначале показалось. А потом сработал рефлекс, уже почти что инстинкт – опасность рядом. Тогда это тоже было так: человекоподобная фигура, она брела по лесу, вроде сама по себе, но вдруг ускорялась, невероятно ускорялась и оказывалась рядом с тобой. И распадалась на облако крохотных, прочных и очень агрессивных «пчёл» . Терминатор. Броня высшей защиты была только у военных, нам выдали что-то попроще, и однажды мы видели, как туча пожирает человека, на котором был вот такой вот лёгкий костюм. До сих пор не забыть тот кошмар.

Движение справа, на границе видимости. Майер посветил фонариком – животное, кто ещё может быть? Но фонарь выхватил не животное, а человеческий силуэт. Человекоподобный.

Рефлексы сработали мгновенно – повернуться, включить костюм в режим зеркала – быстро истощит батареи, но если не включить – сожрут заживо. И бегом назад, туда, где с небес спустится боевая машина, и подберёт тебя... Он не успел понять, что нет машины, нет костюма, что никакие сенсоры ничего не включат. Нет уже роботов, нет войны, ничего нет.

— Майер? - окликнули его. Он чуть не вскрикнул. Тевейра, в своём полупрозрачном тефане. Когда успела надеть? - Что такое? На вас лица нет!

— Там, - Майер снова посветил. Никого и ничего. Естественно, взбредёт же такое в голову! В палатке полно датчиков, и настраивал и их именно на роботов. Незаметно не подползёт.

— Вам приснилось, - она обняла его. - Там ничего нет. Лес добрый! Он никого сюда не пустит! - она поклонилась – надо полагать, Лесу. Майер повторил её жест. - Идёмте, рано ещё!

— Я уже не усну, Вейри.

— Посмотрим! - улыбнулась она. - Всё, бегом в палатку, я сейчас приду!

Он чуть не покраснел. Вейри так выглядит в свете Луны... Он понял, что она ждёт, пока он отвернётся, и поспешил назад.

- - -

Когда он снова проснулся, рассвет уже накатывал на Лес. Ещё минут десять, и солнце ударит сквозь крышу им в лицо. Тевейра лежала рядом, и теперь он точно всё помнил, каждую деталь. Она пришла, и разделась, так же, как раздевалась до того, и в лунном свете выглядела... не описать. Повязала пояс от тефана поверх головы и легла к нему. На невольный вопрос, зачем закрыла голову, пояснила – нельзя. Всё остальное ваше, доктор Майер. Пожалуйста, не обижайте меня. Так и сказала – не обижайте.

Как он мог её обидеть? Она прижалась к нему, и снова бросало то в жар, то в холод. Он погладил её – просто погладил, не прикасаясь нигде кончиками пальцев, да и толку от кончиков, в которых всё давно умерло, и вживлённые датчики просто сообщают, что примерно нужно чувствовать. Но она чувствовала, и выгибалась, как кошка, и ей было хорошо, и то было не притворство. Странная была близость без близости, и нет, не напрасно она завязала голову, ведь пальцам хотелось именно туда.

Не обижайте меня!

Ещё позавчера я не знал, что ты существуешь, а сейчас не знаю, как это возможно – мир без тебя. Мерона, ты всё поймёшь и увидишь – мы были с ней, и не были, она не хочет становиться между нами, хотя и ей очень трудно сдерживаться...

...Меня взяли в обучение с тринадцати лет. Как только встретила первую Луну, сразу взяли. Мама со мной долго говорила, и стеснялась немного, а я всё сразу поняла. И вовсе не думала ничего плохого, что может быть плохого в том, что самое естественное между людьми? Ну конечно я всё знала, это вы только так думаете, что дети ничего не понимают и не знают. Десять лет нас учили и голова трещала, и чего только не было! В школе все учатся по семь лет, а у нас было три, и предметов гораздо больше! А медицина? Я ужасно боялась и противно было, а потом научилась и привыкла не замечать. Ну за младенцами же ухаживаем, и ничего! Люди же, и всё, что внутри – тоже люди, без этого никак. Ничего, сумела, у нас все работают в больницах, два года обязательной работы и учёбы, и розг там не жалеют! Да, я не шучу, именно розги! Мама учила нас, ей было труднее всего, ведь все Aena Rinen из Старого Мира отказались обучать её – выскочка, из бедняков, да ещё учёный, а на таких смотрят как на зачумлённых. Мама говорит, её приговорили к смерти там, в Старом Мире, за то, что посмела назвать себя хозяйкой Луны, за то, что обучила нас и за то, что мы следим за порядком. Но я точно знаю, они приезжали к нам, девочки их видели, и парни тоже, а двое даже работали с ними. Они не извинятся, но я думаю, они маму не тронут... А потом было самое страшное, когда мы начали учить эти точки, и как управляют человеком, и как чувствовать мысли, и обучались терпению, и учились играть совсем другого человека, а потом сбрасывать его, я не объясню вам, это как змеи кожу сбрасывают. Я так пугалась, знаете, очень трудно не потерять саму себя! Ты так привыкаешь ко всему наигранному, и вживаешься в выдуманную жизнь, и нужно потом расстаться , и забыть его или её. Да, я и с женщинами была... Ой, ну вы как маленький! Эти гадости про нас выдумывают, неужели не понятно? С женщинами труднее, нам не бывает наспех, это вам, мужчинам, немного нужно, получили своё, и через пять минут вас не добудиться. Что, не так? Ой, ну сразу обижаться! Это просто природа, вот и всё, я же не в укор вам. Да. И языки тоже изучали, конечно, и там тоже розги, не то число, не то наклонение... Айри, вы как маленький, ну правда! Хорошо, я скажу. Только я касаюсь клиентов, они меня не смеют. Нет, ниже пояса – никогда, за это у нас могут и казнить. Очень строго! Успокоились? Сколько у меня их было? Я отвечу, но только один раз. Девяносто три. Все остались довольны, кроме вас. Ну дались вам женщины! Двадцать их было. Я с ними отдыхаю, а с вами так устаю... Нет, я не про вас лично. Не обижаетесь? Айри, это очень интересная работа. Знаете, что мама говорит? Что если клиент от тебя ушёл таким же, каким пришёл, ты не заработала свои деньги. Они должны уходить лучше, чем были. Да. Да-да-да! Вот поэтому нужно всё забывать, поэтому нужны новые имена. Да. А знаете, что мне будет, если узнают, что я вам рассказала? Сказать, что будет? Я знаю, что вы не скажете. Да я почти ничего не рассказала, что вы. Только самое главное. Хотя вру, вы у меня самое главное. Да. Всё, я устала, подвиньтесь! Всё ваше, кроме головы... Не обижайте меня!

Мерона, я и не знал, что ты на такое решилась. Я думал, ты просто имитировала, создала что-то похожее. А ты пошла к самым истокам, и повторила, как смогла, всё, чему их там учат, у нас, в Старом Мире. Нет, я не буду называть людей плохими словами, даже мысленно. Постараюсь. Пусть Мерона обзывает, если есть за что. Тевейра сказала: не терплю гадких слов. А знаете, почему не терплю? Потому что слова сбываются! Говорите о себе плохо, и станете плохим! Не смейтесь! Ой, вот о маме так не смейте. Даже когда она вас зовёт мерзавцем, она вас любит, а не обзывает. А мерзавцем зовёт за дело, и вы это знаете, а ещё потому, что вы не цените добрые слова. Вот опять вы обижаетесь... Всё, молчите, а то уйду! Смотрите, какая Луна...

Великое Море, как мне хорошо...

Тевейра пошевелилась.

— Я чувствую, - прошептала она. - Вам хорошо, и мне хорошо. Хотите? Сейчас, когда меня видно?

Майер молча покачал головой. Не смогу остановиться. Нет, не сейчас.

Тевейра улыбнулась и прижалась к нему.

— Тогда вставайте и варите кофе, - распорядилась она. - У нас ещё два часа времени! Я вам столько хочу показать!

Стемран, в пути, Техаон 4, 113, 18:10

— Айри, - позвала Мерона. «Карета» оказалась древним «Ястребом» , представительским автомобилем прошлого века. Точно, из коллекции Умника. Огромный салон - дюжина людей туда влезет без усилий и будет сидеть, друг другу не мешая. А если их всего четыре, то и выспаться все смогут с удобствами, а уж что там на борту есть из развлечений, можно минут пять перечислять. Странная страсть у Умника. Видимо, не знал он хорошей жизни в детстве, раз так полюбил роскошные машины. Пусть даже очень старые.

Майер обернулся. Тевейра спала в дальней части салона и полупрозрачная занавеска отделяла её диванчик от остальных.

— Она нас не слышит, - пояснила Мерона. - Пусть отдохнёт. Спасибо тебе.

— Прости?! - растерялся Майер. Мерона рассмеялась. Тевейра, за занавеской, улыбнулась и потянулась – как там, в палатке.

— Прощаю, прощаю. Усы сбрил? Замечательно. Прости и ты, с ними ты выглядел пошло, сейчас так не носят. Спасибо за ночь, которая у вас с ней была.

— Ты всё знаешь? - Мерона не выглядит разгневанной, хотя кто её знает.

— Она мне не рассказывала. Ни словами, ни мысленно. Я не лезу в её личную жизнь. Просто я вижу, как она сияет, - Мерона поцеловала его. - Она мудрее, чем ты думаешь. Не обижай её, пожалуйста.

— Что-то случилось? - «Ястреб» делал три с половиной тысячи километров в час, на высоте пяти километров. Шесть часов им быть в пути. Какой вид внизу! - Ты сумрачная.

— Спасибо, что заметил, - Она положила голову ему на плечо. - Политика, Айри. Моё дело, прости, что так называю, очень доходное. Стемран готовит третье, заключительное обращение к Великим Домам с просьбой признать его Великим Домом. Большая игра, большие деньги. Иногда мне кажется, что все мерзавцы и подлецы мира крутятся вокруг нас. Всем охота получить кусочек власти.

— С тебя деньги требуют?

— И это тоже. Ты же знаешь. чему я учу своих детей. Это же готовые агенты для любой спецслужбы. А они все тут толкутся, не продохнуть.

«Детей» , она сказала.

— Если они все так воспитаны... это подвиг, Рони. Тем более, тебе все отказались помочь.

— Не проболтайся при других, - спокойно заметила Мерона. - Я не лезу в ваши с ней отношения. Да, я не ревную, уже не ревную. Я знаю, она тебе рассказала, ты ведь любопытный у нас. Но если ты проболтаешься при других, мне придётся её наказать и отстранить.

Майер вздохнул и хотел было по привычке прикрыть глаза. Всегда прикрывал, если чувствовал себя неловко. Не смейте, доктор Майер! Смотрите на меня! Мы же все ошибаемся, да? Так признайтесь с открытыми глазами! Я всё пойму!

— Она тебя дрессирует, - улыбнулась Мерона, словно всё могла видеть. - Это замечательно. Я уже не смогу, привыкла я к тебе, пожалею... А она не станет терпеть то, что может исправить.

Майер молча погладил её по голове.

— Хорошая у меня дочь, правда? Ты бы уже спросил какую-нибудь чушь, вроде «Рони, как же я с вами двумя теперь? Что же мне делать теперь?» А сейчас молчишь. Она у меня умница! - Мерона выпрямилась, посмотрела Майеру в глаза.

— Умница, - подтвердил Майер. - Если честно, я сам ещё в себя не пришёл.

— Ничего удивительного. Ты ничего не чувствовал почти двадцать лет, а тут мы обе.... Работа, да? Когда становилось совсем паршиво, ты работал? Я читала твои статьи, это супер! Если тебе не дадут Всемирную в этом году, значит, там одни негодяи.

Майер улыбнулся, погладил её по голове.

— Вернёмся от Умника, я тебя обследую, - Мерона улеглась на сиденье, положила голову ему на колени. - Полежишь пару дней в клинике. Тевейра будет рядом, если захочешь. А потом будем тебе работу искать.

— Вообще-то у меня деловой визит в Институт. Официально. И всё.

— Ну а мы куда летим? Ты же приехал, чтобы остаться. Так и сообщишь в свой институт.

— Мне придётся вернуться на несколько дней, чтобы всё оформить и получить визу.

— Вернёшься, тоже мне, проблема. Возьми девочку с собой. Она боится одна ехать в Старый Мир, а с тобой куда угодно поедет. Устрой ей каникулы!

— С удовольствием.

Она взяла его ладонь и прижала её к своей щеке.

— Мне нужна помощь, Айри. Ты мне можешь очень помочь. Если будешь рядом и если Тевейра будет счастлива. Тогда я точно справлюсь. А без работы не останешься, не бойся.

Майер вздохнул.

— Умница. Не говори, когда слова не нужны. Всё, умолкаю, я точно от тебя заразилась!

Майер тихонько рассмеялся.

— Очень хочу, - призналась Мерона, глаза её подёрнулись дымкой. - Но не смогу, когда она рядом. Давай, спрашивай, а то ведь изведёшься. Умник знал, как тебя подцепить.

— Что он имел в виду?

— С кем я проводила ночи? Со многими. Работа такая, особенно если ребятишки не справляются. Иногда я сама всё делаю, за них.

Майер молчал. Отчего-то уже не накатывала жгучая волна, смесь гнева и обиды. Как ребёнок, право слово. Умник прав. Он грубиян, пошляк и циник, но никогда не добивает, не смешивает с грязью, не опускается до подлости.

— Вот и хорошо, - она открыла глаза, погладила его по щеке. - Ко мне никто не прикасался, ты знаешь теперь. Ни ко мне, ни к ней. Как я не спятила до сих пор, не понимаю. Наверное, верила, что ты вернёшься. И вот ты здесь.

— Поясни мне как физиологу. Если к ним не прикасаются, а прикасаются только они сами, как они не сходят с ума?

— О, это просто. Только к голове нельзя прикасаться. Что ты кривишься? Если они к тридцати годам не решают завести семью, я их отпускаю. Потому что иначе не выдержат, и никакие упражнения и сублимация не помогут. Потом, когда их дети уже не требуют постоянного присутствия, они могут вернуться. Четверо из пяти возвращаются. И возвращаются настоящими Стражами. Уже не дети, уже сами могут обучиться на хозяев.

— А остальные двадцать процентов?

— Они уезжают обеспеченными, если по глупости всё не спустят. Находят себе другое занятие. Конечно, им кое-что строго запрещается и мы всегда следим. Если хозяйка вызывает, они обязаны приехать. Нет, не на работу – на обследование. Мы не бросаем их, если они уходят. Остаёмся друзьями, настоящими друзьями.

«Мы» . Значит, она не одна такая здесь.

— Ты довольна?

— Я ещё и счастлива. Айри, не любопытствуй. Тут ничего грязного, я бы с таким не стала связываться, но меньше знаешь – лучше спишь. Говорю как Aenin Rinen .

Майер не выдержал, захохотал, Мерона легонько шлёпнула его по щеке.

— Ну у тебя и карьера, Рони!

Тевейра отдёрнула занавеску.

— Ой, я так быстро выспалась! Какая прелесть! - она восторженно хлопнула в ладоши, посмотрев за окно. - Нам ещё долго? - она посмотрела на довольную Мерону и никакой тени не скользнуло по лицу девушки. Наоборот, к изумлению Майера, Тевейра обрадовалась тому, что увидела.

— Часа три с половиной, - Мерона потянулась – аккуратно, чтобы не свалиться. - Ну, раз мы тут все вместе в интимной обстановке, надо чем-нибудь заняться... - Майер оправдал ожидания, смутился. Вот напасть! Ведь думал, что навсегда разучился! Обе женщины рассмеялись. - Мама, я выиграла, выиграла! - пропела Тевейра. - Отдавай его! Он мой!

— Всё-всё, - Мерона уселась. - Забирай это сокровище!

— Не понял, - Майер почесал в затылке. - Вы спорили на что-то? Обо мне?

— О тебе и на тебя, - пояснила Мерона. - Ну не обижайся! Просто сейчас вы с Вейри пойдёте пить чай, или что ты захочешь, а я не стану вам мешать. Посижу почитаю. Сто лет уже не читала в спокойствии!

- - -

— Вы не обиделись? - Тевейра в который уже раз разлила чай и положила десерт – пирожные с кремом. На одном из таких она и написала свои настоящие доходы.

— Немного, - признался Майер. - Я просто не пришёл ещё в себя. Простите.

— Хорошо, что вы честно! Ничего, мы вас поставим на ноги. Знаете, у мамы дома кругом ваши фотки. Ну всякие, и плоские, как в старину, и фантомы, и говорящие картинки... Не знаю, я только о вас её спрашивала, она ведь только о вас говорила. Как в кино! Прилетает команда героев, и спасает мир от злых машин. И мама среди них. Я о вас обо всех даже книжки писала, дневники то есть, - Тевейра сама покраснел а. Ей идёт, в который раз подумал Майер. - Как мы с вами вместе летим новую планету спасать. И тут вы сами приехали... Я чуть от радости не умерла! И поняла,что на самом деле влюбилась!

— Вы сказали, что больше так не скажете, - не удержался Майер.

— Вот вредина! Я же по-другому сказала! Сейчас чай за шиворот вылью! - пригрозила она. - Будете там ходить мокрый и липкий!

— Больше не буду. Вейри, там, в отеле, вы сказали « Niatta sa » . Что это означает?

Она отвела взгляд. Долго смотрела в сторону, потом посмотрела в глаза доктору, улыбнулась.

— Это последняя просьба. Я просила маму разрешить мне, пусть даже потом она меня накажет или прогонит.

Майер потерял дар речи. Протянул руку и погладил Тевейру по щеке.

— Ужасно хочу, - призналась она шёпотом. - И пусть меня прогонят... Не заставляйте, ладно? Я соглашусь, только скажите, но не говорите, ладно?

— Не буду. Я вас не разочаровал? - поинтересовался Майер, когда немного привёл в порядок мысли.

— Я вас таким и представляла, - она вытерла слёзы. - Вы невозможны! Вы всё время напрашиваетесь на комплименты! Молчите, не вздумайте извиняться! Как мама вас ещё не убила?

Майер улыбнулся, и Тевейра тоже улыбнулась. Вытерла слёзы – словно солнце вышло из-за туч.

— Я сделаю из вас человека, - пообещала она. - Для неё и для себя. Так и знайте!

— Вейри, - Майер взял её за руку. - Мне нужно будет вернуться в Старый Мир. Ненадолго. Оформить документы, продать дом, всё такое. Потом я вернусь в Стемран, насовсем. Поедете со мной?

Она кинулась к нему вокруг столика – только чудом не сшибла всё на пол.

— Да, - она прижалась к его груди. - Да, да, да... Я вас не оставлю! Вас нельзя отпускать!

Машину качнуло. Майер выглянул в окно, прижимая к себе Тевейру.

— Мы поворачиваем, - удивился он. - Что такое?!

— «Ястреб» , «Ястреб» , это Умник, - голос раскатился по всему салону. - Без паники. Небольшое отклонение от программы, не беспокойтесь. Я направляю вас к своему поместью.

— Поместью, - фыркнула Мерона, отдёргивая занавеску. - Прости, Вейри. Умник в своём репертуаре.

— Ещё бы, - отозвался невидимый Умник. - Остынь, Рони, я не подслушиваю частные разговоры. Посадка через десять минут, не забудьте пристегнуться, когда загорится красная лампа. Конец связи.

— Я не помешала? - Тевейра так и сидела на коленях у Майера, счастливая и притихшая.

— Чуть-чуть, мама. Совсем капельку!

Она соскочила с колен Майера и бросилась к улыбающейся Мероне.

— У тебя уже не может быть собственных детей, - заметила Мерона, глядя в глаза Майеру, обнимая Тевейру. - И мне врачи не советуют пытаться. И вот так всё случилось... Но мы же справимся, да?

— Да, мама, - Тевейра посмотрела ей в глаза, серьёзно и внимательно. А потом - в глаза доктору.

— Справимся, - подтвердил тот. - Конечно, справимся.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 4, 113, 23:00

— Как музей! - восторженно шепнула Тевейра. - Как в кино! Мрамор, статуи... Он коллекционер, да?

Умник опередил их.

— Добро пожаловать в моё логово, - Умник спускался по правой лестнице. А всего в фойе их пять, справа и слева и прямо – ведут на второй этаж, и ещё вдали две, у дальней стены. Всё тот же Умник – старый халат, стоптанные шлёпанцы, шаркающая походка, сутулится, усмехается. Но при этом пахнет не как бродяга, а как светский лев – исключительно утончённо, дорогими одеколонами, безумно дорогими благовониями. Чисто выбрит, элегантно подстрижен. Да, время тебя не пощадило, Маэр...

— Рад видеть, - второй Умник появился на левой лестнице и точно так же, шаркая и усмехаясь, спустился к ним.

— Это я для удобства, - пояснил третий, сошедший по центральной. Двое предыдущих обернулись, помахали ему и вновь повернулись лицом к гостям.

— Я насчитал десять ударов по морде, - ещё двое Умников спустились по дальним лестницам. Тевейра ошеломлённо смотрела на всё это, вцепившись в ладонь Майера. - Решил облегчить вам задачу. Ну, что уставились? Рони, я рад тебя видеть. И тебя, естественно, Майер. И вас, милая.

-- Соблюдай приличия! - потребовала Мерона резким тоном. И все пятеро Умников – не синхронно, как подумал было Майер а вразнобой – поклонились. Весьма учтиво. Тевейра поклонилась в ответ, отпустила руку Майера. Подошла на расстояние шага к самому левому Умнику... потом к следующему, вглядываясь в них, приподняв верхнюю губу. Верхним чутьём, подумал Майер, ему сделалось смешно. она пытается понять, кто из них кто верхним чутьём. Девочка так ошеломлена, что чихать ей на приличия.

— Этот! - указала Тевейра на второго слева – Умники так и стояли полукольцом. И сразу же остальные исчезли, остался только тот, на которого она указала. - Угадала! - восторженно воскликнула она.

— Недоработка, - согласился Умник, вновь поклонился ей, уже без иронии и усмешки, Тевейра вернула поклон. - Давай уже, Майер. Врежь как следует старичку. Не бойся, не рассыплюсь.

Майер не заставил себя упрашивать дважды. Врезал от души, Умник полетел на пол, Тевейра в тревоге бросилась к нему, помогла подняться.

— Ты в форме, старина, - Умник потёр челюсть, вытащил изо рта пару эластичных вставок. - Как знал. Зубы-то не лишние. Всё, или ещё охота?

— Хватит с тебя, - Майер протянул ему руку и пожал. - Кончай этот цирк. Давай уже к делу.

— Дела подождут. Иди сюда, - Мерона поманила Умника к себе, когда рукопожатие окончилось. И обняла его, прижала к себе. - Паразит! - потрепала его по голове. - Чтобы не шутил так больше! Люди же, не куклы!

— Виноват, виноват, - Умник довольно улыбался. - Молодая госпожа? - он посмотрел на Тевейру. - Вам не хочется дать мне по морде? Просто так спрашиваю.

Тевейра отступила, схватила Майера за руку и улыбнулась.

— Нет, но ужасно хочу с вами поговорить, - она подняла взгляд, Майер с улыбкой кивнул. - Я про вас столько читала! Про всех!

— Вот и славно, - проворчал Умник, потирая щёку. - Поговорим, а то как же. Ты что, боксировал, что ли? - повернулся он к Майеру. - Чуть челюсть не сломал! Ладно, у меня уже всё готово, пошли ужинать. О делах потом.

— Вы один живёте? - поинтересовалась Тевейра, не переставая любоваться интерьерами. - Так всё красиво! Такой большой дом.

— У вас хороший вкус, - признал Умник. - Не то что у некоторых. Один, один. Вы как, призраков не боитесь? Ну, фантомов. Вы их только что видели.

— Немножко, - призналась Тевейра. Остальные молча следовали, а перед ними сами собой открывались двери, зажигался свет. Любит он устроить представление, подумал Майер. Оттягивается теперь, за столько-то лет.

— Тогда не буду их включать.

— Вы же хозяин! Делайте, как хочется!

— Вы сами сказали! У них у всех будет красная лента на голове, - пояснил Умник. - Не бойтесь. Они послушные, скажете – уйдут, в ваши комнаты сами не войдут. Скажете им «испарись» , и испарятся. Можете попросить у них какую-нибудь мелочь – принесут.

— Эри, ты спятил, - убеждённо заявила Мерона, когда они вошли в столовую Там уже стояли два фантома-лакея. С подносами. Тут же шагнули ко вновь пришедшим, учтиво предложили вино. Настоящее в настоящих бокалах. - Не поняла... они могут носить предметы?! Да?

— Я тоже двадцать лет не терял времени, - пояснил Умник, принимая бокалы и передавая их по кругу. - С ними надёжнее. Да, могут. Не очень тяжёлое пока что.

— Тебе нужна женщина, - вздохнула Мерона, любуясь и вином, и бокалом. - Ты тут совсем свихнёшься. Можно, можно, Вейри. Сегодня всё можно.

— Я сделал тебе предложение, и куда ты меня послала? - Умник смотрел надменно. И расхохотался первым. Остальные присоединились. - Молодая госпожа...

— Я Тевейра!

Теаренти Тевейра, простите. Я давно и безнадёжно люблю вашу маму. И никто больше мне не нужен. Не судьба! Вы-то хоть в это верите?

Тевейра подошла поближе к хозяину дома, посмотрела ему в глаза, взяла его за руку.

— Верю, - отозвалась она ошеломлённо. - Мама, это правда!

Мерона вздохнула.

— Ладно, Умник, будет тебе ужин при свечах. И не более. Остальное получишь от фантомов.

Тевейра расхохоталась, виновато посмотрела на Умника. Тот подмигнул.

— Ловлю на слове. Ну, мои дорогие? - Умник потёр руки. - Вы в отличном настроении, это здорово, новости у меня неприятные. Но это потом. А пока – прошу к столу! Какую музыку вы предпочитаете в это время суток?

Тевейра снова расхохоталась, осеклась, вытирая слёзы. Но Мерона только улыбнулась ей и потрепала по голове.

— Что-нибудь природное, - предположила Мерона. - Да? Я же знаю, ты записывал всё подряд, вой волков, песни китов...

— А они поют?! - восхитилась Тевейра. - Поставьте! Очень хочу послушать!

— Вот и славно, - покивал Умник. - Садитесь, садитесь. Такую встречу надо отметить.

- - -

— Он такой странный, - прошептала Тевейра. После ужина Умник не стал ничего рассказывать, а просто показал, где чья комната и где найти карту дома. На кухне, пояснил он, командуйте сами, что найдёте – ваше, ешьте или пейте, ни в чём себе не отказывайте. Я готовить не люблю. Только если очень попросят. Мерона в очередной раз ласково назвала его свинтусом и Умник удалился, довольный донельзя.

Тевейра с Майером бродили по второму этажу. Всего тут пять этажей, правда, последние два – в башне. Прямо-таки замок!

— Да, - признал Майер. Картины – прелесть! Даром что репродукции. - Мы все странные. Уже поздно. Я спать, а вы?

Они стояли напротив входа в её комнаты, и Майер почти физически ощущал её и своё желание.

— Нет, - Тевейра прижалась спиной к стене, прикрыла глаза. - Вы с ней, Айри. Она столько лет вас ждала! А я теперь смогу ждать, сколько нужно. Идите, - шепнула она. - Идите! - повторила громче, толкнула его, - она ждёт вас. Идите, пока я не передумала!

— Айри? - позвала она, едва он сделал первый шаг. Доктор обернулся.

— Не обижайте её, - попросила Тевейра. Открыла свою дверь и бросилась внутрь, и сразу же захлопнула. Щелчок – дверь заперта.

Майер удалялся и ждал, вот-вот услышит, как Тевейра плачет там, по ту сторону двери. Но не дождался. Или хорошая звукоизоляция, или...

Он не стал додумывать «или» . Просто открыл дверь, за которой его ждали, вошёл и закрыл за собой.

- - -

— Так, милый, давай-ка покончим с этим, - Мерона уселась. - Ты, небось, думаешь, что девочка сейчас страдает, рыдает, места себе не находит? Отвечай.

— Думаю, - признался Майер.

Она сделала ему массаж, поставила свою любимую музыку, а потом... потом нахмурилась и сидела так минуты две. И вот заговорила.

— Айри, она профессионал. И очень заботливая, если ты не заметил. Делает всё, чтобы тебе с ней было хорошо. Она становится при тебе взбалмошной, потому что ты таких любишь. Знаешь, что она сейчас делает? Читает. Или смотрит фильм. Или рисует. Она хорошо рисует! Сейчас она не думает о тебе, не думает обо мне. Ясно?

— Ясно, - он прикрыл глаза и получил пощёчину.

— Не смей! Я тоже не плачу, когда ты с ней, и тоже потому, что не думаю. Нахожу себе занятие, ухожу в него с головой. Потому что хочу на следующий день увидеть её и тебя и понять, что люблю обоих, что всё для вас сделаю. А ты? Ты готов всё сделать для неё?

— Да, - Майер ответил, почти не раздумывая.

Мерона долго смотрела ему в глаза.

— Верю, - поцеловала его. - Не думай о нас плохо. Нам и так непросто. И не думай при ней обо мне! Она всё чувствует!

— Это вы умеете забывать что хотите и думать о чём нравится. А я простой смертный, знаешь ли.

— Я научу, - пообещала она, улыбаясь. - Или она. Если попросишь.

Майер закрыл глаза. Слишком много всего изменилось за эти два дня. Как тут привыкнуть? Мерона улеглась рядом, погладила его по щеке.

— Я скажу тебе, чего я добиваюсь. Я хочу, чтобы Стемран стал Великим Домом. Нам многие стараются помешать. Все, кто сейчас тут наживается, кто скупает здешние земли для фабрик и полигонов, кто торгует тут дурью, кто разоряет Лес. Но мы добьёмся, чего хотим. И вычистим всю эту мерзость. Ты очень вовремя явился, у меня уже почти не было сил...

— Как смог, - холодно ответил Майер.

— Дурачок... я же сказала то, что думаю! Вот привычка искать второй смысл! Помоги нам, Майер. Тогда всё, что мы тут потеряли, будет не зря. Лес нас отблагодарит.

— Ну прямо божество!

— Да. Великая Матерь там, Лес здесь. Всё правильно. Ты же был в Лесу. Ну, хватит. Поговорим об этом втроём или вчетвером, ладно? А сейчас только ты и я.

«Только я и вы, Майер, да?»

— Перестань. Она чувствует, когда ты думаешь о ней. Всё, - она погасила свет. - Не сейчас. Ты не со мной, и не с ней, ты сам не знаешь. чего хочешь. Просто спи, мой милый, - она поцеловала его. - Отдыхай, - и провела ладонью по его лицу.

И Майера накрыла тёплая, нежная и целебная волна. Накрыла и увлекла за собой.

- - -

...Когда он открыл глаза, на часах было четыре.

— Все спят, - пояснила Мерона, повернувшись к нему лицом. - Кроме нас с тобой. Всё хорошо? Не злишься?

— Немного, - буду говорить только правду, решил Майер, и пусть мне будет хуже.

— Я могу помочь? - глаза её смеялись, а лицо было самой строгостью. - Отвечай мне без слов. Учись!

И снова его растворила волна тепла и нежности. Но сознание не померкло ни на секунду.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 5, 1415 В.Д., 5:05

— Я не смогу без тебя, - призналась она, потягиваясь. - Двадцать пять лет... и Умник, собака, постоянно клеился. Все руки об него отбила. Мне всё время чего-то не хватало. А теперь я знаю, тебя. Слушай, думай уже головным мозгом! Я не об этом!

— Чем умею, тем думаю. «Чего-то не хватало» ...

— Ты чего такой обидчивый? - она уселась. - Бедная моя девочка, сколько ей с тобой возиться...

— Ты можешь ответить на один вопрос? Только не злись.

— Знаю. Ты про её природную мать. Да, она жива и здорова, знает, что её дочь работает здесь, уезжать не хочет, получает прилично и помогает своим родителям. Вот и всё, что их связывает. Тевейра два раза ездила к ним в отпуск. Больше не ездит.

Майер покачал головой.

— Тевейра – её дочь от нелюбимого человека. Встретились, приятно провели время, девушка не подумала, что первая близость может спровоцировать цикл раньше времени. Они никогда не думают. Банальнейшая история. Её не выпустили обратно, законы здесь такие — если ребёнок зачат на Стемране, здесь и родится. Было подозрение, что, если мамаша покинет Стемран, даже ненадолго, то избавится от ребёнка. Её не отпустили, работать отказывалась, жила на пособие. Меня вызвали принимать роды, я оказалась ближе остальных. Она сказала, что не хочет этого ребёнка, что она ей и так уже всю жизнь сломала. Я её удочерила в тот же день.

— Но почему Тевейра помогает им?

Мерона вздохнула.

— Ты же не идиот? Ну и зачем тогда спрашиваешь? Потому что. Потому что Тевейра порядочный человек. Всё, пошли, а то я что-то разозлилась.

- - -

Они вышли в коридор и столкнулись нос к носу с Тевейрой. Вполне бодрой и весёлой. Она перевела взгляд с доктора на мать и обратно.

— Со мной всё хорошо, - она посмотрела в глаза доктору. - Правда! Я по вам ужасно соскучилась! По обоим! Идёмте, мы там с Умником чай пьём и умные беседы ведём!

— Вейри! - укоризненно покачала головой Мерона.

— Он сам сказал так его звать! Ну идёмте же!

Она схватила их за руки и повела. Майер украдкой посмотрел на лицо Мероны и заметил на нём счастливую улыбку.

— Тьфу ты, - Мерона вздрогнула, когда из-за поворота вышел почтительно улыбающийся лакей. - Испарись!

— Мама, ну зачем! - огорчилась Тевейра. - Они такие забавные! Я даже поговорила с одним, так смешно!

— Мне не смешно, - сухо ответила Мерона. - Говорить нужно с людьми, а не с призраками. Ну и где Умник?

— Да здесь, здесь, - услышали они. - Прямо и налево, в библиотеку.

Там, действительно, в кресле у окна сидел Умник, и читал, нацепив на нос старинного вида пенсне. И он тоже любит старинные, настоящие вещи, подумал Майер.

— Вот это да! - ахнула Мерона. Рядом со входом стоял мольберт, а на нём был карандашный портрет Умника. Сидящего в кресле. Тевейра чуть-чуть польстила старому цинику, придала его лицу академическую солидность.

— Превосходно! - восхитился Майер, вполне искренне. Тевейра, стоявшая у мольберта, довольно улыбнулась, взяла карандаш и оставила подпись в правом нижнем углу. Контур листика, и в нём первая буква имени. Листик, подумал доктор. Снова лес. - Вы прекрасно рисуете.

— А Майер у нас вырезает из дерева, - сообщил Умник, не поворачивая головы, вообще не обращая внимания на остальных. - Неплохо вырезает, я бы сказал.

— Ой, правда?! - глаза Тевейры загорелись. - Покажете?

— У меня дома, - улыбнулся Майер, показав Умнику кулак. Тот довольно ухмыльнулся. - Там у меня вся коллекция.

— У меня в кабинете есть инструмент, - снова подал голос Умник. - Дерево тоже есть. Здешнее. Спилено по всем правилам! - он поправил пенсне, посмотрел на нахмурившуюся Тевейру. - У меня всё по правилам. Что скажешь, Майер?

— Идёмте! - Тевейра схватила его за руку. - Ну пожалуйста!

— Идёмте, - согласился Умник, неторопливо снял очки и поднялся на ноги. - Я тоже посмотрю. Заодно и поговорим, о деле.

— Может, хотя бы кофе выпить? - поинтересовалась Мерона.

— Там выпьем. Сам заварю, у вас не кофе выходит, а помои.

Тевейра фыркнула.

— Да вот и сравним, - пожал плечами Умник. - О, и действительно я! Польщён!

— Это вам, - Тевейра протянула ему портрет. - Ну зачем вы такой ворчливый! Вы же хороший!

— Видишь, Мерона, - Умник поджал губы. - Даже ребёнок понял! Всё-всё, без рук. Спасибо, теаренти Тевейра. Повешу на самом почётном месте! - он подозвал фантома и вручил ему картину, молча указал на дальнюю стену. - Всё, идёмте.

- - -

Кабинет Умника всегда был свалкой. Свалкой и остался. Только теперь на этой свалке вся рухлядь была современная.

— И вы тут работаете?! - недоверчиво осмотрелась Тевейра. - Ужас!

— Ужас, - кивнул Умник. - Вот видите, и здесь недостаёт женской руки. - Он вытащил из-под рулонов бумаги три старых стула и жестом пригласил гостей присесть.

— Да, я бы вас заставила всё это разобрать, - согласилась Тевейра. - Как миленького! Ну так же нельзя!

— Да можно, можно, - Умник долго копался в кармане халата, наконец, вытащил пульт. У дальней стены в воздухе повис молочно-белый, зыбкий на вид круг. Экран. - Майер, инструмент вон в том шкафу. Дерево там же.

— Сидите, - Тевейра сжала плечо Майера. - Наверное, это важно. Я принесу.

Умник пробрался в дальний справа угол, совсем рядом с кругом, и вскоре там вспыхнул синий цветок – горелка. Настоящая газовая горелка!

— Так вот, - он махнул пультом и на экране появилась диаграмма. - Слушайте внимательно, повторять не буду.

- - -

— После того, как мы необратимо повредили мозговые центры, - продолжал Умник, - лес завершил их уничтожение. Мы наблюдали из космоса: везде возникали кольца Реама, и в центре всегда были силы противника. Лес порождал специальные формы жизни, обычно это были грибы и простейшие, которые выводили противника из строя. Через месяц после разрушения мозговых центров роботов уже не было. Ещё два месяца наблюдались отдельные пожиратели, но в итоге лес поглотил и их тоже.

— Что такое кольца Реама? - поинтересовалась Тевейра. Доктор пересел за один из столиков, смахнув с него бумаги и всё остальное, и слушал, не отрываясь от работы. Тевейра тоже слушала, почти не глядя на диаграммы. На то, что вырезает доктор, тоже не глядела – он этого не любит.

— Когда лес встречает что-то инородное, - охотно пояснил Умник, - он выстраива ет вокруг него живой барьер. Ну как живая изгородь. Самое большое кольцо было поперечником пятьдесят метров и высотой в пять. И такое вот кольцо начинает сужаться, иногда очень быстро, за десять-пятнадцать минут, изолирует и поглощает чужеродный объект. По возможности, ассимилирует. Съедает, то есть.

— Как лейкоциты, да? - Тевейра посмотрела ему в глаза.

— Как лейкоциты, совершенно верно, - Умник благосклонно посмотрел на Тевейру. - Так вот, микроскопические кольца наблюдаются часто. Лес таким образом избавляется от природного и техногенного мусора, от тел крупных животных. Я исследовал эти феномены и вот что нашёл, - Умник возился с пультом, время от времени бормоча проклятия. - А, вот оно. Смотрите.

По экрану пробежали зелёные волны.

— Волна состоит из отдельных малых колец. Не более метра. Обычно гораздо меньше, глазом не заметить. Туристы часто пугаются их, такие кольца могут спадаться на глазах, и если там стоять – может цапнуть за ногу. Неопасно, но неприятно.

— Это же кусачки! - удивилась Тевейра. - Мы на спор в них становились, кто вовремя выпрыгнет... Так вот что это такое... ой, простите! - Умник улыбнулся и перевёл взгляд на Мерону.

— Большинство из них возникают под землёй, просто так не заметить, - закончил он мысль.

— Откуда у тебя сведения? Чем ты их фиксируешь?

— У меня сто эфемеров над планетой летает. Такие маленькие спутники, с ладошку, - пояснил Умник Тевейре. - Трофейные, с войны остались. Только никому ни слова. Такое только правительству позволяется. Короче: каждое кольцо излучает в известном радиодиапазоне. Собственно, так они и общаются.

— Ого, - Мерона встала. - Есть закономерность?

— Конечно, - снисходительно подтвердил Умник. - Лес – большая саморегулирующаяся система. А это его эффекторы, манипуляторы. Вот смотрите, такой картина колец была непосредственно перед атакой на роботов. Видите? Вот такие волны были перед разрушением мозговых центров противника. А вот это, - он щёлкнул несколько раз пультом и выругался. Вот пульт мог бы взять и современный! - Вот это случилось вчера. Сравните. Вот это снято за неделю до начала войны с роботами. А это вчера.

— Очень похоже, - Мерона поёжилась. - И что?

— Обрати внимание, откуда разбегаются волны. Видишь?

— Что там такое?

— Здесь, - Умник чиркнул зайчиком указки по экран, - в каждом центре был «зелёный штаб» .

Тевейра в замешательстве посмотрела на мать. - Лесной великан, - пояснила та.

— Ого! - девушка подняла голову. - Так это... это что, генералы Леса? Да?

— Вроде того, - поморщился Умник. - Мобильные оперативные мозговые центры.

— А мы их мёдом кормим и верхом катаемся, - прошептала Тевейра в шоке. - Так же нельзя!

— Нельзя, - согласился Умник. - Только не забудьте, что тот великан, который в черте города – подделка. Да-да, очень хорошая имитация, обошёлся в кучу денег.

— Понятно, - Майер привлёк Тевейру к себе, обнял. - Да, это ни в какие ворота! А сейчас в этих центрах что?

— Мы с вами, - сухо заметил Умник. - Я, ты и Мерона. Что уставился? Или мне напомнить, где вы вчера ночевали? Посмотри на карту. Проверь, если хочешь. Да, и главное. Атака Леса на роботов началась в полнолуние. Примерно через пятнадцать минут после астрономической полной фазы. Сейчас пять дней до полной фазы. Первые волны пошли через час после того, как Майер прибыл из Старого Мира. Потом они шли через каждые три часа, а со вчерашнего утра интервалы стали сокращаться. Последняя волна была через два часа сорок семь минут после предпоследней. Полчаса назад.

— Мама, мне страшно! - призналась Тевейра, поёжившись.

— Мне тоже, - Мерона подвинулась к Майеру и похлопала по коленям – садись. Тевейра села и прижалась к ней.

— Вот так, - Умник сложил указку. - Я сделал копии, вот они. Вам обоим. Посмотрите, подумайте. Я уже боюсь смотреть, вдруг найду именно то, что хочется найти. Не вздумайте передавать кому попало! Я теряюсь, что это может значить, и вот ещё что, - он снял пенсне и протёр. - Я могу быть не единственным умником, кто заметил эти волны и их динамику. Да, к слову: Лес атаковал, когда интервалы стали короче десяти минут.

— Когда ты стал изучать эти волны?

— Когда мне в руки попалась оперативная запись с войны, - пояснил Умник. - четыре месяца назад. Случайно нашёл, эти остолопы расколотили один контейнер. Пьяные они летают, что ли... У меня мало времени, и не хочу никого посвящать. Тут нужны сверхвычислители и умные головы. А я только биолог. Рони, у тебя нет мальчишки поумнее, который разбирался бы в динамике волновых систем? А ещё лучше и в фантомных структурах тоже. У меня уже голова пухнет, да и не мальчик уже, мозги скрипят.

— А девочка подойдёт?

— Нет, - вздохнул Умник. - Она меня очарует, начну приставать, она меня пришибёт, много ли старичку надо, и всем нам крышка, потому что Умником был один я.

Тевейра не выдержала, рассмеялась.

— Пришлю мальчика и девочку, - решила Мерона. - Попрошу не калечить. Не насмерть.

— Так я вам напоминаю, - Умник снова посмотрел на собравшихся. - Майер, ты бы уехал. На несколько дней, как собирался. А я посмотрю, что тут будет в твоё отсутствие. Сегодня в полдень тебя ждут в Институте, все бумаги подпишут, не сомневайся. Потом быстро-быстро гони в аэропорт и вали отсюда резво.

— Говори нормальным языком, - потребовала Мерона, с явным неодобрением заметив восторг на лице Тевейры.

— Майер? - Умник посмотрел в его лицо. - Ты понимаешь. что я не шучу?

— Понимаю. Тевейра, ты готова уехать?

— Хоть сейчас! Только домой заскочить, на минутку!

— А неприятностей на работе... - Майер встретился взглядом с Мероной. - Ага понял. Не будет. Моя очередь варить кофе? - Вот, - и Майер показал Тевейре розу. Которую всё это время вырезал из короткого куска дерева. Если бы не цвет, можно было бы принять за настоящую, начавшую распускаться, розу.

— Какая прелесть! - восторг и радость в голосе Тевейры. - Это маме, да? Маме?

— Да, - Майер глубоко поклонился и протянул деревянную розу Мероне. А та... растерялась.

— Она такая красивая, мама? Да? Ну скажи! - потребовала Тевейра.

— Чудо! Айри, ты прелесть, - Мерона поцеловала его. - Спасибо! Умник, иди сюда, иди. Чего дуешься! Вот, молодец, - и поцеловала его тоже. В щёку.

— Меня так в щёчку, а его... Айри, ну скажи, вот чем ты лучше? - Умник почесал затылок. - В биологии я был лучше, в аппаратуре тоже я разбираюсь лучше. Куда ни посмотри, я лучше!

— Ты не умеешь вырезать розы из дерева, - Мерона обняла обалдевшего Майера за плечи. - Вот и весь секрет. Ясно?

Майер не думал, что Умник может так хохотать – от души и весело. В итоге и сам рассмеялся.

— Мальчишки, - покачала головой Мерона. - Обоим в обед сто лет, а туда же! Вот видишь, с кем приходилось работать! - посмотрела она на Тевейру.

— Если бы только раз ответила взаимностью, - вздохнул Умник и поправил пенсне, - я бы так не приставал.

— Ну да, ну да. Как ты говорил – если каждому давать...

— Мама!! - Тевейра потрясена. И тут Мерона сама расхохоталась.

— Прости, моя милая, - прижала её к себе, крепко-крепко. - С ними по-другому нельзя. Всё, хватит заигрывать, дочь обо мне невесть что подумает! Пошли завтракать! И прогони этих своих призраков, у меня от них мурашки.

— Где именно мурашки? - поинтересовался Умник.

— Я тебе потом скажу, - пообещала Мерона. - Уймись. Тевейра, забери Майера, нечего пошлости слушать. Приготовьте завтрак!

— Вы – кофе, я всё остальное! - пояснила Тевейра, таща за собой доктора. - Я знаю, что вы любите на завтрак! Вот увидите, что знаю!

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 5, 113, 11:20

— Не суетись, - посоветовал Умник. - Нет, вон туда. «Ястреба» я вам не дам, нечего вас баловать... хватит с вас «Торнадо» . А что? Я на нём за грибами летаю, на рыбалку. Резвая машинка. Институт тут рядом, две тысячи километров. Чихнуть не успеете. Теаренти Тевейра, можно, я вас как-нибудь зазову в гости? Вы так готовите!

— Только поэтому? - поинтересовалась Тевейра.

— Конечно, нет! В вашем присутствии вокруг сияет солнце, а без вас наступает унылый вечер...

— Хорош клеиться, - оборвала его Мерона.

— Мам, да ладно, что он мне сделает! - Тевейра хлопнула в ладоши. - Можно? - повернулась к Майеру. - Отпустите, да? У него тут такая свалка! Я его заставлю уборку сделать! Никто же больше не заставит!

— Может, вдвоём приедем?

— На кой ты мне тут нужен? - поинтересовался Умник, брезгливо скривившись. - У тебя ещё Мерона есть, жалко тебе, то ли?

— Иди сюда! - Мерона врезала Умнику по шее и поцеловала. И снова в щёку. - Я тебя люблю, зараза. Но-но! Ветчину с сыром я тоже люблю! Всё, пошли, а то заболтает до смерти!

Стемран, Институт Биологии, Техаон 5, 113, 11:20

Майера приняли с помпой, вручили диплом и даже медаль – за заслуги, за то, за сё. Правда, доктору всё это уже было не нужно. То есть наградили бы его неделю назад, он бы ходил павлином и никого не замечал, а сейчас... Сейчас ему было приятно, что Тевейра в восторге от наград и очень им гордится. А сами награды уже не так грели сердце, как раньше.

— Теариан Майер, - директор Института, , отвёл его в сторонку, пока Мерона и Тевейра оживлённо беседовали с практикантками. Те были в восторге от гостей. - Вчера звонил какой-то человек. Он не представился. Искал вас. Номер мне неизвестен, да и голос тоже. А наши номера мы в газетах не публикуем.

— Понятно, спасибо, - доктор пожал ему руку. - Я буду осторожен.

— Мы редко бываем в городе, - пояснил директор. Уроженец Фаэр – почти белокожий, высокий, седовласый. Немного похож на самого Майера. - Там скоро должно смениться правительство, а для нас это всегда одно и то же – заново добиваться финансирования. Будьте осторожны. Скажите, - он понизил голос, - это ваша дочь? Она так разбирается в физиологии! Нам нужны такие люди!

— Нет, не моя, Мероны, - улыбнулся Майер. - Я был бы счастлив, если бы у меня была такая дочь.

Я и так счастлив, подумал он, но тебе говорить не собираюсь.

Задерживаться они не стали. Майер так сказал: тут столько всего интересного – в спешке нельзя, неприлично. Потом как-нибудь.

Дольше всех не хотели отпускать Тевейру – она успела подружиться почти со всеми девушками, которые пришли встречать живых легенд экзобиологии и героев войны.

- - -

«Торнадо» оправдывал название, разогнался почти до четырёх тысяч. Не такой роскошный, салон не такой просторный, но много ли людям нужно для счастья?

— Мама, а почему встречали только его? А ты?

— А мне не нужно, - улыбнулась Мерона. - У меня и так всё есть. Вы с ним.

— Вот опять вы дуетесь! - Тевейра строго посмотрела на доктора. - Не буду с вами разговаривать! Я так за вас рада, а вы? Вы же на самом деле всё это заслужили! Умница!

— Вейри, - Майер не сразу набрался смелости. - Ты чудо.

— Мама, он смог, я снова выиграла! - заявила Тевейра и они обе рассмеялись. - Айри! Шучу я, шучу! Мы больше на вас не спорим. Человек всё-таки... да? Мама, я заеду к тем родителям, да? Ты не обидишься?

— Что ты такое говоришь! Он знает, - пояснила Мерона, взяв Тевейру за руку. - Я рассказала. Всё рассказала. Так будет лучше.

— Спасибо! - Тевейра звонко чмокнула маму в щёку. - Я к ним ненадолго. Бабушка мне так рада! Подарок ей привезу... Слушайте, я пить хочу. Чай все будут? - и удалилась в хвост, там, где крохотная кухня.

— Только колец этих не хватало, - вздохнула Мерона. - И почему мы? Что мы такого сделали? Я лесом не занимаюсь, Умник его разумным не считает, остальные давно уже улетели, жить своей жизнью. Почему мы? Что он от нас хочет?

— Может, пойти и спросить?

— Так ты тоже считаешь, что он разумный? - улыбнулась Мерона. - Только честно!

— Сомневаюсь немного. Совсем немного. Вы с Вейри так считаете, это важно.

— Айри, - она понизила голос, положила голову ему на плечо. - Послезавтра выборы. Постарайтесь вернуться, хорошо? Я должна выдержать.

— Вернёмся. Слушай, а кто ты официально?

— Советник губернатора по вопросам экологии. Сейчас в зубы дам!

— Ладно тебе, - Майер не сразу перестал смеяться. - Ну не все же знают твою настоящую профессию!

— Моя настоящая профессия – любить людей. И других учить, как надо любить, - Мерона уселась, посмотрела ему в лицо. Удивилась. - Понимаешь! Ну наконец-то ты начал понимать.

— Доктор, я не безнадёжен? Буду жить?

— Живите, если хотите, - и они оба рассмеялись. Тевейра выглянула из-за занавески и улыбнулась им.

— Вы такие счастливые! Можно? - и она показала брелок – фотоаппарат.

— Давай! - Мерона обняла доктора за шею, положила голову ему на плечо.

Стемран, улица Хрустальная, 11, 113, Техаон 5, 16:20

— Я заказала вам билеты на семь тридцать, - Мерона вручила дочери карточку – билеты. - Обязательно позвоните, когда соберётесь возвращаться.

— Да, мама! - Тевейра обняла её. - Держись! Мы вернёмся!

Мерона улыбнулась, помахала им рукой и села в первое подплывшее к ней такси. «Торнадо» , едва они вышли и захлопнули двери, мягко поднялся и поплыл назад. В пределах городской черты разгоняться до сверхзвука нельзя.

— Умная машина, - похвалила Тевейра. - Нам сюда! Нет, вон туда, во двор.

— Во второй подъезд, - указала девушка. Красиво тут у них, подумал доктор. Прямо посреди двора, возвышаясь над остальными деревьями и кустарниками, рос камшер. Молодой, всего-то лет пятнадцать, чуть более двух метров в поперечнике – у основания. Детвора с восторгом играла вокруг в салочки. Смотри-ка, шишки и сухие ветви верхолазы срезают, не бьют по стволу. Берегут!

— Красиво как! - похвалил доктор на словах.

— Мама выбирала, - улыбнулась Тевейра. - Мне тоже очень нравится. Нам сюда, третий подъезд!

Они ехали в лифте, и Тевейра держала его за руку, и молчала. На минутку на лице её появилась усталость. А когда она открыла перед ним дверь... Майер на секунду увидел другую девушку – молчаливую, замкнутую, очень, очень уставшую.

— Добро пожаловать! - на момент вернулась прежняя Тевейра. - Знаете, здесь бывали только мама и врачи! И вот вы теперь...

Она уселась на стул в прихожей, потёрла виски.

— Вейри, вам плохо?

— Я боюсь, - призналась она. - И я капельку устала. Массаж делать умеете? Что такое «малая пирамида» , знаете? Нет? Вон там, на книжной полке, атлас, красный такой с чёрным обрезом. Там найдёте.

— Вы не капельку устали, - отметил Майер, взяв её за руку. - Вы с ног валитесь. Может, отложить поездку?

— Нет! Вы же слышали – у мамы выборы. Её команда должна победить! А вас не должны неожиданно выгнать, мы же не знаем, сколько это продлится.

— Всё-всё, - доктор посмотрел на часы. - У нас два часа с половиной. Говорите, что делать. Что-то я всё-таки умею, - он снял пиджак и галстук.

— Наберите в ванну горячей воды. Ну, тридцать восемь, горячее не надо. Там у ванны поднос с пузырьками, три капли из сиреневого, одну из красного. Полкрышки шампуня. Положите меня в ванну, через полчаса вынимайте и делайте массаж, «малую пирамиду» . Вода не должна остывать, - улыбнулась она. - Справитесь?

— Да, - он отправился в ванную, и минут через десять вернулся. Тевейра встала, просто встала и одежда стекла с неё, скатилась под ноги. Доктор бережно поднял её на руки и понёс. Десять шагов до ванной были самыми приятными шагами за последние сутки...

- - -

— Здорово, - Тевейра жмурилась от удовольствия, прикрытая полотенцем. - У вас такие нежные руки... вы правда почти ничего не чувствуете? Да? Бедняга! Ну ничего, всё можно вылечить. Разбудите меня через час, ладно?

— Хорошо, - он улыбнулся. Через час... останется всего ничего, десять минут на сборы и бегом – на такси. Ну да ладно.

— Это ваш дом, Айри, запомните. Да? - она засыпала, видно было, что изо всех сил старается не уснуть, услышать ответ.

— Да, Вейри. Отдыхайте, - это слово она вряд ли услышала.

Шамтеран, Федерация Никкамо, провинция Менаокко, портал Стемран-3, Венант 2, 1415 В.Д., 16:10

— Такая лёгкость! - прошептала Тевейра. - И какой тут воздух... так необычно пахнет... Осень, да? Здесь осень?

Здесь осень. Год на Стемране длится триста двадцать три дня, в каждом дне двадцать пять часов тридцать три минуты одиннадцать с половиной секунд – в тех единицах, что в ходу на Шамтеране. После долгих споров и там, и сям стали измерять время по двадцать четыре часа. Секунда на Стемране несколько длиннее.

Год на Шамтеране – триста двенадцать дней, каждый пятый год на день длиннее. А сила тяжести на Стемране на одиннадцать процентов выше. Вот тебе и лёгкость.

Тевейра первым делом взяла мобильник и набрала номер прежде, чем Майер успел сказать хоть слово.

— Да, мама. Да, всё в порядке, сейчас дальше поедем. Да, представляешь, здесь осень! Всё-всё, не отвлекаю, извини!

— Вейри, - Майер указал ей на стенд. - Такие вызовы отсюда очень дорогие. Лучше купить здешнюю карту.

— Ой! - Тевейра смутилась. - Я даже не подумала! Куда нам теперь?

— Простите? - Майер удивился. - Вы же были у них, два раза уже?

— Никогда! Бабушка со мной видеосвязь заказывала, а эту маму я только по телефону слышала. Она просила не приезжать, всё время отговорки находила. Я потом к подружкам уезжала, чтобы маму не расстраивать. Ой, у меня голова кружится!

— Идёмте со мной, - Майер за руку подвёл её к аптеке-автомату. - Вот сюда руку. Щекотно? Правильно, потерпите. Теперь нажимаем вот эти кнопочки...

— Понятно, дальше я сама, - Тевейра заинтересованно принялась читать инструкци ю, нажала на оставшиеся кнопки, вставила банковскую карточку и получила через пять минут пузырёк с таблетками. - Это для адаптации, да? Ой, я даже не подумала. Вроде бы и читала все брошюры...

— Куда дальше?

— Вот, - Тевейра показала листок с адресом. - Мне говорили, это рядом. А вам куда?

— На другую сторону планеты, - улыбнулся доктор. - На дальний юг Тераны. Начнём с вас?

— Да, давайте. Я не хочу задерживаться у них. Я к бабушке еду, она меня так звала... А к вам домой мы заедем?

— Обязательно. Я пойду закажу билеты, а вы подождите меня здесь.

Биологическая, или, как говорит Тевейра, природная мать её живёт в пригороде Тан-Каоти. Удобно, там же есть крупный аэропорт. А на юге Фаэр, совсем рядом от Кассэн, родного города доктора, есть не только крупный аэропорт, но и портал Стемран-2. Правда, там вечно высокая турбулентность и работает он неустойчиво. Но вдруг повезёт!

Когда Майер вернулся в зал ожидания – не только с билетами, но и прочими полезными мелочами – вокруг Тевейры уже стояли трое детей – две девочки и мальчик, по одежде – дети богатых родителей, вон как расшиты брюки и курточки – и восхищённо слушали Тевейру. Майер счёл за лучшее подождать в сторонке. Она протянула им ладонь – вначале Майер подумал, что там конфеты – абсолютно запрещённые к провозу предметы. Но потом понял, что это мэйс , плоды того, что в средних широтах Стемрана называют дубом. По сложившимся поверьям, мэйсы приносят удачу. А кожура плодов очень приятно пахнет, и эфирные масла её уничтожают огромное число известных бактерий. Дети поклонились девушке, получили в ответ её поклон и тут к ним подбежала женщина. Начинается, подумал Майер, пора вмешаться. Женщина была разгневана.

Майер расслышал только «как вы смеете!» , а потом Тевейра откинула капюшон и улыбнулась, сложила руки на груди и что-то спокойно пояснила женщине. И гнев той пропал, рассеялся, как и не было. Ещё пара минут разговора (позади женщины появилась полиция – двое пузатых стражей порядка – но заскучали и ушли). Тевейра учтиво поклонилась женщине и та... поклонилась в ответ. Ого! Тевейра протянула ей ладонь – там красовался ещё один мэйс – и женщина его взяла с улыбкой. Простились они очень даже дружелюбно.

— Доктор! - Тевейра подбежала к нему, сияющая. - Здесь такие интересные люди! Так интересно выглядят и говорят!

— Наш самолёт через сорок минут, - доктор взял её под руку, ощущая, что на него смотрят многие ожидающие. И взгляды не без зависти. - Что случилось?

— Ой, ничего страшного. Детишки решили меня подразнить. Ну, я их тоже подразнила, жёлуди им подарила. Стихи прочитала, мама мне такие читала, очень смешные. Дети все такие! А это их няня была. Никогда мэйсов не видела, вот и испугалась. Вы испугались, да? Испугались, что будут неприятности?

— Да, если честно.

— Спасибо! - она обняла его. Если поцелует, у них могут быть неприятности. В Никкамо с этим довольно строго. Не так строго, как в Тегароне, например, но... Но Тевейра просто обняла. - Я читала, - шепнула она. - Здесь строго, я не буду рисковать.

Стемран, Стемран, провинция Стемран, 113, 21:20

Предвыборная кампания заканчивается, завтра агитация и всё прочее запрещены. Великий Лес, как я устала, подумала Мерона. Звонки с угрозами, попытки дать взятку. Очень жёсткие выборы. Если бы можно было оставить на должности Мехкарриса эс Веррон, нынешнего губернатора, всё было бы проще. Но нельзя избираться на третий срок. Совсем немного не хватило ему времени, рассмотрение третьего прошения объединён ной коллегии советников будет через Старый месяц, и надо как-то продержаться эти три с половиной недели.

И Майер, так неожиданно вернулся, и девочка, прямо-таки вспыхнула, никогда не была такой счастливой. Только Мерона видела настоящую Тевейру – тихоню, застенчивую и ранимую, которая любила рисовать, сидя в полутёмной гостиной, не любила улыбаться... Как подменили. Майер, зараза, как ты вовремя. И я тоже искала тебя, и наверняка Умник-паразит мешал мне найти тебя.

Мерона подошла к окну кабинета. Вроде бы и людей всего сто двадцать тысяч на всей планете, а какие страсти!

Она почувствовала. Обернулась резко – Умник. Опять сидит на том же резном стуле.

— Что-то ты зачастил, - она потёрла лоб. - Что случилось?

— Интервалы между волнами стали сокращаться, - сообщил Умник. Вид у него невесёлый. - Наши уже там?

— Там, там, - улыбнулась Мерона. - Каков последний интервал?

— Пятьдесят минут. Если тенденция сохранится, в полтора часа пополуночи они перейдут рубеж.

Мероне стало не по себе.

— Погоди-постой. В тот раз это были «зелёные штабы» , и они настраивались на войну с роботами. А сейчас?

— Стоп! - Умник хлопнул себя по лбу. - Что-то мелькнуло. Только честно, Рони, ты хоть кому-нибудь сейчас желаешь зла?

— Никому. Я давно никому не желаю плохого. И детей так же воспитываю.

— Хорошо, по-другому спрошу, тебе сегодня многие угрожали?

— Да звонков двадцать было. У нас всё регистрируется. Звонки анонимные.

— Проведём эксперимент. Попробуй о ком-то из них думать очень нехорошо, - фигура Умника пошла волнами и снова уплотнилась. - Зараза, камера барахлит.

— Это против моих убеждений, - холодно возразила Мерона. - Мне потом полночи медитировать и просить прощения, понимаешь?

— Рони, не злись, а? Считай научным экспериментом.

— Ладно, - Мерона проверила, заперта ли дверь. - Помни, что я отвечаю за всё плохое, что думаю про кого-то.

— Просто поверь мне, - Умник вздохнул ещё раз. - Скажешь, как будешь готова.

— Хорошо, - Мерона задвинула шторы. С течением времени она стала предпочитать настоящие, старые, простые вещи. И Тевейра их полюбила. И вообще многие жители Стемрана отрицают сверхсовременные технологии в быту. Кроме разве что мобильной связи и диагностов. Болеть везде дорого.

Ладно. Мерона мысленно попросила прощения за то, что сейчас сделает и кивнула Умнику – начинаю.

- - -

— Отбой, Мерона, - Умник окликнул её и Мерона была рада прекратить. Даже когда называла Майера или того же Умника нехорошими словами, это были просто слова. Никакой злости или обиды, просто за столько десятилетий привыкли говорить именно так. А сейчас... Мероне было нехорошо. Злость никогда не приводила ни к чему хорошему. – Боюсь, теперь мы тут за генералов. Я пришлю на твой частный адрес картинку, посмотри как можно скорее. Вот адрес: Гаххар, улица 2, третий корпус. Кольца сходились вокруг него. Я бы сказал, крупненькие.

