Волчонок: другие произведения.

Мой личный демон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 07.08.10

  мой личный демон.
  
  
  В этом мире нет ничего необычного только для людей, внутренняя чувствительность, да и просто интуиция которых отуплена до последней крайности: дальше только бездушные роботы. Человек, душа которого богаче и шире чем его наружность, и которую он порой и сам понять не может, может открыть для себя гораздо большее, чем мир людей. Обозленных, черствых, себялюбивых людей. Мир света и тьмы, хитрости и магии, любви и ненависти. Мир, который скрыт от нас в другом пространстве и времени, но края которого порой пересекаются с нашим миром, надо только поверить в это. Или почувствовать это так, как это сделала Сабрина.
  
   Часть 1
  Мы в который раз молча сидели на травянистом берегу болотного ручья. Я сижу у него на коленях, крепка оплетая его массивную, твердую, черную как ночь руку своими бледными, и там-сям поцарапанными ручонками. Прижимаюсь к его мускулистому плечу и груди. Бездна, как же мне с ним хорошо... Ну и что, что эти прикосновения причиняют мне боль - терпима. Я прижимаюсь к нему, обжигая свое никчемное цело о его черный совершенный образ силы и могущества, ожоги проступают красными пятнами на белой коже, мне хорошо. Я не сопротивляюсь, и через какое-то время эта боль растекается по телу принося чувство блаженности. Подымаю голову и тону в кроваво-рубиновом море его необыкновенно больших глаз с умилением смотрящих на меня. Ну и что, что мы полная противоположность, я целую его и боль игривым ветром разносится по телу, тупым кинжалом упирается в вески, губы глубоко трескаются, и вот ручейки моей теплой крови медленно спускаются по подбородку, крупными каплями срываются вниз на грудь... Он размыкает свод длинных, густых, смолянисто-черных ресниц, позволяя мне вновь тонуть в рубиновом море и отстраняется.
  - Зачем...- он виновато смотрит на меня, и вынимает руку из моих объятий, неужели его и впрямь это так сильно ранит? Мгновения, и все мои ожоги, треснувшие губы - только воспоминания, всё исчезло. Как же он не поймет: я сама выбрала этот путь, люблю его, а значит и эту боль. Провожу рукой по его скуле, и как маленький котенок вновь льну щекой к его груди. - Зачем ты себя мучаешь?- Он говорит нежным бархатным рычанием, глубоко вздыхает, проводит хищными, черными когтями по моим волосам... мм, как хорошо. Хочется поцеловать его, но зною, он уже не позволит. Ну и что, что он ДЕМОН, а я всего лишь ничтожный человек.
  
  - Я тебя люблю, Айрис, только тебя.- Мне не обязательно это говорить, он и так знает. Но после этих слов его большие, кожанистые крылья довольно встрепенулись, и он сам обнимает меня, едва не ломая ребра.
  
  Сейчас весна, май. На исчезающем болоте особенно красиво. Мягким, густым ковром стелятся вдоль всего ручья белоснежные цветы лесного курослепа, там-сям проступают желтые пятна подбела и еще каких-то болотных цветов, где-то у тонких березок проступают красные шапки земляных пуговиц. Осины, ольха, березы, густая лоза, дикая черемуха и даже кривые, тонкие, низкие, неприглядные болотные ели, теперь зеленые, как только что ограненный изумруд. Надрываясь поют соловьи, синицы, жабы. Красиво.
  Мне кажется, с ним я могу просидеть здесь вечность, только бы ощущать его.
  
  Как так получилось, хоть он уже раз десять объяснял, я упорно не понимаю. Хотя мне немыслимо это нравиться - демон и человек. А может я просто сошла сума. Ну, да и фиг с ним, хорошо ведь!
  
   Часть 1
  Опять, опять я одна, скитаюсь по лесу. Нет, не по лесу - по болоту. Сейчас вечер, темнеет, но мне совсем не страшно - привыкла. За свои семнадцать я многое видела и терпела, так что болото и темнота теперь самые верные друзья. А если так, то друзей у меня практически нет, одна только Катька, да и та не всегда мне рада, ну хоть не шарахается моих причуд.
  Почему я такая - не знаю. Я вообще многого не знаю и не понимаю, живу, как получается, и как не получается.
  Мама умерла, когда мне было три года, воспитала меня тетка, отца я не знала, зато было пять отчимов... Часто и надолго меня оставляли дома одну, насколько я помню, к сверстникам не пускали, постоянно орали, потом били и выгоняли. Тетка говорила, что я ненормальная, как и прабабка, та была сумасшедшей, пела во сне, говорила с пустотой и не любила людей, но жила до ста восьми, потом бросилась под поезд. Я же до пятого класса спала по два часа в сутки, и вместо стишков, лепетала что-то не на русском себе под нос: отвели к врачу, тот сказал, что с возрастом пройдет. И прошло, почти... выросла замкнутая девушка, которая иногда смотрит в пустоту и что-то нашептывает, притом сама не понимает что. Зато у меня богатое и живое воображение, хорошо развитая интуиция, и я могу слышать и видеть то, что остальным не под силу( больше расхваливать я себя не стану).
  Иду, просто гуляю по темному болоту, впереди слышится журчание ручья, я часто тут бываю, иногда ночую, забравшись на разлапистую черемуху, поэтому тропинки знаю все. Вот и сейчас, иду к ручью, что бы окунуть в живительный холод ноющую руку ( одноклассники толкнули ради смеха, а я как обычно 'удачно' упала. Ну и что, боль - это не самое страшное на свете, есть вещи куда ужаснее). С этими мыслями начинаю мурлыкать себе под нос старую песенку, а что, я жива, молода и моя настоящая жизнь где-то ждет меня... наверное.
  На темном болоте
  пришла свою ночь скоротать.
  Пусти меня ветер -
  Ты видишь не плачу хоть больно
  Опять...
  Но тут что-то громко чавкнуло, хрупнуло, как будто воздух набирали в простреленное легкое... притом звук из-под земли. 'Ой, не добрым запахло!'. Ну а чего тут такого, это же болото! И тут передо мной земля стала превращаться в сплошной темный сгусток, постепенно подымаясь в воздух. ' Глюки, глюки, глюки... нервный срыв. Блин, бежать надо срочно! Стоп, я что сумасшедшая, от глюков по болоту ночью драпать...'. Стою, попутно себя успокаивая воспоминаниями ( будь они не ладны!) о прабабушке. Но тут пятно исчезло, сомкнулось без следа. А на том месте лежит что-то, нет, кто-то черный. И это - не глюк! Он громко дышит, пытается подняться с карачек, и что-то шепчет, отплевываясь... разворачивает крылья! ОЙ! Мамочки! Стаю, твержу себе что надо хоть изредка дышать, не могу даже пошевелиться. На меня уставились два больших красных глаза, он глубоко и громко вздохнул и стал таки на ноги... черный, красноглазый, с крыльями. А может все-таки глюк? Нет, или я и впрямь с катушек еду. Пока он, или оно стоит тихо, и смотрит ... мля-а, на меня, нет, ну точно! Стою перед этим и тереблю низ старой рубашки.
  - Э-э-э... вам помочь?- А я что, уже и говорить могу?! И чё это я ляпнула? Ой, а он еще и моргает! Однако здоровое, метра два... может чуть меньше. - Ик, - не-эт, драпать это слабо сказано. И потихоньку начинаю пятится... коряга. И вот я уже в форме перевернутого таракана, трясущаяся как осиновый лист пытаюсь встать... коряга, еще одна. Блин, тоже мне 'темнота друг молодежи!', и это на знакомой тропинке!
  - дэле`энгуор аршеал. - тихо прорычал оно.
   Он делает шаг ко мне, наклоняется в легком реверансе ' страшный, но вежливый глюк', промелькнуло в моей голове, и вытягивает руку к моему лицу. Ну ни фига себе коготки!!!
  - Чего ты хочешь?- прохрипела я пересохшим горлом, поздно. Его коготь коснулся моего виска, и я начала задыхаться от боли. Словно череп мне прошивали раскаленной сталью, в глаза сыпанули искры, рот наполнил горячий свинец, я слышала, как трескается мая же лобная кость, останавливается, сбившись с бешеного ритма сердце. Потом темнота.
  Все кончилось,... я ничего не слышу и не вижу, но главное нет той боли, нечего уже нет. Словно плыву по тихим волнам в полной темноте, и неважно, куда и зачем, не хочу возвращаться к той боли... страшно. Если это - смерть, то оно и к лучшему. Становится прохладно, хочется вдохнуть побольше этой прохлады... хочется вдохнуть.
  Что-то мне мешает, что-то не то... только что? Свет? Да, сквозь сомкнутые ресницы, самым наглым образом пробивается свет. Еще пара секунд, и вот уже холодно и мокро. Открываю глаза.
  Это не смерть, это хорошо знакомое мне болото. Значит, я спала, и та страшная боль, всего лишь сон. Да, сон, потому что сейчас голова легкая и ясная как никогда. Странно, как это я умудрилась заснуть на топком, травянистом берегу ручья, ведь до половины в грязь всосалась. Брр, холодно, сентябрь как ни как! Хм, сколько же я проспала? Светло уже.
   Наконец я отлепилась от грязи, и повернулась к ручью, чтобы напиться, он хоть и болотный, но вода в нем очень чистая и приятная, но тут...
  - А-а-а!!!
  - Б-э! - Прислонившись к березке стоял он. Очень похожий на человека, только весь черный, с кожаными, когтистыми, крыльями и красными глазами без белков. Он был выше человека, где-то два метра (ну и люди такими бывают, чаще баскетболисты), густые, черные волосы до пояса, челка непослушно свисала на левый глаз, заостренные уши, глаза раза в два больше самых больших человеческих, прямой тонкий нос, и аккуратные тонкие черные губы, изогнутые в наглой усмешке. И из-под этой усмешки видны белоснежные, хищные, даже на вид острые клыки. На каждом пальце рук и ног (на ногах только по три пальца) - черные, блестящие на солнце, длинные, с мизинец когти. Красивое мускулистое тело, с чуть заостренными чертами, там-сям поблескивало серебристыми искрами... красив. Но только при взгляде на него, уже ощущалась сила существа, и страх перед ним. Казалось, что разорвать человека на куски, ему нечего не стоит. 'Зверь', твердил мой внутренний голос.
  Неужели та боль не была сном, и он оставил меня, что бы мучить сейчас.
   Я сделала пару шагов назад, попутно ища какую-нибудь палку для защиты, но поскользнулась и с головой улетела в ручей. Улыбка зверя стала еще шире. Рукой я нащупала какой-то камень, и долго не думая запустила в него.
  Не тут-то было. Вытянутой рукой он поймал камень, и даже не морщась, раздавил его на две части.
  - Думаешь убежать?! - со слышным сарказмом в голосе спросил он, - беги, если сможешь.
  - Кто ты?- 'Зверь, который умеет говорить', почти шепотом спросила я.
  - Хм, глупый человек из пустого мира. - Уже с призрением говорил тот,- боишься меня?
  - Кто ты...- я изо всех сил заставляла биться сердце спокойнее, кто бы сейчас со мной не говорил, он был разумной формой жизни, и более того, был сильнее меня.
  - боишься... так беги же. Поиграем. Добежишь о той черемухи - оставлю жить. - Он повернул голову к ближней черемухе, до нее было метров тридцать. Но я не побегу, что-то внутри меня говорит, что это только раззадорит хищника. Собираю свои конечности в кучу, ищу остатки храбрости, и... иду к нему. Улыбка с черных губ исчезла.
  - Пустой мир, - я остановилась на расстоянии вытянутой руки от него. - А ты знаешь другие миры?- Стаю перед ним, и понимаю, что голос дрожит сильнее рук, но все же смотрю на него, и не просто смотрю, я пытаюсь его изучить.
  - да кто ты такая, чтобы вопросы мне задавать?!!!- Рявкнул он, и выбросил когтистую руку мне под дых. Странное чувство, боль, но не такая как в прошлый раз, это как бут-то из меня вытаскивали что-то, притом из всего тела сразу, и это что-то просто так вытащить себя не давала, оно цеплялась за все подряд, и нехотя отрывало плоть от кости, разрывало сухожилия. Я кричала, пыталась отойти от него, но надежно повисла на черных когтях. И вот уже нет сил кричать, все вокруг потеряло краски, дышать стало лень... сил нет. Боль ушла, но легче не стало, я в сознании, но ничего не хочется, просто лежу на мокрой земле у его ног и смотрю куда-то в даль. Он что-то бормочет, наклоняется, и я жду что опять придет та боль... пусть. Но нет, меня накрыло темнотой.
  Тусклый красноватый свет, я лижу на неровном каменном полу, невыносимо хочется пить. Голоса, грубый металлический рев, и знакомый мне бархатный рык.
  - Ты идиот!!! Что ты творишь!? Совету это не понравиться.
  - Не тебе судить! Авар, ты же не смотрел ее душу, уверяю - в кузнеце от нее немало пользы будет. И потом...
  - Потом! Потом!!! В тот мир закрыт проход! Это ты помнишь?
  - не надо!!! Это можно обойти, тебе ли не знать? И ты знаешь, что станет возможным.
  - Сукин сын! Забыл, кому служишь?! Может тебе напомнить!
  - Себе напомни! Не забывайся!
  - Ты мог отставить ее.
  - Авар...
  - Твое любопытство добром не кончится. Саркэа узнает, и я тебя не вытяну.
  - Ты взгляни, и Саркэа не будет против. Я уверен.
  - Надеюсь, если же нет... ты знаешь цену.
  - не надо так обо мне судить. Пойдем.
  Шаги, свет стал ярче... как же хочется пить. Но вот передо мной две крылатые темные фигуры. Один пинает меня ногой в живот.
  - Хм, ты прав, она пережила и тебя и переход... редко.
  - Это лишь одна сторона. - меня взяли за горло и подняли над землей. - Взгляни. - Я открыла глаза. - Ха-ха-ха...
  Опять эта боль, только я не кричу, не хочется, да и не помогает. Удар. Темно.
   Открыла глаза я в какой-то клетке. Странно, густой, тяжелый горячий воздух, и грязный там-сям прикрытый почерневшей соломой, заиндевелый каменный пол. Пить... в этой камере нет воды. Сей час мне не чего не болит, и я спокойно встала. Скорее всего это пещера, или искусственно выдолбленный в сколе проход... широкий. Свет и ветер идут с одной стороны, а значит там выход. Есть еще небольшая щель над моей клеткой, но это не в счет. Здесь еще стоят клетки, почти все пустые, только там в дальней кто-то копошиться. Кто, мне не видно.
  - Эй! Кто тут есть? - ответило мне лишь собственное эхо, судя по нему можно сказать, что проход ведет куда-то далеко в сторону и вниз. Ну и где я? Точно не дома, у нас в стране гор нет, даже маленьких, а самая высокая точка над уровнем моря всего триста метров, и то не скола, а песчаная возвышенность.
  - Э-ге-ге! Есть кто!- опять только эхо.
  Прошло несколько часов, темнеет, но так никто и не появился... пить хочется. Внизу на прутьях грязный иней, если еще пятнадцать минут никто не придет, придется его слизывать.
   Темно. На зубах и языке пленка из грязи и ржавчины... так никто и не пришел. А инея было катастрофически мало.
   Идут часы, снова день, вечер, ночь. Между клетками изредка пролетают маленькие летучие мыши. Я думаю, что меня оставили здесь умирать.
  К середине третьего дня я не могла встать на ноги, и считала черные точки перед глазами... пить.
   Но вот шаги, плеск воды. Меня спасают? На врятли.
   Клетку открыло нечто. Существо такое же, как и то на болоте, но без крыльев, и волосы собраны в косу. Кажется женщина, фигура более тонкая, и бюст. Она принесла ведро воды!!!!
   - Встань, раба!!!- рявкнула она. Я пытаюсь приподняться на локтях, но не получается - падаю. И вот меня рывком хватают за волосы и топят в этом ведре. А все ровно! Главное пью. Вода теплая, мутно-желтая, и пахнет прелостью. Но вкуснее ее нет на свете ничего. Меня отдергивают и поливают остатками. - Очнись нижайшее! - Но глаза открываться отказываются, мертвой рыбой лежу на мокром камне. Удар. Кажется мне разорвали щеку. Пусть, у меня нет желания скулить, а боль... пройдет потом. Волокут куда-то за ногу, пересчитываю затылкам все камешки и ухабы. Свет, яркий свет полуденного солнце.
  - Саркэа!
  - Чего тебе.
  - кто это?
  - Глупый вопрос. Раба.
  - Я не слепой! Откуда она?
  - Я с ней не разговаривала!
  - Чья она? Или ты и этого не узнала?
  - Айрис приволок откуда-то, Авар проверял: её одной хватит на воскрешения, редкость.
  - Да... почти невозможно. Но откуда она? - Красноглазый подошел ко мне, и впился когтями в и без того порванные щеки. - бледная, не худая, высоковата для селянки. Откуда ты?- он потряс меня, но язык окончательно завалился, и в ответ я смогла лишь закашляться. - Так ты говоришь одну на воскрешения - она и до мастерской не дотянет!
  - Мне ее что, на руках тащить! Нет, она живучая, перевернутый переход пережила, и еще ее в карцере забыли. Человек, а как полукровка.
  - А может она и есть полу...
  - Нет, Авар не ошибается. Вытянет.
  - Хорошо, ступай. Но как отволочешь ее обратно, придешь, нет, я сам приду. К ней.
   Свет гаснет, опять темно, и я нечего не чувствую.
   Вода, меня опять облили холодной водой. Открываю глаза. Цепи, шестеренки, загоны для животных, где-то пылает огонь, стучит железо - жарко.
  - если ты еще хоть раз отключишься, я выжгу твои паршивые глаза. - она сказала это таким нежным и упоительным голосам, будто обещала сказочные удовольствия, а не пытку.
  И так, видимо это и есть мастерская. Я сижу на твердом стуле, кажется он из желто-красного камня, с стольными вставками. Меня обкручивают тоненькой серебряной цепочкой: два витка вокруг шеи, один вокруг талии, по четыре на каждую руку и ногу. Потом цепочку натянули... скругленный метал не хуже лезвия разрезал кожу. Это было совсем не больно, сначала, даже приятно, потом совсем никак. И тут я заметила, что на моем каменном 'троне' проделаны специальные канавки, по которым кровь как по волшебству, проделывает странные фигурные движения, и стекает в небольшое отверстие в полу, а там чернеет. Прошло где-то полчаса, кровь все не сворачивалась, и я поняла, чем это мне грозит. Вместе с кровью, меня медленно покидали силы, и это не просто усталость, я буквально слышала, как тело кричит 'хватит!', сердце в панике боролось с наплывом судорог, болели глаза, становилось трудно дышать. Еще немного и голова, как пустой орех лопнет от внутреннего давления. Пытаюсь пошевелиться, серебро держит надежно ' а вампиров в моей родне случайно не было?', странно, но мыслями я еще могу шутить.
   -Встать. - Тихий, но уверенный командный голос. - Встать! - передо мной стоит высокая статная фигура с крыльями. Меня аккуратно, странно, но и впрямь аккуратно, переворачивают на спину. Так, я опять в клетке, лежу на холодном палу, а в глаза мне смотрит он, только кто? Я человек, в клетке... не дома - факт! Сумасшедший? Ну, это как посмотреть. Тогда почему я вот уже трое суток общаюсь с черными мутантами? Нет не так, это они со мной общаются, я же молчу. Может это сон - и тут меня до боли сжали за икру левой ноги. - Встань ты в сознании. - Я посмотрела прямо в глаза крылатому мучителю, но сознание категорически отказывалось говорить, а уж тем более вставать. Он отпустит, и боль исчезнет без следа, сразу, бут-то ее и не было вовсе. Странно, но я уверена в этом, как и в том, что вода мокрая, бут-то для меня это забытая, но когда-то хорошо выученная аксиома. Вот он сжал пальцы, и когти прошили мягкую плоть, раздробив при этом кость: крик. Как бы я не хотела, но такую боль сдержать не могу. Опрокидываюсь назад, пытаюсь отползти - держит. - Тебе не больно. Но если ты будешь молчать, я с удовольствием покажу тебе боль. И так... - голос его бархатный, успокаивающий, на лице ни каких эмоций. Но он все еще крошит мою кость. Уже задыхаюсь этим криком, давлюсь пеной, вонзаю пальцы в каменный пол: ему все ровно. Из глаз слезы... давно, давно я не плакала, не от обид, не от боли, даже когда отчим бил, не плакала. Два года назад я пообещала себе, что больше моих слез ни увидит никто. А теперь... Извиваюсь из последних сил, хватаю его за руку: только хуже. - Откуда ты.
  - Отпусти... - хриплю ему, все еще держа за руку.
  - Он дол тебе язык кешарин. Забавна.
  - М-м-м. Отпус-с-сти! А-а-а!
  - Имя!!!
  - Сабрина... - он смотрит ожидающе. -Из Белоруссии.- наконец-то мою многострадальную ногу отпустили.
  - Из Родии?
  - Нет, из Белоруссии. - его крылья нервно встрепенулись, и меня тут же отшвырнули к прутьям.
  - Ты умрешь - тварь из пустого мира! - в голосе ни намека на ложь или запугивание, только ярость.- И приведший тебя с тобой! - я зажмурила глаза, и... он ушел.
   Этим вечером было особенно не по себе. Я уже понимала, что все происходящее не глюки, и теперь я умру здесь, даже сама не знаю где. Нога не болела, болело что-то другое... душа, наверное. Да, она не хотела умирать, она вырывалась из груди, и пела. Пела тихую, жалостливою песню, о том, что не сбылось и никогда не сбудется. Я не видела жизни, знала слишком мало добра и дружбы, и никогда не была любимой, не любила сама.
   Но тут мои себяжеления пришлось прервать: в пещеру ворвался тусклый огненный свет и чей-то дикий рев.
  Впереди с факелом шла та 'девушка', за ней двое крылатых вели третьего, обмотав его шею золотой плеткой. Но пленник явно просто так сдаваться не собирался. Изо всех сил он вырывал плеть из когтей 'конвоиров', тем самым причиняя боль себе, но вот еще рывок, и плеть выскользнула из когтистых рук. Оглушительный вопль-рев, и четверка закружилась в черном смазанном вихре. Но вот пленник, еще с цепью на шее, пытается взлететь: нет! Двое схватили его за ноги, девушка в прыжке уцепилась за крыло, и разорвав кожаную перепонку, с хрустом вывернула маховую кость. Все стихло. Пленник упал на землю, его подняли, и с натошным хохотам, повели к клетке.
   Девушка уже открывала затвор, как пленный, теряя последнюю надежду, попытался вонзит когти в шею одного из конвоиров. Когти уже прошили черную кожу, но пленник явно был ослаблен, а конвоиров двое. Конвоир, стоявший сзади, пришел на подмогу первому, и ловка схватившись за обвисшее крыло пленника, доломал его, кость хрупнула, и острый ее обломок, прорвав кожу, вышел наружу. Несчастный опрокинул голову назад, но не проронил ни звука: девушка зашипела.
   Затолкав пленника в клетку, та, что держала факел, уцепилась ему за волосы, и опалила их наполовину.
   - Скоро день Шэйнэа, и ты знаешь, какой будет казнь. - Прошипела девушка ему в лицо.
   Все ушли, остались только мы.
   Не далеко от его клетки догорал факел, и у меня была не плохая возможность разглядеть э...
  - Кто ты?- в ответ мне демонстративно отвернулись и молчали. М-дя, тот еще собеседник. - Тебе слишком больно чтобы говорить, так? Или ты и сам не знаешь, кем тебя мама родила? - молчит. - А почему ты не заживишь крыло, и не убежишь отсюда? Моя нога зажила, а до завтра и болеть перестанет. Эй!!! Я что со стеной говорю!? Или ты собрался покончить жизнь самоубийством? Ты там что, уснул? - он отвернул голову к факелу, и... да не может такого быть!!! Задул его. - Поздравляю, ты меня впечатлил. М... давай так, я отстану, если ты скажешь, где я, и кто ты? - мочит, - ладно, тогда я и буду считать, что ты безмозглая скотина, умеющая говорить. Хотя нет, ты мой глюк!
  - Кто!!! - слава богам, он заговорил!
  - Глюк! Мой продолжительный глюк!
  - мм, пустой мир!
  - Не-а, Сабрина! - я смотрела но обломок кости, из которого пенясь текла кровь. Ему и в правду очень больно. -Зачем ты себя мучаешь - заживи крыло.- Он тяжело вздохнул, видимо понял, что я до утра не отстану.
  - Айрис. - Холодным, спокойным голосом произнес он.
  - Айрис, тут темно, но я вижу твою рану... заживи ее.
  - тебя так волнует моя боль...- все тот же холодный голос сказал это как-то задумчиво, совсем не как вопрос.
  -Кто же ты? - еле слышно прошептала я.
  - Демон. Довольна? - теперь его голос смахивал на обреченный.
  - Не знаю, не верю. - Он молчал. - Демоны в моем понятии всесильны, а ты сидишь в грязной клетке, и у тебя рогов нет. И более того, демоны - духи. Ты же сидишь с переломленным крылом... так, форма жизни. - он как-то странно заурчал... смех, тихий.
  - Ты умрешь.- Констатировал Айрис.
  -Мне говорили. Ты, наверное, тоже... когда-нибудь.
  - Пять дней. Ты будешь умирать медленно, в тяжких муках....
  - Чему быть, тому не миновать. - Он говорил о смерти, о моей смерти. А мне было все ровно. Для меня смерть - естественный конец всего живого. Только почему-то совсем не страшно... может я сошла с ума. А, ну и фиг с ним - мертвому ясные мозги не нужны.
  - От моих рук.
  -!!!??? - ну и зачем он мне это сказал?! В принципе потом уже все ровно будет, но от этих слов как-то не по себе... жаль. Жаль его. Это невыносимо, знать, что придется убить кого-то, и более того, говорить с ним, видеть его... не хотела бы я быть на его месте.
  - Ненавидишь меня?
  - Нет. А разве ты хочешь кого-то убить? - Я не верю, что этого можно хотеть.
  - Да.
  - Ты не демон, я не верю тебе.
  - Да пойми же ты!!!! Я...
  - Успокойся. - Я поняла, что это выводит его из себя, и убивать он не хочет, поэтому попыталась говорить как можно мягче. - Айрис, все в порядке. Говорят, что прощение убитого, снимает грех. Я прощаю тебя Айрис.
  -???!!!
  - Скажи что-нибудь.
  - Но как?- ух, кажется, из ступора его я вывела, уже не плохо.
  - Очень просто. Но ты так и не сказал где мы? - 'Боишься помереть там, где в бога не верят?' сказало мое второе 'Я', и тут же было заткнуто.
  - Кьеарун. Так называют этот мир.
  - Твой дом?
  - Нет. Мой дом другой, далеко отсюда. Здесь его называют Нижний Мир, а мы называем - Уриан.
  - Ладно, я устала, давай спать. - Давай спать!!! Да как он уснет с таким переломом?! Не знаю, но говорить почему-то совсем не хочется.
  Темно, холодно, я не сплю и знаю что он не спит. Наверное смотрит на меня, но как бы это казать.... Я с самого детства чувствовала, если на меня смотрят, и особенно если смотрят со злом. Сейчас же я зла не ощущаю, просто взгляд, даже дышал он не слышно, как бут-то вовсе не дышал.
   Я умру от его рук, но совсем не обидно, и не страшно. Я слышала, что и его ждет казнь, но какая? Меня как человека максимум можно убить, а что они могут сделать с демоном? Если он и вправду демон, то бессмертен, или моё понятие о демонах и то какие они есть слишком уж расхожи... пять дней. Есть время, чтобы узнать. Быть бы к нему поближе... 'ну нет, ты мать сама себя слышишь? Быть поближе к тому, кто собирается тебя убить!!! Тебя-то телепортировали, а вот мозги - забыли!' взъелось второе Я. Клетка закружилась в потоке серых искр, и я уснула.
   Утром моя пришла та дьяволица, Саркэа. Только воды она не принесла, а пить хотелось больше чем жить. Я вспомнила о Айрисе. Он в пол-оборота сидел, опершись на прутья, крыло не восстановилось, алые глаза бессмысленно смотрели в пустоту. Мне нужно попасть к нему. А еще мне нужна вода, иначе я умру.
