Уткин Андрей Андреевич: другие произведения.

40 миниатюр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


"Лифт не вызывать, потому что я

его занял. Маньяк". (Извиняющимся тоном).

Золотая рыбка

или

Волшебная шляпа фокусника

  
   Он очнулся, глядя в эту магическую шляпу, сидячим, словно клоун в самом центре циркового блина, только что адаптировавший довольно чудной театральный сценарий: "Клоун борется с вампиром, но, пока идёт схватка, злодей успевает оставить этого беднягу всего обессиленного и без крови". Что интересно, то кровь из этого "фокусника" выпитой совершенно не была. А то, конечно, если бы из него высосали кровь, то он непременно бы упал на брюхо, заголосил о помощи, жестокий смех публики, столпившейся поглазеть на это шапито, мгновенно прекратился, его тот час доставили бы в ближайшее лечебное учреждение, сию же секунду раздобыли бы этому бедняге донора с соответствующей группой крови, но, ещё задолго до того, как донора схватили бы под микитки и поволокли, чтобы выручать этого типа, с нашим героем уже беседовал бы следователь, а герой бы сбивчиво лопотал, перечисляя все неприятные имена, имеющиеся у него внутри памяти. Но, вот какая пакостная штука: вампир тот был совсем не плотоядным или кровожадным (то есть, каким он бывает в заурядных сказках), а эдакий модный, современный вампир - энергетический. Такой вампир не пьёт кровь своей жертвы. Он высасывает из неё кое-что совсем другое. В данном случае наш герой был уверен, что из него высосали всю память. По крайней мере, он доподлинно пытался вспомнить всё, что происходило с ним минуту или две назад, но... ровно никаких результатов. Проще встать на карачки и извергнуть из себя блевотину, нежели извлечь хоть что-нибудь из собственной бестолковки...
   Нет, не так. Проще сунуть руку в эту дурацкую фокусную шляпу и вытащить оттуда кролика, чем вытянуть хоть одно воспоминание.
   Но, ведь что-то же с ним происходило? Как-то ведь он оказался на этом цирковом манеже, в наряде клоуна, и окружённым безмозглой, гогочущей толпой прохожих. Этих поганых мамочек с детками... Детками, которых он зверски ненавидел... Всеми фибрами своей души. Ведь не мог же он, действительно, выйти из пустоты и здесь оказаться? Продавать этим противным хихикающим детям разноцветные шарики. Или вылезти из-под крышки, из-под асфальта, поднявшись из коллекторов канализации. Всё правильно, не мог! Ведь наш герой не тот сумасбродный клоун... Как его?.. Танцующий клоун Пеннивайз. Наверняка, с ним происходило что-то совсем-совсем другое.
  
   В кабинет начальника вошёл подчинённый.
   - Вызывали, товарищ начальник?
   - Почему вы не присутствовали на работе вчерашнего дня? Это просто неслыханно: не успел устроиться, а уже прогуливает! Сколько долго вы у нас работаете? Второй месяц (без году неделя), а уже с утра нализались и решили, что на работу можно не приходить!
   - Это неправда, - запротестовал подчинённый, - я не выпивал! Да, вчера выдавали зарплату, но из этого совершенно не следует, что я напился, а утром поправлял своё здоровьичко.
   - Ну, хорошо. Давайте скажем, что это я напился. Так Вас устроит? Я, а не Вы. Всё равно, разница невелика. Неважно, кто напился. Важно, что Вас не было на рабочем месте.
   - Если я не ослышался, то Вы сказали, что разница невелика. Можно поинтересоваться, почему Вы так сказали?
   - Почему? Да не почему. Ну, допустим, в дальнем углу офиса у меня стоит аквариум, в котором плавает золотая рыбка. Считайте, что она исполняет любые желания. Например, я пришёл на работу, на ногах не стоя, загадал желание рыбке - и она тут же выполнила. Какая разница...
   - Вы? Рыбке? Да бросьте. Вы шутите.
   - Ничуть не шучу. Попробуйте сами убедиться. Подойдите к аквариуму и пожелайте что-нибудь?
   - Что, прямо здесь?.. В смысле, прямо сейчас?.. И желание сразу исполнится?
   - А что тянуть.
   - Вообще-то, уважаемый Начальник, я пришёл сказать, что вчера действительно не брал в рот ни капли. Я знаю, в этом заведении очень быстро распространяются слухи и всевозможные лживые сплетни. Но я хотел сказать, что меня не устраивает порядок выдачи заработной платы в этом так называемом заведении. Меня так же не устраивает ещё многое другое, но я не буду отнимать Ваше драгоценное время своими жалобами. В данный момент я скромно пожаловался на зарплату.
   - А как бы Вы хотели? Чтобы получать деньги тридцать раз в день, а не раз в тридцать дней?!
   Подчинённый хотел рассмеяться этой очередной шутке Господина Начальника, но не стал. Поскольку он уже посетовал на то, что его начальник тот ещё остряк, то подумал, что его смех будет казаться фальшивым, а то и вовсе неуместным.
   - Но, а даже если и так?! - ответил на заданный вопрос подчинённый. - Вот Вы говорите, у вас золотая рыбка, она исполняет любые желания... А может ли она сделать так, чтобы я получал не раз в тридцать дней, а так, как Вы сказали, тридцать раз в день?
   - Ну, дак Вы пройдите в конец моего офиса, милейший, и сами обо всём её попросите.
   Подчинённый медленно перевёл взгляд в дальний конец офиса. Дело в том, что там действительно стоял аквариум, но не было понятно, плавает ли в нём золотая рыбка, либо не плавает. Этот человек не собирался тратить своё драгоценное время будущего безработного, играя с этим начальником-бестолочью в его бессмысленные игры. Он тронулся в дальний конец лишь для того, чтобы убедиться в собственном предположении: золотой рыбки в аквариуме нет и никогда не было. И с тех пор он больше ничего не помнит.
   Единственное, что услышал за своей спиной этот подчинённый, было диким бешеным криком: "Хватайте его! Не дайте сделать к аквариуму ни единого шага!" По всей видимости, это был настолько осатанелый крик, что именно он-то и оглушил нашего подчинённого.
   В следующий миг подчинённый сидел на обочине, перед ним лежала шляпа... Кто-то проходил мимо (наверное, тоже чем-то был оглушённый), кто-то останавливался, растроганный тем, какой несчастный и жалкий вид у этого человека, просящего милостыню. Даже его бывший Начальник не поленился приехать и посмотреть.
   Он вышел из какого-то шикарного автомобиля... Рядом с ним в прижимочку стояли две дамы неописуемой красоты...
   - Что всё это значит? - прохрипел опешивший "подчинённый". Даже голос у него заменили на что-то странное и непонятное...
   - Ну, Вы же сами сказали, что хотите получать деньги тридцать раз в день, а не наоборот - раз в тридцать дней. Да, рыбка моя золотая?! - тут же чмокнул он в губы и первую девицу и вторую.
   - Меня, как будто подменили, - всё мычал и мычал бывший подчинённый своим усталым и изнурённым (быстро устающим) голосом. Вернее, не мычал, а хрипел. Что-то хрипел. То, чего никто из останавливающихся нарядных и холёных господ, не слышал. Все только морщились, словно видя перед собой не старуху у разбитого корыта, а так, словно её вывернули наизнанку, обнажили перед собравшейся публикой все гниющие, испаряющиеся внутренние органы этой пожилой женщины. - Меня, словно подменили. Это какое-то наваждение. В жизни так не бывает. Скорее всего, я сплю и мне снится сон...
   - Конечно, подменили! - вдруг донеслось до этого нищего из его Шляпы. - А как ты хотел? Подменили, и ещё как подменили!
   - Кто здесь? - встрепенулся нищий, а столпившаяся публика в это время весело засмеялась. - Кто это сказал?! Чё вы ржёте, уроды?! Пошли отсюда на хер!.. Разойдитесь вообще все, вы не имеете право так вот на меня пялиться... Я хочу поговорить с тем, кто это сейчас сказал!
   - А зачем же разгонять публику? - продолжал голос всё так же звучать изо шляпы. - Я это сказал. Человек-невидимка.
   Нищий странно оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, дескать его никто не слышит. Но потом понял, что всё равно ждать не будет, пока толпа рассосётся, ибо зародившийся только что диалог к тому времени вымрет. То есть, он может, хоть всю жизнь орать в свою шляпу (в своё "корыто"), но в ответ оттуда не донесётся даже "пукающего" эха. Поэтому Нищий обращался к этому странному "голосу" прямо сейчас.
   - Слушай, дружище, а ты не мог бы повторить то, что ты мне сказал? Ну, просто, я первое прослушал. Не мог бы? А я тебе буду очень благодарен.
   - Я говорю, подменили тебя, дурья твоя башка! - случайно произнёс этот "шляпный" голос, когда толпа уже начала рассасываться потихоньку (но все заново остановились, услышав новый "голос нищего-чревовещателя"). - Чего здесь непонятного? Ведь раньше у твоего Начальника одна золотая рыбка была, а теперь их целых две.
   - Что-что?! - опять встрепенулся начавший было клевать носом бедняк.
   - Да ни ЧТО. Думай. Сам думай.
   - Мама, - пропищала какая-то девочка с огромной куклой, - а этот дядя всегда устраивает здесь фокусы со своей волшебной шляпой? Можно ещё когда-нибудь будет прийти и посмеяться над его выступлениями?
   - Да ну, что ты такое говоришь, милая! Ты же сама видела, что этот дяденька появился из ниоткуда. То есть, не было - не было, и вдруг, раз, и появился. Выплюнули его из воздуха.

СОТРЯСЕНИЕ МОРГА

   Анжела заходила в морг. У неё умер муж и она всё устроила, потому что в морге работали её друзья детства.
   Вообще-то, этим вечером она боялась непонятно чего, потому что всю ночь ей не давали спать кошмары (никогда ничего подобного с ней ещё не происходило!); она боялась даже идти по улицам, как будто из-за угла на неё кто-то набросится и... о том, что с ней тогда будет, подумать ей было ещё страшнее; всё казалось ей каким-то пугающим - мрачным и зловещим. Она понимала, что не стоит ей заходить в морг, к друзьям (во сне друзья её были некрофилами-гомосексуалистами: они очень сильно испугались, когда поняли, что они снятся Анжеле и она ВСЁ видит, поэтому все они одновременно достали бритвы (сон в отличие от яви всегда выглядит реалистичнее и жуткое ощущение театра марионеток прогоняло по коже Анжелы мурашки, когда все (друзья детства) в её глазах двигались как один) и вскрыли себе вены - нанимайте новых санитаров-патологоанатомов!), но... ноги её шагали сами по себе, рука сама открывала двери, даже если те были на замках. Но...- слава Богу - сон про вскрывшихся друзей не сбылся: те все как один были живы и здоровы, один из которых подводил Анжелу к каталке, накрытой белой простынью, поднимал простынь и...
   -- Что это?-- не понимала Анжела, глядя в безжизненное лицо незнакомого мужчины.
   -- Как это, что?!-- тихо реагировал друг.-- Это Сергей.
   -- Ты чё, с ума сошёл?-- тоже перешла она на спокойный тон.-- Ты Сергея не знаешь?
   -- Он сегодня изменился,-- подошёл к Анжеле другой друг.-- Ты извини, Анжелик, но мы и сами не фига не понимаем. Был один, а стал другой.
   Анжела, изумлённо озираясь, пялилась на друзей: теперь они скопились вокруг неё все - все всё побросали и подошли, потому что эта пожилая дамочка что-то не понимала и нужно было ей как можно доходчивее разъяснить ситуацию, чтоб не началось истерики.
   -- Ты тоже не фига не понимаешь?-- также спокойно спрашивали у неё.
   -- Вы что...-- вглядывалась она в их глаза и у неё терялся дар речи.-- Вы что... на меня так... смотрите? Что вы на меня все так смотрите?!
   -- Как мы смотрим?-- улыбнулся один из них (видимо, им ОЧЕНЬ хотелось не допустить истерики, дело к которой шло полным ходом).-- Анжела, ты не понимаешь, как люди меняются?-- Хотел он, видимо сказать "не всё ли равно тебе, тот или не тот - мы сами чуть с ума не сошли, когда твой муж стал другим! Не смотри ты на нас как на психов!".-- Ты не понимаешь, что может быть один, но через секунду это будет уже совсем другой? Ты этого не понимаешь?
   -- Ну давай мы тогда объясним тебе,-- произнёс ей другой, пока она выходила из круга друзей и натыкалась на запертую дверь (не заметила она, как один из них ускользнул из этого мрачного помещения, закрыв дверь снаружи).-- Всё очень популярно и доступно объясним. Давай?
   Тот, который выскользнул незаметно от всех, он убегал из здания морга; может быть, ему не хотелось ничего видеть - ничего слышать и убежать как можно дальше, а может он хотел взорвать это здание, которое потеряло все последние необходимости и превратилось в могилу, где... копошатся трупные черви. Но нет - бежал он не по своей воле, а его тянуло что-то; что-то сильное и мощное; оно тоже живое, но воля его сильнее, чем воля любого человека.
   -- Во мужик даёт!-- воскликнул один из компашки обкуренных малолеток, облепивших скамейку неподалёку от здания морга.-- Во чешет! Гляньте, братва!
   -- Так он же санитар?-- произнесла девчонка.
   -- А чё он так быстро шпарит?!-- удивлялся ещё кто-то скорости бега этого убегающего.
  

ЗАГАДОЧНЫЙ СЛУЧАЙ С УСТРОЙСТВОМ НА РАБОТУ

   Один - сразу понятно - странный человек пытается устроиться на работу в морг, и делает это он не совсем обычно, да и по поведению его видно, что человек этот не из мира сего (может, сумасшедший какой - какая разница "работодателю", которому кадр этот странный, вполне естественно, не нравится). Так человек разгуливает по стране, поскольку моргов в каждом из населённых пунктов не так много, чтобы можно было остановиться в каком-то определённом городе или посёлке. В каждом морге при устройстве на работу одна и та же история, словно все сговорились. Но смысл "сговора" прост: "безработный" не может никого убедить в крайне особой необходимости, требующейся к приёму его на работу именно в морг, где и без этого безработного хватает дураков, талантливых для приведения усопших в необходимое качество. Но дураков также хватает и не только в одном морге, ибо случилось так, что за "бродягой" этим организовалась слежка, потому как мир тесен и очень быстро завязались слухи, что идёт этот странный субъект по цепочке: сначала в одном "морге" побывал, обстоятельно побеседовал с "кадровиками", получил отказ, вышел на улицу и... в следующую секунду субъект стоит уже перед очередной дверью в кабинет "главного начальника"; выходит из кабинета, проходит секунда и субъект в городе следующем, располагается перед дверью очередной и, как всегда не верит, что опять та же глупо-безумная история с упрямым непониманием твердолобых кретинов, которых в этой земной жизни полноценно не интересует абсолютно ничего, кроме ровно нарезанных разукрашенных прямоугольничков, которые они получают каждый божий месяц. Так что, после двадцатого-тридцатого появления субъекта в конторе морга, за ним наблюдение и открылось: в коридоре за дверью конторы стоял свой человек и, как субъект вышел с пустыми руками из конторы, человек последовал ровно за ним, не отдаляясь от спины субъекта ни на метр...
   - Какие проблемы? - неожиданно остановился субъект и повернулся к мужчине в солидном костюме и определённо делового вида.
   - У Вас проблемы?- пожал тот плечами с невинным видом, дескать какая разница где мне ходить.
   - Вам не кажется, что вы следуете за мной прямо по пятам? - проговорил субъект.
   - Мне не кажется, - ответил этот смотрящий в упор и не сдвигающийся с места "хвост", наверняка готовый продолжать свой путь, если "субъект" этот с вопросами покончил.
   - И у вас в самом деле нет ко мне никаких вопросов?
   - Разумеется, - шутовско развёл тот руками.
   - Тогда можете продолжать свой путь, - пропустил он его вперёд себя.
   - Не понял, - последовала реакция, - какой путь? Вы о чём?
   - Я о том, чтоб вы не шли за мной попятам.
   - Зачем мне ваши пята?- продолжал тот не понимать.- Да и я не иду никуда, я стою здесь, перекуриваю.
   - Вот и хорошо, что стоите, - сказал субъект и продолжил идти, уверенный, что странный господин с места больше не сдвинется.
   - А Вы работу себе не можете найти?- донёсся от "господина" голос, не успел Субъект завернуть за угол данного пустынного коридора: завернуть и исчезнуть навсегда.
   - Какую работу? - остановился субъект. - С чего вы взяли, что я не могу её найти?
   - Мне знакомые позвонили. Сказали, бродит из морга в морг один и тот же парень; из города в город. Кто-то вас засёк и по интернету связался с соседними компаниями. С этого я и взял, что вы не можете найти себе работу. Вы в морг планируете устроиться. Патологоанатомом или просто кем угодно, лишь бы иметь доступ в данное заведение. Точно?
   - Так точно, - ответил "Субъект". - Хотелось бы устроиться.
   - К чему же такое упорство? - подходил к нему артистичный "господин", - к чему такое хотение?; можно сказать, загадочное. К чему?
   - А к чему такие вопросы? - донёсся ответ. - Можно сказать, загадочные. К чему?
   - Странно всё как-то, - пожал тот плечами. - Согласно сведениям, не прошло и часа, как Вы перебывали в десяти городах.
   - Может, меня с кем-то спутали ваши сведения? Я не бывал ни в каких десяти городах. Я в этом городе живу. У меня и прописка имеется. Вы не из органов? А то показали бы документик, я бы свой паспорток показал бы и мы бы поняли бы тогда друг друга правильно. А?
   - Вы куда-то идти собрались? - неаккуратно бросил тот после паузы, отведённой долгому бессмысленному взгляду (или взгляду многозначительному).
   - Да, - уже с вызовом ответил "безработный", - собрался уходить отсюда. У Вас ещё какие-то вопросы имеются?
   - Лично у меня никаких, - ответил он нервозности этого пожилого человека. - Но вот там, - показал он в сторону удалившейся двери в "контору", - кое-какие есть. Понимаете ли, чтобы сегодня куда-либо устроиться - устроиться в какие-либо уважаемые-солидные заведения, нужно...
   - Нужно положить на лапу, - перебил его "безработный". - Ага?
   - Ну, в той или иной степени...
   - А у меня нет ни копейки. Это воровство.
   - Я помог бы вам с трудоустройством.
   - В этот морг, - пояснил безработный.
   - Да хоть в какой! Помог бы из самого обыденного благородства души.
   - Что я должен за это сделать? - с естественным напором спросил пожилой.
   - Ответить на банальный вопрос, - сдвинулся тот на шаг назад. - И Вы устроены и работаете хоть сегодня же.
   - Это ваш вопрос?
   - Нет. Вопрос: действительно ли вы не бывали сегодня ни в одной "конторе" по трудоустройству в морг, кроме этой, куда Вас не приняли?
   - Ответить можно и молчанием?
   - Как угодно...
   - Я согласен. Это несколько странно: подобные мне посетители с такими непривычными вопросами о трудоустройстве. Но зачем же к посетителям этим приставать, как вы ко мне приебались?
   - Что ж, - проговорил "господин", - будем считать, что на вопрос Вы ответили и с трудоустройством я Вам помогаю.
   - Не надо мне помогать, почтеннейший! Я уж сам как-нибудь...
   - Зря скромничаете. Заходите, пожалуйста, в контору. И мы всё предпримем. А то, как вы сказали, действительно редкий случай. Я тут стою под дверью, перекуриваю, а патрон сегодня не в духе, с бодуна, и вы со своим несуразным обращением. Вот у вас разговор и не получился. Думал вам помочь. Сегодня такое время, что редко кому требуется полноценная помощь: бабок нищему подам, он их пропьёт - хоть сколько, хоть миллион баксов - год будет пить, потому что... потому что знаю я их всех: никому полноценно не поможешь. А Вам, думается мне, помочь удастся. Поэтому я и, как вы выразились, доебался. Ясен ответ?
   - Это хорошо, что поможете, - двинулся человек в сторону двери конторы. - Что, заходить?
   - Я вперёд зайду. Вы здесь постойте. Устроитесь вы, - остановился он перед дверью. - Будете работать в этом морге. Как Вы и хотели.
   - Добре! - деланно улыбнулся безработный.
  

Соня

   Одного парня все звали "Соней", девчонки над ним смеялись, полицейские его останавливали. Чтобы лишний раз оштрафовать. А потом так дубинкой резко замахнулись: "ха!" Чтобы он подумал, типа его бьют.
   Но никто не знал, что этот парень любит самую красивую девочку в школе.
   Из учителей его попёрли... Соня, короче! Что тут ещё сказать?
   Даже девочка, самая красивая девочка, смотрела на него, как на придурка!
   - Эй, придурок! - сказал Шурик. - Хочешь, я её трахну?
   И он, как размахнулся башмаком, своим огромным и тяжёлым башмаком, и... Соня чуть не оглох. Так громко лопнула пустая пачка из-под сока!
   Шурик вчера был в гостях у какой-то девушки, как вдруг его начал раздражать стон, доносящийся ниже этажом! Он прислушался-прислушался, потому что скуление очень знакомое. Точно! Это был Соня! Он спал в своей детской кроватке и повторял имя любимой девушки. Проклятие! Это придурок жил по соседству!
   - Как только ты его выносишь?
   - Да я даже не знала, чё он там живёт!
   - Поверь, придурок, - прошипел Шурик ему в самый нос, - ты будешь такой же, как эта банка!
   - Какая банка? - не понял перепуганный Соня.
   - КАК ЭТОТ СОК, КОТОРЫЙ Я ПРИХЛОПНУЛ, - повторил разъярённый Сониной подлостью (Соня решил прикинуться непонимающей бедной овечкой) крутой парень.
   Этим вечером он курил травку. Надо было расслабиться, потому что Соня его переспросил, будто не понял и с перепугу не расслышал. Шурика ещё никто так не унижал.
   - Ну что, щенок, - донеслось из мобильника Шуры, - вот мы опять с тобой встретились!
   - Я Вас слушаю, товарищ сержант! - мгновенно выстроился пацан по стойке смирно и залебезил перед опером.
   - Молчи, щенок! - зацедил участковый. Он тоже был очень сильно выведен из себя тупостью своего осведомителя. Его тоже, как и Шурика, ещё никто так не унижал. - ТЫ вчера был с той бабой? Ты?!
   - Так точно, сэр (сокращение слова "товарищ сержант", как приказал опер Шурику).
   Из трубки Шурика доносился протяжный утробный стон. Словно это был не сам стон, а только мысль. Словно Шурик сделался телепатом.
   - Что случилось, сэр?
   - Засунь в ж... своё издевательское "сэр"! - проревел (полу-стоном) опечаленный опер.
   - Ты что, ничего не слышал?
   - Никак нет, товарищ...
   - Её замочили!
   Шурик онемел. КОГО "замочили"?..
   - Я не знаю, что здесь случилось, - доносился из мобильника стон и, если б Шура перед этим не курил травку, он бы понял, что кто-то берёт периодически рацию и говорит вместо товарища сержанта. - Здесь творится какой-то ужас!
   ЧТО ПРОИСХОДИТ?! - хотел узнать Шура.
   - Такое ощущение, будто мне снится кошмарный сон! - это опять прозвучало из трубки. Шурик забыл, доносились ли ещё какие-то слова следом: "как будто я лежу в своей кроватке, детской кроватке... Описался! К дьяволу описался".
   Дело в том, что связь в мобильнике прервалась (оперуполномоченный отключил рацию, - не по уставу, как он всегда ведёт себя со "щенками", - не сказал "отбой") и в батарею, к которой прижался Шура спиной, так заколотили, что даже представить себе нельзя, будто ОБЫКНОВЕННАЯ батарея может издавать такой звук. Такой чудовищный звук.
   Потом кто-то позвонил в шурину квартиру. Шурик боялся подходить к двери.
   Когда он открыл, там стоял какой-то рослый парень.
   - Не стучи мне в батарею, - сказал он голосом сильного (физически сильного) мужика. - Не стучи... Эй! Ты накуренный?
   - Я больше не буду, - донеслось само от Шурика и дверь захлопнулась. Её захлопнул парень, видимо удовлетворённый ответом.
   Шурик внезапно для себя понял, что этот парень - Соня, но в далёком, в далёком будущем. Или, может быть, в каком-то параллельном измерении.
   - Чёрт возьми, - пробормотал Шурик, - какого хрена я вспомнил про того хоббита! Это же бред - чистой воды бредни. Тот жалкий хлюпик никогда не станет таким сильным, как этот верзила, который... Ну, который только что просил, чтобы я не стучал.
   Он зачем-то заперся в комнату своего отца, писателя, включил его ноутбук, и... по имейлу пришло письмо. Оно тут же открылось. Если бы Шурик более адекватно реагировал на окружающие его вещи, он бы решил, что письмо послал какой-то идиот. В Интернете их куча. Вообще, Интернет кажется какой-то примитивной убогой коробкой, которую делали сплошные дураки, и делали очень долго. До сих пор делают.
   "Если бы ты спустился ниже этажом, ты наверняка увидел жилище этого придурка! Наверняка. Наверняка придурок живёт ниже этажом".
   Когда Шурик пришёл в школу утром, то первое, что он увидел - это убитую собаку. Здоровая, жирная дворняга расхаживала раньше по школе, кормила щенков в каптёрке уборщицы (это уборщица её приютила), а сейчас она лежит прямо на пороге и... в спину вбит топор.
   - Чё это за х...ня? - тут же вырвался голос из Шурика.
   - Да фиг его знает, - послышался ответ казалось быстрее, чем был задан вопрос. - Говорят, она загрызла здесь в школе какую-то девчонку. Насмерть загрызла!
   - КАК?! - не понял Шура. Он не понял, что произошло, как будто всё ещё разговаривал с опером.
   - Она стала дикой, - послышалось объяснение от кого-то ещё.
   - Это называется "взбесилась", - поправил его кто-то третий.
   - Нет-нет. Именно дикой! Я же видела. У неё внешность изменилась. И зубы как будто ощерились. Стали толще...
   Не сразу Шурик встретил Соню. Он стоял, мочился в очко (вотерклозетов никаких не было, а просто - были дырки, поскольку школу построили на месте старой казармы), как внезапно понял, что сзади тоже кто-то стоит. Шурик долго писал, как после пива. Но, как понял, что в толчке никого, кроме этой "тени", нет, немедленно прекратил.
   Наверно, он даже ширинку застегнуть не успел, лишь бы поскорее повернуться.
   Это был Соня.
   Они молча таращились друг на друга... Просто смотрели, а не таращились.
   Чёрт возьми, тут такое происходит; такое началось, и Соня вдруг припёрся! Какого чёрта ему здесь надо? Шёл бы, спал дальше. Имя своей любимой девушки бубнил во сне. Неужто он отчебучит сейчас что-то?!
   - Шурик, - донеслось из уст Сони через некоторое время. - Смотри, у тебя течёт... этого... по коленям.
   Наконец-то Шурик вышел из ступора!
   - ЧЁРТ! - донеслось от него быстрее, чем он посмотрел на свои светлые джинсы... Но взгляд отвлекла подушка в руках Сони.
   Это была огромная, ненормальная подушка. Наверно, Шурику даже показалось, что она как-то угрожающе выглядит. Пугающе.
   - Это что такое?.. Зачем ты взял подушку с собой в туалет? - хотел спросить он другое, и вообще заорать, но спросил именно это.
   - Я хотел тебя задушить, - тоже непроизвольно вырвалось из Сони.
   Шурик не стал переспрашивать, потому что Соня мгновенно вылетел из туалета, да и подушки, как заметил Шура, у него в руках не было, когда он вылетал. Соня хотел добавить к сказанному: "Если бы ты не повернулся, я бы задушил".
   Шура бегом стянул с себя джинсы и потом объяснял пацанам, что этот придурок забрал его брюки. Шура их сбросил в дырку. Он должен был сказать, что Соня на них помочился, надо догнать этого ублюдка, но... голова шла кругом. СТОЛЬКО ЕРУНДЫ В ОДИН ДЕНЬ!
   - Как он забрал?! - таращили те глаза на голого ниже пояса Шуру.
   - Я сам не понял! Его успели схватить?! Он заскочил в толчок, вколол мне в шею какую-то херню, я вырубился, а он начал стягивать с меня брюки. Потом я пришёл в себя...
   - А куда он побежал, Шура?!
   - Но Соня не ожидал, что я быстро так очнусь и решил смыться, - закончил Шура выдумывать легенду.
  

Что будет, если отобьют мозги и они по дороге потеряются?

   Когда я занимался боксом и мог стать известным чемпионом, меня выперли из-за соревнований. Из-за того, что я не прошёл некую важную процедуру - утреннее взвешивание перед дневным поединком. Поскольку я должен был как-то оправдываться за совершённую глупость, то обратился к тренеру и сказал, что у нормальных людей не меняется не только рост, но и вес. Конечно, надо мной посмеялись (они вообще смеялись над чем угодно, что пытаешься сказать в своё оправдание или в свою защиту; наверно, если не говорить, а пытаться сбить своего обидчика с ног, то только в этом случае на тебя посмотрели бы с уважухой, а не со смехом), так как ничего не поняли, но мне было не до смеху. С тех времён прошёл ни один десяток лет, но я до сих пор уверен, что рост или вес, которые не меняются у человека (в данном случае, у спортсмена), сигнализируют о том, что он нормален. Вес и рост - это вообще нечто единое целое. Они даже иногда заменяют друг друга. Например, если человек неожиданно перестал быть нормальным, но рост не может начать свои изменения, то вес встаёт на его защиту. И человек, у которого лишние килограммы поднимаются не по дням, а по часам, может жаловаться сколько угодно: и о том, что он считает калории и о том, что ест раз в неделю... Это дело не меняет. По ящику уже устали показывать жиртрессов, да всяких анорексичных девиц, которым от 18 до 35, но все почему-то выглядят не старше двенадцатилетнего возраста, а разговаривают как обладательницы интеллекта четырёхлетних деточек.
   Мне неинтересно рассказывать о проблемах с весом. Проблемы с ростом - намного интереснее. Особенно непонятно: как стать меньше?
   Был один такой чудик. Его рост - метр пятьдесят - ни в какую не хотел увеличиваться. Вес тоже оставался прежним - парнишка в колобка по любому не превращался. И не секрет, что ему захотелось "уменьшиться". Если он не уменьшится, то психика будет пребывать в беспокойном состоянии до сам старости. И что он сделал? Взял полено и положил на него ногу... Надо доложить, что дядька этот - любитель колоть щепу. Это такие дрова (длинные доски) за полцены. Как говорится, на халяву и уксус сладкий. Но, однако, чувачок этот приучился очень ловко разделывать длинные доски: главное - уметь несколько раз ударить топором в одну и ту же точку.
   Так вот, он положил на полено свою ногу, точно прицелился и рубанул ровно по щиколотке. Ступня отлетела не с первого раза, поскольку мясо было мёрзлое (нашему герою не хотелось оттирать потом кровь, поэтому конечности своих ног он предварительно заморозил), но, зато вторая нога отрубилась очень быстро.
   Когда на снегу валялись два обрубка-ботинка, то дальше ещё легче: отрубить ноги до такой длинны, на какой рост претендуешь... То есть, о каком росте мечтаешь. Поэтому чел, пока довершал начатое, у него в это время топилась печка, и он покидал обе свои щиколотки в котелок. То же самое он проделал с культями, которые остались у него по колено (не хотелось рубить кость - по хрящу долбануть колуном как-то более удобней; тем более, что рост будет максимально маленький; даже, наверно, меньше, чем у его сынишки, не вернувшегося ещё из школы - не принёсшего новые двойки), то есть поварил их маленько в кипятке.
   Спрашиваете, для чего он всё это сделал? Для сущей ерунды: чтобы две щиколотки можно было пришить к коленям. И так он и поступил. Слава богу, швейная машинка дуры-жены работала (не угробила её ещё окончательно эта неумёха), поэтому он, чтобы не растягивать до утра, быстренько всё присобачил и, как говорится, привёл в необходимый вид. Теперь остаётся совсем смешное: ждать, пока кость не срастётся. Ведь в детстве он ломал пару раз себе руку? Всё срослось, как по маслу!
   Только одну неважную мелочь забыл наш герой. Когда он ломал себе руку, то ему всякий раз накладывали гипс на перелом. Может быть, раз он забыл про такую чепуху, то именно это его несколько разозлило? Но нет - сегодня его злить ровным счётом ничто было не должно. Тем более, что в магазин за бутылкой он сходить собирался ещё до того, как взялся ушивать себе ноги.
   Так он попытался... встать. Встать на новые свои щиколотки. Вернее, на ступни.
   Странно, но у него всё получилось. Он встал и даже смог идти.
   А что делать человеку, если от накатившего на него безумия, не чувствует боли?..
   Правда, от дома, от калитки, он не очень далеко ушёл. Свалился в снег и лежал, пока первый, мимоходом, его не опознал. Правда, тот опознал не его самого, так как наш герой упал не на спиночку, а лицом... прямо лицом, взял, и упал. Он опознал, скорее, странное создание. Поначалу этому прохожему даже показалось, что у него мерещится с белой горячки, так как не бывает, чтобы у мужика, даже если он пьяный и как медведь в снегу заснул, ноги были по длине короче, чем туловище. Но, перевернув сваленного на спину, присмотрелся внимательней, и понял: "Точно, не примерещилось! Это ж Федька... Свояк мой... Эй, Федька! Ты чегось, уснул что ли? Чертяга. Не спи, уши замёрзнут".
   Но Федька не уснул. Умер он, от гангрены.
   - Во, чего водка с людьми делает, - промычал тот, почесав затылок и решил не идти в магазин за бутылкой. - Так, ведь, и околеть недолго.
  

