Бреус Е.В.: другие произведения.

Основы теории и практики перевода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.58*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бреус Е.В. ОСНОВЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПЕРЕВОДА С РУССКОГО ЯЗЫКА НА АНГЛИЙСКИЙ

  БРЕУС Е.В.
  Основы теории и практики перевода с русского языка на английский
  СОДЕРЖАНИЕ
  ВВЕДЕНИЕ: Перевод как акт межъязыковой коммуникации
  
  1. ДЕНОТАТИВНАЯ ФУНКЦИЯ
  1.1. Общие сведения
  1.2. Смена предикатов при переводе
  1.3. Перевод высказывания с обратным порядком слов
  1.4. Передача конструкций с отглагольными существительными
  1.5. Членение и объединение высказываний при переводе
  1.6. Перевод свободных словосочетаний
  
  2. ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИЯ
  2.1. Общие сведения
  2.2. Сохранение экспрессивного эффекта
  2.3. Снижение экспрессивности
  2.4. Идиоматичность экспрессивно-стилистических средств
  
  3. ПРАГМАТИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ИСХОДНОГО ТЕКСТА
  ЛИТЕРАТУРА
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  ВВЕДЕНИЕ
  Перевод как акт межъязыковой коммуникации
   Перевод имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем далеким временам, когда праязык начал распадаться на отдельные языки и возникла необходимость в людях, знавших несколько языков и способных выступать в роли посредников при общении представителей разных языковых общин. Тем не менее, по ряду причин, в частности в силу его междисциплинарного характера, перевод оформился в самостоятельную науку лишь в начале ХХ столетия. В условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной научной дисциплины со своими теоретической базой, концептуальным аппаратом и терминосистемой.
   Начав с установления языковых соответствий между исходным языком и языком переводящим, теория перевода шла по пути осмысления переводческого процесса как явления многоаспектного, при котором сопоставляются не только языковые формы, но также языковое видение мира и ситуации общения наряду с широким кругом внеязыковых факторов, определяемых общим понятием культуры.
   В наиболее полном виде такой подход к процессу перевода нашел свое отражение в теоретической модели, трактующей перевод как акт меъжязыковой коммуникации(1). Понять наиболее существенные черты коммуникативной теории перевода позволяет приводимая ниже схема.
  
  
  
  
   Согласно этой схеме, процесс перевода распадается на два этапа:
  1) порождение и восприятие Исходного Текста (Т1) и
  2) порождение и восприятие Текста Перевода (Т2). На основе этой посылки различаются два Акта Коммуникации - первичный (К1) и вторичный (К2). При первичном Акте Коммуникации Отправитель Исходного Текста (01) порождает Исходный Текст, который далее воспринимается Получателем Исходного Текста (П1).
   Переводчик в рамках вторичной коммуникации выступает в двойном качестве: как получатель Исходного Текста (П2) и Отправитель Текста Перевода (Oz), воспринимаемого Получателем Текста Перевода (Пз). Термин "предметная ситуация" (ПС) обозначает описываемые в тексте предметы и связи между ними. В данном случае речь идет об отражаемой в текстах Т1 и Т2 одной и той же внеязыковой ситуации, которая в разных языках часто воспринимается и описывается неодинаково. Так, в русском языке при описании террас на берегу озера или моря roворят, что они спускаются к воде. В английском языке, наоборот, террасы поднимаются от воды вверх по склону берега. Положение сидящего человека, которое в русском языке описывается как "сидеть, положив ногу на ногу", в английском языке воспринимается иначе, а именно как положение "with one' s knees crossed". "Пенка на молоке" в английском языке передается при помощи иного понятия, именно "milk with skin on it". В схеме различия в языковом видении мира передаются посредством сокращений ПС1 - предметная ситуация в ИЯ (исходном языке) и ПС2 - предметная ситуация в ПЯ (переводящем языке). При переводе имеет место не только контакт двух языков, но и соприкосновение двух культур. То, что является очевидным для Получателя П1, может быть непонятным для Получателя Пз. Различие культур проявляется, в частности, в различии фоновых знаний. Примером может служить перевод имени "Белоснежка" из сказки "О Белоснежке и семи гномах". Для некоторых народов, живущих в тропиках и не имеющих в своем языке понятия "снег", это имя пришлось передать описательно как "девушка белая, как оперение белой цапли".
   Такова в общих чертах модель, отражающая основные признаки перевода как акта меъжязыковой коммуникации. Следуя в русле этой модели, перейдем к рассмотрению ряда ключевых понятий, имеющих непосредственное отношение к переводческой практике.
   Одним из них является понятие коммуникативной установки Отправителя, выражающее отношени е между Отправителем и формируемым им текстом. Порождая текст, Отправитель каждый раз ставит перед собой определенную цель. Ею может быть сообщение Получателю какихлибо фактов, стремление побудить к совершению определенных действий или убедить в достоверности сообщаемого, выразить отношение е Отправителя к сообщаемому или его желание проверить действенность контакта с Получателем. В зависимости от цели коммуникативной установки речевого акта определяется его языковая функция. В лингвистической литературе обычно выделяется шесть языковых функций: денотатпивная, связанная с описанием предметной ситуации; экспрессивная, выражающая отношение говорящего к тексту; волеизъявительная, передающая предписания и команды; металингвистическая, характеризуемая установкой на сам используемый в коммуникации язык; контактоустановительная, или фатическая, связанная с поддержанием контакта между участниками коммуникации и, наконец,поэтпическшц при которой акцент делается на языковой форме. Для практики перевода из перечисленных языковых функций первостепенное значение имеет денотативная функция, связанная с передачей информации о внеязыковой действительности. В языке отражение внешнего мира осуществляется при помощи семантического отношения между означающим, или знаком, и означаемым, именуемым денотатом. Для примера возьмем слово "стол". Его звуковая и графическая интерпретация является знаком понятия "стола". Понятие служит обобщающим образом предмета в нашем сознании, отражающим его основные признаки. Знак "стол" и понятие "стола" связаны друг с другом семантическим отношением. В рамках этого отношения знак "стол" получает свое языковое значение.
   В качестве знаковой системы человеческий язык имеет две формы существования: как совокупность знаков и правил их комбинирования и как вид деятельности, которая заключается в применении системы языковых знаков для целей коммуникации. Эти формы существования языка соответствуют противопоставлению языка и речи. В речи языковые значения актуализируются, т.е. соотносятся с конкретными предметами. Так, в нашем примере значение слова "стол" при его употреблении в тексте соотносится с конкретным видом этого предмета мебели.
   Подобно слову, предложение также является знаком, но знаком особого рода, который отражает не отдельные понятия, а типичные предме тные ситуации. Среди них ситуации, характеризуемые отношением деятеля к действию, предмета к действию, обладателя к обладаемому предмету, предмета к его свойству и т.д. Обобщенные типы предметных ситуаций именуются семантическими предикатами. Вот некоторые примеры.
  Петр положил книгу на стол (предикат действия).
  Иван его уважал (предикат отношения).
  Автомобиль не двигался (предикат состояния).
  У него не хватает навыка (предикат свойства).
  Шкаф стоял в углу (локативный предикат).
   Предикат и связанные с ним субъект, объект и локатив образуют семантическую структуру предложения . На языковом синтаксическом (1) уровне субъект, предикат, объект и локатив соотносятся с членами предложения подлежащим, сказуемым, дополнением и обстоятельством. Аналогично слову предложение в системе языка выступает как абстрактная модель, а в речи реализуется в виде конкретного высказывания. Обсуждая семантические отношения, следует упомянуть и такие важные для перевода понятия, как "значение" и "смысл". В научной литературе эти понятия истолковываются по-разному. Мы будем следовать широко распространенной в современном языкознании трактовке, согласно которой "смысл есть актуализированное в речи значение языковой единицы" .
   Упомянутое ранее в качестве примера слово "стол" в русском языке имеет несколько значений, т.е. соотносится с рядом понятий. Это предмет мебели, учреждение, питание, место хранения утерянных вещей и т.д. Используя употребляемый в научном обиходе термин "семантический компонент", короче "сема", обозначающий составную часть значения языковой единицы, можно сказать, что значение слова "стол" состоит из набора, или пучка, сем. В конкретной ситуации общения используется одно из значений, или сем, слова "стол", которое и становится его смыслом.
   Переводчик, всегда имеющий дело с конкретным текстом, оперирует на уровне смысла, а не значения. В другом языке значение аналогичной языковой единицы может быть иным (ср.: иной объем значений английского слова "table"). Что касается смысла, то он не зависит от различий между языками и может быть передан другими языковыми средствами и значениями . Так, один из семантических компонентов слова "стол" "стол находок" в английском языке передается словосочетанием "lost and found", а сема "питание" - словом "board". Фраза "Осторожно, стекло" передается в английском языке другим набором сем: "Fragile. Handle with саге". Обе фразы, русская и английская, передают один и тот же конкретный смысл, хотя каждая из них выражает этот смысл не только с помощью разных слов, но и с помощью разных значений.
   Базовым понятием переводческой теории является понятие эквивалентности. Что имеется в виду, когда говорят, что фраза на ИЯ и ее перевод эквиваленты друг другу? Прежде всего их семантическая эквивалентность, т.е. соотнесенность с одной и той же предметной ситуацией. Поясним эту мысль графически:
  
  
  
  
  
   Текст Т1 идентичен тексту Т2 благодаря тому, что они оба соотносятся с одной ситуацией ПС. Эта соотнесенность делает их семантическими эквивалентами. Различаются два уровня семантической эквивалентности - компонентный и денотативный(2). Памятуя, что при переводе мы имеет дело со смыслом, т.е. одним из семантических компонентов языковой единицы, можно сказать, что семантическая эквивалентность достигается благодаря наличию в текстах Т~ и Тг одних и тех же сем. В этом случае тексты находятся в отношении компонентной семантической эквивалентности.
   Формальные языковые средства, используемые для выражения идентичных сем, могут быть сходными или существенно различаться. Рассмотрим две пары высказываний: "Он живет в Москве" - "Не lives in Moscow" и "Зa доктором послали" - "The doctor has been sent for". В первой паре идентичность семантических компонентов сопровождается идентичностью синтаксической конструкции. Во втором случае фраза на английском языке, сохраняя смысл оригинала, является трансформом исходного высказывания - происходит замена активной конструкции на пассивную.
   Второй вид семантической эквивалентности, именуемый денотативным, связан с явлением языковой избирательности. Суть ее состоит в том, что один и тот же предмет или предметная ситуация могут быть описаны с разных сторон посредством разных признаков. Ср.: "Картина висит на стене" (предикат состояния), "Картину повесили на стену" (предикат действия) и "Я вижу картину на стене" (предикат восприятия). Разные семантические предикаты перекрещиваются и являются взаимозаменяемыми благодаря тому, что описывают одну и ту же ситуацию.
   При межъязыковом общении эта закономерность проявляется еще более отчетливо. Так, растение, известное в русском языке как "перекати-поле", в английском именуется "tumbleweed". Один и тот же предмет именуется по разным признакам: в русском языке - по признаку его шарообразной формы и способности перекатываться по полю под воздействием ветра, а в английском - по признаку короткого хрупкого стебля, который легко обламывается в момент созревания семян и позволяет растению катиться. Другой пример: в английском языке предикатный глагол в высказывании не содержит семантического компонента, обозначающего принадлежность к мужскому или женскому полу. При переводе на русский язык, где этот компонент имеется, указанный признак восполняется из ситуации или контекста (ср.: "! have read the book" и "Я читал (читала) эту книгу").
   В отличие от компонентного уровня семантической эквивалентности, на уровне денотативной эквивалентности наблюдается семантическое расхождение между исходным текстом и текстом перевода. Отношение эквивалентности тут основано на приравнивании разных, но соотнесенных с одной и той же предметной ситуацией семантических компонентов. Графически это можно изобразить так:
  
  
  
  
  
   Продемонстрируем семантический сдвиг на примерах. Он играет в студенческой команде Не is а member of the college team (предикат действия). (предикат состояния). Расширение контактов продолжается. Contacts are expanding (смена субьекта). Из приведенных примеров следует, что для достижения семантической эквивалентности требуются разнообразные переводческие преобразования. На уровне компонентной эквивалентности в основном используются преобразования, затрагивающие грамматическую структуру высказывания. Уровень денотативной эквивалентности требует более сложных лексико-грамматических преобразований, влекущих за собой изменения в семантической структуре высказывания.
   В публицистике наряду с денотативной функцией важную роль играет функция экспрессивная, связанная с передачей отношения говорящего к тому, о чем говорится в выскыывании. В юридических, дипломатических или чисто деловых текстах цель общения состоит в передаче информации, и эмоциональная оценка сообщаемых фактов сводится к минимуму. В публицистике, где цель Отправителя состоит не только в том, чтобы передать Получателю определенный объем информации, но и побудить его встать на сторону Отправителя в оценке сообщаемого, роль эмоциональной оценки возрастает. В зависимости от конкретных целей коммуникации такая оценка может быть положительной или отрицательной, насыщенной легкой иронией, юмором или сарказмом, чувством радости и удовлетворения или, наоборот, неприязни и раздражения. В языке для выражения подобных значений, именуемых коннотативными, используется широкий набор экспрессивно-стилистических средств. Среди них разнообразные фигуры речи, метафоры, метонимии, сравнения, аллюзии, риторические вопросы, экспрессивно окрашенная лексика, эмфатические конструкции, аллитерация, рифма и т.п.
   B переводе, при выборе того или иного способа передачи стилистических средств, важно вызвать у Получателя сходную эмоциональную реакцию. Само стилистическое средство может бьггь другим. Известный теоретик перевода Я.И. Рецкер иллюстрирует это положение на примере английской фразы "Butler: donnish, dignified and dull". Предлагаемый Я.И. Рецкером перевод звучит так: "Батлер: академичен, приличен и скучен". В этом переводе учитывается юмористический эффект, для выражения которого в английской фразе используется аллитерация. В русском языке, где аллитерация используется намного реже, с той же целью применяется рифма.
   Следует отметить еще одну особенность предлагаемого Я.И. Рецкером перевода. Слово "dignified" переводится словом "приличен". Точнее сказать, "представителен" или "исполнен достоинства". Но эта модификация смысла вполне оправданна. Как справедливо отмечает Я.И. Рецкер, речь здесь идет не о серьезном анализе достоинств или недостатков одного из лидеров английской консервативной партии, а об остроумной политической сатире. Можно поэтому утверждать, что денотативная функция, которая обычно является ведущей, в данном переводе отодвигается на задний план, уступая место экспрессивной функции.
   Из сказанного следует, что общую категорию эквивалентности следует дополнить понятием функциональной эквивалентности, основанной на передаче различных языковых функций. С учетом этого различия говорят об эквивалентности денотативной, экспрессивной, волеизъявительной, фатической или контактно-установительной, металингвистической и поэтической(3).
   До этого была рассмотрена первая часть коммуникативной цепочки, связанной с порождением Исходного и Конечного текстов. Основополагающим понятием на этом этапе является положение о коммуникативной установке Отправителя. В семиотике, науке о знаках, наряду с ранее упомянутым о тношением между знаком и обозначаемым выделяются еще 2 вида отношений.
   Одно из них, именуемое синтаксическим, объединяет сами знаки, определяя их роль по отношению друг к другу. Другое, именуемое прагматическим, является отношением между знаками и человеком, который ими пользуется. С точки зрения этого отношения, коммуникативную установку можно определить как "прагматику Отправителя". Перейдем ко второй части коммуникативной цепочки, характеризуемой отношением между Текстом и Получателем. Если основной установкой, характеризующей звено Отправитель - Текст, было коммуникативное намерение, определение цели общения, то в этой части коммуникативной цепочки можно говорить о коммуникативном эффекте порожденного Отправителем Текста. Коммуникативный эффект, как и коммуникативная установка, основывается на прагматических отношениях (знак - человек), поэтому звено Текст - Получатель именуют также "прагматикой Получателя".
   На основе собственного опыта мы хорошо знаем, что сообщение зачастую не вызывает у Получателя ожидаемой реакции. При этом имеется в виду не только понимание им сообщаемой информации, но и эмоциональная реакция на содержащиеся в сообщении коннотации. Причин может быть много. Одна из них состоит в недостаточно четком языковом выражении мысли. Как говорит поэт: "Мысль изреченная есть ложь". Но даже при адекватном языковом выражении сообщение может не встретить понимания в силу социально-культурных различий участников коммуникативного акта.
   Очевидно, что та же проблема существует и в рамках межъязыкового общения. Причем здесь различия в исходных знаниях, представлениях, интерпретационных и поведенческих нормах еще более велики. Наглядной иллюстрацией является случай, происшедший с английским этнографом Лаурой Боханнен. Во время своих странствий она однажды оказалась в Африке в глухой деревушке. Выехать она не могла, так как после дождей поднялась вода в окружающих болотах. Боханнен решила рассказать старейшинам племени, с которыми коротала время, историю принца Гамлета, имеющую, по ее глубокому убеждению, общечеловеческий характер. Их реакция, в русле обсуждаемой проблематики, весьма показательна. То, что для европейца является нарушением норм поведения, для африканских слушателей Боханнен было приемлемым и даже похвальным. Так, Полоний, женившись на матери Гамлета, совершил хороший поступок: кто будет заботиться о ней и ее дет ях после смерти мужа. Иной рисуется картина мира. Отец Гамлета, по мнению старейшин, не мог стать духом. После смерти он превратился в зомби и продолжал вести себя, как живой.
   Подводя итог сказанному, еще раз отметим, что в данной работе процесс перевода трактуется в терминах теоретической модели, описывающей перевод, как акт межъязыковой коммуникации. Среди ключевых положений этой модели различаются понятия коммуникативной установки и коммуникативного эффекта, языковых функций и функциональной эквивалентности, двух разновидностей семантической эквивалентности - компонентной и референциальной, семантического предиката, а также понятия значения и смысла языковых единиц.
  
  
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  1. Как выглядит схема теоретической модели, трактующей перевод в терминах теории коммуникации?
  2. Как определяются понятия коммуникативной установки и коммуникативного эффекта?
  3. Какие отношения описываются в науке о знаках, семиотике?
  4. Что значит функциональная эквивалентность?
  5. Что вы можете сказать о двух уровнях семантической эквивалентности?
  6. В чем заключается различие между значением и смыслом языковых единиц?
  
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  (1) Лещенко М.И. Виртуальный и актуальный аспекты предложения. Минск, 1988. С. 19.
  Швейцер А.Д. Теория перевода - статус, проблемы, аспекты. М., 1988. С. 114.
  Львовская 3.Д. Теоретические проблемы перевода. М., 1986. С. 81 - 82.
  (2) Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. С. 118, 123.
  
