Капустин Вад: другие произведения.

Источник боли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:


   Источник боли
  
  
   Небо плачет, ангелы летают
  
   Родная планета встретила Андреева холодным затяжным дождем. Лакримоса - Слезливая. Резкие порывы ветра гнали по пластинчатым тротуарам обломки веток и мертвые трехпалые листья желтых лимоз. Гостиничный номер показался мрачным и неуютным. Безрадостное возвращение после двадцатилетнего отсутствия.
   Антон настроился на несколько дней мучительного ожидания, но, как выяснилось, ошибся. Визг телефона вырвал из навязчивого кошмара в два часа ночи.
   -Он прилетел, товарищ полковник, - просипел в трубку Шевцов. - Приземлился. Все готово. Ждем только вас, Антон Савельевич.
   Майор санитарной службы говорил в трубку шепотом, как будто боясь, что кто-то сумеет подслушать и предупредить. Предупредить? Кого? Как? Слишком поздно.
   На время операции на Лакримосе местных военных медиков переподчинили Космофлоту, и майор суетился, выказывая начальству полную лояльность. Перед Андреевым Шевцов откровенно лебезил, а карантинную бригаду высокопарно именовал группой захвата. Вернее было бы - "карательный отряд".
   -Сейчас буду, - равнодушно отозвался Андреев. Можно не спешить. Сережка Черкасов не свернет и не побежит. Он пойдет прямо к Источнику, к ловушке.
   Антону хотелось встряхнуться и очнуться, поверить, что все это делает не он, а кто-то другой, что все еще можно изменить, исправить, но кошмар продолжался наяву: - Как все прошло?
   - Идеально! Как будто по нашей наводке шел, - зачастил Шевцов. - Сел буквально в двухстах метрах от цели. Купол уже установили. Карантинная зона обеззаражена. Пора!
   -Пора, - сон оказался вещим.
   Полковнику приснился Сергей. Не тот, окаменевший от горя и отчаяния, каким Антон видел друга совсем недавно, а молодой и веселый. Как двадцать лет назад, когда они, Сережка Черкасов и Антоха Андреев, вечные друзья-соперники, лучшие курсанты капитанского факультета, свято верили, что впереди долгая и счастливая жизнь, где нет места боли, смерти и предательству.
   Тогда они учились, ссорились, мирились, ухаживали за одной и той же девушкой, не решаясь на признание. Ребята влюбились сразу оба, увидев сероглазую Аннушку с медицинского на танцах в клубе Звездного городка. Ухаживали долго и настойчиво.
   Антон не понимал, что происходит: он, всегда спокойный и уверенный, рядом с любимой терялся, смущался, начинал мямлить и заикаться. Сережка, обычно нелюдимый молчун, в присутствии Анны преображался - шутил, наглел, травил невероятные полетные байки. Слушая его, девушка смеялась, возмущалась, спорила. Казалось, они знают друг друга вечность и понимают с полуслова.
   Андреев не сдавался: дарил цветы и конфеты, приглашал в кафе и клубы. Бесполезно. Повсюду они мотались втроем. Так получилось и с окончательным объяснением - Антон не хотел уступать без борьбы.
   Анна немного удивилась, когда они подошли к ней вдвоем на выпускном, и Сережка прямо, в довольно бесцеремонной, по мнению Антона, манере ляпнул:
   -Мы оба хотим на тебе жениться!
   -Что? Оба сразу? - девушка попыталась сохранить серьезность, но, не сдержавшись, фыркнула. - Вот здорово! Будет у меня теперь мужской гарем.
   - Ага. Размечталась, - ухмыльнулся Черкасов. - Ничего не выйдет - нас распределили в разные места. Антоха остается на Земле при штабе, а я отправляюсь в дальнюю разведку. Придется выбирать!
   -Дальняя разведка - это ведь опасно? - тихо спросила Анна, глядя в глаза Сергею. Улыбка мгновенно погасла.
   -Да нет, нормально. Ну, может, немного. А врачи везде нужны.
   - Меня выбери, меня, - Антон вмешался, чувствуя, что все рушится, но не желая верить. - Я парень надежный. У тебя будет все, что захочешь! - Андрееву никогда не изменяли честность и рассудительность.