— Стой, - Мерона не сразу пришла в себя. - Звонили оттуда?! Думаешь, Лес нападёт на того, о ком мы плохо думаем? Ничего не понимаю! Почему мы?!

— Не знаю, откуда звонили. Надо подумать. Я отключаюсь, если что – вызову.

— Стой! - Умник обернулся. - Эри, только честно. Ты сам хоть кому-то желаешь плохого? Только честно.

— В моём возрасте прилично всё прощать и забывать.

— Не зли меня! Отвечай!

— Никому, Рони. За меня не беспокойся. Всё, конец связи!

Шамтеран, пригород Тан-Каоти, Венант 2, 1415 В.Д., 18:45

— Странно, - удивилась Тевейра. - Сегодня не выходной, они уже должны быть дома. Бабушка никогда никуда не уезжает, я точно знаю!

Калитка закрыта, через забор так просто не перелезть. И никого – окна темны, никаких звуков. В соседних домах жизнь кипит, Тан-Каоти город бодрый, люди пожилые предпочитают селиться подальше.

— Спрошу у соседей, - заявила Тевейра. И решительно направилась к соседнему дому. Буквально через минуту к соседней калитке подошла девушка, на вид – возраста Тевейры, смотрела хмуро и неприветливо. И повторилась история в аэропорту: девушка на глазах подобрела, стала улыбчивой , а под конец попрощалась уважительным поклоном.

— Ничего не понимаю, - поджала губы Тевейра, вернувшись. - Они знают мой номер, я специально вставила мою карточку, да-да, я знаю, что это дорого... Соседка говорит, что они приехали домой, и не уходили никуда, они заметили бы. Я у других соседей спрошу, ладно?

Как у них всё просто, подумал Майер. Я бы в последнюю очередь подумал обратиться к соседям. Город, чтоб ему. А она идёт, и ни на кого не сердится, и всем улыбается, и все начинают улыбаться ей...

Тевейра вернулась от других соседей в замешательстве.

— Они дома, все говорят, что они дома. Я снова звонила, телефон отключен. Ничего не понимаю! - Майер заметил, что губы её подрагивают. - Почему они так со мной?

Она подошла, достала из кармашка – складки тефана – ещё один мэйс и бросила в почтовый ящик родственников. Зелёный огонёк – ящик проверяет содержимое. Красный. Не принял. Жёлудь выкатился наружу.

Несколько секунд у Тевейры был ужасный вид... но она быстро взяла себя в руки. Оглянулась – не видит ли кто – и перебросила жёлудь через ограду. Он упал и остался лежать на газоне.

— Идёмте, - она схватила Майера за руку, они зашагали туда, где такси ожидало их. - Давайте в аэропорт, - попросила Тевейра. - Не хочу здесь задерживаться. Ни на минуту.

— Вейри, - Майер мягко остановил её за плечи. - Туда лететь почти семь часов. Нас ждёт гостиница, в очень спокойном районе. Захотите повеселиться, это тоже найдём. Пожалуйста! Вы ещё не привыкли к климату, и столько переживаний...

— А вы? Вы успеете всё сделать?

— Я позвоню своему поверенному, в институт. Многое можно сделать, не приезжая.

— А билеты на самолёт? Вы же их уже взяли, да?

Майер улыбнулся, глядя ей в глаза.

— Вейри, ваше здоровье и настроение дороже любых билетов.

Она бросилась к нему, обняла и расплакалась. Майер заметил, что никто не смотрит в их сторону, а прохожих было порядком. Люди любят гулять здесь, дышать свежим воздухом.

— Да, - она вытерла слёзы и улыбнулась. - Может, так и лучше.

Шамтеран, Тан-Каоти, отель «Дельфин» , Венант 2, 1415 В.Д., 19:35

Тевейра выглядела подавленной, но в отеле ей стало немного лучше. Может, потому, что Майер выбрал самый старомодный, самый приятный ему самому отель. Где не было фантомов, где часы на стене были часами, а не проектором, телевизор ом и ещё невесть чем. Тевейра попросила заварить чая и пригасить свет. Достала из сумки блокнот и карандаши и принялась рисовать. Вот её ничто не отвлекало и не мешало. А может, именно Майер и не мешал. Он поставил рядом с ней чашку, сел, и смотрел, смотрел, смотрел. Тевейра рисовала быстро, точными движениями, и даже короткие наброски были полны форм, узнаваемых и явных – чувства и жизни. Она нарисовала всё – включая саму себя у ограды и дом с чёрными окнами. А потом – Майер задумался о переменах в Тевейре – нарисовала его самого, сидящего рядом и задумчивого.

— Сделайте ещё чаю, - попросила она, почему-то шёпотом. - И растопите камин. Это же настоящий, да?

Майер растопил и понял, что думает уже во многом, как абориген Стемрана. Правильно ли срубили дерево, да каким концом его в пламя класть... За сто двадцать пять здешних и сто тринадцать тамошних лет родилось немало людей, которые никогда не видели Шамтерана, Старого Мира, и не торопились видеть. Великий Лес только-только начинает открывать свои тайны, настоящие тайны, а пришельцы из Старого Мира хотят всё того же – купить земли под фабрики, срубать камшеры для своих домов и лодок, опустошать поляны целебных трав... Откуда они, я не пойму, говорила Мерона, ведь люди становятся всё лучше, и не я одна говорю, многие отмечают, и тут столько нечисти, мерзости всякого рода, и вся она вокруг Стемрана и Тессерона. Но Тессерон – частный мир, туда так просто не попасть, и там строго, малейшее нарушение – и можешь с жизнью расстаться. И там курорт, каких даже здесь нет, просто страна мечты. А здесь? Пообещали свободу, если сумеют поставить на ноги промышленность, стать полностью самостоятельными, и добились всего этого, и теперь кто-то отчего-то тянет с этой самой свободой .

Майер вернулся к Тевейре. Девушка осунулась, и выглядела усталой, ещё более чем там, накануне отъезда. Она улыбнулась, когда он поставил новый чайничек, и поцеловала его – и доктор ощутил лихорадочный жар. Тевейра успокоила его прикосновением руки, взглядом. Открыла блокнот, на котором рисовала неприветливый дом своих «тех» родителей.

— Мама, бабушка, и вы, таерон , я не держу зла, и не желаю вам ничего плохого, и если в мыслях я подумала о вас недостойно, то прошу простить, и принять моё прощение... - Она вырвала, разорвала на клочки рисунок дома и бросила в сторону камина.

Поражённый Майер видел, как ветер – сквозняк – пронесся по комнате и поднял стайку обрывков, и почти все они ринулись в пламя – и сгинули там. Только три улеглись поодаль.

— Посмотрите, что там нарисовано? - попросила Тевейра. Майер, всё ещё немного под впечатлением увиденного, повиновался. Все три клочка чистые, ни единого штриха. Ничего.

Тевейра улыбнулась, откинулась на спинку кресла и почти сразу уснула. А Майер прошёл в соседнюю комнату, мужскую, здесь даже в семейных номерах есть женские и мужские половины – там разные охранные знаки, и разные сорта дерева, всё разное. Так чтить традиции... Глупость? Доблесть? Он достал телефон. На удивление, сразу дозвонился до поверенного, и тот охотно согласился помочь – и до директора. Конечно, господин Камшер, я надеялся, что вы захотите задержаться на Стемране, это же кладезь открытий, и фигура вашей величины... Он говорил и говорил, и было понятно – директор просто хочет сохранить его, господина Камшера место для кого-то ещё, а за то, что господин Камшер будет упоминать его имя в статьях, повысит, очень повысит его ставку, по сути своей синекуру...

Майер сам не знал, почему выбрал имя Камшер. Едва ли оно говорит что-то хотя бы десятку тысяч человек в Старом Мире. Стемран в сознании многих – колония с тяжёлыми условиями труда, где кроме леса ничего и нет, а на кой сейчас столько дерева? Строить на Стемране космопорт пока не хотят, без этого хватает расходов на дальний космос, да и находится Стемран очень далеко от того уголка, где Шамтеран, и точно ещё никто не установил, сколько между мирами парсек, и отчего появились коридоры между мирами, и почему так близки они по биологии...

И загадки множатся быстрее, чем решаются. Майер заглянул в гостиную. Тевейра спала, со счастливой улыбкой. Наивная оптимистка, так он подумал. А сейчас услышал от неё слова прощения неблагодарным родственникам и усомнился, кто из них двоих на самом деле наивен, и насколько. Я хочу назад, осознал Майер. Я хочу в Стемран. Там сейчас решается наше будущее, и раз столько нечисти – значит, не случайно. А родственники её... некоторое время Майер словно своими глазами видел, как те лишаются роскошного дома, как тот сгорает, или проваливается под землю... И опомнился. Пусть время их рассудит. Они жили безбедно за счёт Тевейры, природная мама не очень утруждает себя поиском хорошей работы, как и её избранник, таерон . Тевейра сама зарабатывает на жизнь, как только стала совершеннолетней, и даже успела расплатиться с Мероной за свою роскошную квартиру в центре города Стемрана, столицы провинции Стемран планеты Стемран... Столицы будущего Великого Дома Стемран. Добьётся, подумал Майер. И она, и Тевейра. Мерона вначале негодовала, когда Тевейра впервые принесла ей деньги – ну то есть, перевела на её счёт – а дочь сказала ей, «мама, тебе пригодятся, ты мой самый большой подарок... возьми, я хочу так, мне будет спокойнее» . Мерона долго плакала тогда, обнимая Тевейру а та, двадцатилетняя, только-только сделавшая лучше своего первого клиента, принесла всё заработанное и попросила – возьми, мама, тебе пригодятся...

Не обижайте меня, попросила она. Я не смогу уже. Я так изменился за эти два дня! Но разве такое бывает?

Телефон. Телефон Тевейры. Она открыла глаза тут же, словно и не спала крепким сном, и взяла трубку. Заметила Майера, тревогу в его глазах, и поманила – сядь рядом. Послушала, усмехнулась и включила громкую связь. Указала Майеру – молчи.

— Тевейра, пожалуйста, приезжай, - голос молодой женщины, уж точно моложе Мероны. - Прости меня! Пожалуйста, прости!

— Да, мама, - Тевейра улыбнулась. - Ты не сможешь меня обидеть. Ведь ты моя мама, да? Всё остальное неважно.

— Приезжай, - всхлип. - Приезжайте вдвоём с тем молодым человеком, я очень хочу тебя увидеть.

Пауза.

— Я сама приеду, - торопливо проговорила женщина. - Только скажи, куда! Мы все приедем!

— Мы будем через полчаса, - пообещала Тевейра. - Мама, я не сержусь, правда. Просто я устала. Мы уже выезжаем.

Отбой.

— Молодой человек, - повторила Тевейра и рассмеялась. - Сядьте ближе, молодой человек. И вызовите такси. Ты съездишь со мной? Это ненадолго.

— Наконец-то мы на «ты» ?

— Ой! - Тевейра побледнела. - Доктор Майер... Простите! Я не нарочно!

- - -

Калитка была не заперта, в окнах горел свет. Но никто не вышел встречать их.

— Что случилось с домом? - в сумерках было не сразу понять. - Ой, Майер, посмотрите! Это же мэйс! Я ничего не понимаю!

Молодой дуб возвышался на газоне - в два человеческих роста, и едва удастся обхватить руками ствол у основания. Ничего себе, думал доктор, протерев на всякий случай глаза, разве так бывает?!

— Смотрите, Майер, это виноград, - Тевейра схватила его за руку. - По каждой стене вьётся... Но его же не было! - Девушка погладила мэйс по стволу, в восторге и изумлении, и дождь желудей осыпался к её ногам. Тевейра с улыбкой положила несколько в кармашек.

— Слушайте, это словно знак, да? Скажите, а разве мэйс может расти здесь?

Нет не может. Умник в том числе работал над этой темой. Великий Лес - действительно единая система, и под почвой, на которой растут его деревья, кустарники и всё остальное, на глубине метров трёх, было то, что назвали когда-то «молочной рекой» – там можно было найти пласт, пропитанный опалесцирующей белой жидкостью. Органики в ней почти нет, и та не относится к сигнальным системам Леса, зачем нужно это молоко – никто пока не знает, но без него вырастить флору Леса в других местах не удаётся. А синтетическое «молоко» пока не работает, и мечтой многих в Старом Мире осталось посадить у себя красавец-камшер, или заросли дуба, или живую изгородь из дикой розы Стемрана. Или любую из сотен лечебных трав.

— Вы же сами видите – вырос.

Тевейра поклонилась мэйсу и Майер вновь поклонился вместе с ней. И тут открылась входная дверь и вышла она. Природная мама. Она хорошо выглядит, отметил Майер, поставь их рядом с Тевейрой и вряд ли скажешь, что больше пары лет разницы.

— Тевейра! - женщина бросилась к дочери и та обняла её, улыбаясь, и взглядом попросила Майера – молчи. Появился и таерон – а вот он похож на рабочего. Ну никак не выглядит бездельником. Парень был смущён, но поклонился правильно и уважительно. Майер вернул поклон, чувствуя, что его не так давно возникшая злость на этих людей проходит. В конце концов, они умеют извиняться. Ты извинился, сказала тогда Мерона, сам, без требования, и потому ты со мной. Ты человек, только люди умеют извиняться и признавать ошибки. - Теариан! - она остановилась на расстоянии пары шагов от Майера и поклонилась ему, как избраннику дочери. Всё понимает, Майер вернул поклон и ей, всё они понимают, от женщин ничего не скроешь.

— Прошу в дом, - на пороге появилась бабушка. - Тевейра, моя милая, иди же ко мне. - И Тевейра пошла, нет, побежала – с восторгом. Вот кто тут главный, понял Майер, увидев, как бабушка обнимает внучку. Но не поверю я, что бабушка велела всё закрыть и выключить, и не пускать внучку! - Здравствуйте, теариан, - бабушка и ему улыбнулась тепло. Майер поклонился, ощущая себя неожиданно хорошо – здесь старые традиции всё ещё в ходу.. Этикет поклонов выходит из обращения – почти везде, и это тревожный знак, говорила Мерона, мы же не для развлечения его создали. Что-то надо менять, и менять быстро! - Прошу в дом.

- - -

— Вы из Стемрана? - спросила Вереан, мама Тевейры. Уже не хотелось напоминать себе, что только биологическая. - Я поняла по вашему имени, теариан Камшер. Вы ведь с ней и будете с ней всегда, верно? Я не ошиблась, - улыбнулась она. - Пожалуйста, простите нас. Я понимаю, вы не поверите. Нам угрожали. Сказали, не пускать Тевейру и не отвечать на звонки до полуночи.

Майера как холодной водой окатили.

— Кто?

— Он не назвался. Он сказал, что иначе нас всех утром найдут мёртвыми. И сказал, что я могу пойти на кухню и посмотреть, что у меня в водяном фильтре. Там была коробочка, а внутри таблетки, знаете, такие в саду закапывают, и грибок не садится ни на что. Бабушка сказала, что кто пытается отравиться такими, умирает долго, и это очень больно, а если выживет, то придётся заменять печень и почки. Мы теперь всего боимся, всю еду уже выбросили, - она не выдержала, заплакала, и её избранник, Мейстен, он робел в присутствии доктора, встал позади, обнял ту за плечи.

— Вы должны сообщить в полицию.

— Нам запретили. Но бабушка уже сообщила, она сказала, что не потерпит, чтобы ей угрожали в её доме.

— Но ведь до полуночи ещё полчаса!

...Она разозлилась. Эта девчонка во что-то впуталась, и теперь нам достанется за её выходки! А кроме того, что не станет убивать, таинственный человек пообещал заплатить. За молчание. Деньги, понял Майер. Ты мечтала о хорошей жизни, ты уехала на Стемран, потому что строители и вообще весь персонал строительных компаний очень много получает там. И через два месяца тот роман, и ещё через неделю ты поняла, что носишь Тевейру, и возненавидела её. Но тебе не дали от неё избавиться, а потом, когда ты сидела, и тосковала который год по хорошей жизни, она сама позвонила, представилась и предложила помочь, мама, я здесь хорошо получаю, вам нужна помощь? И ты не смогла отказаться.

...А потом это случилось. Бабушка первая заметила побеги винограда, когда пошла в погреб за маслом, да, у нас бабушка такая, у неё там настоящий ледник! В подвале и увидела это. Она не сразу поняла, что видит, а то были грибы. Они росли на глазах, они крошили бетон фундамента и пола, они прорастали шевелящейся серой бугристой поверхностью, и тут же вспыхивали облачком спор и росли дальше, взламывая преграду. Бабушка испугалась, но не до такой степени, чтобы упасть прямо там, и сумела сама выйти и сказать, наш дом рушится, там грибы, но там не только грибы были, там прорастал тот самый виноград, и уже начинали шататься, трескаться стены. Иди, потребовала бабушка, схватив непутёвую дочь за шиворот, выйди туда, видишь, там дерево, не наше дерево, их дерево, и проси прощения! Я-то всё понимаю, а если ты не поймёшь, мы тут все и погибнем! И она выскочила, уворачиваясь от побегов винограда, стараясь не оборачиваться, и споткнулась, разбив колено, и, поняв, что ползти будет долго, просто посмотрела на растущий мэйс и попросила прощения, и это получилось не сразу. Не сразу смогла сказать, и сказать искренне.

И всё кончилось. Ещё десять минут они наблюдали, как побеги жухнут – они не погибли, нет, но словно уменьшились и спрятались, и дом, кстати, теперь выглядит снаружи очень необычно! А потом Мейстен, изучая урон жилищу, обнаружил, что во всех трещинах стен есть странная беловатая жидкость, она стремительно твердела, схватывалась, и вскоре все трещины и дыры заросли. Точно так же заросли и разрушения в подвале. Правда, никто из хозяев не осмелился прикоснуться к тому, во что превратилась та жидкость. Кроме бабушки. Та сказала, что на ощупь как живое, очень приятное. И грибов никаких не осталось. Правда, еды в доме теперь нет, все запасы обратились в труху, а консервированна я странно пахнет, бабушка велела всё немедленно выбросить.

И тогда у Вереан нашлась смелость позвонить. Она безоговорочно поверила бабушке – это их лес пришёл сюда, ты же читала, ты обидела собственную дочь, а живёшь на её деньги, и дом купила на её деньги. Вот тебе и показали, лес дал, лес и забрал. Мог забрать. Извинись! Иди и сейчас же позови её сюда. Минут пять Вереан была в панике, она боялась звонить ей, но... Лес теперь притаился в каждой щелочке дома, и что будет, когда он снова рассердится?

...И никаких зевак, представляете? Даже соседи не выбежали посмотреть! Невероятно! Как будто никто ничего не заметил!

— Колено у вас в порядке, - доктор сказал, поводив над ним рукой. В конце концов, он тоже мануалист, пусть и не такой выдающийся, как Мерона. Уж простые-то раны он умеет ощущать до сих пор, даже сквозь одежду, даже с разрушенной нервной системой.

— Вы врач?! - поразилась Вереан. - Ой, и правда, только ноет, - она, уже не стесняясь, врачей не принято стесняться, обнажила колено, сняла повязку. Розовая, новая кожа, и ноет немного. Вот и всё.

— Я больше так не буду, - прошептала Вереан, прикасаясь к ноге. - Я клянусь, теариан Камшер, я никогда так не поступлю! Пусть лучше меня убьют!

Знать бы, кто этот мерзавец, подумал Майер, я бы лично набил ему морду. Кому могла помешать Тевейра, безобиднейшее существо? Она опасна только порокам, но не жадность же лично звонила и требовала не впускать Тевейру! Не лень, не зависть и не гнев звонили. Кто тогда? Кто ещё из пороков и тёмных страстей, или это человек из плоти и крови, но кому она могла насолить?

— Простите, - на пороге комнаты появились бабушка и Тевейра. А они похожи, подумал Майер, поднимаясь и склоняясь перед хозяйкой дома. Тевейра сияла, она бросилась к матери, увидев на полу бинт, и осторожно прикоснулась к колену той, встав на колени. Что-то шепнула – так, чтобы другие не слышали. А потом и сама Вереан встала на колени, и обняла дочь, и заплакала.

Бабушка, Кеннет эр Вессар эр Темстар, поманила гостя за собой. Плотно прикрыла дверь.

— ...Я прокляла её, - сообщила она. - Нет, не внучку, что вы. Её мамочку, простите, что так о родной дочери. Моя вина, я плохо воспитала. Мне пришлось простить их и впустить – они уже почти побирались. Никто не брал их на хорошую работу после той истории. А Тевейра всех спасла, и меня, вы же знаете, какие у нас пенсии. А дом Вессар меня почти и не помнит, я всё время отдавала Вереан. Вы её избранник? - она посмотрела в глаза Майеру. - Вижу, её. Она такая разумная и порядочная. Теперь могу помирать спокойно. Сидите, сидите, - с улыбкой велела она. - Это просто присказка. А сегодня это чудо. Да, страшное, но чудо. У нас почти ничего не осталось в доме, грибы всё съели, но есть немного вина. Вы согласитесь?

Майер согласился. Неплохое вино.

— Не обижайте её, - попросила бабушка. - Вереан не переделать. Пусть, я уже смирилась, что она такой и останется. Но Тевейру некому беречь, кроме вас.

Вы ошибаетесь, подумал доктор, но я не стану переубеждать. И просто поклонился.

— Бабушка! - Тевейра возникла на пороге. - Нам пора, прости. У мамы там много забот, я должна быть рядом.

Удивительно, но бабушка спокойно восприняла упоминание Мероны.

— Да, моя милая, конечно. Прости нас, пожалуйста. Я очень рада, что смогла увидеть тебя, - она погладила внучку по щеке и та улыбнулась. - Я буду ждать весточки. Берегите себя!

— Пожалуйста, позвоните моему поверенному, когда полиция что-нибудь выяснит, - Майер протянул ей визитку. - Если снова будут звонить с угрозами, сразу свяжитесь с ним. Он будет в курсе.

— Храни вас Море, - бабушка встала и поклонилась, не без труда - Доброго пути!

- - -

— Господин Камшер, - улыбнулась Тевейра, когда они вновь входили в отель. А теперь наоборот – Майер валился с ног, а девушка была сама бодрость. - Почему?

— Не знаю уже. Мы решили, что официально я буду считаться павшим на поле боя. Не все же обрадуются, когда узнают, что меня съел пожиратель. Вот и выбрали новое имя. Я не очень раздумывал – сразу пришёл Камшер.

— Это великое дерево, - Тевейра посмотрела ему в глаза. - Страж Леса. Вы понимаете, что это означает?

— Ответственность.

— Да. Вы всё понимаете теперь, это хорошо! Имя просто так не выбирают, Майер. Вам придётся теперь защищать Лес.

— Я стараюсь для него по своей воле, - пожал плечами Майер. - Меня не нужно вынуждать.

— Не надо пожимать плечами! Как будто вам всё равно! Или вы не уверены, что говорите правду. Такими вещами не шутят!

— Я исправлюсь, - пообещал доктор, открывая двери в их номер. - Будут ещё указания?

Тевейра сразу же смутилась.

— Ну не надо! Не обижайтесь так сразу! - и обняла его. Майер стоял и ощущал, как проходит странная, неожиданная злость. - Доктор, маме сейчас очень тяжело, - сообщила она. - Я чувствую, она беспокоится о чём-то, очень сильно беспокоится. Нам нужно возвращаться. Как можно скорее.

— Мой поверенный будет в Менаокко не раньше, чем через тринадцать часов, - Майер посмотрел, который час. - У нас там ночь, не всех людей можно найти ночью. Прошение о временной визе я уже подал, там же, в Менаокко.

— Мне нужно позвонить маме, - Тевейра покопалась в карманах и слёзы навернулис ь на её глаза. - Я потеряла телефон! Или там забыла, у тех родителей!

— Пожалуйста, Вейри, - Майер взял её за руку. - Ничего страшного. Вот, возьмите мой. Там достаточно для звонка.

Стемран, Стемран, провинция Стемран, 113, Техаон 5, 23:50

— Рони, - Мерона схватила трубку, даже не посмотрев. - Рони, интервалы упали до пятнадцати минут. Каждый следующий на три минуты короче. Покинь город, это добрый совет.

— Ты спятил?! - Рони бросилась к стене, на которой подробная карта города. - Гаххар 2, да? Что там происходит?

— Туда стягиваются кольца. Я уже сделал анонимный звонок, сказал, что дом нужно эвакуировать.

— Я еду туда, - Мерона схватила накидку и сумочку. - Эри, ты заставил меня сделать подлость. Запомни это – подлость.

— Рони! Я же не всё сказал, я...

Мерона дала отбой и бросилась наружу, телохранители молча следовали за ней. После вчерашних звонков не удалось уговорить губернатора, что такая охрана ей не нужна.

Шамтеран, Тан-Каоти, отель «Дельфин» , Венант 3, 1415 В.Д., 1:20

— Мама? Что?! Да... нет, мы возвращаемся, уже скоро! Через тринадцать часов! Да, мама, конечно, - Тевейра закрыла телефон, посмотрела на Майера. - Маме нужна помощь. Вы можете сделать всё, как я скажу, не задавая вопросов? Я потом всё объясню.

— Конечно, - Майер запер дверь.

— Погасите свет, сядьте вот сюда и раздевайтесь. До пояса достаточно, - она посмотрела Майеру в лицо, но тот серьёзно кивнул – и ничего больше. - Я сяду к вам спиной. Обнимите, прижмите к себе и сидите так. Не трогайте голову, - она развязала пояс, сбросила туфли. - Всё остальное ваше, только не трогайте голову, - такой серьёзной Майер её ещё не видел. - Вы устали, я знаю. Я помогу вам отдохнуть, но потом, ладно?

Стемран, Стемран, провинция Стемран, 113, Техаон 6, 0:10

— Вон там Гаххар 2, корпус три, - один из телохранителей, он же водитель, указал ей. - Теаренти Мерона, мы не имеем права отпускать вас одну.

— Вы со мной, - Мерона кивнула второму телохранителю, - а вы срочно в ближайший полицейский участок, пусть оцепят территорию. Я сама не знаю, что будет, у меня плохие предчувствия!

Ну и где эта эвакуация?! Тихо и спокойно! Тевейра, прости, я потом всё объясню...

Земля вздрогнула. Ветер ударил их в лицо, и вокруг дома номер три...

— Великий Лес! - невольно воскликнул телохранитель.

— Уезжайте! - крикнула Мерона. - Быстро, полицию и спасателей! Я к ним!

— Подождите! - второй телохранитель не отставал. - Это опасно!

Вокруг дома номер три земля ходила ходуном, из-под неё стремительно появлялись всё новые ростки, они обращались в травы, деревья, кусты – брали дом в кольцо, в осаду.

— Стойте! - телохранитель поймал Мерону на самой границе творящегося катаклизм а – виноград и другие лианы появлялись из-под земли и обвивали всё, что было поблизости. В доме уже заметили – слышались крики, проклятия, загорался свет. - Дальше опасно!

— Отпустите! - Мерона освободилась. - Вызывайте полицию! - Она сделала шаг, протянула руки. Виноград взобрался по ним, обжигая кожу, протирая её до крови. - Спокойно, - прошептала Мерона, стараясь не поддаваться страху, виноград оплетал её, новые побеги тянулись к ней, - спокойно, не гневайся, прости их, прости, я виновата, накажи меня, но не убивай их! Не убивай! - крикнула она, уже едва держась на ногах, а вокруг ломался бетон и асфальт, распадалась металлическая ограда, и земля становилась зыбкой и жидкой... - Не убивай, не надо... спокойно... - говорить удавалось с трудом, её всю оплело так, что стало трудно дышать, а виноградные побеги пахли так сладко, так приятно. - Спокойно, я прошу тебя! Не сердись!

Её отпустили неожиданно. Она упала на колени, вся в соке побегов и собственной крови, но боли не чувствовалось, пока не чувствовалось. Только жар, всё тело горит. Я изуродована, поняла Мерона, щёки ободраны, лица больше нет. Эри, если бы ты знал, что я натворила, будь проклят твой эксперимент!

— Не трогайте меня! - у неё нашлись силы крикнуть, даже сквозь разодранные губы. Спасатели уже бежали к дому, и двое хотели увести её. Но притихшие и упавшие наземь побеги тут же приподнялись, едва люди приблизилис ь к ней на пять шагов. - Потом! Там люди, в доме люди, им помогайте! Не сердись, - прошептала она, поднимаясь на ноги, это далось с трудом. - Не сердись! Не тронь их, пропусти!

И побеги послушались. Представляю, что будет завтра в утренних газетах, подумала Мерона. Лицо ещё жгло, но руки и ноги уже болели меньше. Тефану конец, такой был красивый, Тевейра подарила...

Спасатели помогали людям. Их выводили, всех до одного, и усаживали в машину. Полиция уже оцепила подходы к дому – дом успел зарасти лозой по самую крышу и походил теперь на старинный склеп.

Когда из дома вывели пятого по счёту человека, побеги вздрогнули, потянулись к нему. Человек вскрикнул, но спасатели держали крепко.

— Нет, - Мерона протянула руку, словно побеги могли её видеть. - Не троньте его! Оставьте!

И побеги снова послушались.

Человек сумел вырваться, но... упал на колени и пополз к окровавленной, в разорванном тефане Мероне. А та жестом запретила трогать его. И все послушались. И умолкли, все до единого.

— Теаренти, - прошептал он, остановившись за шаг, - это я, это был я, простите, пожалуйста, меня заставили, заставили позвонить.

— Я прощаю, - Мерона усмехнулась, - Проси Лес, чтобы и он тебя простил. Как следует проси!

— Я скажу! - глаза человека расширились до предела, когда ближайшие побеги шевельнулись и «уставились» на него. - Я всё скажу! Пожалуйста, только пощадите!

— Мы заберём его, теаренти советник, - один из полицейских показал значок. - Время дорого.

— Подождите, - Мерона подозвала телохранителя. Он, как и спасатели, помогал выводить людей из оплетённого дома. - Позвоните начальнику полиции и убедитесь, что у них есть такой сотрудник. Простите, - она посмотрела в глаза полицейского, - так надо.

— Да, теаренти, разумеется, - полицейский улыбнулся и коротко кивнул. - Я понимаю.

Шамтеран, Тан-Каоти, отель «Дельфин» , Венант 3, 1415 В.Д., 1:55

— ...Айри? Айри, очнитесь!

Он обнаружил, что лежит – на том же покрывале, на котором они сидели, и припомнил всё остальное. Как они сидели, как он прижимал ладонь к её животу и старался, изо всех сил старался не прикасаться к её голове, а она вся горела, и он сгорал вместе с ней...

— Идёмте, - она протянула руку. - Вы устали, осторожно! У меня получилось. Маме было очень больно, я не знаю, почему, но всё обойдётся, я знаю. Я потом расскажу! Всё-всё расскажу! Сможете дойти до душа?

Майер кивнул и тут же понял, что не стоило опрометчиво обещать так много. Но в конце концов это ему удалось. Оставалось совсем немного, но...

— Перестаньте, - Тевейра улыбнулась. Сама она была одета в тот самый полупрозрачный тефан. - Я видела уже вас без одежды. В самый первый день. Пожалуйста, я помогу вам! Через два часа вы проснётесь и будете как новенький! Честно!

Стемран, Стемран, провинция Стемран, 113, Техаон 6, 0:50

— Теаренти, - Мерона вздрогнула, когда ощутила, что Лес ушёл. Трудно было это описать – просто ушёл, перестал слушать её, охранять и угрожать тем, кто мог быть опасен для неё. Обернулась – врач, из полицейской машины. - Теаренти, вам нужно в клинику. Не спорьте. Здесь уже всё под контролем.

— Мне бы вашу уверенность, - усмехнулась Тевейра. Пошевелила руками... вот странно, не болят! - Дайте мне мокрое полотенце. Ну, гигиеническое, или салфетку, что угодно!

Врач вернулся секунд через десять с полотенцем. Мерона решительно провела полотенцем по лицу, и снова, и снова. Кровь, грязь, сок побегов, кусочки стеблей и листьев...

— Дайте зеркало, - потребовала она. Ещё полминуты заминки – и ей протянули зеркало.

Её лицо. Ни шрама, ни царапинки. Наоборот, лицо выглядит моложе. Что за... Она провела полотенцем по руке, по левой кисти. И там та же история – короста, грязь и сок сошли, а под ними открылась молодая, упругая кожа. Последние три года Мероне приходилось прибегать к травяным маскам, маслам и прочим препаратам, и то кожа не была такой молодой...

— Глазам не верю, - признался врач восхищённо . - Вот, возьмите, - он протянул ей свежее полотенце и забрал перепачканное. - Если хотите, пройдите к нам в фургончик. Там никого. Мы дадим вам халат, если хотите.

— С удовольствием, - Мерона взяла телохранителя за руку. - Пожалуйста, подгоните машину, будет беспокойная ночь. Вызовите канцелярию Его Превосходительства.

Шамтеран, Тан-Каоти, отель «Дельфин» , Венант 3, 1415 В.Д., 4:15

— Выспались? - улыбнулась Тевейра, протянула ему чашку и помогла усесться. - Выпейте, это чай. Сейчас станет совсем хорошо.

Она сидела у кровати, прямо на полу, но Майер чувствовал – не так давно она была рядом с ним.

— Мне и так хорошо, - признался Майер. - Всё хорошо? С Рони... простите, с Мероной всё в порядке?

— С ней всё замечательно, - заверила девушка. - Зовите её Рони при мне, ладно? Мне так приятнее, и вам ведь тоже.

— Что это было?

— Я попробовала передать ей силы. Мои и ваши. Мы в другом месте, в другой части космоса, но что-то есть, какая-то лазейка, я ведь чувствую маму. Но моих сил не хватало, а вот так, с вами вместе, хватило. Ей нужно было выдержать, она ужасно устала, мы помогли ей выдержать. Просто поделились силами.

Майер смотрел на неё, и чувствовал... не желание, нет, это уже не вытравить, как сам говорил всегда – химия организма. Что-то больше. Что чувствовал к Мероне. Ты готов сделать ради неё всё?

— Да, - произнёс он вслух. - Я готов.

Тевейра улыбнулась, положила голову ему на колени.

— Я знаю, Айри, - он осторожно прикоснулся к её щеке, она, как и в тот раз, движениями ресниц подтвердила – можно.

— Вы знаете, о чём я?!

— Конечно. Вы готовы сделать для меня, что угодно. Я знаю.

— Вы чудо, Вейри.

— Вы хотели сказать, «вы обе» , да? Скажите, я не обижусь. Я очень рада, когда вы с мамой. Её потом просто не узнать, так вся светится...

— Вы чудо, вы обе. Вы и Рони.

— Я хочу попросить вас, Айри. Не думайте обо мне плохо завтра и послезавтра, ладно?

— О вас? - она повернула голову, посмотрела ему в глаза.

— Обо мне. У вас будет много поводов. Не спрашивайте, всё равно сейчас не скажу. Просто пообещайте мне, вслух, это важно.

— Я обещаю, что не стану думать о вас плохо ни завтра, ни послезавтра, ни потом.

— Через пять часов мы должны быть в аэропорту, да? Чтобы успеть в Менаокко. Что вы хотите?

— Чтобы вы были рядом, - Майер чувствовал непереносимое желание прикрыть глаза, взгляд Тевейры выдержать не так легко. - Остальное уже не так важно.

— Спасибо, - она приподнялась, чтобы он смог её поцеловать. - Я знала, но так хочется это слышать. Я уже заказала завтрак. Давайте поедим, сдадим номер и просто погуляем, хорошо? Я ужасно хочу... - да, он почувствовал, как волну жара, прошедшую его самого насквозь, - но не смогу остановиться. Сейчас не смогу.

В дверь номера постучали. Как старомодно...

— Вставайте, - шепнула она, и одним грациозным движением уселась, доля секунды – и она уже стоит. - Будет и другая ночь, - она рассмеялась. - Я обещаю!

Стемран, Стемран, провинция Стемран, 113, Техаон 6, 4:25

Домой, домой, подумала Мерона. Ну и ночка! Человек, который звонил ей от имени таинственного «Союза» , тот самый человек, который полз к ней на коленях, сообщил много ценного. Если бы мы забрали его на полчаса раньше, взяли бы ещё нескольких, сообщил потом тот самый полицейский. Нет, теаренти, к вам никаких претензий, время такое, я всё понимаю. Остальных тоже возьмём, это дело времени.

Ниточки вели к одному из кандидатов. К тому, против которого выступала Мерона и большинство других советников. И к некоторым другим советникам тоже... Мне сейчас главное – продержаться эти сутки, подумала Мерона. Майер, зараза ты моя, как славно, что ты увёз Тевейру. Она могла стать мишенью, слишком многие её искали, а я могла не выдержать.

Уже случились аресты и допросы, уже департамент юстиции работает не покладая рук, а нынешний губернатор срочно готовит обращение к Великим Домам. Те не изменят сроков слушания, это и так понятно, но отреагируют на сообщения о грязной предвыборной игре. Обязаны отреагировать. Стемран нужен всем, здесь то, что не найти нигде больше.

Я не устала, подумала Мерона, и ведь не пила стимуляторы. И даже не прибегала к возможностям Aenin Rinen . Старшая из её детей, её преемница на посту, переняла все заботы и обязанности хозяйки, пока та занята другими делами. Всё идёт превосходно, подумала Мерона, я прекрасно подготовила их, могу гордиться. Хотя главные мои произведения – Тевейра и Майер. Ох, дочка, нелегко нам будет, ты хочешь его, во всех смыслах, и он меняется на глазах, так, что даже я не могу поверить. Меняется для тебя так, как не смог измениться для меня. Но я не чувствую ни обиды, ни ревности... Значит, и я чему-то научилась. Но какая карьера, в самом деле. Мерона рассмеялась.

— Рони? - услышала она и быстрым шагом прошла в спальню.

Снова Умник – проекция – и снова на всё том же стуле. Сидит, скорчившись.

— Заснул, тебя ожидая, - пояснил он. - Бурная ночь? Я хотел извиниться за... Что?!

Увидел. Он увидел её лицо и руки.

— Сдуреть! - давно уже не удавалось по-настоящему поразить Умника. - Какой мазью пользуешься, Рони?

Мерона усмехнулась, расстегнула пояс и через десяток секунд была уже ни в чём. Подошла ближе к фантому и не торопясь повернулась. Так, чтобы Умник мог увидеть всё.

— И почему я так далеко? - спросил Маэр с грустью. Мерона рассмеялась, уселась перед ним на пол. Да, она сама не ожидала. Сначала не поверила тому, что видит там, в полицейском фургончике. Потом улучила момент, ушла минут на десять в душ, уже у себя в управлении. И снова не поверила, хотя видела всё, и понимала, что некоторые изменения, в особенности вокруг самых интимных частей, уже не скрыть никакими мазями и всем таким. Правда, эти места обычно никто не видит, нечем там глядеть. Но скрывать оказалось нечего. И вены уже не проступают, а это первый признак возраста.

— Я виноват, - Умник склонил голову, вновь посмотрел ей в глаза. - Может, оденешься?

— Не-а, - мстительно ответила Мерона. - Ты хотел меня видеть такой. Ну и смотри.

— А у меня в поместье как, повторишь разоблачение?

— Чтобы тебя удар хватил? Я не настолько жестокая.

— Все вы, женщины, такие, - проворчал Умник. - Тогда хоть повернись немного, чтобы свет падал. Красота какая...

Это нечто. Чтобы Умник так сказал, без издевки и усмешки...

— Ладно, Эри, я уже всех простила. Ты не поверишь, что там случилось.

— Лес пытался поглотить дом. У меня же эфемеры, я кое-что видел. Я их над городом не гоняю, ПВО засечёт, приходится издалека таращиться.

— Да. И меня оплёл. Но я попросила его не убивать, и он послушался. Только припугнул.

— Меня он тоже послушался, - мрачно пояснил Умник. - Ты хотела спросить, почему я сам не попробовал думать о ком-то плохо. Так я попробовал.

— Рассказывай, - Мерона поднялась и уже через минуту снова была одета. - Быстро и подробно.

— Что тут рассказывать. Помнишь ту базу, где нас всех чуть не расстреляли свои же? Когда мы притащили туда объедки Майера.

— Уж да, - стиснула зубы Мерона. Всё решали уже не минуты – секунды, а их не то что не пускали, но даже открыли огонь. Умник сам получил три пули, прежде чем смог убедить, что это свои, что нужна срочная помощь. Промедли они ещё минуту-две тогда – и не было бы уже Майера.

— Вот и вся история. Базы больше нет. Туда пришёл Лес и всё съел. Дежурный успел слинять, не беспокойся.

— Что, сделал анонимный звонок? - не удержалась Мерона.

— Смейся, смейся. На кой мне его жизнь? В общем, Рони, дело странное. База законсервирована – официально, во всяком случае. А я видел процесс, так сказать, и скажу тебе точно: она была готова к употребле нию. Там полно боевой техники. Было.

Мерона усмехнулась.

— Умеешь ты всё разворошить. Тебя могут вычислить по звонку? Ты же понимаешь, с кем связался.

— Я не такой тупой. Синтезировал голос, послал туда пчёлку, она проиграла запись в эфир и самоуничт ожилась. Концы в воду.

— Играешь в крутого агента, - заключила Мерона. - Спасибо, что сказал, это очень странно. Альянс вывел все войска и базы должны быть пусты. У тебя есть запись того, что там случилось?

— За окном у тебя стоит мой «Торнадо» . Пошарься в бардачке.

— Я бы тебя расцеловала, - призналась Мерона. - Хоть ты и ублюдок, каких мало!

— Рони, дорогая, когда ты так говоришь, я таю! - вернулась любимая усмешка Умника. - Не беспокойся за меня. У меня задница стреляная, первой почует. Кстати, ты обещала мне мальчика и девочку, помочь с обработкой данных. Когда ждать?

Мерона чуть не покраснела. Нечасто доводилось забывать об обещаниях. Не откладывать – как сегодня пришлось бы, кто мог ожидать подобного катаклизма – а забывать напрочь.

— Ладно, не парься, - Умник потянулся. - Пришли, как сможешь. Похоже, наши любимые военные ведут некрасивую игру. Я буду за тебя теперь беспокоиться, знаешь ли.

— Ты сам не подставляйся, - попросила Мерона. - Тогда справимся. У меня самой в голове не укладывается, а завтра уже выборы...

— Наши в порядке?

— В порядке. Всё, иди баиньки, сейчас же свалишься. И мне тоже пора.

— Жаль, что ты там, - погрустнел Умник. - Ладно, не заводись. Я бы и пальцем не тронул. Всё, до связи и удачи!

Мерона улеглась в постель и долго думала. Только базы не хватало. На территории планеты сорок три базы, из них только восемь в южном полушарии, там, где сейчас Умник. Бои в основном велись возле Стемрана-3, где сейчас столица провинции и планеты, а здешние базы точно все законсервированы. Или тоже не все?! Надо проверить, по возможности, негласно. Раз у Умника есть сеть спутников, ему и проверять. Обращаться же официально... Сначала надо понять, кому можно доверять.

Всё, спать, надо поспать хотя бы три часа. Всё остальное потом.

Шамтеран, Федерация Никкамо, провинция Менаокко, портал Стемран-3, Венант 3, 1415 В.Д., 12:20

Как и договорились, поверенный заказал один из кабинетов в ресторане. По совместительству – комнаты для переговоров, ведь сделок на портале заключается едва ли не столько же, сколько на среднего размера бирже.

— Теариан Камшер! - поверенный уже был на месте. Горец, как и сам Майер. Но в отличие от Майера грузен, медлителен на вид и с вечно обиженным выражением лица - обвисшие щёки, что поделать. Зато глаза добрые, подумала Тевейра. И с удовольствием отметила, что поверенный, Беррон эр Кассэн, обрадовался, увидев Майера и просто-таки расцвёл, когда Тевейра улыбнулась ему, а ведь он почти не видит её из-под капюшона.

— Всё, всё улажено, - густой, сочный бас. - Выполнять ваши поручения, теариан, всегда приключение, - и поверенный добродушно рассмеялся. - Но мне нравится, без них жизнь несколько пресная. Это слухи, или вы решили перебраться в Стемран, так сказать, надолго?

— Надолго, Беррон, - подтвердил доктор, - но я этого не говорил.

— Само собой, само собой, - согласился тот. - Есть ещё несколько моментов...

— Говорите при ней, - Тевейра молча встала и поклонилась. и немало удивилась, получив ответный поклон – Беррон не поленился встать. - Я ей полностью доверяю.

— Странные звонки, теариан. Вас не переставая ищут последние два дня. Звонки анонимные. Соседи видели, как кто-то приходил к вам домой, что-то опускали в почтовый ящик. Я распорядился отнести содержимое ящика в полицию. Интуиция, если позволите.

— Это из-за нас? - Тевейра с тревогой посмотрела в лицо Беррона, потом в лицо доктора. - Простите!

— Упоминали и девушку, похожую на вас по описанию, - согласился поверенный. - Я знаю, что послужной список у вас чист, теариан, в смысле неприятностей. То, что было во время войны, всё ещё засекречено, но знаю, что у вас есть боевые награды и нет неприятностей с законом. Я сообщу вам, как удастся что-то выяснить.

— Я передавал вам адрес её природной матери, - Майер заметил, как глаза Беррона ненадолго расширились от удивления. - Если возможно, проследите за расследованием того звонка.

— Обязательно, - поверенный широко улыбнулся. - Удачного вам пути, теариан, удачи вам, теаренти. Если мне позволено сказать, вы прекрасно выглядите, - Тевейра отвела взгляд и улыбнулась.

— Теариан Майер Акаманте эр Нерейт?

Поверенный, похоже, знает его настоящее имя, подумала Тевейра, поёжившись, и что тут удивительного? Какой неприятный голос у того, кто постучал...

— Это я, - Майер открыл дверь. Человек в мундире сотрудника департамента виз и регистраций. Как все чиновники-никкамцы, с короткими усиками, маской холодного почтения вместо лица, безукоризненно вежливый. - Если вас не затруднит, я предпочитаю использовать формальное имя.

— Вам отказано в предоставлении временной визы, - чиновник коротко поклонился. - Вы обязаны были использовать формальное имя во всех графах, где требуется указание имени. Вам придётся подать повторную заявку.

— Это неправда! - не удержалась Тевейра и тут же испуганно умолкла, склонив голову.

— Девушка права, - поверенный встал из-за стола. - По правилам, гражданин великой державы может использовать любое из зарегистри рованных имён, если использует его во всех графах, где требуется имя.

— Я всего лишь курьер, - холодно отозвался чиновник. - Я уполномочен попросить вас переписать заявление о получении временной визы, для скорейшего рассмотрения. Если произошла ошибка, департамент официально принесёт вам извинения.

— Сколько времени потребуется для рассмотрения повторной заявки? - поинтересов ался Майер, тревога Тевейры ощущалась физически.

— Следующие два дня у нас сокращённые, вследствие праздников. Я думаю, через двое суток вы узнаете результаты прошения. Мы делаем скидку, доктор Камшер, ваша заявка будет рассмотрена одной из первых.

— Теариан, - поверенный выдвинулся из-за стола. - Оставьте это мне. Проводите девушку на свежий воздух. Не беспокойтесь, я разберусь. Я Беррон эр Кассэн, - представился он, - я имею полномочия представлять теариана Майера Акаманте эр Нерейт во всех обстоятельствах. Вот мои документы.

— Как вам будет угодно, - кивнул чиновник и вновь холодно поклонился Майеру. Тевейру он словно не замечал.

— Я с вами сразу же свяжусь, - Беррон насупился. О да, подумал Майер, Беррону пальца в рот не клади. И более всего он не терпит имперских и королевских чиновников, считает, что везде, где есть монархия, наглость чиновников выше всех мыслимых границ. - Прошу вас.

— Уйдём, - прошептала Тевейра, сжав его ладонь так, что стало больно. - Пожалуйста!

- - -

— Я сейчас, - Тевейра несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. - Я справлюсь. Доктор, с этим человеком что-то не так! У него глаза как неживые. и голос такой неприятный!

— Чиновник?

— Да! И он обязан был представиться! Они все обязаны! И у него нет значка с именем! И он назвал вас «доктор Камшер» , а так запрещено правилами, никаких учёных степеней! Я знаю, меня учили!

— Проклятие, - Майер остановился. - Беги вон туда, к охране! Я сейчас!

— Нет! - Тевейра остановила его. - Я с вами. Не прогоняйте!

— Держитесь позади, - велел Майер, бегом возвращаясь к кабинету. - Позовите охрану! - потребовал он от проходящего мимо официанта. Тот немедленно бросился к стойке заказов, где все телефоны и прочее.

Майер распахнул дверь. Беррон лежал на дальнем сидении, хрипел, изо рта его при каждом вздохе вытекала струйка крови. Неназванный чиновник сидел у противоположной стены; его мундир, и всё вокруг, стол, стены, пол – были в крови.

— Перерезал себе горло, - Майер не сразу пришёл в себя. Тевейра вскрикнула, увидев то же, что увидел он, но не потеряла сознание, как предполагал Майер. - Скорее, доктор! У нас мало времени, помогите! Я не смогу его сдвинуть! Положите на спину и прижмите вот тут!

Беррона ударили не очень точно, да и ресторанный нож – не лучшее оружие. В сердце не попали, но прошли очень близко и пробили лёгкое.

— Это место преступления! - услышали они из-за спины. - Немедленно покиньте кабинет!

— Я врач, - отозвался Майер, - этот человек умрёт, если промедлить. Бинт, если есть – живой, перевязочное полотенце, живо!

Тевейра ловко вспорола одежду, обнажив неприятную, обильно кровоточащую рану, и положила ладони вокруг неё.

— Доктор, - сказала она негромко, - делайте что хотите, но положите ладони мне на живот и лоб. Быстро.

— Очистить кабинет! - доктор обернулся и с удивлением увидел, что его послушались. Требуемое уже лежало на диване – перевязочный материал. - Быстро, вы нам мешаете!

Дверь закрылась.

— Скорее же, - сухо приказала Тевейра. - Я не стеклянная. Всё, теперь прижмите ладони сильнее и не дышите.

Жар. Он накатил откуда-то из живота и рассеялся. Тевейра стояла, прижимая ладони к груди поверенного, и казалась холодной, как лёд. Так длилось, наверное, не более минуты, после чего девушка шепнула, - всё, отойдите от меня, а то нас арестуют за нарушение приличий...

Она выпрямилась. И её тефан теперь испачкан в крови. Как и костюм Майера.

Беррон закашлялся и открыл глаза.

— Помогите повернуть его, - велела Тевейра. - У него в лёгких осталось много крови. Да, теариан Беррон, прямо на пол. Быстро! Придержите ему голову!

Вот выдержка, подумал Майер. Вот теперь верю, что она два года работала в клинике. Столько крови, и не только...

— Лежите, - Тевейра погладила его по щеке. - Вы живы, это главное. Возьмите, - она достала мэйс и положила Беррону в руку. Тот сжал плод, попытался что-то сказать, не смог. - Молчите, - приказала она, улыбнувшись. - Потом, всё потом. Вам нужно полежать.

— Теариан? Теаренти? - дверь кабинета открылась. Ну там и народу! Охрана, аэропорта и департамента, полиция, чиновники. - Я Дессар Аверен эр Матэн эр Никкамо, криминальная полиция. Прошу вас, пройдёмте. Раненым сейчас займутся.

- - -

— Врач говорит, вы действовали профессионально, и знакомы с мануальной терапией, - Дессар, тощий, с короткими почти белыми волосами и измождённым на вид лицом, был весьма корректен. - Могу ли я попросить вас, теаренти, предоставить документы, подтверждающие ваше медицинское образование и лицензию практикующего врача?

— Эти документы у меня дома, - отозвалась Тевейра спокойно, - в Стемране.

— Мы отправим запрос, - согласился Дессар. - Вы действовали очень профессионально, я официально выражаю вам благодарность за спасение подданного Королевства Фаэр.

Тевейра поднялась и молча поклонилась.

— Теариан Камшер, ваш запрос на получение временной рабочей визы не был отправлен на рассмотрение, - в кабинете присутствовал и чиновник от департамент а виз и регистраций. - К сожалению, мы сможем рассмотреть его только послезавтра. Я приношу официальные извинения от имени департамента за действия нашего сотрудника и буду благодарен, если вы воздержитесь от комментариев для прессы до окончания следствия.

— Нам нужно в Стемран, - заявила Тевейра. - Это важно!

— Прошение заполнено должным образом, - подтвердил чиновник, - я думаю, что его одобрят без заминки, учитывая боевые заслуги теариана и его послужной список. Послезавтра к вечеру вы узнаете.

— Я же прошу вас не покидать пока территорию провинции Менаокко до получения подтверждения, - добавил полицейский. - Сожалею, теаренти, не мной придуманы эти правила. Вам придётся подождать.

— Я могу сделать звонок? - Тевейра выпрямилась, взгляд её не предвещал ничего хорошего.

— Вы свободный человек, гражданин Стемрана и республики Каоти, - полицейский коротко поклонился. - Вы можете делать всё, что в рамках закона Федерации Никкамо.

Тевейра приняла телефон от Майера и быстрым шагом покинула кабинет.

— Я прошу вас держать меня в курсе состояния здоровья Беррона эр Кассэн, - доктор поднялся.

— Обязательно, - полицейский сухо улыбнулся. - Мне жаль, что мы вынуждены задержать теаренти, доктор. Закон есть закон.

- - -

— Обнимите меня, - потребовала Тевейра, едва они вышли из здания. Долго не отпускала его. - Проводите в парк. Подальше от глаз.

— Зачем? - не понял Майер.

— Хочу поцеловать вас, - улыбнулась она. - Доктор, не злитесь! Это просто испытание, я знаю. Нас не хотят пускать, но мы всё равно уедем, да?

— Уедем, - пообещал доктор. - Парк вон там.

Тевейра на ходу достала несколько мэйсов и бросила их в разные стороны от дорожки. Так, чтобы по возможности никто не видел.

— Подарок? - поинтересовался доктор.

— Да, Айри. Хочу, чтобы здесь стало добрее. Терпеть не могу чиновников! Вон там, вон туда, видите заросли? Там есть скамейка, я заметила. Давайте туда!

- - -

Поцелуй длился, и длился, и длился...

— Теперь лучше, Айри? - шепнула она, отпуская его. - Мне – гораздо... Вы так быстро всех прогнали там, из кабинета...

— Я думал, вы в обморок упадёте!

— У меня было много практики, - охотно пояснила Тевейра. - Я умею лечить простые раны, вправлять вывихи, ну, перевязывать и всё такое. Сиделкой полгода работала. Принимать роды я тоже умею, - она посмотрела в глаза Майеру, и тот улыбнулся. - Мама сказала, что я должна уметь. Тут место как проклятое! Я без вас ничего бы не смогла, меня руки не слушались! Хорошо, что нас не засняли там, это же ужас как неприлично! - она хихикнула. - У вас батарейка в телефоне почти села, лучше заменить! Могут позвонить, или мне нужно будет позвонить.

— Вернёмся сейчас, возьмём батарейки и еды какой-нибудь, - согласился доктор. - Кому вы звонили? Рони?

Тевейра поджала губы

— Маме сейчас нужно продержаться. Да, я сказала, что нас тут чиновники немного задержат, у неё сегодня такой день, я потом всё расскажу. Нет,.у меня есть свой адвокат, я попросила разобраться. Он хороший! Ужасно дорогой, но всё может, почти как Беррон!

— Как вы думаете, Беррон...

— Через три дня встанет на ноги, - заверила Тевейра. - Всё, давайте немножко помолчим. Чуть-чуть! Мне нужно просто посидеть в тишине.

Майер встал, дошёл до ближайшего дерева – ясеня – и прижался к нему лбом. И, сам не понимая почему, обратился к Лесу. Помоги нам, попросил он, нам нужно к тебе. Тебе нужна наша помощь, или скоро будет нужна.

Порыв ветра толкнул его в спину.

— Майер, - Тевейра подбежала, - смотрите! Да смотрите же!

Справа от них, у живой изгороди, пространство потекло, затуманилось и протаяло. И с той стороны...

— Стемран! - выдохнула Тевейра, на лице её сияла радость. - Это же тот самый камшер! У которого я сорвала травинку!

— Вы думаете...

— Да! Это знак, Лес зовёт нас! Ну скорее же, Майер!

И Майер послушался.

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 6, 113, 17:25

— Представляю, что будет, когда нас там хватятся, - проворчал Майер, едва радость Тевейры приугасла.

— Ой, ну чего вы боитесь! Лес позвал нас, понимаете! Лес! Неужели вы правда боитесь? Мы ни в чём не виноваты!

— Отсюда пешком два дня идти, - заметил Майер. - Вот зараза, батарейка сейчас сядет, и не зарядить уже...

Сигнал. Получено сообщение.

— Умник! - удивился Майер. - Он откуда знает, что мы здесь?!

Телефон зазвонил.

— С прибытием, Майер, - голос Умника. Майер невольно улыбнулся. - Твоей очаровательной спутнице поклон. Как это понимать? Ты показал ей коридор?

— Я тоже рад тебя слышать, Умник.

— Уходите подальше. Вы там без тачки? Сейчас отправлю вам что-нибудь. Только далеко не отходите и...

Телефон выключился – батарейка села окончательно.

— Сказал, пришлёт машину, - пожал плечами доктор. - Но это часов пять, пока она ещё долетит! Надо искать, где на ночь остановимся.

— Сейчас бы домой, - Тевейра подошла к камшеру, погладила его ствол. - Нам очень-очень надо, правда... Давайте здесь и подождём. Ну отойдём немного, и всё!

- - -

Они отошли на безопасное расстояние – как раз созревают шишки, а от падения такой шишки ничего хорошего не будет. Как бомба. Созревшие шишки падают, и взрываются, и семена на больших «парашютах» , летучках, плывут в разные стороны. Малейший ветер отправляет их в далёкий полёт. А семечки настолько вкусны, что многие животные караулят падение шишек, пусть даже вначале нужно держаться подальше.

— Мне показалось? - доктор поднялся на ноги. Они сидели прямо на ковре хвои, очень удобно, да и одежде уже всё нипочём. - Слушайте! Землетрясение?

— Похоже, - неуверенно отозвалась Тевейра. - Ой, смотрите! Смотрите туда!

Майер присмотрелся, и вздрогнул. А Тевейра, с глазами, сияющими от восторга, захлопала в ладоши.

— Это к нам! Он к нам идёт, он нас услышал!

«Им» оказался мобильный мозговой центр Леса. По-простому – лесной великан.

...Он шёл, аккуратно ступая огромными «ногами» , не сломав ни дерева, не раздавив ни кустарника. Дошёл до поляны, где стояли, взявшись за руки, два человека, и опустился на все четыре конечности. И даже «на четвереньках» он возвышался метров на пятнадцать.

Тевейра бесстрашно подбежала к великану, Майер последовал секунду спустя. Разум отказывался верить, что это правда. От великана пахло Лесом – хвоёй камшера, ароматами трав, свежим воздухом, здоровьем.

— Спасибо, - Тевейра поклонилась, погладила его «ногу» ладонью. - Мы сейчас залезем, подожди чуть-чуть! Майер! Дайте мне руку!

- - -

Лесных великанов встретили почти сразу, и поначалу думали, что это и есть разумные обитатели Стемрана. На вид великаны походили на людей, покрытых корой. Людей ростом до пятидесяти метров, у которых и руки, и ноги были чуть не в полтора раза длиннее туловища. Не руки, конечно, и не ноги, вместо пальцев - шишковидные утолщения и, как и на всём остальном «теле» , жёсткая, хоть и очень гибкая, кора. Их конечности служат для обеспечения коммуникации. Ретрансляторы. Когда великан стоит в своей «любимой» позе, подняв руки над телом, он не взывает к Лесу, а просто связывается с теми, кто его слушает. А слушают многие. То, что у здешних флоры и фауны есть органы, воспринимающие радиоволны, было первым из открытий, которые стали понемногу проливать свет на подлинную природу Леса. Слаженность действий живых форм на огромной территории объяснялась просто.

«Рождение» – формирование – великана наблюдали не раз, и только спутниковые съёмки позволяли полностью запечатлеть процесс. Для рождения великана достаточно любых деревьев, или иной флоры массой не менее пяти тонн в пределах области до двадцати пяти метров в поперечнике. И хотя бы один камшер в зоне видимости. Весь процесс занимал около получаса, после чего зелёный гигант выкапывался, простирал «руки» в небо и принимался за работу. В чём она заключается – так никто пока толком и не понял. Конечно, принятых сигналов уже много, в них есть определённая структура, уже удалось создать приборы, имитирующие сигналы великанов и таким образом отгонять таких соседей, как комары и мыши, но это всё пока несерьёзно. Учитывая ещё и то, что язык, которым общаются великаны, время от времени менялся. А значит, всё живое, что включено в Лес, как-то узнаёт о смене языка.

...Майер с Тевейрой сидели на «голове» гиганта и ехали плавно, очень плавно. Каждый шаг – метров двадцать. Девушка держалась за «лоб» существа, Майер устроился за её спиной, на «макушке» . Тевейра потом сказала, что ладони её постоянно покалывало, причём она поняла, что если думает о чём-то постороннем, то колется неприятно, а если начинает думать о Лесе, то ощущает тепло. Думай о Лесе, что ж тут непонятного. И – великан слушался её приказов. Пусть и не буквально.

— Слезем здесь, - решила Тевейра, - в город на нём ехать не надо. Мы приехали, - погладила она «лоб» великана, - спасибо! Пожалуйста, разреши нам слезть!

Великан замер, а через полминуты принялся становиться «на четвереньки» , но уже медленно – словно опасался, что седоки упадут. Спускаться оказалось куда проще, чем взбираться.

— Спасибо! - Тевейра и Майер поклоиились гиганту и тот медленно выпрямился, поднял руки над головой.

Шум, шелест, невнятные возгласы вокруг.

Тевейра и Майер обернулись. Десятки, а может быть – сотни людей подбегали к поляне, на которой замер великан. Они вбегали и, один за другим, падали перед седоками на колени.

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 6, 113, 19:15

— И репортёров не пускать! - распорядилась Мерона. Дождалась, пока все посторонние покинут кабинет, подошла к окну. Там по-прежнему стояли сотни, тысячи людей. Те, что заметили прибытие лесного великана, и видели, кто им управлял, кого тот слушался.

— Не знаю, радоваться или огорчаться, - Мерона поманила к себе дочь, та молча кинулась ей на шею. - Айри, я немного злая, прости. Я уже знаю, что вас не впустили, ответь мне только одно, как вы сюда попали? Ты открыл наш коридор? И что мне теперь делать с ними? - она указала на окно.

...Там, у «остановки» , люди подходили, и кланялись, и каждый хотел прикоснуться к руке Тевейры или Майера. Молча, с уважением, но без подобострастия. Лес – это религия, говорил Умник, это формирующаяся религия, и те, кто её принимают – самые странные верующие, которых я знаю. Без гнева, без фанатизма, без нетерпимости к другим. Даже с теми, кто вредит Лесу, они достаточно корректны, хотя и тверды. Но стоит их обидеть... и все встанут на защиту одного.

— Мама, Лес позвал нас! Правда! Я всё-всё расскажу, у меня даже снимки есть!

— У нас есть серьёзные материалы против наших оппонентов, - сообщила Мерона. - Осталось немного – дожить до утра, - на лице её не было улыбки. - Утром начнутся выборы и, мне кажется, я уже знаю их итог. Кто из вас придумал позвать великана?

— Мама, он сам пришёл! Ну... я просто сказала, что нам нужно домой! Вот и всё!

— Великаны никогда не слушались людей, - Мерона выглядела странно помолодевшей , и Майер только сейчас это заметил, хотя уже минут десять был в её обществе. - Удавалось как-то убедить их пропустить, не нападать, но чтобы на самом деле ехать верхом... Вы первые. Вы понимаете, кем вас теперь считают эти люди?

