Уваротопулос Александер: другие произведения.

Последняя тайна Ссср

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот это жуткое "Ссср" меня пугает самого. В оригинале было все нормально: "СССР". Но Искусственный Разум Самиздата посчитал, что я не прав, и что эту опасную крамолу нужно искоренять на корню. Что он и делал несколько раз, меняя три великие буквы на маленькие...
    Ну и собственно, аннотация: во времена, когда СССР потрясал всех своей ссср-ной мощью, а люди на одной шестой суши если и задумывались о будущем, то будущее это было непривычно безмятежным, советскими учеными было создано супероружие, секрет которого потерялся с развалом большой страны.

  Экспозиция восстановлена. Мы счастливы, что Вы дождались!
  Впрочем, нет никакой гарантии, что она снова не отправиться на реставрацию. А что поделать, эти краски требуют особенно тщательного ухода.
  
  * * *
  
  В пятницу вечером позвонила Света.
  Я дремал на информационной программе, когда назойливо и нахально телефон завел свое "дильнь, дильнь".
  - Привет, - сухо сказала бывшая жена.
  Я подумал было, что заболел Кирилка, но про сына она не сказала ни слова.
  - Тебе звонил какой-то приятель, Олег. Ковров, кажется.
  Олег... Олег...
  - Может, Кернов?
  - Ну, да, Кернов!
  Сколько же я его не видел. Два года, три?
  - Он хотел с тобой встретиться, говорил, какое-то срочное дело.
  Ну, у Олега все дела считались срочными. Вечно он куда-то торопился.
  - И что?
  - Я дала ему этот номер. Попроси его больше нам не звонить.
  Женская логика! Если она дала НОВЫЙ номер, ясно, что по старому уже звонить не будут! Мне хотелось сказать ей, но я сдержался.
  - Не беспокойся, больше не позвонит. Как Кирилка?
  Теперь настала ее очередь.
  - Не беспокойся, очень хорошо.
  Вот мерзавка!
  Больше говорить было не о чем, но мы ждали несколько секунд. Она - возможно, в надежде еще как-нибудь съязвить, я - в попытке найти не безразличные сухие слова. А потом почти одновременно бросили трубки. Она - чуть раньше.
  Звонок выволок меня из дремотного состояния. Я попробовал расслабиться и вернуть эту неуловимую околосонную сладость, но тщетно. Ум занимали мысли, плохие и не очень. Да и телевизор уже только мешал, притягивая внимание. Несколько минут я боролся, а потом смирился и отдался происходившим на экране новым успехам в подъеме экономики и новому пуску межконтинентальной "Булавы". Да и Олег мог позвонить...
  
  
  Как бы не так. Приятель позвонил только на следующий день, часов в одиннадцать.
  - Коля? - спросил он несколько настороженно, так что я и не узнал его сразу.
  - Да...
  - Это Олег, Кернов.
  - Ах, Олег, привет. Мне вчера Светка звонила.
  - Да, она сказала твой номер. А ты что, в разводе?
  Он был по-доброму бестактен. Поэтому, я даже не обозлился.
  - Да. Ты сам как?
  - Да нормально. Слушай, ты все там же работаешь? Мне нужно кой чего просчитать.
  - Ты имеешь виду, на компьютере? Да я три года уже на другой фирме.
  - Как же так?!
  Он заметно огорчился.
  - А что у тебя такое? Может, можно на персоналке какой-нибудь? Они сейчас мощные.
  - Нет-нет, персоналка не годится, нужно что-нибудь солидное.
  Ну как же, помню, помню все эти сногосшибательные грандиозные идеи, которые нуждались в соответствующем обеспечении. Супер-ЭВМ ему подавай, как же. Впрочем, он всегда выручал меня.
  - У меня остались там знакомые, - сказал я. - К тому же, год назад фирма меняла оборудование, теперь там что-то около ста машин в связке. Попробую уговорить, чтобы они твое посчитали.
  - Да, поговори, но это нужно срочно.
  Срочно... не очень люблю это слово. Отдает авралом, сделать все равно как, лишь бы успеть к сроку.
  - Разве что сейчас позвонить... так как у тебя дела?
  - Нормально, нормально. У меня программа с собой, могу подвезти.
  Я хотел с ним встретиться, но только не в однокомнатной берлоге, еще и не своей. Но, похоже, его и сейчас оставляла равнодушной уютная обстановка и неторопливая беседа под кофе и коньяк.
  - Ты где живешь?
  Ладно, пусть приезжает. Это же не девушка, которую нужно очаровать. Сколько лет дружим, правда, последние годы и не виделись совсем...
