Конкурс фентези: другие произведения

Чудесный коктейль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На конкурс "Игры судьбы"


   Януарий молча сидел на троне. Уже больше недели прошло с тех пор, как он отправил богатырей в Далекий Лес. Но пока что никаких вестей от них не было. А ведь до конкурса оставалось всего четыре дня.
   Поднявшись, царь подошел к дальней стене зала, с опаской оглянулся и отодвинул в сторону портрет своего прадеда Януария Великого. Снял с шеи ключ и вставил в открывшуюся замочную скважину.
   Послышался глухой щелчок, и в стене отворилась потайная дверь. За дверью была винтовая лестница ведущая вниз. Там располагалась огромная оранжерея, где среди десятков видов растений находилось, то, ради чего он сюда спустился.
   Подойдя к стеклянной теплице, что находилась посреди оранжереи, Януарий зажал нос "дежурной" прищепкой, висевшей у входа, и зашел внутрь.
   В самом центре, под светом десятка прожекторов росло уродливое растение: тонкий, кривой темно-зеленый стебель венчал грязно-коричневый цветок, края лепестков которого обрамляли острые шипы.
   Садовод-любитель взял банку с надписью "КОРМ" и пинцетом достал из нее жирную муху. Осторожно поднес и бросил в середину цветка. Далее произошло нечто невероятное - лепестки растения резко захлопнулись и начали с чавканьем пережевывать пищу. Закончив трапезу, цветок смачно рыгнул!
   Януарий с умилением протянул руку, четыре пальца которой были перебинтованы, и попытался погладить своего любимца. Но не тут-то было - монстр извернулся и тяпнул хозяина за последний нетронутый палец.
  -- Ах ты, проказник! - воскликнул царь, достал из кармана пластырь и начал забинтовывать кровоточащую рану.
  
   Час спустя Януарий со счастливой улыбкой вошел в Тронный зал, где его уже дожидался первый советник Акакий Чурбанов:
  -- Ваше Величество! Они вернулись!
  -- Богатыри?! Ну, слава тебе, Господи, а то я уж начал волноваться! - воскликнул царь. - Рецепт добыли?
  -- Добыли, добыли! Старый пень ни в какую не хотел отдавать, так они с ним три дня пили, пока тот не вырубился.
  -- Орлы! Где они сейчас?
  -- Так похмеляются, Ваше Величество! - виновато улыбнулся Акакий. - Тяжко ведь...
  -- Ничего. Как в себя придут, выпиши им по пуду золота.
   Лицо первого советника заметно побелело, делая и без того красный нос Чурбанова почти малиновым.
  -- Так... это... Ваш Величство... никак. Казна пустая. Все на подготовку к конкурсу пошло...
  -- Да-а-а... дела... - Януарий почесал затылок. - Тогда, выдай им по бочке коктейля. Кажется, там с прошлого конкурса еще осталось.
  -- Да-да, отличная идея, Ваше Величество, - оживился Чурбанов, уже представляя, как он распорядится выпивкой.
  -- А казну мы пополним, ты не волнуйся. Дай только конкурс выиграть. С этим рецептом мы точно победим!
  

***

   С самого утра Степанида готовилась к отъезду. Собрала вещи, напекла пирогов, нарвала кой-чего с огорода. Затем приступила к самому главному: достала из-за печи две пузатые бутыли, предварительно сполоснув, стала заливать туда мутную молочного цвета жидкость. Закупорив оба сосуда, бабка бережно завернула их в местную газету "ГАДЮКИНО ТАЙМС" и положила в авоську.
   Это был подарок любимому зятю.
   Ее самогон славился по всей округе невиданно высокой крепостью, а также своим особым действием на организм. Человеком, отведавшим этого зелья даже в небольших количествах, овладевало томительное чувство любви ко всем окружающим его, как живым, так и неодушевленным предметам. А уж о том, что творилось с людьми после изрядной порции, и говорить нечего!
   Рецепта она никому не говорила.
   Прошло уже пять лет, как дочка вышла замуж и уехала в город. И вот впервые за долгое время Степанида решила ее навестить. Как бы она хотела поскорей увидеть внучку - та ведь, наверное, совсем большая уже...
   Размышления прервал настойчивый стук в дверь.
  -- Стпанида! Открвай! - раздался за дверью пьяный голос.
  -- Уйди, окаяннай! Некогда мне! - недовольно крикнула та.- К дочке я, в город собираюсь!
  -- Будь чловекм! Дай пхмелиться!
  -- Не пущу, ироды! Ступайте себе!
   Она посмотрела на часы. Уже пора на автобус!
   Подхватив приготовленные котомки, бабка заторопилась к выходу. Но не успела сделать и трех шагов, как увидела соседа карабкающегося к ней в окно.
  -- Ах, вы, гадья! - бросив котомки на пол, закричала Степанида. - Вот я вам сейчас, окаяннаи!
   Она схватила зигзагообразную металлическую палку, явно служившую змеевиком, подбежала к окну и со всего размаху огрела незваного гостя промеж глаз. Тот осоловело уставился на нее, затем закатил глаза и рухнул на своего собутыльника стоявшего внизу.
  -- И чтоб я вас больше не видела! - кричала бабка, угрожающе размахивая змеевиком, вслед трусливо убегающим алкоголикам.