  (3) Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. С. 66 - 68.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1. ДЕНОТАТИВНАЯ ФУНКЦИЯ
  
  1.1. Общие сведения
  
   Теперь рассмотрим, как названные выше теоретические понятия используются применительно к щ~ентификации и решению конкретных переводческих задач.
   Одна из трудностей, с которой сталкивается начинающий переводчик, заключается в умении "видеть" переводческие проблемы и способности не поддаваться соблазну подмены слов подлинника словами переводящего языка. Неизбежным следствием последнего является переводческий брак, именуемый буквсиизмом. Л.С. Бархударов, один из основоположников переводоведения, определял буквальный перевод как перевод, осуществляемый на уровне более низком, чем тот, который необходим в данном случае . Конечно, если мысль можно выразить таким же образом, как она выражена в оригинале, это надо и сделать. Так, при переводе фразы "Он живет в Москве" как "Не lives in Moscow" наблюдается соответствие на всех уровнях - формальном и семантическом. Все, о чем говорилось во введении, однако, служит доказательством тому, что подобные случаи скорее исключение, чем правило. Каждый язык - глубоко самобытное и специфическое явление, и ожидать частых совпадений при сопоставлении языков в переводе не приходится. Смысл оригинала передается при помощи переводческих соответствий, имеющих не только иное языковое выражение, но и отличный от оригинала набор сем, а это порождает необходимость во всевозможных переводческих преобразованиях.
   При переводе с русского языка на английский причина, побуждающая к переводческим преобразованиям, чаще всего кроется в присущем английскому языку видении мира и связанном с этим явлении языковой избирательности. Описывая предметную ситуацию, английский язык может выбрать иную, чем русский, отправную точку в описании, использовать иной предикат или конфигурацию признаков. Для него, в частности, характерно преимущественное использование глагольных форм. Русскому языку, наоборот, свойственно более широкое использование опредмеченных действий и признаков, что проявляется в более частом, чем в английском, использовании существительных. Причиной переводческих преобразований могут служить и внутриязыковые факторы, такие как сочетаемость и коммуникативная струк~ра высказывания.
   Для целей учебного перевода существует необходимость в обозначении тех отрезков русского текста, к оторые сопряжены с опасностью буквализма, т.е. не могут быть переданы с помощью прямых соответствий и требуют определенных формальных и семантических преобразований. В пособии подобные места именуются "переводческими проблемами", а для их обозначения используются языковые признаки, такие как "конструкция с отглагольными существительными", "предложение с однородными подлежащими" или "предложение с обратным порядком слов". Ниже рассматриваются некоторые типовые переводческие проблемы, обусловленные расхождениями при передаче денотативной функции.
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1.2. Смена предикатов при переводе
   Ранее говорилось о том, что одна и та же предметная ситуация в русском языке может быть описана с помощью различных предикатов. Ср.: "Автомобиль движется быстро" (предикат действия) и "движение автомобиля быстрое" (предикат состояния).
   Анализ переводов с русского языка на английский свидетельствует о том, что и в межъязыковом общении смена предиката также довольно частое явление. При этом между исходным и конечным высказываниями устанавливаются метонимические отношения. Как известно, метонимией называется стилистический прием, состоящий в том, что вместо названия одного предмета, дается название другого, находящегося с первым в отношении ассоциации по смежности (ср.: "Впереди шел красный пиджак"). Именно эта ассоциация, т.е. отношения причины и следствия, процесса и результата, начала действия и его завершения, наблюдается при метонимических преобразованиях между исходным и 'онечным высказываниями.
   Одной из основных причин преобразований, сопровождающихся сменой предиката, является избирательность русского и английского языков по отношению к признакам предметной ситуации. В тех случаях, когда действие обозначает переход в качественно или количественно новое состояние, в русском языке обычно используется предикат действия, тогда как английский отдает предпочтение предикату состояния. При этом исходная и конечная формы бывают объединены отношением процесс - результат.
  Это унижает самих творческих работников, их труд.
  This is humiliating for artistic intellectuals and their work.
   Аналогичное отношение возникает при переводе русских высказываний с глагольным предикатом, обозначающих проявление какоголибо признака, например, нервничать, ревновать, опаздывать. В аналогичном английском высказывании используется предикат состояния (ср.: Он опаздывал и Не was late).
   В других случаях предикат состояния в конечном английском высказывании соответствует русскому глагольному предикату, выраженному сочетанием десемантизированного каузативного глагола и имени действия.
  Все остальные лодвергаии намеченное соглашение сокрушительной критике.
  Аll the others were highly critical оf the proposed agreement.
   Русскому глагольному предикату, выраженному десемантизированным каузативным глаголом "подвергали" и именем действия "критике", в английском высказывании соответствует предикат состояния "were critical". Предметная ситуация в исходном русском высказывании может быть отражена в английском языке с помощью близких, но семантически неидентичных глагольных предикатов, связанных с русским глаголом причинно-следственным отношением. Наряду с языковой избирательностью побудительным мотивом такого преобразования могут быть правила сочетаемости.
  Это вызывает неприязнь общественности.
  This turns the public against them.
   Причина ("вызывает неприязнь общественности") передается следствием ("turns the public against them"). Отрицать это право народов - значит посягать даже на то неустойчивое равновесие, которого удалось достичь То deny а nation the freedom of choice is to upset the unstable balance that has been achieved. Правила сочетаемости английского существительного "balance" в данном контексте диктуют выбор глагола "upset", связанного с глаголом "посягать" причинно-следственным отношением. Причина и следствие могут меняться местами. В качестве следствия выступает исходный предикат, а в качестве причины - конечный.
  Мы расширяем права местных органов.
  We are giving more rights to local government bodies.
   Расширение прав местных органов власти является следствием увеличения количества таких прав. Наконец, говоря о смене предиката, следует отметить случаи, когда связь между исходным и конечным предикатами носит одновременно и причинно-следственный и временной характер. Так было вплоть до 60-х годов, когда по улицам Петербурга еще ходили подобные трамваи. It was so right up until 60s, when the last trams of this design finally disappeared from the streets.
   Фраза "еще ходили" означает, что вследствие каких-то причин трамваи позже перестали ходить. Вместе с тем это по существу две фазы одного процесса: его развитие ("еще ходили") и зав ершение ("finally disappeared").
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  1. Какой смысл вкладывается в понятие "семантический предикат"?
  2. Что означает отношение "по смежности понятий", или метонимическое отношение?
  3. Каковы побудительные причины переводческих преобразований, сопровождающих смену предиката?
  
  
  Рекомендуемые правила перевода
   Переводчик воспринимает исходный текст как сетку переводческих проблем. В данном случае решается вопрос относительно возможности сохранения исходного предиката или целесообразности его замены. Выбрав второй вариант, переводчик действует по правилу "если... то" следующим образом:
   1) Если исходный глагольный предикат обозначает переход в качественно или количественно новое состояние, выражен глаголом, обозначающим проявление какого-либо признака, или каузативным глаголом и именем действия, использует в конечном высказывании предикат состояния.
   2) Если по причинам языковой избирательности или сочетаемости русский глагольный предикат не может быть передан аналогичным английским глаголом, использует семантически близкие глагольные предикаты, связанные с исходным предикатом причинно-следственными отношениями
   3) Если в указанных выше случаях нежелательно использование английского предиката, связанного с исходным русским предикатом причинно-следственными отношениями, использует метонимическое отношение "следствие причина" или отношение, при котором связь между предикатами носит одновременно каузальный и временной характер (обозначает разные стадии одного процесса).
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1.3. Перевод высказывания с обратным порядком слов
   В процессе обучения переводу с русского языка на английский определенные трудности могут представлять высказывания с обратным порядком слов.
   Такие высказывания являются характерным признаком текстов, относящихся к русскому общественно-публицистическому функциональному стилю. В английском языке инверсия используется намного реже. Это порождает необходимость в различных переводческих преобразованиях, для углубленного понимания которых следует разобраться в природе коммуникативной структуры высказывания. Известно, что в высказывании различаются две структуры - синтаксическая и коммуникативная. Синтаксическую структуру образуют главные и второстепенные члены предложения. Природа коммуникативной структуры иная. При порождении высказывания смысловые отрезки, оформленные членами предложения, располагаются в определенной последовательности в соответствии с движением мысли от исходного пункта сообщения (или "старого" знания) к его смысловому центру ("новому" знанию). Смысловой отрезок, выражающий "старую" информацию и имеющий минимальную коммуникативную нагрузку, именуется "темой". Отрезок с максимальной коммуникативной нагрузкой, выражающий ту информацию, ради которой осуществляется высказывание, именуется "ремой". Эти компоненты образуют коммуникативную структуру высказывания. Поясним сказанное на примере: В комнату \ вошел \пожилой человек.
  Слова "в комнату" являются темой, слова "пожилой человек" - ремой, а глагол "вошел" служит разделом между темой и ремой.
   В научной литературе четкой границы между темой и ремой не устанавливается. Высказывание рассматривается как гамма оттенков в степени коммуникативной нагрузки: от минимальной в теме к максимальной в реме. Но для целей практического курса перевода такое разделение вполне приемлемо, так как при нем совпадают границы синтаксической и коммуникативной структур высказывания.
   Рассмотрим "монорему" и "дирему", два других понятия, важных для перевода интересующих нас высказываний. С этой целью ранее упомянутое высказывание "В комнату ~ вошел ~ пожилой человек" дополним еще одной фразой: "В руках у него I была I книга".
   В новом высказывании тема - "в руках у него", а рема - "книга". Что является общим для этих высказываний и чем они отличаются друг от друга? Оба имеют тему и рему, разделенные глаголом. Особенность в "новизне" их темы. Здесь следует оговориться, что "новизна" информации понимается нами не как что-то доселе неизвестное Получателю, а как информация, впервые упоминаемая в данном контексте или ситуации общения. В этом смысле первое высказывание содержит только новую информацию, так как "комнату" в данной ситуации мы упоминаем впервые. Во втором высказывании тема "в руках у него" содержит "старую" информацию, вытекающую из ремы предыдущего высказывания "пожилой человек".
   В соответствии с укрепившимся названием высказывание, целиком содержащее "новую" информацию, будем называть моноремой, а высказывание, в котором тема не содержит "нового", - диремой. Моноремы встречаются в начальных фразах текста или в начале абзаца. Диремы появляются по ходу повествования . В чем заключается различие между компонентами коммуникативной структуры высказывания в русском и английском языках? Для ответа на этот вопрос переведем упомянутые монорему и дирему на английский язык. Вначале рассмотрим монорему:
  В комнату/ вошел/ пожилой человек.
  An old man / came / into the room.
  Как видим, тема из конечной позиции перемещается в начало английской фразы. При этом она сохраняет свое синтаксическое оформление, оставаясь подлежащим. Теперь рассмотрим дирему:
  В руках у него / была / книга.
  Не / had / а book in his hands.
   Как и в русском языке, в английской диреме соблюдается принцип постепенного нарастания коммуникативной нагрузки к концу высказывания. Начальную позицию занимает тема, а конечную - рема. Подобный порядок следования темы и ремы приходит в противоречие с требованием о сохранении в английской диреме прямого порядка слов. Это противоречие снимается посредством иного синтаксического оформления темы в английской диреме: русское косвенное дополнение "у него" преобразуется в подлежащее "he". Смена подлежащего сопровождается сменой направления действия, заменой глагола и преобразованием русского подлежащего "книга" в английское дополнение "book".
  Одно и то же высказывание переводится по-разному, в зависимости от того, чем оно является, моноремой или диремой:
  В комнате / установилась /мертвая тишина.
  В начале текста или абзаца эта фраза является моноремой. При переводе рема выносится вперед:
  А deathly silence / descended / upon the room.
   В середине текста та же фраза выступает в качестве диремы. При переводе обстоятельство "в комнате" преобразуется в подлежащее. (Некто вошел в дом. В одной из комнат услышал шум голосов. Подошел, открыл дверь, и...)
  В комнате установилась мертвая тишина.
  The rоот turned deathly silent. В диремах с обратным порядком слов требуются большие перестройки синтаксической структуры. Все они, однако, могут быть сведены к нескольким типичным случаям. Это значительно облегчает задачу по выработке у слушателей переводческого навыка и достижению автоматизма в использовании переводческих приемов. В диремах с темой-обстоятельством последнее может стать при переводе подлежащим, если семантика позволяет ему исполнить роль формального деятеля. В диремах с обстоятельством времени используются глаголы see, witness, bring about, signal:
  Между тем после войны произошла определенная переоценка ценностей.
  The early post-маг years saw а reappraisal of values.
   При переводе высказываний с темой-прямым дополнением изменение направления действия часто сопровождается заменой активного залога на пассивный:
  Иную позицию заняли Франция и ФРГ.
  А different stand was taken by France and the FRG. Когда тема представлена косвенным дополнением, в английском высказывании используется активный залог: Вокруг нефтяной проблемы в Норвегни всегда было много споров. The oil problem has always been the subject of heated debate in Norway.
   Обстоятельство и дополнение могут быть преобразованы в подлежащее и в диремах с прямым порядком слов, если семантика позволяет им формально управлять действием:
  Из-за агрессивности своего характера он растерял всех друзей.
  His belligerent manners caused him to lose one friend atter another.
   К планам экономической самостоятельности отдельных республик и регионов академик относится резко отрицательно. Economic independence for individual republics is viewed by him as а very dim prospect. Перевод дирем с темой-именным сказуемым трудностей не представляет. Необходимо лишь преобразовать русское именное сказуемое в английское подлежащее:
  Конечной целью этих усилий должно стать всеобщее и полное разоружение под строгим международным контралем.
  The ultimate goal of these efforts is а general and complete disarmament under strictinternational control.
   Иначе обстоит дело с простым глагольным сказуемым. Встретив содержащее его высказывание, необходимо выяснить, чем оно является, моноремой или диремой. Это не всегда просто сделать, поскольку отсутствие слов слева от глагола не позволяет четко определить связь высказывания с предыдущим изложением. Примером могут служить высказывания, оформленные инвертированными нераспространенными предложениями типа: "Строятся новые города". "Прокладываются дороги". "Возводятся плотины".
   Анализ показывает, что во многих опубликованных переводах подобные высказывания неизменно передаются как моноремы, т.е. посредством вынесения вперед ремы-подлежащего (ср.: New cities are built. Roads are made. Dams are erected).
   Такой перевод является правильным, если высказывание действительно монорема и то, о чем говорится в теме, ранее в тексте не упоминалось. Вместе с тем бывают случаи, когда подобные высказывания используются для детализации ранее высказанной мысли. Например: "Страна быстро развивается. Строятся новые города. Прокладываются дороги . Возводятся плотины". Теперь мы имеем дело не с моноремой, а с диремой, и рема-подлежащее должна остаться в конце английской фразы. Для этого используются соответствующие переводческие приемы: тематическое подлежащее, конструкция there is, формальное подлежащее it.
  Проводился регулярный обмен правительственными делегациями. Вошли в практику совещания экспертов. Укоренились связи в области культуры.
  There was а regular exchange of government delegations. Our regular activities included meetings of experts. It has become standard practice to maintain cultural ties.
   Русские безличные предложения могут быть моноремами и диремами. К ним применимы те же правила перевода, что и к личным предложениям. Ср.:
  Их (славянофилов) размыишения можно по-рмному оценивать полигически, идейно, практически, но им нельзя бросить упрек в аморальности призывов.
  Their views can be judged differently, politically, ideologically, practically, but they can' t be accused of advocating anything immoral.
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  1. Какой смысл вкладывается в понятие "коммуникативная структура высказывания"?
  2. Что понимается под терминами "тема" и "рема"?
  3. Как вы понимаете выражение "старая информация"?
  4. Где проходит граница между темой и ремой?
  5. Что такое "монорема"?
  6. Что такое "дирема"?
  7. В чем различие между компонентами коммуникативной структуры высказывания в русском и английском языках?
  