  Да, после того, как наше НИИ разлезлось по швам в 96 году, и даже оборудование тайком распродал новый и сообразительный директор, мы разбежались, подавшись, кто куда. Кому-то удалось устроиться на денежное место, причем самых умных и голодных прикормила заокеанская родина, кто-то пошел в бизнес. Остальные из физиков и математиков перестроились в каких-то администраторов, менеджеров, организаторов, челноков... да, имелся один такой. Олег, кажется, связался с одной военной конторой (старые связи по его теме), которая, вообще-то, и сама доживала последние денежные деньки. Мы изредка встречались, Олег приносил мне посчитать на достаточно серьезном компьютере - к нему я имел доступ по своей работе,- какие-то выкладки. Потом случился перерыв в несколько лет, и вот он вновь объявился...
   Я сказал адрес.
   Олег приехал через час.
   Такой же взъерошенный, в растрепанной куртке, в вечных несменных джинсах и стоптанных кроссовках.
  Дырка на носке подтвердила, что он до сих пор не женат.
  - Рад тебя видеть, - сказал я.
  Я, в самом деле, искренне обрадовался встрече.
  - Привет, Коля.
  - Заходи, устраивайся.
  - Нет, пошли на кухню, там привычнее. У тебя есть, чего попить? Кругом одна газировка продается, невозможно напиться.
  Я усмехнулся. Этот разговор о газировке и лошадиных дозах сахара в ней возник лет шесть назад. И с тех пор Олег пил только обычную воду или минералку.
  Все-таки, знание - сила. Или нет, чем больше знаешь...
  - Есть холодная кипяченая, пойдет?
  Он осмотрел обшарпанные стены, умоляющие о ремонте, битую плитку в ржавых потеках, древнюю плиту и мойку.
  - Очень хорошо.
  Я подумал, что не помешает устроить маленькую поедаловку: кофе и что-нибудь к нему.
  Странно, но Олег продолжал рассматривать обстановку кухни, словно что-то выискивая.
  - Ты чего высматриваешь?
  - У тебя тараканы есть?
  - Нет. А надо?
  Он опустился на пол, проверяя.
  Я знал, у него бывали разные причуды, но чтобы такая...
  - Вообще-то, - продолжил я, доставая из холодильника, что нужно для бутербродов, - я знаю места, где они продаются, но из-под полы. Контрабандный товар, все-таки. Но зато, какие экземпляры: все как на подбор, упитанные, холеные, вышколенные. Гвардия, одним словом!
  Приятель усмехнулся. О своем.
  Меня всегда удивлял этот смех, вызывавшийся, судя по отчужденному выражению лица, совершенно другой причиной. Удивлял и забавлял.
  - Ты такой же, - сказал Олег. - Это хорошо. Некоторые изменились.
  - Что ты хочешь. Угар НЭПа. Нет того энтузиазма...
  - Ступенев, например. Сейчас бизнесмен, не подступишься. А в институте своим парнем был.
  - Я слышал про него.
  Время проявляют людей. Время и большие деньги. Иногда я даже задумывался: а хорошо бы попробовать проявить себя при помощи больших денег. Да только, откуда их взять...
  - Скажи, я похож на параноика? - вдруг спросил Олег.
  Такого я не ожидал и застыл на полуслове и полудвижении.
  - Вот и я думаю, что нет, - задумчиво сказал он. - Но меня не покидает ощущение, что что-то назревает.
  - С чего ты взял? И главное, что именно назревает? Глобальное потепление? Кризис среднего возраста? Крах реформы ЖКХ?
  - Нет, - он не поддался на мой сарказм, думая о своем. - Есть множество совершенно странных фактов. Знаешь, сколько появилось научных публикаций с ложными сведениями? В некоторых областях, например, до 30 процентов!
  - И тебя это начало удивлять? - я улыбнулся.
  - Нет, это один из примеров. С людьми что-то происходит. Это увлечение непознанным, впадение в религию, крайности... как будто люди неосознанно на что-то реагируют.
  На это я не мог не согласиться.
  - А ведь точно. Представляешь, у меня тоже самое со Светкой! В последнее время у нее сплошные заскоки. Поначалу думал, может, ревнует, но смотрю, буквально, на, пустом месте. Да вот, последний случай...
  Он пропустил мои слова мимо ушей.
  - Как животные. Те тоже предчувствуют приближение перемен...
  - Кстати, мы и развелись из-за ее характера, с ней невозможно стало жить: какие-то придирки, мелочная злоба...
  - Но те предчувствуют гораздо лучше.
  - Совершенно другой стала. Не понимаю!