   - Прости, Антон. Надеюсь, мы всегда будем друзьями, - сказала Анна.
   Он долго не мог простить. Может быть, поэтому сейчас так легко сдался? Ему хотелось бы найти простые ответы. Но нет, он давно простил и забыл. Почти.
   Сережка, полная его противоположность, отчаянный и безрассудный, всегда был романтиком. Анна выбрала Черкасова. Полюбила? Поверила? Он ничего не обещал, кроме любви.
   И он не обманул. Черкасов не умел лгать.
   Как отчаянному пилоту удалось вывезти жену с обреченной Альгамбры? Как он выкрал те несчастные десять ампул сыворотки, которые ничего не изменили бы в судьбе сотен тысяч жертв, но смогли на несколько дней продлить жизнь любимой женщины? Зачем, в поисках какого невероятного спасения, уже неделю метался по обитаемому космосу на крохотном разведчике, преследуемый всеми свободными силами космофлота и карантинных служб? Полковник Андреев не знал. Об этом они поговорить не успели.
   И в сегодняшнем кошмаре не было ответов. Во сне Сергей, легкий и улыбающийся, шел к Источнику Боли, оставляя на рыхлой земле странно глубокие вмятины следов. Ничего удивительного - на неестественно вытянутых вперед руках он нес ангела с белокурыми волосами. Тяжелые крылья драгоценной ноши, изломанные и вывернутые, волочились по красной траве, лицо скрывали светлые пряди волос. Но Антону не нужно было видеть, он знал: у ангела лицо Анны. И крылья у нее мраморные. Мраморная болезнь. 500 тысяч смертников Альгамбры.
   -"Небо плачет, ангелы летают", - вспомнилась надоевшая отцовская присказка, старая лакримосская пословица. Как часто в хмурые дождливые дни, услышав эти слова под грохот взлетающих звездолетов, мать печально кивала: "Летают. И крылья у них железные".
   Но Андреев давно понял: крылья железными не бывают. Ни крылья звездолетов - какие там крылья! - ни крылья ангелов. Крылья ангелов - мраморные.
   Натянув скафандр высшей защиты, полковник неторопливо вышел в лиловую ночь Лакримосы.
   Лакримоса, дождливая родина. Он все-таки прилетел сюда через двадцать лет, хотя поклялся себе никогда больше не ступать на эту землю. На одном из древних земных языков, Антон так и не удосужился выяснить, на каком именно, название планеты означало "Слезливая", "Плачущая". Пригодные для обитания области планеты представляли собой зону почти бесконечных дождей. Плачущая - подходящее имя. Подходящее место для того, что им предстояло сделать сегодня.
   Небо ненадолго прекратило лить серые слезы. Природа ли специально подгадала или метеослужбы постарались, но короткая передышка наступила вовремя: появилась надежда на уменьшение зоны инфицирования.
   Бойцы спецотряда уже ждали. Загонщики, в таких же, как у него, скафандрах высшей защиты - после акции их все равно придется уничтожить - с нелепыми сейчас, бесполезными бластерами. Они пригодятся потом, когда все закончится. Так или иначе.
   -Стреляем на поражение? - Шевцов не удержался от идиотского вопроса.
   - Никто ни в кого не стреляет, - раздраженно ответил Антон. И повторил чуть громче, нажав кнопку связи. - Никто ни в кого не стреляет. Проводится важный эксперимент. Отряд на безопасном расстоянии окружает карантинную зону с центром в Источнике, вокруг которой установлен силовой купол, и по дальновидению наблюдает за поведением объекта.... - он помолчал и поправился - Обоих объектов.
   Анна, скорее всего, уже мертва. Но оговорка сейчас меньше всего волновала Андреева. Источник, в сущности, тоже объект. Полковник продолжал:
   - Итак, если ситуация разворачивается штатно, отслеживаем и фиксируем воздействие Источника, после завершения воздействия выжигаем и дезинфицируем зону заражения, принимаем все меры безопасности и переходим в режим карантина на необходимый срок.
   Скорее всего, карантин затянется не на один и не на два месяца, но это, в сущности, не имеет значения. Они сделали все возможное, чтобы уничтожить угрозу. Чтобы выжить.