  
  Рекомендуемые правила перевода
  Столкнувшись в тексте с высказыванием, оформленным предложением с обратным порядком слов, переводчик:
  1) определяет, что это - монорема или дирема;
  2) если монорема, выносит рему-подлежащее вперед;
  3) если дирема, определяет границу темы (слова слева от глагола) и устанавливает их синтаксическую функцию - обстоятельство, дополнение, именная часть сказуемого;
  4) если обстоятельство, трансформирует его в подлежащее английской фразы;
  5) если дополнение, смотрит, какое дополнение. Переводит темупрямое дополнение, используя пассивную конструкцию. Косвенное и предложное дополнение трансформирует в английское подлежащее, сохраняя активную конструкцию;
  6) если это именная часть сказуемого, трансформирует его в подлежащее;
  7) если слева от глагола слов нет, использует тематическое подлежащее, английское формальное подлежащее или конструкцию there is;
  8) если дирема оформлена предложением с прямым порядком слови в нем перед подлежащим находится обстоятельство или дополнение, трансформирует их в подлежащее, при том условии, что они могут по своей семантике выступать в английской фразев качестве деятеля;
  9)если дирема или монорема-безличное предложение, использует те же правила, что и при переводе личного предложения.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1.4. Передача конструкций с отглагольными существительными
   Как отмечалось ранее, для русского языка характерна тенденция к субстантивированию, или опредмечиванию, действий и процессов. Следствием этой закономерности является большое количество отглагольных существительных в позициях субъекта, объекта и обстоятельства. Особо широкое распространение отглагольные конструкции имеют в текстах, принадлежащих к общественно-публицистическому стилю.
   В английском языке тенденция к опредмечиванию действий выражена менее отчетливо, и отглагольные конструкции в целом используются реже, чем в русском. При переводе это различие порождает необходимость в осуществлении ряда семантических преобразований.
   Одно из таких преобразований заключается в смене субъекта. Субьект выступает в качестве отправной точки при описании предметной ситуации. При переводе может произойти смена субъекта, т.е. роль отправной точки приписывается другому элементу предметной ситуации. Мы наблюдали подобное преобразование, когда рассматривали перевод высказываний с обратным порядком слов. Здесь же его побудительным мотивом выступает различие в частотности использования отглагольных существительных.
   В русском языке широко используются высказывания, в которых подлежащее выражено словосочетанием, состоящим из отглагольного существительного, означающего некий процесс, и другого имени, означающего субъект или объект процесса. Например: Осложнение ситуации на Кипре связано с тем, что урегулирование проблемы этого островного государства неоправданно затянулось.
   Словосочетание 'осложнение ситуации' состоит из отглагольного сущ. 'осложнение' и имени 'ситуация', которое означает субъект процесса, выраженного отглагольным существительным (ср.: "ситуация осложнилась"). В словосочетании "урегулирование проблемы" имя "проблема" при отглагольном существительном "урегулирование" выполняет функцию объекта (ср.: "урегулировать проблему"). В английских наставлениях по стилю говорится о нежелательности использования абстрактных существительных в качестве субъекта. Эта мысль автором одного из них выражена при помощи следующего сравнения: нельзя проделать отверстие в стене боксерской перчаткой, для этого нужно сверло. В равной мере нельзя убедить с помощью абстракции, для этого необходимо конкретное сущ ествительное. Иными словами, при переводе названных высказываний необходимо сменить субъект, заменив отглагольное существительное в позиции подлежащего на конкретное имя. Осуществить это преобразование позволяет переводческий прием, который мы называем развертыванием редуцированного предиката. Этот прием используется для решения и других переводческих проблем, поэтому остановимся на нем поподробнее.
   Основой высказывания обычно является глагольный предикат. При актуализации предложения, т.е. его употреблении в речи, предикатные отношения могут выступать в свернутом или редуцированном виде. Предложение свертывается в словосочетание, в котором роль предиката выполняет не глагол, а другие части речи - прилагательное, причастие, отглагольное существительное. Такой предикат называется редуцированным, но суть его от этого не меняется. Как и первичный глагольный предикат, он отражает отношения предмета и признака, предмета и процесса и т.п. В процессе перевода происходит противоположное явление: словосочетание развертывается в отдельное предложение. При этом имя действия преобразуется в глагольный или именной предикат, а конкретный деятель в роли субъекта определяется с опорой на контекст в зависимости от функции имени при отглагольном существительном. Поясним сказанное на примере. Усилия профсоюза направлены на преодоление раскола в международном профсоюзном движении горняков. Our стоп is working towards overcoming the split in the international movement of coal miners' unions. На этом примере отчетливо видно, что в том случае, когда имя при отглагольном существительном выполняет функцию субъекта, оно легко преобразуется в подлежащее английского высказывания. Контекст при этом ограничивается самим глагольно-именным словосочетанием. Действительно, отглагольное существительное их "усилия", выступающее в исходном русском высказывании в роли подлежащего, преобразуется в глагол "is working", а имя "профсоюз" - в подлежащее конечного высказывания "our union".
   В тех случаях, когда имя при отглагольном существительном означает объект, переводчик выявляет конкретного деятеля, опираясь на более широкий контекст: "Возобновление переговоров откладывалось под самыми различными предлогами".
   В статье, откуда взято это высказывание, речь идет о переговорах между двумя общинами в Ольстере. Можно по этому предложить следующий вариант перевода: Under all sorts of pretexts, the two communities refused to resume negotiations.
   Принцип опоры на более широкий контекст применим и при переводе высказываний первого типа, где имя при отглагольном существительном обозначает субъект: Требование нового этапа направлено на деидеологизацию межгосударственных отношений.
   Согласно нашему правилу, подлежащим в английском высказывании должно стать словосочетание "новый этап" (ср.: The new stage calls for, etc.).
   Но этот вариант нежелателен, так как существительное "stage" достаточно абстрактно. Найти выход из затруднительного положения позволяет анализ контекста всего высказывания: решение о деидеологизации международных отношений компетентны принимать только их участники, т.е. независимые государства, страны. Отсюда следует более приемлемый вариант: At the new stage countries should try and free intemational relations from ideology.
   Наряду с использованием контекстуального или тематического субьекта переводчик может избежать употребления отглагольного имени, применив в качестве подлежащего ряд семантически "пустых" слов, таких как "attempt", "effort", "goal", "task", "step" и т.д. Приведем пример.
  Перенос идеологических противоречий в сферу межгосударственных отношений никогда не приводит ни к чему хорошему.
  Attempts to cany over ideological differences into relations between states have never been of any use.
   В конструкциях с именем при отглагольном существительном в функции "объекта" отглагольное существительное при переводе может быть опущено. Роль подлежащего в этом случае выполняет само имя.
  Заключение торгового соглашения с Испанией будет способствовать расширению экономического сотрудничества между нашими двумя странами.
  А trade agreement with Spain will promote economic cooperation between our two countries.
   Подобное преобразование имеет место, когда имя в позиции подлежащего выражено существительными, производными от глаголов, не имеющих конкретного смысла без своих объектов, типа "оказание помощи", "одержание победы", "нанесение поражения", "оказание влияния (услуги, давления)", "совершение кражи (преступления, убийства)". Такие существительные образуют с другим именем фразеологически связанные словосочетания, конкретный смысл которых заключен в объекте.
   Имя может быть также производным от глаголов с общим значением "действия", типа "произведение обыска (анализа)", "организация экскурсий (лекций, мероприятий)", "достижение независимости (результатов)", "созыв конференции (совещания)", "реализация планов (программ)", "заключение договора", "предоставление займа (кредита, независимости)", "возникновение опасности (войны)", "создание баз (зон)" . Нетрудно заметить, что в подобных словосочетаниях отглагольное , существительное своей семантикой отрицает существование того, что выражено другим именем. В приведенном выше примере не "заключение договора" как действие будет способствовать расширению сотрудничества, а сам договор. Отглагольное существительное здесь выполняет роль формального элемента - отрицает наличие на данный момент того, что выражено именем "договор". При переводе на английский язык это значение воспроизводится за счет опоры на контекст, категории артикля и семантики предлога.
   Из сказанного выше отнюдь не следует, что высказывания, в которых функцию подлежащего выполняет отглагольное существительное, вообще чужды английскому языку. Речь идет лишь о меньшей частотности таких высказываний в английских текстах, принадлежащих к общественно-публицистическому стилю. Использование сходной английской конструкции в принципе возможно, хотя и менее вероятно. Следует отметить еще одно обстоятельство. Переводческая практика показывает, что в некоторых случаях, чаще всего обусловленных жанровой спецификой английского текста (например, жанром статьи по экономике), русское конкретное существительное в позиции подлежащего может быть заменено английским отлагольным существительным.
  Замечу, что ежегодно страна экспортирует 100 - 150 млн т нефти, что составляет около 20% объема всего добываемого у нас черного золота
  Annual exports amount to 100 - 150 million tons or about 20 per cent of total output.
   В переводе конкретное существительное "страна" опускается, и в качестве подлежащего используется отглагольное существительное "export".
   Помимо функции подлежащего, русские отглагольные существительные могут выполнять функции второстепенных членов предложения - дополнения, определения и обстоятельства.
   В аналогичных английских высказываниях отглагольные существительные также не редкое явление. Однако частое их использование ведет к перенасыщению текста перевода единицами, мало характерными для английского общественно-публицистического стиля.
   Согласно высказываниям английских стилистов, при описании процессов английский язык отдает предпочтение другим языковым средствам, таким как инфинитив, причастие, герундий и прилагательное. Их использование, в свою очередь, во многом зависит от ограничений, налагаемых действующими в нем правилами синтаксической сочетаемости. Проиллюстрируем это положение на ряде примеров.
   Глагольные имена, выполняющие функцию объекта, могут передаваться инфинитивом или герундием.
  В мире уже сложились силы, которые побуждают к вступлению в мирный период.
  There are already forces in the world that prompt us to enter an era of peace.
   Это правило распространяется не на все подобные существительные. Имена процесса, означающие переход в качественно или количественно новое состояние, такие как "увеличение", "уменьшение", "сокращение", "улучшение", на английский язык чаще всего передаются с помощью прилагательных в сравнительной степени или причастия II.
  Рабочие требовали увеличения зара ботной платы, сокращения рабочего дня, улучшения жилищных условий
  Workers demanded higher wages, shorter hours and better (improved) housing.
  Это преобразование относится к категории метонимических: исходная и конечная формы соотносятся как процесс и его результат (вследствие повышения зарплата стала больше). Отглагольные существительные в функции определения передаются посредством герундия, причастия II или инфинитива.
  Россия поддерживает идею создания безъядерных зон. Правые газеты предупреждали своих читателей об опасности признания послевоенных европейских границ. Академик Шаталин участвовал в разработке программы оздоровления эко номики.
  Russia supports the idea of creating nuclear-free zones. Right-wing newspapers alerted their readers to the danger of recognized postwar European boundaries. Academician Shatalin participated in drafting the government's program to repair the economy.
   Сходным преобразованиям подвергаются отглагольные существительные, выступающие в позиции обстоятельства.
  ООН много сделала в целях сближения позиций в югославском конфликте
  The United Nations has done much to. bring the warring fractions in the Yugo slavian conflict closer together.
   Следует, наконец, упомянуть, что глагольно-именные словосочетания, при переводе которых глагольное имя опускается, встречаются и в позициях вто ростепенных членов предложения.
  Участники конференции подчеркивали необходимость установления единетва профсоюзов.
  Participants in the conference stressed the needs for ТЛ3. unity.
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  1. В чем проявляется избирательность русского языка по отношению к признаку предметности при описании действия?
  2. В чем заключается сущность переводческого приема, именуемого 'развертывание редуцированного предиката"?
  
  
  Рекомендуемые правила перевода
  Обнаружив в исходном тексте конструкцию с отглагольным существительным, переводчик:
  1) определяет его синтаксическую функцию;
  2) если это подлежащее и имя при отглагольном существительном является субъектом, преобразует имя в субъект всего английского высказывания, а отглагольное существительное в глагольный или именной предикат;
  3) если имя при отглагольном существительном - объект, определяет субъект высказывания на основе широкого контекста, преобразуя отглагольное существительное в предикат, а имя при нем - в объект;
  4) если поиск тематического субъекта вызывает затруднение, использует в качестве подлежащего английского высказывания десемантизированные существительные типа: "attempts", "efforts", "goals", "steps";
  5) если в роли подлежащего выступает глагольно-именное словосочетание, в котором конкретный смысл выражен не самим отглагольным существительным, а именем при нем в функции объекта, преобразует имя в субъект высказывания, опуская отглагольное существительное;
  6) если отглагольное существительное выступает в позиции дополнения, определения или обстоятельства, заменяет отглагольное имя инфинитивом, герундием, причастием 11 или прилагательным.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1.5. Членение и объединение высказываний при переводе
   Различия, связанные с языковой избирательностью, среди прочего находят свое воплощение и в степени дискретности при описании предметной ситуации. Ситуация, которая в одном языке описывается с помощью одного признака, в другом языке требует для своего выражения двух или более признаков. В описываемой нами паре языков, русском и английском, английскому присущи более экономичные способы выражения мысли, чем в русском. Ярким проявлением этой закономерности служат, в частности, английские атрибутивные словосочетания типа "stone wall", при переводе которых на русский язык приходится прибегать к различным добавлениям. Ср.: Не gave them а don' touchme-or-I'll-fight-you look - он посмотрел на них так, как будто хотел сказать: "Не задирайте меня, иначе я задам вам трепку".
   Вместе с тем имеется немало случаев, когда именно русский язык является более дискретным, чем английский, что ведет к расширению объема переводимого текста. Если мы хотим создать текст, отвечающий нормам публицистического стиля в английском языке, эти две тенденции должны быть уравновешены. Конкретным проявлением сказанного выше служит явление, которое в переводческой практике именуется членением высказывания. Суть его состоит в том, что исходное русское высказывание в процессе перевода разбивается на два или более высказываний в конечном английском тексте. Побудительной причиной подобных преобразований служат так называемые редуцированные предикаты. Как отмечалось выше, в разделе, посвященном конструкциям с отглагольными существительными, актуализация предложения в речи может сопровождаться свертыванием глагольного предиката в словосочетание, где роль предикативного или ключевого слова выполняют отглагольные существительные, причастия и прилагательные. В английском языке по ряду причин, связанных с правилами сочетаемости и соображениями стиля, использование прямых соответствий нежелательно. Как следствие этого русские словосочетания преобразуются в отдельное предложение. Анализ практических аспектов этой проблемы начнем с высказываний, в которых словосочетания, содержащие редуцированный предикат, занимают позицию подлежащего. Аналогичные словосочетания уже были предметом рассмотрения в разделе, посвященном глагольноименным словосочетаниям в позиции подлежащего. Преобразование имени при отглагольном существительном в подлежащее в этом случае, однако, не сопровождается членением высказывания. Одна из причин, по-видимому, заключается в том, что группа предиката в таких фразах не имеет четко выраженной смысловой самостоятельности и легко вписывается в новое преобразованное высказывание. В тех случаях, когда подобная самостоятельность налицо, возникает необходимость в членении исходного высказывания. Субъект второго высказывания определяется с упором на узкий контекст самого высказывания и/или текста в целом.
   Само решение глобальных проблем требует нового "объема" и "качества" взаимодействия государств и общественно-политических течений, независимо от идеологических и прочих различий. If we are to лоНе global problems, countries ап4 socio-political movements, whatever their ideological or other differences, must bring to their interaction а new scope and quality.
   Здесь глагольно-именная фраза в функции подлежащего "решение глобальных проблем" получает в переводе уже знакомое решение. Имя при отглагольном существительном "глобальных проблем" является объектом, поэтому из контекста требуется найти новый субъект. Им является местоимение "we", передающее неопределенно-личный характер русской фразы. Отглагольное существительное "решение" преобразуется в глагол "solve". Имеющееся в русском высказывании обстоятельственное значение цели (само решение... требует - для того чтобы решить, необходимо...) выражается оборотом "if we are to... Что же касается предикатной группы, то она также представляет собой словос очетание с редуцированным предикатом, в роли которого выступает отглагольное существительное "взаимодействия". Имя "государства" выполняет в этом словосочетании функцию субъекта. В английском варианте редуцированный предикат преобразуется в отдельное предложение.
   Помимо отглагольных имен, подлежащее в рассматриваемых высказываниях может быть представлено другими категориями абстрактных существительных.
  Новизна задач, а вместе с нею и трудности их зтим не ограничиваются.
  It is not only this that makes out tasks novel and dtfftcult.
   В данном случае перевод осуществляется путем развертывания редуцированного предиката, в котором предикатным словом является прилагательное. Ср.: красное яблоко - яблоко красное, новизна и трудности задач - задачи новые и трудные.
   Преобразованию в отдельное предложение подвергаются и словосочетания со свернутым предикатом, занимающие в высказывании позицию дополнения и обстоятельства. Развертывание предиката осуществляется по схеме, характерной для рассмотренных глагольноименных словосочетаний.
   В статье говорится о распространенности военного сотрудничества даже на ракетно-космическую область. Все зто приходилось учитывать в ходе подготовки концепции. The article says that military cooperation also covers space and missiles. We had to take this into account as we worked out the basic concept. В первом высказывании имя "сотрудничество", выполняющее при отдельном существительном "распространение" функцию субъекта, преобразуется в субъект английской фразы. Во втором высказывании имя "концепция" при отглагольном существительном "подготовка" является объектом, поэтому субъект английского высказывания ("~че") берется из контекста.
   В качестве предикатного, или ключевого, слова может выступить абстрактное существительное. В таких случаях словосочетание разворачивается в именной предикат состояния. В качестве субъекта выступает имя при абстрактном существительном.
  Наши народы вступили в фазу больших возможностей, реализация которых будет зависеть от политической мудро сти руководства двух стран.
  Our nations entered а phase of the great opportunities, which are there for the taking if only the leaders of both countries are politically astute enough to seize them. В этом примере дополнение представлено словосочетанием "политическая мудрость руководства двух стран", в котором предикатным, т.е. ключевым, словом является абстрактное существительное "мудрость". Следуя указанной выше схеме, имя при ключевом слове "руководство" преобразуем в подлежащее нового высказывания "leaders", а само ключевое слово - в именное сказуемое "are politically astute'. В исходном высказывании имеется семантический компонент "условие", выраженный словом "зависеть", поэтому конечное английское высказывание имеет форму условного предложения, вводимого союзом "if'.
   Обращает на себя внимание и отглагольное существительное "реализация" с относящимся к нему именем "возможностей". В русском высказывании это словосочетание оказывается разделенным: часть остается в главном предложении, а часть - в придаточном. Но это не мешает его вербализации. Ср.: ... opportunities, which are there for the taking. Преобразование глагольно-именных словосочетаний в отдельные предложения, равно как и упомянутая выше вербализация отглагольных существительных, помогают решить еще одну переводческую проблему. Дело в том, что подобные словосочетания в русском языке могут обретать развернутую форму в виде цепочек существительных, объединенных отношением родительного падежа. Примерами являются следующие уже приводившиеся высказывания.
  Само решение глобальных проблем требует нового "обьема" и "качества" взаимодействия государств и общественно-политических течений
  If we are to solve global problems, countries and socio-political movements must bring to 1Ьеи interaction а new scope and quality.
  Как свидетельствует статистика, темпы процесса ухудшения положения работников умственного труда посто янно возрастают.
  As statistics show, the position оf whitecollar workers is deteriorating faster and faster. Сохранение существительных и в английской фразе привело бы к чрезмерно частому и стилистически нежелательному использованию предлога "of', а также ее перегруженности существительными, что, как говорилось выше, английскому языку несвойственно.
   Возвращаясь к теме членения высказываний, рассмотрим словосочетания с редуцированным предикатом в позиции обстоятельства. По своей семантике этот член предложения пользуется большой степенью смысловой самостоятельности. Словосочетания в позиции обстоятельства, тем более если они имеют распространенную форму, при переводе поэтому обычно преобразуются в отдельные предложения. Для иллюстрации приведем русское высказывание, содержащее различные типы обстоятельственных конструкций.
   Страны не могут достичь своих национальных целей без использования достижений окружающего мира и возможности равноправного сотрудничества.
  Countries cannot achieve their national goals unless they take into account what has been done by others and put to use the possibilities of еqиаl cooperation.
   Обстоятельственная конструкция со значением условия в английской фразе преобразуется в придаточное обстоятельственное предложение, присоединяемое к главному с помощью союза "unless". Интересно отметить, что внутри обстоятельственного оборота имеется глагольноименное словосочетание со значением "процесс - субъект" "достижений окружающего мира". Оно также подвергается членению посредством английского придаточного предложения-дополнения (what clause). Ср.: "what has been done by others". Приведем еще один пример, в котором обстоятельственный оборот имеет временное значение.
  С развитием благосостояния, культуры и демократии авторитарные черты национальной и индивидуальной психологии будут, очевидно, стираться.
  When our living standards improve and the level of our culture and democracy increases, the authoritarian features of our national andindividual psychology will become obliterated.
   В процессе перевода этот обстоятельственный оборот расчленяется на два отдельных высказывания. Причиной служат ограничения, налагаемые нормами сочетаемости английских существительных "standards", с одной стороны, и "culture" и "democracy" - с другой. В остальном используется стандартная схема передачи глагольноименного предиката - замена глагольного предиката в исходном высказывании на предикат состояния в конечном. Ср.: будут стираться- will become obliterated.
   Для переводчика особый интерес представляют высказывания, в которых редуцированный преднкат выражается атрнбутнвными словосочетаниями с прилагательными или причастиями в роли предикатного слова в позициях дополнения и обстоятельства. В английском тексте им соответствуют придаточные определительные и дополнительные предложения.
  Мы стоим сейчас на развилке дорог. Одна означает возврат к старому, mynuковому пути. Вторая - решительное преодоление сковывающего, увечащего душу наследия авторитарности.
  We are now at crossroads, we may either return to the old way, which leads into an impasse, or resolutely overcome the vestiges of the authoritarian past, which stifle our initiative and cripple our souls.
   Эти высказывания представляют собой наглядную иллюстрацию эффективности переводческого приема, состоящего в развертывании редуцированного предиката. Опора на него позволяет передать всю палитру значений, скрытых в выделенных атрибутивных конструкциях. Для замены подлежащего во второй и третьей фразах обратимся к глагольно-именным словосочетаниям "возврат к старому, тупиковому пути" и "преодоление сковывающего... наследия авторитарности". Эти знакомые уже нам словосочетания с именем, выражающим объект, при переводе требуют использования контекстуального субъекта. Выбор его очевиден. Тем более что нужный нам субъект уже использован в первой фразе (имеется в виду местоимение "we"). Переходя к интересующим нас атрибутивным словосочетаниям и применяя метод пробы на сочетаемость, убеждаемся в том, что использование прямых соответствий невозможно. Ср.: "old impasse way" или "stifling vestiges of the past". Выход заключается в развертывании предикатов, скрытых в словах "тупиковый", "сковывающий" и "увечащий", посредством придаточных определительных предложений. Именно так это и делается в предлагаемом переводе. Наконец, в словосочетании "сковывающее наследие прошлого" имеется семантический компонент "инициатива". Ср.: "сковывающего инициативу наследия прошлого". В английском варианте для его выражения используется слово "initiative".
   Тот же прием развертывания редуцированного предиката позволяет находить адекватный вариант при переводе высказываний с субстантивированным прилагательным.
  Это потом историки искусства и литературы облагораживают споры и распри, выбрасывают из них суетное, амбициозное, оставляя лишь содержательное и художественное.
  It is much later that historians of art and literature exalt them by discarding all of по substance and ambitious and leaving only what really matters and has any artistic value.
   Анализ субстантивированных прилагательных "суетное", "амбициозное", "содержательное", "художественное" показывает, что если "суетное" и "амбициозное" имеют приемлемые соответствия "of по substance" и "ambitious", то подобных соответствий словам "содержательное" и "художественное" в данном контексте мы не находим. Предлагаемый вариант перевода предусматривает развертывание этих субстантивированных прилагательных в придаточные предложениядополнения (what clauses) - "what really matters" и "what has any artistic value".
   Помимо упомянутых выше факторов, необходимость в членении высказывания может возникать по ряду других причин.
   В русском языке, точнее в общественно-публицистическом стиле русского языка, имеется тенденция к объединению в рамках одного' предложения как можно большего количества предметных ситуаций. Это приводит к образованию предложений, включающих несколько однородных подлежащих, сказуемых или дополнений, а также придаточных предложений, определительных, деепричастных и причастных оборотов. Нельзя сказать, что в английском языке подобных предложений нет, но частотность их употребления и, что еще важнее, перегруженность структуры однородными и определительными элементами, безусловно, меньше, чем в русском языке. Вследствие этого при переводе те же предметные ситуации получают выражение не в виде однородных членов предложения или всевозможных определительных оборотов, а отдельных независимых предложений. Вначале рассмотрим высказывания, в которых группа подлежащего распространяется рядом однородных членов или придаточных предложений, причастных и деепричастных оборотов при одном подлежащем. В наставлениях по стилю английского языка говорится, что группа подлежащего должна быть как можно короче. В противном случае глагол будет находиться слишком далеко, делая понимание затруднительным. Подлежащее не должно состоять из длинного перечня имен и названий. Если сделать это все же необходимо, предложение следует переделать таким образом, чтобы перечень находился в конце, а не в начале фразы. Это указание английских стилистов вполне применимо и к условиям межъязыкового общения, в частности при переводе на английский язык высказываний с рядом однородных подлежащих и предикатной группой, семантика которой имеет суммирующий, итоговый характер, типа: "все это делает развитие сотрудничества более насущным", "вот одна из проблем", "это факт".
   Итоговый смысл предикатной группы подчеркивается пунктуацией, на письме она отделяется от группы подлежащего с помощью тире. В английском варианте предикатная группа занимает место в начале высказывания. За ней следуют однородные подлежащие, которые могут передаваться по-разному - отдельным предложением, словосочетанием или причастным оборотом.
   Современный уровень производительных сил, огромные масштабы производства, развитие научнотехнической революции, рост, международной ассоциации труда - все это делает более насущным развитие экономического сотрудничества между нашими странами.
  Many factors make it ever тоге essential to stimulate economic cooperation between our two countries. Modern production level, for one. Also, the grand scale о~ргойисйоп, the continued revolution of science and technology, and the growing international specialization and division of labour.
   Здесь предикатная группа "все это..." переносится в начало английского высказывания, причем местоимение "это" в функции подле жащего заменяется существительным "factors". Однородные подлежащие пер~даются посредством эллиптированных предложений. Элементы "for one" и "also" позволяют легко преобразовать эллипсис в полное предложение. Ср.: "One оf the factors is......, other factors are... Содержащиеся в исходной фразе отглагольные существительные переданы глагольными формами. Ср.: развитие революции - continued revolution, рост специализации труда - growing specialization of labour.
   Иной прием перевода используется в тех случаях, когда подлежащее русского высказывания имеет распространенные определения в виде определительных предложений, деепричастных и причастных оборотов. Следует также учитывать положение определительных элементов, где они находятся - в постпозиции или препозиции по отношению к подлежащему. В первом случае группа подлежащего и предикатная группа нередко преобразуются в отдельные предложения.
  Я убежден, что крайне трудные задачи и проблемы, изложенные в правительственном докладе об экономическом положении страны и концепции перехода к регулируемой рыночной экономике, не пройдут мимо внимания ка ждого гражданина.
  The government report on the national economic situation and the concept for transition to а regulated market economy concerns urgent problems and extremely difficult tasks. They are sure to catch the attention of every man and woman in this country.
   В качестве определения при подлежащем 'выступает причастный оборот "изложенные в правительственном докладе...".
   В высказываниях, где определительные элементы занимают позицию перед подлежащим (обычно это деепричастные обороты), преобразование имеет несколько иной вид. Подлежащее как бы поднимается к началу английского высказывания и становится субъектом в бывшем деепричастном обороте. Во втором высказывании используется тот же субъект, представленный другим его именем или местоимением.
   Рассматривая национальнопатриотический фронт Ирака как действенную силу в борьбе за продвижение страны по пути социального прогресса, НПИ неизменно придерживается курса на укрепление всех прогрессивных сил Ирака, говорится в статье "Тарик ашШааб", посвященной 42-й годовщине Народной партии Ирака. The Iraqui Popular Party views the National Patriotic Front о/ Iraque as а force that сап dо тисп for the соипtry's social progress, says the newspaper Tarik ash-Chaab in an article dealing with the 42-d anniversary of the IPP. The party, says the newspaper, has always stressed the need for а greater unity of the country' s progressives.
   Деепричастный оборот перед подлежащим "Народная партия Ирака" преобразуется в отдельное предложение с тем же наименованием "Iraqui Popular Party" в качестве подлежащего. Главное предложение сохраняется, но подлежащее в нем заменяется другим именем субъекта, "the party".
   Проявлением упомянутой тенденции к описанию в рамках одного высказывания сразу нескольких предметных ситуаций служат также высказывания с двумя и более однородными сказуемыми. Как и в случае с однородными подлежащими, такие высказывания при переводе подвергаются членению. В роли подлежащего в английской фразе чаще всего выступает тот же субъект, но выраженный не именем, а соответствующим личным местоимением. Народы, широкие круги общественности горячо желают изменения положения дел к лучшему, хотят учиться сотрудничать. Nations and the public at large ardently wish to see improvements. They want to learn to cooperate.
   В русском высказывании имеются два однородных сказуемых: "желают" и "хотят". Предикатная группа при втором сказуемом оформляется в качестве отдельного предложения. Субъект используется тот же, "народы и широкие круги общественности", но в переводе он заменяется местоимением "they". Заканчивая рассмотрение причин членения высказываний при переводе, следует упомянуть препозитивные причастные и обособленные обстоятельственные обороты. Их сохранение в конечном высказывании утяжеляет его конструкцию и затрудняет понимание. Такие обороты желательно передавать самостоятельным отдельным предложением. Приведем пример высказывания с препозитивным причастным оборотом.
  Никуда не уйти от ставшего условием выживания и прогресса требования находить баланс интересов в междуна родных отношениях.
  There is nо getting away from the necessity to balance interests on the international scene. Their balance is vital tо survival and рrogress.
   Причастный оборот "ставший условием выживания и прогресса" преобразуется в отдельное предложение. В качестве подлежащего в нем используется существительное "баланс", которое в русской фразе является определяемым причастного оборота.
   Вот пример, иллюстрирующий перевод высказывания с обособленным обстоятельственным оборотом.
  Попытки управлять творчеством, тем более явно не чистыми руками, морально и социально разрушительны.
  Attempts to streamline creative quest by fiat are morally and socially destructive. This is all the more so if such attempts are made by far from impeccable people.
   Здесь обособленный обстоятельственный оборот "тем более явно не чистыми руками" также преобразуется в отдельное предложение. В качестве подлежащего в нем используется то же имя "попытки" (attempts), что и в русской фразе.
   Рассмотрим вкратце объединение высказываний при переводе. Эго преобразование, именуемое компрессией, созвучно отмеченной тенденции английского языка к экономному использованию языковых средств при описании предметных ситуаций. В многочисленных пособиях для журналистов, издаваемых в США и Англии, лаконичность изложения выдвигается в качестве основного требования к авторам публицистических текстов.
   Такая лаконичность достигается, в частности, при объединении высказываний. Основные побудительные причины этого преобразования кроются в семантической близости исходных конструкций. На синтаксическом уровне их близость проявляется в том, что в роли подлежащего второго высказывания нередко выступает один из элементов первого. Что же касается конкретного способа преобразования, то прежде всего обращают на себя внимание фразы, в которых первое высказывание подвергается свертыванию в словосочетание, а оно, в свою очередь, выступает в роли подлежащего второго высказывания. Иными словами, происходит процесс, обратный тому, который мы наблюдали при развертывании редуцированного предиката.
  Ответ на этот вопрос имеет принципиальное значение. Он важен не только для выяснения места и роли профсоюзов в сегодняшнем обществе на Западе.
  The importance of this fundamental question goes beyond the aim of elucidating the place and role of the unions in the West today.
   Первое высказывание "ответ на этот вопрос имеет принципиальное значение" свертывается в глагольно-именное словосочетание с редуцированным предикатом "the importance of this question". В роли предикатного слова выступает имя "importance". Существительное "ответ", имеющее формальный характер и указывающее на то, что ответ еще не дан, в английском варианте опускается.
   Иногда компрессия достигается посредством замены второго высказывания причастным оборотом или придаточным предложением.
  Академик Шаталин не упускает возможности лишний раз сослаться на зарубежный опыт. Он приводит в пример Францию, где местные власти строили производственные площадки.
  Shatalin takes the chance to draw once again on foreign experience by pointing to France, where local authorities have set up industrial zones.
   Одним из широко распространенных приемов объединения высказываний при переводе с русского языка на английский является замена обстоятельственного придаточного п редложения цели или результата инфинитивным оборотом.
  Правительство изыскивает дополнительные экспортные ресурсы, чтобы зарубежные партнеры могли восстановить свое доверие к заключенным с нами договорам.
  The government is seeking extra export revenues to bring back the confidence оf our overseas partners in the agreements we have signed.
   Придаточное предложение цели "чтобы зарубежные партнеры..." передается инфинитивным оборотом "to bring back the confidence...". ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  1. В чем заключается межъязыковое различие, связанное с дискретностью описания предметной ситуации?
  2. Какому языку в целом присущи более экономичные способы выражения мысли, русскому или английскому?
  3. Что такое членение высказываний при переводе?
  4. Каковы причины объединения высказываний при переводе?
  
