Узун Сергей Дмитриевич: другие произведения.

Арслонтандиливкак и...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моральные и не очень сказки. (серия бестолкового бреда, претендующего на сагу или даже на эпос. Претендующего, правда, на это звание в кругах людей, которые не совсем себе представляют, что такое эпос или сага )

   Рождение Арслонтандиливкака.
  Жил бы мальчик.... То есть, на какой-то момент существования человечества, он безусловно не жил.
  Родители очень хотели, чтоб о мальчике в будущем не трепались попусту и назвали его Арслонтандиливкак. Сначали, главное, хотели придумать матерное имя. Ржали долго оба:
  - Представляешь, представляешь? - катался по полу отец - Назовем его, допустим, Ннахом. Учительница встает и говорит - "К доске, Ннах!". Все в шоке будут. Или на улице - "Эй, Ннах". Все оборачиваются, возмущаются.
  - Тхахахаа! - смеялась еще беременная в то время мама - А если по фамилии будут звать?
  - Так еще ж прикольнее! - счастливо улыбался отец - Модекратнов-Валуа-Каппетнги Ннах! Все умрут.
  - Хахахах! Прикольно. - смеялась беременная - А еще можно назвать...
  И нашептывала в ухо мужу всякие гнусности, от чего он терял сознание, потому что никак не ожидал, что беременная женщина может ругаться как сильнопьяный матрос, которого человек, сильно похожий на Сергея Зверева, облил внезапно ведром прокисшего кефира с высоты 4-го этажа да еще и засмеялся обидно.
  А потом в одночасье родителям стукнуло по шестнадцать лет, они, под грузом лет, стали серьезнее и поняли, что нельзя называть ребенка как попало. И решили, что имя должно быть информативным и сразу рассказывать почти все о человеке. Залет - как имя, забраковали сразу. Плодлюбвипетраисветланы - тоже, хотя информативности было больше, но отец уже решил отказаться от информативности и решил, что имя должно внушать уважение. Но против имени Этомойсынктоивотронетубьюсразуказлы возразила мама. Потому что у нее воображение было богатое и она в деталях представила себе как мальчик в подворотне отвечает гопникам на вопрос "Слышь, малой, как тя завут?" и все последствия такого знакомства.
  А сама, главное, в это время журнал умный читала, где говорилось, что знание имени человека дает до семидесяти процентов власти над ним. Испереживалась все, в жернальчик плюнула и сказала:
  - Будет он Пдыррфдловапкринижывус!! Съели, гады? Попробуйте запомнить теперь! Фиг вам, а не власть, над сыном моим!! Я победила! Победила!!!
  - Как, как будут звать моего сына? - переспросил отец.
  И украл победу у жены, которая повторить имя не смогла, но обрадовалась, что способ верный. Раз уж сама МАТЬ РЕБЕНКА не запомнила - куда там остальным.
  В этот раз подошли к вопросу предусмотрительно. Записали на бумажке имя и айда в роддом. Рожать чтобы. Время как раз пришло. А чего тянуть - родители готовы, имя есть...
  - Нарекаю тебя Арслонтандиливкаком! - серьезно провозгласил отец, тщательно сверяясь с бумажкой.
  - Хренассе! - удивился доктор и уронил Арслонтандиливкака на безжизненно белый, холодный кафельный пол.
  - Нормально жизнь начинается! - удивился Арслонтандиливкак, лежа на полу.
  - Он разговаривает!!! - закричала акушерка и хлопнулась в обморок.
  - Она орет!! - закричал Арслонтандиливкак и от удивления сел на полу.
  - Хо-хо! - обрадовалась Арслонтандиливкакова мама - Он сидит уже! Молодец, сынок! Этот... как, бишь тебя...
  Она забрала у отца листок и, запинаясь, прочла нежно:
  - Арслонтандиливкакушкаа!
  - Не лишай меня общению с ребенком! - возмутился отец и отнял у матери бумажку - Арслонтандиливкак, пока твоя мать лежит, я, твой отец хочу тебе пожелать долгого и крепкого здоровья...
  - И чтоб власть над тобой не захватил никто! - захохотала счастливая мать - Выкусили, да?! Имя им! Как же! Все!! Все выкусилиии!!! Во тебе, а не власть над сыном моим!!!!! - показала она дулю врачу
  - Идите все отсюда вон! - почему-то вернулся дар речи к врачу - А то я вам всем морды сейчас набью! Устроили тут, понимаешь, бардак!
  - И ребенку набьешь?! - взвизгнул Арслонтандиливкак.
  - Сволочь! - сказала мать.
  - Беспричинный агрессор! - весомо уронил отец - Мы уйдем, но справедливость уйдет с нами!
  - ВООООН! - закричал врач - В ПАЛАТУ ВСЕ!!! ПОЗДРАВЛЯЮ! У ВАС СЫН!!!
  - МЫ ЗНАЕМ!! - гаркнули на врача вся семья с Арслонтандиливкаком вместе.
  И все ушли в палату. А доктор сел и разрыдался. Неадекватный какой-то, наверное.
  
  
  Пучок Морали:
  1. Имя - дело серьезное. Не до приколов. А то называть детей Эрастами легко, а им потом жить.
  2. Молодо - зелено, совершеннолетно - уже других цветов должно быть. Бо ответственность.
  3. Если не запоминается - лучше записывать.
  4. Дети взрослеют быстро.
  5. Не выводите из себя врачей. Они хорошие, как правило. Но нервные.
  6. Мать за ребенка всегда рада и вооще горой стоит.
  7. Шести предыдущих пунктов - вполне достаточно.
  8. Достаточно для чего, Фрум?
  9. Отвали, Фрум.
  10. Надо было не писать этот пункт. А то четное получается.
  11. ВООООН ОТСЮДА, ФРУМ!!! В ПАЛАТУ!!!
  
  Арслонтандиливкак и искажения имени.
  - Бумажку мне! - скомандовала мать.
  - Дорогая? - не одобрил отец - При ребенке?! Рисовать?! Я думаю, ему рано разочаровываться в родителях.
  - С именем бумажка где? - пояснила мама - Я должна как-то обратиться в ребенку или нет?
  - Аааа. - понял папа - Вот.
  - Арслонтандиливкак. - запинаясь прочитала мама - Моя жизнь превратится в кошмар. Надо как-то сократить, наверное.
  - Я отвечу адекватно. - пригрозил Арслонтандиливкак.
  - Арслонтандиливкак? - подняла брови мама
  - Мама? - поднял брови Арслонтандиливкак.
  - Арслонтандил? - сократила мама
  - Мам? - адекватно ответил Арслонтандиливкак.
  - Арслон? - усугубила мама.
  - Ма? - не сдавался Арслонтандиливкак
  - Арс! - маме понравился это вариант.
  - М? - хмыкнул Арслонтандиливкак.
  - А! - хихикнула мама
  - ! - торжествующе промолчал Арслонтандиливкак.
  - ! - торжествующе промолчали оба родителя.
  - Вот вы и попались! - захихикал Арслонтандиливкак - Теперь вы будете звать меня молча. Я во дворе, допустим, играю. А вам, допустим нужно меня домой позвать срочно. Дурацкую какую-нибудь майку с пакемонами примерить. Вы открываете окно и начинаете громко молчать. А я играю себе. Пока зов сердцем не почувствую.
  - До чего ж у нас гениальный ребенок! - восхитилась мама и замолчала.
  - Что мама? - отозвался Арслонтандиливкак.
  