***

   Царь дремал на троне, опустив голову на ладонь.
  -- Кхе-Кхе! - раздалось в тишине.
  -- А! Что?! Где?! - Януарий подпрыгнул от неожиданности, с сильным грохотом уронив на мраморный пол, королевский скипетр.
  -- Вызывали, Ваше Величество?! - перед ним стоял Чурбанов, тяжело дыша и утирая со лба пот.
  -- Да. Ну что, расшифровали?
  -- Почти. Последний компонент остался, - отрапортовал Акакий.
  -- Замечательно!
  -- Ну-у-у... Как бы... - замялся тот.
  -- Да говори же уже! - не выдержал царь.
  -- Есть у нас небольшая проблемка, Ваше Величество. Не можем мы добыть главный компонент. Наши умельцы уж полдня бьются, всё никак не получат зелье нужной концентрации.
  -- А мудрецов подключили?
  -- Подключили, - вздохнул Чурбанов. - Уж пьяные все.
  -- Это почему это пьяные? - удивился царь.
  -- Так ведь концентрацию проверяли. Зелье то оно - с градусом!
  -- Да-а-а ... - А звездочёт с кудесником что говорят?
  -- Оба сказали, что к утру они решат этот вопрос.
  -- Что ж будем ждать ... Но чтоб завтра с утра были у меня!
  
   Ранним утром те стояли перед царём, докладывая о придуманном за ночь. Оба явно были с дикого бодуна.
  -- ... и узнал я, ночью войдя в астрал, - поведал царю кудесник, - что живёт в одном из соседних миров ведьма одна. И только она может сварить нам недостающее снадобье.
  -- А что ты скажешь звездочет, - поинтересовался Януарий.
  -- Я полностью согласен, мне об этом сказали, ик... звезды.
  -- Замечательно, доставьте ее сюда!
  -- Будет исполнено! - поклонились оба.
  

***

  
   Лифт медленно полз вверх. Степанида с замиранием сердца ждала, когда же откроются эти треклятые двери. Она очень боялась ездить на лифте, и если б не девятый этаж...
   Мигнул свет. Бабка поежилась и прижала к груди авоську с самогоном.
  -- Елекрики, окаяннаи - сплюнула она на пол. - Чтоб вас...
   Лифт тряхнуло. Лампочка хлопнула и разлетелась тысячами искр. Стало темно.
   Бедная бабка грохнулась на колени и начала причитать.
   Вдруг, двери лифта распахнулись.
   Степанида подняла голову.
   Перед ней стояли трое мужиков. Двое высоких, в одеждах до пола, чем-то смахивающие на монахов, а один низенький, в ярком ляпистом балахоне, с длинными чёрными кудрями и подкрученными усиками. "Эстрадные звёзды" - решила бабка.
  -- А ну-ка, милки, подвиньтесь, - Степанида поднялась и оттеснила стоявших в проходе. - Чтоб я еще на этом...
   Она открыла рот от удивления. Кабина лифта стояла посреди огромного мраморного зала, убранство которого впечатляло.
  -- Вот это они себе хоромы отгрохали! - завертела головой Степанида, затем, остановив свой взгляд на огромном кресле, подковыляла и с кряхтением развалилась в нем. И только тут она увидела, что те трое ошалело на нее пялятся.
  -- Чего уставились, черти? Не видите, устала я!

***

   Такой наглости Януарий еще не видывал. Старая ведьма сидела на царском троне и поносила царя с придворными.
  -- Стража! - завопил оскорбленный самодержец. - В темницу каргу! А вещи - забрать.
   Подоспевшие стражники не сразу справились с бабкой.
   Подскочив, та начала выписывать такие кренделя, что любой богатырь позавидовал бы. Над головами у стражников мелькали чемоданы, периодически отбрасывая тех на несколько метров, а словарный запас присутствующих пополнился новыми словами и завернутыми оборотами.
   Спустя несколько минут бабку все-таки повязали и утащили прочь.
   Немного отойдя, царь со звездочетом и кудесником принялись разбирать котомки. А подоспевший Акакий сразу бросился к авоське с двумя бутылями. Подхватив одну, он ловко зубами выдернул пробку, понюхал содержимое, и, перекрестившись, приложился к горлышку.
   Троица переглянулась.
  -- Похмелье, - срывающимся голосом просипел тот.
   Подскочив, они отобрали у Чурбанова самогон.
  -- Кажись оно царь-батюшка! - вытирая губы, сказал кудесник.
   Звездочёт выхватил бутылку и жадно приник к ней. Януарий, с открытым ртом взирал на это действо.
  -- А ну, чего творите! - топнул он ногой.
  -- Простите, царь батюшка, - опомнились те, потягивая ему бутылку.
  -- Чарки принесите, - сказал Януарий, подумав. - Сейчас концентрацию проверять будем.
  

