Viligodaeum: другие произведения.

Телохранитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.40*35  Ваша оценка:

  
  
   Рина
  
  
   Напряжённо вглядываюсь в уже ставшее за последние пару недель родным окно монитора. Старательно обшариваю всё, от почтового ящика до последнего дневника. Аська включена на полную громкость, чтоб, не дай Бог, не пропустить Его появление.
  "Не спишь?" - подпрыгиваю от пронзительно взвизгнувшей айсикью и с жадностью впиваюсь взглядом в долгожданные строки, рукой уже слепо нашаривая клавиатуру для ответа:
  "Нет" - очень сухо, но ничего не могу с собой поделать - не умею я демонстрировать свои эмоции. В душе тут же ярко вспыхивает доселе томительно тлеющий огонёк, терзавший душу весь день.
  "Рад, что застал тебя в сети", - можно подумать, в последнее время бывает иначе - этот интернет-роман затягивает меня всё больше. Ночами, просиживая у мерцающего экрана, мучаюсь лишь одной мыслью - когда же Он выйдет на связь? Это как-то ненормально. Я же здоровая женщина, вполне себе реалист. Прекрасно понимаю, что такие романы - полная глупость, ну не бывает заочной любви. А мы ведь даже не видели друг друга.
   И ещё одно меня беспокоило - с таким же нетерпением каждое утро я, отправляясь на работу, ждала встречи с Максом. Волновалась, потела и ждала. Как старшеклассница перед первым свиданием, честное слово!
   Вот он появляется, как всегда в строгом костюме, собранный, подтянутый. Чудесные волосы цвета воронова крыла аккуратно собраны в хвостик. Внимательный цепкий взгляд, плавная кошачья поступь. Иногда как подкрадётся со спины, как спросит что-нибудь эдаким небрежно-будничным тоном. Я на своих каблуках такие номера откалываю, подлетая на полметра над уровнем пола и хватаясь за сердце - кенгуру повесятся от зависти, им такие пируэты и не снились! Этот же изверг на мои кульбиты каждый раз лишь скупо улыбается, неизменно просит прощения за то, что "напугал юную леди", и, как ни в чём не бывало, повторяет сказанное, с бесстрастным выражением прекрасного лица терпеливо ожидая ответа... Вот иногда б так и треснула, честно!
   Далее всё по накатанной: сердечко моё отходит от стресса, только для того, правда, чтобы снова забиться с невероятной скоростью - как же, Он рядом! Честно пытаюсь ответить на заданный красавчиком вопрос что-то более-менее вразумительное, заикаясь при этом и чувствуя себя полной дурой. Затем чувствовать себя дурой надоедает, и я начинаю злиться - на себя, на своё косноязычие, на чересчур чувствительную и эмоциональную натуру. Ну и на Макса до кучи, что до такого состояния одним своим присутствием доводит. И тут обычно вся из себя кроткая и милая девушка Рина превращается в этакую стервозину: хамит, дерзит, жонглирует словами, старательно запутывая собеседника и в итоге за компанию запутываясь сама. И всё это с приторно-сладкой улыбочкой, из-под полуопущенных ресниц наслаждаясь выражением лёгкого недоумения и досады на ненаглядной харе. Вдоволь поехидничав и пару раз весьма дерзко огрызнувшись на попытки поиронизировать надо мной, я в завершение гордо вскидываю голову и величественно удаляюсь. При этом старательно косясь под ноги - знаю ведь себя, обязательно в такой момент споткнусь.
   И так каждый день! Что сказать - идиллия.
  
  "Ты ещё здесь?" - оказывается, на экране уже минут пять оранжевым мигает прилетевшее сообщение. Вот это я задумалась!
  "Конечно, куда же я денусь? Ты ведь только что пришёл. Я тебя ждала", - хм, ну надо же. Призналась-таки, в кои-то веки.
  "Правда? Я едва вырвался. На работе, выдалась свободная минутка - конфисковал у кого-то ноут. И просто счастлив, что ты в сети. И ждёшь..."
  "Так ты на работе? И где же мы трудимся по ночам, а?" - добавляю две игривые мордочки, сама жадно ловя ответ. За почти два месяца общения тему профессии мы не затрагивали ни разу - как-то и без того находилось, о чём поговорить. Ещё и времени на всё не хватало.
  "Ну-у... Телохранитель я", - скромно так, робко даже. Невольно улыбаюсь, печатая ехидную - я ж без этого не могу - реплику:
  "Это в смысле охранник? Что-то вроде ночного директора?"
  "Да нет, директор у нас один, и днём, и ночью. А охранник - ну, это как посмотреть. Но традиционно моя профессия называется бодигард - американский вариант."
   Ой, и правда телохранитель! Обидела ж как парня-то, дурёха - обозвать телохрана сторожем! Да наши б мне голову за такое открутили! Хотя нет, не открутили бы, конечно, так, пожурили чуток. Или обиделись. Насмерть... О-о-о! Кстати, это идея! Надо будет завтра на Максе испробовать - посмотрим на реакцию этой каменной глыбы. Я уже зловеще потирала руки в предвкушении.
   Хммм... И чего это мне в последнее время так катастрофически везёт на бодигардов, хотелось бы знать? Куда ни плюнь - не промахнёшься. И директор наш вон целую команду себе завёл, и в сетке любимый собеседник телохранителем оказался. Что это, знак судьбы? Пора переквалифицироваться? А что, я-то со своей комплекцией запросто... Хотя, скорее, вышибалой, чем высококлассным телохранителем - форма не та. Ну ничего, как раз на какие-нибудь курсы записываться собиралась... Пойду на борьбу!
  "Ау-у... Ты где?" - опять задумалась! А собеседник меж тем уже начинает паниковать, заваливая меня встревоженными смайликами и знаками вопроса.
  "Тут я, тут! Сижу просто в шоке - не каждый же день с настоящим телохранителем общаешься", - ведь вру же бессовестно - я-то именно каждый день и общаюсь. Можно бы и пореже, кстати. Хотя нет, я ж без этого противного брюнета и дня прожить не могу - на сверхурочные вон с удовольствием таскаюсь, как будто других дел нет. Щёлкнула его даже тайком - как только изловчилась, до сих пор не понимаю. Хороший снимок получился. Теперь у меня над кроватью в рамочке висит и на столе рабочем вместо заставки.
  
  
  
  - Здравствуйте, Максим, - весело прощебетали за дверью голосом нашей секретарши. - Вы сегодня в новом костюме? Вам чёрный безумно идёт, - потрясающий комплимент. Не забудь упомянуть про белые тапочки и радостно-пышный венок, машинально подумала я, продолжая копаться в бумагах. - Вы знаете, иногда так приятно посмотреть на настоящего мужчину, ко всему прочему ещё и обладающего безупречным вкусом, - продолжала заливаться Гулька - Гульнара, моя хорошая приятельница и большой охотник до мужского полу.
   Тоже мне, юная обольстительница!.. Макс уже тут?! Ховайся! После устроенного вчера представления лучше с ним пару деньков не встречаться - проницательный уж больно, гад. Бестолково мечусь по кабинету в поисках укрытия.
   Дверь открылась аккурат в тот момент, когда моя нога исчезла под огромным столом - любит наш руководитель большую мебель. И оборудует ею всё подряд, в том числе и кабинет своего помощника.
   Съёжившись под древесной громадиной, я первый раз в жизни радовалась упомянутой особенности босса, и, затаив дыхание, напряжённо прислушивалась к происходящему в комнате. Вот вошедший проследовал к смежной с моим кабинетом каморке. Судя по скрипнувшей двери, заглянул внутрь. Ничего там, естественно, не обнаружил, кроме пыльных архивов - не такая я дура, прятаться на самом видном месте. Шаги начали приближаться к импровизированному укрытию. Я испуганно замерла, постаравшись слиться с паркетом, но посетитель лишь задумчиво побарабанил пальцами по столешнице прямо над моей головой, вздохнул и направился к выходу.
   Услышав стук закрывшейся двери, я облегчённо выдохнула и расслабленно привалилась боком к столу. Сердце в груди радостно подпрыгивало, из горла рвался ликующий вопль, который я всё же в целях конспирации с большим трудом, но подавила. Не нашёл, ихха-а!! Настороженно прислушавшись, я уловила обрывки разговора, происходящего за дверью:
  - Как никого? Очень странно, я вроде бы не видела, чтобы Рина куда-то выходила. Её там точно нет?
  - Гуленька, Вы и вправду полагаете, что я способен не заметить человека в комнате площадью пятнадцать квадратов с минимумом мебели? - голос Макса звучал вежливо и бесстрастно, как всегда.
  - Да нет, что Вы, Максим, что Вы! Это я невнимательная - не заметила, наверное, как она вышла. Вы знаете, думаю, Риана на докладе у директора - у них в это время обычно пятиминутка. В конференц-зале, ну, Вы знаете. Если поспешите, то как раз успеете к её концу.
  - Мда? Хорошо, спасибо Вам большое, Гуля. Я, пожалуй, так и сделаю.
   Через пару мгновений рядом хлопнула дверь. Не успела я возрадоваться, как с ужасом вспомнила, что у нас с шефом действительно в это время ежедневно летучка. А ещё он терпеть не может ждать. Едва выбравшись из-под стола, я снова заметалась по кабинету, ломая голову над возникшей дилеммой: если прямо сейчас, как и следует поступить исполнительной помощнице, рвануть к директору, я неминуемо столкнусь с брюнетом. Если же переждать здесь, шеф потом с меня шкуру спустит. И солью присыплет!
  - Что, юная интриганка, не нашёл тебя наш красавчик? - блондинистая язва маячила в дверном проёме, скептическим взглядом следя за моими перемещениями. - Накуролесила, никак? Теперь прячешься? Так ведь не поможет: Беркут - парень упрямый, целеустремлённый такой. Всё равно рано или поздно отыщет.
  - Предпочитаю поздно, - недовольно буркнула я, дергая себя за вылезшую из причёски прядь. - Да и с чего ты взяла про накуролесила? Ничего такого за собой не припоминаю, - нагло вру прямо в глаза, мысленно готовясь к начальственному нагоняю за сорванную летучку.
  - Ладно, не переживай... Да, кстати - шеф с утра отбыл по объектам, так что можешь расслабиться, он отменил пятиминутку.
  - Ччего ж ты молчала?! - аж подпрыгиваю от возмущения. - Я тут чуть не поседела от волнения, а ты?!
  - Спокойно! - она примирительно вскинула руки. - Шеф позвонил уже после твоего прихода, я как раз хотела тебе крикнуть, но тут заявился этот телохранитель... Эх, - Гулька мечтательно закатила глаза. - Поохранял бы он меня... Всю жизнь с таким бодигардом провести не грех!
  - Насколько я помню, ты всегда была против моногамных отношений.
  - А кто сказал, что они будут моногамными? - удивилась эта ветреница. - Ты же знаешь, если нужно, я и от Годзиллы сбегу. Не то, что от какого-то там охранника, - она деловито оглядела свои руки, проверяя, в порядке ли маникюр, и развернулась на выход. - В общем, расслабься, подруга... Да, и отряхни подол - ты что, уборкой тут занималась? Вся в пыли, - на этой оптимистической ноте подруга скрылась за дверью.
   Глянув вниз, я обнаружила, что Гулька не просто права - она ещё и недоговаривала. Спереди моя парадно-выходная юбка представляла собой мечту любой химчистки: пыль, какие-то щепочки и пара подозрительных пятен, с ходу не поддающихся идентификации. И что теперь делать? Разгуливать в таком виде по нашей конторе я не могу - не поймут. Вот гад этот Беркут, чтоб ему икалось - такой наряд испортила! И что ему рядом с шефом не сиделось?! Там, между прочим, его рабочее место!... А, кстати, о работе:
  - Гулька! - гаркаю на весь кабинет. - Шеф уехал?!
  - Ну да, - слегка приглушённо доносится из-за двери.
  - Так почему Макс об этом не знает, он же командир шефовых телохранителей? Да и то, что я в это время всегда на летучке, должен прекрасно помнить, - у темноволосого гада феноменальная память, весь наш персонал вплоть до последней уборщицы поимённо знает. С анкетными данными и распорядком дня.
  - Дак наверняка знал.
  - Ымм? Я тогда уже ничего не понимаю. Чего ж он так быстро согласился с тобой и спокойненько утопал?
  - А сама не догадываешься?
   Догадываюсь. И мне это очень не нравится. Что ж выходит, парень просто сделал вид, что поверил? Да и в кабинете он особо не искал.
   Тут взгляд мой наткнулся на ярко-бирюзовое пятно возле стола. Приглядевшись, я признала любимый шифоновый шарфик, по всей видимости, оброненный мною впопыхах. М-мать! Ну, всё ясно. Этот интриган отлично понял, где в данный момент находится одна деятельная особа. Вопрос, почему же он упомянутую особу не поспешил демаскировать, раз уж так хотел видеть? Вывод напрашивается только один - ты, Ринка, дура. Причём дура набитая. Ну и кто после всего кого перехитрил?
  
  ...Понедельник начался со скандала. Скандалила наша бухгалтерша, Евдокия Петровна, заслуженный, и, несомненно, ценный, но, к сожалению, малость неуравновешенный кадр.
  - До каких пор будет продолжаться этот произвол?! Меня, старейшего работника, мать троих детей, члена Союза Бухгалтеров Москвы - лапает какой-то сосунок, который мне в сыновья годится! И ладно бы просто лапал! Так он ещё и гнусно ухмылялся при этом! А в итоге потребовал показать ему годовой отчёт - информацию, между прочим, доступ к которой имеют только несколько высших чинов в нашей фирме! - бушевала женщина, размахивая тем самым пресловутым отчётом.
  - Успокойтесь, Евдокия Петровна, прошу Вас, - пытался утихомирить разошедшуюся работницу начальник службы безопасности, дядька лет сорока, с блестящей в свете дневных ламп лысиной и пышными усами. - Никто не хотел Вас оскорбить, я уверен. У парней просто такая работа - они же отвечают за безопасность нашего директора.
  - Работа?! Интересно, чем это нашему дорогому шефу мог повредить мой отчёт? Довести своими размерами до сердечного приступа?!?
   Я тихонько давилась смехом в уголке приёмной, следя за лицами участников комедии: сконфуженным молоденького конопатого телохранителя, разъярённым бухгалтерши и мученическим Якова Савельевича. Начальником охраны тот был прекрасным, в прошлом заслуженный ГБшник. Но вот бороться с бешеными дамами его явно не учили.
   Тут на месте трагедии появилось новое лицо. Очень такое приятное лицо, с тёплыми карими глазами и романтическими кудрями, традиционно забранными в хвостик. С ходу разобравшись в ситуации, он решительно взялся за устранение недоразумения:
  - Рысь, тебя ждут на пятом посту, поторопись, - конопатого охранника как ветром сдуло - аж бумажки на Гулькином столе взметнулись. - Яков Савельевич, спасибо Вам большое, дальше я сам, - вежливый кивок начальнику безопасности. Тот скрылся чуть ли не быстрее Рыси, только пятки засверкали. Спринтер, уважительно подумала я. - Мадам, прошу простить моего подчинённого, он был несколько некорректен - не предупредил Вас о цели произведённого досмотра и не дождался согласия. Которое Вы, несомненно, дали бы, разъясни он, что речь идёт о жизни Александра Германовича. Нам поступила информация, что в ближайшее время жизни Вашего шефа может угрожать нешуточная опасность. Страшно подумать, до чего додумались террористы - умудряются закатывать взрывчатку в офисную бумагу! Затем, в нужный момент - р-раз, и половины здания как не бывало. Это новейшая технология, совершенно неизвестная широкой общественности, а оттого вдвойне опасная. Вот Вы откуда эти листы взяли? - тычок в сторону несчастного отчёта.
  - Э-э... Из пачки, - бухгалтерша опасливо покосилась на папку с распечаткой.
  - А откуда взялась эта пачка? - с подозрением уточнил телохранитель.
  - Так...это... Курьер вчера принёс, - бедная женщина уже ничего не понимала, с недоумением переводя ошалевший взгляд с лица Макса на отчёт и обратно.
  - Вот! - припечатал этот интриган. - Вот, дорогая Евдокия Петровна! А откуда у курьера эта пачка??
  - Не знаю! - прямо-таки возопила женщина, порываясь отбросить подальше потенциально взрывоопасную ношу.
  - И мы не знаем! Вот для этого здесь и стоит наш человек, специально обученный, оснащённый соответствующим оборудованием, и всех проверяет.
  - А... Одежду мою зачем ощупывал?! - нашлась заслуженная бухгалтерша.
  - Вы знаете, сударыня, террористы в наше время стали столь ловки, что могли умудриться незаметно спрятать взрыватель в Вашей одежде.
  - Да как же это незаметно?!
  - Очень просто. Вы сегодня были в метро? - дожидается утвердительного кивка. Хитрый какой! Да сегодня все в метро были, и ты об этом прекрасно знаешь! - Рядом с Вами кто-нибудь стоял? Вплотную? - ещё один неуверенный кивок. В глазах главбуха загорается огонёк понимания. Зарождающиеся подозрения в терроризме и подготовке покушения на шефа охватывают всё большую толпу бывшего в общественном транспорте народа, от того нахального подростка с плеером до безобидной на вид старушки с тележкой - ага! Знаем мы таких безобидных! Тоже, небось, телевизор смотрим - видали, как они маскироваться умеют, враги! Вот буквально сегодня перед работой видела. Передача была какая-то чудная, что-то там про парня. Никита его, что ли, зовут... Кто такой Никита, Евдокия Петровна так и не разобралась, зато всю подноготную вражеской организации запомнила прекрасно.
  - Вот видите, - прервал затянувшееся молчание темноволосый. - Вы и сами всё прекрасно понимаете, - бухгалтерша только кивнула, продолжая со всей возможной тщательностью вспоминать приметы прижимавшихся к ней в метро потенциальных террористов, и резво удалилась конспектировать. Забыв впопыхах такой ценный недавно отчёт на Гулькином столе.
   Всё. Дальше сдерживаться я не могла. Истерично всхлипнув, уткнулась в плечо сидящей рядом Гули и захохотала, всхлипывая и икая под аккомпанемент тоненького хихиканья подруги. Мы стучали кулаками по столу и сучили ногами, пытаясь одновременно не свалиться с кресел. Приступ истерического смеха длился минут пять, по прошествии которых мы, слегка успокоившись, попытались вернуться к прерванным происшествием делам. Гулька ловко выудила из декольте махонькую пудреницу, тут же принявшись поправлять макияж. Я же, потянувшись к так и не отправленному факсу, краем глаза заметила некую лишнюю деталь в родной приёмной, и, развернувшись, наткнулась на осуждающий взгляд ореховых глаз. Ой! Мы ж совсем забыли о Максе! А вот он о нас нет, стоит живым укором посреди кабинета, а во взгляде отчётливо просматривается: "Мда-а, и это называется серьёзное учреждение. С кем приходится работать?!"
   Покачав головой, красавчик вышел, оставив нас с наконец отвлёкшейся от зеркала Гулей философски размышлять о собственной профпригодности.
   Вечером того же дня, собираясь домой, я ни с того, ни с сего вспомнила утренний инцидент. Вновь ожившие эмоции от этого укоряющего взгляда ореховых глаз как-то невзначай пробудили обычно старательно подавляемую сторону Рининой натуры, в простонародье именуемую мелкой шкодливостью. В моей гораздой на пакости голове созрел коварный план.
   Стараясь не упустить мысль, я тут же с воодушевлением занялась её претворением в жизнь.
   Вот тут впору было порадоваться своей вечной привычке ничего не выкидывать. Притащив из канцелярии три пачки офисной бумаги и натянув на руки резиновые перчатки (не спрашивайте, откуда у меня на рабочем месте перчатки - сама не помню), я, покопавшись в столе, выудила оттуда трое часов, старых и давно поломанных, но ещё исправно тикающих. Секундная стрелка подёргивалась в такт на мою радость невероятно громкому тик-тик. Тщательно их протерев - отпечатки пальцев оставлять нам совсем не нужно - распотрошила бумагу, стараясь не повредить упаковку, и аккуратно впихнула в каждую пачку по часам. Сноровисто подклеила места вскрытия и перевязала принявшие первоначальный облик свёртки нарядной красной ленточкой, соорудив напоследок кокетливый бантик. И, подленько хихикая, отправилась на дело.
   Перво-наперво с ловкостью опытного диверсанта устроила короткое замыкание во всём здании. Опасаться разоблачения не стоило - я прекрасно знала, что камеры слежения ещё не успели подключить к автономному генератору. Да и сам генератор не завезли, как раз на днях обещали.
   Спрятавшись за пышным фикусом, подождала, пока стихнет топот ног бегущей на разборки со взбунтовавшейся электрикой охраны вкупе с телохранителями. Не забыла внимательно пересчитать бегущих по светящимся в руках фонарикам. Затем со спокойной совестью прошмыгнула в комнату охраны... Заглянув напоследок в ещё пару мест, с чувством выполненного долга спокойно отправилась домой. Предусмотрительно воспользовавшись при этом малоизвестным чёрным ходом, обнаруженным мной совершенно случайно в один из первых дней работы в фирме. Я тогда заблудилась в хитросплетении коридоров, и каким-то совершенно невероятным образом вышла к полутёмному грязному проходу, заканчивающемуся массивной железной дверью. Дверь изнутри имела обычный кругляшок замка, защёлкивалась же автоматически при закрытии. После осторожных расспросов я выяснила, что никто про ту дверь не слышал, и втайне ею пользовалась, чтобы незаметно смыться с работы, минуя бдительную охрану.
  ...Во всех подробностях припомнив вечер понедельника, пришла к выводу, что подозревать меня в причастности ко вчерашнему переполоху нет никаких оснований, и, слегка успокоившись, вернулась к текущей работе.
  