  Арслонтандиливкак и дети
  - Дети, дети!! - маминым голосом кричал из окошка Арслонтандиливкак - Не хотите поиграть с нашим ребенком?
  - Вау! - обрадовались дети - А можно? А как с ним играть?
  - Конечно можно! - кричал Арслонтандиливкак - А играть с ним просто - конфету даете, а он вам за это говорит что-то. Или песню поет. Или танец танцует. Или морду прикольно кривляет. Очень смешно получается.
  - Ухты!! - обрадовались дети - А если у кого-то конфеты нет? Те как играть будут?
  - Те у кого конфет нету - и не дети вовсе, а взрослые! А раз взрослые - пусть деньгами дают. - рассудил Арслонтандиливкак.
  - А у кого и конфет и денег нет? - торговались дети.
  - Те бедняжки! - заплакал Арслонтандиливкак - Тех мне жалко очень! Они не смогут поиграть с Арслонтандиливкаком!
  - Есть! Есть конфеты дома! - закричали дети - И деньги дома есть!
  - Бегите по домам, сорванцы! - засмеялся Арслонтандиливкак маминым смехом - А потом за Арслонтандиливкаком приходите. Он на лестничной площадке будет лежать. Осторожней там с ним!
  - А вы где, тетя? - закричали дети.
  - На работе я! - маминым голосом закричал Арслонтандиливкак - Ребенка бросила дома и на работу ушла. А дома - ни одной конфеты! Щастливое, блин, детство у ребенка!
  
  Арслонтандиливкак и Бабайка
  Бабайка приходил к Арслонтандиливкаку каждую ночь. Бубукал, рожи корчил, угрожал, в позу становился, требовал чего-то, проявлял неуважение... В общем вел себя глупо, как Великобритания.
  - Ты ж пойми, дурашка! - увещевал Арслонтандиливкак - Не боюсь я тебя, не боюсь совсем. Понимаешь?
  - Ага! - понимал Бабайка и продолжал нелогично - КАПЕЕЕЦ ГРЯДЕЕЕТ! БОЙСЯ КАПЕЦААА!! ГОТОВЬТЕСЬ К КАПЕЦУУУ!!
  - Ну вот и зачем ты, дурак заполошный , капс-локом кричишь? - спокойно спрашивал Арслонтандиливкак.
  - Капец-то грандиозен. - смущенно оправдывался Бабайка - О грандиозных вещах надо капс-локом кричать. А не грандиозные тебя не пугают. Ты странный такой ребенок.
  - Ой! -испугался Арслонтандиливкак - Я ж ребенок еще!!
  - Ага?! - спросил обрадованно Бабайка.
  - Неа. - захихикал Арслонтандиливкак - Купился?
  - Эхх. - вздохнул Бабайка и зарычал страшно на Арслонтандиливкака.
  - Тигр! - угадал Арслонтандиливкак.
  - Все знает. - вздыхал Бабайка - А вот это, например кто?
  И рычал еще страшнее.
  - Дворник наш. - отвечал Арслонтандиливкак - Грамм шестьсот на груди. До отключки минут двадцать.
  - Все знает.. - вздыхал Бабайка...
  
  
  Пучок моралей:
  - Не сокращай, да не сокращен будешь
  - Родила дитя - запомни имя
  - Встал у окна - не молчи. Зови ребенка ужинать.
  - Молчишь - молчи красноречиво.
  - Дети цветы жизни. Им тоже нужны горшки.
  - Конфета - не роскошь, а денег стоит.
  - Если не покупать детям игрушки они будут играть со всякой фигней.
  - Бабайка - сволочь.
  - Дворник - пьянь.
  - Капец грядет неграндиозный.
  - ГРАНДИОЗНЫЙ КАПЕЦ НАСТАЛ!
  
  Арслонтандиливкак и укрощение пальца.
  
  - Арс! - сказала мама - Прекрати! Мозги поцарапаешь!
  - А? - не вынимая пальца из носа, возразил Арслонтандиливкак.
  - Бэ! Палец из носа вынь! Тебе уже пять лет все таки!
  - Фигассе, время как летит. - удивился Арслонтандиливкак - Всего 3-4 рассказа назад родился... Видимо год за двадцать идет. Как компенсация за трудные условия. С такими-то родителями..
  - Палец вынь! - не подключилась к дискуссии мама.
  - Откуда в вас эта авторитарность? - палец оставался там же где был - Ни одного разумного довода... Приказы только.
  - Это некрасиво. Меня тошнит аж. - привела довод мама.
  - Что-то с вестибулярным аппаратом, наверное. Укачивает. - посочувствовал Арслонтандиливкак.
  - Палец! - закричала мама.
  - В носу! - подхватил Арслонтандиливкак - Вот вы представьте, мама - я не половозрел, читать не умею, новыми игрушками не избалован. Чем мне занять себя?
  - Поиграй во что-нибудь. Мультики посмотри. Что-нибудь еще придумай. - присоветовала мама и сорвалась на крик - Только вынь этот чертов палец из носа!!
  - Не нужно истерик. - спокойно ответил Арслонтандиливкак - В доктора с Танькой из соседнего подъезда запрещаете играть. Мультики не радуют. Вот сижу и колупаю в носу. Веду себя как ребенок. Не создаю шума, между прочим, не капризничаю, не прошу новый велосипед. Чего вам еще надо-то?
  - Чтоб палец из носа вынул!
  - Вот ведь упорство какое... - вздохнул Арслонтандиливкак - Пробовал я. Выну его и слежу за ним строго. Пока смотрю на него - вроде смирный. Чуть отвернусь - Хоп! И в носу он. Как это происходит - ума не приложу.
  - Рефлективно! - кивнула мама.
  - Ма, мне все-таки пять лет всего. Слова "рефлективно" я могу и не знать. - пробурчал Арслонтандиливкак.
  - Наконец-то он чего-то не знает. - обрадованно выдохнула мама.
  - Могу и не знать, но к счастью знаю. - ехидно продолжил Арслонтандиливкак - Пробовал бороться. Сначала думал привязывать палец к ремню, но передумал. Потому как это ущемление свободы. Нельзя чувствовать себя свободным человеком, если хоть одна незначительная часть этого человека связана. После я надевал рукавицу на руку.
  - И что? Рукавица должна была помочь.
  - Не помогла. Ковыряние остается. И добавляется адская боль в носу. - вздохнул Арслонтандиливкак - И только одно средство помогло стопроцентно.
  - Где ж помогло-то?! - возмутилась мама - Ты на секунду не вынул палец из носа за все время что мы говорим.
  - Сама виновата. Вы ж запретили играть в доктора! - еще тяжелее вздохнул Арслонтандиливкак.
  - Вот бессовестный! - покраснела мама - Прям больше ничего не помогает?
  - Конечно. В этой игре нужны все десять пальцев! - убежденно сказал Арслонтандиливкак- На колупание пальцев не остается. Может Таньку пригласим к нам жить, а?
  - Вон! Иди отсюда! Делай что хочешь. - встало сказала мама - Видеть тебя не могу с этим пальцем в носу! Иди погуляй.
  - Если что - я в соседнем подъезде! - важно сказал Арслонтандиливкак, вынул палец из носа и пошел к Таньке.
  
