Левицкая, Фитерман: другие произведения.

Теория и практика перевода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.85*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Т.Р.ЛЕВИЦКАЯ, А.М.ФИТЕРМАН. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ


0x08 graphic
Т. Р. ЛЕВИЦКАЯ, А. М. ФИТЕРМАН

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО

ЯЗЫКА НА РУССКИЙ

ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРЫ НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ

Москва 1963

  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
   Книга "Теория и практика перевода с английского языка на русский" рассчитана на студентов языковых институтов, филоло­гических факультетов и курсов иностранных языков.
   Она также может быть полезной преподавателям перевода в методическом отношении. К данной книге могут обращаться и учи­теля средней школы как к справочнику при разрешении перевод­ческих проблем, встречающихся при чтении и переводе мало адап­тированных или оригинальных текстов учебников для старших классов.
   Цель этой книги -- научить студентов подходить к переводу филологически, помочь им приобрести умение находить правильные решения встающих перед ними проблем путем сопоставления анг­лийского и русского языков. Ее задача -- развить у студентов умение находить соответствия в английском и русском языках на основе анализа особенностей обоих языков.
   Материал книги расположен в порядке нарастания языковых и переводческих трудностей. Это даст возможность студенту за­креплять и расширять приобретенный опыт перевода.
   Книга делится на две части: теоретическую и практическую. Теоретическая часть состоит из трех глав. В первой главе излага­ются общие проблемы перевода: вопросы точности, буквализма и адекватности. Во второй главе рассматриваются основные грамма­тические и лексико-грамматические проблемы перевода, вызван­ные различием строя английского и русского языков. В третьей главе анализируются лексические и лексико-стилистические про­блемы.
   Практическая часть состоит из текстов и комментариев к ним. Тексты расположены в порядке нарастания трудностей и могут быть, соответственно, разделены на три группы, которые примерно соответствуют трем годам обучения переводу на переводческом факультете институтов иностранных языков.*
   0x08 graphic
* На педагогических факультетах, где перевод не является основной дисциплиной, можно использовать часть текстов из каж­дого раздела по усмотрению преподавателя. Некоторые тексты близки как по тематике, так и по степени трудности, что дает воз­можность выбора.
  
   Тексты имеют различный характер: газетные, газетно-публи­цистические, исторические, научно-популярные и художествен­ные. Такой подбор вызван желанием авторов дать студентам воз­можность ознакомиться с особенностями перевода текстов различ­ных стилей и жанров.
   Тексты являются оригинальными, не адаптированными, но в ряде случаев они несколько сокращены. Авторы считали необходимым сделать это, ибо, как показывает практика, слиш­ком продолжительная работа над одним и тем же текстом уто­мительна и не столь плодотворна. Кроме того, отногитрльно не­большой объем дает возможность подбора более разнообразных текстов.
   Комментарии к текстам неразрывно связаны с теоретической частью книги. Они как бы служат ее практическим продолжением, и в них делаются ссылки на те разделы теоретической части, в которых разбираются данные переводческие проблемы.
   В комментариях выделены как языковые, так и переводческие трудности. Кроме того, в них даны объяснения всех реалий, встре­чающихся в текстах, разъясняются все литературные и историче­ские ссылки и библеизмы. В некоторых случаях цель коммента­риев -- привлечь внимание к какому-либо любопытному языко­вому явлению В комментариях не дается возможный перевод, а лишь "подсказывается" путь к решению данной трудности, чтобы дать студентам возможность проявить собственную инициативу.
   Выбор текстов предоставляется преподавателю, поскольку в каждый раздел включено несколько текстов аналогичного харак­тера. Этим объясняется повторение ссылок на один и тот же раздел теоретической части.
   Каждому тексту предпослана краткая его характеристика и перечислены встречающиеся в нем основные переводческие труд­ности.
   К текстам последнего раздела почти не дается отдельных ком­ментариев, зато дается общая характеристика их стилистических особенностей, которые должны быть сохранены в переводе.
   Характеризуя большинство текстов этого раздела, а также художественные тексты других разделов, авторы выделяют их основные стилистические особенности, но отнюдь не стремятся дать характеристику стиля автора. Это не входит в задачу дан­ного пособия.
   Практическая работа над переводом не начинается с упражне­ний, так как авторы считают, что занятия по переводу на родной язык должны вестись с первых же шагов на связном тексте и глав­ный упор должен делаться на выявление соответствий и несоот­ветствий между обоими языками. Однако преподаватель может, по своему усмотрению, дать упражнения для закрепления пройден­ного материала.
   Авторы считают желательным, чтобы студенты, прежде чем приступить к переводу текстов, ознакомились с первой главой' теоретической части книги. С проблемами грамматического и лек­сического характера они будут знакомиться постепенно в ходе практической работы. При самостоятельной работе над книгой желательно ознакомление со всей теоретической частью до начала практической работы.
   Авторы будут признательны за критические замечания и пред­ложения, которые помогут им улучшить эту книгу в последующих изданиях Такие предложения и замечания следует направлять по адресу: Москва, Зубовский бульвар 21, Издательство литературы на иностранных языках, Редакция учебников.
   Авторы
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   Глава I ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
   Перевод играет огромную роль в культурном развитии человечества. Благодаря переводу люди одной страны зна­комятся с жизнью, бытом, историей, литературой и науч­ными достижениями других стран. Многие переводные художественные произведения становятся частью нацио­нальной литературы. Достаточно упомянуть переводы В. А. Жуковского, которого Пушкин называл "гением пе­ревода", занявшие почетное место в русской литературе.
   В СССР вопросы перевода приобретают особое значение из-за многонационального характера нашей страны. Посред­ством перевода многие народы Советского Союза приобща­ются к великой русской культуре, а русские, в свою оче­редь, знакомятся с национальным эпосом и литературными произведениями братских народов. Недаром А. М. Горький сказал: "Идеально было бы, если бы каждое произведе­ние каждой народности, входящей в Союз, переводилось на языки всех народностей Союза. В этом случае мы бы все быстрее научились понимать национально-культурные особенности друг друга".1
   Не меньшую роль играют и переводы с языков зарубеж­ных стран. Уже в 1921 г. было организовано издательство сВсемирная литература", возглавляемое А. М. Горьким. Это издательство выпустило много новых переводов клас­сиков мировой литературы, а также переводов современ­ных зарубежных писателей. И теперь продолжают выхо­дить многие крупнейшие произведения мировой литера-
   0x08 graphic
1 А. М. Горький, Письмо к редактору азербайджанской газеты "Правда" от 17/ХП 1934 г.
  
   туры в новых переводах, поскольку качество старых пе­реводов не всегда является удовлетворительным, а перевод­ческое мастерство совершенствуется с каждым годом. Пе­ревод -- дело большой государственной важности. О зна­чении, придаваемом переводу в нашей стране, можно су­дить по постановлениям ЦК КПСС по идеологическим во­просам, по многочисленным критическим статьям о перево­дах и переводной литературе в наших газетах и журналах и по переводческим конференциям, организуемым в Союзе писателей, в языковых институтах, а также в издательст­вах и редакциях.
   Роль переводчика очень значительна, и к нему предъ­являются высокие требования. Он должен быть высокооб­разованным человеком, обладать обширными и разносто­ронними знаниями. Переводчик научно-технической лите­ратуры, естественно, должен хорошо знать данную специ­альность; переводчику, занимающемуся переводами га-зетно-публицистического материала, необходимо быть в курсе современных международных событий, знать поли­тическое устройство, экономику, географию различных стран и т. д. Любой переводчик должен изучать литера­туру, историю, культуру других народов и особенно на­рода той страны, с языка которой он переводит. Он должен знать быт, нравы этого народа, т. е должен быть знаком с так называемыми реалиями. Под реалиями понимаются особенности жизни, быта, государственного устройства каждой страны, ее обычаи, нравы и поверья -- все то, что составляет ее самобытный, национальный облик. Незнание реалий ведет к ошибкам в переводе или обес­цвечивает перевод, лишая его национального колорита. Оно может также привести к грубым ошибкам, создающим ложное представление о стране и ее народе.
   Приведем пример. Лео Винер -- американский перевод­чик романа Л. Толстого "Война и мир" -- очевидно незнако­мый с русскими обычаями и нравами описываемой Тол­стым эпохи, допускает грубую ошибку при передаче сле­дующего места из романа:
   Графиня посмотрела на ногти и поплевала с веселым лицом, возвращаясь в гостиную. (После того, как доктор сказал, что Наташе лучше и она начинает поправляться.)
   The countess looked at her nails and spat out,* and re­turned to the drawing-room with a happy face.
   Толстой имеет в виду своеобразную "примету" (якобы уберегающую от "сглаза"), переводчик же передает слово "поплевала" как spat out -- "сплюнула". Эта ошибка создает неправильную картину культуры, быта и нравов русской аристократии той эпохи.
   Переводчик должен обладать и общефилологическими знаниями, так как многие проблемы перевода могут быть разрешены только на широкой филологической основе. Такая подготовка может уберечь переводчика от ошибок. Отдавая себе ясный отчет в национальном характере язы­ка, переводчик не будет пользоваться иноязычными кон­струкциями и оборотами и нарушать таким образом нормы русского языка. Переводчик должен глубоко знать оба языка: тот, с которого ведется перевод, и тот, на который он переводит. Это утверждение отнюдь не является трюиз­мом. В переводческой практике, к сожалению, до сих пор имеют место переводы с подстрочников, а это весьма неже­лательное явление. Под глубоким знанием языка имеется в виду знание всех его аспектов: фонетики, грамматики, лек­сикологии и стилистики, без чего не могут быть практиче­ски разрешены трудности грамматического, лексического и стилистического порядка. В дальнейшем все эти вопросы будут рассмотрены подробно.
   Все это подводит к вопросу о роли и значении теории перевода и степени теоретической подготовки переводчика.
   Теория перевода не только формулирует цели и задачи перевода, но и подсказывает пути разрешения переводче­ских проблем, связанных с вышеперечисленными аспекта­ми языка. Ее задача -- установить имеющиеся в двух язы­ках соответствия -- лексические, грамматические и сти­листические, а также и расхождения, и подсказать воз­можные способы перевода. Теория перевода отнюдь не яв­ляется сборником рецептов как переводить. Очень часто в своей работе переводчик может воспользоваться теми способами, которые она ему подсказывает. Но многие случаи требуют совершенно индивидуального решения.
   0x08 graphic
• Все выделения в примерах, данных в теоретической части, принадлежат авторам пособия.-- Ред.
  