  - Вот и тараканы. Вроде бы, ничем их не пронять, живут даже в теплообменниках ядерных реакторов. Но, почему-то, уходят... Чего им бояться?
  Я замер. Не скажу, что у меня кожа мурашками покрылась, но стало очень близко к тому.
  Есть особый замковый камень свода, ключ: если его убрать, весь потолок враз закачается, придет в движение, грозя рухнуть.
  И когда о таких вещах, как тараканы говорит Олег, прожженный материалист, верящий только своим расчетам и экспериментальным данным, это похоже на то, как если начали вытаскивать этот основной камень.
  Я тоже считаю себя прагматичным и практичным человеком. Научное образование и материалистический подход к миру настолько хорошо усвоились организмом, что газетные рубрики "невероятное рядом" и им подобные проходят через меня, не вступая в реакцию с убеждениями.
  Но тут мир прямо на глазах начал терять устойчивость.
  - Ты не шутишь?
  Он удивленно посмотрел на меня.
  Я перестал собирать бутерброды и сел напротив.
  - В последнее время почему-то исчезают тараканы. Где их травят, где не травят. И не из одного места, а отовсюду. Были тараканы, и вдруг нету... правда, не знаю, это только в России, или на всей Земле тоже. Мала исследовательская выборка...
  Олег часто носился с прожектами, иногда совершенно немыслимыми, но то касалось вполне реальных физических явлений, далеких от обыденной жизни с ее неудобствами. И тараканами.
  - Ты, в самом деле, серьезно?
  - Еще раз спрашиваю: я похож на параноика?
  Бывшая хватка дала о себе знать. Или же я попытался вернуть былую основательность и прочность:
  - Стоп, стоп. У тебя есть статистические данные? Сколько, когда, где?
  - Есть, но говорю, мало. Вначале наткнулся на заметку в газете. Курьез, забыл. Потом еще одна похожая. И еще. И еще. Стал сам расспрашивать. И точно, тараканы начинают пропадать. Глупо заниматься таким, правда?
  Ненаучно, подумалось мне.
  - Но меня зацепило. Знаешь, что перед войной мальчиков всегда рождается больше? Непонятный, но ведь существующий и вполне объективный механизм. Так вот, завело то, что моя соседка вспомнила, что в шестидесятых годах тараканы тоже исчезали. На год, она сказала. С десяток событий - это, какая-никакая, но выборка. Блажь, но меня увлекло, начал понемногу выспрашивать. И оказалось, что не везде, не все сразу пропадают, а идет вроде как начало большого процесса ...
  - Как крысы, которые бегут с тонущего корабля?
  - Вот именно. Только мала генеральная выборка и неясно, что считать тонущим кораблем, Российскую федерацию или весь земной шар?
  - Вогоны? - спросил я.
  - Что?
  - Извини. Ты не читал, это из одного фантастического романа. А кроме того, захотел поерничать. Трудно поверить.
  - Всем трудно поверить. Мне поначалу тоже было трудно. Но когда я поработал в архивах и кое-что узнал, то подумал, что тараканы предчувствуют лучше человека, и просто заблаговременно уходят...
  - В каких архивах? - перебил я.
  Он рассказал.
  После военных подрабатывал в какой-то фирмочке, стряпавшей программы за рубеж, затем вернулся в прошлую контору, которая, сприватизировавшись, начала заниматься консультациями и информационным обеспечением, вообщем, не без успеха воровала нажитое ранее. Главная ее ценность, в понимании Олега, заключалась в богатых архивах и богатых связях.
  - Чего я только там не нарыл!
  - Тараканов тоже?
  - Да тараканы просто еще один дополнительный факт! Там такое... - он покачал головой. - Коля, ты не представляешь!
  - Ну, почему же, представляю и очень хорошо. Краешек СССР и его секретность успел захватить.
  - Да это не то! Я вообще, стал пересматривать свои взгляды на мир.
  Совсем уже нечто невообразимое!
  - То есть?! Объясни!
  Он посмотрел на меня, оценивающе и тревожно.
  - Даже не знаю... Так что у тебя с женой?
  - Какая жена?! Ну, ее! Не переживай, устроится. Рассказывай!
  - Понимаешь, тут такое открылось... и я даже не знаю, держать в себе или с кем-то поделиться... ведь дело не только меня касается, а вроде всех... да и кому открыть... вот ты только и есть.
  - И ты во мне сомневался?
  - Извини. Я думал, что ты уже живешь своей жизнью, как другие... не до того. Но рассказать надо! Такое одному не вынести... тем более, подписка о неразглашении давным-давно...