  
  Пучок моралей:
  1. Есть гораздо более страшные места для ковыряния, чем нос.
  2. Не умеешь убеждать - сиди и ковыряй в носу.
  3. У семи нянек нет-нет, да обнаружится двуглазый ребенок.
  4. Улица может научить не только плохому, но и вдохнуть чувство прекрасного.
  5. Язык до Киева доведет.
  6. Какой язык, Фрум?
  7. Украинский, наверное, Фрум.
  8. Копченый язык может довести до сытости.
  9. Язык жестов может довести до оргазма человека с богатым воображением.
  10. Грязный язык дворника Сидорова довел старую деву Белостенову до грязных фантазий.
  11. Аморальная какая мораль.
  12. Дурацкий дурак, наверное, писал.
  13. Простите, христараде, люди добрые. Устал я от работы в таком графике.
  
  Арслонтандиливкак и педагогика
  
  Арслонтандиливкак мирно сидел и читал учебник по сопромату. В дверь вошел папа с прутиком в одной руке и веником в другой.
  - Бить будете, папаша? - учтиво спросил Арслонтандиливкак.
  - эээ. Почему ж бить-то сразу? - смешался папа.
  - Воспитывать. Какое ж воспитание без розог? - пояснил Арслонтандиливкак.
  - Сынок! Я хочу тебе что-то рассказать. Показать наглядно. - торжественно сказал папа и протянул сыну прутик. - Сломай этот прутик.
  Арслонтандиливкак понял, что разговор предстоит долгий и отложил книжку.
  - Зачем? - спросил он.
  - Ну.. Просто. Сломай и увидишь. - настаивал на своем отец.
  - Я не буду ломать что-то просто так. - отказался Арслонтандиливкак. - Объясни сначала.
  - Ты можешь сломать этот прутик или нет? - начал терять терпение отец.
  - Не могу! Бессмысленный деструктив - не мой метод. Это мои принципы. - твердо сказал Арслонтандиливкак. - Я не ломаю деревьев, мебель, людей и прутики просто так. Я даже развлечения ради не ломаю ничего. Не буду я ломать твой прутик. Разве я не прав?
  - Прав...- скуксился папа. - О! Я придумал! Отнесись к этому как к созиданию! Из одного прутика ты создаешь два. По-моему это прекрасно. Так сможешь?
  - хмм.. - задумался Арслонтандиливкак. - Вряд ли. Нет смысла в приумножении бессмысленных вещей. Прутиком, допустим, можно меня высечь. А двумя его обломками - вряд ли. Что с ними потом делать?
  - Ну. Я не знаю.. - занервничал папа. - А если я тебе скажу, что этот прутик - наглядное пособие? И что свое предназначение он выполнит только если он будет сломан? Тогда как?
  - Не выйдет. - скорбно развел руками Арслонтандиливкак. - У меня нет уверенности, что это необходимое мне знание. А без твердой уверенности в необходимости, я не буду ничего ломать.
  - Что ж ты за ребенок, а... - раздраженно сказал папа. - А если я настаиваю?! Послушание входит в список твоих принципов? А?
  - А. Ну если так - давай. - пожал плечами Арслонтандиливкак и переломил прутик.
  - Молодец! - расцвел папа и продолжил урок. - Правда это было легко?
  - Ты издеваешься? - страдая воскликнул Арслонтандиливкак. - Ты только что заставил меня совершить акт бессмысленного вандализма, заставил переступить через свои принципы... Ты практически заставил меня переломить самого себя, а не прутик! И ты спрашиваешь - было ли мне легко?
  - Твою мать! - выругался папа. - Физически это было легко?
  - Мою мать? - переспросил Арслонтандиливкак.
  - Прутик сломать было легко? Физически? - стиснув зубы уточнил отец.
  - Да. Для этого не нужно упорно тренироваться. - согласился Арслонтандиливкак.
  - А теперь попробуй сломать веник! - продолжил воспитание отец.
  - Ты хочешь воспитать из меня нерадивого дворника? - глядя в упор спросил Арслонтандиливкак. - Того что намеренно портит инвентарь?
  - Попробуй, я сказал! - крикнул отец.
  - Я расту в обстановке постоянного прессинга. - резюмировал Арслонтандиливкак. - И пробовать не буду.
  - Почему?! Я говорю - попробуй!! - страшно закричал отец.
  - Я вчера пробовал! Не ломается он! - тоже повысил голос Арслонтандиливкак.
  - Не ори на отца! - закричал отец.
  - Веники ломать - это расточительство! - ответил сын. - К тому же он не ломается все равно!
  - Попробуй! - зашипел отец.
  - Я не смогу! У меня питание ни к черту! И постоянный прессинг! Мне не до культуризма! Потому я и не могу сломать этот чертов веник! К тому же у меня Принципы!
  - Я накажу тебя! Попробуй!
  - Дай сюда! - Арслонтандиливкак отобрал у отца веник и попытался сломать его об колено. - Убедился? Не могу я!
  - Вооот! - удовлетворенно сказал отец. - Потому что в венике все прутики вместе! Так вот! Пока вы, дети, по-одиночке любой вас может сломать! А если вы держитесь вместе - вас не сломают!
  - Замечательно! - хмыкнул Арслонтандиливкак. - Ловкий педагогический прием.
  - А то! - гордо сказал папа.
  - Скажи мне, родитель..- вкрадчиво спросил Арслонтандиливкак - А с кем мне, единственному ребенку, надо держаться вместе и не ссориться? Эта замечательная наглядность, вроде как, предназначена для случаев, когда у отца было два и больше сыновей. И те постоянно ссорятся. Мне это зачем?
  - На будущее! - сказал папа - Ну... Можно рассматривать еще семью. Пока ты, я и мама дружны - нас не сломать. Вот так, например.
  - У тебя есть еще один прутик? - спросил Арслонтандиливкак.
  - Зачем? - не понял папа.
  - Мама в дверь стучится уже минут десять. А ты звонок не починил. И ключ из замка не вытащил. Она домой попасть, наверняка, не может. Думаю, тебе очень пригодилась бы наглядность, чтоб объяснить ей о необходимости дружбы в семье.
  - Ох ёёё. - забеспокоился папа. - Ты слышал и не сказал?
  - Это педагогический прием. - хихикнул Арслонтандиливкак. - Теперь ты понимаешь как важно правильно выбрать целевую аудиторию?
  