   Теоретическая подготовленность и искусство переводчика выражается в умении находить правильные решения таких трудностей, а также в умении использовать накопленный практический опыт.
   Только обладая разносторонними и специальными зна­ниями, переводчик сможет достигнуть поставленную цель -- дать полноценный литературный перевод, дру­гими словами, полностью передать не только содержание переводимого, все мысли автора, но и передать их в соот­ветствующей оригиналу форме, не нарушая при этом норм языка, на который делается перевод.
   Форма понимается нами в чисто лингвистическом плане, как совокупность средств выражения передаваемого содержания. Для правиль­ной передачи мысли автора средства выражения дилжны быть определены переводчиком не столько с точки зрения их лингвистической природы, сколько с точки зрения вы­полняемой ими функции.
   Такой подход необходим при любом переводе -- науч­ной прозы, официального документа, газетной статьи или художественного произведения. В двух последних слу­чаях необходимо думать и о передаче тех средств, которы­ми пользуется автор для эмоционального воздействия на читателя.
   Воспроизведение в переводе содержания и формы ори­гинала должно быть максимально точным.
   Однако, характер точности полностью зави­сит от характера переводимого текста. То, что может быть признано правильным и точным в переводе научной прозы, может оказаться неточным в отношении художественной литературы, где подлинная точность перевода нередко достигается именно путем отступлений от подлинника и замен. Только отдавая себе ясный отчет в своеобразии и характерных особенностях каждого типа прозы, пере­водчик сможет правильно разрешить проблему точности перевода.
   При переводе научной и технической литературы сле­дует помнить, что она характеризуется широким примене­нием терминов. Термин точен и, как правило, однозначен для данной области и требует такой же точности в передаче. Следовательно, переводчик должен хорошо знать терминологию данной области. Научно-техническая проза харак­теризуется также строгим, логическим строем предложения а. как правило, в ней отсутствует эмоциональная окраска, поэтому она допускает большую текстуальную близость к оригиналу. Переводчик, в основном, ищет равнозначные грамматические конструкции, например, равнозначные конструкции для передачи английских инфинитивных и герундиальных оборотов.
   Нижеследующий пример является типичным образцом научно-популярной прозы:
   The terrestrial globe is a member of the solar system, the third in distance from the sun. The earth revolves about the sun, the mean distance of the earth from the sun being a most important astronomic constant. The earth rotates about an axis terminating at the North and South geograph­ical poles and perpendicular to the equator. *
   Данный отрывок характеризуется наличием специаль­ной терминологии, а также специфическими для языка научной прозы причастными конструкциями. Ниже сле­дует приводимый AV. М. Морозовым перевод этого отрывка:
   Земной шар входит в солнечную систему и является тре­тьей планетой по удаленности от Солнца. Земля вращается •округ Солнца, причем среднее расстояние Земли от Солн­ца является весьма важной астрономической константой (постоянной величиной). Земля вращается вокруг оси, концами которой являются северный и южный географи­ческие полюсы и которая перпендикулярна экватору.
   В русском переводе мы наблюдаем закономерное ис­пользование соответствий: is a member of -- конструкция с глаголом-связкой -- переводится простым сказуемым свходит в"; the third in distance -- эллиптическая конст­рукция -- переводится полным предложением, в которое, помимо сказуемого-связки, вводится предикативный член, явно подразумеваемый в английском тексте: "и яв­ляется третьей планетой по удаленности"; the mean dis­tance of the earth from the sun being a most important as­tronomic constant -- абсолютная конструкция -- пере0x08 graphic
дана сочиненным предложением и т. д. Данный анализ по­казывает, как широко используются лексико-грамматиче­ские соответствия при переводе научной прозы.
   При переводе официальных документов переводчик сталкивается с аналогичной задачей. Специальная терми­нология и отсутствие эмоциональной окраски характерны и для официальных документов -- юридических, дипло­матических и т. п. Синтаксис официальных документов, особенно документов юридического характера, часто очень сложен, благодаря наличию разного рода оговорок и уточ­нений. Как и в научной прозе, здесь английский язык очень широко использует причастные инфинитивные и герундиальные конструкции. Для точного перевода офи­циального документа переводчик также должен знать спе­циальную терминологию и уметь находить грамматичес­кие и лексико-фразеологические соответствия.
   ================================================================
   * M. М. Морозов, "Техника перевода", вып. XI, Ин.-яз., JL. 1935 г
   Приведем пример перевода текста, взятого из Устава ООН;
   The Security Council shall, where appropriate, utilise such regional arrangements or agencies for enforcement ac­tion under its authority, (статья 53)
   Совет Безопасности использует, где это уместно, такие региональные соглашения или органы для принудитель­ных действий под его руководством.
   Перевод данйого отрывка является почти дословным и в то же время в нем нет никаких нарушений норм русского языка. Единственным отличием перевода от оригинала яв­ляется передача будущего времени в английском тексте настоящим временем в русском. Будущему времени с мо­дальным значением в английском языке (употребление которого характерно для стиля официальных документов) в русском соответствует настоящее время изъявительного наклонения: shall ... utilise переводится "использует".
   Этот перевод является точным, поскольку в нем пра­вильно переданы содержание и форма, благодаря исполь­зованию лингвистических соответствий обоих языков. Русский язык Устава несколько тяжеловат, что вообще характерно для стиля официальных документов как в рус­ском, так и в английском языке.
   12
   Газетно-публицистические тексты отличаются большим разнообразием. Наиболее сжатыми, деловыми и сухими по стилю являются сообщения и статьи информационного ха­рактера. Точность в переводе подобных сообщений и ста­тей часто достигается синтаксической перестройкой пред­ложений, структурными заменами и использованием лек­сических соответствий. Приведем пример:
   Taking part in the discussion with the President will be the new Secretary of State, the Defence Secretary and the special assistant to the President for National Security Af­fairs. (Daily Worker,* 1961)
   В совещании с президентом будут принимать участие новый государственный секретарь, министр обороны и спе­циальный помощник президента по вопросам национальной безопасносхи.
   Для перевода этого краткого сообщения потребовалась перестройка предложения. Типичная для стиля кратких сообщений инверсия не сохраняется в переводе, т. к. вы­нос на первое место смысловой части сказуемого и ее от­рыв от вспомогательного глагола в русском языке не жела­телен: такое эмфатическое выделение несколько изме­нило бы смысл предложения.
   Лексические и грамматические замены в переводе ни­жеследующего отрывка также не могут рассматриваться как нарушения точности при переводе.
   The New Zealand earthquake was followed by tremors lasting an hour. No loss of life was reported. (D. W., 1960)
   За землетрясением в Новой Зеландии последовали под­земные толчки, которые продолжались час. Согласно сооб­щениям, жертв не было.
   Пассивная конструкция в первом предложении пере­дана активной. Определение New Zealand передано обстоя­тельством места, поскольку в русском языке сочетание "но­возеландское землетрясение" невозможно. Пассивная кон­струкция во втором предложении переведена фразеологи­ческим сочетанием -- клише. С помощью клише также0x08 graphic
передано сочетание loss of life. Все эти замены вызваны необходимостью соблюдения норм русского языка и норм газетного стиля. * Далее название газеты Daily Worker сокращенно обозначено D. Т.
   То же самое часто относится к переводу заголов­ков, которые в русском языке имеют весьма отличный ха­рактер.
   Например:
   No sign of "flexible" Mac. (D. W., 1962) Никаких признаков гибкости у Макмиллана.
   Подобное своеобразное употребление сокращений имен и фамилий политических деятелей, а также деятелей ис­кусства и т. п. совершенно не практикуется в наших газе­тах. Об этом следует помнить при переводе с английского.
   Такие замены отнюдь не нарушают точности перевода; они вызваны различными нормами газетного стиля в Анг­лии и США, с одной стороны, и в Советском Союзе -- с другой.
   Статьи, очерки и публицистика характеризуются од­ной общей чертой -- наличием эмоциональной окраски, которая создается различными стилистическими средст­вами и словами эмоционального значения. Следует отме­тить, однако, что стилистические средства, применяе­мые в газетно-публицистическом стиле, редко бывают ори­гинальными и поэтому они сравнительно легко допускают замену.
   Эмоциональная окраска должна быть сохранена в пере­воде. Однако из-за различия строя русского и английского языков и здесь нередко приходится прибегать к заменам. В английском языке эмоциональная окраска часто созда­ется определениями, а при переводе определений на рус­ский язык переводчик сталкивается с вопросом о сочетае­мости, которая нередко различна в английском и русском языках.
   Например:
   There is every indication that Congress will give a resound­ing rebuff to the Chancellor. (D. W'., 1961)
   Есть все основания полагать, что Конгресс даст резкий отпер министру финансов.
  
   Сочетание "звучный отпор" или "громкий отпор" невоз­можно в русском языке. Поэтому resounding следует пере­вести таким определением, которое, сочетаясь с существи­тельным "отпор", имело бы такую же степень выразитель­ности.
   Следует особо отметить, что коллоквиализмы и жар­гонизмы характерны для стиля некоторых англий­ских газет, но отнюдь не типичны для советских газет. В этих случаях тоже приходится прибегать к заменам.
   Перевод художественной литературы представляет со­бой гораздо более сложную проблему, и вопрос точности решается здесь в несколько ином плане. В художествен­ной литературе используются образы в широком смысле слова, ибо искусство есть мышление образами. Об­разность создается писателем самыми разнообразными языковыми средствами, и для этого он пользуется всем богатством языка. Поэтому переводчик должен особенно тщательно взвешивать все детали, из которых складывает­ся художественное впечатление, чтобы в переводе не ли­шить произведение его яркости, красочности и индивиду­альных особенностей стиля автора. Но, вместе с тем, пе­реводчик не должен слепо копировать каждую деталь, если это идет вразрез со стилистическими нормами рус­ского языка. В случае необходимости переводчик имеет право заменить один прием другим, производящим рав­ный эффект. Выдающийся русский поэт и переводчик XVIII века, В. В. Капнист писал:
   сКто берется за перевод, тот принимает на себя долги, которые уплатить обязан, хотя не тою самою монетою, но такою же суммою".*
   Хорошим примером точности перевода художественной литературы может служить перевод С. Я. Маршаком сле­дующей строки из 66 сонета Шекспира:
   And strength by limping sway disabled... И мощь в плену у немощи беззубой.
   0x08 graphic
•В. В Капнист, "Предисловие к переводам и подража-шим Горациевых од". Цитируется по книге А. А. Веселовского "Капнист и Гораций", СП.Б. 1910, стр. 16.
   la
  
   Определение limping "хромой" заменено определением "беззубый". Но оба эти определения говорят о физической немощи и поэтому равноценны в образном плане. Здесь,. несмотря на отсутствие формальной точности, внутренний характер образности полностью сохранен.
   Из всего вышесказанного следует, что точность есть максимальная близость к оригиналу при передаче как его содержания, так и формы, с соблюдением всех норм языка, на который делается перевод (в данном случае русского языка). Точность нельзя понимать формально. Все разоб­ранные примеры ясно показывают, что при отсутствии формальных совпадений, точность достигается равноцен­ными заменами -- грамматическими, лексико-фразеологи-ческими и стилистическими. Такое понимание точности от­носится к переводу текстов всех стилей письменной речи. Характер точности может быть разным, в зависимости от характера переводимого текста, но точность достигается применением одних и тех же принципов.
   Задача переводчика, как уже говорилось, заключается в точной и верной передаче содержания и формы оригинала средствами другого языка. Выше было указано, что ха­рактер точности меняется от характера прозы: научной, художественной и т. д. Но даже при самой максимальной близости (при переводе научных и официальных текстов) перевод никогда не должен быть буквальным.
   Буквализм -- это неправильно понимаемая точ­ность, это рабское копирование иноязычных особенностей, ведущее к нарушению норм языка, на который делается пе­ревод, или к искажению смысла, а зачастую и к тому и дру­гому вместе. Те случаи лексических и синтаксических совпадений, которые встречаются в переводе, н е могут рассматриваться как буквализм. Однако бук­вальное копирование отнюдь не может считаться точным переводом. В. А. Жуковский говорил по этому поводу: "Излишнюю верность почитаю излишней неверностью".
   Русские передовые деятели всегда понимали, что бук­вальная передача подлинника не есть верный и точный перевод. Можно привести ряд интересных высказываний по этому поводу. Петр I отрицательно относился к бук­вальному переводу, понимая, что буквализм затемняет смысл и, таким образом, препятствует осуществлению ос-
   16
  