***

  
   Степанида сидела на деревянном ящике и никак не могла понять, что с ней произошло. Сквозь зарешёченное окошко в темницу пробивался лунный свет. Услышав шаги, она подскочила и с криком: "Ироды, верните вещи!" - принялась трясти решётку. Дверь скрипнула, и темноту разогнал свет фонаря, перед пленницей появилась молодая девушка в роскошном наряде. Она поприветствовала Степаниду, справилась о ее здоровье и извинилась за причиненные неудобства. Это была дочь царя Януария тринадцатого - Акулина.
   Акулина поведала бабке суть происходящего:
  -- ... и вот каждый год вначале весны у нас проводится конкурс Серебряного Зеркала. Та страна, которая приготовит лучший напиток, получит главный приз - каждый год он разный. Но этот раз особенный, такого не было почти сто лет - призом победителю нынешнего конкурса будет исполнение любого желания.
  -- Любого-любого? - удивилась пленница.
  -- Да, в этом-то вся суть. Нам просто необходимо победить в этом году. На протяжении многих десятков лет не было такого, чтобы наше царство проигрывало конкурс два раза подряд, - царевна вздохнула. - В прошлом году был уже третий... Нам просто необходимо победить. Это престиж. Это почет. Это очень важно! А тут еще и такой приз!
  -- Да-а... я смотрю, вы тут с жиру беситесь.
   Акулина немного поморщилась, но все же до конца рассказала бабке о причине ее похищения.
  

***

  
   Януарий с силой разлепил глаза. Вокруг все плыло. С трудом поднявшись, он дополз до трона и рухнул в него.
  -- А-А-Ака-акий! - еле ворочая языком, позвал царь.
   Никто не отозвался. Вновь приподняв веки, он увидел, стоящих перед собой женщин. Обоих Януарий где-то уже видел, вот только никак не мог вспомнить, где. Попытка потрясти головой принесла новый приступ тошноты, но, взяв себя в руки, самодержец произнес:
  -- Што на-а?..
  -- Батюшка! - отозвалась одна. - Что с тобой?!
   Наконец царь вспомнил. Говорящая была его единственной и любимой дочерью Акулиной, а стоявшая рядом бабка - та самая ведьма, которую они на днях (правда он плохо помнил, когда это было) притащили из соседнего мира.
  -- А... шо... а... - язык никак не хотел слушаться, глаза снова закрылись.
  -- Да пьян он, внучка, не видишь что ли?! - прогремело в голове.
  -- Пьян?!
  -- А ну-ка принеси мне вот чего...
   На какое-то время несчастный погрузился в беспамятство.
   Его разбудил пряный приятный аромат. Открыв глаза, Януарий обнаружил перед своим носом чашу с прозрачной жидкостью, в которой плавали какие-то травы.
  -- Пей, батюшка, - прошептали над головой.
   Самодержец приник губами к краю и жадно начал глотать.
   Питье оказалось поистине волшебным! После нескольких глотков в голове прояснилось, а тошноту как рукой сняло.
  -- Спасибо, дочка, умница ты моя! - оторвавшись от чаши, поблагодарил царь.
   Он посмотрел на бабку, смирявшую его брезгливым взглядом, и только сейчас понял, что сидит в одних портках.
   Стыдливо прикрывшись, Януарий сдернул со спинки трона мантию и накинул на себя. Но тут увидел, что это вовсе не мантия, а малиновое женское платье с белыми кружевами. Но деваться уже было некуда. Сделав вид, что так и надо, и напустив на себя строгости, самодержец спросил:
  -- Кто ее выпустил?!
  -- Я, - отозвалась Акулина.
  -- Кто, разрешил!
  -- А зачем ты бедную бабушку в темницу запер?!
  -- Бедную, - проворчал царь. - Видела бы ты как...
  -- Ты почто на ребенка кричишь! - вступилась бывшая пленница. - Невиноватая она! И что ж ты, ирод окаяннай, мене сразу ничего не сказал, а?!
  -- Я ей все объяснила, батюшка! И про конкурс, и про рецепт. Что же это такое, она почитай гость наш, а ты ее в тюрьму?!
  -- А нечего было царя оскорблять, - начал защищаться Януарий.
  -- Та если б ты мне сразу объяснил... А то "стража"!
  -- Ладно, дайте мне одеться, - начал он остывать. - Отвернитесь!
  -- Да надо больно, - проворчала бабка, но тут, увидев пустые бутылки, заголосила - Ах вы гадья! Самогон мой выпили!
  -- Зелье! - схватившись за голову, Януарий опустился на трон. Теперь он вспомнил как накануне, пытаясь определить концентрацию, они опустошили склянки до дна.
  -- А! Что! Будете знать, как на чужое добро зариться!
  -- Что же нам теперь делать?!
  