  
  Пучок моралей:
  1. Хочешь чтоб твои дети дружили между собой - роди хотя бы двоих.
  2. Пришла жена - отворяй ворота.
  3. Воспитывай ребенка до того как он начнет учить сопромат.
  4. Не ори на ребенка, даже когда рассказываешь ему о добром.
  5. Прежде чем воспитывать кого-то вообще - почини этот чертов звонок!
  6. Кто к нам с веником придет - тот у нас и подметет.
  7. Нерадивые дворники взрослеют быстро.
  8. Хитрые дети могут заблаговременно подпилить веник.
  9. Стальной прутик можно использовать при рассказе о том как важно воспитать в себе Лидера.
  10. Легкогнущуюся проволку можно использовать при рассказе о трудной судьбе менеджера среднего звена.
  11. С помощью ремня очень легко объяснить ребенку как можно носить брюки на 2-3 размера больше и не терять их.
  12. Пойду покурю.
  
  Арслонтандиливкак и сложная реальность
  
  - Что здесь происходит!! Сейчас всем отломаю ноги и буду ими же всех бить по заднице!! - страшно закричал папа Арслонтандиливкака. - Беги Арс!!!
  Папа Арслонтандиливкака вообще-то был мирным как атом в каждом доме. Но в этот раз почему-то разволновался, увидев как окровавленный сосед кричит на его сына. Арслонтандиливкак не пытался убежать от окровавленного ужаса, а спокойно слушал как тот кричит:
  - Кто? Кто я, спрашиваю, мне теперь вставит окна и вылечит руку?!
  - А я причем? - возразил Арслонтандиливкак. - Вы сами стреляли по своим окнам и в свою руку. Может вы не хотите вечером мыть посуду дома? Или завтра на работу идти? Вы дезертир-самострел может быть?
  - Что тут происходит? - хотел спросить папа Арслонтандиливкака, но почему-то спросил по другому. А именно:
  - Отстань от него, придурок!
  - Нет покоя от неадекватных родителей. - вздохнул сосед. - Вы отец ему?
  - Да. - кивнул папа и наконец спросил. - Что тут происходит?
  - Вот. Простреленная в трех местах рука. Болит очень сильно. И стекла прострелены. Тоже болит очень сильно, но уже душа. - объяснил сосед. - Потрудитесь оплатить. Это все ваш сын.
  - Арс? - укоризненно спросил папа.
  - П? - ответил Арслонтандиливкак. - Он сам все это прострелил. Из моего пистолета.
  - Из чего? - не понял папа. - Откуда у тебя пистолет?
  - Из дерева вырезал. - ответил Арслонтандиливкак и показал какую-то деревяшку. - Поиграть чтобы. А этот взял и давай стрелять. Себе в руку и в стекла свои. А мы за него плати.
  - Как вы могли? - возмутился папа. - Это же деревяный пистолет. Он же не стреляет.
  - Как это не стреляет? - возмутились вслух сосед и Арслонтандиливкак. - Еще как стреляет.
  Он вскинул деревяшку, прицелился в банку из под краски, установленную на столбе метрах в десяти. Папа сделал умильное лицо, на котором ярким неоном было написано "Дети, дети...".
  - Бздыжшь!! - сказал Арслонтандиливкак.
  Грохнул выстрел. Банка свалилась со столба, а с папы с грохотом упало умильное лицо, оголив лицо на котором не менее ярким неоном было написано "НИФИГА СЕБЕ!!".
  - Ай! - крикнуло новое папино лицо. - А ну-ка дай сюда ПИСТОЛЕТ!!
  - На. - пожал плечами Арслонтандиливкак. - Я себе другой вырежу.
  - Это же просто деревяшка! - забормотал папа осматривая оружие. - В ней даже дырки нет. Ствола в смысле. И обоймы тоже.
  - Вот-вот. - закивал сосед. - Я тоже так начинал. Вышел, а они из деревяшки стреляют. Я взял посмотреть... А оно как БАБАХНЕТ! Вы попробуйте, попробуйте.
  Папа медленно поднял пистолет, нажал на гвоздик, обозначающий курок, и зажмурился. Деревяшка не стреляла как и положено всем мирным деревяным предметам.
  - Надо Бздыжшь!! сказать. - сказал Арслонтандиливкак.
  - Да, да, да. - закивал сосед. - Иначе не стрельнет.
  - Бздыжшь! - сказал папа.
  - БАБАХ! - грохнул пистолет и ударил по папиной руке отдачей.
  - Но так же не бывает... - удивился папа. - Это же просто деревяшка.
  Папа, поднес пистолет к глазам, пытаясь усмотреть ствол и прочие радости табельного оружия.
  - Вот сейчас если вы скажете Бздыжшь!!, ваше здоровье будет безнадежно подорвано. - сказал сосед и помахал простреленной рукой.
  - Бред. - сказал папа. - Пистолет не может так стрелять. В нем должен быть патрон. Это капсюль в гильзе, порох, пуля. По капсюлю бьет боек, в нем гремучая ртуть, бертолетовая соль и аммоний, за счет этого воспламеняется порох, пороховые газы вытелкивают пулю и только тогда пуля вылетает из ствола. А тут даже ствола нету. А оно все равно стреляет.
  Папа вскинул пистолет, тщательно прицелился в лежащую на земле банку и сказал:
  - Бздыжщь!
  Пистолет молчал.
  - Бздыжшь!! - чуть громче сказал папа.
  Пистолет все равно молчал.
  - Бздыжшь, твою мать! - закричал папа громко.
  - Бесполезно. - убитым голосом сказал Арслонтандиливкак. - Незачем материться. Не будет он стрелять больше.
  - Почему? - удивился папа в один голос с соседом.
  - Потому что это просто деревяшка, а не пистолет! - заплакал Арслонтандиливкак. - Он стрелял, пока я думал, что это пистолет. А теперь ты объяснил, что пистолет - это не так просто. И все! Теперь мне надо вырезать из дерева ствол, боек, гильзу, капсюль... А как я тебе выреху порох? А? Все испортил! Вот вечно ты все портишь...
  И побежал домой. Жаловаться маме.
  - Мдаа. Неудобно получилось. - сказал папа и выбросил деревяшку. - Зато теперь безопасно. Хорошо еще, что не гаубицу вырезал.
  - А со мной? Со мной, уважаемый, что будем делать? - спросил сосед безо всякой надежды в голосе. - Я, между прочим, пострадал. Рука... Стекла... Кто будет платить.
  - Сам заплатишь. - жестко сказал папа. - Мог бы объяснить все детям, а не вести себя как ребенок. Впал в детство - плати.
  - Я в милицию пойду. - неубедительно пригрозил сосед.
  - Пистолет им покажи. - засмеялся папа. - И что сам себя прострелил - тоже скажи.
  - Зато я не ломал детские игрушки! Понял? - злобно сказал сосед и пошел домой.
  