  - Олег, какая подписка, на улице две тысячи шестой год! СССР давно уж нет.
  - Да я потом еще сколько их надавал! Ладно, так и быть! Но учти, это пока что совершенно секретная информация...
  - Боишься утечки?
  Он кивнул, похлопал себя по карманам, наверное, ища сигареты.
  Полуготовые бутерброды: отдельно хлеб с маслом, сыр и гаденькая ветчина начали сохнуть. Я и запамятовал о них. И банка с кофе не закрыта, наберет влагу...
  В следующее мгновение еда вылетела из головы.
  - Кстати, вот расчеты, забыл совсем!
  Он порылся в куртке и достал оттуда дискетку.
  - Маленькая программа совсем.
  - Прошлая маленькая программа затянула на себя сто процентов процессорного времени в течении всех восьми часов. Я думал, тебя прибью.
  - Было дело - просчитывал условия возникновения наведенной ионизации в атмосфере, плазменных облаков.
  - Ты начнешь рассказывать?
  - Хорошо. Слушай. Однажды в наших архивах я наткнулся на любопытную бумагу... хотя, там все были любопытными. Рапорт об уничтожении документов, относящихся к теме "Гроза", от тысяча девятьсот восемьдесят третьего года. Подписи: полковники все какие-то: от первого отдела, от Генштаба, от округа. Солидно, правда?
  - Да, - согласился я. - Что-то существенное. Любопытно.
  - Вот и мне стало любопытно. И текст дальше: такие-то документы уничтожены сейчас, такие-то - ранее. На другом листке - список. А в списке очень странные пункты: Акт об уничтожении результатов испытаний в связи с принятием на вооружение, акт об уничтожении сопроводительной документации в связи с принятием на вооружение. Акт об уничтожении...
  - Постой, что за чепуха. Уничтожение в связи с принятием на вооружение?
  - Уловил? Полковники собираются под грифом совершенно секретно, чтобы уничтожить еще более секретные Акты о том, что когда-то что-то сжигалось в связи с постановкой на вооружение. Что за оружие, поставленное на вооружение, требовало полного уничтожения сведений о нем?
  - Может, это просто такие фразы? Ззнаешь, военные любят туманить мозги себе и другим.
  - Так и я поначалу про это думал. Спрашиваю одного своего начальника, генерала в отставке, что это такое, тема "Гроза", и какое отношение имеет к нам.
  - Ну?
  - А он мне говорит, чего только в Союзе не делали, спроси Дмитрия Александровича; это еще один мой босс. Александрович мне рассказывает следующее. По этой теме в восемьдесят третьем году начался шум. Нужно было срочно уничтожить, все, что к ней относилось, абсолютно все документы. Причем, этим занимались только старшие офицеры. Он тогда был старшим лейтенантом, но краем уха слышал. Что за тема - не знает.
  - И это все?
  - Почти, - усмехнулся Олег.- Но в списке упоминались акты испытаний на Семипалатинском полигоне за 1955 год. Я через какое-то время нарыл информацию по этому году. Ничего существенного - в том году проводились обычные ядерные испытания.
  - Может это материалы по какой-нибудь особой бомбе? Повышенной мощности?
  - Холодно. Там еще и медики упоминались. Два НИИ без названия. Что-то вроде, что часть листов, относящаяся к медицинской части темы, уничтожена отдельно. И тоже полностью.
  - Все сходится. Ядерное оружие и его влияние на человека.
  - Ничего не сходится. Испытания ядерного оружия никогда не обставлялись ТАКОЙ секретностью, вплоть до уничтожения документов.
  - Супербомба, - сказал я.
  - Да, - согласился Олег. - Супероружие, и я этим загорелся.
  Ну, ясно, абсолютное оружие, вечный двигатель, нашел, чем время занимать!
  Я посмотрел на накрытый для посиделок стол: что на него еще следует добавить. Может, хлеба дорезать?
  Еще вспомнился вчерашний разговор со Светкой.
  - И охота тебе была рыться в старом хламе? - спросил я, чувствуя разочарование.
  - Ты не до конца дослушал! - горячо возразил Олег. - Я решил так: если есть эти документы, значит, возможно, существуют другие акты и другие списки уничтоженных материалов.
  - И есть? - без интереса спросил я.
  - И есть! Точнее, были, но это уже неважно, я их просмотрел. Мелочи, но ты же знаешь, как из мелочей составляется полная картина?
  Да, он прав. Это захватывает и будоражит, когда по звену, по маленькому кусочку находишь другие, и они подобно пазлам соединяются с первыми, проявляя общий вид, до того незнакомый. Системный анализ... собственно, он меня и поманил в науку.