***

  -- Раньше надо было думать, - продолжала злорадствовать Степанида.
   Януарий подавлено сидел на троне, закрыв лицо руками.
  -- Степанида Харитоновна, помогите ему, - попросила Акулина.
  -- Нет уж, - гордо ответила бабка. - Пусть сам попросит.
   Подняв виновато глаза, царь взмолился:
  -- Помоги, мать! Не оставь в беде! Ты уж прости меня, дурака, что запер тебя. Не по уму было сделано - по глупости.
  -- Ладно уж, - сжалилась та. - Выгоню я вам порцию. Только при условии, что сразу же меня обратно отправите.
  -- Как только конкурс выиграем, - вставил тот.
  -- Конкурс так конкурс, - согласилась Степанида. - Мне нужно два дня чтобы бражку сварить.
   Отправив Акулину за своими вещами, самогонщица принялась перечислять царю составляющие ее особой браги. С каждым словом самодержец делался все бледнее, а как только бабка назвала последний компонент, его желудок не выдержал...
  
   Степанида расположилась на кухне. Ей никак ну удавалось приступить к делу. Сначала долго искали недостающий ингредиент. Когда же появился парень с зеленоватым оттенком лица, несший перед собой на вытянутых руках чан с какой-то жижей, влетел царский повар и начал кричать, что после всего этого кухню придется год проветривать. Наконец, вопящего повара утащила стража, и бабка, потерев руки, принялась за работу.
  

***

  
   Януарий стоял на табурете и собирал с окна сонных мух. Настроение было превосходное. Дела шли лучше некуда. И хотя, Степанида еще не сварила свою "отраву" (от этой мысли его передернуло) и не был найден последний компонент, царь знал, что все идет как надо. Он уже представлял, как ему вручают Переходящий Кубок Победителя и, в качестве маленького, но приятного довеска - Зеркало исполняет его желание. И только Януарий задумался - что же ему загадать, как в зал влетел старший придворный мудрец с огромным фолиантом под мышкой.
  -- Ваше Царское Величество!!! Нашли!!! - с этими словами вбежавший бухнул книгу на стол и начал усердно перелистывать страницы. - Как же я раньше не догадался здесь посмотреть!
  -- Молодец! - обнял его подлетевший Януарий. - Озолочу! Ты только погоди! Сейчас остальных позову!
   Когда в тронном зале собрались Акулина со Степанидой, звездочет с кудесником и еще несколько человек, Януарий был на вершине счастья. Он явно наслаждался происходящим. И даже опоздавший чурбанов, прервавший его речь был приветливо встречен:
  -- Акакий! Где же ты пропадал? Проходи, мы все уже заждались.
   Первый советник, пробормотавший что-то на счет бурной ночи и тяжелого утра, занял место рядом с остальными.
  -- Итак, - снова начал царь. - Наш замечательный старший мудрец отыскал-таки последний ингредиент коктейля! Мы слушаем тебя! Приступай!
  -- Гм... - тот смущенно откашлялся. - Drosera rotundifolia или цихломухожорус -
   род многолетних насекомоядных трав. Произрастает в теплых странах, свето- и влаголюбиво. Известно своими хищническими повадками...
   Улыбка медленно стала сползать с лица Януария.
  -- Растение источает сильный смрадный запах для привлечения насекомых, - продолжал мудрец. - Железистые волоски листьев, выделяют липкую жидкость для улавливания и переваривания жертвы. Тонкий стебель...
   Царь уже не слушал - он тихонько пятится, отступая к стене.
  -- ...а, вот тут есть ссылка на рисунок, - все, затаив дыхание, склонились над книгой, а Януарий уже нервно ковырялся в замочной скважине.
  -- Да ведь это ж оно! - прозвучало в один голос, и собравшиеся стали оглядываться в поисках самодержца.
   Замок, наконец, щелкнул. Януарий влетел в темноту коридора и почти на ощупь, отыскав лестницу, помчался вниз.
   Остальные с криками "держи его" бросились следом.
  