   новной цели перевода, т. е. ознакомлению читателя с со­держанием подлинника. "... дабы внятнее перевесть ... не надлежит речь от речи хранить в переводе, но точию, сенс выразумев, на своем языке уже так писать, как внят­нее может быть" (Законодательные акты Петра I). Выше уже говорилось об отношении Жуковского к буквальному переводу. Пушкин тоже решительно высказывался против буквального перевода в своей статье "О Мильтоне и Шато­бриановом переводе "Потерянного Рая"": "Нет сомнения, что стараясь передать Мильтона слово в слово, Ша­тобриан, однако, не мог соблюсти в своем преложении верности смысла и выражения. Подстрочный перевод нико­гда не может быть верен"*.
   Безусловно, бывают случаи, когда налицо полное сов­падение слов и конструкций обоих языков.
   Например:
   Не lives in Moscow. Он живет в Москве.
   Egypt refuses to yield to pressure.
   Египет отказывается уступить давлению.
   The Soviet proposal is an endeavour to create an atmos­phere which will lead to further negotiations between the former allies and between the two German Governments. {D. W., 1958)
   Советское предложение является попыткой создать та­кую атмосферу, которая приведет к дальнейшим перегово­рам между бывшими союзниками и между обоими герман­скими правительствами.
   Однако в подавляющем большинстве случаев лексиче­ские, фразеологические и грамматические особенности име­ют типичный для данного языка характер. Например, бук­вальный перевод фразеологического сочетания quite a few как "совсем немного" диаметрально противоположен его смыслу, ибо оно означает "довольно много". Букваль­ный перевод в этом случае привел бы к полному искаже­нию смысла. С другой стороны, буквальный перевод sooner
   0x08 graphic
• А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений, изд. това-рмщества Вольф, С.П.Б., Москва, 5 т., стр. 743.
   17
  
   or later the weather will change как "раньше или позже погода изменится" не изменил бы смысла, но явился бы на­рушением норм русского языка, в котором существует фразеологическое сочетание "рано или поздно", соответст­вующее английскому sooner or later. Буквальный перевод грамматических конструкций, если они не совпадают с русскими, тоже приводит к нарушению норм русского язы­ка. Например. "Ее взгляд высокомерно упал на него, стояв­шего в дверях"1. Правильный перевод требовал бы замены эпитета-наречия эпитетом-прилагательным, поскольку в русском языке эпитеты-наречия употребляются реже, чем в английском. Кроме того, по нормам русского язы­ка требуется обязательная подстановка имени существи­тельного (или имени собственного) вместо местоимения ("него") в предложениях такого типа.
   Буквализм лексический и буквализм грамматиче­ский, как уже говорилось, всегда приводят к неправиль­ной передаче содержания, т е. к искажению мысли, или же к нарушению норм языка, на который делается пе­ревод.
   Буквализм противоречит одному из основных положе­ний советского языкознания, а именно, положению о на­циональной специфике языка. Национальную специфику ЯзЫКа Составляют, как известно, особенности его фонети­ки, лексики, фразеологии, словообразования и граммати­ческого строя, обусловленные своеобразными условиями его исторического развития.
   Например, типичной чертой английского языка являет­ся способ словообразования путем так называемой конвер­сии (conversion), a hand --существительное, to hand--гла­гол, hand--прилагательное (например, в выражении hand labour). Конверсия широко распространена в анг­лийском языке и стоит в тесной связи с его аналитическим характером. Она часто используется в целях большей экс­прессивности и сжатости выражения. Такая сжатость не всегда может быть сохранена в переводе.
   0x08 graphic
1 Цитируется по статье И А Кашкина "Ложный принцип неприемлемые результаты", "Иностранные языки в школе", 2, 1952 г.
   18
  
   Например:
   The peace campaign snowballed rapidly.
   Борьба за мир быстро приняла широкие масштабы.
   Глагол to snowball образован путем конверсии от суще­ствительного snowball. Поскольку в русском языке нет аналогичного образного глагола, приходится переводить его нейтральным выражением и отказаться от сравнений типа "как снежный ком" или "с быстротой лавины", так как в русском языке в кратком газетном сообщении такие сравнения были бы неуместны и нарушали бы нормы га­зетного стиля.
   Одним из источников буквализма является недостаточ­ное знание языка и неопытность переводчика. Это при­чина многих смысловых ошибок в переводе. Например, название растения prickly pear "опунция" (вид кактуса) переводилось как "колючая груша", carter frock "балахон извозчика" было переведено как "платьице извозчика". Вы­ражение We are in the same boat "мы в одинаковом положе­нии" было переведено "мы в одной лодке". В послед­нем случае переводчик не понял, что имеет дело с фразео­логическим единством.
   Наряду с лексическим и грамматическим буквализмом часто встречаются случаи и стилистического буквализма, когда переводчик копирует прием, не думая о том, какой эффект это произведет в переводе и забывая о том, что та­ким образом будут нарушены нормы русской стилистики. Нижеследующий пример показывает невозможность со­хранения стилистического приема, которым воспользовался автор. Доктор Притт в своей статье "Curbing the Right in Iraq's Republic" пользуется метафорическим перифразом:
   The old lions of imperialism must reckon that they have not only to give up many of their plans, but must also real­ise that there can now be no country in the Middle East that they will not lose. (D. W., 1958)
   Буквальный перевод метафорического перифраза "ста­рые львы империализма" едва ли можно считать удачным, так как это совершенно чуждый русскому языку образ. Поэтому правильнее было бы передать этот отнюдь не ори-гянальный перифраз каким-нибудь традиционным эпите­том -- заядлые, закоренелые, матерые империалисты и т. п.
   19
  
   Таким образом, буквальный перевод нельзя считать ни точным, ни правильным, так как он порочен в самой своей основе.
   Тут следует остановиться на понятии калька, ко­торую порой смешивают с буквализмом. Калька является особой формой заимствования путем дословного перевода. Это слово (или фразеологическая единица), созданное из языкового материала данного языка под влиянием морфо­логической структуры иностранного слова (или фразеоло­гической единицы иностранного языка). Например, термин collective farm является калькой русского слова "колхоз", но в полной, а не сокращенной форме. Калька может быть полной, когда воспроизводятся все элементы оригинала в соответствующей форме (a mission of good will "миссия доброй воли", good-neighbourly relations "добрососедские отношения" и т. п.), или частичной,когда наблюдается неко­торое расхождение в форме (war effort "военные усилия"-- несовпадение в числе).
   Калькирование, как полное, так и неполное, часто име­ет место в переводе терминов, терминологических выраже­ний, а также фразеологических сочетаний, в том числе по­словиц и поговорок. Например, the air-lift "воздушный мост" (неполная калька); on the brink of war "на грани вой­ны" (полная калька); to save the face "спасти лицо" (пол­ная калька); better late than never "лучше поздно, чем ни­когда" (полная калька).
   Однако словотворчество при калькировании не может быть неограниченным. Общественная практика как бы яв­ляется коррективом; она либо принимает кальку, либо от­вергает ее. Принятая калька фиксируется в языке, входит в его состав в качестве слова или фразеологической еди­ницы. Но часто бывают кальки, созданные лишь "на слу­чай"; например, неологизм camelry, уже утвердившийся в английском языке, переводился иногда словом "верблюде-рия" (по образцу "кавалерия"), но это слово не вошло в со­став русского языка и осталось языковой шуткой.
   Калькирование -- один из путей обогащения словаря, так как калька есть "снимок" с иностранного слова сред­ствами другого языка. Таким образом калькирование не является нарушением языковых норм, каким является бук­вализм.
   20
  
   Если буквальный перевод не является точным, а всегда ведет к искажению или нарушению языковых норм, то какой перевод следует считать точным и равноценным ори­гиналу? Таким переводом является перевод адекват­ный. Адекватный перевод есть воспроизведе­ние как содержания, так и формы ори­гинала средствами другого языка. Адекватность, т. е. равноценность оригиналу, неотделима от точности и достигается путем грамма­тических, лексико-фразеологических и стилистических за­мен, создающих равноценный эффект. Благодаря заменам переводчик фактически может передать все элементы ори­гинала. В умелом использовании замен и заключается ис­кусство переводчика. Иногда, однако, ему приходится чем-то жертвовать, опускать какие-то детали, немного ослаблять или усиливать высказывание.
   Например:
   Аll afternoon well-filled trains were leaving for York­shire. .Manchester and Scotland. (D. W., 1960)
   Целый день переполненные поезда отправлялись в Йоркшир, Манчестер и Шотландию.
   Определение well-filled можно перевести по-разному. Точяее всего его смысл передает слово "полные". Однако переводчик может несколько усилить его выразительность и перевести его как "переполненные". Таким образом, в ряде случаев возможны различные варианты перевода.
   Возьмем другой пример:
   It гпау be a white Christmas in Scotland and some parts of the North according to forecasts. (D. W., 1960)
   Согласно прогнозам в Шотландии и в некоторых ча­стях Северной Англии на Рождество, возможно, выпадет снег.
   При переводе пришлось прибегнуть к перестройке пред­ложения и использованию ряда замен и дополнений: (I) обстоятельственные слова вынесены в начало предло­жения; (2) модальный глагол переведен модальным словом;
   21
  
   (3) прилагательное white переведено глаголом с дополне­нием -- "выпадет снег"; (4) при переводе слова North введено дополнительное слово "Англия", a North переве­дено прилагательным. Без введения дополнительного слова "Англия" предложение было бы не вполне понятным для русского читателя.
   Английская публицистика часто имеет сильную эмоцио­нальную окрашенность, и ей свойственны многие особенно­сти, типичные для художественной прозы. Вследствие это­го при переводе публицистики переводчик должен внима­тельно относиться к стилистическим особенностям формы. При переводе публицистики широко применяются аде­кватные замены.
   Например:
   Не proposed a criminal crusade of force and violence against the coloured peoples of Asia and Africa. (D. W., 1954)
   Он предложил организовать преступный крестовый по­ход против цветных народов Азии и Африки, пойти на них огнем и мечом.
   Это предложение содержит целый ряд стилистических приемов: метафору, эпитеты, синонимическую пару, и, хотя все они не являются оригинальными, их необходимо сохранить в переводе, так как они создают эмоциональ­ность, яркость -и живость. Синонимическая пара ориги­нала force and violence передана в переводе привычным фразеологическим сочетанием "пойти огнем и мечом". Бук­вальный перевод "сила и насилие" невозможен, поскольку эта синонимическая пара часто воспринимается в русском языке как плеоназм, а использование пары "произвол и насилие" в данном контексте было бы неправильным.
   Перевод этого предложения вполне можно считать аде­кватным, так как в нем сохранена и метафора и эмоциональ­но окрашенный эпитет, а синонимическая пара передана равноценным фразеологическим сочетанием, состоящим из двух элементов.
   Выше мы говорили о характере точности в художест­венном переводе. Данное нами определение адекватности охватывает и художественный перевод, но требует некото­рой оговорки.
   22
  
   Здесь уместно будет вспомнить высказывание В. Г. Бе­линского в статье "О жизни и сочинениях Кольцова" от­носительно неразрывной связи между формой и содержа­нием. "Когда форма есть выражение содержания, она свя­зана с ним так тесно, что отделить ее от содержания зна­чит уничтожить самое содержание; и наоборот: отде­лить содержание от формы значит уничтожить самое форму".
   Форма есть совокупность языковых средств вырази­тельности, используемых автором для полного и яркого выражения содержания и для образно-эмоционального воздействия на читателя. Использованные автором стили­стические средства выразительности не являются случай­ными, они всегда играют художественно-смысловую роль. Они всегда взаимосвязаны, поддерживают и усиливают друг друга, образуя единую систему. Эта система средств выразительности характерна для данного автора и являет­ся тем, что принято называть индивидуальным стилем автора.
   Нижеследующий пример может служить иллюстраци­ей взаимосвязанности используемых Диккенсом средств для описания злой и бессердечной женщины -- мисс Мерд-стон, сестры будущего отчима Давида Копперфильда.
   When she paid the coachman she took her money out of a hard steel purse, and she kept the purse in a very jail of a bag which hung upon her arm by a heavy chain, and shut up like a bite.
   В данном отрывке все использованные Диккенсом сти­листические средства -- эпитеты: a hard steel purse, a very jail of a bag, a heavy chain и сравнение: like a bite -- не являются второстепенными деталями, которые переводчик ыог бы оставить без внимания. Они имеют глубокое смыс­ловое значение и очень ярко характеризуют мисс Мерд-стон. Описывая такие, казалось бы, внешние аксессуары, Диккенс в действительности раскрывает внутренний об­лик этой женщины. И в следующем предложении -- I had never, at that time, seen such a metallic lady altogether as Miss Murdstone was -- он обобщает все сказанное, называя ее "a metallic lady".
   2S
  