Тевейра смутилась.

— Мама, я же не нарочно! Я захотела поскорее увидеть тебя, и он сам пришёл, сам предложил подвезти!

— Айри, - Мерона взяла его за руку. - Голову вам мало оторвать, обоим. Ну что мне теперь делать? Через полчаса все каналы покажут ваше прибытие на великане. А ещё через десять минут мне позвонят из Никкамо и спросят, как вы сюда попали. Что мне отвечать? Айри, зачем ты воспользовался тем коридором? Мы не хотели никому говорить о нём. На то есть причины.

— Мама...

— Вам сейчас же нужно вернуться. Туда, в Старый Мир! Пройти обратно и вернуться в Никкамо. Я уже позвонила нашим людям, вас встретят и не оставят без охраны.

— Машина вам ещё нужна? - послышался спокойный голос из дальней части комнаты.

— Эри, ты меня до инфаркта доведёшь! Сгинь немедленно, здесь же кругом камеры!

— Я в мёртвой зоне, а звук ты сама сейчас выключила, - усмехнулся Умник. - Прости, я услышал пару последних фраз. Она права, вам надо возвращаться. Машину я подогнал к общественной стоянке. Серебристый «Сокол» , три двойки в номере. Старенький, но летает будь здоров. Через сорок минут будете у входа, только не вздумайте лететь прямо туда. К самому проходу вам нужно дойти пешком, ясно?

— Ясно, - Майеру стало неловко. Тевейра опустила голову, прижалась к нему, видно было – вот-вот заплачет.

— Вейри, милая, - Мерона взяла её за плечи. - Вы нам очень помогли. Великан – это символ. Завтра те, кто ещё колебался, кто не знает, что Лес теперь может слушаться и меня, и вас, все пойдут голосовать. Нам в самом деле нужно просто дожить до утра, когда откроются участки, и дождаться семи часов вечера, когда они закроются. Возвращайтесь в Никкамо. Пусть даже придётся ждать эти двое суток, не беда.

— Мама, ты не сердишься? - робко спросила Тевейра. - Всё само получилось!

— И очень удачно, - улыбнулась Мерона, обнимая их обоих за плечи. - Потом будет три дня подсчёта голосов. Вам бы отсидеться где-то.

— Если дадут визу, - подал голос Умник, - пусть едут ко мне. Следы я замету, не бойся, никто их не заметит.

— Эри, ты ещё здесь? Кончай уже строить из себя суперагента. Лучше приготовь две комнаты для моих воспитанников. Они через полчаса выезжают.

— О! - Умник просиял и потёр руки. - Чем мне тебя отблагодарить?

— Приютишь мою дочь и Майера и пообещаешь, зараза, что и пальцем её не тронешь!

— Мама, да я сама справлюсь! - фыркнула Тевейра. - Я уже не маленькая!

— Обещаю и клянусь, - Умник встал и поклонился. - В обмен на ужин при свечах. Свечи, кстати, уже ждут.

— Подождут, - Мерона снова обняла остальных за плечи. - Всё поняли? Майер, это очень важно. Умник вам расскажет, почему мы не открываем этот коридор. Всё, сейчас через пожарную лестницу на задний двор – и к машине. До черты города вас будут сопровождать, не пугайтесь.

- - -

— Но всё равно это было здорово, да? - Тевейра с обожанием смотрела, как великан исчезает позади. Он повернулся к ним «лицом» и сделал пару шагов, и показалось даже, что взмахнул рукой. Тевейра помахала в ответ. - Он наверное ничего не понял. Пришёл, подвёз нас, а мы обратно! Я потом извинюсь, если он не уйдёт.

— Вы считаете, что он понимает вас? - вести машину было приятно. Так давно не сидел за сиденьем машины, которая всё ещё умеет ездить колёсами по земле. Пусть даже этим почти не пользовались, а слово «шоссе» уже почти вышло из употребления.

— Я сейчас рассержусь! Бросьте руль, она сама куда надо долетит! Идите сюда, ко мне!

Майер перелез к ней и Тевейра взяла его за руки.

— Айри, давайте я сразу скажу, - Тевейра смотрела сердито. - Я считаю их людьми, такими же как вы и я, и не надо мне ничего доказывать! Они умеют думать и всё чувствуют! Он мне рассказывал что-то, пока мы ехали! Он правда добрый!

— Хорошо, - согласился Майер. - Пусть так.

— Не делайте одолжений! Я серьёзно! Если вы думаете, что это просто ходячая деревяшка, то больше мы о нём не разговариваем, - и она отвернулась.

— Убедите меня, - он взял за руку. - Я как, похож на мыслящее существо? Значит, можно убедить.

— Иногда похожи, - мрачно ответила Тевейра и рассмеялась, не удержалась. - Вы иногда всё ещё такой глупый! Это или понимаешь сразу, или нет! Пока сами не поймёте, нет смысла убеждать.

— Вы верите в Лес? В то, что это разумное существо?

— Я не верю. Я знаю и чувствую. И вы тоже что-то чувствуете, иначе бы он вас к себе не подпустил!

— Нам пора, - Майер указал. - Остановимся здесь, дождёмся, когда автомобиль улетит.

— Мы ещё поговорим, - пообещала Тевейра. - Слушайте, я есть хочу, сил нет! И мы так и не переоделись! Вот ужас! Я ладно, я просто одену на ту сторону, а вы?

Шамтеран, Королевство Тегарон, Тегарон, Университетский парк, Венант 3, 1415 В.Д., 18:10

— Как здесь красиво... - Тевейра вздохнула. - Слушайте, мы же не переоделись! Дайте, я первая. Отвернитесь, пожалуйста!

Майер пожал плечами и отвернулся. Подумаешь! Шорох и шуршание за спиной, и две минуты спустя Тевейра взяла его за локоть.

Вот это да! Кто мог подумать, что можно просто переодеть тефан другой стороной, и... Конечно, от него всё ещё пахнет кровью, если принюхаться. А в остальном...

— Не обижайтесь! - она приподнялась на цыпочки и поцеловала. - Ну не сейчас же, да? Разве можно любоваться в спешке? Давайте подумаем, что с вами делать.

— Подойти к полицейскому, - предложил Майер. - И спросить, где тут у них можно купить одежду.

— У вас рубашка вся в крови, и не в вашей! Придётся объясняться!

— Не придётся, - Майер снял с себя рубашку (сразу стало зябко), разорвал на части и бросил в кустах. Солнце и дождь сделают своё дело – такие рубашки давно уже одноразовые, и, если нанести им серьёзные повреждения или бросить надолго под солнечным светом и дождём, за несколько часов распадаются на экологически безвредные соединения. Очень удобно.

— Айри! - Тевейра всплеснула руками. - Вас теперь оштрафуют! За неприличный внешний вид!

— Если я хорошо знаю Тегарон, меня оштрафуют уже за то, что я без перчаток. Так, по крайней мере, меньше объясняться. Порвал рубашку в лесу, вот и всё. - Майер посмотрел на громаду Университета, занимающую пол-неба перед ними. - Слушайте! Вон там – вход в медицинский центр. Идёмте туда.

- - -

Охранник, естественно, потребовал документы, и попросил подождать. Майер физически ощущал, сколько камер сейчас смотрят на них.

— Вы поправились! - уверенно заметила Тевейра. - Такой тощий были! А теперь почти на человека похожи!

Майер не выдержал, рассмеялся.

— Вы это только сейчас заметили?

— Что на человека похожи? Нет, но нельзя же всё время хвалить! Перестаньте! - она дала ему по рукам, - здесь кругом камеры, даже я вижу.

— Боитесь?

— Нет, просто это их не касается. Вот, вы уже улыбаетесь. А то целый час смотреть было противно, такой мрачный.

— Доктор Майер Акаманте эр Нерейт? - к стеклянным дверям с той стороны подошёл высокий улыбающийся тегарец, в сопровождении охраны. - Простите, что заставили вас ждать. Рад приветствовать вас, тахе-тари Тевейра эр Тессан, - учтивый поклон. - Прошу, прошу, заходите. Что-то случилось, доктор? В это время года у нас прохладно ходить без одежды, - и они все рассмеялись.

— Простите...

— Мерстеринн эс Метуар эс Тегарон, директор Медицинского центра Королевства Тегарон, - представился тегарец. Точно, на вид – коренной тегарец, подумал доктор. У нас возмущаются, когда на высокие посты пытаются назначать исключительно представителей древнейших домов королевства – несправедливость, всё такое. А здесь прямо наоборот. Попасть сюда чужаку можно только за выдающиеся достижения или за заслуги перед королевской семьёй. Тегарон продолжает чтить свои традиции, на новомодные веяния о правах человека во всём мире тут всем чихать хотелось. - Приятно видеть человека, который не стесняется длинных имён. Прошу меня извинить, доктор, и вы, тахе-тари, у меня лекция. Минут через тридцать я буду в вашем полном распоряжении. Вот мои ассистенты, - молодой человек и девушка, оба в зелёных халатах сотрудников, вежливо поклонились. - Рейнер эс Гатто эр Фаэр и Эврин эс ан Вессар. Прошу вас позаботиться о наших гостях, - и Мерстеринн откланялся.

— Простите мой внешний вид, - доктор развёл руками. - Хотелось бы переодеться. И найти аккумулятор для телефона.

— А мне уже есть хочется! - заявила Тевейра и, все вчетвером, рассмеялись. - Доктор, давйате вы переодевайтесь первый, а мы пока подумаем об обеде! Можно? - Тевейра подняла руки к капюшону. - Можно его снять?

— Ой, что вы! У нас тут всё запросто! - Эврин улыбнулась, не отводя взгляда от доктора. - Видели бы вы как студенты ходят иногда! В Университете всё совсем не так, как снаружи. Ну почти везде. Доктор, поверить не могу, это правда вы? У нас тут столько людей мечтают получить назначение на Стемран! А вы ведь там родились? Можно просто «Тевейра» ?

— Можно! Да, я там и родилась, - Тевейра откинула капюшон и оба ассистента потеряли дар речи. Видно, что глядели бы и глядели...

— Если бы не работа, мы бы вас не отпустили! - девушка пришла в себя первой. - К нам почти никто не приезжает из Стемрана! Вы торопитесь?

— Если найдётся батарейка для телефона, я вам сразу скажу, - доктор протянул его – показать, какая модель.

— Ой, простите, я сейчас! - и девушка убежала. - Я быстро!

— Подождите пока в кабинете, - Рейнер проводил напарницу взглядом, - я узнаю, где можно купить одежду. Вам какую, доктор Майер?

— Давайте ту, которую здесь принято носить. И – у нас нет ни перчаток, ни остального.

— А вам, тахе-тари?

— Просто «Тевейра» ! Давайте и мне ту, которую здесь принято.

— Слушаюсь. Вы позволите? - Рейнер быстро снял мерку – сделал объёмный снимок крохотной камерой, встав по обе стороны от гостей (Тевейру отчего-то рассмешила серьёзнос ть парня), и, удовлетворённый, отбыл. Едва за ним закрылась дверь, как Тевейра ударила доктора в бок. Весьма болезненно.

— Я видела, как она на вас смотрит, - пояснила она, перестав улыбаться. - Если что, я её убью! Или вас, если так будет проще!

— Я дал повод? - вроде бы старался следить за собой, подумал Майер. Или это уже стало рефлексами?

— Дали бы повод, уже бы убила! - она взяла его за руки и смотрела в глаза. Сможет, подумал Майер. Вся в Мерону. Та тоже никогда не обещает того, что не смогла бы сделать.

— Я ваш, Вейри. Ваш и её, - она не отводила взгляда. - И ничей больше.

— Верю, - произнесла она, наконец, отошла в сторонку. - С вами тяжело, - вздохнула она. - Но так приятно!

— Доктор Майер! - Эврин вошла, не забыв постучаться. Тоже всё понимает, подумал доктор. - Вот, пожалуйста! Я взяла несколько, проверьте сами, какие подходят.

— Вы не проводите меня туда, где можно переодеться? - попросила Тевейра. - Я не очень доверяю, когда мужчины подбирают мне размер!

Эврин улыбнулась, коротко поклонилась.

— С удовольствием, Тевейра. Вы не успеете свалиться от голода?

— Я найду, кого съесть!

Они рассмеялись и отбыли. Эврин на прощание одарила доктора очень, очень тёплым взглядом, а Тевейра, удаляясь, показала ему из-за спины кулак.

Доктор первым делом вставил аккумулятор, подошёл первый же. Едва телефон нашёл сеть, как свалился десяток сообщений о пропущенных звонках. И несколько текстовых. Последнее – от Мероны. «Покиньте Никкамо засада. Крйн слч обратно наш крдр. Срчн ответь» . Всех раздражал её телеграфный стиль, когда и слова сокращает беспощадно, и опускает всё, что можно опустить. Второе – от Умника. «Оставил машину под дымкой к северу пой нашу застольную» . Вот же псих, подумал, Майер. Они оба! Может, и мне пора стать психом?

Телефон зазвонил.

— Майер, вы где? - Мерона. Голос такой, что ощущается – держится из последних сил.

— Мы в Тегароне. Сейчас в медицинском центре, переоденемся и готовы.

— Сидите тихо! В Никкамо ни шагу! Наша группа попала в засаду. Кто-то ищет вас с Тевейрой.

— Ищет, не представляясь, кто и зачем, - предположил доктор.

— Именно так, - Мерона немного успокоилась. - К городу подошли ещё два великана. Стоят у границы Леса. И комаров не стало, крысы ушли, прочая мелкая мерзость. Видел бы ты, что здесь творится!

— Беспорядки?

— Наоборот. Всё спокойно и все довольны. А туристы кинулись великанов снимать, просто конец света какой-то. И телефоны уже плавятся! Я столько звонков с благодарностями не получала за всю жизнь. Слышишь, наверное.

Да, он слышал песни сразу нескольких телефонов.

— В Никкамо что-то очень странное. Мне уже звонила сама Её Превосходительство министр, приносила извинения и сказала, что все визы в порядке, вы можете лететь в Стемран. С Тевейрой тоже всё в порядке, её адвокат всё передал, что нужно. Но я беспокоюсь за вас.

— Что там случилось?

— Четверо человек в форме полиции аэропорта. Напали на сопровождающих, один из наших в критическом состоянии, остальные получили лёгкие ранения. Один нападавший убит, остальные задержаны. Дай мне подумать, ладно? А пока сидите там тихо и никому не звоните. Выключи свой телефон. Купи новый, купи местную карту и отправь с неё наш с тобой условный код, хорошо? Никуда не уходите. До связи.

Вот за что он начал всерьёз уважать Мерону – никогда от неё по телефону не услышишь «я тебя люблю» , «мой милый» и всё такое. Такие вещи можно говорить только лично, сказала тогда Мерона, ещё раз услышу по телефону – засуну его тебе угадай куда!

— Майер, - после Мероны сразу же позвонил Умник. - Устроили вы шороху. Старик, вы там теперь звёзды. Я подогнал «Сокола» , ты, поди, уже прочёл, как его найти. Застольную не забыл? Пой, когда дойдёшь до красного холма, машина покажется.

— Что там у вас вообще творится?

— Выборы. Ещё немного, и второго кандидата под белы ручки да за решётку. Пока вроде отвертелся, но шансов у него уже нет, всем понятно. Вы уж там осторожнее, а то кто меня на уборку-то сподвигнет?

— Мы приедем вместе, - пообещал Майер злорадно. - Вместе и сподвигнем. Спасибо, Маэр, до связи.

- - -

— Они так мило одеваются! - Тевейра жестом подозвала доктора к себе и поправила на нём костюм. Сами просили традиционную выходную одежду тегарцев, сами и получили. А вещи-то все так и остались в Никкамо, в камере хранения. Впрочем, это меня беспокоит утрата любимых костюмов и прочей приятной мелочи. Беспокоит, да. Врать не буду, очень беспокоит. Привык я к ним, со многими столько воспоминаний связано. А вот ей достаточно того, что на ней.

— Вот так, - Тевейра поправила на докторе повязку на лоб – так здесь ходят мужчины. Сама надела и долго поправляла шапочку. Уже не традиционную, ту, которая просто блокировала, закрывала железы на висках и прочих частях головы, которые так притягательны для противоположного пола. Прикрывает их, поглощает естественные запахи оттуда – запахи, не фиксирующиеся сознанием. Тевейра так необычно выглядит теперь... Шапочку ей подбирали под цвет волос. Просто заглядение! Доктор так и сказал.

— И так естественно выглядит, - добавил он. Сам он видел тегарцев только на научных мероприятиях; тегарский учёному нельзя не знать, один из двух по сути своей международных языков научной мысли. Почти всё Северное полушарие Старого Мира выбрало когда-то для этой цели тегарский, а остальной мир - Ронно. Так они и соперничали многие века, так никто и не победил.

Заглядение! В Тегароне принято прикрывать почти всё тело даже летом, и аборигены достигли неплохого компромисса: говорят, даже в их сложной летней одежде не жарко. Сейчас Тевейра в брюках, короткой рубашке с поясом и верхнем платье. Вот тут допустим полёт фантазии – каких только платьев он ни видел! Самые причудливые. Главное,чтобы были, и чтобы прикрывали всю спину и шею, это обязательно, и ноги до колен (а это уже условно). У мужчин – вместо платья любая другая верхняя одежда,главное, чтобы руки, спина и шея были прикрыты.

Что под рубашкой у Тевейры, доктор не знал. Если память не подводит, там должен быть светлый пояс, что-то вроде верхней части тефана, широкая полоса ткани, прикрывающая живот и спину. Раздеваться дальше пояса нельзя даже на пляже.

— А мне нравится! Я видела туристов в чём-то таком, мы даже смеялись, сто одёжек в такую жару! А в нём удобно, - Тевейра смотрелась на себя в зеркало, поворачиваясь так и сяк. - А вам? Вам удобно? Доктор, ну не переживайте, не пропадут ваши вещи! - она не иронизировала. А вот Мерона не пропускала случая пройтись по «нежной привязанности к барахлу» . - Сейчас отдохнём, приедем и заберём всё.

— Боюсь, что нескоро, - и Майер пояснил ей, что к чему. Тевейра пришла в восторг.

— У нас время есть?! Давайте тут останемся до завтра! Вот прямо тут, а? Тут так всё запросто, и столько людей! Главное, что у мамы всё хорошо, и что она знает, что у нас хорошо.

Майер медлил с ответом. Хотелось ответить «да» , и всё тяготили мысли, и самой неприятной была «кто за ней охотится» .

— Мама о чём вас просила? - Тевейра понизила голос, взяв его за руки. - Сидеть тихо, да? Мы будем сидеть очень тихо! Я чую неприятности, и вы тоже, да? Вот и скажите, нам сейчас нужно куда-то бежать и прятаться?

— Нет, - признал Майер. Шестое чувство, или что там живёт пониже спины, не подводило никого из их «шайки» , как звала её Мерона. То, что теперь первым делом приходила на ум Мерона, Майер уже не удивлялся.

— Не нужно, - Тевейра улыбнулась ему. - Нет, целовать не буду, даже не просите. Вечером, и только если заслужите!

— И как заслужить?

— Вот сами и думайте! Всё, - она перестала дурачиться, и стала ещё привлекател ьнее. Такая задумчивая, тихая на вид. Мерона отличалась только одним: она не была застенчивой. А Тевейра иногда кажется очень застенчивой и очень, очень ранимой. Хотя язычок такой острый, что ужалит в ответ, не задумываясь.

— Айри, она там, и ей сейчас гораздо лучше, - Тевейра прижалась к его груди. - Она не думает о том, что мы с вами вместе. Правда. А я здесь, и с вами. Почему я всегда должна напоминать об этом?! - она отступила и с размаху ударила его в грудь кулаками. — Я всё время знала, когда вы думали обо мне. А она знает, когда вы думаете о ней. Отстаньте, - она не дала себя обнять. - Вы не со мной сейчас. А я не игрушка! Только попробуйте обидеться!

Майер отошёл к окну «примерочной» . Им дали пустующий кабинет – чтобы могли нарядиться и привести себя в порядок.

— Вы так свободно говорите по-тегарски, - доктор обернулся. Мерона уже бы... Стоп! Хватит! - Я вот читаю свободно, а говорю ужасно, так мне сказали.

— Я знаю шесть языков, - улыбнулась Тевейра. - Я вообще столько всего выучила, до сих пор не пойму, зачем.

...Мама её отговаривала, когда Тевейра сама попросилась в «Стражи Луны» . Пока не встретила первую луну, у мамы была отговорка – ты ещё маленькая обсуждать это. Но дочери доверяла, и часто беседовала со своими воспитанниками, «детьми» , прямо у себя дома. И все они подружились с Тевейрой, ведь девочка умела слушать и быть тактичной. и не сплетничала, хотя держать в себе столько тайн и ни с кем не делиться?! Нельзя! Она фантазировала, и, играя со друзьями в школе и во дворе, рассказывал а невероятные истории. И всегда добавляла чуточку правды из того, что видела или слышала, но всегда без имён. Какая у них работа, у её «детей» ! Как у тайных агентов! И ничего плохого девочка не думала ни единого момента. Мы делаем людей лучше, говорила мама, мы не выполняем их низкие желания. Иногда им покажется, что выполняем, но только потому, что другого им в голову ещё не может прийти. Мама, разреши мне! Я уже большая, ты сама говорила, что теперь я совершеннолетн яя!

...У тебя не будет детства, понимаешь, милая? Если ты согласишься, уже ничего не будет. Восемь лет одного только обучения, очень трудного! И нельзя отступать, нельзя чего-то не достичь. И главное, ты должна любить людей. Они не могут делать зла, понимаешь? Они могут делать больно, они поступают так, что хочется иногда их убить, но когда подумаешь, ты поймёшь, что люди не совершают зла. Они придумали зло, чтобы оправдать свою слабость. Люди не хотят быть хорошими, не хотят становиться людьми. И это их право, каждый человек сам отвечает за свою жизнь. И я, мама? И ты, она обняла её тогда, я помогаю тебе, и всегда буду рядом, если нужно. Но ты сама живёшь и сама за всё отвечаешь. Это нужно понять. Подумай, родная. Давай ты подумаешь месяц, а потом снова поговорим.

...Месяц был просто ужасным. Во-первых, обоняние и остальное, всё так обострилось! И когда мужчины или даже мальчишки бывали поблизости, внутри что-то отзывалось, откликалось, и иногда ужасно пугало. Её обижали за этот месяц особенно много, и в школе, и во дворе,и даже в гостях, они с мамой дружили с тремя очень приятными семьями, и Тевейра, хоть и тихоня, всегда была заводилой во всех играх. И все как с цепи сорвались! Не беда, сказала мама, ты стала взрослой, ну не совсем ещё, но самое главное с тобой случилось. Просто они так на это реагируют. Ты изменилась. И Тевейра теперь, как заклинание, говорила «все люди хорошие» , даже когда ей было ужасно обидно и хотелось кого-нибудь загрызть! А когда было тяжелее всего, она убегала во двор, к камшеру, маленькому островку Леса, ведь в сам Лес её одну не пускали, и говорила там с деревом-великаном, и становилось легче.

Через месяц мама снова спросила её. Как и обещала. Тевейра хорошо подумала, ей было жалко их игр и всего такого, но маме нужна помощь, она же видела, что мама очень, очень устаёт, и на видной всем работе, и на этой, тайной...

Тевейра согласилась. И много раз жалела о выборе, пока училась, что уж скрывать! Жалела, а потом отдыхала, и переставала жалеть. Есть такие занятия, которые считаются у многих и грязными, и вообще позорными, хотя грязь там, пусть мерзкая и на вид, и на запах – та, которую можно смыть, и убрать, и нет её, и всё чисто. Но устаёшь от неё очень сильно! А вот та грязь, которая становится частью человека... Её не отмыть снаружи, говорила мама, её можно преодолеть, счистить только самому человеку. Но немногие хотят. А когда видишь мир сквозь грязь, он кажется грязным. Вот и весь секрет, моя милая. Мир чистый, и он может для нас всё, но нужно видеть его чистым и не думать плохо.

— ... Айри? - прошептала она. - У вас такое доброе лицо. Нас ждут! И я есть хочу, правда! - она тихонько рассмеялась. - О чём думали?

— Вспоминал, как вы рассказывали. Как согласились работать с мамой.

Тевейра улыбнулась.

— Когда вы думаете обо мне не только как о... - она фыркнула, потрясла головой. - Вы поняли, да? Так приятно, когда вы видите меня! Правда! Всё, идёмте, нас ждут уже!

Шамтеран, Королевство Тегарон, Тегарон, Университет, Венант 3, 1415 В.Д., 22:40

Мерстеринн, и оба ассистента, сидели в гостиничном номере. Пришлось построить ещё два жилых корпуса, и новый учебный, говорил директор медицинского центра. Последние тридцать лет люди так потянулись к знаниям! Вроде бы улетели многие, кто в дальний космос, кто ещё куда, а остальным жить бы себе да жить, сейчас уже можно жить, почти ничего не делая, но вот хотят ведь учиться. И не потому, что это во многом бесплатно – деньги сейчас значат куда меньше, нежели сто лет назад. Люди хотят проявить себя, найти в себе что-то особенное, преодолеть трудности, достичь вершин.

— Это же здорово! - обрадовалась Тевейра. - У нас там всего один университет, и очень маленький, и с преподавателями всегда туго, мама жаловалась. Не заманить. Приходится отправлять учиться в Ста... простите, сюда, на Шамтеран, а это дорого.

— Я бы поехала к вам преподавать, - тут же ответила Эврин. - Защититься, это всего полтора года, и поехала бы. Если пустят!

— Могут не пустить? - удивился Майер. Оказалось да, могут не пустить. Причём очень похоже на отговорки. Департамент образования и науки Королевства сегда выступает «за» , а вот правительство Стемрана вело себя очень странно. То ценз на происхождение пытались ввести, то ещё что-нибудь. Многие всё равно побывали там, туристами, но обидно было – такой мир, только-только там промышленность и прочее на ноги встала, люди нужны как никогда, и – не пускают.

— Мама пустит, - уверенно заявила Тевейра и никто не улыбнулся. - Да, я знаю, кто победит на выборах. Ой бросьте, доктор, я не суеверная! Что я, не вижу, как вы пальчики под столом складываете? - все улыбнулись, а Эврин даже рассмеялась и накопившееся было напряжение прошло. - Правда! Нам очень нужны люди, такие, знаете, которые всего хотят сами добиться!

— Так вы у меня переманите всех лучших, - улыбнулся Мерстеринн. - Ну, не принимайте так близко к сердцу. Наши специалисты – лучшие, все говорят. Я буду только рад. Хотя найти хороших ассистентов непросто... - Эврин покосилась украдкой на Майера и едва заметно вздохнула. - Что ж, тахе-тари Тевейра, мы будем ждать вашего звонка. Звоните, приглашайте. Можете сами отбирать, если хотите. Кстати... Мне показалось, или вы в самом деле разбираетесь в некоторых областях медицины?

— Я два года работала в клинике. Три месяца в Менаокко, а потом у себя дома, - сообщила Тевейра. - Ещё я окончила курсы акушера-гинеколога. У меня лицензия мануального терапевта.

Вот теперь они все переглянулись с изумлением.

— Как вы станете приводить в чувство человека после теплового удара? - поинтересовался Мерстеринн.

— Пятая и третья точки Петли охотника, в прохладном и притенённом месте, - тут же отозвалась Тевейра, - буду следить за пульсом, прекращу, если станет чаще ста двадцати. Тогда – арка «Малых ворот» .

— А если это беременная женщина в последнем триместре?

— То же самое, но пульс до ста, - Тевейра выглядела спокойной. Ассистенты переглянулись, а Майеру стало не по себе.

— Вам нужно срочно обезболить верхнюю часть туловища, что сделаете?

— «Пояс смерти» , правый верхний квадрат, сильный удар в верхнюю петлю, - отозвалась Тевейра и тут же добавила, робко, - я сама не пробовала, простите. Я должна быть уверена, что у человека здоровое сердце. Беременным женщинам я бы посоветовала бы «большую пирамиду» , это дольше, но не опасно для плода.

— Чтобы купировать истерический припадок у ребёнка младше тринадцати лет...

— Мне нужно знать пол и видеть его! Я так не скажу!

— Браво! - Мерстеринн зааплодировал, поднявшись на ноги. Остальные присоединились. Тевейра поклонилась – с достоинством, без смущения. Я видел её в деле, подумал Майер, а всё равно считаю её просто молодой девушкой с не очень, так скажем, интеллектуальной профессией. И ему снова стало стыдно. Уже во второй раз с момента знакомства с Тевейрой. Похоже, все это поняли, или почуяли. Тевейра посмотрела ему в глаза и едва заметно улыбнулась.

— Простите этот эказамен, - он протянул её руку и Тевейра с удовольствием её пожала. - Знаете, мы бы вас точно не отпустили. Но вас, если я понимаю, очень ждут дома. Нам нужны такие специалисты!

— Приезжайте, - Тевейра довольно улыбнулась, показав сияющие клыки. Майера бросило в жар... - Я найду, где их обучить! - и все снова рассмеялись.

— Время позднее, - Мерстеринн поднялся. - Простите, у меня день начинается очень рано. Вы можете оставаться в этом номере, вот ключи. Если захотите выйти за пределы кампуса, обязательно вызовите кого-нибудь – меня или ассистентов, мы проводим вас до охраны, чтобы выдать пропуск.

— А можно ходить по зданиям? - полюбопытствовала Тевейра.

— Конечно, - удивился Мерстеринн. Какие длинные клыки, подумала Тевейра, такой с ними необычный вид. Он нам нужен. Он нужен там, у нас дома, нам всем, подумала она почему-то. - Есть области, куда нужен допуск, но там всегда красная полоса и надписи. Если нет запоров и надписей – ходите где хотите. Если проголодаетесь, во втором жилом корпусе есть круглосуточная столовая. Там принимают все карты.

— Очень рад с вами познакомиться, - поклонился Рейнер. - Обязательно побываю у вас дома, чего бы это ни стоило!

— Мне очень приятно, - Эврин посмотрела доктору в глаза, тот выдержал взгляд. Нет, Майер, всё, хватит, это в прошлом. Девушка опустила взгляд, улыбнулась. - Простите, тахе-тари, если что-то не так!

— Всё в порядке, - заверила Тевейра. - Огромное вам спасибо! Приезжайте к нам в отпуск!

— Лучше вы к нам, - и все рассмеялись. - Ну ведь не пускают же!

Ещё минута – и они остались одни. Тевейра закрыла дверь, подошла к Майеру и посмотрела ему в глаза, взяв за руки.

— У меня не было повода думать о вас плохо, - сообщил доктор. Тевейра смутилась.

— Не сейчас. Будет повод. Но вы пообещали, я помню. Спасибо, Айри, - она отступила на шаг. - Я должна сказать? Или сами догадаетесь?

Он обнял её, прижал к себе, подняв на руки, а она засмеялась, закрыв глаза, и стало сразу тепло и спокойно.

Не трогайте голову, Айри. Всё остальное ваше.

- - -

— Айри. я очень нужна буду маме, - она лежала рядом, держа его за руку. - И вы ей очень нужны. Я прошу вас, спросите сами, чем ей помочь. Она никогда не скажет, а вы не догадаетесь спросить. Такие гордые оба, кошмар! - она улыбнулись. - Спросите?

— Спрошу. Слушайте, я вас очень недооценивал. Извините, Тевейра.

— Извиняю, - она сжала его ладонь. - Над нами будут смеяться, Айри. За спиной. У нас девушка может жить с кем хочет, но если у них с избранником не может быть своих детей, это почти что позор. Будет обидно, - предупредила она. - Я и не такое слышала, а вы?

— Выдержу, - как она просто всё сказала, подумал Майер, и пропали вопросы, которые я бы не осмелился задать...

— Айри, - она приподнялась, чтобы посмотреть ему в глаза. - Мы с мамой хотим одного и того же. Я не знаю пока, как всё будет. Просто не думайте плохо обо мне или ней, ладно? Всё, вставайте. Вы же отдохнули! Давайте погуляем, а то вы снова загрустите. Есть хотите? Я – ужасно. Тогда марш в душ, через пятнадцать минут выходим!

- - -

С новой одеждой доктор справился сам, почти без затруднений. Необычно, но весьма оригинально выглядит. И удобно. В Стемране, в курортной области, кого только ни увидишь! Там действуют иные правила приличия, нежели здесь, а именно – каждый волен устанавливать свои правила приличия. Некоторые, особенно консервативные советники, уже открыто требовали навести порядок, потому что такое творится, даже на свежем воздухе при свете дня... Ужасающее падение морали!

— Вот так, - Тевейра облачилась в здешнюю одежду легко и просто, и поправила, совсем немного, костюм доктора. - Вы как в нём и жили! Возьмите, - она протянула мэйс. - Положите в кармашек, ближе к сердцу. Не спорьте, он же вам не мешает!

— Кто-то говорил, что не суеверен...

— Укушу! - и Тевейра легонько прикусила ему кисть руки. - Это не суеверие! Полезно для здоровья и не только!

Что в карманах? Минимум. Карточка-паспорт, «малый набор туриста» – футляр, в котором разный мелкий инструмент – универсальная отвёртка. вечный нож, охотничьи спички, «самоклейка» - чинит что угодно, что можно починить клейкой лентой. Много всяких мелочей в одной небольшой коробочке. Ну, конечно, банковская карта и ключ от гостиничного номера, там, в Стемране. Остальное всё в камере хранения, в Менаокко. Да и ладно, подумал доктор неожиданно. Что-то не тянет в Менаокко, совсем не тянет.

...В столовой, вопреки ожиданиям Майера, было людно. Беспокойный народ, студенты. На вновь прибывших особого внимания никто не обратил. Мало ли оригинальных причёсок и гостей со всего света. Но... вчера ещё на Тевейру смотрели, не отводили взгляда все, кто проходил мимо, а сейчас наоборот.

— Ваша работа? - поинтересовался доктор. - Что на вас никто не смотрит?

— Моя, - довольно улыбнулась Тевейра. - Айри, хотите, я вас чему-нибудь научу? Мне почти ничему нельзя учить, но чуть-чуть можно! Вам может пригодиться. Слушайте, ну так нельзя! Почему вы думаете только о том, что на нас кто-то охотится?

— А вас это не беспокоит? То, что случилось в аэропорту, что здешним родителям кто-то угрожал?

— Очень беспокоит, - она взяла его за руку. - Но я знаю, этим сейчас занимаются люди. Люди, которые могут что-то узнать. А если мы с вами сунемся узнавать, то костей не соберём!

— Верно, - доктор помотал головой. Вот и скажи, что ей двадцать четыре – как она умеет меняться!

— Как вкусно! - Тевейра отставила тарелки в сторону. - Вам тоже понравилось? Ой, простите! - она сжала его ладонь. - Я забыла! Идёмте в парк! Нечего сидеть в четырёх стенах!

Майер проверил, что новый телефон включен и не без сожаления покинул столовую. Хотелось сидеть, слушать обрывки разговоров, пить не торопясь кофе и вспоминать , вспоминать, вспоминать.

- - -

— Вам ничего не послышалось? - поинтересовалась Тевейра. Какой интересный парк! Столько гротов, прудов, островков совершенно дикого леса, как всё красиво здесь осенью! - Мне послышалось!

— Ничего, - ответил Майер. - Совсем. Ну, птицы, порывы ветра. И всё.

Они стояли у каменной горки близ большого пруда, а на вершине горки цвёл небольшой розовый куст. Табличка гласила, что куст цветёт круглый год, что для него специально создан микроклимат и желающие всегла могут присесть на любой камень у основания горки – погреться. Сейчас никого рядом не было.

Над прудом стелился туман – зыбкий и редкий, он завораживал.

— Вон оттуда! - указала Тевейра на густой ельник. - Слышите? Идёмте!

Они подошли ближе к густым еловым зарослям. Чую, осознал Майер, чем дальше, тем лучше. Но странно как-то, наплывами. Тевейра права, странные какие-то звуки. Шёпот не шёпот, гул не гул – что-то доносится из чащи.

— Смотрите! - шепнула Тевейра. - Тропинка! Ну как там, помните? Такая же!

Тропинка вылядела странно. Трава не примята, листья не втоптаны. Смотришь в сторону – и видишь, вот она, тропинка, выделяется среди остального. Посмотришь прямо на неё – и не увидишь.

— Идёмте! - предложила Тевейра. - Да ладно вам! Здесь же столько людей ходит! Если бы что-то было, давно бы всё огородили!

Они прошли по тропинке. Она петляла, поворачивала самым причудливым образом. Некоторое время оба путника шли, выписывая странные восьмёрки, оставаясь на месте.

— Чья-то шутка! - предположил доктор. - Вам не надоело?

— Нет! Да ничего же страшного, смотрите, вон. всё отсюда видно, даже здания! Слышите? Стало громче!

Треск и шорох.

— Тихо! - Тевейра взяла его за руку. - Подождите!

Снова треск, едва слышный. Кто-то приближается ко входу в ельник.

— Молчите, - велела Тевейра едва слышно.

Треск, скрип. Человека уже должно быть видно, а его не видно. Майер чувствовал, как ладонь Тевейры становится горячей, как ей становится страшно.

Писк в кармане. Зараза, подумал Майер, вот и ходи с мобильником. Пришло сообщение. И тут же рядом с ними возник человек. Именно возник – не было его, его приближения не заметили.

Высокий и черноволосый. в чёрной одежде – сапоги, куртка и брюки, на голове чёрная же маска, видны только глаза и очертания рта. Человек замер оглядываясь по сторонам. Уставился на Майера, но, похоже, не видел его. Что-то с ним не так, подумал доктор, стараясь не смотреть в глаза. Глаза как у того «чиновника» , который ранил Беррона, а потом покончил с собой.

Пять шагов до незнакомца. Тот повернулся и в левой его руке Майер заметил пистолет. А вот это уже плохо, очень плохо. Тевейра потянула руку Майера к себе и тот посмотрел в её глаза. Тевейера молча показала на тропинку – под ногами у них тропинка, и видна уже, даже если смотреть прямо на неё. Узкая полоса, и они оба стоят на ней.

Скрип. Трудно стоять совсем неподвжно. Видимо, скрипнул сучок под подошвой. Человек тут же выставил перед собой пистолет, и вспыхнул сине-зелёный конус света, он исходил из оружия. Когда конус «обмахивал» их с Тевейрой, начинало звенеть в ушах и двоиться в глазах. Боевая подсветка, подумал доктор, у парня самые серьёзные намерения. Человек обвёл всё вокруг себя конусом и замер, глядя прямо на Майера. Ствол смотрел туда же и Майеру казалось, что оружие видит его и жаждет, требует крови.

Конус погас. Голоса, движение поодаль. Человек спрятал пистолет и... исчез. Был – и не стало. Тевейра снова подёргала руку Майера, указала рукой – смотрите. И он заметил – то, как проминается листва под невидимыми подошвами.

Ещё минут через пять к ельнику подбежала охрана. И тоже вооружённая. Они замерли на минуту, «осматривая» окрестности своим оружием, и, видимо, командир их группы, поднял руку ладонью вверх – тихо!

Майер встретился взглядом с Тевейрой, кивнул в сторону охраны – идём? Тевейра отрицательно помотала головой и указала в другую сторону – на тропинку. Она уходила куда-то вглубь. Девушка с силой потянула доктора туда, и вот ни идут. а охрана за спиной – удаляется, пропадает за стеной деревьев.

Майер не знал, сколько они шли, наконец, Тевейра остановилась и обхватила её. Страшно, подуамл Майер, и, машинально, погладил её по голове, просто, чтобы успокоить, и не получил по руке, как прежде.

— Это он, - прошептала Тевейра. - Он искал нас. Я что-то почуяла. Там, у бабушки, он был там, рылся в вещах.

Вот это обоняние!

— Мне сообщение, - пояснил Майер. - Возможно, это важно.

Тевейра энергично покивала, отпстила одну руку доктора. Её всё ещё трясло.

Майер открыл телефон. «Нмдлно наш крдр выключи мобильник и выброси» .

Можно не смотреть, кто отправитель.

— Рони, - пояснил доктор. - Говорит, чтобы мы возвращались через наш коридор, - показал ей текст.

— Я не пойду в наш номер! - заявила Тевейра. - Он там! Он знает, что мы туда вернёмся! Смотрите... - она указала на экран. - Нет связи! Разве так бывает?

Майер озадаченно осмотрелся.

— Слушайте, мы ведь минут десять идём! Уже давно бы вышли из ельника, он же небольшой!

— Не сходите с тропы! - Тевейра потянула его к себе. - Мне и так страшно!

— Чтобы вернуться нашим коридором, нужно вернуться, - указал доктор. - Что предлагаете? Идти по тропинке дальше? У нас всего три выбора.

— Четыре, - поправила Тевейра. - Давайте подождём!

Зарница или отблески зарницы. Гроза? Но где? И... под ногами уже не осенний лес. Вполне себе летний, понял Майер, и понял, что теряет сцепление с реальностью.

— Слышите? - Тевейра указала назад, в сторону, откуда они пришли.

— ...доктор Майер! - обрывок голоса.

— Нас ищут, - доктор посмотрел в лицо спутницы. - Вернёмся?

Туман начал понемногу проступать из-под земли, густел на глазах.

— Сейчас тропинку затянет, - предупредил доктор. - Мы не знаем, куда ведёт тропинка. И телефон перестал работать. Назад?

— Назад, - решила Тевейра. - Но мы ещё вернёмся, да?

— Обязательно, - Майер улыбнулся. - Вдохните и досчитайте до десяти, потом выдохните.

Тевейра послушна исполнила указание. И зачем я ей говорю, подумал Майер, она, похоже, в таком лучше меня разбирается.

— Назад, - повторила она. - Это правильные люди.

У самого окончания тропинки, у ельника, они увидели тело того, в чёрном, лежал лицом вниз. С таким отверстием в спине трудно жить, подумал доктор. Чем его так? А снаружи, шагах в десяти, было полно народу, в основном – охрана.

— Они его не видят! - удивилась Тевейра, склонилась над человеком. - Мёртв, - сообщила она, подержав ладонь над его головой. - С ним что-то неправильное. Не прикасайтесь к нему! Пожалуйста! Я чую, что-то не так!

На этот раз Майер и сам чуял – шестым чувством – что прикасаться не стоит. Тевейра решительно потянула его за собой.

— Доктор Майер! - трое охранников подбежали к ним. Следом – директор Мерстеринн. - Где вы были? Здесь небезопасно. Мы ищем...

— Вон он, - указала Тевейра. - Вон, среди деревьев.

Один из охранников подошёл к ним и посмотрел, куда указывала девушка.

— Чтоб мне... - только и смог сказать он. - Это он! - махнул он рукой. - Отбой тревоги!

— Не прикасайтесь к нему! - Тевейра поймала охранника за руку. - У него странный костюм! Он мог быть невидимкой!

— Идёмте, - директор взял её под руку. - Идёмте, уже всё позади. Вы бы знали, что тут было. Стрельба, как на войне. Даже спутник вызвали, осмотреть территорию. Идёмте, идёмте, вам нужно прийти в себя. Сейчас вызовут сапёров, не беспокойтесь. Надо же, здесь почти сто лет не было ничего такого.

Шамтеран, Королевство Тегарон, Тегарон, Университет, Венант 4, 1415 В.Д., 6:50

— Он побывал в вашем номере, - сообщил директор. - Я приношу официальные извинения от имени Университета, ректор сейчас в отъезде. Мы передали все вещи из номера в полицию. Простите. Вы понимаете...

— Да, конечно, - доктор чувствовал, что Тевейра почти успокоилась. И как теперь прикажете пробираться к «их» коридору? Там теперь ещё и спутники, всё под наблюдением.

— Мне очень жаль, - директор коротко поклонился. - Я получил звонок от начальника полиции. Вас будут охранять всё время, пока вы будете в Тегароне. И ещё – звонили из Стемрана, советник Мерона эр Тессан. Она принесла извинения и просила помочь довести вас до портала Стемран-1.

— Но он же в Тессероне? - поднял взгляд доктор. Разумеется, Мерона будет пробовать все варианты. - Как мы попадём в Тессерон?

— Дипломатической почтой, - улыбнулся директор. - Мы договорились с властями Тессерона. Они готовы пропустить вас, без официального оформления виз, но госпожа эр Тессан настаивала на том, что вас нужно провезти скрытно.

— Вы положите нас в конверт? - рассмеялась Тевейра и доктор вздохнул. Теперь с ней точно всё в порядке. - А можно в один? - и посмотрела на доктора.

Тот сумел ничем не проявить смущения.

— Если вы так настаиваете! Но в вагоне вам будет удобнее.

— В вагоне? - не поняла девушка.

— Когда нужно провозить особо ценные грузы, их помещают в специальный вагон. Он небольшой, там не очень удобно, но зато безопасно. Вам сидеть там часа три, не больше.

— Я согласна! - Тевейра в восторге. - Доктор? Мы согласны! Простите, что так получилось!

— Я очень рад знакомству, - директор вновь поклонился. - И буду ждать вашего звонка! Если хотите, можете остаться у меня в кабинете. Рядом комната совещаний – там вам будет удобно.

Вагон, Техаон 7, 113, 8:20

— Тессерон, - Тевейра почти сразу же задремала, когда двери вагона закрылись за ними. Крепость, да и только. Закрывается герметично, но не бойтесь, заверил их директор, в вагоне всегда едет охранник, вы в безопасности и сумеете выйти из вагона, что бы ни случилось с ним. - Это означает «Страна цветов» , да? Говорят, там красиво, но ужасно трудно попасть.

...Да, попасть непросто. Когда открыли возможность «пробоя» пространственно-временных коридоров, порталов, и впервые началось серьёзное исследование дальнего космоса, нашлись и стационарные порталы. Прямо здесь же, в Старом Мире. Выяснилось, что сквозь один коридор можно попасть в высшей степени приятное и дружелюбное место, где на всех трёх континентах были цветущие долины – созданные руками двух человек. Оказалось также, что в Тессероне, уже почти сто лет, живут несколько семей, считают мир своим и делиться не торопятся. Много чего было, но в конце концов, после того, как Тессерон демонстративно изолировал себя от Старого Мира на несколько дней – и никакими силами было не открыть портал снаружи – начались переговоры. Так и не выяснили, откуда у жителей Тессерона взялась настолько продвинутая техника, но после года переговоров за Тессероном признали независимость, а он сам предложил стать курортом для жителей Старого Мира. Причём за владельцами «Страны цветов» окончательное решение по каждой заявке, по каждой визе. Если сказали «нет» – значит, нет. Правда, отказывают не так уж часто. Тяжело больным, детям, старикам эта поездка ничего не стоит. Остальным – стоит недёшево. И именно оттуда, из Страны цветов, удалось пробить первый устойчивый портал на Стемран, а уже через месяц нашли «спящий» коридор в горах Фаэр, и ещё через месяц – в Менаокко. Все три вели в Стемран, но в совершенно разные места. Колонизация началась из Менаокко, «Страна цветов» категорически отказалась стать перевалочной базой, портал Стемран-1 теперь запасной.

Не считая четвёртого, подумал доктор. Мы, «шайка» , зовём его «нулевой» .

— Вот мы и попали, - доктор улёгся в соседнее кресло. - Можно посмотреть, если хотите. Это не настоящее окно, но всё видно.

— Нет, - отказалась девушка. - Только своими глазами. Возьмите меня за руку, Айри.

— Вас что-то тревожит, - заключил доктор минуту спустя.

— Да. Я не могу пока сказать. Не спрашивайте, ладно? Я знаю, что мы со всем справимся, а с этим я сама должна справиться. Говорите вы, ваша очередь. Рассказывайте! Нам ещё два часа ехать!

— Чаю хотите?

— Вот вредный! - Тевейра уселась. - Отговорки не помогут. Я сделаю чай, и что тут ещё есть, а вы говорите. Расскажите, как вы познакомились с мамой.

— Это было сорок семь лет назад. Нет, сорок шесть. Мы стажировались в одной и той же клинике.

Менаокко, начало Вассео, 1370 В.Д.

— Теариан Майер, - спокойно осведомилась Мерона, аспирант кафедры экзобиологии. - Скажите, у вас есть запасные пальцы?

И посмотрела ему в глаза, улыбаясь. Вот все говорят, что Мерона некрасивая. Ну да, для южан все северяне кажутся некрасивыми. Кроме разве что коренных никкамцев, что родом с гор. Ну что такого в Мероне, скажите? Вытянутое, слишком длинное, на взгляд многих, лицо, глубоко посаженные глаза, короткая стрижка, и кожа – видно, что помесь жёлтой и красной расы. А такие помеси или красавцы, глаз не отвести, или... Или такие, как Мерона. А какой голос! Низкий, бархатный, слушал бы да слушал.

А вот Майер уже тогда считался красавцем. Через неделю защита докторской, нет сомнений, что пройдёт без единого чёрного шара – и далее езжай куда хочешь, хоть в спокойные заводи типа Тессерона, хоть на целину, Стемран, а то и в дальний космос. Майеру везде рады, всюду приглашают.

— Запасные? - улыбнулся Майер. - Нет, мне этих хватает.

— Поберегите их, - Мерона перестала улыбаться. - Могу и сломать. Скажите честно, что вы от меня хотите? Вы вертитесь возле меня вторую неделю.

Он сам не знал. Вообще-то девушки к нему сами липнут, выражаясь вульгарно, и руководство уже в приватных беседах намекало – о вас ходят странные разговоры, коллега Майер, примите к сведению. На защите могут и это вспомнить.

Мерона смотрела ему в глаза и увидела неожиданное – Майер растерялся.

— Вы мне нравитесь, - Майер сам не ожидал, что сможет сказать такое. - Вы мне очень нравитесь, Мерона.

Она улыбнулась, погладила его по щеке.

— Я сейчас, - шепнула она и быстрым шагом покинула лабораторию. А Майер сидел, глупо улыбаясь, и не очень понимал, зачем только что сказал то, что сказал.

Мерона вернулась минут через десять со сложенным листом бумаги.

— Это вам, - положила она на стол перед без недели доктором, отодвинулась на стуле и смотрела, не отрываясь, в его лицо. - Смотрите, смотрите.

Он открыл. Имена и даты. И... его бросило в жар, ему стало ужасно неловко. Что случалось, вообще-то, нечасто. Всё настолько легко даётся, и в научном смысле тоже, что будущий доктор привык не прилагать особых усилий. Во всех смыслах. В смысле романов тоже. Мерона усмехнулась.

— Знаете, я давно слежу. Мне уже стало любопытно, когда моя очередь. Но я не висну у вас на шее, и вы решили начать первым. Я права?

Её взгляд было трудно выдержать.

— Нет, Мерона. Я сказал правду.

— Знаете, Майер, вы мне нравитесь. Кроме шуток. В вашем возрасте все озабоченные, как вы говорите, химия организма, да? Но вы в самом деле интересный. И не полный мерзавец. Вот только сюда, - она помахала листком бумаги, - я не согласна. Даже первым номером.

— Мерона... - и Майер запнулся, не зная, что сказать. Может, в этот раз он действительно ощутил чувство. Настоящее.

Она вздохнула.

— Если бы знать, что вы отстанете, я бы прямо сейчас отдалась. Но ведь не отстанете!

Майера словно холодной водой окатили. Он побледнел, поднялся, вежливо поклонился и ушёл. Не оборачиваясь. Мерона проводила его взглядом, потом стиснула зубы и попыталась удержать слёзы. Почти удалось.

— Сукин кот! - она метнула небьющуюся пробирку в поглотитель и тот весело сжевал добычу. Два дня работы псу под хвост, Мерона, так держать!

- - -

Она постучала в его дверь последним вечером перед защитой. Майер остаток той недели ходил мрачный, зато успел сделать – в смысле исследований, текущей работы – чуть не втрое больше, чем за последние полгода. На улице шёл дождь, весенние дожди в Менаокко всегда неприятные – для пришельцев. А Майер именно пришелец. У них в горах всё по-другому.

Мерона стояла по ту сторону. Промокшая насквозь.

— Впустите? - поинтересовалась она. - Мне холодно, Майер.

Ещё бы. Она не собиралась промокать до нитки, но уронила по пути зонтик в сточную канаву... пусть там и валяется. И как назло, начался ливень!

— Входите, - он проводил её на женскую половину (накануне убрался там, был такой импульс), указал, где можно вымыться. Вот только с запасной одеждой плохо. Но есть халаты.

Он приготовил кофе – а с утра занялся приготовлением небольшого праздничного ужина. На завтра. Вряд ли кто-то придёт, настоящих друзей мало, а девушки... удивительно, но всю эту неделю к ним не тянуло. А вот стоило войти Мероне...

— Хотите ужинать? - поинтересовался он.

— Хочу, - Мерона не любит лишних церемоний. Это потом всегда помогало. - О, да вы хорошо готовите! Повар?

— Нет, просто хобби. Правда, узкая специализация.

— Прелесть какая, - Мерона похвалила вполне искренне, а ела с таким аппетитом, что у сытого уже Майера потекли слюнки. Он сидел и чувствовал, что голова начинает кружиться, что Мерона прочно занимает все мысли и чувства и не только в смысле близости. - Вы всех так угощаете? Удивительно, что они уходят!

— Предлагаю всем, - Майер сумел сдержаться. - Почему вас интересуют другие девушки?

— Потому, - Мерона понизила голос, перестала улыбаться, - что я люблю вас, Майер. Будьте вы прокляты! - крикнула она неожиданно, Майер чуть со стула не упал от неожиданности. Мерона глубоко вздохнула и продолжила, спокойно. - Ну вот, я сказала. Можно идти, да?

— П-п-простите? - Майер редко заикался.

— Можно идти? Или только через постель? Вам ведь все это говорили, да? Что любят вас? До или после, Майер? - слёзы появились на её глазах. - Почему молчите?

— Я сказал вам правду, Мерона. Простите, если расстроил.

— Я сама к вам пришла. И сказала правду. Я останусь, если вы скажете, и я увижу, что не врёте. Говорите! - потребовала она.

Сказать три слова было очень трудно. А раньше говорилось так легко и обыденно. И в ответ слышал то же, и ощущал восхищённый, подёрнутый дымкой взгляд... Мерона держала его за руку и смотрела, не отрываясь, в глаза.

— Верю, - произнесла она, наконец. - Но слушайте вот что. Вы всё равно будете клеиться к другим. Поэтому знайте: после третьего такого раза я уйду. Только вы и я, Майер. Согласны?

— Согласен, - всё случилось так внезапно, что он не успевал прийти в себя. А завтра защита. Вот же...

Она наклонилась и поцеловала его.

— Не сегодня, - улыбнулась она. - У вас завтра защита. Не бойтесь, будете в форме.

Вагон, Техаон 7, 113, 9:25

— Мама рассказывала совсем немного, - улыбнулась Тевейра. - Мне правда интересно. Она сидела с вами всю ночь, помогала готовиться. А утром пришла туда, на защиту, а потом вы узнали, что у вас почти двадцать самых настоящих друзей, которые устроили вам вечеринку. И вам было ужасно стыдно, да?

— Да, - Майер улыбнулся. - Я думал, это Рони устроила, но нет, не она. Хотя она была очень рада. Она тоже не знала, что будет такой интересный вечер.

— Я не буду, - Тевейра сжала его ладонь. - Я не буду расспрашивать про ночи. Это только вас и её касается. Только скажите, честно, я маме не скажу. Тот третий раз, после которого она ушла, кто был виноват? Честно!

— Никто не виноват. Девушке, стажёрке, стало плохо, она слишком мало спала и много возилась с синтезом. Она была на втором месяце, и, на её счастье в лаборатории был я. Я один тогда не растерялся. Утром, когда она вернулась из больницы, она нашла меня и поцеловала, при всех. Рони увидела это и уехала домой, в тот же вечер. А у неё через пять дней была бы защита. Я не мог найти её два с лишним года.

— А когда нашли, она вас не пустила на порог.

— И чуть не застрелила. А через две недели снова пришла ко мне, называла последними словами, и снова осталась. И снова пригрозила про три раза. Я не знал тогда, что она потеряла ребёнка. Нашего с ней ребёнка. И я не знал, что ей запретили заводить детей, пока не восстановится печень. А синтетику она не хотела. Я её теперь понимаю.

— Она не рассказывала об этом, - Тевейра уселась. - Если вам тяжело, и вы не говорите. Мама не любит эту тему. Я спрашивала, почему у неё не было своих детей, она говорит только одно, «не сложилось» .

— У них там было ЧП. Кто-то разбил контейнер с эфирными маслами, а тяга не справилась. Это была «Королева ночи» , единственный ядовитый для человека вид орхидей Стемрана. Растёт не так далеко от города, кстати. Она почти сутки провела в реанимации, а потом ей сказали – вам теперь долго лечить печень и почки, а ребёнок, скорее всего, не выживет.

Они долго молчали.

— Вы оба сильные, - Тевейра сжала его ладонь между своими двумя. Встала и пошла «на кухню» , к пищеблоку. - А потом вы снова расстались надолго, а потом была ваша «шайка» , - заключила Тевейра. - Да? Расскажете? Слушайте, чай кончился! На кого они тут запасаются, на птичку, что ли? Но есть кофе, хотите?

Тевейра любит пить только тот кофе, который готовила или она сама, или мама, или... теперь ещё и Умник.

— Может, я сварю?

— Давайте! Только я привередливая! Будете готовить, пока мне не понравится!

Минуты три они молчали – Майер следил за кофе, ведь тот так любит убегать.

— Айри, - Тевейра закрыла глаза, откинувшись в кресле. - Я никого не буду осуждать. Правда-правда. Главное, что мы сейчас вместе, и нужны друг другу. Но мне хотелось знать о вас больше. Расскажете ещё про вас с мамой? Мне это очень нужно. А я расскажу про нас с ней.

Майер улыбнулся и по привычке пригладил уже несуществующие усы.

— Помогите ей, - Тевейра прикрыла глаза. - Помогите нам. Я теперь знаю, почему вы приехали. Лес позвал вас.

— Почему вы так думаете?

— Я видела, как мама устаёт. Столько грязи, очень трудно от неё быстро избавляться. Она часто смотрела на вашу фотографию, и улыбалась, и плакала, когда думала, что я не вижу. А потом стала ходить в Лес. Она просила его, чтобы он позвал вас. Я знаю.

— Кофе готов, - позвал доктор. - Главное, что я приехал, а кто позвал...

— Нет! Помните людей, которые встречали нас с великаном? Вы для них теперь свой, Майер. Лес слушается только своих. Не тех, кто родился и вырос в Лесу, а тех, кто свой, понимаете?

— Думаю, да. Вам без сахара?

— Без! Ну-ка... - Тевейра отпила. - Вкусно! Спасибо! - она шагнула к Майеру. - Ой!

Вагон тряхнуло, и Тевейра только чудом не вылила содержимое чашки на доктора.

— Мы остановились, - удивилась она. - Уже приехали? Как время пролетело!

— Что-то никто не торопится нас открывать, - доктор посмотрел на часы. - Подождём минут пять и откроем сами?

— Ой, только я сначала умоюсь!

Возле вагона, Техаон 7, 113, 11:10

— Ничего не понимаю, - призналась Тевейра. - Где мы? Смотрите, туман кругом! И пахнет странно.

Майер выглянул наружу.

-- Это не Тессерон, - отметил он. - Странный воздух. Смотрите, сцепка оборвана!

Оборвана, точно. Точнее, словно срезана бритвой. Вот вагон и остановился. Осталось понять, где. Майер вышел сам и помог выбраться Тевейре. Вагон стоял в каменном жёлобе, а за невысокими бортиками начиналась каменистая земля. И туман, кругом туман.

— Телефон не работает, - отметил доктор. - Нет ни одной станции. И воздух какой-то неживой, правда?

— Да, как на складе, - согласилась Тевейра. - Мне страшно! Может, вернуться в вагон, отсидеться там? Подождать?

Вагон сорвался с места – словно невидимый великан пнул его, как мальчишка – картонную коробку. Вагон взлетел и унёсся куда-то вперёд, а их толкнуло порывом ветра туда, где только что стоял сверхпрочный и сверхнадёжный вагон. Майер успел заметить, что тот смялся в гармошку.

— Великий Лес! - Тевейра побледнела. - Что же это такое?!

— Хорошо, что вышли, - заметил Майер. Он присел. - Камень, - заключил он. - Каменная крошка. Смотрите, ни травинки, ничего. Даже лишайников нет. И эхо странное. Это не Тессерон и не Стемран, я ручаюсь.

— Смотрите, тропа! - Тевейра разогнала рукой туман у самой поверхности. - Как там, помните? Пойдёмте?

— Ждать тут некого, - согласился Майер. - Только давайте тихо пойдём, ладно? - он вспомнил про телефон и на всякий случай выключил звук. Только вибровызов.

Стемран, площадь Строителей, штаб-квартира Консервативной партии, Техаон 7, 113, 11:15

— Что? - Мерона, казалось, ничуть не расстроилась. - Повторите ещё раз.

— Рони, - послышался голос Умника. - Положи трубку.

Мерона энергично махнула ему, не глядя – сгинь. Выслушала сообщение, прижала ладони к лицу и откинулась на спинку кресла. Нельзя, нельзя было посылать их через Тессерон, столько людей могло узнать!

— Рони, я видел вагон, - сообщил Умник. - И подслушал разговор военных. В вагоне никого нет. Он всмятку, сама видела, но там пусто. Их там не было, понимаешь? Когда вагон раздавило, их там не было.

Мерона выпрямилась, посмотрела в сторону фантома. Умник улыбнулся. Доброй улыбкой.

— Успокоилась? Твои ребята у меня работают, любо-дорого посмотреть. Спасибо!

— Им спасибо, - Мерона вздохнула. Только без паники. Если их там не было, они живы. А раз живы, то их можно найти. - Тессерон молчит. Пока никаких комментариев.

— Значит, от них всё ушло штатно, раз молчат. Давай немного подождём. Если бы их схватили, как думаешь, когда стали бы предъявлять требования?

— После выборов. Когда у меня кончились бы нервы, и я знала бы, что мы победили.

— Я тоже так думаю. Я вот что сделаю. Я схожу на Тропу, да выпущу эфемеров. Пусть полетают, посмотрят. На Тропу частенько попадали сувениры из Тессерона.

— Ты хоть понимаешь, какой это риск?

— Понимаю, - Умник оглянулся. - Прости, твои детишки нашли что-то интересное. Звони по закрытой линии, если что. Рони, я всё понимаю. Когда я рисковал сверх меры?

— Да всегда, провалиться тебе!

— Но я вытащил тебя из огня. А если бы не рискнул...

— Всё, умолкни. Два ужина при свечах обещать не буду.

— Держись, Рони! - Умник перестал придуриваться. - Ты держись, тогда и мы сумеем. - И исчез.

Мерона усмехнулась, провела ладонью по столу. Селекторы, умные телефоны, которые читают мысли... Надоело. Хочется чего-то вещественного, твёрдого, осязаемого. Кнопки, которые нажимаются пусть малым, но усилием. Телефоны, которые в первую очередь телефоны, а не кинотеатр, проигрыватель и библиотека.

— Мне нужно к Великану, - пояснила она. - Да, к первому. Он ещё там? Вот и замечательно. Да, пусть будут, они не помешают.

Тропа, Техаон 7, 113, 11:25

— Вы это видите?! - прошептала Тевейра, в голосе её звучали одновременно ужас и восхищение.

Он видел. И не мог поверить, что видит снова. И много бы дал, чтобы не видеть, а ещё лучше – чтобы убраться подальше и поскорее.

Там были роботы. Автоматическая база. Руины такой же они нашли в самом сердце Леса, и именно оттуда полезла вся эта механическая пакость. И вот – Майер своими глазами видел и отряды терминаторов, издалека кажутся забавными, грубо слепленными из пластилина фигурками; и гигантских амёб-пожират елей, одна из которых чуть не поглотила его самого, и множество летательных аппаратов. Что-то там грузили, или монтировали, а один из аппаратов взлетел и унёсся ввысь на их глазах.