***

  
   Ничего не понимающая Степанида стояла посреди огромного сада.
   Вся толпа собралась вокруг стеклянной теплицы, а царь своим телом закрывал вход в нее.
  -- Не отдам!!! - проревел Януарий.
  -- Батюшка, - подошла к нему Акулина. - Надо...
  -- Но почему?! Почему его?!
  -- Потому что другого нет, Ваше Величество, - ответил Чурбанов.
  -- А конкурс нам надо выигрывать, - стал приближаться кудесник.
  -- Нет! - срывающимся голосом крикнул царь.
  -- Придется, - звездочет, посмотрел на мудреца. - Заходим со всех сторон!
   Спустя мгновение поверженного самодержца уже держали за руки.
  -- Вы поймите, Ваше Величество, - увещевал кудесник. - Без него нам никак.
  -- Да-да, - поддержал первый советник. - Иначе все...
   В это время Акулина распахнула теплицу, и воздух наполнился отвратительным запахом гнили, что заставило всех умолкнуть.
  -- Да, вы правы, - обреченным голосом произнес Януарий.
  -- Руби! - Акакий подал знак стражнику.
   Царь рванулся, освобождаясь от хватки потерявших бдительность придворных, но было уже поздно. Сабля перерезала стебель, ощетинившегося было монстра. Цветок упал на землю.
   Горе-садовод подлетел к своему питомцу.
  -- Маленький мой! - начал он причитать. - Сгубили они тебя!
  -- Два года его выращивал, - со вздохом прошептала Акулина остолбеневшей бабке. - Вот с такусенького семечка.
   Степанида подошла к царю.
   - Да не убивайся ты так. Заведешь себе снова. А еще лучше - дочь вон у тебя невеста уже. Замуж выдай - будешь внуков нянчить.
   Царевна залилась краской, украдкой взглянув на стоявшего рядом стражника.
   Януарий, казалось, и не слышал Степаниду. Он, то гладил растение по стеблю, то тыкал пальцем в самую пасть цветка. По щекам у него ручьем текли слезы.
  -- Батюшка, пойдем, - Акулина взяла отца под руку и повела проч.
  

***

  
   На следующий день, как ни странно Януарий выглядел бодрым и веселым, хотя покрасневшие глаза выдавали недосыпание.
  -- Как у нас дела с коктейлем? - поинтересовался он у Акакия.
  -- Все готово, Ваше Величество! Осталось только добавить степанидино зелье.
  -- Вот и замечательно!
  -- Я рад, Ваше Величество, видеть вас бодрым!
  -- Спасибо Акакий. Мне действительно лучше, - царь как-то загадочно улыбнулся. - Ступай.
   Вскоре в Тронном Зале появился постамент, на который был водружен сосуд с почти готовым коктейлем.
   Януарий сидел на троне, разглядывая маленький, с ладонь, рисунок, явно выдранный из какой-то книги. Со вздохом убрав его за пазуху, царь взглянул на стоявший на постаменте кувшин и чему-то улыбнулся.
   В это время в зал влетел странный человек. Одет он был в лохмотья, борода и волосы его свисали сосульками и колтунами, а маленькие глазки живо бегали туда-сюда. Увидев Януария, он бросился к нему:
  -- Продаю-скупаю старые, ненужные вещи! Одежду! Обувь! Прочий хлам! - он подлетел к кувшину. - Вазочку не продадите? Хорошо заплачу.
   Старьевщик схватил сосуд и начал вертеть его в руках.
  -- Стража!!! - уже в который раз за последние дни крикнул самодержец.
   Сначала подоспели стражники. Затем запыхавшаяся Акулина, а потом и все остальные.
  -- Кто пустил?! - ревел Януарий.
  -- Я только спросил. Я же ничего... - оправдывался бедняга, повиснув на руках стражников.
  -- Выбросьте его вон!!!
  -- Продаю-скупаю старые, ненужные вещи! - вновь завел оборванец, когда его потащили прочь.
  -- Вот неугомонный, - проворчала Степанида.
   Представление было закончено, и все начали расходиться.
  

***

   Утро следующего дня сотряс душераздирающий вопль.
  -- Укра-али! - вопил Януарий.
  -- Что стряслось? - влетела в зал перепуганная Степанида.
  -- Кувшин украли! Что же нам теперь делать? - царь повалился на колени. - Маленький мой... Как же теперь-то бы-ыть?
  -- Крыша поехала, - решила бабка.
  -- Батюшка, что случилось, - подоспела Акулина, а в зале уже тем временем собралась толпа.
  -- Коктейль у нас сперли, - пояснила Степанида. - Ночью, похоже.
  -- Как это случилось, Ваше Величество? - спросил Акакий.
  -- Я ...я пришел, а...а его не-е-ет! - заревел самодержец.
  -- Ну хватит реветь, ты же царь! - Степанида взяла дело в свои руки. - Н ну расступись! Сейчас улики искать будем.
   Она несколько раз обошла вокруг пьедестала:
  -- Ага! Тут след от обуви! - все сгрудились ближе. - Вот только что это дает?
  -- А ну погодите, - сказал кудесник. Я сейчас.
   Он вернулся, неся в руках склянку с прозрачной зеленоватой жидкостью.
  -- Вот! Должно сработать.
   Капнув из колбы, он отскочил в сторону.
   От следа поднялся зеленый дым, который постепенно начал обретать некие формы и вскоре собравшиеся увидели вора. Это был тот самый старьевщик, он стоял, запихивая за пазуху украденное.
  -- Ах ты, негодяй! - Януарий бросился на него, но поймал руками пустоту.
  -- Это только образ, Ваше Величество, - пояснили ему.
   Царь отошел и начал пристально вглядываться в бродягу.
  -- Да это же Горох! - наконец воскликнул он. - Вот ведь гад! Да как он посмел!
  -- Горох? - переспросила Степанида.
  -- Да, правитель соседнего государства, - пояснила Акулина.
  -- И что, он сам пришел воровать?
  -- Да у него и королевство-то маленькое, а в слугах, говорят, всего три человека.
  