Дом времени

   - Господин! - окликнул интеллигент в чёрном длинном плаще-летучей мыши одного бродягу в потёртых джинсах и старой облезшей кожанке. На ногах бродяги была некая скверная пародия на сапоги, а к поясу пристёгнут детский револьвер, не иначе для красоты.
   - Какой я тебе господин? - засмеялся парень. - Ты с луны прилетел или в третьем веку родился?
   - А какой сейчас век? - живо заинтересовался незнакомец.
   - Конец двадцать первого! - соврал ему парень, решив, что если слова "конец" и "21" скаламбурит, то выглядеть будет очень умно. - Ты наверно во времени запутался?, или с луны прилетел?
   Странный незнакомец грустно пожал плечами. Но вдруг его заинтересовал игрушечный револьвер парня, и тут же оживился:
   - Простите, а револьвер Ваш заряжен?
   Парень взглянул на "револьвер".
   - А как же, - с гордостью произнёс он, - конечно заряжен!
   - А какие в нём пули?
   Парень обратил внимание на пришельца с прошлого века и решил, что можно немного пофантазировать.
   - Видите ли, достопочтенный господин, - деликатно начал парень, - всё дело в том, что в наш высокоразвитый двадцатый век стали производить пули, способные для космических войн, но если их применять в быту, то, должен заметить, что пули эти очень опасны - они невзрывчаты и беззвучны. И в каждой из данных пуль имеются миллионы, даже миллиарды микроустройств, способных уничтожить любое живое существо.
   - Именно Вы мне и нужны! - он аж прослезился.
   А парень пошарил по карманам и нашёл дюпель, заточенный под отмычку. - Я должен показать Вам образец этой пули; мы внедрили её в производство ещё в начале столетия, воспроизводя образец в тысячи раз. Сейчас мы достигли вершины, и учёные всего мира ломают голову над процессом нового варианта этого образца пуль, и...
   - Понимаете, - перебил его незнакомец, стараясь объяснить ему нечто сверхъестественное, - дело в том, что дом мой находится... как бы Вам это объяснить?.. за миллиарды тысячелетий до нашей эры; может и больше.
   Парень тут же слепил серьёзную и сочувственную гримасу.
   - А вокруг бродят чудовища, - продолжал тот. - Так я бы попросил Вас оказать мне услугу. Сам-то я родился в XIX веку, а как попал за миллиарды тысячелетий, а затем к вам в ХХ век, не знаю.
   - Разберёмся, - деловито сказал парень и, изображая полисмена, поправил револьвер.
   - Я прошу Вас!, умоляю!
   - Хорошо, хорошо! Я как раз состою в рядах борьбы с чудовищами ХХ века. Видите - униформа, - показал он на своё рваньё.
   Затем они направились в сторону дома XIX века с окружающей его природой миллиардов тысячелетий до нашей эры.
  
   Дом этот стоял в лесу.
   Все вещи и мебель в доме, как и сама его архитектура, напоминали парню XIX век.
   Когда они вышли из дома, то не верящий ни во что сверхъестественное парень обмер... Перед ним была пустыня. И эта пустыня с оголёнными холмами только-только зарождающегося времени и пространства, безоговорочно утверждала, что находится за несколько миллиардов тысячелетий до нашей эры.
   - Вот видите? - жаловался незнакомец, - и так каждый раз!, прямо не знаю, что делать с этим безобразием!
   - А нельзя ли как-нибудь назад? - предложил ему уже прилично испугавшийся парень. - А то я не совсем ещё готов к сражению с чудовищами.
   - Пожалуйста, - пожал тот плечами, - назад так назад.
   И он ввёл его в дом и закрыл дверь.
   - Всё, - сказал незнакомец, спустя несколько секунд, - сейчас мы у нас.
   Парень открыл дверь и вышел в лес. Он быстрыми шагами уходил прочь от этого фатального дома.
   - Постойте, - кричал ему незнакомец. - Вы не туда попали!
   Но парень ничего не слышал. Ему, наверно, наплевать было, куда он попал, только бы поскорее удалиться от сумасшедшего дома ужасов. И он уже скрылся в гуще леса.
   Через некоторое время парень прибежал назад, пыхтя с перепугу.
   - Ты в какое время меня перенёс?! - заорал он на этого безалаберного незнакомца.
   - Ну я же сразу сказал. Но это ничего, я могу ещё раз.
   Они снова вошли в дом, постояли там несколько секунд, а когда парень открыл дверь... то чуть не заорал от ужаса. Не заорал, потому что всё происходило очень быстро, а только стоял, открыв рот, когда прямо на него ползло громадное чудовище в виде гигантского змея какой-то кошмарной формы.
   - Стреляйте быстрее! - тщетно орал незнакомец опешившему парню. И тогда незнакомец сорвал у него с пояса револьвер, нашёл у него в кармане дюпель-отмычку ("пулю ХХ века") и попробовал зарядить ей револьвер, но... чудовище сожрало их дом.
   Вокруг парня было темно. Он всё так же стоял и смотрел (открыв от ужаса рот); смотрел в неизвестность, но ничего не видел, потому что было темно. Но вдруг он почувствовал слабый, но отрезвляющий шлепок по щеке.
   В глазах сразу стало проясняться, свет разгонял тьму. И он увидел перед собой полицейского.
   - С тобой всё в порядке? - спросил его коп.
   - Конечно, - ответил парень, ведь он вспомнил, что с ним произошло, а это было обыкновенным видением или сном.
   - В следующий раз будь поосмотрительнее, - советовал ему полисмен, - и не засыпай на ходу.
   А ведь это могло бы произойти на самом деле, - подумал парень после того как остался один стоять на том месте, где только что задремал, и понял, до чего могут довести подобные шутки, когда ни с того ни с сего на улице встречается именно тебе такой вот причудливый шизофреник в своём полоумном наряде...
   - Господин! - окликнул интеллигент в чёрном длинном плаще летучей мыши.
  

ПОЛУНОЧНЫЙ КОМИССАР ПОЛИЦИИ

или ПОЛУНОЧНАЯ ПОЛИЦИЯ

   Написано по мотивам видеоклипа "Утекай-2" на песню группы Мумий Тролль.
  
   "Солнце зашло за линию горизонта. Наступила ночь, и на город упал серый туман". - Именно с этого я хочу начать свой рассказ о полуночных жителях. Их очень много. Но одним из Них я возьму комиссара полиции, совсем недавно ставшего одним из полуночных жителей.
  
   Гарт Пинкер только что поступил на пост полисмена. Ему выдали обмундирование и все принадлежности, касающиеся "блюстителя порядка". Его послали в определённый участок, найти комиссара полиции, Арналдо Шоу.
   Гарт приехал в участок и просидел там до вечера, дожидаясь комиссара. И только, когда стемнело, подъехал полицейский лимузин, из которого вышел здоровенный коп и спортивной походкой подошёл к Гарту.
   - Парень, это ты ждёшь тут комиссара? Пойдём за мной, - поманил полицейский Гарта. Они уселись в машину и помчались по ночным улицам этого города, в прошлом веке пристанище ведьм и колдунов.
   Лимузин остановился у старой тюрьмы.
   - Здесь (показывал полицейский Гарту на тюрьму) мы иногда проводим допросы.
   Они поднялись на последний этаж тюрьмы.
   - Ну, иди, - кивнул он Гарту на дверь, а сам отлучился.
   Гарт подошёл к двери и дёрнул за ручку.
   Перед ним был пустой зал. Зал был огромен и пуст, кроме стола, за которым сидел комиссар.
   Комиссар этот встал и подошёл к Гарту. Гарт представился комиссару, подал ему некоторые бумаги и пошёл вслед за ним.
   Они вошли в отдельную комнату.
   Выглядел комиссар кошмарно, - его всего колотило и бледен он был как покойник.
   - Что с Вами, комиссар?! - похлопал его по спине Гарт, когда тот загнулся, как будто от невыносимой боли.
   Когда комиссар повернул к Гарту своё лицо, Гарт едва не поперхнулся от ужаса собственной слюной.
   - Вот что! - прорычал комиссар. - Дай мне крови!
   - Чего?! - удивился Гарт. Он не понял сначала, о чём говорит комиссар, а когда увидел длинные когти комиссара, начал понимать, в чём дело... Гарт догадался, что комиссар один из ночных тварей.
   На своё оружие Гарт не рассчитывал, поскольку наслушался прежде теорий о ночных жителях и соображал, что пулей вурдалака не убивают (может, где-то вурдалаки кому и казались бредом, пока не стали действительной реальностью); что нужен осиновый кол, который вбивается в сердце ночной твари, или же нужен топор, которым необходимо отрубить твари голову, но ни того ни другого Гарт при себе не имел.
   Комиссар, уже с трудом поднявшись, протягивал свои чёрные руки и едва не впивал когти в тело Гарта Пинкера, как в ужасе заорал и закрыл лицо руками, отбежав в сторону.
   Сначала Гарт не понял, что так напугало в нём этого комиссара, выпученные глаза которого были направлены на горло Гарта или чуть ниже. Поэтому Гарт прежде всего взглянул на свою грудь и кое-что понял: его форменная куртка от некоторой духоты прирасстёгнута (всё-таки, до вечера проторчал в коридоре, сидя на кушетке под дверью в кабинет комиссара и выжидая, когда тот вернётся), открывая рубашку, из-под пуговиц которой слегка вылез нательный крестик Гарта (ведь, если вампиру распятие не покажешь, он и знать не будет, что оно на тебе есть, пока случайно не обожжётся).
   - Вот в чём дело! - открыл для себя ещё одну истину Гарт и сорвал с груди этот крестик, направив его на комиссара. А комиссар был в ужасе и прикрывался всем, что попадалось под руку (в пустом-то зале).
   - Оставь меня в покое! - умолял комиссар. - Я не сделаю тебе ничего!
   - Выведи меня из этой тюрьмы! - смело отдавал Гарт приказания своему будущему начальнику.
   - Хорошо! - орал комиссар, - ты выйдешь отсюда! Только прошу тебя: никому ни слова о всём, что ты здесь видел!
   Гарт усмехнулся.
   - Элл!!! - заорал комиссар.
   В комнату вбежал перепуганный полисмен - тот самый, который подвёз Гарта до тюрьмы.
   - Элл, выведи его из тюрьмы! - орал комиссар. - Только, смотри! У него распятие!
   - Спрячь распятие! - укрываясь закричал Элл.
   Гарт закрыл распятие рукой. Элл и комиссар тут же перевели дух. Элл стоял вдали от Гарта.
   - Ради бога, - умолял его Элл, - не показывай больше этого! Ты выйдешь из тюрьмы, я дам тебе свой лимузин, только прошу тебя...
   Гарт сказал Эллу, чтоб шёл немного впереди его. Элл подчинился новичку и стал выводить его из этой полупустой тюрьмы.
   Когда они спускались по лестнице, Элл резко повернулся, подскочил к Гарту и схватил за грудки. Гарт машинально выхватил распятие (как "пушку"), но Элл посмотрел на распятие и плюнул. И пришлось Гарту открыть для себя ещё одно новшество: Элл не вурдалак - этот чёртов хихикающе-ухмыляющийся самоуверенный детина не вурдалак!, поэтому резким и неожиданным движением хватило времени Гарту вытащить своё форменное оружие, - которое он успел вовремя получить, - и сунуть дуло в осклабившуюся пасть Элла и спустить его по лестнице, чтоб выйти-таки из этой дьявольской тюряги. Их заметили несколько полицейских, но сделать ничего не смогли, как будто были обыденно мертвы.
   Гарт усадил Элла в лимузин, завёл мотор и двинулся в участок. Лимузин пыталась остановить служба дорожной безопасности, но Гарт пронёсся мимо и за ним вылетело несколько полицейских на мотоциклах (Гарт смотрел в зеркальце заднего обзора: они прямо-таки не ехали, а почти летели!). И времени и усилий им много не потребовалось, чтоб остановить этот простодушный лимузинчик.
   - Этот парень свихнулся! - прокомментировал Элл поведение Гарта, когда дуло выпустило его из-под контроля и новичка скрутили, надевая наручники и препровождая в участок.
   В участке Гарт, как ни старался рассказать правду о комиссаре полиции Арналдо Шоу, его никто и слушать не хотел.
   Гарт понял, что вся полиция связана с мафией полуночных жителей, разгуливающих ночью по городу, как лунатики.
   - А ты молодец! - подходил тихо Элл к Гарту. - Решил чистеньким выбраться и всё рассказать...
   - Да пошёл ты, - отвернулся Гарт от этого дебилоида, вздумавшего почитать ему свои уродливые морали. Но не подумал Гарт, что дебилоид достанет пистолет и выстрелит этому арестованному прямо в шею, а потом подставит канистру с воронкой, чтоб, может быть, не испачкать камеру кровью перед очень скорым приходом в неё новенького.
   Так и погиб Гарт Пинкер.
   Может быть, мафии вампиров вовсе и не было и Гарт был единственным человеком, знающем хоть что-то о комиссаре Арналдо Шоу.
  

Машина ненормального

   Автомобиль не роскошь, а средство передвижения? Это смотря какой. К примеру, под моим автомобилем можно очень долго передвигаться. Залез под него, лёг на спину и передвигаешься: влево, вправо... Можно бесконечно передвигаться, но он всё равно не поедет! А как ещё? Автосалоны и сервисы ремонта мой автомобиль не принимают, поэтому ремонтируешь сам.
   Но, в принципе, это и есть передвижение! Поремонтировал-поремонтировал, вылез из-под машины, потом потолкал-потолкал её, и опять залез. Вниз-вверх, вверх-вниз... Ну, разве это не передвижение? Лёг, встал, встал, лёг.
   Думаете, я сумасшедший? Либо у меня в голове нет мозгов - постоянно забываю заезжать на автозаправку. Либо вы думаете, что я купил себе старомодную машину (на неё нет запчастей ни в одном современном автосервисе) и пою тут вам песенки!
   Нет, всё гораздо более серьёзно.
   Взять те же "пробки"! Зачем такие как я автолюбители торчат в пробках? Потому что они торопятся в ближайший сервис авторемонта! Что, разве не так?
   Дак не проще ли подумать! Покумекать. Пока торчишь в пробке, залезь под свою машину и попробуй отремонтировать её сам! Ведь, из-за таких как ты пробки в основном и создаются. Правильно?
   Но никто из своей машины не выходит, потому что смотрят на других: "они не ремонтируют, а я что, лысый?"
   Конечно, если бы все в один момент выбрались бы из машин, да залезли бы под капот... Глядишь, наутро пробок бы и поубавилось.
   Потому что люди начали бы помогать друг другу. Кто-то залез под свою машину, смотрит, ремонтировать ему особо нечего, но у товарища напротив работы выше крыши. Он перелез - автомобилисты начали ремонтировать в паре. По принципу, одна голова хорошо, а две лучше.
  

Четыре руки, четыре ноги

   Один человек был настолько здоров, что его организм не выделял совершенно никаких выделений. Это его очень сильно беспокоило, потому что даже грязь к нему не липла.
   Все окружающие, наоборот, были настолько грязны, что их немедленно хочется чем-нибудь испачкать! Но как можно испачкать, когда наклоняешься, берёшь грязь в ладошку и собираешься кинуть. И не успевает та долететь, как в лицо человеку попадает совершенно чистая вещь! Совершенно чистая биомасса.
   Этот человек очень долго мучился. Он не знал, чем же досадить этим мерзким, этим гадким людям. Они все настолько нечистотные, что их срочно... Срочно нужно перепачкать всех до единого!
   Мучительные раздумья нашего героя так ничем и не закончились. Он не нашёл совершенно никакого выхода и подвёл к виску дуло пистолета.
   - Жаль, - проговорил он напоследок, - что я не увижу, как мои собственные мозги поползут по стенке... Потому что хоть какую-то грязь...
   И вдруг его неожиданно осенило!
   - Но ведь я могу выстрелить не только в стенку! Я же могу подойти сзади к любому прохожему... Он не заметит, как я пробью себе затылок и мозги попадут ему на спину! Потому что я возьму пистолет с глушителем! Он не услышит выстрела. И, значит, не почувствует боли. Что?.. Что я сказал?! Боли?..
   Ещё более потрясающая идея его осенила!
   - Ведь, я и сам не почувствую боли! Если я использую пистолет с глушителем, я могу стрелять в себя много, много раз! Я не убью себя...
   Он ликовал! Он действительно верил в то, о чём говорит. Просто, он перепутал божий дар с яичницей. Пистолет с глушителем с холостыми патронами.
   Вообще, это было что-то ужасное. Его ещё никогда так сильно не доводили окружающие. Представьте себе, он кидает в них грязь (что-то заразное и больное). Оно, пока долетает, успевает не только выздороветь, но и очиститься. Тот, кому оно попало в лицо, поднимает, пожимает плечами, рассматривает со всех сторон. Потом идёт на рынок и продаёт.
   Просто так вещи не очищаются, которые кидает в людей этот человек. Они очищаются по причине того неимоверного гнева, с которым он их бросает. Очищается что угодно! Деньги, наркотики, контрабанда... Даже оружие перестаёт убивать! Перестаёт делать это так жестоко. И так грязно.
   Когда он поднёс оружие к своей голове и выстрелил в прохожего, на которого он наметился, пуля прохожего, конечно, не убила. Но всё произошло в точности так, как стрелок подрассчитал: прохожего обрызгало грязью. И не просто грязью... Какой-то зловонной... Червивой гадостью... В общем, такое ощущение, словно вся эта дрянь поднялась аж из самой преисподней!
   - Ну что, получил? - услышал прохожий из-за своей спины чей-то очень знакомый-обиженный голос.
   Человек потом стрелял ещё очень и очень часто. Доходило даже до того, что он вырезал себе живот и кидал кишки в спину.
   Когда он наконец-то понял, что сбылось всё то, о чём он долго мечтал, он решил отдохнуть малость. Это была не нервная, а очень приятная усталость.
   Когда он блаженно лежал в своей постели, считал мух, то рука, которую он от себя отрезал, чтобы бить ей по голове... Вернее, нога (он отрезал, потому что думал, что так будет ещё больнее). Так вот, нога на нём взяла и заросла. Выросла так, как вырастает отрезанная ветка.
   Когда он повторил всё это дело в другой раз... Первый раз его всё равно в конечном итоге разочаровал! Когда он повторил во второй раз, случилось что-то ужасное! Вместо одной ноги, у него выросло две!

Буквы на спине

   Попрошайке с улицы не поможет даже Бог (он и простым-то людям не торопится на помощь, бесполезно сидеть сложа руки и ждать от Него милостей), но зато могут помочь люди. Главное, не упустить возможность!.. Впрочем, почитайте и поймёте.

0

  
   Я шёл по улице и увидел одного странного прохожего, у которого на спине было написано "Я Господь Бог".
   Редко где можно встретить таких типов!
   Но я подошёл к нему не потому, что мне что-то было надо, а из-за другого. Я решил, что схожу с ума и у меня начались галлюцинации. Ну, подумайте сами! Не может же человек написать такое на спине! Это бред... как минимум. Идёт совершенно полноценный человек, в чёрной дублёнке, как у всех... Он ничем не отличается от обычных прохожих! Но на спине... яркими белыми буквами... написана ТАКАЯ ЧУШЬ! Вывод один (даже если двоякий или троякий): я сошёл с ума и меня ждёт ад, если я не подойду к этому парню и не разберусь. Что же это происходит?
   Подхожу. Просто, чтобы спросить время или, как пройти в библиотеку. Разговоримся, станет понятнее.
   - Товарищ!
   Я оборачиваюсь. Кто-то трогает меня по плечу.
   - Вы не скажете, который час?
   Я задираю рукав... У меня на руке самые лучшие часы. Вы мне можете не поверить, но от них не опухает головной мозг... Впрочем, не всё сразу. Со временем, я вам расскажу и об этом. Лучше смотрите, что было дальше.
   - Послушайте! - восклицает остановивший меня прохожий. - Да это же мои часы! У вас... у тебя на руке мои часы!
   - Успокойся!
   - Что - успокойся?!
   - Какие часы? Ты ополоумел?
   - Мои ча...
   - Я говорю: успокойся! А то попрошу кого-нибудь, скорую сейчас вызовут.
   - Хорошо. Уговорили. - Этот тип был назойливым, но при слове "скорая" сразу же унялся! - Я вас слушаю! Интересно, как вы мне объясните, что это не мои часы!
   И тут мне мгновенно пришёл в голову ответ! Да, не скрою, я здорово был напуган... Не как пацан пугается, у которого хулиганы сейчас отнимут шапку под предлогом "это моя шапка", а потом ещё милицию науськают... Я испугался, что этот урод так разорётся, что люди засуетятся и вызовут врача. Я буду чувствовать себя виноватым: отдал бы несчастному эти поганые часы, только бы не выл. С перепугу, даже если знаешь, что ответить, - как успокоить расстроенного крикуна, - всё равно растеряешься и дашь сбивчивый ответ.
   В том, что тип был действительно безумен, я убедился по тому, как он отреагировал на мысль, пришедшую мне в голову. Он её прочёл. Только вредные юродивые обладают инстинктами, умением предвидеть слова собеседника! Не дать ему вставить ни слова...
   - А! Извините! Я вас кажется понял! Сейчас же у всех "сотики", поэтому глупо я к вам придрался. Сейчас практически никто часы на руке не носит! Не то время...
   - Да-да. Именно это я хотел тебе ответить! "Не то время".
   Слава богу, он оставил меня в покое.
   О! Бог! Как же я мог упустить того парня. Я, как ошалелый, принялся оглядываться по сторонам.
   Неужели я никогда больше не увижу этого человека с буквами на спине?! Хорошо бы! Но, ведь, если я его увидел, это предзнаменование. Потом, когда начнутся новые проблемы, я не смогу себе простить, что так просто упустил его... Я не сумею успокоиться!
   Главное, не начинать сейчас беготню. Меня родители учили в детстве, когда мы шлялись по ЦУМу: "Если ты потерялся, стой, где стоишь. Не начинай искать сам". Можешь осматриваться, но только без суеты.
   Хорошо, я попытался успокоиться. Достал сигареты (я не курю, просто ношу с собой; для идиотов, которым трудно объяснить, что я против них ничего не имею, а действительно бросил курить), сделал вид, якобы закурил, совершенно спокоен...
   О! Да вон же Он!
   Ненароком я подумал, что это не тот человек. Дублёнка та же, надпись на спине одинаковая, но шапка... По-моему, у того, кого я увидел первый раз, шапка была чёрная... Точно чёрная! А почему сейчас она белая?
   Но всё-таки, я решил подойти!
   Я уже догадывался, что эти двое обыкновенно сговорились и, пока один подходит разговаривает, второй пытается стянуть у "лоха" бумажник. Ну, пытался же он внушить мне, что это его часы! Раньше были "напёрсточники" (собирается толкучка ротозеев вокруг какого-то узбека, еле разговаривающего на ломаном русском, а в толпе шныряют щипачи), а теперь такое!
   Я всё приближался и приближался к спине, на которой яркими белыми буквами значилось "Я - Господь Бог". Но неожиданно мне взбрело в голову (совершенно безумная идея) оглянуться по сторонам. Первым делом я глянул назад... Оп! - Тот гадёныш спрятался за одного из идущих сзади прохожих. Ну, точно "подстава"! Однако, я уже на полпути, останавливаться нельзя. Остаётся подойти к этому "Богу"...
   - Товарищ! - дотронулся я до Его плеча, как минуту назад до моего дотронулся Его напарник.
   Дублёнка была толстая, шапка тоже, поэтому на мой сиплый голосочек никто не обернулся.
   Я решил обогнать Бога и... Может, так остановится.
   Как я уже говорил, это был простой мужик, как все. Но не совсем, как все. Дело в том, что на мой вопрос он ответил молчанием. Потом показал на пальцах, что глухонемой. Видимо, он думал, я знаю "язык жестов".
   Вот тебе и раз! Как верно было где-то сказано: "Если вы разговариваете с Богом, то это молитва. Если Бог говорит с вами - шизофрения". Но откуда я мог знать, что моя встреча с Богом обернётся именно так?..
  

1

  
   Можно было уже оставить этого человека в покое. Всё равно, не объяснишь ему, что написано у него на спине. Даже если объяснишь, он сам это написал. Ему кажется, что так правильнее.
   В самый последний момент, когда Бог едва не растворился в толпе второй раз (раз на раз не приходится и в этот я уже не отыщу, не отрою его из толпы, и опять буду переживать, что растерялся и не задал интересующий вопрос), мне пришла в голову поразительная идея.
   Я сею же секунду подбежал к Господу и в лоб спросил его:
   - Ты сможешь сделать так, чтобы один человек перестал быть сумасшедшим?
   Господь улыбнулся мне в ответ и кивнул. Мол, "да".
   Признаться, меня несколько шокировал его ответ. Выходит, он лжёт?! Прикидывается глухонемым, а сам всё прекрасно слышит?.. Какой же это Бог! Но потом я вспомнил, что глухонемые могут читать по губам.
   Кроме того, он прочёл мои мысли, как тот парень. Я это понял, поэтому попытался предупредить:
   - А ты сможешь сделать так, чтобы он не приставал к людям на улице, не пугал их своим поведением? - Я спросил это, потому что знаю такую систему: Бог давно разобрался с этим человеком, сделал его блаженным, поэтому, считай, нет проблем (мой вопрос, как пустой воздух, пролитый за зря). Но меня-то тот парень напугал! Обеспокоил, побудоражил душу...
   На этот раз Господь не просто кивнул, а даже слегка поклонился, прислонил ладонь к сердцу.
   - А можно ещё вопрос?! - разошёлся я.
   - Конечно же! - донеслось от Бога. - Я с радостью рассмотрю... - Он не договорил предложение, потому что в голосе его почувствовалась какая-то лесть. Лицемерие. Типичная штука для человека, который во всём хочет казаться добрым и положительным. Я решил задать другой. Не тот, который намеревался.
   - Скажи, у тебя с головы шапку не срывали?
   - Срывали. У меня была чёрная шапка, но какой-то ловкий человечек смёл её с меня и заменил на эту. Белую.
   - Он не ловкий, а безумный. У меня есть подозрение, что он беспокоит уличных прохожих.
   - Но он делает это днём! Для ночных хулиганов есть Господин Сатана. Он также, как я, ходит и... - Он опять не договорил. Он хотел сказать "и яркие белые буквы светятся на его спине"?
   - Когда я тебя попросил, я имел в виду именно его. Он заражает людей своим беспокойством.
   - Спасибо. Я тебя понял. Я действительно подумаю, как можно помочь этому парню.
   Это было всё. Остальные просьбочки какие-то эгоистичные. Сколько их у Бога?! Разве выполнит Он каждую?!
  

2

  
   Господь постепенно растворился в толпе, а я... Да, вспомнил! Я должен был найти того парня. Того, кто обвинял меня в краже часов. Вон он, прячется за тем прохожим.
   Я только что пытался начать перебирать в голове свои "эгоистичные просьбочки", как вспомнил про этого парня.
   Когда я учился в школе, то был один странный случай. Кто-то из одноклассников принялся рыться в горах семечной скорлупы. В классе никого не было, но полки под партами были переполнены скорлупой от семян подсолнуха, которые уплетали школьники. Я подошёл к нему и спросил: "Тебе делать нечего? Зачем ты в этом копаешься?" Он объяснил, что у него случился сильный приступ голода, а ни одной семечки. Также, как на меня сейчас напал "голод" и я начал перебирать все "просьбочки", скопившиеся в башке. Тот парень из нашего класса совершенно ничем не отличался от других ребят, разве что подсолнух никогда не клевал (белая ворона). Но случилось однажды, напасть на него маленькому "затемнению"... Люди с годами путают это чувство (своеобразное Дежа Вю) с "просветлением", но помогать им уже слишком поздно. Они становятся агрессивными; "пассии" и "актив" - первые обижаются на недоумевающих так, что те ничего не знают, а вторые... Вторые пытаются, чтобы знали не только они, но и все остальные максимально были заинтересованы.
  
   - Иди-ка сюда! - поманил я пальцем своего знакомого. Он, как верная собачонка, тут же подскочил.
   - Ты меня преследуешь?
   - Я... - Судя по его физиономии, он хотел сказать что-то важное, но забыл.
   - Что - я?
   - А что Вы от меня хотели?
   - Тебя, кажется, интересовали мои часы? - задрал я рукав.
   - Вы знаете, со мной что-то произошло! Мне действительно что-то надо было от вас, но... Из моей головы не только это вылетело! Я очень много забыл из того, что мне важно было от многих людей.
   - Это очень хорошо!.. Значит, тебе больше ничего не надо?
   - Выходит, нет.
   У него было какое-то странное, озадаченное лицо. Но оно больше не беспокоило, как раньше. Раньше это был хитрый маньяк, а сейчас... Это очень простой человек, глядя на которого становится понятно, чего он действительно хочет. Он забыл многие свои необходимости, или должности... Кому он что должен, чем обязан. Я представляю себе человека, больного склерозом, у него не такое простое лицо. Тут было гораздо глубже! Видимо, все люди, от кого он зависел или кто зависел от него, тоже забыли все эти "заморочки". - Вот в чём глубина.
   - А ты вспомнишь? Может, сумеешь вспомнить?
   - Нет. Я точно знаю, что не сумею.
   - Точно?
   - Ты знаешь, такое чувство, словно я вернулся в далёкое прошлое!
   Отлично! Он даже "выкать" перестал! Я не знаю, почему он "выкал", но возможно, считал, что у каждого человека раздвоение личности и он может его вылечить. Главное, не упустить своего шанса, как я постарался не упустить настоящего Господа Бога. Скажи кому, так хрен поверят!
  

Минный телемастер

  
   Упрямая мамаша куда-то тащит за шкварник вырывающегося пацана - домой, наверняка. Но паразит молниеносно вывернулся и впился зубами ей в руку. Та взвизгнула на весь парк аттракционов и чуть-чуть взбудоражила заторможенных старушек с детками, мамок, спящих на ходу и разную - дремлющую в глубине весеннего солнышка от безделия - дурь. В итоге шпанец вырвался из её зловредных рук нервозной молодухи с пеной у рта и резко рыпнулся через забор, наскоряк запрыгивая в центрифугу "Сюрприз", пока слепая бабуська заводит мотор и врубает механизмы, хрен короче разберёшь её, чё она там делает. Была только фигня вся эта где-то неподалёку от конца перестройки, когда все эти продолбанные парки аттракционов только-только начинали маячить в нашем городе, размножаясь в глупых детских снах, как, типа, Титаник в своё время...
   В общем, щенок запрыгнул в "сюрприз", неподвижная от медлительности бабка зажгла движок и "сюрприз" завращался...
   -- Выключите качели!-- подошла к бабусе нервозная молодая матушка, от которой только что удрал шкед.-- То есть, это, карусель,-- пыталась выглядеть она внешне как можно вежливей.-- Выключите свою карусель! Там мой сын в неё забежал!
   -- Не положено,-- спокойно ответствовала та.-- Сейчас, дети все покатаются и я...
   -- Да вы меня не понимаете!-- начала запугивать её эта придурковатая мамаша,-- мне по сотовому мой муж позвонил! Он же сейчас приедет сюда на тачке своей, с братвой и он... Он же замочит тебя, старуха. Он у меня больной! Шизонутый! Зачем тебе без ерунды нарываться? Ты подумай своими опилк... подушкой своей деревянной подумай!
   -- Деточка,-- отвечала бабуся на её припадочность,-- пока твоя тачка, или как ты её называешь, приедет, дети уже успеют покататься; может быть и ни один раз покататься успеют, так что успокойся и подожди всего секундку. Сядь тут поспи немного...
   -- Вот же сучара старая!...-- рычала сквозь крепко сжатые зубы молодушка, свирепо скалясь на ситуацию.
   -- А если ты будешь обзываться тут,-- замечала ей бабушка,-- то я тоже сейчас кое-кому позвоню,-- вызволяла она из своего пальтишка мобильный (стопроцентную копию "трубы" молодой мамаши),-- и тебе достанется! Вместе с твоим мужем на тачке. Если он не приедет, его под землёй найдут. Ты понимаешь меня, деточка?
   -- Да пошла ты!-- отвернулась та в противоположную сторону - не удалось ей повлиять на этот божий одиванчик!
   -- Подожди всего секунду,-- миролюбиво увещевала её бабулька.-- Сходи в кафе пока; мороженого поешь, чтоб остыть.
   -- Пасть заткни!-- как-то беспомощно рявкнула та, даже и не повернувшись.
   -- Вот как тебя родители научили с собой разговаривать!
   -- Ну чё ты достаёшь меня, ты!-- подошла к ней эта молодая вплотную, пошипеть ей прямо в лицо.-- Чё тебе...-- Но не увидела она как у старушки в пальцах крайне неожиданно появилась бритвочка.
   -- Тихо-тихо, цыпочка моя!-- пыталась эта старушка удержать девушку, валящуюся с ног и слабеющую в коленях и во всём вместе,-- не залей тут мне всё кровью, чтоб не увидел никто. Вообще, кто тебя просил подскакивать ко мне в самый ответственный момент! Пацан её видите ли заскочил в карусель! Вот где дура-то нашлась! Это же карусель времени! Понимать надо!
   Девушка с белеющим лицом присела на стульчик и не понять было со стороны, дышит она или ещё всё задыхается с булькающей из горла кровякой. Вот так можно утихомирить человека, если он собрался куда-то бежать или радоваться жизни на полную катушку. Человек, это время и в нём легко можно прорезать отверстие! Старуха просто хотела поспать. Лечь и выспаться как следует, пока "сюрприз" вращается, а эта молодая коза её контролировать бы начала и доставать по всякому. А детям-то один хрен, сколько кататься и, если карусельное время чуть растянется, то они тогда почувствуют настоящий восторг. Они ж самостоятельные все - самостоятельно удрали из психбольницы, переплыли три озера, перетерпев неуспех в том, чтобы угнать катамараны и улететь в них за облака... нет - за солнце, а не за облака, раз день сегодня полностью ясный.
  