Они стояли на тропе, и туман тёк за их спинами, а впереди располагалась долина, безжизненный камень, и там шла невероятная, механическая жизнь.

Прямо перед ними, на расстоянии пары шагов воздух задрожал и возникло тёмное, металлически блестящее облако. Терминатор. И снова рефлексы – пожелать, одна простая мысленная команда, и пистолет ложится в руку, уже настроенный на объёмное поражение, и отшвырнуть основную массу облака, переключая пистолет на термическое поражение, а другой рукой включить костюм в режим зеркала, потому что отдельные «мушки» терминатора уже облепили тебя, и пытаются проесть себе дорогу сквозь защитные слои к твоей плоти...

Тевейра прижалась к нему, и сейчас Майер ощущал её беззащитность и уязвимость. И ничего под рукой. Терминатор перед ними жужжал и выл, ломило в висках – видимо, ощупывает радаром окрестности, но ничего не видит. И вот он стёк, уплыл вниз, убрался прочь.

— Какой ужас, - шепнула Тевейра. - Они не видят нас, да? Потому что мы на тропе?

— Похоже на то, - согласился Майер. Он видел, как пара терминаторов за десять минут перебила почти две тысячи человек рабочих, и место, где предполагалась столица планеты, теперь – памятник, курган над братской могилой. Кто же вас придумал таких, и зачем? И откуда вы здесь, мы же перебили вас, уничтожили и вас, и то, что вас порождало! - Нам лучше вернуться. Их там сотни.

— Они куда-то улетают! Скажите, Майер, зачем вы придумываете всё это?

— Я?! - Майер остолбенел.

— Вы, мужчины. Мы такого не сумели бы придумать. Вы думали хоть раз, зачем?

А за спиной у нас тысячи таких, подумал доктор, и если только почуют, через пять секунд от нас не останется даже мокрого места.

— Не думали, - Тевейра обняла его. - Я знаю, о чём вы думали. Да, давайте уйдём. Я сделала снимки, на всякий случай.

Они сделали едва ли десяток шагов, как перед ними возник, из тумана, небольшой висящий в воздухе предмет, эллипсоид вращения, серо-серебристый.

Тевейра прижалась к доктору и закрыла глаза.

— Это эфемер! - удивился Майер и тихонько рассмеялся. - Вейри, всё в порядке. Это наша машина, своя. Наверное, заблудилась здесь. Она не опасна.

...но я в этом до конца не уверен, подумал Майер, помахал рукой. Эфемер беззвучно отплыл подальше и секунду спустя перед ними возник фантом. Умник! Откуда??

— Здравствуйте, - фантом улыбнулся. - Если вы видите и слышите меня, вы в запретной зоне. Мы называем её Тропой. Пожалуйста, следуйте за мной или спутником, в зависимости от того, кого из нас лучше видно.

И направился назад, в гущу тумана.

— Ничего себе! - Тевейра не отпускала руку Майера. - Это же... Маэр, да? Откуда он тут?

— Его проекция. Запись. Идёмте, он сказал следовать за ним.

— Как вам не страшно! - уважительно посмотрела Тевейра.

— Страшно, но мне приходилось бояться. Идёмте, а то потеряем их.

- - -

Фантом дошёл до того места, где они соскочили с вагона, и повернул направо – тропа разветвлялась. Минуты через три фантом остановился.

— Перед вами опасная область, «давилка» , выход внутри неё. Каждые несколько минут тут проходит мощный гравитационный импульс. Если пройти прямо и повернуть направо, вы увидите коридор. Моя программа на этом окончена. Эфемер будет сообщать вам интервалы до следующего импульса. Вам нужно примерно три минуты, чтобы добраться до коридора. У конца давилки вы найдёте боковые проходы, там можно спрятаться от импульса, если вы не успели войти в коридор. Если вы вынуждены отступить в проход, старайтесь держать рот открытым и не зажимайте уши. Удачи.

И рассеялся.

— Полторы минуты до импульса, - сообщил висящий рядом с ними эфемер. Голос Умника.

Время текло мучительно медленно.

Они ощутили импульс. Как будто прямо перед их лицами пронёсся скоростной поезд. Их обоих рвануло вперёд, и только чудом они удержали равновесие.

— Двадцать пять секунд до импульса, - эфемер не знает эмоций.

И спрятаться негде, сойдёшь с тропы! Пришлось отойти в сторону, там можно было присесть и взяться за крупные камни под ногами.

Импульс. Но им удаётся удержаться.

— Импульс через неопределённое время, - поведал эфемер.

Они ждали двенадцать минут. Как спутник узнаёт периодичность?

— Восемь минут до импульса, - предупредил спутник.

— Идёмте! - Тевейра вскочила. - Уходим, мне уже страшно тут!

Они добежали до конца... ничего. Каменная – или похожая на каменную стена, вверх, куда хватает взгляда, и бурлящие тучи над головой, и мёртвый камень под ногами. И всё. Но коридоры есть, хоть тут не обманули.

— Он сказал, держать рот открытым! - вспомнила Тевейра. - Откройте! Сейчас же откройте! Вот сюда, направо!

Удар. Им показалось, что их приподняло, ударило огромными ладонями и отпустило. Ударная волна, понял Майер. Ну да, если закрыть уши и рот, останешься без слуха. Если мозг через уши не вытечет.

— Там! - указала Тевейра. - Смотрите, там кто-то лежит! В том коридоре, напротив!

Эфемер подлетел и повис над их головами.

— Двенадцать секунд до импульса, - голос Умника.

— Давайте туда! - Тевейра взяла его за руки. - Может, ему нужна помощь! Мы...

Удар. Тевейра схватилась за сердце, хватая ртом воздух, оседая наземь. Майер ощутил, что его пронзает насквозь раскалённым прутом. Тевейра почти сразу же поднялась, помогла встать доктору.

— Мы долго не выдержим! - крикнула она. - Давайте туда!

— Минута двадцать секунд до импульса.

Они перебежали. Да, тело. В дальнем углу. Но помощь уже не нужна. Не очень свежее, так скажем, тело и Майер был рад, что покойник лежит лицом вниз. Рядом – небольшая походная сумка. Одет в военную форму. Задержав дыхание, Майер поднял сумку, удалось снять её, не испачкав. Какая мерзость... Он тут лежит минимум три недели!

— Великий Лес, - Тевейра, бледная как снег. - Что тут было? Кто всё это построил?! Зачем??

Удар. Всё внутри переворачивается и рвётся, медленно и болезненно.

— Восемнадцать секунд до импульса.

И тут он открылся. Коридор. Они оба заметили камшеры и летний пейзаж по ту сторону и побежали, взявшись за руки. Уже по ту сторону у Майера возникла мысль, что надо бы свернуть...

...Не было удара, но была волна тёплого воздуха. Их обоих приподняло, незримые горячие ладони отнесли их прочь и усадили наземь.

— С прибытием! - Умник, осклабившись, протянул руку Тевейре. Когда та поднялась, покачиваясь, и не веря тому, что жива, Умник уже помогал подняться Майеру.

— Шикарно нарядились! - покачал головой Умник. - Обожаю тегарцев, разбираются в прикидах. Да! Вы, поди, торопитесь домой? Позвоните ей, - он протянул Тевейре телефон. - Мама беспокоится! - Тевейра схватила телефон и побежала подальше.

— Что это было? - поинтересовался Майер. - Кто это всё построил?

— Тропа. Долго объяснять. Потом расскажу, как в гости приедешь. Что за сумка? И чем это от неё...

— Там был покойник. В военной форме, в такой мы ходили тут при заварушке. Это было рядом с ним.

Умник присвистнул.

— Дашь посмотреть?

— Сделай одолжение, - Майер был рад избавиться от зловонного трофея. Умник добыл из кармана пластиковый пакет и тщательно завернул добычу..

— Майер, - он обнял его за плечо. Тевейра убежала шагов за сто и сейчас говорила по телефону, и что-то явно доказывала невидимой Мероне. - Мой совет – поехали ко мне. Рони сейчас и так несладко, а после давилки обычно крыша едет. Ненадолго, но крепко. Ты ей сейчас не поможешь.

— Нет, я сначала к ней.

— Ну, тебе виднее, - Умник вручил ему брелок. - Это пульт к «Соколу» . Эта кнопка – автопилот, ко мне домой, то есть. Эта - снимает с сигнализации. В бардачке инструкция, сам прочтёшь остальное. А мне пора.

— Эри, - окликнул его Майер. - Мы там видели, на этой вашей тропе, базу роботов. Там одних терминаторов было тысячи две. И корабли какие-то. Тевейра сделала несколько снимков.

Умник присвистнул.

— Вот зараза. Дождались. Ладно, они по тропе пройти не могут. Но дело дрянь, нужно подумать. Ты не вздумай об этом рассказать кому-то! Ладно, не пыли. Вас дома ждут, вы уж не задерживайтесь.

И побрёл себе дальше. И исчез – незаметно, неожиданно. Как и не было. Фокусник, подумал Майер, всё бы ему эффекты.

Тевейра подбежала к нему.

— Умник? Умни-и-ик! Куда он делся? - удивилась она. - Обиделся? Как я ему телефон отдам?

— Сам не пойму, - признался Майер. - Нас к себе зовёт. Машину оставил, где-то рядом. Так куда мы?

— Я – куда вы, доктор Майер!

— Тогда к Рони. Как там дела?

— Замечательно! Перестаньте скрещивать пальцы, что вы такой суеверный! Мама ждёт нас, поехали!

Стемран, северная окраина Стемрана, Техаон 7, 113, 15:50

— Мама! - Тевейра подбежала к ней, бросилась в объятия. Мерона смотрела на Майера, улыбаясь, и подмигнула – всё хорошо, не беспокойся. Обняла дочь и закрыла глаза. Видно было, что Мероне сразу стало легче.

— Как на тебя сшили! - удивилась она, потрогав пиджак на Майере. - А тебе идёт! Кроме шуток! А ты у меня просто красавица! - она снова обняла Тевейру. - Смотрите, так и ждёт вас, - указала она на великана. А тот, словно поняв, что о нём речь, опустил руки и чуть согнулся.

— Поклонился! - Тевейра в восторге. - Вы видели?! Он поклонился!

И все, кто собрались вокруг и с улыбками смотрели, как Мерона встречает своих, поклонились зелёному гиганту. Он тут же выпрямился, повернулся – бережно, никого и ничего не задев – и медленно побрёл на восток.

— Дела у него, - предположила Тевейра. - Спасибо! - она поклонилась уходящему гиганту и все вокруг склонились вновь. - Спасибо тебе!

Великан поднял руки – и казалось, он радуется тому, где он и что с ним.

— Майер, - Мерона обняла его. - Зараза ты моя тощая... быстро домой! К тебе, к ней или ко мне, куда хотите. Сидеть там и носа не высовывать! Отдыхайте!

— Идёмте! - сияющая Тевейра взяла его за руку. - Поедемте! Нужно отдохнуть, да?

Стемран, Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 7, 113, 17:20

— Мама будет поздно вечером, - Тевейра вновь была в полупрозрачном тефане. - Почему вы не спите? Вы же устали!

— Не могу, - признался Майер. - Столько всего...

— Я помогу! Давайте, сейчас под душ, потом ляжете, и я вами займусь. Моя очередь вас купать! - улыбнулась она. - Ну давайте, не ленитесь!

- - -

Тевейра смотрела, как он спит, а её тело медленно остывало после прикосновения его ладоней, горело прекрасным, ясным огнём. Сейчас, подумала она. Сейчас надо всё решить и всё понять. Ещё немного, и я сойду с ума.

Она прошла на кухню, долго сидела там, потом набрала номер.

— Да, мама. Прямо сейчас. Нет, я не передумаю.

Стемран, Стемран, площадь Строителей, Техаон 8, 113, 5:30

Он уселся в постели. Один. Но Тевейра была здесь, рядом с ним, обоняние работает всё чаще и всё лучше. Как могут восстанавливаться нервные клетки в синтетической ткани? Это даже не фантастика, просто бред.

Записка. На столике, так, чтобы он точно заметил.

«Майер! Спасибо вам за всё. Не ищите меня, пожалуйста. И помните про обещание» .

Почерк Тевейры, запах её «духов» . Майеру стало не по себе. Рядом, на кресле, его одежда и халат. Одежда Тевейры – та, тегарская – аккуратно сложена рядом. Ничего не понимаю, подумал Майер, что случилось? События вечера выпали из памяти. Я что-то такого сказал или сделал?

Он не стал звать Тевейру. Бесполезно, и так понятно, что её нет. В доме тихо-тихо, только на улице редкие звуки - - и это звуки природы. Как тут бывает тихо и спокойно!

Он прошёл в ванную, уже машинально, и только когда вышел обратно, осознал в полной мере содержание записки.

Тевейра ушла. Ни с того ни сего. Мерона права, он так и не научился понимать женщин.

— Я здесь, - позвала его Мерона. - На кухне. Идём, завтрак готов.

Майер вошёл на кухню, ощущая, что в голове большой беспорядок. Не сердитесь на нас, нам и так непросто...

Мерона – в домашней одежде, уставшая, круги под глазами, но довольная.

— Можно поздравить? - Майер всё понял и стало немного легче. Мерона и её команда выиграли.

— Можно, - она встала и обняла его, потрепала по затылку. - Садись, садись. Тут всё твоё любимое. У меня два дня отдыха. То есть могу два дня тратить, на что хочу, не сидеть в офисе, - она улыбнулась. - Соскучилась я по студенческой жизни, Айри. А ты?

Великое Море, о чём она говорит?!

— Там, в Тегароне... в общем, мне хотелось остаться и пожить. Да, соскучился, ты права.

— Три степени у тебя уже есть, - она налила ему кофе. - Самое время думать о четвёртой.

Он посмотрел на неё исподлобья.

— Я делаю, как ты, - пояснила она. - Когда любимых людей нет рядом, когда они запирают перед тобой двери, когда нет сил что-то изменить... я работаю. Помогает. Так вот, я закончила мою докторскую. Смешно, правда? Столько лет прошло, а она всё ещё актуальная!

— Не смешно, а прекрасно! - Майер нашёл силы протянуть руку и погладить ладонь Мероны. - Когда защита?

— Если всё пойдёт нормально, через месяц-полтора. Умник тебя ждёт, Айри. В Университете хотят видеть. Так хотят, что мне уже всё проели, что можно проесть. В клинике тоже полно дел. Без работы не останешься!

— Рони, чем я тебе могу помочь?

Она вздрогнула, опустила взгляд, ту же вновь посмотрела ему в глаза.

— Можешь. Я ужасно устала за последние пару лет. Это теперь мой дом, Айри. Если ты приехал домой, а не просто жить рядом со мной, я всё выдержу.

— Я приехал домой, Рони. К тебе и к ней. К вам всем.

Она улыбнулась, слёзы скатились по её щекам.

— Вот зараза! Я не про тебя! Айри, у нас тут полно дел. Ты крупный специалист, тебе везде будут рады. Не раскисай, ладно? Нас всех со всеми хотят поссорить, потому что мы добиваемся независимости.

Над Тессероном долгое время нависала угроза аннексии, вспомнил Майер. Великие Дома не сразу смирились с тем, что несколько талантливых, упорных и по-настоящему добрых людей могут преобразовать целую планету, превратить её в место отдыха и радости, а потом потребовать все права на неё. Такого не было никогда и не могло быть. Но Тессерон победил. Без единого выстрела, не пролив ни капли крови, хотя в его владельцев и стреляли, и что только ни делали.

— У меня есть договор с властями Тессерона, - Мерона пригладила волосы и налила Майеру ещё кофе. - Устный, неофициальный. Они заинтересованы в том, чтобы мы получили статус Великого Дома. Их можно понять: портал у них под боком. Если из Стемрана сделают колонию, тут не прекратится драка за ресурсы. Кроме того, среди представителей Великих Домов есть те, кто боится Леса. Боится так, что пойдёт на всё, чтобы его уничтожить. Вплоть до стерилизации всей планеты и заселения её флорой и фауной Старого мира. Пока что я сумела убедить их, что угроза надумана, что Лес отвечает агрессией только на агрессию, и что пользы от него людям много, если жить с ним в мире.

Она правильно поступает, подумал Майер. Великие Дома не воюют между собой. Если признают Стемран, то как минимум не будет традиционной, физической войны. Будет конкуренция иными средствами. Понятно, что Мерона и её сторонники хотят такой же автономии, что у Тессерона, но сил выстоять против прямой агрессии у Стемрана пока нет. Когда техника развивается до того, что один-единственный корабль может уничтожить целую планету, споры за территорию ведутся уже совсем по-другому.

— Я сейчас уеду, нужно кое-что сделать, - Мерона встала. - Вот ключи. Я сдала твой номер там, в гостинице. Тебе нужно появиться и подписать бумаги, конечно, но мне поверили на слово, - она улыбнулась. - Не сиди дома. Тебя правда ждут, и тебе очень рады. А я не ревную, представь! Разучилась! - она поцеловала его. - Майер, - позвала она, остановившись в дверях. Он поднял взгляд. - Ты сильный, - неожиданно сообщила Мерона. - Сильнее, чем сам думаешь. Я очень рада, что ты вернулся.

Он улыбнулся, хотя это было нелегко. Очень трудно.

— Не сиди дома, - снова попросила она и покинула кухню. Через три минуты входная дверь щёлкнула.

Майер спрятал лицо в ладонях, упёр локти в стол. Внутри было непередаваемо тоскливо. Мерона ждала, что он спросит про Тевейру, и очень бы разочаровалась, если бы спросил. Что Тевейра с ним сделала? Ещё лет пять назад в такой ситуации он бы уже сидел, глотал что-нибудь горячительное, или бы отыскал – легко, вы не поверите, насколько легко – пару-другую девиц, и приглушил бы тоску, загнал поглубже, утопил в спирте. А сейчас что-то происходило, и сама мысль жалеть себя и сокрушаться вызывали отвращение.

Не сидеть дома. Он вернулся в спальню Тевейры, в которой они провели ночь, и, сам не зная почему, переоделся в тегарское. Сразу стало намного лучше. Настолько, что Майер улыбнулся и подмигнул своему отражению.

Не ищите меня. Не думайте обо мне плохо. Я не смогу, Тевейра. Где бы ты ни была, пусть с тобой всё будет хорошо. Все рабочие заметки, вычислитель и кассеты с записями – там, в отеле. Вот с них и начнём. Работа, подумал он. Ты права, Рони. Работа. Она всегда помогала, особенно, когда работаешь и видишь пользу, когда гордишься своей работой.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 8, 113, 7:20

Теариан Маэр? - Аванте, краснокожая красавица, одна их самых молодых воспитанниц Мероны, постучалась в библиотеку. Они уже поняли, что владелец поместья спит час или два, и этого ему хватает, а потом он сидит в библиотеке, а потом... В общем, в поместье строгий режим дня. Для хозяина. Гости вольны жить, как хотят.

Умник приподнял очки, посмотрел на неё строго. Аванте сразу же улыбнулась. Такой милый, и такой ласковый – а хочет казаться грубияном и циником до мозга костей.

— Дорогая Аванте, - он усмехнулся. - Если ваше эстетическое чувство не переносит слова «Умник» , зовите меня Эри. Если вам так будет легче, я сейчас же поеду в Департамент социальных вопросов и сменю имя.

Аванте рассмеялась, а Умнику нравилось смотреть, как она смеётся.

— Эри, Каэн нашёл что-то интересное! Я потом тоже кое-что покажу.

— Умницы вы мои, - Умник поднялся и отложил книгу. - А у меня уже мозги скрипят, когда пытаюсь разобраться. Ну, - он взял её под локоть, - веди, показывай.

Аванте одевалась как сама Мерона – в старомодный, формальный тефан, тёмно-красн ого цвета. Неотразимо. И почему Aenin Rinen предупреждала – осторожно с ним, лезет руками куда не просят?

Каэн – северянин, как и сам Умник. Прямо как Майер, подумал Умник, девицы, небось, гроздьями падают к ногам.

— Эри, - он коротко поклонился. - Смотрите, это может быть важным. Я исследовал записи динамики волн. Вот запись той ночи, когда Майер и Ассе ночевали в Лесу.

Забавно, подумал Умник, они не знают её настоящего имени. Или делают вид. Самому бы не проговориться.

— И что?

— Мы думали раньше, что источником волн был Майер. Но вот тут есть силуэт. - он указал. Кто-то ночью ходил в кусты, усмехнулся про себя Умник, но эфемер не позволил рассмотреть, кто – малое разрешение, просто пятно – инфракрасные съёмки.

— Сейчас, сейчас, - Умник взял телефон. - Привет, Майер. Как дела? От зануды слышу. Слушай, старина, тут такое дело. Я сейчас вопрос задам, нужен очень точный ответ. Какие ещё шутки! Вот вопрос: той ночью, когда вы с... да, когда вы были в Лесу, ты куда именно ходил отливать? В кусты или за дерево?

Каэн и Аванте переглянулись и видно было, что едва сдерживают приступ смеха. У самого Умника лицо было непроницаемо серьёзным.

— Хорош кричать. Простой вопрос, и очень важный. Чтоб мне лопнуть! Ага, спасибо. И ты будь здоров! Кстати, заезжай, что ли, у меня тут такая компания... Да когда хочешь. Пока.

— Это не он, - пояснил Умник, спрятав телефон. Вот ведь угораздило забыть забрать свой любимый телефон. Когда ещё Тевейра вернётся сюда!

Аванте присвистнула.

— Значит, она... Ничего себе!

— Подожди, - Каэн приблизил картинку. - Смотри! Эри, смотрите! Вот тут, где они максимально далеко друг от друга!

— И что я должна увидеть? - Аванте недоуменно всмотрелась и ахнула. - Точно! Эри, смотрите – интерференция! Как в учебнике!

— Оба, - Умник потёр переносицу. - Я должен был догадаться. Они оба – центры. Тогда многое проще понять. Ну, - он обнял помощников за плечи, - вы очень помогли! Не прогоняю, не надейтесь, но устроить вам праздник я просто обязан. Итак, чего желают мои юные ассистенты? Принимаются все желания, кроме непристой ных.

Аванте и Каэн расхохотались, не в силах сдерживаться.

— Вы такой милый, - Аванте поцеловала его в щёку. - И почему мама за нас так боялась? Я хочу на рыбалку! С вами! И чтобы вы что-нибудь рассказали, интересное!

— Каэн? - Умник поправил очки.

— Я с вами! Никогда не видел настоящей рыбалки!

— Самая настоящая! - заверил Умник. - С удочкой из настоящего дерева, с леской, с крючком и червями. Что ж, тогда не будем перебивать аппетит, а дождёмся ухи. Вы пробовали настоящую уху? Я так и думал! Тогда – за мной!

Стемран, Стемран, отель «Величие» , Техаон 8, 113, 7:15

Рассчитывала его та самая девушка, которая когда-то приняла заказ на «кошечку» .

— Рада, что вы почтили нас своим визитом, доктор Майер, - учтиво поклонилась она. - Для меня большая часть познакомиться с вами.

«Через пять минут они подставили бы вам всё, что можно подставить!»

Чует. Девушку тянет к нему, особенно теперь, когда его и Тевейру знает весь город. И взгляд... Тут даже намекать не нужно, просто пойти, поманить за спиной рукой и – побежит следом. Майер не сомневался.

— Есть ли у вас замечания, доктор Майер?

— О нет, всё великолепно. Вы так изменили мою жизнь, - не удержался Майер. - Но к лучшему, только к лучшему.

Она смутилась. И вот теперь он почувствовал и почуял её желание. Ладно, говорила Мерона во второй раз. Ты не можешь не падать в каждую встречную постель. Но умоляю, если я для тебя что-то значу, придумывай отговорки поинтереснее! Это был последний раз, когда она умоляла.

— Мне было бы очень приятно встретить вас снова, - вновь поклонилась и протянула визитку. Майер вернул поклон и принял карточку. Ну конечно, там есть её телефон.

Сумка показалась неожиданно лёгкой, а ведь там столько книг. Телефон. Неужели... нет это Умник.

— Да? - Майер остановился. - Как сажа бела, зануда. Вот ещё. Что за вопрос? Всё бы тебе шутки шутить... В Лесу? Ну да. Что?? - девушка, которая с тоской смотрела, как Майер удаляется, увидела, как тот впал в самую настоящую ярость. И улыбнулась, восхитилась. - За дерево. Доволен? Да пошёл ты знаешь куда! Когда? Ладно, подумаю, пока.

Она чуть было не побежала следом. Но вспомнила, кто приходил к нему в номер... и передумала. Тоска мало-помалу проходила, и окрашена была в тёплые тона.

- - -

— Доктор! - те две девушки, Мегин и Асве. Только вас не хватало, подумал Майер. а потом ещё подумал – они-то при чём? На них за что злиться?

Следи за собой, Майер.

— Доктор, вы один, да? Мы видели Ассе, у неё новый клиент, но такой скучный...

— Клиент? - Майер постарался сохранить самообладание.

— Конечно! - Мегин взяла его за руку. - Она же гид! Всю планету знает, представляете?! В такие места нас возила, прелесть, - глаза у обеих затуманились. - Доктор, нам ску-у-у-чно... Расскажите, а? Вы обещали! Про ваш секрет молодости!

И сразу в психушку, подумал Майер. Обеих. Когда проникнутся секретом.

— Мне в Университет, - Майер принял решение. - Работа, я же учёный. А потом погуляем, поговорим, если хотите. Только поговорим, - улыбнулся он. Но дымка в их взглядах не таяла.

— Вы такой неприступный... - вздохнула Мегин.- Доктор, ну пожалуйста! Посидите с нами как-нибудь! Мы не отнимем вас у неё! Мы же подруги!

— Хорошо, - смилостивился Майер. - Идёмте. Возле Университета прекрасный парк, можем там посидеть. У меня день не очень занят сегодня.

Девушки в восторге захлопали в ладоши.

— Подождите нас, ладно? Мы быстро! Только переоденемся!

Они правы. За такой наряд за пределами курортной зоны города могут и оштрафовать.

— О, конечно! Всё, что пожелаете!

Голос Тевейры. Майер оглянулся, ощущая, как забилось сердце.

Они стояли поодаль, и Тевейру было не узнать. Она стала черноволосой, оделась в высшей степени легкомысленно - чёрные брюки, почти прозрачные, и чёрное же короткой платье. Чёрные очки, не понять, куда смотрит. Рядом с ней, похоже, «клиент» – пожилой, надменного вида мужчина. Южанин, подумал Майер машинально, откуда-то из Альваретт. Смесь белой и красной расы. Смотри, какой счастливый. Ещё бы он не был счастливым.

Майеру стало дурно, ненадолго. Он огромным усилием воли заставил себя отвернуться.

— Что вы, что вы! - Тевейра засмеялась. - Не при людях! Вот в номере – что захотите.

Голос. Её голос звучит иначе, и выговор другой. Она специально сказала знакомым мне голосом, подумал Майер и на какой-то миг перед глазами всё почернело.

— Доктор? - Мегин осторожно потрогала его за плечо. - С вами всё хорошо? Мы готовы!

Майер оглянулся. Тевейра с клиентом оживлённо говорили, и Тевейра время от времени смеялась счастливыми смехом. Но другим смехом.

— Жаль, что она уехала, - вздохнула Мегин, поправила очки. Не замечает её, понял Майер, стоит рядом и не замечает! - Она вас любит, доктор, вы знаете?

— Неужели! - удивился доктор. Асве взяла его под другую руку.

— Не притворяйтесь! Все видят! Вот все вы такие, вас любят, а вы...

— Мы придумаем, как это исправить, - пообещал Майер. - Ну что, идёмте?

Стемран, Стемран, Университет, Техаон 8, 113, 8:20

Ректор встретил его распростёртыми объятиями. Буквально и переносно. Колоритный мужчина лет шестидесяти, с пышными усами и в забавной чёрной шапочке.

— Доктор Майер! Вот это удача! Рад, очень рад вас встретить! - Майер не сразу вспомнил его имя. Рейнер-Таэн эр Нерейт. Где только не встретишь людей своего дома! Пусть даже связи с домом только формальные.

— Взаимно, - Майер пожал руку. - Я приехал, чтобы работать и жить здесь. Надеюсь, у вас найдётся, чем заняться экзобиологу на пенсии?

— Скромничаете! - погрозил пальцем ректор. - Пенсии не обещаю, работы у нас столько, что скучно не будет. Я уже слышал о вашем путешествии на «великане» . Экстравагантно, весьма экстравагантно! Впрочем, я вас таким и представлял. Завтра в половину десятого у нас расширенное заседание, будут все деканы и руководители лабораторий. Буду рад, если вы сможете участвовать.

— Я в вашем полном распоряжении, - улыбнулся Майер. - Приказывайте.

— Невероятно, - покачал головой ректор. - Доктор, я вижу, вам нужно отдохнуть. Не буду утомлять вас разговорами, это надолго и темы серьёзные. Подождите, если не возражаете, в приёмной – я всё улажу с жильём и прочим. Вы уже выбрали, где остановитесь?

Всё знает, подумал Майер.

— Не выбрал. Потом, вы знаете, я привык жить там же, где работаю. Когда возможно.

— Прямо как я, - одобрительно улыбнулся ректор. - Так даже лучше. Жду вас завтра, - он вновь пожал руку. - Вот моя карточка. Если что-то нужно, немедленно звоните мне или секретарю.

- - -

— А мы думали, вы про нас забыли! - Асве и Мегин кинулись к нему. - Ой, вы уже налегке! Вы такой красивый, вы знаете?

— Да что вы говорите! - удивился Майер. Девушки весело рассмеялись.

— Ой да всё вы знаете! Доктор, вы сейчас наш, да?

Видимо, лицо его изменилось. Девушки переглянулись, схватили его за руки и почти бегом довели до ближайшей скамейки.

— Доктор, - Мегин потупилась. - Знаете, мы влюбились в вас. Все три! - она смотрела жалобно. - Это правда! Мы не будем отнимать вас у Ассе! Но... - тот самый туман, подумал Майер, та самая дымка. - Мы очень хотим увидеть вас снова! У нас через неделю каникулы заканчиваются, понимаете?

— А кем вы работаете? То есть на кого учитесь?

— Я юрист, - тут же ответила Мегин. - А Асве психолог.

— Переводитесь сюда, - предложил Майер. - Здесь очень нужны специалисты. Платить будут, наверное, не так много, но...

Девушки переглянулись – видно было, что эта простая мысль их потрясла.

— А нас могут взять?! - удивилась Мегин. - Я думала... все говорят, что сюда только по большому знакомству.

— Идёмте, - Майер встал. - Я буду вашим большим знакомством. Если вы серьёзно настроены.

Девушки вновь переглянулись.

— Но... вы посидите с нами? Пообедаете? - робко поинтересовалась Асве. - Наш знакомый заплатит! - добавила она торопливо. - Чтобы лишнего не думали!

— Чтобы лишнего не думали, будем платить каждый за себя, - предложил Майер. - Ну так что, хотите поговорить с ректором?

— Да! - хором.

Не думайте обо мне плохо. Тевейра, и ты не думай плохо, пожалуйста.

- - -

Следующие два часа – по возвращении от ректора – они сидели в небольшом кафе «в обычном» районе города, и девушки восторженно слушали. За столько лет Майер успел увидеть и запомнить многое. Самое безобидное рассказывал часто и с удовольствием. Вот как сейчас.

— ...У вас такая интересная жизнь, - вздохнула Асве. - Доктор, можно мы будем вот так вот обедать иногда? Ассе не обидится, мы с ней поговорим!

— Посмотрим, - улыбнулся Майер. - Не отказываюсь, но ничего не могу обещать.

Он пожал им руки – так нынче модно – и девушки ушли. Часто оглядывались, улыбались и махали ему руками. Ещё одно доброе дело, подумал Майер. И им интереснее здесь будет, и Стемрану польза. Польза? Да, несомненно.

И почти сразу же он вспомнил клиента Тевейры, его лицо и то, как он глядел на девушку. Проклятие, подумал Майер, так вот как чувствовала себя Мерона всё это время. Что ж, каждый получает от жизни то, чего заслуживает. Так я любил говорить.

Официант, который рассчитывал их, подумал даже, не стоит ли вызвать «скорую» . Такое у доктора было выражение лица – с таким обычно идут топиться.

Стемран, Стемран, центральный парк, Техаон 8, 113, 14:10

Люди подходили к нему и кланялись – с уважением, как почётному гражданину, как герою страны. Вот тебе слава, подумал Майер, и настоящая, хотя и непонятно чем заслуженная. Неужели для этих людей так важно, что великан привёз нас сюда, и слушался хотя бы одного из седоков?

Майер не забывал кланяться в ответ. В конце концов он удалился в малолюдную часть парка, где росла очередная имитация Леса – высокие сосны, ельники, заросли орешника. Всё привозное, всё извне, из Старого Мира. «Поддельный» великан стоял, развлекая туристов, в дальней части парка, но желающих посмотрет ь на него теперь немного – когда есть как минимум два настоящих. Но детишкам всё равно, они с восторгом бегают вокруг «имитации» , залезают на его ноги, веселятся, как могут.

Не понимаю, снова подумал он. Тевейра, зачем тебе это? Ты обязана работать? Хочешь или не хочешь, но обязана? Только Мерона или её заместительницы могут вызвать тебя, и кто же из них вызвал? Не могу поверить, что Мерона.

Видимо, да, ты должна работать. А мне нужно принять это как данное, как часть твоей жизни. А я не могу. Если бы мне сейчас попался этот твой клиент, я бы его убил. Да, изощрённо и жестоко. Вроде и считаю себя цивилизованным человеком, и вот она, цивилизованность, вся сползла напрочь.

Поехать к Умнику? Нет, не сейчас. Завтра собрание, надо подготовиться. Я уже порядком не следил за последними событиями, а надо. А завтра, после собрания, поеду к Умнику. Послушать его трёп, побродить по поместью и вокруг. Отвлечься. Мерона всё понимает, не зря она тоже уехала. Я ещё не готов принимать всё это как данное. Но учусь. Похоже, учиться действительно никогда не поздно.

Всё, за работу! Майер поправил костюм – безупречный, традиционный тегарский костюм – и направился к выходу. Сейчас в библиотеку, подумал он, а потом к себе, в новый дом – общежитие, вот и отлично, я ведь хотел ощутить себя студентом. Я не боюсь будущего, сказала она. Я тоже не боюсь. Он подумал, улыбнулся, и повторил это вслух. За работу, доктор Майер! Стемран нуждается в вашей помощи.

Стемран, Стемран, отель «Величие» , Техаон 8, 113, 23:55

Тевейра, сейчас её звали Арэмо, потому что это имя нравится клиенту, убедилась, что клиент спит, спит довольный и счастливый, потянулась, ощущая себя счастливо й и довольной. Тяжёлый, очень тяжёлый клиент, три её сестры отказались работать с ним, и на язык невоздержан, и лезет куда не просят, и желает очень странного. Но... он меняется. Она чувствует это. Он вернётся домой, к семье, к детям и всем остальным, и те удивятся – увидят, что он станет рассудительнее, добрее, спокойнее; грязные, по их мнению, фантазии покинут его ум. Сколько в нём всего было... Арэмо бесшумно встала и убежала в душ. Провела там пятнадцать минут и ушла на кухню, где она ублажала клиента изысканным чаем и другими напитками, читала ему стихотворения...

Ещё пятнадцать минут, и Арэмо ушла, отодвинулась, заснула, и вернулась Тевейра. И сразу стало горько и тоскливо, и захотелось заплакать.

Едва слышные шаги. Мама. Конечно, она всегда приходит, когда страшно и грустно. Так было с детства, и мама всегда приходила вовремя.

Она молча уселась, и Тевейра села ей на колени, и прижалась к груди, обняла. И заговорила. Так, как её учили, мысленно, хотя никакие мысли не читаются и не слышатся, а слышатся образы, не слова.

...Я боялась, мама, что всё это так же, как с другими, как со всеми клиентами, что я попробую перестать стать Тевейрой и всё, всё это кончится, и я пойму, что он милый, приятный человек, что я рада быть с ним и терпеть его, если он не сумеет преодолеть себя, но что всё кончится, что всё настоящее, самое настоящее, кончится... Я видела его сегодня, он был с моими подружками, и он знал, что я его видела, и я видела, как ему плохо, он так и не понял тогда, и думал обо мне не очень хорошо, пусть и говорил себе другое. А потом... а потом что-то случилось. я чувствовала, когда он вспоминал меня, но всё было очень приятное, и никакой горечи, хотя будет горечь, он ведь такой, ты знаешь... И вот я снова Тевейра, и снова всё вернулось, и я теперь боюсь становиться кем-то ещё. Мама... отпусти меня. Ты даёшь всем отпуск, чтобы люди могли устроить свою жизнь так, как видят, и всё обдумать, и вернуться потом. Я вернусь, о Великий Лес, почему я говорю, ты же сама всё знаешь. я никогда не уеду от тебя, не покину Лес, а если так нужно, я перестану появляться между вами. Отпустишь? Мама, я знаю, что тебе станет трудно, сейчас очень много работы, но я вернусь, ты же знаешь.

Она выпрямилась, и увидела слёзы и улыбку на её лице. Мерона кивнула. Да, Вейри, девочка моя, конечно, я отпущу тебя, а когда ты решишь вернуться, буду рада, и все будут рады, ты же знаешь.

— Да, Вейри, - произнесла она вслух. Такие вещи положено говорить вслух. - Решай сама, когда и насколько. Я соглашусь с любым твоим решением. Ты знаешь, почему.

Тевейра обняла её снова и заплакала. Мерона сидела, прижимая дочь к себе, и ждала, когда выйдет последняя горечь и слёзы станут светлыми. Тевейра соскочила с её рук, поцеловала и, улыбнувшись, снова юркнула в ванную. А Мерона, убедившись, что клиент спит, бесшумно покинула номер. Да, Вейри. Когда я так делала, тоже опасалась, что вернусь в Мерону и – растают чувства, как дым, но поняла одно: кого бы ты ни играла, настоящие чувства переживут и выдержат всё. Вот и всё. Ты правильно поступила, что попросила работу, попросила самого тяжёлого клиента. Чтобы убедиться в себе. А он... Никто, кроме него, не сможет решить, что ему нужно. Я просто верю в него. Иначе давно бы уже утопилась, ведь он просто несносен!

...Через десять минут Арэмо выскользнула из ванны и поставила воду на плитке – приготовить травяной настой, клиент скоро проснётся, и нужно будет устроить ему такое пробуждение, которое он долго не забудет. А что будет потом – неважно. Будущее не обижает тех, кто его не боится.

Стемран, Университет, общежитие, Техаон 9, 113, 6:20

Язык не поворачивается назвать эту роскошь общежитием. Ну да, уже все знают, что доктор Майер не привык стеснять себя, предпочитает не то чтобы роскошь, но всё очень добротное. Любит побаловать себя. И стоит таких затрат, в этом многие убеждаются. Вам вряд ли доверят проводить операции, сказали ему в клинике, но вы всегда можете ассистировать и консультировать, тут вам по-прежнему нет цены. Доктор, в вас сейчас восемьдесят процентов замещённых тканей. Считайте что ваши сейчас только глаза, головной мозг и некоторые мышцы. Остальное или регенерат, или синтетика. Никогда ещё люди не выживали после такого поражения! Мы вынуждены изменить вам лицо, просто потому, что прежнего уже нет, но, если хотите, попробуем привести его в соответствие с тем, что было. Нет, сказал он тогда, пусть будет то, что сейчас. Тот Майер умер, и умер в бою, а я хочу немного отдохнуть. Мерона считала его погибшим, долго считала, а когда узнала, что он жив... непонятно, может, Умник и её письма не пропускал? Уж эти его причуды! Мало ему в зубы дали, нечего лезть в чужую жизнь. Но ведь теперь все они тут, и рады этому. Ничего уже не понимаю, подумал доктор, всё, пора вставать! День начался!

Не думайте обо мне плохо. Не думал, Тевейра. Хотя мне очень трудно без тебя. И очень трудно без Мероны. Но сдаваться и просить я не буду. Никого, даже вас. Вы такие гордые оба, кошмар, сказала Тевейра...

Костюм сидел безукоризненно. Надо ещё заказать, решил Майер, непременно надо. Что-то меня всё больше тянет к самым древним традициям и всему такому. Отчего вдруг? Он ещё раз убедился, что всё на месте и всё по карманам, взял папку с бумагами – любят, любят здесь настоящую бумагу, хотя какая она настоящая, тоже синтетика. Но не отличить! Лес на бумагу тут не рубят.

- - -

— Очень, очень рад, - декан факультета биологии и биохимии пожал ему руку. - У нас катастрофически не хватает кадров. Совет отклоняет большинство кандидатур, которые мы запрашивали, и каждый человек на счету. Мы знаем, что за специалистом вашего калибра потянутся остальные. И Совет уже не сможет отклонить всех.

— Вчера он нашёл нам ещё двух прекрасных специалистов, - вставил ректор, довольно улыбаясь. - Буду биться за них до последнего. Коллега Майер, тогда мы решили. До начала занятий я отдаю вам курировать Институт Биологии. Нам нужно оценить бюджет к концу месяца – работы у вас будет много.

Ему так обрадовались, и искренне, просто как хорошему специалисту, что Майеру вновь стало не по себе. Ну вот, вот тебе и фронт работ,и Лес – я буду его изучать, а он, вероятно, будет изучать нас.

— Когда я могу приступать?

— В любой момент, - удивился ректор. - Ваши вещи мы перевезём по первому требованию. С транспортом у нас сложностей нет, исключительно с людьми. Людей очень, невероятно мало.

Майер распрощался с новыми коллегами и вышел на улицу уже в отличном настроении. Всё образуется, подумал он. Тевейра появится. И я просто попрошу прощения, что не понял её, а дальше – будет что будет.

Подумав, он набрал номер.

— Умник? Твоё приглашение в силе? Нет, на месте расскажу. Ловлю на слове. Да вот сейчас портфель возьму, да и поеду. Спасибо за машину!

Стемран, Лес, долина Рассвета, Техаон 9, 113, 11:00

Майер остановился. Примерно там, где они тогда ночевали. Остановился, вышел из «Сокола» . Хотелось посидеть здесь, послушать себя и Лес.

Тевейра... Мерона... он думал о них, и ничего плохого н приходило в голову. У меня много имён, сказала она, у нас всех их много, так легче сбрасывать всё. Как змея кожу.

Как змея кожу...

— Здравствуй, - Майер поклонился камшеру. Но уже не в шутку, не дурачась. - Получается, это ты позвал меня?

Лес молчал. Конечно, он не бывает безмолвным – птицы, шорох листвы, иной раз и зверь пробежит, они здесь не боятся людей. А охотники, здешние охотники, всегда просят Лес разрешить поохотиться – на пропитание или мех,а не забавы ради. И если Лес разрешает, идут, и горе тому, кто обманет Лес – вскоре, вскоре явится лес на порог, зелёными руками обхватит жилище обманщика и унесёт вглубь. Это первое и последнее предупреждение, и второго н бывает. А мы смеялись над новыми суевериями, подумал Майер.

— Мы не очень хорошо познакомились, - продолжал Майер. - Тогда мы думали, что ты против нас. А затем ты выбрал нас, и помог прогнать тех, кто уничтожал нас, и кому ты не был нужен. Спасибо, - он снова поклонился. - А я должен был умереть, и не умер, и сейчас трудно сказать. что я человек, так мало во мне осталось моего. Но я не держу зла. И тебя прошу не держать зла.

Он ощутил. То, что называют взглядом Леса. И взгляд не казался гневным, но ощущался всем телом, такое невозможно не заметить.

— Я вернулся, чтобы остаться и жить здесь, - Майер погладил кору камшера. - Я надеюсь, что мы поладим. Мы и ты. Я хочу, чтобы ты остался, и Мерона хочет, и Тевейра, и Маэр, и многие другие. Помоги нам, если можешь.

И снова «взгляд» . Порыв ветра пригладил крону камшера и Майер заметил, как одна из шишек сорвалась и устремилась в первый и последний полёт. Улыбнувшись, доктор отскочил, так, чтобы быть подальше – и вот хлопок, и десятки «самолётиков» возносятся, и летят вдаль, и их не трогают птицы. Где-то они опустятся, и хотя бы одно из сотни даст жизнь новому гиганту, Стражу Леса.

Майер поклонился ещё раз и направился в машине. Телефон. Он посмотрел, кто – Умник. Нет, Умник, не сейчас, я посижу немного, и сяду в машину, и вот тогда перезвоню. Не мешай мне говорить с Лесом.

Чувство опасности. Оно неприятно кольнуло, Майер несколько раз обернулся. И... увидел, как покачнулся, едва не упал, «Сокол» - как под ним возникла, и принялась вырастать, стремительно приближаясь, колючая волна. Он обернулся, резко, и понял, что не уйти – кольцо вокруг, и стены поднимаются , и смыкаются, сдвигаются к человеку. Я не испугаюсь, подумал, Майер, я закрою глаза, просто чтобы не видеть, что со мной случится. Я не испугаюсь. Я не испугаюсь. Не...

Он ожидал боли, удушья, чего-то ещё, но пришло онемение. Просто тело словно исчезло. Он успел ещё ощутить, как вокруг него сгущается тьма, слышал хруст и треск. И вот пропало всё – слух, зрение, всё остальное.

Осталось сознание – оно не угасало, оно повисло в пустоте, и мысли ворочались, и не хотели останавливаться. Тевейра, подумал он, Мерона. Простите меня, если есть за что.

Часть 2. Тропа

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 03:10

Его словно вынесло из глубины, и он очнулся, и, барахтаясь, поплыл к берегу. А шторм приближался, и волны катились вслед, всё выше и выше, пока не...

Майер уселся в постели. И первым делом посмотрел вокруг – есть, часы. И календарь. Одиннадцатое! Судя по запахам, он у Умника в гостях. Что же это было? Примерещилось, что кольцо поглотило его там, в Лесу? Или нет?

Три часа. Майер встал и понял, что одет в... В общем, в это одевают грудных младенцев и прочие категории людей, которые совершают определённые физиологические действия неподконтрольно. Снял с себя сей предмет не без брезгливости, хотя технологии этой отрасли медицины давно позволили напрочь устранять не только запахи, но и самый внешний вид выделений. Такими же давно пользуются некоторые категории космонавтов, пилотов и водолазов.

Вот как. Но в комнате, тем не менее, он один – сиделок нет. Значит... ничего не понять, что это значит.

Майер нашёл выключатель – у Умника все сенсоры выключены, изволь оторвать пятую точку от опоры и пройтись лично. Видимо, в качестве разминки, потому что Умник известный домосед и лентяй. Как при этом не зарос жиром по самые уши, не понять.

Второе потрясение – тут все его вещи. Все, которые оставались в том номере, в общежитии. То есть вообще все вещи. Как и когда? Майер осторожно взял в руки коробки, открыл чемодан. Умник всё разложил. Смотри, как аккуратно. Ничего не понимаю, подумал доктор, мне что, всё приснилось?

В ванной комнате его ждало новое открытие. Морщины исчезли напрочь. Их было немного, в основном на лбу – лет с двадцати, как завёл привычку морщиться не по делу. И руки – кожа на вид стала лучше, пропала предательская пигментация, которая и показывает подлинный возраст. С какого-то момента помогают только омолаживающие процедуры.

Майер не поленился осмотреть себя всего. Странное какое-то ощущение во всём теле. Словно кругом иголочки, и как пробуешь двигаться слишком резко, как они вонзаются, боль нешуточная. Ладно, пока без резких движений. И лёгкость во всём теле странная. Пора найти кого-нибудь и спросить, что случилось.

Майер открыл дверь в коридор. И волна запахов... да сильная! Обоняние продолжает восстанавливаться?! Волна ощущалась почти физически, он отшатнулся. И понял – почуял – что, кроме Умника, в поместье есть молодая девушка возраста Тевейры, парень, и.. Тевейра. Несомненно, запах явственный, не настолько старый.

Навстречу вышел лакей. Фантом. Неизменно вежливый, в красной повязке.

— Не желаете ли позавтракать? - осведомился он голосом Умника.

— Благодарю, - кланяться фантому нелепо, но на какой-то момент Майер забыл, что это иллюзия. - Не подскажете, где сейчас хозяин и гости?

— Внизу, теариан. Я провожу вас.

И они пошли, степенно и неподвижно. Слабая музыка – и в гостиной танцуют другие фантомы. Да, Умник, тебе нужна женщина. Мерона права. И... вот клубок, надо ж было всем так влюбиться.

— Сюда, - указал фантом. - Прошу извинить, мне туда нельзя.

Откланялся и направился прочь. Умник, ты так спятишь, подумал Майер и толкнул дверь.

— Ой! - краснокожая, очень похожая на матушку самого Майера – в молодости – девушка подбежала к нему. - Вы уже проснулись!

— К вашим услугам, - Майер поклонился. И только сейчас заметил, что в комнате они не одни – в дальнем кресле дремлет Умник, а за столом, у множества экранов – проекций, повисших в воздухе – парень. Видимо, это те самые помощники, о которых говорила Мерона.

— Я Аванте, - девушка учтиво поклонилась. Спокойно, Майер, держи себя в руках. - Я дежурю, - улыбнулась она. - Всем спать пора, но столько работы... - она смотрела в глаза доктору. - Майер, - шепнула она, - знаете, я завидовала, что не меня к вам направили. Если бы про вас позвонили минутой раньше... Можно? Только один раз!

Майер опомниться не успел, как она его обняла.

— Я больше не буду, - прошептала Аванте, - даже если попросите. Не спрашивайте! Она вам расскажет.

— Она?

— Подождите за дверью! - Аванте взяла его за руку и решительно, хотя и мягко, повлекла к двери. - Идите к себе, ладно? Идите и ложитесь, - она улыбнулась. - Пожалуйста! Так будет лучше!

Майер был так ошеломлён, что повиновался. Сам не помнил, как дошёл до входной двери, но ложиться не стал. Подошёл к зеркалу и посмотрел на себя. Что случилось там, в Лесу? Почему было кольцо и что оно с ним сделало?

— Айри... - шёпот. Он повернулся – она бросилась к нему в объятия. Он прижал её к себе, не веря тому, что ощущает и видит, а она повторяла его имя, и не отпускала...

Отступила на шаг.

— Я видела, - слёзы текли из её глаз, она их смахнула, не глядя, улыбаясь. - Я сидела с вами. Лес забрал вас... и отдал. Такого никогда ещё не было! - и снова бросилась к нему. - Великий Лес, что я говорю... простите меня, ладно? Вы поняли, да?

— Да, Тевейра.

— Правда поняли, - она ошеломлена. - Но вы всё поняли? Всё?

Она подстриглась, осознал Майер. Теперь волосы почти не прикрывают её уши... жаль, такая была причёска. Да и нет уже цветка, Тевейра теперь медно-рыжая. И до него дошло. В ту, первую ночь, когда Мерона пришла к нему, она тоже была подстриженной. Один из самых древних обычаев. Открываешь уши – значит, вручаешь себя кому-то, объявляешь, что нашёл или нашла себе избранника.

— Вы... - и он растерялся.

— Да. Вы спали почти сутки, уже когда всё кончилось. Меня прогнали спать, сказали, что с вами уже всё в порядке. Вы мне должны целые сутки! - притворно рассердилась она, ударила его в грудь кулаками.

— Я могу как-то исправиться?

— Да, - она указала глазами на постель. - Солнце ещё не взошло. Ещё одни сутки я не выдержу.

- - -

Рассвет подкрадывался, но темнота ещё не уступила ни пяди востока...

Она подошла к нему, и, глядя в глаза, начала развязывать свой пояс. Он упал к её ногам, и следом, обвиваясь вокруг её ног, упала нижняя часть тефана, а верхнюю она постелила между ним и собой, и встала туда, и он опустился на колени перед ней, ощущая её жар, и аромат, и нетерпение.

— Не обижайте меня, - прошептала она едва слышно, и сама опустилась на колени, и прижалась к его груди.

Я ваша, Майер. Я ваша, вся, только не обижайте меня.

- - -

— Не можете оторваться? - улыбнулась она, не открывая глаз. Он обнимал её, прижимал к себе так, чтобы прижаться лицом к её виску. Да, не мог оторваться. Что-то случилось, с ними обоими.

— Не могу, - признался он.

— А я всё ещё нетронутая, - она погладила его по затылку. - Почему? Ой... я не о том хотела спросить!

— Пальцы, губы, всё, что выше пояса - он усмехнулся. - Всё осталось, всё моё. Остальное, как тот великан в парке – хорошая имитация, не более того. Не хочу вас разочаровывать.

— Вы уверены? - улыбнулась она. - Вы ведь чуете меня. Я даже не стараюсь очаровать вас.. просто лежу, а вы не можете оторваться. Когда я встретила вас, подумала, что на вас «шлем» . Как ни старалась, вы почти не ощущали меня. Всё равно что показывать радугу слепому... Хотите проверить, насколько вы имитация? Не закрывайте глаза! - она шлёпнула его по щеке. - Вот ещё новости!

— Вы не поняли, - он уселся. - Просто мне хорошо. Давно так не было.

— Попробуете? - улыбалась она. - Рассвет ещё не наступил! У вас двадцать минут!

Он улёгся обратно, прикрыл глаза.

— Я не стану думать о вас плохо, - она обняла его за шею, - что бы ни случилось.

Майер медлил, не мог решиться ни на какой ответ.

— Разрешите? - шепнула она. - Я помогу вам. Только не прячьтесь от меня, вот и всё!

- - -

— М-м-м... - она потянулась. - Солнце встаёт... - она сжала его руку. - Айри, не притворяйтесь, вы не спите!

— Уже нет, - согласился он, уселся. - Если вы сами не встанете, я точно не смогу. Не могу оторваться.

Она рассмеялась и тоже уселась.

— Не смогу, - признался он. - Не смогу найти правильных слов.

— И не надо, - она погладила его по щеке. - Нет, вы несносны, вам всегда нужно, чтобы всё вслух! Хорошо, вы ведь врач? Вот вам два признака, - она прикрыла глаза, голос её изменился самую малость на последних словах, но Майера немедленно бросило в жар, а изнутри стало подниматься то могучее, непреодолимое желание, которое правит человеком обычно очень недолго, несколько секунд. - У меня никогда не было второго голоса, - улыбнулась Тевейра, - у нетронутых почти никогда не бывает. А теперь есть, и я им буду пользоваться, так и знайте! И... вы заснули, доктор. Это непреодолимо, вы знаете, хоть на пять секунд, но вы уснёте. Вы спали почти пять минут, я уже хотела обидеться, - она рассмеялась. - Хотите ещё доказательств? - она взяла его ладонь, прижала к своему животу. - Хотя вы и так поняли?

— Вы «под луной» ? - Майер уселся. - Но ведь...

— ... не моё время. Моё время через два месяца. Если это имитация, - она обняла его, - то неотличимая от оригинала, - она хихикнула. - Айри, я сегодня буду очень странная. Не обижайтесь. И не прикасайтесь к голове там, при всех. Иначе я за себя не ручаюсь! Всё, помогите одеться! - она соскочила с кровати и подбежала к окну. - Смотрите, ясное небо! Ясное небо и безветрие!

— Это что-то означает? - он подошёл к окну.

— Да. Долгую и счастливую жизнь вместе. Я так загадывала.

Она не улыбалась.

— Для кого, Вейри?

— Для всех! Для нас всех! - она повернулась, чтобы подойти к шкафу, и едва не упала – словно потеряла сознание на долю секунды. Майер успел подхватить её.

— У вас так всегда? - он придержал её.

— «Под луной» ? Да. Дома вообще ужас что творится, я всегда приглашала подругу или маму, всё из рук валилось. Однажды почти всю посуду перебила... мама говорит, это нормально, бывает и не такое. Так что будете меня сегодня кормить!

— С удовольствием, - он хотел обнять её, но она отстранилась.

— Айри, - она прикрыла глаза. - Я не смогу остановиться. Я держусь из последних сил... Помогите, я расскажу как и что надевать. Вы часто одевали женщину? Я так и думала. Всё бы вам раздевать... И оденьтесь сами, сначала.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 06:45

— С возвращением, старина! - Умник сиял и был неподдельно рад. - Признаться, я начал побаиваться. О, а вас точно надо бояться, да? - он коротко поклонился Тевейре, которая оделась в тегарскую одежду и голову которой украшала пурпурная шапочка. - О да... Я всё понял, буду следить за языком!

— Трепло, - к ним быстрым шагом подошла Мерона. В плаще, внесла с собой терпкий запах дождя. Она остановилась шагах в пяти, сняла плащ и бросила его, не глядя, лакею-фантом у, тот ловко поймал.

— Мама! - Тевейра бросилась к ней. - Спасибо! - и обхватила её. Мерона улыбалась, прижимая к себе дочь.

— Кхм, - Умник почесал в затылке. - Аванте! Голубушка, помогите мне с завтраком. На столько персон я никогда не пробовал!

Через минуту они остались одни. Ушли и фантомы – сами, словно могли всё понимать.

Мерона отпустила дочь и протянула руки Майеру. Тот подошёл, ощущая, что никогда её так не боялся. Да, именно боялся.

— Мы так испугались, - прошептала Мерона, обнимая его. - Не бойся, дурачок... Вейри, милая, оставь нас ненадолго, хорошо?

— Да, мама! - Тевейра почтительно поклонилась и убежала – на кухню. По пути споткнулась на ровном месте, но не упала.

— Говоришь ей, не бегай, не бегай... - Мерона рассмеялась. - Не объясняй, я тоже всё чую. Идём, проводишь меня в мою комнату.

- - -

— Мы с ней ужасные собственницы, - призналась Мерона, переодеваясь. - В детстве она могла поднять крик, если я брала её игрушку без спроса. Я сама такая была, чего скрывать. Ты любишь, чтобы тебе всё рассказали вслух. Я скажу один только раз. Мы с ней не договаривались, не обсуждали эту тему. Нам это не нужно. Это вам вечно нужно всё разложить по полочкам и объяснить. Я отпустила её, Майер. Ты ведь понял меня?

Я говорю сейчас не с матерью Тевейры, подумал Майер. Я говорю с её хозяйкой, Aenin Rinen .

— Вижу, понял, - она подошла к нему, почти полностью раздетая, погладила по щеке. - У нас нет и не будет расписания, когда ты чей, ясно? Но если ты кому-то из нас нужен, ты будешь рядом. Это не просьба, - она резко дала ему по рукам. - О Великий Лес, пробуй думать другим мозгом!

— Просто хотел взять тебя за руку!

— И когда прекратишь оправдываться не по делу? - она присела. - Я старомодна, Айри, прости. Мы с ней обе. Если мы втроём в одном доме, никто из нас не сможет быть с тобой, - она грустно улыбнулась. - Я заберу с собой Умника сегодня. Обещала же ему романтический ужин, - она подмигнула. - О-о-о, мы ещё умеем ревновать! Я говорила с ректором, и с теми девушками. Знаешь, Майер, я не ожидала.

— Что я не попытаюсь соблазнить их?

— Это тоже обрадовало, - она вернулась к шкафу, продолжила переодеваться. - Нет, что ты поручишься за них. Нам действительно нужны специалисты. Они обе говорят о тебе, как о боге во плоти. И предел мечтаний для них – что ты их обнимешь или просто поговоришь. Что, не ожидал? Думаешь, все только об одном думают?

Они оба рассмеялись.

— Майер, - она снова присела, уже одетая, и невыразимо, невероятно красивая. Так помолодела... - Ты зараза, каких мало. Тевейра знает, что у тебя не может быть своих детей. Но она готова жить с тобой и для тебя в любом случае.

— И ты тоже.

— И я, - заметила Мерона спокойно. - Без «тоже» ! - и дала ему пощёчину. - Ты ещё не понял, как ты достал меня этими «тоже» ?! Скажи это при Тевейре и увидишь, как она умеет выбивать дурь!

— Извини, - Майер поклонился. - Наверное, о делах...

— В Бездну дела! Сегодня мы с тобой съездим в Институт. Там и поговорим о делах. А теперь умолкни, сделай милость! - она уселась к нему на колени, обняла и затихла.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 08:25

— Господа, - Умник поднял тост. - Хотя что я! Друзья! Прежде всего, выпьем за возвращение Майера. Чтоб я так жил, старина, прости за пафос!

— Идиот, - Мерона с трудом прокашлялась, - нельзя же так смешить!

— Потом, - Умник был неумолим, но дождался, когда все отсмеются и выпьют, - я предлагаю выпить за меня. За гениального, непризнанного, обиженного судьбой и женщинами скромного специалиста в каких угодно областях!

Аванте первая вскочила, чокнулась с ним и, подбежав, поцеловала. В щёку, естественно.

— Насчёт женщин я погорячился, - сокрушённо заметил Умник. - Самую малость. В третьих, я предлагаю выпить за будущее. За будущее, которое сейчас создаёт для нас наша почтенная и всеми любимая Мерона! Ну и мы, в меру скромных сил.

Это пили со всей серьёзностью.

— Налейте, всем налейте, нечего тут сачковать! В-четвёртых, я хотел бы поднять бокал за моих прекрасных ассистентов! Таких специалистов ещё поискать!

Аванте ощутимо покраснела – так, что можно было заметить невооружённым глазом. Пили с воодушевлением.

Теаренти Тевейра, -Умник коротко поклонился. - О самом важном всегда говорят напоследок. Не рассусоливая: пусть всё сбудется!

— Спасибо, - Тевейра была тронута.

— Ну, а теперь и поесть можно, - Умник довольно потёр руки и уселся. - Перед вами, друзья, творчество несравненной Аванте и меня любимого. Приятного аппетита!

— Скажите, - осмелилась спросить Тевейра, покосившись на мать – та не терпит, когда говорят за столом. - А вы всегда поднимаете все тосты сразу?

— Конечно, - удивился Умник. - Так, нет, сначала проглотите. Вкусно, да? Аванте, вы прелесть! Так вот: я ленив, и предпочитаю сказать всё сразу. Вставать каждый раз...

Тевейра не сумела сдержаться, расхохоталась.

— Вещи, которым мы занимаемся, - Умник обвёл взглядом остальных. - Крайне, я бы сказал, секретны. Кое-что я исследую, не ставя в известность сильных мира сего. Я про тех, - пояснил Умник, - кто решает, дать нам независимость, или подождать ещё лет сто. Дело крайне опасное, скрывать не буду. Волны – это верхушка айсберга. Если докопаются до того, с чем мы тут на самом деле связались, любой из присутствующих здесь, его родственники или знакомые могут исчезнуть, как сон златой. Не стройте иллюзий, - Умник строго посмотрел вокруг, - что сумеете что-то кому-то не рассказать. Все понимают?

Он обвёл всех взглядом, и все до единого подтвердили – понимают.

— Если вы опасаетесь, что вполне понятно, вам лучше оставить нашу весёлую компанию. Наши прекрасные дамы помогут забыть лишнее, верно? Никто не упрекнёт вас. Мне-то что, я уже пожил, не страшно, но хочу довести дело до конца. И поквитаться с некоторыми мерзавцами, - Умник говорил спокойно, словно читал лекцию. - Итак, простите, что порчу аппетит, но ответьте прямо сейчас. Хорошенько подумайте и ответьте.

— Я с вами, - Аванте встала и поклонилась.

— Я с вами, - Каэн повторил её жест.

— Я ручаюсь за них, - подтвердила Мерона. - Как за саму себя.

— Я с вами, если можно, - поднялась Тевейра и коротко поклонилась.

— Что же, тогда – за новую Шайку, да, Мерона?

— За Шайку! - поднялась та. - За тех, кто здесь.

Они все поднялись и все что-то почувствовали. Все до единого.

— Лес с нами, - Тевейра произнесла спокойно. - Вы почувствовали, верно? Он тоже с нами.

— Ему тоже лучше не болтать лишнего, - проворчал Умник и все рассмеялись. - Кушайте, кушайте. Да! Кто что будет – чай, кофе, что-то ещё? Пока я здесь, напитки готовлю только я. Возражения не принимаются! После завтрака далеко не убегать, надо обсудить кое-что. Конференц-зал – мой кабинет. Собираемся в одиннадцать.