   В переводе этого романа Е. Ланном и А. Кривцовой пе­реводчики прибегают к закономерным для художествен­ного перевода заменам:
   Расплачиваясь с кучером, она достала деньги из твер­дого металлического кошелька, а кошелек она хранила, как в тюрьме, в сумке, которая висела у нее через плечо на тяжелой цепочке и защелкивалась, будто норовя уку­сить.
   Стараясь сохранить все образы этого описания, пере­водчики делают следующее: эпитет a very jail, присоеди­ненный к существительному предлогом of, они переводят сравнением "как в тюрьме", ибо выражение эпитета при по­мощи предлога в русском языке невозможно. Сравнение like a bite, выраженное существительным, они передают сравнением, выраженным глагольными формами -- "будто норовя укусить", так как значение русского слова "укус" и английского bite не полностью совпадают. Английское существительное, образованное при помощи конверсии от глагола to bite, сохраняет в своем значении некоторую от­глагольность, которая удачно передана в переводе срав­нением "будто норовя укусить", содержащим отглаголь­ную форму. Перевод существительным "(как) укус" был бы неправильным и бессмысленным.
   Сущность адекватного перевода заключается в исполь­зовании замен и соответствий. В случае невозможности передачи в переводе всех элементов оригинала перевод­чик может прибегнуть к равноценным заменам, благодаря которым в переводе создается равноценный эффект. Такие замены возможны, потому что один и тот же эффект может быть достигнут различными стилистическими средствами и одно и то же стилистическое средство может выполнять различные функции.
   Замены, как и в вышеприведенном примере из Диккен­са, необходимы из-за различий между обоими языками. Что возможно в одном, то часто бывает невозможно в другом. Например, при переводе следующего отрывка из романа Ч. Кингсли (Charles Kjngsley) "Westward Но!" переводчик тоже вынужден прибегнуть к заменам из-за языковых не­соответствий:
   24
  
   All eyes were eagerly fixed on the low wooded hills... All nostrils drank greedily the fragrant air... All ears wel­comed the hum of insects.
   В данном отрывке имеются три параллельные конст­рукции с троекратным повтором первого слова и трое­кратным использованием существительных, обозначающих органы чувств. Однако если в русском языке возможно сказать "взоры всех были прикованы", то подобные сочета­ния с существительными "ноздри" и "уши" совершенно немыслимы. Поэтому переводчику приходится отказаться от перевода существительными и заменить их соответст­вующими глаголами.
   Все жадно смотрели на низкие лесистые холмы... Все с наслаждением вдыхали благоуханный воздух... Все ра­достно прислушивались к гудению насекомых.
   В этом варианте перевода сохраняются основные сти-" диетические особенности оригинала: параллельные кон­струкции, подчеркнутые повтором, и его ритмичность. При этом эпитет-наречие greedily в данном переводе передается существительным с предлогом: "с наслажде­нием", а глагол welcomed -- наречием "радостно".
   Однако большая конкретность и вещественность опи­сания, создаваемая в английском языке существительны­ми eyes, nostrils, ears, несколько сглаживается в русском переводе благодаря замене глаголами, но смысл, характер и ритмичная форма описания полностью сохранены.
   Уменье прибегать к адекватным заменам, жертвовать менее существенным ради достижения равноценного эф­фекта требует от переводчика такта, находчивости и изо­бретательности. Только при наличии этих качеств перевод­чик может достигнуть адекватности в переводе.
   Различия в строе двух языков иногда требуют каких-то дополнений в переводе. Например, английское слово industry имеет форму множественного числа -- in­dustries, тогда как русское существительное "промышлен­ность" является собирательным и употребляется только в единственном числе. В некоторых случаях множественное чясло английского слова industry имеет собиратель-вый характер и вполне соответствует единственному чи-
   25
  
   слу в русском языке; например, the industries of Britain "промышленность Англии". В других случаях, когда не­обходимо сохранить в переводе значение множественного числа, переводчик вынужден ввести дополнительное слово "отрасли"; например, delegates from various industries "представители различных отраслей промышленности". Добавления такого рода вызваны необходимостью, иначе переводчик нарушил бы нормы русского языка или исказил смысл. В следующем предложении, взятом из "Больших ожиданий" Диккенса, добавление слова "фо­нарь" вызвано необходимостью, поскольку в русском язы­ке в аналогичных сочетаниях родительный падеж с опу­щением определяемого слова не употребляется:
   I lit my candle at the waterman's.
   Я зажег свою свечу от фонаря лодочника.
   В данном случае, конечно, используется метонимия (фонарь), т. к. перевод "зажег свечу от свечи в фонаре" был бы слишком громоздким.
   Подобные вполне закономерные добавления следует от­личать от так называемого "интерпретирующего", т. е. пояснительного перевода, когда по мнению переводчика в текст перевода необходимо ввести пояснительные слова, без которых данное место осталось бы непонятным чита­телю.
   Статья "Ignoble Imperialist" в одном из номеров "Дейли Уоркер" начинается словами:
   If ever a man was misnamed it is Cdr. Noble, the Brit­ish representative at the United Nations. (D. W., 1958)
   В этом предложении используется игра слов, основан­ная на значении фамилии Noble "благородный" и значении прилагательного ignoble "подлый". Переводчику прихо­дится прибегнуть к пояснительному переводу и ввести по­яснение в текст:
   Никогда еще человек не носил такой неподходящей фамилии, как представитель Великобритании в Объеди­ненных Нациях -- командор Нобль, что по-английски зна­чит "благородный".
   26
  
   К добавлениям, а тем более к интерпретирующему переводу, приходится прибегать и в переводах художе­ственной литературы. Это вызывается различиями в лекси­ческих, грамматических и стилистических нормах двух языков. Например, в LIII главе "Ярмарки тщеславия" Тек­керей описывает неожиданное возвращение Родона Кроули из долговой тюрьмы. Войдя в гостиную, он застает свою же­ну, Бекки, в обществе лорда Стейна. На Бекки блестящий вечерний туалет, и ему бросается в глаза накрытый стол.
   A little table with a dinner was laid out--and wine and plate.
   В переводе М. А. Дьяконова правильно раскрывается эллиптическая конструкция "and wine and plate":
   Маленький стол был накрыт для обеда -- на нем по­блескивало серебро и графины.
   Дословный перевод "и вино, и серебро" совершенно не­допустим, т. к. в данном случае такая эллиптическая кон­струкция с многосоюзием по экспрессивности не соответ­ствует английской и не передает заключенного в ней смы­сла. Перевод М. А. Дьяконова раскрывает ее подтекст.
   Вполне правильно поступают английские переводчики романа "Война и мир" Л. Толстого, прибегая к пояснитель­ному переводу вместо того, чтобы дать сноску при передаче в переводе неизвестной английскому читателю реалии:
   Его встретили, с хлебом-солью.
   Не was met with the bread and salt of hospitality.
   Добавление слов of hospitality раскрывает значение со­четания bread and salt. Подобные добавления нельзя рас­сматривать как произвольные. Благодаря им переводчик получает возможность не перегружать текст коммента­риями и сносками. Иногда переводчик, помимо объясни­тельных слов в тексте, все же делает сноску, если считает, что речь идет о какой-нибудь любопытной реалии, интерес­ном обычае и т. п. Такие сноски носят познавательный ха­рактер, ибо они подробнее знакомят читателя с незнако­мыми ему явлениями.
   27
  
   Интерпретирующий перевод -- вполне оправданное явление, хотя многие считают, что в таких случаях пере­водчик должен ограничиваться только комментариями. Но переводчик безусловно не имеет права делать добав­ления, если это не вызвано крайней необходимостью. Про­извольное обращение с оригиналом не может быть оправ­дано, как не может быть оправдано и буквальное ему сле­дование. Поэтому нельзя согласиться с тенденцией некото­рых переводчиков "заострять" или "украшать" перевод.
   Итак, в ряде случаев переводчик вправе делать некото­рые добавления. Имеет ли он право опускать что-либо в тексте? Безусловно имеет, если это необходимо для того, чтобы избежать нарушения лингвистических и стилисти­ческих норм русского языка. Однако каждый пропуск должен быть оправданным, иначе переводчик может пойти по линии наименьшего сопротивления и, злоупотребляя этим правом, опускать все то, что трудно для перевода или непонятно. Например, для английского языка очень ха­рактерно употребление числительных, а также указание точных мер и весов для большей конкретизации описа­ния.
   Например:
   She was letting her temper go by inches. Она понемногу теряла терпение.
   Hvery inch of his face expressed amazement. На его лице было написано изумление.
   Не extracted every ounce of emotion from Rachmaninov's Third Concerto. (D. W., 1958)
   Он вскрыл всю эмоциональность Третьего концерта Рахманинова или: Он сыграл... с большим чувством.
   Сохранение в переводе этих предложений мер длины и веса -- дюймов и унций -- явилрсь бы буквализмом, нару­шило бы нормы русского языка и, безусловно, показалось бы читателю весьма странным.
   Широкое использование синонимических пар, харак­терное для английского языка во всех стилях письменной речи, далеко не всегда может быть сохранено в переводе.
   Например, Just and equitable treatment of all nations. Пара just and equitable обычно переводится одним словом:
   28
  
   "Справедливое отношение ко всем странам". The treaty was pronounced null and void; пара null and void также пере­водится одним словом: "Договор был признан недействи­тельным" и т. п.
   Вынужденный прибегнуть к "жертве" переводчик дол­жен всегда учитывать ее удельный вес по отношению к це­лому, определить, является ли опускаемый элемент суще­ственной деталью или второстепенной, не требующей воз­мещения. Если же опускаемый в силу различия в структу­ре обоих языков элемент имеет существенное значение в оригинале, переводчик должен прибегнуть к замене и как-то возместить его.
   Итак, из всего вышеизложенного следует, что пере­дача отдельных элементов не приводит механически к воспроизведению целого, поскольку целое не является простой суммой этих элементов. Элементы эти отнюдь не изолированы, каждый из них Является неотъемле­мой частью взаимосвязанной и взаимообусловленной си­стемы.
   Адекватность перевода иногда достигается антони­мическим переводом, т. е. переводом при по­мощи антонимов.
   Например:
   Keep the child out of the sun. He держите ребенка на солнце.
   Утвердительное по форме предложение переведено от­рицательным. Аналогичный случай представляет перевод предложений:
   Не refrained from making a single remark. Он не сделал ни одного замечания.
   Не did not believe it until he saw the ruined farm. (G. W. Deeping, Roper's Row)
   Он поверил этому, только когда сам увидел разрушен­ную ферму.
   Во втором примере возможен перевод отрицательной формой: "Он не верил этому, пока не увидел..." Но этот вариант более громоздкий.
   29
  
   Так называемая литота (утвердительное высказывание в отрицательной форме) очень распространена в англий­ском языке благодаря большому количеству отрицатель­ных префиксов. Она не всегда поддается переводу, так как в русском языке совпадают по звучанию отрицание "не" и отрицательный префикс "не-". Поэтому литота часто пе­реводится утвердительным предложением с оговоркой. Например:
   "A Forsyte," replied young Jolyon, "is not an uncommon animal." (John Galsworthy, The Man of Property)
   "Форсайт,-- ответил молодой Джолион,-- довольно обычное животное".
   Антонимический перевод иногда бывает вызван лекси­ческими расхождениями. Например,
   Snowdrifts three feet deep. (D. W., 1959) Сугробы высотой в один метр.
   По-русски можно сказать "глубокий снег", "глубокие сугробы", но нельзя сказать "сугробы глубиной в один метр".
   Благодаря заменам, "жертвам", добавлениям и возмо­жен адекватный перевод. Поэтому неверно утверждение о невозможности перевода вообще, которое делали многие крупные филологи-идеалисты. Совершенно правильно ут­верждая, что художественное произведение всегда имеет ярко выраженный национальный характер и что каждый язык обладает своеобразными, присущими только ему средствами выразительности, они делали из этого непра­вильный вывод о невозможности перевода вообще. Такой точки зрения придерживались крупные немецкие филосо­фы-лингвисты -- Г. В. Лейбниц, В. Гумбольдт, А. Шле­гель, являвшиеся создателями так называемой теории "не­переводимости". Этой же идеалистической концепции при­держивался и русский ученый филолог А. А. Потебня.
   Нельзя не согласиться с положением этих ученых о своеобразии каждого языка и национальном характере художественной литературы. Об этом говорили Жуков­ский и Пушкин, Белинский и Фет и многие другие писа­тели и переводчики. Белинский писал по эгому поводу,
   30
  