  - Ринка! Ринка, иди сюда! - завопили из соседнего кабинета, заставив меня вздрогнуть от неожиданности - вот нервная стала. Пора пустырничек пить.
  - Что стряслось? Чего ты вопишь, как ненормальная? - я высунула голову из кабинета.
  - Ринка, ты не поверишь! Тут та-акое было! - Гулька захлёбывалась от восторга. - Нам вчера подкинули бомбу, представляешь?!
  - Настоящую? - уточнила я.
  - В том-то и дело, что нет! Ко мне тут Инка заходила. Ну, ты помнишь, такая розовая вся, - Инку я отлично помнила. Насчёт неё вообще ошибиться трудно - подобного пристрастия к одному цвету я ещё в жизни не встречала. - Как ты, наверное, знаешь, она является официальной девушкой одного из наших охранников. Он-то ей и рассказал! Слушай!...
   История и впрямь стоила затраченных мною на её организацию усилий: спокойно вернувшись в комнату охраны после устранения неполадки, бодигарды дружно принялись обсуждать события прошедшего дня, особо остановившись на происшествии с бухгалтершей. Оказывается, в приёмной стоит прослушка, и находящиеся на пульте парни с комфортом наслаждались бесплатным спектаклем.
   И вот, сидя в своей каморке, они уже всем личным составом слушали талантливо разыгранное Беркутом представление, одобрительно похлопывая того по плечам и оглашая помещение взрывами хохота. Когда первые восторги поутихли, кто-то из бодигардов вдруг узрел на стеллаже доселе незамеченный странный свёрток, перевязанный кровавой ленточкой (в этом месте рассказа я сдавленно хрюкнула). Свёрток по виду напоминал стандартную упаковку офисной бумаги, точно такую же, как фигурировавшая в только что прослушанном ролике. Парни недоумённо переглянулись и решили подойти поближе. Затаив дыхание, они всматривались в подозрительный свёрток, и в наступившей тишине совершенно отчётливо зазвучало доносящееся из пакета тиканье... После секундной заминки парней прямо-таки вынесло из кабинета. Забаррикадировав дверь, они понеслись на вахту к стационарному телефону, на ходу пытаясь по мобильникам вызвать сапёров вкупе с милицией.
   Дальше начался настоящий хаос: по всему зданию выли сигналы тревоги, людей - каковых, в сущности, кроме охраны, в здании почти и не осталось - спешно эвакуировали, попутно обнаружив ещё два аналогичных пакета. Макс орал не переставая, костеря подчинённых в хвост и в гриву, те лишь виновато пожимали плечами.
   Так и не дозвонившись до милиции - мобильники оптимистично сообщали, что линия перегружена, а стационарный телефон после замыкания напрочь отказывался работать, - наши бравые телохраны решили попытать счастья самостоятельно, решительно, но с некоторой опаской направившись к ближайшему подозрительному свёртку.
   Тот вёл себя вполне мирно. Лежал, тикал себе размеренно и признаков агрессии не обнаруживал.
   Присутствующие заинтересованно сгрудились вокруг, старательно вытягивая шеи в попытках разглядеть получше пресловутый предмет.
   Наконец Беркут, на правах старшего, решительно вытащил нож и как мог аккуратно вскрыл обёртку. Зрители напряжённо замерли. Но ничего интересного разглядеть так и не смогли - глазам телохранителей предстала стопка обычной на вид офисной бумаги, формата А4. Белой, неплохого качества.
   Беркут расслабляться не стал, продолжив изучение подозрительного объекта. Осторожно, слой за слоем, он снимал бумагу, пока не добрался до...наручных часов. Механические, поломанные, они упорно продолжали тикать...
   Дальнейшие поиски ничего не дали - в свёртке, кроме продукции целлюлозной промышленности и старых часов, ничего не было. Проверка остальных пакетов также ничего не показала, кроме того, что ребят знатно и качественно надули. Говорят, мат Беркута был слышен во всех уголках здания, эхом отражаясь от cтен. Другие бодигарды выражали эмоции тише, но не менее экспрессивно.
   И только один человек из всех присутствующих при инциденте выбивался из общей массы. Дед Макар, старый вахтёр, обессиленно прислонившись к стене, глухо ухал и утирал невольные слёзы - знающие люди утверждают, что до этого вечера смех старого партизана за всё время его работы в фирме не слышали ни разу.
  
  
  
  
   Беркут
  
  
   Ччёрт!.. Ненавижу, как же я ненавижу вот такие вот разборки! Когда на шефа наехали братки, это да, это было весело и интересно. А сейчас...
   Голос Евдокии Петровны я услышал издалека - он нёсся по коридору могучей волной:
  - Меня, старейшего работника, мать троих детей, члена Союза Бухгалтеров Москвы... - и так далее, и тому подобное. -...сосунок, годящийся мне в сыновья!
   Ну, допустим, не в сыновья, а во внуки.
  - Да ладно бы просто лапал, так он ещё и гнусно ухмылялся при этом! - какие затейливые эротические фантазии. По-моему, лапать нашего главбуха и одновременно гнусно ухмыляться может только маньяк-извращенец на последней стадии психической деградации.
  - ...Потребовал показать отчёт - информацию, доступ к которой имеют только несколько высших чинов в нашей фирме!
   Наивная-а! Видела бы она документы, которые шеф уничтожал вчера. Вот там да, там было за что, руками и ногами. А пресловутый отчёт видали мы ещё на той неделе. Просто так, для общего развития.
   О, а вот и Яков Савельевич.
  - Успокойтесь, Евдокия Петровна, прошу Вас...просто такая работа - они же отвечают за безопасность... - ну, это он зря сказал. Наша Евдокия Петровна свято верит, что работает здесь только она, а остальные (и особенно мы, телохраны) просто маются ерундой и про...едают кровно ею заработанные денежки. Сейчас начнётся.
  - Работа?! Интересно...
   Всё, пришёл. Вхожу в кабинет: на лице улыбка, глаза сверкают. Наш боевой главбух питает слабость к вежливым мальчикам. И мы этим воспользуемся.
   Первым делом спасаем парня.
  - Рысь, тебя ждут на пятом посту, поторопись.
   Рыся просто сдуло. И я его понимаю.
  - Яков Савельевич...
   Ого, а я и не знал, что он умеет перемещаться с такой скоростью. Да-а, Евдокия Петровна - это могучий стимул! Из мужика может получиться неплохой марафонец. При постоянных тренировках с обязательным присутствием главного бухгалтера.
  - Мадам, прошу простить моего подчинённого, он был несколько некорректен - не предупредил Вас о цели...- бла-бла-бла. Главное заинтриговать.
   В глазах главбуха зажглась искорка интереса. Развиваем успех:
  - Нам поступила информация, что в ближайшее время жизни Вашего шефа может угрожать нешуточная опасность.
   Интерес просто-таки запылал. Вот любит Евдокия Петровна всякие тайны. Дед у неё, что ль, Штирлицем работал? Хотя тогда, скорее уж, брат. Младший.
  - Страшно подумать, до чего додумались террористы - умудряются раскатывать взрывчатку в офисную бумагу. Затем, в нужный момент - р-раз! - я звонко стукнул кулаком о раскрытую ладонь другой руки, отчего все присутствующие вздрогнули - психологическое воздействие, без него никак. - И половины здания как не бывало. Новейшая технология, неизвестная широкой общественности, а оттого вдвойне опасная.
   Во выдал! Сам бы от кого услышал - обалдел!
  - Вы откуда эти листы взяли?
  - Э-э... Из пачки.
   Интересно, а откуда их тут ещё можно взять? Гоним пургу дальше.
  - А откуда у вас взялась эта пачка?
  - Так...это... Курьер вчера принёс, - а вот теперь наша милая Евдокия Петровна начинает нервничать. И это замечательно! Продолжим.
  - А откуда у курьера эта пачка?
   Как сказал, аж самому понравилось! В КВН, что ли, податься? Все задатки налицо. Точнее, на лице. Евдокии Петровны.
  - Не знаю! - главбух, по-моему, готова уже эту пачку забетонировать и свинцом сверху залить. Надо же, какая мнительная женщина.
  - И мы не знаем. Вот для этого здесь и стоит наш человек...
   Но нашу Евдокию голыми руками не возьмёшь:
  - А... Одежду мою зачем ощупывал?!
   Действительно, зачем? Вот, блин, вечно Рысь попадает, а ты потом выкручивайся.
  - Вы знаете, сударыня, террористы в наше время стали столь ловки, что могли умудриться спрятать в Вашей одежде взрыватель.
   Всё, я собой почти горжусь.
  - Да как же это незаметно?!
   А-атличный вопрос! И как же они исхитрились, эти нехорошие террористы?
  - Очень просто. Вы сегодня в метро были? - а куда она денется? Наш любимый главбух, конечно, заслуженный работник и всё такое. Но вот личного транспорта за ней пока не закреплено. И об этом я тоже где-то в курсе.
  - Рядом с Вами кто-нибудь стоял? Вплотную?
   Да, издеваюсь. Причём самым наглым образом. Как человек, периодически пользующийся этим замечательным видом транспорта, я отлично себе представляю, каково там в час пик - к тебе не просто прижимаются, а прямо-таки страстно льнут, разве что на голову не залазят. Хотя бывает и такое - как-то одна юная дева остановки три висела у меня на плечах. Смущённо рдела, но рук упорно не разжимала... Но это лирика. Итак.
   А дамочку-то как проняло, ажно до печёнок - вон как глазки пучит, того и гляди выпадут.
  - Вот видите! Вы и сами всё прекрасно понимаете.
   У меня такое ощущение, что Евдокии Петровне скоро придётся-таки выделить личный транспорт. Катафалк. Вон как побледнела, бедняжка... Интересно, как она будет сегодня домой добираться? В метро ведь несчастную теперь дня три колом не загонишь.
   А лицо-то, гляньте, какое одухотворённо-идейное - никак потенциальных террористов припоминает старательно. Ишь как из кабинета рванула - задокументировать не терпится. Ой, чует моя душенька, будет мне завтра трактат на двадцати вордовских листах - к бумаге-то она теперь ни-ни - с подробными приметами и предполагаемой степенью опасности... Прибью Рыся - опять сплошные проблемы из-за него! Ничего, раз такой умный, пусть сам с сознательной дамочкой и ковыряется.
  
   Откуда этот жизнерадостный гогот? А-а... То девушки наши, Рина с Гульнарой. Сидят, заливаются. Про меня, по всему видать, начисто забыв. Да я бы и сам с удовольствием присоединился - уж больно заразительно смеются красавицы. Но имидж прежде всего.
   Потому, дабы не испортить впечатление от только что разыгранного спектакля, я, скорчив физиономию посвирепее, с молчаливым укором воззрился на ржущих дев. Дождавшись, пока на меня, наконец, соизволят обратить внимание, одарил хохотушек фирменным взглядом а-ля: "И это серьёзное учреждение..." - и с достоинством удалился. И только отойдя на изрядное расстояние, согнулся в три погибели, позволяя себе проржаться.
   Мда. Тогда я ещё не знал, что меня ждёт продолжение...
  
  
   Для начала вырубило свет. Ну что ж, бывает, что поделать, давайте не будем забывать, в какой богатой на сюрпризы стране мы живём.
   Охранники побегали, поматерились на современную электрику вообще и нашу офисную проводку в частности, упомянув даже Ильича. Типа а вот свечи привычки одновременно все хором тухнуть не имеют. И починить их не в пример проще - заменил, и всё! И кому понадобилась эта повальная электрификация? Философы они у нас.
   Ну ничего, всё же мы профессионалы - там подделали, тут посмотрели - и "да будет свет!"
   По пути в комнату охраны я, мимоходом заглянув в электрощит, увидел нечто очень интересное, и по компрации позвал Лося.
  - Ну и что ты об этом думаешь? - спрашиваю нашего признанного спеца по электричеству, задумчиво помахивая добытым из щитка куском проволоки.
  - Неплохо, довольно грамотно сделано. Следов мало, работал дилетант, но с мозгами.
  - Ещё бы знать, на кой этому дилетанту понадобилось демонстрировать нам свои выдающиеся способности, - мы поспешили присоединиться к ожидающим в комнате охраны остальным нашим. По пути я вдумчиво рассуждал о неизвестном вредителе, Лось согласно сопел рядом.
  
  - Ну ты, командир, даёшь! Как всегда на высоте! Высший пилотаж! - ребята, похохатывая, хлопали меня по плечам, поздравляя с удачным спектаклем. Мы только что закончили прослушивание записи из приёмной, и теперь помещение гудело, как растревоженный улей - все дружно принялись обсуждать происшедшее. Тут и там раздавались взрывы гомерического хохота, ребята цитировали показательное выступление, добавляя от себя сочные эпитеты и комментарии. Я скромно сидел в сторонке, рассеянно прислушиваясь к обсуждению - подустал что-то за последнее время.
  - А-а.. Эээ... Беркут... Ты не мог бы подойти, а? - натренированный слух мгновенно выловил фразу, диссонансом прозвучавшую в общем хоре - голос говорившего слегка подрагивал от волнения. В две секунды обшарив помещение взглядом, я установил источник голоса - Федька, более известный как Кип (производное от "кипиш" - характер у парня живенький, да и сам как живчик - небольшого росточка, щупленький. На самом же деле ходячее бедствие). Стоит, горемыка, наполовину согнувшись, и что-то внимательно на полке разглядывает, бледнея прямо на глазах - впервые вижу, чтобы Кип побледнел. Он даже под перекрёстным огнём, помнится, хохотал, азартно отстреливаясь с двух рук, а тут...
   В два шага оказываюсь рядом. Перевожу взгляд с перепуганного лица Федьки на полку... Мммда...
  - Тихо! - сказано было негромко, но в комнате мгновенно воцарилась тишина. В которой набатом зазвучало размеренное тиканье... Народ, быстро сориентировавшись - профессионалы как-никак - сгрудился вокруг нас с Кипом. Все настороженно уставились на...пачку офисной бумаги, заботливо перевязанную нарядной ленточкой. По лицам присутствующих было видно, что всем в голову пришла одна и та же мысль, навеянная только что просмотренным сюжетом. Ребята слегка, а местами и не очень слегка, занервничали: у Лося заметно подёргивался глаз, Карась тихо матюгнулся, Рыся пробила нервная икота. В помещении повисло напряжённое молчание - чувствовалось, что нервы присутствующих на пределе. Последней каплей послужило то, что народ-таки осознал - тиканье доносится из той самой офисно-бумажной пачки. Вся толпа с низкого старта организованно рванула к выходу, забаррикадировав дверь снаружи...
  
   Мда-а. Ну и вечерок выдался - столько эмоций и адреналина мы не получали с пресловутой перестрелки. Но там хоть всё было понятно: справа враг, слева враг, а в центре мы - затолкав шефа в машину, организованно отстреливаемся. А тут - что, откуда, кто?
   В данный момент я как раз получал ответы на большинство терзающих меня вопросов по сегодняшнему происшествию, с большим интересом наблюдая, как наша умничка Рина с самым наглым видом и удивительной сноровкой минирует офис.
  ...Дело в том, что еще днем, поколдовав с системой видеонаблюдения, мы запитали её к автономным резервным аккумуляторам. Это-то и выручило. Теперь вся картина происшествия разворачивалась передо мной, как неплохой боевичок - с эмоциями, спецэффектами, беготнёй и прятками. В данный момент меня нездорово терзал только один вопрос - где она столько часов набрала, террористка юная, перспективная, блин?!
   Помнится, после их обнаружения я так долго и старательно восхищался изобретательностью неизвестного шутника, что парни аж заслушались, а Кип всё порывался конспектировать, пока я не переключился на них, разогнав по постам к едрене фене.
   А потом, озарённый внезапной идеей (внезапной... Теряю форму - об этом нужно было вспомнить в первую очередь!), со всех ног ломанулся к пульту. Заперся изнутри, и с комфортом принялся за просмотр обречённого на успех блокбастера под рабочим названием: "Ой, не ходите, девки, в офис, когда руки чешутся!"
  