  Пучок моралей:
  Любая сказка - не ложь, пока не известно, что это всего лишь сказка.
  Не лишай ребенка сказки, а то придешь домой, а там тебя ужина лишат за подлость такую.
  Есть вещи опаснее спичек в детских руках.
  Впал в детство - будь осторожен с оружием.
  Один раз прострелился - поверь сразу. Нафиг еще два раза стрелять?
  Резьба по дереву при должной фантазии - не только Буратино и деревяные ложки, но и стратегический потенциал.
  И простые и сложные устройства работают. Просто сложные трудней изготовить.
  Надо было сразу в морду за то что орут на ребенка.
  Надо было сразу в табло, когда назвали придурком.
  Никто никому платить не будет.
  Пойду к стоматологу.
  Если не вернусь - считайте меня невернувшимся.
  А нет.
  Если не вернусь - считайте меня археологом.
  Кто сказал, что археологом - менее почетно чем коммунистом?
  Фрум, ты опоздаешь!!!
  
  Арслонтандиливкак и тяга к Прекрасному
  
  Однажды вечером Арслонтандиливкак в подъезде увидел Гарри Поттера, ворующего лампочку.
  - Кто накурился?! Я накурился?! - закричал страшным голосом Арслонтандиливкак.
  - Ничего подобного. - спокойно ответил Гарри Поттер, дуя на обожженные пальцы. - Ты вымышленный персонаж, я вымышленный персонаж. Почему бы нам было и не встретиться?
  - Аааа. - успокоился Арслонтандиливкак. - А ты зачем лампочки тыришь по подъездам?
  - Мне надо чтоб темно было. - ответил Гарри Поттер. - Колдовать буду всяко.
  - Ухты! - обрадовался Арслонтандиливкак. - Я посмотрю?
  - Конечно. - сказал Гарри Поттер. - Смотри! Луцио!
  На волшебной палочке Гарри появился светящийся кружок.
  - Круто? - спросил Гарри.
  - Угу. Очень круто. - закивал Арслонтандиливкак. - Выкрутить лампочку, чтоб зажечь другую - это офигенски круто.
  - Что ты понимаешь в волшебстве, магл? - презрительно сплюнул Гарри и взмахнул палочкой. - Патроникус!
  По ступеням пробежал серебристый олень.
  - Нелогично. - покачал головой Арслонтандиливкак. - По заклинанию Патроникус вдогон к лампочке должен выкрутиться и патрон. А тут олень какой-то.
  - Что ты понимаешь в волшебстве! - прикрикнул Гарри. - Акцио, патрон!
  Патрон раскрутился и поплыл к Гарри.
  - Ты бездарен, Поттер! У тебя в руках столько возможностей, а ты лампочки тыришь. - укоризненно сказал Арслонтандиливкак. - Ну-ка, дай я попробую...
  - Аккуратней только. - протянул волшебную палочку Гарри.
  - Бэрриморио! - сказал Арслонтандиливкак.
  По лестнице пробежался серебристый Бэрримор с криками "Овсянка, сэр".
  - Забавно! - хихикнул Гарри.
  - Ой. Не то совсем получилось. - сконфузился Арслонтандиливкак и опять взмахнул палочкой. - Дрю Бэрриморио!
  По лестнице прошлась Дрю Бэримор и игриво подмигнула Гарри.
  - Ничего себе! - восхитился Гарри. - Только мне Салма Хайек больше нравится.
  - Хайекио! - сказал Арслонтандиливкак и добавил - Бикинио!
  - Ну и кто это, а? - проводил Гарри глазами некрасивую женщину в бикини.
  - Надо и имя сказать, наверное. - понял Арслонтандиливкак. - Однофамилица какая-то, наверное. Салмахайекио!
  - Бикинио забыл! - с досадой сказал Гарри. - Но и так прикольно. Попробуй Бритниспирсио.
  - Поправилась она. - поморщился Арслонтандиливкак. - Гермионио Бикинио может?
  - Да нуу.. - протянул Гарри. - Чего там смотреть-то?
  - Мы же волшебники, Гарри! - засмеялся Арслонтандиливкак. - Сейчас нафотошопим. Гермионио бикинио... эээ... Как правильно - пятыйразмерио?
  - Сиськио! - подсказал Гарри...
  Они долго развлекались различными картинками. В пустом подъезде звучали зловещие заклинания "танцио", "стриптизио", "клеопатрио", "группа виагрио" и прочие веселости.
  - Дай-ка мне! - попросил Гарри и моментально произнес заклятье. - Пивио и воблио!
  - Чего эт? - посмотрел Арслонтандиливкак на пиво.
  - Пятница же сегодня. - пояснил Гарри.
  - Ну а мне-то чего? Я ж несовершеннолетний еще. Мне нельзя. - развел руками Арслонтандиливкак.
  - А теток смотреть можно? - ехидно спросил Гарри.
  - Дурак ты, Поттер. - пожал плечами Арслонтандиливкак. - Женщины - это эстетика и тяга к прекрасному. А пьющий подросток - это, по-моему, свинство какое-то.
  - Пепсиколио? - спросил Гарри.
  - Вишневыйкомпотио и эклерио, пожалуйста. - смущенно попросил Арслонтандиливкак.
  