  Рекомендуемые способы перевода
   Наименование переводческой проблемы - членение и объединение высказываний при переводе. Встретив в исходном тексте словосочетание, содержащее редуцированный предикат (в особенности распространенное словосочетание), переводчик:
  1) определяет его синтаксическую функцию; 2) если словосочетание занимает позицию подлежащего, определяет степень смысловой самостоятельности группы;
  3) если такая самостоятельность налицо, то, используя способы перевода, упомянутые в подразделе "Смена субъекта", преобразует обе группы- подлежащего и предикатную - в самостоятельные предложения;
  4) если распространенное словосочетание занимает позицию дополнения или обстоятельства, преобразует его в придаточные предложения;
  5) если в тексте встречается атрибутивное словосочетание или субстантивированное прилагательное, определяет методом проверки на сочетаемость наличие у них прямого соответствия;
  6) если проба на сочетаемость дает отрицательный ответ, преобразует их в самостоятельные или придаточные предложения;
  7) если в тексте встречается предложение с распространенной группой подлежащего, состоящей из однородных подлежащих, преобразует предикатную группу в самостоятельное предложение и выносит ее в начало английской фразы, а группу подлежащего преобразует в отдельное предложение или сохраняет ее исходную конструкцию;
  8) если распространенная группа подлежащего состоит из одного подлежащего и относящихся к нему придаточных предложений или причастных оборотов, преобразуют ее и предикатную группу в самостоятельные предложения;
  9)если подлежащему предшествует группа деепричастий или одно развернутое деепричастие, преобразует их в самостоятельные предложения с тем же субъектом, что и в главном предложении;
  