   что "если бы сам Пушкин взялся переводить Гёте, мы и от него потребовали, чтобы он показал нам Гёте, а не себя". Пушкин, вполне разделяя эту точку зрения, писал: "от переводчиков стали требовать более верности... пожелали видеть Данте, Шекспира и Сервантеса в их собственном виде, в их народной одежде...".
   Наши писатели прекрасно понимали национальное своеобразие каждого языка. Но в отличие от сторонников теории непереводимости, они делали из этого правильный вывод, считая, что самобытные черты любого языка не мо­гут служить препятствием для перевода. "Близость к под­линнику,-- писал Белинский,-- состоит в предании не буквы, а духа создания. Каждый язык имеет свои, одному ему принадлежащие средства, особенности и свойства до такой степени, что для того, чтобы передать верно иной об­раз или фразу, в переводе их должно совершенно изме­нить. Соответствующий образ, так же как и соответствую­щая фраза, состоят не всегда в видимой соответственности слов: надо, чтобы внутренняя жизнь переводного выра­жения соответствовала внутренней жизни оригиналь­ного".
   Сама жизнь опровергла теорию непереводимости. До­статочно вспомнить прекрасные переводы -- как в рус­ской, так и в иностранной литературе,-- ставшие достоя­нием этих литератур; например, переводы В. Жуковского, В. С. Курочкина, Н. Бунина, М. Лозинского, С. Маршака, Л. Тика и А. Шлегеля, Э. Фитцджеральда, Констанс Гарнет, Проспера Мериме и других.
   Теория непереводимости не имеет под собой и теорети­ческой базы. Объективно существующий внешний мир находит свое отражение в сознании -- в мышлении чело­века, и свое выражение -- в языке, благодаря единству языка и мышления. Мысль, выраженная на одном языке, всегда может быть "перевыражена" средствами другого языка в адекватной форме, благодаря использованию раз­личных соответствий.
   Стремясь к адекватности, переводчик не должен забы­вать о том, что язык перевода должен быть безупречно правильным. Никакое желание сохранить грамматические конструкции, фразеологические сочетания или стилисти­ческие приемы оригинала не может служить оправданием
   31
  
   Нарушения норм языка, на который делается перевод, в данном случае русского языка. Однако даже опытные пе­реводчики порой допускают нарушение норм русского языка, впадая в буквализм. Например, в переводе романа Голсуорси "Сдается в наем", сделанном Н. Вольпин, встре­чается подобное нарушение:
   Three days later, in that fast-yellowing October, Soames took a taxi-cab to Highgate Cemetery...
   Три дня спустя, в быстро-желтеющем октябре, Сомс взял такси на Хайгетское кладбище.
   В переводах романов Диккенса Е. Ланном и А. Кривцо­вой нередко встречаются такие буквальные перево­ды, являющиеся нарушением норм русского языка, как, на­пример, "пароксизм поклонов", "летаргический юноша", "симметрическое телосложение", "публичная карьера", "медицинский джентльмен", "я--дьявольский негодяй" и т. п.*
   В заключение следует еще раз повторить, что проблема адекватности есть в значительной степени проблема пра­вильного использования при переводе лексико-фразеоло-гических, грамматических и стилистических соответствий. Адекватность не следует понимать в узком смысле. Это -- широкое понятие, которое включает в себя диалектический подход к вопросу о характере точности перевода и пра­вильное понимание самого понятия "точность". Понятие адекватности также подразумевает возможность замен (при помощи которых оригинал воссоздается в переводе средствами другого языка), производящих тот же эффект и выполняющих ту же функцию.
   Отсюда следует, что понятие "адекватный перевод" включает в себя три компонента:
   Правильная, точная и полная передача содержания
оригинала.
   Передача языковой формы оригинала.
   Безупречная правильность языка, на который де­
лается перевод.
   0x08 graphic
* Цитируется по статье И. А. Кашкина "Ложный прин­цип и неприемлемые результаты" "Иностранные языки в школе", N 2, 1952 г.
   32
  
   Все три компонента адекватного перевода составляют неразрывное единство. Их нельзя отделить друг от друга-- мрушение одного из них неизбежно ведет к нарушению других.
   Заключение
   Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что в своей практической работе переводчик может опираться на теорию перевода, в которой разработаны принципы перевода и установлены наиболее важные закономерные соответствия в лексическом, грамматическом и стилисти­ческом плане. Наличие в языке этих соответствий и их ана­лиз являются теми предпосылками, на которых основы­вается также идея машинного перевода.Опытный перевод­чик широко пользуется накопленными в процессе своей практической работы соответствиями и умеет прибегать к установленным закономерностям. Однако работа перевод­чика не сводится только к умению пользоваться готовыми формулами. При переводе газетно-публицистических ста­тей, а тем более при переводе художественной литера* туры, от переводчика требуется умение пользоваться аде­кватными заменами. Он не должен упускать из вида, что пе­реводит не отдельные с л о в а, а слова и сочетания слов в системе сложного целого. Перевод­чик должен стремиться не к передаче отдельного элемента, отдельного слова, а к передаче той смысловой и стилисти-/кской функции, которая выполняется данным элементом. Этны объясняется необходимость пропусков и добавлений, замены одного слова другим, замены частей речи и т. п. Подробнее все эти вопросы будут рассматриваться далее в разделах, посвященных частным вопросам перевода.
  
   Глава II
   ГРАММАТИЧЕСКИЕ И ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
   В этой главе будут рассмотрены те особенности грамма­тики английского языка, которые представляют интерес с точки зрения перевода и которые часто являются камнем преткновения для начинающих переводчиков. Наличие некоторого числа полных совпадений, как указывалось в предыдущем разделе, отнюдь не говорит о том, что в пере­воде можно буквально воспроизводить все грамматические особенности английского языка.
   Эта глава распадается на два раздела: (1) синтаксиче­ские и (2) лексико-грамматические проблемы. В первом разделе рассматривается вопрос перестройки предложения при переводе ввиду различия строя английского и рус­ского языков, а во втором -- проблемы лексико-граммати-ческого характера, т. к. очень часто трудно отделить грам­матические проблемы от лексических. Например, вопросы, связанные с передачей частей речи, часто неотделимы от проблемы сочетаемости или словообразования. Части речи будут рассматриваться только под углом зрения перевода, поэтому здесь не следует искать полноты грамматического анализа.
   1. СИНТАКСИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
   Различия в порядке слов в английском и русском язы­ках часто требуют перестройки предложения при пере­воде. В огромном большинстве случаев несоответствие грамматического строя русского и английского языков проявляется именно в построении предложения. Обычный
   S4
  
   порядок членов в английском предложении следующий: подлежащее, сказуемое, дополнение, обстоятельства.
   В русском языке, по сравнению с английским, порядок слов более свободный. "Однако необходимо иметь в виду, что свобода расположения членов предложения в русском языке очень относительна. Порядок слов всегда подчиняет­ся определенным нормам и всегда выполняет те или иные грамматические, смысловые и стилистические функции"*.
   В русском языке подлежащее, выраженное существи­тельным или любой субстантивированной частью речи, на­ходится обычно перед сказуемым. Однако, постпозиция подлежащего имеет место в целом ряде случаев, например, в предложениях, в начало которых вынесены обстоятель­ственные слова. Постпозиция подлежащего также имеет место при сказуемых, выраженных глаголами со значе­нием бытия, становления, протекания действия.
   Обстоятельства места и времени могут стоять как перед сказуемым, так и после него. Если обстоятельства места я времени стоят в начале предложения, то сказуемое обыч­но помещается непосредственно за ними, а подлежащее следует за сказуемым. Обстоятельства времени и места, помещенные после сказуемого, логически выделяются, т. е. постпозиция обстоятельств времени и места по отно­шению к сказуемому ведет к большему смысловому выде­лению обстоятельств. Поэтому в русском предложении обстоятельства часто выносятся на первое место, если на них не делается смысловое ударение: затем следует сказуе­мое, а за ним -- подлежащее и дополнение. При переводе поэтому часто приходится перестраивать предложение в соответствии с синтаксическими нормами русского языка. Например:
   A press conference was recently held in Essen. (D. W., 1956)
   Недавно в Эссене состоялась пресс-конференция.
   При переводе на русский язык английское предложе­ние подверглось полной перестройке: обстоятельства вре­мени и места стоят в начале предложения, а сказуемое предшествует подлежащему.
   Более сложный пример:
   0x08 graphic
• "Грамматика русского языка", изд. АН, т. II, стр. 660.
  
   United States and Chinese negotiators held the fifth ses­sion of their talks on the problem of civilian repatriation at U. N. headquarters in Geneva today. (D. W.)
   Сегодня в Женеве в штаб-квартире Объединенных На­ций состоялось пятое заседание представителей США и Китая по вопросу репатриации гражданских лиц.
   Перевод этого предложения потребовал коренной пере­стройки: 1) все три обстоятельства времени и места постав­лены в начале предложения; 2) подлежащее английского предложения с его определениями (United States and Chi­nese negotiators) передано определением в родительном па­деже, относящимся к подлежащему: "заседание представи­телей США и Китая"; 3) прямое дополнение -- the fifth session of their talks -- стало подлежащим: "пятое заседа­ние"; 4) сказуемое, как и в предыдущем примере, стоит пе­ред подлежащим: "состоялось"; 5) определения к слову talks -- on the problem of civilian repatriation -- приш­лось перевести как "репатриация гражданских лиц", ибо английскому прилагахельному civilian в русском языке соответствует сочетание существительного с при­лагательным -- "гражданское лицо".
   Перестройка сложного предложения иногда вызывается тем, что в русском языке логическая связь элементов'пред-ложения требует иного порядка слов, чем в английском. Например:
   Не started back and fell against the railings, trembling as he looked up. (W. M. Thackeray, Vanity Fair)
   Взглянув наверх, он (Родон) отпрянул и, весь дрожа, прислонился к ограде.
   Волнение Радона вызвано тем, что он посмотрел вверх и увидел, что окна гостиной в его доме ярко освещены. Это обусловливает расположение элементов в русском пред­ложении. В английском варианте придаточное предло­жение стоит после главного, что нежелательно в русском языке, так как это нарушило бы нормы синтаксиче­ского построения в русском предложении, где часто, как в данном случае, доминирует логическая связь и прида­точное предложение стоит перед главным, поскольку оно выражает причину, а не следствие.
  
   0x08 graphic
Следует также отметить, что в английском языке в придаточном предложении, предшествующем главному, подлежащее часто бывает выражено местоимением, а в главном -- существительным. В русском языке это л о-гически невозможно.
   When she entered the room, the teacher saw the students writing.
   Когда учительница вошла в комнату, она увидела, что студенты пишут.
   Если при переводе сохранить местоимение для выраже­ния подлежащего в первом предложении, а существитель­ное во втором, то создалось бы впечатление, что речь идет о д в у х лицах: "когда она вошла в комнату, учительница увидела...".
   Такой порядок объясняется тем,что в английском язы­ке доминирует синтаксический принцип: местоимение яв­ляется подлежащим придаточного предложения, а существительное -- главного. В русском языке существительное является подлежащим того предложе­ния, которое стоит первым, независимо от того, главное это предложение или придаточное.
   Перестройка предложения требуется также при пере­воде в тех случаях, когда подлежащее выражено большой группой со многими определениями, которые отрывают его от сказуемого:
   An important landmark in the creation of fraternal uni­ty between the youth of Britain and of the colonies in Asia, Africa and America has been reached. (D. W., 1956)
   Был достигнут важный этап в создании братского един­ства между молодежью Англии и молодежью английских колоний в Азии, Африке и Америке.
   Необходимость перестройки этого предложения при переводе вызывается еще одной причиной: короткое ска-ауемое ритмически не выдерживает такой грузной группы подлежащего.
   Синтаксическая перестройка часто требуется при пере­поде предложения с инверсией, т. е. обратным порядком слов. Инверсия вызывается стилистическими или смысло-
   37
  