   -- Маааааааамммаааааааааа!!!!!-- вопил как резаный пацанчик, когда время, отведённое нормальным детям, начало сильно зашкаливать. Он-то видел, что мама его ждёт (он ведь сильно хотел покататься на "сюрпризе", а упрямая мама ничего вообще не хотела, ибо жизнь её достала до самых корней, которые уходят не в землю, а в небо, потому что она инопланетянка. Да и вообще - будет она стоять и ждать, пока этот капризный уродец накатается, истранжирит все её деньги и свихнёт на фиг весь мозг всем этим минным городком!) и требовал, чтоб она немедленно остановила карусель и прекратила над ним издеваться ("Ну мама!- пищал он несколько минут назад, пока карусель не начала его пугать,- ну хватит уже меня доставать! Останови сейчас же карусель! Останови, коза!, а не то я на тебя опять стану обзываться! При всех! Возле дома буду психичкой тебя называть!..." и т.д.).
   -- Зарезали твою мамку!-- донёсся до пацана писклявый голосок какого-то странно выглядящего мужичка (голосок чисто детский!, как пить дать!).
   -- Ой!-- удивился тот, впервые осмотревшись по сторонам (до этого он ни на кого кроме себя внимания обращать никогда не собирался) и заметив, что в "сюрпризе" полностью и категорически отсутствуют дети - только взрослые - крутятся и смеются и хохочут все детскими голосами от восторга (они сделали вид, что даже и не знают о том, что старушка - своя (дурдомовская), подсадная, и может как бы заснуть; как бы невзначай закемарить), и все, как и этот мужичок, выглядят излишне странно.
   -- Хочешь, кто-нибудь ножичком тебя пырнёт?-- разговаривал с ним всё тот же мужичок.-- Если ты будешь мешать нам веселиться, то кто-нибудь кинет ножичком и попадёт в тебя. Мы все метко кидаем!
   Вообще, пацан разговаривать не мог (ещё немного и его стошнит) и ему даже в голову не пришло то, как будет выглядеть остановившийся "сюрприз", в котором каждый из "детей" утыкан разными колюще-режущими предметами. Только один пацан целый и невредимый!
   -- Они все там становятся нормальными,-- тыкала спящая старушка пальцем в сторону вращающегося "сюрприза" (она бредила, обращаясь к уже свалившейся со стула девушке; в её сне, да и, наверное, во "сне" этой убитой девушки, они прекрасно понимали друг друга, были живы и здоровы (вечно) и девушка всё ещё сидела на стуле, а не валялась на полу),-- от головокружения. Так иногда хочется побыть хоть чуть-чуть нормальными; поспать часто хочется...
   -- Как сюда опять залезла эта дура старая?!-- подошли к бормочущей старухе какие-то люди.-- И идиотов всех своих опять притащила!
   -- Ты смотри,-- говорит первому второй человек (говорит с естественным ужасом в голосе),-- девку замочила! Вот ёлки, что ж делать!
   -- Карусель выруби сперва!-- ответил первый.
   -- А ты головкой-то подумай! Эти ж психи все на нас сейчас набросятся! Ты что, первый раз замужем?, никогда не встречался с подобной компанией.
   Изредка происходили подобные налёты на Минный городок! Захваты Минного!- Налёты бывают только на языке.
   Вот такая чухня случилась, когда я постучал в дверь, на которой отсутствовал даже звонок (я телемастер, отремонтировал телек этой долбанной чувихи!) и открыл эту дверь мне её щенок; весь мокрый! Что только эти уроды не понавыдумывают, лишь бы не платить за услуги телемастера, который ещё к тому же ходит как кретин по квартирам и разносит телевизоры! Как тут не ошизеешь от всего этого дерьма!
  

МОГИЛЬНЫЙ БЛЕСК или МЕСТЬ

  
   На самой окраине огромного кладбища стоит старый особняк.
   Окраина кладбища, дом, огромный пустырь, и только потом начинается город.
   А вот какая привычка была у жильцов этого старого особняка (некогда служившего погостом), привычка эта - страсть к деньгам, к богатству. Например, если похоронят богатого (хотя, такое редко случается), они выкапывают тело, обкрадывают, и закапывают на место.
   Но однажды такой случай вышел:
  
   - Посмотри, - позвала жена мужа, - кого хоронят!
   Мужчина с намыленным лицом подбежал к окну.
   - Ага! - согласился он. - Крупный человек.
   - Обрати внимание на гроб, - заметила она. - Если его продать, ну-ка посчитай.
   - Да! гробик дай бог!
   Они, вдвоём, вышли и присоединились к толпе идущих за гробом.
   - О боже! - шёпотом воскликнул мужчина, - а какое место выбрали для похорон! Оно наверно половину кладбища займёт.
   - И полицейских с автоматами поставят, - почти серьёзно добавила женщина.
   И вот открыли гроб.
   В гробу лежал солидный труп в чёрном элегантном костюме, нижние челюсти слегка выдвинуты вперёд.
   - А это случайно не Дракулу хоронят? - сострил мужчина.
   - Сейчас, - произнесла его супруга каким-то уверенным тоном, - нам даже этот вонючий Дракула не страшен!
   Интересно, как такая фраза понравилась бы самому графу Дракуле?
  
   Как только стемнело полностью, "могильщики" отправились на "работу".
   Но что они увидели в темноте на кладбище? - Та могила (которую они приметили ещё днём, после похорон) издавала фосфорный свет. Но это нисколько не мешало "работе", и они тут же раскопали могилу и вытащили гроб. Оказывается, сильный фосфорный свет исходил от тела в гробу.
   К сожалению "работников", тело богатого было, словно тело нищего (ни одного (даже дешёвого) кольца не было на худощавых пальцах трупа).
   Грабителям могил ничего не оставалось делать, как вытащить тело из гроба.
   Гроб оттащить в дом пришлось не сразу, потому что в доме был слышен какой-то шум.
   Мужчина, вытащив из внутреннего кармана пиджака револьвер, осторожно, осматриваясь, двинулся в дом.
   Женщина стояла и смотрела на него. Но не смотрела на гроб с покойником, который исчез.
   Через некоторое время после того, как её супруг скрылся в доме, раздался крик ужаса. Крик этот принадлежал хозяину дома.
   Не теряя ни секунды, женщина вбежала в дом и обомлела. Все награбленные ими драгоценности были похищены неизвестно кем (хотя супругам очень даже известно).
   Обескураженные супруги выбежали из дома и заметили, что даже гроба (только что выкопанного) нет.
   Они подбежали к могиле и обмерли на месте, ведь могила имела прежний вид (даже с прежним могильным блеском).
   - Оказывается, и они умеют мстить, - заметил мужчина, глядя на светящуюся могилу совершенно пустым взглядом.

ДРОВОСЕКИ

   Дело в том, что я писатель, и чтоб написать хороший рассказ, мне необязательно сидеть и выдумывать его; достаточно всего лишь увидеть что-нибудь и если воображению моему захочется, то мозг мой переварит увиденное по-своему и руки выплеснут переваренное на листок в виде рассказа. Вот например:
   Вышел я как-то прогулять (и, если повезёт, что-нибудь "увидеть") перед сном; неподалёку от моего дома начинался лес, весь усеянный тропинками и следами от костров отдыхающих. По одной из тропинок этим вечером проходил я. И поскольку по лесу в приятном одиночестве я гуляю чуть ли не каждый вечер на протяжении уже многих лет, то восхитительного с каждым годом - месяцем - неделей замечаю вокруг всё меньше и меньше. Но эта моя последняя прогулка особенно запомнилась и запомнилась надолго...
   Треск деревьев отодрал мой унылый взгляд от пустоты. Как будто нечто бесформенное и жуткое вырвалось из серии моих рассказов "о фантастическом лесе" и запутавшись в зловещих деревьях, пытаясь как можно скорее вырваться из оков собственного нервного страха, оно валило деревья, неаккуратно задевая их своим (выдуманным моей болезненной фантазией) кошмарным телом, состоящим из лезвий, ножей, мотопил и "электротопоров". Но на самом деле это были всего-то несколько размахивающих топорами мужичков; судя по всему, они рубили деревья. Но поразило меня то, с каким воодушевлением они это проделывали, кто-то из них даже вскрикивал, когда топор ударялся о ствол дерева. Эти 10 или 15 человек живо напомнили мне моё "детище" (Детище, прилетевшее из бездн вселенной, чтоб разрушить на Земле всё живое - у кого-то появилась к землянам зависть; зависть, что планета Земля оказывается лучше и совершеннее всех планет во вселенной (не понимаю, почему я тогда написал "...лучше всех пустых и бестолковых планет во всём космосе...")) из рассказов о "ФАНТАСТИЧЕСКОМ ЛЕСЕ". Но не было у меня нужды подходить к этим перевозбуждённым энергичной работой людям и пытаться им что-нибудь объяснить, я просто повернул назад, поскольку воображение моё сильно разыгралось. И дома за час накатал необычный для моего творчества рассказ о ДРОВОСЕКАХ... Точнее, рассказ о себе, как "я" вышел прогуляться по лесу и увидел 15-20 дровосеков, неуместный вид которых тут же попытался игнорировать, немедленно вернувшись домой и написав рассказ, завершается который тем, что к герою-писателю ("мне") его рассказа следующим утром приходит милиция и он узнаёт о том, что ДРОВОСЕКИ-то вовсе не деревья валили... что в лесу на месте работающих прошлым вечером дровосеков обнаружено несколько расчленённых человеческих тел, и что герою произведения моего героя рассказа не стоит отпираться, что его видели выходящим из леса... Но герой моего рассказа произведение своё не дописал, потому что в дверь его квартиры раздался звонок и за порогом стояли работники милиции...
   Извините меня, читатель, кто-то позвонил мне в дверь... Уж не жена ли вернулась с работы?...
  

* * *

  
   Думаете, я напишу о том, как со мной произошло то же, что и с двумя выдуманными мной "героями"?... Ошибаетесь. Примитивный рассказик получится. Я напишу лучше правду; что произошло на самом деле, после того как я отложил ручку в сторону, подошёл к входной двери и спросил "кто?".
   - Милиция,- ответил мне чей-то насмешливый фамильярный голос.
   - А я Папа Римский,- ответил я голосу, удаляясь в сторону листа с авторучкой,- будем знакомы.
   - Открой, ублюдок!- зарычал голос за дверью и заколотил коленом, видимо пытаясь её вышибить или меня напугать.
   - Я милицию вызвал,- известил я голос. Всё-таки мне не терпелось продолжить рассказ, очень уж он интересным может получиться, но этот сумасшедший за моей дверью, похоже, не даст мне работать. Поэтому я набрал на телефоне номер милиции.
   - Кто звонит?- раздался из трубки голос, когда на противоположном конце провода её подняли,- уж не Лесов ли?
   - Он самый,- ответил я,- Лесов Лев Львович. Ко мне тут псих какой-то ломится. Не приехать бы вам...
   - Откройте этому "психу", Лесов,- перебил меня голос из трубки,- у него к Вам есть разговор. Это действительно милиционер.- И раздались гудки.
   Вот чёрт!
   Я подошёл к двери, за которой почему-то было тихо - никто не требовал НЕМЕДЛЕННО открыть ему дверь (!).
   - Я смотрю в глазок,- проговорил я двери,- разверните удостоверение, чтоб я мог его прочитать.
   - Телефона Вам недостаточно!- проворчал человек в милицейской форме, стоящий перед глазком и достающий из кармана удостоверение.
  

* * *

  
   Верить во всё, что я написал или не верить, Ваше дело, читатель. Но пишу я сейчас из "аквариума". Дело усложнилось, когда вошедшему в мою квартиру милиционеру на глаза попался листок с рассказом...
   Был я на том месте, где до этого работали ДРОВОСЕКИ... В наручниках и в сопровождении милиции был я там. Так вот (опять же есть возможность не верить мне на слово), половины леса нет - здорово поработали 15-20 разъярённых дровосеков. И хорошо, что тогда мне не взбрело в голову плюнуть на все свои комплексы и подойти, поинтересоваться у тех ребят о чём-нибудь. Если б я плюнул и подошёл... Я оказался бы ещё одним из зарубленных ими подобных любопытных варвар. Когда "варвара" подходит, она не замечает замаскированную травой и сухими листьями дюжину расчленённых тел.
   Всё, больше не буду писать этот рассказ, даже если для меня всё закончится положительно и я вернусь домой, поскольку добавить к сказанному больше нечего.
  

ДРУГ

   Самого первого, единственного и настоящего друга десятилетний Олег впервые увидел, когда спускался по лестнице, чтоб выйти на улицу и, тайком от своих вредных родителей, купить пару пачек сигарет. Друг этот в то время... выглядел несколько необычно: сразу, как этот мальчуган попал ему на глаза, Олег решил, что у него нет правой ноги - культя, завершает которую колено,- и паренёк этот почему-то присел на свою культю; нет, поставил её на ступеньку и умоляюще смотрел на спускающегося Олега,- всё это он видел лишь издалека (свысока), но, стоило ему спуститься чуть ниже и присмотреться к этой необычной картине внимательнее, как... Олег не поверил своим глазам: на самом деле культи никакой не было, потому что нога была забетонирована в ступень лестницы... Чёрте что!
   -- Не понял!-- удивился Олег, присмотревшись...
   -- Да я и сам не фига не понял!-- удивлённо реагировал тот.-- Чё у вас с домом?...
   -- Ты как сюда... попал?!-- имел он ввиду ступень, проглотившую его ногу по колено.
   -- Возьми топор и отруби мне ногу, если я знаю, как я сюда попал!-- с весёлой усмешкой отвечал тот.-- Шизофрения полная!
   -- Какая шизофрения?!
   -- Я тут полдня уже торчу! Вокруг тишина! Мертвота! Я уж думал, что скоро и подохну с голода. Ты, слышь, братан, на тебе бабок,-- полез он в карман,-- купи мне поесть чё-нибудь.
   -- Какой "поесть"!-- откровенно изумлялся Олег.-- Ты чё, так и будешь сидеть тут?
   -- Я есть хочу!-- объяснял он ему тоном подростка, не евшего и не курившего уже с самого утра.-- Потом кто-нибудь разберётся с этой фигнёй.
   -- А что тебе купить?-- почесал Олег затылок.-- А, может, я домой пока схожу, скажу родителям?...
   -- Ну сходи,-- пожал тот плечами.-- Мне бы поесть чего-нибудь.
   -- Ладно, жди здесь, я щас,-- бросился Олег назад.
   Пока изумлённый отец Олега (изумлён он был разительно больше своего отпрыска) пользовался телефоном, чтоб вызвать какую-нибудь импровизированную службу спасения, Олег бегал в киоск за сигаретами, якобы для друга, потому что друг Олега был на пару лет старше и при отце послал его за куревом ("мужики, ёлки палки!, без курева подыхаю просто!").
   Приехали спасатели, различными путями выдолбили отверстие в лестнице, вызволили ногу этого загадочного бедолаги и, вроде бы, дело сделано, но... не до конца:
   -- Ну, ёлки палки!-- долго пожимал тот руку Олега,-- я твой должник! Если б ты не спускался, хрен знает, сколько б я ещё мог просидеть.
   -- Ну понятно,-- скромно пытался вызволить Олег теперь свою руку из бесконечных (и странных) объятий-рукопожатий своего нового друга.-- Только ты не сдавливай так ладонь, а то она болит у меня.
   -- Ладно, старина! Так, значит, ты не пойдёшь ко мне в гости? Отметили бы знакомство...
   -- Я ж тебе сто раз повторял, что некогда... Я...
   -- Ну смотри сам. Тогда я пошёл! Я тебе позвоню ещё. Ты мой настоящий друг,-- спускался он по лестнице с такими словами.-- Я чем-то должен отплатить тебе. Ох и друг ты... Просто класс! Ты себе даже не представляешь...-- всё остальное стёр полутёмный - вечерний - подъезд, из которого вышел этот Миха. Он назвался Михой.
   Олег, покачивая головой от сильного удивления, возвращался домой. Ему хотелось спокойно поиграть с компьютером и посмотреть видик в перерывах между убийствами времени (так называется компьютерная игра).
   Он вошёл к себе в комнату, подошёл к компьютеру, собираясь включить его, но... в прихожей затрезвонил телефон. Олег насторожился (редко звонит он).
   -- Олег,-- позвала его мать.
   -- Что, меня?-- удивился Олег, подходя к телефону.
   -- Твой дружище,-- пояснила она.
   -- Как ты мой номер-то узнал?-- спросил Олег сразу, как поднёс ко рту трубку.
   -- Догадался!-- хохотал тот.-- У меня тоже телефон есть. Сказать тебе мой номер?
   -- Потом скажешь, я сейчас занят... Вернее, собираюсь заняться... Хотя, вообще-то, скажи; я тебе потом как-нибудь позвоню и... пообщаемся, в общем, если хочешь.
   -- Нам не о чём общаться,-- сказал ему тот,-- потому что смысл весь в том, что я должен помочь тебе чем-то, а чем тебе помочь... Вот в чём вопрос.
   -- Да и не надо ничем помогать,-- пожал Олег плечами.-- Отдыхай себе в своё удовольствие. Не обязательно...
   -- Некогда уж мне болтать, приятель!-- перебил его тот.-- Я позвоню тебе позже. Добряк?
   -- Да чего ты будешь звонить?-- уже мямлил Олег (какой-то сильной придурью несло от этого друга; с ума он сводил, чувствовал Олег).-- Не надо звонить...-- но раздались короткие гудки, готовые продолжаться бесконечно, но прекратившиеся, как только Олег собрался положить трубку на рычаги; прекратились они словами уже знакомого голоса:-- Кстати, а ты знаешь, что такое Господь Бог?
   -- Чего?-- поднёс трубку ближе к уху ещё удивлённый Олег (хоть трубка уже и находилась в двух сантиметрах от рычажков, но Олег расслышал почти каждую букву).
   -- Что слышал,-- ответил тот.-- Если не знаешь, то... Бог, это родители твои: отец и мать, в одном лице. Понял?
   -- Чего понял-то?!-- Но ответа не донеслось, кроме гудков, как будто приглушивший их голос был призрачным.
  

ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА

   - Дети! На прогулку!- запищала воспитательница.
   - Они ж тебя не слышат!- буркнула ей угрюмая нянечка, швабра которую тянула в тёмную комнату, каждый день из которой всё новые и новые нянечки не возвращались.- Они же глухонемые, дура!
   - Сама!- рявкнула ей та.- Все мы глухонемые!
   - Другие воспитательницы хоть обзывали как-то детей, а эта...- ворчала исчезающая в тёмной комнате нянечка (а эта добрая!- хотела сказать нянечка. Хотела, но не успела - в тёмной комнате никто не успевает).
   - На прогулке, дети, ходить нужно строем!- поучала эта новенькая воспитательница детей, которые к тому же были и слепыми.- И все должны быть рядом со мной! Всех я должна чувствовать! Все должны держаться за меня, чтоб я всех вас чувствовала, а не то кокнут меня из-за вас!
   - Слышь ты, коза!- проревел ей голос, образовавшийся совсем рядом. Голос отъявленного наркомана!- А ну-ка высунь свой язык!
   - Ой!- перепугано завыла воспитательница,- Господи! Спасите кто-нибудь!
   - В натуре, дура!- хихикнул рядом подростковый голосок (такой же отмороженный голосок!).- Она думала, что всё вокруг так кайфово!
   - Трахнем её?- советовался с товарищем первый, игнорируя громкий вой старухи (старых мудрых бабушек нынче нанимают в воспитательницы!).
   - Да ну! Не встаёт чё-то.
   - Вот ты урод! Никогда у него не встаёт!
   - Чё ты ноешь!, ублюдок! Ты же собирался отрезать ей язык!
   - Ну да!- вспомнил тот.- Не люблю болтливых воспитательш! Ещё своё детство типа вспоминаю! Такие они все козы с языками!
   - Открой пасть, вешалка!- рычал ей подросток, вставляя слова в промежутки между её немым воем, когда ей требовалось вдохнуть воздуха, - высунь язык!, а не то горло перережу!
   Старуха замолчала и принялась читать-шептать молитвы, готовые пролететь через её язык сотнями за каждую секунду, которую этой бабушке чудом удавалось проживать, находясь в неопределённой компании отморозков. В самый последний момент она вспомнила про молитвы, пока один из уродов подносил к её шее бритвочку (такое ощущение, как будто она была молода, эта бабушка, и сидела в ванной, а отмороженный парень олицетворял её пальцы, но подходил всегда очень нерешительно и никогда не доводил задуманное до конца).
   - Эй,- кричал ей этот наркоман,- смотри, я к твоим глазам подношу бритву! Откроешь глаза или нет?
   - Ёлки палки!- негодовал подростковый голос.- Как она задолбала меня! Она же меня раздражает, эта новенькая старуха! Она всё время ходит с закрытыми глазами!
   - Ну, Толян!- соглашался с ним тот,- только-только поступила и уже так жутко надоела! Откроешь глаза, вешалка?!- рычал он шепчущей старушке, на щеках которой слёзы уже оставляли чёрные следы. Они казались такими немощными, эти слёзы - даже картинок ей никаких не могли показать, чтоб она поверила и открыла...
   - Слышь, старая!- крикнул ей обессиленный её упрямством подросток,- у тебя шнурок развязался!
   - Как?- удивлённо не поняла она, распахнув глаза...
   - О! Толян!- воскликнул старший наркоман.- Ты гений! Как это я сам не догадался, что она полная дура и её легко надурить!
   Бабушка же, открыв глаза, в образе наркоманов увидела... врачей-психологов, но... Открывать глаза она боялась не просто так, а потому, что последнее время у неё усиливалось воображение; очень страшное для неё было её воображение, потому что некоторые люди, на которых она смотрела... В общем, многие люди ей казались не тем, чем они сами для себя должны были являться; дети для неё, просто - очень часто выглядели сплошными куклами. Врачи же эти превратились в наркоманов. Так-то. Старушку же эту в данный момент почему-то окружало много телевизоров; телевизоров просто-таки сваленных в кучу. Телевизоры предстали перед ней в образе гробиков, в каждом из которых лежал крохотный скелет куклы... или нескольких кукол. Скелет, это душа, как представлялось старушке.
   Всё это ей наверняка показалось, потому что пролетело очень крохотное мгновение, в течение которого глаза бабушки оставались открыты. Бабушка-то не знала, вырезали ли ей врачи глаза или не вырезали, долгое время держа её под гипнозами.
   - Дети!- запищала она опять,- а ну-ка быстренько на прогулку!
   Она почувствовала себя новой воспитательницей.
  

Она потеряла глаза

(Какой-то романтик сказал, что в глазах женщины можно утонуть.

Я хочу рассказать более смешную историю.

О том, что в её глазах можно заблудиться, как в трёх соснах).

   Она потеряла глаза, когда он сильно спешил не опоздать навстречу ей. Он так сильно спешил, что даже споткнулся и... нашёл на дороге чьи-то три глаза. Если б не споткнулся - не нашёл бы, наверняка! А она в это время ждала его не там. Но он ведь не идиот и постарался придти туда, где она стояла. Он словно сердцем почувствовал её мысли.
   И вот он подходит к ней и не удивляется, видя деревянную куклу, постоянно двигающуюся за счёт тоненьких полуневидимых ниточек, ответвляющихся от рук, ног, пальцев... отовсюду; даже от губ и от ушей...
   Это она издалека показалась ему деревянной; подойдя ближе, он обнаружил, что она даже какая-то пластмассовая... И на него не смотрит, хоть и говорила часто ему по телефону, что очень любит фильмы с его участием (и... не одни только фильмы). Но он-то (не идиот!) понимал, почему она не смотрит на него, и предполагал, что глаза, лежащие у него в кармане, будут в самый раз для её пустых, выглядящих неестественно, глазниц.
   Он был очень скромен и не стал бы замечать ей, что она в его глазах выглядит куклой на ниточках, потому что понимал, что ниточки в его глазах кажутся полуневидимыми благодаря её воле (так отчаянно она старается не замечать их присутствие!).
   -- Это я, твой киногерой,-- подошёл он к ней.-- Здравствуй.
   -- Приветик,-- ответила она.-- Голос у тебя не как в кино.
   -- Наверное, в кино меня дублируют.-- Возможно, дурацкий ответ, но другого не придумалось.
   -- А почему ты пришёл не туда, где мы договаривались с тобой встретиться?-- задала она наводящий вопрос.
   -- Потому что тебя там нет,-- тупо отвечал он, уже начиная себя чувствовать по-дурацки (вместо того, чтоб предложить ей "разуть глаза");-- потому что ты здесь.
   -- Я ли?
   -- Слушай, у меня в кармане глаза есть,-- вдруг вырвалось у него само собой.
   -- В кармане, глаза?-- переспросила она излишне странно.
   -- Ну, чтоб ты смогла лично убедиться, что я - это я.-- Всё-таки он чувствовал себя полным дураком! Какого чёрта он подошёл к этой идиотской бабе и стоял перед ней - мямлил да распинался, как последний мальчишка! Ему следовало бы немедленно уйти... Но тогда он почувствует себя ещё более по-дурацки. Нет, раз начал, то надо договаривать до конца и не прерываться полуслове.
   -- Я не поняла, какие глаза?
   "А если она согласится их примерить?!- опасливо задумался он.- А это будут не её глаза! И тогда она меня вообще не увидит. Никогда... Я вижу только её пустые глазницы, а в голову я не могу заглянуть, вот в чём проблема. Ведь не исключено, что потеряла она и мозги... Просто сердце у меня какое-то странное - чувствует только-лишь что-то видимое..."
   -- Не поняла, какие глаза?-- переспросил он.
   -- Ты чё, прикалываешь меня, парниша?
   "По-моему, это ты прикалываешь меня, крошка,- ответил он мысленно.- Я понял - она юморит! И сразу, как только я покручу у виска указательным пальцем и поспешу оставить её наедине с самой собой как можно скорее, она тут же остановит меня и объяснит, что всё это была шутка ("Чё ты, шуток не понимаешь?!"). Так что надо поскорее как-то подыграть ей, пока не поздно, чтоб не выглядеть в её глазах полным лохом". И сначала он придумал для неё ответ про глаза:
   -- Да нет, не прикалываю! Нормальные алмазные глаза... Даже бриллиантовые.
   -- И чё, ты мне подарить их хочешь?
   -- Сначала показать. А дальше - разберёшься.
   -- Ну покажи,-- пожала она плечами.
   И он достал из кармана глаза.-- Вот они. Ровно три! По-моему, как раз для тебя.
   -- Так где они?-- посмотрела она на него как-то странно.-- Чё ты мне пустую ладошку тычешь?
   "Теперь она точно издевается!- глянул он на ладошку, на которой, поблескивая окровавленным закатом, перекатывались три - слегка помявшихся - подавившихся в заднем кармане - глаза; перекатывающихся, словно чувствующих себя тремя напёрсточками в руках невидимого злобно-весёлого волшебника.- Ладонь видит, а глаза... Чёрт, дак это ж её глаза!.. Вот херня! Что ж ей ещё такого сморозить-то?.."
   -- Точно, пустая ладошка!-- глянул и он на глаза (удивлённо).-- Куда ж они делись, эти глаза?-- начал он оглядываться по сторонам.
   -- Ты вообще, какой-то странный,-- призналась она ему.-- В кино ты совсем другой?
   -- Кино, это не жизнь,-- пожал он плечами.
   -- Я сейчас смотрю на тебя и... Лучше мне всё-таки видеться с тобой сквозь полотно киноэкрана или... сквозь матовое стекло. Так ты по-настоящему смотришься; естественно. А в жизни ты... извини меня, какой-то придурок. Да ещё и не очень красивый... Вообще, я сомневаюсь, что ты - это ты; в смысле, что ты - тот самый киногерой, кому я всё время звонила и надоедала по телефону, а не его двойник. У них ведь, у этих кинокумиров, есть такая идиотская манера... Двойников ведь у каждого, хоть отбавляй, вот они и шлют везде и всюду вместо себя свои кривые отрожения!
   -- Ну что ж, тогда ступай туда, где мы договорились с тобой встретиться - к кинотеатру "Киногеморрой". Там как раз уже должен начинаться фильм со мной в главной роли.
   -- Я знаю,-- грустно проговорила она.-- Только я не вижу ничего. Если бы тебя это не затруднило бы, не проводил бы ты меня до "Киногероя"?
   -- Как, не видишь?-- не понял он. (даже не задумавшись, не очередная ли это шутка)
   -- Не твоё дело, как. Ну ты проводишь?
   -- Куда ж я денусь?-- тоскливо пожал он плечами.-- Я не гордый.
  
   "Тоскливый сон!"- подумал он, проснувшись на конечной остановке междугороднего автобуса.
   Он вышел из автобуса, как обычно увидел прекрасную девушку, стоявшую в очаровательном одиночестве и ещё более очаровательно облизывающую эскимо, покрытое какой-то странной паутиной, облепившей почти всё тело девушки (когда она отвела эскимо от своих... живописных уст (готовых принести в жертву какому-нибудь искусству любое из мужских сердец), чтоб как бы рассмотреть его (эскимо), можно было увидеть, как из глубины её горла тянется паутина; что начинается (зарождается) она где-то в утробе, а не в мороженом; словно бы девушка эта таким престранным образом, пусть и подспудно, пыталась для себя разобрать, почему же путь к сердцу мужчины лежит именно через желудок (чей-то))... Нити паутины вели то ли в куда-то в небо, то ли в землю,- некогда ему было разбираться (путаться) в липких нитях,- он подумал, что нельзя к ней не подойти.
   -- Разрешите представиться,-- обратился он к ней,-- я будущий киноактёр; можно сказать, будущая мего-звезда, потому что предполагаю поступать во ВГИК...
  

ГОЛОВОРЕЗЫ

   Иду я, значит, по кладбищу (неплохое начало), вокруг могил... видимо невидимо.
   Иду я, хорошо себя чувствую, даже прекрасно. И вдруг... скрип - самый душераздирающий, и прямо возле меня. Посмотрел я туда, откуда был слышен скрип, и вижу... Открывается, значит, могила, и с таким жутким скрипом открывается. А у меня аж душа в пятки ушла. И вижу я... выходит из той могилы покойник, такой бледный весь, как смерть. И открыл он весь чёрный рот и хрипит мне: "Дай мне свои мозги!" Я хотел было бежать, но не тут-то было - ещё несколько таких оживших покойников окружали меня. Я закрыл от ужаса глаза и... услышал сильный и долгий звонок. Я не хотел открывать глаза, но непрерывность этого звонка заставила меня сделать это. Я открыл глаза. Мертвецов вокруг не было, и я сам не сидел, а лежал в своей постели. Но непрерывный звонок заставил меня встать и подойти к двери.
   Время было уже заполночь. И кого занесло ко мне ночью?!
   Подхожу к двери, открываю, а там мой старый приятель, у звонка заснул (наверное, как позвонил, так и уснул).
   Я растормошил своего приятеля, а он как проснулся, стоит, ничего понять не может. Я же объяснил ему в чём дело.
   Дошло.
   И тут он меня куда-то потянул, что-то мне второпях рассказывая.
   Я быстро оделся как загипнотизированный и побежал за ним. А он всё время что-то рассказывает, рассказывает, из чего я только разобрал, что в ихнем морге кто-то ожил. Может быть, именно поэтому я побежал за ним. Да, я вообще такой. Бывает, начитаюсь мистики перед сном, потом снится... дай бог что (на подобии этого сна).
   Ну что ж, посмотрим, что за чёрт там ожил.
   В помещение морга нас пропустили по предъявлению мандата моего приятеля (и, естественно, меня, как собрата). И "пропускные" стояли не случайно, в морге происходило что-то сверхъестественное. Несколько верзил пытались удержать труп, вырывающийся из их рук.
   Труп-то совсем маленький был, тело какого-то заморыша, но силища в нём была дай бог.
   Наконец труп успокоили, прибили к полу гвоздями и он больше не дёргался.
   - Мне больно! - хрипел труп.
   - Тебе?!, больно?! - удивился один из детин.
   - Ничего, потерпишь, - добавил другой.
   - Я не могу! - простонал покойник. - Мне нужны мозги!
   - Свои надо иметь, - ответили ему. - А то подскакивает, когда уже умер. Чего подскакивать, я не пойму! Умер и лежи себе, спи. А теперь мозги ему на ужин подавай.
   Но мёртвый не унимался, требовал мозги человеческие. "Там" у них наверно все такие, каждому мозги надо. Хотя "там" не знаю (не был), но читал: "Там" они ничего так ребята, но вот как "оттуда" "сюда" приходят, ужас. И каждому мозги надо, и чтоб человеческие.
   Ну, ему, там, несколько вопросов позадавали: мол, как там в аду живётся. "Да ничего" - говорит - "только черти часто за мозгами посылают".
   Короче, до вечера мы разговаривали с мертвецом, а потом он нам надоел и мы сожгли его. Но это ещё не всё. Сейчас я расскажу, что было со мной дальше.
   Пришёл я, значит, домой (вечер уже был), поел и завалился в кровать. Хотел было книжку про вурдалаков почитать. Да ну её... Так, без "ужасов" заснул. Но сон мне приснился...
   Попал я, значит, во сне... в ад. Ну и кого же я там встретил? (никто не догадается) А встретил я там... всех своих собратьев по работе, присутствующих при кремации живого мертвеца.
   Ну, мы так, поздоровались друг с другом в аду и тут к нам подходит... дьявол... и рычит замогильным голосом: - Ну как вас, в аду оставить или простить на первый раз?!
   У меня сразу появилась блестящая мысль, что лучше нас простить на первый раз. Высказывать вслух свою мудрую мысль я не стал, а то из-за спины дьявола... слегка выглядывал дух... того самого мертвеца, ожившего у нас в морге и сожжённого после этого.
   Ну, все наверное поняли какую пакость сотворили по отношению к аду: его послали за мозгами, а мы его - раз... и ликвидировали.
   - В общем, вот что, - говорит нам всем дьявол. - Я вас прощаю на первый раз, но за это - мозги; полста чтобы было!
   Мы все уныло покачали головами и отправились восвояси.
   Полста! Откуда мы столько возьмём?! Ведь с живых надо. А с мёртвыми над ними не подшутишь.
   Долго мы сидели, ломали над этим голову. Но ничего не поделаешь, - часть народа придётся... того. И, сколько останется задолженностей, то себя в них используем, а там - глядишь и в рай попадём. Ну да ладно.
   Мы уже собрались и пошли все на дело, как вдруг у одного из нас возникла идея.
   - Интересно! - говорит он. - Как мы им будем мозги поставлять?! Живыми не получится. Прежде чем из человека вытащим мозг, человек умрёт?
   Вот это да! И как это мы сами-то не догадались?!
   Мы быстро вернулись в морг и давай кроить головы трупов, пока полста не навытаскивали. Потом собрали мозги и заснули и в ад попадаем, а там дьявол нас уже встречает.
   - Вы нас за идиотов решили принять?! - смеётся он. - С мертвецов мозги понасобирали. У меня у самого такие есть.
   Он содрал с гниющей головы кожу и показал нам свои белые засохшие мозги.
   Как мы ни старались доказать, что из живого человека мозги вытащить невозможно, всё пошло прахом. (Говорит: надо было живых убивать.)
   Вот и остались мы все... там в аду. И пишу я своё послание и посылаю его прямо из ада.
  

ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ

   Собрался однажды литературный клуб "дурацкие истории" молоть излюбленную чепуху. Вообще, клуб этот собирался раз в каждые две недели. Существовал он уже тринадцатый год. Но ничего особенного в течение этих тринадцати лет в ходе действия клуба не возникало, кроме того что каждый член клуба заряжался изрядной долей тоски и распространял оную на всех остальных, не задействованых в почётное членство. Но в этот раз, о котором пойдёт речь в "Истории Земли", произошло нечто из ряда вон выходящее, в результате чего недостающее звено встало на своё положенное место (и якорю донельзя полегчало).
   -- Ну что ж,-- начал речь руководитель клуба,-- можно начинать. Все написали по истории?
   Члены клуба в унисон утвердительно кивнули.
   -- Тогда с кого начнём?
   И тут в помещение клуба скромно входит старый знакомый "писатель".-- Если вы не возражаете,-- пытается он обратиться ко всем, но руководитель его тут же перебивает:
   -- Земеля, ну ты же исключён уже из нашего клуба! Давным-давно исключён. Ты примитивен! Ты рассказываешь всё, как оно есть - не прилагаешь к литературе никаких усилий, только пересказывая то, что происходит; всю правду, не искажая её, не уродуя и не приукрашивая. Ты уподобляешься обыкновенному попугаю. Зачем ты нам нужен? С тобой неинтересно, потому что эта твоя "правдивость" не нравится никому, если не обращать внимания на то, что иногда она просто противна и люди от неё слепнут - остаются без глаз. А тебе всё равно: ты не задействуешь в работу мозг, а ведь мозг, это великая вещь, он создан исключительно для фантазии, просто не все это понимают, и каждый дурак использует мозг по-своему, отчего мы и оказываемся в подобных лечебных учреждениях; в подобных нашему "институту психиатрии"...
   -- Но в этот раз я принёс совершенно фантастичную историю,-- опять попробовал Земеля мягко переубедить руководителя клуба.-- Я долго над ней работал; долго сочинял, пролил немало пота, переписал свой рассказ наверно раз сорок.
   -- Погоди-погоди!-- не понял его руководитель,-- что значит, долго сочинял, сорок раз переписал?... Ты что, написал произведение?!-- неверил он своему мозгу.-- Ведь, сколько все члены клуба тебя помнят, ты никогда ничего не писал, ты говорил не по бумажке, тупо пересказывая действительность. А сейчас что-то новенькое!
   -- Да,-- согласился с ним Земляк,-- новенькое. Сегодня я буду читать по-написанному, как вы все, хоть и помню свой рассказ, слово в слово.-- Вытащил он из кармана скомканный типографский лист, испещрённый мелким почерком с множеством исправлений; распрямил смятый лист и начал читать с названия рассказа.-- "История Земли".
  
   Жил был художник один, жила с ним жена и дебил сын. Сыну на прошлой неделе стукнуло двенадцать лет. Но не о ненормальном сыне рассказ, а о его отце:
   Это был "непризнанный гений", какими сейчас на каждом шагу пруд пруди - беси чертей. Но почувствовал этот гений приближение славы, заканчивая работу над "Землёй". Как он считал, Земля его заткнёт за пояс всё существующее и не существующее, в том числе и "Мону Лизу" Леонардо Да Винчи. Именно "Мону Лизу" напоминала ему его "Земля". Изображена на картине была такая же улыбающаяся "джаконда". Только улыбка "Земли" была неопределённой, так, что непонятно было, искусственна её улыбка или естественна, или это просто оскал или ухмылка или какое-то злорадство. Лицо изображённой женщины, по имени Земля, было какое-то истерзанное; оно было всё изборождено некой "инопланетной саранчой". Но, если глянуть на лицо издалека, то ничего заметно не было, кроме необыкновенной природной красоты Земли. Ещё внимание привлекали глаза "Земли"; глаза эти скрывали в себе какую-то тайну. Зло сокрыто в сей тайне или добро, судить предстояло ценителю живописи.
   Теперь к художнику друзья приходили всё чаще и чаще, чем раньше, до "рождения Земли" (когда мысль создания великой картины только лишь витала в воздухе и в любую из секунд готова была попасть в голову своему будущему создателю), приходили, потому что их тянула к себе обворожительная "Земля" (усиливалось действие гравитации). Они восхищались этим бесподобным творением, размышляли, фантазировали, что еженощно видят сны о "Земле", как там начинается жизнь; рассказывали про аборигенов, про Адама и Еву и про всё такое. Одним словом, картина "делала своё дело".
   И вот наступил этот долгожданный день, когда художник подспудно понял, что "Земля" уже ВСЯ, что все штрихи исчерпаны и что добавить к НЕЙ больше нечего (разумеется, он понимал, что ещё долго будет доделывать и переделывать Её; что до полного совершенства, как вокруг Земли пешком); что пора представлять Её привередливому Союзу художников, и решать судьбу "Земли"; признают ли в Её создателе творца или опять ему придётся возвращаться домой ни с чем, кроме кислой физиономии.
   Художник в этот день вышел на улицу, чтоб поискать ближайший телефонный автомат, с помощью которого можно будет осведомиться о часах работы Дома художников. И сразу как он вышел, в его мастерскую пробрался сынишка, поскольку художник этот так замешкался, что и забыл закрыть за собой двери на замок.
   -- О, клёво!-- забубнил урод-сынишка своим некрасивым гнусавым голосом, сразу как в поле зрения ему попала "Земля",-- угарный рисуночек! Только... Только чё-то этой тётке не хватает! И я щас подрисую то, чё не хватает!-- достал он из кармана аэрозольный баллончик и начал с его помощью выводить на гигантском холсте подобие усов, длинных ушей, карикатурной бородки и рогов, обезображивая таким образом "Землю", хоть и помнил, что папа ему строго-настрого запретил даже близко приближаться к его рабочему кабинету, но лучше б этот папа сделал для своего придурошного сынули из кабинета- "запретного плода" Музей Изобразительных Искусств, тогда его сына ни за что - ни за какие коврижки, ни под каким дулом огнестрельного оружия - не приблизился бы к папиному рабочему кабинету.
   -- Коза получилась!-- обрадовался сынишка.-- Рогатая коза! Вот мой папик поугарает! Вот смешно-то получилось!-- был он серьёзен до невозможности.-- Я, может быть, потом тоже стану великим художником и буду работать над знаменитыми картинами; буду переделывать...
   Но вдруг его осенила блестящая мысль:
   -- О!, а давай-ка я этот холст порежу на туалетную бумагу! Матушка ведь меня позавчера просила газет нарезать для туалета, а я и газеты поберегу и папику своему сюрпризик сделаю. То-то он удивится, когда увидит на туалетной полке разноцветную бумагу с красивыми картинками. Он ведь ху-дожник...-- И сын начал разыскивать по всей комнате ножницы.
   -- Мама,-- заорал он в кухню.-- А где ножницы?
   -- Зачем они тебе?-- доносились перекрикивания шипяще-трещащей сковородки.
   -- Я бумаги хочу нарезать.
   -- Хоть раз в жизни от тебя что-то полезное можно дождаться!-- одарила мать сына комплиментом.-- Поищи из на моём столе.
   Ножницы сын нашёл очень быстро и уже какой-то счастливой походкой направлялся в сторону папиного рабочего кабинета.
   Вот он подошёл к "Земле" и собрался протыкать ножницами холст, чтоб начать резать, как... его неожиданно напугало выражение лица "Земли"... Он остановился...
   -- Чё это такое?!-- не понял он, не глядя на картину.-- Чё это за ерунда?! Может показалось?-- И он опять попробовал прикоснуться ножницами к "Земле", как... его слабо, но ощутимо ударило током...
   -- Чё это за херня?!-- вскрикнул он (папа его в это время всё никак не мог найти действующий телефонный автомат; все были поломаны). Ему показалось, что от холста отошёл электрический заряд, но откуда он мог взяться? На картину он так и не смотрел, словно боялся, что она запросто оставит его заикой.-- Током что ли дерёшься, картина?! Я ж тебе щас подерусь! Я ж тебя, коза, щас иголками всю истыкаю! Ты у меня будешь наркоза - нарк-коза!
   -- Попробуй,-- еле слышно донеслось от холста.
   Сынок на неё уставился очень странно, решив, что ему что-то послышалось, и размышляя, не начались ли у него галлюцинации.
   -- Да нет, я нефига не буду пробовать!-- заговорил он сам с собой,-- я, лучше, дождусь папика и с ним мы справимся с тобой, коза! Мы тебя на салфетки порежем, как два пальца обоср...-- Рванулся он неожиданно в сорону картины, набросившись на неё с ножницами, как Чикатилло с ножом. Но... что-то его больно укусило... Уж не картина ли?! Но это же полный абсурд! Кусачая картина! Чёрт знает что!
   -- Ну, берегись меня, коза!-- взрычал разъярённый сынок, выскакивая из рабочего кабинета "непризнаного гения" и спеша на улицу, искать своего папу.
   Вот такая история,-- закончил читать Земеля.-- Вкратце изложенная История Земли.
  
   -- Ну что ж,-- улыбнулся ему руководитель клуба "дурацкие истории",-- браво, Земляк, БРАВО! На этот раз полностью выдуманная небылица! БРАВИССИМО! Ни какой реальности, сплошная ложь! Это нам всем нравится! Так держать, Земляной Червь!
   -- А можно полюбопытствовать?-- с прежней - привычной - мягкостью обратился Земляной Червь к руководителю.-- В чём именно здесь ложь?
   -- А ты сам не понял?
   -- Что в реальности Землю всё-таки порежут на туалетную бумагу?
   -- Да нет,-- посерьёзнел тот.
   -- А в чём же?
   -- В детском лепете,-- ответил ему тот правду.-- Неплохо было бы тебе, Земель, уразуметь, что вовсе не обязательно выказывать перед всеми здесь собравшимися, весь свой ум, ибо у тебя его не так уж и много. И понимай всё это как хочешь.
   -- Каждый уверен в себе,-- произнёс Земеля, перед тем как уйти.-- Каждому свой кусок земли поперёк горла.
   И Земляк направился в сторону выхода, ибо в этот день его выписывали из данной психбольницы.
   Его каждый день выписывали, по нескольку раз в сутки.
  

ПЕРЕВЁРНУТАЯ УРНА

   Бродил как-то по свету один человек. Долго бродил, пока не наткнулся на собственное зеркальное отражение. Человек этот очень мало понимал в жизни и сам для себя - не только для остальных - считался глупцом и полной бессмысленностью, но когда он подошёл к большому зеркалу, он решил, что оно есть та самая стеклянная дверь, которую он так долго искал... Вот он и увидел мудреца за этой стеклянной дверью, он только не мог понять, почему этот мудрец так на него похож и - главное - почему он одет также; что, у него нормальной одежды не нашлось? - вырядился в какие-то лохмотья! Он же МУДРЫЙ (!), так почему тоже бомж?!
   - Ты видел где-нибудь перевёрнутую урну? - вдруг заговорил предполагаемый мудрец. Бомж Кеша не ожидал, что этот его двойник за стеклянной дверью спросит у него что-то.
   - Ты сам на неё похож, - ответил ему на это Кеша. - И не задавай мне такие вопросы, посмотрись лучше в зеркало.
   - Моё зеркало разбито, - говорило отражение, - потому что я попробовал поставить перевёрнутую урну на место.
   - Её и твоё место на параше, - объяснил ему ситуацию бомж Кеша. Он как всегда был в своём репертуаре, из-за чего друзей у него не было, а врагов и подавно - смешон он был, этот бомж Кеша, и слыл местным дурнем.
   - Ты так доволен собой, потому что опять наткнулся на стеклянную свою дверь, - не спросил, а предположил Кешин двойник.
   - Нет, чмо, ошибаешься, - поправил его этот нетрезвый Кеша, - то были деревянные, дерьмовые и железные двери, а эта... моя долгожданная мечта - не заслоняй мне панораму-мылораму. К зеркалу я никогда не подойду; я в него не верю не потому что я дурак, а потому что все дураки - любят зерКАЛА. Наступит великий час, когда я открою эту дверь... Тогда та урна, которую ты пытался поставить себе на заднее место, опять перевернётся. И ты её уже не поднимешь; она не ванька-встанька.
   - Я смотрю, ты очень мудрый человек, - заметил Кеше двойник. - Оттого-то тебя и называют дурачком, что понять не хотят. Но ты мне скажи, является ли самой лучшей местность, где тебя любят? Тебя ведь нигде не любят?...
   - Любят только труп, - ответил ему пьяный Кеша. - Ту местность ты сам должен любить, пока тебя в ней не понимают. Это и есть самое лучшее.
   Затем Кеша отогнал от "зазеркалья" своего двойника (тот действительно отошёл в сторону) и попробовал открыть свою долгожданную, настоящую стеклянную дверь...
   ...Но ему опять-таки помешали - опять прибежала эта треклятая продавщица. - Ну вы посмотрите на него! Опять он здесь! Опять у зеркала! Таня, опять вызывай милицию!
   - Как? - не понимая залупала глазами прибежавшая Таня. - Его ж вчера забрали в дурдом! Он опять здесь?!
   - Да пошли вы (в п-ду, коблы)! - забубнил сильно нетрезвый бомж Кеша, пока Таня мчалась к телефону и набирала 0-2 и одновременно 0-3.
   - Как он нам уже надоел! - стонала оставшаяся с пьянчугой продавщица, пока подруга заменила её за прилавком. - Каждый день бедное зеркало бьёт! Вот придурок так придурок!
   Пока милиция и скорая, обгоняя друг друга, спешили к гУМу, перевёрнутая бомжом Кешей урна так и продолжала лежать посреди улицы, и все желающие войти в ГУМ, обходили стороной кучку мусора, боясь задеть хоть одну - самую маленькую - мусоринку; никто не смел остановиться, собрать всё назад в урну и поставить её туда, где та всегда и стояла, словно подспудно каждый чувствовал, что все до единой детали этой перевёрнутой урны располагаются - каждая на своём месте и тронь, переверни, задень что-нибудь, как тут же в "деталях" этих начнётся беспорядок. А может быть и не только в деталях.

Что в имени тебе ё-моём?

Фанфик по С.Кингу: Девочка, которая любила Тома Гордона

   - Как тебя зовут, девочка? - разбудил задремавшую и заблудившуюся в лесу Аню мужской голос.
   Аня была бы очень не против, если б её действительно звали. И звали ни откуда-нибудь, а из звёздного неба, очень низко висящего над этой небольшой и необычно круглой полянкой, ровно посреди которой - в самом её центре - Анюта и задремала; свернулась кошечкой и рядом сложила платье и трусики, потому что было очень душно в этот день (второй день она уже блуждала по лесу и уходила всё дальше и дальше) и она долго не могла заснуть (у Ани началась бессонница из-за психической тяги к еде), но... сон подкрался к ней очень неожиданно и именно в это время температура стремительно упала и подул прохладный ветерок, заставивший Анечку со спины перевернуться на бок и съёжиться, потому что по коже побежали мурашки, а сон схватился за голову девочки очень (неожиданно) крепко, как будто очень близко подошёл этакий "волшебник", подчиняющий себе человеческую волю. Итак, Анечка была бы не против, если б еe - как выразился мужской голос-будильник - могли звать, и звать ни откуда попало (из дома, где живут бешенные родители, крайне первобытные люди, из-за каждой мелочной ерунды готовые устроить глобальные наказания; порку на всю вселенную), а звать из звёздного неба, которое, как думалось бы Ане, находится существенно ближе, чем дверь родного дома, которую лучше не тревожить; к которой лучше не прикасаться, потому что иногда у Аниных родичей начинается некая телепатия и они чувствуют, что за дверью кто-то очень долго стоит (он может стоять не сегодня, а завтра или вчера; не всегда эта стопроцентная "телепатия" может разобраться во времени).
   Ане следовало время не растягивать, чтоб ответить на голос не через... несколько дней, пока от неё успеет остаться скелет, если - как говорится - "собака не укусит, когда её не испугаются". Но и торопиться в таком деле тоже не следовало. Благо, что у Ани была богатая фантазия, а... голь на выдумку хитра.
   - Это Вы, Алексей Арнольдович? - ответила она, не открывая глаз и из "показной" лени не желая пошевеливаться (она не успела покруче загнуть имя, чтобы людей с таким именем не было... как пить дать). - Дайте мне хоть раз в жизни поспать! - мямлила она "сонным голосом" (недовольным тем, что её будят). - Поищите в своём карате других талантов! Я понимаю, что у меня большие способности к восточным единоборствам (весьма умело разыгрывала она это утомлённое многословие), но... если я плевать хотела на вашу бездарную школу, Вы это понять можете?! Нет, с вами никак нельзя! Уже и в самой глубине тайги найдут! Так что мне остаётся Вас, Алексей Арнольдович, убить сейчас... Готовьтесь... Сейчас я поднимусь... и буду из вас отбивную котлету делать...
   - Я, вообще-то, не ваш тренер по карате, - перешёл голос уже на Вы. - Я просто в лесу заблудился. Я потерял свои очки и... - Хотел, видимо, этот утомлённый растерянный голос сказать "ничего не вижу" (та же история, что и у Ани - она тоже их потеряла, и, если верить этому измученному долгой ходьбой по лесу человеку, то можно представить себе, как двое очков лежат, соприкасаясь друг с другом и лежат где-то очень неподалёку, если ни далеко; если их не поднял какой-нибудь "леший" и не съел или не подбросил с такой силой, что за несколько секунд они (пара очков) легко пересекли ночь и достали безвоздушное пространство, потому что леший погнался вслед за ними, чтобы подталкивать, если те потеряют силу первого толчка... Много в лесу странного...
   - Вы потеряли очки, - перебила его всё ещё не пошевелившаяся девочка (и не открывшая глаза), - и ни черта не видите. А как же вы на меня наткнулись?
   - Понимаете, - пытался объяснить ей этот тип своим жалобным голосом. - Я... не могу проснуться. Я... в общем, вижу сны и по ним ориентируюсь... Я не знаю, как вам это понятнее объяснить, чтоб было понятно с полуслова.
   - Да поняла я всё с вашего полуслова! - отвечала девочка, кажущаяся вечно всем недовольная (нервная на весь мир). - Очень странный человек, какого вряд ли где встретишь. Да и не у всякого наберё-тся фантазии, чтобы выдумать нечто подобное. Поэтому всё, что вы говорите, сущая правда. Чего тут непонятного? Дайте мне все поспа-ть, гады! Пошли вон от меня, пока по яйцам не наполучали!
  

Тень

   В магазин влетает покупатель с вытаращенными глазами, подбегает к продавщицам и... пытается обратиться как можно мягче и спокойнее:
   - Вы можете поменять мне эту банку? Я у вас её минут пять назад купил, и...
   - Как, поменять? - реагировала одна из снующих (обслуживающих покупателей) продавщиц.
   - Мне так показалось, что эту банку до меня кто-то вскрывал. Но вы ведь этим не стали б заниматься?
   - Кто, вскрывал? - вертела в руках банку продавщица и непонимающе пожимала плечами.
   - Вскрыл, - говорил тот, - а потом снова запаковал и... и сделал всё, как было.
   - Ой, мужчина, мне некогда, - опомнилась она, и засуетилась, отдав ему банку. - Я не понимаю, о чём вы.
   - Поменять он, вроде, хочет, - проходила мимо неё другая продавщица.
   - А, поменять, - дошло до той. - Давайте, - протянула она руку этому покупателю и он сразу же передал ей свою банку. - Чек ваш с собой?
   - Дак вы мне не дали чек.
   - А, ладно, - махнула она рукой (видно было, как этот покупатель действует ей на психику; наверно, она подумала, что если не угодит ему, то не уснёт сегодня), - не надо чека.
   Она вручила ему банку (консервированный сок) и покупатель направился к выходу.
   Получилось так, что я выходил за ним.
   Дом мой располагался неподалёку от этого придорожного магазинчика, так что человек этот должен бы был усесться в машину и поехать. Но... он шёл впереди меня. Направлялся в сторону именно моего дома. Собственно, дом был девятиэтажной новостройкой, поэтому ничего предосудительного в его поведении я пока не заметил. Лифт в нашем доме не работал, поэтому мне предстояло подниматься пешком. На четвёртый этаж.
   - Почему ж это вы не сели в машину? - вдруг спросил он очень-очень тихо, пока мы были уже на третьем (и я едва не на пятки ему наступал). Спросил так тихо, что мне показалось, будто это кто-то из коридора третьего (этажа) шепчет (шепчет из-за закрытой двери).
   Далее человек этот подошёл к моей двери и... начал в неё звонить.
   - Вы не слышали? - спросил он не оборачиваясь. Спросил уже в полный голос.
   - Это вы мне? - прозвучал от меня ответ. В общем-то, я себя даже неловко уже чувствовал: а вдруг он ненормальный, а я его так запугал, что он даже с пути сбился; только шёл за мной следом (хотя, впереди меня он шёл, но если он сомнамбула, то может идти и впереди, а получаться будет, что я его веду; я его тень... офигеть, в общем!), а теперь поднялся на мой этаж и звонит в "свою" квартиру (ну, перетрухал!), даже и не зная, что я один живу.
   - Почему вы меня преследуете?
   - Я? Вас?!
   - Мне инопланетяней позвать?
   - Кого?!
   - Братьев по разуму. Братву. Вы не думайте, я в милицию обращаться не буду; я воровские законы не нарушаю.
   - Ой, - догадался я, что ответить на этот бред опешившего параноика, - извините меня, я этажом ошибся. Я думал, это шестой, а это четвёртый. Задумался, зарапортовался. Стою и жду, пока вы пройдёте мимо моей двери... Я задумался и решил, что это моя дверь, - пытался я объяснить ему как можно доскональнее. - Но это ваша. Извините ещё раз.
   И я двинулся в сторону лестницы.
   - Можно у вас спросить? - обратился он опять ко мне (судя по его тону).
   - Да, - остановился я.
   - Я вас заметил: вы ещё в магазине следить за мной начали. Понимаете?
   - Это вы хотели об этом меня спросить: понимаю ли я?
   - Нет, не совсем об этом. Просто преступника тянет на место преступления. Я говорю о банке. О соке. Это вы передо мной пользовались банкой. Вы её вскрыли и... закрыли потом. И только не говорите мне, что вы не понимаете; что я чушь мелю. Тут дело гораздо и намного серьёзнее ваших фиглярских ироний.
   - Может, вы не будете применять в мой адрес такие слова?
   - Я это только сейчас понял: вы меня очень мастерски загипнотизировали: толкали меня вперёд себя, как собачку на поводке... И я только сейчас опомнился. Я понял, что стою перед совершенно не своей дверью... - Он на пару-тройку секунд задумался. - Извините меня, - начал он направляться в сторону спуска. - Со мной такого раньше никогда не было. Зря я вам такое сказал, честное слово. Извините ещё раз, если можете. Это не вы, это кто-то третий.
   - Или третья, - вставил я остроту, лишь бы разрядить обстановку (хотя, зря; молчал бы!). - Это могла бы быть и женщина. Ведьма.
   - Я понял, - говорил он больше сам с собой, словно выходя из шока (с очень большим стыдом выходя, поскольку представляет себе, сколько глупостей он там наделал, в шоке). - Извините, если можете.
   - Да кто меня вот извинит, - сказал на этот раз я более полноценное слово.
   Так он и исчез. Но, конечно, уверен я, что ненадолго. Скоро вернётся.
   А зачем он вообще приходил. Мне кажется, что это смерть. Только она так приходит.
   Да и вообще, кажется мне в последнее время, что мне только кажется, будто я живу. А на самом деле я призрак. Мне кажется, что на меня обращают внимание (какое-то). Но... изредка бывают подобные странные встречи, как с этим человеком. И мне кажется, что это смерть. Она повторяет и повторяет показывать мне, как она когда-то раньше пришла ко мне. Когда я родился. Родился от себя.
   Понимаю, креститься надо, когда кажется.
  

Кирзачи

   Учительница ведёт перекличку: "Кто отсутствует в классе?.. Как, опять Петров?!"
   - ДА ВЫ ОБОРЗЕЛИ?! - раздался грохочущий голос Петрова за пределами школы. - ОПЯТЬ ОТСУТСТВУЕТ! Я В КЛАСС НЕ МОГУ ВОЙТИ, А ВЫ "ОТСУТСТВУЕТ"!!
   За окнами третьего этажа появилась знакомая незастёгнутая ширинка. Правда, гигантских размеров.
   - НУ МОЛИТЕСЬ, КЛОПЫ! СЕЙЧАС Я РАЗДАВЛЮ ВАС ВСЕХ!!!
   И он куда-то потопал. При каждом шаге сотрясалась школа. Испуганная учительница подпрыгивала вместе с преподавательским столом.
   - Куда он пошёл? - подал голос кто-то из детишек.
   - За кирзовыми сапогами, - ответили на вопрос. - Они у него в сарае лежат. Пока кирзачи на ноги не натянет, не успокоится!
   - А ты откуда знаешь? - учительница.
   - Он всегда приходил и давил наши песочницы. Один раз даже выскочил утром спросонья, а мы играем в песочнице. Он подбегает и только пятку втыкать в красивый замок, как глянул на ноги: "Вот проклятье, я же без сапог!" Побежал одевать сапоги своего бати.
   - Эй, Петенька! - прокричала учительница самым задним партам. - Ты что там ешь? Дома не наелся?! Нельзя есть на уроке.
   - Я песок ем, - отозвался Петенька.
   - Откуда ты песок взял? - спросила его оглянувшаяся с предпоследней парты девчушка.
   - Не знаю. Мне его в портфель кто-то насыпал. Я думал, что там книги и тетради, но их кто-то вытащил и навалил песка.
   - Я спрашиваю, ЗАЧЕМ ты ешь песок?! - верещала учительница. - Прекрати сейчас же!
   - А вдруг он подумает, что мы большая песочница и не станет нас давить! - Петенька всегда отличался большой находчивостью, поэтому публика прислушивалась к его мнению даже тогда, когда он нёс полную чушь, как сейчас например. - Ведь раз на раз не приходится!
   - Я говорю, перестань жрать песок, а лучше поделись со всем классом. Но, всё равно, песок есть никто не будет, поэтому дай свой портфель МНЕЕЕ.
   Учительница поверила в его бредни, потому что если они нажрутся все песка, то это может быть спасением: Петров подойдёт к школе, увидит, что у каждого ученика (клопа) из глаз и из ушей сыпется песок и весь класс песком усыпан... Он решит, что это не школа, а песочница. Но дети в песочницах строят прекрасные замки, а в школе клеят (и лепят) какое-то дерьмо. На дерьмо Петров наступать не будет. Конечно, надо было наесться дерьма, вместо песка, но... Лучше сказать Петрову, что в песочнице зарыто много какашек. Может, он одумается.
   - О! Смотрите, - заорал кто-то, глянув в окно. - Петров идёт!
   - Учтите, гады! - доносился голос (доносился до пустыни Сахара; так громко грохотал Петров), - без сапог я вас давить не буду!
   Он нёс в руках две меленькие чёрные точечки, а учительница в это время засыпала и засыпала себе в глотку песок из Петенькиного ранца. Все дети смотрели на неё и поражались, как ловко у неё получается не опрокинуть ни единой песчинки. Но вот загрохотал Петров и волна ребятни прихлынула к окнам.
  

Пьяный слиз от любви и слез

(Пьяный Звёзд от любви и слёз)

   На небе кишели звёзды. Я плюнул и доплюнул. Плевок упал мне на голову. Ведь я звезда! Будущая. Я задрал голову вверх и начал орать, кто это там плюётся. В ответ мне загремело. Оказывается, это была молния, а не случайно вспыхнувшее созвездие. Знаете, я подумал, что это очень яркое... Самое необычное, потому что звёздочки так плотно теснились друг к другу, словно они были мои поклонники. Я внезапно завизжал. Завизжал фальцетом. Так громко, что даже чихнул. Завизжал и побежал. А потом КА-АК СПОТКНУЛСЯ! И ливень лупил меня по спине лежачего. А потом я поднялся и опять заорал на небо. Перестал визжать и заорал (потому что я подумал, как следует. Да, я умнее всех вас): "Ну, кто плюётся?!" Я подумал, что если это дождь, то кто-то обязательно плюётся. Потому что в первый раз он в меня плюнул. Я всегда чувствую, когда плюют мне в спину. "Молчишь, трус?!" Но плюющий всё равно не ответил. "Ну, молчи-молчи. Потом, когда я стану звездой и будет идти дождь, то я также на тебя буду! Я буду писать". Плюющий всё равно не отвечал. "И позову всех девчонок. Они тоже будут писать! Всей толпой!" Дождь прекратился. Звезда должна была уже заткнуться. Но она не успокаивалась и не успокаивалась. Чем больше высыхала, тем больше распалялась. Может, это просто эхо было Звезды (эхо будущей звезды)? Может, нам только казалось, что Она орёт в небо? А на самом деле Звезда давно заглохла?.. Но не тут-то было. Она была возмущена до ужаса таким коротеньким ливнем. Чем сильнее она высыхала, тем сильнее ей казалось, что лучше, когда ливень лупит. Лупит и лупит. Потому что, когда ты плаваешь в море, купаешься, то от тебя не воняет потом. Грязным, едким, зловещим, т.е. зловонючим, злоговённым потярой. И, как бы сильно ты ни вонял, а в море... В море можешь познакомиться с очаровательными девушками. Они тогда плавали на надувом матраце. Они представились ему, что они продюсеры и помогут ему записать песни, если он поможет расстаться им с девственностью. Им - это их парням. Парни валялись на берегу. Девушки сказали ему, что это их папы. И парень доверился. Он поверил, что папы этих прекрасных нимфеток девственники. Он даже не прикинул в голове такой расклад: если они папы девушек, то как же они тогда их нарожали! У него голова была забита совсем другим: девушки ему упоительно рассказывали про шоубизнес, как современные Светила поп-музыки (Лучики Света в попах многих афроамерканцев) помогают сейчас подняться многим закомплексованным малолеткам, лишают их девственности и те обретают небывалую уверенность в себе. - Так говорили будущей звезде девушки. Это было сегодня днём. До вечера он возился с их "папами", пока те наконец не устали. Они ждали от него хоть что-то интересного. Хоть чего-то нового (видать тоже были наивны). Пока наконец окончательно не надоело! Парень запомнил прекрасное ночное небо, где светили яркие-удивительные звёзды. К сожалению, он не понимал, что это была чёрная от покрытой сажей и копотью палатка чуваков. В ней были тоненькие дырочки от прожжённых сигаретой... А потом пацаны сказали, что на небо заползли облака. Парень спросил, что такое облака, но смысл всё же понял. Потому что, когда он выбрался из палатки, небо и правда было застлано тучами. Чуваки сказали, что сейчас начнётся дождь и надо сматывать всю эту хрень. Быстрее успеть сесть в машину и поторопиться уехать, а то дождь обещается сильный ("А что такое дождь?" - успел вставить вопрос поиметый, куда только можно, мальчишка), на пыльных дорогах будут лужи и как бы их не забрызгало грязью. Очень неохота мыть потом тачку. Ребята говорили очень быстро и паренёк не успевал следить за ходом разговора, только вылавливал случайные слова и просил объяснить... Объяснить хоть что-то. Вообще, буквально вчера он был - ума палата, но вечером позвонил знакомой девушке, а та ответила ему, якобы она собственная мама и попросила больше не звонить, поскольку дочка полюбила Серёженьку Жукова и выйдет за него замуж. Она не шутила, потому что смотрела видеоклип "Руки вверх" ровно в то время, как он позвонил. Перепутала его голос с другим своим приятелем... Парень был ужасно расстроен, но с ума пока ещё не сошёл. Он планировал стать звездой, чтоб затмить этих бездарностей "Рук сверху"! А вот когда на пляже с ним повстречались те девушки (он в это время занимался бегом, чтобы сделаться поджарым и иметь явное преимущество над пузатым и некрасивым Жуковым, но неожиданно именно в этот день началась чудовищная жара и духота, - как в затхлой комнате сумасшедшего, который разводит костёр, надеясь, что так хоть немного да похолодает, - поэтому парень решил искупаться), то они были по-настоящему "безбашенные". Их головы были загажены такой неимоверной чушью и подлостью (женской подлостью), что головёнка паренька походила на лесной родничок, по сравнению с канализацией, трубу которой люди впивают в землю и та вытекает из пригорка и тянется в сторону леса. Я видел возле наших домов, поэтому пишу не от фонаря, не от лампочки. Вот. И, когда девушки столкнулись с его чистым (очищенным) разумом, он сею же секунду наполнился неимоверной грязью, и девушки почувствовали себя как-то неуютно; какими-то тупыми, скучными... Ей богу, если бы не случилось такой аварии (со всего разгону врезания в столб), парень даже вообразить бы никогда не смог, ЧТО с ним устроили бы эти тёлки! Поэтому сейчас он окончательно "опух"; так отупел, что можно заносить в Книгу Гиннеса. Он спрашивал у тех парней, что такое облака; что такое дождь... ПОЛНЫЙ "тормоз"! Но вот он заорал на дождь (на прекратившийся ливень). Что это значит?.. Это значит, что он испугался, будто толпы девчонок на него сверху мочатся, а, когда закончится ливень и он высохнет, то будет ужасно вонять. Лучше бы ливень лил-лил и не прекращался! - Это то, как внешне выглядел его испуг. На самом деле парню казалось, что дождь льёт и льёт, лупит и лупит, потому что собственный крик заложил ему уши. "Уж лучше бы от меня ВОНЯЛО тем липким ужасным потом, липче крови, чем мочой, которая..." Он не слышал, раздаётся шорох дождя или не раздаётся. Он вопил в небо какую-то белиберду, словно звал молнию, которая вот-вот спустится и Господь покарает его. Но Господь не покарал, потому что со стороны было заметно: в нём определённо просыпается сознание. Он завтра проснётся и позвонит своей девушке. На этот раз форс-мажор не случится, она не перепутает его голос. Не перепутает, потому что он кое-что скажет... Я думаю, судьба сложится как всегда банально и предсказуемо: Девушке предстоит расплачиваться за свою вчерашнюю глупость. Наверняка с ней начнётся тоже самое, что и с нашим героем. А может и хуже, потому что парень скажет ей очень случайно. Очень! Случайно!
  