  10)если в исходном высказывании имеется группа однородных сказуемых, преобразует их в отдельные предложения с тем же субъектом, но выраженным другим именем или личным местоимением;
  11)если в тексте встречаются препозитивный причастный оборот или обособленные обстоятельства, преобразует их в отдельные самостоятельные предложения;
  12)если в тексте встречаются 2 следующие друг за другом высказывания, близкие друг к другу в смысловом отношении, переводчик решает, следует их объединить или нет;
  13)если решение положительное применяет один из следующих способов компрессии:
  а)свертывает первое высказывание в словосочетание, выполняющее роль подлежащего во втором преобразованном высказывании;
  б) заменяет второе высказывание на причастный оборот, придаточное предложение или инфинитивный оборот.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1.6. Перевод свободных словосочетаний
   В предложении слова объединяются друг с другом посредством синтаксической связи. Различаются четыре вида ее: предикативная, между субъектом и предикатом; комплетивная, между предикатом и дополнением; атрибутивная, между определительным и определяемым словом и обстоятельственная, между обстоятельством и тем словом, к которому оно относится. Группа слов, объединенных тем или иным видом синтаксической связи, образует словосочетание.
   Словосочетания могут быть устойчивыми или свободными. Первые воспроизводятся в речи в готовом виде, вторые в каждом случае их употребления в речи создаются вновь. Правила сочетаемости слов в рамках свободного словосочетания разнятся от языка к языку. Это объясняется тем, что каждый язык по-своему описывает отношения между предметами и явлениями окружающего мира.
   Перевод свободных словосочетаний может вызывать значительные трудности. Влияние исходного языка иногда приводит к необоснованному переносу норм его сочетаемости в текст перевода, что влечет за собой появление буквализмов. Например, при переводе словосочетания "черная неблагодарность" может возникнуть соблазн использовать прямое соответствие русского слова "черный" в английском языке- слово "black". Между тем в аналогичном английском словосочетании используется определитель, выраженный прилагательным "rank" со значением "буйство, бесконтрольное господство каких-либо отрицательных факторов". Ср.: "rank ingratitude".
   Для того чтобы лучше понять это явление, рассмотрим, из чего складывается значение слова. Современная лингвистика рассматривает его в виде структуры, составные части которой именуются семантическими компонентами, или семами. Семы выявляются путем противопоставления данного слова другим лексическим единицам. Например, значение слова "студент" предстает в виде набора, или пучка, следующих дифференциальных признаков: "человек", "мужской род", "тот, кого обучают", и т.д.
   Семный анализ имеет непосредственное отношение к практике перевода. Он, в частности, позволяет избежать заблуждения относительно тождественности некоторых внешне схожих слов в русском и английском языках. Так, устанавливая соответствие между русским словом "костер" и английским "fire", переводчик может упустить из виду тот факт, что русское "костер" означает как огонь на основе опред еленным образом сложенного твердого топлива, так и само устройство из топлива, предназначенное для получения огня, тогда как английское "fire" этого значения не имеет.
   Различие в наборе сем, однако, не препятствует межъязыковой коммуникации. При описании той или иной предметной ситуации оказываются затребованными далеко не все семы. Ситуация (контекст) некоторые семы выдвигает на передний план, придает им первостепенное значение, тогда как другие семы нейтрализуются. Как говорилось выше, семы, реализующиеся в данной ситуации (контексте), образуют смысл языковой единицы. Переводчик, таким образом, имеет дело не со словарным значением слова, являющимся специфической принадлежностью исходного языка и не передаваемым во всей его полноте, а с его смыслом. Оперируя на уровне смысла, он передает в конечном тексте не все семы оригинала, а только те из них, которые необходимы для адекватного отражения описываемой ситуации.
  Ваш вопрос основывается на тех пропагандистских утверждениях, которые представляют нашу историю только в черном цвете. Естественно, наша история была очень сложной и трудной.
  You' ve based your question on the kind of propaganda that denigrates our country' s history. It is true that Russia has had а complex and dificult past.
   В приведенных высказываниях употребляется одно и то же слою "история". Его использование, однако, семантически неоднородно. В первом высказывании в рамках словосочетания "представляют нашу историю" на передний план выходит сема "описание в хронологическом порядке и интерпретация событий, связанных с жизнью нации". В английском языке для передачи этой семы используется слово "history", в семантической структуре которого названная сема также занимает важное место. Во втором высказывании используется словосочетание "история была трудной". Здесь сема "описание в хронологическом порядке" нейтрализуется, а описываемую ситуацию адекватно отражает сема "прошлые собьггия". Она играет ведущую роль в семантике английского слова "past", которое и выбирается в качестве переводческого эквивалента. Понятия семантической структуры слова и образующих ее сем объясняют выбор эквивалента при переводе названного ранее словосочетания "черная неблагодарность". Он определяется нормами семантического согласования, под которым в лингвистике понимается правило, требующее, чтобы компоненты словосочетания содержали общие или, по крайней мере, не противоречащие друг другу семы . При выборе слова "black", прямого соответствия русского "черный", это правило нарушается, так как в семантике английского слова "black" нет семы "высшая степень признака", образующей смысл русского словосочетания. Иначе говоря, слово "black" семантически не согласуется с ключевым словом "ingratitude". Отсюда при переводе используется другое слово "rank", в семантике которого эта сема присутствует.
   Использование правила семантического согласования позволяет проникнуть в сущность более тонких межъязыковых различий в сочетаемости слов.
   Для примера рассмотрим словосочетания "здоровая диета" и "здоровый климат". Они имеют общую сему "нечто способствующее улучшению или сохранению здоровья". В английском языке эта сема характеризует семантику слова "healthy", которым и следует воспользоваться при переводе фразы "здоровая диета". Ср.: "healthy diet". Опираясь на эту сему и находясь под влиянием внутренней формы слова "здоровый", переводчик может решить, что слово "healthy" будет приемлемо и для перевода второго словосочетания - "здоровый климат". На самом деле прилагательное "healthy", сочетаясь со словом "diet", в отношении слова "climate" подпадает под запрет правила семантического согласования. Оно требует, чтобы со словом "climate" сочеталось прилагательное "salubrious", имеющее помимо указанной общей семы дифференциальную сему "более тонкое и легкое воздействие на организм оздоровительных факторов".
   Исходя из вышесказанного, попытаемся сформулировать ряд правил, которыми можно воспользоваться при переводе свободных словосочетаний.
   Переводческий анализ начинается с ключевого слова. Следующий шаг заключается в том, чтобы установить смысл определяющего слова ~ или, что одно и то же, ту. сему в его смысловой структуре, которая реализуется в контексте переводимого словосочетания. В завершение анализа определяется английский эквивалент русского определяющего слова, семантика которого содержит аналогичную сему. В качестве справочных пособий могут бьпь использованы словари сочетаемости, среди них наиболее известен словарь Д.И. Родейла (G.I. Rodai'l. The word and phrase finder). Хорошим подспорьем являются словаритезаурусы, в частности тезаурус Роже (Roget' s Thesaurus), словари синонимов и англо-английские толковые словари.
   Рассмотрим несколько примеров, иллюстрирующих поиск английского эквивалента определяющего слова.
  Старый вагон отошел от остановки на Адмиралтейском проспекте. The old tram pulled away from the stop at Admiralty avenue.
   Перевод ключевого слова "вагон" в этом высказывании не вызывает сомнения: речь в тексте идет о трамвае. В семантике определяющего слова "отошел" при слове "вагон" на первое место выходит сема "движение от места стоянки или в сторону такого места". В словаре Родейла и тезаурусе Роже приводятся два слова, имеющих в своей семантике указанную сему, - это "pull out, away" (движение от места стоянки на станции, остановке) и "pull in" (движение по направлению к станции, остановке).
  "Митсубиси" или "Дженерал моторс" не подчиняются ни президенту, ни императору, ни какому-либо штату или префектуре. Они подчиняются только экономике и юридическим законам дан ного государства.
  Mitsubishi or General Motors don' t answer to the President or any state or prefecture. They operate according to the economic laws ап4 the legislation in general оГthe appropriate country.
   В этих высказываниях проблема сочетаемости слов возникает при переводе словосочетаний "подчиняться президенту" и "подчиняться закону", в которых при разных ключевых словах используется один и тот же глагол "подчиняться". В английском языке правила семантической сочетаемости диктуют выбор разных слов. Понять механизм этого преобразования помогает семный анализ. Оба словосочетания имеют общую сему "следование", но различаются на уровне дифференциальных сем. В первом случае это сема "субординация", которая при ключевом слове "president" требует выбор глаголов "Ье subordinate" или "answer to". Переводчик отдает предпочтение менее формальному "answer to". Во втором словосочетании "подчиняться закону" семантическое согласование достигается на уровне семы "действовать в соответствии с". При отнесении этой семы к английскому слову "law" мы, согласно словарю Родейла, получаем глагол "operate according to". Отысканию названных английских эквивалентов помогает и обращение к словарю синонимов, где при родовом слове "follow" даются синонимы "answer to" и "operate according to".
   В названных выше словосочетаниях переводческие преобразования осуществлялись на уровне компонентной эквивалентности: семантический признак в русском и английском высказываниях был один и тот же, но для его передачи использовались разные слова. При переводе свободных словосочетаний на уровне референциальной эквивалентности изменению подвергается сам семантический признак или, как принято говори ть в лингвистике, происходит семантический сдвиг. В основе преобразований лежат всевозможные логические отношения между понятиями. Рассмотрим их более подробно.
   Генерализация и конкретизация. Сущность генерализации и конкретизации заключается в известном свойстве языка, согласно которому для описания той же самой предметной ситуации можно использовать как видовые, так и родовые признаки. "Рядом с домом растет береза" и "Рядом с домом растет дерево". Оба высказывания обозначают один и тот же объект, но в первом из них использовано узкое видовое понятия "береза", а во втором широкое родовое - "дерево".
   В зависимости от условий переводческого акта исходное слово в переводящем языке может передаваться словом, обозначающим более широкое родовое понятие.
  Орел поднялся выше и снова стал делать круги.
  The bird went up and circled again.
   В русском высказывании указывается видовой признак "орел", а в английском родовой "bird". Подобное преобразование именуется генерализацией.
   Преобразование, противоположное генерализации, называется конктеризацией. При нем широкое понятие передается словом, выражающим узкое видовое понятие. Примером служит русское слово "рука". В английском языке верхние конечности описываются с помощью двух слов - "hand" и "arm". "Atm" обозначает верхнюю часть руки от плеча до локтя, а "hand" - от локтя до пальцев. Отсюда каждый раз, переводя словосочетания со словом "рука", мы применяем более узкое понятие, т.е. используем прием конктеризации. Ср.:
  Он взял ребенка на руки. Не took the child in his arms.
  Он поднял руку. Не raised his hand.
   Одним из частых мотивов генерализации является присущая русскому языку тенденция описывать действие через посредство видовых признаков с использованием глаголов, обозначающих конкретные, частные понятия. В английском языке наблюдается противоположная тенденция. При описании аналогичных ситуаций предпочтение отдается родовому признаку. Наглядным проявлением этой особенности английского языка служат словосочетания с так называемыми широкозначными глаголами типа be, have, get, take, give, make, do, соте, go.
   Отмеченное различие в языковой избирательности является причиной семантического преобразования, при котором русские узкозначные глаголы заменяются английскими глаголами с широким значением. Механизм соответствующего семантического сдвига состоит в том, что общая сема, передающая понятия "бытийности", "посессивности", "движения", сохраняется, а присущая русскому глаголу дифференциальная сема нейтрализуется. В результате происходит расширение значения исходной лексической единицы.
  Мы сейчас стоим на развилке дорог.
  We are now at crossroads.
   Проба на сочетаемость показывает, что глагол "stand", имеющий в своей семантике дифференциальную сему "на ногах, в вертикальном положении", для перевода неприменим. Отыскать адекватный эквивалент, широкозначный глагол "bе", позволяет опора на общую сему бытийности "быть".
  Но жизнь все равно бьется, ее остановить нельзя.
  But life goes on. There is по stopping it.
   В семантике глагола "бьется" имеются дифференциальная сема "пульсация" (как пульс или биение сердца) и общая сема "движение". Ограничение, обусловленное правилами сочетаемости слов в английском языке, приводит к нейтрализации дифференциальной семы (ср.: life beats), а опора на общую сему подводит к выбору в качестве эквивалента глагола "go".
  Все налоги должны поступать в местный бюджет.
  All taxes should go to local budgets. Как и в предыдущем примере, общей является сема "движение", а дифференциальная сема "стать частью" нейтрализуется.
   Генерализации могут подвергаться одновременно и определяющие и ключевые слова. Препятствия на пути демократии убавляются медленно. Но самые серьезные завалы скрыты в глубинах культу ры и сознания. Obstacles on the way of democracy are disappearing slowly. The greatest hinйапсез are in the depth of culture ап4 consciousness.
   Ключевое слово "завал" имеет две семы: общую - "то, что замедляет движение или полностью его останавливает", и дифференциальную, определяющую характер препятствия, оно "находится поперек пути". В английском языке нет слова, имеющего в своем составе тот же набор сем. Но в этом и нет нужды, так как для описания ситуации достаточно общей семы "то, что замедляет движение", которая также присутствует в семантике ключевого английского слова "hindrance".
   Русское определяющее слово "скрыты" содержит общую сему "бытийности" и дифференциальную сему "прятать". В переводе сема "прятать" нейтрализуется, что дает возможность использования английского бытийного глагола "bе".
   Как видно из этих примеров, прием генерализации позволяет обходить запрет на сочетаемость посредством использования английских слов с более широким значением. В других случаях переводчик может пойти по иному пути, направляя поиск английского эквивалента от более общего понятия в русском словосочетании к более конкретному в английском варианте, т.е. использовать прием конкретизации.
  Понятно, что попытки управлять творчеством социально и духовно разрушительны.
  It is obvious that attempts to streamline creative quest by fiat are destructive socially and morally.
   Ключевое слово "творчеством" в русском словосочетании "управлять творчеством" передается английским сочетанием "creative quest", отражающим более конкретное понятие "творческий поиск". Глагол "управлять" в английском варианте также конкретизируется "streamline by fiat".
  В целом генерализация и конкретизация дополняют и уравновешивают друг друга.
  Любой крестьянин понимает, что при наших пространствах и вековой ухабистости дорог хлеб и картошку нужно хранить в основном у производителя.
  Any peasant knows that in а vast соилtry like ours with our bad roads grain and potatoes should be stored by жозе who produce them.
   Словосочетание "при наших пространствах" вряд ли может быть передано посредством прямого соответствия. В поиске более подходящего соответствия переводчик идет по линии конкретизации исходного понятия. Ср.: пространство - территория - страна. В итоге получаем "in а vast country like ours". Наоборот, при переводе словосочетания "ухабистости дорог" на первое место выходит общая сема "низкое качество", а дифференциальная сема "покрытый ухабами" нейтрализуется контекстом, т.е. используется прием генерализации.
   Метонимический перевод. Другим не менее эффективным семантическим преобразованием является метонимический перевод, основанный на смежности понятий в исходном и переводящем языках. Метонимический перенос упоминался ранее, когда говорилось о смене предикатов. Тогда рассматривались метонимические отношения между действиями, здесь же речь пойдет об отношениях между предметами, например, целого предмета и его части, изделия и материала, из которого оно сделано, вида деятельности и людьми, которые его осуществляют, и т.д. Рассмотрим несколько примеров.
  Отечественная литература, особенно в лице Достоевского, Толстого, Гоголя, Че хова, видела эту черту и презирала ее.
  Many writers in Russia, especially Dostoevsky, Tolstoy, Gogol ап4 Chekhov, identified this in man and despised him accordingly.
   Метонимический перевод используется при передаче на английский язык словосочетаний "литература видела" и "презирала ее (черту)". Согласно нормам сочетаемости слов при глаголе "identify" в качестве субъекта и при глаголе "despise" в качестве объекта желательно использование одушевленных существительных. При переводе первого словосочетания это достигается путем замены понятия, обозначающего вид деятельности, людьми, которые ее осуществляют (ср.: литература- писатели), а при переводе второго - посредством замены понятия, обозначающего часть предмета, понятием, обозначающим сам предмет (ср.: черта - человек).
  Однако для ситуации, когда в условиях свободной продажи акций они могут бьггь скуплены "теневым бизнесом", у Шаталина нет готового рецепта.
  Yet he has по ready-made solutions to stop shady from dealers buying up аИ the shares in атее market.
  В этом примере понятия деятельности, выраженные словосочетаниями "свободная продажа" и "теневой бизнес", заменяются смежными понятиями места, где эта деятельность осуществляется, - "а free market", и людей, которые ее осуществляют, - "shady dealers". Побудительными мотивами обоих преобразований являются сочетаемостные ограничения.
   Среди свободных словосочетаний для переводчика представляют интерес фразы с субстантивированными причастиями и определительными причастными оборотами. При переводе таких конструкций на английский язык можно использовать смежные понятия, выражающие причинно-следственные отношения.
  Плохо работающему производству удобно винить смежников, не способному или не желающему организовать работу - искать заговорщиков.
  It is convenient for а money-loosing factory to blame suppliers for its own fault. It is convenient for an incompetent or lazy manager to claim the existence of all sorts of conspirators.
   Причастный оборот "плохо работающему" переводится по схеме: плохая работа (причина) ведет к убыткам (следствие). Отсюда выбор в качестве английского эквивалента словосочетания "money - loosing factory". Применение аналогичного приема во втором высказывании для передачи субстантивированного причастия "не желающему" ведет к установлению семантической цепочки, где причина и следствие меняются местами, - не желает работать (следствие) по причине лени,- "lazy manager".
   Перераспределение семантических компонентов. Довольно частым явлением при переводе свободных словосочетаний является преобразование, именуемое "перераспределением семантических компонентов". Его причиной, как и в случае ранее описанных приемов, чаще всего служат ограничения, налагаемые словообразовательными и сочетаемостными нормами английского языка. Суть метода "перераспределения семантических компонентов" состоит в отнесении сем, присущих исходному словосочетанию, к другим словам или словосочетаниям в конечном тексте. В результате меняется конфигурация признаков, характеризующих предметную ситуацию.
  Правительству:было поручено глубоко изучить предложения и замечания, высказанные депутатами. The Congress asked the government to make an in-depth wау of the deputies' proposals and opinions.
  В русском высказывании слово "глубоко" выражает признак, относимый к процессу. В английском языке предпочтение отдается структуре, в которой аналогичный признак относится к объекту.
  Ср.: он хорошо говорит по-русски.
  Не speaks good Russian. Структура "to study in depth the deputies' proposals" возможна и в английском языке, но она будет восприниматься, как буквализм.
   В английском языке имеется тенденция к широкому использованию атрибутивных конструкций типа "stone wall", в которых перед ключевым словом используются определительные элементы, выражающие самые разнообразные признаки.
   Отражением этой тенденции в переводе являются довольно частые перестановки семантических компонентов, при которых русское обстоятельство, обычно выраженное существительным или предложной номинативной конструкцией, преобразуется в прилагательное.
  Вспомним, какой высокой степенью нетерпимости отличались порой дискуссии в русской литературе XIX века.
  Let us remember the degree of intolerance which characterized literary debates in Russia in he 19'" century.
   Слово "литература" в обстоятельственной группе "в русской литературе" преобразуется в прилагательное "literary" при слове "debates"- "literary debates".
   В переводе на английский язык посредством атрибутивной группы могут передаваться не только обстоятельственные, но и другие самые разнообразные словосочетания.
  Споры по наболевшим вопросам об щественной жизни, по проблемам творчества, его форм, стилей, методов нормальны и естественны.
  Disputes about nagging social problems and arttstic fоrтs and styles are natural.
   Русское атрибутивное словосочетание "вопросы общественной жизни" трудностей для перевода не представляет. Преобразование сводится к перестановке постпозитивного определения "общественной жизни" перед определяемым словом "вопросы". Слово "жизнь" в переводе опускается. Менее очевидной представляется возможность использовать прием перестановки семантических компонентов при переводе слов "творчества, его форм", объединенных сочинительной связью. Более близкое рассмотрение, однако, выявляет наличие скрытой атрибутивной связи. Ср.: "формы творчества", опора на которую приводит к предлагаемому варианту перевода - "artistic forms". Еще один пример.
  Академик особо выделяет появление умных, толковых людей, которые несомненно станут квалифицированными менеджерами.
  The academician singles out the emergence of intelligent ап4 competent people that have undoubted managerial potential.
   Буквальный перевод русского придаточного предложения "которые несомненно станут квалифицированными менеджерами" противоречит стремлению английского языка избегать категоричных заявлений. В этой ситуации переводчику, по-видимому, следует рассуждать так: станут эти люди менеджерами или нет, сказать с уверенностью нельзя, покажет время. Но у них есть для этого все возможности. Такое рассуждение выводит на ключевое слово "возможность" или "потенциал". Таким образом, перестановку компонентов в исходной русской фразе мы начинаем с отнесения семы "потенциал" в глаголе "станут" к английскому существительному "potential". Это слово является ключевым, а определительные слова выявляются посредством отнесения к объекту признака действия (наречие "несомненно" переводится английским причастием "цпйошиед") и признака "деятеля" (существительное "менеджерами" переводится английским прилагательным "managerial"). В итоге мы получаем атрибутивное словосочетание "undoubted managerial potential".
   Прием перераспределения семантических компонентов часто используется при переводе словосочетаний с приставочными глаголами типа "засидеться", "распевать". Такие слова могут бьггь представлены как сочетание ключевого слова и семантического компонента, выраженного приставочным элементом. Ср.: засидеться - видеть дольше положенного времени. В тех случаях, когда подобные слова отсутствуют в английском языке, они перед аются отдельным словосочетанием.
  Во многих случаях новая техника представляет большой спрос на "подученных" специалистов.
  In many cases the new technology creates а big demand for hastily trained орerators.
   Русское причастие "подученный", образованное от приставочного глагола "подучить", переводится с помощью сочетания "hastily trained".
  Если вытянуть рельсы в одном направлении, можно было бы добраться до Москвы.
  If all the rails were laid end to end, they could reach Moscow.
   Приставочный глагол "вьггянуть", используемый в значении "выложить один за другим", не имеет прямого соответствия в английской языке и переводится словосочетанием "lay end to end".
   Компрессия. Всякое высказывание указывает на определенное количество признаков описываемой ситуации. Степень детализации описания может быть разной. Говорящий, по своему желанию, расчленяет ситуацию на большее или меньшее количество компонентов. Например, знаменитое высказывание Юлия Цезаря - "Пришел, увидел, победил" - может быть представлено в ином, более подробном виде: "Пришел в Галлию, увидел силы проживающих там племен" и т.д. Но количество признаков описываемой ситуации зависит не только от roворящего. Разные языки могут проявлять избирательность как в отношении степени такой детализации, так и средств ее достижения.
   Сопоставительный анализ русского и английского языков показывает, что в английском высказывании ситуация в целом описывается менее детально, чем в русском. Отдельные признаки, упоминаемые в русском высказывании, в английском подразумеваются, но не получают вербального выражения. Это языковое явление, безусловно, находит свое отражение и в переводе. Некоторые слова оригинального текста опускаются, происходит его компрессия. Имеется много причин осуществления компрессии в переводе с русского языка на английский и способов такого преобразования. Мы остановимся на двух наиболее часто встречающихся способах - превращении словосочетания в слово и развернутого словосочетания в словосочетание более компактной структуры. Рассмотрим их более подробно.
   Первый способ компрессии состоит в том, что русское словосочетание в английском высказывании превращается в отдельное слово.
  Встреча на высшем уровне в Вашингтоне выявила существенные пере мены в общественном мнении.
  The summit in Washington threw light on changes in public opinion.
  Словосочетание "встреча на высшем уровне" преобразуется в слово "summit".
  Народы, широкие круги общественности горячо желают изменения дел к лучшему.
  Nations and the public at large ardently wish to see improvements
   Словосочетание "изменение дел к лучшему" преобразуется в слово "improvements". Другим видом компрессии является преобразование, при котором русское развернутое словосочетание сворачивается в более компактное английское словосочетание, основанное на атрибутивной синтаксической связи. Задача переводчика в таких случаях состоит в том, чтобы, во-первых, определить ключевое слово английской фразы и, во-вторых, посредством компрессии исходного русского словосочетания выявить относящиеся к этому слову определительные слова. Рассмотрим на примерах, как осуществляется такое преобразование.
   Можно ли тут провести аналогию с полемикой, которая была в прошлом ве-ке между славянофилами и западниками? Is this akin to last century s polemics between the Slavophiles andthe Westerners? Ключевым словом является существительное "полемика". При нем имеется определительное придаточное предложение "которая была в прошлом веке между славянофилами и западниками". В английском варианте это предложение преобразуется в препозитивное определение к слову "polemics". Опускаются слова "которая была".
   Компрессия часто сопровождает другие переводческие явления, в частности перестановку семантических компонентов.
   Объявив себя продолжателем Барту, новый министр в действительности круто повернул руль внешней политики. Although Laval said he would continue Barthou's course, he actually made а sharp turnabout. В английском языке значение сочетания "крутой поворот" передается словом "turnabout", буквально "поворот кругом, на 180'". Слова "руль внешней политики" опускаются, так как семантический компонент "политика" уже упомянут. Ср.: "would continue Barthou's course". Признак, характеризующий процесс, "круто" теперь относится к объекту "made а sharp turnabout", иными словами, использован прием перестановки семантических компонентов. Еще один пример.
  Правительство опирается на эту силу, с ней оно связывает перспективы дальнейшего развития страны по пути ры ночных реформ.
  The government relies on this force in its market-oriented development policies.
   При переводе второй фразы использована атрибутивная конструкция в функции косвенного дополнения. Выбор ключевого слова производится с опорой на контекст высказывания посредством установления цепочки смежных понятий: "перспектива - цель - политика, как средство достижения цели". Компрессии подвергаются слова "дальнейшего", "страны", "по пути", легко восстанавливаемые из контекста.
   Наконец, говоря о приеме компрессии, следует напомнить об отглагольных существительных, некоторые разновидности которых в переводе опускаются. К ним следует добавить ряд семантически избыточных существительных типа "работа", "вопрос", "проблема", которые также опускаются в переводе.
  Много положительного в работе со вместных предприятий и кооперативов.
  There is much that is commendable in со-operatives and joint ventures.
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ 1. Что такое семантическая структура слова?
  2. Как вы понимаете правило семантического согласования при переводе?
  3. В чем сущность переводческих трансформаций генерализации и конкретизации?
  4. Что такое "метонимический перевод"?
  5. Какие бывают случаи перераспределения семантических компонентов при переводе?
  6. В чем причины компрессии при переводе и какие виды компрессии вы можете назвать?
  