  - И что получилось?
  - Получилось странное. Две разные части, медицинская и бомбовая. В первой - вакцина, во второй - изделие. По обеим частям полное уничтожение данных. Но по медицине обнаружилась маленькая информация. "Гроза-Гиппократ", создание вакцины, которая безопасна для человека и домашних животных. Вакцину не создали, и работы зашли в тупик, потому что не поступило образца чужеродного организма, против которого она бы действовала.
  Я начал намазывать на хлеб холодное, стружкой масло.
  - Что это за чужеродный организм... инопланетяне, что-ли?
  - Трудно поверить?
  - В инопланетян? Шутишь? - Я улыбнулся, - Я знаю результаты "Сетки" и той, второй программы. Кстати, это твой отдел, кажется, методику анализа военным давал.
  - Верно, "Галактика МО". Ничего существенного не нашли, хотя выводы кое-какие можно сделать. А если бы они имелись, инопланетяне?
  - Ну, не знаю... информация в любом случае просочилась бы.
  - Именно, просочилась - поскольку она есть, эта информация. Но если уничтожена?
  - С чего ты решил, что твоя "Гроза" против инопланетян?
  - Ты дослушай, дослушай. Однажды я завел разговор на эту тему с одним человечком. И он сказал следующее: да, в СССР было оружие против инопланетян. Но всю информацию по нему уничтожили в начале шестидесятых, когда начались полеты в космос. В восьмидесятых годах, а точнее, в восемьдесят третьем, - Олег торжествующе посмотрел на меня, а потом тем же взглядом на первый готовый бутерброд, - подчищали остатки, уничтожали косвенные сведения. Вполне возможно, и их бы не осталось, если СССР просуществовал бы дальше. Я спросил, не "Гроза" ли это случайно. И знаешь, что он мне ответил? Что однажды тоже интересовался этой темой. И ему сказали, что Берия, который лично курировал проект, в свое время всех лишних убирал; теперь этого, разумеется, не происходит, но чем меньше знаешь, тем дольше спишь.
  - Крепче, - поправил я. - Крепче спишь.
  - Он сказал, дольше...
  Олег вздохнул и осмотрел стол.
  - Это с чем у тебя бутерброды?
  - Называлась ветчиной, но гадость редкостная. Рядом на рынке купил.
  Он отхватил бутерброд и жуя, начал готовить кофе.
  Я тоже завозил ложкой в пустой чашке, где лежал только сахар и кофейный порошок.
  - Значит, оружие против инопланетян, - меня не оставляло сомнение, - невероятно. Точнее, непонятно.
  - М-м-м, - сказал он и закачал головой. - Сыр тоже с рынка?
  Я кивнул.
  - Налей мне кипятка.
  Он расправился со вторым, третьим бутербродом, затем подул и отставил чашку с кофе: "Горячо".
  - Может, у тебя молоко есть?
  - Нет, купить не успел. А что же там было такое, бомба?
  - Да. Потом я узнал следующее, но позже, - сказал Олег. - В сорок восьмом году Королева, Келдыша и Курчатова вызывали в Кремль и знакомили с материалами по неопознанным объектам. Королев, например, разбирался с документами три дня. А потом они докладывали Сталину свое мнение. И знаешь, что спрашивал Сталин?
  - Ну, откуда мне знать.
  - Не есть ли это свидетельством внешней угрозы. Каково?
  - Если Сталин так говорил, то это вполне серьезно. Наверное, после этого и начали разрабатывать твою "Грозу"?
  - Именно! Потом я еще раз перелопатил материалы по взрывам в пятьдесят пятом году на Семипалатинском полигоне, нашел несколько фактов - как последние звенья, - и понял. Все сложилось в цельную картину. И еще какую! Это было гениально!
  - Что было гениально? - осторожно спросил я.
  Помнится, слово 'гениально' Олег произнес только два раза, и то, оба раза относились к какой-то сложной функции, которая вырождалась при определенных условиях... вообщем, это неважно, во что она вырождалась.
  И вот теперь - третий раз.
  Я приготовился услышать Нечто.
  - Вот это и есть самая большая тайна Советского Союза. Которую Так следовало оберегать. Честно говоря, я восхищен ими!
  - Не томи, что там такое?!
  - Тогда вначале ситуация. Ты же ученый, - добавил он, увидев мое недовольство очередной заминкой, - это как тренировка для мозгов. Нападают инопланетяне, неважно кто и как, главное, что у них несоизмеримая с людьми мощь. Это - начальные условия. Твоя задача - создать оружие, которое способно их остановить. Что ты можешь предложить?