- - -

— Можно вас на пять минут? - тихо спросила Аванте, закрыв двери в библиотеку.

— Меня можно хоть на весь день, - приподнял очки Умник.

Аванте рассмеялась, махнула в его сторону.

— Перестаньте!

— Не могу, против природы не пойдёшь, - сокрушённо заметил Умник. - Вы же видели Майера? Так вот: я ещё хуже. Если бы не моя проклятая скромность...

Аванте уселась на пол, не в силах совладать с приступом смеха. Посерьёзнела.

— Я знаю, вы любите только её. Но можно, я просто буду рядом? - и поднялась, сложила руки на груди.

Умник вздохнул и положил очки на стол.

— У меня не осталось семьи, дома, всё это кончилось во время войны, - он посмотрел в глаза Аванте. - Нет, не стоит, это было давно. Мне нечего терять, понимаете? Если только рядом будет кто-то, кто мне очень небезразличен, я стану очень уязвим.

Аванте вздрогнула, словно он ударил её.

— Эри, - она посмотрела ему в глаза. - Не прогоняйте меня. Просто не прогоняйте. Я не буду врать. Я не могу сказать, что люблю вас. Но мне очень хочется быть рядом.

Она подошла, глядя ему в глаза.

— Моё настоящее имя Аверан, - сообщила она. - Аверан эр Тиро эс Никкамо, - и поклонилась.

Умник встал и поклонился.

— Рад знакомству. Моё настоящее имя Маэр эс Темстар. Для своих – Умник. Для самых близких – Эри, мерзавец, сволочь, паразит, идиот, негодяй, ублюдок – на ваш выбор.

Аванте рассмеялась, но сразу взяла себя в руки.

— Я не буду просить во второй раз, - она смотрела ему в глаза.

— Будьте рядом, - Умник вертел в руках очки. - Но тогда не обижаться!

Аванте обняла его. И Умнику сразу стало легче и теплее.

— Не буду. Я не умею обижаться. Спасибо! - она отпустила его и вновь поклонилась. - Когда подавать кофе? Или ваши призраки принесут?

— Вот ещё. Кофе должны подавать или хозяева, или их прекрасные гостьи, - Умник добыл из кармана монетку, подкинул в воздух, поймал. - Решка. Вам не повезло – вам и нести.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 10:35

— Я никогда не была в таком странном положении, - они, все трое, сидели в комнате у Мероны. Она барабанила пальцами по столу. - Вы теперь уважаемые люди – без официальных титулов и наград, но это ничего не меняет. Помните, что вам теперь нужно чаще бывать среди людей. Среди самых обычных, которые строили, защищали и развивали Стемран. И продолжают строить и защищать.

— Прости моё любопытство, - Майер ощутил, как напряглась Тевейра. - Ваша подлинная работа, она тебе не помешает? Ты же политик, а теперь станешь очень важной персоной.

— Не беспокойся, милый, - улыбнулась Мерона. - У нас всё официально. Ты смотрел на визитку Вейри? Ну конечно, ты смотришь только на телефоны. А там написано: «Центр психологической реабилитации» . И у меня, и у Вейри все необходимые дипломы и лицензии. Мы исправно платим налоги и наша организация на хорошем счету.

— Узнаю тебя, - покачал головой Майер. - Всё основательно до мелочей.

— Спасибо, дорогой. Так вот, я состою в Консервативной Партии, а мои избиратели – те самые ветераны и люди традиционных устоев. Это мы с тобой можем жить в гражданском союзе, это даже добавит нам веса в глазах многих, а вот Вейри и ты – совсем другая история. Молодая девушка может жить с кем хочет, пока их отношения не переходят определённые границы. Дальше – или настоящая семья, со всеми формальностями, или они должны расстаться.

— А если они становятся настоящей семьёй, но у них нет своих детей, это позор.

— Именно так. Или свои, или приёмные. И ещё, это важно. Помнишь, что я тебе всегда твердила?

— «Только я и ты» ?

— Именно. Прости, я устала говорить всё вслух, попробуй сам понять.

Тевейра закрыла лицо ладонями и всхлипнула. Майер потянулся было к ней – взять за руку – но натолкнулся на жёсткий взгляд Мероны. Она медленно покачала головой – не смей – и до Майера, наконец, дошло. Он встал, коротко поклонился и покинул комнату. Снаружи он чуть не сбил с ног Умника – тот шёл, сопровождая Аванте с тяжёлым подносом и о чём-то говорил - судя по серьёзному тону и сдвинутым на нос очкам, о чём-то пикантном. Увидев Майера, Умник кивнул девушке – идите, мол, а сам остановился и взглянул в глаза доктору. Глядел долго, после чего вздохнул и хлопнул того по плечу.

— Зайди вечерком в библиотеку, - предложил он вполголоса. - Идём, скоро уже одиннадцать.

Странно, но Майеру стало легче.

- - -

Пришли все. А в кабинете царил полный, идеальный порядок. На удивлённый и восхищённый взгляд Майера и Мероны Умник вздохнул и указал – Тевейра, мол. И та улыбнулась, поклонилась ему, напряжение распалось. Но в сторону Майера девушка так и не смотрела. И держалась поодаль от матери.

— Итак, коллеги, - Умник снова посмотрел поверх очков. - Придумывать явки, пароли и прочее не будем. Стар я, играть в шпионов. Скажу одно: над нами летает много спутников, и на многих есть «уши» , но ваш покорный слуга кое-что умеет. Не очень много, но умеет. Я даю четыре девятки после запятой, что наши разговоры здесь никому не слышны. Всё. Это единственное надёжное место, за которое я могу поручиться. Всё прочее . можно подслушать.

— Мобильная связь? - поинтересовалась Мерона. - Она шифруется, если я не ошибаюсь.

— Специалисты уверяли меня, что гарантировать секретность могут только соответствующие аппараты. Поэтому говорить совсем свободно можно только здесь.

— И все будут видеть, как мы шастаем туда-сюда, - кивнула Мерона. - Замечательная конспирация.

— Майер курирует Институт, у вас с ним давние тёплые отношения (Тевейра вздрогнула), а этих трёх симпатичных особ мы оформим как сотрудников Института. Найдётся там настоящее дело для них?

— Найдётся, - согласилась Мерона. - Психологи везде нужны.

— А поскольку моя лачуга ближе твоей, а мы старые друзья, где ещё вам отдыхать? У меня!

— Не боишься, что в нас всех по сотне жучков, и за каждым ходит «невидимка» ?

— Не пугай мою паранойю, - строго посмотрел на неё Умник. - Мы с ней дружим, не надо нас ссорить. Рони, я протезист экстра-класса. Чего стыдиться своего таланта, а? Все, кому сейчас сто лет, а выглядят на тридцать, побывали у меня на столе, в моих нежных лапках. И именно эти гады сейчас решают, что с нами делать. Нет, - покачал он головой. - Я им слишком нужен. Я старый, морщинистый, озабоченный грубиян, но другого такого меня не найти. Я художник! - он приосанился. - Как и все мы, в общем. Пока ты будешь поставлять мне девочек, только псих будет подозревать меня в чём-то серьёзном.

— Ты спятил? - поинтересовалась Мерона. - Я буду «поставлять» ?

— Будешь. Туда, в мою лабораторию в Институте. Новых ассистенток, потому что у меня привычка хватить их за разные части тела. В конце концов они просят перевести их в другое место.

— Эри, - Аванте в замешательстве. - Зачем вам это?!

— Положено, - пожал плечами Умник. - У каждого великого человека должны быть слабости. А я велик.

Тевейра рассмеялась, и, когда Мерона поднялась и встала у неё за спиной, взяла её за руку и закрыла глаза.

— На сегодня всё, - поднялся Умник. - Сам пока не знаю, с какого конца браться. Я копаюсь в этом очень осторожно. Потому что мне страшно.

— Вам страшно? - поразился Каэн.

— Очень страшно, - Умник перестал улыбаться. - Нет, военные, спецслужбы и прочая мелочь меня не пугают. Я знаю, что они могут и как действуют. Меня пугает Тропа и то, что там происходит. Сегодня вечером я покажу вам Тропу.

— Завтра, - поправила его Мерона.

— Простите, - Умник поклонился, - завтра вечером. А пока одно простое правило: здесь мы можем трепаться о чём хотим, а снаружи усердно занимаемся любимым делом.

— Я всё равно не понимаю, - призналась Аванте, - если мы будем работать в Институте – это же далеко. Никто не удивится, что мы летаем туда-сюда?

— Никто, - заверил Умник. - Да сами и увидите, почему.

— Айри, нам пора, - Мерона погладила дочь по голове и та поднялась на ноги. - Вейри, будь осторожна, ладно? Не бегай!

— Мам, ну сколько можно! - поджала губы Тевейра. - Эри, а мне найдётся занятие? Только не на кухне, я вам там сегодня всю посуду перебью, и все руки себе порежу.

— У меня всё небьющееся, - хмыкнул Умник. - Хотя, конечно, если вы талант... Придумаем, чем заняться.

— Удачи, - помахала рукой Мерона и поманила к себе Майера. Тевейра едва заметно улыбнулась и решительным шагом направилась к столу, за которым сидели Аванте и Каэн.

Стемран, Институт Биологии, Техаон 11, 113, 11:55

— Рад, очень рад! - директор энергично пожал Майеру руку. - Я уже говорил с ректором. Полные отчёты будут готовы через два дня. Это - он протянул Майеру карточку, - универсальный ключ. Я планировал собрать большой совет завтра, но перенесу его на любую удобную вам дату.

— Здесь рядом работает мой давний друг и коллега, - пояснил Майер. - Мне было бы удобно хотя бы часть времени работать у него дома.

— Маэр эс Темстар, - улыбнулся директор. Круглолицый, усатый и склонный к полноте – он располагал к себе кого угодно самое большее через пять минут. - Да-да, я читал вашу историю болезни. Пора заменять синтетику, а тут старине Маэру равных нет. Разумеется, доктор, как вам будет удобно. Позвольте спросить, всё время хотел узнать – почему «доктор» ? У вас три степени в трёх областях, вам давно пора быть академиком.

— Видите ли, я слишком небезразличен к женскому полу, - директор рассмеялся, а Мерона, всё это время молча стоявшая рядом, усмехнулась. - Вы правы, пора остепениться и становиться академиком.

— Теариан Торвен эр Никкамо, - Мерона поклонилась – формально, едва заметно. Ну да, ей по штату не положено. - Нам необходимо сделать полное обследование доктора Майера. После инцидента в Лесу...

— Да-да, я читал. «Кольцо» схватило его и отпустило, уникальный случай. Я и сам хотел бы убедиться, что с вами всё хорошо, - толстяк учтиво поклонился. И как у него получается, при таком-то животе? - Я предлагаю с этого и начать. С самого неприятного.

— Нужны представители домов Никкамо, Рейстан, Фаэр и Нерейт, - напомнила Мерона. - Кроме вас и меня, - она поклонилась куда учтивее.

— Разумеется, - директор поджал губы, но тут же снова улыбнулся. - Я заранее об этом позаботился. Как чувствовал. Пройдёмте, коллега Маэр. Сорок минут вам придётся потерпеть.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 12:10

Тевейра снова уронила деревянную вещицу – статуэтку, та звонко разломилась. Тевейра уселась на пол и заплакала. Умник вскочил на ноги, но Аванте остановила его жестом – я сама. Что-то шепнула Тевейре, помогла ей подняться и повела прочь из кабинета.

— Каэн, - Умник почесал в затылке. - Твоя очередь. Как будет пауза, приготовь кофе.

— Слушаюсь, Эри! - из него вышел бы отличный солдат, подумал Умник неожиданно для себя.

- - -

— Ложись, ложись, - шептала Аванте, «прикрыла свет» – сделала стёкла темнее, хотя уже двести почти лет не ставят настоящие стёкла. Прикрыла и вернулась к Тевейре. - Давай, помогу, - ловко сняла с неё одежду, предмет за предметом. - Что включить тебе? Песни китов?

— Нет, голоса леса, - Тевейра сумела улыбнуться и попробовала усесться.

— Лежи-лежи, - Аванте непреклонна. Это я нашла её, подумала Тевейра, она зачем-то заказала наши услуги, и я сразу увидела. Увидела и сказала ей потом – вы из нас, я чувствую, хотите уметь то же, что и я? Как она обрадовалась... - лежи сестричка, - поцеловала её. - Ты вся горишь! Во всех смыслах! Нет, забудь о душе, я тебя не удержу, - улыбнулась. Лукавит, подумала Тевейра, удержит, сильная, даром что кажется хрупкой. - Лучше, как в старину, да? Лежи, закрой глаза.

Как в старину – это протереть тело травяным настоем. Долго и хлопотно, но зато и полезнее.

— ...Потом всё скажешь, - Аванте взяла её за руку, встретилась с ней взглядом. - Нет, - покачала головой, - тебе не я, тебе он нужен. Ты теперь совсем взрослая, - улыбнулась. - Расскажешь потом? То, что можно!

Тевейра улыбнулась, с огромным трудом кивнула. Глаза наполнились слезами.

— Ну что ты, милая, - Аванте уселась на диван. - Это всё пройдёт, ты же сама мне объясняла. Нет, я не уйду, я с тобой. Сейчас повернёмся на бочок, вот так, и прогоним все плохие мысли, - М-м-м... - голова у неё закружилась. - Какая прелесть! Кому-то очень повезло... Нет, Ассе, я не уйду!

— Зови по имени, - попросила Тевейра. - Теперь можно.

— Да, Вейри, - Аванте снова поцеловала её. - Ничего себе. Не прикасайся к моей голове, а то нас станет две таких.

Тевейра рассмеялась, хотя от малейшего движения в горле вставал комок.

— Спи, - Аванте устроилась на подушках у дивана. - Я здесь, я не уйду.

Стемран, Институт Биологии, Техаон 11, 113, 13:55

— Мне нужно покинуть вас, - Мерона взяла с собой одну из коробок с образцами тканей и записями диагноста – для проведения независимой экспертизы. Бедная Вейри, ей теперь то же самое, на каждый чих – диагностика и всё такое, и чтобы всё официально. Трудно быть знаменитостями.

— Я тоже поеду, - решил Майер. - Хочу сам исследовать подробнее, - указал на ещё одну коробку. Специально попросил. Для себя, хотя, конечно. в основном для Умника. У того в поместье есть свой диагност, но здешний куда мощнее и может больше.

— Да, разумеется, - кивнул директор. - Совет будет через три дня, когда вы изучите общее состояние дел. Удачного вам дня!

Провожать Майера явилось чуть не пол-института. Они в самом деле очень рады мне, понял Майер. А мне опять не то чтобы всё равно, но нет ощущения торжества, непередаваемой гордости за себя. Всего-то нужно – потерять почти полностью собственное тело, двадцать лет работать, не зная иных радостей жизни, а потом влюбиться. Простой рецепт. Кто угодно сможет.

— Майер, - Мерона остановилась у открытой дверцы машины. - Это будет обнародовано. В основном, конечно. Прости, что так получилось.

— Что вся планета узнает, что я бесплоден? Это я должен извиняться, Тевейре достанется сильнее всех.

— Дурачок, - она улыбнулась и поцеловала его. - И умница. Возвращайся к ней, ей без тебя очень плохо. И не сердись, Маэру нужна я. Такой вот клубок.

Он кивнул, улыбаясь и ощущая себя счастливым.

— Удачи! - и «Сокол» взмыл в небо.

Прогуляюсь, подумал Майер. Конечно, и в мыслях нет пройти все эти сотни километров пешком. Хотя если очень хочется – пожалуйста, вот дороги – никакого асфальта, бетона или даже биопласта – Лес этого не любит. Просто дорога. Лес попросили не забирать её, и Лес согласился. Точно, подумал Майер, шагая у обочины, - это становится религией. Хотим мы или нет.

...Через час «Торнадо» мягко опустился на обочину прямо перед ним. Умник покинул поместье. Вместе с Мероной.

«Возвращайся к ней» . Да, Вейри, я скоро буду.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 15:40

Его встретил Каэн и сразу предложил пообедать. Позже, позже. Фантомы уже не вызывали дрожи или хотя бы удивления. Действительно, как настоящие. Но все помечены, чтобы видеть – не люди, не путай. Умник, бедолага. Мы называем его последними словами, а ему и без того несладко.

- - -

...Аванте лежала у неё за спиной, обнимая Тевейру и поглаживая её живот – наилучший способ снять синдромы второй фазы цикла. Да, конечно, подумал Майер, мы тут все в каком-то смысле врачи, и не стесняемся самого эффективного. Едва он вошёл, стараясь ступать бесшумно, как Аванте уселась, стараясь не тревожить спящую Тевейру, и улыбнулась ему. Попросила не смотреть – глазами. Майер отошёл к окну, там медленно снял шляпу и плащ. Не оборачивался. Аванте через минуту прикоснулась к его плечу, уже одетая.

— Всё уже хорошо, - шепнула она. - Я бы на вашем месте не забыла пообедать. Силы пригодятся, - она беззвучно рассмеялась. - Давайте я принесу вам. Туда, на мужскую половину. Не беспокойтесь, она будет спать до вечера, а я побуду с ней, если нужно.

— Хотите поговорить со мной?

— Очень, - призналась Аванте.

- - -

— Я вас не шокировала? - поинтересовалась Аванте.

— Тем, что «поднимали серебряный мост» для неё? Я вас умоляю. Наоборот, я должен поблагодарить.

— Поблагодарите, - разрешила Аванте, зубасто улыбнувшись. - А вы много знаете. Я как в сказке, - призналась она. - Мы все о вас знаем, и страшно хотим вас увидеть. Хоть разок! Мама столько о вас говорит... Вы совсем не так выглядите, как на тех фото, но всё равно...

— Спасибо, - он встал и поклонился. - Аванте, - решился он сразу. - Я хочу сказать...

— Я Аверан эр Тиро эс Никкамо, - шепнула она, глядя ему в глаза. - Только при маме так не зовите, накажет. И правильно накажет.

— Я не знаю, что про меня рассказывали. Вы мне очень нравитесь, Аверан. Я вас не очень шокирую, если скажу...

— ...что вы меня хотите? Нет. Я чувствую. Мне это нравится. Я и сама хочу, но...

— Но не сможете. Так же и я, не смогу теперь.

Она кивнула.

— Я не сомневаюсь. Но мне очень приятно, что вы сказали. Я не обижу ни Вейри, ни маму. Вы знаете, что такое «золотой сон» ?

— Это когда и настоящее, и мерещится, и всё на самом деле, но не здесь?

— Да. Я знаю, что Вейри подарила вам такой. Можно и мне подарить?

Ты неисправим, говорила Мерона. Да, это в твоей природе, тебе нужно много женщин, и не потому, что ты не умеешь любить и быть верным. Умеешь, и можешь держать себя в руках почти всё время. Но природу не превозмочь. А если держать тебя на цепи, ты умрёшь. Буквально. Пойми и ты, что мне ты нужен один, и никто больше не будет нужен... Я не знаю, что случится раньше – убью тебя или сойду с ума, но если ты срываешься с цепи, то делай так, чтобы я никогда об этом не знала... Да, я всё чувствую, но старайся хотя бы не намекать!

— Вы неисправимы, - согласилась Аванте. - Маме с вами очень трудно, а Вейри особенно. Но мы все принимаем вас таким, какой вы есть. Майер? Так вы разрешите мне?

Майер отвёл взгляд.

— Ей не станет плохо, - шепнула Аванте. - Никому не станет. Не верите?

— Верю, - признался Майер.

- - -

— Пора ужинать, засони, - позвала Тевейра. Майер не сразу понял, где он и почему – а когда понял, то немного испугался. Он в кресле, и Аванте так и сидит у него на коленях, обнимая за шею...

Тевейра. Сама оделась, и не выглядит уже больной. Вот уж точно чудо!

— Ави, - Тевейра погладила Аванте по затылку. - Вставай, я есть хочу! Кто-то обещал обо мне заботиться!

— Ой, - Аванте смутилась, соскочила с колен Майера и глубоко поклонилась Тевейре. Поклонилась и осталась стоять, склонив голову. Как сама Тевейра стояла тогда перед Мероной. Она и в самом деле повзрослела, понял Майер. Так изменилась...

Тевейра улыбнулась, обняла Аванте и что-то шепнула той на ухо. Сияющая Аванте убежала прочь из комнаты, аккуратно прикрыв дверь.

— Айри, - Тевейра прикрыла глаза. - У меня сегодня будет много желаний. И вам придётся все исполнять! Не справитесь – съем! Что, не верите?! - лицо строгое, но глаза улыбаются. - Иди ко мне, - попросила она. - Можно, я буду на «вы» только при людях?

Он сумел ответить, как она умеет – без слов.

— Нет, не сержусь. - пояснила она. - Тебе же нужно вслух, да? Я не сержусь. Ты всем нам очень нужен, - улыбнулась она. - Помоги мне, ножки не держат...

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 20:00

— Каэн, ты прелесть! - Тевейра поклонилась. - Нет, обнимать не буду... а то за себя не ручаюсь! - и все рассмеялись.

— Вы замечательно готовите, Каэн! - похвалил Майер.

— Учился на повара, - пояснил парень, явно довольный. - Когда я сказал родителям, что хочу стать поваром, у меня чуть не отобрали имя. Хотели, а потом просто сказали – ближайшие три года на глаза не попадайся! И вот я здесь.

— Вам продлили ссылку ещё на пять лет? - поинтересовался Майер. Новый взрыва смеха.

— Нет, я сам продлил. Сказал, что буду рад видеть их в своём ресторане.

— У вас свой ресторан?

— Скоро будет два, - подтвердил Каэн. - Физика и электроника – хобби. Так же, как у достопочтенного Маэра. Я читал про здешних роботов, и мне страшно захотелось разобраться.

— Только не за столом, - содрогнулась Тевейра. - Мы видели их недавно. Ужас какой...

— Вы видели?! - поразился Каэн. - На Тропе?! - восхищение и уважение.

— На Тропе, - согласился Майер. - Терминатора. Потом расскажу подробнее. А кем хотели видеть вас родители?

Он встал из-за стола и поклоном выразил благодарность. Парень очень доволен и любит, когда его хвалят. Не умею хвалить, подумал Майер. Пора учиться!

— Адвокатом, - с улыбкой пояснил Каэн. - Нет-нет, я сам всё уберу. Приказ достопочтенного Маэра – в его отсутствие я распоряжаюсь здесь, на кухне.

Он называет его «достопочтенный» , и никому даже в голову не приходит считать это иронией, понял Майер. Кроме меня. Эри, я исправлюсь!

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 20:00

Тевейра потребовала, чтобы ей помогли дойти до кабинета и поставили кино. Аванте и Каэн вернулись за рабочие места и увлечённо исследовали графики и чертежи. Аванте сидела лицом к Майеру и Тевейре и когда была возможность посмотреть ему в глаза, смотрела. А Майеру сразу вспоминалась та поляна из «золотого сна» ... Тевейра улыбалась всякий раз, когда он вспоминал и крепче сжимала его ладонь. Тевейра, как и Мерона, любит классические мелодрамы, а особенно про старину. Вот и сейчас – смотрит «Песни моря» , фильм, который уже третье столетие не исчезает из каталогов и магазинов... Смотрит в наушниках, если можно так сказать – точнее, в «кольце тишины» . Пока не встаёт из кресла, звуки окружающей комнаты можно отсеивать, а наружу не пойдёт звуковая дорожка фильма. Старомодно, но очень удобно. Вся эта современная точечная трансляция прямо в ухо раздражает не только Майера .

— Майер, - позвала Аванте и Тевейра, которая не могла ни видеть её, ни слышать, легонько похлопала по ладони доктора – иди, тебя зовут.

— Смотрите, как интересно, - указала девушка. - Помните ту ночь, когда Лес чуть не проглотил дом в квартале Гаххар? Смотрите!

Она уменьшила картинку. Много, много колец теперь проявилось, после тщательной обработки картинки.

— Я думаю, маме будет интересно увидеть, - пояснила она. - Я знаю несколько адресов. Этих людей потом арестовали, они все пытались расстроить выборы, занимались разными нехорошими делами. Говорят, даже звонили и угрожали маме. Лес их почуял! Но трогать не стал!

— Она попросила не трогать, - пояснил Каэн. - Можно посмотреть? Ого! - удивился он, - сколько их было! А она обо всех знает?

— Скоро узнает, - усмехнулась Аванте. - Я как раз сейчас передаю ей картинку. Не заслоняй, Каэн! Хочу посмотреть подробнее.

— Каэн? - Майер пропустил его. У парня изменилось лицо, словно он увидел что-то очень неприятное.

— Площадь Строителей, восемь, корпус два, чайный домик? - спросил Каэн неживым голосом.

— Есть такое, - признала девушка. - Что случилось? Ты знаешь, кто там был?

— Знаю, - подтвердил парень. - Мама, прости, если сможешь, - он коротко поклонился. - Простите.

После чего резко поднял левую руку к шее. Майер не успел даже пошевелиться, настолько стремительным было движение.

— Каэн, нет! - крикнула Аванте, бросаясь к нему. - Не смей!!

Парень рухнул к её ногам, Майер едва успел подхватить его, заглянул в зрачки – сжались в едва заметные точки.

— Что это? - доктор извлёк из шеи Каэна короткую иглу, парень ещё дышал, но пульс еле чувствовался. Что-то нервно-паралитическое.

— «Сладкий сон» . О Великий Лес, Вейри!

Тевейра уже бежала к ним, но на полпути ноги подвели её – упала, хорошо, что колено не расшибла.

— Нужен атропин или аллоксин, - доктор заглянул в его зрачки. - Я за лекарством, а вы...

— Мы сделаем, что сможем. Быстро, Майер, - Тевейра вновь преобразилась, в голосе зазвучала сталь. - У нас минуты три! Ави, помогай мне. Помогай! - крикнула она и дала «сестре» пощёчину. Та судорожно вздохнула и пришла в себя.

- - -

Проклятие, где у него тут что? Всё на месте, как любит говорить Умник, просто нужно знать место. Сколько появилось новых лекарств! Ушло почти две драгоценных минуты, прежде чем он нашёл нужные ампулы. По пути чуть не упал, чуть не разбил шприц.

Уколы сделал быстро и профессионально. Тевейра продолжала держать Каэна за виски, Аванте – делала ему искусственное дыхание.

— Всё, - тихо произнесла Тевейра минут через пять. - Он покинул нас.

Она уткнулась лицом в грудь замершего Каэна, а Аванте-Аверан уселась рядом и расплакалась.

— Почему не позвали меня?

Они все обернулись. Умник. В домашнем халате и тапочках. Фантом, понял Майер почти сразу.

- - -

— Эри, он... - начала Аванте, давясь слезами.

— Потом, всё потом. Когда он умер?

— Минуту или две назад, - ответила Тевейра. Тоже готовая расплакаться, держится из последних сил.

Умник грязно выругался.

— Аванте, соберитесь! Ещё есть шанс. Простите, не могу дать вам пощёчину.

— Я могу, - Тевейра замахнулась, но Аванте поймала её руку.

— Не надо, - она ещё раз всхлипнула. - Я справлюсь. Что делать?

— Что и делали – искусственное дыхание и «мёртвую петлю» , быстро! Майер, живо в кладовку, направо до конца и ещё раз направо. Код три пятёрки. Тащи сюда два чёрных ящика. Армейские, сразу поймёшь.

Майер с трудом дотащил ящики. Ничего себе у него коллекция, сохранил же.

— Там костюмы и оружие, - пояснил Умник. - Тебе придётся вернуться на Тропу и снова пройти через давилку. В костюме будет легче. Не бойся, если не сходить с тропы, ничего не случится. Одному там немного рискованно, но...

— Я с ним! - заявила Тевейра. Выглядит совсем хорошо, подумал Майер. Ещё бы, такой стресс... всё остальное отступает, не мешает, проходит прочь.

— И речи быть не может, - холодно возразил Умник.

— Может! Со мной всё в порядке!

— Проще убить, чем убедить, - проворчал Умник. - Майер, быстро надевай костюм. Оружие не брать! Потом сменишь Тевейру. Быстро, ещё три минуты и будет поздно!

Майер облачился за полминуты. Собственно, костюм сам надевается – обтекает тебя как надо, чтобы было удобно. Двенадцать процентов зарядки от нормы.

— Знаю, что разряжен, - проговорил Умник. - Извини, старик, недоглядел. Потом подзаряжу. Теаренти Тевейра, теперь вы. Положите костюм... да, который похож на коврик. Возьмитесь с двух сторон и нажмите. Как только верх станет зелёным, становитесь на него и не двигайтесь.

— Ой! - воскликнула Тевейра. - Щекотно!

— Должно стать немного прохладно. Отлично, всё в порядке. Теперь постойте на месте, привыкнете. Майер, потом включишь ей автоматику. Теперь вон туда, в камин, нажми на верхний второй слева кирпич. Быстро!

Тевейра ахнула, а Майер потерял дар речи. Стена камина протаяла, за ней оказалась... тропа. Всё та же. Туман вместо земли и неба, и светящаяся дорога.

— Возьми Каэна и положи на тропу, - приказал Умник. - Тевейра, стоять! Стоять, я сказал! Майер, быстро, быстро! Положи его на тропу и жди там!

Майер не без труда поднял тело Каэна и исчез в тумане. Тевейра смотрела широко раскрытыми глазами на Умника.

— Теаренти Тевейра, - Умник поклонился. - Прошу прощения. Это односторонний проход. Вы уже поняли, что сходить с Тропы нельзя. Брать с собой оружие тоже нельзя, это плохо кончается. Обязательно проверьте все карманы, если там есть оружие, любое, выбросьте его – просто в сторону от тропы. Идите в любую сторону, на развилках выбирайте желтоватую дорогу. Вы поймёте. Мой эфемер всё ещё должен быть возле давилки, но если его там нет, запомните: после каждого интервала длиннее десяти минут есть как минимум четыре минуты. Пусть Майер научит вас включать зеркало. Когда оно включено, вы выдержите даже прямое попадание импульса. Теперь идите! Быстрее! - повысил голос Умник. - Тропа всё время в движении, Майера может унести слишком далеко.

Тевейра кивнула и бросилась в туман.

— Аверан, - Умник присел. - Они справятся. И вы справитесь, верно? Когда приеду сюда сам, устрою вам сказочный пир. Вот, улыбаетесь, прекрасно! А сейчас идёмте – нужно их встретить. Умеете водить машину? Хотя вам сейчас лучше не пытаться... Ладно, я расскажу, как настроить автопилот. Вытрите слёзы! Вот так, красавица моя! А теперь вставайте, моя дорогая, впереди длинная дорога! Нет, не беспокойтесь, проход сам закроется. Идёмте за мной!

Тропа, Техаон 11, 113, 21:26

— Майер! - она выбежала из гущи тумана. - О Великий Лес, я уже думала, что потеряла вас! - Тевейра обняла его и почти сразу же отскочила. - Что это?!

— Это костюм. Он не очень умный, нежности не позволяет. Минутку, давайте я всё включу, как надо.

— Он сказал, выбросить оружие, - выпалила Тевейра. - Обыскать все карманы и выбросить!

— Ничего нет, - Майер обыскал всё, что было в костюме. - А у вас?

— Ничего, - проверила Тевейра. - Подождите! - она взяла его за руку. - Слышите?

Да. Шаги. Хруст камушков.

— Мне страшно, - призналась Тевейра. - Вы здесь бывали уже?

— Один раз. Вместе с вами. Стойте!

Шаги приближаются. Из тумана вышла... ещё одна Тевейра. В точно таком же костюме. Она молча посмотрела на пришельцев, затем подняла руку к голове и вытащила из причёски шпильку для волос. Майер в последний момент успел понять, что собирается сделать двойник.

— Вейри! - крикнул он, выворачивая двойнику руку. - Быстро! Вытащите шпильку, выбросьте! - двойник был невероятно силён, да ещё костюм – прошло несколько страшных секунд, когда доктору казалось, что двойник успеет воткнуть шпильку себе в ухо, глаз или шею.

Вначале исчезла шпилька из руки двойника, а затем и сам двойник.

— Айри, раздевайтесь! - Тевейра быстро пришла в себя. - Быстро! У вас там есть наборчик с ножом и отвёрткой, я точно знаю! Быстро, я слышу шаги!

Он успел избавиться от всей походной мелочи прежде, чем двойник вышел из тумана.

— Ужасное место, - содрогнулась Тевейра. - Слушайте! Я точно помню, у того покойника было оружие! Что-то такое было!

— Кто войдёт с оружием, от него же и погибнет, - проговорил Майер. Как они сумели сохранить это место в секрете? И откуда там роботы?

— Айри, - Тевейра закрыла глаза. - Снимите свой костюм, снимите мой. Если я вас сейчас же не обниму, мне станет плохо.

«Торнадо» , Техаон 11, 113, 21:55

— Аверан, прикоснитесь вот к этому сенсору, - фантом Умника мерцал. - Это остановка. Что с вами?

— Знобит, - Аванте выговорила с трудом. - Это пройдёт, это просто реакция на стресс, я знаю.

— Выйдите из машины, - посоветовал Умник. Аверан качало, словно пьяную. - Вот так, осторожно. Простите, не могу поддержать. Дойдёте до камшера? Вот и умница, положите обе ладони на ствол и постойте.

Аванте прижалась к стволу и ей сразу стало лучше. - Умник стоял, пристально глядя на неё. Ещё через пару минут девушка отпустила ствол и оглянулась, в поисках Умника.

— Это не стресс, - тот потёр лоб. - Это Тропа. Аверан, если начнётся снова, если будет что-то мерещиться, нужно выйти и прикоснуться к камшеру. Не знаю почему, но это помогает. Есть и другой способ, заснуть. Загляните в аптечку, пожалуйста. Зелёный крестик слева вверху на панели.

— Нашли что-нибудь? - поинтересовался он. Аванте показала ему несколько ампул.

— Аверан, скоро мой фантом рассеется, слишком далеко до передатчика. Сядьте в салон, включите музыку. Такую, где нет голосов, что-нибудь для медитации. Не смотрите в зеркала, а лучше дайте на стёкла какой-нибудь приятный дневной вид. Если услышите хоть что-то, если снова начнёт знобить – делайте как сейчас, найдите камшер и постойте под ним. Если совсем станет худо, делайте укол снотворного, автопилот сам справится. Сможете?

Аверан кивнула, с головой стало лучше, но мутило и болел живот.

— Держитесь, милая, - фантом мерцал, голос Умника плыл и прерывался треском. - Я вылетаю на помощь. Берегите себя! Когда увидимся, исполню любое ваше желание, идёт? Но мы должны увидеться!

Она сумела улыбнуться и кивнуть.

— Не прощаюсь, - и фантом исчез.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 11, 113, 21:58

— С тобой там всё в порядке? - постучала Мерона. - Эри! С кем ты там всё время говоришь? Для кого я сегодня старалась?

Умник вышел из её спальни, снимая с головы гарнитуру-проектор.

— Что случилось?

— Рони, ты только не волнуйся.

— Как вы меня оба достали этими вступлениями, - Мерона оскалилась. - Говори по существу и быстро.

— Каэн мёртв. Не знаю пока, что там случилось. Майер отнёс тело на Тропу, они с Тевейрой скоро вернутся через давилку. Аванте летит встречать их. Мне срочно нужно к выходу. У Аванте синдром Тропы, в тяжёлой форме.

Мерона взяла его за руку.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Собирайся! Помощь нужна?

— Справлюсь, Рони, - она обняла его и похлопала по спине.

— У меня скоро важная встреча, - она отступила. - Точно сам справишься? Встречу лучше не переносить, врать не буду. Но они важнее! Мне с тобой?

— Справимся. Они оба уже были на Тропе, без подготовки, без инструкций, и выжили. Со второго раза это так, лёгкая прогулка. К тому же они в костюмах.

Тропа, Техаон 11, 113, 22:10

— Вам легче? - Майер шепнул ей на ухо. Когда сидишь на Тропе, она не такая страшная. А когда лежишь, особенно. Странное место, очень странное. Откуда у Маэра проход сюда?

— Да, - она не сразу решилась отпустить его. - Я так испугалась, выхожу – вас нет, Каэна нет и этот шёпот. Что с Каэном?

— Он исчез. Я положил его на Тропу, отошёл на шаг и он пропал. Надеюсь, Умник знает, что делает. Что ещё за шёпот?

— А вы встаньте и помолчите!

Майер повиновался. И точно, словно вкрадчивый голос что-то шепчет на непонятном языке.

— Идёмте, - Тевейра подёргала его за руку. - Помогите одеться! Мы тут с ума сойдём, надо уходить! Умник рассказал мне, как это сделать!

Аверан, Лес, Техаон 11

Она сама не помнила, как добралась до места. Камшер оказался рядом, до него было шагов тридцать, но это были очень непростые шаги. Каэн сидел с ней в салоне, смотрел на неё молочно-белыми глазами, в которых не было зрачков, и молчал, и начинал пододвигаться ближе, лез руками. Пробовала оттолкнуть его – он таял и исчезал, и появлялся в другой части салона. А на панели управления ничего не было, никаких сенсоров, нажимать не на что, всё куда-то делось. Аверан читала вслух,читала всё, что могла вспомнить, главное, не бояться, говорила она, отталкивая снова Каэна, который норовил сесть ближе и обнять, не бояться, это всё ненастоящее, он ненастоящий, я в машине одна.

Дверь отворилась и Аверан ринулась наружу, уворачиваясь от пальцев Каэна, а снаружи ждали ещё несколько, но удалось увернуться, и добежать до камшера, и как в тот раз – по голове словно ударили влажным полотенцем, звон в ушах и порядок в мыслях. Она обернулась – никого, «Сокол» стоит, дверца открыта, спокойная ночь кругом, Лес шумит и вздыхает, но это приятные вздохи. Аверан прижалась спиной к стволу, уселась, продолжая читать стихотворения, чтобы только слышать свой голос.

Ей показалось, что она закрыла глаза только на минутку. И кто-то осторожно потрогал её за плечо.

Вскрикнуть не вскрикнула, но вздрогнула.

Тевейра и Майер. Оба в чёрных костюмах, только головы и кисти рук видны. Оба улыбаются.

— Ави, - Тевейра помогла ей подняться. - С тобой всё хорошо?

Аванте помотала головой. Нет.

— «Торнадо» , это Умник, ответьте, - голос Умника из салона.

— Ответьте ему, - попросила Тевейра, сама уселась рядом с Аванте и прижала её к себе. - Сейчас, моя хорошая, потерпи. Сейчас поедем домой.

— Майер, - услышали они. - Всё нормально, прошли без приключений?

— Почти. Потом расскажу. Аванте здесь, ей плохо.

— Я лечу в поместье. Возвращайтесь туда, это от вас к северу, машина знает дорогу. Горячая ванна, чай, массаж – я думаю, Тевейра знает, что делать. Не оставляйте её одну, это важно. Остальное на месте. Конец связи.

— Аванте, сможете дойти до машины?

— Нет, - девушке было действительно плохо.

— Минутку, - Майер сделал пару неприметных движений, и костюм «стёк» к ногам Тевейры, стал снова ковриком.

— Сразу лучше, - поёжилась та. - Я в нём как в холодильнике. Несите её, я сейчас! Нет. спасибо, с этим я точно сама справлюсь!

Аванте было худо, но она сумела рассмеяться. Майер поднял Аванте и понёс её. Ну и ночка, подумал он. К Умнику будет много вопросов, и лучше бы ему на все ответить.

— Не отпускайте, - попросила Аванте. - Не отпускайте мою руку. Вы хороший, - шепнула она, закрыв глаза.

— Айри, отвезите нас домой, - Тевейра забежала внутрь, бросила «коврик» на пол. - Не бойтесь, я посижу с ней. Всё хорошо, да? Мы уже домой летим, потерпи немного!

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 23:20

— Помогите, - Тевейра обернула Аванте в полотенце, той стало значительно лучше. - Несите её ко мне, в женскую половину. Потом сделайте чай, хорошо?

Тевейра помогла уложить Аванте, та сразу задремала, и поманила доктора за собой, прочь из комнаты. Там обняла и замерла так.

— Вы бы справились без меня, - она говорила глухо. - А мы без вас нет. Я останусь сегодня с ней. Нет, я только выпью чаю, и всё. Я справлюсь.

— Что у вас было в планах на сегодня? - доктор взялся за ручку двери. Тевейра тихонько рассмеялась.

— Не угадали. Гимнастика. Вы слишком мало двигаетесь, а вы мне нужны здоровый, я собираюсь жить долго и счастливо! Завтра утром я покажу вам нашу гимнастику. Мы с ней вместе покажем, если хотите. Поставьте чай на столик, хорошо? С вами правда всё хорошо?

Лучше не бывает, понял доктор. Мне действительно не хватало чего-нибудь вроде Тропы. Только без смертей бы.

— Я верю Маэру, - Тевейра взяла его за руку. - Он не умер! Я верю, что всё это не зря! Если только будете думать о нём, говорите вслух, «он жив и мы встретимся» . Пожалуйста! Для меня!

— Обязательно, - поклонился доктор. - Всё, пошёл чай делать. Может, вам что-то ещё?

— Вас, - прошептала Тевейра, опустив взгляд. - Хотя бы мысленно. Хорошо? Всё, идите же, я нужна ей!

- - -

Он бесшумно поставил поднос с чаем и Тевейра приподнялась с дивана – сейчас всё было наоборот, она лежала за спиной Аванте. Махнула рукой – спасибо, я вижу. Майер закрыл за собой дверь на женскую половину их с Тевейрой комнат и направился к камину. Потрогал кирпичи в нём – всё в порядке, никакой тропы, обычный камин. Надо растопить. Знобит что-то. Нервы.

Стемран, чайный домик, Техаон 11, 113, 23:20

— Я не очень понимаю, почему мы встречаемся здесь тайно, - Мерона смутно помнила остальных двух женщин. Те спровадили обслугу и остались за столом – чайные приборы, чай и крохотные печенья-бисквиты. - Я Мерона эр Тессан, советник нынешнего правительства по вопросам экологии, сопредседатель Консервативной Партии.

— Я Тевейра Арэс-Таэр эр Тессорет эр Фаэр, - поклонилась одна из пришелиц – светловолосая, чертами неуловимо похожая на Майера. Такие же тонкие губы, глубоко посаженные глаза, орлиный нос. Тоже с гор, как и он. - Я представляла, до вчерашнего дня, Королевство Фаэр в комиссии по вопросам Стемрана.

— Я Аганте Аран-Лан эс ан Рейстан, - поднялась вторая, чернокожая и рослая, выше всех остальных на голову. А Мерона привыкла считать свои сто восемьдесят высоким ростом, разве что Майер немного выше. - Я младшая дочь Королевы, была её представителем в комиссии по вопросам Стемрана. Мы пришли сделать неофициальное предложение от Великих Домов Фаэр и Рейстан.

— Почему именно мне? - Мерона разлила чай, как положено хозяйке, соблюдая все тонкости церемонии. На этом вы меня не поймаете, думала она.

— Мы знаем, что новый губернатор прочит вас в градоначальники и предоставит вам очень широкие полномочия, - Аганте едва заметно улыбнулась. - Мы знаем также, что у вас есть дочь, Тевейра, очень благоприятное и благородн ое имя, - Мерона молча поклонилась, - и что ваша дочь родилась здесь, пользуется , как и вы, уважением сограждан и в состоянии иметь детей женского пола.

— Продолжайте, - Мерона уселась. Следующие три минуты все заняты только чаем. Торопиться некуда редкое официальное чаепитие, если по всем правилам, длится менее трёх часов. Романтический ужин, ага.

— Мы также знаем, что вас поддерживает Тессерон. На самом высоком уровне, и это исключительно ваша заслуга, пусть даже поддержка неофициальная, - Мерона вновь встала и поклонилась. Хорошо осведомлены. Что неудивительно, у дома Рейстан, точнее у всей империи Роан, где Рейстан лишь трижды не занимал трона, самая сильная разведка из ныне существующих.

— И я, и теаренти Тевейра Арэс-Таэр, - продолжала принцесса, - обе можем иметь детей женского пола, у нас хорошая репутация и на Шамтеране, и в Стемране. Скажу без ложной скромности, репутация заслуженная.

Говори, говори, я не проявлю более нетерпения, подумала Мерона. Имперский стиль, подводить к вопросу, даже уже когда понятно, о чём речь, долго и понемногу.

— У вас был трудный день, - снова вежливая улыбка на угольно-чёрном лице. - Я не стану напрасно тратить наше время, теаренти Мерона. Мы хотим участвовать, вместе с вами и вашей дочерью, в будущем Великом Доме Стемран.

Мероне не сразу удалось прийти в себя.

— Вы знаете правила. У основательницы дома, или у её первой дочери, должно быть безупречное здоровье, возможность родить здоровую девочку, хорошая репутация в обществе. Если мы придём к соглашению, то мы официально заявим о поддержке будущего Великого Дома Стемран и станем у его истоков. Мы хотим, чтобы в жилах дома присутствовала кровь Рейстан и Фаэр. Ваш дом, теаренти Мерона, три столетия назад отделился от Великого Дома Фаэр. Мы родственники, все здесь, в достаточной мере дальние.

— Я не в состоянии иметь детей, - Мерона посмотрела в глаза остальным. - Значит, моя Тевейра практически не имеет шансов, по правилам.

— Это так, - согласилась Тевейра Арэс-Таэр. - Нелепо скрывать, что мы с теаренти Аганте рассчитываем на то, что главой дома станет кто-то из нас с ней. Однако нам очень нужна поддержка населения, ведь дом – это его подданные, без них мы ничто. Вы с вашей дочерью, и её потомки будут занимать ключевые посты в доме, и мы подпишем официальные бумаги, где подтвердим, что следующей главой дома будет кто-то из ваших потомков. Теариан Майер Акаманте эр Нерейт – очень известный человек, и его участие очень поможет нам. Так же, как и поддержка уважаемого Маэра эр Темстар.

— Вы знаете официальное заключение, что моя дочь не может иметь детей от Майера Акаманте эр Нерейт, - Мерона посмотрела им в глаза.

— Мы это прекрасно понимаем, уважаем её и ваши чувства. Однако думаю, всегда можно найти выход из положения. Вы прекрасно понимаете, что поставлено на карту.

— Вы предлагаете мне, моим сторонникам и моей семье всю полноту власти на планете, в обмен на то, что вы вдвоём будете осуществлять политику Великого Дома Стемран.

— Совершенно верно. Однако вы понимаете, - принцесса улыбнулась, уже вовсе не формально, - что как только остальные дома признают Великий Дом Стемран, все наши с вами помыслы будут на благо нашего дома. Мы должны сотрудничать с другими домами, это необходимо, мы будем связаны родственными узами, это полезно, но если мы приходим к согласию сегодня, через несколько месяцев вы сможете сделать новый шаг в сторону независимости. Вместе с нами, в составе Великого Дома Стемран, - и принцесса, и Тевейра Арэс-Таэр поднялись и поклонились. - Мы относимся к вам, и вашим соратникам с большим уважением. Мы уверены, что если бы вы не разрушили здешнюю базу роботов, под атакой вскоре оказались бы и Старый Мир, и все его колонии.

Она сказала «Старый Мир» , подумала Мерона. Уже показывает мне, с кем её лояльность.

— Вы хотите пойти против политики Комиссии. На какую силу вы хотите опереться?

— На силу наших домов, - спокойно ответила принцесса. - Мы в состоянии повлиять на многих членов Комиссии. Если потребуется, повлиять силой. В разумных рамках.

— Я должна обсудить это предложение со своими коллегами и единомышленниками, - Мерона поднялась из-за стола. - В случае, если моя дочь не сможет родить девочку, какое будущее вы нам оставляете?

— Ровно такое же. Вы или она можете удочерить любую достойную девушку, она будет иметь точно те же права.

— Мы вас понимаем, - Тевейра Арэс-Таэр тоже встала. - Мы не афишируем эту встречу, и объявим всё, когда вы дадите окончательное согласие. Простите, если поднимаю больную тему, теаренти Мерона, но без нашей помощи Великий Дом Стемран смогут увидеть разве что внуки вашей дочери. Простите меня за прямоту.

— Может быть, - согласилась Мерона. - Я дам ответ в течение недели.

— Мы одобрим любое ваше решение, - принцесса поклонилась. - Мой дом, официально, категорически против этой моей инициативы, и если вскроются обстоятельства нынешнего разговора, я могу потерять и репутацию, и даже имя. Теаренти Тевейра Аран-Лан рискует не меньше. Вы знаете, что среди членов Комиссии за вами закрепилась репутация человека жёсткого и бескомпромиссного, и там настроены дождаться, когда вы покинете вас, в надежде, что ваши преемники будут сговорчивее. Мы предлагаем компромисс, но ущемлены, и то временно, будете только вы и ваша дочь.

— Я крайне признательна вам за доверие, - Мерона поклонилась. - Да хранит вас Море.

— Да хранит вас Великий Лес, - поклонились её гостьи. Ещё пять минут, и Мерона одна.

Она вздохнула, прижала ладони к лицу и долго думала.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 01:45

— Чего не спишь? - Умник практически влетел на кухню. - О, чай, замечательно. Налей мне, старина, и быстро расскажи, что тут у вас творится.

Майер пересказал ему историю с картой.

— Плохо дело, - Умник поскрёб затылок. - Вообще её воспитанники – люди очень деликатные и достойные. Заметил, да? Чтобы он так вот сразу захотел убить себя – что-то тут не так. Они всегда стараются понять и признаться своим наставникам, а если доходит до смерти, то не делают это поспешно и болезненно.

— Давай уже о Тропе поговорим. Зачем я отнёс его туда?

— Откуда я знаю, зачем. Я тебя попросил, а дальше уж ты сам отвечай.

— Мне не до шуток, и время позднее.

— Тогда зачем ты тут со мной, а не там с ней? - Умник поднял взгляд. - Всё, молчу. Разозлился? Это хорошо, у тебя в таком состоянии котелок варит лучше. Вкратце, старина. Тропу я нашёл случайно. А теперь точно знаю, что нашёл не один.

— Не тяни кота за хвост.

— Всё просто. Меня убили из-за тачки. Я, знаешь, не всех соглашаюсь подвозить. Так что ты говоришь с покойником. Не страшно?

— Рассказывай, Эри, - не разозлишь, подумал Майер, не сможешь. - Давай, свари кофе и рассказывай.

Стемран, Умник, 94-й год

...Он открыл нулевой коридор в Тегарон, провёл своего «Сокола» . Вот что особенно ценно в Тегароне – так это их научные учреждения. Без денег не сидят, без реактивов и оборудования тоже. Умник быстро нашёл нужные связи. Его золотые руки в обмен на реактивы и аппаратуру по льготной цене. И всё. И все довольны.

Он так и не понял, откуда взялись те два парня. Может, увидели старика на древней машине, и решили покататься, забавы ради.

Умник редко брал с собой костюм и оружие; на Стемране стало удивительно спокойно, и Лес принял людей, отступил от их освоенных территорий и стал позволять добывать свои ресурсы без особого возражения. Вот так и расслабляешься. Умник долгое время не снимал костюма, но уже через два года решил, что даже паранойя должна быть в рамках. Жизнь налаживается, спрос на его услуги огромен, надо работать. Мерона тоже ушла в работу и они почти не виделись. Только поминали иногда Майера, и Умник не торопился рассказывать о том, что Майер выжил. По простой причине: после такой масштабной замены живой ткани на синтетику могут вполне произойти изменения в головном мозге. Если бы Мерона увидела Майера парализованного и с расстроенным рассудком... Она бы преданно сидела с ним до скорого конца его дней, а потом сошла бы на нет сама. Пусть считает его пока мёртвым, подумал Умник, а если что, пусть Доктор сам её ищет.

— Папаша, дай покататься! - попросил парень. Он явно выпил, здешние студенты обычно вполне адекватны и не агрессивны.

Умник, в вежливой форме, сказал, что не согласен. Его попросту выбросили из машины, и вот тогда он сказал в своём любимом стиле.

Он помнил, что его стукнули, и сердце почти сразу отказало. Вот так всегда, всех чинишь, а о себе порой забываешь. Более Умник не забывал.

Он помнил смутно. Портал был уже открыт, но, видимо, оба парня сочли то, что видели по ту сторону, не более чем «глюками» , и – это Умник уже потом восстановил – решили просто избавиться от тела.

— ... Прихожу в себя, - пояснил Умник, - вижу Тропу, и обоих придурков с проломленным и головами. Причём в руках у них булыжники, и на них ни капли крови. Сделал ещё шаг, вижу их двойников. Вот там кровищи было достаточно.

...Умник бродил там часа три, уже рушилась крыша от шёпота, но Тропа всё время выводила к «давилке» , так он её назвал. Коридор в толще скалы, широкий – самолёт пройдёт, и проносящийся иногда импульс. Умник провёл там почти сутки, запоминая интервалы между волнами, и понял, пока есть силы – надо посмотреть, что там, куда уносится волна, он выглядывал туда, видел далёкую стену и пару раз показалось, что видит коридор.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 03:20

— Ты уверен, что они тебя на самом деле убили в тот раз?

— Старик, уж такой клинической смерти никому не пожелаю. Уверен.

— Зачем отнесли туда Каэна? Он оживёт?

— Не вполне так. Там воссоздаётся его копия, на момент смерти. За несколько секунд до того, как умер. Судя по моим экспериментам. Если мозг у покойника ещё свежий, то может появиться двойник. Думаю, у Каэна процентов пятьдесят на пятьдесят, что вернётся. Я знаю, что ты хочешь сказать. Но пусть его попробуют уговорить. Если он снова решит уйти сам, ничего не объясняя, я его туда больше не понесу.

— А роботы эти, долина? Этот вход из камина? Ты уверен, что это будет Каэн, что с головой у него всё будет хорошо?

— Посмотри на меня. Я умирал так трижды. Потом, - Умник похлопал его по плечу. - Потом расскажу. Посмотри на часы и быстро беги спать. Проснёшься, я расскажу. Вам всем. Ступай на боковую, я тут подежурю.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 8:35

— Мне снится, да? - прошептал Майер. Солнце давно встало, вставать не торопят, а тут ещё такой приятный сюрприз...

— Да, - Тевейра прижалась к нему крепче. - Или нет, не помню, - она рассмеялась. - Вас было не растолкать. Ой, прости, тебя. Готов к гимнастике?

— Что, прямо сейчас? - Майер уселся. И она уселась. И обоняние включилось, как по команде, и сразу всё, кроме неё перестало что-то значить.

— Нет, - она посмотрела ему в глаза. - Нет, - повторила, в голосе прорезались сталь и хрусталь одновременно. Майера укололо иголочками по всему телу. Второй голос. Радуется, как девочка, которая тайком от мамы пробирается во двор, и пробует самое безотказное средство влияния на противоположный пол... Тевейра рассмеялась, прижала его к себе, - Да, - шепнула она обычным голосом. - Но только когда сядет солнце! Нечего обижаться, просыпаться нужно, когда будят! Терпите теперь! Я же терплю! - и рассмеялась снова. - Аванте ждёт нас там, в лесу, - указала она рукой. - Умывайтесь, переодевайтесь в спортивную одежду – и туда. Если вас там не будет через двадцать минут, я обижусь!

И умчалась к себе.

Каэн, подумал доктор и не забыл сказать ту фразу, вслух. Точно, она меня дрессирует. А мне нравится. Почему это вдруг? И Аванте... я ведь знаю, что намекни она, и я бы не устоял. А она наоборот, всё остудила и успокоила, тактичная такая. Хорошие у тебя дети, Мерона.

- - -

Они были там обе, и, действительно, в спортивных костюмах – и весело улыбающаяс я Тевейра, и Аванте, которая при появлении доктора тоже засияла, пусть и смущалась при каждом его взгляде. Костюмы очень походили на тегарскую одежду, а вот доктор облачился в то, что более всего напоминало «тефан нового времени» .

Тевейра и Аванте поклонились ему, взявшись за руки. Словно мы на ринге, подумал доктор, словно сейчас будут состязания. В руках у Аванте были... нет, не тарелочки – два бубна, каждый чуть шире её ладони.

— Встаньте напротив меня, - указала Тевейра. - Ави будет задавать ритм. Делайте всё, как я. Станьте моим отражением.

— И всё?

— Посмотрим, насколько вас хватит, - улыбнулась Тевейра, складывая ладони у груди. - Как только устанете, садитесь и старайтесь не двигаться. Готовы?

— Готов.

Тевейра поклонилась ему, Майер вернул поклон. А солнце уже пробивалось сквозь листву справа от них.

Аванте подняла бубны над головой и прозвучало три резких, звонких звука. Тевейра подняла руки над головой, закрыла глаза и запрокинула голову.

И начался танец. Майер не сразу понял, что это танец.

Стемран, площадь Свободы, 8, штаб-квартира Консервативной Партии, Техаон 11, 113, 9:00

— Всё, что я сказала, - Мерона обвела взглядом всех руководителей представител ьств партии, - является тайной. Любое нарушение её может самым пагубным образом отразиться и на упомянутых мной людях, и на мне самой. Наши оппоненты ждут любого повода, чтобы обвинить коллег по комиссии в сепаратном договоре.

— Простите, теаренти Мерона, - поднялся седовласый делегат из Южного полушария. - Это выглядит именно как сепаратный договор. Если обе упомянутых персоны нарушили постановление собственной организации и предлагают нам помощь на столь необычных условиях, где гарантия, что в будущем они вновь не нарушат слова?

— Я получила доказательства, что обе персоны покинули комиссию, потому что их шантажировали, - по-другому Мерона не могла расценить предоставленный ей секретный документ – меморандум, в котором всем членам комиссии строжайше воспрещалось вести договоры, в которых Стемран значился бы чем-то, кроме протектората, по сути – провинции, до принятия ключевых решений – предоставле ния одной пятой площади планеты под промышленные предприятия и военные базы бессрочно. И Аганте Аран-Лан, и Тевейра Арэс-Таэр были исключены из комиссии, поскольку заняли «соглашательскую позицию» и выступили за дословное соблюдение договора с Временным правительством самообороны Стемрана, созданным двадцать шесть лет назад – при котором Стемран, по сути, своими силами справился с главной угрозой для людей на Стемране. Аганте приложила запись разговоров с председателем комиссии – тоже секретным документом, из которого было очевидно – налицо самый примитивный шантаж. - Они обе выступили за дословное соблюдение первоначального договора.

— Чем они нам теперь помогут. когда они перестали работать в комиссии?

— Они помогут, если более двух третей населения планеты примет их условие создания Великого Дома Стемран, и если к тому моменту они обе сохранят все титулы и положение в своих домах.

— Мы проведём референдум, но две трети – это недостижимая величина, - покачал головой сопредседатель партии. - Возможно, мы могли бы победить, если бы вы или ваша дочь были объявлены главой будущего дома. Тогда были бы шансы. Я прекрасно знаю, что сделает любая из них, став главой дома: даст обоим домам возможность использовать ресурсы Стемрана, на очень льготных условиях. Только Рейстан и Фаэр сообща могут выкрутить руки комиссии, добиться положитель ного решения в любой момент. Только у них вместе абсолютное большинство сторонников. Мы снова окажемся в зависимости, и непонятно, какая хуже. Есть вопросы? Тогда прошу голосовать.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 9:02

Поначалу всё шло относительно легко – это, действительно, походило на одну из множества гимнастик, чуть-чуть на каждую, хотя Майеру не удавалось двигаться так же гибко и ровно, как Тевейре. На лице той отражалась сосредоточенность, движения чёткие и плавные, по-кошачьи изящные, и не прошло и пяти минут, как Майер стал ощущать, что не хватает дыхания, а минут через десять стал откровенно задыхаться. И сел, прямо на землю, но не мог отвести взгляда от танца-гимнастики Тевейры. Сложный ритм, то пяти-, то трёхстопный, и Аванте, после того как доктор выбыл, встала слева от Тевейры и принялась исполнять всё то же, не выпуская бубнов из рук, и не переставала играть всё тот же ритм, а на Майера накатывали одна за другой горячие волны, и серебряные иглы вонзались во всё тело, и то переполняла жуткая, неукротимая энергия, то накатывало почти бессилие. Тевейра то почти замирала, опускалась наземь ли садилась на шпагат, то кружилась, словно фехтовала со множеством людей сразу и ритм заполнял собой всю вселенную.

Стемран, площадь Свободы, 8, штаб-квартира Консервативной Партии, Техаон 11, 113, 9:13

— Двадцать три голоса «за» , двадцать пять «против» , - сообщил секретарь.

— Мне очень жаль, Мерона, - сопредседатель поклонился. - Конечно, вы можете выступить как частное лицо, но тогда вам придётся выйти из партии и мы не гарантируем вам поддержку.

— Я рискну пойти против воли собравшихся, - Мерона не колебалась. Интуиция ещё вчера подсказала – очень, очень опасное решение, но альтернатива – ещё лет пятьдесят позиционной войны, и вымрут ветераны, и иммигранты станут большинством населения, и мечту о Великом Доме можно будет похоронить.

— Смотрите! - секретарь указал на крохотный кустик чайной розы. Он на глазах позеленел, выпрямился, выпустил несколько новых бутонов, которые распустились на глазах присутствующих.

— В окно! Посмотрите в окно! - раздались другие голоса. Мерона подошла к окну, и заметила – парк напротив на глазах превращался в цветущую поляну. Люди, только что бродившие там, замерли, наблюдая за метаморфозой.

— Смотрите, там! - указали все. Мерона открыла балкон, который выходил на парк, и первой увидела это. Рождение камшера – он появился среди парка. на ровном поле, где даже цветов не было, только трава, газон.

— Там люди! Люди собираются! - сопредседатель явно не верил тому, что видит. - Их там сотни!

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 9:14

Тевейра замерла в той же позе, в которой начала упражнения – чуть прогнувшись назад, руки сомкнуты над головой, рот приоткрыт, глаза закрыты. Пропела несколько нот, и доктор явственно ощутил всю мощь её второго голоса – внутри зажглось такое пламя, что разум с трудом контролировал тело. Тевейра засмеялась и опустила руки.

— Совсем даже неплохо для начала, - похвалила она. Аванте подбежала, схватила её за руку.

— Вейри, смотри!

Тевейра оглянулась, вздрогнула. Цветы. Самые разные лесные цветы – прорастали на глазах, выпускали бутоны, раскрывали сь. И такое творилось вокруг, захватывало всё большую территорию.

— Что это? - прошептала Тевейра, усаживаясь рядом с Майером. - Что это?!

Они смотрели, и смотрели, и не могли отвести глаз.

Умник подбежал к ним, держа в руке газету – складной проектор, то есть.

— Я видел. Но вы сюда посмотрите! Смотрите, что происходит в столице!

Стемран, площадь Свободы, 8, штаб-квартира Консервативной Партии, Техаон 11, 113, 9:16

Камшер вырос примерно метров до двадцати, и пара шишек успела созреть и отправиться в полёт. А вокруг уже были тысячи людей и смотрели не на совершающееся чудо – смотрели на Мерону. А та развела руки в стороны, и поклонилась. И все до единого люди внизу поклонились ей в ответ.

— Теариан Мерона, - услышала она из-за спины. - Я поддерживаю вас.

И ещё голос, и ещё, и ещё. Минуты через две все до единого делегата поддерживали её.

— Потрясающе, - заметил сопредседатель. - Это знак. Лес на вашей стороне, теаренти Мерона. На вашей и на нашей. Если Лес примет их обеих, мы поддержим соглашение и проведём референдум.

— Мне нужно увидеть мою дочь, и поговорить с остальными, - решила Мерона. - Готовьте проект обращения к народу, - сопредседатель кивнул. - Никаких комментариев для прессы! Только один: мы считаем благоприятным, что Лес встретил цветами момент, когда мы приняли важнейшее для нас и наших сторонников решение.