  Рекомендуемые способы перевода
   Наименование переводческой проблемы - передача свободных словосочетаний. Встретив в исходном тексте свободное словосочетание, которое по ряду причин не имеет прямого эквивалента, переводчик:
  1) определяет его ключевое слово и смотрит, какая часть словосочетания - ключевое или определительное слово - вызывает трудность при переводе;
  2) если это определительное слово, использует правило семантического согласования;
  3) если этим трудность в переводе не устраняется, используя прием пробы на сочетаемость, обращается к одному из названных способов перевода - генерализации, конкретизации, метонимическому переводу, перестановке семантических компонентов, компрессии.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  2. ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИЯ
  
  2.1. Общие сведения
  
   Своеобразие публицистического стиля определяется двумя коммуникативными установками: на передачу информации и на убеждение. Первая находит свое выражение в денотативной функции, связанной с передачей информации о денотате, а вторая - с экспрессивной функцией, суть которой состоит в передаче отношения Отправителя к порождаемому им тексту и стремлении побудить Получателя разделить точку зрения Отправителя.
   В русском языке коммуникативная установка убеждения достигается с помощью риторического пафоса, возвышенного и торжественного тона изложения. Для достижения этого стилистического эффекта при [ меняется широкий набор языковых средств, в том числе книжная лексика, большое число определителей, эмоционально насыщенные слова, развернутые сложносочиненные предложения, обилие причастных и деепричастных оборотов, всевозможные фигуры речи и эмфатические конструкции.
   В силу особенностей своего исторического развития английский язык решает проблему экспрессии по-иному. Коммуникативная установка убеждения в нем достигается не с помощью возвышенной риторики, а путем установления личных доверительных отношений с Получателем. В этом коммуникативном контексте пафос и эмоциональное давление исключаются. Отправитель как бы говорит: вот информация, а ее эмоциональная оценка - дело самого Получателя.
   Такая природа экспрессивной функции в английском языке определяет и выбор языковых средств, требуемых для ее реализации. Авторы английских публицистических текстов избегают книжной лексики и оборотов, отдавая предпочтение лексическим единицам и выражениям, присущим разговорной речи. Ниже, чем в русском языке, и удельный вес эмоционально экспрессивных средств.
   В переводе при передаче экспрессивной функции ставится задача достижения экспрессивного эквивалента, т.е. создания в процессе межъязыкового общения такой ситуации, при которой эмоциональная реакция Получателя текста перевода могла бы соответствовать эмоциональной реакции Получателя текста оригинала. Для этого переводчик использует целый ряд стилистических модификаций, преобразований, при которых вместо единиц, относящихся к одному стилистическому пласту, используются единицы, относящиеся к другому стилистическому пласту.
   В ходе подобных преобразований наблюдаются две основные закономерности. В связи с тем, что применение аналогичных стилистических средств может привести к снижению коммуникативного эффекта, приходится использовать другие средства, позволяющие оставить экспрессию на прежнем уровне. В этой ситуации можно говорить о сохранении экспрессивного эффекта оригинала.
   Коммуникативный эффект может быть ослаблен и в тех случаях, когда использование аналогичных стилистических средств ведет к эмоциональной перегруженности текста перевода. Для того чтобы этого избежать, необходимо отдавать предпочтение более нейтральным лексическим единицам и грамматическим оборотам. Иными словами, речь идет о снижении экспрессивности оригинала.
   К отмеченным закономерностям можно добавить еще одну. Ее можно сформулировать так: экспрессивную установку необходимо стремиться реализовать не только путем использования аналогичных стилистических средств, но и там, где это возможно, и с помощью тех стилистических приемов, которые традиционно привлекаются для подобных целей в переводящем языке. Иначе говоря, достижению коммуникативного эффекта способствует стилистическая идиоматичность перевода.
   Ниже более подробно рассматриваются три названные закономерности. Естественно, в нашу задачу не входит сопоставительный анализ всех или даже большинства стилистических средств публицистического стиля в русском и английском языках. Ограничимся лишь теми из них, которые позволяют проиллюстрировать общие теоретические положения и одновременно представляют наибольший интерес для целей учебного перевода.
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  2.2. Сохранение экспрессивного эффекта
   В составе книжной лексики большую группу образуют абстрактные слова. В отличие от конкретных слов, обозначающих предметы, которые воспринимаются с помощью органов чувств, абстрактные слова выражают отвлеченные понятия, существующие только в нашем сознании, например "наука", "мудрость", "надежда". Для переводчика проблема абстрактных слов заключается в более низкой - по сравнению с русским языком - частотности их употребления в английском публицистическом стиле, где упор делается на чувственное восприятие.
   Абстрактные слова в русских высказываниях часто занимают позицию подлежащего, что противоречит нормам английского публицистического стиля. В переводе абстрактное существительное может быть заменено конкретным, если такое преобразование допускается их семантикой.
  Осмелевшая либеральная критика начинает зачастую высмеивать официозную литературу.
  Now liberal critics have grown courageous enough to deride it frequently.
  Абстрактное существительное "критика" посредством метонимического перевода (деятельность - деятель) заменяется конкретным именем "critics".
   Абстрактное слово иногда опускается. Сущность этой литературы заключается в пламенном стремлении к внелитературным задачам. These writers passionately strive towardsgoalsthat lie outsideof literature. Абстрактное имя "сущность" по своей семантике дублируется глаголом "заключаться" и в переводе легко опускается. Подлежащим становится слово "writers", выводимое из слова "литература" по принципу метонимической ассоциации (деятельность - деятель).
   В тех случаях, когда это допускается контекстом, большим подспорьем для переводчика является использование тематического подлежащего, выраженного местоимением "we". Такой перевод позволяет конкретизировать высказывание и одновременно придает ему оттенок искренности и доверительности.
  При самофинансировании устойчивые позиции на мировом рынке являются непременным условием. Снова все упирается в экономическую модель.
  То be really cost effective we must have а good footing in the international video market. Again we return to the economic model.
   B тексте, откуда взяты эти примеры, директор экономического объединения рассказывает о его деятельности, поэтому использование тематического местоимения "we" контекстуально оправданно. В заключение рассмотрим некоторые случаи, когда названные способы перевода применить нельзя' и возникает необходимость в более глубоких преобразованиях. Одна из таких трансформаций состоит в том, что предикатная группа исходного высказывания преобразуется в самостоятельное предложение, а подлежащее становится второстепенным членом или обособляется.
  Теперь отечественная свобода быстро состарила "смелые" произведения.
  But now, with freedom at поте, boldest works of literature age with amazing speed.
  Исходное подлежащее "свобода" обособляется и трансформируется в абсолютную конструкцию "with freedom at Ьоше". Предикатная группа 'быстро состарила "смелые" произведения' посредством конверсива, смены направления действия глагола преобразуется в самостоятельное предложение - "the boldest works of literature age with amazing speed".
   Аналогичный прием используется при переводе следующего высказывания.
  Когда эта тема оказывалась монопо лией официальной литературы, массовый читатель кидался на новые книги с неподдельным энтузиазмом.
  Whenever official literature monopolized the theme, the mass reader devoured new works with genuine enthusiasm.
   Предикатная группа "оказывалась монополией официальной литературы" преобразуется в самостоятельное предложение. Семантически слабый глагол "оказывалась" опускается. Подлежащим становится собирательное существительное "literature". Исходное подлежащее "тема" при таком решении преобразуется в дополнение. Помимо подлежащего абстрактные существительные могут выступать в роли именной части сказуемого и второстепенных членов предложения. Но и в этом случае они, а также любые другие слова и выражения, обозначающие широкие, недифференцированные понятия, могут бьггь причиной снижения экспрессивной тональности при переводе. Для того чтобы вызвать у Получателя конечного текста предусмотренный оригиналом эффект, такие слова и обороты следует заменять словами и оборотами с более узким значением, используя прием конкретизации.
  Советская литература была порождением соцреалистической концепции.
  Soviet Literature was the child of the Socialist Realist world view.
   Слово "порождение" передается более конкретной лексической единицей "child". Наряду с абстрактными существительными русская книжная лексика характеризуется широким использованием глаголов - заимствований из греческого и латинского языков. Аналогичные глаголы имеются и в английском языке. У английского Получателя они, однако, не вызывают стилистического эффекта, предусмотренного в русском оригинале, поскольку воспринимаются как формальные и абстрактные. Достижению экспрессивной эквивалентности, т.е. одной и той же эмоциональной реакции, способствует применение коротких динамичных слов англосаксонского происхождения, относящихся к разговорной лексике. Среди них - глаголы широкой семантики с послелогами типа turn down (reject), look up to (admire), put up with (tolerate), make up for (compensate), stand behind (support), stand by (defend), give up или hand in (surrender), так называемые "body verbs ''глаголы, имеющие в качестве денотата человеческое тело или относящиеся к нему действия или состояния, типа back out (withdraw), stand up to (oppose), leave off (prevent), bow to (accept), sniff at (ignore), а также глаголы, несущие в себе определенную образность, типа hound, roar, hammer out, iron out, curb etc.
   Продемонстрируем использование таких глаголов.
  Нехватка культуры - зто дефицит знаний. Вот и приходится компенсиро' вать его избытком самомнения и самолюбия.
  Lack of culture is the result of the lack 'of skills. No wonder many try to make up fог these shortcomings with vanity and arrogance.
   Глагол "компенсировать" имеет в английском языке прямое соответствие в виде глагола "compensate". Отказ от него в пользу конкретного глагола с послелогом "тпаКе цр тог" позволяет сохранить экспрессивность исходного высказывания.
  Нетрудно представить себе многие аналогичные сферы приложения видео.
  It is not difficult to think of many other areas where video could be used.
  Переводчик отказывается от глаголов "visualize" и "imagine" при переводе глагола "представить" и останавливается на конкретном глаголе англосаксонского происхождения "think".
  Почему именно сейчас зта социальная болезнь прогрессирует?
  Why is this social disease getting wоrse?
   Здесь возможный книжный вариант - глагол "progress" - заменяется разговорным оборотом "get worse". Преобразование осуществляется с помощью метонимического перевода "прогрессирует и как следствие становится хуже".
  Тогда и цены на нефть будут определяться, исходя из текущих мировых цен.
  Oil prices will be pegged to current world rates.
   Возможный вариант перевода фразы "определяется исходя из" как "bе determined on the basis of' стилистически неприемлем в силу своей формальности и обезличенности. Предпочтение отдается обороту "will be pegged to", экспрессивный эффект которого, помимо принадлежности к разговорной лексике, связан с явно выраженной внутренней формой глагола "рея".
   Расхождения в уровне стилистической экспрессивности могут возникать и при передаче русских отглагольиых существительных. Перевод конструкций с отглагольными существительными был уже рассмотрен, когда говорилось о передаче денотативной функции. Там необходимость замены русских отглагольных существительных глагольными формами объяснялась общей тенденцией английского языка к предпочтительному использованию вербальных признаков при описании внешнего мира. Отражением того же явления, но уже при передаче экспрессивной функции с ее установкой на убеждение служит требование о преимущественном использовании глагольно ориентированных высказываний. Ср.: It is essential that she should make an attempt to achieve а state of relaxation. She must try to relax .
   Первое высказывание, правильное грамматически и лексически, стилистически является формальным и обезличенным. В нем отсутствуют динамизм, прямота и четкость, черты, присущие второму высказыванию и, как отмечалось выше, выступающие слагаемыми коммуникативной установки убеждения в английском публицистическом стиле.
   К сказанному во введении о приемах перевода конструкций с отглагольными существительными следует добавить, что предпочтение при их переводе следует отдавать глаголам англосаксонского происхождения.
  Мы взяли курс на ограничение всевластия экономической бюрократии.
  We set out со curb the powers of the economic bureaucracy.
   При переводе отглагольного существительного "ограничение" можно использовать глаголы латинского происхождения "restrict" или "confine". Однако по стилистическим соображениям выбор делается в пользу англосаксонского глагола "curb", который своей семантикой восходит к упряжи лошади. Использование разговорной лексики, естественно, не ограничивается глаголами и отглагольными существительными. Относящиеся к ней слова и обороты применяются во всех случаях, когда это диктуется нормами английского публицистического стиля и допускается межъязыковыми соответствиями.
  Нужны, думаю, новая система обеспечения программами, возможность гибкого маневра: то, что в одном регионе залеживается, может оказаться ходовым в другом.
  It seems to me we also need а different method of supplying programs, one which would give us more room for manoeuvre. What is а flop in one area might be а hit in another.
   Существительное "возможность", а также обороты "то, что залеживается", "может оказаться ходовым", выражающие широкие общие понятия, заменяются соответственно отдельным придаточным определительным предложением с глаголом "give" - "which would give us...... и существительными "flop" и "hit". Последние служат также наглядным примером одного из приемов компрессии - свертывания словосочетания в слово.
  Естественно, что политика объединения "Нефтеэкспорт", как и любого другого экспортера в тот период, была направлена на реализацию нефти по максимально достижимым ценам.
  Nefteexport, naturally, tried to sell it for as high а price as-ii could ger, just like any обжег exporter.
   Cловосочетание "политика была направлена" сворачивается в одно слово, в его роли выступает разговорный глагол "try". Как видно из этоro и вышеприведенного высказывания, одним из побочных эффектов обсуждаемых преобразований является значительная компрессия исходного текста. Отглагольное существительное "реализация", еще один пример книжной лексики, заменяется конкретным и динамичным глаголом "sell". Оборот "по максимально достижимым ценам" (" максимально"- слово латинского происхождения, а "достижимый" - книжное слово) преобразуется в разговорное выражение "as high а price as it could get". Помимо названных причин, снижение экспрессии исходного текста при переводе может быть связано с явлением, которое в переводоведении именуется частотностью употребления языковых единиц. Суть его состоит в том, что то или иное слово или грамматическая конструкция в исходном языке используется намного чаще, чем в переводящем. Нет большой беды, если переводчик изредка употребляет такие единицы. Однако практика перевода свидетельствует о том, что принцип относительной частотности во многих случаях не соблюдается. Конечный текст перенасыщается языковыми единицами, мало характерными для английского публицистического текста, и, как следствие, происходит снижение его экспрессивного эффекта.
   В качестве примера можно назвать глагол "обеспечить", существительные "вопрос", "задача", "курс", прилагательное "дальнейший", причастие "направленный". В переводческой практике за этими словами закрепились определенные соответствия, которые почти автоматически воспроизводятся во всех случаях их использования. Так, русское "обеспечить" всегда (или почти всегда) переводится на английский язык, как "ensure", "вопрос", как "question", "дальнейший", как "further", а "направленный", как "aimed at". При этом упускается из виду, что подобные английские соответствия - в отличие от исходных русских слов - в публицистическом стиле английского языка употребляются вовсе не так часто. Привлекая лишнее внимание к себе, они мешают восприятию Получателем тех слов, которые действительно важны для целей коммуникации. Выход - в использовании синонимов.
  Решение о радикальном сокращении стратегических наступательных вооруженой обеспечило дальнейшие сдвиги в переговорах по химическому оружию.
  Radical reductions in strategic offensive arms have led to neu breakthroughs in talks on chemical weapons.
   При переводе слова "обеспечить" вместо традиционного "ensure" использован глагол "lead to". Другие возможные синонимы - "make sure", "make certain", "guarantee", "promote", "meet". Слово "дальнейший", обычно передаваемое английским "further", переводится прилагательным "new". Среди других возможных соответствий можно назвать "continued", "future", "other", "fresh", "more", "additional".
   Назовем ряд других, часто используемых слов и оборотов наряду с традиционными соответствиями и возможными синонимами . Посвященный (devoted to) of, dedicated to, about, on.
  Направленный (aimed at) designed to, сущ. + инфинитив; например, меры, направленные на ways to improve.
  Прежде всего (first and foremost) primarily, mostly, mainly, chiefly, most important, above all, notably.
  Создать условие (create the necessary conditions) give/provide (smb) (with) the right/аvorаblе conditions, make (it) possible (to), facilitate, promote, encourage.
  В условиях (in conditions) in, under, during, with... going on/in progress, at а time of/when, in the context of, against the background of.
  Предусматривать (envisage) provide, provide for, provide that, take саге, stimulate, specify, afford, furnish, recognize.
  Подчеркивать (stress) report, say, declare, assert, point out, (а communique) reads.
  За счет (at the expense of) through, bу means of.
  Значительный (considerable) great, substantial, significant, marked, long, big, good, large, quite а bit.
  Путь (way, path)- ways and means, policy, footing Курс (course)- policy, road, trend, project.
  Задача (task)- job, target, goal, ways and means.
  Особенность (peculiarity)- а/one feature of..., the way..., what makes... different, what is special/notable/exceptional about, one thing about...
  Круги (circles)- quarters, community, academical establishment, Academia, policy and decision makers, interests.
  Опыт (experience)- methods, techniques, history, what has been done.
  Для снятия проблемы частотности лексических единиц можно использовать переводческий прием, при котором меняется их синтаксическая функция.
  И тут нужен какой-то враг, а в условиях опасности острее, чем раньше.
  They all need an "enemy", and when the situation becomes dangerous, their anxiety to find such an enemy increases.
   Оборот "в условиях опасности", содержащий скрытый предикат (ср.: условия опасны), преобразуется в самостоятельное предложение, в котором предложное словосочетание "в условиях" выполняет функцию подлежащего - "situation becomes dangerous".
   Слова с повышенной частотностью употребления отвлекают внимание от ключевых слов, поэтому их можно попросту опустить, что нередко и делается.
  Порождение закрытого общества, официозная литература, может существовать лишь в условиях герметичной среды.
  The child of а closed society, Official literature was able to exist only in а hermetically sealed environment.
   Расхождения в частотности употребления наблюдаются не только среди лексических единиц, но и среди некоторых грамматических конструкций. Авторы наставления по стилю письменной речи, в частности, советуют ограничивать число отрицательных конструкций. Согласно их рекомендациям, "читателю желательно сообщать не то, чего нет, а то, что есть". В тексте перевода необходимо соблюдать равновесие между отрицательными и утвердительными оборотами, а там, где это возможно, заменять отрицание на утверждение, используя прием ан, тонимического перевода.
   В основе антонимического перевода лежит логическое правило, согласно которому отрицание какого-либо понятия может быть приравнено к утверждению семантически противопоставленного ему противоположного понятия. Ср.: невысокий - низкий, недалекий близкий, не желающий работать - ленивый. В приведенных ниже случаях антонимический перевод реализуется как замена слова или словосочет ания его антонимом с одновременной заменой отрицательной конструкции утвердительной .
  Расслоение и деградация официальной литературы в сущности не слишком много значат для дальнейшего развития литературы.
  The stratification and decay of Official Literature actually has little relevance to the future of literature.
   Словосочетание "не слишком много значат" заменяется противоположным по значению выражением "мало что значит" "has little relevance".
  Особенно не стремясь к популярноcmu, Станислав Шаталин, известный русский экономист, относился к тем, кто даже в самой сложной ситуации не позволяет эмоциям захлестнуть рассудок.
  А man, who steered clear о/" the limelight, Stanislav Shatalin, а well-known Russian economist, applied а businesslike approach to analysis of the most complex of situations.
   Снять отрицательную конструкцию в деепричастном обороте "не стремясь к популярности" позволяет ее замена на антоним "сторониться популярности" steered clear of the limelight". Обращает на себя внимание замена абстрактного слова "популярность" более конкретным "limelight". В главном предложении отрицательная конструкция "не позволяет эмоциям захлестнуть рассудок" имеет образную метафорическую окраску, поэтому антонимическое отношение устанавливается на уровне не отдельного понятия, а предметной ситуации в целом: "Не позволяет эмоциям захлестнуть рассудок" - "проявляет деловой подход" - "applied а businesslike approach".
   Не способному или не желающему организовать работу удобно искать all "заговорщиков" и "интриганов". It is convenient for an incompetent or lazy manager to claim the existence of sorts of "conspirators". Русские слова "не способный" и "не желающий" передаются английскими словами "incompetent" и "lazy", выражающими противоположные понятия. Повышению экспрессивности исходного текста содействует также замена оборота "организовать работу", выражающего общее понятие, конкретным словом "manager". Соцреализм отрицал настоящее за счет будущего. Socialist Realism preferred future to the present. Антонимом оборота "отрицал настоящее за счет будущего" служит выражение "предпочитал будущее настоящему" - "preferred future to the present". Антонимический перевод помогает также снять оборот "за счет", характеризуемый в русском языке повышенной частотностью. Он поглощается семантикой глагола "preferred". Наряду с отрицательными конструкциями следует упомянуть русские обороты с пассивным залогом. Действие в таких оборотах представляется как бы происходящим по воле всех, а не отдельного человека. Это придает им оттенок обязательности и авторитетности.
   Указанное свойство пассивного залога способствует его частому применению в русских публицистических текстах, ориентированных на обезличенный и формальный стиль изложения. Прямо противополож.ная ситуация наблюдается в английском языке, где пассивный залог в cилу своей низкой экспрессивности используется не столь часто. Английские стилисты советуют там, где это возможно, заменять пассивные обороты на активные, и переводчику следует прислушаться к их рекомендациям. Вместе с тем было бы неправильно думать, что использование пассивного залога вообще нежелательно. Есть две ситуации, в которых пассивный залог оправдан и полезен:
  1) когда субъект неизвестен;
  2) когда субъект известен, но по какой-либо причине не может быть назван. Правило в отношении пассивного залога, повидимому, можно сформулировать так: при передаче пассивной конструкции следует убедиться в том, что ее применение оправданно и что та же самая мысль в английском тексте не может быть более эффективно выражена с помощью активного залога.
  То обстоятельство, что большая часть денег проедается или тратится на оборудование, которое годами не вводится ,в строй, должно беспокоить нас куда больше, чем сам факт экспорта нефти.
  We squander most of our hard-earned petrodollars or spend them on equipment that takes years to соте into use - this is what we should be worried about, not the fact that we export oil.
   В приведенном примере пассивные обороты "большая часть денег проедается..., тратится" и "оборудование... не вводится..." не отвечают названным условиям, поэтому их сохранение в переводе нежелательно. Для замены пассивного залога на активный в английском тексте вводится тематическое подлежащее "we". Отметим также, что при передаче определительного придаточного предложения "которое годами не вводится в строй" наряду с активным залогом используется антонимический перевод - "that takes years to соте into use". Применение утвердительной конструкции, тематического подлежащего "we" и активного залога позв оляет сохранить экспрессию исходного русского высказывания.