   выми требованиями. "Инверсия сопровождается измене­нием интонации всего предложения: слово, поставленное на необычное для него место, интонационно выделяется.
   Наличие прямого и обратного порядка слов, не приво­дящего к нарушению правил построения предложения, со­ставляет ту особенность русского языка, которую назы­вают свободным порядком слов"*.
   Благодаря строгому порядку слов английского предло­жения стилистическая инверсия является в английском языке очень выразительным эмфатическим средством. В русском языке инверсия не имеет такой выразительной силы из-за более свободного порядка слов. Поэтому при передаче инверсии в переводе на русский язык часто при­ходится пользоваться каким-нибудь другим эмфатическим средством, чтобы сохранить выразительность. Например, введением дополнительного слова:
   Reductions there have been. Сокращения действительно имели место.
   Особый интерес представляет эффект, создаваемый ин­версией в приводимом ниже отрывке из романа Диккенса "Записки Пикквикского клуба":
   Out came the chaise, in went the horses, on sprang the boys, in got the travellers.
   Инверсия послелогов придает описанию большую дина­мичность, которую нельзя передать инверсией в русском языке: карету выкатили -- выкатили карету; лошадей впрягли -- впрягли лошадей и т. д.: ни тот, ни другой по­рядок слов не передает стремительной последовательности действий. Удачным представляется перевод этого места, сде­ланный Иринархом Введенским. Он прибегнул к лекси­ческому средству для передачи динамичности описания и ввел ряд наречий образа действия, передающих ту поспеш­ность, с которой путешественники отправились в путь.
   Дружно выкатили карету, мигом впрягли лошадей, бойко вскочили возницы на козлы и путешественники поспешно уселись в карету.
   0x08 graphic
* "Грамматика русского языка", нзд. АН, т. II, стр. 660,
   38
  
   Перевод того же отрывка А. Кривцовой и Е. Ланном, в котором инверсия не компенсирована другими средствами и в котором поэтому не сохранена динамика описания, не может считаться адекватным:
   Карету выкатили, лошадей впрягли, форейторы вско­чили на них, путешественники влезли в карету. (Темп описания еще более замедлен неудачным глаголом "влез­ли".)
   Эти примеры наглядно показывают, что переводчик не должен формально подходить к своей задаче. Надо стре­миться сохранить не столько сам прием, сколько произ­водимый им эффект. Из этого следует, что нужно отдавать себе отчет, какую функцию выполняет инверсия в каждом отдельном случае. Инверсия в английском языке тоже не всегда бывает эмфатическим средством. Иногда ею поль­зуются, чтобы подчеркнуть логическую связь между пред­ложениями.
   Например:
   At a low estimate, three-fourths of our Royal Academi­cians are Forsytes, seven-eighths of our novelists, a large proportion of the press. Of science I can't speak... (J. Gals­worthy, The Man of Property).
   По самым скромным подсчетам три четверти членов на­шей Королевской Академии -- Форсайты, семь восьмых наших романистов, и многие журналисты. Об ученых я не могу судить...
   Совершенно очевидно, что в данном случае инверсия не имеет эмфатической силы, а служит только для более тес­ной связи между предложениями, поэтому в русском пе­реводе предложное дополнение (of science), которое стоит в самом начале английского предложения, остается на том же месте и введения дополнительных слов не требуется. Аналогичную функцию выполняет инверсия и в следую­щем примере:
   Не added that smaller nations should be allowed to have 500,000 soldiers. This latter limitation the West rejected. (D. W.)
   39
  
   Он добавил, что малым странам должно быть разрешено иметь под ружьем 500.000 солдат, но западные державы отвергли это ограничение.
   Инверсия не носит эмфатического характера, она яв­ляется только логической и не требует передачи в пере­воде.
   Перестройка предложения иногда требуется и при пе­реводе сложноподчиненных предложений. Так, например, в русском языке сравнительно редко употребляются при­даточные предложения подлежащие; в английском же язы­ке они более распространены.
   Например:
   What is more important is the principle of the decision. (D. W., 1957)
   Но важнее сам принцип решения (вопроса). What was needed was imagination. Воображение -- вот что было нужно.
   Эмфаза, создаваемая в английских предложениях их построением, компенсирована при переводе на русский язык синтаксическим или лексическим путем. В первом случае--инверсией, союзом "но" и местоимением "сам", а во втором -- введением частицы "вот". Эмфаза, создан­ная синтаксическим путем, воспроизводится лексически и при переводе следующего предложения:
   All he did when he heard what had happened was to hold up his hands in a state of bewilderment, which did not say much for his natural strength of mind. (W. Col­lins, The Moonstone)
   Когда он услышал о случившемся, он только всплеснул руками в полной растерянности, что отнюдь не говорило о его большом уме.
   Для английского языка характерно построение предло­жения вокруг какого-нибудь элемента, являющегося как бы его смысловым центром. Такое сложное построение предложения обычно для стиля коротких сообщений и корреспонденции английских газет. Авторы таких сообще­ний стремятся включить как можно больше сенсационных подробностей в одно предложение. Например:
   40
  
   Thousands of Algerians tonight fled from the "dead city" of Orleansville after a twelve-second earthquake had ripped through Central Algeria, killing an estimated one thousand one hundred people. (D. W., 1954)
   Смысловым центром данного предложения является подлежащее придаточного предложения (earthquake), a не подлежащее главного предложения (thousands of Algerians). Вокруг этого смыслового центра группируются все остальные элементы предложения -- где произошло землетрясение, как долго оно продолжалось, сколько чело­век погибло. При переводе это предложение лучше раз­бить на два или даже три отдельных независимых пред­ложения:
   Сегодня ночью тысячи алжирцев бежали от землетря­сения из "мертвого города" Орлеанвиля. Землетрясению, которое продолжалось двенадцать секунд, подверглись центральные районы Алжира. Как полагают, погибло ты­сяча сто человек.
   Иногда, наоборот, приходится объединять предложе­ния в одно или перегруппировывать предложения, в осо­бенности когда этого требует логический строй предложе­ния:
   We were overjoyed -- there was about a week to go -- until we saw the "premises." Our faces fell, our hearts sank. (D. W., Jan. 1, 1955, статья Ф. Патерсона в связи с 25-летним юбилеем газеты).
   Мы ликовали, ведь оставалось всего около недели, но когда мы увидели помещение, лица у всех вытянулись, настроение упало.
   Передача вводного предложения в переводе вводным предложением нежелательна, т. к. это нарушило бы смыс­ловую связь. Поэтому лучше придаточное предложение "но когда мы увидели помещение..." объединить со вто­рым.
   В английском языке очень распространены случаи, ког­да новое предложение или даже абзац, тесно связанный с предыдущим, начинается с союза for "ибо", "так как". Для русского языка не столь обычно начинать предложение или абзац с этих союзов.
   41
  
   В русском языке предложения, вводимые союзами "так как", "ибо", как правило, отделяются от предыдущих не точкой, а запятой (что свидетельствует о более тесной свя­зи между ними). Например:
   She wanted the three Indian jugglers arrested immediate­ly; for they knew who was coming from London and meant some harm to Mr. Franklin Blake. (W. Collins, The Moon­stone)
   Она хотела, чтобы немедленно арестовали трех индий­ских фокусников, так как они знали, кто должен был прие­хать из Лондона и замышляли что-то недоброе против ми­стера Франклина Блейка.
   В этом примере очень ясно чувствуется тесная причин­ная связь между предложениями, и в русском переводе они могут быть отделены только при помощи запятой.
   В следующем примере союзом for начинается совершен­но новый абзац:
   Sheik Abdullah al Salim al Sabah and his famrly who rule Kuwait by a feudal dictatorship, would not be the only ones to fear a change.
   For they draw income amounting to some ё150 million a year from royalties out of the oil produced by two com­panies, one British, the other American, who jointly own the Kuwait Oil Company. (D. W., 1961)
   Шейх Абдулла аль Салим аль Сабах и его семья, правя­щие Кувейтом при помощи феодальной диктатуры, не един­ственные лица, которые боятся перемен, так как они полу­чают доход в размере почти 150 миллионов фунтов в год, выплачиваемых им двумя нефтедобывающими компания­ми -- одной английской, другой американской, которые совместно владеют "Кувейт Ойл Компани".
   Очень тесная логическая связь между этими двумя предложениями делает необходимым слияние двух абза­цев при переводе, а эмфаза передается союзом "так как" вместо for.
   Объединение предложений и даже двух абзацев при пе­реводе не только вполне возможно, но даже закономерно, когда в них развивается одна и та же мысль. Такие предло­жения обычао входят в состав сложного синтаксического
   42
  
   целого. Под сложным синтаксическим целым имеется в виду отрезок высказывания, состоящий из нескольких предло­жений и представляющий собой структурно-смысловое единство. Это единство еще более ощутимо благодаря наличию ритмико-интонационных факторов. Как уже ука­зывалось выше, объединение предложений выходит иногда за пределы абзаца, если это диктуется тесной логической связью между абзацами.
   Простое предложение иногда требует перестройки так­же в связи с несовпадением типов сказуемого в англий­ском и русском языках. Например:
   Their summits are bare and windswept. (The Times, 1957, Diversity of the Swiss Jura)
   На их обнаженных вершинах гуляет ветер.
   Перевод этого предложения следующим образом: "Их вершины обнажены и обдуваемы ветром" был бы букваль­ным (он копировал бы структуру английского предло­жения), и поэтому он неприемлем. Вариант пере­вода, где первый предикативный член передан определе­нием, а второй -- подлежащим и простым сказуемым, является правильным и идиоматичным.
   Составное сказуемое с глаголом-связкой to be в пере­воде иногда заменяется простым сказуемым, при этом имен­ная часть обычно переводится наречием.
   Например:
   Не was loath to come. Он неохотно пришел.
   Traffic was in chaos.
   Уличное движение было полностью нарушено.
   The Executive Board has been quick to realise that it must bring a number of problems to the fore. (D. W., 1958)
   Исполнительный Комитет быстро понял, что должен выдвинуть ряд вопросов.
   Глагол "быть" в настоящем времени в русском языке, как правило, опускается. Однако в научной, официальной или газетно-публицистической прозе он часто переводится глаголами "являться", "составлять", "входить", "оказы­ваться", "находиться", "есть" и т. п.
   43
  
   The terrestrial globe is a member of the solar system.
   Земной шар входит в солнечную систему.
   TASS said that the moment for the rocket's launching in the direction of the Moon was chosen because during the first days of January the Moon is at one of the nearest points to the Earth in its orbit -- 368,000 kilometres (228, 660 miles). (D. W., 1959)
   По заявлению ТАСС момент запуска ракеты в сторону Луны был выбран в связи с тем, что в первые дни января Луна, двигаясь по своей орбите, находится на одном из самых близких расстояний от Земли -- 368.000 километ­ров (228. 660 миль).
   Оборот there is, there are тоже представляет известные трудности при переводе, и предложения с этим оборотом требуют перестройки. Например:
   And there is the famous lime-tree in front of the City-Hall supported by stone pillars. (The Times, 1957, Diversity of the Swiss Jura)
   И перед ратушей стоит знаменитая старая липа с ка­менными подпорками.
   Конструкция с вводящим there всегда сообщает что-то новое о предмете или явлении, о его наличии или отсутст­вии, поэтому и не исключена возможность ее перевода простым сказуемым в зависимости от контекста. Напри­мер:
   There was Penelope flying after me like mad... (W. Col­lins, The Moonstone)
   Я обернулся и увидел Пенелопу, которая летела за мной, как безумная...
   При переводе предложений, начинающихся с этого обо­рота, на первое место ставится обстоятельство места или времени, а сказуемое либо опускается, либо заменяется простым сказуемым.
   There were differing views yesterday about the procedure which will rule today's discussion. (D. W., 1961)
   Вчера высказывались различные точки зрения относи­тельно процедуры, под знаком которой будет проходить сегодняшнее обсуждение вопроса.
   44
  