   - А если не штатно? - это уже не Шевцов, кто-то из молодых бойцов, тощий парень с бледным хмурым лицом. Кажется, новичок из полицейских. Что ж, ты этого сам хотел, отвечу.
   - А если не штатно, мы просто откачиваем из-под купола воздух. Дезинфицируем. И сжигаем трупы, - спокойно ответил Андреев, глядя в упор на еще больше побледневшего парня. И холодно добавил:
   -Как на Альгамбре. Только там их было пятьсот тысяч. Здесь всего двое.
   Полицейский прикусил губу. Так. Всего двое. Сережка и Анна, которая, может быть, уже мертва.
   Черкасов, в сегодняшнем ожившем кошмаре, прилетел с ней на Лакримосу к Источнику в поисках надежды. На что? На спасение? На чистую смерть? Прилетел потому, что он, Антон, старый верный друг рассказал ему наспех подправленную службой галактической безопасности легенду об Источнике Исцеления, в котором можно обрести спасение.
   -Вы знаете, что такое мраморная болезнь? - спросил тогда Вервицкий.
   К начальнику галактической безопасности полковника вызвали неделю спустя после отчаянного рейда Черкасова на Альгамбру, оторвав от спокойной службы на околоземном стратегическом объекте. Если б он только мог заподозрить, о чем пойдет речь! Но нет, он все равно бы не отказался - Антон всегда считал себя человеком долга.
   -Разумеется. Но это ведь, кажется, уже в прошлом? - Андреев припомнил старый учебный фильм.
   - Мраморная болезнь - биологическое оружие, наследие второй звездной войны, - безличным дикторским тоном объяснял инструктор, - всепроникающая инфекция, вызывающая неизбежную болезненную смерть. Большие участки тела и внутренние органы больного известкуются, каменеют и распадаются, разрывая ткани. Лекарств пока не найдено. Имеющаяся на сегодняшний день сыворотка может лишь продлить страдания, отсрочить гибель на несколько дней, делая ее еще более мучительной.
   На экране было видно, как тела зараженных солдат разрушаются под собственным непомерным весом, рассыпаясь мелкой мраморной крошкой.
   Андреев хорошо запомнил инструкции: в случае обнаружения возможного источника заражения или больного человека, на планете, над зоной поражения с диаметром пятьдесят километров, устанавливается силовой купол, под который закачивается ядовитый газ. Газ уничтожает заразу, но, тем не менее, инфицированная зона выжигается, а население в радиусе ста километров от купола подвергается карантину сроком до года.
   Полковника всегда интересовал вопрос о тех, кто находится на самой границе зоны. Какие тайные причуды судьбы обрекают на жизнь и смерть десятки и сотни людей, находившихся в полуметре друг от друга и внезапно оказавшихся разделенными несколькими сантиметрами непреодолимого силового поля? Кто, каким роковым карандашиком, определяет, где именно, по какой тонкой линии пройдет барьер?
   Хорошо, что ему не приходилось принимать подобных решений. До сих пор не приходилось. И вот этот странный вызов главы безопасников. Неожиданный вопрос о, казалось бы, навсегда исчезнувшем оружии войны.
   - На прошлой неделе мраморная болезнь внезапно появилась на Альгамбре, - объяснил Вервицкий. - Кто завез, откуда, неизвестно. Полмиллиона человек, ни в чем не повинных, может быть, даже еще не больных, убито, уничтожено нашими собственными руками, - Вервицкий всегда отличался излишней прямотой. - Остальным грозит долгосрочный карантин, а в случае появления новых заболевших, такая же страшная участь, - шеф службы безопасности выдержал долгую паузу. - Остается надеяться, что носитель инфекции остался под куполом.
   Антон пожал плечами, не понимая, причем здесь, собственно, он. Вервицкий ожег его быстрым взглядом и спросил:
   - Вы по всей вероятности знаете, что одному человеку все-таки удалось бежать?
   Бежать. Из карантина? От службы безопасности? Невероятно. Полковник отрицательно затряс головой.