Младенец и море

   Пришёл Иванушка дурачок однажды на пирс, пока было темно и никто не видел, чем он занимается; спустил свои желтые штаны (он считал себя чатланином) и хотел выпустить то, что напрашивалось, да донеслось из-под пирса:
   - Стой, дурак! Ты чё собрался делать!
   Ванёк молниеносно натянул спущенное (делать - естественно - перехотелось, если вообще хотелось, поскольку даже в туалете он сидел часто долго и... возвращался ни с чем) и глянул на окрик.
   Под пирсом никого не было, как Ваня ни светил фонариком, лежавшим у него за пазухой.
   - Кто это? - неуверенно спросил он. - Кто крикнул?
   - Море с тобой болтает, дурень! - донёсся ответ.
   Он всмотрелся. Но никого не было видно. Так откуда же доносился голос?
   - Море? - переспросил он ещё неувереннее.
   - Оно самое, - ответил "невидимка".
   - Ой, блин, - закачал головой Иван. - Пошёл я отсюда нафиг!
   - Стой! - донеслось до него.
   - Чего ещё? - вернулся Иван.
   - Дело есть.
   - Какое дело?
   - Очень интересное для тебя.
   - Ну, говори! - Иван себя явно ощущал, как участники телевизионных скрытых камер, и хотел бы уж уйти подобру-поздорову, но... так редко кто с ним мог перемолвиться словом в этом большом городе. А тут... Но только странно всё как-то выглядело: голос есть, а никого нет. И дело у этого "никого" какое-то есть.
   - Ты хочешь стать самым великим?
   - КАКИИИМ?!
   - Ну, денег хочешь? Славы. Да чего угодно.
   "Вот блин!! - наконец-то дошло до Ванюши. - Там же микрофон торчит! Поэтому я и не вижу ничего... То есть, не микрофон, а громкоговоритель; динамик. Но... голос-то не искажённый. Да и, если это "скрытая камера" (застекольщики недоделанные), то... ультро-красными же лучами какими-нибудь снимать они не будут; не дошла ещё до того совремённость".
   - Ты кто? - уже по-дурацки спросил Ваня.
   - Опять повторять? Море я, море!
   - Ты мне башку-то не дури...
   - Ладно, урод, проваливай! Или срать садись. Не веришь, не надо. Не такой-то уж ты и дурак.
   - А чё ты обзываешься ещё!
   - А ты, может, ещё больше оскорбляешь меня тем, что не веришь!
   - Чё я тебе не верю?.. Просто щас фигни много всякой развелось; там, скрытые камеры всякие. Вот я и опасаюсь.
   - Да не опасайся! Всё в порядке.
   - Честно?
   - Ты серьёзно скажи: нормальным человеком стать хочешь? А то мне некогда с тобой ляля-тополя про твои скрытые таймеры.
   - Камеры, - поправил тот.
   - Какая разница. Я тебе скажу, что делать, а ты решайся. А мне разговаривать некогда. Добряк?
   - Ну, добряк. А чё делать-то? Убивать кого-то? - слегка усмехнулся он (он знал, что голос его очень резко излучает иронию).
   - Нет. Воды попить. Понял?
   - Много?
   - МНОГО.
   - Так, это, я ж знаю, что морская-то вода крышу нахер сносит...
   - В общем, так, - диктовал голос условия. - Ничего не ешь. Понял? Пока пить не захочешь, не ешь ничего. А потом, когда будет так плохо, что будешь чуять, будто подыхаешь, вот тогда морскую воду и пей. Всё понял? Потом тебе будут сниться сны. Внимательно их смотри. Всё понял?
   - Дак чё я, овощ совсем?! Понял, не мудак. Мудак бы не понял.
   - Поэтому, с тех пор, срать в море больше не смей. Усёк? В унитаз, как ты догадываешься, тоже нельзя; он...
   - В море ведёт, - продолжил Ваня. - Не хрен! Врубаюсь, чё базаришь. Ну, пока, море...
   - Слышь? - остановил его голос.
   - Да? - вернулся Ванёк.
   - Ты знаешь, что вся твоя жизнь - и не только твоя - морю снится?
   - Да?
   - Море - это спящий инопланетянин. Понимаешь? Ты понимаешь, вообще, с чем имеешь дело?
   - Я ж тебе сказал: не хуй - понимаю. Чё ты повторяешь мне всё время: понимаешь - понимаешь, как будто я козёл полный!
   - Ты отнесись серьёзнее к тому, что тебе предлагают. Если не хочешь так и продолжать ползать на брюхе и страдать от безработицы, подумай. Больше я уговаривать тебя не стану. Это первый и последний раз.
   - Лады, моряк! Ну чё, я пошёл. Да?
   - Ты можешь стать совершенным человеком. Человек - это бесконечность. Понимаешь?
   - Нет, не понимаешь! Опять ты заладил, твою мать!
   На этот раз голос уже больше не раздавался.
   И Ваня мог орать в это море, пока язык не вылетел бы...
   Вообще, он пробовал заниматься голоданием, чтоб хоть как-то улучшить своё здоровье. Но: голодание кончилось и - чревоугодие тут как тут. Переел, значит, спортом надо заниматься; восстанавливать баланс. И - пробежка по лесу. По "пьяным дорогам". И всё бы нормально, но вот только психическое состояние: именно оно позволяет Ване выделяться среди людей. Все смотрят на него и понимают: дурак. Юродивый, как это называется не на жестоком - детском - языке. Блаженный, как это называется на языке более возвышенном. Поэтому Ивану ясно одно: идею голос этот ему предложил не то что неплохую, а... лично ему от неё невозможно отказаться. Продолжать жить так, как тянулось очень долго и, казалось, конца этому не будет, нельзя. Иван знал, что так просто дело не поправится и дальше будет всё хуже и хуже; всё больнее и больнее выходить из этого тяжёлого психического состояния. Поэтому, пусть клин вышибает клином. Будет он пить морскую воду. Никуда не денется.
  

СКАЗКА ПРО ПЕТУХА

   Жил-был петух. Глупый-глупый! Сначала он орал по-тупому (орал часто, ГРОМКО, и голос у него такой... противный был! Хотелось кинуть в него чем-нибудь, но петух поднимался и начинал орать ещё громче и противнее. Его ногой пытаешься растоптать, отдерёшь крыло или лапку от туловища, но петух всё равно... Как-то поднимется, приведёт себя в порядок и... ОР-РЁТ), но потом начал подлетать к каждому и кричать в самое ухо. Ну, так слышнее было. В смысле, понятнее. Петух заботился в первую очередь о том, чтоб окружающим был понятен смысл его воплей. Да это даже не вопли были, просто петуху думалось типо его никто не слышит (следовательно, не врубается; все тупые и тормознутые). Короче, петух конкретно был ненормальный. Нормальные петухи не пытаются ни до кого доораться, а если им чё-то не нравится, они подскакивают к человеку и гасят его (подпрыгивают, заскакивают на самые плечи).
  
   Я не буду рассказывать подробности идиотских выходок этого тупого петуха (если со стороны наблюдать за этим придурком, то можно сразу - резко падать себе под ноги и кататься, задыхаясь от смеху. А вот если быть жертвой петуха... врагу такое не пожелаешь). Выходок очень много, они связаны друг между другом, как будто главы романа, но всё время ничем не заканчивались... В смысле, главы не заканчивались. Выходки-то очень удачно заканчивались! Поэтому рассказать нечего. Скажу только, что пришёл однажды в село некий бродяга. Петух на него быстренько набросился, а бродяга ему так говорит: "О, сколько в тебе радости, петух! Пришёл новый человек и ты на него набросился? - имел он в виду себя "нового человека". - А почему ты не выйдешь на дорогу? У вас за селом дорога. Там очень много новых людей!" Петух, не зная себя от счастья, стремглав понёсся в сторону шумящей трассы. По ней денно и нощно пролетали грузовики фирмы "Оринко", а неподалёку находилась тропинка, она вела на игрушечное кладбище, устроенное маленькими детьми.
  
   Петух подскакивал, подлетал, но его ветром относило назад. Грузовики пролетали с бешеной скоростью, они приносили с собой порывы ветра и петух отлетал всякий раз, как пытался заскочить в водительскую кабину и проорать дальнобойщику что-то своё. Неподалёку оказался и тот человек, который предложил нашему Пете отправиться на дорогу. Он подошёл к отлетевшей очередным залпом ветра птице и прошелестел в самое ухо (голос у бродяги был, как змея): "Ну что, петя, бросить тебя под колёса? Сам видишь: людям не нравится, что ты пытаешься их остановить, они дунут на тебя и ты отлетаешь, как пушинка. Но я тебя кину с силой и ты остановишь..." - "Конечно! - ответил ожесточённый петух. - Помоги мне, добрый человек, брось под колёса, я остановлю эти громадины". - "Нет-нет. Мы сделаем так: Я брошу под колёса грузовика свою колючую проволоку. - Он показал провод петуху и провод, как по мановению волшебной палочки, начал увеличиваться в руках бродяги, шипы/иглы делались больше и крепче. - А ты поскачешь подальше. Понял? Грузовику проткнёт колёса, он поедет тише и ты сможешь заскочить, сказать водителю всё, что ты хочешь".
  
   Петух так и сделал: Поскакал далеко вперёд, по направлению движущихся грузовиков. Потом увидел, как медленно-медленно ползёт грузовик. Бродяга перед этим метнул ему под колёса колючую проволоку, пробил шины, но дальнобойщик не высовывал носу, он продолжал и продолжал ползти, потому что второй дальнобойщик прошептал ему на ухо: "Видел могилу? Прямо, у обочины дороги! Это могила того психа. Не останавливайся! Он по ночам иногда поднимается из могилы и бродит по дороге. Мужики рассказывали: один швырнул его, псих подлетел, упал, у него голова аж отлетела. Но он всё равно поднялся и продолжал бродить. Без головы! Тот парень, который его сшиб, хотел выскочить из кабины, проверить, жив ли, здоров, но как увидел, что голова в одном месте, а поднимающееся на ноги тело в другом, так..." И тот, который вёл грузовик, не останавливался. Он мог конечно остановиться, но дело в том, что дальнобойщики были голубыми. За рулём сидел "папа", а байку травил ему "сынок", поэтому "папа" строил из себя доверчивого добрячка.
  
   Когда грузовик приблизился к Пете на почтительное расстояние, чтобы можно уже было подпрыгнуть и напор ветра больше не отнесёт в сторону, то в кабине никого не было. Кабина полностью была пустой, но грузовик продолжал тянуться, словно кто-то усиленно давил на газ и пробитые шины хлюпали по дороге. Следом оставались кровавые полосы, словно шины были до отказа набиты кетчупом, а из радиоприёмника слышался голос тех голубых дальнобойщиков: "Не останавливайся, я тебя умоляю! Не останавливайся. Ни в коем случае не останавливайся. Я до ужаса боюсь ходячих мертвяков! Жми. Надо как можно дальше уехать из этой гиблой местности! ЖМИ!!!" Пете тоже передалось ощущение страха и он отлетел, как всегда отлетал под напором ветра. Грузовик ковылял и ковылял дальше.
  
   "Ах ты поганый петух! - донёсся голос до пети откуда-то совсем рядом, но вокруг никого не было. Тот человек, решившийся петеньке помочь, оставался на прежнем месте, петух видел точку вдали, она бродила-бродила по дороге, но потом вдруг исчезла, словно дорога была льдом на речке и "бродяга" провалился. - Я тебе за это устрою! Мы с тобой поквитаемся!!! Ух, я тебе!" Шипел озлобленный голос следом за до смерти перепуганным петей, мчащимся в посёлок, из которого его выманил "бродяга". Ноги петуха уже не держали, он плёлся запуганный, несчастный, как тот грузовик. Ему ничего не хотелось, кроме как залезть в родной курятник и проспать. Проспать 15 часов, мёртвым сном. Но, похоже, мёртвым сном спал весь посёлок.
  
   Был ясный день, но, пока усталый убитый петя брёл между дворами, вокруг распространялась гнетущая тишина, даже собаки не лаяли. Нет, одна собака вон была - жопа торчит из будки... Хорошо, что Петя не заглянул в саму будку: голова была оторвана, а кровь стекала в тонкое-узкое ущелье, уходящее глубоко-глубоко под землю. А когда наступала ночь, то на плечах изуродованной собаки появлялась голова... Вернее, это была не голова, а что-то жуткое, не поддающееся описанию. Одним словом, всё вокруг выглядело так, словно шла какая-то бойня... очень долго шла, не меньше месяца... Точнее, двух месяцев, потому что день на луне идёт ровно два месяца, и тот парень, который всё это устроил, уложился за день. По его меркам прошло два месяца, но на Земле - пара часов. Солнце едва выглянуло из-за горизонта, начал орать петух, но пришельцу наверно показалось, что наступил вечер. Хотя, пока он совершал свою работу, мнение его резко изменилось. - "Не вечер, а утро было! А вот сейчас - ВЕЧЕР! Посмотри на солнце! Оно спустилось к самому горизонту". - Так он не проработал и часу, но успел выполнить двухмесячную работу.
  
   Человек, который спустился с Луны (метеорит упал в море, из яйца вылупился мутант, долго выходивший на свежий воздух, чтобы наконец-то напасть на живых людей и невероятно их изуродовать), был, как это у нас называют, колдуном. Но самом деле всё так нелепо: он думал, что прошёл целый день (на Луне - два месяца), а в результате работа проделана... ДОЛГАЯ И КРОПОТЛИВАЯ (Петух за это время едва успел выскочить на дорогу и начать придираться к грузовикам). Поскольку Луна более развитая планета, чем наша, там с делами управляются с безумной скоростью. С такой сумасшедшей скоростью... А потом они, злые (рассерженные неподвижными землянами), спускаются иногда к нам на землю и наказывают. НАКАЗЫВАЮТ. Но внешне всё выглядит, как акт жертвоприношения: лунатик приходит в образе колдуна, просит у землян их ребёнка, земляне конечно же НЕ СОГЛАШАЮТСЯ (ведь колдун ведёт себя очень провокационно: забьёт до смерти тростью Марту Кларендон, что аж глаз свисает со щеки, как сказал Дэйви Хоупвэл, и т.д. и т.п.), поэтому "колдун" устраивает большущий погром. И всё делает ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ БЫСТРО. С такой же безумной скоростью, как мутант вылупляется из упавшего на дно моря метеорита.
  
   Петух был очень ошарашен, пока шагал по деревенским улочкам и озирался по сторонам. Поскольку в этот день случились такие странные чудеса, то и петух тоже на Петуха не очень-то был похож. Пока он шёл, птица превращалась в мальчишку. В человеческого детёныша. И все превращения только оттого, что петух мог СООБРАЖАТЬ. Думать, как настоящий-живой человек. Он что-то понимал, к нему в голову приходили какие-то зачатки мыслей, какая-то интуиция, но он не мог создать окончательную картину происходящего. Не мог понять, что здесь случилось. Но вот то, о чём он должен был подумать: "Если этот парень так быстро управился, и часу ещё не прошло, значит что-то здесь не так. Этот парень очень слабый, но он вообразил себя сильным. Если я приложу все усилия, я смогу его найти. И я смогу: во-первых, объяснить, какой он слабый и наивный, во-вторых войти к нему в доверие и справиться с ним. Если я убью этого парня, они больше не будут к нам прилетать? Они поймут (рано или поздно поймут), что мы неслабые люди. По крайней мере, так вот безобидно нас наказывать - лучше не НАКАЗЫВАТЬ. Лучше заниматься там своими делишками, а к нам на Землю не лезть. Я СМОГУ. Я справлюсь".
  
   Петух должен был подумать, но не подумал, а это не значит, что подобная мысль зародилась у него в подсознании и рано или поздно придёт (приползёт) в голову. Приползёт, как тот "вялотекущий грузовик", оставляющий за собой следом красные полосы. Пока Петух бредёт по улочкам родной деревеньки, пробитые шины до сих пор устало (переутомлённо) шлёпают по асфальтовому покрытию, а полосы остаются-остаются и остаются. Как будто кровь сочиться не прекращает.
  
   Петух должен был подумать ту мысль, но это не значит, что рано или поздно она придёт ему в голову. Потому что более велика вероятность того, что Петуха скоро убьют. Да и не просто убьют, а отправят в то место, о котором человечество неустанно думает ( д у м а е т ) испокон веков. Вроде бы, прекрасно понимает, что умрёт, отключится раз и навсегда... Короче, заснёт "мёртвым" сном (сном укокошенного сознания) и не проснётся. Не проснётся, потому что спящим не привидится ни единого сна. Но нормальные люди (нормальные - это те, которые рулят другими людьми; проецируют судьбы так называемых "пустышек") просыпаются только оттого, что им снятся кошмары. "Нормальными" людьми управляют те, кто спускается с Луны. И "нормальный" человек после смерти попадает в "загробный мир".
  
   В принципе, это чем-то похоже на проникновение в аномальную зону (начать жить загробной жизнью - похоже), где кажется, что мертвецы поднимаются из своих могил и берутся ходить. Если в той зоне есть кладбище, то мертвецы непременно восстают из могил! Если это простые кости, то на них налипает земля, как на снежный ком. А если в такую зону попал человек, то он умирает от радиации, но, пока он не успеет умереть, аномалия скопирует его сознание, поэтому человеку начнёт казаться, что он всё ещё ЖИВ. Допустим, на него напала заражённая аномалией стая диких собак, начала есть его живьём, отгрызла руку или ногу, но человек продолжает чувствовать себя ЖИВЫМ (в него просто вселился двойник-сознание) и даже испытывать БОЛЬ. Аномалия способна регулировать "громкость", делать сильнее или слабее боль; заставлять его безумно орать (как верещал тот Петух, пока не превратился в человеческого детёныша) или лить слёзы, поскольку человек на 90% состоит из воды.
  
   Примерно также выглядит из себя и "загробная жизнь", в которую попадают после смерти люди, управляемые существами, спустившимися с Луны. Поэтому Петух всё это должен был подумать. Подумать, что он должен разыскать этого парня. Может, если у него удалось за каких-то дохлых несколько минут выполнить двухмесячную норму, он какой-то гений?.. Возможно, от него зависит, вернутся или не вернутся сейчас к жизни все люди, пребывающие в загробном мире. Может быть, этого человечишку (этого гения, так редкостно, неожиданно и необычно повстречавшегося нашему Петуху) нужно всего лишь убить?.. Может, не нужно вступать с ним в переговоры и добиваться, чтобы он остановил эти ужасные дела, потому что от НЕГО ОДНОГО зависит, будут ли дальше прилетать "лунные посланцы"... Он единственный и самый великий среди всех. Наверняка, его надо просто убить. Только убить и больше ничего. Всё мгновенно прекратится.
  
   "Почему же ты испугался того грузовика?" опять донёсся из-за спины Пети прежний голос. Голос-двойник (двойник сознания того человека, который помог Петуху выбраться на дорогу). "Мы о чём с тобой договаривались? О том, что ты заскочишь в кабину. Тогда, может быть, исчезли бы все люди, кто находился в грузовиках, восставших из кладбища животных (как исчезают люди в самолёте, на который сел Крейг Туми), и Ты управлял бы грузовиками один. ВСЕМИ ГРУЗОВИКАМИ! Но ты испугался. ПОЧЕМУ". Вскоре Петух увидел неподалёку от себя того бродягу. Сначала его не было, а был только голос, но потом, словно в экранизации "Лангольеров", появился человек, взявшийся из пустоты. С него текла вода. Петух догадался, что это морская вода, потому что изредка она брызгала, попадала в глаза или в рот Петуху (плеснёт, бывало, в лицо и струйки стекают, а Петух чувствует странный привкус моря). Но ведь, может быть, что это и слёзы?.. Наверняка, человек попал в ту аномальную зону и истёк собственными слезами.
  
   "Ты что-то хочешь сказать, Петух, но не можешь?.. Хочешь спросить, откуда я вылез?.. А оттуда же, куда укатилась голова той собачонки! Там тонкая полоска ущелья, она ведёт глубоко под землю, но не вертикально в низ, а чуть горизонтально. Чуть диагонально. Доходит до самого моря". Если бы Петух умел мыслить; если бы он успевал сообразить о всём, что здесь происходит, он вспомнил бы про телепортацию. Про то, что наверняка этот тип телепортировал себя, промчавшись через полоску (она ведёт от бездн морских, прямиком до данной деревеньки) быстрее скорости мысли; быстрее скорости света. Почему быстрее - потому что головёнка той собачки до сих пор катится и катится. Пробирается в сторону океана. Безусловно, это самая светлая голова! Хозяева даже написать не поленились на калитке: "ОСТОРОЖНО, ЗА ЗАБОРОМ ДОБРАЯ СОБАКА! НЕ ОБИЖАЙТЕ ЕЁ! ОНА СТАРАЯ И ГЛУПАЯ, НО МЫ ЕЁ ОЧЕНЬ ЛЮБИМ. ОТКРИКАЕТСЯ НА КЛИЧКИ КЕЛЛИ, КОЛЛИНС, КОЛЛИНГВУД И БРЕТТИГЕН. МЫ ЗАПЛАТИМ ОЧЕНЬ БОЛЬШОЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ". А ниже долларовые значки.
  
   "Нет, я не хочу ничего - ни сказать, ни спросить", - набрался Петух духу, чтобы ответить. "А чего ты в таком случае хочешь?" "Просто, я знаю, куда делись все люди. И вот, если ты спрашиваешь, хочу я или не хочу чего-то, то - ничего не хочу. Тот, кто всё знает, никогда ничего не хочет". "Интересно-интересно... И куда же это они делись?" "Ты всех их съел, вот куда". "А как это ты догадался? Э-хе-хе, до чего забавный петух!" "Я не собираюсь тебе ничего объяснять. Но это очень легко проверить. ... Помнишь то "игрушечное" кладбище? Вот, из него скоро поднимутся мертвецы. В курсе? И, если ты всех поел, то от тебя сейчас... вообще ничего не останется!" "Ай, да какой петух у нас весёлый..." "А ты не веселись. Лучше бери ноги в руки, да улепётывай, пока цел. Или что, булочки тяжёлые да неподъёмные, да? Я же говорил - ты съел всех!" "Ты досказать мне не дал. Дак вот, петух-то весёлый, но неумный". "А чем докажешь? Обозвать-то, да осудить всякий горазд, но плох тот суд, где нету никаких улик, фактов и доказательств". "Неумный, - продолжал объяснять этот пришелец нашему Петуху, - потому что не подумал. Что ты, мертвецами меня пугаешь? А что, если я сам мертвец? Как же такое возможно: зомби едят себе подобных?! Эх ты, до чего же весело". "То есть, ты и сам зомби. Но смотри, какая разница: ты съел всех жителей, а сейчас Вальпургиева ночь, время поедания людишек. То есть, ты полный-жирный зомби, а они все пустые, да голодные..." "Эгей, поосторожней с выражениями! Ты говори, да не заговаривайся". "Но ты же говоришь, что я глупый петух! Так? А, если ты у нас умный, то возьми, да и подумай... Зомби едят-едят, набивают брюхо, да набивают... А куда потом девать съеденное мясо? Ась? Что же, по-твоему, зомби - бездонный бочонок? Вот ты сам Зомби, ты мне и ответь! Куда?" "Да отвали ты..." "Чё ты мне щас вякнул?! А ну повтори!" "Я сказал отвали. Но могу расшифровать для тугодумов: пойди в отхожее помещение и отвали там". "Ага? В нужник, значит, пойди? Дак вот, ты меня прервал, я продолжу. Мясо на самом деле никуда не девается. Просто, поднимаются из могил новые зомби, те, которые голодные, и поедают старых. Тех, которые медленно бродят и неповоротливо переваливаются с ноги на ногу. Дошло теперь, дурачок? Нет, всё ещё не дошло? Но, да неважно. Просто, люди у нас знают эту хитрость. Ну, то, что голодные зомби претворяются сытыми и медлительными. А то, по самому зомби ведь не видно, пустой он или полный... Можно только догадаться. Ну вот, как я сейчас - посмотрел на тебя и сразу всё сообразил".
  
   "Вот ты блин достал своими разговорами!" - затыкал пришелец уши, нежелаюче слышать задиристого крикучего Петуха. Но, поскольку от его воплей у бродяги звенело уже в ушах, он спасался бегством. Спасался, как только мог. "Вот странно, - смотрел Петух ему в спину, отряхивая ладошки, как от пыли, вызывающей аллергию, когда начинаешь долго и неустанно чихать, - а куда же, действительно, подевались все наши людишки? Почему я, сколько брожу по посёлку, никогда никого не вижу? Ну, ведь, не съел же он их, правда!"
  
   Но тут, вдруг, случилось странное. Случилось нечто такое, чего Петух, ну никак не мог ожидать. Оказывается, он сидел в клетке. Ну, там, подошёл маленький мальчик, снял накидку и произнёс: "Доброе утро, Попугай". Тут-то до Петуха всё и дошло: почему он не видел других людей, кроме самого себя. Да вот - слепота, зараза, куриная.
  

Курочка Рябь

   Жили были дед и баба
   И была у них курочка раба
   И снесла раз она золотые мозги...
   Так получилось, как это и бывает во многих историях подобного характера, что дед с бабой дожили до старости, а детей у них так и не было (из-за их поганой верности друг другу - если бы старик бросил свою старуху, она могла бы стать матерью одиночкой и были б у неё и дети и внуки, а так... ничего не получила). В городах люди обычно себе заводят собак. Старики же жили на берегу моря (у самого зимнего моря! Дед ловил неводом рыбу, старуха плела ему неводы; часто плела, потому что красавица была и, как водится, руки у неё росли из одного места - ни фига толком не получалось и, по мнению старика, неводы плёл ему чердачный паучок гораздо прочные). И одной собаки старикам было мало, если собака предпочитает не бездельничать, а охранять что-то действительное; курей хотя бы, если их разведётся слишком много. Рядом ведь с их землянкой построек никаких нет (ни подземных ни наземных), где соседи растили бы кошек, ловящих мышей, и ленивых жирных котов, которым забраться бы среди ночи в курятник соседский, потому что не спится, когда весь день пронежишься под солнышком, прохрапишь и пропукаешь (коты иногда громко храпят; урчание, постепенно переходящее в храп и бормотание; - они не поднимаются и не ходят во сне, потому что солнышко разморит, а ночью - пожалуйста - лунатизм во всех своих проявлениях (лунатизм резюмирует сотрясение мозга, что к котам не относиться не может, потому что от голов многих кроме клочьев и лохмотьев, почти ничего не остаётся, когда они живут в одной деревне и весной любят поколбаситься)).
   Поэтому, раз никто из цивилизованного общества рядом со стариками не жил, курятник у них был пошире птицефермы или инкубатора какого. Как говорится, чем больше детей, тем больше добра и счастья.
   Говорят, что у кур некая куриная слепота и, как только свет исчезает, они тут же засыпают как попугаи в клетках, накрытых накидкой, но... пусть говорят что хотят; не все куры одинаковые; многие мокрые курицы мнят себя архангелами, а те что поскромнее, подразумевают в себе характер белой вороны, - так что не все одинаковы, когда вечереет, курятник наполняется полумраком, многие из курочек, существующие по определённой системе, начинают поклёвывать носом или рассказывать друг дружке сны (обычно рассказывают счастливые, потому что старые и глупые (мудрые куры); это юные цыплята предпочитают вечера проводить в слушании страшных историй и кошмарных снов, не всегда которые приходится затравливать анекдотами, потому что молодые сердцем чуют, что интересно и нескучно именно страшное). Но не все из курочек находятся в строгом состоянии общества - многих пропускают мимо ушей-глаз, как куриц-невидимок, поскольку интереса эти курицы друг для друга не представляют никакого, потому что есть глупые куры, которые бессмысленно кудахчут, а есть куры и умные, как будто под оболочкой пернатой скрывается... дельфин какой-то, которому надоели умничающие собратья и он решил частенько выбираться из воды, проползя по острым камешкам пару метров и забравшись в этот гигантский Курятнище, хоть дельфины и не заплывают туда, где солнце встаёт далеко.
   Итак, был вечер. В одном из залов "Куриного Королевства" появлялось всё больше и больше тёмных углов, в один из которых и забрела Курочка Ряба, чтобы заняться обыденным делом и снести... какой-нибудь золотой череп, если не Золушку. В углу этом было излишне темно, но курочка знала наощуп каждую пылинку, ибо её законное гнездо размещалось именно в этом угле (почему-то любят куры нестись в темноте!). И она уже подошла к нему вплотную, но... Уткнулась в некое куриное тело - какая-то дура расположила на её коронном месте свои яйца!
   - Тише ты! - донёсся от куры шёпот. - Не начинай панику! Не обращай на меня внимания. Сейчас я встану и ты сядешь на моё место. О-кей?
   - Не буду я на твоём месте сидеть! - кудахтала Ряба в ответ. - Я на своё пришла. А ты чего расселась здесь? Каждый должен сидеть на своём месте. О-кей?
   - Каждый сверчок... - пробормотала курица-чужачка (странная, надо сказать, чужачка, да и голосок у неё был... какой-то... явно не куриный; не такой, какой природа дала всем курицам, а поддельный; фальшивый какой-то, как будто это обманчивое нечто пытается хитрить с и без того глупыми курицами). - Ты спешишь очень! - разговаривало "нечто" тихо, мягко. - Я понимаю, многие цыпы сегодня спешат; так сильно спешат, что не могут и подождать хоть чуть-чуть, пока курочка, ошибшаяся местом, встанет с чужого гнезда. Да? Ты не можешь подождать, пока я растормошусь и поднимусь не спеша. Я очень многое делаю медленно и никуда вроде бы не тороплюсь...
   - На самом деле, ты издеваешься, - пояснила ей Ряба (Ряба изредка дотрагивалась до насеста и удостоверялась в том, что курица эта сидела совершенно неподвижно и подниматься никуда как будто и не собиралась). - А как ты местом ошиблась? Ты слепая, да? Что вообще с тобой происходит? - Задавала Ряба такие вопросы этой странной туше не просто так, а потому что предполагала, что с головкой у курочки этой не всё в порядке (кто-то ей выклевал все мозги). Ведь, когда она дотрагивалась до куриного тела, то... вместо головы была какая-то каша... липкая и мокрая. "Помёт, ей богу!"
   - Я вот-вот снесу яйцо, - ответила та. - И не с жёлтой начинкой, а с... Какой?
   - С какой? С рябой?
   - С рыжей. Это существенная разница между цветами. Жёлтыми бывают только прессы и рты птенцов. А рыжими бывают... Кто?
   - Дед пихто!
   - Черти бывают рыжими, - сказала эта странная курица.
   - Задолбала! - выдохнула утомлённая Ряба. - Ахинею несёт какую-то!
   - Что ты там бормочешь, Рябушка, - послышался неподалёку голос старика (хозяина Курятника) и... весь этот тёмный угол осветила яркая лампа, так что Рябе удалось лицезреть, что же это за странное "нечто" расселось на её коронном месте и несёт некую фигню.
   Кроме мёртвой курицы, голова которой выглядела заклёванной до мяса, никого больше в гнезде Рябы (Коронном) не было. Кто-то или что-то должно было находиться рядом, т.к. здесь был угол и удрать из него никуда бы не удалось никакой лисе, какой бы юркой она ни была.
  
   О лисе информация у Рябы появилась не тем же вечером, и не ночью, когда её бессонница делилась с полудрёмой, а уже утром. Ряба не спала, потому что курочки всё время что-то бормотали, а Рябе пока не где было притулиться (она даже в полусне похаживала - такое беспокойное состояние у ней было, - проходила под насестом и ясно ощутила, как на неё упала чья-то "лепёшка"; как будто какая-то зараза решила поиздеваться над перепуганной Рябушкой, будто бы прекрасно понимая, что курочке этой каюк, потому что все в курятнике знают, что у Рябы крыша съехала, раз она снесла "золотые мозги"; раздвоение личности у Рябы, в припадке которого она курочку и заклевала, прежде заманив в тёмный уголок; бывает такое среди петушков - дерутся они, но чтоб до смерти... и до такой степени... поэтому утром Рябушку изолируют от общества, если дед с бабой проникаются ситуацией не хуже яйцеголовых кур). Ряба уважала уединение - в тёмном своём уголке, где можно и поспать, хоть днём, хоть когда. Но этой ночью... забираться в гнездо, где осталось не только несколько капель крови, но и несколько пёрышков и клочков мяса, удалить которые дедушка не удосужился (только курочку унёс), Рябе не слишком-то желалось; она понимала, что в гнезде её не кровь, а... мозги... осколки или шмотья, и, если Ряба пересилит брезгливость, залезет в свою Коронку и... даже уснёт, то осколки "скорлупы" подействуют на неё и приснится ей То, Что разговаривало с ней фальшивым голосом; как ОНО заклевало эту курочку и... много чего неприятного может присниться.
   А утром ночное бормотание "спящих курочек" переросло в дневные разговоры, хоть и тихие, но слышные Рябе, по спине которой пробегали мурашки, потому что разговоров до неё (нелюдимой) доносились лишь обрывки; могла бы она подойти к курочкам и расслышать каждое слово, всё встало бы на свои места и ничего страшного бы не было, но Ряба вслушивалась и все это понимали и шептались тише (чем тише, тем слышнее; молча - вообще понятна каждая мысль). Обрывки примерно складывались в такие слова (если сцепить то, что даже не слышно):
   - Мы же слышали как дед с бабушкой переговаривались между собой!..
   - А мне приснилось, что дед завтра и послезавтра на рыбалку не пойдёт...
   - Так он и так плохо ловит свою рыбку; если б рыбаков было больше, то рыбка заплывала бы в эти края. Да и сети у него всё время в море уносит. Один раз подушка попалась в сети и утащила их за собой, как будто в подушке призраки петушиные, буйные...
   - А курочка наша бешенная - молоденькая, да и вкусная, сочная...
   - Только молодые и старые с ума сходят, когда не могут поладить наедине с собой.
   - Ох, не говори! Когда остаёшься в одиночестве, то зверю в тебе проснуться гораздо проще, чем тогда, когда со всеми...
   - Но вы ведь слыхали, что под куриной шкурой по курятнику нашему разгуливать может...
   - Не распускай напрасные слухи, тыйцо! Сколько живём, не было ничего подобного! Лисы здесь не разгуливают! Из поколения в поколение передаётся информация о полном и райском спокойствии нашего маленького островка. Люди-то по времени живут дольше чем куры, хоть и куры больше впечатлений успевают накопить от своей короткой жизни... Я говорю о короткой жизни нашей взбесившейся одиночки, а не о нас...
   - Но, по идее, яйца-то ведь в скорлупе находятся, а скорлупа отделяет от всего окружающего пространства, поэтому настоящая истина в уходе в себя; в корнях. Так что зря мы на нашу "психопатку" так ополчились...
   - Вы ошибаетесь, философская куропатка, мы не успели на неё ополчиться, потому что её уже почти нет. Посмотрите на неё: она же как призрак! А мы будто бы уже пребываем в будущем и смотрим на перья-привидения...
   Так Рябушка ходила и слушала... Ходила и слушала... Дело в том, что она сегодня с моря вернулась. Вот, ходила купаться... А вода холодная-холодная была! Синяя-синяя! Почти, как полу-космос. Так Рябушка и простудилась! Хотела закудахтать, да только кашель один разносился. Кашляет наша курочка, кашляет, а бациллы разносятся по курятнику, разносятся... А курочка ходит-ходит, слушает кудахтанье, слушает, и всё про себя думает: "Эх, а, может, грипп у меня. Ась? Может, ничего этого и не было? А просто грипп..."
   Конечно, курочки, хоть и дурочки, но мыслят очень верно: завтра Рябушки уже не будет... в живых. Тем более, все её ненавидят... Какая-то она не такая! Но зато, хоть её и не будет, но после смерти нашей красавицы... заведётся страшный, ужасный призрак. И имя ему - Птичий Грипп!
   Мораль нашей сказки такова, что нужно жить дружно. Так-то. Даже если по вашему курятнику бродит не одинокая курочка бедняжка, а важная-чванливая индейка. То есть, Курица-Индиго. Тем более, что море очень рядом! И вода такая всегда чёрная-чёрная... Как полу-космос!
  