  
  
   Глава 2
  
  
   Рина
  
   Вновь мерцающий экран. И вновь разговоры до утра... С ним...
  Зверь: - Как ты? Почему вчера не выходила на связь?
  Бестия: - Всё отлично, спасибо. Прости, была немного занята.
  Зверь: - Я скучал, - что слышу? Или это коварная галлюцинация?
  Бестия: - Я тоже, - что говорю?! Совсем у тебя, Ринка, мозги отшибло - на признания потянуло? Тлетворное влияние наступившей весны?
  Зверь: - Рад слышать. Как прошли эти два дня?
  Бестия: - О, всё как обычно, - ага, за исключением неких шалостей вечером и отсидки под столом утром! - А у тебя?
  Зверь: - У нас было небольшое ЧП.
  Бестия: - Что-то случилось? Ты в порядке? - надо же, и чего это я так за него волнуюсь? Аж тахикардия началась.
  Зверь: - Всё хорошо, не переживай, - а откуда он знает, что я переживаю? Что, аська научилась уже и эмоции передавать?
  Бестия: - Так что произошло?
  З: - Ничего такого - ложная тревога... А помнишь? - резко сменил он тему. - Ты обещала рассказать о том случае, с твоей подругой? - мда-а, что-то такое припоминается... Ему что, действительно интересно? Первый раз в жизни встречаю мужчину, который сам просит тебя что-то ему рассказать о себе и - невероятно - о твоих подругах. Обычно представителей сильного пола интересуют исключительно они сами, а подобные беседы наводят на бедолаг смертную тоску. Смотрят они на тебя эдак псевдовнимательно, а на лбу бегущей строкой светится: "Спасите, люди добрые! Загнусь ить во цвете лет!", и несчастные мученики сбегают от разговора при первой же возможности. Этот не такой? Любопытно. Ну что ж:
  Б: - Итак, слушай...
  
  
   На работе пока всё тихо-мирно. Некстати догадливый Беркут куда-то запропастился буквально на следующее утро после моих экстремальных пряток. С одной стороны, не видеть это ставшее в последнее время невероятно дорогим для меня лицо было грустно. Душа постоянно требовала немедля, сей же секунд предоставить ей предмет грёз, пусть хоть только для погляду.
   С другой же стороны таинственное исчезновение телохранителя было мне явно на руку. Вот терзало Риночку порой такое смутное ощущение, что Макс если и не знает всей правды о давешней диверсии, то по крайней мере весьма конкретно догадывается. Интуиция меня ещё, тьфу-тьфу, не подводила. Так что оставалось только радоваться нежданному перерыву во встречах и тешить себя надеждой, что к моменту возвращения в офис парень поостынет и не пристукнет меня немедленно.
  
  
  
   Сегодня первое апреля. День смеха и веселья. Мне всегда хочется, чтобы первоапрельская атмосфера не обошла ни одного человека своим вниманием. А вот наши любимые телохранители будут как обычно хмуры и угрюмы. Это, сами понимаете, не дело. Ну не могу же я оставаться в стороне, когда другим скучно в тако-ой день! Надеюсь, скучать им сегодня точно не придётся, уж я об этом позабочусь - первое апреля сегодня или где? Имею право! Над шефом шутить нельзя. Над Гулькой чревато - уж больно эмоциональна, может и треснуть при случае. Нафига мне такие неприятности? Когда есть дорогие, родные сердцу работники охранного агенства "Зверь" (какое красноречивое название. И точное очень - вылитые звери работают!).
   Так, вроде бы ничего не забыла. Всё продумала, всё учла и рассчитала. Ну что ж, приступим к осуществлению операции под кодовым названием "Динамо бежит - и все бегут, или а теперь дискотека!". Первым делом я выпустила в нужную кабельную шахту заблаговременно припасённую крысу, зайдя в дальнюю кабинку женского туалета и аккуратно вскрыв решётку входа в шахту - вы знаете, пилочкой для ногтей порой можно такое вытворить!
  ...Дело в том, что один мой приятель жутко помешан на экспериментах. Об одном из них он имел неосторожность обмолвиться буквально на днях. Я тут же ухватилась за появившуюся после разговора с ним идею, тайно вынашивая коварные планы грядущего увеселения дорогих охранничков.
   Влад, как существо любознательное, решил, значится, поставить один опыт - садюга, конечно, Гринписа на него нет. Взял несколько крыс и стал постепенно проверять-приучать животных к работе с различными материалами. Какой работе? А что крысы умеют делать лучше всего? Пра-авильно, грызть всё подряд. На этой их характерной особенности приятель мой и строил план проведения опытов. Он в течение нескольких месяцев упаковывал еду для крыс в различные материалы, начиная от целлофана и заканчивая железом, правда достаточно тонким.
   Эксперимент прошёл на ура. Крысы в рекордные сроки освоили умение прогрызать любые из подсунутых юным экспериментатором материалов, и теперь с удовольствием уничтожали всё, что попадалось на зуб. Уже не для добычи еды, а просто из любви к искусству.
   Такую-то крыску в комплекте с суперпрочным даже для этих виртуозных грызунов футляром-тубусом я у него и позаимствовала под честное слово.
   Каков план мероприятий? Как человек, по долгу службы неплохо знакомый со схеморасположением нашего замечательного здания старой постройки, я разбиралась во всяческих ходах и шахтах довольно недурственно. Для реализации своих пакостных замыслов я выбрала шахту с противопожарной сигнализацией, отлично зная, что буквально второго апреля по расписанию там предстоит полная замена кабелей, подающих сигнал о пожаре на главный пульт. Ещё я прекрасно знала, что наши охранники в полном составе сегодня прямо с утра отбывают на плановый медосмотр. Почему все сразу? Это вопрос не ко мне - организацией медосмотров у нас ведает отдел кадров, к нему все претензии. Вашей же покорной слуге лишь на руку это повальное медицинское исследование - очень гармонично вписывается в мои планы. Главное вечером не забыть забрать хвостатого вредителя - тот же знакомый просветил меня о способах приманивания сей ценной породы крыс. И этими способами Риночка-умница уже успела запастись в ближайшем универсаме.
  
   Весь день наши сотрудники в полном составе наслаждались небывалым зрелищем: телохранители оптом и в розницу сайгаками скачут по коридорам и кабинетам с огнетушителями и баграми наперевес, со зверскими рожами и тихим (не всегда, правда) матерком. Атмосфера сегодня во всём здании царила более чем приподнятая - конечно, кому ж не нравится смотреть на мытарства других. Тем более, что эти другие в последнее время совсем зарвались, ведя себя тут как хозяева. Сегодня же был явно не их день - подумать только, какая жалость.
  - Ринка, ты не знаешь, чего там у них случилось? Носятся без остановки по зданию, злющие все, аки вурдалаки некормленые. Кстати, почему как? Насколько я знаю, на обед наши телохранители сегодня не ходили.
  - Мне-то откуда знать? - искреннее недоумение удаётся вашей покорной слуге сегодня мастерски - на стольких уже проверила. И почему все и каждый считают, что именно Рина должна быть в курсе происходящего? Хотя они, несомненно, правы - как раз-таки я была в курсе дела гора-аздо больше любого другого человека в этом здании.
  - Как бежит-то! Чую, сегодня будет поставлен новый рекорд в беге с препятствиями в пределах отдельно взятого здания. Макс, куда Вы так спешите? Нет бы зайти в гости, девушек порадовать, - Гуля заливалась в своём коронном стиле, стреляя глазками в подбегающего с неизменным красным цилиндром Беркута. Вот гад, надо ж было выбрать именно сегодняшний день для торжественного возвращения блудного сына в родные пенаты! На подругину атаку брюнет вроде бы никак внешне не отреагировал, но на сей раз почему-то не пронёсся мимо, а не сбавляя темпа стремительно ворвался в приёмную.
  - Как, - по-моему, Гуля слегка растерялась от подобной эффективности её кокетливого флирта, удивлённо хлопая глазами на вновь прибывшего. - Вы-таки решились?... Так неожиданно и так пунктуально. Уже ставлю чайник.
   Парень же продолжал упорно игнорировать нашу юную ветреницу, старательно обшаривая помещение взглядом и почему-то усиленно принюхиваясь. Я на всякий случай тоже принюхалась. Да нет, ничем вроде и не воняет, только Гулькины приторно-сладкие духи привычно шибают в нос.
  - У вас тут ничего не горит? - отличный вопрос! Конечно горит! Синим пламенем буквально. Правда, невидимым. И ненюхательным, хи-хи.
  
  
   Могу предположить, что сигнализацию они наконец догадались отключить. Прискорбная сообразительность, а я так хотела ещё посмотреть на бегающих мальчиков. Теперь телохраны лично осуществляли контроль за противопожарной безопасностью: по всему периметру здания расположились угрюмо-сосредоточенные бодигарды, подозрительно зыркая по сторонам и заметно принюхиваясь. Естественно, если нет детекторов дыма, приходится пользоваться своими, так сказать, природными. По мере сил, разумеется.
   По-моему, развлечься сегодня решила не только я: пару раз охранники срывались на запах гари, обнаруживая по прибытии на место торжественное сожжение ароматических палочек (и где с таким характерным ароматом отрыли? Не иначе Гулька снабдила - у неё этой гадости на все случаи жизни навалом). Ещё в нескольких кабинетах упорно слушали треск пламени, подозреваю, в экстренном порядке выловленный из сети и с завидной оперативностью распространённый среди отделов - вот он, настоящий дух коллективизма в действии! Бодигарды, чутко реагировавшие на подозрительные звуки, с вытянувшимися лицами наблюдали идиллическую картину повальной всеофисной медитации под якобы успокаивающие звуки костра - судя по гулу пламени в колонках, явно пионерского. В общем, день смеха отметили всем дружным коллективом, на практике прочувствовав, как же сплачивает общее дело - к концу дня телохраны в полном составе пребывали на грани нервного срыва.
  
   Та-ак. И где же наша милая зверю-ушка, и где наша героиня дня-а? Вот она, красавица - сама добровольно забирается в тубус, тут же принимаясь хрумкать аппетитной приманкой в виде сухариков со вкусом сыра. Почему именно эта крыса предпочитала исключительно сухарики от Емели, я не знала. Да мне это было и не нужно, главное, что сей деликатес имеется в свободной продаже и раздобыть его проблемой не являлось.
  - У ти ж моя умница! - так, теперь хорошенько закрутить крышечку, чтоб не сбежала ценная диверсантка - и домой! В смысле на встречу со Владом.
  
   Хмм, ну надо же: на выходе дежурит мой ненаглядный Беркут собственной мрачно-задумчивой персоной, озабоченно нахмурившись в монитор охраны. Что там можно выискивать? Ну, что бы ни, меня это не касается - сработано всё чисто, комар носа не подточит: в туалете в кабинках видеонаблюдения нет. А что я там сегодня аж целых три раза была - один по естественной (прошу прощения за подробности) надобности, всё Гулька со своим пайдё-ом выпьем кофе, пайдё-ом выпьем кофе!- так подумаешь! Надеюсь, охрана в этом странности не углядит. Тем более крыса сработала как настоящий профессионал, подняв тревогу только где-то спустя час после своего торжественного водворения в шахту.
   Потому я со спокойной совестью протопала к проходной и даже позволила себе кокетливо улыбнуться Максу. Тот скользнул по мне отсутствующим взглядом... И надо ж было этой действительно прирождённой диверсантке именно в этот момент чего-то там возмущённо пропищать - и прямо в одно из вентиляционных отверстий! Взор телохрана моментально сделался внимательно-цепким. Я не стала дожидаться развязки, с брошенным на полубеге "пока" проносясь мимо насторожившегося бодигарда. Так, выход. Такси, где все такси?! Мать-перемать, когда нужно ни за что не дождёшься! О! А вот и такси. В окно отъезжающего авто я успела заметить материализовавшуюся у входа фигуру брюнетика, лихорадочно оглядывающегося по сторонам. Вот ведь догадливый, гад, на мою голову!... А ты, предательница, вообще молчи - заложила свою первую нанимательницу, и ведь не стыдно даже наверняка!
   Крыса на мои гневные мысли смущённо завозилась и затихла - ага-а! Чу-уешь всё же вину, зараза зубастая!
   И чего я паникую? Ну услышал писк, ну и ладно. Может, у меня пейджер с таким оригинальным сигналом. В общем, уходим в полную несознанку и осваиваем на практике опыт белорусских партизан. Или молдавских. Короче, я не я, все привидевшиеся вам части тела не мои, ничего не знаю, не был, не состоял.
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Рина
  
   Я нервно вздрагивала от каждого шороха, торопливо строча заявление об отпуске на пару недель - надеюсь, этого времени Беркуту хватит, чтобы немного остыть. Только б успеть смыться до того, как он меня найдёт... Да куда же подевалась эта Гулька?! Тут подругу мочить собираются, а она шляется неизвестно где!
  ...Придя на работу утром второго апреля, я застала в конторе удивительно спокойную обстановку. Все встреченные мною сотрудники нашей компании как один пребывали в благодушно-приподнятом настроении. Телохранители вели себя мирно, лишь дружным нервным тиком да резкими разворотами в сторону опять зазвучавшего во всём здании треска пламени выдавая своё состояние. Как же приятно работать в коллективе, понимающем тебя без слов! Я ведь и сама подумывала о продлении веселья. Но сотрудники успели раньше.
  - А вот и ты, дорогуша! - голос подруги был на удивление резок, можно даже сказать, слегка нервичен. - Живо к шефу - он тебя уже трижды вызывал.
  - Что наш дорогой директор делает в такую рань на своём рабочем месте? - я с недоумением покосилась на часы - да нет, всё верно, без четверти десять. Шеф ни разу на моей памяти не появлялся раньше десяти, а тут уже минут пятнадцать в кабинете торчит точно - иначе когда бы он успел так задёргать нашу Гулю?
   Сгребя накопившуюся почту, я бодро прошагала к начальнику, внутренне готовясь ко всему. Мало ли что этому вдумчиво-приметливому Беркуту удалось выяснить? От него я уже могу ожидать всякого.
   На задворках сознания навязчиво маячил риторически-философский вопрос: когда же я наконец перестану шкодить? Ну ведь не детский сад уже, где можно было тихонько подклеить противному Дениске, спящему на соседней раскладушке, предусмотрительно спёртым из дома супермоментом на лоб кружочек с эллипсоподобными геометрическими фигурами и непременным "яблочком" посредине. В тот памятный день состоялась моя первая в жизни драка - схлопотала по кумполу пластмассовым совочком. Ответила тем же, но куда эффективнее противника - у меня-то совочек был железным. В общем, тот бой я выиграла чистым нокаутом на первых секундах, Дениске наложили целых три шва, а всё оставшееся до школы время в родном коллективе я числилась в авторитетах...
  - Рина, в конце концов, где тебя черти носят? - хмм, едва успела приоткрыть дверь, а директор уже вопит. Я слегка насторожилась. - У нас сдача объекта на носу, а по части подготовки документации ещё конь не валялся!
   Конечно не валялся - кто мне, хотелось бы знать, сообщил о необходимости её подготовить?!
  - Александр Германович, не волнуйтесь Вы так - всё будет в лучшем виде, Вы же знаете. Надеюсь, в моём профессионализме сомнений нет?
   Шеф, отлично зная вздорный временами характер своей помощницы, поспешил откреститься:
  - Нет конечно, Риночка... Но документы должны быть готовы к среде!
   Я тихо припухала:
  - Так сегодня же вторник!
  - Правильно, у тебя ещё целый день, - просто балдею порой от собственного шефа!
  - Но Александр Германович!..
  - Ничего не хочу знать! К восемнадцати ноль ноль вся документация должна быть у меня на столе! - ну что тут скажешь? Правильно.
  - Так точно, господин директор! - шеф слегка поморщился от моего вопля и кивком отпустил восвояси.
   Опять жизнь буквально бьёт, и, что характерно, по многострадальному с детства кумполу.
  - Ну что там? - Гулька бульдогом вцепилась в меня, старательно вытрясая жизненно важную для этой завзятой сплетницы информацию.
  - Что? Да так, пустяки - шеф решил уйти на покой и теперь экстренно ищет себе преемника. А ты же знаешь, с замами у нас напряг - последнего вышибли на прошлой неделе. Вот мне и предложили...
  - Что предложили?! - подруга вся аж перекосилась от выжидательно-нетерпеливого любопытства.
  - Предложили найти кандидатуру. Я порекомендовала тебя, но шеф категорически заявил, что не бабское это дело в сложной документации разбираться да людями руководить. Мол, женщина подобного просто не потянет.
  - Это я-то не потяну?! - Гулька аж задохнулась от возмущения. - Да я... Да у меня-а!!...
  - Ну вот так он сказал. Сейчас, говорит, время сдачи объекта - так ни одна твоя хвалёная специалистка, мол, в жисть с такой прорвой бумаг не разберётся.
  - А ну-ка давай сюда эти свои суперсложные бумаги! Давай, кому говорю! - Гуля на продвижение по службе была настроена весьма решительно. Меня это радовало.
  - Да на, на - что мне, жалко, что ли? Только шеф предупредил, что бумаги должны быть готовы к пяти тридцати сегодня.
  - Уж как-нибудь управлюсь, не сомневайся!
   Всучив объёмную папку с документами, я тихо порадовалась собственной подлой сообразительности и со спокойной совестью пошла заниматься текущими вопросами.
  
  
   Сижу, скучаю. Как можно скучать под рвущую перепонки музыку, представления не имею. Я вообще талантливая. Видимо, и подобное Риночке по силам.
   Чего меня понесло в конце рабочей недели в отвязный клуб - ума не приложу. Вроде не такой уж любитель развлечений. Весна, наверное, коварная, влияет. Так как ни одна из подруг на совместную вылазку согласия не дала, пришлось переться в "Центурион" одной. Как говорится, без ансамбля.
  
   Скучновато... Вот скажи мне, деточка, тебе лет-то сколько? Сколько?! И к такому почтенному возрасту продвинутая девица не удосужилась узнать, как может поднять себе настроение среднестатистический посетитель злачного заведения?
   Ну, знаю, конечно... Хорошо-хорошо, уговорили. Ударим по спиртному - давно пора стресс снять. Эй, девушка! Что это у вас за странная надпись в меню? Что-то про, простите, оргазмы... А-а, коктейль такой. И как, правда имеет подобное действие? Чего только не узнаешь! И за каким, спрашивается, я не спала ночами, корпея над честно спёртыми у родителей книгами по технике секса, если теперь можно без напряга получить желаемое при помощи несчастного коктейля?.. Девушка, что вы на меня так уставились?! Два Оргазма! Немедля - нету ж мужиков, приходится бедным девушкам изворачиваться.
   Мнмм.. Ничего такой... А вот, я интересуюсь, слышала про такое чудо - Лонг Айленд называется. У вас его, случайно, нету? Ну, де-евушка. Вы издеваетесь? Я и вас-то вижу через раз - а вы жестоко требуете прочтения меню. Заполненного, между прочим, традиционно-мелким почерком!
   Есть?! Тащите!! Разные?!? Несите все!!... Что у вас с лицом?? Тик? Сочувствую.
  