— Вам нужно спуститься к ним, - секретарь указал в сторону площади. - Они ждут вас, теаренти Мерона.

— Уже спускаюсь, - Мерона взяла сопредседателя за руку. - Будьте крайне осторожны, Эрвин.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 10:45

— Устроили вы представление, - Умник почесал затылок. - Там весь Институт на ушах стоит.

— Почему это «мы» ? - поинтересовался Майер. Они битых полчаса смотрели на то, что передавали на всех трёх телеканалах – и везде одно и то же, кругом расцветала земля, подрастали деревья, а плантации кофе на плато Айшер, один из серьёзных источников дохода Стемрана, помимо туризма, успели дать урожай – за это утро. От цветения до созревших ягод – за час. То же случилось и во многих садах.

Они бы и дальше смотрели, но Тевейра очнулась первой и прогнала всех в душ.

Потом был завтрак, но на уме у всех были вовсе не кулинарные таланты хозяина.

— Пройдите в кабинет и увидите, - усмехнулся Умник. - Волны, Майер. Очень мощные подземные кольца, я таких пока не видел. Знаешь, что странно? Большая часть их не излучает в привычном радиодиапазоне. То есть есть излучения, но очень маломощные, откуда такая синхронность, не пойму. Всё сфокусировалось в пяти местах планеты. Одно – поместье. Второе – парк на площади Свободы. Третье – возле входа в нулевой коридор. Четвёртое – там, где была база роботов. Самая интересное – пятое место. Оно мне ничего не говорит, это в нашем полушарии, почти напротив Института Биологии. Там ничего нет. Лес как Лес.

— База, - повторил Майер, - у меня мурашки по коже. Так, минутку, дай с мыслями собраться.

— Попробуй, - пожал плечами Умник. - Эфемеры уже не справляются. Запасных-то у меня нет, а эти понемногу, но ломаются. Столько лет уже летают, а кто будет чинить?

— Айри, - Тевейра прикоснулась к его ладони. Аванте поднялась за её спиной. - Пожалуйста, зайдите ко мне, как только сможете. Эри, спасибо вам огромное, всё было очень вкусно! Скажите, только честно, мы увидим его?

Умник сразу понял, о ком речь, а Майер догадался не сразу.

— Я оставил там три эфемера с копией записи, - он посмотрел в глаза Тевейры. - Простите. Это было безумием, у меня есть данные только на основании опытов с животными и «болванами» . Ну и свои три случая.

— Нет, - Аванте тут же возразила. - Не безумие. Пусть расскажет, почему он так сделал. Если он не найдёт другого выхода, его никто не станет останавливать во второй раз.

Тевейра потянула её за руку.

— Поговорим об этом чуточку позже, - попросила она. - Айри, зайдите к нам, ладно? Это ненадолго.

— Ох уж эти девушки, - Умник вздохнул, - всё бы им секретничать. Дай-ка и я малость посекретничаю, старина. Пошли, пошли. Ко мне в операционную.

— Это зачем?

— Боишься, что ли? Правильно боишься, но сейчас мне тебя вскрывать недосуг, потом как-нибудь.

— Трепло, - безнадёжно махнул рукой Майер, следуя за хозяином поместья.

— Да, трепло. Тут просто, старик: или ты относишься ко всему с юмором, или сходишь с ума. Я предпочёл юмор. Вон туда, будь любезен.

Умник некоторое время перебирал карты с записями.

— Вот это то, что ты принёс мне из Института. Я, не поверишь, уже собрался менять тебе всю синтетику. Кстати, это уже не так больно, прогресс на месте не стоит. А теперь смотри внимательно, - Умник дал запись и вооружился указкой. - Вот это твоё состояние два месяца назад. А ты думал! Конечно, я получаю копии заключений, ты ж мой пациент. Вот это я снял, пока ты тут валялся в отключке, после кольца. А вот это вчерашние снимки.

— Этого не может быть, - только и смог выговорить Майер.

Умник осклабился.

— Впечатляет, да?

Ещё бы не впечатляло. До приезда в Стемран у Майера было восемьдесят три процента не своих тканей – или синтетическая, которая всем хороша, кроме того, что подлежит обязательно й замене не более чем через двадцать пять лет – износ, искусственные клетки тоже имеют срок жизни; или регенерат, которая отличалась от синтетики только тем, что выращивалась из тканей самого пациента. Регенерат требует ежегодной проверки, портится быстрее, но и заменить его проще. А сейчас Майер видел, что основная масса синтетики превратилась во что-то другое. По-другому отображается.

— Синтетика преобразуется в настоящие ткани, старина, - пояснил Умник. - Сначала в прототкань, регенерат, потом дифференцируется. Скажу сразу, как только начнут прорастать настоящие нервные окончания, будет больно.

— «Как только» ? Ты уверен, что будут? И... как синтетика может превращаться в регенерат и так далее? Это же в принципе невозможно.

— В принципе, - пояснил Умник. - Но у тебя в крови я нашёл следы занятнейшего вещества. Не сразу понял, что это. Угадаешь?

— Меня ждут, давай говори уже.

— Подождут немного. Это «молоко» . Та странная река, которая у нас под ногами. Главный секрет Леса.

Майер быстро соображал.

— Когда меня схватило кольцо, оно...

— В точку. Растворило всё неживое, что было на поверхности и покрыло тебя тем самым «молоком» . Как оно попало в кровь, не знаю. Вот смотри, - Умник приблизил часть проекции, - тут у тебя постепенно формирует ся печень. Заметь, вся синтетика окружена тонким слоем, видишь, как светится? Это «молоко» . Ты, главное, как цвести соберёшься, предупреди – я ботаников приглашу.

— Да пошёл ты со своими... - Майер вскочил на ноги. - Представляю, что скажут там, в Институте.

— Да ничего они не скажут, - Умник напустил на себя виноватый вид. - Там у меня надёжный человек. В общем, мы там малость подменили запись. Ты у нас там живой и здоровый, синтетика уже пошаливает, менять пора, но никакой мистики. «Молока» , то есть.

— Я ошибаюсь, или это всё ещё преступление?

— А как же, - Умник поправил очки. - Ты, может, и забыл, а я помню. Ты теперь шишка, ну почти как твои прекрасные дамы или я, скажем. Если пройдёт хотя бы слух об этой регенерации и том, что у тебя в крови, я тебе не завидую. В комиссии Леса боятся, как чумы, и хорошо если тебя просто посадят в клетку до конца дней и будут там изучать.

— Понятно. Ты можешь хотя бы примерно сказать, чем это может кончиться? Ты же у нас протезист.

— Понятия не имею. Печень у тебя уже другая. Выглядит не вполне так, как природная, структура тканей необычная, но это уже твои собственные клетки. В других местах идёт тот же процесс. Где-то быстрее, где-то медленнее. Просьба: ляг сейчас на пять минут вон туда, я сниму новую запись. И до конца дня не задерживаю.

— Кстати, - окликнул его Умник уже на пороге. - Мерона звонила. Она летит сюда, у неё какой-то важный разговор. Ты мобильник-то с собой носи, а?

- - -

— Заходите, - Тевейра заперла за ним дверь. Очень уж бодро она выглядит, подумал Майер, цикл так быстро не кончается. - Айри, можно попросить вас осмотреть Аванте?

— В смысле? - не понял Майер. - У Эри там, наверху, хороший диагност. Так намного лучше.

— Нет, просто осмотрите, - Аванте спокойно стояла у окна, спиной к остальным, как будто не слышала, что речь о ней. - Вы вчера были с ней совсем рядом, - улыбнулась Тевейра. - Помните её состояние?

— Спокойная фаза, - Майер чуть не пожал плечами. - Я бы сказал, от четырёх до пяти недель до вступительной фазы. Не инициирована.

— Четыре с половиной недели, - Аванте повернулась. - И это всё вы определили, не прикасаясь?!

— Шестьдесят с хвостиком лет практики, - пожал плечами Майер.

— Осмотрите её сейчас, - попросила Тевейра. - Ой, простите. Ави?

— Осмотрите меня, доктор, - Аванте прошла к постели. - Я разрешаю. Раздеться?

— Достаточно головы, кистей рук и живота, - Майер направился в ванную, вымыть руки. - Честное слово, проще было бы...

— Ну не ворчите! - Тевейра протянула ему полотенце.

...Майер склонился над Аванте. Та лежала, прикрыв глаза, едва заметно улыбалась.

— Что за... - Майер выпрямился, но тут же взял себя в руки. За три минуты осмотрел голову, заглянул в глаза, прикоснулся к нескольким точкам на животе и прислушался к ощущениям. Датчики многое искажают, но уже привык.

— Начало третьей фазы, - Майер поднялся и отошёл. - Но пигментация цела. Вас инициировали?! Кто?

Тевейра протянула ему салфетку.

— Этим я протирала ей голову, - пояснила она. - Ночью. Очень тяжело всё проходило, спасибо вам за чай. Я без него сама бы свалилась.

Доктор, как в тумане, принял салфетку, осторожно поднёс к лицу.

Трудно не узнать свой собственный запах.

— Выходит, это я, - Майер смотрел, как Тевейра помогает Аванте одеться. - Хотя я не прикасался к... Я читал про такие случаи, сам никогда не видел. То есть... простите, дайте мне минутку!

Они переглянулись и кивнули. Аванте положила голову на плечо Тевейры и закрыла глаза.

Майер закрыл за собой дверь на мужскую половину. Нет, столько событий подряд, у кого угодно ум зайдёт за разум. Это сейчас послабление нравов, и нетронутую девушку не сопровождает уже познавшая эту часть жизни компаньонка. По традиции, Майеру предстояло сделать выбор: «Земля, Луна или ветер» , иными словами – объявить, кем он считает Аванте после этого – дочерью, любовницей или... никем. Выбери он «никем» , и, как минимум у него на родине, девушку, от судьбы которой он отказался, ждёт жизнь без имени и репутации.

Хватит, Майер, не копайся в себе! Что случилось, то случилось, надо жить дальше.

Он вернулся. Они так и сидели, Тевейра гладила подругу по голове и видно было, той снова нехорошо.

— Земля, - поклонился Майер. - Я выбираю землю. Аверан, вам нельзя вставать!

— Спасибо, - Тевейра помогла Аверан дойти до него. Аванте едва сумела поднять руки, чтобы обнять его. Ого, какая температура! - Спасибо, Майер.

Они вдвоём проводили её обратно.

— Оставьте нас, - Тевейра мягко, вежливо отодвинула доктора от постели, ладонью в грудь. - Я знаю, что делать.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 16:30

Сам не зная, почему, Майер выбрал для работы библиотеку Умника. По библиотеке видны характер и привычки хозяина. Книги на местах, хотя и без особой системы. Все в прекрасном состоянии. И много справочной литературы по Лесу, как открытой, так и не очень.

Майер посмотрел тексты последних нескольких статей. Всё, вот эти три надо стереть, последние события в Лесу, при которых он сам участвовал, опровергают некоторые его предположения. Так. А вот эту можно подправить. Майер надел «болталку» , гарнитуру восприятия мысленных команд, и принялся ходить по помещению, обдумывая вслух и записывая самые интересные выводы. Писатели и режиссёры оценили этот прибор по достоинству. Особенно в сочетании с опережающей развёрткой, когда текст можно заставить всегда быть перед глазами.

— Трудишься? - Умник заглянул в библиотеку. - Отлично, мне тоже помогает. Слушай, старина, пойдём, мозгами вместе пошуршим. Рони будет через час, а я хотел без неё кое-что обговорить. Кофе, чай? Может, девушкам туда что нужно?

— Им чай, - Майер чуть не хлопнул себя по лбу. Тевейра не может отойти от Аванте, раз у той всё настолько впервые. - Медовый, с мятой. И ромашку, во втором чайнике. - Оба очень помогают при тяжёлом протекании цикла.

Умник не зря зовётся Умником.

— Ты её инициировал? - поинтересовался он. - Простая дедукция, старина. Теперь ты в форме, слов нет. Эй, не вздумай крик поднимать. Я же не осуждаю. Ты же её пальцем не тронул, верно? Пошли на кухню.

— Верно, - признался Майер.

Как Умник успевает следить сразу за тремя поставленными на плиту кастрюльками?

— Начнём здесь, - Умник пододвинул поднос и поставил на него два чайника. салфетки, чашечки. - Тот жмурик, которого вы заметили в проходе. Две новости, хорошая и плохая.

Умника проще убить. чем заставить обходиться без таких вот штучек. Я учусь терпению, подумал Майер.

— Давай с хорошей.

— Она же и плохая, - Умник перелил содержимое одной из кастрюлек в чайник, выловил случайно упавшие листики травы. Эстет. - Если этот человек – хозяин записок в сумке, то мы в большой... - Умник оглянулся. На кухне они одни. - Глубоко в анусе, друг мой. Помнишь ту самую базу, мир её праху? Наши вояки делали ноги оттуда с такой скоростью, что забыли половину архива. Так вот. Дежурный, которому я дал удрать, родственник покойника. Имя я записал. А покойник среди тех, кто считается пропавшим без вести во время заварушки. Я поинтересовался. Осторожненько так. Так вот, дружище: нужно забрать всё остальное, да покопаться.

— Сам забирай, - содрогнулся Майер. - Он там четвёртую неделю гниёт.

— Пожалей старичка, а? Я тебя на два года старше, имей совесть.

И Майер расхохотался. нет, заржал, самым неприличным образом.

— Хорош ржать. Неси давай, - Умник повернулся, держа в руках поднос. - Я здесь буду, кофе пока разолью.

- - -

Тевейра открыла дверь, словно ждала прямо за ней. Улыбнулась, приняла поднос и глазами попросила – не входи. Майер дождался её снаружи.

— Спасибо, - прошептала она. - Думаешь, почему я сама всё ещё держусь? Это наша гимнастика. Только маму не расстраивай. Скажи ей правду. Всё, - она поцеловала его, - иди, хорошо? Я справлюсь.

- - -

— Так вот, - Умник показал в угол комнаты, там стоял баллон с «бальзамом» , им сохраняли тела при необходимости долгой транспортировки. - Пользовался? Это просто. Надеваешь маску и поливаешь синей пеной. Минут через пять, когда пена осыплется, заливаешь красной. Ждёшь ещё десять минут. Останется только упаковать в мешок. Запаха уже не будет, а смотреть можно и в сторону. Я бы пошёл с тобой, но мне лучше за выходами с тропы следить. Наш молодой друг может объявиться.

— Эри, простой вопрос. Что будет, когда всё это откроется? Вы молодцы, что четверть века держали всё в тайне, но теперь начинается большая политика, соваться будут всюду.

— Простой ответ – что будет, то будет. Старина, тропа и нулевой коридор открываются только тем, кто там уже был. Знаю, знаю, со спутника можно засечь, но я тоже не пальцем сделан, прикрыл, что мог. Какие есть предложения? Не соваться и ждать, пока оттуда припрутся гости? Раз вы увидели базу, гостей можно ждать в любой момент.

— Что такое «тропа» , ты можешь сказать?

— Не люблю рассказывать дважды, - Умник почесал затылок, - но, похоже придётся. Ладно, слушай.

- - -

После своего чудесного «воскрешения» Умник исследовал себя самым тщательным образом. Наитщательнейшим. Побывал даже у психиатра, сумел погулять с Мероной в парке. Все воспринимали его нормально, как того же самого Маэра эс Темстар.

Прошёл не один день, прежде чем он сунулся на Тропу снова. Она открывалась в нулевом коридоре, но только тогда, когда Умнику кто-то угрожал. Это удалось установить случайно, и Умник чуть не выдал тайну коридора – «с той стороны» коридор открывался в парке университетского городка, а студенты тоже люди, и иной раз ищут уединения в чаще. По разным причинам.

...Он пошёл на Тропу, как в последний бой. Не сразу понял, что оружие нести нельзя. Но вовремя догадался, прежде, чем Маэр-двойник вышибет себе мозги. Отчего-то было ясно: вышибет – и конец обоим.

В первую долгую вылазку он забыл взять с собой хотя бы один эфемер. Смешно звучит, но – забыл. И чуть не спятил от постоянного шёпота, от тумана, и оттого, что все пути приводили к «давилке» . После первого раза он отделался лёгкой контузией, и, конечно, взыграло любопытство – понять, что это, провалиться ему, такое.

И стал ходить по Тропе всё чаще. И вот пришёл день, когда он увидел, что Тропа вывела его – оборвалась – у незнакомой местности. Долина. И в этой долине не так давно – хотя трудно понять точно – была война. Он увидел характерные аппараты, которые видел на базе роботов на Стемране.

- - -

— У тебя есть гипотеза, откуда они? - поинтересовался Майер. Как время пролетело! Мерона вот-вот пожалует. А с Тевейрой и Аванте всё в порядке. Майер не знал, откуда эта уверенность. Просто был уверен.

— Наши всё уничтожили, - пояснил Умник. - Настолько тщательно, что наводит на мысли. Только кретин уничтожает все следы противника, ведь непонятно, откуда тот взялся и когда снова свалится на голову. Но кое-что я могу показать. Идём.

Они опустились куда-то в подвал, прошли мимо винного погреба, Умник открыл ржавую неприметную дверь со старинным висячим замком, и снова направился вниз.

Комната, почти правильный куб, шагов десять в поперечнике. Сухой, едва переносимый воздух, серые стены, люминесцентный свет. Умник достал из кармана пульт.

— Что-нибудь видишь? - поинтересовался он. - Нет, просто осмотрись.

Ничего. Майер честно и смотрел, и принюхивался. Пусто.

— Главное, без паники, - посоветовал Умник и прикоснулся к сенсору.

С пола поднялась, окрашиваясь в иссиня-чёрный цвет, туча в форме эллипсоида вращения. Терминатор. Майер едва поборол старые, спасавшие не раз рефлексы.

— Спокойно, старина, - Умник указал на стены. - Тут кругом магнитные пушки. Если что, он сгорит. Успокоился? Отлично. Сделай вот что: протяни к нему руку и представь, что рука ранена. Представь себе обширный порез, сможешь?

Майер не сразу поборол дрожь, но представил. Терминатор выпустил в его сторону хобот, и... обтёк руку Майера, покрыл непроницаемым слоем, рука стала словно отлитая из стали. Руку погладили, почти нежно, затем – покалывание, ещё секунда – и «хобот» втянулся в облако.

— Впечатляет? - усмехнулся Умник. - Я думаю, старина, это спасательный робот. Не терминатор, а именно спасатель. Которому задали другую программу поведения. Это всего лишь гипотеза, понимаю. Я не очень пока научился общаться с ним, только и умею, что заряжать его и показывать простые фокусы. Сложная машина, а я в них не спец.

Умник прикоснулся к другому сенсору и терминатор, или что это было, сгустился в холмик посередине комнаты, растёкся и... исчез. Как и не было.

— Где ты его взял?

— Он меня нашёл. На Тропе.

Мелодичный звонок.

— Мерона приземлилась, - пояснил Умник. - Потом продолжим. Нет, она про него не знает. Никто не знает. Я уже думал иногда, что он мне приснился. Но судя по твоему лицу, нет.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 11, 113, 19:10

— Что-то ты припозднилась, - Умник энергично пожал ей руку. - Случилось что?

— Нет, по делам съездила заодно. Майер, идём к Тевейре. Эри, ты не...

— Ужин через полчаса, - отозвался Умник, надменно глядя на гостью. - Просьба не опаздывать.

Мерона расхохоталась.

— И почему я люблю тебя, зараза?

У Умника отвисла челюсть. Или хороший актёр, или...

— Майер, ты слышал? Или мне померещилось?

— Померещилось, - доктор взял Мерону под руку. - Не бойся, это просто показалось.

— Сразу легче стало, - признался Умник. - Нельзя же так пугать! Всё, ступайте, ступайте, нечего глазеть.

— Мерона, я должен кое-что рассказать, - Майер остановил её за руку, когда они поднялись по лестнице. На лице у Мероны появилось то самое выражение,когда надо бежать от неё прочь, чем дальше, тем лучше. - Вот что...

И рассказал.

Мерона вздохнула и закрыла глаза.

— С тобой не соскучишься. Тевейра с ней? Хорошо, иди к себе и дождись нас. Ладно, - улыбнулась она, - я не сержусь. Иди! - и поцеловала его.

- - -

— ...я думаю, этим шансом нужно воспользоваться. Но у вас с ним всё должно быть, как считается правильным. Ясно?

— Да, мама, - глухо отозвалась Тевейра и... опустилась на колени. И заплакала. Мерона опустилась на колени рядом и заплакала сама, обняв дочь за плечи.

Майер почувствовал себя настолько лишним, что предпочёл удалиться сам.

- - -

— Держи, - и Умник поставил перед ним стаканчик с чем-то прозрачным. - Гихоири, - пояснил Умник. - Настоящий. Контрабанда, само собой. - Дикий картофель, гихои , водится только в Старом Мире, и не едят его по одной простой причине: содержит слабый, но забористый галлюциноген. Но вот самогон из него гнали охотно, и даже выпускали вполне легальные виды спиртного. Где почти не было нужных токсинов, их заменяло воображение.

— Не сейчас, - Майер отодвинул стаканчик. Ему было тошно.

— Понимаю, - Умник снял очки и выпил сам. - Не поверишь, старина, пока вас тут не было, понимал раза по три в сутки. Уйдёшь, бывало, на Тропу, и как бы легче становится. Знаешь, что? Пойди погуляй. Я буквально. Поброди вокруг поместья, песню-другую спой. У тебя ж вроде голос был. Будет настроение выпить – заходи. А пока – я ужин должен доделать.

- - -

Умник посмотрел на часы. Если и через пять минут никто не придёт, придётся разогревать, а это уже профанация.

— Ладно, - пожал он плечами. - Буду давиться сам. Ваше здоровье! - поднял он ещё один стаканчик картофельного самогона. - Не пойму я, что вам ещё нужно... - махнул рукой, и сел за стол. Но аппетит почти немедленно пропал.

- - -

Мерона спустилась к нему в кабинет почти ровно в полночь. Выглядела неважно – глаза заплаканные, чёрные круги на каждом. Очки печали. Ей бы радоваться, подумал Умник. Но предпочёл помалкивать.

— Эри, - она остановилась за шаг до его стола. - Хочу напиться до зелёных слонов. Составишь компанию?

— Именно до зелёных? - Умник поправил очки. - Идём. С меня причитается романтическая прогулка, верно? Да не бойся, буду молчать, как две рыбы.

Слабая улыбка на её лице.

— Сиди здесь, - распорядился Умник. - Я сейчас.

Тропа, Техаон 12, 113, 0:25

— Эри, ты гений, - призналась Мерона. Раньше шёпот Тропы её пугал, теперь – успокаивал. - Я тут была всего три раза, и всякий раз было всё страшнее. А сейчас как домой пришла.

— Если откровенно, - Умник поправил и без того безупречно сидящий галстук, отхлебнул из бутылки и передал её Мероне, - это меня и пугает. Здесь постепенно чувствуешь себя всё больше, как дома. Нам направо. Ты заметила, что тропа становится всё шире?

— Да, раньше тут одному было трудно пройти, а теперь гуляй хоть втроём, - согласилась Мерона.

— Нет, я не об этом. Выходов становится всё больше. Ты хотела зелёных слонов? Тогда поворачиваем направо. Осторожно, тропинка узкая. Не бойся, это мой эфемер, дорогу патрулирует.

— Ничего не пойму, - признался Умник, когда они вышли к концу Тропы. К одному из тупиков. Сразу за ним был выход на бескрайнюю, плоскую как стол равнину. Не так давно там был причудливый, но красивый пейзаж – деревья, или что-то аналогичное, небывалое и притягивающее взгляд, низко плывущие облака, птицы и прочее. Сейчас – просто равнина, пыль, которую гонит равнодушный ветер, серость и уныние. И серое небо над головой.

— Невесёлое место, - согласилась Мерона.

— Тут было совсем по-другому, - пояснил Умник, допил то, что оставалось в бутылке и запустил ею вперёд.

Чёрно-серое облако поймало бутылку, когда та была ещё в полёте – облако, собравшееся прямо из воздуха. Облако рассеялось, лёгкая стеклянная пыль просыпалась наземь.

— Великий Лес... - прошептала Мерона. - Что это было? Очень похоже на...

— Очень похоже, - сплюнул Умник. - Так, так, так... Эфемер туда проходит, но связь быстро теряется. А два раза я терял сам эфемер, не был даже уверен. что тот самоуничтожился. И всё начало происходить в последние несколько месяцев. А теперь я ещё знаю, что сюда попадают и другие. Там, в давилке, наши друзья нашли покойника. Одного из тех, кто еле смылся тогда с базы. Понимаешь, что это значит?

— Альянс решил не самораспускаться, а начать свою игру, - тут же отозвалась Мерона. - И если мы заявим об этом открыто...

— ...это будет лучшим поводом объявить на Стемране военное положение и про все свои планы можете забыть. Ещё лет на сто сможете забыть.

— Эри, но что мы сможем сделать сами? В Шайке были одни только биологи, врачи. Ну хорошо, ты освоил кое-какую электронику, научился делать плотных призраков, прочие мелочи. Тут нужны высококвалифицированные кадры в самых разных областях... - она осеклась.

— Да, - согласился Умник. - И именно их ты готовишь. Скажи честно, Рони, как это случилось? Ты же занималась вакцинами и трансбиотик ой, а потом вдруг ушла в мистику и стала срочно учить множество молодых талантов.

— Пошёл ты, - отмахнулась Мерона. - Мистики нет, есть знание. Мистика – для остальных. Я тогда гуляла по Лесу... - она снова осеклась.

— И пришла в голову идея? Верно?

— У тебя что-то такое же? - тут же поинтересовалась Мерона, глядя Умнику в глаза.

— Вроде того. Стоишь, бывало, под камшером... Только не обижайся, но думаю, Майера сюда тоже позвал Лес. Во всех смыслах. Мы стали его, в смысле Леса, иммунной системой. Такова моя гипотеза. Осталось притащить сюда остальных двух старичков и проверить.

Мерона молчала, морщины легли на её лоб.

— Можешь, конечно, дать мне по морде, Рони, но думаю, что Лес организовал всё то, что там у Майера, твоей дочки и её подруги. Майеру нужна среда, чтобы работать эффективно. Мы же все знаем друг дружку как облупленных. Ему нужно, чтобы его без ума любили десятки умных женщин. А ты бы бросила всё и жила с ним, и занималась бы им и собой.

Мерона от души дала ему в челюсть. Умник устоял, но отошёл на шаг.

— Я прав? - он говорил как ни в чём не бывало. - Врежь ещё раз, если поможет, но ответь. Здесь нас никто не слышит.

Мерона бросилась и обняла его.

— Прости, - проговорила она. - Я... не знаю, только прошу, не говори пока ничего, дай в себя прийти.

Умник улыбнулся, похлопал её по спине, прижимая к себе.

— Я счастлив, Рони, - сообщил он. - Вот не было бы счастья...

— Трепло, - добродушно отозвалась Мерона. - Пошли отсюда. Загрузил ты меня, слов нет. Только помни, Эри: это всё на самом деле. И девочка его на самом деле любит, и Майер тоже не ради постели с ней. И сейчас он там с ума сходит на самом деле, потому что не знает, как жить теперь. Всё по-настоящему.

— Да, - согласился Умник. - У нас всегда всё по-настоящему. Других в Шайке не держим. И дай уж я закончу: и тебе, и ему лучше всего работается, когда вы на грани. Когда вот-вот чокнетесь от нагрузки.

— Ты прав, - Мерона тряхнула головой. - Лес, значит. Но если он в самом деле мыслящий... Нет, надо подумать как следует. Мы же не марионетки, верно?

— Это может выяснить только сторонний наблюдатель. Я думаю, не марионетки, раз сумели допереть до всего этого.

— Эри, - Мерона снова обняла его. - Ты чудо. Хоть ты держись, а?

— Не беспокойся, от меня так просто не отделаться, - Умник сиял от удовольстви я. - Давай-ка домой. Туда ещё час лететь, вдруг что случилось. Кстати, скажи хоть ты. Что там вчера было в парке?

— Что было, что было. Весна была, по всей планете. Камшер вырос, всё зацвело. И... в общем, в течение дня в клинику было не попасть. Столько женщин в очереди ты ещё не видел.

— Что, их тоже пробрало? - захохотал Умник.

— Тебе смешно. А нам через девять месяцев куда девать двадцать пять тысяч рожениц? А работать кто будет через полгода?

— Устроила веселья Тевейра, - усмехнулся Умник. - Ладно, время есть, справимся, поди.

— Стоп, при чём тут Тевейра?

— Расскажу. Видел я, как она это делала. Ставлю что угодно, она и сделала. Она да Аванте с Майером.

- - -

— Жуткое место, - содрогнулась Мерона. - Вот уж точно давилка. Я заметила тело, да. Будем извлекать?

— Будем, - согласился Майер. - Не люблю вскрытия, а что поделать? Надо срочно понять, что же там творится. Стой, а где машина?

— Угнали? - Мерона вдруг развеселилась. - Всё когда-то случается впервые.

— Я этим угонщикам... - Умник добыл телефон, нажал пару кнопок. - «Сокол» , это Умник, ответьте. - Пауза. - «Сокол» , это Умник, я блокирую управление и возвращаю свой автомобиль. Что? Кто?? На, - он протянул телефон Мероне. - Поговори сама.

Тропа, Техаон 12, 113, 0:15

Тевейра долго лежала, успокаивая Аванте, у той уже всё заканчивалось, но лихорадка проходила медленно. Аванте капризничала, совсем как маленький ребёнок, и Тевейра вспомнила саму себя, в детстве, когда проходили первые циклы. Как сама себя вела, и как терпеливо мама относилась к вспышкам своей дочери.

Майер где-то в Лесу, осознала Тевейра. Пусть. Пусть придёт в себя, пусть перестанет жалеть себя. Сейчас им всем нужно побыть с самими собой. Всё устроится, нужно просто время. Как всё вместе совпало... Она потянулась. Цикл оборвался неожиданно, из-за стресса, а значит – скоро вернётся. Но несколько дней с ясной головой есть.

Она уселась. Аванте пошевелилась, но лихорадки уже нет, да и спать теперь приятнее – Тевейра несколько раз переодевала подругу в новую ночную рубашку, как куклу – и вроде бы всё, лихорадка прошла, и Аванте сейчас совсем хорошо. А завтра, после гимнастики, всё станет отлично. Если Майер признал её младшей дочерью, значит, она и моя дочь, улыбнулась Тевейра. Вот ведь как бывает... Он наш, в который раз подумала она. Майер тоже такой же, как мама, как я, как остальные. Иначе не смог бы инициировать Аванте, не прикасаясь, одним только воображением, ведь его и её желание она почуяла безошибочно, но поняла также, что между ними ничего не было, здесь, по эту сторону «золотого сна» . А ведь захоти Майер всерьёз – и Аванте не устояла бы. Он меняется. Мы все меняемся.

Аванте снова пошевелилась. Тевейра соскочила на пол, поставила на столик у кровати стакан с водой и убедилась, что мобильник у Аванте под рукой. Что-то не даёт покоя, и постоянно теперь думается об этой проклятой Тропе. Провозись она тогда в вагоне на минутку дольше, и оба они были бы мертвы. И интуиция не помогла, не предупредила. Странное, жуткое место.

Тевейра оделась, в ту, тегарскую, одежду, сама не понимая, почему. Поцеловала Аванте в щёку, та улыбнулась и потянулась, как кошка. Спи, дочка, подумала Тевейра, теперь уже всё хорошо, и никаких кошмаров не будет. Тевейра укрыла её покрывалом, под утро из окошка ощутимо потянет прохладой, и вышла в коридор.

Никого. То есть никого, кроме фантомов. Майер у себя, поняла Тевейра, спит. Пусть, нам с ним нельзя сейчас быть рядом, немножко побудем поодаль. хотя терпеть почти непереносимо. Если осознаёшь, что не можешь без чего-то, говорила мама, делай. Не пытайся насиловать себя, не убеждай, что это вопреки твоим убеждениям. Иногда твоему существу нужно что-то, что обязательно нужно дать, иначе станет хуже. И не казни себя потом. Мы люди, и не всё происходит так, как нам представляется. Научись не винить себя, а понимать, ведь когда поймёшь чуточку лучше, сможешь в будущем чего-то избежать. Я не говорю, что можно всё, что захочется. Но не все соблазны оттого, что ты слаба духом. Мы учимся всю жизнь. Помни это: никогда нельзя сказать, что всё поняла даже в себе самой...

В кабинете Умника никого. Вещи уже возвращаются в первозданный хаос, словно сами собой. Пороть его некому, подумала Тевейра и подошла к тому месту, где они пытались помочь Каэну. Но отчаяния не пришло, только грусть. Ты увидишь много смертей, говорила мама, много крови и страданий. Я посылаю тебя работать в клинику и для этого. Нет, я не призываю тебя стать бесчувственной. Просто ты должна понять, что страдания иногда вовсе не кара, не месть, не судьба. Иногда они случаются с самыми хорошими людьми, просто так. Нужно принять это. И станет легче и тебе, и тем, кому ты помогаешь.

Тевейра замерла перед камином, за которым скрывается выход на Тропу. Я часто гуляю там, проговорился Эри, там жутковато, но безопасно. И хранит расписание импульсов прямо у себя на столе. Ну никакой дисциплины и порядка! Смотри кто хочешь!

Тевейра подняла руку туда, где волосы скреплены шпилькой. Стойте! Вот оно, то. что гложет и не даёт покоя! Ведь в тот, первый раз, они были там с Майером в такой же одежде. А в ней полно булавок и всего такого, и нож у Майера был с собой! Почему тогда? Ведь никто не вышел!

Он нам сказал, вспомнила Тевейра. Сказал: выбросить оружие. И мы думали обо всём остром, как об оружии. Великий Лес, но ведь и пальцы - тоже оружие! Человек может сам себя убить, безо всяких ножей и шпилек! Почему тогда?

Она не заметила, как прикоснулась к кирпичу и решительно шагнула в туман. Мама устроит ей нагоняй, и за дело, если она, Тевейра, вообще вернётся. Но это, видимо, было то самое, что нужно дать своему существу.

- - -

Она уже не так сильно боялась шёпота Тропы и тумана, от которого всё плыло перед глазами. Прикоснулась к своей шпильке. Он сказал, выбросьте оружие. А я никогда не думаю о шпильке, как об оружии. Хотя пользовалась, чтобы сделать человеку больно, когда мне самой сделали больно, и хотели овладеть помимо моей воли. Бывает и так. Клиентов заранее изучают, и если они явно неадекватны, то их отдают особо обученным сёстрам или братьям. Чтобы попытались починить рассудок, вылечить его. Это самое сложное, таким владеют, кроме мамы, немногие, но... Люди не совершают зла, даже если сами думают иначе.

Шаги.

Я готова, подумала Тевейра. Я не боюсь.

Двойник вышел из тумана, остановился в паре шагов от неё. Это я, поняла Тевейра, и вид, и запах мои. Это живой человек, как и я.

Двойник поднял руку, прикоснулся к шпильке, не отводя взгляда от Тевейры. Мы с ней равны, я успею отбросить шпильку, но если попробую ей помешать, она успеет воткнуть её в себя.

— Я не желаю людям боли, - произнесла Тевейра, и двойник, который уже наполовину извлёк шпильку из причёски, замер, не завершив движения. - Я не люблю делать больно. Это не оружие, это украшение, а оружием всё делают только мысли.

Двойник стоял, так и не вытащив шпильку, и на лице её была растерянность.

— Я люблю тебя, - Тевейра протянула руки ей навстречу. Двойник вздрогнул, видимо, хотел отступить. - Ты - это я. Прости меня за тот раз. Мы просто не поняли.

Двойник вернул шпильку на место, улыбнулся ей.

Тевейра поклонилась и ей вернули поклон.

— Иди ко мне, - попросила Тевейра и двойник неуверенно шагнул навстречу. - Не бойся, - шепнула Тевейра, ощущая жар, почти такой же, который вызывал Майер одним своим присутствием. - Иди...

Она обняла её – себя – и ощутила, что в двойнике успокаивается, стихает страх. Тевейра обняла её крепче, погладила по голове...

Двойник исчез. Но не испарился, нет – Тевейре показалось, что двойник слился с ней, стал с ней одним целым. Втёк внутрь.

— Спасибо, - шепнула она. - Прости, что напугали тебя тогда.

— Вейри? - услышала она слабый голос. И снова жар.

Голос Каэна.

- - -

Он сидел на развилке тропы, а за его спиной поднимался каменный бортик. Тевейра ощутила движение воздуха, и поняла. Давилка.

— Каэн! - она бросилась к нему, с размаху уселась на камни, чуть снова не разбила коленку. – Великий Лес! Как ты нас напугал!

— Вейри, - он прикрыл глаза, но это он, настоящий, измождённый, испуганный и почти отчаявшийся, но он! Он! - Ты... тоже умерла? Я видел здесь маму и Эри, недавно. Сюда мы попадаем, да?

— Нет, - она улыбнулась. - Ты жив, и я живу. Ты сможешь идти?

— Не знаю. Тут некуда идти. Тут кругом смерть, но она не помогает.

— Что?! - Тевейра чуть отстранилась. - О чём ты?

— Я пытался. Ещё несколько раз. Уже сам, я не хотел, чтобы со мной случилось... Нет, я всё время возвращаюсь сюда. Вейри, ты правда жива?

— Да, мой хороший, - она обняла его. - Вставай. Нет, подожди, просто посиди, сейчас у тебя будут силы. Нужно выйти отсюда, вернуться.

— Зачем? - бесцветным голосом поинтересовался Каэн.

— Ты расскажешь. Расскажешь, что случилось. Мы поймём тебя, ты же знаешь маму. А потом... - Тевейра отстранилась, чтобы посмотреть ему в лицо, - если ты решишь уйти, тебе никто не станет мешать. Всё хорошо, - он расплакался, явно стыдясь и слёз тоже, а Тевейра прижимала его к себе. - Сейчас, сейчас мы уйдём отсюда, вернёмся. Только помоги мне, ладно? Там лучше, Каэн. Там лучше, чем здесь. Иначе бы нас туда не отправляли.

— ... Ты готов? - спросила она. Каэн уже почти совсем пришёл в себя. И уже не стыдился недавних слёз. - Каэн, нужно будет очень быстро пробежать. И прошу, делай всё так, как я говорю! Это важно!

- - -

— Это Стемран?? - поразился Каэн. И тут же оглянулся. Но видимо, и это – односторонний коридор, обратно ничего не видно и не вернуться. Да и зачем возвращаться – прямо под невидимый молот давилки? - Смотри, Вейри! Машина! Это же «Сокол» Эри!

— Он оставил для нас, - улыбнулась Тевейра. - Домой, поехали домой! Это рядом! Только обещай мне, что сначала поговоришь. Каэн, мы тебя очень любим, и если тебе нужно уйти, мы не станем удерживать. Но поговори, ладно?

— Да, - Каэн кивнул. - Это была слабость. Прости, Вейри, я вёл себя недостойно.

Она молча потрепала его по голове и указала – садись давай.

Они летели, и она обнимала его голову, улыбаясь, ощущая себя невероятно счастливой, и вдруг...

— «Сокол» , это Умник, ответьте. - Пауза. - «Сокол» , это Умник, я блокирую управление и возвращаю свой автомобиль.

— Не кричите, Эри, - Тевейра не сразу дотянулась до селектора. Задёрнула шторку – пусть Каэн спит, столько переживаний. - Это я, Тевейра. Каэн со мной.

— Кто??

— Каэн. Ой, простите, так это не для него была машина?

— Вейри, - голос мамы. - Вернись, пожалуйста. Нам с Эри тоже хочется домой. Ты одна?

— Нет, мама, Каэн со мной. Только он спит, а вы оба жутко кричите!

— Прости, - мама улыбается и вытирает слёзы, Тевейра ощущает это отчётливо. - Пожалуйста, вернись за нами. Мы не станем его будить.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 12, 113, 03:10

Каэн так и не проснулся.

— Эри, присмотри за ним, - попросила Мерона после того, как они отнесли парня в его комнату. Умник улыбнулся и махнул рукой – не вопрос, занимайтесь своими делами.

Они молчали, пока дверь комнаты Мероны не захлопнулась за ними. И Тевейра бросилась к Мероне, обняла.

— Мама, я тебя очень-очень люблю, - прошептала Тевейра. - Прости меня!

Она отступила на шаг, склонила голову и получила – лёгкий подзатыльник.

— Потом расскажешь, - Мерона вздохнула. - Ты у меня уже совсем взрослая, а я и не заметила.

Тевейра выпрямилась и улыбнулась, вытирая слёзы.

— Чем я могу помочь тебе, мама?

— Следи здесь за порядком. У меня очень много забот. Будет много хлопот, Вейри, а пока ты тут, я знаю, что всё выдержу. Пока вы оба тут.

— Мама, - Тевейра взяла её за руку. - Он тебя очень любит. Правда.

— Я знаю. Он совсем как мальчишка, но ты уже много сделала, умничка моя, - они обе улыбнулись и Мерона обняла дочь. - Так будет лучше для нас всех. А когда я не смогу без него, он будет рядом, вот и всё. Вы оба будете. Вейри, нужно выдержать. Когда мы станем Великим Домом, нам станет гораздо спокойнее. Не легче, но спокойнее. Всё, я что-то много болтаю! Иди, иди, моя милая. Ты сама всё прекрасно понимаешь. Отдыхай, скоро уже новый день.

Тевейра поклонилась и покинула мамину комнату.

... Аванте так и спала. Улыбнулась во сне, когда Тевейра снова устроилась рядом с ней. Мне нужно проснуться через полтора часа, подумала Тевейра, и я обязана выспаться. Ави... дай мне чуть-чуть силы, совсем чуть-чуть. Я всё верну, и очень скоро.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 12, 113, 06:20

Он проснулся от стука в дверь.

— Войдите, - разрешил он. Ого, седьмой час! Вот это придавил! Ну вчера и вечер был.

Аванте, одетая немного по-другому, чем обычно, появилась на пороге, подошла к его дивану.

— Что случилось? - Майер уселся. - Простите, всегда сплю без одежды. Привычка.

— Я знаю, - Аванте улыбнулась. - Завтрак через двадцать минут, Эри просил не опаздывать.

— Тевейра...

— Она в Институте. Просила меня присмотреть за вами. Да, уехала на работу. Вы же понимаете?

Они смотрели в глаза друг другу.

— Понимаете, - согласилась Аванте и присела на уголок. - Спасибо, - шепнула она. - Мне нужен был отец. У меня его никогда не было, он оставил нас, когда я родилась. Но знаете, вчера я надеялась, что вы скажете «луна» . А теперь... Теперь понимаю, что вы сказали то, что нужно. Простите, если вам неприятно, я об этом больше не заговорю.

— Аверан, - она улыбнулась и посмотрела ему в глаза. - У меня два вопроса. Первый, можно, мы перейдём на «ты» ? Мы теперь родственники.

— Хорошо, отец, - она не улыбалась, взгляд был исполнен почтения.

— И... как тебя звать?

— Ави, - улыбнулась она. - При маме – Аванте. Я ещё не заслужила полного имени, но я заслужу. Вставайте... вставай, ладно? Эри очень огорчается, когда приходится разогревать еду.

- - -

— О, ну наконец-то, - Умник посмотрел поверх очков. - У меня в библиотеке десяток будильников. Выбери помощнее, Майер, а то приходится девушек за тобой посылать.

— Хорош ворчать, - Майер усмехнулся и... остолбенел, когда увидел, кто вошёл вслед за Аванте. - Каэн?!

— Простите, - Каэн поклонился. - Простите, теариан Майер, и спасибо вам. Я расскажу, когда вернётся мама... Мерона эс Тессан.

Майер молча пожал ему руку.

— Всё хорошо, что хорошо кончается, - заключил Умник. - Ну, кому чай, кому кофе? Решайте быстро!

Стемран, Институт Биологии, Техаон 12, 113, 9:30

— Очень, очень рад! - директор был в восторге. - Рад, что вы приехали, и в хорошем настроении. Как проходит акклиматизация?

— Бурно, - признал Майер и они оба рассмеялись. - Когда собрание?

— Совещание. Через двадцать пять минут. Прошу ко мне к кабинет, есть время выпить кофе и поговорить.

- - -

— Мы приняли на работу обеих, - подтвердил директор, - рекомендации Мероны эс Тессан вполне достаточно, да и люди они опытные. Сейчас все специалисты на вес золота. Коллега Майер, нам нужны люди. Губернатор утверждает, что деньги есть, что решением нового правительства Институту выделено почти в два раза больше, чем мы ожидали. Но без людей мы ничто.

— Людей я найду, - пообещал Майер и вспомнил Университет Тегарона. - Я думаю, начну звонить сразу после совещания. Простите! - зазвонил его телефон и Майер удалился в коридор. - Беррон эр Кассэн, какой приятный сюрприз! Как ваше здоровье? Конечно, присылайте. Что? - Майер замер. - Как это случилось? Что-нибудь уцелело? Вы уверены? А родственники Тевейры? Понятно, спасибо. Нет-нет, ни в коем случае. Конечно, приезжайте, если нужно. Расходы я оплачу.

— Нам уже звонил Маэр эс Темстар, - пояснил директор, - и передал, что не возражает, чтобы вы пользовались его лабораториями. Да вы успеете взглянуть, если хотите. На лифте, и сразу направо двумя этажами выше. Собрание будет здесь, в конференц-зале.

- - -

— Здравствуйте, - Майер поклонился тем, кто уже был в лаборатории Умника. Он прав, зачем оборудованию простаивать – операционная Майеру вряд ли нужна в нормальных обстоятельствах, а всё прочее Умник использует редко. - Я доктор Майер Акаманте эр Нерейт, куратор Института Биологии.

В лаборатории оказалось пять человек. Ну Умник даёт, какого помещения добился! Не так богато, как там, в Академии, но учитывая, каких трудов стоит привезти сюда мало-мальски сложное оборудование... Это, конечно, подвиг.

— Мы рады вам, доктор, - девушка в зелёном халате подошла первой и поклонилась. Протянула руку. - Я Эсстер Аманте, заместитель доктора Маэра эс Темстар и его секретарь. Я очень рада, что буду работать с вами. Разрешите представить вам наших сотрудников...

Она представила, Майер видел уважение и почтение в каждом взгляде. Я дома, подумал он, пожав руку и поблагодарив пятого, старейшего сотрудника, Неммерта эр Тессан. Как интересно – представителей дома Тессан можно по пальцам двух рук сосчитать.

— Прошу прощения, - Эсстер поклонилась вновь. - Простите, Аванте, я не заметила вас. Доктор, это наша новая сотрудница, принята по итогам собеседования со мной и теариан директором, по рекомендации советника Мероны эс Тессан.

Аванте, та самая, которая будила его сегодня утром, вежливо поклонилась доктору.

— Прошу меня извинить, теариан Майер, - она сложила руки на груди, - я не получила ещё взрослого имени.

Никто не усмехнулся, не отнёсся к этой фразе иронически. Да, тут люди дружнее, подумал Майер, у нас те, кто придерживался старых традиций, в том числе детских и взрослых имён, могли стать и объектом не всегда безобидных насмешек. Хотя формально такое запрещено.

— Я хотел бы побеседовать с каждым их вас после совещания, - Майер формально поклонился всем, кто стоял перед ним. - Я буду принимать решения о том, какие направления работы Института и в какой мере будут поддерживаться, поэтому очень прошу говорить со мной открыто и высказывать все пожелания. Благодарю вас!

- - -

Аванте догнала его в коридоре. Впрочем, по словам Умника, обстановка тут самая свободная, пока работаешь и живёшь дружно с остальными, никто не заставляет придерживаться всех формально стей.

— Удачи вам, доктор, - поклонилась она. - Удачи, отец! - и почтение, очень трогательное, в её взгляде. И – как ветром сдуло.

Стемран, Институт Биологии, Техаон 12, 113, 11:20

— Что скажете, теариан Майер? - поинтересовался директор. - Да, у нас многие ждут тяжёлых времён. С финансированием и прочим. На вас многие будут смотреть или как на спасителя, или как на палача, простите.

— У меня есть несколько предположений, какие из областей нам следует развивать в первую очередь, - Майер похлопал рукой по тощей стопке карт памяти – на бумаге отчёты лабораторий заняли бы несколько стеллажей. - Мне потребуется время для анализа, поэтому я попрошу каждого высказаться – что считать перспективным. Начиная с вас, теариан. Если вы не возражаете, я бы предпочёл «коллега Майер» , или просто по имени.

— С большим удовольствием, - улыбнулся директор. - Что же, вот моё мнение...

- - -

Умник явился в столовую Института, чем вызвал немалое оживление. Он перемолвился по пути словечком-другим с очень многими, видно было – уважают, весьма уважают пусть и считают несколько тронутым.

— О, коллега Майер, и вы здесь! - Умник энергично пожал ему руку. В зелёном халате и положенной шапочке он выглядел уже не так комично, как в домашнем халате и драных тапках. - Чем тут нынче угощают? Ну, тогда я с вами, если не возражаете.

Минуты три они ели молча.

— Познакомился уже с моими? - поднял взгляд Умник. - Нормальные люди. Сам всё поймёшь. Ты мне только их не охмуряй, знаю я тебя.

— Слушаюсь, коллега Маэр. Что слышно нового?

— Рони передала сегодня утром. Помнишь то всеобщее цветение, которое вы учудили? Так в столице народ тоже весь повёлся. Не рассусоливая: к настоящему моменту на учёт принято семь тысяч сто тринадцать беременных женщин в возрасте от двадцати до семидесяти трёх лет. Из них тридцать пять – туристы.

Майер присвистнул.

— Ничего, а то у нас правительство сокрушалось – народ вымирает, законы слишком жёсткие, что делать, что делать... Ты уже знаешь, какой период у Тевейры? По-моему, трижды в год. Значит, за год всех и обработаете такими темпами.

— Очень смешно.

— Ты что, обиделся? - Умник отодвинул чашку. - Кофе тут даже не помои, а... - он оглянулся на поваров и те отвели взгляд. - А, так ты не в курсе. Ну да, это открыто не публикуют. До поры. У нас тут странный феномен, пониженная плодовитость, простыми словами. Женщины не могут забеременеть. Всё в порядке, все обследования ничего не открывают, интимная жизнь в норме, иногда даже очень чаще нормы, а без толку. Старик, это семь тысяч сто тринадцать очень счастливых женщин! Которые потом все до одной пришли к тому камшеру, в парк! Да, включая туристок. А они знают про закон, не по дури залетели. В Комиссии уже на уши встают, их основной официальный козырь – у вас-де тут отрицательный прирост населения, Лес людей не любит. Так что старайтесь с Тевейрой, старайтесь. - Умник улыбался, но не издевательски.

— Будем, - Майер не улыбался, хотя ощущал себя неловко.

— Хорош кукситься, - Умник хлопнул Майера по плечу. - Идём ко мне. Кофе выпьем, поговорим о серьёзном. Или ты ещё не говорил с моими? Тогда вот, - Умник протянул карточку, - я буду у Аммера, это пятый этаж, трансбиотика. Позвонишь.

- - -

Разговоры были интересными. В Старом Мире, в Академии царят нормальные законы джунглей, а здесь – то, что, видимо, нужно назвать законами Леса. Преступность на Стемране или приезжая, если речь об особо тяжких, или бытовая – где самое тяжёлое – мордобой. А пить здесь не любят. Очень мало пьют, и тяга отпадает очень быстро. Что тоже было поводом для тревоги – как и почему Лес влияет на людей. Но одно было понятно: сочти Лес людей чужеродными, опасными для себя существами , и первопроходцы просто не успели бы ничего первопройти. Множество опытов по интродукции флоры и фауны Старого Мира показали: Лес «принимает решение» очень быстро. Принять или нет – жить новому виду или нет. И приговор обжалованию не подлежит. А человек так даже на льготных условиях – напасти Старого Мира в Лесу проходят быстро, а напасти Леса лечатся без особых затруднений.

Какой тогда был скандал – когда зашла сама речь о том, чтобы устроить на Стемране постоянную колонию. Вы не знаете, что такое Лес, он может отравить вас в любой момент, или вывести против вас бактерий или что-то ещё – и хорошо если успеем блокировать портал, прежде чем зараза перекинется на Старый Мир. Тессерон в учёт не принимался – там местные флора и фауна сами должны были сжиться с пришельцами, и в основном сжились. А то, что Лес – единая система, занявшая пространство от умеренных широт до субтропиков на всех трёх континентах, и всюду в Лесу как минимум одна и та же флора, с небольшими вариациями – уже никто не отрицал. Уничтожить Лес, выжечь, заселить планету своей флорой и фауной, как это делают на многих других планетах дальнего космоса. Это звучало особенно часто. Но сработал старый аргумент: Лес связан со Старым Миром через естественные, спонтанные порталы, которым несколько тысяч лет, и есть свидетельства, что они могли самопроизвольно открываться в обе стороны множество раз. Если бы Лесу действительно мешали люди, им бы об этом дали знать давно. А пока – только агрессия, защитная реакция, в ответ на агрессию. И всё. В остальном – Лес не возражал против человека.

...и то, что есть, несомненно есть люди, уже попадавшие в Лес, случайно, находили кости людей Старого Мира в Лесу. Мало, но находили. Люди проваливались в Стемран и иногда возвращались обратно уже много тысяч лет, и если бы Лес намеревался искоренить людей как явление, возможности у него были. Лесу как единому организму уже как минимум триста тысяч лет, с этим тоже уже никто не спорит. И потом, любые попытки сослаться на возможную агрессию Леса должны предполагать разумное поведение, а в наличии разума Лесу категорически отказывали все, кроме жителей Стемрана.

...Первой с ним говорила Эсстер.

Теаренти Эсстер...

— Доктор Маэр обращается просто по имени, или «коллега Эсстер» , - улыбнулась она. Не без тегарской крови, сразу видно. - Я родилась здесь, ещё до войны, доктор Майер.

— Спасибо, коллега Эсстер, - Майер поклонился. - Я не хотел бы непонимания. Я недавно стал младшим отцом Аванте. Но буду настаивать, чтобы здесь принимались в расчёт только её способности и таланты.

— Спасибо за доверие, - Эсстер почтительно поклонилась. Ну да, в лучшие времена Старого Мира сообщать такое было жестом большого доверия, пусть даже все и так знали. - Не сомневайтесь, мы не принимаем во внимание никакие родственные отношения, титулы и остальное. Только качества самого человека. Аванте очень самостоятельная, жизнерадостная и образованная девушка.

...Когда уходила Эсстер, она обернулась в дверях, и Майер заметил то, что замечал сотни раз. Взгляд. Не тот самый, туман и грёзы... но Эсстер явно что-то почувствовала и не стала против этого возражать.

...Аванте была последней.

— Вы им очень понравились. Ой... ты им очень понравился, - поклонилась она. - Вейри сказала, что я сама решу, говорить или нет. Я скажу. Я буду присматривать за вами... за тобой, - улыбнулась Аванте.

— Говори, как тебе удобнее, - предложил Майер. - Присматривать? Это то, о чём я подумал?

— Нет. Она доверяет вам. Но я буду напоминать вам, кто без вас здесь жить не может. Простите, - она поклонилась.

Она стояла рядом, близко, слишком близко. Это в твоей природе, Майер, это в твоей природе, Майер, это в твоей природе, Майер...

— Здесь хороший спортзал, - Аванте присела на соседний стул. - Хочешь учиться? Тому, что показывала Вейри. Так будет легче.

Она и не думала уходить. Мне будет очень трудно, подумал Майер, я привык и до сих пор не отвык.

— М-м-м... - Аванте улыбнулась, прикрыв глаза. - Я всегда буду ей чуточку завидовать. Нет, доктор, не сдерживайтесь. Со мной можно. С другими я не позволю. Возьмите меня за руку и думайте, о чём хотите.

Минуты через три всё прошло, если можно так сказать.

— Это вовсе не позорно, да? - Аванте мягко отстранилась, когда он попытался придвинуться к ней. - Вы такой, какой есть. Я помогу вам не делать больно остальным.

Майер прикрыл глаза и тут же получил пощёчину. Лёгкую, но пощёчину.

— Нет, доктор, - Аванте больно сжала его ладонь. - Так не пойдёт. Со мной думайте что хотите и представляйте что хотите. Помните золотой сон? А когда будет совсем трудно, я буду забирать вас в спортзал. Или вы меня забирайте. Но вы сами должны согласиться. Нет, не бойтесь, вы мой младший отец, и всё это прилично. Пока вы не прикасаетесь к моей голове, всё прилично.

— Да, я согласен, - он выдержал её взгляд.

— Я скажу, ведь вам это нужно. Нет, Вейри не просила меня, я предложила ей сама. Знаете, это испытание, мне самой это нужно. Простите, что говорю это здесь, - она посмотрела ему в глаза, - я вас люблю. Теперь – как отца. - она повернула голову в сторону двери. - Доктор, я чувствую. Там, снаружи, доктор Маэр, и скоро придёт сюда, чтобы забрать вас. Как он вас отпустит, приходите в спортзал. Это второй подземный этаж. Придёте?

— Приду, - он вновь, снова машинально, потянулся к ней и на этот раз Аванте не отстранилась.

— Я вам верю, - она улыбнулась, когда он обнял её. - Вейри права, с вами очень трудно. Но так приятно...

Стемран, штаб-квартира Консервативной Партии, Техаон 12, 113, 13:45

— Мы утвердили проект обращения к народу, - Эрвин положил на стол перед Мероной листы бумаги. Здесь предпочитают настоящую бумагу, в смысле, синтетику, неотличимую от оригинала. И многие другие вещи, которые использовались многие тысячи лет – и не потому, что не было альтернатив. - Мерона, - он взял её за руку. - Вам будет очень трудно. Возможно, вы не представляете, сколько будет грязи.

— Это я как раз представляю.

— Удачи. Мы поддержим любую вашу инициативу. Вы уверены, что хотите сказать им именно сейчас?

— Послезавтра мы все официально вступаем в новые должности. Как только я получу мантию градоначальника, как только закончу с самым срочным, я скажу им. Не бойтесь, это нормально. Это имперский стиль, без спешки даже в срочном.

— Никогда не привыкну, - Эрвин пожал ей руку. - Мерона, вас любит весь город. Особенно те семь тысяч...

— Я понимаю.

— А это те самые ветераны и их родственники. Я очень рад. До свидания! - Эрвин надел шляпу. - Удачи вам.

— Удачи нам всем, - прошептала Мерона и набрала номер.

— Да, это я. Доброго вам здоровья! Да, думаю, через три дня погода будет той, что нужно.

— Конспираторы, - усмехнулась она, повесив трубку.

Стемран, охотничий домик, Техаон 12, 113, 14:25

— Она согласится, - заключила принцесса Аганте Аран-Лан эс ан Рейстан. - Сегодня благоприятный день, я не ошиблась в ней. Она позвонила в правильное время.

Их было четверо: принцесса, Тевейра Арэс-Таэр эр Тессорет эр Фаэр и их помощницы , Вереан Аван-Лан эр Рейстан и Мегин Тервен эс Фаэр.

— Вам придётся пройти обряд признания, - заметила Вереан. В отличие от принцессы, её помощница светлокожая и невысокого роста. - Вы уверены в себе, Ваше Высочество? Обряд весьма варварский.

— Я прибыла сюда, чтобы стать частью этого мира, и остаться принцессой кровного дома, - заметила принцесса, не повышая голоса, и Вереан склонилась, замерла – жест извинения. - Я не боюсь обряда. Мы пройдём его все.

Стемран, Институт Биологии, Техаон 12, 113, 15:20

— А теперь самое главное, - Умник показал на дверь в дальнем углу комнаты – небольшая комната совещаний. - Это лифт. Ведёт прямо к автостоянке. Сейчас мы с тобой немного сыграем в кино. Спустимся и уедем.

— Постой, я ещё не всё сделал!

— Вернёшься. Все знают, что ты порой рассеянный. Я тебя высажу, и ты вернёшься. Нормально? Теперь смотри очень внимательно, - Умник приложил ладонь к сенсору, и, когда лифт открылся...

Там была видна Тропа. Всё та же – клубящийся туман, синеватая тропинка, галька и гранит.

— Спокойно, старина, - Умник поддерживал его за руку. - Даже если ты будешь садиться в лифт с другими, это увидишь только ты. Ты ведь Тропу увидел? Я так и думал. Если пройдёшь сквозь портал с закрытыми глазами, войдёшь в лифт. Если нет – прямиком туда. Не спрашивай, почему, я не всё ещё понял.

— Много таких входов?

— Я знаю десять. Все сами появились. Да, есть карта, уже думал, но пока ничего не придумал. Не забудь закрыть глаза. Веди себя естественно, дома я поясню, что это было. Пошли!

Они спустились, говоря о работе – тем много, выдумывать ничего не нужно. В гараже мало народу, сплошная автоматика, всё очень удобно.

- - -

— Я думала, вы домой уехали, - улыбнулась Аванте. Она «отгородила» часть спортзала, очень удобно для тех, кто стесняется присутствия других. Занавески, как те, в салоне автомобиля – поглощают звуки. - Готовы? Ой, простите! Вон там спортивная одежда, я с собой привезла. Должна подойти!

...в этот раз доктора хватило на пятнадцать минут. И снова не хватило дыхания.

— Продолжим с более простых упражнений, - предложила Аванте. - Это общие упражнения. Есть ещё специальные для мужчин, я расскажу, если хотите. Давайте в душ, доктор, а потом в массажную кабинку. Не возражаете?

— Ничуть, - Майер поклонился. Болело всё тело, словно он грузил кирпичи весь день кряду.

— Все мышцы болят? Так и должно быть. Ничего, постепенно это пройдёт. Быстрее, быстрее в душ! Массаж нужно делать вовремя!

---... Скажите, почему...

— У меня детское имя? Я дважды нарушила правила, - Аванте делала массаж очень умело, и сейчас её руки казались стальными – необычайно сильными. - Третьего раза у нас не бывает.

— Тебя уволили?

— У меня испытательный срок. Потом мне разрешат работать в паре, а ещё через год восстановят полностью.

— Но что случилось?

— Доктор, можно, не сейчас? Я скажу, если вы снова попросите. Но лучше немножко позже.

— Договорились, - и Майер улёгся снова. Пришёл в себя минут через десять.

— А сейчас снова в душ, и через десять минут вы готовы к любым подвигам, - подмигнула Аванте. - Я подожду вас за дверью.

...Майер оделся, действительно ощущая себя готовым на любые подвиги. И вновь задумался, ведь Мероне это стоило очень многих усилий, воспитать столько людей. Если бы не...

Он замер. Дверной проём, который должен выводить в коридор, где лифт наверх, выводил не в коридор.

По ту сторону была Тропа. И что хуже всего, Майер явственно заметил силуэт человека, который шёл, удалялся – полсекунды, и снова Тропа пуста. Но ошибки быть не могло, это человек. Лет тридцати, мулат, за ним летело нечто-то, очень похожее на эфемер, но чёрный с полосами.

Майер закрыл глаза. Там коридор, там должен быть коридор, подумал он. Не хотелось, очень не хотелось гнаться за человеком, или кто это мог быть. Там коридор, повторил Майер и сделал шаг насквозь.

— Доктор! - Аванте подбежала к нему. - Что такое?! На вас лица нет!

— У тебя всё на сегодня, Аванте?

— Да, давно уже, - улыбнулась она, не отпуская его руки. - Что такое? Что вы там увидели?

Зал не пуст. Лучше не привлекать зря внимания. А если...

— Идём, - он подал руку. - Я захвачу бумаги, и поедем домой, хорошо?

— Да, конечно! Вейри сегодня допоздна, она просила не ждать.

- - -

— Ой... - Аванте отвела взгляд, отвернулась и уселась, прямо на пол. - Простите, доктор. Я не могу. Пожалуйста, помогите мне уйти! Подальше!

— Там ничего нет, - Майер уже понял, что, пока не положишь руку в нужном месте, вход в лифт останется входом в лифт. - Это появляется...