ЗЕЛЕНОГОЛОВОЕ

   Вспоминаю, как какой-то певец пел про зеленоглазое такси. А я хотел бы сказать "зеленолобое", а не зеленоглазое. Если бы меня кто-нибудь спросил, почему именно зеленолобое, то я ответил бы про то, как лоб смазывают зелёнкой. А чего его смазывают? А так, на всякий случай. Вдруг выдастся такой редкий человек, которому ПОВЕЗЁТ, и нужные люди побеспокоятся о том, чтобы раны не загноились. То есть, сейчас разное выделывают с таксистами, но картина в целом одна: лоб им смазывают зелёнкой (если кому до сих пор непонятно, то это эвфемизм "высшей меры наказания", которая когда-то давно бытовала в нашей стране и не происходило такого безобразия; не было всех этих "киллеров"). Поэтому "зеленоглазое" я переоборудовал в зеленолобое. Можно сказать, редкие случаи, когда происходят нападения на таксистов. Такие же редкие, как и не словесная смазываемость лба зелёнкой, а настоящая. Для чего это делается? Ну, с историей человеческой головы знакомы мы очень плохо, но, раз пошло такое выражение, то наверняка были отмечены случаи, когда человеку стреляли в голову, но... он продолжал ползти. Странное дело! Ведь он должен отбросить ноги свои. Ему выстреливали ещё раз и ещё... Не действует! Хорошо, если бы он успел сообразить что к чему и упал бы после выстрела, притворился бы умершим. Можно себе представить, как находят в канализационном люке труп с простреленной головой, доставляют в морг и... только хирург (или патологоанатом) собирается прикасаться скальпелем, как покойник открывает глаза и начинает (шёпотом, будто боясь, что его кто-нибудь услышит) уговаривать того не резать. Можно представить, что "хирург" в обморок не падает (не баба он глупая; девочка, которой 13 лет (в голове), но по документам возраст годен для прохождения практики медицинского института, куда она недавно поступила на обучение), а продолжает разговаривать и вести себя вполне пристойно. И по ходу разговора выясняется, что "труп" этот полагает, будто его расстреливали, он упал, притворился мёртвым, дождался, пока отволокут (окатят на специальной тележке с накрытой головой простынью, побуревшей в некотором месте) тело его в морг (в тюремное учреждение) и теперешняя его задача уговорить этого патологоанатома, чтоб помог ему как-то выкрутиться. Конечно, патолог ему будет долго объяснять, что сегодня (в нашей прекрасной стране) такое замечательное время, что давно не существует никаких смертных казней; что его нашли в канализационном люке; наверное, какие-то ублюдки выстрелили ему в голову (заказали) и сбросили в этот колодец. Мол, странное (очень странное) дело, что он при всём при этом остался жить и ещё и разговаривает и что-то доказывает (хотя бы само падение в люк помогло бы элементарно свернуть шею). Доказывает, что он сидел в камере, помнит, как вели его на расстрел; сидел в камере советской тюрьмы.
В общем, певец зовётся Боярский Михаил Сергеевич, но я не об этом. Я про... зеленоголовое. Забавное выражение получается.

Зеленолобое. (вариант)
Помнится, Михаил Боярский пел "зеленоглазое такси...". Я бы выразился "зеленолобое". Я на секунду вообразил себя графоманом (размечтался!), который произносит какие-то странные слова, значение которых не понимает, но... очень хочет выдумать новые слова. И единственное, что хорошо в этом, то, что новые буквы не норовит начать выдумывать. В общем, спрашиваешь у такого графомана: "А почему такси зеленолобое?" Готовишься к рядовому ответу "хрен знает или пошёл нахрен". Но в этот раз случается чудо. Редкое по удивительности! Ответ на заданный вопрос доносится не грубый (то есть, всякий графоман, кто несёт за собой хоть какое-то развитие, на грубости - и на хамство - рано или поздно переходит сам; понимает, что невозможно перевоспитать слабоумную челядь, которая только что и делает, как хамит (ну, разумеется, никто никогда ему не хамил, просто привычка такая с детства: или собирать обиды, напоминая собой свинью-копилку, или в виду бытового отсутствия ч/ю думать, будто бы люди это хамят, но потом начинают оправдываться, как пятиклассники: "что, и пошутить уже нельзя"), поэтому хамит и грубит сам, и делает это намеренно, пусть и неуклюже, но... спасибо ему за какие-никакие старания; хоть чем-то человек в этой жизни увлекается). Итак, на заданный вопрос от графомана в ответ доносится не машинальное "пошёлнах#N", а вполне разумное... То есть, то, что мы (простые людишки с улицы, никогда в глаза не видевшие кампутер) привыкли считать разумным и вполне достойным аргументом для продолжения рядового диалога (типа, "здорово - здорово - как дела - да пока не разлила - есть полтинник? о! сгоняешь в магазин?"). Итак, на вопрос (почему именно зеленолобое) он ответил так: "Потому что, - говорит, - зелёнкой лоб смазывают". Я грю: "Нихрена себе? А чего это не касторкой или каплями для носа, а именно зелёнкой?". А он: "А вдруг повезёт кому. На всякий случай, чтобы раны не загноились". Я у него (на всякий случай) спросил, мол, что значит "а вдруг повезёт", и он мне ответил. Придурок! Не мог для себя сохранить? Я же бездарь: писать не умею, с идеями - ещё хуже, жить тоже не умею (чуть что, сразу по морде), а то говорят, что если жить не умеешь, то пиши, козёл давай. В общем, то, что мне недоносок этот ответил, я решил положить в основу своего сюжета. Господа читатели, вы уж смотрите сами, я пишу... ну, курица глазом и та лучше пишет (когда курятник закроешь, то куры засыпают там хоть днём, но... один дворник (тоже гений хренов непризнанный, писатилим мечтает быть) сам не знает как забыл внутри курятника свой блокнотик, так вот на утро открывает, а в блокнотике... рассказ; с таких слов начинается "эх, я, курица курица, ну почему не родилась я петухом?, ведь петух умнее, красивее" и так далее; дворник думает на барабашку; что домовой у него завёлся, насмехается над этой неуклюжей пародией на ведьму, с метлой, но без ступы, а я думаю, что курица писала глазом; мол, надоело всё лапой да лапой или ещё чем другим, пора мол и пооригинальничать). Итак, сюжет расскажу, но прежде закончу о развитии нашего с ним (графоманом) разговора. Значит, спрашиваю я: "Дак, а почему такси-то зеленолобое?" И он: "А я думаю, что таксистов постоянно убивают. И вообще, что с ними только ни делают!" Я говорю: "ты паря совсем что ли одурел! ну где ж их убивают? меньше телик смореть надо, мать твою!" - "А у меня телевизора вообще нет". - "Денег у тебя, гада, нет". - "Ну, и денег тоже. Я просто раз подошёл туда, где стояли таксисты и спрашиваю, в лоб, дескать, убивают вас? А они ответили, что да". - "Дурья твоя башка! Они соглашаться готовы с чем угодно, лишь бы ты поехал с ними. Но откуда ж им знать, что у тебя нет денег?"
В общем, хватит болтать. Излагаем сюжет. Дело было так. Села к таксисту старушка. Села и молчит. А таксист сразу заметил, что старушка какая-то странная. Но виду не подавал. Думал, аппетит придёт - опять - во время еды. Едут они едут... А, я же не объяснил, почему странная: Она залезла в такси, села и... сидит. И молчит. Болтать же надо. Не принято сидеть (молча). Но таксист рад был поболтать, да... тормоз напал на него какой-то. Только промямлить соберётся что-то, а... Даже промычать не может. Казалось бы, говори, да говори себе глупости. Но... туман какой-то залез в бошку. Такое ощущение, словно метлу в таксиста этого затолкали. Непонятно как уместили её - целиком! Странный туман. Таксист при нём начинает осознавать, что все те глупости, которые он молоть собирается, каждая из них... не просто бессмысленна (тщетна), а и до ужаса позорна. Ведь перед тобой женщина. Как же ты собрался при ней... болтать свои... матершинные... словеса все эти? Женщина, можно сказать, которая жила в восемнадцатом веку, была там какой-нибудь герцогиней... Аай! Не объяснишь, почему на таксиста напал ступор. Просто напал и всё.
Недолго оставалось до места... до того места, которое нужно было для выхождения старушки из автомашины (чёрт, а какое же это место?, где хренов таксист собрался останавливаться?, ведь бабка как залезла молча, так он и поехал, она и слова ему не сказала, а он... как кукла на нитках; резиновая баба). В общем, таксисту казалось, что он знает, куда надо ехать. И, оставалось совсем недолго до места прибытия, как старушка проягивает ему... помаду (что-то такое). И говорит: "смажь-ка лобик, внучёк". С таксиста весь тормоз мигом сняло. Он ей отвечает: "чегоо???" (такие глаза, наполовину вытаращенные от удивления). "Чтоб не загноилось" - отвечает старушка. "Чего не загноилось?" - "А, ничего", - машет та рукой, дескать ну тебя. И впервые таксист видит, что в руках у старушки... коса. Та, которой траву косят.
Чем-то напоминает "метлу, которая уместилась в голове; непонятно каким образом".
Больше таксист ничего не помнит.
А дальнейшее действие разворачивается в морге. Патологоанатом (или кто там, я не знаю) собирается прикасаться скальпелем к коже таксиста этого (зря он не смазал лоб; хотя бы не обратил внимание на необычность губной помады, которую подала ему старушка; все помады цвета красного, а эта... зелёного; но лоб был того самого цвета, который принят нормальным - обыденным - помадам; старушка его просто поцеловала, а он и копытки откинул). Но... и сам хирург этот не заметил, как у него из рук исчез скальпель.
"Чёрт, чё за херня, - заворчал он, - потерял, что ли? Новый... Не выпишут".
"Не выпишут, - донеслось от трупа. - тихо, придурок, не ори".
Покойник уже сидел, а не лежал (наверное, ему не хотелось, чтоб санитар грохнулся в обморок; ему хотелось с ним договориться).
"Да, нахера мне орать? А, это, чего ты, живой? А нахрена тута делаешь? Иди домой тогда. Смывай с башки томатную свою пасту, и... пошёл. Чего ты? Чего ты смотришь на меня так? Анекдот вспомнил, типа "врач сказал в морг, значит в морг"? Так, я не того анекдота герой".
"Куда, домой? Нету у меня дома... Не понимаешь?"
"Почему нету? Бомж? Ну, так не важно. Я-то помочь ничем не могу".
"Нет. Это хорошо, что ты в обморок не грохнулся. Я договориться с тобой хочу. Видишь ли, повезло мне. Я сам не понимаю, почему, но в голову мне выстрелили, а я упал. То есть, сделал вид, что упал. Иначе добавили бы. Понимаешь, я очень долгое время сидел в камере, и не мог понять: как это так?, неужели я умру?, в общем, не расскажешь тебе всего этого. Одно знай: я упал и не хочу, чтоб мне добавили. Не хочу, чтоб в меня стреляли второй раз. Сделай что-нибудь. Я ж по глазам твоим вижу, что ты добрый. Выручи!"
"Постой, постой! Ты говоришь, в камере сидел. Ты имеешь в виду, что тебя к расстрелу приговорили?"
"Ну наконец-то! Соображать начинаешь! Ты ж пойми, что я сам не понимаю, за что меня приговорили".
"Да это понятно. Я о другом думаю... Видишь ли, сейчас не... не существует смертной казни. Есть пожизненное заключение. То есть, даже если тебе в голову и взбрело (я уж не знаю, что там в голове у тебя происходит), если в голову и взбрело, что ты, как ты говоришь, в камере сидел, на расстрел тебя вели, то всё это однозначно нереально. Сейчас такого нет. Ты поверь!"
"Нет. Я знаю своё. Меня расстреливали. Я упал. Но я не умер. Я знаю, мозг очень загадочная штука и в нём есть такие области, которые можно задеть и... человек останется жив. Такое бывает. Ты ж видишь, на что похожа моя голова. Это не томатный сок. Это не то".
"Если ты хочешь знать, что я знаю, то тебя из колодца вытащили. Прострелянная голова. Бомж. Ну, то что ты бомж, это понятно. Но вот... что ты очнёшься, я... не ожидал. Честно".
"Да? Так и было?" - Он задумался.
"В общем, ты не боись. Всё уладится. Покажем тебя докторам. Может, правда башку не задело. То есть, не так задело, как ты думаешь".
"Ох, не хотелось бы!... Эх, бежать надо. Бежать тебе надо!" - Но это уже мысли. Помнил он, что его расстреливали. В морге, вот, очнулся.
  

Тринадцатый этаж

   Возвращается муж из командировки... Не любовник, а муж. И, пока кто-то ковыряется в замочной скважине, которой едва хватает времени разбудить любовника и швырнуть его голого на балкон, жена успевает тоже проснуться. Увидеть вошедшего в квартиру ворчащего мужа (кто-то в автобусе наступил ему на ногу, какая-то пьяная скотина, да ещё и оставил след кала), достающего из кармана сигареты и выходящего на балкон, мол, надо привести нервы в порядок. Но, только он вышел на балкон, как сигарета вылетела из его губок - кто-то схватил его за голову и чуть ли не прижал к полу, только и давая этому мужу возможности слышать шёпот: "убиваешь ты, да?! Скидываешь с балкона?!"
   Муж в ответ только хрипел; больше с перепугу, чем от невозможности шевелить языком сквозь сдавливающие шею щупальцы (наверняка какой-то инопланетянин сидел на этом балконе).
   Жена, когда увидела мужа, достающего сигаретку и выходящего на балкон, ещё толком как следует не проснулась, но... когда из-за залепленного ночью окна до неё донеслись очень странные звуки, как будто кто-то её Серёгу (мужа) повалил на пол и пытался... Грызть? В общем, у жены случилась амнезия - частичная потеря памяти - и она забыла, что у неё был любовник (зато любовник всё очень хорошо помнил). Поэтому она, перепуганная до чёртиков происходящими событиями (часто, когда её муж уезжал в командировки, она просыпалась среди ночи, подскакивая к окну и убеждаясь, что никто не карабкается к ней на балкон; в одной руке у неё был мобильник, в другой дамский пистолетишко), запутывалась в надеваемом халате и открываемом дверном замке. Но кое-как ей удавалось выскакивать в коридор и попадаться на глаза какому-то молодому человеку, что спускался по лестнице, ввиду вечно неработающих лифтов. Человек этот видел перепуганную женщину. Больше всего внимание его привлёк халат, который она надела задом наперёд, так что вся задняя часть этой женщины была оголена.
   - Между прочим, это я его сейчас там уговариваю, - подал голос спускающийся юноша. Вообще, он возвращался от своего парня, которого уговаривал-уговаривал, но так и не уговорил. До четырёх ночи протрепались впустую и выставили-таки этого юношу за дверь.
   - Что? - нервно дёрнулась голова женщины и увидела этого...
   - Уговариваю, чтоб он не глумился над любовью; не убивал её и не сбрасывал с балкона. С ним теперь нужно только так. Он по-другому не понимает.
   - Вы о ком? - доносились из женщины вопросы сами собой.
   - О рыбе. Он не человек, а чудовище. Ваш муж, - постепенно менялся тон парня; становился каким-то умоляющим. - Идите, лучше, наверх, - указывал он пальцем в ту сторону, откуда спускался. - Он не догадается, что вы пошли на крышу, и побежит вниз, на улицу; будет вас искать. А Вы... - Но он не договорил, потому что странные звуки с балкона переместились в квартиру. Парень, быстро побежав, тут же споткнулся, покатился лицом по лестнице, в то же время стараясь поскорее встать на ноги и дать дёру. Жена - не по наставлениям этого юноши, а автоматически - пятилась наверх, как... Дверь, открывающаяся внутрь, вылетела и, следом за ней вылетели два трупа: голый любовник и её Серёга. Выглядели они ужасно... Если говорить проще, то было такое впечатление, будто из них удалили всю кровь. Стёрли напрочь. И теперь жена не знала, идти ли ей на крышу (замок кто-то не закрыл как следует, а он из цветного металла - спёрли, поэтому люк на крышу второй день подряд закрыт не был, так что можно было успеть добежать и сброситься, прямо с двенадцатого (13-го) этажа). А то по её квартире плавал сгусток тёмнокрасной жидкости (скорее всего, крови этих двух). Всё происходило почти точь-в-точь, как в её сне, который пару минут назад прервал вошедший муж (вернувшийся из командировки). А ей снилось море (частенько снилось, в разных своих проявлениях), которое зашевелилось и начало подниматься. Некоторые его части образовывали собой такие вот сгустки, и проплывали над многими городами по воздуху, словно НЛО. А когда жена проснулась, то ей показалось, что муж ворчит по поводу какого-то спящего инопланетянина. Огромного, самого гигантского на земле спящего инопланетянина.
  

ТОРТ И СЛАДКОЕЖКА

   Жил да был один не в меру гостеприимный человек. Гостеприимен он был в том плане, что с гостями ему всю жизнь не везло: кроме мух, тараканов, грызунов разных и всякой подобной живности, в гости к нему никто больше не наведывался. Но в жизни у каждого человека хоть раз да наступает время "звёздного часа". Так случилось и с этим человеком: неожиданно нагрянула к нему куча гостей; нагрянула настолько неожиданно, что человек этот даже подготовиться как следует к приёму не успел - не успел даже на стол накрыть - и потому всё делал на скорую руку. Купил он в ближайшем киоске большой торт и подал его гостям, если не обращать внимания на остальные компоненты большого праздничного стола, а принять во внимание только торт... Поскольку среди гостей находился такой человек, который - если б ему дали много воли - с радостью поделил трапезу между всеми собравшимися таким образом: "Мне - вот этот вот "маленький" тортик, вам - всё остальное". Этот человек, хоть давно уже и не был ребёнком, но с удовольствием противоположному полу предпочёл бы на кондитерской фабрике провести завтрак переходящий в ужин.
   Но вот хозяин вынес торт. Торт был огромен и накрыт фабричной, упаковочной картонной крышкой; и чтоб взять нож и порезать торт на нужное колличество долек, оставалось только поднять эту крышку (всё равно, что поднять крышку гроба и продемонстрировать всем великолепие какого-нибудь "фараона", когда-то погибшего в перестрелке и сохранившегося до наших дней)... И хозяин, конечно же, поднял эту злосчастную крышку...
   Половину гостей как ветром сдуло; оставшаяся же половина торт этот есть почему-то перехотела, даже несмотря на то, что тараканы, облюбовавшие его весь, смотрелись на фоне этой кулинарной громадины весьма неплохо. Но, всё равно, есть его никто не стал... кроме главного сладкоежки...
   - Извините, конечно, меня, друзья, - объяснил он собравшимся, прежде чем приступил к торту, - что придётся немного подпортить вам аппетит, но я просто кошмарно голоден, да и к сладкому более чем неравнодушен, так что куча тараканов для меня не преграда. Могу есть их как арбузные семечки - не выплёвывая.
   Но, видимо, он пошутил, и тараканов не ел, а, разогнав их всех с торта, погрузил в крем ложку поглубже и... все увидели, как ложка сладкоежки задела хвост дохлой крысы... Но и тут сластёна не растерялся, вытащив бездыханное тельце грызуна из торта и швырнув в мусорное ведро, что стояло на столе (поставленное нерадивым хозяином). И только собрался поднести ложку ко рту, как его одёрнули:
   - Ты что, совсем с ума сошёл?! - Это были сразу несколько человек.
   - А что такое? - не понял он.
   - Ты посмотри, что внутри торта, - объяснили ему. - Эта крыса, которая издохла в этом торте, нагадила там перед этим!
   - Ну и что, - пожал он плечами. - Крысиное дерьмо, это всё равно что варёный лук в шоколадном желе - можно и откинуть. - И поднёс ложку ко рту.
   - А, кстати, крысы и тараканы, они ведь неразумные существа, - решила вдруг поддержать тему какая-то пожилая женщина, что как и многие не притронулась ни к одному из яств. - Что они видят из своих крысятников и тараканников? - Не спрашивала она, а просто говорила. - Видят они, как людям от них противно?
   - Ровно столько же, - произнёс сидящий неподалёку мужчина, - сколько видят и люди, насколько этим насекомым - вообще животному миру - противно от этих людей.
   - Вообще, человека можно сравнить с кем угодно, не только с насекомыми и животными, - заговорила ещё одна женщина, пока сладкоежка пережёвывал кусок торта и приготовился подносить ко рту следующий. - А всё почему? А потому что в природе - во всей вселенной - всё взаимосвязано. И можно даже сказать, что вселенная таким образом является частью человека.
   - Всё правильно, - прервал её речь следующий любитель поболтать ни о чём. - Человек является частью Бога, а Бог - частью человека, если вселенная, это один организм и всё в нём сопряжено клетками.
   Сладкоежка в это время проглотил второй кусок торта, третий... В отличае от остальных, он не любил болтать; он любил есть.
   - Вот именно, - заговорил следующий. - Но не нам всё это обсуждать. Мы ведь как эти вот насекомые - любители поесть торты и всё что содержит каллории - погружаемся в свои маленькие мирки и пытаемся вокруг что-то увидеть. А что может увидеть муравей, выползший из своего муравейника, взобравшийся на верхушку какого-нибудь высокого пенька и увидевший, что мир-то совсем не такой, каким он его себе представлял. Так что нечего лезть выше своего муравейника, пока на пенёк не сел какой-нибудь уставший дедушка и не раздавил тебя своей задницей... - Прервал его сладкоежка, схватившийся за своё горло, захрипевший, посиневший (почерневший) и рухнувший со стула на пол. И глаза его выкатились из глазниц через несколько считанных секунд.
   Скорая и милиция приехали через несколько минут.
  
   Человек стоит у окна и курит
   Человек стоит у окна и курит не в затяжку. Окружающие люди делают ему замечания, но он отвернулся от них всех и один раз даже громко пукнул, когда очень назойливая тётенька своим противным голоском читала ему нотации, мол, как это так: в трамвае - ехать со всеми вместе в трамвае - и курить, будто ты паровоз! Но когда она услышала, как он испортил воздух, то тут же отскочила, как будто он расстегнул ширинку и начал... (пии...), но трамвай всё покачивал и потому брызги от стены его отлетали и звонкоголосой дамочке пришлось отскочить, как от змеи (будто струя вдруг превратилась в змею, разинувшую пасть).
   -- Фу, скотина какой!-- скривилась отскочившая и пихнувшая кого-то дамочка (трамвай был наполнен стоячими пассажирами); скривилась она от звука, которым этот "куритель" отогнал её.
   -- Слышь, мужик, -- обратился к курящему юноша, обнимаемый девочкой, -- а чё ты не в затяжку-то куришь?!
   Но мужик промолчал. Наверное, он не такой как все (все табачный дым в себя вдыхают, а он лёгкие бережёт). Но, надо понимать, парень не любил, когда на его вопросы отвечают молчанием, как будто он человек-невидимка или вокруг него сплошные миражи и "сны моря" (все люди только кажутся людьми, а пощупай хоть одного, и рука просочится как сквозь очень густой табачный дым, изображающий человеческую голову - выдохнул этот дым какой-то фокусник и все увидели "голову призрака") и парень обратился к курящему ещё раз:
   -- Эй, мужик! Угости людей сигареткой!
   Мужик - опять - ноль внимания.
   -- Мальчик! -- позвала мужика уже девушка этого парня (она его близкая подруга и знает, что ромэо её не любит, когда ему в ответ молчат; знает, что это сводит его с ума). -- Дай сигаретку!... Дай мне сигаретку!... Эй, алё! Я хочу своей вагиной покурить, -- сказала она апатичному мужику в самое ухо.
   -- Да он инопланетянин! -- осенило вдруг парня. -- Не обращай на него внимания, Танюха.
   -- Танюха - без нюха, -- вдруг проговорил этот человек, не прошло и минуты, как молодёжь решила оставить его в покое.
   -- Долго думал? -- отреагировал на его "двустишье" парень. Они с Танюхой стояли с ним рядом и могли, как отвернуться от этого странного типа, так и повернуться к нему, в любое время.
   -- Пока я ем, я глуп и нем, -- ответил ему человек.
   -- А что ты ешь? Сопли, что ли?
   -- Да отстань от человека, -- поняла уже и девушка, что ведут они себя крайне безумно.
   -- Вы родились, потому что так надо! -- прокричал вслед этим двум "курящий", когда они направлялись в противоположный конец трамвая и не под каким предлогом возвращаться к этому чудаку не собирались (они поняли, что они уроды, а он - нет). -- Вы только делаете вид, что любите, но вы не любите. И ваши родители никогда никого не любили. И так КАЖДЫЙ!
   -- А Вам не мешало бы свои нервы держать при себе, -- заметила этому человеку та женщина, которая не так давно отчитывала его. Сейчас же она поняла, что этот человек что-то собой значит, а не просто дешёвый пижон, который решил выпендриться и закурил в трамвае.
  

Вторая глава.

   Разные странные случаи бывают. Помню: заскакиваю в трамвай, битком весь набитый, кое-как проскальзываю к сиденьям, чтоб, когда кто-нибудь встанет с места, я тут же прыгнул, а нудной докучливой бабусе буду отвечать "хрен я тебе уступлю это сраное место! Самому неудобно сидеть". Но какой-то пидор дёргает меня за рукав. Я хотел ему в челюсть боковой засадить, но козёл этот меня нахрен ошарашил своим вопросом: "Спичек не будет?" Я говорю: "Облизни яичек!" Тогда чмо это лезет в карман, достаёт пачку сигарет, одну целку суёт в губы и чиркает зажигалкой, поворачиваясь ко мне спиной! За окнами трамвая шпарит дождь - окна все нахрен закрыты; пока я протолкнулся к этому педриле, морось (противная морось!) превратилась в ливень: люди аж ошалели - забегали по дымящимся-испаряющимся тротуарам как тараканы на сковородке, - головы прикрывая всякими книжками, листочками, пакетиками, а одна баба аж чуть юбку не задрала, чтоб резко спрятаться от одуревшего ливня, который хлынул, как будто потная испаряющаяся чува залезла под холодный душ после своих сумасбродных аэробик-тренеровок и кроссов.
   - Уберите сигарету! - закудахтала уже на долбоёба тётка какая-то. - Затушите её!
   Но тот не обращал внимание на шквал голосов (чем-то они напомнили мне ливень, лупивший по стёклам и по крыше трамвая, будто он был неким барабаном). Он не для того закурил, чтобы потом всё сразу же тушить. Он отвернулся от всех и смолил, выдувая клубы дыма в стекло, как будто стекла не было. Все только голосили, но никто ничего не делал ему. Конечно, выглядел он дико в переполненном трамвае, в котором ездят только сплошные фраера.
   Но недолго все возмущались этим необычным поведением "курильщика", потому как на следующей остановке трамвайчик не остановился и внимание людское переключилось на цепочку голосов, ведущую к полуоткрытой дверце вагоновожатого. Моё внимание влилось в эту цепочку вместе со всеми, поскольку из той полуоткрытой дверцы катил дымочек, как будто у машинистки этой "мини-электрички" тлели волосы её вонючего парика. Но - это не так: видно было, что тётенька тоже смолит.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ КАРЛСОНА

-А где воронка-то?

-Да вон она...

х/ф Ночной Дозор

  
   Родителям Малыша так и не довелось лицезреть это удивительное летающее существо, именуемое Карлсон... Но Малыш так и оставался Малышом, даже несмотря на то, что прошло с тех пор уже 12 с половиной лет...
   Карлсон так не возвращался.
   - Что это вообще за Карлсон! - удивился вдруг Папа, так, словно перед этим кто-то кое-что проговорил ему.
   - Чего это ты? - отреагировала на его неожиданное поведение Мама.
   - Да это я Малыша нашего вспомнил, - ответил он, несколько изменив тон.
   - Да, что-то давно мы его не навещали, - произнесла Мама.
   - Ага, - согласился он, - давненько, уже вторая неделя пошла!.. Надо бы?..
   - Я готова, - сказала она, словно готовилась перед этим долго и тщательно. Папе оставалось только накинуть тулуп и прыгнуть в валенки.
  
   Может быть, потому они навещали своего малыша чаще положенного, что глубоко сожалели о том, что 12 с половиной лет назад так и не успели увидеть этого Карлсона, который прилетает только к детям (Фрэкен Бок на некоторое время тоже оказалась в положение детства).
   - Почему наш Малыш так верил в этого Карлсона? - как бы сам с собой размышлял Папа по дороге.
   - Потому что для него он существует в действительности, - проговорила мама как бы ни кстати.
   - Да,- сказал Папа, - он летал к тем, кто в него верил. Почему он к нам и не прилетал.
   "Но он прилетит, - чуть не вырвалось вслух у Мамы. - Я знаю".
   - Кто только к этим детям не прилетает! - заговорила Мама. - Ко мне, например, прилетал Бабай.
   - Серьёзно, что ли?!
   - Честно! - говорила она правду. - Но он ко мне почему-то только по ночам прилетал.
   - А кто к тебе ещё прилетал?
   - Особенно - никто.
   - А не особенно? - он был серьёзен.
   - Только Он, - проговорила она в таком тоне, словно и сама не обрадовалась, о чём вдруг решила заговорить.
  
   Наконец-то на горизонте показалось сумрачное здание. Оно чем-то напоминало собой морг, хотя самим моргом ни в коей мере не являлось. А жаль. Ведь родители Малыша на вопросы бывших друзей своего сынульки всегда отвечали односложно: "Умер Малыш, похоронили мы его..." Над этим причудливым зданием, словно небольшой кусок полночи, на некоторое время образовалась гигантская туча ворон. Они словно предвещали что-то. ЧТО-ТО неприятное.
   (ЧТО-ТО сумрачное и жутковатое)
   И, если б Мама или Папа заметили бы этот намёк... невозможно надеяться, что Малыш увидел бы их ещё хоть раз... Дело в том, что птицы эти сотворили собой фигуру того самого фантастического существа, которым иногда пытаются пугать детей. Над психиатрической больницей взлетел гигантский БУКА... и, зловеще ухмыльнувшись, растворился.
  
   - Почему вас так долго не было?! - несколько беспокойнее положенного произнесла Маме с Папой старшая сестра, стоило им только переступить порог этого дурдома.
   - А что случилось? - отреагировал Папа.
   - Да уж слава Богу, что пока ещё ничего! - ответила ему медсестра. - Пока. И дай Бог, чтоб так продолжалось и впредь!
   - А что может случиться? - спросила Мама.
   - Будьте с ним поаккуратнее, - с каким-то чрезвычайным хладнокровием сказала эта медсестра, игнорировав Мамин вопрос. И тут же двинулась от них по своим делам, как от прокажённых.
   - Странно, - резюмировал Папа.
   - Может, не пойдём? - немного неуверенно проговорила Мама. - Что-то не нравится мне всё это...
   - Зайдём хоть для приличия, а то что о нас люди подумают. Если что не так - сразу выскочим. Надо было не идти сразу! Неудобно же...
   - Ладно, уговорил, - согласилась с ним она через большое "НЕ ХОЧУ", - пошли, так уж и быть.
   И они двинулись в сторону своего Малыша...
  
   - Папа! Мама! - завизжал Малыш,- Карлсон вернулся!!! - Это был не душераздирающий визг. Это был визг безумно счастливого ребёнка.
   - Ну и молодец, что вернулся! - сказал на это Папа, как-то без особого энтузиазма - Карлсон каждый день возвращался, но ни Мама ни Папа так и не удостоились чести лицезреть этого Карлсона.
   - А где же он, твой Карлсон? - говорила каждый день Мама.
   - Он улетел, - грустно отвечал Малыш. - Но Он обещал вернуться.
   - Ну обещал - так обещал! - пожал плечами Папа...
   - ...и отомстить...- вырвалось вдруг у Малыша.
   - Что сделать? - не понял Папа.
   - Отомстить, - заговорил Малыш не своим голосом. Это был голос не восьмилетнего мальчика... Это был бас 20-летнего сумасшедшего (и оттого зловещего) типа. - Потому что Ему остопиздело уже всё это! В душе Он никогда не любил родителей! Вас - старых и тупых тварей, которым уже никогда не дано поверить в Карлсона! Вы ведь только придуриваться умеете - изображать из себя этаких Личностей Богатого Воображения. Но Карлсон скоро начнёт переделывать детские мозги; он докажет МУДРОСТЬ ребёнка - Самого Совершенного Человека. Дети теперь познают истину. А ваши заплесневелые мозги уже не переделать! Воображение ваше ушло вместе с детством. Так что уёбывайте-ка отсюда, пока не поздно! Пиздуйте по-хорошему! Дальше лучше не будет. Дальше лучше никогда не бывает. Это аксиома, она стара как старость - старее мира. Всё хорошее всегда уходило в старость, и уходить будет вовеки веков, кроме Карлсона и тех, кто в него верит. Покуда стареет человек...- говорил он как заклинание (вызывающее Самого Лучшего Друга)...
   - Да уберётесь вы отсюда или нет!!! - прогремел Малыш Маме с Папой, стоявшим с разинутыми от переизумления ртами...
   - Малыш! - донеслось вдруг откуда-то с улицы, - как я рад тебя видеть!
   И сквозь зарешёченное окно было видно приближающееся до ужаса жирное человекообразное гигантское существо. Оно парило по воздуху с лёгкостью табачного дыма Папиной трубки.
   - КАРЛСОН!!! - завизжал этот восьмилетний мальчик опять своим - детским - голоском.
   Существо влетело в палату, не обращая внимания на весьма прочную арматуру и бетонную стену.
   - Ну что, - заговорил Карлсон голосом Василия Ливанова, - варенье, конфеты, торты есть? Всё давай! Всё съем!.. Не веришь?..
   - Опять у меня ничего нет, - грустно проговорил Малыш.
   - Даже колбасы с хлебом?
   - Даже колбасы с хлебом. Но... Но у меня есть родители...
   - Эх, попадёшь к тебе, научишься есть всякую гадость! - пропел он так, словно всё ещё чувствовал себя в мультфильме "Карлсон вернулся". - Давай этих родителей.
   - Да вот же они!
  