   Вообщем ритуал с креслом и цепью повторился, только теперь эта ненормальная читала на непонятном мне языке, и пару раз заехала мне плеткой по лицу... воды не дали.
   По пути обратно к пещере с клетками, в полуобморочном состоянии, меня целиком забросили в корыто с грязной водой. Грязная, чистая, да хоть отравленная - главное вода!!!
   Когда меня за волосы подтащили к клеткам, в голову пришла одна мысль, которую я тут же и отпрактиковала. А что я теряю в случае неудачи?! Да ничего, я и так в рабстве.
   - А-а-а!!! Нет! Не хочу! - Что есть силы я начала извиваться у ног Саркэа, и попутно отползая подальше от клетки с Айрисом. Пусть думает, что я его боюсь. - А-а-а!!! Убийца! - а этот 'убийца', чуть спектакль мне не испортил: медленно повернул голову ко мне, и всем своим видом говорил 'Неужели до нее дошло?', ну хот ты ему подмигни. Хвала богам, подействовала! Саркэа, не долго думая, открыла его клетку, и швырнула меня прямо на него, сказав: - Ты сама выбрала себе ночь. - Затем прошипела что-то вроде 'нижайшая тварь', и ушла.
   Я быстренько съехала с Айриса, и укоризненно на него посмотрела.
  - Я хорошая актриса? - более глупого выражения лица я еще не видела: надо же и такое может! - Да очнись же ты, я тут, с тобой... - его когти начали удлинятся. - А вот этого не надо. Повернись, я хочу осмотреть крыло. - неестественно уверенным для себя голосом сказала я.
   Я конечно же не врач, но всегда хотела им стать, поэтому медицинской литературы в свое время читала достаточно, да и по биологии из всей школы у меня высший бал. Математика, конечно, оставляет желать лучшего, но сейчас это неважно.
  - Разве ты лекарь?- Айрис, он точно демон - человек на такое неспособен: у него из тела торчит кость, а голос такой спокойный, почти нежный... и о чем это я?
  - Нет, я девушка из пустого мира. Не бойся, больнее я не сделаю. - В ответ он заурчал, нет, это он так смеется.- Что-то не так?
  - Человек говорит демону 'не бойся'. Знаешь Сабрина, ты странная девушка.
  - А я думала что ненормальная. Повернись.
  Вообщем, у демона строение крыла почти такое же, как и у летучей мыши, только еще две придаточные кости. Но самое плохое, открытый перелом был не единственным, было еще два закрытых, я уже молчу о порванных связках. Это всё я видела и распознала, только, как ему помочь ума не приложу. Раза два я нечаянно задела раздробленную кость: он даже не дрогнул.
  - Тебе совсем не больно? - звучит глупо, но если у него отмирание тканей, тогда я могу предложить только ампутацию.
  - Нет. - Ну как же, он - демон.
  - В смысле ты крыла совсем не чувствуешь?
  - Чувствую. - Блин! Ну чем я могу ему помочь?! И зачем только в клетку полезла...
  -Почему ты не можешь это заживить, здесь даже мои раны сами проходят. - В ответ на меня посмотрели как на Дауна-садиста. -Кстати, а почему мои раны сами проходят?
  - Щека. - Да-да, Саркэа рассекла мне ее плеткой, и она до сих пор не затянулась.
  - Это плетью, но... Я чего-то не понимаю, да?
  - Ты хочешь мне помочь? - Он что прозрел?!
  - Дошло, наконец! Только я не знаю, что могу сделать. - он втянул когти до той степени, что они перестали походить на оружие хищника, теперь они всего на сантиметр выходили за подушечки пальцев.
  - Просто дай мне руку. - Его ладонь оказалась обжигающе горячей: больно, но можно вытерпеть не закричав. Этот жар стал медленно подыматься к голове, словно искры костра проникли под кожу и ища выхода закружились в глазах. Потом пришла слабость, и чтобы не потерять сознания я крепче сжала его руку. Искры в глазах запылали синим фейерверком, больше я ничего не помню.
   Проснулась я от трехэтажного мата Саркэа, и обнаружила себя лежащей на груди Айриса, накрытой его крылом. Теплый.
   Меня бесцеремонно стащили с 'лежака', и поволокли в мастерскую. Только в место стула меня ждала окрограмма.
   Саркэа положила меня в центр нарисованной на каменном полу фигуры, разложила вокруг головы и ног какие-то странные предметы, и ушла. Не успела я поднять головы, как в помещение, больше напоминающее заброшенный бальный зал, вошел демон с золотой, аккуратно скрученной на бедре плетью.
   Он склонился надомной шепча что-то на непонятном, урчащем языке, достал из набедренного мешка черно-серебряный, фигурный камень, как оказалось очень острый, и вырезал им на моих запястьях и груди какие-то символы. Затем он подходил к каждому углу окрограммы, и рисовал эти же символы в воздухе, с каждым движением его шепот-напев становился все громче. Когда он трижды обошел окрограмму, возвел руки к открытому в потолке окну: воздух вокруг меня задрожал. Вибрация с каждой секундой росла, в воздухе появилось желтая пыль, которая постепенно превратилась в нежный, прохладный свет, который медленно, но верно приближался к местам моих порезов. Вот символы на руках начали гореть, бут-то бы в них заливают расплавленный металл: пытаюсь пошевелиться, но я словно приросла к полу, и даже моргать удается с трудом. Боль поднимается выше, к голове, но даже закричать я не могу. Демон ходит вокруг окрограммы, хрипит какую-то молитву, чертит в воздухе когтистой рукой - боль усиливается, наполнят меня изнутри, ввинчивается тупым штопорам в сознание. Это невыносимо! Кажется что это последняя грань, но нет, с каждой секундой все хуже. Смотрю на него обезумившими глазами: это уже сложно назвать болью... разум поддается неописуемой панике, сердце забыло свой такт, и бьётся так, как ему вздумается, либо замолкает вообще. Хоть бы умереть сейчас! Но смерть теперь кажется непостижимой роскошью.
   Это последняя минута, на большое меня просто не хватит.
   Песня демона становится тише, или я ее просто не слышу... неважно. Слова, звуки, воспоминания - все проносится одним обрывком. Ну уж нет!!! Слишком мало у меня было. Последнее усилие, и удается выгнуться немыслимой дугой... крик. Все вокруг наполнилось моим криком, даже демон испугано отшатнулся, потерял слова своей песни и наступил на край окрограммы: неведомая мне сила смяла его как бумажный лист и впечатала в стену. Боль ушла.
  Айрис.
   Погоня. Смотритель узнал откуда я приволок девчонку. Бездна!!! Он же и сам понимает, как она нам пригодится! Хотя да, понимает: меня отдадут псам, девчонку убьют в конце ритуала, а он останется верным слугой хозяина, и в добавок обретет перстень приближенного, а что, ведь не он же закон нарушил? Закон, да его уже раз десять нарушали! Но Саркэа права - всегда есть тот, которому, и отвечать придется! Но ведь они и сами знают что без нее нам не провести и трети обряда. Трэш!!! Нагоняют.
   Горло прожег солнечный металл. Мм, твари, знают, чем ловить... удар. Саркэа, ее рука, одно слово - бесовка
  Скрутили, я неплохой воин, но против троих, да еще и эта помешанная когтями прошлась... не смог. Так, и где это я? Трэш! Лежу скрученный не хуже раба у ног смотрителя... м-да, точно собакам отдаст, он еще и прошлые обиды не забыл, да и грядущий праздник ем только на руку.
  - Айрис... я знал, что ты этим кончишь. Но я на тебя не зол, наоборот, ты позабавил меня! Благодаря этой человечке, у нас есть реальные шансы... а в прочем ты и сам хотел этим оправдаться. - И этот урод еще полчаса мне нотации читать будет... и подохнуть нормально не дадут! - мальчик мой, неужели ты думал обыграть САВЕТ? Запомни: пешка никогда ферзем не станет. Хотя нет, тебе это не понадобится: ты позабавишь не только меня - я отошлю тебя на арену.- НЕТ!!! Это место, куда даже умирающий демон не пойдет... не был бы завязан рот. - Ты, кажется уже видел подобную сцену. Хотя с твоей помощью мы разнообразим представление: убьешь смертную из пустого мира. А пока ступай к ней, придумывай способы поизощренней... там будет Ромах, и уверяю тебя, одной попыткой ты не ограничишься. - Да, конечно, бедный Ромах, что ж он делать-то будет, если я сбегу? А ведь сбегу, но на арене не здохну!
   Потом была боль - этот сукин сын меня вырубил.
   Глаза я открыл когда меня подводили к пещерам карцера... ну уж нет, если бежать, то теперь: потом будет поздно. Вырвать цепи из рук себе подобных, не сложно: рывок, удар, выпад, захват ' Саркэа прости!'. Мне повезло, мои конвоиры еще моложе меня, а Саркэа - у женщин крыльев нет. Но, о пропасть!!! Этот старый хрыч выкачал из меня почти все Силы... он прав, я слишком молод - забыл. Псы Дианы!!! Откуда у этой... Плетка из солнечного металла? Завязалась драка...
   Сбежать не удалось. Я оказался в грязной клетке, с переломанным крылом и опаленными волосами. А проходимка Саркэа никогда не упустит шанс добить побежденного, мало того что волосы опалила, так еще и про арену напомнила: - Скоро день Шэйнэа, и ты знаешь, какой будет казнь.
   Вот сейчас жаль, что я не смертный, демоны от истоков своих лишены возможности самоубийства, а сейчас суицид - единственный сносный выход. О бездна!!! Как я слаб, даже думать не получается...
   - Кто ты? - это ничтожество еще смеет со мной говорить!? Только из-за неё мне светит арена... мм, смесок! Я буду убивать тебя медленно... - Тебе слишком больно чтобы говорить, так? Или ты и сам не знаешь, кем тебя мама родила? - Неслыханно!!! Я - демон, чистокровный сын тьмы! И мне осмеливается дерзить смесок!?
   - А почему ты не заживишь крыло, и не убежишь отсюда? Моя нога зажила, а до завтра и болеть перестанет. Эй!!! Я что со стеной говорю!? Или ты собрался покончить жизнь самоубийством? Ты там что, уснул? - Нет, я не хочу слышать это поганое отродье, делаю громкий выдох - факел гаснет... может заткнется наконец. А я ее... ну это уже не в какие ворота!!! Она смотрит на меня как на дешевого фокусника: удивил... Вот бы еще закат задуть... чтоб не пялилась! Стоп, что она сказала: самоубийством? Заживить крыло? Видимо ее сильно били... по голове.
   . - Поздравляю, ты меня впечатлил. М... давай так, я отстану, если ты скажешь, где я, и кто ты? - Сатана! Когда же она замолчит!? - ладно, тогда я и буду считать, что ты безмозглая скотина, умеющая говорить. Хотя нет, ты мой глюк! - Ну всё!!! Я сожру ее печень, пока она... Она сказала 'мой глюк'! Это немыслимо, людям даже в страшных снах не вздумается сказать демону 'мой', это все ровно, что открыто присвоить его, то есть меня, унизить!!! И привязать к себе живое зло... нужно быть безумным, или по истине бесстрашным чтобы, не то что бы сказать, подумать об этом!!! Если в ее мире все такие, то запрет себя оправдывает.
   - Кто!? - докатился, разговариваю с рабой! Я ожидал от нее чего угодно, а она просто повторила свои слава. Я не выдержал, и решил прочувствовать ее - это забрало последние крупицы сил. Теперь я едва мог говорить, но убедился, что она не сумасшедшая, более того, в ней не было ни капли страха, и о ужас - в ней был интерес и ... жалость! Она жалела демона: может это мне стоит ее боятся!? Пришлось с ней поговорить.
   Она говорила о мной не как с демоном-хозяином, а как с себе равным. Поначалу я хотел разорвать ее на части за такую дерзость, но с каждым ее словом мне самому становилось любопытно: что же это я приволок? Это была очень необычная девушка.
   Во время разговора она коса поглядывала на крыло. Мм! Псы Дианы!!! Она не видела во мне чудовище принесшее ей боль, она смотрела на меня безо всякой злобы и ненависти. Вероятно, она не знала, как правильно реагировать, но ее взгляд выражал... жалость. Ей было жаль меня, и это заставляла чувствовать себя неловко. Это было странно, не естественно: она совсем не боялась. И я решил рассказать ей о смерти, и о том, что убью ее я: она осталась спокойна: - Чему быть, тому не миновать. - недрогнувшим голосом ответила она.- Убивать ее перехотелось. Теперь я просто обязан узнать ее получше, это первая человека, которая не боится ни демона, ни смерти от него. Более того, это вообще первое существо, которое не ненавидит меня, которому жаль демона... так не бывает! Но осталось всего пять дней - это очень мало...
   Потом он уснула, нет, сделала вид что уснула, а я смотрел на нее и не мог поверить, что люди из пустого мира такие. Надо будет расспросить у неё об этом.
   Утром пришла Саркэа, и забрала ее. Вечером Сабрина еще раз удивила меня. Нет, ну она точно необычная, ей удалось перехитрить демона. Да, перехитрить одного, и отдать силы другому. Я знаю, что это не приятно, но она не выдергивала руку ( я бы и не держал), наоборот, она прижала ее сильнее. Может она не понимала, что происходит, ведь передай она мне слишком много, могла бы сама умереть: пришлось ее оттолкнуть.
   Крыло восстановилось, по телу легкой волной прошел прилив сил: а она не так слаба, как кажется. Любую рабыню это бы убило, и не дало бы столько сил, а она жива, всего лишь в обмороке. Она и в правду хотела помочь, и могла отдать всю себя тому, кто собирается убить ее. Я стал разглядывать ее
   Сабрина была без сознания, бледное тело лежало на холодном полу, ее руки дрожали. Теперь она казалась такой слабой и напуганной, еще вчера, я бы добил ее не задумываясь, но не сейчас. Я взял ее на руки и прижал к себе как тряпичную куклу: что-то случилось со мной. Теперь так хотелось согреть ее.... Я, прекрасно зная, как ее используют, и что завтра начнется второй этап ритуала, и она может его не пережить как и многие другие, и что я не смогу этого изменить.... Но сейчас я могу хотя бы согреть ее.
   Я лег, и положил странную человечку себе на грудь, обняв руками и укрыв крылом. Через несколько минут она перестала дрожать, и ее обморок перешел в спокойный сон.
   Время шло к рассвету, она тихо лежала на мне, я слушал, как спокойно бьется ее сердце. Просто жалкий человек, которого давно следовало бы убить, пусть не жестоко, просто убить. Если бы она не подошла ко мне, если бы убежала, я оставил бы ее жить. Но она сделала так, как сделала и теперь она здесь, и я из-за неё тоже. Мне лучше убить ее здесь, чем на арене. Убив ее, я отомщу не только ей, но и Совету Тьмы, лишив его возможно удачного шанса проведения ритуала. Я - демон, и я создан, чтобы убивать.
   Положив руки ей на шею, показалась, что она улыбнулась: улыбаться смерти, это в ее духе. У меня достаточно сил, и я смогу достаточно быстро оторвать ей голову, возможно она не успеет проснутся ' Она дала тебе силы на восстановление и регенерацию: нужна ли тебе смерть этой девушки?'. Спросил меня внутренний голос. Странно, очень странно. Я никогда раньше не задумывался, зачем убиваю, и нужно ли мне это. Может она ведьма, и наложила на меня чары, что бы я ни причинил ей вреда? Нет, я сам видел ее душу и силы, да и для выполнения ритуала нужна абсолютно чистая кровь.
   Пока я думал, убивать ли ее, руки сами собой отпусти её горло.
  Может она мне понравилась!? Чушь!!! Да и привлекательной её не назовешь. Лицо круглое, рябое, лоб высокий, нос маленький, глаза серые, мутные, большие губы, зубы как у лошади.... Нет, многие человечки гораздо красивее её.
   Ладно, ее убьет ритуал: еще никто ни выживал.
  Рассвет. Саркэа забрала Сабрину.
   Шли часы, я все больше понимал, что смерть на арене это то, чего хочется избежать всеми известными и неизвестными способами. Ммм, бездна! Демоны смерти не боятся! Но как умирать-то не хочется! Тем более там, на позор и осуждение всех. А они еще заставят корчиться от боли, и ржать будут как кони... экспериментаторы! А ведь могут и людям продать. Псы Дианы! Мне всего двести три года, я даже созыва не увижу... а на кой мне теперь тот созыв!? Крик.
   Не может быть! Надрывистый, густой, полный боли и отчаянья крик... Сабрины. Но сегодня второй этап, люди в муках даже моргать не могут, дышать.... Она жива, и если она жива сейчас, значит им удастся... Крик, прекратите ее терзать! Тварь!
   От ее крика что-то в нутрии меня крошилось, и с мерзким визгом срывалось в низ. Погано. Я хотел чтобы она замолчала, не слышать ее, не чувствовать этого. Наверное я сошел с ума. Крик жертвы для демона сладок, муки пытаемого придают сил и.... Да прекратите же это!
   В клетку Саркэа принесла ее на руках. На постилку она принесла охапок свежей соломы, и через несколько минут явилась с кувшином молока и теплым хлебом. Теперь Сабрина нужна им живой.
   Бледная, как привидение, поджав калении к лицу и дрожа всем целом она лежала на полу. Глаза широко раскрыты, слезы по щекам стекают крупными алмазами, быстро, сбивчиво она ловит ртом воздух, солома запуталась в мокрых от пота волосах. Молчит. Она в сознании, но напугана до сумасшествия, наверное, не видит и не слышит ничего вокруг себя.
   Теперь мы в разных клетках, и я ничего не могу сделать. Я хотел, чтобы она замолчала, но теперь хочу, чтобы к ней вернулся рассудок, хотя бы шепот. Но она плачет абсолютно беззвучно.
   Смотрю на нее и почему-то вспоминаю, как пытал молодую мать. Беременная рыжеволосая девушка, совсем молодая, но это у нее уже вторая беременность. Я поймал ее в лесу, она собирала травы вместе со своим первым сыном, ему было года четыре.
   С начала я изуродовал ее первого сына, и от этого она, кажется, потеряла рассудок. Легла возле умирающего ребенка и стала петь колыбельную, это позабавило меня, и я вспорол ее живот: пусть поет для двоих. Она еще была жива, и шептала эту песню, а я ушел, натравив на ее волков.
   Обхватив прутья руками, я смотрел и смотрел на Сабрину, и не понимая сам себя начал напевать знакомые слова.
  Шорах в травах - ветер нежный.
  Тьма придет, угаснет боль.
  Спи мой ангел, самый нежный.
  Спи не бойся я с тобой.
  Не дрожи, не плачь не надо.
  Песню я тебе пою.
  Спи не бойся, я же рядом,
  От беды уберегу.
  Небо нас с тобой укроет,
  Среди лето - снежной мглой.
  Спи израненный мой ангел...
  Спи не плачь, ведь я с тобой.
  Сабрина начала тихо всхлипывать, затем протяжно выть. Она приходила в себя. Теперь, когда она очнется окончательно, то поймет кто я, и смотреть будет, так, как и все остальные люди и эльфы - с ненавистью и страхом.
   Всё еще воя, задыхаясь, она села, она не прятала глаз, и не кусала губы. Просто смотрела на меня. На какое-то время я узнал ненавидящий взгляд человечки, но он исчез, осталась пустота.
  - Айрис, не молчи. Пожалуйста.... - она могла умереть, и говорит 'пожалуйста'.
  - Я... Мне... Я... Сабрина. Я не знаю, что могу сказать тебе. Ты... мы... Я даю слово демона, Тебе зовущейся Сабрина, Клянусь: мы сбежим отсюда живыми. - она грустно улыбнулась.- Сабрина, я бы очень хотел убрать, или ослабить твою боль, но не могу. Это от ритуала, и я ничем ни могу помочь. Прости меня... я правда....
  -не извиняйся, просто говори.
  - Когда твои раны заживали сами, эту боль тебе давали руки демона, и чтобы ты сразу не умирала, они же ее и забирали. И теперь этот ритуал... Сабрина?- она смотрела мне точно в глаза.- Ты в себе? Ты меня понимаешь?- она кивнула.- Ты понимаешь, кто я?- и зачем я это спрашиваю? Она всхлипывает, сжимает голову ладонями, и снова воет. Испуганный ребенок.... Ей больно, она далеко от дома.... Её слезы прекрасны. И о чем это я думаю!?
  - Я не хочу-у-у! этог-го понима-а-ать! - наверное она права.
  - где-то там, над скалами поют птицы, светит яркое солнце, и гуляет вольный ветер. Недалеко от сюда, есть деревенька, я знаю тамошнего старосту: у него лучшие яблоки в округе... и колодец у крыльца. На лошадях к нему дня два, не больше, ну не два, а за неделю доехать можно. Ты умеешь ездить верхом на лошади? Я научу тебя. Неделя не так уж и много... - не знаю зачем я все это говорил, и не знаю кому, ей, или себе. Но она попросила меня говорить, и не имел права молчать. Я говорил ей о мире, о горах, о эльфийских замках.... Я уже не мог говорить: демоны сами по себе не многословны, но все не умолкал. Она уже не плакала, а тихонько жевала остывший хлеб. - У них есть замечательный...- и мне в бок шурхнуло что-то мягкое.
   - Тебя ведь они не кормили, правда?- она говорила тихо, но твердо, будто бы и не ревела вовсе. - извини, молоко пере плюхнуть к тебе в клетку у меня не получится.
  - ненужно. Тебе еще понадобятся силы. - я собирался перебросить хлеб обратно ей.
  - Я уже наелась. Да и зачем мне силы? Еще раз я такого не вынесу.
  - Сабри...
  - Да, я просто человек, и мое тело этого не вынесет. А если не тело, тогда мозги переплавят сами себя. А вот тебе силы действительно нужны.
  - А мне зачем!?
  - А как ты на голодный желудок бежать-то собрался!?- она закашлялась и упала на солому.- Если демоны не едят простой пищи, тогда прости, я не знаю чем тебе еще помочь.- может она все-таки сошла с ума? Но сказать я ничего не успел, она провалилась в сон-обморок.
  Сабрина
  ... О дитя! Как долго я тебя ждала! Твой путь не лёгок... знаю. Но страха нет в тебе, ты отдала его еще с рожденьем.
  ...Кто ВЫ!? Я вас не вижу...- Темно. Запах спелой осени щекочет ноздри, шум ручья, шепот листвы. Спокойно, удивительно спокойно.
  ... Меня не остерегайся, я друг и мать зовущая душу твою. Иди же на зов мой! Прошу. Умоляю! Приди! Ты нужна этой сущности, ты нужна этой вечности! Чистые души зовут тебя... не оставь их, не придай их.
  ... О чем вы говорите? Где я? Что со мной?
  ... Твой страх и боль твою я удержать еще не в силах... Они найдут тебя не раз. Не позволяй селиться им в тебе! Не зная, ты дитя совсем, но силу видят в тебе и смертные и демоны. Время, оно истекает. Дух хранителя слаб, он ждет тебя, услышь же зов его!
  - Чего вы хотите...
  - Дорога псов Дианы... Да не сломит же боль тебя! Дух крепок, верь в жизнь свою. Прошу тебя устами не очерненных: 'Не сверни с пути своего, помоги нам, ты последняя наша вера'.- Голос меняется, шум ветра. - Прости... я не могу изменить твой путь дочь моя Сабрина.
  Утро. Рассвет. сквозь щель в 'потолке' виднеется тусклый розовый свет. Я абсолютно не помню, что мне снилось, что я слышала. Но я практически уверена, что куда-то опаздываю. Мне срочно нужно идти. Нет, не так. Мне СРОЧНО нужно отправляться!!!! Сию минуту! Только вот куда? Не знаю, может это просто рассудок проснулся, и отчаянно хочет бежать из плена. Скорее всего. А может я наконец-то поняла, что могу умереть не самой быстрой смертью, и главное ГДЕ? Среди демонов...АААААААААААААА!!! Паника. ПАНИКА! Э... кто-нибудь, подскажите, как правильно паниковать? Так, лежа на соломе, я точно далеко уйду.
   Айрис. Айрис! Не он ли мне вчера распевал серенады про наш совместный побег? Слово демона авось чего-то стоит! Вот и проверим.
   Встаю... нет, ну точно чудеса! Пару чесов назад думала, окочурюсь от боли. А теперь по всему телу такая легкость... только голова звенит. Вру. Моя щека! Ой-ёй-ёй! М-м-м... даже морщится больно! И по ощущениям она гноится. М-да, заражения крови, гангрена, сме... Лучше об этом не думать.
  - Айрис?- Ой! А что с моим голосом?
  - Ты просну-у-улась...- прозевал тот.
  - Угу. Ты вчера про побег правду говорил?
  - Э... в принципе попытаться стоит, но в нутрии прутьев клетки тонкие стержни солнечного метала, и я не смогу... - тут он смущенно замешкался, понимаю, не легко признавать свою слабость.
  - А ели я брошу тебе ключи?
  - Где ты их возьмешь!? И вообще, я думал тебе на плевать на смерть.
  - мне на нее да, а вот её на меня... а ключи принесет Саркэа.
  -Угу, и отдаст тебе их с наилучшими пожеланиями .
  - Их можно украсть.
  - Ты собираешься воровать у демона!? Это мы можем воровать, что хотим и как хотим!
  - А если у нее волосы вспыхнут? Она, как любая девушка потеряет контроль над ситуацией. А ключи у неё на ремне, пока вертеться будет, я их и слямзю.
  - А где ты прячешь факел? - В голосе явный сарказм. Идиот, я ему предлагаю свободу, а он...
  - Слушай, а кто из нас демон?- демон, он тот же человек, в данном случае еще и парень, а парни часто тормозят. И это не исключение! - Объясняю. У меня есть солома и камни. Если ударить камнем о камень, будут искры. А солома у меня сухая, от пары искр загорится!- по мере моего рассказа у Айриса округлялись глаза. Тоже мне демон, как будто я ему только что двинула гениальную теорию миросоздания! - ну и чего ты так на меня смотришь? Это всё в полнее реально!
  - Да, я не спорю. Но из клетки выбраться это только полдела. А как потом? - видимо до него дошло, голос стол холодным, рассудительным. Быстро же у него меняется настроение... а в прочем я не лучше.
  - Айрис, я так понимаю, что от демона никто не уходил, так? - кивок согласия. - боялись что не получится, а если и получится, то боялись проклятия, или возмездия какого, ну, или чего там у вас... Так?
  - Да, это все было. И попытки бежать тоже были, но только две. И после них, были уничтожены все потомки рода сбежавших. А после и они сами. Если люди попадают к нам, то и не пытаются бежать. Но разве ты не боишься? Ведь после того, если у нас получится, могут пострадать и другие люди... неужели тебе...
  - Нужно попытаться. Я не могу тебе этого нормально объяснить, но я чувствую, что меня кто-то зовет, как будто я куда-то опаздываю. Да и чего мне боятся? Мой род не здесь, и вообще...
  - Что вообще?- на меня смотрели подозрительно блестевшими глазами.
  - Нет у меня никого. Ни рода, ни... у меня вообще никого нет. - А ведь не словом не соврала. Если так подумать, то и умереть не жалко, плакать по мне некому, и мне расставаться не с кем. И куда интересно меня тянет?
  - Как это нет рода!? Я же сам твою душу видел. У одиноких людей такого не бывает! - теперь он думает: я вру...
  - Давай убежим, а потом я тебе все расскажу. Обещаю. Ведь пещеру никто не охраняет. Надо только очень быстро... Аир, ты же сам сбежать хочешь.
   ГЛАВА 2.
  Боже, как хорошо... сколько мы здесь уже лежим, а какая разница! Главное свободны. Айрис долетел до какого-то лесного озера, и рухнул в обморок... М-да, полетом это было назвать сложно. Сначала он поднялся так высоко, что я чуть сознание не потеряла от нехватки кислорода, потом петляли от погони по горным ущельям. Но это было как-то совсем не страшно, ну... по крайней мере для меня. А вот когда этот ненормальный спросил как я отношусь к скорости... На третьей секунде промелькнула мысль о том, что я могу развалится на атомы. Когда перелетали болото (слава всевышнему! Скорость он сбросил), он не вовремя оглянулся, и выпустил меня из рук.... Нет, падение с высоты трехэтажного дома это нормально, но он попытался меня поймать, и... как удачно выросли те колючки!!!