  ...От люблю-у я на-ашу маладёшш... Бодрые рибята... Изобретательные. Вот вы б догадались сделать из чёрного презерватива эксклюзивную шапочку в облипку?! И я нет. А эти...хммм...рационализаторы догадалися. И смотрится, кстати, ничего. Особенно на том качке в серебристо-пасмурном. Ой! А чего это у качка такая приторно-знакомая рожа?
   Я волевым усилием собрала глаза в более-менее удобоваримую кучку, ещё и присовокупив по макушке кулаком для фиксации, и старательно вгляделась в вышеназванного субъекта в оригинальном головном уборе.
   Мда-а... Либо зрение мне окончательно с кем-то изменило, либо это наш знаменитый Беркут. И не в шапочке - ну точно с глазами проблемы! - в геле. И с бабой!
   Ну, такой наглости, как вы сами понимаете, я снести не могу. Нетвёрдой походкой от бедра с трудом выруливая на требуемую прямую, я целенаправленно пропихивалась к столику любимого изверга. Попутно по мере приближения оценивающе-критично разглядываю спутницу героя. Ну что я скажу. Типично.
   Белобрысо-крашеная. Мутновато-голубоватые глаза глядели на Макса с небрежной сытостью кошки, ужравшейся сметаны до конкретной тошноты. Тот же пялился согласно утверждённому регламенту - взгляд страстный и слюноотделяемый. Хотя, мне упорно казалось, выражение лица брюнетик скроил действительно именно то, какое полагается. Мои пьяно-рассеянные глаза успели засечь пару раз проскальзывающую по лицу Беркута тень такой привычной спокойной сосредоточенности.
   Но всё равно не пойдёт - моя тонкая душевная организация, да ещё в полумёртво-пьяном виде, родного телохрана рядом с бабой выносить не может при всём желании! Каким-то чудом выуживая из сумочки именно искомую насыщенно-алую помаду, я автоматически накрасилась и во всеоружии пошла на дело.
  - Кого я ви-ижу?! Максимочка, со-олнышко! - солнышко при звуке моего голоса нервно вздрогнуло и с трудом сдержало готовую перекрестить нечисть руку. - Что же не подходишь к своей пупусечке? Я вся прямо извелась.
  - О-о! Да ты не один? Привет, подруга, - оборачиваясь к пренебрежительно скривившейся девушке. - Ты тоже на свинг-вечеринку? Молодец наш Максимка, предусмотрительный - на таких мероприятиях, сама знаешь, чем больше народу, тем лучше, - на словах "сама знаешь" я нагло-развязным образом подмигнула опешившей спутнице нашего телохрана.
   Брови девицы поползли вверх, рот приоткрылся, но блондинка - не иначе от переизбытка чувств - смогла воспроизвести только что-то вроде: "Аугхм... Ээ... Мгм... Пора", лихорадочно сдёрнула со стула сумочку и тут же дунула с него сама, в мгновение ока исчезнув из поля зрения. Душа моя ликовала. Ох и гадостная ж у тебя натура, Риночка, солнышко!
   И тут мой взгляд наткнулся на кое-чью хмурую физиономию. Физиономия для разнообразия временно утратила свою обычную невозмутимость, радуя застывшим взглядом широко распахнутых глаз и открытым ртом - умею я производить на мужчин неизгладимое впечатление... Кхм... Правда, боюсь, этот конкретно взятый экземпляр силы моего обаяния точно не оценит - взгляд "отмер", тут же метнувшись к виновнице торжества. Так. У меня есть смутное подозрение, что какой-то из электроприборов дома я-таки забыла выключить. Пылесос, там, моющий или фумигатор. Так нельзя, планета может оказаться на грани экологической катастрофы - после убиения столь громадного количества комаров лягушки попросту передохнут с голоду. За ними цапли... Ну и так далее по пищевой цепочке. Поэтому, дабы спасти мир от верной гибели, думаю, пора уносить ноги из этого злачного местечка. Кхе, да и о собственном спасении как бы неплохо бы подумать. Наш сладкий телохранитель глядит как-то немного недружелюбно, машинально стискивая пальцы - не иначе мою шею в руках своих беспощадных представляет. Дать Беркуту возможность воплотить мечты в реальность в мои планы не входило.
   Буркнув торопливо: "Ну-у, вот мне, пожалуй, уже и пора", я попыталась повторить проделанный блондинистой спутницей злобного Макса маневр. Но в какой-то момент поняла, что перебираю ногами в воздухе - этот подлый тип попросту подхватил меня за талию и немного приподнял.
   Вы знаете, хочу сказать, что пребывать в таком состоянии не очень комфортно: конечности болтаются, маловато обзора. И, что самое обидное, как-то повлиять на собственное положение в пространстве ты не в силах - приходится воздействовать морально.
  - Мм... Э-э, Максим, прошу прощения, Вас не затруднит опустить меня на пол? - вывернув голову насколько возможно в сторону Беркута, старательно пропыхтела я.
   Ноль реакции. Только руки на моих рёбрах сжались ещё крепче. О-о-о-ой, хи-хи, щекотно же! Я начала старательно извиваться, пытаясь увильнуть от держащих меня пальцев, заходясь невольным смехом. Макс, видно, от неожиданности, разжал руки. Я буквально рухнула на пол, совсем неизящно матюгнувшись на рукокрюкость современных мужиков и идиотизм местного персонала, не догадавшегося специально для меня застелить жёсткий мрамор каким-нибудь персидским ковром повышенной лохматости.
   Приняв более-менее устойчивое положение, снизу вверх глянула на Беркута.
   Вот и сбылась заветная мужицкая мечта - девушка у его ног, преданно заглядывает в глаза.
   Правда, из любви к истине должна заметить, что преданности в моём взгляде было меньше всего.
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Беркут
  
   Чёрт, как же я ненавижу подобные заведения!
   Люди: бухие пацаны, мнящие себя крутыми парнями, размалёванные девицы, решившие, что они супермодели.
   Музыка... Люблю тяжёлый металл. Очень тяжёлый. ОЧЕНЬ. Но выносить вот это "БУМ-БУМ-БУМ" выше моих сил.
   Облака табачного дыма мне, бросившему курить несколько лет назад, никакой радости не добавляли. Но...
   Потенциальный клиент возжелал встретиться именно здесь, в этом клубе. Точнее, клиентка. А это значит, что сейчас наш Беркут пошлёт все свои претензии глубоко в тёплый зад, натянет на физиономию наиболее подходящее выражение и начнёт работать.
   Опасности я не заметил, так как не ждал её с этой стороны. Встреча шла нормально, клиентка смотрела на меня взглядом профессиональной стервы, я изображал из себя юнца, восторгающегося неземным очарованием. Всё было стандартно, пока...
   Девушку, идущую к нам не очень твёрдой - вернее будет сказать, её штормило, как при баллах тринадцати - походкой, я заметил издалека. Но из-за недостаточного освещения не смог толком разглядеть, что за... Разглядел. Ма-а-а-ть...
   Вот уж не думал, что наша Рина может так ужраться. В дым, в дугу, в дупель! И направляется она, похоже, к нам.
  - Кого я ви-ижу! Максимочка, со-олнышко!
   Твою дивизию!!! Что она-то здесь делает?! И что, блин, ей надо?!! Через секунду узнал.
   ...После слов о свинге клиентка испарилась со скоростью, которой я никак не ожидал от этой изнеженной хозяйки жизни - только сумочка сверкающей молнией мелькнула в толпе. Всё. Встреча - коту под хвост. Задание Шефа...
   Ме-е-едленно перевожу взгляд с места, где только что находилась потенциальная очень - ну просто о-очень - выгодная клиентка, на чудо без перьев, покачивающееся-стоящее передо мною, и рефлекторно сжимаю кулак. Похоже, в глазах у меня что-то промелькнуло, так как Риночка вдруг тоже попыталась исчезнуть. Ну уж фигушки! Резко встаю, одним шагом покрывая расстояние между нами, и отрываю эту пьянь от пола.
  - Мм... Э-э, Максим, прошу прощения, Вас не затруднит опустить меня на пол?
   Вот это наглость так наглость. Да я сейчас!..
   Вывернулась... Ну просто фигасе! Вывернулась из моих рук! И бухнулась на пол, сопровождая сие действо не совсем печатной тирадой.
   Кое-как загнав внутрь колотящую меня ярость, вновь подхватываю свою головную боль и усаживаю за столик, на место бывшей будущей клиентки. Хотя, надеюсь, что не совсем бывшей, а то...
   Надо было что-то сказать. Хотя бы для того, чтобы не заорать отборным матом на весь клуб.
  - Я не Максим! - выдавил я из себя полурык-полушипение. - Меня зовут Олег! Олег Максимов! Ясно?! Олег! Не Максим! Не Максимка! не Максимочка!! ОЛЕГ!!!
   Чудо без перьев только глядело на меня глазами укуренной совы. Всё, сейчас взорвусь!
  
  - Мамзель, может, потанцуем? - подвалил к нашему столу какой-то оболтус-переросток.
   Рина - даже не взглянув в его сторону:
  - Пшёл вон.
  - Чё? Ты чё, оборзела?! - похоже, парень действительно о-очень хочет потанцевать. Да, есть всё же высшая справедливость!
  - Молодой человек, дама не изъявила желания танцевать с Вами. Пожалуйста, будьте так любезны выполнить просьбу, высказанную в Ваш адрес.
   "Золотая молодежь" посмотрела на меня, прикинула размеры потенциального противника - нет, ну неужели настолько невнушительно выгляжу? - и решила разобраться.
  - Ты, фуфел, ты чё го...
   Ну вот не надо было класть руку мне на плечо. Не клал? Только попробовал? Ну и пробовать не надо было. Правильно говорят: хочешь вывернуть человеку всю руку - выверни запястье.
   Продолжая удерживать его кисть, встаю. Результат - "золотой молодёжец" вынужден опуститься на колени.
  - Молодой человек. Дама. Не. Хочет. Танцевать. С Вами. Понимаете?
   Долболоб мелко закивал, что-то повизгивая. Ладно, отпускаем... Всё так же хныкая, дебилушка свалил к своему столику, за которым собралась компания таких же дуроломов. Итак...
   Идут. Грозные, как горцы, заподозренные в пассивном гомосексуализме с отарой овец. Ну, сейчас спустим лишние эмоции.
   Быстро шагнув навстречу идущему впереди амбалу, резко закручиваю уширо. Таким ударом я отбрасываю человека метра на три, а амбал ещё и наскочил на него сходу.
   Здоровенная туша рухнула с грохотом внушительно-раритетного шкафа, а я рванул к оставшимся "суперменам".
   Кулаком под грудину, разворот, блок, ногой в бедро, поворот, блок, захват, бросок, чьи-то рёбра, прыжок, удар коленом, хруст, поворот...
   Подойдя к притихшей Рине, светским тоном интересуюсь:
  - Может, покинем это благостное заведение, пока не начался общественный резонанс?
   Чудо без перьев согласно кивнуло и моргнуло. Как сова. Укуренная.
  
  
   Рина
  
  Зверь: - Привет. Ты снова поздно...
  Бестия: - Только что пришла. А ты?
  З: - И я. Как ты?
  Б: - Нормально. Что нового?
  З: - Всё ровно. Сделка сорвалась, а так порядок. Более-менее...
  Б: - Что за сделка? Важная?
  З: - Достаточно. Расскажи мне о дальних странах - ты ведь обожаешь путешествия.
   Ну вот. Опять резкая перемена темы. Ловкач, блин! И откуда помнит о моей тяге к странствиям?! Один всего разочек-то вскользь и упомянула. Что это - профессиональная память? Ох, вот напрягают меня в последнее время подобные суперпрофи вокруг - и одного на работе достаточно, ещё и в сети завёлся... Ну что ж:
  Б: - О какой именно местности желаешь послушать?...
  
   Спать совершенно не хотелось. Разговор с ненаглядным закончился на удивление быстро - отговорившись страшной усталостью, он несколько сумбурно попрощался и исчез. Такое чувство, что всё время общения сегодня мысли его витали где-то о-очень далеко от моей персоны и темы беседы вообще.
  ...Домой я вернулась где-то в начале первого. Состояние странное, дремоты - ни в одном глазу. Чего не скажешь об алкоголе, коего, по моему мнению, с избытком хватало в обоих.
   Незабвенный Беркут был настолько любезен, что довёз меня до дома и даже настоял на том, чтобы проводить до квартиры. Чем ввёл в окончательный ступор, из которого я и так не успела толком выйти после произошедшего в Центурионе.
   Время полвторого. Сна по-прежнему нет как нет. От нечего делать решила наконец-таки отписать подруге о всех недавних приключениях и событиях. Лучшего способа исполнения сей задумки, чем СМС, я, естественно, не нашла. В общем, часа на пол Риночка была обеспечена интересным и познавательным времяпровождением, заключающемся в борьбе с диверсантами, не иначе, подсунутым телефоном.
   Победила дружба - из дюжины сообщений дурно воспитанный агрегат любезно согласился отослать семь, я же в ответ пообещала не разбивать пакостное чудо техники сразу же, а погодить с сим актом вандализма хотя бы недельку.
   Выходные прошли довольно мирно под лозунгом: "Пьянству - бой!... Ну, хотя бы на ближайшие пару суток!". Я меленькими глоточками прихлёбывала рассол прямо из трёхлитровой банки, периодически заменяла на раскалывающейся башке высохшее полотенце влажным и размышляла о смысле бытия и о том мизантропе, что изобрёл коктейль "Нефертити".
  
   Понедельник встретил меня пикантным матерком соседа по площадке и проливным дождём за открытыми по случаю тепла окнами. Ну просто-таки замечательно! До работы, ребята, вплавь - пора, пора-а поднажать на физподготовку!
   Растолкав локтями всех, кого могла, и получив теми же частями тела от остальных, наконец каким-то чудом оказываюсь сидящей в самом уголке диванчика в доверху забитом мокрыми и нервными людьми вагоне. Телефон-то хоть не забыла? - пришла в голову очень своевременная мысль. Лихорадочное обшаривание карманов, причём свои как-то незаметно перемежались с соседскими - плотность пассажиров на квадратный метр тому оченно способствовала.
   Уф, на месте. Счастье-то какое, а! От нечего делать я принялась на полуавтомате чистить память телефона, стирая старые сообщения и фото... А вот и мой трактат в семи частях. Хорошо получилось, красочно - особенно про крысу. Аж сама зачиталась, пару раз, забывшись, даже хихикнула, отчего рядом стоящие-сидящие нервно вздрогнули. Вот Машка порадуется! Номер-то хоть новый вбила, или сия нетленка отправилась прямиком к её бывшему? Смотрим. Ага. Макс... Вот интересно, обычно я её заношу везде как Макси - прозвище, закрепившееся за подругой с детства. А в этот раз, значит, сделала исключение? Надо бы поправить.
   Ничего не понимаю: вот Макси - номер явно новый, там теперь другой код у оператора. Вот телефон её мужа - Машкин прощальный подарок: подавись, мол, ненаглядный!... А вот и Макс... Хммм. Не знаю в Питере такого оператора - 915. Дак это ж наш МТС!
   Тогда я уже совсем ничего не понимаю - откуда номер?! Открываем...!!!
   Внутри у меня всё похолодело - на светящемся экранчике чёрным по бежевому было выведено: Макс, +7 915 344 38 62, работа. Пояснения - ...Беркут!
   Злосчастная трубка выпала из разом ослабевших рук - хорошо хоть падать ей было аккурат до открытой сумочки. Всё. Это конец. Мои шедевры отошли прямиком по назначению, сыграв роль того самого пресловутого чистосердечного признания, с подробностями и сопутствующими деталями.
   Тут же вспомнился знаменательный поход в клуб и эпизод в машине Беркута, когда я вдруг обнаружила пропажу любимого аппарата фирмы Мото и возмущённо оповестила о сём факте общественность. Общественность в лице, естественно, ненаглядного телохрана, философски пожав плечами, предложила наиболее оптимальный способ поиска потери: кое-как набрав непослушными пальцами свой номер на его аппарате, я тут же завопила ещё громче - пропажа нашлась. Никогда не забуду выражение лица этого противного брюнета, когда я с визгами начала трепыхаться по салону, пытаясь вытрясти из декольте нечто, зловеще там закопошившееся. И как Он в полёте, немыслимым образом извернувшись, успел поймать искомый аппарат у самого заднего стекла. Как телефон оказался у меня в бюстгалтере, даже не спрашивайте - сие тайна великая есть. Даже для меня.
   А вот зачем я, дура пьяная, его телефон сразу же по прибытии домой записала в справочник - вопрос неактуальный. Вопрос что делать уже тоже не стоит. Сматываться! А есть другие варианты?! Беркут у нас мужчина серьёзный и темпераментный. Он ж меня за всё хорошее просто пристукнет, и даже жалко такую идиотку безголовую не будет!
   Плохо помню, как добралась до работы, поминутно оглядываясь и страшась увидеть поблизости темноволосую макушку с неизменным аккуратным хвостиком. Мышкой шмыгнув в кабинет, зачем-то плотно закрыла шторы, даже не прикоснувшись к выключателю, и...
   ...И вот я лихорадочно строчу заявление на имя Генерального, кляня на чём свет стоит вечно где-то шляющуюся подругу.
  
  - Где тебя черти носят?! - Гулька от неожиданности подавилась бутербродом. Зажатый в другой руке стаканчик с кофе опасно накренился, пролив содержимое на - уверена - чрезвычайно важные документы, стопкой возлежащие на подругином столе. И как я не услышала её прихода? Вот тебе и боевая готовность, вот и обострённый паникой слух!
  - Ты чего орёшь? Совсем спятила со своими...не знаю чем, но спятила определённо! Что у тебя с лицом? Что за вид вообще?? - подруга уже успела откашляться и впала в своё обычное агрессивно-наезжающее состояние.
  - Да у меня тут жизнь под вопросом и существование в целом, а ты мотаешься не пойми где! - моя возмущённая тирада с лихвой переплюнула Гулину по эмоциональности - ещё бы, у неё черноволосый домоклов меч над башкой не нависает грозно-неотвратимо.
  - Да что случилось-то?!
  - Долго объяснять! Вот моё заявление, - подсовываю обескураженной подруге исписанный неровным от волнения почерком листок. - Подпиши у главного - и без отговорок! Я давно его заработала - и так два года в отпуске не была. Я же, с вашего позволения, линяю! - не дав подруге раскрыть рта, быстро чмокаю её в щедро напудренную щёку и буквально вылетаю из кабинета.
   Так. Теперь ещё незамеченной кое-кем выбраться из здания - и дело сделано! Риночка спасена!... На ближайшие пару недель.
   Секретная дверь не подходит - возле неё с утра могут ошиваться всякие подозрительные личности. Проверено. Потому остаётся главный вход. Утешает одно - Беркут в это время давно на работе, посты проверяет, ребят инструктирует. Потому опасность встретить его на выходе минимальна. Хотя... Надежда, говорят, помирает последней. У меня такое чувство, что настал-таки её смертный час. И мой заодно.
  