  - Водородная бомба?
  - Не смеши!
  - Ну, что-нибудь экзотическое... лазер, аннигиляция.
  - Обленился вконец!
  Я поддался на игру.
  - Ты прав, это не годится. Этим Их не испугать. Возможно, у инопланетян есть что-нибудь и покруче... давай, рассказывай.
  - Ну, я тоже сразу не догадался, - усмехнулся Олег. - когда стал моделировать ситуацию от этих условий. Ну, а если бы, ты, зная, что они нападут в такое-то время, смог бы вернуться во времени на два часа назад и...
  Я уставился на него. Меня проняло. Я оборвал пришедшую мысль на половине, боясь пустить в себя целиком.
  - Не-ет, не может быть... физика... современная физика!!!
  - Ведь гениально?!
  - Невозможно... - тихо произнес, почти шепнул я. Вот теперь у меня побежали по коже мурашки. По-настоящему. - Это конец всей динамической концепции времени! Да что там времени!!!
  - Да! Но ты представляешь: одна бомба - и привет всему вторжению. Любой враг теперь может быть уничтожен! Всегда, в любом случае! Ты просто перемещаешься на два часа назад и упреждаешь чужое вторжение. Какое красивое решение!
  Олег улыбнулся и добавил:
  - Понимаешь теперь, какого рода этот секрет и как его нужно оберегать?
  Слова: "какого рода" он выделил особо.
  - Ох, - только и сказал я. - Но как же... постой, а ты сам как узнал?
  - Нашел воспоминания одного из испытателей, который в том самом году работал в Семипалатинске. Последний фактик, который сцепил все остальные. А его фамилию я до сих пор помню: Алексеенко Сергей Андреевич. Двенадцатого августа пятьдесят пятого года. Их группа проводила какие-то свои исследования и попала под ядерный взрыв, который должен был случиться по плану на два часа позже, - Олег почти ликовал. - Ты знаешь, какие у нас меры безопасности были? Чтобы люди в эпицентре оказались, такого просто не могло быть! Так вот, заряд малой мощности, подземный, поэтому все отделались лишь испугом. То, что малый, понятно - боялись осложнений. И никто не догадался, что случилось.
  - Так значит, это правда... - я задумался, прикидывая, как такое может получиться.
  Как вообще может случиться такое! Нет, невозможно!
  В мгновение ока квартира перестала существовать - был только Олег напротив, пожирающий неумелые бутерброды, и крушащая логику, багаж знаний, опыт мысль о том, что мир изменился. Вмиг стал тревожным, непонятым, и чужим.
  - Пытаешься теорию понять? Вот и я пытаюсь, уже несколько лет. Каков механизм переброса? Ясно, что энергию они черпали из самого взрыва. А вот сам способ не знаю, наверняка что-нибудь простое, что потом нигде не упоминалось. Ты помнишь, сколько у нас в институте имелось информации по теории времени? Вот то-то же. Ах, как хочется посмотреть на эту теорию!
  - Берия курировал проект? - с трудом вымолвил я.
  Я не мог принять асйберг нового знания целиком и цеплялся за привычное.
  - Да, и атомный, и "Грозу", - беззаботно ответил Олег. - Заметь, какой красивый подход: одновременно работали над двумя вариантами. Первый - препарат, который действует избирательно, только на пришельцев, второй - оружие на физических принципах. Если работы по одному из вариантов зайдут в тупик, останется запасной.
  - Научный подход...
  - Еще бы!
  - Но сколько сразу вопросов выступает... если забросили назад во времени. Взрыв только один нашел?
  - Пока один. Думаю, их произвели не более двух, слишком заметно, что испытывают. Затем создали несколько устройств и все расчеты, все документы уничтожили, больно высока цена утечки информации. Представь, что будет, если Супероружие, против которого нет защиты, появится у противника? Кстати, очень изящное, хоть и парадоксальное решение - уничтожить всю информацию, все протоколы испытаний и все бумаги. Нет информации - нет секретов!
  - Разумно, очень разумно! Но как тогда воссоздавать ... темпоральные, - мне это слово далось с трудом, - бомбы с течением времени?
  - Что-нибудь да придумали, откуда я знаю! Меня интересует, кто знал о проекте, каким образом передавалась информация? От генсека к генсеку, или же она плавала на каком-то уровне, не поднимаясь наверх? Знает ли о бомбе или бомбах нынешнее руководство?