***

  -- Все! Мы рвем с ними дипломатические отношения! - продолжал распаляться Януарий.
  -- Так ведь их и не было, Ваше Величество, - напомнил первый советник.
  -- Да, действительно. Ну, тогда порвем что-нибудь другое!
  -- Да что тут рвать?! - не выдержала бабка. - Надо возвращать снадобье!
  -- Действительно, - согласился самодержец. - Итак, кто этим займется?
   Желающих не было.
  -- Ну, что ж, - вздохнул он. - Значит, в конкурсе мы не участвуем.
   Януарий выдержал театральную паузу.
  -- Я пойду, - откликнулась Степанида, ее явно не грела перспектива остаться в этом мире.
  -- И я, - подошла к ней Акулина.
  -- Нет! - отрезал царь. - Даже не смей препираться!
  -- Не пустишь - сама уйду!
  -- Я пойду с ними, - вышел вперед один из стражников.
  -- Добронрав! - вырвалось у царевны.
  -- Ну, хорошо, - сдался Януарий. - С ним - отпущу. Только смори - береги ее!
   Он погрозил пальцем богатырю.
  -- Есть еще желающие? Ну что ж... - и тут его осенило. - Минутку. А откуда он узнал про коктейль? О нем знали лишь присутствующие.
   Царь стал пристально оглядывать собравшихся.
  -- Акакий! - окликнул он Чурбанова, вжавшего голову в плечи.
  -- Простите меня, Ваше Величество! - тот упал на колени и пополз к царю. - Бес попутал. Он меня в трактире выпивкой угостил. Я и не понял, что это Горох! Думал старьевщик простой. А разговор как-то случайно на конкурс вышел. Вот я и...
  -- Сгною! - рассвирепел Януарий. - Землю жрать будешь!
  -- Простите, простите! Я искуплю, я с ними пойду, - затараторил первый советник.
  -- Хорошо, - согласился царь. - Добудешь - может и помилую. А ежели нет!..