   А вот и она - кара моя. Идёт навстречу неспешным шагом, невозмутим как всегда.
   Всё, Риночка. Это конец.
   Попытка пролететь мимо успехом не увенчалась: на повороте меня занесло аккурат в его сторону.
  - Доброе утро, Риана Александровна, - какой-то он подозрительно спокойный. Маскируется, гад! Врасплох застать хочет, бдительность усыпить и... - Опять куда-то спешите? Вот ведь кипучая натура, - по-моему, он добавил что-то ещё, не такое лестное, но слов разобрать я не смогла.
   Восстановив равновесие, деликатно отвожу в сторону поддерживаюшие меня руки - вот если б не обстоятельства, растаяла бы прямо не отходя от кассы! От прикосновений Беркута мурашки побежали по спине, дыхание перехватило... Лишь на пару секунд - жить слишком хочется для того, чтобы на всякие мурашки внимание обращать.
   А ведь действительно, чересчур он для данной ситуации спокоен. Невозмутим и ровен, всё как обычно.
  - Так куда мы бежим? Ощущение, что за Вами гонится озверевший вурдалак, - Вурдалак, ага. Это ты, парень, точно подметил. Озверевший. Только не гонится, а самым удивительным образом стоит сейчас рядом со мной и треплется о всякой ерунде. Куда катится мир?
   Всё-таки что-то тут не то. Не сходится - при всей выдержке обожаемого телохрана, удержаться и не пристукнуть шкодливо-вредительскую меня при встрече, даже не придушить самую малость - это не его стиль... Попробуем прозондировать почву:
  - Э-э... Макс... То есть, извиняюсь, Олег. А скажите, пожалуйста, как у Вас дела? - он удивлённо приподнял брови - вопрос с моей стороны абсолютно нетрадиционный.
   Ни разу за всё время нашего общения меня не беспокоили его дела, даже когда брюнетик по моей милости выпал из окна третьего этажа. Нет, ну а я виновата, что там мыло на подоконнике какой-то шутник размазал?! Потом обнаружилось, что шутником была тётя Груня, наша уборщица, именно в этот день решившая расконопатить окна. А чем старые умелицы заклеивают окна, помните? Вот и я помню.
   А что я?! Всего-то и попросила достать с ветки рядом растущего дерева унесённый сквозняком факс - исключительно важный, между прочим! Да, про то, что улетел не факс, а мой черновик шефова расписания за прошлый месяц, я тоже была не в курсе. И потом - ничего ж ним, с Беркутом этим, не сделалось. Так, харю расцарапал слегка о ветки. Ловкий, зараза - как выпадать начал, извернулся в воздухе, что твой барс, да и вцепился мёртвой хваткой в несчастный тополь - аккурат под улетевшим листком. Да, после экстремального спуска черновик он мне вернул, к сожалению, за время висения на дереве успев с ним неплохо ознакомиться. В общем, при передаче бумаги вид у Макса был не самый радужный, усугубляясь живописными царапинами по всей поверхности евойной физиономии и выражением лица человека, которому вместо порша подсунули запорожец. Ещё и заставив переть тот на своём горбу до личного гаража... Отвлеклась!
  - Всё хорошо, Рина, спасибо, - невозмутимо ответил Беркут.
  - А-а...как Ваш мобильный? - брови поползли ещё выше, остановившись уже где-то практически непосредственно под началом волосистой части головы.
  - Мобильный? Хмм... Да Вы знаете, случилось с ним что-то - завис вчера к ночи, а когда заработал, никакой информации на нём не оказалось. Телефонный справочник, ежедневник - всё пропало. Остались, как ни странно, вызовы - входящие-исходящие, и на этом всё.
   Я не верила своему счастью. Какой у него там телефон? А посмотреть, случайно, нельзя? Уж очень расцеловать тот волшебный аппарат, так вовремя выкидывающий коленца, хочется!
  - Мгм. Ну надо же. Как жаль, - по-моему, сочувствие из-за рвущегося наружу ликования вышло не слишком правдоподобным. Боясь заорать от счастья во весь голос, быстро кивнула слегка растерянному телохранителю и просочилась мимо, на улицу.
   Не успела входная дверь закрыться, а я уже визжала и приплясывала, распугивая прохожих и привлекая нездоровое внимание правоохранительных органов, с оказией как раз следующих мимо.
  
  
  
   Глава 5
  
  
  Бестия: Ты жив?
  Зверь: Более-менее.
  Б: Почему давно не появляешься? Я уже волноваться начала - не случилось ли чего.
  З: Замотался. На работе - обвал просто!
  Б: Что-то произошло?
  З: Случилось многое. Но это неважно. Как у тебя дела? Соскучился. Расскажи мне о Северном сиянии...
   Вот и разговаривай с ним после этого. Вместо рассказа о буднях, о делах, о проблемах - резкий пируэт в сторону отвлечённой темы разговора. Интриган! Ла-адно:
  Б: Итак. Сияние бывает двух видов: южное и северное. Северное - это шампанское с водкой, пропорции по вкусу. Эффект превосходит самые смелые ожидания, переходя в разряд неприятных, но традиционных неожиданностей. А южное... В общем, про него ты всё равно не спрашивал. Давай я тебе лучше рецептик "Лонг Айленда" дам!
  
   С момента возвращения из отпуска на работе царила тишь да гладь. Беркут, душка, в последнее время был подозрительно ласков и спокоен - даже традиционные подкрадывания по утрам отменились. Теперь, приближаясь, он так старательно сопел, что врасплох застать даже по привычке глубоко задумавшуюся меня было нереально. Подозреваю, делалось это специально - наш телохран при желании незамеченным и мимо хищника в засаде просочится, не то, что мимо рассеянно-вдумчивой Риночки. Какая всё-таки забота о сохранности моей нервной системы.
   В общем, жди неприятностей.
  
  - Опять?! Риана, в чём дело? Где ты витаешь всё рабочее время, а?! Пять ошибок в одном предложении - ты что, испытываешь эффективность нашей программы по проверке орфографии??
   Я мычала что-то неразборчивое, смущённо потупившись. Действительно, допустить четыре ошибки в слове "ассоциация", написав "осоцыацыя" - влияние интернета или общая деградация мыслительных центров?
   "В голове ни бум-бум, малолетка дура дурой" - невольно крутилось в мозгу, хотя малолеткой меня уже не назовёт даже самый завзятый льстец.
   Где я витаю? Что за странный вопрос? В мечтах, естественно! Появилась в последнее время подобная тенденция - на романтизм потянуло. Семейной жизни захотелось. Не иначе, заболеваю.
  - Ладно, иди, - поняв, что со мной каши не сваришь, махнул рукой босс.
  
  - Ринка, тебе что, делать нечего? - любимая подруга недоумённо приподняла бровь, стоя чуть поодаль от развившей бурную деятельность меня. - Если нечего - лучше помоги мне с отчётом. Эти гадские цифры напрочь отказываются складываться в конечную сумму - то у меня десяти тысяч не хватает, то сто пятьдесят тысяч излишков!
  - Трудись, товарищ! Путь в директоровы замы труден и тернист. Не расслабляйся! - последнее предложение я выдохнула несколько натужно, потянувшись к верхней раме высоченного трёхъярусного трёхстворчатого окна, которое в данный момент с непонятным даже самой себе энтузиазмом старательно намывала.
   А всё оттого, что Риночке примерещилось, будто окно до безобразия грязное. И тут нежданно-негаданно проснулась не изведанная ранее тяга к чистоте - я сгоняла в туалет за тазиком и тряпкой... И вот я, прямо в туфлях, взгромоздилась на неприлично узенький подоконник. И намываю. Старательно. Тщательно. Напевая под нос любимое "А ты не лё-отчи-и-ик". Символично, учитывая простирающуюся с той стороны стекла высоту в тридцать метров.
   Подруга, фыркнув, удалилась, прикрыв за собой дверь.
   Через пару минут вновь скрипнули петли - кстати, давно пора смазать.
  - Что на этот раз? Молния разошлась, а самостоятельно справиться со злодейкой ты не в состоянии? Вот говорила ведь: не покупай брюки сорок второго размера - они тебе явно малы. Да, обтягивают все выпусклости, с какой стороны ни глянь, чудесно - слабонервных просим отвернуться! Но вот, ломая ногти, по три раза на дню бороться с непокорной молнией мне уже несколько поднадо...
  - Риночка! Вы позволите так себя называть? Раз мы уже, по Вашему утверждению, настолько близки. Да ещё и по три раза на дню, - я от неожиданности чуть не сверзилась с подоконника, подпрыгнув при звуках хрипловато-сексуального баритона за спиной, и, чтобы не полететь вниз, ухватилась за оконную ручку. - Нет, как ни странно, в Ваш кабинет меня привели несколько иные надобности. Хотя, знаете, над Вашим предложением стоит подумать.
   Я готова была провалиться сквозь землю прямо через подоконник. Ну когда перестану попадать вот в такие дурацкие ситуации?!
  - Про-хм-шу прощ-щения, Олег... Я перепутала Вас с Гульнарой, - что я несу?!
  - Неужели мы с ней настолько похожи? - он нарочито-внимательно оглядел свою мускулисто-поджарую фигуру, затем вновь поднял взор на меня. Кажется, я покраснела - невероятное для Риночки событие!
   Стараясь скрыть смущение, ваша покорная слуга поспешила вернуться к прерванному занятию, с остервенением натирая один и тот же фрагмент окна между рамами вот уже по десятому разу. Ещё чуть-чуть - и вентиляцией я буду обеспечена железно. Причём круглогодичной и незакрываемой.
  - Вы что-то хотели? - мда, а голосочек-то дрожит.
  - Да, Вы знаете, нужна Ваша профессиональная помощь, - что-что?!
  - А? - разворачиваюсь, чтобы взглянуть на говорящего. И... Створка, которую я машинально продолжала натирать, внезапно пришла в движение, и Риночка на пару с пресловутой деревянной диверсанткой полетела вниз, оглушительно вопя и расставив пошире ноги. Зачем? Дак подо мной же выступающая сантиметров на двадцать из стены батарея, а под ней - табурет. А мне совсем не улыбалось переломать ноги. Да и треснуться о кафельный пол многострадальной башкой тоже ни разу не хотелось.
   Как в замедленной съёмке, пролетая-проскакивая радиатор, я с ужасом наблюдала, как застеклённая рама падает...аккурат на голову выпучившему от неожиданности глаза Олегу - и когда только успел подойти так близко?! О-ой!
   Я уже красочно представляла себе окровавленного телохрана с кокетливо надетой на шею рамой, но тот - вот это реакция! - успел слегка отклониться, и удар пришёлся на спину. Единственной пострадавшей от падения летающего объекта оказалась дорогущая и совершенно новенькая рация, выскользнувшая при ударе из рук Беркута.
   Невероятно, но приземлилась я всё-таки на слегка подрагивающие от пережитого потрясения ноги. Под левой, кстати, что-то подозрительно хрустнуло.
   Ошалело оглядевшись, я встретилась глазами с брюнетом. Взгляд его был недобрым - ну надо же! А я думала, Олеженька будет плясать от радости.
   Хмуро покосившись на вдребезги расколотую рацию, Беркут вновь взглянул на меня. Как-то он изменился за последние пару минут. Ну не поседел же! Хотя, имея дело со мной... Нет - волосы, как и прежде, иссиня-чёрные. Тогда что? Не хватает какой-то детали... Блин! Наш телохранитель ж с утра был в очках! Впервые, кстати, наблюдаю его в сем приспособлении - даже не подозревала, что Беркут носит что-то для улучшения зрения. Он в очках та-акой лапочка!.. Опять отвлеклась!
   Итак. Что мы имеем? В начале рабочего дня Олег был в очках. Сейчас же я их в упор не наблюдала. Куда делись? Снял? Старательно пытаюсь вспомнить, были ли на нём окуляры перед моим торжественно-шумным падением. По всему выходит, что были. А сейчас где?
   Я начала оглядываться по сторонам, на всякий случай бросив взгляд и на потолок - до кучи. Не поленилась даже нагнуться и заглянуть под батарею. Нету.
   Тут в поле зрения попали мои обалденные ножки в любимых красных лодочках. Из-под левой что-то выглядывало... Мне резко поплохело: неопознанным торчащим из-под каблука предметом оказалась дужка. Знакомая такая.
   Вскидываю глаза на Беркута - заметил, гад! Присев на корточки, аккуратно приподнял туфлю вместе с вдетой в неё ногой... Риночка! Пойдём, а? Что-то в туалет хочется-а!
   Повисшая в помещении тишина начинала меня нервировать. Неуловимо напоминает затишье перед грандиознейшей бурей.
   Брюнет, наконец, распрямился, за дужку держа двумя пальцами пострадавшие очки. Эх, хорошие были. В позолоченной оправе. Явно эксклюзив - я в таких вещах разбираюсь.
   Кинув на меня испепеляющий взгляд, Беркут, так и не вымолвив ни слова, удалился из кабинета, пугающе-аккуратно прикрыв за собой дверь. Ну что я за дурында, а?!
  
  - Рысь! Ты что застыл?! Я говорю, педаль подай! - рык Макса заставил меня слегка вздрогнуть и попятиться.
   Заглянув в зал совещаний, я первым делом узрела широкую спину любимого телохрана, что-то там колдующего над странным агрегатом, отдалённо напоминающим дрель. Похоже, Беркута напрягли на предмет хозяйственных работ, что странно - не его это, вроде, профиль.
   Парня с прозвищем Рысь поблизости не наблюдалось. Ну не расстраивать же красавчика. Педаль ему подать? Да ради Бога! Я со всей страстью кинула обнаружившуюся неподалёку конструкцию, данный агрегат напоминающую. Дальше картина маслом: любимый телохран, как раз в тот момент поднявший сверло на уровень глаз, такое чувство, чтобы изучить заточку или нарезку - кто его знает, что там у сверла можно разглядывать - чуть не приобрёл запасное отверстие в черепе.
   Видимо, педаль я подала не совсем правильно - упав на кнопку, механизм заставил сверло истерически взвизгнуть и завращаться с бешеной скоростью прямо перед лицом опешившего Макса. К счастью, реакция у Олеженьки была как всегда на высоте - голову от жужжащего агрегата он успел отдёрнуть. Затем, с грехом пополам перевернув злосчастную педаль, выключил дрель и с недобрым прищуром обернулся к устроившему несанкционированную адренолиновую встряску вредителю.
   Чуя, что сейчас самое время отступать, я неуверенно, но энергично попятилась к двери. Нащупав ручку, резко дернула ёе вниз и пулей вылетела из помещения, устремляясь дальше по коридору со всей возможной скоростью. Мастер ты на гадости, Риночка. Даже когда оные и не планировала!
  
  
  
   Глава 6
  
  
  - Да что ж тебе неймётся?! - я раздражённо передёрнула плечами, морщась от противного звука, резанувшего по нервам.
   Тишь и благодать, Патриарши пруды в отблесках заката перед глазами. Миниатюрно-хрупкая лебедь, воплощённое нежное совершенство, изящно скользит навстречу своему избраннику. На небе ни облачка, пруд подёрнулся лёгкой рябью, тихий-тихий шелест крон над головой настраивает на ностальгически-поэтичекий лад. За оградой у обочины робко прикорнули на ночь машины. И одна из робких стоит прямо позади меня и вот уже минут пять, зар-рза, истерически-визгливо бибикает на всю округу. В некоторое интересное отверстие бы припадочному водителю эту бибикалку запихать!
   Как меня занесло в данное благостное местечко? Сама не знаю. Вот потянуло вдруг резко на природу, причём именно эту, конкретно взятую природу.
   Сижу, любуюсь красотами, наслаждаясь обществом сигареты и бутылки пива. Впитываю благодать.
   С противоположной стороны сквера доносятся вдохновенные, слегка фальшивые вопли - молодёжь распевает народно-популярные песни, явно при этом распивая не менее популярные спиртосодержащие жидкости.
   Вдалеке какая-то пьянь поэтично матерится на певцов-добровольцев, угрожая разбить всем и каждому некие выпуклости на голове, в просвещённых кругах именуемые лицом. Ещё одна пьянь справляет малую нужду прямо за служащей мне местом временной дислокации лавочкой. Романтика!
   Вообще, конечно, воскресным вечером - поздним вечером - отправляться на подобные прогулки не слишком целесообразно, рабочая неделя впереди как-никак. Но уж очень Риночке захотелось окунуться в завораживающую атмосферу ночного города, где в самом его сердце есть такие вот тихие, грустно-прекрасные места.
  - ...Ой-ё-о! Ой-ё-о!! Ой-ё-о-о-о!!! И никто не услы-и-иши-и-ит!!! - очень тихие.
   А что совсем не радует, так это разные личности, в обилии бродящие вокруг, которым по какой-то нелепой случайности именно сегодня возле Риночки просто мёдом намазано. За последний час трое стрельнули сигаретку, пятеро попросили прикурить и ещё человек около семи - какое внимание, я аж теряюсь - старательно убеждали одиноко сидящую девушку, что ей определённо невероятно грустно. И только они могут грусть эту самую от означенной девушки прогнать, скрасив своим блистательным обществом моё скучное и никчёмное существование. По крайней мере, его часть, приходящуюся на сегодняшний вечер.
   Я, естественно, проникалась, была им безмерно благодарна за заботу, сердечно за оную благодарила, сердечно же отправляя гулять дальше.
   Бибикалка вроде замолкла. Возвращаемся к прерванным автомобилистом-вредителем размышлениям.
   Так. С отчётом разобрались, более-менее прикинули план действий на завтра. Что там осталось? Переговоры с инвесторами, они уже пару недель служат мне постоянным источником стресса. Причём самих-то переговоров ещё не было, а вот подготовка ввергала Риночку прямо-таки в депрессивную прострацию. Ну и на чём мы остановимся? Пожалуй, стоит внести в повестку...
  - Не занято? - в...к...твою...! Что за манеры?! Перепугал, гад!
   Надо мной склонился занимательный типчик плотного телосложения, судя по выхлопу, в изрядном подпитии, а судя по тону ещё и несколько агрессивный.
  - Занято! - решительно ставлю подле себя сумочку, дабы не дать говорившему возможности присесть рядом.
  - А чё так грубо-то? - ни...себе новости! Да я сама тактичность, если на то пошло!
   К сожалению, типчик притащил с собой группу поддержки в лице четырёх лбов шкафообразной в отличие от него наружности, занявших стратегически важные позиции на подступах к скамейке. Поэтому, как ни хочется, но высказывать наглецу всего и много нежелательно, а также вредно для здоровья. И не свалишь ведь по-тихому - обступили будь здоров, разве что с боем прорываться.
   Я несколько погрустнела - драка в планы на сегодняшний вечер никаким местом не входила.
  - Ребят, я не хочу проблем. Сижу тут, понимаешь, отдыхаю, никого не трогаю.
  - Да скучаешь ты явно, - прорезался поклонник. - Плохо, небось, без мужского общества, - ага. Аж до судорог в пальцах ног плохо, места на несчастной скамейке прям не нахожу, всю уже филейной частью в ожидании вас, парни, изъелозила!
  - Ребят, мне правда не нужна компания. Я пришла посидеть одна, ощутить единение с природой...
  - Вот сейчас мы его тебе и обеспечим, единение. Что может быть естественней беседы между особями одного вида, с дальнейшим единением? - интересно каким? Единением в смысле. Хотя не отвечайте! Я и так где-то догадываюсь... Чтоб вам икать двое суток кряду да без продыху!
  - Парни, я...
  - Вы плохо слышите, молодые люди? Девушка совершенно чётко выразила свою позицию. Будьте добры удалиться, - а этот-то что здесь делает?!
   Я протёрла глаза и недоверчиво уставилась на нового персонажа, нарисовавшегося на месте действия. Вездесущ, клад, а не мужчина!
   Клад тем временем выжидающе смотрел на хамов: лицо традиционно спокойно-невозмутимое, взгляд внимательно-цепкий, поза расслабленная. Левой рукой подбрасывает-ловит небольшое, аккуратненькое такое, яблочко, время от времени небрежно откусывая понемногу.
   Для тех, кто ещё не догадался - да, вмешавшимся в нашу содержательную беседу был Олеженька собственной неизменно-прекрасной персоной. Бурные овации, гип-гип ура спасителю!
   Я уже мысленно злорадно потирала руки, предвкушая захватывающее зрелище, способное посрамить самый невероятный янковский вестерн. Мысли, что с пятерыми противниками герой-защитник может и не справиться, старательно отгонялись прочь.
  - Ты кто такой, паря? - подал голос один из мужиков.
   Налицо явные суицидальные наклонности - нарываться на нашего телохрана я бы на его месте рискнула только после составления завещания и вызова неотложки. Но говоривший был, видимо, по этому поводу не в курсе, потому в столь же хамской манере продолжил:
  - Иди, куда шёл, мы тут сами разберёмся, - согласный ржач соратников пьяного оратора эхом прокатывается по скверу.
  - Не уверен, - Макс стремительно-неуловимо приблизился, невероятным образом проскользнув между окружившими скамью злыднями. Встав возле меня, уверенно положил руку на едва заметно вздрогнувшее от его прикосновения плечо вашей покорной слуги.
  - Ты кто такой? - О! Поклонник решил отметиться, присев рядом и попытавшись облапать меня за талию.
   Ну, подобной вольности в обращении со стороны малознакомых личностей я, мягко говоря, не люблю - резко отдёрнувшись, продвигаюсь к самому краю скамейки, внутренне готовясь засветить нахалу чем и куда придётся.
  - Ребята, шли бы вы. У нас с дамой серьёзный разговор намечается, столько тем для обсуждения... - Беркут многозначительно повертел в воздухе рукой, одновременно хмурясь на продолжающих упрямиться "ребят".
  - Гляди-ка, мужики, самоубийца! Вали, пока можешь!
  - Да чего с ним церемониться? Мочи урода!
   Начинающий "мочитель" по странному стечению обстоятельств первым в морду и получил - пресловутым яблоком. Беркут лишь слегка качнулся в сторону провокатора - и вот уже тот валяется на земле, поскуливая от боли и размазывая по лицу ошмётки съедобного снаряда. А жестковато, видать, яблочко-то - вон какой фингал под глазом наливается.
   Товарищи поверженного долго думать не стали, всем скопом кинувшись на героического защитника слабых и беззащитных женщин. Зря они это сделали - полагаю, данная мысль посетила каждого из нападавших во время красочного полёта до ближайших кустов. Макс крутился волчком, раздавая удары направо и налево и явно не стесняясь.
   Я так и застыла с открытым ртом, восхищённо наблюдая за потасовкой. Эх, прям дуель какая-то коллективная! И всё из-за меня. Ну чем не благородная дама? Где мой веер и корсет?!
   Минута - и всё кончено. Враги по кучкам, стонут и матерятся, кто с кряхтением выдираясь из кустов, кто протирая мостовую одеждой и длинными патлами. Права Гулька - мне б такого телохрана да в личное безвременное пользование!
   Надо же, ошиблась - кончено ещё не всё. Тот самый страстный поклонник поднимался аккурат позади слегка расслабившегося телохрана, сжимая в руке увесистую каменюку со Шварценеггеровский кулак величиной. И где только раздобыл?! И чего ж на башку себе не уронит? Тяжёлая, небось.
   Ну, это уже лишнее - резкой подсечкой валю злыдня наземь, для верности добавляя каблуком в область солнечного сплетения. Парень с хрипом складывается пополам, добавляя себе по лбу всё ещё сжимаемым в руках булыжником, да так и остаётся лежать у моих ног. Вот тебе и исполнение желаний, по известному сценарию: падают эдак мужики передо мной и сами в штабеля укладываются!
   В неровные и матерящиеся штабеля.
  