  - Не думаю, - я машинально забарабанил по столу пальцами. - Информация такого рода не должна существовать открыто, это следствие особой ее секретности. Истину могли знать только Сталин, Берия, несколько разработчиков. Остальные - только что существует некое оружие, которое нужно применить тогда-то и тогда-то. Кстати! Это же системы управления, моя вотчина! Сложная система с зафиксированными связями, цель которой невозможно определить по этим связям.
  Олег мог этого и не знать.
  - Я этим занимаюсь с недавнего времени, - продолжил я. - Смотри, я составляю набор инструкций для каждого элемента системы. Инструкции элементарные: в такой-то момент времени или при наступлении таких-то условий сделать то-то и то-то. По отдельным элементам понять предназначение системы невозможно, только в совокупности. Поэтому, даже на самом верху могли не знать, что у них в руках, и какими возможностями располагают. Но каков ход! Чтобы в пятидесятых годах придумать такое!
  - Ну, в целом согласен, я приблизительно к тому же пришел...
  - Поэтому о бомбе вряд ли знали и знают. Действовал безупречный, а главное, скрытый, механизм принятия решения, обезличенный, не зависящий от воли человека.
  - Мда... - Олег согласно кивнул головой, - Но самое ужасное, мы не знаем теории! Ах, дорого я бы дал за нее!
  - Не представляю совсем, даже с какой стороны подступиться. Это же все кувырком летит! Так значит, твои расчеты...
  - Точно, все пытаюсь накидать варианты. Линейное время, ветвящееся, параллельное! Ах, если бы они хоть какую подсказку оставили!
  Я почувствовал прежний азарт исследователя. Такая тайна стоила того, чтобы потратить на ее разгадку годы и даже десятилетия!
  - НО как же сами изделия? Они ведь могут до сих пор где-нибудь на складе лежать, списанные. Если посмотреть начинку...
  - Подозреваю, что они висят над нами в космосе, - просто ответил Олег, - я думал об этом.
  - Ух!
  - Есть несколько подозрительных объектов, которые проходят как вышедшие из строя спутники. Вращаются в сторону, противоположную вращению земли, имеют орбиты, достаточно высокие, чтобы в ближайшие тысячи лет не упасть обратно. Думаю, на каком-то этапе бомбы решили разместить на орбите. Тогда можно ни о чем не заботиться, лишь в нужное время передать сигнал. Но это мои догадки. Как наводить на цель, как управлять, ничего этого я не знаю.
  - Ракеты в этом отношении проще,- заметил я.
  - Но недолговечнее.
  - Послушай, но ведь сам факт переброса назад во времени уже говорит в пользу какой-то одной теории?
  Он покачал головой и принялся пить остывший кофе.
  - У тебя бутерброды еще есть?
  - Хлеб есть, масло, сыр. Найдется, что поесть.
  Признаюсь, руки у меня слегка тряслись, пока я возился с продуктами. Услышанное все ворочалось, не желая умещаться на отведенном для него месте, и продолжало расшатывать соседей.
  - Как раз и не говорит, - сказал он, участливо следя за моими движениями. - Тут имеются некоторые нюансы. Смотри. - Он отобрал у меня два куска батона, пластину сыра и разложил их на столе. - Все идет последовательно. Вот первый бутерброд -решение на взрыв. Вот второй - сам взрыв, а вот - нажатие кнопки.
  Оставшийся кусок хлеба повис в его руке.
  - Как поступить тем, кто отвечает за пуск? - продолжал Олег, держа зачаток бутерброда на весу. - Ведь взрыв уже зафиксирован в истории?! Вот первые два куска на столе. Нажимать кнопку? А не спровоцирует ли нажатие еще один взрыв? Не нажимать? Но тогда, каким образом произошел тот, первый... Кстати, будь на их месте, я бы не нажал. Хочется глянуть хоть одним глазком на нарушение второго закона термодинамики, как энергия появляется из ничего. Нет, так просто статическую теорию не применишь, законы сохранения - везде законы сохранения!
  - Это слишком умозрительно, - возразил я, - Не нажми ты кнопку, и с этого момента взрыв исчезнет из истории, словно его никогда не бывало.
  - Но два часа он ведь будет существовать в памяти тех, кто его видел?!
  - Не будет, они тут же забудут, что видели взрыв.
  - То есть, ты утверждаешь, что информация может внезапно исчезать и появляться из ниоткуда в зависимости от того, как влиять на время?
  Этот тон я знал еще с института. Он обычно предварял долгий спор, ожесточенный и непримиримый, иногда на повышенных тонах, чтобы доказать очевидное безмозглому собеседнику.
  - Я ничего не утверждаю.
  - Ладно, сделаем перерыв. Позвони своим друзьям.
  - Хорошо.
  - А потом расскажу еще кое-что.