   И вот теперь мы в светлом смешанном лесу, половины деревьев в котором я никогда, даже в книжках не видела, лежим под здоровенной сосной, недалеко от чистого озера.
  Кстати, как-то долго этот горе-летчик в отключке.
  - Айрис. - тихонько трясу его за плечо - безрезультатно. - Айрис! Что с тобой! - поворачиваю его голову на себя. Глаза полузакрыты, он чёрный, но мне кажется, что тусклый. Дышит, значит живой. Но для такого как он, слишком тихое у него дыхание. - Айрис! Не молчи, скажи, что мне сделать!? - да что же с ним!? Его ведь не ранили, ведь ни одной царапины! Но как, почему он так слаб?
  Он не реагирует ни на что, дыхание все тише... да что же с ним!!!!? Слезы накатывают сами собой, трясу его за плечи, бью по щекам - ничего. Бегу к озеру, несу ему воды в ладонях, пытаюсь напоить - ничего не получается. Теперь мне страшно. Не потому что я боюсь, что без него будет сложно, нет. Теперь страшно от того, что я слишком слабая, что у меня ничего не получается, что я ничем не могу помочь. Стоп. Тогда в клетке, ему нужны были силы.
  Я сжимаю его когтистую руку ладонями, прижимаю к груди и... ничего не происходит. В отчаянье ударяю о корень той самой сосны.
  - Чего лес обижаешь!? - слышится голос откуда-то с верху. Ударяю корень что есть сил. - А ну не трогай дерево! А то я тебе сейчас! У-у, молодеешь! - не знаю кто, или что это, но не человек. Голос совсем близко, а я никого не вижу.
  - Кто ты, я тебя не вижу. - Говорю сквозь слёзы.
  - Я!? Ой! А ты чего ревёшь?
  - Айрису плохо-о-о.
  - Какому это еще Айрису!?- по поляне, словно от порыва ветра, начинают катится шишки, ветки, листья, лепестки цветов. И через мгновения передо мной стоит нечто из этого всего.
  - Кто ты?
  - А то ты не поняла. Леший я.
  - Помоги мне леший... пожалуйста. Ему уже давно плохо. - я иду к лежащему демону, и сажусь около него.
  - Ты что!!! Сдурела девка, это ж сам демон! Какое тут помоги! Его добить нужно, пока не оклемался! - затрещал как сорока ( а ростом он и есть с сороку) леший.
  - НЕТ! Его нельзя убивать! Он... он... добрый! Его спасать нужно.
  - Да ты кто такая! - насупился леший. - На лесного защитника кричать! Да еще демона спасти хочешь.
  - Прости меня... - а ведь и в правду на кого я голос повышаю!? Может он и убить может, или волков наслать. В сказках моего мира, Леший - вредная нечисть, которая ворует детей, и дружит с чертями. - Но он, правда, хороший, он меня из рабства спас. Мы долго летели, он меня на руках нес, а потом ему плохо стало. Ну, посмотри на него! Он еле дышит...- старичок подошел ближе, сложил руки-веточки на груди, и посмотрел глазами-васильками на Айриса.
  - Вижу что слаб. Он, видать, на полет последние силы отдал.- Он поднял маленькое лицо на меня, и прищурил васильки. - Что, правда, спасал? - Я кивнула. - Чувствую, что не врёшь, и не ведьма ты. Да.... На моей памяти такого не было. А я ведь еще Псов Дианы застал! Но не помогу я тебе. Не могу я живому злу помогать.
  - Но скажи хотя бы, что я для него сделать могу? Пожалуйста... если бы не он я бы умерла давно... а леший?
  - Странная ты. И сила в тебе странная. Вроде и нет ее, или спит она в тебе... ладно. Он очнется от крови человека, который не боится его.- я и моргнуть не успела, а лешего уже нет, только шишки да ветки по траве разбросаны.
  Что это было, разбираться времени не было. Сейчас нужно спасать Айриса.
  С помощью сухой ветки я разжала ему рот, и поцарапала себе запястье о верхний его клык. Кровь медленно стекала в горло, но как ни странно ей он не давился. Глоток, еще один, третий... ничего не происходит. Соврал леший. Уже и запястье затянулось темной коркой, а он как лежал, так и лежит. Ни жив, не мертв.
  Закат. Скоро стемнеет, я наломала елового лапника, а на него положила пушистые ветки какого-то дерева - все по мягче будет. Хотела еще разжечь костер, но принесенный хворост никак не загорался...жаль.
  Айриса на лапник перетащить не получилась, но я нарвала травы, и положила ему под голову в качестве подушки. Может быть он очнется утром...
  Лапник я положила около Айриса, так близко, чтобы слышать его дыхание, держать за руку. Шли часы, было совсем темно, в небе горели светлячки звезд, где-то далеко в глубине леса протяжно выли волки. От озера вело сыростью и холодом, и я почему-то вспомнила о своём болоте, о летних тамошних ночевках... в одиночестве. Вспомнился почему-то старый дед Миша, он умер в прошлом году, тогда стало совсем пусто.
  Это соседский старик, которого я считала своим дедам. Он научил меня не боятся леса: всегда брал с собой, если шёл за грибами, или за ягодами. Иногда мы бродили с рассвета до полуночи, не потому что блудили, просто нам там нравилось. Когда я была маленькой, долгими зимними вечерами часто пропадала у него, слушая сказки и легенды. Потом, когда мне было лет двенадцать, он сделал мне настоящий лук, и научил стрелять. Как-то он сказал моей тетке: - Сабрина такая, потому что вы ее не любите. - Дед Миша любил детей, у него своих было три сына, но они жили где-то за границей, приезжал только старший. Ито, только на новый год. Потом дед чем-то заболел, и почти два года пролежал в больницах, я ему звонила, а когда его положили в районную, то и ездила по воскресеньям. Последние полгода он провел дома, часто напивался, и одним весенним утром не проснулся.
  А сейчас я боюсь, что Айрис не проснется.
  - О чем задумалась? - Тихий шепот... Айрис очнулся. В первую секунду хотелось закричать 'УРА', и обнять его покрепче. Но как только я посмотрела в его алые глаза, заревела... ненавижу собственные слезы, ненавижу эту глупую слабость! Но остановится, не могу. - Эй, Сабрина, ты чего!?
  - Я... а... а! Уу! Айрис... я ... думала.... Ты не очнё-о-ошся... И этот... леший, как... сказал... живое зло... пока не оклемался... убить... Думала, соврал про кровь... ты не реагировал. - я протерла глаза и посмотрела на него. Как сказала бы Катя, столбняк полный и бесповоротный. Даже при свете лун, тут их почему-то две, одна бледная, как и наша, вторя розово-фиолетовая, выражение его лица я смогла рассмотреть достаточно хорошо. Один открытый рот чего стоит! Может не говорить, что я у него в зубах палкой ковырялась.... Слёз как не было.- Айрис, ты чего завис?
  - Я.... Ох, ну... Я просто много сил на полет потратил, не рассчитал вообщем.- он взял мою руку и повернул порезам в верх. Громко вздохнул, и как тогда, в клетке втянул когти. - Значит, ты поила меня кровью. Сама придумала, или подсказал кто?
  - Подсказал, я же уже сказала - леший.
  - Леший!!! - обычный бархатный голос, превратился в почти девичий противный визг. - Ты его слышала, или видела!?
  - Сначала только слышала, а потом, когда о помощи попросила, он и видимым стал. Из сучков, шишак, травы...
  - Да он добить меня мог! Если это конечно леший.
  - Он предлагал, мы малость поспорили, и он сказал, что нужна кровь.
  - Ты спорила с лешим!? Никогда так больше не делай. Им вообще при встрече надо кланяться, дать подарок, благодарить за оказанную честь, просить прошение за порчу леса, и тихонько уходить.- Такого трактата я ожидала от кого угодно, но точно не от демона.
  - Ты что леших боишься!?
  - Я - нет. А вот людям положено уважать. И ты должна знать, что увидеть лесного хранителя, большая редкость и это всегда сулит удачу, благосклонность всех Богов.
  - То есть нас не поймают!
  - Этого я не знаю.
  - Да конечно не поймают! Если поймают, какое же это везение!?- Айрис хотел что-то ответить, но вместо этого опять опустил голову на 'подушку'. - Айрис, тебе очень плохо? Я могу что-нибудь сделать для тебя?
  - Всё нормально, просто, перед тем как посадить меня в клетку, Смотритель выкачал из меня все силы. И теперь...
  - Ты можешь взять у меня.
  - Теперь этого не нужно. Набраться сил можно и из природного источника, например из ветра, огня, грозы.
  - Я не смогла развести костер, и ветра сейчас нет.
  - Это не страшно, здесь есть озеро, оно прекрасно подойдет.- Он кое-как перевернулся на живот, и пьяной черепахой, на четвереньках поплёлся к озеру. В воду он просто упал, хорошо, что у берега было совсем мелко, а так вытаскивай его потом... а половец из меня никакой.
  - Айрис? - я подошла к нему и села на песчаный берег.
  - Ммм....- глаза закрыты, улыбается уголками губ, опаленные волосы облепили шею, свет лун поблескивает на черной коже... красив. Красив, но чего-то не хватает.
  - Где твои крылья?!
  - Во мне, я могу их прятать - это экономит энергию. А что?
  - Нет, ничего, просто как-то странно, вроде как тебя стало меньше. Непривычно.
  - Раскрыть? - он открыл глаза( они стали ярче, видимо вода ему и впрямь хорошо помогает) и смотрел на меня
  - Нет, тебе еще понадобятся силы... - сейчас ночь, спокойно, тишину нарушают только песни соловья и те, далеко в глубине, воющие волки. Я не одна, со мной демон, я видела лешего, значит все должно кончиться хорошо. Но почему в груди мечется чувство тревоги?
  - Тебе нужно поспать. Иди, ляг, я из воды до рассвета не вылезу.
  - А если...
  - А если боишься, я могу развести костер. - Он поднял руку над водой, и над ней заклубился пар.
  - Нет, ночного леса я не боюсь уже давно.
  - В ваших лесах нечего боятся, они мертвы. Это - совершенно другой лес, завтра ты в этом убедишься.- В этот момент, на глади озера появилась небольшая фигурка, серебристо-прозрачное нечто. Оно приблизилось к нам, но следов на воде не оставляло, затем раздался громкий не то хлопок, нетто бульк, и оно исчезло. - Ты видела?- тихо спросил Айрис.
  - Конечно, зрение пока хорошее. А что это было!?
  - Ни 'что', а кто. Это Водяной. - С гордостью произнес, мол, у нас есть то, чего вам и не снилось.
  - Жаль трусливый, подплыл бы ближе, а то и разглядеть его толком не удалось. А это тоже что-то значит?
  - Не.... Они просто не любят когда из их водоёма силу без спроса берут.
  - А что ж ты не спросил!?- с сарказмом спросила я.
  - Сколько раз тебе говорить, я - демон!!! И не спрашиваю, прежде чем взять то, чего мне захотелось! - с этими словами он послал вдоль озера толстую полосу пара.
  - Дурак ты, Айрис! - Я встала и пошла к лапнику.
  - Ты куда!?- он поднялся на ноги.
  - Спать! Спокойный ночи...- Мне в спину полетели холодные брызги, нет, он не демон, он - ребёнок.
  Я как подкошенная плюхнулась животом на лапник, Айрис звучно плюхнулся в воду. И я еще из-за него ревела!!! Самовлюбленный черт! Нет, я, конечно, ему беспредельно благодарна за удачный побег, но его голос был далеко от насмешливого, когда он объявил ' я - демон!!! И не спрашиваю, прежде чем взять то, чего мне захотелось!'. Он как бут-то бы сказал ' Я сильнее тебя, ты мне обязана жизнью и свободой, и теперь ты мой раб, и я могу делать с тобой все что захочу!' Но это и есть так. Если он захочет, то просто убьёт меня. Зачем тогда было бежать? О Всевышний, и о чём я только думаю!?
   С этими мыслями я обняла колючий лапник и провалилась в сон.
  Сочная трава и зеленые дубы чернеют и усыхают прямо не глазах, за секунды. Птицы умирают в небе, исчезает запах и звук, вода в реках становится черной.
  Белый волк. В степи, по прямой и бесконечно длинной дороге бежит белый волк. Он бежит ко мне, и я знаю его, я не боюсь его, я его жду... давно.
  Сквозь ресницы пробивается наглый солнечный свет, где-то вверху противно чирикает какая-то пташка. Не хочется, но спать больше не получается, встаю.
  Первой мыслью было: ой как болит лицо!!! Второй: зачем днём костёр? Третьей: где Айрис!?
  Я стояла на берегу совсем одна, передо мной горел костер, и где-то на сосне пела эта наглая птичка. Наверное, он обиделся на меня, и бросил в лесу. Ну что ж, искать демона в лесу - маразм чистой воды. Кстати о воде....
  Я подошла к идеально спокойному озеру, встала на четвереньки, и наклонилась...АААА!!!! Из воды на меня смотрел монстр. Я невольно отдернулась, и осознала что монстр - это моё отражение. М-да, не удивительно что Айрис ушел. Если бы я увидела такое.... Волосы напоминали гнездо за которое дрались бешеная ворона и гигантский тропический паук. Одежда беспощадно порвана и вымазана на столько, насколько это можно представить, притом по большей части в запекшуюся кровь, а сквозь дыры видна не кожа, а сплошные синяки и ссадины. И эту эпохальную картинку довершает щека. Нет, это когда-то было щекой. Глубокий, безобразный порез от нижнего века до подбородка гноился, а по краям был затянут размазанной черной коркой, из-за него все лицо опухло, а глаз вообще не открывался.
  Думать было не чего, я полезла в воду. Зайдя по горло в немыслимо ледяную ( и вроде бы лето и солнышко) воду, я вспомнила о водяном. Но если подумать... это еще кто кого испугается. Такая русалка ему точно не нужна. Нырнув, я набрала пригоршню песка и начала аккуратно оттирать одежду, вода вокруг меня побагровела.... Для большего удобства пришлось раздеться, в такой деляной воде одежда точно не согреет, а так и стирать ее удобнее будет. Замерзнув до степени 'зуб на зуб не попадает', я пошла к берегу. И тут из леса начал выходить красноглазый силуэт демона.
  Неужели они меня нашли... в эту секунду я забыла о холоде, и ринулась в противоположенный бок, совершенно не думая о том, что топор плавает в пять раз лучше меня.
  - Сабрина... А что ты делаешь!? - С берега послышался знакомый бархатный голос. Это Айрис... слава Небесам.
  - Рыбачу! - попыталась выговорить я, лязгающие зубы сильно мешали.- Ты меня напугал. - Продолжила я выходя на берег, не особенно волнуясь об одежде. Ее я несла в руках. А что? Он демон, не молодой (наверное), ничего нового не увидит. Ну, разве что небритые ноги и кучу синяков.
  -Я подумал ты... ты... Что ты д-делаешь!?- Этот с позволения сказать демон, меня в наглую рассматривал,... не ожидала.
  - Иду сушить одежду. - Почему-то стеснятся его было лень. К тому же на нем самом кроме кожаных, облегающих шортов ничего не было.
  - Э...- Интересно, откуда у демона такое замешательство, по-моему, демоны не стесняются вообще.- Я добывал нам завтрак. - Он подошел к костру и положил на песок зайца, только этот заяц был крупнее тех, что водятся в наших лесах, и обладал причудливой челкой и более округлыми ушами. - Сумеешь приготовить!?
  - Приготовить да, разделать нет. - А что он вздыхает, у меня ножа нет, а руками шкуру я не сниму, да и не выпотрошу.
  А разложила одежду на песке около костра, села возле зайца, чтобы рассмотреть зверька лучше. Но не успела, Айрис поднял наш завтрак, и пошел к лозовым кустам.
  - Ты куда?
  - Разделывать, ты же не можешь.
  - А я, Я с тобой!
  - Зачем!?
  - Посмотреть. А ты против? - Он остановился и посмотрел на меня, он что издевается!!!?
  - Да нет, только под ноги смотри, а то поранишься. - Ах, это... да, босиком по лесу не самое приятное.
  Дойдя до лозы он опустился на колени и положил зайца перед собой.
  - А что ты надеешься увидеть? - как-то странно он это спросил, я на секунду подумала что он собирается снять шкуру бедного зверька зубами и выгрызть ему кишки. Нет, это - бред! Если бы хотел, то не предлагал бы сперва мне его разделать.
  - Не знаю, просто в лесах моего мира зайцы немного другие.
  - А... - Он удлинил коготь указательного пальца и поделил шкурку на удобные кусочки, затем легко снял их, после зайцу открутили голову, и выпотрошили его. Айрис делала это легко, и можно сказать красиво, как изысканный повар, приготавливающий свой шедевр. Даже когда он разделывал тушку на кусочки, на землю не упало ни одной лишней капли крови.- Кстати, это не заяц, это траки.
  - Хорошо, пошли жарить траки.
  Вместо того чтобы подойти к костру мы пошли на песчаную часть берега. Айрис положил куски в воду, а сам стал разгребать песок.
  - Ты решил построить замок из песка? - на меня сверкнули два рубина, и хитро так, во все клыки улыбнулись.
  - Лучше бы помогла.- А я что против? Села на колени рядом с ним и стала искать неизвестно что в теплом песке.
  - А что мы все-таки ищем, если не секрет.
  - Глину.
  - Зачем? Ты что, собираешься делать посуду?
  - Сабрина, в твоём мире что, никто и никогда ни готовил мясо на огне!? - он говорит с такой укоризненной улыбкой, будто я сказала что кенгуру - парнокопытное.
  - Готовили и готовят, и я сама сто раз готовила.- Когда оставалась ночевать в лесу или просто ходила в поход, пару раз даже Катьку с собой умудрилась затащить. Тогда мы с ней жарили хлеб и сало на прутьях. Ммм, сейчас бы хлебушка.... И зачем ему глина?
  - И как ты это делала?
  - Очень просто, небольшой кусочек насаживаешь на прутики и жаришь над костром. И никакой глины там не надо.
  - И что же за мясо ты так жарила?
  - Шашлыки, сосиски, да много чего.
  - Про сосиски я ничего не знаю, в здешних лесах такие не живут точно. А это хищники или травоядные!? - на этой реплике меня начало мелко трясти... от смеха.
  - Всеядные - прокашляла я, щуря глаза.
  - И как ты на них охотишься!? - всё, это меня добило. Я нырнула носом в песок и ржала, представляя себя с копьём в руках, бегущей по лесу и издающей боевой кличь, а впереди меня бежит перепуганная стая сосисок.- --Чего это ты?
  - Вспоминаю последнюю охоту.- проикала я.
  - Это так весело?
  - О, да. Особенно когда деньги есть.
  Глина нужна бала для того, чтобы обмазать ею мясо, и не боясь за то, что оно обуглится, бросить прямо в огонь, на угли. По мере того, как от глиняных комков в костре слышалось шипение, наши желудки начинали бурчать, к моменту вскрытия этих 'черепашек', бурчали мы с Айрисом синхронно.
  Мясо было светлое, оно парило и истекало сокам, а от запаха хотелась съесть его вместе с 'панцирем'. Айрис, видя как я истекаю слюнной, протянул первый очищенный кусок мне. Я, совершено не задумываясь о температуре завтрака, жадно сжала его пальцами.... Зря.
  Разобиженный демон убрал со лба парящий кусочек, и непонимающе уставился на меня большими красными глазами.
  - Ты думаешь, я тебя отравлю?!- Честно, пока он этого не сказал, я о таком ходе событий и не задумывалась.
  - Прости, просто оно горячее очень. - Я демонстративно подула на покрасневшие пальцы.
  - Ой, я об этом не подумал... мне-то не горячо. - он отломал от ближайшего куста ветку, когтем заострил ее, и следующий кусочек мне подал уже на 'шпажке'.
  Мяско оказалось вкусным не только на вид, оно буквально таяло на языке... да, это точно не наш заяц. Была бы соль и хлеб, и все рестораны вне конкуренции. Мне Айрис выделил бедро, а сам слопал всё остальное, притом с костями - обжора! Хотя с его зубками... а я и не жалуюсь, бедро было далеко не маленькое, его можно спокойно назвать плотным завтраком.
  -Шпашива.- прошамкала я, дожевывая последний кусок.
  - За что?- интересно, у них что, не принято благодарить поваров после еды?
  - За завтрак. Ты неплохой повар.- Демон сразу принял горделивую позу, и посмотрел на меня улыбчивыми глазами.
  - Э... Сабрина, твоя одежда уже высохла. - Может мне все же стоило его смущаться? М-да, вероятно слову ДЕМОН я даю не совсем верное определение, или нет - совсем не верное.
  Он был прав, одежда совсем высохла, жаль только, что зашить ее не представлялось возможным. Я оделась, подошла к озеру и промыла, паршива ноющую щеку. Нет, смущаться его не стоит, по крайней мере, сейчас: будь я хоть трижды раздета, с такой раной привлекательной я не выгляжу точно, а уж возбуждающей - тем более. Ну да ладно, сейчас нужно идти... только как я пойду через лес босиком? А главное - куда мы идем?
  - Айрис, а куда мы идём?
  - Тебе нужен целитель. - Нет, слово 'демон' - я расшифровываю категорически не правильно. Не ожидала.
  - Спасибо за заботу, только я не об этом. Я же ничего не знаю об этом мире, вообще ничего, даже как он называется. Айрис, ты же обещал всё мне рассказать.- Он только глубоко вздохнул, и пошел вперед, в лес.
  Когда демон говорил что этот мир отличается от того, откуда он выволок меня, и говорил он это с горделивой ноткой в голосе, он гордился не зря. Ну, по крайней мере природа здесь была куда лучше. Как ни странно босиком по лесному пологу идти оказалось даже приятно. Здесь не было ни одной сотой процента вероятности наступить на стекло, или прочие отходы жизнедеятельности человека. Мягкий, густой мох был куда лучше сибирских ковров, только под ноги смотри, чтоб на шишку, или сучок не напороться. Но странное дело, я по лесу в принципе ходить умею - есть опыт. И по идее, если наступить на лежащий во мху сук, то ощущения, каким бы не был мягким мох, все ровно не приятные. Но если тут я наскакивала на шишку, или еще чего-нибудь не рассмотрела, то все препятствие вдавливалось в приятно-прохладный ковер мха, и больно мне не было. В лесу вообще было приятно, светло, но и в меру тенисто, там, где не было мха, на песочных проталинах, росли неведомые мной травы и цвели великолепные, усыпанные бриллиантовой россыпью росы цветы. Вековые дубы, древние сосны, редкие необхватные ели, кипарисы и клены, все знакомые и незнакомые мне деревья и кустарники, не знаю, почему, но они казалось, радуются мне, а я им. Здесь мне было хорошо, спокойно, я почти забывала что мне что-то болит и что я далеко от дома, проблемы уходили на задний план, и хотелось тихонько мечтать о чем-нибудь светлом м добром, рассуждать о гармонии с природой... мне казалось я - дома. Словно этот лес и есть МОЁ место.
  Я не знаю, сколько мы так шли, остановилась, когда поняла что дальше идти просто не в состоянии, и просто до трещин на языке хочу пить. Не мудрено, демон двигался гораздо быстрее меня, и приходилось буквально бежать за ним. Я прислонилась к стволу ближайшего дерева, и тихо шмякнулась на пятою точку. Тело онемело, руки тряслись как у закоренелого алкаша на третий день сухого закона. М-да... и что только на меня нашло?
  - Айрис... - прохрипела я не своим голосом.- Я больше не могу за тобой бежать...- демон обернулся, и подошел ко мне, цепляясь за ветки орешника.
  - Ты почему раньше не сказала!? - О... только нотаций мне и не хватало!- зачем себя так изводить!? - он глубоко вздохнул, и поднял вверх мою трясущуюся руку, - и что с тобой теперь делать!?
  - Сам виноват! - ух ты! А я в таком состоянии еще и рычать могу!
  - Не понял. Я тебя не гнал. - да, железный аргумент!
  - Угу, не гнал, это я все время тебя нагоняла. Я человек, и твой шаг для меня почти бег! Хотел меня бросить, так бы и сказал!- руку он отпустил, и моя безжизненная конечность рухнула на землю, поцарапавшись о ствол.- АЙ!- демон фыркнул, и сел рядом.
  - Я задумался... А ты сильная, пять чесов по лесу без передышки не каждому под силу. - Ахренеть! Он за пять часов ни разу на меня не оглянулся!!! Ну да, зачем демону человек?...
  - Пить.... - Я умоляюще на него посмотрела.
  - Мы прошли родник еще два часа назад. Хочешь вернуться? - и он еще издевается! Я отвернула голову и громко сглотнула. - Человек... - это слово он произнес с тонной призрения в голосе, и встал. - Сиди здесь! - это рявкнули так, что ослушаться мог только самоубийца. Да и сил не было.
  Айрис тем временем скрылся за ближайшим кустарником.
  И все же самой интересно, как я смогло пять часов продержаться в таком ритме? Так засмотреться лесом, что забыть про себя... м-да. А ведь совсем не осознавала своего движения, кажется, еще и специально петляла между приглянувшимися деревьями...
  Через пару минут из того же кустарника показался Айрис, в руке он держал кулёк из березовой коры доверху наполненный... голубикой?
  - Держи, - он протянул мне кулек. - они сочные, в место воды будут.
  - Спасибо, а что это?- я смотрела на кулек с синими, крупными как вишни и чуть продолговатыми ягодами. Нет, это не голубика.
  - Ягоды, ты не подумай, травить тебя мне не зачем... они сладкие. Поклонницы, называют их так.- Я положила одну ягодку на язык... м-м-м, и правда сладко. Ягоды эти очень сочные, и нежно сладкие с легкой кислинкой - язык оскомой не набьешь, и пахли эти ягоды васильками. - Ты жуй быстрее, нам нужно торопится, погоню могут и возобновить... отпускать, по крайней мере меня, им точно не хочется, я это чувствую.
  И вот мы снова идем, хотя вру, идет Айрис, я с довольной ухмылкой сижу у него на руках, и обнимаю за шею... Хорошо.
  - Айрис, а Айрис.
  - Чего тебе? Пить?- и море недовольства в голосе, ну да на диете я отродясь не сидела. Но с другой стороны я не толстая, и вообще на руки я не просилась... и слазить не собираюсь!
  - Не-а, та меня обманул!- после этого заявления он оступился и мы чуть не упали.- Осторожнее, не дрова несешь!
  - Когда это я тебя обманул!?
  - Ты обещал, что расскажешь мне об этом митре, а сам молчишь?- я запустила одну руку ему в волосы, и легонько дернула. Он опустил на меня глаза и улыбнулся.
  - Мне не больно, я не эльф.
  - А причем здесь эльфы?- я дернула его еще раз.
  - Волосы - их больное место, но только даже в драке эльф никогда не дернит за волосы другого эльфа, для них это низка... как бы запрещенный прием.
  - Значит здесь есть эльфы... А кто теще из разумных здесь водится?
  - Да много кого... Орки, Эльфы, Гоблины, гномы, Нечисть разная, даже Путаны...- на этом слове я засмеялась, путаны и у нас имеются!!!- Чего смеёшься!?
  - Путаны, ой, не могу... водятся!
  - Да, они есть. Это вымирающий народ, но они есть. Кочуют с территории на территорию, никому не принадлежат и в воины не вступают. Их однажды хотели полностью истребить, мало кому они нравятся из-за своей непосредственности, из-за того, что свободно пересекают все границы и не признают никакой власти и богов. Но только проклятье у них есть одно страшное, даже на демонов и Псов Дианы действует. Из-за этого проклятье их и не вырезали всех, побоялись. Так они и кочуют из страны в страну, и сами не знают где их дом. - То, что в моем мире у слова 'путана' другое значение, я объяснять не стала.
  Вообщем из рассказа Айриса я узнала что в это мире большей частью населения являются эльфы и люди. Орков, гоблинов, троллей и многие другие расы сильно потрепали прошедшие войны, последняя война окончилась тридцать лет назад, воевали орки и эльфы. Орки отвоевывали свой старый город, но эльфы были сильнее.
  Политическое положение страны, а она называлась Миракуш, можно было отнести к удовлетворительному. Проще говоря, здесь все тихо призирали друг друга. А еще у единой страны не было единого правителя, у каждой расы был свой правитель и свои законы, правда некоторым законам подчинялись все беспрекословно, и наказания за их нарушения несли равные, как люди, так и нелюди.