  
  Пучок моралей:
  
  Чем бы дитя не тешилось, лишь бы по подъездам не бухало.
  Всегда найдется какой-нибудь ухлопан, предлагающий алкоголь несовершеннолетнему.
  В телевизоре слишком много секса.
  Из подъездов волшебным образом пропадают лампочки.
  Иногда вместе с патроном.
  Патрон имелся в виду от лампочки, а не начальство.
  У некоторых работников патроникусы - олени.
  Правильно бухать не в пятницу, а в четверг - в пятницу от тебя работы в общем-то и не ждут, зато 2 дня выходных, а не полуобморочная суббота в минус.
  Да, да. Вы все правильно поняли.
  Алка-прим должен быть в каждом рабочем столе.
  Кто накурился?! Я накурился?!
  Перекурио!
  Кофио и сигаретио!
  
  Арслонтандиливкак и одушевление
  
  
  - Арслонтандиливкак! - строго позвал папа из кухни.
  Арслонтандиливкак вздохнул и побрел на кухню.
  - Здравствуйте, родитель! - поклонился он. - Что на этот раз натворил ваш непутевый сын? Чем вызвал он гнев своего единоутробного отца? Чем плоть от плоти разозлило плоть?
  - Не смей называть отца плотью. - строго сказал папа.
  - Ага. Я значит, согласно твоим же утверждениям, плоть от плоти твоей, а ты стало быть уже и не плоть вовсе? - удивился Арслонтандиливкак.
  - эээ. Ну в общем... - смешался папа. - Единоутробным отцом зато я быть никак не могу. Ага? Съел?
  - Это оксюморон, родитель. - улыбнулся Арслонтандиливкак.
  - Я посмотрю потом в интернете - что такое оксюморон и молись, чтоб этот термин оказался мне по душе. - пригрозил папа.
  - Я могу тебе объяснить. Оксюморон - это...
  - Я сказал - сам посмотрю! - перебил папа.
  - Вот и вырос папка! - умильно вздохнул Арслонтандиливкак. - Ну удачи тебе. Пока.
  И пошел из кухни.
  - Пока, Арс. - кивнул хихикая папа и вдруг опомнился. - Стой! Арслонтандиливкак, вернись! Вечно ты меня забалтываешь, чтоб я забыл чего звал тебя.
  - Не сработало. - вздохнул Арслонтандиливкак возвращаясь. - Что тебя рассердило, родитель?
  - А с чего ты взял, что мне есть на что сердиться, а? - применил хитрый прием папа. - Значит ты что-то натворил все таки? Может признаешься сам?
  - Неа.. Не вырос папка. - вздохнул Арслонтандиливкак. - Ты ж меня полным именем назвал. Всем известно, что когда интеллигентные и образованные отцы сердятся - они называют своих сыновей полными именами. Николями вместо Колек, Александрами вместо Сашек, Арслонтандиливкаками вместо Арсов.
  - Уел. - кивнул папа, польщенный тем, что его назвали интеллигентным и образованным - Есть такое. Не знаю, почему..
  