   - Причем, не просто бежать. Выкрав запас сыворотки в штабе санитарной службы, преступник успел посадить корабль в зараженной зоне до установления купола и вывез больного! Больную! Свою жену. И вы можете предположить, кто этот преступник?
   Среди его знакомых на такое был способен только один человек.
   -Сергей?!
   -Вот именно. Черкасов, - подтвердил Вервицкий. - Корабль представляет собой смертельную угрозу для населения любой планеты, на которую пилот вздумает приземлиться. Впрочем, пока он беспорядочно мечется по космосу, не делая таких попыток. Но кто знает, что взбредет ему в голову дальше? Разумеется, служба безопасности немедленно начала преследование. Идеальным решением было бы уничтожить корабль в космическом вакууме. Но вы же знаете: Черкасов - великолепный пилот, один из лучших разведчиков, герой третьей звездной войны...
   -Действительно, это как-то неудобно, - растерянно отозвался полковник.
   - Неудобно? Еще как! - Антон мог поклясться, что в голосе Вервицкого прозвучало невольное уважение. - Мы потеряли несколько кораблей и массу вооружения.
   - Вы хотите сказать, что их хладнокровно расстреляли? - недоверчиво спросил Андреев. Это мало было похоже на Сергея. Но люди меняются.Особенно под угрозой смерти.
   - Расстреляли? Зачем же? Он сделал их без единого выстрела и, вероятно, не желая причинить вреда. Три корабля погибли, уничтожив друг друга при попытке взять разведчика в кольцо. Еще двое не вышли из прыжка, попытавшись повторить маневр преследуемого. Я больше не могу рисковать техникой и ценными кадрами. На наши вызовы Черкасов не отвечает, - Вервицкий помолчал, затем, не дождавшись вопросов, жестко добавил. - Однако у него есть друг. Один. Вы!
   Антон содрогнулся: - Друг? Я? Что я могу сделать?
   Действительно, что в такой ситуации может сделать друг? Убить? Предать?
   -Вы можете с ним поговорить! Сразу после рейда, при первой попытке контакта, Черкасов сказал, что будет говорить только с одним человеком - своим другом, полковником Андреевым. Сначала мы не приняли этого во внимание, предполагая применить другие методы. Вы знаете, что у Черкасовых есть дети? Однако теперь...
   - Другие методы? Дети? - Антона поразила внезапно пришедшая в голову догадка. Оба сына Черкасовых учились в Звездном. - Что с ними?
   Вервицкий понимающе ухмыльнулся. Улыбка показалась Антону волчьим оскалом.
   -Напрасно беспокоитесь. Мальчишки здоровы. Им ничего еще не известно. Пока. Но Звездный есть Звездный. Там ничего не скроешь. Черкасов - известный человек, герой. Используя для шантажа курсантов, мы рискуем потерять целое поколение космонавтов. Однако, если вы отказываетесь...
   Полковник вытер со лба холодный пот: - Я готов сотрудничать. Что от меня требуется?
   Тон собеседника смягчился: - Не подумайте плохого, я же не зверь какой-нибудь. Но речь идет о смертельной угрозе. Угрозе галактической безопасности, сотням тысяч и миллионам людей. Ну, вы понимаете... - гримаса боли на мгновение исказила бесстрастное лицо, превращая его в старческую маску. - Приказ о карантине на Альгамбре отдал я.
   Антон понял и согласился. Быть может, из-за детей. Своих у него не было, семьи так и не получилось. Мысленно Андреев поклялся себе сделать для мальчишек все, что в его силах. Потом. Во искупление. Если, конечно, они захотят принять от него помощь.
   -Отлично. Мы дадим вам легенду для приманки. Вы слышали об Источнике Боли на Лакримосе? Источнике Предтеч?
   Сказка об Источнике Исцеления на планете действительно существовала. Антон знал ее с детства. Значит, Предтечи. Добрая сказка. Излучение, врачующее любые болезни и, одновременно, Портал, Врата, уводящие исцеленных в другие, неизвестные миры.
   -Слышал. Я сам с Лакримосы. А что на самом деле происходит с вошедшими в Источник?