— Я не смогу, - Аванте вцепилась в его руку. - Я не смогу, не заставляйте! Не смейтесь!

— Хорошо, - Майер дождался, пока лифт закроется, - идёмте другой дорогой.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 12, 113, 16:50

— Представьтесь, пожалуйста, - попросила Мерона. - Я не принимаю анонимные звонки на домашний телефон. Как вы его узнали?

— Вы передали его моей госпоже, - послышался спокойный ответ. - Чайный домик, теаренти . Через три дня будет нужная погода.

— Вы ошиблись номером, - Мерона уже хотела положить трубку, но с той стороны тут же отозвались.

— Я Вереан Аван-Лан эр Рейстан, теаренти .

Ого. Полномочный представитель дома Рейстан в Комиссии. Когда принцесса покинула Комиссию, её помощница осталась там. Интересно, на чьей стороне она сейчас, от имени кого выступает.

— Простите меня, теаренти Вереан, я не веду приватных бесед с членами Комиссии. Вам придётся обратиться в мой офис в рабочее время.

— Со вчерашнего дня я не состою в Комиссии, - невозмутимо ответила Вереан. - Вы можете убедиться в этом, теаренти , это открытая информация.

— Вам придётся подождать, - Мерона включила терминал связи. - Я проверю.

— Разумеется, теаренти .

Действительно – сообщено, что вышла из состава Комиссии по обстоятельствам личного характера. Удобное объяснение, ничего не объясняющее. И – никакого пресс-релиза об этом. Ох уж эти интриги.

— Я проверила, - Мерона взяла трубку вновь. - Что вы хотите, теаренти ?

— Я хотела бы поговорить с вами, как частное лицо.

— Простите, но я не могу пойти на это, - интуиции Мерона доверяла всегда. - Всего вам доброго.

— Неотразима юная краса той ночи, что связала нас навеки, - отозвалась Вереан. - Мой поклон вашей дочери, теаренти .

Отбой.

— Эрвин, - Мерона набрала номер сопредседателя, - у меня сейчас был странный звонок. К кому я сейчас должна обращаться, чтобы всё проверить?

— Пока что ко мне, - отозвался Эрвин. - Как только вы вступите в должность, у вас будет собственный аппарат безопасно сти. Звонок на домашний телефон? Я перезвоню, когда что-нибудь выясню.

- - -

Час спустя Мерона шла по парку. Теперь её выхода ждали все; и телохранители, и вся та охрана, что следит за событиями в парке, возле вновь выросшего камшера держали всё под наблюдением. Мы понимаем, что охраняем только от самых простых угроз, говорил губернатор. У нас нет средств и кадров, чтобы предоставить вам современный уровень охраны. Теариан, я прекрасно осознаю, что если очень захотят – то убьют кого угодно, отвечала Мерона, а я не буду прятаться от тех, кто мне доверяет. Мы теперь полагаемся на Лес, причём настолько полагаемся, что это похоже уже на слепую веру. Или не на слепую?

Сегодня ещё двадцать четыре женщины зарегистрировались в центральной клинике, были поставлены на учёт. Похоже, это всё. Всего обратилось двадцать шесть с половиной тысяч, но меньше трети из них ушли домой с радостным известием. У остальных была ложная беременность, и через неделю-две всё пройдёт, но у всех, у всех до единой наблюдались пусть и мелкие, но улучшения здоровья. Они тоже уходили домой счастливые – и полные надежды.

Они все ждут моего благословения, словно я глава Великого Дома, думала Мерона, и не скупилась на благословения, пусть даже и не она сама была их причиной. Умник говорит, это Тевейра – вышла делать эту вашу гимнастику на излёте третьей фазы, и что вокруг началось, ты не можешь представить.

— Неотразима юная краса той ночи, что связала нас навеки, - услышала Мерона знакомый голос, и её рука остановилась, не прикоснувшись к щеке женщины. Светловолосая и светлокожая, невысокого роста – на голову ниже Мероны, и говорит на стемранском диалекте Ронно, почти без акцента. Что-то тёмное шевельнулось внутри Мероны, кольнуло, и тут же отпустило. Телохранители уже встали между женщиной и Мероной, другие спешили к ним, чтобы не дать ей уйти. Всё-таки с охраной у нас не так плохо.

— Я Вереан Аван-Лан эр Рейстан, - поклонилась женщина. Лицом она походила на Тевейру, на её Тевейру. Улыбалась, весело и дружелюбно. Неприметное лицо, чуть измени причёску или добавь любой верхний предмет одежды – и уже не узнаешь. - Простите мою настойчивость, теаренти Мерона, но когда речь заходит о безопасности моей госпожи, я всегда добиваюсь того, чего хочу.

— Установите личность, - приказала Мерона и один из охранников достал полевой диагност-указку. Назвавшаяся Вереан протянула правую ладонь, чтобы охранник мог взять пробу крови и прочего – не моргнув глазом. Мерона прикрыла глаза, и ощутила, призвав своё умение, талант Aenin Rinen «читать» людей, что-то непонятное в пришелице. Не очень приятное. И, что самое неприятное, ощутила попытку прочесть себя саму. Вот ещё, подумала она, уж этого я не позволю. А если ты, голубушка, «пси» , то есть владеешь паранормальным, то не сносить тебе головы.

Вереан продолжала стоять в позе покорности – склонив голову, руки за спиной. Уязвима в высшей степени, или хочет, чтобы так казалось.

Охранник протянул Вереан карточку – ответ полицейского управления. Вереан Аван-Лан эр Рейстан, сорок два года, помощница – то есть, секретарь, спикер и начальник личной охраны – Её Высочества Аганте Аран-Лан эс ан Рейстан. Послужной список, официальный, производил впечатление. Узнаю имперцев, подумала Мерона, всегда готовы продемонстрировать, насколько они сильнее, хитрее и изобретательнее варваров. Мы – наихудшие из варваров, ведь мы имеем наглость требовать независимости от протектората Великих Домов Рейстан, Фаэр и Нерейт. Намерение признать независимость подтвердили пока только дома Тегарон и Никкамо, дом Те-Менри занял выжидательную позицию.

— Что вы хотели, теаренти Вереан? - Мерона дала знак – обыскать, и Вереан обыскали. Достаточно унизительно, имперцев здесь не любят. Но собравшиеся вокруг сограждане, прибывшие выразить уважение госпоже советнику , вовсе не проявляли неприязни к Вереан. Наоборот, вели себя дружелюбно.

— Поговорить с вами, - улыбнулась Вереан и учтиво поклонилась. - Как частное лицо.

— Вам придётся обратиться к моему секретарю на общих основаниях, - отозвалась Мерона не без злорадства.

— Что я должна сделать, чтобы заслужить ваше доверие? - почтительный взгляд, и голос не выдаёт никакого неуважения. О да, ты обязана хорошо играть. Но я почувствовала, подумала Мерона, я почувствовала, и первое ощущение никогда не лжёт. Ты пришла сюда намеренно, и не все твои помыслы добрые.

— Лес должен признать вас, - тут же ответила Мерона. - Это единственный способ добиться моего доверия.

— Я согласна, - поклонилась Вереан.

Люди вокруг обменялись удивлёнными взглядами. Имперские издевались над обычаями Стемрана и откровенно презирали всех, кто поклонялся не Морю, а Лесу.

Мерона подняла руку и несколько людей – простых, обычных людей – поспешили к ней. Один успел прикоснуться к её руке первым.

Теариан Аран эр Ассен проведёт обряд, - объявила Мерона, - и объявит волю Леса.

Сотни, тысячи глаз следили за ними. Ни следа неуважения, презрения или чего-то ещё на лице Вереан. И конечно же, все вновь восхитились тем, что Мерона знает по имени всех и каждого. Не самое тяжёлое из умений Aenin Rinen , думала Мерона, но я не буду рассказывать, отчего я умею узнавать имена.

— Прошу в машину, - указала она. До Источника, к которому Тевейра тогда привезла Майера, можно дойти всего за полчаса, но Мероне хотелось и здесь уязвить, не без основания, имперского агента, лишить её возможности поговорить с Лесом по пути, а сразу подвести к испытанию. Её право, хотя она и демонстрирует неуважение к гостье. И все это поймут. Дом Рейстан категорически заявил: Стемран не будет свободен, если под свободой понимается, что никто из Великого Дома Рейстан не будет участвовать в управлени и планетой.

Ещё бы, столько ресурсов!

Вереан сидела молча, не глядела по сторонам, и на лице её оставалось уважение и почтение. Они издеваются над нами, думала Мерона, когда мы приезжаем к ним, что ж, получите то же самое. Это несерьёзно и по-детски, да, я бы сама не стала указывать ей её место, но люди вокруг ждут именно этого. Играть на толпу хуже всего, говорила она дочери, постарайся не осуждать меня, моя милая, я не во всём свободна. Никто из политиков не свободен.

Стемран, Чаща Шорохов, Техаон 12, 113, 17:55

Источник давно занимает важное место в церемониях признания. Источников три на планете, их указал сам Лес – как всё, картинками-образами, которые являются многим сотням и тысячам людей одновременно. Это одно из явлений, которое изучает Институт Биологии, который Умник не без сарказма предлагал переименовать в Институт Лесопоклонения. Потому что девяносто восемь процентов тематик всех работ Института связаны именно с Лесом. Включая работу самого Умника – как ни крути, а именно в Лесу он нашёл лучшие средства, помогающие стабилизировать искусственную ткань и ускорить заживление после обширной замены.

Кроме охраны, Мерона, строителя, Арана и Вереан, у Источника, поодаль, собрались сотни людей. Многие в эти дни приходят к источнику, чтобы проверить, благоволит ли к ним Лес. Смотреть на признание Лесом не запрещается. У кого чистое сердце, того не будет смущать эта церемония, и неважно, насколько человек высокопоставленный.

— Вам нужно выпить воды из источника, - пояснил Аран, стоявший рядом с Мероной, - пригоршню воды, и провести мокрой ладонью по лицу, или плеснуть немного в лицо.

Вереан кивнула – понимаю.

— Прошу вас, - предложил Аран. Вереан одета в традиционный тефан, зелёный с красной каймой, и в традиционные же туфли. Обыскали очень тщательно, и изъяли только заколку для волос – что-то не понравилось датчику в вещице. Но волосы Вереан достаточно коротки, чтобы причёска не слишком пострадала.

Вереан, видно было, что в некоторой нерешительности, подошла к камню, на который падала весёлая искрящаяся струйка, подставила ладонь. Вода холодная, почти ледяная. Все Источники такие. Все до единого. Конечно, эту воду изучали, но не нашли ничего. Вообще – ничего. Ни единого объяснения, отчего одних людей она заряжает бодростью, и это значит – Лес не возражает против них и готов выслушать их слова, зачем они явились, другие не чувствуют ничего – это значит, что Лес терпит их, но не позволяет появляться в святая святых или самим, без соплеменников; третьим становится худо. Тут всё ясно – Лес вас не любит, лучше немедленно уехать.

Разыграть ту или иную реакцию трудно – все проявления настолько резкие и одновременные, что имитировать их крайне трудно. Да и незачем – если Лес тебя не принял, то всё, что найдёшь в нём – неприятну ю, пусть и быструю смерть – от зубов зверей, от яда рептилий, от пыльцы растений, от объятий кольца. Лес быстро найдёт, кто исполнит приговор.

Вереан глотнула, допила остаток воды, провела по лицу ладонью. Вздрогнула, её как током ударило. Вскочила на ноги, запрокинула голову и засмеялась, довольным, счастливым смехом. Вздох всех тех, кто вокруг. Имперцы чаще других не проходят испытания, чуть не треть их получает знак, что их только терпят, четверть изгоняется. Остальные могут попытаться убедить Лес, что они ему подлинные друзья и хотят мира и пользы друг для друга.

— Лес готов выслушать вас, - Аран поклонился Вереан, когда та пришла в себя. - Теперь подойдите к камшеру, теаренти Вереан, прикоснитесь к нему ладонями и скажите, кто вы и зачем прибыли сюда, хотите ли вы жить с Лесом в мире. Вас никто не торопит.

А вот тут никому не позволено приближаться ближе, чем на пятьдесят шагов. Охрана рассредоточилась, чтобы не дать Вереан сбежать. Лес по-разному проявляет свой ответ. Но он однозначен – если после ответа на теле человека есть хоть одна открытая рана, хоть одна кровоточащая отметина – это последнее предупреждение, убирайся отсюда поскорее.

Они долго ждали. Вереан собиралась с мыслями. В конце концов она подошла к гигантскому дереву, опустилась перед ним на колени, прижала обе ладони к коре и замерла.

Секунды текли, все затаили дыхание. Взгляд Леса почувствовали все, не только Вереан. А та отошла от дерева, оглядываясь – ещё бы, поначалу это может напугать кого угодно. Оглянулась, встретилась взглядом с Араном, тот махнул рукой – стойте, ждите.

Побеги винограда. Такие же, что видела Мерона. Они возникли вокруг Вереан, они пробивали слой хвои и тянулись к женщине. Вереан вздрогнула, но не бросилась бежать – попробуешь уйти от ответа Леса и не доживёшь даже до рассвета. Вереан лишь вскрикнула, когда первый побег коснулся её кожи, и упала – на четвереньки, когда несколько других оплели её ноги. Прошло минуты три – и нет человека, только шевелящийся слой побегов над небольшим холмиком.

Мерона видела многое. Видела и то, как после ответа Леса от человека оставались только выбеленные, сияющие кости. Иногда и костей не оставалось, но никто и никогда не обязан требовать ответа Леса, это добровольно. Но раз потребовал, не обижайся. Людей можно обмануть, Лес – невозможно.

Минуты через три виноградник вновь пришёл в движение – принялся отступать, отпускать то, что держал только что мёртвой хваткой. Разумеется, это всё снимают, но в эфир это не идёт никогда. Официально, ответ Леса – это не более чем акт веры, игра воображения того, кто спрашивает. Пусть даже есть тысячи таких записей и десятки тысяч свидетелей, эти материалы не станут известны кому-то за пределами Стемрана. Очень своеобразная цензура. А жителей Стемрана и убеждать ни в чём не надо.

Мерона и Аран бросились к Вереан, когда её стало видно. Как и сама Мерона, Вереан была вся покрыта травяным соком и кровью, а её одежда была изорвана в клочья. Туфли тоже не уцелели.

— Вы можете встать? - спросил Аран, когда стало видно, что Вереан жива и дышит. Та кивнула, подняла голову – жуткая маска из волос, крови. сока и грязи – и... улыбнулась.

— Воды и полотенца, - приказал Аран. После ответа первое, что часто бывает нужно – смыть с человека всю грязь. Чем больше грязи на теле – тем больше грязи было внутри. Что Лес смог очистить, очистил, теперь – всё зависит от человека.

На теле Вереан грязи было порядком. Но ни Аран, ни другие свидетели болтать не будут. Это касается только самой Вереан и Леса.

Она совсем не смущается, осознала Мерона. Вот это самообладание! И вспомнила себя саму – там, в Гаххар.

Минут через пять Аран оттёр Вереан дочиста, та спокойно поворачивалась, не стесняясь наготы, и показывала, где ещё не отмыто. Здоровая, целая кожа – ни царапины, ни раны. И запах – теперь от Вереан пахло виноградом. Именно плодами, а не соком. Интересно, она сама чует?

Ещё минут через пять принесли запасную одежду. Тоже традиция, одежда обычно уничтожается напрочь. Если уцелела – дело плохо, Лес не хочет очищать тебя, и опять же – лучше уехать.

— Лес принял вас, теаренти Вереан, - поклонился Аран после того, как Вереан облачилась в тефан. - Живите в мире с ним, и он отблагодарит за это вас и ваших детей.

Вереан приняла прикосновение к щеке, а те, кто видели своими глазами всё действо, криками и жестами выражали восхищение. Когда Аран отбыл – довольный и восторженный сам – Мерона с телохранителями приблизилась к Вереан.

— Поздравляю вас, теаренти , - поклонилась Мерона. Уже нельзя быть непочтительной даже в мелочах – если Лес признал человека. - У вас хорошее самообладание.

— Мне было страшно, - призналась Вереан, улыбаясь. - Но я думала, простите мне это, что церемония – не более чем формальность. Теперь я знаю, что ждёт мою госпожу и уверена, что и она справится.

— Для этого вы добивались моего внимания? - поинтересовалась Мерона.

— Если бы я не прошла испытания, Её Высочество не стала бы рисковать. Я должна убедиться, что её жизни ничто не угрожает.

Наивная, подумала Мерона снисходительно. В каждом конкретном случае Лес отвечает по-своему. Но если от принцессы останутся только кости или изъеденное тело... если она получит в награду тяжёлую болезнь или бесплодие... Она сама захотела. Они сами захотели и знают, что рискуют. С момента, как они объявят, что хотят стать частью Стемрана, по законам планеты, любой ответ Леса – это стихийное явление, и никто не несёт за это ответственности, кроме самого человека, потребовавшего ответа.

— Если вы хотите поговорить, мы можем поговорить прямо здесь или в любом удобном для вас месте, - предложила Мерона.

— Можно прямо здесь, - согласилась Вереан. Это, если так можно выразиться, облагороженная часть Леса – тут и скамеек полно, и домиков – для тех, кому негде ночевать, когда ночь застигла в Лесу.

Они дошли до ближайшего стола и двух скамеек, сидений. Так удобнее, видеть глаза и лицо собеседника.

— Я слушаю вас, теаренти Вереан.

— Я отвечаю за безопасность моей госпожи, - повторила та и улыбнулась. - Прошу меня простить, теаренти советник, но я нахожу, что моя госпожа не была бы здесь в полной безопасности.

— Здесь некого бояться, кроме самой себя, - повторила Мерона формулу, к которой приходят все жители Стемрана. Преступность здесь привозная. не курортной зоны нет наркотиков, почти не употребляют алкогольные напитки. Самый здоровый образ жизни, и притом вовсе не скучный. Лес не возражает против любых культурных мероприятий, пока те не вредят ему. И не приемлет ничего, что быстро разрушает мозг и тело человека. Самый надёжный способ лечения наркомании – просто пожить в Лесу. Если выживешь, потому что Лес не очень старается сгладить последствия ломки и процессов исцеления.

— Прошу прощения, что придерживаюсь иного мнения, - Вереан встала и поклонилас ь. - К вам было слишком легко подойти, теаренти Мерона, предосторожности не могут быть лишними.

— Что вы хотите, в таком случае?

— Я доложу моей госпоже о том, что здесь может быть достаточно безопасно, если я сама приложу к этому усилия. И, если вы, - вновь она поднялась и вновь поклонилась, - согласитесь с госпожой, я постараюсь обеспечить необходимые меры предосторожности. Я помогу вам организовать действительно хорошую охрану, - улыбка и тон, в котором присутствует презрение и усмешка, хотя явно их не слышно. - Если желаете, - вновь встаёт, вновь поклон, - я помогу обучить ваш персонал, чтобы охрана у вас неизменно была бы на высоте.

— Мы не отказываемся от помощи, - Мерона встала и поклонилась в ответ. - Хотя никогда не просим.

— Это делает вам честь, - согласилась Вереан. - Я чужая здесь, теаренти Мерона, и многое может казаться мне странным или неприемлемым. Прошу простить мне резкость моих суждений. Я служу своей госпоже, а значит – Империи, и это для меня самое важное.

Они обе встали и обменялись поклонами.

— Я должна идти, - Вереан посмотрела в сторону солнца. - Я надеюсь, что смогу когда-нибудь познакомиться с вашей дочерью и её избранником, - вновь поклон и вновь Мерона ощущает, как чужая воля пытается процарапать ту стену, за которой прячутся подлинные мысли. Не дождёшься. - Простите, что говорю на такую деликатную тему, - на лице – воплощённое почтение и смирение. - Простите ещё раз мою дерзость и непочтение.

Имперцы могут прощаться и извиняться бесконечно. Это не более чем ритуал, Мерона, не принимай это за чистую монету. Интуиция не подведёт, и нужно тщательно посмотреть запись церемонии, Лес безошибочно отмечает, чем доволен в человеке, а чем – нет. И даёт время стать лучше. А потом, если человек не попытался стать лучше, может и сменить милость на гнев. Мы все верующие, вновь подумала Мерона, даже я, хотя я никогда не видела здесь чего бы то ни было сверхъестественного.

— Мои поздравления и низкий поклон вашей госпоже, - Мерона поклонилась и вышла из-за стола. - Прошу и меня извинить, у меня есть неотложные дела.

Они оставили Вереан в парке, возле того самого камшера, и наблюдали, как та подходит к дереву, прикасается к коре ладонями и закрывает глаза. Да, тебя это потрясло, думала Мерона, направляясь домой и улыбаясь, и раздавая благословения, тебя не могло не потрясти, ведь для вас это просто суеверия. А сейчас ты сама ощутила это на себе. Посмотрим, что скажешь.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 12, 113, 20:40

Мерона прислушалась к своим чувствам, когда двери её жилища закрылись. Всё в порядке. Там, у Умника, всё в порядке. Тевейра чуть не стала винить себя за то, что «отобрала» Майера, да и тому не удалось победить в себе чувство вины. Ничего, девочка моя, сделай из него человека, раз ты сама взялась, и будьте счастливы. А я знаю, что он на самом деле думает обо мне, и уже не обманусь его вспышками, попытками демонстративно заигрывать и спать с другими, вечной жаждой восхищения... это всё его часть, без них Майер не Майер, и всё равно, всё равно я ему очень нужна и случись что, как было многократно – он сам всё ощутит и будет рядом, чтобы помочь.

Завтра новый день. И столько всего нужно обговорить с Умником и остальными, и всё меньше свободы. Работа градоначальника в десятки раз более суетная и изматывающая, но Эврин Маганте эр Тегарон, её преемница на посту Aenin Rinen , прекрасно со всем справляется – если бы Тевейра не попросила, сейчас Мерону замещала бы её дочь. Она вернётся, подумала Мерона и улыбнулась. Мы станем Великим Домом, и будет уникальный случай, когда главой дома или как минимум её помощницей будет Aenin Rinen , и тогда, может быть, их давняя мечта сбудется. Там, в Старом Мире, ни разу не случилось так, чтобы кто-то из хозяек Луны стал у власти, или стал правой рукой тех, кто у власти. А здесь это случится. Я добьюсь этого, поняла Мерона. Сейчас этого хочу не просто я и мои соратники, товарищи по оружию и те, кто поднимал столицу из руин. Сейчас этого хочет Стемран. И, надеюсь, Лес также примет эту мою мечту.

Надо отдохнуть.

Стемран, отель «Величие» , номер 1165, Техаон 12, 113, 21:45

— Да, Ваше Высочество, - неприлично кланяться фантому, но некоторые традиции пришлось отодвинуть. Вереан стояла, почтительно склонившись. - Я прошла церемонию. Прошу извинить меня за непослушание, я обязана была убедиться, что вам ничто не угрожает.

— Спасибо, - принцесса улыбнулась, если бы была здесь во плоти, прикоснулась бы к щеке помощницы. - Что у них с безопасностью?

— Как мы и думали, - улыбнулась Вереан. - Но я помогу привести всё в порядок. Они никогда не понимают, что есть чему учиться. Мы сделаем это место достойным вас, если пожелаете.

— Что скажете о Мероне?

— Она оправдала мои ожидания. Думаю, вы правы во всём.

— Благодарю, Вереан, - Её Высочество поклонилась. - Возвращайся, как только будет возможность.

— Слушаюсь, Ваше Высочество, - Вереан глубоко поклонилась, а когда выпрямилась , фантома уже не было.

...Она рядом с Её Высочеством с детства. С детства принцессы – Вереан сорок два года, принцессе двадцать четыре, но Её Высочество мудрее и дальновиднее многих, может быть, даже чуточку дальновиднее, в некоторых вопросах, Её Величества. Не подобает так думать, но Её Высочеству следовало бы занять место Королевы, а не её старшей сестре. Вереан допустили к принцессе, когда той исполнилось семь – была нянькой, учила многому, обучала владению оружием и управлению собственным телом, обучала быть самостоятельной и развивать себя, но главное – сумела дать принцессе подлинные, древние традиции – училась сама и обучала свою госпожу. Всегда вторая, всегда в тени, Вереан, тем не менее, во многом более родная принцессе, чем другие, чем даже её матушка. И это правильно, подумала Вереан, ведь я знаю вас с малых ногтей, и вы – всё, что у меня есть, вы и есть моя Империя. Мы сделаем из этого мира достойное нашего прошлого место. Меня не обмануть этим церемониалом, слишком всё театрально, но самое главное – здешние люди этому верят и безоговорочно доверяют Мероне. А Мерона – опаснейший, пусть и весьма достойный человек, а значит – может стать самым верным союзником. Она, несомненно, Aenin Rinen , а значит, чтит древние традиции и потому затея принцессы, эта ужасная авантюра, удастся. В этот раз все службы разведки и половина советников Её Величества признали – это удачная мысль, ведь мы побеждаем если не силой, то мудростью. Пусть думают, что мы уступили, нам не нужна война, ведь Лес и в самом деле давно мог стереть человечество с лица всех пограничных миров. Пусть даже мы не понимаем их до конца, пусть всегда будем считать их варварами – породнившись, мы станем единым целым, и их мудрость сольётся с нашей. Учись у всех, даже у тех, кого считаешь много ниже себя – никогда не недооцени вай человека – не торопись сбрасывать со счетов. Да, Ваше Высочество. Империя продолжит свой путь здесь, на Стемране.

Вереан посидела, восстанавливая силы (очень много отняла церемония) и набрала другой номер.

— Пантера, - произнесла она. - Примите пробы, - и провела «указкой» диагноста по значимым местам тела, чтобы отправить образцы себя, записи данных от диагноста. Останется передать образцы той воды из источника. Самым сложным было не надкусить, не уничтожить ампулу, в которую собралась часть того, что она пила, образчик, кто же мог знать, что вода так подействует! Пусть специалисты разберутся, что тут за фокус.

Пора возвращаться. Принцесса для неё – и дочь, и ученица и много кто ещё. Правильно, мудро придумали правители, когда обязали обучать помощниц – как солдат. Только подлинный воин сможет обучить персону королевской крови, как подобает. Символично, что будущую правительницу Стемрана обучила и обучает выходец с севера Шамтерана – давних противников и конкурентов Империи. Очень символично.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 12, 113, 21:50

— Работаете? - Аванте появилась в библиотеке бесшумно. Да, работает. Работа всегда помогала, когда всё прочее катилось под гору, помогает и сейчас. Главное сейчас – оценить, отсеять ненужные и малозначащие направления, указать то, что действительно необходимо.

— Да, - Майер поднял взгляд. - Знаю, скоро ужин. Я не опоздаю, - вновь вернулся к бумагам.

— Майер, - позвала Аванте, садясь рядом, - прошу простить, что ударила вас сегодня. Это не моя привилегия. - улыбнулась она. - Скажите, вам это правда нужно?

— Прости? - растерялся Майер.

— Чтобы вас били. Мы ведь делаем то, что вам нужно. Это почти рефлекс.

Майер откинулся на спинку стула и задумался.

— Озадачила, - признал он. - Тевейра уже здесь?

— Сами скажите!

Он закрыл глаза и прислушался к своим ощущениям.

— Где-то рядом? - предположил он. Сам не очень понимая, почему сказал, ведь толком ничего такого не почувствовал, и подшучивал над Мероной и её таинственностью вокруг ритуалов Aena Rinen .

— Сейчас выйдет из гаража, - подтвердила Аванте. - Вы молодец! Быстро учитесь! Не буду мешать, - она погладила его по ладони, - и вы правы, ужин через двадцать пять минут.

- - -

Майер встретился с ней в коридоре, у дверей в их комнаты. Тевейра очень устала, видно по лицу, но улыбнулась и бросилась к нему. Молча. Так молча и стояли, глядя друг другу в глаза. Тевейра погладила его по щеке и едва заметно указала – входи, можно.

— Трудный день? - поинтересовался Майер, глядя, как она переодевается. Спокойная фаза, такого не может быть – но есть. Как отрезало, после возвращения с Тропы.

— Очень, - призналась Тевейра. - Все мысли о другом... перестань! - притворно рассердилась. - Не о том!

— А я не о том думаю, - усмехнулся Майер и Тевейра смутилась и... рассмеялась.

— Значит, это у меня не всё прошло. Мы должны сегодня же поговорить с Каэном. Он уже успокоился, и нужно, чтобы ты был рядом, пока мы говорим. Рядом, но молчал. Прости, так нужно.

— Конечно, - согласился Майер. - Умник уже обследовал его. Никаких признаков яда, нет следа от иглы.

— Да, я знаю. И мне нужно, чтобы ты сходил на Тропу. Сходил один и сходил с оружием в руках. Когда будешь готов.

— Что?!

— Я была там с заколкой. Я встретила её, себя. Прости, я думаю, ты должен сам всё понять. Я не стала выбрасывать заколку и сумела пройти.

— Я подумаю, - согласился Майер. Тоже озадачила. - Вначале подумаю, - уточнил он, заметив, как изменился взгляд Тевейры. Она поправила уже безукоризненный домашний наряд и жестом позвала к себе.

— Так было нужно, - прошептала она. - Ты понял, да? Ави с тобой позанималась?

— Ещё как.

— Она несколько раз оступилась. Она справится, просто старайся не приставать с расспросами. Пусть сама скажет, когда будет готова.

— Спасибо, я догадался, - раздражение пришло и ушло. - Прости. Нас уже ждут там.

— Идём, - она взяла его за руку. - Это я когда-то нашла Ави. Она занималась не очень хорошими делами, это всё, что ты должен пока знать. Она справится, просто нужно, чтобы она знала, что нужна кому-то.

— Поэтому она здесь?

— Ты понял, - кивнула Тевейра. - Я её нашла, я за неё поручилась. Мы обе ответим перед мамой, если Ави не справится. Исключений не бывает.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 12, 113, 22:20

Теаренти Мерона, - Эрвин. - Мы выяснили все обстоятельства. Извините, что так долго, пришлось обратиться на самый верх.

— Слушаю вас, Эрвин.

— Я отправил подробный отчёт. Вереан прибыла вчера вечером, под другим именем, поселилась в отеле «Величие» , в номере одиннадцать шестьдесят пять. Посетила много публичных мест, съездила на экскурсию по Лесу, сделала несколько звонков. Мы всё изучаем. Отель взят под наблюдение. Копия записи церемонии тоже у нас. Теперь она помечена Лесом, - Эрвин усмехнулся, - и сама, возможно, не осознала.

— Спасибо, Эрвин, вы очень помогли.

— Мы с вами, Мерона. Как и прежде. Та же война, просто другими способами. Отдыхайте, я продолжу собирать материалы.

— Спасибо, - Мерона дала отбой. Вот не было печали... хотя чего ещё ожидать? Империя продолжает считать Стемран своей частью, естественно, что сюда прибудут агенты высочайшей квалификации. Вереан – тёмная лошадка, к ней не удалось найти подхода, пока она была там, в Комиссии. А теперь она сама прибыла и первым делом встретилась с главой оппозиции, по сути – с врагом. Скажите кто-нибудь. что это был действительно разговор частных лиц!

Есть ещё вторая, Тевейра из Фаэр, так прозвала её про себя Мерона. Но никто из них с помощницей не появлялся повторно в Стемране. Вереан прекрасно понимает, что Мерона не станет раздувать скандал из её визита – в силу тайного соглашения с хозяйкой Вереан. А заодно хочет проверить, насколько здешние традиции сохраняют тайну церемонии. Старею, что ли, подумала Мерона, что-то это меня начинает утомлять быстрее обычного.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, поместье «Шиповник» , Венант 10, 1415 В.Д., 05:20

Её Высочество не ложилась спать. Вереан поняла это, едва дверь затворилась за её спиной.

— Вереан! - она появилась в прихожей в домашней, формальной одежде. Помощница улыбнулась и приложила палец к губам – тихо. До рассвета почти три часа, но темнота уже не кромешная. Дома, за закрытыми дверями всё несколько менялась. Принцесса приняла её плащ и помогла разуться. Вереан уселась на стул в прихожей и прижала ладони к лицу. Снаружи дождь, поняла принцесса, и там, в Стемране, тоже был дождь. Вереан и рада, и испугана.

— Иди, - шепнула Вереан, наконец, поднимаясь. - Я сейчас.

На ужин она даже смотреть не стала, ничего не лезло в горло. Выпила только стакан минеральной воды. Зашла под моментальный душ, и остро захотелось настоящего, не этой призрачной пелены, которая очищает кожу от всего и оставляет слой влаги. А больше всего захотелось купания в море, там, у Сердца Мира, вдали от этих варварских земель. Но нет уже почти сил даже на настоящий душ.

- - -

...Никто не должен ко мне прикасаться, принцесса тогда была в недоумении. А я должна как-то выучить это всё и уметь владеть. Уметь владеть, даже если мне придётся остаться нетронутой, ведь одна Владычица Морей знает, какие на меня планы у моей матушки. На ком я буду учиться? Как на уроках фехтования, на фантомах? Или только по учебнику?

...Нет, Ваше Высочество, спокойно ответила Вереан. На мне.

...На вас, няня?! Принцесса была в шоке.

...Раньше вы были бы посвящены в таинства Владычицы Морей, услышала Вереан от настоящей, подлинной Посвящённой. Но традиции соблюдаются даже в этом: вы покидали планету, вы служили в дальнем космосе, там вы получили первое ранение и первую награду, а потому не можете быть допущены до таинств во всей их полноте. Но если вас это не тревожит, что посвящение станет формальным, вас обучат. Вереан тогда только усмехнулась. Все эти проявления Владычицы Морей – вероятнее всего, хорошо подготовленная инсценировка, при всей современной мощи технологий можно соорудить всё, что угодно. Люди развиваются, мир меняется, и сейчас люди скорее будут поклоняться силам космоса, там нашлось много такого, что не лезет ни в какие теории, но только не Владычице Морей, что вы, ведь наш мир не уникален – уже известен Тессерон, уже известен Стемран, уже есть десятки перевалочных баз на безжизненн ых, но удобных для этих целей экзопланетах. Я согласна, ответила она тогда.

...Я служила Империи далеко отсюда, дитя моё, ответила Вереан тогда и улыбнулась – обезоруживающе, ведь уже тогда она выглядела женщиной без возраста – могла казаться и двадцатилетней, и сорокалетней, и даже неведомо как сохранивше й молодой облик старухой. Поэтому Владычица Морей не могла явиться мне, но Её благословение со мной. Сотни лет назад я была бы Посвящённой, ведь и раньше наших королев и их детей, обоего пола, наставляли вначале жрицы, затем – Посвящённые, а иногда даже Aena Rinen , как вашу матушку. Это уроки, просто уроки.

...Я знаю, чего вы боитесь, вы боитесь, сможет ли вас заинтересовать потом противоположный пол? Сможет. Через два дня будет приём и ваша матушка велела, чтобы вы были там, и общались со всеми выдающимися личностями противоположного пола. Сами всё и поймёте. Не забывайте, Ваше Высочество, что мне не позволено прикасаться к вашей голове. За это, даже если не будет никаких последствий, меня ждёт казнь. Если вы просто скажете, что я намекала или пыталась прикоснуться без перчаток к чему-то, кроме ваших волос, меня казнят в течение часа. Вереан сказала это спокойно, и принцесса бросилась к ней в объятия. Ваше Высочество, строго проговорила Вереан, что вы должны помнить? Правильно, вы никогда не оправдываетесь. Никогда. Оправдание – это слабость. Мы все подвержены слабостям и соблазнам, но человек сильный всегда извлечёт уроки из своих заблуждений и не будет терзать себя вновь и вновь или придумыват ь обоснования своей слабости. Няня, я люблю вас, сказала она тогда и заплакала, я испугалась за вас, вот и всё.

...и тогда Вереан извинилась, что подумала о своей воспитаннице плохо. Извинилась и потребовала наказания для себя. Ей вовсе не доставляли удовольствия те пять сотен плетей, и она не пыталась закрыться от боли. Солдат принимает наказания с достоинством и делает выводы.

...вы готовы, Ваше Высочество? Не бойтесь. Вам позволено всё в отношении меня. То, что мы изучаем, самое естественное между людьми, и вам нужно научиться использовать прикосновение для всего, что придумала природа и для всего, на что оно полезно сверх того.

Она уселась на кровать. Последние три недели Вереан спала отдельно, так надо, Ваше Высочество, вам не следует привыкать ко мне настолько. Никто не посмеет сказать о вас ничего плохого, а обо мне побоятся. Тем, кто злословит о помощницах, является лично Владычица Морей и преподаёт урок. Такой, что уже не забыть. Я сама преподавала такие уроки, подумала тогда Вереан, и не без удовольствия, потому что я, я несу ответственность за свою воспитанницу, и сплетен не допущу. Не все люди настолько сильны духом, чтобы не уметь предполагать плохого, когда ничего не известно, и вот тут страх очень помогает. Страх для слабых и неразвитых, Ваше Высочество, вам не подобает бояться. Ведь я не краду не потому, что боюсь лишиться кисти руки, а потому, что мне это и в голову не придёт. Как и вам.

— Подвинься, - попросила Вереан, и им обеим стало лучше. Последние полтора часа ей было мерзко, и она не могла понять, почему.

— Да, - прошептала она чуть позже, и принцесса погладила её по голове, и сразу всё перестало значить. Вам предстоит нелёгкая жизнь, сказали ей. Вы должны любить ваших воспитанниц, вы должны быть преданы им абсолютно, у вас не будет уже личной жизни, кроме уроков с вашими воспитанниками, а там всё строго ограничено правилами. Вы должны не допустить настоящей, телесной страсти в ваше сердце, вы – всегда рядом, везде и нигде, вы – нужны, если нужны и остаётесь в тени, если без вас уже могут обходиться. Вас обучат, как обходиться без противоположного пола, не ломая себе психику. Вы согласны? Дороги обратно не будет. Откажитесь – и получите должность не такую ответственную, но также приближенну ю к Её Высочеству. Мы не обучаем специалистов, чтобы просто выбросить их, если они не готовы окончательно к тому, для чего обучались. Самое ценное – люди. Вам решать. У вас месяц. В этот месяц вам позволено всё, кроме одного – вы не имеете права заводить ребёнка.

Она согласилась на двадцать пятый день. и с тех пор ни единого момента не пожалела. Уставала, выходила из себя, капризы Её Высочества, тупость и примитивность большинства людей, стечение обстоятельств могут вывести из себя. Но – ни разу не повысила голос на принцессу, ни разу даже не шлёпнула. Няня, почему вы меня даже не шлёпаете? Я слышала, что детям полезны розги. Вы так хотите, Ваше Высочество? Хорошо, мы вернём розги, если вам так угодно, вы их будете получать часто, и сами знаете – за дело. Нет, засмеялась тогда принцесса, девочка девяти лет, жутко упрямая и своенравна я. Я не знаю, как вы справляетесь, но не хочу, не хочу розог...

— Что случилось, Вереан? - спросила принцесса после того, как Вереан окончател ьно вернулась из сладкой, невероятно приятной пучины. Я вас прекрасно обучила, Ваше Высочество, в ваших руках теперь растают все, не только я... - Что-то случилось, верно?

— Я убила человека, - призналась Вереан и уселась.

- - -

...Ваше кодовое имя – Пантера. Да, это только часть искусства Aena Rinen , умение принимать другую личность. Вам придётся делать людям больно. Мы не любим убийство, но наша работа сродни работе хирурга: мы делаем больно, чтобы потом стало хорошо. Людям, домам, Империи. Не обманывайтесь, вам придётся строго отвечать за каждую каплю пролитой крови. О нашей службе говорят невесть что. Вас это не должно тревожить. Когда вы будете Пантерой, вы будете безжалостны и преданы Империи. Только Пантере позволено убивать не обороняясь, и никогда это не будет приносить удовольствия. Вереан это не может так же, как не может солгать своей воспитаннице, предать её, как не может украсть...

...Он появился за несколько кварталов до района, где находится поместье. Пока решается вопрос и Великом Доме Стемран, принцесса и её штат живут здесь. И всё это в должной мере скромно – любой может убедиться. Но не любой может добраться до принцессы, ведь неминуемо на пути злоумышленника явится Пантера, или прыгнет откуда-то сверху, чтобы сломать хребет добыче.

— Не одолжите несколько руэл? - осведомился он и Вереан «одолжила» , она старалась внушать, всякий раз внушать, как её и учили. Если проще отдать деньги, отдайте. Ваша единственная привязанность – ваша воспитанница, и то вы не сможете пойти на подлость ради неё. Только на подвиги. И всякий раз, когда вы встречаетесь с низким человеком, постарайтесь изменить его к лучшему. Немного, но к лучшему.

Он взял деньги и ушёл. А потом вернулся и попробовал зарезать её. Просто так, без повода. Конечно, Вереан почувствовала всё заранее и грабитель полетел в канаву, и она спокойно предупредила, что не хочет делать ему больнее, что ему следует одуматься. И он согласился, и упал на колени, но стоило ей отвернуться...

Пантера явилась, и показала зубы, и грабитель упал, уже со сломанной кистью. Но что-то странное было с ним, то ли наркотики – хотя Вереан ничего не почуяла – то ли это была «кукла» , человек под внешней программой поведения. Он кинулся на неё, и весом был существенно больше, и сила его стала почти неодолимой, и боли он не ощущал.

Пантера снова явилась и поставила точку – слабый хруст, и грабитель свалился со сломанной шеей. Уже не поднялся. Но и Пантера, уже извинившаяся перед грабителем за то, что была вынуждена отправить его в царство Тени, не ушла сразу. Оставалась и в полицейском участке, где Вереан надолго не задержали, и потом. Только когда Вереан взялась за ручку входной двери, Пантера вернулась в логово – укрылась в тени, никому не видимая.

- - -

— Мне очень жаль, - принцесса обняла её. - Но ведь ты не виновата? Ты сделала, что могла?

— Да, Аганте, - согласилась Вереан и снова улыбнулась. - Мне тебя очень не хватало там. Мне намекнуть, или...

Принцесса улыбнулась, заставила Вереан улечься на живот и положила ладони ей на затылок. Да, дочь моя, подумала Вереан, вновь утопая в сладких грёзах, это нужно тебе и нужно мне, и никого более не касается.

От неё пахнет виноградом, подумала Аганте, прижимая уже спящую Вереан к себе, уткнувшись лицом в её затылок. Такой приятный запах. Она никогда не пользовалась парфюмерией, когда рядом со мной, только на работе. А сейчас передумала? Мне нравится... Няня, подумала Аганте, проводя ладонью по её руке и ниже, я люблю вас, и только вы понимаете, в каком смысле. Я уже знаю, что вам придётся отойти, когда у меня будет избранник, и будет семья, там наши с вами отношения станут просто хорошими воспоминаниями. И я хочу, чтобы вас сейчас радовало и согревало что-то, кроме чувства долга.

Вереан улыбнулась во сне, и выгнулась, как кошка, и прижалась к принцессе. И та почти сразу же уснула сама.

И все тревоги перестали донимать, во мгновение ока. Всё завтра. А сейчас – покой, и приятные сны.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 12, 113, 23:40

— Ты можешь вспомнить её голос? - спросила Тевейра, держа Каэна за руку. Парень кивнул. Аванте сидела за спиной Тевейры, держа её за плечи. Доктор был поблизости, готовый вмешаться, если что.

— Ты вспомнил, что сделал что-то недостойное, когда тебе назвали адрес. Каэн, сейчас мы повторим всё, что говорили, как было в тот раз. Ты ни в чём не виноват, ты не сделал ничего предосудительного. Мы только что это узнали, никто не почуял лжи. Если сейчас с тобой что-то случится, мы просто усыпим тебя, дадим отдохнуть и скажем маме, что клиент с тобой обошёлся недостойно. Но ты не совершил ничего неподобающего, ты понимаешь?

— Да, - согласился Каэн. - Я готов.

...Они повторили. Каэн даже не вздрогнул, но доктор, снимавший показания всего, включая ритмов мозга, зафиксировал резкий всплеск, характерный для так называемой «чёрной петли» . Каэна не нужно усыплять или обездвиживать немедленно, но оставлять его одного тоже нельзя.

— Я буду рядом, - вызвалась Аванте. - Каэн, тебе придётся выпить успокоительное. Мы хотим, чтобы ты был жив, понимаешь? Мы тебя очень-очень любим!

— Да, - улыбнулся Каэн. - Простите, что не смог сопротивляться тогда.

— Всё прощено, - Тевейра погладила его по щеке. - Мама скажет. к кому обратиться. С тобой поступили бесчестно, и мы найдём, кто.

- - -

— У меня тут датчики, - сообщил Умник, так и сидевший в библиотеке. - Не бойтесь, теперь нас не застать врасплох. Иди отдыхай, старина. Работы у тебя будет – не одолеть.

— Если честно, - Майер уселся за стол, рядом с Умником, и тот немедленно налил ему вина – немного, Майер предпочитает понемногу, но часто. - Я не вижу отдачи от своей работы.

— А я вижу, - возразил Умник и перестал улыбаться. - И другие видят. Ты видел бы, как ты там всех воодушевил! Старик, я тебе скажу честно. В экзобиологии и прочем ты мало что значишь. Улыбаешься? Замечательно. Так вот, это правда. У тебя чутьё. На всё, что имеет смысл, а что не имеет. Ну и пальчики, конечно, у тебя будь здоров. Хорош кривиться, ты у нас мануалист или где? Да, я тебя бессовестно хвалю, как ты привык. И ругаю, как ты не любишь. Ты уже вправил мозги многим нашим, и ещё многим вправишь. Копайся в простенькой теме, хочешь, я сам тебе подберу, и не суйся в фундамента льное, не твоё. Да, твои работы по «молоку» – это Всемирная, но там нет твоей заслуги. Ты просто свёл всё в систему, её только слепой не увидит.

— Всё-таки ты свинтус.

— Самый крутой в этом доме свинтус. Ну что, полегчало? На правду не обиделся? Тогда пошёл вон, это моя библиотека. Я хочу читать в спокойствии. А тебя ждут, между прочим.

Умник дождался, когда Майер уйдёт, и принялся думать, мог ли он видеть где-нибуд ь того мулата, который, по словам Майера, прошёл по Тропе. Да ещё этот сферический эфемер. Штрих-код, как в магазине, пришёл и прикупил дюжину спутников – детишкам на новый год. Бред какой-то.

- - -

— Мне кажется, что я тебя вечность не видела, - призналась Тевейра. И снова стала той, с которой они вместе пили воду из источника, и сидели потом на «надувном» диване, и Лес задумчиво шелестел над головами. - Нет, нет-нет! О работе ни слова! Укушу! Работа вся там, за дверью. А здесь только ты и я, да?

— Да, - согласился он. Она прижалась к нему, улыбаясь, и заботы действительно отступили. Я приехал домой, подумал Майер, вот теперь я это понял.

Тропа, Техаон 13, 113, 2:20

Тевейра вернулась на женскую половину. Туда, пояснила она, только когда Луна отпустит меня, тогда мы можем быть там. А сейчас нельзя, у меня в голове странно, и не хочу потом удивляться, как я могла так начудить.

Майер уселся. Уже выспался, и сейчас, похоже, в поместье уже двое выспавшихся. Умник намекнул, что будут и другие специалисты, но Мероне нужно время, вскоре она входит в должность, и сейчас просто не до этого. Хотя... Тевейра весь вечер говорила по телефону – и похоже, со своими «сёстрами» и «братьями» . А ведь своей пост Aenin Rinen Мерона передала кому-то ещё.

Ладно, гадать можно долго. Главное, не привлекать слишком много внимания. Скоро будет жарко, предупредила Мерона, готовься. Майер оделся, вышел в коридор и задумался. Она сказала, вернуться на Тропу. Жуткое место. Умник там чуть не живёт, и то не может понять, что же там такое творится. Тот туннель, старина... в общем, мне кажется, что он смотрит на чёрную дыру. Что, смешно? Или на что-то похожее. Я запускал туда эфемеры, они быстро дохнут, ведь на фронте волны гравитация до пятисот ускорений свободного падения. Периодичность укладывается в интервал семьдесят один час три минуты, но бывают неопределённые интервалы, и я пока не могу найти причину. Всё записано, конечно.

Майер обнаружил, что стоит в костюме, уже заряженном на все сто, перед камином. Нужно оружие. Такое, которое легко достать и выкинуть. Верно, когда мы вышли из вагона, у меня было полно оружия – походный набор, да и карточкой от номера можно легко перерезать себе горло, а ключом – выколоть глаз. И что? И ничего. А почему? Логично предположить, что потому, что Умник нам не сказал, что оружие там смертоносно.

Он колебался несколько секунд, прежде чем шагнул сквозь туман. Там безопасно, старик, если эфемеры там засекут кого-то, они повиснут у выхода и буду сигналить – опасно, не соваться. Но пока там были только следы пребывания. Ну что же, подумал Майер, у меня есть повод. В рюкзаке уместились баллон с «бальзамом» и «последний дом» , мешок для тел. Пора забрать остальное.

Вот этот нож для бумаги вполне пойдёт за оружие.

- - -

Он вышел из тумана минуты через три. Майер-второй. Тоже в костюме и с рюкзаком за плечами. Прелесть какая, можно удваивать поклажу, мелькнула идиотская мысль.

Двойник смотрел ему в глаза, а рука его медленно тянулась к карману.

— Подожди, - попросил Майер и двойник... послушался. - Я буду стоять, я не прикоснусь к нему. Просто хочу, чтобы ты послушал меня. Возможно, нам давно было нужно поговорить.

Показалось, или нет, что двойник едва заметно кивнул? Но вынул руку из кармана, где лежит нож.

— Я думал, много раз, что буду говорить, когда пойму, что должен умереть. А потом вспоминал Мерону и её отношение, и как она мне выговаривала за то, что я считал, нет смысла относиться к смерти как-то по особому. Теперь я вижу, что тебе это тоже не доставляет никакого удовольствия. И наверное, ты боишься.

Двойник кивнул. Молча.

И тут страх накатил и на самого Майера. Он помнил свои детские страхи, он однажды посмотрел полицейский канал, там не показывают оперативные фото, но там говорят. И там рассказали про то, как человек, раненный ножом в живот, почти час добирался до дому, чтобы вызвать помощь. Неведомо почему, Майер очень живо представил себе тот нож, и жуткие ощущения, когда ты разрезан, и боль, и запах, и ощущение бессилия.

...Двойник молниеносно выхватил нож.

— Подожди, - попросил Майер, сумевший взять себя в руки. Страха не было. Двойник замер, нож не успел войти Майеру-второму в живот. - Я не боюсь умереть. Сейчас я нужен многим людям, и осознал, как это приятно, и понял, что мне нужно изменить отношение к ним. Или к себе, чтобы никому не было плохо со мной. Делай что хочешь. Я готов умереть, если так необходимо.

Двойник посмотрел ему в глаза... и отбросил нож в сторону. Майер поклонился ему и двойник, улыбаясь, вернул поклон.

— Прости меня, старина, если есть, за что, - Майер протянул руку, двойник не сразу принял её. Рукопожатие было крепким и решительным. - Я действительно всё это понял.

Ему показалось, что подул порыв сильного ветра, в лицо, и ветер был жарким. А когда порыв прошёл, двойника не было. А в кармане не оказалось ножа для разрезания бумаги. Умник голову оторвёт, подумал Майер, он так любит все эти свои приборы.

Майер вздохнул, и вспомнил Мерону. Спасибо, Вейри. Пора и Умнику сказать, что тут не всё так просто. А уж понять, откуда берутся двойники, это отдельный вопрос.

Вон там давилка. А в конце её есть несколько минут очень неприятной работёнки.

- - -

— Не, приятель, в салоне он не поедет, - Умник указал на контейнер, прицеп. - Всё туда. Прости, я малость суеверный. Покойники должны ехать в отдельном вагоне.

— Ты догадался?

— Старина, ну ты совсем попятился. Фантомы говорят, что ты у меня в кабинете, баллона нет, костюма нет.

— Прости, - усмехнулся Майер. - Не дошло.

— Ничего, - снисходительно поправил очки Умник. - Не всем же быть гениями. Не рассказывай. Ты про оружие, верно? Мне кажется, я что-то понял. Но дай мне самому въехать.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, поместье «Шиповник» , Венант 10, 1415 В.Д., 08:40

— Пантера, - Вереан стояла перед портативным монитором. - Плановый запрос о статусе операции «Незримая плеть» .

«Свернуть операцию» , пришёл ответ. Текстом. «Снять программу, обеспечить безопасность Росомахи» .

Росомаха. Кодовое имя для Мероны.

— Принято, - Вереан поклонилась. - Конец связи.

А сейчас Пантера убралась во мгновение ока. Итак, сворачивать операцию. Тут явный второй смысл: ведь если нужно свернуть действительно немедленно, первым словом было бы «срочно» . Что ж, Мерона, вы будете жить. Благодарите мою принцессу, она подарила вам жизнь. Не впервые отменять такие операции, жизнь очень интересна своей непредсказуемос тью.

— Вереан? - принцесса появилась, явно из душа. И душ был настоящим. - Всё хорошо?

Всё замечательно, подумала Вереан. Мерона пока в безопасности. Без моего присутствия операция не войдёт в активную фазу.

— Всё хорошо, - Вереан зажмурилась, когда её обняли за плечи. Как ты выросла, моя дорогая, очень неудобно бывает, ведь ты чуть не на полторы моих головы выше! - Всё замечательно.

— Я веду себя недостойно? - принцесса обняла её крепче и поцеловала – едва ощутимо коснулась губами щеки. Большего помощница не позволяла.

— Нет, - улыбнулась Вереан. - Раз спрашиваешь, значит, нет. Это нервы. И... я долго была далеко от тебя. Слишком долго.

Принцесса замерла, прижимая её к себе, глядя в окошко.

— Да, - Вереан махнула рукой и стёкла потемнели. - Да.

Она не говорила никаких этих романтических глупостей. Только медицинские термины, если нужно было что-то пояснить, или одно слово. «Да» или «нет» . И «да» звучало намного чаще.

...Впереди новый мир, моя принцесса. Мы покорим его. Мы с вами – покорим, обязательно. Поэтому – «да» . Как перед каждым боем, каждым штурмом.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 13, 113, 06:40

— Так, - Умник постучал ложечкой по бокалу. - Простите, что беру на себя роль председателя. Господа, у меня тут абсолютно нерабочая обстановка. Я с вами отдыхаю, расслабился дальше некуда, и самое страшное, что мне это очень нравится. Так мы никогда ничего не выясним.

— Может, нам правда нужно отдохнуть? - предположила Тевейра. - Активно. Мы пока ещё не освоились в Институте, да ещё все эти приключения... Может, нам нужно немного прийти в себя?

— Он, - Умник указал на Майера,- вот он и скажет. Вы знаете, что именно он помог нам тогда найти мозговые центры, базу роботов? Ладно, Майер, не скромничай. Мы сидели в ту предпоследнюю ночь, уже злые как собаки, потому что давили эту нечисть несколько месяцев, сжигали их генераторы, а они снова появлялись и продолжали лезть. В общем, мы думали, как бы найти то самое уязвимое место.

— И чуть не пришибли меня за советы, - усмехнулся Майер.

— Старина, а ты чего ждал? И вот кто-то, уже не помню, кто, предположил, что нужно искать, наоборот, места, где активность Леса примерно близка к естественному фону, самое незаметное. И тут Майер посмотрел и говорит, «Хорошая мысль» . Так оно и оказалось. Мы искали места повышенной активности, генераторы и всё такое, а генералы прятались и никак себя не выдавали. Лес был их связным, в совершенно неприметном диапазоне.

— Чем это нам сейчас поможет? - Майер вновь усмехнулся.

— А тем, что как только ты начнёшь умничать и задаваться, значит готов к настоящей работе.

— Ой, какая прелесть, - улыбнулась Аванте. - Доктор, я вас мигом приведу в форму! - она посмотрела в лицо Тевейры и та кивнула. - Правда-правда!

— Есть одна важная вещь, - Майер постучал ложечкой по бокалу. - У Каэна остаточная «чёрная петля» . Это спусковой механизм той программы, которую попытались в него внедрить. Петлю можно устранить, но тогда пропадут последние улики. А сейчас одному Лесу известно, что может вызвать реакцию. Каждая минута может быть на счету.

— Тогда сегодня работаем у меня дома, - Умник поднялся на ноги. - Майер, ты сколько успел просмотреть, в виде аннотаций? Шеф торопить тебя не будет, но лучше знать.

— Я всё просмотрел в виде аннотаций, примерно половину успел в полной форме, - Майер не моргнул и глазом. - Мне нужно часа три, чтобы скомпилировать первый вариант отчёта.

Умник присвистнул.

— Во даёшь. Берите пример! - он указал на Майера. - Человек делал за день то, на что давали неделю, а остаток времени с чистой совестью общался с прекрасным полом. Нам с тобой хорошо, мы и отсюда можем работать, а остальным? Прямо хоть открывай тут филиал Института...

— Хорошая мысль, - спокойно отозвался Майер. - Директор говорит, что у тебя дома – лучшая лаборатория, хочешь – трансбиоти кой занимайся, хочешь – синтезом, хочешь – протезированием.

— Естественно, - хмыкнул Умник, - сам собирал оборудование, сам добываю реактивы.

— Я психолог, - напомнила Тевейра. - Мне нужно быть среди людей. Я не смогу работать отсюда.

— Нам обоим нужно чаще появляться среди людей, - добавил Майер. - Рони говорит, это важно.

— Что ж, тогда как в добрые старые времена, - проворчал Умник. - Вы двое – прикрытие и, так сказать, источник вдохновения. Остальные будут работать здесь, - он поправил очки. - И вот ещё что. Если пригласите кого старше сорока, на порог не пущу! Меня одного тут хватит!

— Эри, - Тевейра обняла его, - вы прелесть! Вы же рады, когда мы здесь, так чего дуетесь?

— Он, - Умник ткнул пальцем в Майера, - тут совершенно лишний. Кроме шуток, Майер, иди займись делом. Дай почувствовать себя счастливым!

— Не вопрос, - Майер улыбнулся и похлопал Умника по плечу.

- - -

На войне Умник у них был хирургом, вместе с Майстаном, остальные ассистировали. Практики у Майера с тех пор почти не было, и предстояла очень неприятная задача. «Трофей» , который они добыли в коридоре давилки, хоть и перестал пахнуть, на вид был ужасен. На войне чего только не насмотришься, но вот так, в мирное время...

Ладно. Глаза боятся... Майер включил тягу, надел маску, установил камеры и приступил.

Срезать одежду, обеззаразить, в контейнер – поискать, что там у него интересног о. А на остальное напустить сканеры и диагност. Остальное уже – для совсем других специалистов, которые изучат снимки и пробы тканей и сделают выводы.

Через сорок минут Майер закончил. Теперь заморозить «трофей» , убрать его пока куда подальше, это уж пусть Умник решает, куда. Одежду и прочее тоже ему исследовать.

Когда он уже убрал всю спецодежду в «горячую камеру» , для стерилизации, и вымыл руки, постучалась Аванте.

— Нам нужна ваша... - её взгляд упал на то, что лежало за Майером, на столе. Майер быстро прикрыл ладонью её глаза и прижал к себе.

— Не смотри, - он физически ощущал её испуг и отвращение. - Это не всегда красиво выглядит. Отвернись и постой, я уберу его.

Аванте выполнила его просьбу, прикрыв глаза. Теперь ей мерещилось то, чего не было – запах, кровь повсюду. Человек умер плохой, неприятной смертью, вот что это значит. Майер осторожно взял её за плечи.

— Всё. Так что вам нужно?

— Мама поручила нам самим разбираться, что случилось с Каэном. Нам нужна ваша помощь.

— Готов, - он запер «холодильник» и выключил тяги. - Всё? Успокоилась?

— Этот человек умирал долго, - Аванте посмотрела ему в глаза. - Я знаю. Может, это вам пригодится. И ещё... - она потянула его за руку. -Выйдем, не хочу говорить при нём!

— Айри, - она дождалась, когда Майер захлопнет и запрёт дверь в лабораторию, - я буду вашим психологом. Если только вы не против. Спортом вы тоже будете заниматься со мной, хорошо?

— Договорились, - он посмотрел в её лицо со всей серьёзностью И десятки вопросов, которые начали роиться в голове, сами собой разлетелись прочь.

— Вы правда быстро учитесь, - поразилась Аванте и погладила его по щеке. - Простите, я не могу на «ты» . Не получается! А вы говорите, как вам приятнее. Идёмте, - она потянула его за руку, - нас ждут.

- - -

— Да, мама, -Тевейра говорила по телефону, когда они вошли. - Справимся, но нам нужны ещё люди. Нет, Эри не против, если они моложе сорока, - Тевейра рассмеялась, было видно – старалась сдерживаться. - Да, я сама выберу. Не беспокойся, мама, справимся. Обязательно! - она убрала телефон. - Аванте, Каэн, - она посмотрела каждому в глаза, - начинайте. Айри, - Тевейра отвела его в сторону, - мне нужно, чтобы вы следили за Каэном. Если вдруг мы не уследим. И... - она оглянулась и перешла на шёпот, хотя их и так не могли слышать. - Аванте, когда вы рядом, вся сияет и работает почти как вы, неделю за день, - она улыбнулась. - Хорошо?

— А вы куда?

— Поговорю с Лесом, - Тевейра перестала улыбаться. - Звоните когда нужно, я буду рядом, - она обняла его. - Не скучайте!

Стемран, штаб-квартира Консервативной Партии, Техаон 13, 113, 10:15

— Теаренти Мерона, - секретарь закрыл за собой дверь. - Там человек в сопровождении полиции. Он хочет что-то сказать вам.

— Конечно, пусть входит, - согласилась Мерона. Чего только ни увидишь.

Человек был испуган, но в присутствии Мероны успокоился.

— Можно попросить вас подождать в приёмной? - Мерона поклонилась полицейским. - Я думаю, теариан Эгес хочет сказать что-то в частном порядке.

Полицейские переглянулись – то, что Мерона знает всех по имени, всякий раз удивляет.

— Теаренти, - Эгес сидел на стуле напротив, то и дело отводил взгляд. - Я помогал людям, которые что-то замышляют против вас.

Мерона очень внимательно слушала его, задавала вопросы. К концу рассказа задержанный и вовсе успокоился. Мерона попросила одного из полицейских войти в кабинет, а другого – подождать в приёмной, с задержанным.

— Он пришёл с повинной? - поинтересовалась Мерона.

— Да, теаренти. Признаться, мы ничего не поняли из его признаний, потому что это всё выглядит нелепо. Что он во сне с кем-то говорил и так далее. Записи, которые он передал, у нас в полицейском управлении.

— Я должна сделать официальный запрос, чтобы получить копии записей, - Мерона набрала номер. - У меня просьба, распорядитесь немедленно сделать копии и передать моему курьеру, которого я сейчас отправлю. Запрос прибудет в течение часа. Я понимаю, что это нарушение инструкций, но...

— Не беспокойтесь, теаренти, - полицейский коротко поклонился.

— И просьба до конца следствия поместить задержанного под усиленную охрану.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, поместье «Шиповник» , Венант 10, 1415 В.Д., 9:50

— Волнуетесь, Ваша Высочество? - Вереан посмотрела ей в глаза и ободряюще улыбнулась. - Я вас понимаю. Перед великими событиями всегда волнуешься. Есть ещё десять минут – прикажете сделать вам кофе?

Принцесса смотрела в её глаза. Нет, мне не кофе нужно, читалось там. Мне нужно чуть-чуть сильнее поверить в себя. И Вереан прекрасно знала, что некоторая растерянность Аганте кажущаяся. Случись какое-то событие, возникни необходимость немедленно действовать – принцесса моментально возьмёт инициативу в свои руки.

- - -

...Вы должны жить так, Ваше Высочество, словно меня нет. Словно я могу исчезнуть в любой момент. Няня, вы не можете пропасть! Так не бывает! Люди не умирают просто так, и вы никогда не умрёте! Вереан улыбалась на это, но не лгала, принцессе лгать нельзя. Или молчи, если не уверена, что тебя поймут, или говори правду.