  Поэты оказались ненчжнымчи молоt дежной аудитории, ироническими апло дисментами сгонявшей их со сцены.
  -It turned out the young audience didn' need these poets, they simply hounded them off the stage with an ironic flood of applause.
   Для того чтобы избежать пассивного залога (the poets were not needed), приходится идти на более глубокое изменение исходного высказывания, в ходе которого подлежащее "поэты" и косвенное дополнение "аудитории" меняются местами - "the young audience did not need these poets". Сохранению экспрессивной тональности русской фразы содействует применение глагола "hounded off с ярко выраженной образностью вместо более нейтральных "drove" или "chased away".
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  2.3. Снижение экспрессивности
   Переводчику важно делать различие между денотативным и коннотативным значением слов. Денотативное значение слова регистрируется в словаре. Коннотативное значение связано с эмоциональной реакцией Получателя на слово и теми ассоциациями, которые оно у него вызывает. Например, слова "отряд" и "банда" означают по сути одно и то же - группу вооруженных людей. Но их коннотативное значение иное. Первое слово является нейтральным, тогда как второе вызывает негативные эмоции.
   При передаче некоторых видов книжной лексики, в частности абстрактных существительных и глаголов, заимствованных из латинского, греческого и французского языков, возникает необходимость использовать более экспрессивные средства - конкретные существительные и глаголы. В отношении русской экспрессивно окрашенной лексики дело обстоит как раз наоборот. Английский публицистический стиль требует более нейтральной подачи информации. В нем также имеются экспрессия и соответствующие стилистические средства, но частотность их употребления ниже, чем в русском.
   Существует еще одна особенность перевода с русского языка на английский. В русском публицистическом стиле многие эмоционально окрашенные слова в результате частого употребления в значительной степени утратили свое коннотативное значение и проходят незамеченными для русского Получателя. Их автоматический перенос в текст перевода создает эффект эмоциональной перегруженности и отвлекает внимание английского Получателя от тех лексических единиц, которые действительно необходимы для передачи коммуникативной установки убеждения.
   Переводчику рекомендуется, во-первых, сокращать число эмоционально окрашенных слов в предложении или параграфе, оставляя лишь те из них, которые действительно необходимы для создания требуемого стилистического эффекта; во-вторых, заменять эмоционально окрашенные слова на нейт ральные, оставляя лишь одно-два из них.
   Результат такого преобразования, называемого снижением экспрессивности, очевиден: устраняется пафос, неприемлемый для английского публицистического стиля, и вместе с тем создаются благоприятные условия для достижения коммуникативного задания . В качестве примера рассмотрим следующий отрывок.
  Обратимся к России. Она всегда была то осаждаема, когда ее рвали в клочья, то сама она упорно раздвигала просторы, упрямо рвалась к морям и океанам от Mocковии до Балтики и Черного моря, до тихоокеанских и арктических берегов. Страна не раз почти распадалась на куски, раздираемая то междуусобицами, то социальными распрями, и затем вновь становилась на ноги. Экспрессивная установка здесь состоит в том, чтобы вызвать у читателя чувство сопереживания с трудными историческими судьбами России и гордости за ее величие. Для этой цели используется целый ряд слов, вызывающих отрицательные эмоции, таких, как "клочья", "распри", "междуусобицы", и слов, несущих заряд позитивных, возвышенных чувств, - "раздвигала простоты", "от Московии до Балтики...", "рвалась к морям и океанам". Рассмотрим, как та же коммуникативная установка реализуется в английском переводе.
  Russia, for, instance, was always either besieged by enemies, who tried to tear her apart, or herself conquered пеы territories, seeking access to seas and oceans from Moscou to the Baltic' and Black Seas, the Расфс and the Arcttc. She often nearly disintegrated as а result of tntеrnectne strife or social upheavals, but later pulled herself together.
   Обращает на себя внимание общее снижение тональности путем замены слов с положительной или отрицательной экспрессией стилистически нейтральными словами и оборотами. Словосочетание с яркой отрицательной коннотацией "рвали в клочья" заменяется менее экспрессивным "tried to tear her apart". Снижение экспрессии компенсируется введением слова "enemies", также имеющим отрицательную экспрессивную окраску. Специфически книжный оборот "упорно раздвигала просторы" передается в переводе стилистически нейтральным "conquered new territories". Налицо метонимическая связь типа "следствие- причина" (захватила "conquered" и благодаря этому "раздвинула"). Аналогичное снижение экспрессии наблюдается при переводе словосочетания "упрямо рвалась" посредством выражения "seeking access". "Московия", древнее название Москвы, используемо е в целях экспрессии, при переводе также заменяется нейтральным "Moscow". Во фразе "до тихоокеанских и арктических берегов" слово "берегов" опускается, поскольку своим пафосом оно отвлекает внимание от названий самих регионов "the Pacific and the Arctic". Это еще один случай метонимии- метонимии лексической, состоящей в замене части на целое.
   Во втором высказывании опускаются эмоционально насыщенное существительное "куски" в сочетании "распадалась на куски" и причастие "раздираемая". Причастие заменяется стилистически нейтральным оборотом "as а result of', а оборот "распадалась на куски" свертывается в одно слово "disintegrated" (прием компрессии). Оно также имеет отрицательную коннотацию, но она менее выражена. Русское "распри" передается более нейтральным "upheavals". Слово с сильной отрицательной экспрессией "междуусобицы" передано словосочетанием "internecine strife". Это, безусловно, адекватная замена, пример необходимости сохранения некоторых эмоционально насыщенных слов.
   В завершение проведенного анализа следует более подробно остановиться на приеме компенсации, который широко используется при снижении экспрессивности. Для компенсации нейтрализуемого экспрессивного компонента могут добавляться новые слова или обороты с использованием приема логического развития. Экспрессивный компонент, нейтрализуемый в рамках одного слова или словосочетания, может быть также восполнен посредством его перемещения в другие части высказывания, параграфа или более широкого контекста.
   В рассмотренном выше отрывке был использован первый вариант компенсации, с опорой на контекст добавлено экспрессивно окрашенное слово "enemies": "она (Россия) всегда была осаждаема" - "Russia was always either besieged by enemies or...".
  Приведем пример другого вида компенсации, состоящей в перемещении экспрессивного компонента.
  Ю. Бондарев сравнивает новые силы в литературе с фашистскими ордами, напавшими на Советский Союз в 1941 году.
  Yury Bondarev likens the new forces in our literature to the Nazi troops who over ran the Soviet Union in 1941.
   Слово "орда" в русском языке имеет отрицательную коннотацию. В переводе оно заменяется нейтральным "troops", а снижение тональности восполняется усилением отрицательной экспрессии при передаче нейтрального причастия "напавших". Вместо него применен экспрессивно окрашенный глагол "overrun", означающий "опустошать", "грабить".
   Экспрессивно-окрашенная лексика не единственный способ, позволяющий воздействовать на эм оции Получателя и придать ситуации ощущение особой значимости. Наряду с ней в русских публицистических текстах используется целый ряд других стилистических средств, в частности риторический вопрос. В пособиях по стилю английской письменной речи отмечается, что риторический вопрос производит сильный эмфатический эффект и должен использоваться лишь в тех случаях, когда этого требует ситуация . Иными словами, частотность применения 1 этого стилистического средства в английском тексте ниже, чем в русском, и при переводе не все риторические вопросы следует сохранять.
   Решение во многом остается за самим переводчиком. Если это действительно вопрос, то он может быть сохранен и передан вопросительным предложением. Если же это вопрос, который не требует ответа и применяется в чисто риторических целях, он может быть снят и заменен нейтральным утвердительным предложением.
   И, конечно, вести закупку зарубежных программ тоже должно само объединение. . С какой стати при хозрасчете расплачиваться за возможные ошибки других? We too can buy foreign films.
  We do not want to risk paying for the mistakes of others
   Риторический вопрос во втором высказывании вкупе с эмфатическим оборотом "с какой стати" создает высокий уровень экспрессивной тональности, неприемлемый в английском тексте. Правило "снижения экспрессивного эффекта" позволяет снять оба эти стилистические средства. Понижению эмфазы содействует и отрицательная конструкция "we do not want". В качестве компенсации вводится эмоционально окрашенный глагол "risk". Приведенный отрывок наглядно демонстрирует еще одну особенность переводческих приемов, связанных с передачей экспрессивной функции. Оба процесса - повышения экспрессивного эффекта и его снижения - идут одновременно, уравновешивая и дополняя друг друга. В рассматриваемом примере наряду со снижением тональности исходного текста его экспрессивный эффект повышается б лагодаря введению в обоих высказываниях подлежащего, выраженного местоимением "we".
  И с кем только Россия не воевала?!
  Russia has had many enemies to fight against.
   Риторический вопрос по своему коммуникативному эффекту близок к восклицательным предложениям. Целью и того, и другого является воздействие на эмоции Получателя. В приведенном высказывании перед нами, так сказать, "гибрид", переходный случай, подтверждением чему является наличие одновременно вопросительного и восклицательного знаков. Это упрощает задачу переводчика: необходимость в снижении тональности и снятии вопроса очевидна. Выраженная в исходном высказывании эмфаза частично восполняется благодаря применению инфинитивной конструкции "had лапу enemies to fight against".
  Сколько в этой мерзопакостной охоте за инакомыслящими погибло людей, а сколь многих постигло духовное растление через ненависть, доносительство, подлую жажду власти! А сколько разуверившихся и потерявших себя в жизни, изъеденных страхом, утративших мужество, достоинство и порядочность!
  Маnу people died in that witch hunt and many тоге became spiritually impoverished as а result of the constant hatred, spying on one another and struggle /ог power. Fear turned many into cynics and cowards.
   Приведенный отрывок эмоционально очень насыщен, поэтому снижение тональности идет по всем направлениям. Восклицательные предложения преобразуются в утвердительные. Опускается ряд определителей, прилагательные "мерзопакостной" и "подлую". Метафора "охота за инакомыслящими" заменяется выражением "witch hunt", во многом утратившим первоначальную образность. По-видимому, то же самое можно сказать об английском сочетании "power struggle", заменяющим в переводе оборот "жажда власти". Сочетание "духовное растление" посредством метонимического перевода преобразуется в "spiritually impoverished" (растление ведет как следствие к духовному обнищанию), также имеющему отрицательную коннотацию, но менее яркую, чем в русском тексте. Второе высказывание, представляющее собой безличное предложение с рядом однородных дополнений (ср.: сколько имеется разуверившихся... изъеденных... утративших и т.д.) преобразуется в утвердительное личное предложение с подлежащим "fear". Широко используется прием компрессии, при котором словосочетание свертывается в отдельное слово: "изъеденные страхом"- "fear", "разуверившиеся и потерявшие себя в жизни" - "cynics", "утратившие мужество, достоинство и порядочность" - "cowards". Слово "сколько" опускается, но в английском тексте три раза повторяется слово "many", что также создает значительный экспрессивный эффект. Благодаря всем этим преобразованиям снимается пафос, присущий русской фразе, но во многом сохраняется отрицательная экспрессивная тональность, позволяющая вызвать у английского Получателя аналогичную эмоциона льную реакцию.
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  2.4. Идиоматичность экспрессивно-стилистических средств
   Каждый язык имеет собственный, характерный именно для него набор экспрессивно-стилистических средств. В русском языке для выражения экспрессии можно, в частности, отметить общую тенденцию к опоре на семантические элементы и преимущественное использование формальных элементов в английском языке. Отсюда следует, что переводчик должен избегать копирования экспрессивных средств языка оригинала и стараться использовать те средства, которые присущи языку перевода. Это правило можно назвать экспрессивной идиоматичностью перевода .
   Рассмотрим несколько конкретных случаев. Одним из стилистических приемов, широко распространенных в английских публицистических текстах, является аллитерация, или повторение одних и тех же звуков в словах, образующих отдельные словосочетания.
   В русском языке аллитерация также встречается, но гораздо реже, чем в английском. Ее применение ограничено художественной прозой и поэзией. В публицистических текстах об аллитерации говорить практически не приходится.
   При переводе русских высказываний использовать аллитерацию можно, в частности, для передачи эмоционально насыщенных атрибутивно-обстоятельственных оборотов.
  В особо тяжелом положении оказывается подавляющее большинство северных регионов.
  The hardest hit are а majority of north-ern territories.
   Аналогичные семантические элементы в английском высказывании воспринимались бы как привычный стереотип и могли привести к снижению экспрессивного эффекта оригинала. Аллитерация, "hard hit", позволяет не только сохранить уровень экспрессии, но и привести текст перевода в соответствие с нормами английского публицистического стиля.
   Для переводчика полезно иметь в своем обиходе ряд других аллитерированных оборотов, часто встречающихся в газетных и журнальных статьях: а blooded and bowed population, to соте under searching scrutiny, а deep devide has emerged between the two countries, to doggedly defend, etc.
   Имеющейся только в английском языке эмфатической структурой являются модальные определители типа if anything, if at all, little or nothing, if not, etc.
   Такие модификаторы отражают характерное для английского языкового мышления стремление избегать широких категорических оценок. Их экспрессивный эффект достигается путем отрицания содержащегося в высказывании утверждения или расширения имеющегося отрицания:
  Экономическое развитие Дальневосточного региона осложняется, а подчас полностью парализуется под влиянием ряда политических факторов.
  Due tо some political factors the есоnomic development of the Far East has been impeded,ifnоr totally paralyzed.
   Как и в предыдущих примерах, здесь прослеживается отмеченная тенденция к замене семантического экспрессивного элемента на формальную эмфатическую конструкцию. Наречие "подчас" заменяется модальным определением "if not". Такое преобразование позволяет избежать излишней категоричности оценки (ср.: "sometimes totally paralyzed") и - наряду с естественностью звучания английской фразы- обеспечивает требуемый уровень ее эмфазы.
   Есть еще один вид отрицания, который используется в английском языке в целях эмфазы. Это мейозис, высказывание, при котором утверждение чего-либо выражается посредством отрицания его противоположности, например описание "great" как "no small".
   В русском языке мейозис также встречается, но значительно реже. Из этого, однако, не следует,.что переводчик не может им пользоваться для передачи других экспрессивных средств. Как и в случае с аллитерацией и модальными определителями, необходимо лишь не упустить возможность, когда она появляется. Мейозис, в частности, может быть использован при передаче определителей, типа "часто", "закономерно", "возможно", "заметный" и т.д. Ср.: часто - not frequently; закономерно, что - it is not unexpected that; вполне возможно, что - it is not inconceivable that; заметный - nо small.
  Такой исход является заметным достижением той линии в международных делах, которая направлена на диалог, на урегулирование проблем за стoлом переговоров.
  This is по small achievement for а different policy in international relations. It is aimed at promoting dialogue so as to resolve disputes at the negotiating table.
  Перевод словосочетания "заметное достижение" посредством определения "notable" приведет к неоправданному повышению уровня экспрессии в английском высказывании по сравнению с русским. Определение "no small" в сочетании "no small achievement" позволяет сделать экспрессивную оценку более сдержанной.
   Одно из различий между русским и английским языком проявляется ' в конструкциях с двойным отрицанием типа "никто туда не ходил". В английском языке, согласно словарю Фаулера "Modern English Usage", два отрицания отменяют друг друга и создают утверждение.
   Так, английский эквивалент приведенной выше фразы "nobody didn' t go there" означает "туда пошли все". При переводе с русского языка на английский грубых ошибок в передаче двойного отрицания легко избежать. Может, однако, возникнуть определенное затруднение, когда речь идет о конструкциях с двойным отрицанием типа "не только, но и", выражающих легкую эмфазу. Суть в том, что подобные конструкции имеют прямое соответствие в английском языке. Ср.: "not only... Ьц1", которые чаще всего и применяются. Такое решение, однако, не всегда является лучшим, поскольку фразы типа "not only ; ... but", хотя грамматически правильные, затемняют смысл русского высказывания и, как следствие, понижают его экспрессивность. Избежать подобного эффекта и одновременно сделать английский перевод более идиоматичным позволяют обороты с наречием "moreover".
  К сожалению, приходится констатировать, что и сегодняшние решения Генеральной Ассамблеи не только не реа , лизованы, но на пути их реализации воздвигнуты новые препятствия.
  Unfortunately even today the decisions of the General Assembly not only have not been implemented bur the way to their implementations has been hindered by new obstacles.
  Unfortunately even at this late date, the decisions of the General Assembly have not been implemented. Moreover, new road blocks have been set up impeding their implementation.
   Первый вариант, хотя и взят из опубликованных материалов, говорит сам за себя. Конструкция "not only ... but" утяжеляет английское высказывание и затемняет его смысл.
   Второй вариант свободен от указанных недостатков. Необходимо также отметить, что использование наречия "moreover" сопровождается членением русского высказывания. Об этом переводческом приеме упоминалось в предыдущем разделе. Говоря о стилистической идиоматике, следует также отметить неассимилированные иностранные заимствования, т.е. слова, взятые из других языков в том виде, в котором они существуют в языке оригинала.
   В английских публицистических текстах такие слова используются довольно часто, создавая опред еленный экспрессивный эффект. Если это так, то нет причин, по которым их не стоило бы применять и в переводе. Вместе с тем следует напомнить о том, что иностранные слова, используемые в русском языке, не встречаются в английском, и наоборот, заимствования, известные английскому Получателю, не используются в русских публицистических текстах. Из сказанного следует, что переводчику желательно иметь свой собственный запас неассимилированных иностранных заимствований и активно искать возможности их включения в текст перевода.
  Широкая причастность ООН к делам и событиям в мире обусловлена самим назначением этого форума.
  The United Nation's broad involvement in developments all over the world is the raison d etre of this international forum.
   Французское заимствование "raison d' etre", безусловно, не единственный способ передачи в английском языке эмфатического сочетания "самим назначением", но оно придает тексту перевода естественность звучания и одновременно хорошо передает экспрессивную выразительность русского оригинала.
   Среди экспрессивных средств английского языка важное место занимает метафора - стилистический прием, при котором экспрессивный эффект достигается путем сопоставления двух несовместимых понятий (например, головной организации с зонтиком - an umbrella organization). Метафоры широко используются и в русском языке. В их основе лежат определенные образы, которые, естественно, разнятся от языка к языку. В частности, метафорические образы, характерные для английского языка, нередко отсутствуют в русском, и наоборот. Прямой перенос метафор из русского текста в английский поэ тому не всегда возможен. Нередко возникает необходимость их замены на другой образ. Такая замена помогает сохранить уровень экспрессии оригинала и сделать перевод более идиоматичным.
   Опыт последних лет наглядно показывает, что социальные факторы стали главным тормозом на пути решения многих экономических проблем. Recent experience clearly shows that social factors have become а major road block to the solution of лапу есопош|с problems.
   В английском языке слово "break" (тормоз) также имеет метафорическое значение (ср.: the interest rate acting as а break on expenditures), но оно привносит иные коннотации, которые в итоге могут привести к снижению экспрессивности русского высказывания. Сохранить его позволяет метафорический образ "дорожного препятствия" (road block).
   Стилистической идиоматичности английского текста во многом способствует и применение английских метафор для передачи других, неметафорических средств русского языка.
  Администрация области утверждает, что новая система налогообложения пойдет на пользу только центру, а для ' регионов обернется серьезными издержками.
  The regional administration insists thai new taxes will be а one-way street, and, ~~ anything, they will put the regions at а serious disadvantage.
   Экспрессивный эффект русских стилистических средств, усилительного наречия "только" и антитезы (контраста понятий) "только..., а..." в полной мере передается метафорой "one-way street" и модальным опре, делителем "if anything". Повышается также естественность текста перевода и его привлекательность для английского Получателя. В заключение напомним о том, какие метафоры наиболее часто встречаются в английских публицистических текстах. Это метафоры, . по своей образности связанные с войной (cold war, war hawks, war of words, smoke screen), спортивные метафоры (arena, final round, to lose , ground, presidential race), метафоры, имеющие отношение к карточной игре (New Deal, а trump, to play the China card, bargaining chip), а также метафоры, связанные с автомобилем, природными явлениями, анатомней человека и т.д. Аналогичная с метаформами ситуация возникает при переводе так называемых синонимических пар, экспрессивный эффект которых основывается на общности некоторых семантических элементов. В английских публицистических текстах такие пары встречаются довольно часто. Ср.: new and different social order, to put а country firmly and fully on the road to independence, dominant and domineering Mrs. Thatcher. Синонимические пары встречаются и в русских публицистических теки стах. Столкнувшись с ними, переводчик, однако, не должен спе шить воспользоваться аналогичной парой в английском тексте, так как ха'рактерная для русского словосочетания игра семантических элементов может оказаться непередаваемой в переводящем языке. В таком случае лучше отказаться от попытки воспроизвести аналогичную синонимическую пару и попытаться компенсировать утрату экспрессивного эффек. та с помощью других стилистических средств.
  Наши помыслы и устремления воплошаются в конкретных решениях, направленных на улучшение экономиче ской обстановки в стране.
  Our aspirations and strivings are embodied in specific decisions directed at effecting а turn for the better in the country' s economy. Everything we Боре for has crystallized in specific decisions to bring about а turn for the better in the counry's economy.
   Русскую синонимическую пару "помыслы и устремления" сохранить не удается, так как сочетание "aspirations and strivings" вряд ли удовлетворит английского Получателя. Более правильное решение состоит в привлечении других стилистических средств. В данном случае - это эмфатическая конструкция "everything we hope for" и эмоционально насыщенная лексическая единица "crystallized".
   Следует особо отметить синонимические пары, образованные глаголами типа "не угрожал и не угрожает", "делал и делает", "была и есть". В грамматике они именуются конструкциями с "расщепленным предикатом". Аналогичные сочетания в английском языке (ср.: был и есть- has been and continues to be), хотя и грамматически правильные, выглядят весьма неуклюжими и по сути снижают экспрессию оригинала. Этот недостаток легко исправить, несколько изменив английскую конструкцию.
   Разрядка в отношениях между государствами не возникает по волшебству. Она была и есть результат конкретных практических усилий There is nothing magical about де1еп1е. lt is а practical policy and has always been..
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  
  1. В чем заключается сущность экспрессивной функции?
  2. Какие имеются различия между русским и английским языками в средствах выражения экспрессивной функции?
  3. Какие закономерности наблюдаются при осуществлении переводческих стилистических модификаций?
  