   -Ничего хорошего. Послать туда людей пока никто не решался. Объекты и животные, попавшие в зону излучения, исчезают бесследно. На безопасном для исследователей расстоянии не удалось обнаружить даже молекул. Для наших целей этого достаточно. Прошу, - Вервицкий кивнул на систему связи. - Приступайте.
   На личный код Антона Черкасов отозвался почти мгновенно. На предисловия Андреев не отвлекался. Как будто они виделись вчера и обо всем договорились заранее.
   -Ты слышал об Источнике Боли на Лакримосе? - спросил Антон, глядя с экрана на лучшего друга. Сергей не снимал скафандра высшей защиты. В затянутой в перчатку руке он держал использованный инъектор. Судя по быстроте реакции, ему каким-то чудом пока удавалось не заразиться. Анна лежала на невысокой кушетке, прикрытая тонким одеялом. Лица не видно, руки покрыты мелкими белыми пятнами.
   -Источник боли? Артефакт пришельцев? - переспросил Сергей.
   - Да. Неизвестное излучение. Возможно, Портал. Говорят, излечивает любые болезни и обеспечивает перенос, - Антон без колебаний повторил легенду услышанную в детстве, стараясь не вспоминать слова полковника. - В неизвестное. Нужно только выдержать боль. Вервицкий обещал не вмешиваться. Я прибуду на место через пять часов. Только, пожалуйста, при посадке будь точнее! Ты знаешь, какую территорию придется выжечь?
   -Знаю, - Сергей отвечал спокойно, без пафоса и волнения, не отрывая взгляда от тела жены.
   -Ты не боишься? Ты мне веришь? - Антону хотелось крикнуть "Не верь!", но он знал, что был бы не прав.
   - Это неважно. Боль я выдержу, - равнодушно ответил Черкасов. - У меня нет другой надежды. Прощай. Спасибо, - и отключился.
   Спасибо? За что он благодарил? Что хотел сказать?
   Обреченный корабль опустился на Лакримосу виртуозно точно. Шевцов был прав - не дальше, чем в двухстах метрах от источника.
   -Скажи ему спасибо, дурак, скажи ему спасибо! - мысленно твердил Андреев, стараясь ни о чем больше не думать. Приборы дальновидения показали, как из люка разведчика выбрался высокий человек в скафандре, осторожно вынес на руках тело женщины и медленно, склоняясь под тяжестью груза, пошел к освещавшему серую ночь белому пламени Источника.
   Черкасов не обращал внимания ни на купол силового поля, ни на кружившие высоко в ночном небе флайеры-перехватчики: не желая рисковать после недельной погони, Вервицкий предпочел перестраховаться.
   Бойцы группы захвата, затаив дыхание, смотрели, как обреченный космонавт упрямо бредет к цели и застывает, выпрямившись, на самой границе излучения. Неужели струсил? Нет.
   Наблюдатели увидели, как осторожно, стараясь не повредить драгоценной ноши, человек у Источника поднимает руку, отстегивает шлем скафандра и отбрасывает его в огонь. Потом, склонившись к больной женщине, нежно целует мраморные губы и делает последний шаг. В белое пламя.
   Источник лениво полыхнул синеватым протуберанцем, и застывшая в конусе фигура усталого, но не сдавшегося человека с белым ангелом на руках исчезла в яркой вспышке.
   -Даже молекул не осталось, - тихо пробормотал кто-то. Забыл выключить коммуникатор.
   -Ничего не осталось, - резко отозвался Антон. - Приступаем к обеззараживанию карантинной зоны. Скорее. Начинается дождь.
   Все произошло слишком быстро. Он не успел почувствовать ни торжества, ни горя, ни надежды, что придуманная сказка случайно окажется правдой. Только бесконечную пустоту. В этом мире ничего не осталось. Даже молекул.
   Дождь усилился. "Небо плачет, ангелы летают". Лиловое небо Лакримосы оплакивало ушедших.
   Оставшимся предстояли долгие месяцы карантина. Флайеры дезинфекторов с шумом взмывали в воздух и кружили над зоной оцепления, выжигая уже несуществующую заразу, и поэтому, наверное, Андрееву казалось, что где-то высоко, над дождевыми тучами, с гулким металлическим грохотом летают разгневанные ангелы, тяжело взмахивая железными крыльями...

Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"