  - Но...
  - Никаких но. Многоуважаемой Риане мало приключений на...ммм? Мгм... В общем, уже поздно, добираться до дома тебе далековато, так что ночуешь у меня. Квартира моя подобное вполне позволяет.
  - Что ж это, ты живёшь вон в том оранжевом доме? - я указывала на строение напротив.
  - Именно. Так что кончай спорить и пошли.
  - А как ты на месте действия вообще оказался?
  - Да воздухом вышел подышать, - ответ сразил меня наповал.
  
  - Прошу, - Олег отступил, пропуская меня в квартиру.
  - Олег, у Вас нет младшего брата с такой же жилплощадью? - с изумлением оглядываю четырёхкомнатные хоромы.
  - А зачем Вам младший? - действительно, зачем? Пошутила, называется.
  - А кошки? У меня на них аллергия, - не слишком изящно перевожу тему. Нет у меня, конечно, никакой аллергии, но надо же было какую-нибудь ерунду сморозить.
  
   Спать меня положили в небольшую уютную комнатку с массивным письменным столом и обилием забитых книгами полок. Библиотека, - однозначно определилась я. Ничего себе! Барствует наш телохран! Может, у него и тренажёрный зал с мини-кортом в квартире имеются?
   Диван оказался достаточно мягким и удобным, бельё - приятным на ощупь и пахнущим свежестью. Потому я, блаженно потянувшись, расположилась во всём этом великолепии и мгновенно уснула.
  
  - Па-адъём! - вот не помню такой мелодии на своём будильнике! Подскакиваю в постели и чуть не бухаюсь на пол, запутавшись в пододеяльнике. Ошалело оглядываю комнату, лихорадочно пытаясь припомнить, когда же успела отделать спальню дубовыми панелями. Из-за двери доносятся звон посуды и аппетитные запахи. Неужели мама приехала? Кто ещё может готовить в моей...чужой квартире. Что?? Где я?!
   Тут в комнату засовывается улыбающаяся, до боли знакомая физиономия, и я вспоминаю...
  - Доброе утро, Риана Александровна! Как почивалось?
  - Э-э... Здравствуйте, Олег, - повыше натягивая одеяло - я ж по привычке увалилась спать нагишом! Вот где у Риночки мозги?! Спать голой в квартире малознакомого мужчины! - Как в гробу - тихо и без сновидений.
  - Вставайте, а то на работу опоздаем, - окончание фразы он произносит уже в коридоре. Я быстро подскакиваю к двери, захлопываю и спешно начинаю одеваться, схоронившись за громадным шкафом.
   Затем - мелкими перебежками до ванны, лихорадочно соображая, где она вкупе с туалетом может здесь располагаться.
  - По коридору направо, - подсказывает выглянувший из кухни Беркут. Ишь, догадливый!
  
   В метро мы спустились вместе, но в вагоне расположились немного поодаль друг от друга.
   Я привычно стала проверять, не забыла ли чего. По некотором размышлении и ощупывании себя, любимой, оказалось - забыла! Лифчик забыла - вечно его теряю. Ну, пусть не вечно, но если уж забуду чего, так именно эту запчасть... Ой как неудобно-то.
   Живо представилась физиономия Беркута, обнаружившего в любимой библиотеке некую деталь женского туалета. Куда ж я его задевала, что утром не нашла? Э-э... Пристрелите меня! На стол положила, проходя к дивану - нет, ну кто так раздеваться-то тебя учил, Риночка?! Сколько мама говорила: складывай вещи в одном месте! Мда, боюсь, пропажа обнаружится довольно скоро. Как бы не сегодня!
   Теперь представилось лицо телохрана, торжественно вручающего мне перевязанный голубой ленточкой бюстгальтер весёленького жёлто-оранжевого колера, с кружавчиками по краю. Соседи недоумённо покосились на хихикающую меня, я же еле сдерживалась, чтобы не заржать в голос - только что поняла, чем же я промакивала свеженакрашенные губы, не глядя прихватив текстильное чудо с вешалки возле раковины. У вещи ещё такой удобный отворот был, с алым кантиком. Как на форменной телохрановой рубашке! Посоветовать ему, что ли, бензинчиком попробовать вывести? Хотя проще всё же будет выкинуть - уж больно устойчивая помада.
   О-о! Только не это! Откуда он тут взялся?!
   В мою сторону по проходу шествовал давний поклонник, в своё время истрепавший все нервы вашей покорной слуге невероятной настойчивостью и твердолобостью - понять, что я не хочу иметь с ним никаких отношений, парень отказывался категорически. Одно только и радовало - адреса он моего не знал, а телефон я в конце концов сменила. Так и отстал. А теперь вот, зарраза, идёт навстречу и пожирает буквально пламенеющим взором. Гад!
   Не раздумывая, разворачиваюсь к телохрану и в два шага подхожу вплотную.
  - Дорогой, - шаги за спиной, невнятное пыхтение заметившего мой маневр Сергея. - Сегодняшняя ночь была волшебной, - и, не давая Олегу возможности ляпнуть что-нибудь неподходящее, висну на шее опешившего Беркута, страстным поцелуем впившись бедняге в губы. Мысль: "А что-нибудь поприличнее ты придумать не могла?!" старательно отгоняется подальше. Краем глаза наблюдаю за реакцией единственного зрителя, для которого сей спектакль и был затеян.
   Реакция что надо. Причём у обоих: глаза парней примерно одного размера - с царский рубль, только у Беркута ошалелые от изумления, а у Сергея возмущённо-гневные.
   Поезд притормаживает. Продолжаю висеть на Максе, теперь уже просто чтобы не упасть - машинист явный экстремал, от визга тормозов аж зубы заломило.
  - Чистые Пруды! - радостно оповестил динамик, и я резво дёрнула к выходу, оставив обалдевшего телохрана за спиной.
   Направляясь к эскалатору, старательно выглядываю настойчиво-доставучего поклонника - а не увяжется ли следом? Не увязался. Зато, уже поднимаясь вверх, вспомнила, что мне так не понравилось в вагоне - среди спешащих на выход пассажиров я заметила Лилечку, нашу табельщицу. Влипла! Лилечка - первая сплетница на фирме... Беркут меня убьёт!
  
   Всю неделю я старательно пряталась от Беркута, что, на удивление, вполне успешно удавалось. Едва завидя знакомую фигуру на горизонте, я спешно ломилась в первую попавшуюся дверь, на ходу выдумывая предполагаемую причину посещения. Многие отделы удостоились Риночкиного визита впервые. А уж как быстро в эти пять дней соображала - куда тем суперкомпьютерам! Сотрудники тихо балдели от моей посещательной активности, шеф от невероятного служебного рвения. А Риночка от собственной виртуозной пронырливости. Заодно и несколько дел, давно пылившихся в дальнем ящике стола по причине моей лени, решила.
   Правда, один раз неудобно получилось - когда я не глядя вломилась в мужской туалет. Ничего, сказала, что в женском трубы засорились, и, уверив присутствующий мужской контингент, что не смотрю, быстро юркнула в кабинку. Ну да без накладок в нашем деле не бывает.
   Вечером пятницы я вдохновенно творила нечто предполагаемо съедобное на собственной кухне, легкомысленно напевала "Хоть родом я из скромного посёлка-а-а" Машки Распутиной и незлобливо поминала по матушке слегка запаздывающую подругу. Мы собирались устроить внеочередной девичник. Как заявила Ника, душа требует праздника и обмануть традиционной конфеткой её уже не получается.
   По такому случаю Риночка закупилась горячительным, на данный момент остывающим в холодильнике, всяческими закусками и - небывалый случай - решила сотворить что-нибудь к столу своими руками.
   Звонок в дверь уловила, наверное, раза с третьего - увлеклась натиранием утки специями. А вот и подруга! На предельной скорости мчусь к двери, попутно прихватывая зонтик - сколько раз обещала подругу им приложить за непунктуальность и вообще скверный характер, что встречать Ничку с данным предметом подмышкой вошло в традицию.
  - Ах ты ж мерзкая твоя р... - окончание фразы застряло в горле - на пороге вместо ожидаемой френды маячил Беркут. Итит твою дивизию!
   Удивлённо покосившись на воинственно поднятый зонтик, он внимательно меня оглядел, особо почему-то задержавшись взглядом на волосах... Мать-перемать! Я ж бигуди перед завтрашним походом по злачным местам накрутила!
   Стараясь скрыть смущение, поплотнее запахиваю более, чем откровенный халатик, попутно пряча за спину зонт:
  - Э-э... Олег? Какими судьбами в наших краях? - какого лешего тебя принесло на ночь глядя?! Ника вот-вот припрётся, а тут этот индивид маячит в дверном проёме! И где только адрес раздобыл, умелец?.. Вот идиотка - он же меня после клуба до квартиры провожал! Запалила хату!
  - Да вот... Решил заглянуть в гости - извините, что без предупреждения. - Он неловко вертел в руках вафельный тортик, незаметно (ну, ему, наверное, казалось, что незаметно) задвигая пакет с чем-то, интригующе звякнувшим, в угол площадки.
  - Ну... Входите, раз пришли, - я нехотя отстранилась, чтобы пропустить телохрана в квартиру. В голове настойчиво вертелась мысль о привечании в собственном жилище ни разу не дрессированного тигра. Что делаю, что творю?!
   Беркут только того и ждал - тут же просочился в коридор, тщательно заперев за собой входную дверь. "Мышеловка захлопнулась, дорогуша. Иди за бумагой - завещание писать будем." Перед глазами мелькнули вагон метро, я, виснущая на шее Макса... И роскошный венок "От любящего телохрана"! Брр!
  
   Стараясь не думать о плохом, я прошла на кухню, радушно пригласив Макса следовать за мной.
  - Уютно у Вас, Риночка. - ага. А без тебя было бы ещё и спокойно!
  - Ну что Вы - самая обычная холостяцкая квартира.
   Да где же подруга? Уже час, как должна была быть! Настолько она опаздывает редко. Не случилось ли чего? Как ответ на мои мысли, в кармане халата затренькал мобильник.
  - Риночка! Только не ругайся! Тут понимаешь какое дело - мне Мурзик позвонил! - Мурзиком она звала своего бессменного парня Стасика, с которым то ругалась, то мирилась по пять раз в неделю. На сегодняшний день они были в ссоре. Похоже, ситуация изменилась. - И мы с ним едем в "Огни"! Не злись, пусечка! Мы с тобой обязательно посидим... На днях! Ну пока, целую! - она постаралась побыстрее свернуть разговор-монолог, дабы не предоставить мне возможности высказать любимой подруге всё, что я по данному вопросу думаю.
   Вот ведь скотиняка! Так подставить! И кого - родную подругу! Из-за парня, который и так бы от неё никуда не делся! Не люблю такие ситуации, не понимаю.
  - Что-то случилось? - глядя на мою злую физиономию, спросил Беркут.
  - А?... Не, всё нормально. Что ж Вы стоите посреди комнаты? Присаживайтесь. Я сейчас чайник поставлю.
   Мысленно рисуя картины страшной мести бесстыжей подруге, я включила чудо нагревательной техники, даже не проверив, есть ли в нём вода. Потом всё же проверила. Матюгнулась. Налила воды. Снова включила.
  - Рина. Вы знаете, я ведь зашёл не просто так. - Я так и знала! Сейчас начнёт разборки. И поцелуй тот припомнит, и ...да мало ли, что я успела натворить? С Риночкиной-то кипучей натурой!
  - Да?
  - Да. - Какая содержательная беседа! - Я хотел поговорить с Вами о событиях...
   Да ну их в баню, эти события! Не хочу! Для покаянного лепета не то настроение. Придётся устраивать маневры.
  - Олег, а не выпить ли нам? Так сказать, за удачное окончание недели? - обворожительно улыбаясь, я метнулась к холодильнику и выудила запотевшую бутылку Берёзки. Прихватила соку и закуски.
  - Эмн... Ну-у... Если Вы хотите. - Хочу, конечно! Ещё как! Может, хоть тостами тебя от намерения учинять разбор полётов отвлеку.
   Но намереньям моим не суждено было осуществиться - только поставила на стол запотевшую бутыль, как в кармане Беркута задребезжал мобильник. Надывающийся воплями популярного рингтона "Милый, возьми трубку" коммуникатор был выужен с потрясающим проворством. И дальше я наслаждалась бесплатным спектаклем, глядя на смену выражений лица телохрана. Вот это мимика! Сначала некоторая досада, замешанная на радости. Затем лёгкое недоумение. Удивление. И наконец коронное "как скажешь, дорогая".
   Микрофон Нокии был отрегулирован на полную громкость, потому несколько слов удалось разобрать. "Пупсик...сколько можно...я тут...и где только тебя...".
  - Но Дин... Да-да... Хорошо, рыбонька, да, я скоро буду.
   Какая прелесть! А это милое "пупсик". Воображение живо нарисовало занимательную картинку - Олег в трогательных бело-голубых подгузниках. Я хихикнула.
   Телохран нажал отбой и поднял на продолжающую хихикать меня удивлённый взгляд.
  - Рина, прошу прощения, срочные дела.
  - Конечно-конечно, Олег, я всё понимаю. Поговорим в другой раз, - и привет Дине, чуть не выпалила следом, но вовремя прикусила язык. Шуточек подобного плана Беркут не потерпит, а мне как ни странно чем-то дороги жизнь и здоровье.
   Выключив плиту, поплелась в прихожую провожать дорогого гостя. Ах, какая жалость - выпить с нашим телохраном было бы любопытно.
  - До встречи, Рина, и...
  - До свидания, Олег, всего хорошего, счастья Вам, - резво захлопываю дверь перед его носом - мало ли, а вдруг вспомнит о цели визита. Моя благодарность "рыбоньке" за спасение от разборок не знала границ.
   Философски пожав плечами, я развернулась к зеркалу, дабы всё-таки узнать, насколько впечатлила телохрана художественно размазанным макияжем. Когда в распекании собственной бестолковости я дошла уже до иностранных ругательств, запиликал домофон. Прикусив от неожиданности язык, кинулась к трубке - а вот и любимая подруга! Никак поездка в Огни не состоялась!.. И всё-таки что же было в том деликатно задвинутом в угол пакете?
   Не в силах совладать с любопытством, распахнула входную дверь и, воровато оглядевшись, метнулась к заветному объекту. Ого! Шампань! Да хорошая! И аж две бутылки! Гуляем, подруга!
   В таком приплясывающе-повизгивающем от радости состоянии и застала меня любимая соратница.
  - Ну вот, окончательно сдвинулась со своими стройматериалами и электропроводкой! Говорила же - переходи к нам.
  - А у вас лучше? Целыми днями вести учёт прибывающего-убывающего алкоголя. И всё в такой красочно-заманчивой упаковке, интригующих оттенков... Ты смерти моей хочешь?!
  
  
  
   Глава 7
  
  
  - Шеф, к чему такая конспирация? - я нервно расхаживала по кабинету начальника. - Почему мы едем на машине фирмы, а не на вашем бронированном бентли?.. И зачем Вы отпустили телохранителей?!
   Директор игнорировал меня напрочь, продолжая сосредоточенно перебирать бумажки на столе. И ведь без толку перебирает - даже не смотрит что куда кладёт. В итоге схватил одну бумаженцию и принялся с интересом изучать, прикрываясь ею от моего пламенеющего взора, пока Риночке не надоело наблюдать этот идиотизм. Деликатно вырвав у начальства несчастный листок, я перевернула его и снова вручила директору.
  - Так будет намного удобнее - или Вы практикуетесь в чтении документов вверх ногами? - начальник посмотрел на меня. Потом на злосчастный листок. Отбросил ни в чём не повинную бумажку, тяжко вздохнул, но продолжал отмалчиваться.
  - Шеф, ну пожалейте хотя бы меня - я не успела составить завещание!
  - А что кому завещать собралась? - хмуро поинтересовался директор. Надо же, заговорил!
  - Ну-у... Книги - ленинской библиотеке, диски - Ничке, а старую гладильную доску - Вам! Вместо памятника!.. Чего вы смеётесь? Это почему мои книги в ленинку не возьмут? Что, фантастика и любовные романы не считаются научной литературой?! Какой кошмар!
  