  Правда такая мешанина была только в этой стране, и на туманном континенте. Кстати говоря, континентов здесь было три, и Туманный был самым маленьким, а государство Миракуш (оно находилось на самом большом континенте - Зеленых Лесов), тоже не отличалось завидными размерами, по меркам земли, так, чуть больше Украины. На остальных же землях были чёткие границы правлений, которые пересекать можно только при наличии необходимых документов. И еще было несколько островных государств, но они находились где-то далеко в океане, и в основном принадлежали эльфам.
  Третьим континентам бал Горный, он был самым мало исследованным, в основном из-за проживающих на его территории Дроу 'темные эльфы', и разного вида нечисти. Но самым поразительным было то, что на территории принадлежавшей Дроу, уже две тысячи лет не было ни одной войны и даже попытки ее начать. А сами Дроу, пару сотен лет назад охотно предоставили часть своих территорий оркам и гномам. Что касается людей, то темные эльфы к ним настроены не враждебно, но насторожено, и никаких политических договоров с нами не подписывают, и ограничивают наш доступ к их территории, ничем это не объясняя.
  Что касается нечисти, То демон не поленился, и описал ее во всей 'красе'. И так это тонко намекнул, что пока он тут проводит урок истории, по нашему следу может идти стая волкодлаков или голодный буй.
  В этом мире есть ведьмы и волшебницы, маги и колдуны, ведуньи и погодники, ведьмаки... все они есть, но их рождается не много, а до совершеннолетия доживает только половина одаренных. И еще все люди и нелюди обладающие каким либо даром, делятся на две категории - темные и светлые, и у каждого из них, своя определенная стихия.
  Когда он окончил рассказ, я поняла что лес вокруг нас изменился. Деревья росли гуще, чаще попадались серые уродливые кусты колючек, тревожно пели птицы.
  - Айрис, почему лес изменился.... Мы идем в болото?
  - Нет. Болото останется в стороне. Это Буев лес. - он тяжело вздохнул.
  - Я могу идти сама, отпусти меня.- Он поставил меня на землю, и потер занемевшие руки. - Айрис... это значит, что здесь мы можем встретиться с буем. - он кивнул.- Но почему ты пошел в эту сторону? Неужели нельзя обойти!?
  - Сабрина, не паникуй. Я рассказывал тебе о буях, и поверь, со мной ему не справится. А если бы мы пошли в обход, это бы заняло еще несколько суток, и нам бы пришлось, обходит деревни.
  - А если они нападут стаей!?- Он, конечно, говорил что буй - большая медведеобразная кровожадная, но тупая тварь. И ее атаку могут отразить даже эльфы, но в стае эти твари - смерть всем.
  - Стаи... мы не встретим никакой стаи. В стаи они сходятся оч-чень редко, и только ранней весной. А сейчас июнь. Пойдем, нам еще надо найти место для ночлега.- этой фразой он меня добил... спорить я не стала, ночевать все ровно придется здесь: солнце уже касалось земли у горизонта. Но от мысли, что за тобой может идти голодный хищник, размером с корову, спать как-то не хотелось.
  В поисках более-менее чистой поляны мы прошли еще несколько километров вглубь. Лапник на подстилку рубить не стали, а совместно натаскали большую гору хвороста для костра. Ни буя, ни волкодлака это не остановит, но мерзнуть около болота мне не хотелось.
  Уже совсем стемнело, и корявые тени елок тянулись около нашего костра. Мы сидели молча: я ковыряла веткой уголь, демон сидел у ствола старого дуба с закрытыми глазами, но он не спал, он слушал лес, не приближается ли к нам какая тварь. Меня все еще не покидало ощущения, что я куда-то должна успеть. Оно было не таким сильным, как тогда в клетке, но оно было, и что-то говорило мне, что я иду в правильном направлении. Я смотрела вдаль, в черную пустоту за пределами отблесков костра, было тихо, только вверху одиноко ухала сова, и каморы звенели над ухом. Треснула горящая ветка, и высоко над языками костра, взвились горящие искры, в шаге от Айриса появился большой белый волк. Появился и исчез. А в голове прозвучало счастливое 'здравствуй'. Воздух разрезал звук машущих крыльев совы...
  -Айрис, а ты можешь слышать всех зверей?- тихо спросила я, отгоняя комаров от лица.
  - Здесь... да.- Он ответил, не открывая глаз.
  - А былых волков?- я бросила пору веток в огонь, поднимая ворох искр.
  - Оборотней?- он открыл глаза и посмотрел позади себя.- Да, они вообще громко передвигаются.
  - Нет, просто белых волков. Белых волков, которые могут мысленно здороваться.- почему-то я была уверена что это не оборотень... может это чей-то дух: леший шутит.
  - Здесь нет гор, и нет белых волков. А с чего ты спросила!?- он сложил руки на груди.
  - Она со мной поздоровалась.- 'здравствуй' сказал мелодичный женский голос.- глаза демона недобро сверкнули.- А может мне и показалась.
  -Я никого не слышал. - Тут он улыбнулся клыкастой улыбкой.- А говорила, леса не боишься!
  - Я не врала. Но всё же, кем могут быть белые волки. - Теперь его улыбка перешла в тихое хрюканье.- Айрис!!!
  -АЙ!!!- честно, я в глаз не метила! - Зачем шишками-то кидаться!!!- А чего ржешь! Я вяла в руку вторую шишку, и теперь метила в лоб зубоскалу.- Нет-нет-нет.... САБРИНА!!!- после такого рыка я нехотя задрожала всем телом. - Больно же.- уже голосом обиженного ребенка добавил демон.- Я напугал тебя, да?- еще секунда и меня кинуться успокаивать... а может воспользоваться ситуацией, и по балдеть на теплых руках демона!
  - Угу.
  - А нечего в меня шишками кидаться!- по балдеть отменяется.
  - Не злись... а все же, кем могут быть такие волки?- Он вздохнул как перед экзаменом...
  - Оборотнями, горными волками, чьим-нибудь морокам, воплощением духа, призраком... да кем угодно!
  - А-а... а ты духов чувствуешь?
  - Нет. Я не высший.... Они чувствуют. Я только солдат. - Он сказал это как формулировку, и как-то огорченно, с сожалением.
  - А сейчас ты кого-нибудь слышишь?
  - Конечно. Тебя, комаров, птиц...- договорить он не успел.
  Из тьмы на веет костра выдвинулась худая, длинная, вислощёкая, клыкастая морда. Буй. Медведь, размером с корову, с некрасиво провислой лохматой шкурой, на костлявом теле, и большими глазами, которые, от костра светились серо-зеленым.
  Айрис одним быстрым движением вскочил на ноги, отбросил меня в сторону, и встал в выжидающую позу. Буй перепрыгнул через костер, задней лапой зацепил горящие ветки, и они пыша искрами, покатились по поляне. Демон выпустил крылья, зашипел дикой кошкой, и бросился на тварь. Я видела как он прошил когтями серо-зеленый глаз, как схватил за лапу зверя и завалил его на бок.... Буй укусил его за крыло, Айрис взвыл... потом противный скрежет и хруст, рык и шипение, возня по земле... тишина.
  - Айрис!- я бросилась к туше убитого буя, там, за тварью стоял на коленях демон. Он держал руками прокушенный бок, сквозь пальцы, маленькими струйками шла кровь.
  АЙРИС.
  М... если бы не эта никчемная человека!!! Из-за ее болтовни буй подошел незаметно, из-за неё я ранен! Прав был мастер, когда говорил, что людей нужно уничтожить, истребить как вид. Надо было бросить ее.... Что она делает!? Она что не понимает... она хочет меня добить?
  - Айрис! Что мне сделать!? Твоя рана, тебе нужны силы!!!- она тянет руки к покоробленному боку. Ну уж нет! Человеку не убить демона, пусть даже раненого.
  - ПРОЧЬ!!!
  САБРИНА.
  - ПРОЧЬ!!!- Он отбрасывает меня то себя... что с ним!? Боится меня? Может ему очень больно?
  От него я отлетела как пушинка, и ощутимо приложилась о шершавый ствол ели. '- Сука...' едва слышно простонал демон, и вокруг стало как-то холодно, пламя на разбросанных по поляне ветках слабо затряслось и стало угасать. Он черпал силу из огня, поняла я. Но... почему он прогнал меня? Я виновата в том что буй подошел незамеченным? Да. Я знала что его нельзя отвлекать, он предупреждал, а я... Или волк!? Айрис был прав: это чужой для меня мир, совсем чужой. Не книга, которую можно закрыть, если сюжет не понравится, а жизнь. Настоящая, моя. Но только я не знаю, как здесь выжить, словно это шахматная партия, где я - пешка, а ими как известно, жертвуют... и в шахматы я играть не умею.
  Я села на землю среди темной поляны, стало страшно... нет не страшно, погано, непонятно. И снова захотелось заплакать. Где я?- В мире под названьем Кьеарун, в стране - Миракуш, в лесу, кишащем нечистью, в жизни, которая не должна быть моей, в теле своего хозяина.... СТОП! Это не мои мысли.
  Я взяла себя за голову, странное чувство, голова гудит как хмельная... ' откуда я знаю, как гудит пьяная голова!? Я крепче хлебной браги ничего не пробовала, и это было в далёком детстве!' Я вдохнула поглубже, это лишь злая рука демона, к утру все пройдет. В темноте я подползла к ближайшему дереву, свернулась у его корней калачиком, и постаралась ни о чем не думать. Но только я пыталась успокоиться, как приходило чувство.... Опасности? И оно шло от... Айриса?
  Демон себя больше никак не проявлял, только прислушавшись, можно было различить его редкие глубокие вздохи. Я не смогла уснуть, так и просидела до рассвета с открытыми глазами.
  Утром он подошел ко мне, рывком поставил на ноги, и молча, пошел вперед. Сегодня он шел простым человеческим шагом, но мне почему-то не хотелось идти на ровне с ним, я шла на пару шагов позади. От вчерашней раны на нем и следа ни осталось, но от него шло какое-то странное ощущения тревоги. Стараясь не смотреть ему в затылок, я рассматривала лес. Буев лес был мрачным. Корявые ветки деревьев некрасиво сплетались друг с другом, местами приходилось перелезать через бурелом и густой захламленный молодняк, но как ни странно, даже здесь босиком мне идти было не трудно. Время близилось к полудню, а мы все шли молча, я не догоняла Айриса, а он не оборачивался. Когда ушибленное плечо и рассеченная щека сговорились и начали совместно ныть с удвоенной силой, я не выдержала и заговорила, догоняя демона.
  - Почему ты оттолкнул меня ночью!?
  - Ты мне была не нужна.- ответил он не обернувшись.
  - Я просто хотела помочь тебе...- он остановился так резко, что я зацепившись о его, едва не упала. Развернувшись, он смотрел мне в глаза ненавидящим взглядом.
  - Помочь! Мне не нужна ничья помощь!- Его голос перешел в сдавленное рычание, он резко выставил вперед когтистую руку, я отступила.- ТЫ, это ВСЕ из-за тебя! Я сглупил, дав клятву выродку из пустого мира! Я доведу тебя до ближайшей деревни, но ты... ТЫ МНЕ НЕ НУЖНА! - 'Демонам никто не нужен' говорила я про себя, он от его слов стало обидно. Он развернулся и пошел дальше. Я стояла на месте, а когда он скрылся за деревьями, опустилась на землю. ' Я сама выйду к деревне. Я выйду...' говорил внутренний голос. 'Да, я помогу тебе...' ответил кто-то внутри меня. Меня передернуло, наверное, я схожу с ума. Раздвоение личности.... Додумать я не успела, фигура демона вновь показалась из-за деревьев.
  - Нам нужно идти. Вставай, - теперь его голос спокоен, словно не он говорил со мной минуту назад.
  - Я смогу выйти из леса и без демона-проводника!- мне казалось что я смотрю сквозь его.
  - Я поклялся.- Я не смогла ему ответить, он, молча, поднял меня и перебросил себе через плечо. Захотелось плакать. Но я не стану этого делать, я не буду плакать из-за того, кому я не нужна.
  Через час я начала выкручиваться, дабы слезть с такого 'транспорта', он только крепче меня стиснул, и мне просто ничего не оставалось делать ' до других мест, было, не дотянутся!' как дернуть его за... хвост!
   Он подпрыгнул, как кот, застуканный на месте воровства хозяйской сметаны, и остановился как вкопанный - резко, так, что я больно вжалась ребрами в его твердое плечо. Вся обида прошла моментально. Я помнила те слова, что он сказал совсем недавно, но сейчас я крутила в своих руках, мягкую и нежную как дорогой бархат, слегка кокетливою кисточку его хвоста, и было смешно. Нет не смешно, просто весело и как-то по-детски легко и просто. Я дернула его еще разок, и не скрывая своего внезапно переменившегося настроения расхохоталась. ' Славный демон, неправильный и славный демон'. Прозвучала в голове спокойная мысль, и от этого спокойствия она была для меня чужой. ' Я убью его после...'. Этот отголосок своего сумасшествия я проигнорировала, и абсолютно, не обращая внимание на раздраженное урчание демона, продолжала выкручивать ему хвост и так, между делом, вырывать из симпатичной кисточки блестящие черные волоски.
  Меня таки поставили на верны ноженьки! Айрис втянул когти, легонько взял меня за плечи, согнулся и пристально смотрел в глаза. Я продолжала светить обезоруживающей глупой улыбкой на гноящемся лице, и хищно поглядывала на дергающийся из стороны в сторону демонов хвост.
  - Ты ненормальная.- Заключил демон, разогнувшись, и пошел вперед мерно бубня себе под нос. - Из всех миров меня зашвырнуло именно в Пустой, из всех живых существ мне попался человек, из всех людей мне попалась неадекватная дева!... Я - демон, она тягает меня за хвост и она еще жива. Может, арена это не самое худшее, что может ждать демона? Ох, бродяжничал бы я дальше, никуда не попадал,...здалась мне эта служба? - он ненадолго замолчал, а затем спросил. - Ты успеваешь за мной?- Я уже прогнала беспричинную веселость, и молча, шла за бубнящим демоном.
  - Да, вполне.
  - О! Ты пришла в себя! - Я изобразила полное недоумение, и поравнялась с ним. - А Я думал... - тут он просто застыл с открытым ртом, и с легким шелестом распустил крылья. - ОНИ. Они чувствуют нас. Надо торопиться.- Айрис рывком подхватил меня подмышки и взлетел.
  -Айрис!- я что было сил, вцепилась в его руки. Он не поднимался выше деревьев, мы летели, петляя между мощных стволов, изредка задевая невысокие кустарники ногами.- Кто ОНИ, что они чувствуют!?- мы обогнули встречную разлапистую ель, и мне смачно проехалось веткой по воспаленной щеке - ААА!!!
  - Не ори! Погоня, они нагоняют. Им нужна ты. - А говорил: 'леший - к удаче!' Ой, м-ля! Ми что на этой планете людей мало! Но куда мы летим... - только НЕ в деревню!!! Они всех там поубивают! - Выкрикнула я, цепляя ногами дикий барбарис.
  Айрис, резко вильнул в сторону, и деревья проносились около нас с бешеной скоростью. Что-то в нутрии оборвалось, я начала терять сознание, в голове звучал мой, но такой чужой голос 'ЧОРТ!!! Рано, слишком рано! Мать Диана - помоги!!!'. Воздух разрезал жужжащий звук, Айрис взвыл и стал спускаться к земле, еще секунда, и он рухнул на землю. Вокруг было тихо, даже птицы не пели, между крыльями демона торчал хвост арбалетного болта, тек тонкий ручеёк крови. : - Они близко, беги, беги я задержу их...-Тихо говорил демон подымаясь на колени.
  - Нет. Я. Не. Могу. - Я стояла рядом с ним, и не могла отойти ни на шаг. Я понимала, что сейчас могу погибнуть, но я не могла его бросить,... даже если я побегу, что это изменит? Если умирать, то с музыкой!... защищая его.
  Их было трое. Такие же демоны как он, только с оружием. Один с плетью, второй с саблей, у третьего в руках был взведенный арбалет. Айрис встал на ноги, загораживая меня своей спиной, трое переглянулись, и тот, что с арбалетом проговорил сквозь зубы: - Мы не будем марать о тебя руки, ты недостоин смерти в бою. Здохнишь как собака. - Я услышала тихий щелчок, и выпрыгнула из-за спины, отталкивая его.
  - ДЕВЧОНКА НУЖНА ЖИВОЙ!!!
  Этот рык был последним, что слышала Сабрина Вольская, девушка из мира под названием земля.
   ЧАСТЬ 2 НИЛА
  - Кривая!!!- слышался оклик с другого края поля, - Нила! Мать твою! Не видишь что ли, окосела совсем! Сколько, смотри, колосьев оставляешь! - Марта, ох, этой только повод дай, так не заткнешь потом до вечера. Что тут скажешь - хозяйская дочка, за своё добро трясется! Но она только на поле крикливая, а как у ручья вечером соберемся, там мягче гусиного пуха... и платит ее семья не плохо.
  Я у них еще с прошлого урожая нанимаюсь, пшеница у них славная, лучшая на всю деревню. Можно конечно попросить денег у деда Акима, он и сам предлагает иногда, но старик и так для меня много сделал, и брать деньги у старого травника, как-то зазорно.
  Дед меня у смерти вырвал, выходил, у себя оставил. Пока хромая была, то только по хозяйству ему помогала и щи варила. Я кроме деда ничего и не помню, а вот готовить получается не дурно, Аким за обе щеки уплетает и нахваливает, мол, где только за стол не сажали, а таким никто не угощал! Рецепта я сама не знаю, но когда все продукты перед глазами, руки что надо выбирают и в кастрюлю. Знаю просто, что надо так, и никак по-другому. Один раз дед меня с собой в город брал, вместе с ним настойки продавать. Город был для меня чужим и не приветливым, к нашему прилавку никто не подошел, эльфы вообще отворачивались. Дед травник хороший, у него и грамота с отличием имеется, но как ни старался, шрамы с рябого лица никуда не делись. А кто ж подойдет к девице с темной бороздой через всю морду, опущенным уголком губ и глазом неправильной формы, который из-за шрама, кажется больше здорового? Больше меня в город дед не брал.
  Потом познакомилась с Мартой, она меня к отцу привела, тот на шрамы не смотрел, сказал только чтоб поле чисто обирала. А как они зерно продали то сразу и расплатились - не обидели. Урожай тут собирают два раза в год, на зерно к Марте нанимаюсь, на яблоки к Ванасу. Платят оба не за красоту, а за скорость и порядок, так что на сандали и сарафан всегда хватает. А в хладостой (пятьдесят дней отдыха земли: нет цветов, листья на многих деревьях опадают, становится холодно, редко приходит мокрый снег), дед меня травному делу учит. Я у него второй год живу, выучила пока не много, но камрон от мяты отличу.
  Ну вот, последние колосья срезаны, снопы поставлены, марта уже не ворчит, а тихо напевает уставшим голосом песню про овдовелого лебедя.
  Вечер. Дед как водится, готовит какой-то отвар, на всю избу стоит на удивление приятный запах, (обычно смрад: вдохнуть и удавиться...) к чему бы это?
  - Дед, а дед?- он стоит сгорбившись над горелкой, и мешает что-то в маленьком котелке деревянной ложкой, принюхиваясь к чуть заметному пару.
  - Пришла? Поздно глянь, темно совсем... устала поди? - он переводит на меня не по человечьи синие живые глаза, тепло улыбается и морщины на потемневшем от солнца лице, становятся глубже. Кладет ложку на стол около горелки и гасит огонь. Седая, почти прозрачная, давно не стриженая прядь непослушно съезжает на густую, такую же серебренную бровь.
  - Мы с Мартой поле сегодня закончили, вдвоём только и были, поэтому поздно. - Подхожу к котелку, принюхиваюсь. Дед хитро улыбается.- У Марфы сын ногу сломал, а Сиптан не просох еще... именины у тещи.
  - Знаю про именины,- от него ощутимо тянуло хлебной брагой и жареной закусью. - И про Родима знаю, Марфа приходила за настоем, и примочки брала... Ух и бранила оболтуса!
  - Дед... а чего ты там наколбатил?
  - Да вот барин, просил для лошади усмирительное...
  - А что с тем конем, коли его травница траву сама не сварила!?- я ив правда удивилась. Барин заезжал в деревню не часто, нечего ему у нас делать, если только казначея своего пошлет, да и тот не врагом был: любил наш Ефросий селян, налог не завышал.
  - Кобыла, - поправил меня дед,- эльфийская она. Уже неделю в седло не дается!
  - А-а-а... - протянула я, зевая: и в правду поздно пришла... спина - деревянная!- Ну, пусть стынет, а мы пока пойдем на веранду, я кабачки с грибами согрела, - я взяла Акима за большую, шершавую руку и повела из комнаты.
  В отличие от меня дед Аким голоден не был ( Септанова теща если за стол позвала, то голодным не отпустит просто из принципа), и потихоньку ворочал ложкой горячую солянку. Я же хватала еду, чуть ли не давясь как голодная собака, и заедала жирный сок мякишам свежего хлеба. Когда моя плошка ополовинила, я заметила, то дед как-то странно на меня поглядывает, и не столько странно, сколько ожидающе-изучающе. Взгляд я это знала, он был предвестникам одного мне не нравящегося разговора. Разговора обо мне.
  Эх, дочка, не нравится мне рубец твой, - а мне как он не нравится! И прикрыть его не чем, волосы дед обрезал когда я в беспамятстве кидалась: они в колтун сбились.- Ни одна травка его не лечит, и не светлеет он... странно.
  - Ничего, дед, главное не болит.- Я попыталась улыбнуться... не вышло. Он хоть и мужик не родной мне, но видит, как от меня все морду воротят, да и его не раз спрашивали ':- Почто Аким, кривую у себя держишь!? Ей только ворон да детей малых пугать!' - А ведь правду говорят, я, когда себя в зеркало-то увидала, так голосила, что дед подумал, не умалишенная ли я. А зеркало потом за печь задвинул... так оно там и стоит доселе.
  - Да... Нила, а сны твои, может, хоть чего-нибудь на память пришло?
  - Нет. Все тот же лес...- С тех дней, как Аким меня на ноги поднял, я ничего не помню.... Ни родителей, ни дома, ни даже того, кто меня уродовал или убивал. Все как в первый раз вижу, даже деревья и травы в поле - все для меня навье. И сны редко приходят, а если приходят, то одни и те же.
  В одном вижу, лес, осень стоит злато-красная. Озеро, глубокое, чистое - дно видно. На большом камне, у самой воды сидит женщина в длинном платье, платок на плечи наброшен, она все в воду смотрит и улыбается, будто видит в ней что-то. А я взгляну... пусто, только своё искореженное отражения и вижу. Волк белый там с женщиной той, я знаю, что его боятся не надо, добрый он... мой. Говорю, с той женщиной, хожу с волком по лесу, песня какая-то слышится. А как проснусь, ни словечка, ни вспомню, ни лица женщины той.
  Второй сон тоже лес, только темный, злой. Но со мной есть кто-то, он защищает, но его не видно, только темный силуэт. Потом лес стонет и плачет на разные лады, корни хватают меня за ноги, ветки выкалывают глаза. Злой смех, и этого кого-то, кто был со мной забирают, я не отпускаю, но его вырывают из рук. Щелчок, и золотой стержень разрезал воздух около меня, еще один и я кричу.... Тут меня будит дед, и говорит, что я на чужом языке ругалась.
  - Эх, не добро это,- каждый раз как дед начинает этот разговор, всегда это 'не добро' вплетает. Не вспоминаю я ничего - не добро, шрамы не бледнеют - не добро, собаки меня боятся - не добро, сны одни и те же - НЕ ДОБРО! И зачем только разговор этот заводит...- Я во что подумал дочка,- сказал Аким помолчав,- Болты, те... что из тебя достал, не простые они, и не из золота сделаны....
  - Как не золото!?- вот дед загнул, то говорит :- ' золото, клейма нет, дорого продать можно'. - Мол, на черный день поберечь нужно, ведь чем мрак не шутит! А теперь не золото... - Дед, ты ж сам говорил что дорого продать можно...
  - Продать-то продадим.... Да не на золота цену.
  - Это ты про что мне сказать хочешь?- Я отставила плошку, есть уже перехотелось, и внимательно посмотрела на старика: тот сидел серьёзный, как на Совете Деревни, смотрел на розовый шрам от болта, пробившего мне шею.
  -Я вчера когда в Белокаменном был, встретился с Отцом из Храма Ориоха ( Ориох - Бог защитник, покровитель охотников), он у меня листовой сбор выбирал, и видел я у него в походной сумке сверток со стрелами.
  - Так он небось их для храмового охотника нес, я слышала что теперь охотник у них совсем дитё. Старого-то буй порвал... - в каждый последний день месяца, от хрома Ориоха, в лес отправляли охотника на нечисть, в Буев Лес, он разумеется и носа не совал, а вот Светлый Лес осматривал не плохо. В Светлом Лесу нечисть появлялась редко, как знала, что охотники ее там ждут, так бывало Ворлах какой забредет, реже Волколак или Белая Выпь, Туманник.... Видимо охотнику попался какой-то неправильный буй.
   - Не перебивай. Так вот, наконечники на стрелах были из такого же светлого золота, как и наши болты. Я полюбопытствовал, мол, на что храму стрелы да за такую цену, нечисть, что ли какая особая заявилась? А он тихо так ответил, мол, не нечисть, а настоящий демон в наших лесах появился! А убить его можно только Металлом Чистого Солнце, и кивнул на стрелы. А потом сказал, что если баба Данила не с брехала чего, то одними стрелами Храм не обойдется, так как те отродье Тьмы по одному приходят редко.
  - Ой, дед! Какие демоны!? Ты ж сам говорил, что демона только вызвать можно, по-другому он и не явится ни за что! А закон никто не отменял, эшафот как триста лет назад был, так и сейчас есть! - Нашел дед кого спрашивать, Отец сам брехать мастак, только бы побольше народу в храм зазвать!
  - Говорил....- Неохотно согласился дед,- легенда есть одна старая, мне ее бабка рассказывала.- Я встала из-за стола и собрала посуду, если Аким, про какую сказку или легенду заговорил, то обязательно до конца ее и расскажет, даже если слушать его я не хочу: все ровно не отстанет, а потом еще и спросит, поняла ли я его. Так что, пака он рассказывать будет, я и посуду помою, и тесто на пирожки замешаю. - Так вот,- продолжил дед,- по легенде той, было это давно, когда не было еще Свободных Земель Миракуша, люди и нелюди даже не думали, что будут когда-то жить на одной земле не проливая крови, а самыми страшными демонами для всех живых были - Дроу.
  Тогда люди и нелюди в первый раз разделили между собой землю, и жили без войн почти тысячу лет. В соседние земли правители направляли мирные делегации, и принимали их у себя. В человеческих селения только-только прекратились гонения Одаренных Магией людей, и все пытались забыть Время Темных Сражений. Шло время, это было хорошее время, но однажды к нашему континенту приплыл корабль Дроу.
  Эти твари приплыли не одни, на борту были вампиры. Но на этот раз Дроу не объявляли войны, и не посылали вампиров прислуживать им - убивать. Они разделились на группы и отправились во все земли нашего континента с предупреждением о том, что на наш мир идет большое Зло. Они говорили что больше не хотят вражды, но Зло придет из другого мира, и захочет уничтожить всех, забрать наш мир себе. Они говорили, что чтобы победить пришедших, нам ВСЕМ нужно объединится, забыть о вражде и страхе и создать Общее Войско. Дроу никто не верил, но их боялись , и поэтому ни спорить, ни подробно расспрашивать их не стали. Светлые эльфы и Орки предположили что Дроу придумали какую-то хитрость, чтобы самим забрать все земли себе. Ведь другого Зла просто не знали, зато все видели как Дроу - лучшие воины Мира, и вампиры - неуязвимая Высшая Нечисть, плыли на одном корабле.
  Все решилось в одну ночь: на вампиров натравили оборотней, темных эльфов заперли, и обрекли на медленною смерть.
  Через три года, когда все стали забывать о пришедшем когда-то корабле, среди живых стали пропадать сначала женщины и дети, потом войны. Все думали что это месть Дроу, но нет, настоящий темный никогда не ударил бы в спину, может вампиры? Пока люди гадали кто занимается похищениями, жертв становилось все больше. И однажды пропала ведьма.