  - Наверное им кажется, что так строже и официальнее звучит. - предположил Арслонтандиливкак. - Тогда ребенок понимает, что разговор предстоит серьезный и заранее настраивается на серьезный лад.
  - Наверняка. - согласился папа. - Чтоб ребенок не полез, допустим, обниматься и целоваться с отцом, а тот, в свою очередь, не размяк и исполнил свой педагогический долг. То есть, свершил акт воспитания до конца.
  - Логично. - кивнул Арслонтандиливкак. - Очень трудно воспитывать сына и говорить ему "Ах ты такой-сякой позоришь отца!", если сын в это время висит у отца на шее и приговаривает "Папулечка, ты у меня самый лучший папка!". Наверное.
  - Вот-вот. - кивнул отец. - Хорошо, что понимаешь. Молодец.
  - Ну я пойду? - спросил Арслонтандиливкак.
  - Иди. - кивнул папа, но опять спохватился. - Нет! Стой! Арслонтандиливкак!
  - Опять не вышло. - вздохнул Арслонтандиливкак. - Ну ладно. Выкладывай. Чем недоволен-то? Что я, непутевый, опять натворил?
  - Ты мне можешь рассказать, что случилось с радиоприемником? - спросил папа. - Почему он так тягостно молчит?
  - Он лишился дара речи. - ответил Арслонтандиливкак. - Теперь он отдыхает душой. И ему теперь хорошо.
  - Зато мне теперь плохо. - сказал папа. - Я привык слушать новости за завтраком и музыку. А сегодня я ел, ощущая себя глухим.
  - А ты поставь себя на место приемника. - сказал Арслонтандиливкак. - Каждое утро говорить чужими словами, петь какую-то безрадостную чушь, безудержно лажая, скармливать тебе заведомую неправду... Каково ему, а? А теперь он молчит и счастлив! Это же гуманизм чистой воды по отношению к радиоприемнику! И к тебе, между прочим, тоже.
  - То что он теперь счастлив - ты меня убедил. То что я теперь спасен от масс-медиа - тоже допустим. - кивнул папа. - Ты мне можешь объяснить почему радиоприемник не только счастлив, но и весь мокрый? От счастья взмок?
  - Нет. Взмок он от воды. - пояснил Арслонтандиливкак. - Я его в ванну окунал. Вчера. Пробки аж выбило.
  - Зачем? Ты крестил включенный радиоприемник? - несказанно удивился папа.
  - Да ну. Ты думаешь, что я дурак совсем что ли? - обиделся Арслонтандиливкак. - Это был научный эксперимент. Ну или антинаучный, если с твоей точки зрения. Могу рассказать, если тебе интересно.
  - Ну-ка, ну-ка. - приготовился слушать папа.
  - Сначала вводную - есть предметы неодушевленные. Типа табурета, ботинок, зеркала, или того же радиоприемника. А есть одушевленные...
  - Типа тебя. - кивнул папа. - Любимый радиоприемник отца грохнуть - деяние достойное слабоодушевленного предмета.
  - Реплики потом. - строго сказал Арслонтандиливкак. - Ну так вот. Предположив, что неодушевленные предметы считаются таковыми просто потому, что лишены возможности разговаривать, и что умение разговаривать - еще не признак существование души, например - попугаи. Ну или дворник наш, который меня вчера ни за что обозвал матерно и совком в меня кинул - разговаривает, но душа у него навряд ли есть. Ну или там еще другие говорящие животные...
  - Которые отцовский радиоприемник в ванной топят. - опять прервал папа.
  - Я сейчас прекращу объяснять и дам тебе проораться. - пригрозил Арслонтандиливкак. - Что тоже будет оспаривать факт существования в тебе души. Говорить дальше?
  - Молчу. - пообещал папа. - Говори.
  - Воот. Собственно вопрос стоял так - нельзя ли перенести дар речи на неговорящие предметы. С говорящих. Говорящий предмет - твое радио. Я знаю, знаю. Ты скажешь о диджеях и дикторах. Ты их видел когда-нибудь? Я - нет. Даже если предположить, что видел нескольких - где гарантия, что радио не говорит их словами, просто потому что считает, что так надо. Вот сейчас диджеи говорят, а радиоприемник - молчит. Потому что дар речи я у него забрал. Ну или он сам решил, что далее можно не говорить, пройдя очищение водой. Пока все понятно?
  - Угу. - фыркнул папа. - Пока все прозрачно. Ахинея.
  - Да, да. Я продолжу. - кивнул Арслонтандиливкак. - Если радиоприемник лишается способности говорить, окунувшись в воду, где он теряет свой дар речи? Правильно! В воде! Стало быть, резонно было бы предположить, что дар речи остается в воде.
  - Бред! Ну бреееед же! - взвыл папа. - Это короткое замыкание! Оно выводит радиоприемник из строя! Там просто что-то сгорает.
  - Какая разница, как называть вещи? - поднял бровь Арслонтандиливкак. - Короткое замыкание, длинное замыкание, лишение дара речи, лишение стимула к разговору - все это может быть попросту разными названиями одного явления. В общем, я предположил, что в воде остается то, что заставляет радиоприемник говорить.
  - Слава богу, что ты не решил, что после телевизора в воде останется то, что заставляет телевизор не только говорить, но и показывать. - вздохнул папа.
  - Была такая мысль. Но побоялся, что ты поведешь себя неадекватно. Я решил попробовать на радиоприемнике. Потом набрал воду из ванной в пульверизатор и обрызгал твои ботинки. Они не заговорили.
  - Ты намочил мои ботинки?! - вскричал папа.
  - Дважды. - кивнул Арслонтандиливкак. - В первый раз я решил, что концентрация слишком мала и ботинки поэтому не говорят. И тогда я решил выпарить воду. Между прочим, это трудно - выпарить целую ванну воду. Я выпаривал в электрочайнике, до одной десятой объема и сливал в ведро. Пока не образовалось ведро концентрата.
  - И сырость на кухне пока не образовалась. - зарычал папа. - С утра проветриваем.
  - Тогда я обрызгал твои ботинки еще раз. Но уже концентратом. - не обратил внимания на рычание папы Арслонтандиливкак. - И тогда все подтвердилось!
  - Что подтвердилось? - не понял папа.
  - Твои ботинки заговорили. Тебе, кстати, надо чаще менять носки. - спокойно ответил Арслонтандиливкак.
  - Бред. Говорящих ботинок не бывает. - убежденно сказал папа.
  - Конечно. Гораздо проще все отрицать, чем выйти в прихожую и поговорить со своими ботинками. - ехидно сказал Арслонтандиливкак.
  - Угу. Я вот сейчас сбегаю до прихожей и спрошу у них - как они думают дойти до работы мокрыми! И если не добьюсь внятного ответа - пеняй на себя. - пригрозил папа и пошел к обувному шкафу.
  - Выглядишь фигово. - сказало зеркало в прихожей папе. - Прическа ни к черту и килограмм десять лишних.
  - Чтооо?! - испугался папа.
  - Я зеркало тоже обрызгал. - крикнул из кухни Арслонтандиливкак.
  - Да я ж и не говорю ничего нового для тебя! - захихикало зеркало. - Чего ты пугаешься?
  - Что за жизнь у человека, а?! - закричали радостно из обувного шкафа. - Выглядит фигово, ботинки мокрые, носки вчерашние....Вот же свалилось.
  Папа тихонечко всхлипнул и метнулся в спальную к комоду.
  - Паап? Ты чего молчишь? - крикнул из кухни Арслонтандиливкак. - Иди сюда - тут радиоприемник твой заговорил. Своими словами, правда. Умные вещи говорит, кстати. Ты чего молчишь там?
  - Физкультурой решил заняться наверное! - пробасило зеркало. - Отжимается, наверное.
  - Летние туфли небось достает. - обиделись ботинки.
  - Цыц все! - закричал папа. - Носки я меняю! Носки!
  - Под меня не бросай только, я тебя прошу. - попросила кровать, на которой сидел папа.
  - Арс! Это хулиганство! - закричал папа. - Тебе так интересно то, что может тебе рассказать наша кровать?! Как ее заставить замолчать?
  - Я случайно попал на нее. Вытри тряпкой мокрой. - отозвался Арслонтандиливкак. - Концентрация и уменьшится. Делов-то.
  - О дааа. Помой меня, деткаа! - захихикала кровать.
  - Мы все будем чисто немыми! - подхватили ботинки и зеркало.
  
  
  Пучок моралей:
  1. Ммммм... как орбит-мораль
  2. После дня рождения Дмитсергеича я купил себе Орбит-Перегар.
  3. Все зло мира - от похмельных морализаторов.
  4. Никакой морали, сталбыть, не будет.
  
  Арслонтандиливкак и яблоня
  
  
  Однажды Арслонтандиливкак попал в яблоневый сад. Абсолютно случайно, разумеется. Согласно статистическим исследованиям сторожей все сто процентов пойманных в саду пятнадцатилетних пацанов, попадают туда совершенно случайно, а вовсе не затем чтоб яблок потырить.
  Арслонтандиливкак шел по саду и делал вид, что думает не о яблоках, а о Гумилеве и роли его поэзии в воспитании в человеке чувства прекрасного.
  - Мальчик, мальчик! - раздалось совсем рядом.
  - Я не ворую ничего. - бодро доложил в никуда Арслонтандиливкак. - Я здесь совершенно случайно. Просто иду в яблоневом саду и наслаждаюсь красотой и покоем.
  - Мальчик, помоги мне пожалуйста. - попросил голос.
  - Ни за что! - Арслонтандиливкаку привиделся сторож-провокатор. - Я не буду помогать в расхищении яблок из этого чудного сада. А вам надо умерить жадность. Набрали, небось, больше чем можете унести.
  - Даа. Тяжело мне, мальчик. - страдальчески произнес голос. - Яблок на мне уродилось - немеряно. Ветки гнутся. Мочи нет. Помоги, а?
  - То есть, как я понимаю, со мной разговаривает сейчас яблоня, а не человек? - понимающе кивнул Арслонтандиливкак. - Ничего особенного, в общем-то. Подумаешь, дерево не вынесло груза плодов и заговорило с первым попавшимся пацаном. Что тут удивительного? Такое на каждом шагу случается.
  - Мааальчик, я справа от тебя. Сорви с меня яблоки. - попросил голос.
  - Мне рассказывали эту сказку. - кивнул Арслонтандиливкак, оглядывая дерево справа. - Гуси-лебеди. Как же. В случае чего, потом вы укроете меня ветвями от врага?
  - Конечно, мальчик. - зашумела ветвями яблоня. - Можешь на меня расчитывать.
  - Червивые небось? - подозрительно спросил Арслонтандиливкак. - Или с ядохимикатами какими?
  