  
  
  Я пошел звонить. Долго никто не брал трубку, суббота все-таки. Потом подняли, но этого парня я знал плохо. Он попросил перезвонить через полчаса.
  - Знаешь, - сказал я из коридора, - я вот думаю, что теории, полной теории могло и не быть.
  - Как это? - донесся из кухни голос Олега.
  - Во время атомных испытаний они просто получили определенный результат, методом проб и ошибок нашли, как его усилить, и в результате получили устройство, позволяющее забрасывать предметы в прошлое. Или в будущее. А принцип так и не поняли.
  - Не согласен! Работающие уравнения и решения можно получить и в рамках теории относительности.
  - Если знать, куда копать. Ты, вот, много получил?
  Он помолчал, затем вышел в коридор.
  - Тут вот еще что. Помнишь, я говорил в самом начале, что в восемьдесят третьем году проверяли архивы во второй раз?
  - Да, - сказал я.
  - А тебе не приходит в голову, для чего?
  Чтобы окончательно уничтож...
  Мысль прервалась на половине. А причина, причина второй чистки?
  - Чтобы еще сильнее засекретить? - спросил я. - Но зачем? Ты что-то знаешь?!
  - Догадываюсь... - Олег как то по-особому посмотрел на меня, - второй раз мог означать только подготовку к новому применению. Хотели удостовериться, что не произойдет никакой утечки.
  - Как? - переспросил я. - К новому применению?!
  - Проще лицо сделай, - сказал Олег.- Вообще-то, это и есть последний вариант, на котором я остановился. - Он вышел в коридор. - Что бомбу уже раз применили.
  Я замер.
  - Не удивляйся так. Вообще-то, этот вывод лежит на поверхности. Я думал, ты и сам догадаешься.
  - Ты сколько о "Грозе" знаешь? Сколько успел уже всего просчитать и проанализировать?!
  - Ладно, ладно. Но это вполне очевидно!
  Олег пару секунд просто молча смотрел на меня.
  - Достаточно проанализировать полную статистику ядерных взрывов, где и когда проводились...
  У меня внутри все похолодело, и появилась такая нехорошая дрожь.
  - Когда?
  - Главное, знать, где найти эту полную статистику...
  - Когда?!
  - Помнишь, в какое время начали интересоваться неопознанными объектами? Правильно, конец сороковых, начало пятидесятых. Потом затишье и в конце 70-х новый пик. Почему в шестидесятых было затишье?
  - Когда?!!
  - Март шестьдесят третьего года, - вздохнув, ответил Олег. - В космосе. Две мегатонны. Необъяснимый, незапланированный взрыв К-6, который не упоминается ни в одном из открытых источниках. Именно весной этого года тараканы стали покидать человеческое жилье. Чуяли, что грядет катастрофа, уничтожение человечества. А заодно и всего животного мира Земли.
  Я думаю, Пришельцы тогда и попытались высадиться. Наши самолеты и ракеты их не останавливали. Произошла катастрофа! И вот тут правительство СССР использовало свой последний козырь. Не знаю, как это выглядело в деталях, но вдруг с какого момента времени возник парадокс: за два или три часа до начала Вторжения, в определенной точке пространства, скорее всего, там, где в то время находился центр управления пришельцев, разорвалась атомная бомба. Ее невозможно было перехватить, потому что она появилась просто из ниоткуда.
  История изменилась. В этой новой версии ядерный взрыв произошел внезапно, без видимых причин, и он разметал основные силы вторжения, еще не приступавшие к десантированию. Никакой высадки не случилось - высаживаться оказалось некому. Мы победили! Возможно, сами инопланетяне не поняли, что случилось, поскольку события пошли другим путем. Или же поняли, но испугались. Испугались ТАКОГО противника.
  - Восемьдесят третий год... - тихо произнес я. Пересохший язык не слушался.
  - Да, я знаю. В начале восьмидесятых был новый всплеск исследований неопознанных объектов. Наверное, Инопланетяне снова активизировались. Сам говорил про механизм принятия решения, он заработал в ответ на какие-то проявившиеся события. Неважно какие. Главное, не это. Заметь другое, - Олег усмехнулся, - прошло больше двадцати лет, и только сейчас тараканы стали исчезать снова. Первый раз уходили перед Вторжением в шестьдесят третьем, потом вернулись, и вот опять...
  Я ошалело смотрел на него:
  - Что ты хочешь сказать???
  - Что с развалом Советского Союза утрачено все: механизм сбора данных, принятия решения, методика применения. Нет больше той единственной силы, способной остановить Пришельцев во второй раз!
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"