  Она вернулась через месяц, изуродованная и изможденная. Диана рассказала, что ее похитили черные крылатые твари. Что все те твари как один, и мужчины и женщины - войны, и они занимаются Черной Магией. Они говорят на непонятном языке, их много и приходят они из ниоткуда. Похищая людей и нелюдей, они забирают у них жизненную силу, проводят ритуалы на крови. Когда ее спросили, были ли среди похищенных Дроу или вампиры, она ответила - НЕТ.
  Мир стал готовиться к войне, решив, что черных тварей создали сами Дроу. Каждый правитель создавал свою Армию, и все границы стали контролировать военные патрули во главе с магами и ведьмами, но это не помогло, люди пропадали по-прежнему. В такой обстановке прошел год, но все резко ухудшилось как только крылатый демон выкрал эльфийского наследника.
  Светлоэльфийский Правитель собрал своё войско и направил его к... Дроу.
  По-пути к войску Светлого Правителя присоединились орки и зуары (народ зуаров никто никогда не встречал, о нем упоминается в древних летописях, как о малочисленном горном поселении, которое вымерло энное количество лет назад). Боевые корабли Светлых эльфов пересекли океан, и через несколько недель были у берегов континента Дроу. Сами Темные эльфы не ожидали нападения, они думали, что корабли с другого континента прислушались к предупреждению некогда пропавшей темной делегации (Исчезнувших посчитали утонувшими во время шторма), и пришли за помощью. Правитель Дроу, вместе с небольшой группой сопровождающих, вышел на берег встречать новоприплывших по всем правилам этикета. Но стоило приветствующей процессии остановится, как Светлые войска начали атаку... Правитель Дроу погиб от первого арбалетного болта, выстрел пришелся в сердце. Но светлым не удалось захватить земли Дроу, они выиграли только несколько первых сражений, на сороковой день войны верх одержали войска Дроу под руководством совсем юного нового Правителя.
  Под пытками пленные эльфы рассказали о накалившейся ситуации их континента, и о пропавшей делегации, которая прибыла с миром и предупреждением.... Дроу не объявили ответной войны, они отпустили пленных на их земли, и передали через них послание на другой континент. 'Мы хотели помочь ВАМ, предупредить, а вы хотели НАШЕЙ крови.... Теперь, пусть помогают вам Боги'.- Говорилось в нем. Все понимали, что Светлый Правитель послал своё войско на чужие земли без объявления войны - грубейшее нарушение всех правил и договоренностей. Он совершил подлый поступок, лишив тем самым и себя и всех остальных надежды на так нужную помощь.
  За это время Демоны сделали то, чего до них не мог сделать ни один маг или эльф: подчинили своей воле Дракона Солнце. Этих разумных ящеров боялись все, и поклонялись им как богам. Демонам удалось вселить в дракона безумия, и они объявили войну Миру: их целью было истребить все расы без права на возрождение. Они опустошали княжества за княжеством, города и сёла не оставляя даже детей. Против дракона не было оружия, а на демонах раны заживали так же быстро, как и появлялись. За два месяца черные демоны истребили полконтинента.
  В один из смутных дней демоны пришли в человеческую деревню и стаи убивать. Когда они дошли до последней избы, то демон-каратель узнал среди живших в ней людей сбежавшую ведьму-рабыню Диану.
  Он привязал ее к столбу во дворе, и заставил смотреть, как будет убивать ее семью. Он снимал с живых детей кожу, сжег на костре ее мужа, посадил на кол ее старую мать. Ее демон лишил глаз, и оставил привязанной к столбу, обрекая на медленною смерть. Но как бы умны не были демоны, тот, что издевался над Дианой, не учел того что она ведьма. А у каждой ведьмы есть право на посмертное желание, и Диана его загадала.
  На третий день после смерти Дианы, из леса на встречу демонам вышли белые волки. Псы напали на демонов, и одержали победу. На месте сражения осталось кровавое месиво и клочки белой шерсти, но это был лишь первый бой и первая победа псов. Десяток псов растерзал сотню демонов без единой потери, но это были демоны без дракона... пришло время войны, в которой у демона был достойный противник.
  Шло время, псы нападали на демонов, оттесняя их к горам, но выигрывали схватки волки только тогда, когда рядом с демоном не было дракона, перед ящерам они были бессильны. Демоны быстро поняли это, и устраивали облавы, но это было бесполезно, волки приходили ниоткуда и уходили в никуда - растворялись на ветру. Во время одной такой облавы, волки не исчезли перед драконам, они окружили его, и застыли как камни, завыв протяжную песню. Демоны ликовали, псы сдались, и больше сопротивляться некому! Но это было не так, песня псов возродила частицу души их создателя - Дианы. Душа незаметно вселилась в обезумевшего дракона, и ужаснулась: дракон мертв! Демоны оживили некогда умершего ящера, наделили его силой и управляют им как тряпичной куклой! Тогда душа собрала частицы разума у псов, и растворила их в драконе. Она хотела чтобы ящер ожил, и сам изгнал демонов, но разума псов было мало, его хватило только на смерть обезумевшего тела: Дракон Солнце рухнул, и рассыпался золотым песком. Но частица разума не смогла вернуться к псам. Они также изгоняли зло из их мира, но если раньше они защищали человека, то теперь после расправы над демоном мог пострадать, и даже погибнуть и сам человек. Псы видели пятна зла на аурах как демона, так и человека, и если человек совершал какое-либо зло, то пес карал и его.
  Вскоре Псы Дианы изгнали всех демонов, но их самих теперь боялись как демонов, и избегали встреч с ними, а через столетие начали ненавидеть. Прошло, полтысячелетия и псы исчезли. Никто не знает, что было тому причиной, ведь убить пса нельзя, да и не пытался никто, но больше белых волков ни видели.
  Дед подпёр бороду рукой и смотрел на меня задумчивым взглядом.
  - Ну, дед... сказка-то хорошая, только, причем здеся болты наши?
  - А...- протянул старик как опомнившись,- так ведь по легенде говорится, что потом, люди нашли оружие которое может убивать тех тварей.
  - Псов Дианы?- так, не поняла, они же вроде сами исчезли, или я чего прослушала....
  - Не, демонов тех... золотой песок, прах дракона, переплавили в освещенной кузнице, и понаделали оружия.- опять я не в теме, так псы вроде сами их изгнали.
  - Дед, а как они поняли, что этими железяками можно демона победить, ведь сам же сказал, что псы всех изгнали.
  - Ну... вех-то всех. Так ведь были у людей и пленные, да и потом говорят изредка появлялись эти твари.... Нэл, так я ж вот о чем сказать-то хотел!- я обернулась на Акима, тот уже лукаво улыбался.- Болты твое, видать из солнечного металла, их можно храму выгодно продать!
  - Можно.... А зачем? Ты же говорил что это на скудное время.... Хотя, наша кобыла уже слепнет, нового коняшку прикупить дело верное, и ярмарка на той неделе.
  - Не на коняшку.- Отрезал дед.- Ты про ярмарку, верно, подметила, и я вот что слышал: Малья на неделю приедет. Она конечно Ведьма не дешевая, и по дребедени даже высоких чинов не принимает, но у нас дело-то не хухры-мухры, чай примет... я и писульку заранее оставил.
  - Дееееед...- провыла я,- какая ведьма? Я слышала, что и на ярмарку ее не пустят, она почитай, лет пять тому нашего князя послала в гору, и его же монеты в морду швырнула. Он и приказал ее на наши ярмарки не пускать.
  - Было, не спорю. Но если говорят, значит приедет!
  Потом, мне неразумной да беспамятной, еще полчаса втирали зачем это надо. Дед мотивировал это тем, что Малья - это не травник какой-нибудь, а настоящая ведьма! Она может и память вернуть, и чай со шрамом чего сделает. На что я отвечала, что Малья не ведьма, а ведунья, а вспомню я или нет, это еще под вопросам, а вот деньги она в любом случае возьмет, и не малые! Да и болты продать не так-то просто. Они конечно на качество добрые, и в металле по дороже золота будут, но вот клейма на них нет (а так уж повелось, у любой вещи, что дороже золотого, есть имя мастера - клеймо. А если же такого нет, то вещь эту считают не доброй, или проклятой... а чаще всего, если вещица ладная, ее конфискует на пользу 'государства', базарный канвой). А значит, и продать их маловероятно, скорее их просто отнимут, и остальной товар захапают, мол, как штраф пойдет.
  За окном совсем стемнело, где-то на дальнем дворе уныло выла собака, я уже давно справилась с тестам и чистая посуда успела высохнуть, старый Аким говорил о Ярмарке не глядя на меня, значить отговорить его уже не удастся.
  Я свесила босые ноги через бортик телеги - жарко. До Ярмарки мы еще не доехали, но базарный гомон долетает даже сюда, выехали мы поздно, да и кобылка наша... давно не кобылка - кляча. Ни трав ни настоек сегодня мы не брали, только болты, дед собрался какому-то знакомому гному их продать, не в полную цену, но точно без волокиты и без грошовых отъемов.
  - Здорова Аким! - нас догнала синяя телега Кулана, сам он сидел за вожжами, а сзади выпрямила ноги его дочь Ланата.
  - Здорова...- Вяло буркнул дед, этих Куланавых мало кто в селе любил, чистокровные люди, а высокомерные как эльфы и наглые как Ветееры.
  - Чего Нелю с собой-то тащишь!? Не уж-то эльфов попугать?
  - Сидела б ты чучело в хате! - с наглой улыбкой крикнула мне Ланата, доска двухметровая, покусай ее осы!
  - Завидуй молча.- Тихо проговорила я, но их вороной легко обогнал нас.
  - Не бери в голову Нила, с лица воды не пить, душа...
  - А на душу никто и не посмотрит, с такой-то рожей. - Оборвала я деда.
  На Ярмарке было... всё и все. Шум, гомон, крики заливистый смех и горький плачь. Первые ряды торгашей продавали все съестное. Ммм, какие здесь были запахи! Пироги и караваи отливали на солнце сахарными баками, от пряного запаха мясной лавки кружилась голова, орехи с ванилью вареные на меду.... Но это только с начала, в глуби рядов лучше было и вовсе не дышать, забродившие сливы и вчерашняя рыба смешивались с запахам кострового дыма и недельного трупа оборжавшейся крысы. Ближе к центру и влево был животный рынок, не доходя его и вправо тканевый и косметический. На другой стороне торговали металлом и деревом, и уже дальше начинался магический ряд, в конце которого был круглый как бочонок и низенький дом, в котором принимали заезжие маги. Туда нам и надо было, но сперва болты, а это на ряд к скупщикам.
  - Воруешь еще Рэм!?- за ладком стоял пузатый, рыже-седой гном. Завидев деда он расплылся в желтозубой улыбке, и тряхнув тугой косой пригласил деда за прилавок.
  - Не ворую я, так, лишнего не даю. А ты Аким никак сбыть мне чего нашел, але сам у кого спёр?- гном прищурился, но зла я от него не чувствовала.
  - Нет, Рэм...- дед аккуратно развернул холщевый мешок, и показал болты гному,- ты ж знаешь, когда я к тебе прихожу.- Но как-то не весело проговорил это старый травник.
  - Тюююц! Эка, знамо...- он прикрыл болты и посмотрел в мою сторону. - Девка-то, Аким, чего тут таращится, она поди...
  - Её болты. Из неё вытянул. Да и не над-то балакал про нас я ей,- успокоил дет.
  - Бартээк, нпоам ёю дожука. Ни можолав зтонам. - Сказал это гном глядя на меня. Гномий я не знала.
  - Нила, выйди погуляй, слив эльфийских на пару медяков возьми.- мягко сказал Аким, и протянул три медяка.
  Я недолюбливаю эльфов, но их товары мне очень даже нравятся. Какая разница, кто сделал товар, главное, что он качественный, а в данном случае еще и вкусный. Эльфийские сливы... алые как капля крови, или белые с легким голубым налетам, с сочной, но не кашеобразной оранжевой мякотью, всегда в меру сладкие с легкой кислинкой, и запах у них особенный. Это не аромат фруктов, нет, это запах самого ветра. И размер у них - гусиное яйцо.
  Но сегодня мне не везёт определено, за прилавком стоял эльф. Эльфы поставляют товары на рынок, но сами торгуют редко, в основном нанимают кого-нибудь, или ставят раба. В каждой второй эльфийской лавке торгует полукровка, и в рабах у них то и дело полуэльф. Вообще, относятся они к своим полусородичам , мягко говоря неприязненно.
  - Белых слив на три монеты,- по-моему, все эльфы высокомерные лицемеры, к тому же брезгливы, а людей считают низшей расой... но слив-то хочется! - пожалуйста. - Просяще добавляю я.
  Светловолосый красавец окинул меня самым брезгливым, унизительным взглядом бирюзовых глаз, каким могут рассматривать присохшую рвоту на стене захудалой корчмы. Недовольно скривил идеальные губы, и тонкой, почти женской рукой, начал набирать в чашу весов сливы.
  - Я возьму реванш, Рафаэль...- тихо заговорил он, глядя на весы. - Найду, эту уродливою человеческую суку, и заставлю ублажать ее. Ты не посмеешь отказаться Рафаэль.- Он глянул на меня, и уже громко добавил. - Бери свои сливы... надеюсь они не скукожатся от прикосновение к убогой. - Я прекрасно поняла его каждое слово, но не поняла, зачем он открыто мне это высказал, ведь говорил на чистейшем межрасовом, а эльфы редко обращаются с людьми. Могут смотреть тебе в глаза и лучезарно улыбаться, нежно лопоча что-то на своем певучем, а стоит перевести пару словечек, так этот гад, оказывается, унижал тебя.
  - Свой реванш ты возьмешь без меня! - резко, едва не рыча, ответила я ему, отпихивая протянутую руку со сливами. - Пусть твоими сливами чирики подавятся! - развернулась и ушла искать деда, он наверняка болты уже продал. Только выйдя из фруктового ряда, я поняла что хожу босиком, сандали так и остались в телеге.
  - Ты чего раскраснелась так!? - удивился дед, сейчас он выглядел доволен: Рэм заплатил за болты настоящую цену.
  - Он меня обозвал.- Коротко буркнула я, опуская голову. Мдя, босоногая и покореженная я точно на бродягу похожа, только сарафан на мне новенький, голубой в мелкий золотой орнамент. Хорошо что я про косынку не забыла, а то кривая короткая стрижка, не то что эльфов, людей распугивать будет.
  - Кто?
  - Эльф, торгаш проклятый!
  - А ты их певчий понимаешь!?- остановился Аким, удивленно глядя на меня.
  - Не, этот перворожденный, меня на межрасовом...
  - Да быть не может! - отмахнулся дед, - они на нем до брани не опустятся. Надумала ты чего...
  - Не на думала... Жаль, слив не поедим. - я отдала деду медяки.
  - Ну да ладно, Малья все скажет... скоро придем. - Мы уже завернули на магический ряд.
  Здесь все было по-другому. Говорили тихо, никто не суетился, у прилавков не было толпы: максимум по три человека. Даже воздух здесь был другим, пахло морозом (в такую-то ЖАРУ!!!), и травами. Орчанка торговавшая амулетами, о чем-то нашептывала молодому парню в кольчуге, но без меча, старая знахарка перебирала сушеных змей, эльф молча продавал толстому мужчине склянку с приворотам. В полуоткрытом темном, маленьком шатре, скрестив руки на груди, стоял мужчина. Не человек, и не эльф и не...
  - Дед, а кто это? - тихо спросила я, указывая на невысокого, очень бледного, широкоплечего, но худого, нет, скорее истощенного мужчину. Распущенные волосы цвета речного песка, аккуратно спускались до колен, большие как у эльфов глаза светло болотного цвета, имели влажный блеск, словно он вот-вот заплачет, и капливидный зрачок. Уши же у него были самые что ни на есть человеческие, аккуратные, но если приглядеться, одно было чуть отдернутое.
  - Не глазей так. - Как-то жестко отдернул меня дед. - Дриад, или Друид, их по-разному называют.
  - Но, как? Ты же сам говорил, что они не селятся в наших лесах, да и мало их...
  - Значит приезжий. Пойдем. - Мы ускорили шаг, но то, от чего хотел убежать Аким, нагнало нас.
  Тонкая, холодная рука схватила меня за плечо. Я остановилась так резко, что едва не упала, дернулась, освобождая плечо, но хватка лишь усилилась, 'глупец!', промелькнула в голове чужая мысль, или я сказала вслух? Дриад. Это был он. Вблизи он оказался пальца на два выше меня. Отпустив моё уже посиневшее плечо, заглянул в глаза, и, повернувшись к деду тихо, но внятно сказал: - Ты привел, но она уйдет и вернется псом, отплатив тем, что ты отнял у нее.
  Он еще раз глянул на меня и развернулся к своему шатру, отойдя на шаг, бросил через плечо: - Борись девочка. - И ушел.
  - Дед, о чём он хотел сказать?
  - Не бери в голову, странные они - дриады. - И мы пошли дальше. Я хотела еще о чем-то спросить деда, но он всем своим видом показывал, что лимит ответов исчерпан. А впереди виднелось круглое строение из красного кирпича.
  Дед молча толкнул тяжелую дубовую дверь, она отворялась настолько медленно, что Аким толкнул еще раз, и еще, но тщетно, она бала словно зачарована: проверяла долготу терпения у пришедших. И вот спустя долгие минуты, Аким наконец-то переступил порог, я стояла за его спиной и с опаской вглядывалась в очертания полутемной комнаты. Это была очень большая комната, мне даже показалась, что снаружи этот дом-бочонок выглядел меньше, и окон я видела не меньше трех, а сейчас всего одно, и то завешено пучками сушеных трав. В центре комнаты стаяла небольшая бадья, к стенам приставлены какие-то мешки и закрытые корзины, на противоположенной от окна стене привинчены три факела, под ними пыльный ларь по размерам и форме напоминающий гроб. У окна стоит довольно не плохой на вид, резной шкаф, около него овальный стол заставленный склянками, пузырьками и книгами, за столом сидела женщина.
  - Чего застыли как изваяния!? - гнусавым голосом, довольно не приветлива, гаркнула она. - Или мне тут до заката вас дожидаться? - Дед оглянулся на меня, я неизвестно кому и зачем пожала плечами. - Проходите, вам говорю!- и мы, как-то боком и вдоль стены, обходя бадью подошли к ведунье.
  Это была полная женщина лет сорока пяти, кучерявая с пухлыми губами и маленького роста.
  - А где все ваши посетители? - вместо 'здравствуйте' удивилась я, дед недобро на меня глянул.
  - Дверь не пустила. - Просто, уже другим голосом, ответила Малья. - Я ее зачаровала, она открывается только тем, кому действительно нужно помочь.
  - А почему она у вас так медленно открывается?- вспомнила я наше ожидание.
  - Ну.... Так вы вдвоем зашли, одному нужно, второму нет. Вот дверь и думала. - Она перевела взгляд на деда. - И так, зачем пришли?
  Я только собиралась открыть рот, но дед меня опередил. И в течении часа, то бледнеющей, то краснеющей (при рассказе дед активно жестикулировал) Малье, были рассказаны мельчайшие подробности нашего с Акимам знакомства. Потом последовало подробное описание моих шрамов и странностей, особенно Малья удивилась боязни собак ко мне. А когда он дошел до места: ' И тут она мне говорит Эльф, торгаш проклятый!', Малья устало вздохнула, и Кивнула деду на дверь.
  - Тебе здесь делать нечего.
  - А... так как же...- Уходить Аким точно не собирался, и слова ведуньи сбили его с толку.
  - За дверь я сказала! Если надо будет, она саамам тебе все расскажет.- видя непонимающее лицо деда, она перешла на повелительный тон.
  И тут в дверь забарабанили. Послышались крики, пьяная ругань, хриплый крик гуся и разноязычные причитания. Малья удивленно округлила глаза, встала из-за стола и взяв в руки какую-то засушенную ветку с синими ягодами, прихрамывая пошла к двери. Дед пошел следом.
  Дойдя до двери Малья потянула руку к ручке, не успела ее коснутся, как дверь рывком открылась сама, ударив руку ведуньи. На пороге лежал пьяный мужик в крови, порванных портах и одном сапоге, своим пузам он придавливал почти обезглавленного гуся. Почти, потому что голова птицы болталась на тоненьком лоскутке шкурки, а когда та дернулась в последней конвульсии брызжа кровью на ноги ведунье, лоскуток оборвался, и грязная голова покатилась через порог, барабаня клювом. Малья попятилась, держась за ушибленную руку, дед в сердцах плюнул и пнул голову лаптем, та угодила в голову пьяньчуге. Последний кое-как встал на карачки, и непрерывно матерясь и проклиная свою благоверную, пополз прочь. Хладный гусь остался лежать у двери.
  - Оригинально вам, ведуньям, обеды доставляют...- выдавила из себя я подойдя к деду.- Все самое свежее, почти живое.- Тут тушка дрогнула в последний раз, перевалившись с живота на спину.
  - Дурной знак. - Тихо, и оттого угрожающе сказала ведунья.
  - Ну, пойду я. - дед поднял гуся за лапки, и вышел закрыв за собой дверь.
  Выпроводив деда, ведунья улыбнулась мне улыбкой радушного хозяина. Взяла под локоток и не спеша повела к лавке.
  - Не уже ли ты деточка ну совсем ничего не помнишь?- она села рядом, взяла с полки маленькую ступку, и, бросив в неё несколько синих ягод и листья мяты начала не спеша толочь. По комнате разлился приятно-сладкий запах. Я отрицательно помотала головой. - Ты знаешь, мне иногда достаточно кроткого взгляда на человека, чтобы разгадать его... ну, хотя бы поверхностно. Иным, чтоб дать ответ, я долго и пристально смотрю в глаза, в саму их душу, некоторым читаю заклинание, наговоры, бывает и травами опаиваю заговоренными. Есть еще и вода у меня, с Озера Жизни привезенная...- она посмотрела мне в глаза и замолчала, громко и протяжно выдохнув, отставила ступку и сложила руки на коленях. - Только сколько на тебя не смотрю: будто нет тебя. Словно прошлого нет у тебя, как из пустоты ты взялась. - Она перевела взгляд на мои ладони. - Дай хоть на линии твои взгляну, может там чего расскажу. Я протянула руку.
  Малья долго щекотно водила загрубевшим пальцем по моей ладони. Щурилась и поворачивала руку к свету.
  - горько тебе с малку, было,- медленно говорила она. - Люди тебя сторонились, дикий зверь чуял, но не нападал - лес ты знала...
  - А родители? Мама? - я с надеждой смотрела на ведунью.- Хоть что-нибудь?
   Что-то в груди сжималось, начинало щекотать в носу. Вот сейчас... я может, узнаю, что есть те, кто скучает по мне, что у меня есть дом, где я нужна кому-то. Что я не одна и мне есть куда возвращаться.... Что у меня есть то, о чем я думаю, глядя в далёкое черное небо, что есть хоть что-то. Нет, мне не плохо у Акима, но это другое - это ДОМ, он должен быть у каждого....
  - Этого не видно... совсем. Но есть у тебя большой подарок судьбы, у тебя два выбора, две жизни, две судьбы, две линии...
  - Вторая линия это шрам...- у меня на ладони был причудливый изогнутый шрам, очень тонкий, и я не помнила, откуда он.
  - Этот шрам угоден Стихиям. Он появился там, где должен быть. - И она отпустила мою руку.
  Она подняла голову, и как бы что-то ища , внимательно осмотрела полки со склянками и горшочками.
  - Дам я тебе одного порошка... не обещаю что ты что-нибудь вспомнишь, но ты уж попробуй...- она встала и подошла к самой дальней полке, сунула руки куда-то в глубь, подняв облако пыли достала небольшой тряпичный мешочек. Развязала горловину и принюхалась, немного поморщилась, и сунула мешок мне. - Не жуй, просто глотай!
  Я взяла большую щепотку мелко молотой, подозрительно голубой травы, и сунула его себе в рот... хуже только першак с перцам. Из глаз брызнули слезы, но я все же проглотила. Малья одобрительно улыбнулась, а у меня появилось сильное головокружение и непреодолимое желание запить эту дрянь... комната пошла рябью.
  ХХХХХХХХХХХ
  ...Тебе нужно набраться сил, нас ждет долгая дорога.- Странный, приглушенный голос, будто говорят из-за стены. - Я знаю: ты меня слышишь, не бойся, скоро я не оставлю тебя, - усталый вздох. - Слишком глупая, надеюсь, ты не начнешь со мной спорить.- Тихие шаги отдаляются, оно уходит.
  Теперь совсем тихо, тихо и темно. Мне нужно выйти отсюда, но я не знаю как. Я не знаю где я, и в какую сторону нужно идти... идти! Как? Здесь нет пола! 'ЭЙ! Э-ге-ге!', но моему крику не отвечает даже эхо, я расправляю руки в стороны... странное чувство. Будто у меня нет рук, но я знаю что это не так, пытаюсь повернуться, но тело будто не моё, или движения делаю не я, но я чувствую их, они где-то далеко, и я вроде здесь и в тоже время нет, или не вся?! Кажется, это называется - уйти в острал?
  Но пространство вокруг меня начинает выгибаться, вибрировать, и меня выталкивает куда-то в верх... странно, я ждала спуска, а не подъема. Медленно, как плыть по течению неторопливой реки, я поднимаюсь, но все еще темно и тихо, удивительно спокойно.
  ХХХХХХХХХХХХ
  - Что ты видела?- спросила ведьма склонившись надомной. Как оказалось я упала на пол и не приходила в себя более часа. М-да, вот так подъем.
  У меня почему-то появилось странное чувство тревоги, и казалось, что мне очень нужно вернуться... домой? Словно я что-то забыла сделать, или начала и не закончила.... И я не хотела говорить ведунье о голосе.
  - Ничего.- Коротко, каким-то не своим голосом ответила я, отлепляясь от досок.
  Когда я вышла, дед сидел на крыльце с полной корзиной эльфийских слив, и искоса поглядывал на дриада собирающего шатер.
  Акиму я о голосе тоже не говорила, что-то подсказывало, то незачем ему знать. А ведь ничего такого и не было, по существу. Я лишь хотела узнать кто я, и есть ли у меня дом. Но в место этого кто-то меня якобы не оставит, считает глупой и не хочет то бы я с ним спорила, и в добавок говорит о каком-то путешествии. И куда спрашивается я должна буду пойти!? Про дом речи не было, а никуда больше мне и не нужно.
  -Дед, а ты чего так много слив купил? Решил эльфа озолотить?- на того ненормального я уже не злилась - они все такие. Но любопытно же, с чего шикуем.... И откуда я слова такое знаю: 'Шикуем'?
  - Не поверишь Нила, - хитро прищурился дед, протягивая мне голубоватый плод. - Там, у одного длинноухого, а главное не половинки! Чирики, как ошалелые налетели, да всем скопом! Прилавок разнесли, и эльфа того поклевали! Что там визгу было! Эльф тикать! А тут ребятишки ярмарочные жару поддали, ну и я под шумок... А чего ты так на меня улыбаешься!? Чай не обеднеет!- тут я не выдержала, и рассмеялась во весь голос.... М-датушки, чтоб творение Природы, напало на эльфа! У-у-у... Небось сам бедолага до сих пор удивляется. А, так ему и надо!
  Дома.... Дома всё было как обычно. Только это странное чувство, нет, это даже не чувство, а предчувствие какое-то, все никак ни хотело пропадать. Я дважды обошла весь дом и двор, оглядела сарай и чердак - все на месте, как и должно быть. Но все ровно это... ну, не хватало чего-то. Аким терпеливо ждал обеда, и раз пять спрашивал, не потеряла ли я чего? И когда, наконец, я убедила себя что ничего не пропало, ни сгорело и ни испортилось, разогрела картошку к летнику и позвала деда за стол, в веранду в буквальном смысле слова залетел Кулан.
  - Где Аким?!!! - Гаркнул он на меня так, что в ушах зазвенело.
  - Там.- Я кивнула на перегородку, за которой стоял стол.
  Кулан, красный как вареный рак, оттолкнул меня так, что я едва удержалась на ногах и уронила кулек с бобам.
  - Аким! Ланка моя... совсем плохо... осы... в шею, а она... Я заплачу хорошо, помоги!- Кулан говорил сбивчиво, и через слово то шептал, то кричал. Ясное дело, их семья просить не привыкла.