   Особый вид сказуемого в английском языке представ­ляет так называемое "групповое сказуемое" (group-verb predicate). Сказуемое этого типа образуется из сочетаний наиболее употребительных глаголов (to have, to take, to give, to get и т. п.) с существительным. Следует отметить, что существительные, входящие в состав такого сказуемо­го, часто образованы путем конверсии.
   Например:
   Не had a wash and a smoke.
   Он умылся и закурил.
   Не gave the coat a brush and a shake.
   Он почистил пальто щеткой и встряхнул его.
   Не took the bellrope in his hand and gave it a brisk tug.
   Схватив шнурок звонка, он резко его дернул.
   Сказуемое этого типа обычно переводится на русский язык простым сказуемым, но иногда приходится вводить дополнительное слово: выкурил папиросу, почистил щет­кой и т. п. Это слово передает значение именной части груп­пового сказуемого.
   Далее следует остановиться на переводе так называе­мых атрибутивных групп, которые столь типичны для сов­ременного английского языка. Их употребление особенно характерно для стиля научной и газетно-публицистиче-ской прозы.
   Атрибутивная группа -- это определение, состоящее из нескольких элементов, например, из существитель­ных в общем падеже и прилагательных, иногда из целого фразеологического единства или даже целого предложе­ния.
   Синтаксическое образование определений является ха­рактерной особенностью современного английского языка, как и образование слов путем конверсии. И то и другое часто носит не постоянный характер, а является употреб­лением или образованием слова на данный случай.
   В газетном стиле наблюдается тенденция заменять оп­ределения, выраженные существительным в притяжатель­ном падеже (Possessive Case) или существительным с пред-
   45
  
   логом of, существительным в общем падеже в функции оп­ределения. Сочетание типа Tagore's anniversary вытес­няется сочетанием the Tagore anniversary.
   В следующем предложении имеется такая атрибутивная группа:
   The President of the Board of Trade, Sir David Eccles, arrived back in London yesterday from the Paris row over the six-nation common market. (D. W., 1959)
   Министр торговли, сэр Дэвид Экклс, вернулся вчера из Парижа в Лондон после схватки по поводу создания об­щего рынка шести стран.
   Первые два элемента атрибутивной группы -- six-na­tion -- переводятся существительным в родительном па­деже с числительным; оно стоит после определяемого слова; прилагательное common переводится прилагатель­ным "общий".
   На русский язык атрибутивные группы переводятся прилагательным, существительным в родительном падеже или существительным с предлогом. В отличие от англий­ского языка существительное в родительном падеже не предшествует определяемому слову, а следует за ним.
   Ниже следует еще несколько примеров:
   The landlord dictated rent increase plan. План повышения квартплаты, продиктованный домо­владельцами.
   Элементы атрибутивной группы rent increase перево­дятся существительным в родительном падеже: "повышения" и другим существительным также в родительном падеже: "квартплаты"; группы с причастием прошедшего времени-- landlord dictated -- переводятся причастием с существи­тельным в творительном падеже: "продиктованный домо­владельцами".
   Еще один пример:
   The Lancashire Cotton bosses' total profits in 1956 were the highest ever recorded. (D. W.)
   Общие доходы текстильных фабрикантов Ланкашира в 1956 г. достигли рекордной цифры.
   46
  
   Атрибутивные группы, являющиеся фразеологическими единствами,-- не простые определения. Их можно рас­сматривать как эпитеты. Например, the brink-of-war ac­tion -- "действие, продиктованное политикой балансиро­вания на грани войны".
   Для перевода введены два дополнительных слова: "про­диктованные политикой"; сам эпитет, который приобрел характер клише, переводится соответствующим клише рус­ского языка -- "балансирование на грани войны".
   В статье из "Дейли Уоркер" (декабрь 1960 г.), посвя­щенной сессии Совета НАТО, состоявшейся в конце 1960 года в Париже, встречается аналогичная атрибутивная группа:
   The 15 fingers on the trigger policy. Политика боевой готовности 15 стран-участниц НАТО.
   Метафоричность данного эпитета, придающую ему образность -- 15 fingers on the trigger,-- к сожалению не удается сохранить в переводе.
   Такие группы имеют очень компактный характер бла­годаря тесной синтаксической связи и поэтому часто тре­буют, как и в данном случае, описательного перевода.
   Атрибутивные группы, являющиеся фразеологиче­скими единствами, встречаются и в художественной лите­ратуре и в устной разговорной речи:
   a happy-go-lucky fellow бесшабашный парень
   Не greeted him in his usual hail-fellow-well-met manner. Он приветствовал его, как обычно, по-приятельски,
   со свойственной ему общительностью.
   "I... never cared for your set-the-Thames-afire gentle­men, who are so much more clever than their neighbours." (W. M. Thackeray, The Virginians)
   "Мне... никогда не нравились все эти ваши господа, которые хотят удивить мир и считают себя умнее своих ближних".
   47
  
   A handful of dates and a cup of coffee habit. (John Galsworthy, Flowering Wilderness)
   Привычка питаться горсточкой фиников и чашкой кофе.
   Несмотря на то, что фразеологические эпитеты часто состоят из многих слов, они синтаксически сжаты и ком­пактны и при переводе часто требуют введения допол­нительных слов, как в последнем примере: "привычка питаться".
   2. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
   Многие грамматические проблемы не являются чисто грамматическими, а тесно связаны с лексическими. Поэ­тому правильнее считать их лексико-грамматическими. С точки зрения перевода, т. е. "перевыражения" мысли в равноценной форме средствами другого языка, связь меж­ду лексикой и грамматикой выступает очень явственно. При разборе синтаксических проблем неоднократно указы­валось на то, что для правильной передачи мысли при пе­реводе часто приходится прибегать к замене грамматиче­ских средств лексическими; например, при передаче в пе­реводе эмфатической функции инверсии в английском язы­ке Эффект, достигаемый инверсией,-- т. е. чисто грамма­тическим путем,-- может быть передан лексически. При переводе притяжательного падежа -- Possessive Case -- в абсолютном употреблении (стр. 26) необходимо вводить дополнительные лексические элементы, без которых рус­ское предложение было бы неясным или неправильным.
   Сочетаемость слов, обусловленная традиционными семантическими связями, часто требует замены частей речи при переводе или введения дополнительного слова. Ср. пример civilian repatriation, стр. 36.
   Лексический аспект не всегда в равной мере присутст­вует в переводческих проблемах, включенных в этот раз­дел. Однако, все они могут считаться лексико-граммати­ческими.
   Как уже было сказано выше, в настоящем разделе за­тронуты только те вопросы, связанные с частями речи, ко­торые представляют трудности при переводе.
   48
  
   Начинающим переводчикам следует помнить, что упот­ребление единственного и множественного числа существи­тельных в английскем и русском языках часто не сов­падает. Абстрактные существительные, обычно выра­жающие отвлеченные и общие понятия, в английском язы­ке могут употребляться в конкретном смысле и становят­ся тогда именами существительными исчисляемыми. Как исчисляемые существительные они могут употребляться во множественном числе. В русском же языке такие суще­ствительные всегда являются неисчисляемыми и не употребляются в форме множественного числа. Например:
   A finely written novel about the lives and struggles of the people of Trinidad. (D. W., 1958)
   Прекрасно написанный роман о жизни и борьбе народа Тринидада.
   В русском языке слово "борьба" вообще не имеет формы множественного числа, а слово "жизнь" в его широком зна­чении (как в данном случае) не употребляется во множест­венном числе.
   Аналогичные задачи встают перед переводчиком и в следующих примерах:
   "Never have we taken so many peaceful initiatives as in the past three years," Mr. Gromyko said. (D. W., 1959)
   "Еще никогда мы не проявляли столько раз мирную инициативу, как за последние три года",-- сказал Гро­мыко.
   В русском языке слово "инициатива" не имеет множе­ственного числа.
   This policy of strength involves serious risks. Эта политика силы влечет за собой серьезные послед­ствия.
   Абстрактное существительное "риск" не имеет множе­ственного числа и поэтому для передачи смысла этого пред­ложения в переводе используется исчисляемое существи­тельное "последствия".
   Если для правильного выражения мысли необходимо множественное число, переводчику нередко приходится вводить дополнительное слово во множественном числе,
   49
  
   Так, например, приходится поступать при переводе таких слов во множественном числе, как industries, policies и т. п. Например, отрасли промышленности, различные по­литические направления.*
   В ряде случаев употребление единственного числа в переводе вызвано тем, что русское существительное в един­ственном числе является частью фразеологического един­ства.
   Например:
   ...should France and Britain go their separate ways. ...в том случае, если Франция и Англия пойдут каждая своим путем.
   Употребление множественного числа нарушило бы рус­ское фразеологическое единство "идти своим путем". При­лагательное separate передано в русском переводе местои­мением "каждая". Однако возможен перевод и другим фра­зеологическим сочетанием во множественном числе: "идти разными путями".
   Часто имеет место обратное явление, когда английско­му существительному в единственном числе соответствует русское существительное во множественном. Для англий­ского языка характерно употребление слов eye, lip, ear, cheek, hand, foot в единственном числе. Такое употребле­ние возможно и в русском языке, но гораздо реже. Напри­мер, в поговорке "У него губа не дура", или у Пушкина:
   "Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно, Ногою твердой стать при море"...
   ("Медный Всадник")
   Приведем несколько типичных примеров такого упот­ребления:
   Her cheek blanched.
   Ее щеки покрылись бледностью.
   0x08 graphic
* Аналогичное явление наблюдается при переводе с русского языка, когда существительное во множественном числе передается на английском языке с добавлением особых слов, например, сове­ты -- pieces of advice, сведения -- items of information, новости -. pieces (items) of news и т. п.
   50
  
   Young Jolyon's eye twinkled. (John Galsworthy, The Man of Property)
   В глазах молодого Джолиона вспыхнул огонек.
   "Your lip is trembling and what is there upon your cheek?" (Charles Dickens, A Christmas Carol)
   "У вас дрожат губы, и что это у вас на щеке?"
   В нижеследующем примере единственное число в ан­глийском языке употреблено в родовом значении (generic singular) и имеет обобщающий характер.
   A government with a dollar in one hand and a gun in the other. (D.W.)
   Правительство, у которого в одной руке доллары, а в другой -- оружие.
   Существительное в единственном числе, употребленное в родовом значении (a dollar), передано в первом случае существительным во множественном числе (доллары), а во втором (a gun) -- собирательным существительным в единственном числе (оружие).
   В ряде случаев английское абстрактное существитель­ное, не имеющее множественного числа, переводится кон­кретным существительным во множественном числе. На­пример:
   The war plans of imperialism. Военные планы империалистов.
   В иных случаях передача единственного числа множе­ственным вызвана не тем, что данное русское существи­тельное не имеет множественного числа, а другими причи­нами.
   Например:
   World public opinion has every reason to believe... У общественности всего мира имеются все основания полагать...
   Местоимение every сочетается только с единственным числом существительных и имеет обобщающий характер. В русском языке этому значению местоимения every обыч­но соответствует местоимение во множественном числе
   61
  
   (все), чем и вызван перевод слова reason существительным во множественном числе: "все основания".
   В каждом языке существует логическое понятие опре­деленности и неопределенности, являющееся категорией мышления, но не во всех языках понятие определенности и неопределенности передается грамматическими средст­вами при помощи служебного слова, т. е. артикля-м и, как это имеет место в английском языке.
   В русском языке артикля нет, а понятие определенно­сти и неопределенности выражается иными языковыми средствами. Приведем несколько характерных примеров, когда различные значения артиклей в английском языке требуют передачи в переводе.
   Не had not an enemy on earth. (G. B. Shaw. H. Q. Wells [The Man I Knew])
   У него не было ни единого врага на свете.
   В данном случае неопределенный артикль выступает в своем исторически первоначальном значении "один".
   She is a Mrs. Erlynne. (О. Wilde, Lady Winder mere's Fan)
   Это некая миссис Эрлинн.
   В данном примере неопределенный артикль выступает в другом значении -- "некий".
   The only sensible solution is a peace which would give the Malayan people the freedom they desire. (D. W., 1952)
   Единственное разумное решение -- это установление такого мира, который дал бы малайскому народу желан­ную свободу.
   В этом примере неопределенный артикль выступает в классифицирующей функции.
   Now that the law has been passed... the friendly recom­mendation of a foreign government... can only be regarded as interference in the internal affairs of Persia. (The Times, 1951)
   Теперь, когда закон принят, дружественные рекомен­дации любого иностранного правительства могут рассмат­риваться лишь как вмешательство во внутренние дела Ирана.
   52
  