   Итак, мы ехали на некую тайную встречу непонятно с кем, плюс шеф велел прихватить с собой его сердечные капли. Всё в совокупности сильно настораживало. Я на всякий случай прихватила ещё и тяжеленную подарочную пепельницу из какого-то редкого камня - а что? Вдруг покурить на нервной почве потянет!
  - И всё-таки! - молчаливость и терпение никогда не значились в числе Риночкиных достоинств. - Куда мы направляемся?
   Шеф, подозрительно покосившись на водителя, ткнул в едва заметную кнопку. Тихо зажужжал механизм, и через несколько секунд нас от шофёра отделяла прозрачная перегородка. Какая конспирация, ну надо же! После вышеперечисленных манипуляций Александр Германович тоскливо вздохнул и надолго приложился к невесть откуда взявшейся у него в руках маленькой фляге.
   Я просто обалдела - директор никогда не прикасается к спиртному до конца рабочего дня. Во время деловых обедов с партнёрами даже шампанское с вином игнорирует.
  - Всё настолько плохо?
  - Ещё хуже. Объявилась некая дама, утверждающая, что семнадцать лет назад родила от меня ребёнка, - наконец признался директор. - И вот теперь она возжаждала познакомить чадо со счастливым родителем. - Александр Германович ослабил узел галстука и отвернулся к окну.
   Дела.
  - Ну...эмн... - кажется, я впервые в жизни затрудняюсь с формулировкой ответа. - Дети - цветы жизни и всё такое... Да. Но к чему такая таинственность?
  - А ты представляешь, что устроит мне моя драгоценная супруга, если узнает?
  - Вы думаете, у неё в фирме свои люди??
  - Зная мою Лизавету, не удивился бы подобному факту, - я бы, кстати, тоже.
  - Ну и узнает. И что? Мало ли глупостей по молодости случается... Ой, вашему старшему ведь уже двадцатый год!
  - То-то и оно.
   Угу. Значит, шеф, будучи в законном браке, нагулял потихаря ещё одно чадо... Теперь понятны его опасения - Елизавета Терентьевна кротким нравом никогда не отличалась. Мне даже стало жаль шефа. Она ж его в порошок сотрёт и в толчке смоет!
  - А... Э-э, простите за бестактность, прецедент имел место быть? То есть возможность того, что ребёнок ваш, есть?
  - Да нет конечно!
  - Чего ж вы тогда так волнуетесь?
  - Ну мало ли что в жизни бывает? - значит, таки погуливал шеф в пору буйной юности.
   Кстати, куда мы всё-таки едем?
  - Кафе Миада, - ответил начальник на невысказанный вопрос. - Она настаивала на встрече именно там.
   Странно. Если мне не изменяет память, заведение с подобным названием находится на севере Москвы - там моя подруга недалеко живёт, так что местечко знаю не понаслышке. Мы же, судя по мелькающим указателям, целенаправленно движемся в район Бирюлёво товарное.
  - Шеф, прошу прощ... - кхе-кхе, что такое?! В горле не просто першит - его прямо-таки раздирает от удушливого дыма. Горим?! Огнетушители поменять забыли, а у старых срок годности...кхх...
  
   Бо-оже! Когда я успела так нажраться?! Башка гудит как царь-колокол, если по нему пальнуть из царь-пушки. Хотя если пальнуть, есть вероятность, что гудеть не будет - разлетится к едрене фене и всех делов... Вот что за дурь в голову лезет?!
   Путём медитации и мата кое-как удалось привести мысли в более-менее нормальное состояние. Так. Не помню я никакой пьянки, если уж на то пошло. А чтобы совсем ничего не помнить - такого со мной ещё не было. Хотя всё когда-нибудь случается впервые.
   Лежу. Лежать жёстко и неудобно. Неудобства усугубляются затёкшими руками, почему-то сведёнными за спиной. Это давно я в такой оригинальной позе с перепою засыпаю?
   Ой! Ну зачем же так громко стонать прямо над ухом!.. Где я?! Танька таки затащила вчера на свинг-вечеринку?! Да ни с какого хмеля меня на такие мероприятия не заманить! В дровяном состоянии, что ли, транспортировали? И что, вечеринка всё ещё продолжается?? Надо скорее открыть глаза, а то как бы общий ажиотаж плавно не переметнулся на Риночку. Я девушка приличная!.. А глаза открывать чуть-чуть боязно - не люблю порнухи, да ещё и со всеми спецэффектами, включая трёхмерное изображение, стереозвук и непосредственную близость к месту действия.
   Кстати, голос стонущего индивида кажется смутно знакомым. И кряхтит сосед почти что по-родному... Чего?! Гыгык. Александр Германович, вы, конечно, продвинутый начальник, но не до такой же степени! Что скажет ваша жена? Жена... Скажет... Вспомнила. Вспомнила, блин! Та-ак... Это какая зараза подожгла казённую машину?! Дорогущую, между прочим, и ещё не застрахованную - новье ж совсем!
  - Рина, ты очнёшься наконец или нет?! - до боли родные интонации в голосе шефа неожиданно придали бодрости. Настолько, что я решилась открыть глаза.
   Картина маслом. Незнакомая комната, ни разу не похожая на больничную палату, как и на апартаменты класса люкс, впрочем, тоже. Бетонные стены. Потолок и пол, насколько я могу судить, из того же материала. Узенькое оконце под потолком, типично-тюремное такое, забранное очаровательной решёточкой. Излишняя, на мой неискушённый взгляд, предосторожность - ширина рамы не позволит протиснуться даже самому замученному дистрофику. Напротив лестница ровно в три ступеньки, заканчивающаяся железной дверью. Ну и где мы, а??
   Поворачиваю голову вправо. В поле зрения попадает спелёнутый по рукам, ногам и шее шеф - зачем связывающие пропустили верёвку по горлу, непонятно. Смотрит на меня хмуро. Выражение лица идентифицируется как "Всех убью один останусь. А ты мне в этом поможешь!"
   И как я, интересно, помогу? Прислушиваюсь к ощущениям. Мне повезло больше, чем директору - связывать не стали. Заковали в наручники и всего делов. Какая прелесть! И кто у нас тут так активно балуется сексизвращениями?? А подать его сюды! Я тоже парочку извращений знаю. Пинок в область паха и добивающий удар коленом по роже - в самый раз будет. Меня! На холодный пол! Риночке ещё, между прочим, детей рожать! Что они там себе вообще думают?! И ноготь сломала! Вроде...
  
  - Шеф! - кое-как дотягиваюсь носком туфли до начальникова бока. Александр Германович, пока я предавалась размышлениям кроваво-мстительного плана, прикрыл очи и обмяк - типа не кантуйте меня, я весь такой в печали. - Не надо симулировать обморок, в обмороке люди так громко не сопят!.. Где мы?
  - Как будто я знаю! - Ворчит - это хорошо. Это обычное начальниково состяние. Значит, не теряет присутствия духа. - Очнулся с час назад. Последнее воспоминание перед потерей сознания - завоняло чем-то в машине. Сильно.
   Аналогично. Угу. Вот что-то как-то на похищение смахивает. И водитель, что нас вёз, как его...Вася! Новенький, месяц как на работу устроился. Неужели в сговоре участвовал? А иначе кто нам тут внеплановую газовую атаку устроил?! И как вовремя шеф перегородку поднял - мальцу и опасаться нечего было. Блин, надо ж так попасть!
   А кто нас, кстати, похитил? И зачем? Выкуп? Но за каким в таком разрезе я понадобилась?.. Отстреливать заложников будут, не иначе! Судьба моя трагически-подставная-а! Не хочу помира-ать! Иэх!..
  - Рина! Отставить всхлипывания! Ты на рабочем месте!
  - Кто вам такую чушь сказал?! На моём рабочем месте не в пример приличнее! И руки не связывают!
   Хотя шеф прав, распускать нюни не место и не время. Успею ещё, когда освободимся. А что освободимся я не сомневалась - у меня документация по материалам незакончена. А материалы - это святое. Значит, надо выбираться.
  
   Когда я совсем уже вознамерилась заорать с целью привлечения внимания похитителей - в неведении пребывать надоело, да и любопытство не искоренить - заскрипел засов, и дверь распахнулась.
   А вот и долгожданные гости. Милости просим, дорогие наши. Располагайтесь. Может, прилечь желаете? С удовольствием уступим место - чего не сделаешь для хороших людей.
   В комнату вошли двое - мужик внушительной комплекции и дама явно бальзаковского возраста. В дверном проёме за их спинами маячил парень нелепого телосложения - вроде и худоват, а на боках над ремнём брюк нависает дряблый жирок. Жидкие грязно-чёрные волосы до плеч радовали редкостной засаленностью, водянисто-голубые глаза имели выражение довольно бессмысленное и малость туповатое. Как говорит моя Ничка, обнять и плакать.
  - Очнулись, голубчики, - протянула женщина. - Как самочувствие? Надеюсь, голова и другие части тела болят достаточно сильно? - садистка, что ли? Болят, конечно, но зачем же над пленниками издеваться? Ох, не читали вражины женевской конвенции.
  - Ну здравствуй, родной мой. Соскучился? - по лицу шефа читалось, что как раз наоборот, век бы эту красавицу в малиновом не видел. - А вот я по тебе да.
   Посетительница по-хозяйски прошлась по нашей скромной камере. Легонько попинала шефа в бедро. Игриво, даже можно сказать, по-семейному наподдала под рёбра носком сапога. И с выражением удовольствия на лице замерла чуть поодаль, разглядывая образованную нами вольную композицию на тему "Стреноженные, но не сломленные партизаны перед лицом поганых фашистских захватчиков".
   Дама кокетливо поправила выжженную пергидролем прядку. Да, густота шевелюры просто невероятная - начёс стоит волосок к волоску, я через него явственно противоположную стену вижу.
  - Ну и как же ты жил все эти годы?
   Прозвучало сказанное а-ля "и как не загнулся без моего высочайшего присутствия?". Уверенности в голосе дамы было столько, что даже я начала задумываться, и как это Александру Германовичу удалось выжить вдали от сей любопытной особы.
  - Что, не узнал меня, касатик? - директор замотал головой - не узнаёт. - А вот это узнаёшь? - дамочка покрутила перед начальственным носом чем-то серебристо-неопознаваемым средне-ювелирных размеров. - Это та самая брошь, что ты подарил мне на восьмое марта восемнадцать лет назад! Единственный твой подарок. Я до сих пор храню её у сердца, - какая удивительная преданность. И в душ, наверное, с собой таскает - ишь как потемнело украшение.
   Я пригляделась к вещице повнимательней. Ну что ж. Это была действительно брошь, судя по всему серебряная. В целом при взгляде на изделие в голову невольно приходил один-единственный подходящий эпитет - шайба. Так моя мама подобные вещи называет. Как-то, помню, папе за преподнесённое кольцо-шайбу подобного же плана нагорело от родительницы моей до полного опупения. Что хочу сказать - со вкусом у шефа по молодости были ба-альшие проблемы. Сейчас-то, судя по драгоценностям его жены, с этим всё в порядке.
  - Брошь. Простая пустая безделушка. Вот и всё, что ты оставил мне. Кроме сына! Деточка, иди сюда, - она обернулась к мнущемуся в дверях парню. - Посмотри на своего беспутного папу.
   Александр Германович заметно напрягся, старательно вытягивая шею и впиваясь внимательнейшим взглядом в подошедшего к нашей группе детинушку. Судя по проявившемуся на шефовой физиономии выражению недоумения, фамильных черт в чаде он не признал. Даже не знаю, радоваться сему факту или огорчаться.
  - Ты, - продолжала разглагольствовать мадам, разгуливая по комнате. - Бросил меня, беременную, униженную, на произвол судьбы! Зная, как отнесутся к такому событию мои родичи! - она обвиняюще тыкнула пальцем в сторону понурившего голову начальника. - Посмотри на него! Этот ребёнок никогда не знал отца!
   Сколько пафоса, какой надрыв в голосе - я сейчас расплачусь.
  - Прошу прощения, уважаемая, что вмешиваюсь. А сам счастливый папаша о предполагаемом наличии отпрыска был в курсе?
   Женщина удивлённо глянула в мою сторону. Потом задумалась.
  - Да вроде нет, он бросил меня раньше, чем о беременности стало известно.
   Ага!
  - Так какие же к нему претензии? Кто тут после этого пострадавший, я вас спрашиваю?! - я попыталась горделиво приосаниться, грудью встав на защиту родного начальства, но благодаря скованным рукам маневр закончился позорным утыканием носом в пол - выпяченная грудь, наверное, перевесила, вот и кувыркнулась. - Родитель, лишённый общения с собственным сыном, - осторожно хлюпнув носом - не разбила ли? - продолжила я. - Даже не поставленный в известность о его существовании! О, бедный, бедный! Сколького он был лишён все эти годы по вашей милости! - теперь уже очередь обвиняюще тыкать была моя, правда ввиду некоторых обстоятельств указать на вероломную мать я могла лишь подбородком да пламенеющим праведным гневом взором.
   Та подумала немного, встряхнула головой и вновь уставилась на шефа.
  - И вот после всего этого я требую сатисфакции, - а какие мы слова, оказывается, знаем! - За все годы унижений, которые мне и Данику пришлось пережить! За нищету и лишения! За загубленную молодость! Ты мне ответишь! Сполна! - она торжествующе захохотала. Я вздрогнула. Ну и ржёт - любая полковая лошадь обзавидуется до потери пульса.
  - А пока отдыхай, - милостиво махнула рукой говорившая. - Думай о своих грехах. Я приду позже.
   Звездец! Гражданочку сбить с настроя практически нереально - моя прочувствованая речь пропала втуне. Плохо дело, похоже у похитительницы налицо некоторые психические отклонения. И чего мне на ненормальных вечно так везёт?!
  
  
   Посетители ушли. Протяжно скрипнул засов, прогрохотали по отозвавшемуся эхом коридору шаги и наступила блаженная тишина.
   Ну, почти тишина - справа экспрессивно матерился шеф, выдавая такие загогулины и виражи, что я остро пожалела о скованных руках и конфискованном портфеле - эх, законспектировать бы.
  - Александр Германович, спокойнее, ваши капли остались у супостатов, а искусственное дыхание я делать отказываюсь - от вас перегарищем несёт за версту. Сколько раз за сегодняшний день приложились к горячительному, признайтесь честно!
   Шеф только сопел и продолжал материться.
   Я попыталась поудобнее пристроить голову на твёрдом полу, при этом со всей дури приложившись правым ухом о бетон и попытавшись выдать нечто похожее на начальников монолог. Получилось куда банальнее и скучнее. Налицо отсутствие богатого шефого опыта и воображения.
   А интересные вещи творятся в мире, прислушиваясь к звону в черепе, подумала я. Интер...
  - Что за хрень?! Какого?? - заорали у меня, кажется, прямо в левом ухе.
   Невольно подпрыгнув от звукового напора, лихорадочно оглядываюсь вокруг - что, вражины и в камере умудрились затаиться? Да где?! Тут же стены одни!
  - Я спрашиваю какого...
  - Чо ты орёшь как раненый во все интересные места разом бешеный мастодонт?! - пытаясь отодвинуться от источника раздражающих воплей, рявкнула я.
   Отползание ничего не дало - возмущённые рыки были слышны с той же интенсивностью. Причём по обескураженному лицу шефа я поняла, что он означенных воплей не слышит.
  - Рина, ты чего? Так плохо, да? Надо же, я думал, ты более стрессоустойчива.
  - Да я безумно стрессоустойчива, но когда вот так бесцеремонно орут в любимое и нежно лелеемое ухо - ни один обкуренный мамонт не выдержит! И что за гребанутая на все свои полторы извилины, да и те вокруг головы от кепки штрих-пунктиром, зарраза так голосит?!
  - Э-э... Ринка, ты, что ли? - голос возмутителя спокойствия стал на пару тонов пониже.
   Вслушавшись в знакомные интонации, я аж застонала от радости.
  - Влад! Владушка, ты ли это?!
  - Ну я. А ты какого хрена в моей экспериментальной суперследсистеме вопишь? И откуда у тебя... Ага-а! Так вот кто вчера спёр у меня опытный образец!
  - Ты о чём?
  - О чём?! О клипсах! Золотистых, в форме распустившейся розы! Признавайся - ты взяла?!
   Вот блин!
  - Ой, Владушка! Ну я подумала, что это ты для меня подарок приготовил, - вру конечно. Просто решила, что другу очередная контора подарочные безделушки прислала - их ему ввиду друговой деятельности шлют пачками и потом приятель не знает, куда этот хлам пристроить. А эти мне так глянулись - прям не знаю почему. Ну и взяла. Да честно хотела спросить у хозяина разрешения, но он так резко меня выпроводил, завидев на пороге очередную пассию, что про спрос я начисто забыла. Вот ведь...
  - Ах ты ж...
  - Влад! Помолчи секундочку! Соратник, мы попали в очень нехорошую историю, и только ты можешь нас спасти, - побольше отчаяния в голосе, лёгкий надрыв - будем давить на психику.
   Уже начавший было обличающую речь приятель заткнулся на полуслове. Посопев секунд пять, он выдал:
  - В историю? Ринка, вечно ты куда-то влипаешь. Рассказывай, пока у меня настроение хорошее.
  - Ну... Э-э... Видишь ли, нас немножко похитили...
  
  
  
   Глава восемь
  
  
  - Ничего другого я от тебя и не ожидал! - прервал возникшую после моего краткого пересказа последних событий минуту молчания дорогой и любимый приятель. - И шефа своего несчастного втянула! Поимела бы совесть, пожилой же человек, а вдруг ему с сердцем плохо станет?!
  - Да типун тебе на язык! - наконец изловчилась вклиниться в гневный монолог я. - Риночка в курсе, что про неё ты можешь говорить много, красочно, сплошные гадости и, что удивительно, ни разу не повторившись. Но давай отложим вечер обмена впечатлениями до другого раза. Нас здесь вообще-то и немножко убить могут. Прекрати трепаться, думай, что делать!
   От моего рёва приятель поперхнулся очередной тирадой и замолчал. Потом прокашлялся.
  - Рин. Ты это... Чего, и правда спёрли вас?
  - А ты думаешь я тебе тут юмористическую передачу в прямом эфире устраиваю?!
  - Да нет. Но странно как-то... Ладно. Сейчас поковыряюсь со своей техникой, попытаюсь запеленговать ваше местонахождение. Но особо не рассчитывай! Уж больно слабый сигнал.
   Пока приятель возился с аппаратурой, я решила слегка успокоить силящегося что-то ответить на мой диалог непонятно с кем шефа.
  - Александр Германович, не волнуйтесь. Это у меня средство связи сработало. Секретное, - подпустим туману. Ну и правда ведь секретное - Владик стопроцентно никого ещё по его поводу не просвещал, такой скрытный парень.
  