  Дед встал из-за стола, и мелкими быстрыми шагами пошел в комнату, кулан хотел было за ним пройти, но дед сердито бросил через плече 'Здесь жди!', и он нервно дыша, остался нависать надомной темной тучей, наблюдая как я выгребаю боб из-под тумбы. Потом они ушли.
  Красный диск солнце спустился к самому горизонту, все живое устав за этот день от его жара глубоко вздохнула в ожидании ночи. Нила сидела в затененном углу комнаты, устало положив голову на сложенные руки и прикрыв глаза. Она не любила солнце. Не любила извечную летнюю жару, белый свет, который норовит больно ударить по глазам, не любила то, что происходит когда светит солнце. Она не знала почему, но каждый раз, когда приходили сумерки, ей казалось, что все становится проще, и все проблемы и мир дневной суеты уходят на второй план. И даже.... Её шрамы начинают растворятся в ночном покое.
  Но сегодня что-то было не так. Толи из-за того что в этот вечер ей абсолютно нечем себя занять, толи из-за того, что Аким так долго не возвращается, или из-за перепуганного лица Кулана. Ей почему-то казалась, что он пришел слишком поздно, что Аким взял не те травы, и сколько бы лекарств он на нее не потратил, сколько бы Кулан ему не заплатил - нечего не изменится.
  Ланата , эта самовлюбленная жердь с аристократически тонким лицом, весьма неправильным для деревенской девицы, она все ровно умрет. И ее мне не жаль. Ведь это она придумала и рассказала всему селу, что беспамятство мое я сама насочиняла. А сделала это от того, чтобы никому не проболтаться, что я продажная девка, которую, собственный сутенер в лесу за кое что изуродовал и умирать оставил.
  Подобные мысли еще долго кружились в ее голове, несколько раз она вставала, подходила к окну и вглядывалась в прячущийся огненный шар, ее охватывала минутная тревога, которая сменялась полным безразличием.
  Три месяца спустя.
  Злой ветер крутил короткие вихри из мокрого снега и грязи, громыхали глухие раскаты грома, истошно кричали вороны. Хладостой, первый месяц зимы. Я снова одна в доме, дед ушел к Кулану, поле смерти Ланаты, их хозяйка совсем слегла, а с холодами так вообще худо стало. Так что несколько часов у меня есть.
  Дрова в печи ободряюще потрескивали, набор сухих трав лежал на столе в полном моем распоряжении. Я тут намедни, вычитала у деда в записях один не плохой рецептик. Составляющие совсем простинькиие, только варить надо правильно, не передержать и главное остудить быстро. Зачем это мне? Так ведь надо чем-то заниматься! И деду приятно, когда я по его примеру травки перебираю, говорит, смена ему будет.
  Так, котелок на треножнике, вода изо крышного льда уже закипает, травы истолчены, осталось малость подождать и засыпать в вар. Пока оно тут булькает, пойду калачи из печки достану, а то подгорят. Вот дед придет и как раз остынут к взвару.
  Кот Тотик выпрашивающее на меня посматривает, знаю милый пушистик, погоди маленько, остынут, тебе первому брошу.
  За окном еще раз громыхнуло, кот свалился с подоконника и пошел проситься ко мне на руки.
  В дверь постучали.
  Подняв Тотика на руки, я пошла открывать. На пороге никого не было. Странно, может ветка какая? Только я отошла, как опять постучали, совсем тихо. Открыла, никого, Тотик замурлыкал. Кот спокоен, значит и мне думать нечего. Звери, они беду чуют. Не успела я отвернуться, за дверью тихонько заскреблись, а пусть себе скребется! У меня вообще вар без глазу стоит, а прозевать его ой как не хочется. Проведя по пушистой спинке кота, я пошла назад в комнату. Уже слышен легкий травяной запах.
  Я обернулась за ложкой и замерла.
  На пороге в комнату стоял кто-то. Высокая фигура в темном плаще, с капюшоном надвинутым на лицо. Без оружия - это радует.
  - Сабрина... не уже ли я нашел тебя?...- Мужской бархатный голос. Незнакомец сделал шаг в перед, и откинул капюшон. К горлу подкатил не проглатываемый ком. Кто же это?!!- Что с тобой?- проговорил он ласково. И сделал еще шаг. О Небо, кто же это?
  Я не знала, что мне делать. Незнакомец не был ни человеком, ни эльфом. Я бы назвала его демоном, если бы не... Что же мне делать!? Инстинкт самосохранения просто вопит о том, что нужно убегать от этого отродье тьмы, быстро и как можно дальше. Ведь кроме боли и страха такие гости ничего не приносят. Это очевидно. Черная кожа, хищные клыки и теперь из-под плаща я вижу нервно вздрагивающий хвост. Я бы кричала, но что-то сковало моё горло, не могу... может это особенная магия существа. Нет, я вру сама себе. Ведь я смотрю на него, и словно знаю, что давно, что сразу его простила. Но только за что я могла простить того, кого совсем не знаю? Или знаю? И почему мне так хочется обнять это существо, словно это мой старый друг, которого я давно не видела, и спросить его... - Как ты выжил!?
  - Сабрина, скажи хоть что-нибудь...- он под ходит и я кричу.
  - АААА!!!- он замирает.- Кто ты!? Что тебе нужно!?- он пытается взять меня за руки, но я вырываюсь и бегу.- Уйди!- потыкаюсь и падаю. Треножник с котелком падает вместе со мной и бурлящее варева проливается на руки существу. Но он казалось, и не почувствовал.
  - Сабри... это же я. Ты не помнишь меня?- И что я ему скажу? Что я не какая не сабря.
  - Меня зовут Нила!- он все же берет меня за руку.- Пусти Чудовище!- он ненароком царапает меня черным когтем, я кричу, ранка исчезает на глазах, но я все ровно вырываюсь и кричу. Не потому что больно, он держит нежно, крепко, но нежно. А потому что смотрю в его глаза. Если я и видела нечто подобное в своей прошлой жизни, то точно не его. Глаза, того что держит меня, карие, темно-карие. Чужие, не правильные, они, они.... Должны быть.... Быть должны...- Незнакомец падает.
  Дед Аким стоит сзади, его морщинистые руки крепко сжимают кочергу. Ну вот, второй раз старик спас меня от смерти.
  - Дедушка... ты убил Демона?...- ну вот сорвала голос, теперь шиплю.
  -Нет,- он смотрит на обмякшее тело,- не Демона, их правильней будет назвать даимахи. И не убил, глянь-ка дышит.- и правда, чернокожий даймах дышал.- Связать его надо. - сказал дед, и вышел на кухню.
  - Зачем!? Он же убить меня хотел!- Аким чем-то шебуршал.
  - Э Нееее, если они хотят убить, то не говорила бы ты сейчас со мной. А этот еще что-то говорил тебе, и как я понял не со злом.
  - Но он...
  - Да ты сама нормально посмотри. Он же отощалый, как волк с охотничьей ямы. - дед зашел в комнату и стал связывать черного. Я наконец поднялась и помогла от экспортировать пленного. Почему-то эта ситуация мне показалась знакомой, только по-моему роли поменялись.
  И вот уже красавица Саару(1) жемчужиной сияет в темном бархате ночного неба. Непогода давно сменилась затишьем, а в место грома пришел не шуточный мороз. Даймаха мы закрыли в кладовке, что за кухонькой, дед меня к нему не пускает, говорит, что не очнулся.
  - Дед...?- Аким то-то варит на треножнике, и вот уже минут 20 находится в не зоны доступа.
  - Ммм..?- даже не отворачиваясь.
  - Дед... вот этот черный демон
  -Даймах.- поправил Аким и попробовал свое варево.
  - Ну да. Так они что, только на вид страшные, а так слабые?- дед обернулся.
  - Нет. Нила, это толком не изученные разумные. Все что о их расе мне сказали во времена моего ученичества, так это то, что они всегда враждебно настроены, сильны и беспричинно агрессивны.
  - А тогда...
  - А, и еще, это иномиряне.
  - Дед, а что с этим даймахом? Ты говоришь, сильные они твари, а после кочерги не очухается ни как.- дед снял котелок и повернулся ко мне, медленно ворочая ложку в руках.... Ну все, сейчас начнется очередная лекция, этому надо было не в сельские травники идти, а в Школе Наставникам по травоведению оставаться.
  - А я и сам толком не знаю.- Признаюсь, огорошил.- Я их даже на картинках не видел. Так, читал приблизительное описание, и то, не смотри на меня так, в легендах. - Ну да, сразу стало легче.... 'не ерничай!', Упс!!! У меня в голове голоса!!! Я даже чуть с лавки не навернулась, но голос больше не слышала. Зато заметил Аким. - Что с тобой?
  - Да нет. Ничего. А ты что, про него, правда, больше ничего не слышал?
  - Угу. - Вот тебе и лекция.
   Тем временем дед налил отвара в кружку и кивнул, чтоб я шла за ним. На мешках, в углу кладовки, все так же лежал связанный даймах.
  Блеклый черный цвет. Такой знакомый, и словно другой, не правильный, чего-то не хватает. И я чувствую, что это создание мне вреда не причинит. Не потому что он связан и бес сознание, а потому что мне, мы... Ууу, болото, не могу вспомнить!
  Дед приоткрывает ему рот, и я вижу еще одну неправильность, не хватает одного клыка, а соседний сломан... м-да, а ведь он точно в действительно плохом состоянии. Спросить бы, что с ним было. Эх, Айрис, Айрис... АЙРИС!!! Его зовут Айрис!? Может это... если.... Аким вливает в даймаха несколько глотков отвара, тот закашлялся, судорожно вдохнул и открыл глаза.
  Карие, они карие... недолжны быть такими... 'Не паникуй, он тебе все расскажет'. - Снова голос в голове, или это из-за даймаха у меня такие громкие и почему-то чужие мысли? - 'Ага, ты просто с Ума сходишь!.. Да не падай ты! С тобой такое уже было. Вдохни дурра!'. Вот уж...
  - Сабрина...-простонал даймах,- не бойся, я теперь не причиню тебе вреда. дед прижал руку к его плечу.
  - Молчи. Не видишь, девочка тебя боится.- даймах опустил голову.
  - Нет, дедушка.- Я опустилась на колени, ближе к даймаху.- Пусть говорит, мне кажется, он что-то обо мне знает. - Даймах хмыкнул.
  - Нила, он выглядит слишком плохо.- Даймах поднял голову и посмотрел мне в глаза.- по-моему для него самого будет лучше молчать... сейчас.
  - Дед, он сказал, что вредить не будет.- черный перевел глаза на Акима, - И лучше его сейчас... покормить.- и в подтверждение моих слов, в желудке у даймаха заурчало.
  - Ты и сейчас обо мне заботишься... не изменилась.- Мы недоуменно переглянулись. Я взяла даймаха за подбородок и повернула его голову на себя.
  - Черный, ты обещаешь себя хорошо вести?- он закрыл глаза и глубоко вдохнул.
  - Да.
  - Его не обязательно развязывать.- заупрямился травник.- Можно и тут покормить.- Но я уже распутывала веревки.
  Как ни странно, больше никто не говорил. Молчал Аким, хрипло дышал даймах, а я, оставив их на кухне, пошла за котелком со щами. Все-таки странно это... ' в этом мире и не такое случается' заметил голос. ' можешь звать Ланита', о, так я что и в правду с катушек еду... ' всему своё время', ответил голос... Ланита, и замолк.
  Когда я ставила миску даймаху, он коснулся обломанным ногтем моей руки и тихо спросил.
  - Неужели ты совсем меня не помнишь?
  - Нет. Но мне кажется, тебя зовут Айрис, это так?- спросила я садясь рядом.
  - Да.
  - Так... дети.- Дед сел напротив нас, и мне стало как-то не уютно. С чего бы это?- Давайте-ка по порядку. Ты - кивнул дед Айрису,- кто такой, что знаешь о моей Ниле, откуда и зачем пришел. Ты, - посмотрел дед на меня,- не сиди как статуя. Одними щами... гость не обойдется. Пойди колбасок с яйцами поджарь, и чаю нагрей с калачами. Иди-иди, что смотришь, не съем я твоего... знакомого. - Я вышла из-за стола.
  - Меня зовут Айрис, я, как вы заметили даймах... изгнанный. Тут, правда, называют демоном, но я точно не Дух Зла, пока... - а потом был длинный-длинный монолог, с редкой жестикуляцией, вздохами и поддакиванием.
  Айрис рассказал, что я иномирянка, о! Не верю! Потом еще кучу всякой дряни где меня то пытали, то использовали. Рассказал как мы 'подружились' и сбежали, как потом меня убили, а его недобитого повезли на Суд. Там лишили Сил и швырнули в недостроенный телепорт, вышвырнуло его в этом мире, в глухом лесу, прямо на пьяного лесника. Потом скитания. А полтора года назад его поймал табор ветееров(2), и держал у себя как диковинную зверушку. Вообщем приятного мало. Но пол года назад, одна ветеерка-видящая отпустила его, и сказала что он должен 'сопроводить три имени одной девушки, что ласкала смерть и забыла жизнь, и только разделив путь ее, найдешь Силу свою'. В ту же ночь, он видел сон, в котором я звала его сидя верхом на белом волке. Я касалась земли через зверя крови, это означало, что я - жива. И он стал искать.
  Весь свой рассказ он смотрел на меня. Словно хотел спросить о чем-то, но не знал, как начать, это было ощутимо, и я заранее знала, что ответа у меня нет. Пока нет. ' Как вы все усложняете...' - пробурчал голос. А это еще один вопрос. Но пока спать. Вон, даже дайм... Айрис уже зевает.
  - Дед, я постелю Айрису в светлице.- Надеюсь, он понимает, что выгнать мы его не можем, да и разговор только начат... только начат. Аким еще раз окинул даймаха взглядом и кивнул.
  - Нила...- встал и подошел ко мне дед,- или все же Сабрина, сегодня я посплю в комнате. А ты здесь, на печи. Мне спокойнее будет.- Хм, перестраховщик. Ну да ладно.
  - Нила. Сабрина умерла. Нила, дедушка Аким.
  - Наверное, Сабринил, или Нисабрил... - тихо прорычал даймах, я улыбнулась и пошла стелить ему постель.
  Айрис.
  Она меня не помнит... м-да. Она вообще ничего не помнит, вообще! И имя какое-то непонятное себе взяла, Нила - мягкая, покладистая. Даже испугалась меня, хотя да... лысый, беззубый даймах. Не удивительно. А что бы тут было, скажи я кто именно ее сюда приволок. Вот именно, приволок. Добил бы меня этот травник ненормальный! Ведь видел же, что я к ним без оружия, нет, ему просто необходимо было крепость кочерги испытать.... Да, Круг знает как наказывать, и унизить, и не пойми кем оставить. Оставить! Уж лучше смерть. Даже старик, простой человеческий старик, прибить может. Даймах, демон... только название и осталось, ну и хвост... Ха-ха, так спешили с этим грыховым(3) телепортом, что отрубить забыли. Ууу... Следуй за девчонкой и вернешь Силу... знать бы, правда ли это? Иначе долго я не протяну. Ветееры-видящие никогда не врут, но и всей правды не говорят. Вот и куда с ней идти!? А если она тут обосновалась, и странствия ей только в кошмарах снятся!? Я ведь не тянуть ее должен, а сопровождать! Бред. Даймах-провожатый, и ведь не смогу теперь отступить, это шанс... единственный. Стоп, я ведь ей это говорил.... И они оба меня внимательно слушали, но ни отнекиваней ни истерик не было, значит... Ни грыха это не значит! Может завтра она все обдумает, и катись-ка ты обессиленный даймах отсюда. Ведь это мне с ней нужно по самое горло. Вопросы, вопросы... спасибо хоть накормили. Я, даймах, воин третьей ступени, вынужден просить, ПРОСИТЬ!!! Еды у людей. Ага, подайте бедному, черному страшному, а то ведь окачурусь! И ведь есть выбор, смерть, или такая жизнь. И ведь теперь могу, стало доступным... одно слово. Слабый.
  Надо будет с ней поговорить. С одной.
  А пока спать... спать... спа...
  Нила.
  Я думала, вообще не усну. Услышать о себе столько за один вечер, и от кого!? От даймаха, да такого... интересно, они все такие, или он в изгнании заморышам стал? Такие как он отняли у меня всё, не просто все, а именно ВСЁ. Даже имя... моё-то умерло. И что... он говорил все это глядя на меня такими виноватыми глазами, что порыв запустить в него что-нибудь тяжелое, издох на корню. Ну и... идти, куда? Мне и с Акимом не плохо. Возвращаться в свой мир... дааа.... Меня там уже наверняка похоронили, если было кому. Вернуться чтобы узнать - глупо. Э... здрасте, я тут в другом мире, в гостях была, и случайно потеряла паять. Вы не подскажите, где тут могут быть мой родственники или друзья. И как этот Айрис сказал, нет там ни магии ни простого ведовства. И из разумных, только люди. Не верю я в это. Скажи любому эльфу, что есть такие места, где о их дивных ушках никто слыхам не слыхивал... убьют. Очень медленно убьют. Мол, там даже простых, истинных сил нет.... Так как я там вообще родилась и выжила, это ж получается, что там даже трава не растет! Мертвый мир... жуть. Нет, он сказал Пустой.
  И на этом мысли девушки оборвались, она ушла в объятия Морфея.
  - Ну, здравствуй... сумасшедшая.- Ни то зло, ни то насмешливо сказал полу размытый женский силуэт, сидящий в большем кожаном кресле.
  - Э...- 'как-то странно я себя чувствую в этом сне', подумалось Сабрине.
  - А ты чувствуешь, - слегка удивленно, - не так плохо, как может показаться.
  - Ты слышишь мысли?- У нее знакомый голос, но вот жаль лица не разглядеть.
  Нила попробовала сделать шаг, но ноги увязли словно на яви. Что за...
  - Это не совсем сон деточка. - Улыбнулся голос. - А имя своё я тебе уже называла, ну если ты так слабопамятна... Ланита.
  - Так ты и есть голос? И я не сплю? И...
  - Нет, это не паранойя и ты не сходишь с ума.
  - Но тогда как это понимать?
  - Смотря что - 'это'? с тобой много чего было. Ты хочешь получить ответы, не задав правильного вопроса. - Ключевым словом было 'правильного'.
  -Хм,- Нила собралась с мыслями и громко выдохнула,- для начало, кто Ты такая, и почему я слышу твой голос?
  - Я это ты. А слышишь ты... ну как-то же я должна тебя направлять.
  - Направлять... значит даймах прав, и мне придется уходить.
  - Очень правильное слово 'придется'. Только не закатывай истерик! Это не только твоя судьба!
  - Да... с учетом того что своей я вообще не помню.
  - Судьба - будущее, ее нельзя помнить. А что касается прошлого, не парься, как говорят в твоём мире. Ты сама себя от него отгородила, поставила блок, на то, что не хотела вспоминать. И если захочешь, то все вспомнишь.
  - Но я хочу...
  - О!!!-издевательское,- ты хочешь вспомнить лишь желаемое, то, чего у тебя никогда не было!- как пощечина.
  - Кто ты такая, что бы знать чего хочу я!?
  - Я - Ты. И я же просила: никаких истерик. Но скоро все измениться, я открыла блок, сдерживающий твои Силы... в твоём мире это вынужденная защита, пустой мир мог тебя убить еще в утробе.
  Сон-явь пошел рябью, и вот я уже сижу на кровати и смотрю в стену. ' Ты это- Я'. Ни то было, ни то простой сон. Только вот странность, до этого сны были совсем размытыми и я их не помнила и не понимала. А еще знала, что снилось мне что-то редко, и всегда одно и то же, а теперь совсем другое и голос. Словно на самое ухо.
  В доме темень и необычайная тишь: не храпит дед, не потрескивает печь, мыши словно вымерли, слышно, как на улице подает снег, и собственное сердце в ушах... не обычно. Я поднялась, и нарочито громко шлепая босыми ступнями по половикам, вышла в веранду... так и есть, снег падает. Люблю снег. Мне не нравится здешняя зима, я считаю ее не правильной, если я иномирянка, то может, там, откуда я, зимы другие? Не помню, но дед говорил , что и здесь зимы не везде одинаковые, есть земли, где зимы без грома и мороз и снег круглые сутки, аж восемь Саару, а в году их всего шестнадцать. А есть где зим вообще нет. А здесь, в Миракуш, зимы короткие и мокрые. Днями моросит дождь иногда со снегом, вся земля превращается в грязевое месиво, в небе полыхают зарницы, иногда случается гром. К ночи приходит мороз, а утром на улицу лучше не выходить, никогда не знаешь, какой толщины мерзлая корка, и какой глубины под ней лужа. Снег идет редко. Очень редко и только по ночам, как сейчас... медлительные крупные хлопья. Хочется расправить крылья и взлететь.
  По телу разливается лень и тепло, я делаю шаг за порог, ловлю на открытою длань снежное перышко.... Его сдувает легким ветром, я чему-то улыбаюсь и иду в дом.
  Пора спать.
  Столько снега селенье Загоркино еще не видывала. За прошедшую ночь сугробы укрыли землю аршина на два, а то и все три! И самое странное, куда-то пропали гром и дождь. Как обычно поутру оттепель не пришла, оставляя хозяйничать мороз. Все село проспало! Снег залепил низкие окна хат, и просыпающееся хозяева, увидев темень в оконце, заваливались спать дальше.
  Прохор - полугном и знатный винодел, не сумев открыть дверь, решил что боги его наказали, услышав таки мольбы его несносной женушки-пилы. И бросил пить.
  Мамки теряли деток, вроде только под ногами крутился, а тут, юрк в сугроб, а она и не заметила.
  У колодцев бабы галдели о грядущем конце света, а их мужи пыхтя и матюгаясь на чем свет стоит на городского мага-погодника, прокапывали дорожки от хат к сараям и колодцам. И его уж там греха таить, к хатке 'замурованного' Прохора-винодела, и ко двору Стаськи-самогонщицы. Притом к последним двум точкам назначения капали раза в три быстрее, нежели к сараям.
  - Нила! Глянь, что на дворе делается!- разбудил меня дед. Я открыла глаза и подумала что такой разбитой не просыпалась даже когда с первой жатвы пришла.
   - Ой...й! - голова от подушки отклеиваться отказывалась.- Дед,- простонала я, - что-то мне не очень,- и со строила жалостливые глазки (раньше никогда так не делала!). Аким пристально посмотрел мне в глаза, и сжал сухими пальцами запястье.
  - Тебе холодно, - спросил он. Но я бы не сказала, что мне было холодно. Это словно кокон, кожу ощутимо холодило, даже глаза чувствовались холодными кругляшками, но в нутрии... мышцы и кровь, они словно сами вырабатывали тепло, даже жар.
  - Не знаю... странно как-то.
  - ДАЙМАХ!!!- гаркнул дед, в светлице что-то зашуршало, глухо стукнуло и ойкнуло. В комнату вошел стучащий зубами даймах, трясущимися руками он укручивал свои плечи в одеяло.
  - Что случилось?- удивленно спросил он глядя на лежащую меня.
  - А ты сукин сын не знаешь! Сопроводить он ее должен, мать твою демонессу! Что творишь!?- дед подскочил к Айрису, тот не ожидал от старика такой прыти, уронил одеяло, и как напуганная девка захлопал лазами. - Накормили, обогрели, а ты - тварь такая! Прекращай!
  - Да что ты от меня хочешь, Травник!?
  - Ты, зараза такая, Силы из нее пьешь?- Черный отрицательно покачал головой. - А как это понимать тогда!? - дед кивнул на меня.
  - Э...,- подошел ко мне Айрис,- она могла простыть, холод-то у вас зверский, или сама чего колдует, может... нет, она колдовать не может,- посмотрел на меня даймах виновато. - Это ни я, я теперь могу принимать только добровольно направленную в меня силу. - грубые, горячие пальцы легли на лоб. - если бы у меня было Истинное зрение, я сказал бы точно, а так...- Даймах выдохнул.
  - Кхе, - не добро прищурился дед,- очень даже может быть. Похоже.- он вновь подошел ко мне, и посмотрел, как смотрят на закрытую книгу без названия. - А ну-ка,- обратился Аким ко мне,- сядь ровно.
  - Не могу.- Айрис без лишних церемоний подхватил меня под руки, и вот я сижу. Не ровно.
  - Перестань, скажи себе хватит. - Не поняла, о чем это он? Уууу... спину ломит. Хлоп!!! Даймах отвесил мне хлесткую пощечину! Ну, скотина хвостатая! Ну побегаешь же ты у меня!
  - Ага,- разулыбался черный,- полегчало? - в место ответа я пнула его под коленку.- Понятно. - он отпустил мои плечи и вышел из комнаты.
  Дед тоже гаденько так ухмыльнулся, предатель старый! И вышел в след за черным. Ни черта не понимаю! Ладно, спросим потом, теперяча одеться надо.
  - И давно она стала ведьмой?- спросил даймах Акима, ежась от холода и потирая колено.
  - Нет, никогда с ней такого не было.- Ответил травник, присаживаясь за стол.
  - Но как же тогда...
  - А я почем знаю!? Я в маг-школу лет двести назад ходил, и то не ихние хухры-мухры учил, а свое дело - травы! - Даймах недоверчиво посматривал на деда и трясся у стены. - Ну что ты вылупился, тварь хвостатая!? За дровами иди, или ты думаешь я перед тобой прислуживать буду!?- Даймах схватил плащ в котором пришел и буквально выскочил на улицу.
  Дверь поддалась с трудом, словно подперта чем была. А когда Айрис понял чем, то мам по грудь ушел в снег.
  Ни грыха(3) себе! Столько снега в этих местах отродясь не было. А летать Айрис сейчас не мог, крылья требуют достаточно сил, а их у него катастрофически мало. Едва на жизнь хватает! Но зато у Сабрины проснулся Дар! Это очень кстати... если она не будет ему мстить. И еще Снег... грых! Ненавижу снег, холодно!!! А даймахи, даже сильные, плохо переносят холод.
  А еще за дровами идти, д-д-д пчхи! Вот бы знать в каком именно они сарае.... Апчхи!!!
  Через несколько минут на крыльце показался Аким в валенках и тулупе, и его моментально покрасневший нос говорил о слишком низкой температуре. Мороз, да еще какой! Только вот не задача, морозы тут только по ночам, а к утру оттепель и дождик. Мать моя сколько снега!!!
  А вон и Даймах, дрова над головой поднял и матюгается! Ох, хорошо поет!
  - Чего там копаешься!
  - Под снегом лужи!- дед ухмыльнулся, когда Айрис в очередной раз ушел под снег с головой. Ну зачем ему такой помощник!? И ведь не прогонишь.
  К обеду погода вернулась в своё нормальное состояние, Нила почувствовала что ломота проходит, и завернувшись в пуховый платок подошла к сидящему у открытой юшки печи Даймаху.
  Он сидел, вытянув длинные трехпалые ноги и призакрыв веки, казалось, что существо дремлет. Нила внимательно оглядела его со спины: не правильно. Промелькнула мысль в ее голове. Волосы его отрастали корявым ежиком на макушке и закрывали уши у висков, костлявые руки устало лежали на подлокотниках деревянного стула, безвольные пальцы с обломанными когтями чуть подрагивали.
  - Спишь?- Тихо спросила она, и подошла еще ближе, оставаясь за его спиной.
  - Нет.- Он не повернул головы, и вообще никак не поменял своего положения.
  - А где дедушка?
  - Аким не твой дед.- Твердо сказал даймах.
  - Я никуда с тобой не пойду.- Она встала совсем рядом и положила одну руку ему на плечо, а второй стала осторожно гладить 'ежик'.
  - Ты не знаешь о чем говоришь...- вздох.
  - А ты знаешь?- он чуть шевельнул хвостом. - Не знаешь...
  - Я умираю. - Ее руки замерли.
  - И как я могу помочь? Отдать свою жизнь тебе?- голос спокоен.
  - Нет.- Его рука ложится поверх ее,- я уже говорил, что не причиню тебе никакого вреда.- Она высвобождает руку.
  - Это всего лишь слова.
  - Нет, это слова ветеера. А их пророчества всегда верны.
  - Посмотрим. - Потом они молчали думая каждый о своем.
  Тишину нарушил даймах, урчанием желудка.
  Нила вновь коснулась его волос.