Она оставляла принцессу, неоднократно. Иногда – надолго. То обязанности – иной раз нужно лично побывать где-то. Иногда – стечение обстоятельств. Нужно иногда проходить медосмотр, посещать психолога, и много чего ещё. Да и отпуск, пусть и краткий, нужен. Нужен очень часто.

...Няня, где вы были?! Я искала, а все говорили мне какую-то чушь! Вы же обязаны быть рядом со мной! А вы уехали!

...Да, я уезжала, Ваше Высочество, но я всегда оставляю с вами надёжных людей, я не бросаю вас.

...Не нужны мне эти люди! Я хочу, чтобы вы всегда-всегда были рядом! Вы обязаны!

...Это не всегда возможно, Ваше Высочество. Я слежу, чтобы всё, что входит в круг моих обязанностей, выполнялось. Я не всегда всё делаю сама, люди сильны потому, что им помогают другие люди. Я человек, простите, что напоминаю, и мне тоже нужен отдых.

...Вы не любите меня! Я теперь взрослая, хлопушка вам не поможет! Я скажу... я скажу, и...

...Да, Ваше Высочество?

Она тогда долго не могла придумать, что она скажет. Дети бывают иногда так обидчивы. И случилась, произошла первая попытка шантажа. Няня очень внимательно выслушала то, что пообещала ей подопечная, после чего поклонилась, уселась у двери и достала свой кинжал. Няня никогда не доставала его просто так, оружие не терпит, когда его вынимают забавы ради. Если вы достали оружие – значит, в этом есть необходимость, и вам не будет стыдно за то, что прикоснулись к нему. Няня, зачем вам кинжал?

...Вы угрожаете мне, Ваше Высочество, и вы собираетесь рассказать обо мне то, чего не было на самом деле. Я не имею права, а если бы имела – не смогла бы обвинять вас во лжи. У меня есть единственный способ сохранить имя и лицо.

Няня положила кинжал справа от себя, спокойно развязала пояс тефана и сняла верхнюю его часть. Не торопясь, сложила его втрое и положила перед собой.

— Я всегда была вам верна, Ваше Высочество, и остаюсь верной, - няня улыбнулас ь, поклонилась, коснувшись пола лбом. Взяла кинжал и поклонилась ему. - Никто не осудит вас, Ваше Высочество. Никто не упрекнёт вас, если вы не захотите смотреть и отвернётесь.

Видимо, только в последний момент Аганте поняла, что всё, что она видит – происходит на самом деле. Она сама не помнила, что кричала – помнила, только, что кричала, испугавшись – впервые испугавшись всерьёз не за себя. Но подходить не осмеливалась – было видно, сделаешь шаг – и няня отправит кинжал в последний путь – косо через живот, через пояс смерти, и напоследок – в печень и сердце. Няня молча слушала всё, что говорила принцесса, пока та не уселась на пол и не разрыдалась.

— Вы разрешите, Ваше Высочество? - спросила Вереан, когда принцесса притихла, подняла заплаканное лицо и стало понятно – не знает, что сказать. - Прошу простить, если я была в чём-то виновата.

— Нет! - Аганте встала на колени. - Няня! Вереан Аван-Лан эр Рейстан! - видимо, страх вернул одиннадцатилетней принцессе способность здраво рассуждать. - Прошу простить мои слова! Я не хотела оскорбить вас и приму любое наказание как должное, - она поклонилась и замерла так.

— Встаньте, Ваше Высочество, - услышала она через несколько минут. Няня уже была одета и кинжала не было в её руке. - Мы с вами обе провинились, наказание положено обеим. Вы не усвоили мои уроки, а я не проследила за этим. Ваше Высочество, - и принцесса посмотрела ей в глаза. - Прошу вас помнить, что если я во второй раз в таких же обстоятельствах извлеку оружие с той же целью, я не смогу вернуть его в ножны – это всё равно, что потерять имя.

— Няня! - принцесса бросилась к ней и обняла. И всё. «Я больше не буду» , сказала бы девочка, как говорила многократно в прошлом. Но сейчас что-то изменилось. Вереан молча прижимала её к себе, а сама ощущала, что ощущала в одном из боёв, когда заряд, шедший прямо в лоб её кораблю, удалось рассеять в последний момент. Сама Тень прошла мимо и почти что взяла её за руку. Но передумала. Никому не описать это ощущение, пока сама не испытаешь. А когда тебе только двадцать и ты сама не слишком давно была ребёнком...

- - -

— Её Величество ан Роан, - доложил герольд – тоже фантом, но сейчас многое, многое изменилось, и фантомов разрешила использовать сама Королева. Тем более, это не просто призраки, изображения, удавалось транслировать и кое-что ещё. Как минимум, запахи – личные, без которых такое общение становится профанацией. Остальное приходилось додумывать. Вереан встала на колено и склонила голову.

Её Величество откинула вуаль. Видно было, что она в Парке Времени, месте принятия важнейших решений, а по обе стороны её, коленопреклоненные, несколько важных чиновников.

— Дочь моя, - принцессе необязательно становиться на колено, достаточно наклонить голову. - Мы потратили много времени на то, чтобы обсудить все обстоятельства и последствия вашего замысла. Я рада сообщить, что мы достигли единого мнения. Я даю вам благословение на всё, что вы намерены сделать на территории мира Стемран.

Принцесса поклонилась.

— Я поручаю вашей помощнице отобрать персонал, который будет сопровождать вас в Стемран и помогать вам реализовывать ваши планы. Вы вместе с ней сообщите, что вам необходимо для исполнения миссии. Дочь моя, - и принцесса вновь посмотрела в глаза матери. - Это большой риск. Вы не имеете права проиграть.

— Да, Ваше Величество, - принцесса поклонилась. Победа или смерть, это понятно. В случае неудачи – смерть от своей руки, в присутствии помощницы, которая подтвердит, что принцесса ответила за свою ошибку, как подобает – подтвердит, прежде чем последовать за своей госпожой.

— Как только вы станете у истоков нового дома, вы станете равной мне, дочь моя. Вам решать, каким будет Великий Дом Стемран. Я верю, что в ближайшем будущем я приму ваше приглашение, чтобы лично поздравит ь вас. Удачи, - и Её Величество поклонилась дочери, что случалось не так часто. - Да хранит вас Великое Море.

— ...Ваше Высочество? - у принцессы дрожали руки. И всё. Это с ней случалось и раньше, все по-своему реагируют. Невозможно оставаться безучастной.

— Всё хорошо, Вереан, - принцесса улыбнулась. - Хотя к такому не привыкнуть.

— Прикажете исполнять приказ Её Величества?

— Мы обе займёмся этим. Но вначале, ты права, я хотела бы выпить кофе.

- - -

Внизу, в покоях, всё менялось. Аганте обняла Вереан и прижала её к себе, и долго не отпускала.

...Ваше Высочество, я нарушила основное правило, и если меня об этом спросят вы понимаете кто, то я скажу правду. И мы никогда уже не увидимся. Я не могу лгать. Я допустила в своё сердце страсть, на которую не имею права. Мне очень трудно, когда мы одни и я в вашем полном распоряжении. Прошу не заставлять меня переходить последнюю черту.

...То, что происходит, не предосудительно, няня. Вы сами говорили. И вы следите за приличиями, и держите меня на расстоянии, и я признательна вам за это. Хотя меня почти уже не требуется одёргивать.

...С каждым разом мне труднее и труднее не делать этого, и потому я чаще говорю «нет» . Ваше Высочество, скоро вам необходимо будет найти избранника. И вы полюбите его. Нет, это будет само собой. Во всех наших замыслах есть то, чего мы сами не ждали. Если я не справлюсь, я помешаю вам выбрать правильное будущее. Прошу не запрещать мне уйти, когда в том возникнет необходимость.

Уйти, Вереан?

Да, и она улыбнулась. Нет, не в этом смысле. Я буду рядом, как тогда, когда мы с вами только познакомились. Я буду нянчить ваших детей, если вы позволите, и продолжать помогать, но в вашей семье будут другие близкие вам люди, и любовь к ним, и дела, в которых мне нет места. Мы обе знаем, что так и ожидалось. Просто – ведите себя, как мы с вами научились. Словно каждый день и каждый час – последний. Прощайтесь с тем прошлым, которое было, без сожалений и страха, без грусти и гнева. Прошлое оставило вам настоящее, а будущее всегда ярче, когда создаёшь его своими руками. Вы давно уже умеете жить сами, без меня, и прекрасно это понимаете. Просто – позвольте мне самой решить, когда мне пора уйти. Во всех смыслах.

Но...

Да, Ваше Высочество. Я приду, когда будет нужно. Когда на самом деле будет нужно.

— Мы выиграли первый бой, Ваше Высочество, - Вереан «затенила» окна, хотя всё равно никто ничего не смог бы увидеть снаружи. - После боя всегда так.

— Ты не рассказывала никогда, - Аганте взяла её за руки.

— А вы не спрашивали, - улыбнулась Вереан. - Я когда-то просила не спрашивать. Но теперь – спрашивайте, если хотите. Я не всё могу рассказать, но кое-что могу.

Руки у Аганте снова начали дрожать.

— Будут и следующие бои, - заметила Вереан. - Вам сегодня предстоит решить – где и когда. Но это подождёт, вы правы. Вы должны быть готовы и собраны.

Принцесса кивнула, глядя в её глаза.

— Да, Аганте, - улыбнулась Вереан. - Да.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 13, 113, 10:20

Майер ощущал себя лишним. Умник перебирал бумаги, что-то напевал себе под нос. Аванте и Каэн трудились, как ни в чём не бывало – изучали данные съёмок, обсуждали. Тевейра сидела рядом с ними и поясняла, если речь заходила о ком-то. Похоже, как и Мерона, Тевейра знает очень и очень многих жителей столицы.

Получалось, что Лес сработал, как детектор лжи. Мерона уже успела выяснить подробности о многих тех, кого «отметил» Лес в ту ночь, ночь событий в квартале Гаххар. О которых не сообщило ни одно СМИ в Старом Мире. Цензура работает на совесть. Так, подумал Майер, а ведь это многое объясняет. Мы считали, что Лес принял людей просто как ещё один вид, который стабилизирует обстановку. Пока роботы, уж непонятно как, обеспечивали Лесу безопасность и вписывались в общую картину, Лес их поддерживал, и даже вырастил «плазменные кусты» , от которых подзаряжались все автоматы, включая «генералов» . А в этот раз Лес недвусмысленно отреагировал на угрозу, Мерона тогда думала, что нам тут всем грозит опасность, и Умник чуял, что могут вскорости вычислить его тайну про Тропу и нулевой коридор. И Лес показал именно тех, кто представляет, в нашем понимании, угрозу. А захоти мы всерьёз – и сожрал бы их, нет сомнений. Самый надёжный способ борьбы с противником – съесть.

Таким образом... Майер перелистнул ещё несколько листков. Бумага недёшева, но Умник предпочитает настоящую бумагу. А вот Каэн, например – вечный блокнот, разворот двух страниц, принимающих любую фактуру и текст, при помощи стила или датчика мыслей, которые легко можно листать, на которых легко искать, которые могут стать нужным количеством фантомных, неотличимых от подлинных, страниц. Удобно, бережёт окружающую среду, говорил Умник, но я не уважаю книги, которые нельзя подержать в руках, насладиться запахом времени, пошуршать в своё удовольствие. Ну или хотя бы подтереться, если ни на что другое не годны.

...Таким образом, Лес отреагировал на мысли минимум трёх людей. Но как Лес определил, что опасны именно те, к кому сбегались кольца? Ведь никогда он не вступал в контакт с человеком, как мы мечтали – братья по разуму, математика как язык Вселенной и тому подобные вещи. Ноль, пусто, никакой реакции, фигу вам, а не контакт. И не топчите траву, а то кольца долго ждать не придётся... Тевейра в то время, похоже, не вполне включилась, может, потому, что не осознала, как же ей себя вести со мной и Мероной. Так? Она ведь тоже беспокоилась. Итак, Лес продемонстрировал, что готов сотрудничать. Или это просто рефлекторная реакция, исполнение неявно выраженной команды «генералов» ? Разум или рефлекс? Хотя есть теория, что разум – тоже вид рефлекса.

Все заняты делом, подумал Майер, и мне пора. И тут зазвонил телефон. Доктор оставил стопку листов на столе, вышел наружу. Привычка – все разговоры, если возможно, вести без свидетелей. Так удобнее.

Теариан Майер Акаманте эр Нерейт?

— Беррон! - Майер был приятно удивлён. - Я уже начал беспокоиться.

— Визу долго не давали, - усмехнулся тот. - Майер, у меня с собой много странных новостей. Если возможно, я хотел бы поговорить с вами лично.

— Фантом вас устроит, или лучше лично?

— Если возможно, я предпочёл бы лично. Я остановился в «Водопаде» .

— Вы ведь взяли с собой бумаги из Академии? - Майеру пришла в голову идея. Привозить Беррона в поместье особого смысла нет, но вот провести день-два в Институте он вполне может. Тем более, что Беррон не любитель шумных увеселений. А уж найти, чем его развлечь, найдётся. - Замечательно. Тогда обратитесь к администратору, пусть вам закажут билет на маршрутный рейс до Института Биологии. Скажите, когда вылетите.

Тевейра, все прочие говорят с лесом, как с живым и разумным. Да и я... в тот раз, говорил как с привычным мне собеседником, таким же человеком. А вот взгляд Леса... Точно! Все изучают электромагнитные свойства этого феномена, и там всё уже понятно, откуда приходят электромагнитные волны, и какие когда, и какой интенсивности, а пробовал кто-нибудь изучать изменение фантомных структур? Иными словами, отмечали ли «пси» -аспекты, реакцию на специфические особенности самих людей? Именно на мышление? Ведь взгляд был и раньше, но раньше всё было понятно, если ощутил что-то такое, то беги со всех ног или влезай на дерево – кольцо вот-вот появится.

Майер кинулся к столу, не обращая внимания на взгляды остальных, и принялся листать. Есть, есть исследования, попытки исследований... но... или свёрнуты, или прекращены из-за перевода сотрудника в другую лабораторию, отъезда...

Умник и Тевейра переглянулись, и Умник прижал палец к губам – не мешайте ему. Майер явно что-то нашёл, писал, перелистывал бумаги, ничего вокруг не замечая. Тевейра сходила и принесла ему поднос с чаем и сухариками. Майер даже не заметил, не поблагодарил – просто взял, с явным удовольствием отпил и продолжил работать. Тевейра посмотрела в глаза Умнику, тот сокрушённо покивал – что с него взять! Тевейра улыбнулась, встала рядом с Майером, но не за спиной, он от этого выходит из себя и обижается, как маленький, и прикрыла глаза, улыбаясь. Ей было очень-очень хорошо.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, отель «Сияние» , Венант 10, 1415 В.Д., 11:20

— Тевейра Арэс-Таэр эр Тессорет эр Фаэр, - Её Величество Королева Фаэр прибыла сама, инкогнито. - Я знаю вас, как крайне здравомыслящего человека, способного на риск, и умеющего рассчитывать последствия. Предложение принцессы Аганте не застало нас врасплох, но привело к тому, что мы пересмотрим наши планы относительно сотрудничества с Великим Домом Рейстан.

Мегин Тервен эс Фаэр, помощница Тевейры, стояла, преклонив колено. Все три – королева, Тевейра и Мегин – казались родными сёстрами – ослепитель но-белые волосы, не серебро седины, а цвет чистейшего снега, символ чистоты во всём. Овальные лица, тонкие губы и светлая, как у альбиносов кожа. При этом стройные и величественные.

— Мы с вами похожи не только внешне, - заметила Её Величество. - Старшая дочь вскоре сменит меня на троне, младшая породнилась с одним из северных домов, я пока не могу раскрыть, с каким. Сегодня ночью было заседание Совета Безопасности, и мы пришли к выводу, что вы отныне должны представлять Королевство не как достойная дочерь вашего дома, но как особа королевской крови. Я привезла с собой людей, которые подтвердят вашу личность и будут свидетелями того, что я объявляю вас своей приёмной дочерью и даю все полномочия действоват ь единолично от имени Великого Дома Фаэр на территории мира Стемран.

— Это большая честь для меня, Ваше Величество, - и сама Тевейра, и её помощница поклонились.

— Это большая честь для нас всех, - Её Величество прикоснулась ладонью к щеке Тевейры и её помощницы. - Мы знаем примерный расклад сил. Граждане Стемрана, включая теаренти Мерону эр Тессан и её друзей, очень ценят свою свободу и будут, если потребуется, защищать её с оружием в руках. Мерона – дальний потомок Великого Дома Фаэр, а это значит больше, нежели утверждают генетики, - и Её Величество, и обе остальных улыбнулись. - Дом Рейстан будет действовать в своей обычной манере. Собирать компрометирующие материалы на всех, создавать напряжение в случае, если их позиции будут слабеть, быть готовыми применить силу, если вы трое не сумеете договориться. Вашей миссией, Тевейра эр Фаэр, будет обеспечить успех этой церемонии.

— Слушаюсь, Ваше Величество.

— Многие и в доме Рейстан, и в доме Те-Менри недовольны столь быстрым развитием событий. Им выгоднее, чтобы мы протянули вопрос ещё лет сорок-пятьдесят, когда большинст во ветеранов Войны отойдут в царство Тени, а с новым поколением будет проще справиться. Мы не ставим целью добиться, чтобы именно вы стали во главе Великого Дома Стемран. Ваша задача – обеспечить его создание. Вы – одна из лучших наших дипломатов, дочь моя, - королева сделала шаг вперёд и обняла вновь объявленную принцессу. Тевейра эр Фаэр ощутила тепло, которое пришло из ниоткуда и наполнило её радостью. - - Да, я в вас не ошиблась. Я тоже почувствовала. На колени, принцесса Тевейра эр Фаэр. Да не встанете вы более на колени ни перед кем, кроме тех, кому верны, - Её Величество взяла у одного из сопровождавших её кинжал, обнажила оружие и прикоснулась кончиком клинка ко лбу, щекам и шее Тевейры. - Встаньте, дочь моя.

Её Величество махнула, не глядя, рукой и в комнате остались они втроём. Принцесса Тевейра эр Фаэр пристегнула ножны, оружие подобает носить открыто, и поклонилась.

— Мы не будем придавать вам армию шпионов и диверсантов, как это сделал бы дом Рейстан, - Её Величество улыбнулась одними губами. - У вас будет немного помощников, но крайне полезных и преданных. Мегин, - Её Величество посмотрела на помощницу принцессы и та склонилась в почтительном поклоне. - Нет более необходимости скрывать, кто вы. Пожалуйста, назовитесь.

— Я Мегин Тервен эс Фаэр, - Мегин коротко поклонилась. - Я скажу это только один раз, Ваше Высочество, и прошу вас дать клятву, что вы не потребуете от меня повторить мои слова.

— Клянусь, - принцесса была в недоумении. Ещё час назад они обе были работницы дипломатического корпуса, подруги в течение уже более чем двенадцати лет, обе закончили одни и те же учебные заведения и всегда служили вместе.

— Перед вами Aenin Rinen , Ваше Высочество, - Мегин сложила руки перед грудью. - Я благодарна Её Величеству, что она позволила мне быть так близко к вам и так близко к Великому Дому Фаэр. Орден согласился, чтобы я открылась, потому что нам будут противостоять весьма влиятельные люди, жаждущие оставить Стемран колонией.

Принцесса поклонилась, почти рефлекторно. - Благодарю вас за доверие!

— Теаренти Мерона эр Тессан сама назвалась Aenin Rinen , вопреки воле Ордена, - продолжила Мегин с каждым словом превращаясь в прежнюю Мегин – болтливую, способную на безудержное веселье, при этом добрую и очень чуткую. Невзирая на профессию. - Всё это время был в силе смертный приговор, в случае, если Мерона вернётся на Шамтеран. Мы снимаем этот приговор и будем всемерно содействовать ей и её детям. Спасибо, Ваше Величество, - и превращение Aenin Rinen в прежнюю Мегин завершилось.

— Пройдёмте со мной, - Её Величество распахнула двери. - Мы подпишем все необходимые бумаги.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, отель «Сияние» , Венант 10, 1415 В.Д., 13:40

— Вейри? - Мегин потрогала подругу за плечо. - С тобой всё хорошо?

— Не очень, - призналась Тевейра эр Фаэр. - Я думала, всё будет, как мы задумывали. А теперь... я даже не могу понять, как к вам обращаться!

— Как и раньше, - предложила Мегин, лицо серьёзное, но глаза улыбаются. - Мегин или Мэг. И на «ты» .

— Ты мне ничего не расскажешь, да? Вся твоя история...

— ...чистая правда. Просто я говорила не всё.

— И тебе правда двадцать три года?

— Как и тебе. Мы обе очень талантливые. Только в разном, - Мегин посмотрела в глаза подруги и обе рассмеялись. - Ну не дуйся! - она обняла принцессу. - Знаешь, я никогда не думала, что буду обнимать настоящую принцессу! Тем более помогать ей! Всё? Всё хорошо, Ваше Высочество?

— Давай и ты тогда, как раньше.

— А мне так тоже нравится! Ну вот, опять ты дуешься...

— Нас не примут всерьёз, - покачала головой Тевейра. - Вот точно говорю!

— Дом Рейстан? И хорошо, что не примут. Принцессе Аганте была нужна бедная родственница. А мы с тобой не слишком богаты, к тому же любим авантюры, и никогда никого не предавали. Вот она и выбрала нас.

— Сама?

Тевейра эр Фаэр смотрела в глаза Мегин. Та выдерживала взгляд. Но в конце концов потупилась с виноватым видом.

— Не совсем...

Принцесса Тевейра расхохоталась.

— Мэг, - она посерьёзнела, - я боюсь эту её помощницу. Она точно ничего не заподозрила?

— Ничего, - подтвердила Мегин. - Правильно боишься. Если нужно, она убьёт всех, кто встанет на пути. Она обучена некоторым искусствам Aenin Rinen , но ей это не помогло, меня она не почувствовала. А вот тебя я научу нескольким очень полезным мелочам. Через два дня в Стемране пройдёт референдум, а через три дня Мерона пригласит нас всех – приступить к подготовке церемонии.

— Откуда ты знаешь?

— Телевизор смотрю, - Мегин была сама серьёзность, принцесса снова рассмеялась. - Вот с этого мы и начнём. С разговора без слов. Тебе будет очень полезно общаться так, чтобы никто ничего не заподозрил.

— Этому можно обучить за три дня?- Тевейра с сомнением посмотрела на Мегин.

— Пять лет и три дня. Я занималась с тобой всё время службы в Корпусе, пусть ты и не замечала. А сейчас мы начнём проверять, как ты усвоила уроки. Пообещай мне одно, Вейри. Нет, именно мне, Мегин, твоей подруге и помощнице. Пообещай, что не подумаешь обо мне ничего плохого в ближайшие шесть часов.

— Я обещаю, - Тевейра эр Фаэр поклонилась.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 13, 113, 14:45

— ... Айри, - Тевейра потрогала его за плечо. - Вы ставили сигнал на без десяти три.

Майер с трудом отвлёкся. Нашёл, подумал он, я нашёл то, где мы ничего не замечали, глядя в упор. Думаю, что нашёл.

— Вейри? - он оглянулся. Сидит в кабинете Умника, один, жарко горит камин, тепло и уютно, Тевейра стоит рядом и, улыбаясь, смотрит на него.

— У вас встреча?

— Да, - Майер выпрямился. - Спасибо, что напомнила. Что-то я увлёкся. А где все?

— Кто где. Тут много комнат. Мы с Эри попросили, чтобы вас не отвлекали.

— Спасибо, - Майер обнял её и сердце забилось, как забилось бы пятьдесят лет назад. Обратил внимание на чайный поднос. - Это ты приносила?

— Я, - подтвердила Тевейра. - Приятно смотреть, как ты работаешь. Что-то нашёл? Не беспокойся, машина уже готова, я заправила её.

— Нашёл, - согласился Майер. - Думаю, что нашёл.

— Умница! - она поцеловала его. - Расскажешь? Я хочу поехать вместе с тобой. Я думаю, Беррон будет рад видеть меня, а мне лучше убедиться, что с ним всё хорошо.

— Я не называл имён, - настороженность появилась и пропала из его взгляда. Тевейра улыбнулась.

— Тебе придётся привыкнуть. Нет, я не читаю мысли, как в фантастических романах. Это образы. Мне трудно объяснить... я поняла, что это он. И ещё, Айри. У мамы завтра вступление в должность, а сегодня она просила приехать – нас с тобой и Каэна. Ближе к вечеру, на рейсовом автобусе.

Майер чуть по лбу себя не хлопнул. Если ездить» как все» , и не бояться быть среди обычных людей, то рейсовый автобус – идеальный вариант. Ему положен синий коридор, специальная трасса, где автомобиль может разгоняться до сверхзвуковой скорости – не травмируя природу вокруг. Сорок пять минут туда, сорок пять обратно. Частным машинам этот коридор заказан, поэтому Умник летает так долго – единственной альтернативой было бы делать прыжок через ближний космос, но ПВО, ПВО...

— Да, - подтвердила Тевейра, снова угадав мысли. - И совершенно легально. И никто не заподозрит... Ты готов? Уже пора!

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, поместье «Шиповник» , Венант 10, 1415 В.Д., 14:40

— Анализы показали, Ваше Высочество, что церемония признания никак не сказалась на моём организме, - закончила Вереан. - В воде, которую я пила, также не содержится ничего, что могло бы вызвать эйфорию, которую я испытывала. Я не сомневаюсь, что мы имеем дело с хорошо разыгранным представлением.

— Праздники Моря, - принцесса посмотрела на карту Стемрана, она сейчас занимала всю дальнюю стену. Хорошо потрудилась разведка, очень хорошо.

— Совершенно верно, - помощница поклонилась. - Людям низким нужен театр, нужно то, что можно потрогать и увидеть. Для них мы проводим Праздники Моря, и давно известно, что Посвящённые – в первую очередь мастера гипноза и прекрасные психологи.

— Вы не верите во Владычицу Моря, - заметила принцесса. Сама она верит. И Вереан никогда не иронизировала над её взглядами. - Но принимаете как должное всё, что делается в Её честь.

— Я верю в людей, - вновь поклонилась Вереан. - Если вы верите и почитаете Владычицу Моря, и если Она позволяет мне служить вам, не веря в Неё, значит – и в этом её воля.

Принцесса едва заметно кивнула. Мама говорила, что это было основным возражением против именно этой няни – то, что Вереан не почитает должным образом Море. Человек, который не признаёт существование породившей его силы, которую не одолеть и не понять до конца, говорила мама, в итоге останется сам с собой, наедине с той пустотой, из которой вышел и в которую вернётся. Владычица Моря милостива, она всем воздаёт тем, во что те верят. Веришь в то, что нет Её, а есть только космос, лишённый разума и непостижимости – останешься с ним в свой последний час, и уйдёшь из жизни в отчаянии и безнадежности – и всю жизнь будешь трепетать перед осознанием этого. Нет исключений, дочь моя, если ты не ощущаешь себя частью чего-то, что породило тебя и возьмёт обратно, что невозможно постичь, чей главной силой является любовь – значит, не будет в твоей жизни подлинной любви.

Но то, что в жизни Вереан есть подлинная любовь, теперь понимали все.

— Я предлагаю вот этих людей, - Вереан, убедившись, что тема исчерпана, вывела на экран список. - Вам предстоит принять веру Стемрана, госпожа. Вам будет очень трудно, вам придётся служить сразу двум силам, и суметь примирить их в своём сердце. Простите, что напоминаю. Люди Стемрана очень чутки к фальши, и даже если Великий Лес – просто хорошо разыгранное действо, они в него верят всей душой. Без фанатизма и ярости. Именно это роднит их с нами. Пусть они необразованны и не знают подлинных ценностей, но они умеют служить тому, во что верят, у них есть смысл жизни. Такие люди непобедимы.

Принцесса кивнула.

— Люди, которых я предлагаю, - Вереан провела зайчиком указки по списку, - также могут принять новые взгляды, не отвергая прежние. Это очень трудно, но я в них верю.

— Я ознакомлюсь и приму решение, - принцесса встала. - Спасибо, Вереан. Ближайшие два часа я буду занята, прошу оградить меня от всего, что может подождать.

Вереан низко поклонилась и затворила за собой двери кабинета. И вернулась, ненадолго, Пантера – когда Вереан проверила в очередной раз, что поместье под надёжной охраной. Вы великолепны, подумала Вереан в который раз. Я специально уезжала иногда надолго, чтобы наблюдать и вновь убеждаться – вы не стали моей куклой, девочкой, которую я по глупости своей влюбила в себя и лишила воли. Вы тверды и изобретательны, самостоятельны и способны на риск, остры на язык и, главное, умеете быть доброй. Я должна сдержаться. И уйти, я смогу быть рядом, когда другие завладеют вашим сердцем, и не сойти с ума... Вереан улыбнулась. Владычица Моря, если Вы существуете, в добрый час вы направили ко мне того офицера, который предложил сменить карьеру пилота-истребителя на карьеру няни и помощницы принцессы. Только так я смогла понять подлинную мощь Империи, о закате которой все твердят.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, отель «Сияние» , Венант 10, 1415 В.Д., 15:30

— Всё хорошо, Ваше Высочество? - Мегин прикрыла принцессу Тевейру лёгким покрывалом, сама уселась на пол рядом. - Должно быть горячо во всём теле.

— Мэг, у меня крыша ползёт, - призналась принцесса. - Во все стороны сразу. Если бы нас за таким застукали в Корпусе, точно бы выгнали...

— Лишили имени и дали пожизненное, - согласилась Мегин. - Ничего не болит? Не делай резких движений.

— Ничего. Я себя котёнком чувствую, - призналась принцесса Тевейра, для близких друзей и врагов – Рысь. Красться, поджидать момент и резко падать на голову противнику. Если Тевейре поручали чего-то добиться, добивалась. Вкрадчиво или силой, исподволь или почти напрямую, но выполняла все дипломатиче ские поручения. Были промахи, но не было провалов. - Таким, знаешь, с голубыми глазками. Дали молочка, вылизали, проверили под хвостиком и спать к маме под бочок...

— Повторить? - Мегин улыбнулась любимой своей зубастой улыбкой. Она сама не так известна, пусть в Корпусе и ей дали полуофициальное прозвище, Ласка. В паре с Рысью получается непобедимая команда. Наверное, поэтому они так быстро достигли званий, выше которых подняться можно только за выдающиеся достижения перед королевством или выслугу лет. - Какая из четырёх частей приятнее всего?

— Все, - призналась принцесса. - Стой! Ты что, серьёзно, что ли?! Мэг! - но та уже уселась к ней на колени и властным движением положила ладони на голову. - В конце концов, это неприлично!

— Можно подумать, можно подумать, - Мегин медленно проводила ладонями, прислушиваясь к ощущениям, - как смелости набираться с подружками перед вечеринкой, так нормально. Так мы ушки не прячем. А как к ответственной работе готовиться... Лежи смирно!

— Оденься, что ли?

«Вот ещё!» , услышала Тевейра, но не ушами, а как бы в самой голове. И даже не словами. Ощущением.

— Ч-ч-что?! - вздрогнула она. Мегин сидела, в чём мать родила, у неё на коленях и смотрела, улыбаясь, в её глаза.

«Если ты в самом деле меня слышишь, подними правую руку и заведи за голову» , снова не голос, а образы. Как будто ей это сказали. Принцесса Тевейра сделала то, что услышала и Мегин рассмеялась.

— Не зря я старалась, - чмокнула подругу в щёку и встала. - Будем заниматься всё свободное время. Достаточно, если ты просто будешь слышать меня. Нет.

— Что «нет» ? - принцесса Тевейра потрясена и не пытается это скрыть.

— Не оденусь. Одежда мне мешает заниматься. Ой, какие мы стеснительные! Как купаться, да загорать, да в общаге по ночам гудеть, так мы не стесняемся.

— Когда это я в общежитии голая ходила?!

— А вот под новый год, - охотно напомнила Мегин. - Кто-то два бокала лишнего выпил, и...

— Всё, умолкни! - принцесса Тевейра прижала ладони к лицу. - Вот зараза, поверить до сих пор не могу.

— Ничего, у нас есть пара дней. Поверишь. Ложись на живот и расслабься. Я повторю весь процесс.

— Мэг, я так не могу! - принцесса не улыбалась.

— Вейри, - Мегин уселась рядом. - Это просто массаж. Что за предрассудки! Медосмотра от романа отличить не можешь? В общем, подруга, теперь я буду спать с тобой под одним одеялом. Пока не вылечишься от глупостей. Кстати, у имперцев это в порядке вещей. Никого не шокируем. У них, знаешь ли, за подобные романы с прислугой... - Мэг провела ребром ладони по животу а потом – по горлу. - При большом стечении народа. Или в мешок – и в море. Хороший способ, правда?

— К-к-какой ещё способ?!

— Соблюдать приличия, - Мегин не улыбалась. - Всё, не дёргайся, держи меня за руку и лежи спокойно.

— Слушай, а как же тот парень, который за тобой ухаживал? Бросишь?

— Я ещё не нашла себе избранника. Мы просто гуляем с ним иногда, и всё.

— Слу-у-у-шай... Разве принцесса не обязана быть нетронутой?

— Женщине не полезно оставаться нетронутой после двадцати, - Мегин провела ладонью по животу Тевейры и та сумела не скривиться. Тем более, что было очень приятно. - А после тридцати пяти вредно. Ну да, я тоже «тронутая» , - Мегин улыбнулась. - Вейри, только имперцы придают этому священное значение. А потом не знают, что делать с девушками, которых пристроить не удалось. Только под замок и прятать, чтобы не видно было, как с ума сходят. Или в армию отдавать, или в торговлю, или ещё куда, чтобы энергию деть.

— Да-а-а? Значит, я не порченая?

— Нет, ты просто слишком добрая. Ничего, найдёшь себе избранника, сама поймёшь, что такое любовь на самом деле. Ну-ка перестань! - Мегин строго посмотрела на Тевейру, которая попробовала прикрыть ладонью самые интимные места. - У самой есть, не отниму! Боишься, так глаза закрой. Всё, садись, - Мегин помогла Тевейре усесться. И подняла с пола свой тефан, к немалому облегчению принцессы.

— Со здоровьем всё в порядке. В самом скором будущем сможешь завести очень здоровых детей... Чего кривишься? Вот когда тебе там устроят медосмотр, тогда и будешь кривиться.

— Ощущаю себя породистой кошкой, - Тевейра тоже взяла свою одежду. - Сейчас кота приведут, чтобы правильных котят принесла.

— Это часть договора, - Мегин помогла ей завязать пояс. - Но у тебя право самой найти избранника, а если не найдёшь вовремя, то... не страшно. Страшно, если кто-то из остальных двух родить вовремя не сможет. Вот тогда будешь породистой кошкой.

Принцесса Тевейра чуть не расхохоталась самым неприличным образом.

— Прости, - она взяла подругу за руку. - Я ещё не осознала, что это будет Великий Дом. И это совсем не смешно, а нормально, думать о таком...

— Осознаешь, - согласилась Мегин. - Нет, я правда ужасно рада! - она обхватила принцессу и долго не отпускала. - Сделаешь меня министром по вопросам приличий, будем имперцев штрафовать за нетронутость... - принцесса Тевейра рассмеялась, Мегин же была сама серьёзность. - Вот и хорошо. А теперь пошли вниз, есть хочу, сил нет!

Стемран, Институт Биологии, Техаон 13, 113, 16:20

— Сказочное место! - Беррон выглядел вполне здоровым, более того – помолодевш им. - Вы меня тогда спасли, теаренти, все доктора говорят, - Беррон поклонился ей и Тевейра с улыбкой вернула поклон. - Я перед вами в долгу. И знаете, одышка прошла, и курить почти не тянет. Признайтесь, ваша работа?

— Моя, - согласилась Тевейра. - Вернуть обратно?

— Что вы! - Беррон притворно ужаснулся. - Можно сесть? Так вот, - Беррон тоже любит настоящее. Портфель из подлинной кожи, представляю, какой крик подняли бы защитники животных, подумал Майер. Даже несмотря на то, что кожа выращена отдельно от животного. - Помимо пожара, о вас спрашивали самые разные люди. Никогда сами не приходили, не приезжали. Но стоило вам уехать, как всё прекратилось. Звонки, письма, все эти люди. Как испарились. Того человека, который нанёс визит вашим природным родителям, - Беррон протянул Тевейре папку и карту памяти. Та кивком указала – оставьте на столе. - Его задержали. Все доказательства на месте. Но он клянётся, что ничего не помнит, что действовал как по чужому приказу. Следствие ещё ведётся, но, - Беррон развёл руками, - трудно что-то установить. Он во всём признался, но упирает на то, что его заставили, у него нет повода угрожать и чего-то требовать от вашей семьи. И поводов действительно не нашли.

— Очень странно, - Майер почесал в затылке. - Скажите, Беррон, у вас ведь сохранились связи в полиции?

— Разумеется. Неофициальные, конечно.

— Так даже лучше. Вы могли бы попросить кого-нибудь составить список. Все те, кто приезжал со Стемрана обратно, с ними бывало что-нибудь странное? Незнакомые люди, угрозы на пустом месте, и всё такое.

— Бывало. Комиссар сам рассказывал. У них даже версия есть, что это группа людей, которые не любят Стемран и считают, что те, кто уехал туда – там и должны оставаться.

— А имена сможете узнать?

— Попробую, - поверенный покачал головой. - Я тут у вас задержусь на недельку. Раз так совпало, пусть будет отпуск. Может, посоветуете что-нибудь?

— Конечно, - Тевейра протянула ему визитку. - Позвоните, можно хоть круглые сутки, назовите моё имя и у вас будет гид. По льготным тарифам, - улыбнулась она. - Это не самое дешёвое, но не пожалеете!

— Оставайтесь здесь пока, - предложил Майер. - Здесь отличный парк, да и вообще место очень здоровое. А завтра, как отдохнёте – в город. Если захотите.

— Большое спасибо, - Беррон поднялся. - Очень, очень рад видеть вас в добром здравии. До свидания!

Они следили, как он прошёл сквозь «мираж» Тропы. И явно прошёл в лифт, потому что оба услышали, как Беррон что-то напевает, пока не закрылись двери.

— Айри, - Тевейра подвела его ближе к лифту и открыла двери. Тропа перед ними, туман и каменная крошка, синее свечение. - Эри беспокоится. Тропа растёт, и на ней происходят странные вещи. Помоги ему, хорошо? Ты же чуешь, где и куда копать. И не обижайся на Эри, он тоже тебя любит. Просто по-другому хвалить не умеет, - она рассмеялась. - Каэн внизу. Голоден или потерпишь? Мама будет рада, если мы поужинаем у неё.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 13, 113, 17:00

— Теариан Маэр эр Темстар? - фантом поклонился. Молодой человек, видно – кто-то из родителей из Фаэр, кто-то – с островов Империи. Мулаты обычно красивы – глаз не отвести, и вот пример. - Я Таэрвен эс ан Вантар, техническая служба мира Тессерон. Вы так и не пояснили нам, как нашим уважаемым гостям удалось вернуться живыми и невредимыми.

— Прощу прощения, - Умник поклонился. - Мы обрадовались, что они живы, и совсем забыли сообщить. Их выбросило в смежную область, оттуда они добрались до нас стационарными порталами.

— У меня тревожные новости, - Таэрвен поклонился. - Видите ли, некоторые наши зонды дальней разведки зафиксировали странные эффекты при попытке пройти через портал Стемран-1 при определённых условиях. Вам знакома эта картина? - и фантом поднял «газету» , на которой Умник и Аванте увидели пейзаж Тропы. - У нас возникает нестабильная периодическая связь с этим местом последние три дня. Порталом пользуются редко, некоторое время удастся скрывать этот факт от Старого Мира.

— Знакома, - признал Умник.

— У меня есть полномочия предложить вам помощь и попросить содействия в исследовании этого феномена. Причины я пояснил бы позже. Вам захочется подтвердить мою личность, - Таэрвен-фантом коротко поклонился, - я отправил уже письмо и нужные материалы теаренти Мероне. Я уже связывался с ней, она попросила изложить вам суть нашего предложения. Это неофициальное предложение, почему – вы поймёте.

— Я уже понял, - проворчал Умник. - Так это ваш фантом мы видели. И ваш эфемер. Чёрно-серый шар, штрих-код три семёрки...

— ...двадцать пять одиннадцать, - улыбнулся Таэрвен. - Верно.

— Проход сейчас открыт?

— Совершенно верно, я стою рядом с ним.

— Мы можем встретиться там и я провожу вас ко мне домой. Наденьте защитный костюм и не сходите с тропы. Аванте, - Умник сжал ладонь девушки, - встретит нас на месте.

— Договорились, - кивнул Таэрвен. - Я буду на месте через пять минут. Что мне делать?

— Дойдите до любой развилки и сядьте там на землю. Можете запустить эфемер, чтобы видеть, что творится вокруг. Если нужно спрятаться, можно сойти с Тропы на шаг в сторону, тогда вы будете видеть, вас – нет. Но будьте крайне осторожны, сделаете лишний шаг – утащит в давилку. Я покажу, что это такое.

Фантом поклонился ещё раз и испарился

— Справишься? - Умник обнял Аванте за плечи. - Только честно.

— Конечно! - подтвердила та с уверенностью. - Да вы же сами говорили, что синдром бывает только один раз. Всё, я уже уехала!

Стемран, Техаон 13, 113, 20:20

— Где мы? - поинтересовался Майер. Спускались по лестницам в неприметном здании в центре города, этажей семь спустились, он даже удивился – почему нет лифта.

— Это Бункер, - пояснила Мерона. - Остатки самой первой базы на планете. Никакой не бункер конечно, всё условно. Но здесь одно достоинство, здесь нас никто не слышит. Даже если просвечивает всё военным спутником или запустил сюда невидимку. Чувствуешь, что звенит в ушах? Правильно чувствуешь.

Открылась массивная дверь – комната, нет, целые апартаменты. Их встретила высокая женщина, по всему видно – тегарка,да и одета как подобает. Она улыбнулась и поклонилась вновь пришедшим. Майер заметил, как все, кроме него, на короткий миг прикрыли глаза. Мысли, подумал он. Они общаются мысленно.

— Вслух, - Мерона несколько раз легонько хлопнула в ладоши. - Не все здесь владеют мысленной речью. Это Эврин Маганте эр Тегарон, моя сестра по Ордену, дочь и преемница.

— Рада видеть вас, доктор Майер, - Эврин мягко пожала ему руку. - Прошу, присаживайтесь.

— ...Клиентка Каэна встретила его вот здесь, - указала Эврин на карте-схеме здания. - Это людное место, думаю, поэтому злоумышленник назначил ему встречу именно там. Заказом Каэну был голос, он не видел клиентку, только говорил с ней. Наши сыщики уже исследовали номер, где работал Каэн и номер где, предположитель но, была та женщина. Мы достоверно можем сказать одно: эта не та, которая оставила нам заказ. Та забыла о заказе и вернулась к себе в отель, мы уже выяснили, как она провела тот вечер.

— Мы нашли очень мало маркерных следов в комнате, - продолжила Эврин. - К нашему счастью, в тот раз делали только лёгкую уборку, иначе следов не осталось бы вовсе. Нет чётких отпечатков пальцев, но маркерный след есть. Здесь нам нужны уже услуги полиции и иммиграционной службы, у нас нет полной базы данных по всем жителям Стемрана и туристам, которые были зарегистрированы на момент преступления.

— Преступления? - Майер смотрел на схему. Странно, очень странно...

— Преступления, - подтвердила Эврин. - У Каэна было две внедрённых программы. По одной, он должен был пройти в отделение связи на площади Строителей и оставить ничего не значащую записку на листе бумаги, свернуть и бросить в урну. Всё. Вторая программа – самоубийство подручными средствами. Она запустилась там, в поместье, мы полагаем – потому, что поставлена непрофессионально. Я предлагала объявить о смерти Каэна, но мама против.

— Я тоже против, - подтвердила Тевейра. - Каэн смог вспомнить, что женщина говорила что-то о том, что ему помогут. Я думаю, обработать могли не одного Каэна, и мы пока не знаем, к чему приведёт объявление о его смерти.

— Я согласилась, - кивнула Эврин. - Каэну необходимо быть в районе площади Строителей, начиная с завтрашнего утра. Рядом с ним будут другие наши люди, мы будем слушать всех, кто рядом. Кто бы ни был человек, он должен отреагировать на записку в урне. Так мы сможем узнать больше. И конечно, мы отключили программы. Каэн, ты почувствуешь боль в сердце, когда будет сигнал к каждой из программ. У нас нет нужного оборудования, чтобы узнать о программах больше.

Тевейра обняла Каэна, а тому вновь стало неловко.

— Каэн, лично тебя обработал, может и не профессионал, но я уверена, это часть более сложного, очень чёткого плана. Впервые нам наносят такое оскорбление, - Эврин не улыбалась, - и мы покажем, что возмездие неизбежно.

Она подождала, глядя в глаза Мероны.

— Каэн не сможет вспомнить лица или личного запаха той женщины, он с ней не встречался. Но голос может помочь. Мы сделаем так, что он услышит голоса всех тех, кто мог бы быть в том номере. Доктор Майер, - Эврин поклонилась, - вы удивились, наверное, зачем мы вас сюда пригласили. Это наша святая святых. Вы очень близки нам всем, и вскоре начнутся события, которые изменят лицо мира. Вы нас очень поддерживаете даже тем, что рядом, - она поклонилась вновь.

— Я рад помочь, чем смогу, - Майер вернул поклон. - Спасибо.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 13, 113, 20:30

— С ума сойти, - признался Таэрвен эс ан Вантар. - Я уже позвонил, чтобы отметили моё прибытие через Стемран-2. Так будет немного меньше вопросов. Я обещал рассказать вам про тревожные новости, - он посмотрел на Аванте, та улыбнулась и вопросительно посмотрела на Умника.

— Теаренти Аверан эр Тиро эс Никкамо среди тех, кто посвящён во все подробност и, - пояснил Умник. - Вы можете говорить при ней без боязни. Прошу подождать, я сейчас приготовлю кофе.

— Прошу простить недоверие, - поклонился Таэрвен. Тридцать один год, подумала Аванте, чувствую имперскую кровь и акцент, но выговор тегарский, как мило! Одинок, у него не было близости с женщиной как минимум пять недель, здоровье в порядке, но любит чуть-чуть злоупотребить спиртным, любит гулять по горам, хорошо умеет плавать... Все эти выводы пришли одним быстрым потоком, уже почти рефлекс, пришли сами и остались. Мама просто чудо, что сумела научить нас такому... а ведь это просто наблюдательность и умение прислушаться к самым ярким мыслям.

— Я впервые вижу человека с Тессерона, - поклонилась Аванте. - Было бы очень интересно увидеть ваш мир.

— А я впервые на Стемране, - признался мулат.

— Мы с подругами с удовольствием покажем вам всё!

— Нам обязательно дожидаться подруг? - он смотрел в глаза Аванте и та засмеялась. - Простите мои манеры. У нас там всё запросто, хотя и очень строго, тётушка моя очень следит за приличиями. Она у нас сейчас главная.

— Будьте собой, - она прикоснулась ладонью к его щеке. - Так гораздо лучше.

— А как она готовит! - Умник появился с подносом. - А как поёт! А в волновой физике просто гений. Нет-нет, я не позволю отбить у меня столь милую помощницу. Даже и не мечтайте.

Обстановка почти сразу же стала спокойной, особенно когда пришелец вытер слёзы – он очень мило смеётся, подумала Аванте.

— ...Вы в курсе, что определить относительное расположение Стемрана, Шамтерана и Тессерона пока не удалось. Только самые общие предположения, и если они верны, мы в разных рукавах Большой Спирали, - пояснил Таэрвен, - и самая оптимистичная оценка среднего расстояния между солнечными системами – около двух миллиардов парсек. Мы, как и все, запускаем зонды и исследуем дальний космос. Удаётся продвигаться примерно на две тысячи парсек в месяц, но такими темпами мы будем искать друг друга слишком долго. Нам нужен прорыв. Я уполномочен главой правительства Тессерона предложить новой администрации неофициальную помощь – и запросить поддержки – в том случае, если начнётся процедура создания Великого Дома Стемран. Мы не можем официально помогать вам, это одно из условий, но можем помогать в частном порядке. У меня есть полномочия Чрезвычайного и Полномочного Посла Мира Тессерон здесь, на Стемране. Приходится совмещать должности, - улыбнулся он.

— А сколько же вас на Тессероне? - полюбопытствовала Аванте.

— Граждан и владельцев мира – сто пятнадцать человек. Мы сумели отстоять независимость, благодаря нашим технологиям и выдержке, но если будет решена задача дешифровки координат порталов или если зонды Шамтерана обнаружат нас в обозримом будущем, мы можем не выстоять.

— С вами будут воевать?! - удивилась Аванте.

— Тессерон – планета-сказка, огромный курорт. У всех есть виды на неё. В Империи и обоих королевствах нескоро забудут это унижение – им сумела дать сдачи сотня очень решительных человек. Мы не сомневаемся, что Её Величество и её преемница будут чтить договоры и гарантировать нашу независимость, но они обе смертны. Кроме того, как только стал доступен дальний космос, появились и космические пираты. У нас нет возможности создать нужную защиту для нашего мира. Слишком мало людей. Мы выступаем за союз с Великим Домом Стемран, за то, чтобы открыть границы его гражданам. У вас будут ресурсы для того, чтобы обеспечить защиту нам всем, у нас – есть технологии, которых нет нигде и не будет ещё сотню лет. Прошу не расспрашивать, откуда и почему я так уверен. Это факт, поверьте мне на слово.

— Что ж, тогда я готов пойти ещё на одно преступление, уже межпланетного масштаба, и предложить вам, теариан , присоединиться к нашей шайке, - Умник протянул руку. - Я уверен, что остальные согласятся. Не рассусоливая: мы хотим помочь создать Великий Дом Стемран, а также решить вопрос с Тропой. Вы прошлись только по основной спирали, а есть ещё ответвления. И их становится всё больше. А я вообще никаким местом не физик, так, подобрал оборудование и книги почитал.

— С точки зрения будущего Великого Дома и с точки зрения Тессерона это не будет преступлением, - подчеркнул Таэрвен, принимая руку. - Мы закроем портал Стемран-1 на всё время церемонии. Это никого не удивит. Доступ к порталу есть только у моих родственников – сограждан. Они прекрасно понимают, какие тут ставки и не подведут. Если есть вход на Тропу, мы сможем передать сюда сколько угодно оборудования, которое может унести человек.

— Автомат не может пройти через портал на Тропу, - пояснил Умник Аванте. - Только живое существо. Поэтому те терминаторы не смогли проникнуть на Тропу. Иначе всем бы давно крышка. Да, к слову, теариан , а в роботах вы не разбираетесь?

— Увы, нет, - развёл руками мулат. - Но я знаю, кто разбирается, если вы не против, чтобы здесь стало сразу два нелегальных иммигранта.

И они снова рассмеялись.

— Чем меньше здесь граждан Тессерона, тем лучше, - посерьёзнел Таэрвен. - Тем, кто понимает подлинную ситуацию и кто против формирования Великого Дома Стемран нужны поводы, чтобы расстроить церемонию. А это очень веский повод. Я посол, а другим тут делать нечего.

— Ладно, - Умник потёр руки. - Это всё понятно, и незачем грузиться раньше времени. Давайте-ка поужинаем! А заодно и отметим это дело. Не люблю отказывать себе в оправданных излишествах. Какое вино предпочитает господин посол, если есть только красное?

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 13, 113, 23:00

Ужин был великолепен, но... Майер понял, что в мыслях Мероны они тут уже вдвоём. Он и она.

— ...Передай Аванте, что мы решили вернуть ей имя. Всё прощено. Я скажу ей сама, но ей приятно будет узнать это от кого-то из вас.

— Спасибо, мама! Она ужасно обрадуется! Посидим у меня дома? - предложила Тевейра Каэну, поднимаясь из-за стола. - Мама говорит, там безопасно. А утром я буду всё время поблизости от тебя.

— Настолько безопасно, насколько возможно, - заверила Мерона. - Завтра с девяти утра начнётся хаос. По крайней мере, нам попробуют его устроить. Будьте осторожны. Да ты и сама понимаешь, - Мерона обняла дочь. - Мы выдержим. Обязательно выдержим.

— Да, мама! - поклонилась Тевейра и посмотрела на Майера. - Доктор, берегите маму. От неё теперь всё зависит!

— Удачи нам всем, - поклонился Каэн. За дверью уже ожидала охрана. Тевейра улыбнулась матери и доктору и весело помахала рукой.

Щелчок замка – и они одни.

Майер обнял Мерону, ощутил, что ту бьёт дрожь.

— Завтра, - она медленно отстранилась, - нам всем будет несладко. Как тогда, да, милый?

«Как тогда» . Когда они поняли, что будут жить вместе, если выберутся из этой преисподней, и ровно через три минуты в палатку влетел Майстан с квадратными глазами, в костюме и со штурмовым ружьём наизготовку, мы нашли их, Майер, ты гений, они именно там – давайте сами по ним врежем, пока военные вернутся, нас тут всех сожрут! Он даже не заметил, в каком виде застал нас. А потом мы воевали и помогали тем войскам, что не струсили, ведь тут было на самом деле страшно, Лес всё сделал для этого. И вечером уже поняли, что победили, что остальное – вопрос времени. А ночью явился «пожиратель» ...

— На этот раз можно без «пожирателя» , - предложил он. И Мерона рассмеялась, и впервые за прошедшие несколько дней морщины полностью покинули её лоб.

— Идём, сегодня ты исполняешь мои желания, - она взяла его за руку. - А их много, так и знай. У нас почти десять часов! На всё хватит!

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, отель «Сияние» , Венант 11, 1415 В.Д., 1:30

Они обе уселись в постели. Проснулись и уселись. Мегин вопросительно посмотрела на принцессу Тевейру, во взгляде той был тот же вопрос – что происходит? Странный прилив сил, и ясность – и бодрость – сна ни в одном глазу.

— Ты тоже почувствовала? - Тевейра подбежала к окну. Тихо и спокойно. Через несколько часов им нужно прибыть в резиденцию принцессы Аганте, чтобы совместно выйти в эфир, как только станет известно, что новая администрация Стемрана направила запрос о создании Великого Дома.

— Это Лес, - Мегин прижала ладони к груди. - Я так чувствовала себя там, в Лесу.

— Ты была на Стемране? - поразилась принцесса Тевейра. - Это называется лучшая подруга! Могла бы и рассказать!

— Была и меня уже представили Лесу, - улыбнулась Мегин. - И мы друг другу понравились. Я пройду церемонию заново, это не запрещается, но мы уже знакомы. Лес доволен. Не знаю, как это выразить. Ему сейчас хорошо, вот и мы почувствовали.

— Ты говоришь о нём как о разумном!

— Он и есть разумный. Только совсем не такой, как мы. Сама увидишь! Ложись давай, отдохнуть надо. Занятия будут весь день!

— Ладно-ладно, - принцесса Тевейра забралась под одеяло. - Вот погоди, стану одной из матерей, будешь у меня в темнице за каждую мелочь сидеть!

— Тебе без меня станет скучно, - Мегин уткнулась лбом в её плечо. - Ну что, успокоилась?

— Ты о чём?

— Неприличные мысли не приходят?

— Приходят, - тут же призналась принцесса Тевейра. - Например, вот такая.

Мегин, взвизгнув, подпрыгнула чуть не до потолка.

— Щекотки боятся даже Aena Rinen , - с удовлетворением отметила Тевейра, уворачиваясь от подзатыльника. - Что, получила? Ты мне желание должна!

— Это с какой радости? - удивилась Мегин, замерев в боевой стойке – только вместо меча она сжимала подушку.

— Уже забыла! «Ты никогда не застанешь меня врасплох!» На том турнире, помнишь?

— Вот я тебя! - Мегин попыталась ударить Тевейру подушкой, но ничего не вышло. Та ловко парировала удары своей, а когда собралась нанести ответный удар, Мегин упала на пол и сделала подсечку. Правда, сама не ушла – и растянулась рядом. Обе засмеялись, усевшись на дорогом ковре и обняв друг дружку. А вот подушке пришёл конец.

— Рысь в форме, - отметила Мегин,- это хорошо. А вот за подушку с нас знаешь сколько возьмут? Настоящее перо сейчас дороже золота!

— Пусть возьмут, - и Тевейра растянулась на ковре, прямо поверх останков подушки. - Когда ещё на настоящем пере поваляешься... Эй! Без рук!

— Ваше Высочество, - Мегин погрозила пальцем. - Вам не нравится быть породистой кошкой, но большого выбора у вас нет. Там вы должны быть без единой лишней царапинки и синяка. А то нас не поймут. Вейри, кончай уже, дай посмотрю. Да не буду щекотать, горе моё!

Ничего лишнего не нашлось и обе облегчённо вздохнули.

— Если бы нас сейчас увидели... - засмеялась Тевейра. - Точно не примут всерьёз.

— Мы у себя дома, - Мегин махнула рукой. - Дома творим что хочется. Это здесь тебя могут сфотографировать и потом хоть топись, если в газету попадёт, а там это не пройдёт. Там по делам людей судят. А что дома делаешь, никого не касается. Попробуешь шантажировать фото или чем-то таким – могут и Лесу скормить. Там старые традиции. Не бойся, привыкнешь.

— Интересно, - Тевейра уселась. - Вот этого я не знала. Что ещё я должна знать?

— Ложись, - Мегин потянула её за руку. - Просто полежи. Нам сегодня перед двумя планетами выступать. Не забивай голову, всё остальное подождёт.

— Тогда продолжим? Вторая подушка ещё цела!

— Ну, если Ваше Высочество настаивает... - Мегин потянулась. - Давай. Два очка форы даю. Кстати, Вейри, ты тишину включила? А то нас, поди, весь отель уже слышал.

— Ой... - принцесса Тевейра чуть не покраснела. - Я сейчас!

Сбегала за пультом в гостиную. «Тишина включена» – то есть шум и гам из апартаментов наружу не просачиваются. Зато все внешние звуки проходят и слышны, как обычно.

— Включила, - вздохнула она с облегчением. - Жучков-паучков тут вроде не нашли. Два очка, говоришь? А может, я тебе два очка дам?

— Вы рискуете, Ваше Высочество, - Мегин поклонилась. - Но как скажете.

Шамтеран, Федерация Никкамо, Менаокко, поместье «Шиповник» , Венант 11, 1415 В.Д., 1:30

Вереан проснулась, как от толчка. Первым делом посмотрела на браслет, лежит на столике – всё зелёное, вся индикация. Периметр не нарушен, опасности нет. Странное ощущение – тепла и покоя. Откуда это вдруг?

Под кроватью – оружие и костюмы. Принцессу не пришлось долго убеждать, что это может оказаться самым важным. Аганте, если почует, что угроза рядом, уже через двадцать секунд будет в костюме и с оружием. Проверяли. У самой Вереан выходило чуть меньше, но не принципиально.

Вереан уселась, прикрыла принцессу (та потянулась и улыбнулась), прислушалась к себе.

Тепло и покой. И ощущение бодрости. Но датчики молчат, и все привычки прислушиваться к своему телу тоже ничего не дают. Интересно, подумала Вереан, это у меня одной?

Принцесса открыла глаза и уселась.

— Я тебя разбудила? - Вереан взяла её за руку. - Прости, не хотела. Ещё ночь.

— Я выспалась, - с удивлением отметила Аганте. - Странно как. И всё тихо, да?

— Тихо, - подтвердила Вереан. - Тихо и спокойно. Что прикажете, Ваше Высочество?

— Гимнастика, - Аганте потянулась. - Потом прогулка и музыка. Всё как обычно.

— Слушаюсь, - поклонилась Вереан.

Вы великолепны, подумала она. Вначале дело, потом удовольствие. А дело сегодня предстоит не менее ответственное, чем недавний разговор с Её Величеством. Это только кажется, что Королева просто излагает свою волю. Она всё прекрасно чувствует и видит, и если бы у Её Величества была хоть тень сомнения, что её дочь справится, разговор был бы совсем другим. Или окончился бы, не начавшись.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 14, 113, 3:35

— Ты не спишь, - заметила Мерона. - А я думала, я тебя уже загнала.

— Нет, - признал Майер. - По-настоящему выспался. Такая необычная бодрость. - Он приподнялся на локте. - Значит, я всё-таки уснул.

— Уснул, уснул, - согласилась Мерона. - Сделал мне массаж... прелесть ты моя... и выключился. Длинные были дни. Но раз ты такой бодрый, и я тоже...

Он смотрел ей в глаза, и она в конце концов расхохоталась, опрокинула его на спину и уселась ему на грудь.

— Там, в палатке, мы кое-что не закончили. Мне нужно вернуться в то прошлое, ненадолго. Поможешь? - она смотрела ему в глаза, просто смотрела, а жар уже накатывал отовсюду.

— Да, Рони, - он прикрыл глаза и ощутил вначале прикосновение её волос, тончайший шёлк, а потом поцелуй.

— Только не удивляйся, - предупредила она. - Я сейчас захочу очень странного. Всё исполнишь? Всё-всё? Тогда начинайте, доктор Майер, а я подскажу, когда нужно.

Стемран, улица Хрустальная, 11, 113, Техаон 13, 3:40

Тевейра проснулась, и уже минут пять лежала и недоумевала – столько энергии, и голова ясная, хотя Луна должна была вернуться к утру (как будто без неё проблем мало). Но – ясность и бодрость, и...

Она ощутила. И его, и её. Засмеялась, подбежала к окну – ясная, жаркая ночь, и вспомнила тот танец, Ави, и Майер, восхищённо глядящий на них. И музыка сама зазвучала в ушах. Наверное, она пела, во весь голос, но Каэн или не слышал, или включил тишину, чтобы выспаться как следует. И взгляд Леса – отовсюду, со всех сторон, и во взгляде ощущалось тепло и восторг.

Стемран, поместье «Роза ветров» , Техаон 14, 113, 4:00

— Вам тоже не спится? - Таэрвен, уже в костюме Чрезвычайного и Полномочного, вошёл в кабинет Умника. И сам Маэр, и Аванте были там. Аванте изучала графики и фотоснимки, Умник листал бумаги, время от времени отпивая кофе.

— Я всегда рано встаю, - пояснил Умник. - Давно уже. Полтора часа – и выспался.

— А я думала, до вечера спать буду, - призналась девушка, не отводя взгляда от экрана, быстро отмечая что-то стилом, - так вчера повеселились. А полчаса назад тоже, чувствую, что выспалась. Завтрак готов, теариан Таэрвен.

— По имени, Ави, по имени, мы же договорились.

— Ой, как вы здорово выглядите! - девушка обернулась и заметила все подобающие регалии и знаки на костюме мулата. - Идёмте завтракать, сегодня длинный день будет. Вы сейчас в город?

— Да, к восьми утра должен быть у портала. Чтобы не было вопросов.

— Машина уже готова, я вас отвезу, - Умник поднялся. - Идёмте завтракать! Торжества особенно приятны на сытый желудок.

Стемран, площадь Строителей, 2, Техаон 14, 113, 6:50

Майер помог ей одеться.

— Одевать тоже приятно, правда? - улыбнулась Мерона. - Айри... ты и так понимаешь, но я всё равно скажу. Сегодня нас начнут преследовать. Лезть в самое личное, искать грязь и мусор в прошлом, издеваться и угрожать близким нам людям. Мы с тобой не сможем быть вместе долго, очень долго. Будь рядом с ней, когда возможно. Пока ты с ней, мне спокойнее.

— Буду. Удачи, Рони!

— Удачи, - она поцеловала его и проводила к двери. Там его уже ожидали телохранители.

Конец фрагмента (части 1 и 2 из четырёх)



Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"