  - Шеф, а Вы шалунишка были в молодости, что я хочу сказать, - пользуясь паузой в общении с другом, обернулась я к начальству. - Обрюхатили, значит, девицу и тривиально исчезли с горизонта. А несчастная вон как намучилась, всю крышу сорвало подчистую.
  - Рина, думай что говоришь! - шеф горел праведным возмущением. - Я не знаю эту женщину. Даже с учётом прошедших лет, наложивших свой безжалостный отпечаток на лицо сей почтенной особы, я и смутно не припоминаю в ней знакомых черт. А ты видела моего предполагаемого отпрыска?! Это чудо генетики никак не может быть моим сыном, поверь на слово. У нас по мужской линии всегда в обязательном порядке присутствует фамильный нос и кучерявые волосы.
  - Знаете, шеф, - невольно косясь на начальственную лысину. - Никогда бы не подумала.
  - Зря! В возрасте этого чада у него просто обязаны были быть густые кудри. А их нет! Не мой это ребёнок, Рина, чем хочешь клянусь.
  - Да верю я, верю. И...
   В замке вновь заскрежетал ключ.
   На пороге нарисовались уже знакомые личности, за исключением спорного фактора - отпрыска, то есть.
  - Я долго думала, - уперев руки в боки, сходу завела мадам. - И не могу понять одного - как ты можешь? Как можешь ты, нечестивое отродье, отказываться от своего родного ребёнка?!
  - Он пока и не отказывался, - робко проблеяла я с пола, но дамочка лишь гневно отмахнулась.
  - Ведь это твоя кровь, плоть, наследник, Данила Артемьевич Высогоров!
  - Шеф, - пытаясь подползти поближе к директору, я тихо удивлялась. - Когда вы успели сменить фамилию вместе с именем?
  - Рина, ты точно сбрендила! - шеф на полу даже как-то приосанился. - Наш род берет своё начало в глубине веков, и с этой самой глубины все отпрыски мужского пола носят гордую фамилию Средневы! Тебе ли не знать?!
  - И после всего ты... Как Средневы? - сбилась с настроя пленительница.
  - А вот так!
  - Что ты несёшь? - дамочка вопросительно обернулась ко мне. - Что он несёт?
  - Ну... - я слегка растерялась от оказанного высокого доверия. - Информацию несёт. В массы. Сейчас вот вам. Строит ещё. Инвестирует... По мелочи, - кажется, я сбилась с мысли. - Дома от Среднева! Средневское жильё - только высшее качество! - как могла изобразила бархатный баритон мужика из рекламы. - Неужто не слышали?
  - Не может этого быть! - дама, явно что-то подобное припоминая - ещё бы, реклама гремит по всем каналам! - аж в лице переменилась. - Всё должно было быть точно, меня уверили... - она забормотала нечто совсем несвязное себе под нос.
  - Да что там не может? Вы что же - и документов предполагаемого отца не проверили?
  - Каких ещё документов?! - заорала женщина. Нервная какая.
  - Нормальных. Утверждённых правительством Российской Федерации как действительное в нашей любимой стране удостоверение личности. Паспорт называется. У Александра Германовича в пиджаке в левом кармане, - сжалившись над мечущейся на пороге женщиной, подсказала я.
  - Рина?! - и поймала изумлённый взгляд шефовых глаз. - А ты откуда знаешь о таких подробностях? - начальство, видимо, свято верило, что о местонахождении документов вообще и этого в частности в курсе только он сам.
  - На то я и ваш личный помощник, шеф, - философски пожимаю плечами.
  - Александр Германович? - уже едва слышно прошептала мамаша.
  - Он самый. Можете не сомневаться. По крайней мере вот уже лет пятнадцать, сколько существует его фирма, шеф имени-отчества точно не менял.
  - А...а... Но как же?.. Ганс! - здоровенный детина, доселе молчавший и старательно изображавший бронзовую статую в полный рост (парень, похоже, мулат), встрепенулся и развернулся лицом к хозяйке. - Немедленно, немедленно проверь! Куда вы дели пиджак?
  - Как и портфель, в каморке кинули.
  - Остолопы! Мигом тащи всё сюда!
   В голосе дамочки завывала и вихрилась настоящая буря, и детина на низком старте сорвался исполнять приказание.
   На удивление справился он буквально за полминуты - я даже заскучать в тишине не успела, насладиться царящей в помещении нервозной атмосферой.
  - Вот, госпожа, - парень протянул хозяйке затребованные предметы.
   Женщина выхватила из его рук паспорт, напрочь игнорируя глухо бухнувшийся на пол саквояж, и буквально впилась в документ взглядом, лихорадочно листая страницы.
  - Среднев! Какой ещё Среднев?! Кого вы мне привезли, идиоты, дебилы, олигофрены, недоношенные полсрока?!?
  - Но, хозяйка... Мы люди маленькие, кого велели, того и привезли, - как дитё малое, потупившись и теребя уголок пиджака, бормотал амбал. - Данные пробивал Геннадий, вы же знаете. Мы лишь скромные исполнители.
   Парень пребывал в растерянности, придававшей и так не блещущему интеллектом лицу выражение полной дебильности. Права была дамочка с определением.
   На хозяйку же больно было смотреть - она даже как-то посерела лицом, что с учётом впечатляющего слоя косметики на физиономии казалось нереальным.
  - Не может быть!.. Нда-а... Нет, ну... А он точно не врёт? - с сомнением уставилась говорящая на шефа, обращаясь, по всей видимости, к вашей покорной слуге. За что ж честь-то такая?
  - Точно! - выпалила я, опасаясь неадекватной реакции дамочки на предполагаемую ложь. - Можете не сомневаться, чем хотите клянусь!.. Вот хоть здоровьем вашего отпрыска!
  - Мда... Ну что ж, действительно. Хотя и... - она слегка прищурилась, вглядываясь в лицо директора. - Теперь вижу, и правда он на Артёмку моего ни капли не похож. Что ж это... Ошибочка вышла, получается.
  - Ну слава Богу! - я слегка взбодрилась. - Теперь вы нас отпустите, правда? - почему многострадальная печёнка подсказывает, что с выводами я поторопилась?
  - Это вряд ли, - задумчиво потирая крошащийся пудрой подбородок, промычала заметно успокоившаяся мамаша. - Гансик, пойди распорядись. К вечеру вывезете этих гавриков подальше и сделаете всё как надо. Чтобы не возникло вопросов. Ты понял?
   Гансик коротко кивнул.
  - Ну прощевайте, обознатушки, - она почти с раскаянием вздохнула. - Эх, нехорошо-то как вышло...
   Дама развернулсь и в полной тишине вышла вслед за парнем.
  
   Так. Или я чего-то недопонимаю, или нас только что велели пустить в расход. Ой!
  - Александр Германович! - пытаясь не скулить, простонала я. - Александр Германович, скажите, что я ошибаюсь и нас не прихлопнут на закате как двух надоевших и лишних на этом празднике жизни мух!
  - Риночка, - впервые шеф назвал меня уменьшительно-ласкательным именем. Плохой признак. - Не переживай, девочка. Ты молитвы какие-нибудь помнишь?
  - Что? Вы с ума сошли?! Я слишком молода, чтобы помереть от рук недоделанных бандюганов-киднепперов!
   Шеф лишь кротко вздохнул в ответ, закатив глаза, и замер без движения.
   Ну уж нет!
  - Влад! Влад, гад, быстро отзовись, а то я после смерти тебе еженощно по два раза в страшных кошмарах и наяву являться буду! Ты меня знаешь, больше двух явлений тебе не пережить!
   В ухе заскрипело, зашипело и прорезался голос приятеля.
  - Рина. Ну чего ты меня отвлекаешь? Моя аппаратура требует точной настройки, спокойной, вдумчивой, без суеты.
  - Владик, еще часа три без суеты - и ты смело можешь валить в церковь заказывать самую большую свечу на помин моей молодой и светлой души!
  - Ринка, ну что ты несёшь?!
  - Я несу то, что есть! Нас только что распорядились пустить в расход! На закате! Который час?
  - Шесть.
  - Ну вот!
  - Блин... Рин, я пока не настроил свои приборы. Ты не ошибаешься?
  - Сбрендил?! Да я никогда не была так точна, московское время по радио Маяк в сравнении с данной информацией просто гадание на ромашке!
  - Даже не знаю что делать. Мне нужен еще минимум час на пеленг.
  - Ты тормоз! Тормоз! Я всегда знала! Моя кровь будет на твоей совести!
  - Кто бы говорил о совести, нечистая на руку подруга дней моих младых.
  
   Ладно. На Влада покамест надежды мало. Но я не собираюсь сдаваться! У меня через неделю подруга замуж выходит, такого эпохального события Рина пропустить не имеет права.
   Затрепыхавшись на полу, я попыталась сесть. С пятой попытки это действие таки удалось. Уже неплохо.
   О! А вон и портфель родной-любимый валяется недалече. Сейчас подползём!
   Изловчившись, я проелозила попой до вожделенной сумки. Кое-как развернувшись и, кажется, занозив мягкое место, с матюками впилась в крашеную кожу скованными руками и попыталась открыть застёжку. Ура! Есть!
   Схватив сумку за дно, я энергично встряхнула её. На пол с глухим стуком выпали степлер, дырокол (нафига с собой таскаю?!), пресловутая тяжеленная пепельница и напоследок целая куча шпилек. Какая же ты умничка, Риночка, что таскаешь в рабочем портфеле личные вещи!
   Припомнив урок одного знакомого мента, я схватила одну из железячек и принялась придавать ей нужную форму. Минут через пять механизм для вскрытия наручников был готов.
   С энтузиазмом принявшись ковырять только что сделанным оружием в замке оков, я рассеянно глядела на шефа. Тот вот уже минут десять не подавал признаков жизни. Лишь грудь, едва заметно вздымаясь и опадая при дыхании, давала знать, что начальство живо и лишь умело прикидывается мешком с дустом.
   Щёлк! Звук пением ангелов отозвался в душе. Открыла!
   Тут же высвободив одну руку, я за полминуты вскрыла второй замок.
  - Шеф! Кончайте прикидываться шлангом, без вас я отсюда не уйду. Меня потом совесть замучает. Так что вставайте, пока я не применила силу!
   Зарывшись в портфель, я выудила из потайного кармашка масенький ножик и подступила с директору. За две минуты верёвки были перерезаны.
  - Шеф! - я крепко встряхнула Александра Германовича. - Шеф, откройте глаза, ваша симуляция тут не пройдёт!
   Директор опасливо приоткрыл один глаз.
  - Рина, ты чего кричишь?
  - Александр Германович, я вас развязала, вставайте.
   Начальник слабо пошевелился, развел освобождёнными руками и неожиданно резво вскочил на ноги.
  - Мы свободны?!
  - В некотором роде, - стараясь не думать о запертой двери, ответила я.
   Шеф рванулся к выходу и врезался в массивную дверь всем телом. Могу поклясться, я услышала едва слышный скрип. Как?!
   И тут я со всей ясностью поняла - звука закрывемого замка после ухода посетителей слышно не было. Не было?
   Как следует разбежавшись, я впечаталась в обитое железом препятствие рядом с начальством, ощутив, как поддаётся под нашим напором несговорчивая дверь.
  - Поднажмите, дорогой шеф, давайте! - я едва сдерживала ликующие вопли. Пара ударов - и мы в коридоре.
   Я опасливо прислушалась, вглядываясь в утопающий в полумраке проход. Вроде никого. Отлично!
  - Шеф! - громким шёпотом в ухо дорогого начальства. - Идите за мной. Только тихо!
   Директор кивнул и решительно закатал рукава. На кой? Ну да ладно, главное, чтобы под ногами не путался.
   Мы крадучись двинулись к предполагаемому выходу. Двери по обе стороны коридора были, к счастью, закрыты, звуков постороннего, кроме нашего, присутствия слышно не было.
   Когда впереди замаячила громадная дверь, предположительно ведущая наружу, одна из вроде бы запертых дверей резко распахнулась прямо перед нами.
   Из проема вывалился здоровенный бугай, как две капли воды похожий на помощника дамочки. Сжимая в руке тарелку с макаронами, он развернулся к нам спиной, потянувшись закрыть дверь. Понимая, что промедление смерти подобно - укрыться в коридоре негде - я машинально нащупала в кармане заныканную из портфеля на крайний случай пепельницу и с силой опустила её на голову бугая.
   Осколки брызнули в разные стороны - крепкая башка у вражины, но удар достиг цели - парень, неловко покачнувшись, подрубленным деревом рухнул к нашим ногам. Ф-фух!!
   Выскочив наружу, я лихорадочно огляделась, даже уже не пытаясь унять нервную дрожь в теле. Буквально метрах в пятидесяти Риночкин алчущий взор заприметил чёрный тонированный джип.
   Не сговариваясь, мы дружно ломанулись к нему.
   Дверь, на счастье, была открыта. Забравшись в салон, я зашарила вокруг в поисках ключей - должны, должны-ы они быть где-то здесь, подобные парни часто, судя по фильмам, оставляют ключи в машине.
   Вот они! Потрясая брелком, я торжествующе глянула на шефа и быстро вставила ключ в замок. Мотор глухо рыкнул, я крутнула баранку, краем глаза замечая движение со стороны покинутого здания. Поздно, дорогие мои. Надеюсь, второго джипа в пределах видимости у вас нет.
   Педаль в пол, уже не сдерживая радостных воплей. Старательно выруливая по просёлочной дороге, я орала в голос - свобода-а-а! Александр Германович, в этом месяце я рассчитываю на премию. В трёхкратном размере!
  
  
  
   Глава 9
  
  
   В зеркальце заднего вида замелькали очертания чёрного седана. Марки машины было с такого расстояния не разобрать - всё-таки оторвались мы изрядно.
   С ликованием глядела я на погоню, понимая, что мы в любом случае успеем скрыться раньше, чем нас догонят. Крутя руль, орала куиновское "уи а зе чемпионс", как вдруг мотор заглох. Попытки вновь завести двигатель ни к чему не привели. Я со злости долбанула по рулю. Засада!
  - Александр Германович, вон из машины! - заорала я, паникуя, и тут краем глаза приметила невдалеке мигающую огнями трассу.
   Рванув прямо через кусты к дороге, я уже красочно представляла наше возвращение в знакомую тюрьму и последующий вывоз в лес, как, выскочив на шоссе, почти уткнулась в резко затормозивший перед нашими рожами форд. Задняя дверца его резко распахнулась и я не думая запрыгнула на сиденье. Шеф заскочил следом, и автомобиль тут же рванул с места.
  - Ну Ринка, ну паникёрша. Всё обошлось, стоило ли так орать?
   Я, напрасно пытаясь принять вертикальное положение и немея от нежданной радости, узнала голос дорогого сердцу Влада.
  - Владушка! Сокол ясный! Откуда ты тут? - воплю счастливо, прикусив язык в финале.
  - Ринка, ты смешная. Кто говорил, что вопрос жизни и смерти? Я всё-таки вычислил ваше местонахождение и тут же рванул на выручку. Вижу, успел вовремя. Или нет?
  - Владушка, очень сильно да! Очень вовремя! Я тебя обожаю! Что бы мы с шефом без тебя де-ой!-лали? Да, шеф?
   Оглянувшись на начальство, вижу директора почти что в обмороке, но в ответ на мою реплику он исправно моргал левым глазом - соглашался, по всему видать, с моим мнением.
   Пошарив рукой под седалищем в попытке обнаружить впивающийся в тело на каждом ухабе предмет, нащупала директорский портфель. Риночка, ты и в экстремальной ситуации остаёшься спецом хай класса - документы фирмы прихватила не глядя и не раздумывая, памятник мне!
  
   Ночь мы провели сначала в неотложке, потом в милиции - давали показания. Доблестные стражи порядка всё старательно записали, по ориентирам тут же отправив группу захвата. Боюсь только вряд ли они кого-то там застали.
   Шеф литрами глотал корвалол, в беседе с бравыми молодцами-ментами принимая минимальное участие. Отдувалась, как всегда, Риночка. О причине похищения директор почему-то предпочёл промолчать. А я что - крайняя? Я тоже молчала.
   Добравшись домой под утро, заперлась на все замки и рухнула спать, громадным усилием воли заставив себя не прилечь прямо в прихожей.
  
  - Риана Александровна! - безумно знакомый голос из телефонной трубки ударил по перепонкам - надо бы звук у динамика убавить, сонно размышляла я, посапывая в мобильник, на Беркута он не рассчитан... Беркута?! Честь-то какая. Да прямо домой. Да ночью.
   Я невольно сощурилась на бьющий из окна солнечный свет... Что?! Проспала!
  - Да, Олег! - прямо с запутавшимся в ногах пледом мечусь по комнате. - Я уже почти в офисе. Что-то случилось? - запихивая в рот зубную щётку.
  - Вы меня об этом спрашиваете?! По имеющейся у нас информации шеф слёг в больницу с сердечным приступом, охрана ничего не знает, секретарь тоже. А две минуты назад звонили из милиции... - голос телохрана приобрёл некий оттенок зловещести. - Просили вас как сможете явиться для дачи показаний по факту похищения.
  - Да я ж им вчера ещё всё, что знала... - ой!... Проболталась! Боюсь, Беркут может слегка обидеться за свою неосведомлённость о вчерашних событиях и за то, что его ребят лихо обвели вокруг пальца, отвлёкши от охраняемого тела. А тело попало в передрягу. Крайний в данном случае, конечно, зачинщик, то есть шеф. Но кто об этом, кроме несчастной Риночки, знает?!. Беркут крайнего отыщет сразу, он у нас скор на расправу. Обычно.
   Оооой!
  
  - Рина! - телохран расхаживал по моему кабинету взад-вперёд без остановки вот уже с полчаса, сначала слушая несколько бессвязный рассказ о вчерашних злоключениях, потом раздумывая, по всему видать, на их же тему. В конторе царил сумбур на грани лёгкой паники - сотрудники откуда-то разузнали о нездоровье шефа. Хорошо хоть про остальное не выведали, умельцы.
  - Рина, вы о чем-то недоговариваете.
   Проницательный, ничего не скажешь. Конечно недоговариваю. Если шеф решил не упоминать о причинах похищения, кто я такая, чтобы раскрывать его тайны, пусть и перед директоровыми телохранителями? У Риночки в венах бурлит кровь всяко-разно партизан, пытать бесполезно.
  - Вы понимаете, что своими недомолвками подвергаете опасности жизнь вашего непосредственного начальника? - Беркут кипел возмущением, что бывало с ним редко. - Не зная подробностей, мы не сможем обеспечить должный уровень охраны!
   Ничуть в этом не сомневаюсь. Ладно.
  - Одного из похитителей зовут Данила Артемьевич Высогоров.
  - Вы уверены? - встрепенулся телохран.
  - Ну... почти. - на память обычно не жаловалась. И потом - ситуация не располагала к легкомысленности. Так что уверена, гражданин начальлник. Не сомневайтесь.
   Беркут глянул мне в лицо, что-то такое для себя решил и метнулся в приёмную - звонить без помех из соседнего пока пустующего кабинета.
Оценка: 5.40*35  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"