  - Сейчас приготовлю что-нибудь.- И прежде чем он успел что-либо сказать, добавила. - Так все жё, где дедушка?
  - В Кустичи позвали, мужик какой-то приезжал, сказал жинка второй день рожает. - Нила вышла из комнаты.
  Странно, он вроде чужой, но оставаться с ним один на один совсем не страшно. И без Акима как-то спокойнее, проще. Думала Нила. И почему их демонами называют? Нужно поговорить с ним, спросить. Да, и что это за спектакль утром был!?
  Она взяла тарелку с дымящимися щами и вернувшись в комнату, отдала ее в руки даймаха.
  - Айрис?
  -Ммм.
  - Дед сказал что ты, ну, таких как ты, называют демонами, но правильней - хаймахами. Почему?
  - А, эта крестьяне за вид так окрестили.
  - Вид... но я думала что демоны - духи. Или что у них хвосты, рога и копыта... ну и крылья конечно.
  - Я не знаю. Не смотри так, я правда демонов не видел. Хотя считают, что нашу расу создали именно они. Планировали получить бездушных глупых но сильных рабов, но что-то пошло не так и получились мы. Но с душами моего народа не все гладко...
  - Как понять?
  - Ну... вот вы верите, что человек после смерти уходит к Создателю, на отдых и покой, в мир духов. А эльфы верят, что перерождаются чем-то другим, деревом, ручьем. А когда исчезают во второй раз, то опять рождаются заново маленьким эльфом.
  У нашей расы такого нет. Ни перерождения. Ни покоя. Наши души возвращаются к создателю-демону, который их пожирает, делая себя сильнее.
  - То есть ты состарился и теперь боишься смерти. А я твой ключ к источнику молодости?
  - Откуда к тебе мог придти подобный вздор!? Нет, и еще сто раз нет! Во-первых, я молодой, мне только-только 218 лет!
  - Сколько!?
  - Ну... с тем учетом что люди живут по 100-130 лет, то на ваши мне где-то 16-19 лет.
  - Сколько ж вы тогда живете!?
  - Около семи тысяч лет.
  - Как эльфы...
  - Нет, эти выскочки живут самое большое пять тысяч. Правда, их маги могут вообще не умирать.
  - но они все маги!
  - Ой. Они все да в разной степени. Некоторые даже свечку зажечь не могут, ни то, что ты, во-о-он сколько снега навалила.
  - В смысле Я?
  - Так ты еще не поняла!? Ты Нила, с этого утра - ведьма!
  - Ага, щас! Думаешь я не знаю, что в людях этот Дар просыпается с лет Пяти и В среднем до Пятнадцати. А потом все, блок!- и вообще мы с дедам этот вариант самым первым рассматривали. Нет у меня никаких способностей в магии. Не могу я силами управлять! А жаль... - Я хоть и нечего не помню, но пятнадцати мне на вид и слепой не даст. А со шрамом так и вообще на все сорок тяну!
  - Шрам - дело поправимое.
  - только не этот. Дедушка хороший травник, но как видишь.- она подняла руку к лицу.
  - Мне говорили, что все шрамы можно свести с тела.- Нила хотела что-то ответить но Айрис ее прервал.- Но мы сейчас не об этом. Ты помнишь что было утром?- она кивнула,- Ты бесконтрольно отдавала все силы на снегопад. Ты ведь любишь снег? Правда?
  - Да, не спорю... и вчера я очень хотела увидеть настоящий снегопад. Только снега в этих местах... Айрис, я не могу быть ведьмой. У меня нет этого дара, я его не чувствую. А так было бы хоть что-то.
  - Твоя магия бесконтрольна, она часть тебя и чтобы ее чувствовать и управлять ею, нужно учится. - Он взглянул на неё и добавил,- Или ты уйдешь в глухой лес и станешь настоящей ведьмой... и когда-нибудь погубишь себя сама.
  - Вот еще! Да если бы у меня и проснулся этот грыхов Дар, дед бы тот час меня в Школу отправил. И вообще, с чего ты взял!? Утром мне плохо стало от усталости, или от твоих вчерашних бредней!- даймах сжал губы ни то в улыбке ни то в оскале,- скажешь тоже - иномирянка! Я как все тут! И руки и голова как у всех! И живется мне здесь не плохо, я знаешь ли...
  - Успокойся.- твердо произнес Айрис.- У меня нет никаких сил выслушивать твои истерики. И в конце концов - дай мне поесть. - она выдохнула и вышла в кухню.
  Силы... Дар...- размышляла Сабрина глядя на тающие сугробы.- Будь я ведьма, натворила бы я вам, дорогие мои. А ведь снега и вправду много - красота! Хотя... что б я натворила-то? Ну... да сама не знаю. Наверное, первым делом шрамы бы себе убрала, и память...
  ' Память у тебя есть, и Дар кстати тоже... довольно не плохой. Так что готовься, весело жить начнешь'.- вклинился голос в мою голову. Что-то это мне напоминает. А! Ланита! А я уже думала приснилось. Чего молчала так долго?
  ' А ты так жаждала общенья!?'- У... сколько яда.
  ' Вообще-то ни только даймаху нужны Сила для жизни, но и мне тоже! А из тебя брать... напугаешься еще, и...'- Понятненько. Всем от меня нужны Силы. Я вам что - генератор!?
  'О, а говоришь не иномирянка. В этом мире слова 'генератор' - нет, ну... по крайней мере в том значении, в котором употребляешь ты.'- ведьма говорите? Ох, сбылась мечта идиотки. Значит я теперь сильная, всемогущая и прочая лабуда!?
  ' Ага! Держи карман шире! Обезьяна ты с автоматом! Сейчас ты милая, уязвимее чем когда либо'. Но, я теперь... ты сама говорила....
  ' Я с этим не спорю. Но пока твой дар не контролируешь ты сама, то Айрис был прав - ты можешь навредить себе скорее чем помочь'. - Вот мне интересно, у меня когда-нибудь была нормальная жизнь?
  'Э... ну я так не думаю'. А тебя не спрашивали!
  ' да не бесись ты. Ты меня теперь можешь слышать - не пропадем. Если будешь слушаться'. ЧТО!!! Мало того что все куда-то заставляют идти, так еще и подчинятся вам! Тебе! Да тебя вообще нет! Глюк несчастный!
  'Уууу... а ведь еще ничего тебе не прик... попросила. И вообще, не ори так, Айриса напугаешь. И... на будущее, можешь отвечать мне просто мыслями, не вслух. Ага?'. Ууу, достали!
  Девушка в сердцах тряхнула головой, и скудное стекло в кухонном окне рассыпалось пылью. М-дя.
  День шел своим чередом, Сабрина и Айрис не спеша занимались домашней мелочью, и к разговорам на темы 'Айрис: демон или как?' и 'Сабрина + магия = ?' не возвращались. А если паузы становились не ловкими - перекидывались парой ничего не значащих фраз.
  Когда с Кустич вернулся дед, и увидел затянутое мешковиной и забитое досками окно, (спасибо сообразительному даймаху), то только вздохнул и никаких упрекав не последовало. Платой за помощь Акима как травника была не велика - семя была бедной. Но серебрушка тоже деньги, да и пирог с медом и орехами от крестной малышек (женщина родила тройню, все девочки), был ну просто обалдеть!
  Когда уже стемнело, и мы все трое сидели в светлице, дед и Айрис играли в шахматы с переменным успехом, я читала толстенный талмуд 'Травы и их свойства к исцелению', главу 'Яды'. О, как! И когда я читала состав очередного яда, о котором говорилась, что при отравлении оным, все волосы на теле жертвы выпрямляются, даймах закашлялся.
  Я повернула голову.
  Моим глазам предстала картина неописуемого кучерявинья. На диване сидели донельзя удивленные даймах и дед, оба кучерявее некуда, а на полу запутался в почему-то длинных кудрях кот Тотик. Упс, как говорится.
  -Значит, провожать ты ее должен до ШОМ(4).- Придавлено произнес дед.
  Сопровождать! Вот и совпали карты. В такую дорогу дед не поедет, и меня одну не пустит. Самое малое четыре месяца, если верхом... а кобылка наша зимы этой не протянет. Я бы просила отпустить меня одну, но дед как всегда говорит ' - один в долгую дорогу может идти только дурак, или тот, кто ищет свою смерть'. Не отверчусь... собственно убеждать меня уже начали. Дед, Айрис благоразумно молчал.
  Но тут в голову влез непонятный шум и...
  У меня есть дом, в котором нет тепла и заботы, зато побоев и скандалов - с избытком. Семья - тетка и отчим... кажется пятый. Они точно не переживали после моего исчезновения.... Разве что тетя Рита... не долго. Мама. Ее я не помню, она умерла, когда мне было около трех. Про папу не знал никто абсолютна ничего. И школа, которую я не окончила. Одноклассники, которые не были друзьями. И болото осенью, и демон в ночи... и боль. Темнота. Плен, побег, крик... темнота. Лицо старого человека. Аким.
  Я знаю кто я. только ясности это не прибавило. Айрису нужно быть рядом со мной, но вот ирония судьбы. Его слова: - Демонам ни кто не нужен. Ты не нужна мне.- Может мне начать верить в возмездие? В то, что жизнь наказывает не только невиновных, но и виноватых. Иногда. Но вот странность - наказание невинных и виновных, моя смерть, и та муть что со мной происходит теперь... Я словно и не оживала. Это бут-то бы не мое, не со мной. Словно это не на моем лице борозда шрама, и не я была сотни раз унижена длинноухими выскочками и сельскими девками. Теперь нет. Я не чувствую. Ничего. Абсолютно. Это как читать книгу. Наблюдать со стороны.
  Пусто.
  Это не больно. Я привыкла. Я всегда это знала.
  Это не страшно. Обыденно. Так всегда было.
  Это теперь не значит ничего. Это прочитанные страницы. И написанного мне не изменить.
  Пусто.
  Но мне и не хочется заполнять эту пустоту. Я понимаю что должна чувствовать хоть что-то. Но не хочу. Безразлично.
  Я никто. Я в нигде. У меня не своё имя, и нет дома. Я помню свое прошлое. Но здесь это вырванная страница, которую не к чему ворошить. Незачем. А что осталось? Будущее.
  Хм... новый мир. Вторая я - Нила. Сабрина, это имя останется со мной, но только для меня. Новая судьба. Новый путь.... Не хочется ни от чего убегать, нет желания что-то искать, придумывать, кого-то обыгрывать. Кажется, мой путь лежит в ШОМ? И даймах должен быть со мной, если хочет жить. А он хочет. Что ж. Мир, в котором есть магия, и я в этом мире Носительница дара - ведьма. Не так уж и плохо.
  
  - Сабрина!?
  - Что с тобой!? - два голоса окликнули меня одновременно.
  - Память вернулась. - И два одинакова удивленно-недоумевающих взгляда в мою сторону. Даймах опустил глаза.- Айрис.
  - Да.- Взгляд исподлобья.
  - Ты не правильно понял.- он выпрямил спину. Дед скептически окинул нас взглядом.- Я вспомнила всё. И то, что ни винила тебя тогда тоже. И сейчас не буду.- я улыбнулась. Демон почему-то передернулся.
  Как ни странно, ощущение безучастно пустоты и безразличие, через три дня сменились банальной ленью. А через две недели я на все плюнула, как говорил голосок Ланиты - само уложится, и просто стала жить как получается. А что, проблемы надо решать по мере их поступления.
  И так, мы решили, что в ШОМ я отправлюсь в сопровождении даймаха, через месяц. Набор туда проводят в течении пятидесяти дней, с конца зимы по конец первого месяца весны - Сочня. Конечно же в срок мы не успеем, даже с учетом того, что Аким вытряхнул закрома и денег хватит на два телепорта. Но в правилах для приема поступающих, чей Дар выше среднего, есть оговорка ': - Если Носитель обладает даром выше третей ступени (их всего восемь), и по месту проживание находится далее чем восемьдесят дней пути от ШОМ, он имеет право на начало обучение в не сроках общего зачисление.'. На мое предложение выдвигаться прямо сейчас, даймах предложил убить его прямо тут, быстро и безболезненно. Да если подумать, то мне как-то тоже не очень улыбается топать по зимним дорогам, и ночевать в промерзлых трактирах. На хорошо отапливаемые комнаты нам - не в конюшню же даймаха определять, просто не хватит денег. А весны здесь теплые, холода отступают за каких-то десять-пятнадцать дней.
  Пака будем ожидать отхода, Айрис конечно останется у нас. Тайно. А то ни дай Небо кто такого увидит, подумают что травник Демона вызвал, замышляет чего, супротив односельчан. Так что пришлось Айрису за дровами и водой ходить глубокой морозной ночью. Я, кстати, научилась подпитывать его своей силой, не по многу, но на то чтобы нормально переносить холод, видеть в темноте и наконец, отрастить выбитый зуб - хватает. Пару раз он намекал на то, как соскучился по своим крыльям. Ага, разбежалась! Мне и так после каждой 'подкормки' голова кружится, а если еще пойдет чего не так!?
  Признаюсь самой себе. Я тоже хочу посмотреть на его крылья. Но боюсь, что это даст ему слишком много свободы...
  И вот прошли долгих сорок два дня. Зима закончилась.
  Все выше подымалось ненавистное мне, и так любимое даймахам солнце. Снег таял быстро, превращая дороги не просто в грязь, а в хлюпающее, вонючее месиво, глубина которого порой доходила до двух метров! Свинья и те не валялись. Наш не большой дворик превратился в нечто на подобии болотной топи. Так что выходить решили дня через три.
  Настроение от чемоданного, упало до ' не подходить - злая ведьма'. Нет, такие весны я тут уже видела. Но в первый раз эта скорая оттепель стала причиной откладки ну оч-чень долгожданного дела.
  Я в очередной раз перекладывала походный узелок, даймах обрабатывал когтем резной подоконник, дед вышел погреется на солнышко.
  - И как ты все это потащишь?- спросил Айрис с легкой ноткой ехидства.
  - Я!? вот еще. Это, мой хвостатый друг потащишь ты!
  - Я тебе что лошадь!?
  - Ыгы! Вон какие бака на моих харчах отъел! Худеть пора!
  - Кто? Я отъел!? Да я тростиночка!
  - Ну-ну.
  - если хочешь знать, Моя раса, вся целиком, избавлена природой от такой напасти как лишний вес! Так что..
  - все ровно понесешь!- и я щелкнув пальцами посылаю в его сторону маленькую искорку.
  - Ой! Нила! - и в меня полетела щепка.
  - живешь тут на моей Силе, и еще помогать не хочешь! - очередная искра.
  - Ага! Вам бабам только волю дай, так вы потом с шеи не слезете.
  - это кто - баба!? Ах ты!!!
  - Ай! Уй-ё!... ладно-ладно. Только ты мне Сил на крылья дай.
  - Зачем? Ты на них что, сумки вешать собрался?
  - Ну, Нил!!!! Ну, один разок!- он подходит и пытается меня обнять. Вот где демон! Что-то он в последнее время в конец обнаглел. И где его хваленая гордость! А то демонам никто... ладно. Щас я тебе устрою, крылушки!!!!
  В ладони уже сформировался огненный шарик. Маленький, с грецкий орех. Вот щас в лоб получит, и будет ему полет! Замах, прыткий хвост обвил мою ногу у самого верха бедра, я наступила ему на ногу, попытка прыжка - входит дед.
  С пальцев срывается огонек, и летит в Акима. Мы с Айрисом окончательно перепутались в своих-чужих конечностях, еще и хвост этого ненормального! У! правильно их демонами прозвали!
  Когда мы с даймахам разошлись, Аким лежал на пороге, не шевелясь.
  Белое морщинистое лицо, забрызгано кровью, рот приоткрыт, грудь не вздымается. 'Огонек' попал в глаз.
  Аким умер.
  Я стояла в трех шагах от тела человека, который спас мне жизнь, который буквально вернул меня с того света. Он выходил меня, и вместо того чтобы отправить во своясень, оставил у себя, стал моей семьей. Опорой. Он... он был здесь всем, что было у меня. И чем я отплатила!? Чем!!!!???
  Мерзкие, горькие слезы стекали по щекам. В голове звучал далекий голос. ' - Ты привел, но она уйдет и вернется псом, отплатив тем, что ты отнял у нее'. Дед Аким, старый травник, помогавший людям за гроши, а то и вовсе бесплатно, он отнял у меня смерть.
  Друид был прав.
  Я сидела на поляне, в лесу у костра. В руках была кружка с чем-то теплым, заботлива поданная Айрисом. Сам он сидел на против.
  - Нила? Нила, ну хватит так сидеть. Этого не исправить. Ты, ты...
  - Я убила его. Айрис, я убила единственного близкого человека.
  -... невиновата. Это потому что Силы ты не умеешь контролировать. Если бы...
  - Ни врага, ни вора. А того, Айрис, понимаешь, того, кто был мне всем.
  -... Ты могла, но ведь ты только идешь обучатся, это была случайность.
  - Я сама лишила себя всего.
  - Если бы я мог предположить, я бы никогда... я, я ведь тоже виноват. Нила...
  - НЕ ЗОВИ МЕНЯ ТАК!!!!- рык получился таким, что самой стало жутко, Айрис замер с открытым ртом.- Ты тоже виноват!? Ты тоже виноват!!! Нет Айрис. Это происходит со мной! Бездна тебя возьми! Это я, слышишь, я УБИЛА человека. Убила просто так! Там, в том Мире, у меня нет никого. И сейчас, здесь, умер единственный родной мне человек! Айрис! Ты понимаешь! У меня нет никого! Я, я - убийца! Что ты смотришь!? Ждешь от меня чего-нибудь!? Нет! Я не буду обучатся! Слышишь, к черту этот Дар. Я откажусь от него!
  Я кричала еще что-то. Просто что бы выплеснуть из себя это, фразы получались бессвязными, но мне было все ровно. Только не молчать. Нет, слез больше не было, к горлу не подкатывали комки, но только не молчание. Содержимое кружки полетело а даймаха, тот и не пытался увернуться, он так и сидел не меняя позы, пока я не замолчала. Кажется остановилась на середине какого-то слова. Просто выключился голос, и я зависла глядя в огонь.
  Это все странно. Я прекрасно помнила, и осознавала тот момент, когда Айрис поджигал дом с телом травника. Как потом нес меня на руках огородами, к лесу. Как пытался растормошить, как ругал себя. Понимала, но не могла ничего сделать, словно выпала из реальности. И сейчас, я знала, что Аким хотел чтобы я научилась управлять своим даром, чтобы стала полезной людям, чтобы могла постоять за себя. И это было и моим желанием. Даже сейчас, когда кричала о том, что откажусь от Дара, я не давала смысла этим словам, говорила скорее для того, что бы сделать больно Айрису. Что бы мучатся не одной.
  А потом мутным и липким сгустком поползло время. Была безвкусная и подгорелая еда, впихиваемая в меня вздыхающим от бессилие даймохом. Долгие, от рассвета до заката переходы по лесам, болотам, раскисшим пустым дорогам, были дожди, промочившие нас до костей, ночевки на мокрых и колючих настилах, и сны. Короткие сумбурные сны, походящие на кошмары, я просыпалась по нескольку раз за ночь. Иногда сама, иногда от злого голоса Ланиты: - Да проснись ты наконец! Сил нет, эту ересь видеть. - Иногда от того что даймах начинал во сне стонать, и беспорядочно махать когтями, один раз даже себя поранил.
  - Айрис, а вот ты мне скажи, мы куда идем?- спросила я на третьем часу молчаливой ходьбы. Шли мы не быстро, но целенаправленно, и судя по всему в болото.
  - К заболоченной низине. Там переночуем, а утром продолжим крюк.- я тяжко вздохнула.- Я же еще утром говорил: в этом лесу полно поселений, в любом случае придется делать крюк, и по краю болота будет быстрее всего.
  Вообщем то я и сама все знаю, кроме дороги - карту Айрис изучил еще когда мы весны ждали. Идем мы в Межрасовую Школу Обучения Магии, но вся беда в том, что таковую в наших землях закрыли из-за маленького набора, а просто в человеческий ШОМ я не захотела, да и Аким говорил, что там многому не научат, так - только необходимому. Следовательно я и хвостатый идем к Светлоэльфийским границам, так как ближайший Межрасовый ШОМ находится у остроухих. Как мы туда пройдем, если даже здесь, В Мирокушь, где все расы живут вперемешку, (ну, не то что бы очень, людей все же большинство, но при желании в наших землях можно найти всякого разумного... поговаривают, что даже дроу и вампиры встречаются) Айрису необходимо скрываться от людей и нелюдей? Не знаю, меня как абитуриентку обязаны пропустить, а вот Айрис... придется ему дать сил на крылья. Только это врятли поможет. И есть вариант сделать его своим рабом: на магическом уровне, временно. Я об этом читала, так можно, только вот ни мне ни даймаху этого не хочется. Да и сомневаюсь я, что если эльфы захотят, их остановят Узы какой-то невыученной магички.
  Так, молча, мы шли еще некоторое время, я прикидывала как вести себя на границе, как именно доказать что я магичка жаждущая обучения в их Светлых Пределах, а не враг всего живого.... А главное как быть с Айрисом!? Он ведь не дурак, понимает, на что идет, и ведь идет!!!! Я уже предлагала ему спрятаться, где-нибудь на этих землях, подождать окончания моего обучения, а уже потом бы мы вместе что-нибудь придумали.
  ... ' Да боится твой демон что ты его кинешь, да и здохнуть ему без тебя т...' Ланита, заглохни! И без тебя тошно!
  Дать ему Сил на крылья... на границе у эльфов стоят маги, я слышала, что они могут, и облака к земле пригнуть, ни то, что какого-то демона, тьфу! Даймаха.
  ... 'Слышала, слышала. Слышала она! Нила ты вообще можешь думать как нормальный человек!? Как по твоему, стоит на границе маг, допустим воздушник, с возведенными к небу очами, и у каждой пролетающей вороны цель визита спрашивает!? Милая, маги там конечно есть, но не за кем они не наблюдают - сидят в шатрах и чаи гоняют. По периметру стоят дозорные воины, а за воздухом наблюдают охранные амулеты, и каждый такой амулет настроен на определенный вид разумного... ну из тех, кто может летать. Как по твоему, на даймаха, которого чаще всего встречают в страшилках и легендах, или считают вымершим видом, много у них амулетов!?
  А если боишься, что упорхнет твой хвостатый - сделай его рабом, и проблема решена. Упрямится он не будет, не в его положении'. И ты это знала с самого начала!?
  ... ' Да. А что такого? Это же логично, я просто поражаюсь, почему это никак не могло прийти в твою голову? Даймах и тот понял.'
  - Ты знал!?- он знал, видел что я думаю об этом, переживаю, и ничего мне не сказал!
  - Ты о чем?- видимо он и впрямь не понимает, спросил и даже не убавил ходу, как шел, так и пошел.
  И тут слух резанул приторный звук лошадиного ржания, треск веток, тонкий визг, и ни на что не похожее толи булькающее свистение, толи ломаный кашель с лаем - буй.
  -Бежим!!!- я изо всех ног ломанулась к ветвистому дубу - буи не лазают по деревьям.
  До дерева было совсем не далеко, каких-то пара метров, главное забраться на метра четыре в высоту, что бы эта тварь в замахе нас когтями не достала. Черт! Ненавижу нежить! Какой придурок ее только придумал! Больным надо быть! Блин, где Айрис!?
  Уму не постижимо, я обернулась и моему зрению предстала картина маслом: даймах, лежащий на абсолютно ровном месте, белая в кровавых пятнах лошадь несущаяся на него. И нечто человекообразное висящее в стремени этой лошади. Ах да, ярким пятном этой картины становится брызжущая слюной облезлая голова буя.
  И что мне делать!? Мать Вашу! Лошадь прыгнула передними копытами на грудь даймаха, наездник свалился мертвым грузом, буй нагнал лошадь и впился гнилыми клыками ей в круп. Айрис сделал попытку отползти, но животное и нежить одним вопящим комом двинулись на него, когти буя прошлись по телу наездника и полоснули плече даймаха. Быстро, слишком быстро. Противный хруст и из разодранного брюха лошади вывалились кишки. Тьма! Запах крови в таком количестве сведет эту тварь с ума. Тьма! Буй словно в ответ на мои мысли поднял обезображенную морду, трепыхнул ноздрями и рыкнул. Айрис! Сейчас ему лучше не шевелится, но кажется он в шоковом состоянии, зажмурил глаза и отползает... буй рванул в его сторону.
  - Эй, ведьма! Нужно уходить... пойдем ведьма. От сюда нужно уйти, ведьма, твоя магия сейчас их отпустит, и...- пищала мне в лицо хрупкая эльфийка. А мне было тяжело... словно я подняла мешок с камнями, хотелось упасть, прекратить эту тяжесть, горячую пульсацию в затылке и горький вкус во рту. Как же сейчас плохо видно... я ослепну так. Кажется глаза слезятся и мутит. Демоны! Да что де нужно от меня этой ушастой!?- Уйдем. - и тянет меня за собой.
  - Айрис... я не могу уйти без него.
  - Там буй!!! Ты скоро выдохнешься и он нас обеих убьет! - я смотрю в сторону буя, но всё расплывается, темнеет...
  - помоги Айрису...- свет исчезает совсем, и я словно проваливаюсь в гору мокрой ваты.
  Светлый Дом Ветви Леапрен.
  Комната восстановления.
  Целитель.
  - не шевелитесь. Любое движение будет отдаваться болью.- странное сочетание, тихий но твердый голос. Знать бы кто это? Аучь! - Вы не понимаете человеческого языка!? Я же сказал - не шевелитесь! - ладно-ладно, слушаюсь. Блин... тело как ни мое! Точно не сдохла. Мертвые не хотят сказать загадочному голосу - ' добейте меня'! - Кстати, глаза открыть ты можешь. - О! Точно.
  Лучше бы я этого не делала. Глаза болели, словно их сшивали по мелким лоскуткам шерстяными нитками - противно. И руку не поднять чтобы потереть их. Понять бы где я, и что произошло? Ага, мечтай, нихренушеньки не видно. Освещение не яркое, пара свечей на вроде бы большую комнату, какие-то предметы и человек нависающий надо мной - и это все расплывается, словно смотрю через донышко пивной бутылки.
  - Катыи...? - еще и язык не слушается.
  - Целитель. Тебе пока не стоит разговаривать. - Что-то зашуршало и тихо хлопнуло.- Я оставлю тебя не надолго, нужно сообщить хозяевам о том что ты очнулась. - тихие шуршащие шаги, значит на полу есть ковер. Щелчок, шевельнулся воздух - открылась дверь, - Не вздумай шевелится. - он вышел.
  Интересно, кто такой добренький меня выхаживает? Наверное это из-за той писклявой эльфийки. Он сказал 'хозяевам', наверное он раб, если так, то я... Ой Ё!!!
  Кто-то вошел.
  - она еще очень слаба, расспросить ее тебе не получится.
  - Она в сознании, ты сам сказал.- Новый голос, жестче чем целителя, глубокий.
  - Да, но еще рано. Она может только выслушать не перебивая, как ты любишь. - Недовольное хмыканье,- разговаривать у нее получится в лучшем случае к утру.
  - А если...
  - Ничего не вышло. Очень сложная защита.
  - Эта человечка,- эльфы... ну кто бы сомневался!?- не похожа на обученного мага, скорее лесная ведьма... хорошо если читать умеет.
  - Ниэль сказала, что эта ведьма остановила буя заклинанием петли времени. Лесным дуррам это не под силу.
  - Вот именно, если бы не ты, ее скелет сейчас уже бы обглодали волки.
  - По-моему они это уже делали. Взгляни на ее лицо. - сухие горячие пальца прошлись вдоль шрама.
  - Это плеть, если не ошибаюсь.
  - Скорее всего. Рубец не старый, около двух лет.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Он сильно ее уродует.
  - Для меня все человеческие женщины с рожденья изуродованы своей расой.
  - Я не о этом Эстел. Она пыталась его свести, правда только травами почему-то.
  - И?
  - Ничего. Я тоже пытался...
  - Ты же не хочешь сказать что это...
  - Я не знаю от чего это. Моя магия просто разрушилась при прикосновении. - по лицу провели еще раз, медленно, изучая каждый изгиб. - Надо подождать пока она окрепнет: разговор предстоит долгий.
  - Если она захочет говорить.