***

  
   Отправились они, как только стемнело. Снаряжения взяли немного. Акулина - котомку с лекарствами и провизией; Добронрав - тяжелый меч; у Чурбанова на поясе болтался кинжал; Степанида же была при своем любимом орудии. Еще вчера она приглядела змеевик на перегонном аппарате и теперь шла, опираясь на него как на посох.
   Придворный кудесник, последнее время проявлявший к обитательнице другого мира все больше интереса, попросил его у Степаниды на полдня. А перед самым уходом, когда бабка уже начала волноваться, вернул, сказав, что наложил на него заклинание, которое поможет справиться с врагом, и объяснил, как им пользоваться.
  -- Только используй его в крайнем случае, - пояснил кудесник. Тут он замялся. - И...будь осторожна, Степа...
   Путь к замку царя Гороха не занял много времени. До границы королевств они добрались на телеге. Затем пошли пешком, приказав кучеру дожидаться. Наконец, пробравшись сквозь заросли, вплотную подошли к бревенчатой крепостной стене.
  -- И что теперь? - поинтересовалась Степанида.
   Остальные пожали плечами - дело, похоже, зашло в тупик.
   Тут они увидели собаку. Та, пробежав мимо, нырнула в росшие у самой стены кусты. Путники переглянулись и последовали за ней.
   За кустами оказался узкий лаз, в который без труда пролезли стройная Акулина и сухой Чурбанов. С другими же была проблема: Степанида, протиснувшись в дыру наполовину, застряла там нижней частью спины, и ее пришлось проталкивать всей командой; а Добронраву вообще пришлось остаться сторожить снаружи - широкие плечи богатыря не позволили бы ему пролезть, будь дыра даже в два раза больше.
   В замок они попали через окно в кухне.
  -- Как вы думаете, - спросила Степанида. - Где он его держит?
  -- Как где? - удивился первый советник. - Конечно же, в тронном зале.
  -- Да-а-а... - поразилась та. - Воображение у здешних правителей явно не в чести.
   На цыпочках они прошли по узкому длинному коридору, поднялись на второй этаж и оказались в большом зале.
   В окно поливала полная луна, освещая помещение. Все вокруг было в пыли и паутине. А посреди зала, на постаменте, стоял тот самый сосуд!
  -- Ну, вы даете! - не переставала удивляться бабка. - В том же месте!
  -- Давайте быстрее, - окликнула Акулина, уже подойдя к цели.
  -- Надо перелить, - Степанида достала заранее приготовленную флягу. - А то разобьем по дороге.
   Чурбанов взял кувшин и наклонил его над горлышком.
  -- Все не влезло, - сказал он.
  -- Вылей, - Степанида закрыла флягу.
  -- Жалко ведь, - не унимался Акакий.
  -- Ага, голубчики, попались!
   Все оглянулись. В дверях стоял человек.
  -- А я думал, не догадаетесь, - это был хозяин.
  -- И не стыдно тебе, Горох! - упрекнула царевна. - У соседей воруешь!
  -- На войне все средства хороши, - улыбнулся тот, подходя ближе. - Итак, гости дорогие, я вас размешу в самых удобных апартаментах.
  -- Как бы не так, - Степанида размахнулась и съездила вора змеевиком прямо поперек торжествующей физиономии. - Ишь, чего удумал, окаяннай!
   Горох рухнул на пол, а сообщники бросились прочь.
   Когда они выбежали на улицу, в окнах замка уже горел свет.
  -- Кажется, будет погоня, - решил Акакий.
   Не успел он это сказать, как из замка выскочили трое и побежали в их сторону.
   Как ни странно в дыру на этот раз все влезли без особого труда, даже Степанида. То ли лаз стал больше, то ли сказался предыдущий опыт.
   Последним вылез Чурбанов, и Добронрав завалил вход огромным валуном, при этом, явно придавив кого-то из преследователей - с той стороны послышался визг.
   Но погоня не прекратилась. Сообщники не прошли и полверсты, как заметили двоих, спешащих вдогонку. Беглецы быстро укрылись в ближайшем овраге и стали ждать.
   Далее произошло что-то удивительное: преследователи остановились, начали оглядываться, а затем встали на четвереньки и отряхнулись по-собачьи, а спустя мгновение, на опушке стояли уже два матерых волка.
  -- Оборотни, - выдохнул Добронрав.
   Акулина вскрикнула.
  -- Бежать надо! - первый советник рванул что есть мочи.
   Богатырь, подхватив бабку с царевной - за ним.
   Оборотни, заметив добычу, бросились вдогонку.
  -- Стой! - закричала Степанида. - Не уйти нам! Постав меня, милок.
   Богатырь сделал как велено.
  -- Как же там было... - начала вспоминать она, крутя в руках посох.
  -- Бабушка, давай быстрей! - торопила ее Акулина.
  -- Вот!
  
   Гром гремит,
   Земля дрожит,
   Ветер дует,
   Враг бежит!
  
   - крикнула Степанида и трижды ударила змеевиком о землю.
   С неба раздался оглушительный грохот, земля под ногами начала трястись. Волки испуганно замерли, а через секунду их снесло с места. Ветер рвал деревья, поднимал камни и пыль, унося все вдаль, там, где он пронесся, осталась голая полоса.
   Путники стояли, совершенно ошалев от увиденного. Затем, не сговариваясь, развернулись и пошли проч.
  

***

   Было уже ранние утро, когда они вернулись в замок. Януарий, всю ночь не находивший себе места, подбежал и радостно расцеловал всех четверых. До конкурса оставалось всего несколько часов, поэтому царь был уже при параде.
  -- Родные мои! Добыли! - обрадовался он. - Степанида, тащи свой самогон.
  -- Какой самогон? - глянула раздраженно бабка. - Его еще выгнать надо.
  -- А ты что - не выгнала? - остолбенел царь.
  -- А как тут успеть? - окрысилась та. - Когда я по ночам от оборотней бегаю!
  -- Каких оборотней, - не понял Януарий.
   Степанида в доступной форме поведала, что им пришлось пережить.
   Выслушав все это, самодержец так и осел на ступеньку у трона:
  -- И зачем все это? Зачем этот конкурс? Сначала малыш... Теперь чуть дочь любимую не погубил.
  -- Батюшка, уже чуть-чуть осталось, - молвила Акулина. - Степанида Харитоновна, Много времени надо, чтобы получить зелье?
  -- Ну... часа два, максимум три.
  -- Нам не успеть... - Януарий закрыл лицо руками.
  -- Успеем! - Акулина взглянула на часы. - Через два часа начнется церемония открытия. Она будет продолжаться еще час. Затем - сам конкурс. Мы идем последними. Батюшка, вы ступайте, а мы со Степанидой Харитоновной принесем.
  