  - Обижаешь. - сипло отозвалась яблоня. - Экологически чистый продукт. Никаких радионуклеидов. Большое содержание витаминов и железа. Это полезно всем.
  - Не всем. - возразил Арслонтандиливкак. - Я с утра витаминов поел и железный рубль погрыз. Так что у меня может быть передоз.
  - Мальчик, будь человеком. - взмолилась яблоня. - Не хочешь есть - просто на землю стряхни. Мне тяжело ведь.
  - Не знаю, деревце. - сомневаясь протянул Арслонтандиливкак. - Мое воспитание не позволяет мне кидать продукты на землю. Родители бы не одобрили.
  - Если в целях облегчения страданий - одобрили бы. - пылко возразила яблоня. - Это же не хулиганство, а Гуманизм и даже где-то самопожертвование! Родители бы тобой гордились!
  - Самопожертвование? - не понят Арслонтандиливкак. - А в этой части можно подробнее? Разве я рискую чем-то? Вы мне чего-то не договариваете?
  - Я оговорилась. - яблоня поняла, что сказала лишнее. - Имелось в виду, что ты переступаешь через свои принципы. Самопожертвование именно в этом.
  - Точно не в неадекватном стороже, который простреливает подходы к дереву? - спросил Арслонтандиливкак. - Причем, не солью, а из нарезного оружия, ммм?
  - Как ты мог такое подумать?! - возмутилась яблоня.
  - Что-то мне подсказывает, что вы подлое дерево, которое, давя на жалость подростка, правоцирует его на то, чтоб он подошел к дереву, сорвал яблоко и тем самым дал сторожу повод выстрелить. - сказал Арслонтандиливкак.
  - Хммм. Что бы это могло быть? - задумалась яблоня. - Может я выбрала не ту интонацию? А?
  - Я даже не знаю, что подсказывает больше. - сказал Арслонтандиливкак. - То ли, интонации, то ли тембр голоса как у исполнителей шансона...
  - Я простыла. Яблоки выпили из меня все силы. - пояснила яблоня.
  - То ли вот эти вот двенадцать скелетов, валяющихся под тобой, заставляют меня не верить тебе. - продолжил Арслонтандиливкак.
  - Страшная история. - горестно вздохнула яблоня. - Грипп. Сильнейший грипп свалил их. Они бы прожили еще меньше, если бы не яблоки с меня, которые содержат витамины и железо. Но они пришли слишком поздно.. Я не успела их спасти.
  - Угу. Это был очень сильный грипп. - кивнул Арслонтандиливкак. - Настолько сильный, что у некоторых проделал аккуратное отверстие в черепе.
  - Я прятала их под ветвями... - всхлипнула яблоня. - Но тут проходили охотники....
  - Которые прострелили голову некоторым, а двоих перетащили поближе к стволу и написали кровью на стволе "Не верь этой твари!".
  - Они имели в вижу Таньку Стамотатову из девятого бэ. - вскричала яблоня.
  - Да, да. Поэтому ниже разъяснение "Тварь - дерево. Оно убьет тебя". - кивнул Арслонтандиливкак.
  - Меня оклеветали! - зашептала яблоня. - Я слабею. Сбрось с меня яблоки и мы спокойно поговорим.
  - Конечно оклеветали. - согласился Арслонтандиливкак. - Поэтому скелет, палец которого застыл на этой фразе, пронзен твоей веткой.
  - Он оклеветал меня! - закричала яблоня. - Что мне оставалось делать?
  - Я покурю? - закурил Арслонтандиливкак.
  - Ты уже куришь? Это же яд! - зашипела яблоня. - Сбрось яблоки, а? Ну пожалуйста.
  - Не верю я тебе. Ты - монстр. - покачал головой Арслонтандиливкак. - Дерево-убийца, пользующееся верой детей в старую сказку.
  - Это ложь! - закричала яблоня. - Почему ты мне не веришь? Из-за этих дурацких скелетов?! Из-за тембра голоса? Это же глупо!
  - Не только. - покачал головой Арслонтандиливкак.
  - А из-за чего? - закричала яблоня. - Может ты просто не хочешь мне помогать? Почему ты мне не веришь?!
  - На тебе нет ни одного яблока, тварь. - сказал Арслонтандиливкак и бросил окурок в сухую траву вокруг яблони.
  Загорелось вдруг неожиданно сильно.
  - Что ты делаешь, хулиган!!!! - закричала яблоня и спрятавшийся в траве сторож с ружъем. - Нельзя кидать окурки в сухую траву!!!
  - Я-то откуда знаю? - пожал плечами Арслонтандиливкак. - Я не курю вовсе. Вредно это.
  - Я видел как куришь! Все родителям расскажу! - катался по земле сторож, объятый огнем. - Ненавижу тебя!!! Всех ненавижу!!
  - Не расскажешь. - сказал Арслонтандиливкак. - Сейчас твой боезапас рванет.
  И боезапас сторожа рвануло. Сторож затих и начал молча догорать.
  - Ты убил его! - закричала яблоня, отмахиваясь ветвями от языков пламени.
  - Ничего подобного. - возразил Арслонтандиливкак. - Он сам себя убил. Стрелял бы солью - может и выжил бы. Хотя, солью - тоже порядочное свинство.
  - Потуши огонь, а? - попросила яблоня.
  - Потушу. - кивнул Арслонтандиливкак. - Кора твоя обуглится и можно тушить.
  - Жестокий ты. - простонала яблоня.
  - По понедельникам только. - сказал Арслонтандиливкак и начал смотреть на огонь, на который, как известно, можно смотреть бесконечно долго.
  
  Пучок моралей:
  1. Давишь на жалость - соответствуй образу.
  2. Если врешь ребенку - позаботься о деталях.
  3. Вера в сказки - это хорошо. Фанатичная вера в сказки - это какой-то фольклорный радикализм.
  4. Горишь на работе - не держи при себе легковоспламеняющихся и взрывчатых веществ.
  5. Нельзя кидать окурки в сухую траву. За исключением случаев когда это необходимо во имя победы Добра.
  6. Пункт 5 - дебильный.
  7. Пункт 6 - сам дебильный. Подпись: пункт 5.
  8. - бугагага. +1. Подпись: пункт 7.
  9. Что вы все злые такие, а? Подпись: Пункт 9.
  10. В понедельник добра не жди. Исключение составляют только люди, у которых семь пятниц на неделе.
  11. Фрум, прекрати заниматься фигней и вернись к совещанию.
  12. Чего я там не видел-то? Подпись: Фрум.
  13. Ничего и не видел. Гыгыгыгы. Подпись: неразборчива. 14. Обед неизбежен, господа. Он придет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"