  - Захочет.- Тоном не терпящим возращений.
  - Эстел...- укоризненно.- Она в сознании и прекрасно все слышит. Ты можешь быть вежливее с тем, кто спас твоего ребенка.
  - Тин, это необразованная ведьма, человек... и уродка ко всему!
  - Эстел, давай выйдем и поговорим у тебя в кабинете.
  - Тин, ты пороноик. Она человечка: редкие люди понимают наш язык, а это...
  - Пошли!- вздох, шуршание одежды, шаги, хлопок двери - ушли.
  Судя по манере общения Тин тут не раб, определенно. Но Эстел главнее, а та писклявая эльфийка судя по всему его дочь. Это мой плюс. Эльфы очень бережно относятся к своему потомству, особенно если оно не совершеннолетнее. А той пискле на вид около четырнадцати человеческих лет, или меньше. Значит Эстел теперь мой должник. Тааак, ножа в спину ждать не следует, эльфы не люди, они более принципиальные ( я бы сказала до фанатизма), существа так сказать слова и чести.
  Кажется, я нашла билет в Светлые Земли...
  Где АЙРИС!!!
  Паническая мысль пронеслась в голове, черт! А ведь даже говорить не получается, хоть бы спросила этих остроухих : что там с моим даймахам? Если... если они сами его не добили, приняв за демона, или не притащили к этому Тину в какую-нибудь подземную лабораторию, и теперь отрезают от него по кусочку - на опыты... мамочки, бедный Айрис. А если он успел уйти с того чертового места, и теперь бродит где-то по лесам... или не бродит, рад что избавился от обузы в моем лице. Ведь если посмотреть, все его неприятности начались с меня. Но тогда как быть с пророчеством ветеера? Бездна!
  Я попыталась поднять голову от подушки, позвонок словно прошили раскаленной спицей, перед глазами проплыла зеленое пятно...
  Мне снился Айрис... таким каким я его увидела в первые. На усыхающем болоте, в моем мире, он стоял по колени в ручье. На деревьях была пестрая зеленая листва, сквозь которую пробивались лучи летнего солнца, но ручей был каким-то не правильным: невероятно быстрое течение мутной воды с острыми осколками серого люда. Айриса сносило, оттаскивало назад. Он раз за разом взмахивал сильными руками, трепыхались шипастые, перепончатые крылья. Длинные черные волосы намокли от подымаемых им брызг, и спускались причудливыми дорожками-вьюнками по спине и плечам. Черная кожа отблескивала снежинками серебра, рубиново красные глаза моргали часто-часто, удивленно, словно не веря чему-то, и такая же удивленная клыкастая улыбка.
  - Холодно... Сабрина, как же мне холодно...- Он взмахнул крыльями так сильно, что задел меня... старый шрам вновь раскроился, пошла кровь. - Что же ты? Холодно, Сабрина помоги мне...
  Сон оборвался от того что рядом кто-то говорил. Не со мной, но рядом, совсем близко, и эти голоса я уже слышала... но был кто-то новый.
  -... Хотел.
  - Это все из-за твоего природного любопытства. Вот скажи мне, зачем нам эти проблемы? Не смотри на меня так, они будут, поверь мне. Ты, Эстел, ты и так не располагаешь большим запасом свободного времени, тебе было бы куда проще заплатить этой оборванке, чем пытаться прочитать ее.
  - Тор, - обиженно.- Я сам располагаю своим временем! И я просто не верю что тебе не интересно, сам подумай, когда еще подвернется нечто эдакое?
  - Господа, она проснулась. - Все троя синхронно выдохнули. - я думою леди уже сможет поговорить с нами.- Твою ж Мать!!! Я только сейчас сообразила что они говорили по эльфийски, а я переводила на полном автомате, даже не сосредотачиваясь на этом... Дела.
  - Леди не стоит так удивляться. Вы живы, и нам любопытно: кого почти неделю отхаживал не сровненный Тировинилижиэль?
  Это он сейчас мне? Ну да, а почему... наверное надо глаза открыть.
  У кровати стояли трое эльфов.
  За те годы что я прожила в этом мире, мнение о расе длинноухих у меня сложилось скорее... отрицательное. Контактировала я с ними всего пару раз, и каждый из них видела брезгливо сморщенную кукольно красивую мину. Нет, как мастера различных ремесел и искусств они - высший пилотаж. Только вот самомнение у них... тот же высший пилотаж. Мол, Эльфы - перворожденные, дети природы и магии, существа чести и разума, а все остальные расы - пыль под ногами.
  И так первый видимо целитель. Не высокий, с чуть вздернутым носом, немыслимым для человека цветом глаз - фиалковым, пухлыми губами, сложенными в вежливую улыбку и разумеется волосы. Все эльфы не зависимо от пола и магической силы носят длинные волосы, традиция такая. Обстригают они их только в случае траура, или какой не далекой по масштабом от этого беды. У целителя они были причудливого цвета: чай с молоком, на счет длинны не скажу, на голове моего спасителя красовалась гулька, заколотая на восточный манер. Палочками. Только они были разными, одна стеклянная, зеленая, вторая деревянная, с выструганной головой какой-то рыбы. Одежда его от меня была закрыта подпоясанным желтым балдахином.
  Второй был пшеничным блондином, волосы распущены, их лишь по бокам сдерживает несколько на вид дорогих заколок, длинной ладонь до колена. Ростом чуть выше целителя. Глаза как цветы сирени, тонкий прямой нос и тонкие алые губы. Одет он был на манер восемнадцатого века: атласная зеленая рубашка с объемным воротом, черный кожаный жакет, облегающие черные брюки и бархатные коричневые сапоги до колен. Красавчик!
  А вот третий... Как ведро холодной воды на голову.
  Черные как смоль густые волосы обрезаны рваной стрижкой, прямые брови, синие как майская ночь глаза с живым ироническим прищурам, маленький нос с едва заметной горбинкой, аппетитные губы с чуть заметным белесым рубцом на нижней. На его шее были четки в три ряда. Из одежды бежевый заношенный донельзя тонкий свитер и кожаные во что-то вымазанные на левой ноге брюки заправленные в сапоги до середины щиколотки, с обильной шнуровкой, на толстой подошве.
  - Сдуреть можно,- непроизвольно вырвалось у меня, кажется на родном, земном, русском языке.
  Целитель подошел ко мне, сел на краешек кровати и протянул руку, вокруг его пальцев воздух подрагивал как над разогретым асфальтом.
  - Леди...
  - Называйте меня Нила.- ответила я на вопросительный взгляд, но руки не падала.
  - не стоит боятся,- сказал Тин мягко,- просто дайте мне руку, я проведу простую диагностику, в друг у вас что-то повреждено на энергетическом уровне?- Боятся? Это он мне!? А... черт, эльфы же владеют эмпатией. Я протянула руку.
  Странно, у целителя были прохладные руки, но от его прикосновений от запястье до шеи поднималось приятное тепло.
  - С вами все в порядке Леди Нила, но вставать я бы вам не рекомендовал еще несколько часов. Головокружение пропадет сразу после еды.- и в подтверждение его слов у меня заурчало в животе. Темноволосый эльф улыбнулся.
  - ужин принесут сюда леди Нила.- Сказал он разглядывая меня как шопоголик покупку неизвестного назначения.
  Эстел подошел к двери и отворив ее, сказал стоящей за ней служанке принести обеденный поднос сюда, повернул голову ко мне и со вздохом добавил:
  - Двойную порцию, набор блюд как для господина Тодэрвиля. - служанка, пухленькая блондинка, по глазам полукровка, украдкой глянула на меня и поспешно удалилась.
  Я посмотрела на Тора, или как там его... Тодеривля, кажется... и в животе заурчало еще громче. Черноволосый улыбнулся и подошел ко мне совсем близко. Я ожидала чего угодно, даже глаза прикрыла, на всякий случай, а он, просто подсунул мне под спину свою горячую ладонь, приподнял меня, а второй рукой поправил подушки, так чтобы было удобнее сидеть.
  - Если вы не против,- начал не громко говорить он,- я составлю вам компанию во время обеда.
  - Да, конечно...- я вспомнила о вежливости, хотя так хотела послать его в... столовую.
  - Эстел, я пообедаю с Леди.
  - Тор, я...
  - Ты обедаешь в кругу семьи.- и я начала сомневаться, кто же здесь хозяин.- Не смотри на меня так, еще успеешь замучить гостью расспросами
  Когда мы остались одни, служанка принесла наши подносы, и тот на котором яства были навалены горкой, мягко поставила мне на колени. Так... что тут у нас, ОГО! Мясо! Светлые едят мясо дважды в год, на какие-то их эльфячьи праздники, и это точно не сегодня! Так, это по моему утка, колбаски охотничье, жареные, горяченькие ууууу!!! Жиром плавятся, ммм а запах какой! О, картошечка с укропчикам, салат какой-то, плюшки со сливами и две четвертинки дыни... все, я в сказке! Так а это в лохани что, я помешала ложечкой нечто фиолетовое, чем-то смахивающее на кисель варево, определенно холодное и пахнущее...
  - Тодеривль, а...- а черноволосый меня не ждал, за обе щеки хомячил колбаски, и как ни странно заедал их сладкими плюшками.
  - Называй Тор, так проще,- сказал он проглотив большой кус.- Извини что не жду пока ты налюбуешься, просто я после тренировки, так жрать хочется!
  - Да ничего, приятного аппетита,- и куда интересно знать девалась вся его обходительность, вежливость?- А что это?- подняла я на ложке это фиолетовое.
  - Бибная фавыва, - попытался говорить с набитым ртом Тор.- Ой извини...- сказал он пропив вином,- грибная подлива, не бойся не отравлена. - и принялся грызть утиною ножку. А я подумала, что это какой-то не правильный эльф.
  Еда оказалась такой вкусной, что я продолжала жевать даже когда она уже дальше шеи не проглатывалась. Но как бы я не старалась, пол утки и салат в меня не влезли.
  - Ох... мне будет плохо. - сказала я наваливаясь на подушки.
  - Позовем целителя.- безмятежно сказал Тор,- Только тебе не надо отталкивать его магию, как в прошлый раз.
  - Я еще не умею ничего отталкивать, я только иду в школу... ну вашу эльфийскую, межрасовую.
  - Я вообще-то дроу. - глаза у меня захотели выпасть из орбит.- Ну, это темные эльфы, ты что не слышала?
  Слышала конечно... только мне дед говорил что они на наши земли не суются, и что это очень злые твари, с хищными клыками, когтями, черными глазами. А еще у них бледная зеленоватая кожа, потому что они живут под горами в туннелях...
  - Слышала... но видимо что-то не правильное.- а ведь и правда, он бледнее чем Эстел, но не на много.
  - А, ты видно страшилки слышала, мол придет вырвет сердце и съесть?- я кивнула. Дроу посмотрел на мой поднос. - Ты уже поела?
  - Да...
  - тогда я доем. - он проворно сцапал остатки моего обеда. - Так вот, как видишь мне больше нравится дичь, жареная, ну и сладкое я тоже люблю. А страшилки придумывают о тех, кого плохо знают. А дроу действительно редко покидают свои земли. Во-первых не зачем, а во-вторых, нас тут мало кто рад встретить, так зачем лезть на ражен?
  - Но вы же здесь...
  - На ты, говори ты. Плохого воспитание не приписывай, просто за полторы тысячи лет эта обходительность уже в печенках сидит. А так хоть разговор без напряжения. Не морщи лоб, я же вижу, ты не из знатных.
  - Так ты со мной остался что бы просто поговорить?
  - Неа, что бы нормально поесть. Обедать с семьей Леапрен, это два часа убитого времени, и ни какого удовольствие. К тому же в обеденной мне бы мяса не дали. Леди Найт очень строго к этому относится, она даже в разрешенные дни только овощи ест.
  - А я подумала ты и Эстел друзья.
  - ну да. Но за столом кроме него есть еще и Тин с Кати, Найт, ее дети Ной и спасенная тобой Ниэль.
  - А сколько лет этой Ниэль?
  - Сорок три.- я криво улыбнулась... ребенок. Так что дорогой Эстел ты мне действительно обязан. Тор как-то помрачнел, составил подносы, и пассом руки открыл дверь, окликнул служанку. Та забрала приборы и выбежала из комнаты.- Надеюсь ты набралась сил, скоро придет Эстел и зная его думаю разговор получится долгим... - Тор поднялся и направился на выход.
  - Тор!?- окликнула я его, как-то не хочется мне оставаться одной с этим Эстелом, а дроу производит впечатление давно знакомого приятеля, которого не видел пару лет. Он закрыл за собой дверь, даже не обернувшись. Наверное, это только впечатление.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1-Одна из лун этого мира, имеет неровный серебрено-жемчужный цвет
   2- Ветееры, они же путаны - одна из рас населяющих Кьеарун. Не имеют собственной территории, постоянно странствуют, живут небольшими группами (таборами), не признают чужой власти, имеют свою культуру. Аналог цыган. Единственные подвластные Силы - проклятия, видения (редко).
  3- грых - ругательство.
  4 - ШОМ - Школа Обучения Магии.
   Вопреки моим ожиданием через пару минут в комнату вошла, а точнее ворвалась, открыв дверь с колена, Ниэль. Худенькая, маленькая, голубоглазая эльфийка, с крайне серьезным лицом и сурово сдвинутыми бровями, бойко подошла ко мне и на ломаном межрасовом наречье стала объяснять. Что она и есть спасенная мной, ее зовут Наиеталиташиель, и она и ее род очень мне за это благодарны, а благодарность их рода не пустые слова. - Это время, мой...э...- пыталась вспомнить какое-то слова Ниэль,- родитель дал желание... - Ниэль, можно я буду называть тебя так?- Обратилась я к ней на эльфийском,- Со мной ты можешь разговаривать на родном языке.- малышка округлила и без того большие глаза, поджала губы и сменив интонацию на более резкую выпалила. - Меня зовут Наиеталиташиель, и то, что ты - безродная, грязная ведьма помогла мне, еще не дает тебе право находясь в моем доме, обращаться ко мне, истинно перворожденной, на ты. - Этого я конечно ожидала, но скорее от ее отца, чем от этой пигалицы. - Это правила Светлого Дома, и не тебе их нарушать! Но сейчас речь идет не об этом.- Более мягко продолжила Наиташтлор.... А, все ровно Ниэль!- Мой отец хочет поговорить с тобой, а для этого я должна привести тебя в надлежащий вид. - Теперь глаза округлила я. - Тайра! Тиера! - крикнула Ниэль, и в комнату спеша вошли две служанки полукровки. - Кстати,- обратилась Ниэль ко мне,- как твое имя? - Называй меня Нила.- я постаралась сделать голос бесцветным, ведь сказать этой недоросли хотелось совсем другое... И так мы вчетвером отправились в умывальню, таковая имелась и в той комнате где очнулась я, но Ниэль там было мало простора и света, и меня потащили в главную умывальню дома. На мой взгляд: просто сауна. Главной умывальней Ниэль называла ограменную комнату, с бассейнами различной формы в количестве восьми штук. Здесь были фонтаны в форме драконов, русалок, водных змей и незнакомых мне тварей. Одну стену полностью занимал водопад, в центре комнаты стояло в натуральный размер дерево плакучей ивы, выполненное из хрусталя, золота и какого-то прозрачно матового камня, каждый листик этого фонтана имел отверстие, через которое не спеша просачивалось вода, создавая ощущение дождя. Всё помещение было выполнено в нежных оттенках галубого, сиреневого, золотого и жемчужного, в некоторых местах стены были увиты живыми лианами... кажется я зависла. Служанки помогли снять с меня шелковую сорочку (интересно, кто меня в неё одевал!?) и расчесали спутанные волосы, вырвав добрый клок. Ниэль бросила в воду ближайшего бассейна камешек и от воды пошел пар, а затем с не вероятной силой для такого хрупкого цела, эта ненормальная швырнула меня в воду! От моего ора задрожали стены, вода была практически кипятком. Выбраться из бассейна мне не дали, больно наступая на пальцы. - Это для твоего же благо. - холодно сказала Ниэль, и служанки начали вливать в воду какие-то масла и настои из колбочек и причудливых скляночек. Поднялась не красивая желто-серая пена, от резкого запаха травы и химии стало трудно дышать, резались глаза. Вдобавок Ниэль прошипела что-то не понятное и мазнула пальцами ухоженных ручек по пене: я оказалась в центре не большего водоворота, ошпаренную кожу невидимой рукой магии нещадно терло такой же невидимой пемзой. - Ни...!!!....!!! Ниэль!!! Ненормальная выскочка!!!! Прекрати немедленно!- только вместо желаемого гневного крика из горла вырывались писклявые сипы прерываемые едким кашлям. Когда голова окончательно перестала соображать, а глаза видеть, вода вдруг замерла и через секунду, под дружный хохот служанок и Ниэль я подскочила на два своих роста над бассейном, причиной столь дивных моих акробатических успехов стала вода принявшая вид подтаявшего, мелко нарубленного льда.... Я знаю точно - на перед, Сегодня эльф один умрет. Я знаю точно, где и как - Я не гадалка, я - маньяк!!! В голове созрел план мести для несравненной Наиеталиташиель!... Сушили меня тоже магией: ничего приятного! Усадив меня на бортик фонтана с крылатой змеюкой, смешливые служанки принялись приводить в порядок мои волосы и руки, Ниэль куда-то ушла. Ноготки мои довольно быстро приобрели правильную форму и золотой окрас, но вот короткие, криво обрезанные, секущееся волосы никак ни хотели ложится в какую либо прическу. - Ох! Эти патлы проще совсем отрезать...- вздохнув сказала одна из служанок, кажется Тайра. - Так что же ты стоишь!? - от голоса Ниэль у меня мурашки по спине прошлись, она говорила из-за спины, ноя не видела, как она вошла, хотя точно помню как выходила.- Хочешь, чтобы я тебе ножницы подола!?- Ниэль подошла к служанке, и я поняла куда она выходила. Он переодевалась, ее розовое шелковое платье, сменил радужный атлас. Девочка положила синий сверток на бортик около меня и с неожиданно теплой улыбкой продолжила говорить служанке: - Чего же ты застыла Тайра, поклонись хозяйке и продолжай работать. - Тайра послушно склонила спину и в этот же момент получила хлесткий удар по скуле такой силы, что из уголка пышных губ показалась алая капля. - Поторапливайся, отец ждет. Над моей головой быстро-быстро за чиркали ножницы, на пол летели клочья волос. Затем меня на спех втиснули в синее с черным орнаментом и рукавами в три четверти платье, буквально раздавили ребра корсетом, а в завершении картины Ниэль с улыбкой пай- девочки кинула мне под ноги туфли. На три размера меньше нужного, мало того на высоченной костяной шпильке. Они ни как не хотели надеваться, но Ниэль одним щелчком пальцев сдавила этим орудием пыток мои ступни так, что из глаз прыснули слезы... знала бы я что так будет, не мешала бы бую обедать. Еще бы и приятного пожелала! Когда Ниэль вела меня к кабинету ее отца, я мельком увидела в зеркале своё отражение: стрижка ежик, усталые серые глаза обведены темными кругами, кожа после купальни стала светлее, платье хорошо подчеркивало фигуру, на шпильке я была на три головы выше Ниэль. Очень даже ничего. Если забыть о широкой борозде шрама, глазе неправильной формы, и опущенном уголке рта... я резко тряхнула головой и пошла дальше спеша за Ниэлью. Вопреки моим ожиданием двери кабинета Эстела никто не охранял, Ниэль легко толкнула без узорные створки из светлого дерева и остановилась, впуская меня внутрь. - Не буду вам мешать.- тихо сказала примерная дочь и беззвучно закрыла дверь с обратной стороны. - Присаживайтесь леди Нила,- Эстел указал на стул на противоположенной стороне стола, за которым он сам сидел. Кабинет Эстела был под стать хозяину. Просторная светлая комната выполненная в бежевом и светло древесном цвете, на большом открытом окне чуть покачивалась плотная, тяжелая штора цвета крепкого кофе, цветные корешки книг на полках стеллажей и люстра из черного серебра - все, что разбавляла эти цвета. Помещения мне показалось полупустым. Два стеллажа с книгами и папками, стол с двумя стульями, небольшой диванчик у стены и камин с корзинкой желтого винограда сверху. И колкий взгляд Эстела на мне. Я медленно выдохнула. Так, о чем бы он не спрашивал не нервничать, эльфы в большинстве своем эмпаты. Соответственно врать тоже не следует. Фух... все хорошо, он мой должник. - надеюсь вы не долго меня ждали... - Эстел, лэр Эстел, вы можете называть меня так.- с холодной улыбкой сказал он.- я уселась по удобнее: чертовы туфли. - Ваша дочь... - Ниэль еще ребенок, она хорошо воспитана и верна традициям Светлых Земель. Но речь сейчас не о ней. - я вежливо улыбнулась. - поскольку Границу вы пересекали в бессознательном состоянии под контролем моего сына, нашей семье пришлось поручится за вас. Как вы понимаете это ответственность перед всем Государством, и мне бы хотелось прояснить хотя бы не многое. - Да, конечно, что именно вы хотите узнать.- стараюсь говорить спокойно. Светлые земли -это хорошо, только вот... - Для начало скажите, с какой целью вы направлялись к Светлым Границам, Я ведь все правильно понимаю, вы сюда шли. - Да, я шла поступать в межрасовую ШОМ. - Откуда? - Государство Миракуш, я жила с дедом в небольшой деревеньке, недавно он умер. Перед смертью он настаивал на моем обучении. - А ваши родители? - Умерли когда я была маленькой, я их не помню. - Значит, вы не помните и не знаете от кого вам мог передаться Дар? - Да. И Дар проявился совсем не давно, около полугода назад.- Эльф направил свой выразительный взор в мои серые глазки. - Что ж, еще одна ваша странность. А откуда у вас этот шрам?- сердце нервно екнуло. Не очень-то уж мне хочется, чтобы он это знал... беглая рабыня. - почти три года назад на меня напали в лесу. - И кто же? - Черные зубастые твари.- Эльф хмыкнул. - Вы раньше были у целителя? - Нет, дед был травником, но как видите у него ничего не получилось. - Хорошо, а как вы выучили эльфийский язык, и говорите совсем без акцента. - Я его не учила...- эльф не добро прищурился.- Я точно не знаю, но по моему это особенность моего дара. - Так значит вы понимаете любого с кем приходится общаться? - Нет, только межрасовый и эльфийский...пока.- про язык кешарин я промолчала. Эльф, по-моему, что-то заподозрил. Потом были еще какие-то вопросы( ездить на лошадях? Сколько лет? Заем? Когда?...), но он ни словом не обмолвился о Айрисе... Где же ты даймах? В кампании Эстела я провела около часа, а когда вопросы кончились, он предложил пройтись по дому, осмотреть комнаты. - Если у вас есть какие-то вопросы ко мне, задавайте.- угу, так ты и сказал где мой чернокрылый даймах. А я просто чувствую, он где-то рядом! - Пока только один. Как долго вы позволите мне быть вашей гостьей? - О, о б этом не волнуйтесь, вы спасли жизнь моей дочери, и я не оставлю вас бес крова. А сегодня за ужином я официально представлю вас перед всей семьей. - Спасибо конечно, но мне нужно успеть в ШОМ до окончание набора.- Ага, может ты из меня еще и невольницу сотворишь, то б ни какой живой душе не проболталась о том, что эльфичку из твоего древнего рода спасла не образованная человеческая ведьма!? - Я не собираюсь удерживать вас здесь, но думаю что оправится от происшествий вам не помешает. Уважьте своим обществом нас хотя бы три-четыре дня. - интересно, зачем я ему на этот срок... 'Уходи от него... быстро!'- шикнул в голове голосок Ланиты. Ну все, мое пребывание в эльфятнике ни чем хорошим не закончится. Я нарочно прерывисто выдохнула и оступилась с и без того не удобной шпильки. - Ох... лэр Эстел, не могли бы вы проводить меня до моей комнаты, голова закружилась, извините...- его лицо сейчас ничего не выражало, он просто повернулся в обратном направлении, и взяв меня под локоток повел обратно.... Вообще-то я не плохо запомнила дорогу. - Леди Нила, я попрошу Тина зайти и еще раз осмотреть вас, мне бы не хотелась начинать сегодняшний ужин без вашего присутствия. - Наверное он садист, тащить больную, уставшую меня на обозрения всего семейства. О, еще и Тин с кем-то там будет.... Как только я оказалась одна в выделенной мне комнате, тело мое сказало 'С меня ДОВОЛЬНО!' и я тряпичной куклой осела на пол. Самое противное, что слабость была какой-то не естественной, словно кто-то посторонний размешивал мои мышцы в жиденькую кашицу... Фу! Ну вот теперь еще и глаза стали глючить: какие-то белые искорки, как от сварочного аппарата. Наверное эльф что-то там намагичил... Гад! ' Действительно - гад!'- Мысленно согласилась со мной Ланита. ' И не только он! В этом доме не было ни одного эльфа, который бы не пытался тебя прочитать' В смысле? ' А какой тут может быть смысл!? Из сильных магов в доме только Ниэль-паршивка, и Тин, но он целитель, и копаться в тебе не захотел. Эстел вообще Даром не обладает, а малышка из-за папиной просьбы на весь оставшийся вечер заработала себе головную боль. Можешь сказать мне спасибо.' Я все ровно не понимаю, что они хотели узнать? ' Хех, они наперебой гадают, что же ты за существо-то такое. Их целитель сказал что ты либо не человек, либо абсолютно не правильный человек.' А Эстел? ' Эстел - эмпат. Он лишь пытался почувствовать когда ты станешь ему врать.' И как? ' Последней его мыслью было найти Тора и напиться.' Мммм... Ланита, может ты мне скажешь, раз решила проявит себя, где Айрис? ' Не знаю. И мой тебе совет - по меньше контактируй с эльфами' Ага, а ничего что я у них в доме? Как ты себе это представляешь? Ой отойдите, а то мне от вас плохо будет? ' Ага, головка закружится' Ну да, Эстел легко мог бы закружить мне голову. ' и не мечтай, он не любит людей, но в отличии от дочери умеет это прятать за маской'. И тут я отключилась. Мне привиделся белый волк на заснеженном берегу не замерзшего озера. С серого неба медленно падали крупные хлопья снега, бесследно растворяясь в непроглядной черноте водной глади. Абсолютно гладкое, белое пространство вокруг - степь. Волк тычет мордой в воду, не терпеливо переминаясь с ноги на ногу, словно хочет нырнуть в черную воду, но невидимый поводок удерживает его. Он обегает озеро по кругу, скуля на черную гладь, ревниво поглядывая на свое отражение, оглядывается и припадает на передние лапы. Я слышу знакомый голос: - Рано... жди когда мастер ра...- слова сносит ветром. Волк прижимает уши к голове и опрометью мчится в белою даль. Глаза я открыла от того что в дверь кто-то настойчиво долбился... похоже молотком. - Леди Ведьма, откройте или я войду сам!!! - Я начала нервно хихикать... Ведьма - леди. А голос знаком... Так, надо срочно просыпаться. - Подождите! Уже встаю!- Я кряхтя собрала своё тело... встать не вышло, к дверям я поползла на четвереньках, спотыкаясь о платье. Там шаркая по двери сломала ноготь, чертыхнулась но держась за ручку все же встала. На пороге стоял Тин, и взгляд его был напряженным. - Простите, я уснула. Проходите. - Вы очень крепко спите.- Просто констатируя факт. Он прошло в комнату, окинул меня взглядом и ... растерялся? Как-то не определенно шевельнул губами. - Простите... просто Эстел попросил осмотреть вас... вот я и.. - Я понимаю... но я просто устала. - И тоже растерялась. Это целитель, он многое видел, но заспанная ведьма в одной туфле и мозолями на босой ноге, растрепанная с отпечатком ковра на щеке и сосущая сломанный ноготь.... М-дааа.... К ужину меня пришли подготавливать все те же служанки, только теперь они почти не разговаривали, смотрели в пол и в общем выглядели крайне усталыми. Из наряда мне изменили только туфли, теперь это были просто лодочки на маленьком каблучке, бежевые... к платью не подходили совсем. Ёжик аккуратно расчесали и пригладили маслом. Когда мы вышли за дверь служанки сделали вид, что меня больше нет. -Подождите!- окликнула я.- Разве вы не проводите меня... я не знаю где состоится ужен.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"