   * * *
  
   - Пусть они будут детьми, - сказал как-то Малыш.
   Над психбольницей опять взмыла гигантская туча ворон. ЧТО-ТО другое они образовывали собой на этот раз.
   Что же они предвещали?
  
   1994 год
  

МОЛОДЕЮЩАЯ

   Как будто Алеантина развязала свой непрогараемый бюстгальтер, вырвала слева пробку, выронила сердце, в котором закалялась большая часть её души, и с такой же безразличной импульсивностью продолжала отсутствующе смотреть на волны моря, которые не приплывали по одной (по очереди) к берегу, принося выброшенные со дна букеты цветов или падающие с неба звёзды, а - наоборот - пытались что-нибудь утащить, небрежно лежащее на берегу, хоть и на берегах не очень-то много встретится податливых слабым волнам и лёгких на отбой вещей; единственное, что волны с лёгкостью могли растворить в отравленной химикатами воде, не унося вглубь от берега дальше чем на семь волн, это весёлые и жизнерадостные мысли Алеантины. Наверное, им казалось, что раз лицо девушки красивое, то думает она о прекрасном, и волны с лёгкостью принимали "горькие пилюли" за сладкие.
   - Ради Бога, простите меня очаровательная леди, что беспокою Вас, но...- очень неожиданно услышала Аля из-за спины голос какого-то молодого человека (ей безразлично было, приятный ли голос или неприятный... Да пусть хоть голос самого дьявола),- не могли бы Вы сказать мне, где я нахожусь?
   - Нигде,- безразлично ответила она, даже не поворачиваясь.
   - А как планета называется?... Вы, конечно, не подумайте, что я того... Просто, я... Ну, в общем это долго рассказывать... объяснять...
   - А я и не собираюсь ничего слушать,- сказала она, словно разговаривала сама с собой.
   - Что-то люди какие-то в вашем городе странные,- забормотал он, видимо тоже пожелав отразить её "раздвоение",- да и вообще, всё... какое-то... как с Луны упало...
   - А что тебя, собственно говоря, удивляет?- на этот раз повернулась к нему девушка (парень как парень - человек как человек - ничего необычного, на инопланетянина не похож, заблудившегося среди мириады галлактик). - Ты ни чё, что я с тобой на ты?
   - Да ни чё,- пожал он плечами.- Что удивляет, говоришь? Да всё. ВСЁ подряд! Все какие-то больные...
   - А ты сам-то здоровый?
   - Ты послушай, что со мной было! Я... Ну, в общем, такое ощущение, будто проснулся: долго спал и проснулся... Хотя я чёрт его знаю, сколько я спал... В общем, попал в какой-то другой мир! Вокруг всё изменилось... Я чувствую, что много времени прошло... Город-то тот же, всё то же, но... Видно, что года значительно шагнули вперёд... Но только ты не подумай, что я, это,... из психушки какой...
   - Да чё ты заладил! С психушкой со своей!...- Но она вдруг остепенилась, решив, что сильно нервозно выглядит со стороны, а это, хоть и всё равно, но не гоже. И Алеантина решила немного остыть (остывать она умела - единственная из приятных черт, сугубо отличающая её от всего человечества).- Ты скажи лучше, где ты так долго спал?
   - Не скажу,- ответил он, перед этим подумав над ответом.- Секрет. А...
   - А в каком году ты заснул?... Или - в каком веку?
   - В самом конце двадцатого. Века, в смысле.
   - Вон оно чё... Ну и как там было?
   - А какой сейчас век?
   - Секрет. Ты на вопрос не ответил.
   - Да почти как сейчас. Я, только, по-своему ко всему относился. В смысле, смотрел на окружающие меня вещи со своей личной точки зрения.
   - Ну и что ж это за точка такая?- Видимо, ей очень интересно было разговаривать с этим явно странным пареньком, если она не пыталась сделать вид интереса (она по себе знала, что, когда она делала какой-нибудь вид, что ей весело, когда грустно или ещё нечто подобное, то... в общем, она была врождённой артисткой и быстро вживалась в образ).
   - Ну понимаешь,- тут же начал объяснять он,- я смотрел на людей, как на детей; всё мне казалось маленьким и незначительным, как тамагочи, и как эмоционально они воспринимали любое никчемушное явление, которое по сути-то и выеденного яйца не стоит... Одним словом, взрослые дети. А сейчас...
   - Да!- воодушевилась она,- изменилось ли что-нибудь сейчас?... Просто, тогда ты один это понимал, а сейчас это понимают все. И... до поры до времени старались изменить так полюбившуюся в народе традицию, именуемую "молодость души"; то есть, они больше предпочитали бы молодость накапливать или сохранять - как у кого получится - в теле, а в душе накапливать... не старость - не состояние мудрого старика - а взрослость. Вот так вот, проснувшийся!
   - Ты говоришь, до поры до времени?- говорил тот.- А что это за поры такие со временем были?
   - Люди начали замечать,- отвечала Алеантина, как будто ей так не терпелось всё рассказать... в смысле, как будто она поверила, что этот молодой человек действительно проспал несколько веков подряд,- что планета наша... молодеет.
   - Молодеет?- переспросил он, о очень многом успев задуматься в течение всего одной секунды, если не того меньше.
   - Учёные установили. Им сначала показалось, что она - наоборот - стареет, да слишком-таки быстрее чем положено, а затем... они пришли в ужас. Представляешь себе?
   - Стараюсь. А как она молодеет?- спросил он и тут же почувствовал себя тупицей.
   - Как собака. С такой же скоростью. Видишь ли, папик мой профессор, лаборатории по исследованиям планеты (раньше изучали все космотела, что нас окружают, только Землю одну не трогали, а теперь отдали ей всё своё внимание), лаборатории находятся неподалёку. И информация о неожиданном увеличение скорости пришла очень и очень недавно. До этого планета молодела с обычной своей скоростью. А теперь... представь себе, она уменьшается не по дням, а по часам.
   - А тебе отец всё сообщает? Все новости?
   - Ни хрена он мне не сообщает. Просто этой ночью мне приснился вещий и кошмарный сон. Потому-то я и такая равнодушная ко всему сегодня.
   - А как часто тебе снятся вещие сны?- Как и в предыдущем вопросе, в этом не прозвучало даже запаха на иронию, но Алеантина отреагировала:
   - Если будешь издеваться, то вообще разговаривать не буду! Чё я с тобой разговариваю?!
   - Извини, виноват, может быть.
   - Я тебе вполне серьёзные вещи говорю! А он думает, что я издеваюсь над ним!
  
   С тех пор больше ни она ни он не издевались друг над другом, а вполне спокойно и даже как-то дружелюбно общались: ей было интересно поделиться множеством новостей с отсталым человеком, так как сама она в жизни считала себя отсталой, была несколько одинокой, а для него составляло большой интерес докучать её разного рода внушениями, что всё это, что с её точки зрения происходит, предрассудки и т.д. и т.п. Так они мило и прообщались пару часов подряд. И вот чем закончилось их общение:
   - А ты смотри-ка,- вдруг, очень неожиданно, прервался он на полуслове какого-то анекдота,- скала-то та, пока мы разговариваем с тобой, в камешек превратилась!
   - Это я его незаметно поменял,- неожиданно раздался рядом с Алей незнакомый мужской голос.- Я как фокусник.
   - Папа?- удивлённо вскинула она брови, заметив присутствие своего отца раньше собеседника.
   - Мне тоже приснился твой сон,- говорил ей папа,- один и тот же. Но сон дурацкий!- внушительно проговорил он ей.- Попрощайся с молодым человеком и пойдём домой!
   - Ну пойдём, так и быть,- быстро снизошла она, не прощаясь, словно никакого молодого человека и не было.
   А молодого человека и так не было. Он ведь призрак и постепенно растворился в воздухе, когда решил очень внимательно понаблюдать за одним из обломков скал, чтоб его опять никто периодически не менял на меньшие по размеру, чтоб наглядно убедиться в том, что Земля действительно молодеет со скоростью какой-нибудь фантастической собаки. Вот он и уменьшился с ещё более фантастичной скоростью.
   А Алеантина так и продолжала сидеть на берегу моря, воображать, как из себя может выглядеть всё дно всех океанов; не увеличивается ли оно, раз волны к берегу не приплывают, а уплывают, в неведомую даль маня, где наверняка водятся подводные поклонники бездн, наверняка сожравшие всё дно, как безумные звёзды и ежи, думающие, что всё окружают бесконечные облака, весь космос, ВСЁ в туманных заоблачных глазах, как будто Алеантина развязала свой непрогараемый бюстгальтер, вырвала слева пробку, выронила сердце, в котором закалялась большая часть её души, и с такой же безразличной импульсивностью продолжала отсутствующе смотреть на... эфемерные волны гравитационного поля, которые не приплывали по одной (по очереди) к берегу, принося выброшенные со дна букеты цветов или падающие с неба звёзды, а - наоборот - пытались что-нибудь утащить, небрежно лежащее на берегу, хоть и на берегах не очень-то много встретится податливых слабым волнам и лёгких на отбой вещей; единственное, что волны с лёгкостью могли растворить в отравленной химикатами воде, не унося вглубь от берега дальше чем на семь волн, это весёлые и жизнерадостные мысли Алеантины. Наверное, им казалось, что раз лицо девушки красивое, то думает она о прекрасном, и волны с лёгкостью принимали "горькие пилюли" за сладкие.
  

О ЗМЕЕ

1

   - Стой, девочка! - выбил словно плетью у Марго телефон чей-то незнакомый голос. Ей даже показалось, что его руки, словно щупальцы осьминога... Вернее, пальцы.
   Марго повернулась, чтобы смерить его взглядом, потому что этот упырь хлестнул по её мобильнику с такой силой, что на панельном полу лестничной клетки валялись теперь только одни осколки.
   - Ты же не дура. Ты же понимаешь, как некрасиво отбивать парней у своих подруг, - посмотрел на пластмассовые осколки и он тоже. Убой! Это был тот любовник, под кем сейчас стонала её лучшая подруга. Ну, ведь не двойник же он?! Если так, то Марго впервые встретилась с подобной аномалией: клонирование мерзавцев.
   - Пусти, урод! Возле подъезда стоит машина.
   - Какая машина? Ты мне зубёнки-то не заговаривай!
   - Я знала, что будет облава, поэтому добазарилась со своими пацанами: если через пять минут я не выйду из подъезда, они...
   - А вообще, зря ты так плохо о нас думаешь! Мы не уроды. - Хотел он перейти на спокойный диалог с этой гламурной, но бешеной девицей (просто, чтобы она прекратила дёргаться). Как-то объяснить, что если человек не родился женщиной (не стал к примеру русалкой), то это не значит, что он полностью плохой. Но она забивала его и не давала промямлить ни звука.
   - А кто вы?! Как раз уроды! Про вас ментам надо настучать, твари вонючие!
   - Да успокойся ты!
   - НЕ УСПОКАИВАЙ! Вы поднялись из морских глубин! Вы, гнусы!
   - Кто мы?!
   - СПРУТЫ.
   - Это неправда! - полез он "щупальцами" к её шее.
   - Рот мне не затыкай! - оттолкнула она его выкриком.
   - Что ты хочешь? Любое желание!
   - Ты думаешь, я не видела его?! - продолжала Марго тараторить своё. - У него же из-под одеяла шевелились щупальца!
   - Это не то, о чём ты подумала!
   - Ты что, хочешь сказать, у меня галлюцинации?!
   - Ну, наконец-то до тебя начинает хоть что-то доходить!
   - А ну-ка пусти меня, ты, недоносок! - продолжала она неустанно вырываться из силков этого "крикуна".
   - Я тебе серьёзно говорю! Тебе реально показалось!
   - Чё мне показалось? Чё ты, вообще, гонишь?!
   - Он не спрут.
   - А кто он?
   - Он змей.
   - КТО? - искривилась она от смеха. Она ожидала услышать что угодно, только не такое.
   По крайней мере, это её успокоило. Потому что это была глупость. Может быть, полная глупость, но, во всяком случае, глупость - это великая сила, когда люди собрались подраться.
   Недавно, прямо на её глазах, дети выкапывали мёртвого осьминога. Это своего рода игра в песочнице! Просто они сейчас "так" играют. Она убежала в страхе, чтобы не видеть всё это! А что, если вдруг зашевелится клешня и задавит ребёнка?!
  

2

   Марго сидела на диком пляже. Она впервые пошла одна на пляж. Вернее, она сама не помнит, как там очутилась. Словно перед тем, как ступить ногами на песчаный берег, к ней подошёл главный герой фильма "Люди в чёрном" и стёр у неё память. А заодно и всех отдыхающих, потому что это был вполне нормальный пляж, отделанный по европейскому стандарту, словно офис парня, у которого врождённое цифровое мышление. Но на пляже совершенно никого не было! Поэтому она шла по песку и не обращала внимание на следы, видимо оставленные агрессивным осьминогом. Всем её вниманием завладел вопрос: "где все? Почему никого нет? Что здесь происходит?" Но, в конце концов, она пришла на пляж и, по-видимому, должна отдыхать. Другое дело, что она не помнит, как сюда попала и почему одна пришла. Поэтому вопросы её суетливы, как у человека, беспокоящегося, почему задерживается электропоезд (он пришёл сюда, на перрон и, как назло, диспетчер объявляет о задержке рейса: почему именно мне постоянно не улыбается удача).
   Она достала вещи из сумки, расстелила как положено. Просто, солнце сегодня было... удушающим! - Такое слово ей пришло в голову, когда она на секунду представила, каково сейчас в городе: жара, зной... Пекло, одним словом! "Испепеляющая духота".
   - Отстой, - решила она продолжить фантазировать, уже вслух, - геенна огненная, черти на сковородках... Не, не так: "тараканы на сковородках" правильно, а то я уже...
   Но прервало её не осознание собственного безумия (докатилась - уже сама с собой разговаривает; наверняка солнечный удар), а сгусток воды, поднявшийся над поверхностью где-то в километре от загорающей девушки. Поскольку расстояние между двумя визави было неблизкое, сгусток приобрёл форму облака и плыл... Только плыл чуть быстрее и находился значительно ниже обычных облаков. Когда это "чудовище" проползало ровно над головой Марго, она сидела обречённая, как будто явилась очевидцем гигантской волны, модно названной японцами. Не просто обречённая, а ей даже казалось, что она слышит голоса. Ведь это явное НЛО! Оно всосало в себя всех отдыхающих, поэтому, кроме "призрачных голосов", загорающей девушке также кажется, что она видит барахтающиеся тела. Либо они сами барахтаются, либо их там носит по всему гигантскому пространству, как миксером. Позже она поймёт, в чём здесь дело: ненормально гигантский спрут находится внутри, шевелит щупальцами, поэтому люди ударяются и отлетают... Поскольку внутри этого "сгустка волны" происходит что-то ужасное и не поддающееся никакой здравой (научной) логике, тела загорающих носятся с такой скоростью, которая даже превышает все "тормоза" воздушного пространства! Марго понимала воздух, как "жидкую воду" (то есть, на примере человеческого туловища: оно умирает - высыхает вода и оставляет после себя одну душу, то бишь воздух), поэтому, когда несёшься с такой скоростью и какая-то часть твоего тела попадает в воздушную яму, её просто-напросто отрывает. Но, если "мурашей" кидало по "фантасмагорической субстанции" и они носились с такой скоростью, то там (я не знаю) обыкновенный сгусток космоса! Ведь космос же не изучен? Наверняка, где-то далеко-далеко в нём есть такие места, являющиеся полной противоположностью "морской воде". И тело в них не плавает, словно космонавт паясничает перед оператором, снимающим на цифровую видеокамеру и передающим изображение на мониторы, включающие прямую трансляцию на общественное телевидение.
   - Тело в них носится, как угорелое, - опять проговорила вслух Марго. Она уже не стеснялась собственного голоса, потому что была уверена: с ней случился солнечный удар, раз она такое видит.
   Она хотела сказать совсем другое, но поторопилась: "Почему, глядя на метеоритный дождь, мало у кого сбываются желания? То же самое, что посмотреть на "медленно ползущие звёздочки"! Это спутнички, их сейчас развелось довольно много. Все знают, что это спутники, поэтому никто не загадывает желание! Но ведь на "летучих" (проносящихся с ненормальной скоростью людей, которых кидает по этой гигантской массе) не написано, что они звёзды, а не летающие тарелки! Так какого рожна желания должны исполняться? Как-то нелогично!" То есть, размышления Марго аргументируют, что также и с такой же "угорелой" скоростью может прилететь откуда-то издалека подобная "субстанция".
   - Если обезьяна копирует человека, - уже вовсю говорила Марго, - как дельфины подстраиваются под наш интеллект, а свиньи "подделывают" наши органы, которые учёные используют для трансплантации... А луна не является спутником, а наверняка тоже старается "подражать" нашей планете... Значит, если человек произошёл от обезьяны, то разговаривать он научился у попугая! По такому принципу "летающие тарелки" имитируют падающие звёзды, мешающие исполняться нашим желаниям и делающие людей какими-то "закомплексованными неудачниками".
   Она не могла налаживать отношения с людьми, потому что чувствовала себя бесноватой и озлобленной на мужчин. Она думала, что люди её боятся, как маньячку, которая среди ночи впадает в состояние лунатизма, берёт в пальцы лезвие для бритья... "То есть, если у девушки не бывает эпилептических припадков, - думала Марго, - то наверняка она лунатичка". Она склонна была считать, что эпилепсию можно излечить только одним способом - сделаться сомнамбулой. Или меркантильная проститутка, у которой совсем повело "крышу" на деньгах, может исцелиться, если впадёт в детство и начнёт играть в куколки. Начнёт обижаться по всяким пустякам, громко и протяжно плача во весь голос.
  

3

   Буквально на днях лучшая подруга Марго узнала очень странную весть. Поэтому судьба и свела её с тем парнем, чей брат-близнец совершенно случайно проходил мимо. Сейчас её лучшая подруга и его брат, с которым их разлучили в младенческом возрасте, чтобы не пугать мать-одиночку, занимались любовью как озабоченные.
   Подруга Марго прознала, что раньше миром правили осьминоги. Когда-то давно с неба упал метеор, попал в океан и там, на дне, началось переселение, жидкость из расколотого метеора проникала в спрутов, те становились богами, ставили перед собой задачу завоевать человечество. Только потому, что у людей не было веры. Либо была, но расколотая на маленькие кусочки, как тот метеор. Люди должны были превращаться в осьминогов и уходить в океан. Многие должны были сдирать с других кожу, чтобы прикрываться, закрывать рыбьи морды. И только один спаситель выискался! Он за каких-то пару месяцев настрочил Библию и сказал всем, что они должны верить в единого бога. И люди начали так жить, будто бы вера существовала давно, потому что в Библии так написано: одним разом ветхий и новый заветы. Поэтому "бог-осьминог" со временем понял, что ему тут не место (оказывается, люди давно верили в бога) и постепенно оставил людей в покое, ушёл в океан.
   - Потому что этот процесс эволюции в корне неправилен, - стучала её лучшая подруга по голове своему новому бойфренду, который был в корне с ней не согласен. - Люди не должны... Слышишь ты меня?.. Не должны уходить на дно морское! Наоборот, сначала появляются рыбы, а потом птицы.
   Но парень обещал ей, что сумеет переубедить. Но только при одном условии: они во что бы то ни стало должны перепихнуться. И тогда она всё поймёт. Пусть, не сразу, но с годами. Сначала Марго была поражена тем, как быстро подруга согласилась. И только потом она заметила (случайно заметила, дверь была незакрыта), что из-под одеяла со всех сторон выглядывают хвостики, явно напоминающие щупальцы. Она знала, что если в человеке спрятано чудовище, то оно откроется сразу, как высосет всю воду из организма своей жертвы. Как паук высасывает муху (он тоже: ничего лишнего не трогает, только пьёт одну воду), поэтому одновременно с осьминогом, любовник её лучшей подруги также напоминает и "паучьи лапки".
  

4

   - Ну, хорошо, допустим, он змей, - сделала она вид, что успокоилась. - Но почему я должна тебе верить? Может, объяснишь?
   - Просто я не могу понять, как ты пролезла в мозг своей подруги. Ведь она тебе ничего не говорила? Не говорила.
   - Просто я за неё очень волнуюсь.
   - Ну, да.
   - А ты почему молчишь?! Ведь ты же его брат-близнец. Либо не молчи, либо пропусти меня.
   Парень был просто ошарашен тем, что она выкрикнула! Выходит, он не один в этом мире? Выходит, у него есть брат?! Но сейчас нет времени радоваться. Сейчас он должен утихомирить эту нервную бабу.
   - Ну, хорошо, ты не веришь в то, что я говорю. Для тебя все незнакомцы лжецы. Но хотя бы в реальность поверить ты можешь?! В то, что я совершенно не знал, что у меня есть родной брат. В то, что я случайно проходил мимо. Можешь?!
   - Хорошо. Ты случайный прохожий. И что с того?
   - То, что я ничего не понимаю. Но мы можем это узнать. Главное, не мешкать. - И он впился в неё губами, мысленно говоря "целуй меня, целуй!" Он в точности был уверен, что она несправедлива в своих выводах и силой пытался ей доказать. Если бы он был тоже не прав, то получилось бы типичное изнасилование. Но она поддавалась ему. Потому что весь этот мир был для неё разбит, как тот метеор, о котором думала её подруга. Только одна подруга существовала для Марго! Только она одна её понимала. И, если с ней действительно истерика и этот парень (случайно прохожий брат-близнец) прав, то она может потерять свою лучшую подругу!
   - А откуда ты узнал, что я испугалась именно осьминога? - успела она спросить, пока у молокососа (совсем неопытного в амурных делах) закончился воздух и он вырвался из её уст, как из воды, чтобы надышаться.
   - Я случайно вас подслушивал. Я живу по соседству. Подруга объясняла тебе эту теорию происхождения мира на земле, ты чего-то испугалась и вы поссорились, потому что она терпеть не может трусих.
  

5

   Очень хорошо, что он всё знает. Значит, Марго не будет чувствовать себя неловко, отдаваясь совершенно незнакомому человеку. В конце концов, если подруга ей изменяет, имеет она право ответить ей тем же? Парню-то всё равно! Они, эти неопытные, только и ищут для себя выгоду! Кстати, парень действительно не отдавал себе отчёт на что идёт, предлагая этой крошке свою "дружбу". Он всего лишь почувствовал благотворное расположение светил (когда такое чувствуешь, хватай первую, на которую глаз лёг).
   Они занимались любовью у неё дома, потому что подруга Марго тоже к себе домой затащила того парня.
   Поскольку Марго беспокоилась за свою подругу и очень быстро "влезла ей в мозг" (смогла увидеть настоящий облик нового "кадра", каким он ей представился и какой она будет в последующем; она тоже начнёт мутировать), то теперь ей тем более не составляло труда работать интуицией. Потому что она чувствовала себя собственной подругой, а этот парень был копией того типа. Теперь-то она быстренько узнает (догадается), кто он такой! Если он не спрут, то кто?
   - А, я, кажется, уже начинаю понимать, о чём ты догадываешься! - считывал он информацию, глядя ей в глаза. - По твоему мнению, сотворение мира людей началось с того, что жили люди и драконы. Так?
   Нет, не так. Этот парень сморозил глупость, сказав, что его брат-близнец змей, но попал в самую точку.
  

6

   Как это ни смешно, но человечество развивалось именно по тому сценарию, который описан в Библии. То есть, сначала был Адам, потом Ева, а потом змей-искуситель. Он знал, что Бог поведёт себя излишне предсказуемо и не подумает о последствиях. Если змей начал соблазнять Еву, то он только продолжил. Змею было выгодно, чтобы дети родились от него тоже, не только от Адама. Поскольку Бог собирался их уподобить до уровня животных (чтобы они тупо плодились и размножались, совершенно ни о чём не заботясь и даже не думая), Змей рассчитывал наделить Еву тайной великой любви. В принципе, ему всё равно было, кого наделить. Он мог бы и Адама, а с Евой сделать детей. Тогда, если бы он наделил даром Адама, то не самцы возбуждались бы при виде самок, а наоборот. Итого, начали появляться змеевы дети. В смысле, они были нормальными, обычными, но, когда сильно влюблялись, из-под одеяла начинали торчать хвосты и извиваться во все стороны, как у осьминога. То есть, их можно было спутать с пришельцами-оборотнями, поднявшимися из морских глубин для того, чтобы высасывать из девушек (или из парней, если они принимали женский облик) "родниковую воду". Потом, когда вода высохнет, они опять становятся прежними рабами, заточенными в кандалы человеческого тела.
   Змей-искуситель был первым любовником Евы. Чему научил бы её Адам?!
   Может быть, Адам не почувствовал ничего особенного при зачатии с Евой первого ребёнка, но владеть тайнами любви теперь способны только женщины. Конечно, с условием, что рабство не высосет из них все соки, как из Марго.
   Почему Марго встречалась со своей подругой? Что ей от неё было надо? Она сама не знала. Но теперь знала точно! Теперь она была очень горда, что знала такую ЖЕНЩИНУ!!!
  

7

   - Нет, не драконы, - ответила она на вопрос своему неопытному другу. - Может, они были похожи на драконов, но точно не драконы. Это змеи-искусители! Понял? Ну, неважно. Главное, что твой брат-близнец - единственный отпрыск этого существа. Он поделился с моей подругой великой тайной любви, - произнесла она очень мечтательно и романтично. - Красота спасёт мир. И, если люди узнают то, чего никто никогда не знает, они отвадят от себя спрутов-кровопийц. Все кровопийцы уйдут обратно в море.
   Она так мило улыбалась тому, что говорила, словно всё это пара пустяков: возьмут и просто так уйдут.
   Теперь Марго передумала мчаться в милицию, пока не убежал герой-любовник, под которым стонет её лучшая подруга.
   Брат-близнец "змея-искусителя" был её первой (настоящей) любовью. И она не хотела его покидать. Она знала, насколько сильная моральная травма ожидает парня, если тот расстанется со своей первой любовью!
  
   В ТИШИНЕ
  
   Я собака молодая,
   Сёдня мой звездовый день,
   Научилась громко лаять -
   Гавкать-гавкать громче всех!
  
   Но сейчас я в тишине -
   Я лижу языком себе.
  
   А потом я буду гавкать
   На собак и на прохожих.
   Только что-то нету кошек.
   Может, встречу кошек завтра?
  
   Но сейчас я в тишине -
   Я лижу языком себе.
  
   А теперь мне на помойку -
   Надо жрачку добывать.
   Кто-то выбросил гармошку
   И успел в неё насрать
   (кто-то выбросил губнушку -
   научусь на ней играть)
  
   Припев.
  
   Должен быть талант голодным,
   На гармошке я играю -
   На губной. И меньше лаю.
   Только сёдня день холодный.
  
   И припев: Но сейчас я в тишине...
  
   Мимо шла старушка в кепке,
   Посмотрела на меня.
   Бабка, дай мне свою кепку -
   Буду бабки собирать...
  
   Но опять я в тишине
   Языком - себе-себе.
  
   Но старуха менЯ взяла -
   Забрала к себе домой.
   Стишки бабка сочиняла,
   Музыкант ей нужен свой.
  
   И стоим мы в переходе,
   Я с гармошкой, бабка с песней
   И влетают бабки в кепку -
   Кидают метко пешеходы.
  
   И больше я не в тишине -
   Некогда лизать себе.
  
   Но посцать когда-то надо,
   Как бабусе, так и мне,
   Потому мы в тишине,
   Отливаем лимонада.
  
   Я всю жизнь мучился. Что ещё сказать? Я по жизни несчастный и забитый человек. Это я уже говорил. Но ладно, раз начал, можно и посмелее. Итак, я очень мучительное и длинное время не мог понять, чего мне не хватает; чего мне надо от этой злостной мерзкой... от этой жизни. Хотел употребить в её адрес несколько (семнадцать) оскорблений. Но сегодня я понял, потому что мне на ногу упала книга. Тяжёлая толстая книга, крупнее кирпича. И мне пришла в голову потрясающая мысль. Я поднял эту книгу и уронил ещё раз. Потом ещё. А потом хватнул об пол со всей силы. Снизу застучали в батарею соседи и завозмущались, какой идиот бьёт голову... В общем, молится богу; сказали идти в церковь ("идти к чёрту" или "идти на хрен" - примечания автора). Но я пошёл с этой книгой на улицу. Я бил её об асфальт... Вы не поверите, но чем сильнее я её бил, тем на душе ставало всё легче и легче. Ко мне даже подошла какая-то женщина, спросила, что я делаю. Я объяснил и говорю: "А вы сами попробуйте!" Но она зависимостью от книг не страдала. Она пригласила меня к себе домой.
   - Слушай, Таня! - Это была её молодая дочь. - Ты не поверишь, чем сейчас современная молодёжь занимается... Да оторвись ты от телевизора!
   И она рассказала (в двух словах, или в трёх или в четырёх), что со мной произошло (честно признаться, я удивился её лаконичности; мне, чтобы так коротко выразить мысль, приходилось повесть целую написать). Дочка оторвалась от телека, глянула на меня и... тоже, не чрезмерно много слов потратила (когда я освободился от книжной зависимости, я узнал для себя много нового; раньше я думал, что люди мало говорят, потому что заторможены, а сейчас понял: потому что мы ("интеллектуалы") слишком многословны, и ещё в каждой бочке затычка; никогда в ответ (или в вопрос) промолчать не сможем). Она сказала:
   - А я думала, ты с сумасшедшими не общаешься. Не пристаёшь на улице к таким прохожим.
   - Ну что ты! Сумасшедшего сразу видно. Он идёт и сам с собой разговаривает, или несёт в руках ботинки. У него даже неинтересно спрашивать, зачем он это делает! Ответит какую-нибудь глупость или нахамит.
   - А что он ответит? - вырвался вопрос из меня; я не хотел спрашивать.
   - Скажет, что ботинки несёт потому, что вчера нёс носки. Понял? - рассмеялась она своей шутке. Дочь Татьяна в это время шла в свою комнату; походка у неё была важная, горделивая и безразличная к окружающим. "Вызывающее" поведение, одним словом. - Сегодня несёт ботинки, а завтра опять будет носки нести. Если спросишь, почему он ботинки несёт сегодня, а не завтра, он ответит, что ботинки не вмещаются в карманы.
   - А носки он, значит, в карманах носит? - задал я риторический вопрос.
   - Слушай, чего это дочка моя обиделась. Понравился ты ей, верно! Ну-ка, беги за ней в комнату!.. - И шёпотом. - Подсмотри, что она там делает. А мне расскажешь.
   Я пошёл. Должен был подумать уйти, но даже не подумал. Подошёл к закрытой двери в Танину комнату и стою, как столб.
   - Заходи. Чего стоишь? - донёсся голос Тани.
   Я подчинился.
   - А, это ты, - отреагировала Татьяна. - А я думала, это мама. Чего пришёл?
   - Мама пригласила.
   - Да?
   Она помолчала немного.
   - Ну, сюда подойди.
   Я опять подчинился. Подкаблучник недоделанный!
   - Сними штаны, - последовало новое указание.
   - Что? - сделал я вид, будто не расслышал.
   - Штаны сними, - проговорила она внятно. - Или домой пойдёшь.
   - Вы чаем хотя бы напоили!
   - Ты чай сюда пришёл пить, - дошла до неё цель моего появления. - Мама, - повысила она голос, чтобы в другой комнате было слышно. - Налей ему чаю и попроси, чтобы вышел из моей комнаты.
   Появилась в дверях мама.
   - Он мои команды не понимает, - объяснила Таня, - только твои.
   Мама непонимающе смотрела на дочурку.
   - Выпроводи молодого человека.
   - Не обращайте на неё внимания, - объяснил я матери.
   - У, - поняла мамаша в чём дело и удалилась из комнаты.
   Я принялся расстёгивать ширинку. Стянул брюки по колени. - Трусы тоже?
   - Именно для этого я тебя и пригласила! - в её голосе чувствовалась сексуальная озабоченность, как у одной медсестры в детской больнице, где я лежал (она заставила меня раздеться догола, потому что ей казалось, что я больше всех шумлю; я выглядел наиболее заторможенным, поэтому лучше всех подходил для ритуала жертвоприношений; ей надо было кого-нибудь унизить перед другими детьми; ей просто хотелось получить удовольствие педофила; ей хотелось, чтобы девочки поглазели на голого мальчика, но она не ожидала, как из-за спины я вытащу ножик и подведу в сторону её животика, - я специально делал это не резко, чтобы она успела отреагировать и выхватить нож; это был кнопарь, который я утянул из кармана у брата, - брат ко мне приходил, приносил передачу... вообще, я в детстве был вундеркинд; - многие вундеркинды рано стареют; в молодости впадают в маразм, как я сейчас) (потом отупел я к молодости, а книжки меня только добили).
   Было невыгодно пугать Таню ножиком, поэтому я стянул трусы.
   Таня рассматривала, рассматривала; потом, видимо, решила объясниться. - Ты не подумай, что я с приветом.
   - А что?
   - Хочешь, я покажу тебе свои рисунки?
   - Ну, покажи.
   И она показала.
   Я так и подумал, она рисовала мужские половые органы. Иногда, просто голых мужиков. По ним было видно, какие они дураки. Ну, в смысле, душевнобольные. Но не это особенно поражало. Если на картине был просто мужик без штанов, то это не так бросалось в глаза, как отдельные члены. То есть, когда на картине один член и больше ничего нет..
   Я не знаю, почему у меня по коже пробежали мурашки, но дело даже не в мурашках. Дело в том, что рисунки как-то пугали. Что-то жуткое в них было.
   - Ну, как? - спрашивала Татьяна.
   - Что, как?
   - Страшно?
   - В каком смысле, страшно?
   - Я смотрю, ты побледнел. Всем страшно, когда они смотрят на эти картины.
   Нда. Дело, оказывается, в своеобразном таланте этой девушки.
   Когда я выходил из дома, я случайно заметил, что у матери нет отражения.
   Ещё одна странность!
   Она, наверно, должна была заметить это за собой и не стоять возле зеркала... Да вообще - не иметь в доме зеркала. Особенно, такое огромное, как висело у неё на стене.
  