   Церемония открытия длилась от силы минут двадцать, после чего конкурсанты разошлись по своим местам. В этом году в конкурсе участвовало тридцать семь стран, и тридцать из них уже представили свои коктейли.
  -- Где же они? - Януарий прохаживался взад-вперед вдоль стола.
  -- Не волнуйтесь, Ваше Величество, - успокаивал его реабилитированный Чурбанов. - Наверняка уже в пути.
   Но никто не появлялся.
   Когда объявили предпоследнего участника, Януарий так и обомлел - Горох. Он прошел мимо, неся в руках знакомый кувшин, и показал соперникам язык. На лице его красовался желто-зеленый след от степанидиного змеевика.
  -- А-ка-кий, - чеканя слова, прошипел царь. - Что это значит?
  -- Это... это остаток, - вымолвил несчастный первый советник. - Все не влезло...
  -- Та-ак. Если он добыл последний компонент - все кончено.
   Януарию оставалось лишь смотреть, как у него из под носа уводят победу.
   В это время Горох уже подошел к большому овальному зеркалу в серебряной оправе, на гладкой поверхности которого, хорошо различались черты человеческого лица.
  -- Приветствую тебя, - произнесло оно. - Поставь свой коктейль на тумбу.
   Он поклонился и осторожно опустил кувшин куда велено.
   Рама у чудесного предмета интерьера также оказалась живой. Одна из ручек вытянулась и подхватила сосуд. Бокал мигом наполнился жидкостью болотного цвета. Зеркало поднесло его к губам и враз ополовинило.
   По гладкой поверхности пробежала зеленоватая зыбь, и Зеркало выплюнуло только что выпитое конкурсанту в лицо.
  -- Ты что, отравить меня вздумал?! - взревело оно.
  -- Что Вы, что Вы... - Горох начал пятиться.
  -- Пять! Нет, десять лет, чтоб тебя здесь не было! - вслед убегавшему полетел кувшин с "отравой".
   Януарий еле сдерживал смех, но торжествующая улыбка все же отражала его настроение.
   Но вскоре ее сменила испуганная мина - объявили последнего участника.
  -- А, Януарий, - улыбнулось Зеркало. - Чем ты меня сей год порадуешь? В твоем роду всегда делали прекрасные коктейли.
   Бледный Януарий взял сосуд и медленно пошел вперед. "Если оно снова попробует это!.." - думал он, но и отказывать было нельзя.
  -- Ну, скорей же, - серебреная ручка потянулась к царю. - Я хочу быстрей запить пакость, которую принес тот ненормальный.
  -- Батюшка!
   Все оглянулись. Рядом с Акакием стояли Акулина и Степанида.
  -- Кто это? - спросило Зеркало.
  -- Это моя единственная дочь, Акулина.
  -- Чего она хочет?
   Царевна подошла ближе, неся в руках колбу.
  -- Прошу простить меня, почтенное, - поклонилась она. - Но Батюшка забыл добавить в коктейль один из ингредиентов. Последнее время он много чего забывает.
   Януарий недовольно глянул на дочь, но промолчал.
  -- Что ж, - согласилось оно. - Добавь.
   Акулина вылила содержимое колбы во флягу, встряхнула, а когда снова открыла пробку в воздухе завитал удивительный аромат.
  -- Ммм... чудесный запах, - сказало зеркало, наливая в бокал нежно-розовую жидкость. - Посмотрим как на вкус.
   Все, затаив дыхание, ждали. Дегустатор, осушил бокал, затем, видимо не распробовав, еще один, и так до конца, пока не выпил все:
  -- Великолепно! Чудесный Коктейль! Итак, я думаю, у нас определился победитель. Это... царь Януарий тринадцатый!
   Зрители зааплодировали.
   К царю подбежала девушка и вручила большой серебреный кубок.
  -- А теперь, черед исполнения желания, - воскликнуло зеркало. - Чего ты хочешь, Януарий?
   Все замерли в ожидании.
  -- Я хочу... - заколебался царь. - Я хочу, чтобы мне вернули моего любимца! Немедленно!
  -- Тьфу ты, черт окаяннай! - сплюнула Степанида. - Неймется же тебе.
   В руках самодержца появился тяжелый горшок.
  -- Маленький мой, родненький, - лепетал Януарий, пытаясь чмокнуть воскресшего в макушку. - Как папочка соскучился по малышу!
   "Малыш" же в свою очередь, не преминул тяпнуть "родителя" за нос.
  

***

  
   Провожали Степаниду всей гурьбой. Януарий пожелал ей крепкого здоровья и звал в гости. Акакий вручил на память флягу из-под коктейля. Акулина подарила большой пуховый платок, а Добронрав пояс с надписью "Победительница оборотней".
   Тут прибежал запыхавшийся кудесник и принес плоскую тарелку с яблоком. Тарелка была вся в пыли, а яблоко надкусано.
  -- Извини, уж за неприглядный вид, - сказал он. - Но зато работает. Крутани его и скажи, кого хочешь увидеть. У Акулины такое есть, и у меня...
   Он густо покраснел, а бабка благодарно поцеловала его в лоб.
  -- До скорой встречи - зайдя в лифт, сказала она. - Я к вам с внучкой приеду.
   Кудесник взмахнул посохом.
   Степанида улыбнулась стоявшим, и двери лифта закрылись.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список