  Рекомендуемые правила перевода
  
   Для достижения экспрессивной эквивалентности - в зависимости от конкретных требований английского публицистического стиля - возникает необходимость в принятии мер по сохранению экспрессивного эффекта оригинала или по снижению его экспрессивности.
   Сохранить экспрессивность русского высказывания позволяют следующие преобразования: замена абстрактных существительных на конкретные; вербализация отглагольных существительных; замена слов, заимствованных из греческого и латинского языков, словами англосаксонского происхождения, относящимися к разговорной лексике; соблюдение правила частотности употребления языковых единиц - orраниченного использования в английском тексте некоторых категорий лексических единиц, отрицательных и пассивных конструкций. Снижению экспрессивности среди прочего содействует сокращение числа эмоционально окрашенных слов, замена таких слов на нейтральные, использование приема компенсации, замена риторических вопросов нейтральными утвердительными предложениями. Следует также избегать копирования экспрессивных средств русского языка и стараться использовать те языковые средства, которые характерны именно для английского языка, отражают его экспрессивную идиоматику.
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  3. ПРАГМАТИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ИСХОДНОГО ТЕКСТА
   Переводческие преобразования, перечисленные в разд. 2, в своей совокупности позволяют создать текст, отвечающий требованиям семантической и экспрессивной эквивалентности. Возвращаясь к приведенной во введении коммуникативной схеме перевода, можно сказать, что в этом случае переводчик воссоздает аналог звена "Отправитель- текст", отражающий коммуникативную установку Отправителя или цель его сообщения'. Значение семантической и других видов функциональной эквивалентности трудно переоценить. Без них акт перевода попросту не состоится. Отмечая важность коммуникативной интенции Отправителя, переводчик не может не принимать во внимание и другое звено коммуникации, определяемое отношением "текст - Получатель". Этот компонент коммуникативной цепочки ориентирован на Получателя и отражает степень коммуникативного эффекта порождаемого Отправителем текста.
   В процессе перевода, наряду с сопоставлением различных языковых систем, происходит сопоставление разных культур. Как правило, тексты, адресованные носителю исходного языка, рассчитаны только на его восприятие. Они целиком и полностью исходят из специфических черт его психологии, доступного ему объема информации, особенностей окружающей его социально-культурной сферы. В процессе перевода текст переадресовывается иноязычному Получателю, располагающему другим объемом фоновых знаний. При этом происходит прагматическая адаптация исходного текста, т.е. внесение определенных поправок на социально-культурные, психологические и иные различия между получателями оригинального текста и текста перевода.
   В качестве примера приведем заимствованное у В.Н. Комиссарова высказывание: It was Friday. So they will soon go out and get drunk.
   Для русского Получателя ситуация, описываемая в данном высказывании, может быть не до конца ясной. Понять ее помогает указание на то, что в Англии, где происходит действие, зарплату рабочим на фабриках выдают в конце недели по пятницам. С учетом прагматической адаптации перевод этой фразы выглядит так: Была пятница, день получки. Скоро они пойдут домой и напьются.
   Круг вопросов, входящих в сферу прагматических отношений "текст- Получатель", очень широк и не может быть полностью освещен в рамках настоящего пособия. Мы ограничимся лишь некоторыми проблемами, связанными с передачей реалий при переводе с русского языка на английский текстов общественно-публицистического характера.
   Реалии - это понятия, относящиеся к жизни, быту, традициям, истории, материальной и духовной культуре данного народа.
   Среди приемов, используемых для передачи реалий, следует прежде всего остановиться на транслитерации и калькирование.
  С начала перестройки официозная литература растерялась.
  With the advent of perestroika Official Writers grew confused.
   Этот способ, однако, носит ограниченный характер и применим лишь к тем языковым единицам, которые прочно обосновались в системе номинаций переводящего языка.
   Малознакомые или незнакомые реалии требуют включения в текст дополнительных поясняющих элементов.
  Славянофилы идеализировали допетровское прошлое, но все же не опричнину Ивана Грозного.
  Slavophiles idealized life in Russia before Tsar Peter the Great, but not the "oprichnina", special administrative elite under Tsar Ivan the Terrible.
   В английском тексте слово "опричнина" взято в кавычки с тем, чтобы привлечь к нему внимание читателя и показать, что переводчик понимает связанную с этим словом трудность и хочет помочь читателю. С той же целью перед именами Петра и Ивана Грозного добавляется слово "царь".
   В том случае, когда объяснение реалии делается со ссылкой на опыт самого читателя, в качестве вводной фразы могут использоваться следующие выражения: ... а sort (kind, variety) of ..., roughly the same as ..., this includes ..., the (Russian) equivalent (version) of ..., in England (the USA) this would be ..." .
   Поясняющие элементы не обязательно должны следовать после реалии, они могут ей предшествовать. Такой прием как бы подготавливает читателя к встрече с иноязычным словом, делает это слово более удобным для восприятия.
  Литературная номенклатура нередко спекулировала на запретных и полузапретных темах.
  The elite echelon Ojficial riters, referred to as literary "Nomenclature", often. speculated on forbidden or semiforbidden themes.
   Поясняющий комментарий при передаче реалии может принимать форму развертывания ее усеченного или сокращенного обозначения.
  В устах бывшего фронтовика зто звучало самым отчаянным обвинением.
  On the lips of а former front-line soldier this comparison was а pretty sharp accusation.
   "Фронтовик" в русском тексте представляет собой усеченный вариант выражения "участник войны, принимавший непосредственное участие в боевых действиях на передней линии фронта". Отсюда и выбор английского соответствия "front-line soldier".
   Транслитерации и кальки в сопровождении поясняющих элементов используются в тех случаях, когда переводчик стремится вызвать у читателя ощущение национального колорита или обозначаемые реалиями понятия являются предметом сообщения и поэтому не могут быть опущены. К этому способу, однако, не следует прибегать слишком часто. Дело в том, что неоднократное употребление развернутых объяснительных комментариев в пределах одного и того же текста неоправданно расширяет его объем, делает его громоздким и многословным. Переводчику следует вначале убедиться в том, что транслитерация с пояснительным комментарием действительно необходима. Если в этом особой необходимости нет, он может принять решение о снятии русской реалии и применении другого способа перевода, именуемого функциональным аналогом. Суть этого приема состоит в том, что одна и та же предметная ситуация изображается в переводящем языке на основе различных, хотя и взаимосвязанных признаков. Семантический сдвиг, который происходит при таком переводе, аналогичен случаям, описанным в разд. 1. Здесь применяются те же переводческие трансформациигенерализации, конкретизации и метонимии.
  У тогдашних мальчишек имелась еще одна "привилегия" - кататься снаружи, ухватившись за "колбасу".
  They kids of those days had their own "privilege" - they could hang on to the outside.
   Сохранение термина-реалии "колбаса", т.е. устройство для сцепки вагонов трамвая (англ. - coupling rod), потребовало бы специального пояснения. Между тем с точки зрения описываемой предметной ситуации эта подробность не является существенной. Основной ее признак иной : мальчишки любили ездить "зайцами" снаружи вагона Он и передается в английском высказывании с помощью трансформации генерализации.
  Наш нынешний видеорынок - зто фантастическая сеть взаимообменов .
  The present video market in this country is made up of а fantastic network of mutual exchanges.
   Для английского читателя, мало знакомого с реалиями советского периода, смысл словосочетания "посложнее квартирного" едва ли понятен без дополнительного объяснения. Если бы в тексте речь шла о системе обмена квартир, то, по-видимому, пришлось бы давать соответствующий комментарий. Но в данном тексте предметом сообщения является видеорынок, поэтому мысль Отправителя может быть перефразирована и сформулирована в более привычной для английского читателя манере. Именно так и поступил переводчик, использовавший трансформацию конкретизации, т.е. логическую связь между широким и более узким понятиями: "квартирный обмен" и "его осуществление через многочисленные промежуточные этапы".
  Рига, ток, амбар всегда были предметом наипервейшей заботы крестьянина, да и занятие ему давали с осени до весны.
  Taking in crops, processing and storing grain has always been the prime concern of peasants, which incidentally kept them busy from fall to spring.
   Существительные "рига", "ток", "амбар" могли бы быть переведены на английский язык их прямыми соответствиями "thrashing barn", "thrashing floor" и "granary". Но эти слова едва ли в полной мере знакомы широкому читателю и в любом случае едва ли вызовут у него те же ассоциации, что и у читателя подлинника. Поэтому более целесообразно пойти по другому пути и перевести эту фразу с помощью метонимической трансформации, т.е. посредством замены наименования места, где осуществляется процесс, названием этого процесса. Ср.: "рига"- место, куда свозят урожай (crops are taken in), "ток" - место, где происходит обмолот снопов (grain is processed) и "амбар" - место, где зерно хранится (grain is stored).
   В публицистике советского периода широкое хождение имели слова и словосочетания, относящиеся к марксистской и военной терминологии, типа класс, кризис, культурное (хозяйственное) строительство, широкие народные массы, командиры производства, битва за урожай и т.п. Смена общественного мировоззрения и идеологии не могла не сказаться и на этом разделе лексики. В настоящее время подобные термины встречаются гораздо реже, а если и используются, то не полностью в своем прежнем значении. Нужно сказать, что еще в советский период отдельные стилисты, среди них Н.С. Стрелкова, говорили о необходимости использования для передачи подобных лексических единиц объяснительного, описательного и других видов перевода . Естественно, что в 1 наше время эти рекомендации стали еще более актуальными. Чаще всего в подобных случаях желательно применения функционального аналога.
  Далеко не все творческие работники - научные и художественные - участвуют в подобных распрях.
  Not all artistic intellectuals or scienrisls participate in this fighting.
   В переводе сочетания "художественные работники" и "работники научные" приравниваются к английскому сочетанию "artistic intellectuals" и слову "scholars". Нельзя сказать, что такой перевод отражает все смысловые оттенки русских словосочетаний, но в данном контексте это не столь важно, так как выражаемые понятия не являются предметом сообщения. Переводчик поэтому вполне обоснованно заменил их близкими, хотя и не тождественными понятиями культурной среды Получателя. Ниже следуют ряд других марксистских терминов, которые до сих пор можно встретить в русских публицистических текстах .
  Ценности культурные/материальные/духовные cultural wealth, treasure, masterpiece, material wealth, set of values, personal values, morals and ethics
  Предпосылки the conditions necessary for, smth is conditional on/depends on.
  Закономерности pattern, system development.
  Противоречия differences, conflict/clash of interests, antagonisms, disagreements.
  Кризис slump, tecession, depression, hard times, emergency, critical/crucial situation, difficulties.
  База (material and technical) supply, facilities, area, capacities, foundation, the means, (be technically) prepared, rooted in, based on.
  Народные массы/гуща most people, the millions, the majority, if "masses" then without "broad" or "popular", the public, people, everyone.
  Рабочий класс, крестьянство, интеллигенция industrial, office and farm workers, farmers, intellectual force (of the land), professionals, artistic intellectuals.
  Коллектив we at our plant, the staff, the plant, our Institute, our laboratory, our class (at school), group; body, associates, company, (my) со-workers, mates, colleagues (and 1).
   Передача реалий посредством поясняющих добавлений не ограничивается чисто материальными или историческими реалиями. Этот способ используется применительно к другому виду реалий - широким понятиям, отражающим особенности экономической, политической и социальной жизни русского народа. Аналогичные понятия могут существовать и в культурной среде англоговорящих стран. Но там они воспринимаются несколько иначе или же не используются так часто, как в русской публицистике.
   При передаче подобных реалий целесообразно не только называть данное явление и в некоторых случаях использовать прямое английское соответствие, но и сопровождать его поясняющим комментарием. Механизм такого перевода близок к приему "функционального аналога", о котором речь шла выше. Разница между ними состоит в том, что здесь переводчик использует не разные, а те же самые аспекты изображаемой предметной ситуации. При этом он дополняет их другими ее признаками, т.е. делает описание предметной ситуации более полным и, следовательно, более доходчивым для понимания.
  Когда наплыв пассажиров увеличивался, кондуктор трамвая откидывал "скамеечку" и работал стоя.
  When the tram was crowded the conductor could flip up his seat and cany on with his work. standing up to make тоге room.
   У английского читателя может сложиться не до конца полное представление относительно того, зачем кондуктор работал стоя. Желая устранить недопонимание, переводчик описывает предметную ситуацию более подробно и называет ее другие признаки, в частности появление в вагоне дополнительного места для пассажиров (to make more room).
  Нужны надежные стимулы для их работников, возможности поиска...
  Тhеу must make sure that their employees have the incentive to job properly and to keep their finger on the pulse trends.
   Слова "стимулы" и "поиска" в контексте современной русской культуры обозначают широкие понятия, своего рода символы определенных ситуаций, которые достаточно понятны русскому Получателю. Их передача на английский язык прямыми соответствиями ("incentives" и "зеагсп") вряд ли будет в полной мере понятна английскому Получателю. Переводчик поэтому не только использует прямые соответствия, но и поясняет, что они обозначают в контексте культурной среды Отправителя: "стимулы" необходимы для ощущения хорошей работы служащих, а "поиск" имеет своей целью выявление имеющихся тенденций в сфере видеобизнеса (соответственно: "incentive to do their job properly" и "to keep а finger on the pulse of future trends").
   Поясняющий перевод бывает порой необходим для более четкого раскрытия мысли автора, который упоминает некоторые признаки ситуации лишь вскользь или намеком, считая, что они достаточно хорошо известны Получателю. В переводе эти недомолвки желательно устранять посредством поясняющих добавлений и общего более четкого описания данной ситуации.
  В 70-е годы деревенская литература добилась того, что в лице Астафьева, Белова и Распутина могла существовать в известной мере самостоятельно, исповедуя патриотизм.
  In the 70s, Village Prose flourished/, ,as leading village ьиirers, Victor Astafiev, Vasily Belov and Valentin Rasputin succeeded in establishing а тоге or less independent school under the banner of "patriotism".
  В приведенном переводе упорядоченность в описании ситуации достигается знакомым из предыдущих разделов способом членения, обусловленным наличием однородных сказуемых. Такое решение одновременно позволяет более четко выразить мысль о месте деревенской прозы в советской литературе того периода и роли Астафьева и других "деревенщиков" в становлении ее известной самостоятельности. Той же цели служит добавление слова "school" и сочетания "leading village writers".
   В заключение следует упомянуть об аллюзиях, стилистических намеках на реальные факты, исторические события и литературные произведения, хорошо известные Получателю исходного текста, но не обязательно знакомые Получателю конечного текста. Дословная передача аллюзий, как правило, не достигает своей цели, оставляя невыраженными существенные элементы культурного фона исходного языка. Здесь также переводчик нередко прибегает к поясняющим добавлениям.
  Новый фильм наконец-то будет доходить до самых до окраин не с двухлетним опозданием.
  At last remote places, and as the lyrics of а popular song go this is а vast land, will not have to wait two years or more for печ films to arrive on their screens.
   Ссылка на известную песню "Широка страна моя родная" имеет своей целью подчеркнуть размеры страны 'и более полно донести до иноязычного получателя мысль о тех трудностях, с которыми сталкивались создатели сети видеопроката в России.
  ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ
  
  1. Какой смысл вкладывается в понятия "прагматика получателя" и "коммуникативный эффект"?
  2. Что понимается под термином "реалия"?
  3. Что входит в понятие "прагматической адаптации" исходного текста?
  
  
  Рекомендуемые правила перевода реалий
  1. При передаче реалий, хорошо известных Получателю, используется прием транслитерации и калькирования. Менее известные или неизвестные английскому читателю реалии сопровождаются поясняющим комментарием, название реалии берется в кавычки, а поясняющие элементы располагаются до или после поясняемого слова.
  2. Если обозначаемые реалиями понятия не являются предметом сообщения, переводчик может принять решение о снятии реалии и передаче соответствующего понятия посредством функционального аналога, используя трансформации генерализации, конкретизации и метонимии.
  3. При передаче реалий, обозначающих предметные ситуации, которые могут быть известны и конечному Получателю, но воспринимаются им несколько иначе или упоминаются не так часто, как в русской публицистике, прямое английское соответствие может сопровождаться поясняющим комментарием.
Оценка: 4.58*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"