   глава 2
  
   Дома у меня телефона нет и, если кто-то ко мне звонит, то прибегает соседка и мурлыкающим прекрасным голосом зовёт меня к телефону.
   Должен заметить, что на мурлыкающее сюсюканье покупаться нельзя; обман (безапелляционный обман) будет даже там, где ты его меньше всего ожидаешь. Я давно уже ничему не удивляюсь: мир однозначно сошёл с ума. Как такое может быть, чтобы одинокая девушка целыми днями сидела дома, нигде не работала и продолжала оставаться такой же привлекательной и очаровывающей? Если она одинока, то почему строит мне козни?! Ну, раньше я на неё очень много злился и мог рассказать о этой стерве гораздо больше, но сейчас всё пошло совсем по-другому (я наказываю свои книги и не страдаю, когда пытаюсь их читать; физическое наказание! - вот о чём я раньше никогда не мог подумать; вот чего мне не доставало: каждую страницу, которая доставляет мне особые мучения, исхлестать... если она поганка порвётся, то использовать её клон; её двойника... Хотя, трудно определить, кто у книги клон, а где настоящая. Ту, которую я читал?! Она настоящая?! Ну, не такой же я дурак, чтобы поддаваться субъективному самообману). Одним моментом смог наладить все свои долгие годы, проведённые в тупости, тоске и депрессии (я не мог обратиться к врачу, который выписал бы мне антидепрессанты, потому что это такая же бессмыслица, как презерватив (кто-то сочтёт меня глупым, но я использовал бы его, как жвачку). Таблетки притупляют боль, но не привычку, помогающую боли размножаться (если мне удавалось раздавить привычку, то я точно не мог разглядеть, оставила ли она после себя яйца, бактерии; мне казалось, всякая привычка, как беременное создание, и чем больше привычек в себе уничтожаешь, тем больше появляется яиц, поскольку "беременное создание" не может само разродиться; она, как зомби (оживший мертвец), будет гнить и ползать до тех пор, пока не выстрелишь ему в голову; тогда раздавленное исчадие сможет может выпустить на белый свет своеобразного "франкенштейна" (всё, что этот оживленный колдуном мёртвый людоед сожрал, все эти куски мяса выберутся на свободу... Мда, бред я мелю какой-то?.. Но идеи гения мертвы, пока жив создатель)...
   Итак, на чём я остановился? Меня позвали к телефону. На "дразнящуюся стерву" я внимания не обращал, потому что догадывался уже, кто мне звонит, но на всякий случай уточнил: "голос женский?" - "Нет, мужской", - ответила стерва. Судя по её глупому самонадеянному выражению лица, она уверена была в своих словах на все сто пуда. Потому что я не просчитался: звонила Татьяна. "Ну, где же мужской?! - дал я ей послушать трубку. - Все вы бабы вруньи!" - "Но мужской был, ЧЕСТНО!!!" - набухли красивые глазки влагой.
   - Таня, перед тобой никто не звонил? Ты сама набрала номер? - воспользовался я тем, что пока калякал с безмозглым созданием (не дающим свою "целку" под испытательный полигон моему самому младшему брату!), зажал рукой нужную часть телефонной трубки, поэтому Таня ничего не слышала и должна ответить сейчас честно.
   - Да нет, я попросила своего соседа. Так, на всякий пожарный. А что? - Эту фразу я подключил к телефону, говорящему вслух, а не в трубку.
   - Нет, ничего, всё нормально, Таня.
   - Ну ладно.
   - Поняла? - сказал я соседке.
   - Ну и что? - ответила та (слёзки несправедливости на глаза уже не наворачивались) и хмыкнула. - Подумаешь!
   - Кстати, Таня, - дошло неожиданно до меня, - а где ты взяла номер телефона? - Я же ей его не давал! Почему я сразу об этом не подумал?
   - А ты спроси у своей соседки, - ответила она. - Ты ко мне сегодня придёшь? Тебя ждать?
   - Да, буду, как штык, - ответил я верным (и преданным) голосом. На этом разговор прекратился. Короткие гудки.
   Хорошо, что я успел отключить телефон от "динамика" и вернуть голос назад в трубку.
   - А у меня зато фотографии есть! - проворковала хвастающимся голосом сучка. Какие фотографии?! Судя по её голосу, она чем-то недовольна (не понравилось, что простой дурак - дунь в кулак её так разыграл). В принципе, ничего особенного не произошло, но она была ОЧЕНЬ недовольна. Очень. По голосу чувствовалось. Ей не понравилась моя самоуверенная выходка.
   - Какие ещё фотографии?! Иди к куклам.
   - Фотографии твоей маленькой письки! Не веришь?! А хочешь докажу?! А спорим у тебя на правой попке родинка?!
   Да, она совершенно права, я не могу долго сидеть на одном месте, потому что побаливать начинает. Там у меня здоровое родимое пятно. Но я спросил на всякий случай: "Большая или маленькая?"
   - Пиписька? - весело улыбнулась поганка, - маленькая. А родинка большая. Ты на ней наверно сидеть даже не можешь.
   - Вот и врёшь! Ну-ка, покажи фотографии, - хотел я их сразу же выхватить, как только она покажет. Потому что она такая тупая - покажет сразу ВСЕ; у этой дуры даже негативов никаких нет... Чёрт! Что я, как хамоватая девчонка себя веду?! "Тупая, дура, корова"! Тупой дурой хамки обзывают своих подружек, потому что у самих мозгов не хватает; у всей вместе взятой своры хамок ума меньше, чем у оскорбляемой подружки.
   - Нет, не покажу, - словно прочитала она мои мысли. - Я тебе уже всё сказала. А ты можешь не соглашаться и оправдываться.
   - Что ж ты такая упрямая?!
   - Это я упрямая?! - чуть не выкатились у неё глаза из орбит. - А не ты?! Ты хоть раз попросил меня с тобой переспать?!
   - Ну, я тебе намекал.
   - Ага! Намекал! "Давай в кино сходим", "давай в кафе сходим". Ты год бы за мной ухаживал, а потом всё по-старому!
   - Почему?
   - Знаешь поговорку "долгие проводы - долгие слёзы"? Тоже самое и с долгими ухаживаниями.
   - Опять ты мне зубы заговариваешь?! Я тебя спрашиваю. Ещё раз. "Почему ты такая упрямая?" Вопрос не относится к нелепым ухаживаниям. Вопрос по существу: почему ты не хочешь дать фотографии?
   - Чего ты прикопался ко мне со своими фотографиями?! Не понял, что я пошутила?
   - Хорошо. Тогда дай номер телефона Тани!
   - Перебьёшься.
   - Вот я тебя и спрашиваю: почему ты такая упрямая?
   - Нету у меня телефона. Ты поговорил, позвонил? Можешь валить.
   - А хочешь, я тебя трахну?
   - А в ментовку не хочешь?
   - Ментовка не поможет. - Я случайно вспомнил про рисунки, которые я видел у Тани и про тень, которая не падала от Таниной мамы (но чёрт!, как же она по улице ходит?, как с людьми общается?, ведь её могут засечь: нету тени; у всех есть, а у неё... Ведь она меня подобрала на улице!) и подумал, что это даже круче "братвы" (братва решает вопросы на "сходняке" и, если решено опустить тёлку, сделать её проституткой, то пожалуйся она потом в ментуру, братва тут же её порежет). Есть какая-то сила во всём этом; в рисунках... Вот только насчёт тени я как следует не подумал. Надо будет пораскинуть мозгами, как тётка ходит по улице, а люди не обращают на неё внимание. Она что, невидима?..
   - Ладно, звони. Подними трубку, циферки на табло высветят номер телефона. - Подействовали на её сознание мои слова "ментовка не поможет".
   Я позвонил.
   - Таня, я поговорил с своей соседкой.
   - Ну, и что?
   - А ты сама ничего не хочешь объяснить?
   - Что объяснить?
   - Кто фотографировал меня? Твоя мама? - Я как раз подумал о том, что она невидимкой - щёлк-щёлк и я её не заметил, раз соседка говорит, будто видела мой пенис; значит, я передом поворачивался и должен был её увидеть.
   - Что значит, фотографировал?
   - У этой соседки мои фотографии.
   - Ах, ты вон о чём! - дошло до неё. - Да, мама часто устраивала приколы. Договаривалась с худшими врагами парней, которые ко мне приходят, созванивалась. Враги подкрадывались и фоткали, когда я просила дурачков например наклоняться раком и раздвинуть ноги, потому что так рисовать...
   Тем временем в трубке затрещало. Видимо, мамка подключилась.
   - Я тут совершенно не причём, - послышался её голос. - Твоя соседка сама меня уговорила! Она платила мне много денег!!
   - Значит, чтобы Вы меня привели в дом, Вам платила моя соседка?!
   Чёрт! Взрослая баба, а оправдывается, как ребёнок! Что-то здесь очень и очень странное!
   - Ты подкарауливала меня, что ли? - посмотрел я на соседку.
   - Пока ты не заведёшь себе девушку, тебя всюду будут подкарауливать; женщины. - Это соседка говорила, потому что трубку я уже положил на прежнее место. - А когда заведёшь - мужчины.
   - Это афоризм?
   - Наверно, она позвонила мне сразу, как ты вошёл в Танину комнату, - не знала она, что такое "афоризм".
   Ох. Ну и бабьё! Изоврались!! Лукавят, покрывают друг друга, как только можно! а на самом деле всё проще пареной репы: Таня звонит ко мне домой, а соседка начинает её допрашивать: "не позову, пока всё мне не расскажете, женщина!" - Своим противным (притворным) плаксивым голосом.
  
   глава 3
  
   - Ну, рассказывай давай, - обратился я к ней (Тане) прямо, чтобы, если она такая действительно умная, догадалась переходить сразу к делу (докладывать, что ей надо), иначе я прямо намерен сказать ей в глаза всё, что о ней думаю (дура дескать она набитая). Если бы я изнасиловал свою соседку, то ещё мог бы как-то привязаться к этой Тане и её маме, потому что ВЛАСТЬ за ними несметную чувствую. Но бабьё нынче хитрое пошло!, поэтому - между нами говоря - умной я Татьяну вовсе не считаю; "умный наоборот - это не глупый, а хитрый".
   - А ты так и не понял? - иронично улыбнулась она.
   - Понял, что рисунки не твои. У кого ты их спёрла?
   - Рисунки действительно не мои. Но у меня есть к тебе серьёзное предложение.
   - Выкладывай, но только быстрее! У меня зеркало разбилось, я зеркальщика перед твоим звонком вызвал.
   - А ты на хрен его послать не можешь?! Ты бы ещё сантехника вызвал!
   - Не хами. Итак.
   - Итак, я должна сделать тебе минет.
   - Приехали!
   - А ты сам подумай! Мальчик ты у нас не из умненьких. Так и будешь с детьми в песочницу играть? А взрослые тебе гадить туда будут, собачек водить.
   - И однажды голову собачью там найдут. Не перебивай, я расскажу тебе поподробнее: Голова в точности будет похожа на ихнюю собачонку, я с чучельником договорюсь. А настоящая собака тем временем в заложниках. У меня сидит, я её к батарее привяжу и каждый день буду приносить кошек: приятное с полезным. Если б ты только знала, как дико я ненавижу всех своих соседей! Они целыми днями сверлят что-то, стучат, в стену вбивают или всверливают. А тебя соседи не беспокоят?
   - Я же говорила тебе, что ты не в своём уме. Нормальным и спокойным разумом не поймёшь всё то, что ты мелешь. Тебе надо успокоиться. Надо заняться сексом... Может, ты совсем неплохие мысли выражаешь, но пока ты бешенный, ты похож на зверя. Люди тебя не понимают. - Выдала она точно такую же длинную тираду, как и я. Мы обменивались с ней словесными ударами, как в боксе: чем тяжелее тумаки, тем они аргументированнее. Говорят, в спорах рождается истина, но наш спор являлся только лишь двойником настоящего спора; в точности, как выдуманная мной собачья голова, которую однажды маленький петенька или сашенька принесёт хозяину: "дяденька, это ваша собачка? Мы выкопали её в песочнице. Это тот большой дяденька закопал, который с нами всё время играет. Потому что дети не убивают собак". Я это чувствовал, но ничего не мог с собой поделать. Я чувствовал, что спор аргументирован и полноценен; что это воплощение всех тех споров, в которых я давно уже мечтаю принять участие, но постоянно сталкиваюсь с "беспредельщиками" (они не отвечают за свои слова; ляпнут какую-то глупость и не решаются продолжать, чтобы по мордасам не схлопотать; или мудрость какую-то ляпнут, - но мудрецов я уважаю, потому что они - противоположности тупости и "детскому аутизму" (глухонемоте), поскольку занимаются восточными единоборствами, чьи приёмы изучить не так-то легко, ибо есть пословица "пуля - дура, штык - молодец"; маньяк-убийца никогда не возьмёт в руки ружьё, только топор, потому что топором или ножиком никогда не промахнёшься; не даром душевнобольным не выдают водительские права и освобождают от службы в армии). Так вот, наш с ней словесный спор отвечал всем требованиям, но казался внутренне пустым. Словно воздушный шар наполнил какой-то колдун водородом и заставил его двигаться, чтобы превзойти настоящего человека (такого мощного ЗОМБИ сделать!), но ткни в этого человека иголочкой, он и лопнет. Но бывают толстокожие люди, поэтому они очень сильно разозлятся на "хулиганьё", тыкающее "ножичком". ДВОЙНИК, чёрт его возьми!
  
   * * *
  
   - Начать нужно с минета, запомни, - продолжала она конструировать из меня послушного подкаблучника. - за идиотами большое будущее, потому что женщина умнее, - это природой скоро будет стопроцентно доказано, - и перестанет существовать разобщённость между мужчиной и женщиной. Сотрётся и исчезнет, как дурной сон.
   - Я всё понимаю, но единственного только самого маленького не вижу. Смысла. Зачем я должен ЭТИМ заниматься.
   - А всё очень просто. Я вот с тобой пообщалась и вижу, парень ты начитаный. Физику стало быть знаешь, не только лирику. Знаешь, что если голова не варит, то через член лучше взаимопонимание идёт? Ты просто отнесись к этому серьёзно. Как во время разговора с собеседником: подстраиваешься под него, выбираешь удобнее позу. Но многие же двух слов связать не могут! Конечно, меньше смогут они и после минета, но... говорить им тогда не надо. они понимают друг дружку молча. Как собаки.
   - В общем, опять ты начинаешь рассусоливать!.. Я тебя прекрасно понял. так и быть, зеркальщика на хрен пошлю.
  
   * * *
  
   Татьяна так сильно увлеклась своим любимым делом, что пропустила звонок в дверь своей мамы. Как я зеркальщика послал на хрен, так и она - звонок. Пусть он хоть лопнет!
   Но... дверь открылась!
   Неужели мама, пока палец неустанно давил на звонок, в сумочке тем временем искала свои ключи?.. Но я успел заметить в зеркало: к двери подходила такая же точно мама. Мельком заметил, так что, может, даже и померещилось...
   Но, когда я выходил из дому, маму прямо в лоб и спросил:
   - Я заметил, у Вас нет ни тени, ни отражения. Так кто же Вам дверь открыл, пока мы с вашей дочерью рисовали?.. Ваше отражение само ходит, отдельно от Вас?
   - Нет, сынок, не отражение. Это мой клон. Тени у меня нет, значит прохожие на улице начнут шарахаться, а потом заберут учёные для опытов, в машину однажды посадят. Увезут... Знаешь анекдот про Брежнева? "Вместо Вас чучело возят, Леонид Ильич?" - "Нет, вместо чучела возят меня".
  
   глава 4
  
   - Слыш, Серёга, - нагнал меня чей-то знакомый голос. Я обернулся. Это был Толян, с которым мы учились в одной школе. Я сразу попытался его отшить: - Здорово, Толян! Ёлы-палы, сколько лет, сколько зим! Где ж ты пропадал всё это время? Чего я тебя так долго не видел?
   Толян объяснил, что мы с ним разминулись.
   - Мы разминулись с детством, - проговорил я в некоем философском тоне. Но - не хотелось показаться занудой, поэтому я попробовал заново: - Может, вмажем? Моя бабка делает чёткое пойло. Прикинь!; в деревне её спалили какие-то козлы, так старуха к НАМ, в город, перебралась!! За что я её уважаю: никто не знает бабушкину тайну - самогонный аппарат в условиях квартиры девять квадратных метров. Только я один знаю. Ловко бабуся шифруется, да?!
   - Я к тебе, Серёга, по другому вопросу. На хрен мне бухалово? Я сам горбачусь на виноводочный заводишко. - Говорил Толясик с таким же серьёзным лицом, как и я про "вымышленную бабушку". - Я заметил, ты из того дома идёшь, - кивнул он на жилище Таниной мамы. - Увидел тебя издалека, решил подойти.
   - Ну, подошёл - молодец. Умеешь ходить.
   - Ты не дуркуй, старичок.
   - Сам старушка.
   - Лучше посмотри под ноги, - досказал он.
   - Так ты на голове стоишь.
   - ПОСМОТРИ НА СВОЮ ТЕНЬ.
   Недоделанный НЛПишник заклятие произнёс очень правильное, потому что мои глаза сею же секунду метнулись наземь...
   - Обратил внимание, какая тусклая по сравнению с моей, твоя?!
   Да, действительно. Такое ощущение, будто солнце - либо светит сквозь меня, либо я каким-то образом наполняюсь солнечными лучами. Внутренне.
   - Это всё, что ты хотел сказать? Толясик.
   - Да. Прикольно же! Как это ты так?
   - Тебя научить?
   - ДАА.
   - Перебьёшься.
   - А я знаю. Ты к Таньке ходил.
   - Ещё раз повтори. - В следующий раз глупый Толясик получит в торец.
   - Я говорю, что у Таньки член. Не расслышал?
   Я уже собирался ударить, но что-то удерживало меня. всё-таки, я давно вырос из детского возраста, когда можно было махать кулаками, не опасаясь, что в ответ тебя ткнут ножом и никакой мент потом не будет разбираться по делу убитого "бомжа" (родственникам бомжа очень долго придётся класть на "лапу", чтобы они начали разыскивать убийцу, а не усилили дурацкий контроль, хватая на улице всех, кто только ни попадётся под руку). Я же интеллигентный человек! Умею разговаривать.
   - Палитбюро?
   - Танька - переодетый мужик! Неужели ты не врубился, козёл?
   - Она сменила пол? - За козла надо было вдвойне наподдать, но... я начал этот нелёгкий путь "молчаливого" мудреца!
   - Чего?..
   - Тебе, мудило, член отрезать, сиськи пришить... Но волосы на лысине не нарастишь...
   - А, понял тебя, брат. Нет, это настоящий парень, но просто одет... Переодет.
   - А тень здесь причём?
   - У многих пацанов тоже пропадали тени.
   - И ты к ней ходил, придурок?.. Нет, ну я понимаю, нормальных пацанов она водит к себе. Но как ТЕБЯ пустила?! Ты же... у тебя же язык, как помело! Ты тупой ПОЛНОСТЬЮ; ты не можешь узнать никакой сплетни, чтобы вытрепать это ментам; ты всё сам придумываешь! Как такого идиота может впустить к себе Танина мама?!
   - Постой. Какая мама? У неё нету мамы.
   - А что у неё есть?
   - Мама умерла.
   - Я тебе повторяю: кончай врать, недоносок.
   - Плохо, что ты где-то сидел и ничего не знаешь. Тут весь район помнит её мать.
   - А если мы её встретим с тобой?! Походим специально и встретим? Как ты тогда запоёшь?
   - Это клон.
   - Какой ещё клон?! Ты ерунду опять не неси! Ты знаешь, сколько бабок надо много, чтобы сделать себе клон простому провинциальному жителю?
   - Просто от них тени не падает. И всё тут. А когда выходит мамашин макет... С ним даже противно разговаривать! Потому что макет идёт в магазин, покупает там глупое мясо...
  
   глава 5
  
   А потом Таня-волшебница это мясо оживляет. Много ещё ерунды не досочинял мне этот ублюдок.
   Но, странное дело, почему я от всех друзей своего детства отвернулся? Почему я называю их "ублюдками" и дураками? Ведь они такие же люди, как и все. Если человек заблудился, забрёл в какую-то деревушку, идёт по лесу, а ему встречные прохожие что-то бормочут: чтобы опасался, потому что какой-то псих закопал в землю несколько акул (ему очень жалко было, пока он плавал на своём "белом паруснике", натыкаться на мёртвых касаток и он их перетягивал... это очень стеснительный человек, поэтому тянул тихо, чтобы никто не заметил; ночью перетягивал, пока не доволок до этого леса; и закопал) и акулы выбрасываются и... проглатывают... А потом опять придёт тот же человек и... бережно, осторожно закапывает бренные тела гигантских китовых... исчадий "земной космической бездны" (ад находится не внутри земли, а в океане. Причём, у океана нет прошлого, если кому-то захочется подумать, что где-то в безднах "космического леса" (так я иногда обзываю подводные глубины) есть такие места, где юродивый человек (такой, как все те, кого заманивает к себе Таня; ведь у неё нюх на талантливых людей) ощущает влияние прошлого; видит тех доисторических монстров, которые вылуплялись из астероидов (именно так приземлялись "НЛО": в море и не просто в море, а в те далёкие времена, когда человека ещё толком не было). Океан появился совсем недавно и земля родилась не миллиарды лет назад). Люди, идущие по лесу, тем временем предупреждают об опасности. Неужели они все такие же ненормальные, каким показался мне Толик?.. Только потому, что предупреждают об опасности?
  
   глава 6
  
   Дальше жизнь моя покатилась под гору. Сразу, как начались подозрения в Танин адрес. Дошло даже до того, что кто-то из её дружков-дурачков решил устроить соревнование по поеданию мороженого! То есть, собираются "отморозки" в кучу, весь стол усеян стопками пломбира и, кто медленнее сожрёт, тот козёл. Они это специально устроили, чтобы меня подставить! Потому что внутри пломбира оказалась "палочка", на которой держится мороженое. Ясен пень, не объяснишь остолопам, что живой человек не может всунуть свой безмозглый член в стопку мороженого и продержать его в эрегированном состоянии; что это просто тупой "фаллоимитатор"! Но говнюки есть говнюки! В тот вечер я находился на грани самоубийства...
   Хорошо, что в ванную ворвалась Татьяна! Её давно не было, поэтому я был сильно удивлён. Но остановиться от задуманного я не мог! Моя рука уже перерезала сухожилие. И, когда Таня пыталась применить силу, чтобы перетянуть рану жгутом, я всё равно ей твердил, что обязательно сделаю это.
   - Господи, какой же ты действительно тупой! - воскликнула она.
   - Я НЕ ТУПОЙ! - пытался я так и этак её перекричать. - ЗАПОМНИ ТЫ ЭТО, БЕЗДАРНОСТЬ!!! НЕ ТУПОЙ! ЭТО ВЫ ВСЕ...
   - Неужели ты до сих пор не можешь понять, почему тебе так не везёт всю жизнь?!
   - Да потому что козлота вся эта мешает жить! Говнюки... Подлые, мерзкие сволочи... Люди, возомнившие себя Богами! Но неужели они настолько умнее НАС?
   - Я тебе обещаю! - не могла достучаться Таня. - Я тебе докажу, чего ты стоишь!
   - Ну, чего? Чего я стою?..
   - У тебя цифровое мышление! - открылась она, потому что я вырвался из её рук и снова схватился за лезвие бритвы.
  
   Эпилог
   Оказывается, это была правда. То, что она сказала. Знаете, есть люди склонные к цифровым технологиям? То есть, они очень хорошо разбираются в компьютере (или маленькие дети: читать ещё не научились, но уже с лёгкостью осваивают навигацию в мобильных телефонах). Это люди с так называемым "цифровым интеллектом". Кажется, что современные "высокие технологии" спроектированы специально для нового поколения! Так вот, если такому человеку уехать из цивилизованного общества и уйти на самое дно (туда, где нет туалета и даже рыба в воде не водится, а свиньи плавают в лужах; "остров невезения в океане есть, весь политый семенем абсолютно весь", как кто-то перепевал песню Андрея Миронова), можно очень здорово подняться над серой массой! Когда у человека есть какой-то особенный талант (сильно отличающийся от других "стержень"), он может за счёт него научиться чему угодно. Не просто суметь подстраиваться под окружающую среду (научиться рулить упрямым стадом), но... дело даже может дойти и до полной мистики! До того, что я изредка замечал за Таней и её мамой. Мистика - это такое дело, что оно должно быть очень хорошо спрятано от посторонних глаз. Например, Адольф Гитлер был мистиком, он соображал, что делает и мог бы с лёгкостью одержать победу. Но беда в том, что мистика не позволит подчинить себе весь мир. Это как убийца, крадущийся в полуночи ночи и не оставляющий за собой даже тени, ослеплённой ярким полнолунием. Он подползает незаметно... А почему? Потому что следит за жизнью со стороны! Старается не показываться. Но, конечно, желание власти над людьми не даёт ему покоя! Иначе этот "неуловимый преступник" никого бы не убивал. Его очень быстро поймали бы полицейские! Полиция - это не милиция, потому что милиция занимается охраной президента, а полиции необходимо платить налоги. Полиция должна охранять людей от милиции...
  

ПЛАСТЕЛИНОВЫЙ РЕБЁНОК

У каждой, у красотки...

У красотки каждой...

Глубокая глотка

И кожа влажная!

М.Тролль, "Фламенко"

  
   Пока маленький братишка одной из встретившихся подружек незаметно поедал украденный в магазине пластелин, подружки спорили, кто из них может съесть больше зубной пасты:
   - А я вчера за одну минуту съела целый тюбик! - доказывает первая собственное превосходство.
   - Ой! А я два тюбика съем за полсекунды даже!
   - А ну-ка! Докажи!
   - Смотри! - не замечает та, что достаёт из своей хозяйственной сумочки три запакованных тюбика, вместо обещанных двух, но проглатывает их не сразу - узкое горло мешает так, что те едва не застревают там, как, например, в горло её маленького брата пластилин не пролазил, потому что... Нет, не клей это был; просто иногда пластилин не способен спрессоваться так, чтоб его уместилось больше, чем человеческая кожа способна растянуться. Это он в деда своего таким выдался. Дед тайно ел пластилин и ни разу в жизни никто об этом не знал. Но, ведь за детьми следить проще.
  

Притча

   Иванов был ужасно зол на собаку Петрова из соседней деревни, но не кончился от ярости. Иванов нашёл какую-то дворнягу, покрасил, чтобы идеально походила на Петрову собаку и бросил её за ограду... Конечно же, Петрова победила, но дело не в этом. Иванов был уверен, что его собака - Петрова! Ведь он так старался, КРАСИЛ!
  

ПОКА МАМКА НЕ СЛЫШИТ

   --- Эй, малыш, --- первое, что донеслось до одиннадцатилетнего Пети Какурина, едва он проснулся (насильно проснулся, а не по собственной воле). Это был голос его отчима, с которым он познакомился только вчера (быстро матушка его выпорхнула замуж!). --- Просыпайся, малыш!, пока мамка не слышит, я тебе кое-что растолкую!
   --- Что такое? --- недовольно зароптал Петя.
   --- Ты не бузи, сынок! --- Тон отчима был определённо неприятен. --- Это не я тебя разбудил, а ты меня разбудил!
   --- Я?!
   --- И сам проснулся. Тебе ведь кошмар снился. Верно?
   Петя сразу не отвечал; прежде он должен был вспомнить, что же ему снилось: последнее время сны вылетали из головы.
   --- Не знаю, --- машинально отвечал Петя.
   --- Зато я знаю!, что башка у тебя уже совсем опустела от всей этой ерунды!
   --- О чём Вы говорите?! --- не понимал Петя этого... ну совершенно незнакомого дядьку (припёрся вчера с самого утра этакий весельчак Ы и притащил на руках свою новую супругу, готовый убить наповал Петю, если б ему годиков было поболее).
   --- Не надо смотреть фильмы ужасов! --- отвечал он пасынку на вопрос. --- Не надо сочинять страшные истории! Врубаешься?!
   --- Какие страшные истории?
   --- Я же вижу весь твой мозг насквозь, сынок! Вижу, чем ты занимаешься в свободное время, писака! Ты занимайся, лучше, онанизмом - больше пользы людям будешь приносить...
   --- Это моё дело, чем мне заниматься! --- попытался Петя напрочь перебить этого крикуна.
   --- Да ты же не понимаешь! --- внедрял ему отчим. --- Ты ведь трус! Ты боишься взять в руки топор и замочить кого-нибудь. Но ты неплохо размышляешь; ты думаешь, обдумываешь все действия за отморозков, которые думать не умеют, а умеют только делать. Ну что, мыслитель, скажи, разве не так?
   --- Хватит! --- пытался Петя перекричать всю эту чертовщину.
   --- Хватит, --- согласился с ним отчим. --- А ещё хоть один фильм ужасов посмотришь, --- угрожающе предупредил он его, --- или подумаешь ещё хоть о чём-нибудь негативном, я проверю и почувствую твой мозг. И я тогда сделаю тебе больно. Поверь мне, малыш. Я пришёл в твою жизнь не просто так. Понимаешь? В жизни должно быть много доброго, хорошего и красивого, а не злого и кошмарного. Таких как я, их много. И мы будем давить на психику вам, ублюдочным фантазёрам. А сейчас спи, ложись спать, и постарайся наш сегодняшний урок не забыть. В мире не должно быть больше насилия!
  

ПОЧЕМУ ЭТОТ МИР ТАКОЙ СЛОЖНЫЙ И ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ?

   Очень много странного, непонятного и вообще всё не так. Даже порой самая ерунда! Если не верите, то я вам хочу рассказать одну историю. Правда, история тоже достаточно "странная", но я специально выбрал именно этот случай, чтобы выразить собственное непонимание бесконечных странностей (порой доходящих до абсурда и просто парадоксальных) этого мира. Того, в котором я родился.
   Я много загадочного и непонятного повидал на своём пути. И я бы не сказал, что описанный мной случай выделяется чем-то особенным.
   Байки маленького мальчика. Слово, которое нельзя говорить вслух.
   Когда мой папа первый раз повёл меня в баню, то я очень сильно удивился. Когда я ходил на горшок, то видел, что у меня очень маленький... - Мне папа не разрешает говорить вслух это слово. А у всех дядек, которые мылись в бане, это "слово" не только большое и толстое, но и покрыто маленькими, кучерявенькими, чёрными волосёнками! Прям, как моя голова. У меня тоже такие кудряшки, но только белого цвета.
   Но это всё ерунда. Если бы меня удивило только это, стал бы я писать свой рассказ? Мой отец посмотрел на мои глаза и сказал, что все эти люди в мои годы тоже были такими, как я. То есть, с маленьким "словом".
   Я увидел, что у одного дяденьки, когда он наклоняется и поднимает тазик, очень широкая дырка. Я слышал про разные пластические операции... Просто, я знаю, что у людей не бывают такие широкие дырки. Да даже если бы были, другие люди замучили их вопросами! Я даже сам хотел спросить, не боится ли он, если ему туда затечёт грязная, мыльная вода. И вообще, почему он пробку не поставит, если такой бесстыдник? Не постеснялся прийти в баню и раздеться догола. Ведь трусы же снимать никто не заставляет?! Можно засунуть пробку и мыться в трусах. Просто очень уж широкая дырка! Если бы мужчины умели рожать, то через неё легко пролез бы младенец!
   О! Придумал! Надо обратиться к нему с этим вопросом! Просто Нобелевский комитет выплатил этому мужику миллион долларов (он обещал такую сумму первому мужчине, который родит). Скоро должны объявить супер'сенсацию... И вообще, мужик пришёл сюда специально! Но сейчас пошли такие люди, что никого ничем не удивишь: хоть "слово" у него на лбу вырастет, им всё равно: они не вмешиваются в чужие дела. Поэтому этот дядька ходит одинокий... Ну, ему же не удобно обратиться к людям: "Смотрите! Как вы думаете, почему у меня на заднице такая большая дыра, что курица может снестись?"
   Мне нужно было создать какой-то актив. Сначала отцу всё рассказать, а он потом должен передать другим людям... Но я знаю своего отца: он взбесится. Он прекратит мытьё и выдернет меня из бани... Как пробку. Короче, у меня безвыходная ситуация! Я решил рискнуть и обратиться к этому "необычному человеку" напрямую.
   - Знаешь что, мальчик, - сказал мне человек, когда мы уже находились в раздевалке, вытирались и одевались. Мне повезло, что его вещи лежали рядом с нашими. - Просто я такой родился! Понимаешь?.. Я смотрю, ты очень смышлёный. А ты слышал когда-нибудь, что бывает с людьми, которые попадают в тюрьму? В общем, их там могут сильно обидеть. Серьёзно. Изнасиловать. А ты представь себе, что могут сделать насильники с человеком, у которого такая широкая дырка, как у меня? Просто этот человек будет являться редким исключением в современной системе, уничтожающей человеческое достоинство. Просто сейчас такое время, что рождается очень много лидеров. В тюрьме их ещё больше! Все лидеры, которых не поняли, начинают руководить преступным миром. Самое лучшее управление - в тюрьме. Сейчас очень резко возросла система уничтожения человеческого достоинства! Поэтому рождаются такие люди, как я. То есть, с такими задницами. Увы, но природа такова...
   Этот человек на секунду приостановился, чтобы осмотреться по сторонам. Вокруг него собралась толпа людей, раздевавшихся или одевавшихся. Они все столпились, чтобы послушать, что он говорит. Оказывается, этот человек блестящий оратор! Мне это очень не понравилось, потому что я хотел привлечь внимание публики не к тому, что он говорит, а к его... Ну, вы знаете. К тому слову, которое мне не разрешает говорить вслух отец.
   - Короче, мой юный друг, природу не обманете. Рождаются дети с такими головами, как у Вас, юноша.
   - Что вы имеете в виду? - встрял в разговор мой отец.
   - Ваш мальчик видит то, чего не видит никто, - ответил он. А потом объяснил, потому что последовали новые вопросы. Он дал мне понять, что никто не видел широкую дырку между его булочек, которую видел я и попытался у него это спросить. То есть, либо я слишком глупый, либо меня надо выпороть как следует. И дома отец со мной очень серьёзно поговорил. Нет, он меня не бил, а просто говорил таким тоном, чтобы я сильно разочаровался в себе.
   Но меня другое опечалило: Почему этот мир такой злой? Я пытался помочь постороннему человеку привлечь внимание общественности к первому родившему мужчине, а он мне ответил, что у меня какая-то необычная голова. Причём здесь я, если он специально пришёл для этого в баню: чтобы его "замучили вопросами"? Ведь ему нужна слава, пока никто ещё не знает о том, что появился первый мужчина, который родил! Ведь дело наверняка в этом, а не в том, что он мне наплёл!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Мальчишник по-новогоднему"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"