   В данном случае неопределенный артикль выступает в значении неопределенного местоимения any.
   Неопределенный артикль также требует передачи в переводе, когда он стоит перед именами собственными, употребленными метонимически.
   Например:
   This was a Guernica, a Coventry, a Lidice. (D. W.) Это было повторением Герники, Ковентри и Лидице.
   Другой вариант перевода:
   Это была новая Герника, новый Ковентри, новая Ли-дице.
   В ряде случаев значение определенного артикля тоже требует передачи в переводе. Например:
   The Europe she (England) had helped to reshape after Waterloo crumbled before her eyes. (Arthur Bryant, Eng­lish Saga 1840-1940)
   Та Европа, которую она помогла перекроить после Ватерлоо, рухнула у нее на глазах.
   Определенный артикль выполняет в данном случае функцию указательного местоимения и при этом имеет эмфатическое значение.
   Определенный артикль, выполняя функцию указатель­ного местоимения, употребляется как перед именами соб­ственными, так и перед именами нарицательными. Здесь также следует отметить эмфатический оттенок, придавае­мый артиклем тому слову, перед которым он употреблен.
   There is no harmony between the two foreign powers in Persia. (D. N., 1951)
   В отношении Ирана нет согласия между этими двумя державами. (Речь идет о соперничестве между США и Анг­лией в Иране.)
   В употреблении местоимений личных, притя­жательных и неопределенных в английском и русском язы­ках наблюдается расхождение. Вследствие этого необхо­димо разобрать некоторые наиболее характерные случаи. Употребление русских местоимений в переводе не всегда
   S3
  
   зависит от особенностей местоимений как таковых. Оно часто определяется специфичностью глагола или глаголь­ной конструкции. Например:
   Не has a large family; he had a large family.
   У него большая семья; у него была большая семья.
   Английское местоимение в именительном падеже с гла­голом to have передано русским личным местоимением в родительном падеже с предлогом и глаголом-связкой (которая в настоящем времени опущена).
   Точно так же косвенным падежом передается англий­ское местоимение в именительном падеже в пассивной кон­струкции.
   Например:
   I am told -- мне сказали,
   she was expected -- ее ожидали,
   he was sent for -- за ним послали и т. п.
   Основная функция личных местоимений -- заменять существительное во избежание повторения. В английском языке местоимение, как указывалось выше (стр. 37), ча­сто предшествует тому существительному, которое оно за­меняет. В русском языке подобный порядок следования местоимения и существительного привел бы к неясности высказывания.
   Shortly before she left London with other prosecution witnesses, the witness Miss Lyons said she would go straight home. (D. W., 1959)
   Незадолго до того как свидетельница мисс Лайонс
   уехала из Лондона вместе с другими свидетелями обвине­ния, она сказала, что поедет прямо домой.
   Из личных местоимений наибольшую трудность при переводе представляет местоимение it, которое выполняет различные функции. Когда это местоимение выступает в своей основной функции -- личного местоимения, оно пе­реводится русскими местоимениями "он", "она", "оно" в зависимости от грамматического рода русского сущест­вительного. При этом не следует забывать, что местоиме­ние it и существительное, которое оно заменяет, часто отде-
   54
  
   лены друг от друга большим количеством слов, иногда целыми предложениями; таким образом, it может оказать­ся даже в новом абзаце. В таких случаях оно часто соот­носится с существительными не грамматически, а логи­чески, т. е. оно относится не к непосредственно предше­ствующему существительному, а к существительному, вы­ражающему главную мысль абзаца.
   The British Labour Party will be doing the movement for peace a grave disservice if it supports the negative, su­percilious attitude of Mr. Gaitskell on this question...
   It should see that an agreement on Berlin would once again bring this important question to the forefront and make a realistic solution much easier.
   Even if it does not fully accept the Soviet Union's proposals on Berlin it should see the importance of a Berlin agreement as a stepping stone to even more basic ones.
   Above all it should reject the policy of insisting on an agreement on everything before there can be an agreement pn anything.
   And it should tell all American and British generals not to impede negotiations by silly, bellicose utterances. (D. W., 1958)
   Лейбористская партия в Англии окажет плохую услу­гу движению за мир, если она будет поддерживать отри­цательную, высокомерную позицию Гейтскелла по этому вопросу...
   Она должна понять, что соглашение по Берлину сно­ва выдвинет этот важный вопрос на первый план и значи­тельно облегчит его практическое разрешение.
   Даже если она полностью не примет советские предло­жения относительно Берлина, она должна понять все зна­чение соглашения относительно Берлина как первый шаг к более важным соглашениям.
   Прежде всего она должна отказаться от политики, тре­бующей соглашения по всем вопросам, прежде чем может быть достигнуто соглашение по какому-нибудь отдельному вопросу.
   И она должна заявить всем американским и англий­ским генералам, чтобы они не чинили препятствий пере­говорам своими глупыми воинственными речами.
   55
  
   Во всех абзацах вышеприведенного раздела статьи it заменяет словосочетание the Labour Party.
   It в безличных оборотах типа "it is known", "it seems", "it is essential" и т. п. переводится неопределенно-личным оборотом со словами "как известно", "очевидно", "очень важно" и т. п. Например:
   It is known that as well as those from South Wales, Scotland and Yorkshire, a number of representatives from Cumberland, Lancashire and Nottingham will also resist the suggested cuts, (ё>, W., 1958)
   Как известно, ряд делегатов Камберленда, Ланкашира и Ноттингэма будут тоже выступать против предполагае­мых сокращений, как и делегаты Южного Уэльса, Шот­ландии и Йоркшира.
   It is essential that the men's executive committee should today unanimously fight Tory pit-closing policy, (ib.)
   Чрезвычайно важно, чтобы Исполнительный Комитет шахтеров единодушно выступил против политики консер­ваторов, имеющей целью закрытие шахт.
   Начинающих переводчиков иногда смущает перевод местоимения it в конструкции с "предваряющим" it, типа:
   It is hard to judge by his first book. Трудно судить по его первой книге.
   "Предваряющее" it может также вводить и дополнение.
   We still find it hard to judge from blueprints so the best thing is to let the members of the Commune discuss the sort of new homes they want. (D. W., 1958)
   Нам все еще трудно судить по чертежам, поэтому лучше всего предоставить членам Коммуны обсудить самим, ка­кого рода новые дома им нужны.
   "Предваряющее" it не переводится на русский язык. Точно так же оно не переводится и в конструкции с сою­зом for (for-phrase).
   The Soviet proposals make it extraordinarily difficult for the most brazen liars in the service of Western imperia 1-
   66
  
   ism to claim that this is a threat of aggression. (D. W., 1958)
   Советские предложения фактически лишают самых наг­лых лжецов, находящихся на службе у империалистов Запада, возможности утверждать, что эти предложения содержат в себе угрозу агрессии.
   "Предваряющее" it часто употребляется в эмфатической конструкции. Например:
   And it is capitalism which gives rise to the danger of war. (D.W., 1959)
   Именно капитализм и создает угрозу войны.
   Поскольку такой конструкции нет в русском языке, содержащаяся в ней эмфаза передается лексическими сред­ствами.
   It is the capitalists who are not confident of winning a peaceful contest. (D. W., 1959)
   Как раз капиталисты не уверены, что смогут победить в мирном соревновании.
   Эмфаза в такой конструкции может передаваться в пе­реводе различными словами и словосочетаниями: "именно", "уже", "еще", "только", "вот", "как раз" и т. п. в зависи­мости от контекста.
   Нередко местоимение it в одном и том же предложении встречается в различных функциях и относится к разным существительным.
   It is reliably reported that the board, submitting to Gov­ernment stagnation policy, instead of publicly fighting it, has about 80 to 100 pit closures in mind if the position, as it sees it, does not improve. (D. W., 1958)
   Из достоверных источников сообщают, что совет (сою­за шахтеров), подчиняясь политике стагнации, проводи­мой правительством, вместо того, чтобы открыто бороться с нею, предполагает закрыть от 80 до 100 шахт, если поло­жение, как оно расценивается им, не улучшится.
   В первом случае it является подлежащим безличного предложения (it is reliably reported) и переводится неоп-
   57
  
   ределенно-личным оборотом: "из достоверных источников сообщают"; во втором случае it заменяет слово policy (instead of publicly fighting it) и переводится личным местоимением женского рода: -- "вместо того, чтобы от­крыто бороться с нею"; в третьем случае оно заменяет существительное board (as it sees it), а в четвертом -- суще­ствительное position (if the position, as it sees it) и перево­дится: "если положение, как оно расценивается им".
   Местоимение it может относиться и к целому придаточ­ному предложению.
   When representatives of 28 newly independent nations came together in Bandung (Indonesia) in April 1955 it marked a new stage in the struggle. (D.W., 1958)
   Когда представители 28 стран, которые недавно обрели независимость, в апреле 1955 г. собрались в Бандунге, это означало новый этап в освободительной борьбе.
   Указательные местоимения тоже употребляются для избежания повторения существительного и в английском предложении, подобно личным местоимениям, часто стоят перед существительным, к которому они относятся. В русском языке такой порядок необычен и поэтому его нельзя сохранять в переводе. Такое употребление указа­тельного местоимения встречается в вышеприведенном при­мере:
   It is known that as well as those from South Wales, Scot­land and Yorkshire, a number of representatives from Cum­berland, Lancashire and Nottingham will also resist the suggested cuts. (D. W., 1958)
   В русском переводе (см. стр. 56) местоимение those пе­редано существительным "делегаты".
   Притяжательные местоимения в английском языке ча­сто употребляются перед названиями частей тела, предме­тов одежды и т. п.
   Например:
   Не lighted his pipe and took the paper. Он закурил трубку и взял газету.
   58
  
   Сохранение таких местоимений в переводе либо излиш­не, либо невозможно, т. к. оно противоречило бы нормам русского языка:
   She smiled through her tears. Она улыбнулась сквозь слезы.
   Следует напомнить, что английское неопределенное местоимение every часто соответствует русскому неопреде­ленному местоимению множественного числа "все" (стр. 51--52).
   Предложения с подлежащим, выраженным неопреде­ленным местоимением one, часто передаются в переводе русскими неопределенно-личными предложениями:
   At a table outside one of the cafes (of Morat) one can sip a glass of Jura wine and watch the modern traffic pass against a decor that has scarcely altered in six hundred years. (The Times, 1957, Diversity of the Swiss Jura)
   Сидя за столиком перед одним из кафе (города Морй), можно выпить стакан местного вина, наблюдая, как со­временные автомашины проходят мимо средневековых домов, почти не изменившихся за последние шестьсот лет.
   Известную трудность представляет перевод местоиме­ния one, употребляемого во избежание повторения суще­ствительного. Например:
   The colonial record was one of repression. История колониализма -- это история угнетения наро­дов.
   В русском языке неопределенные местоимения в такой функции не употребляются, поэтому в переводе приходит­ся прибегать к повторению существительного, которое в английском предложении заменено one.
   Относительные местоимения, как в функции подлежа­щего, так и в функции дополнения, являются нередко так называемыми "condensed relatives": в этих случаях они пе­реводятся на русский язык указательным местоимением и союзом или двумя местоимениями -- указательным и относительным. Например:
   Maybe we should be thankful that the unemployed army has swelled by less than 200,000 since last Christmas. That
   59
  
   it has not risen by more is due to the fierce resistance to sack­ings put up by the workers. (D. W., 1958)
   Может быть нам следует быть благодарными и за то, что с прошлого рождества армия безработных увеличилась немногим меньше, чем на 200.000 человек. То, что она не увеличилась больше, объясняется упорным сопротивле­нием, оказанным рабочими в связи с увольнениями.
   В аналогичных случаях употребляется и местоимение what. Например:
   The incr-ease in the weekly wage bill is only three-fifths of what it was last year, (ib.)
   Увеличение еженедельной зарплаты составляет только три пятых того, что она составляла в прошлом году.
   No force on earth will take away from us what we have built. (D. W., 1958)
   Никакой силе на земле не отнять у нас того, что мы по­строили.
   Doctor Edith Summerskill (Lab.) was shocked by what she saw at Port Said. (D. W., 1958)
   Доктор Эдит Саммерскил (лейбористка) была потря­сена тем, что она увидела в Порт-Саиде.
   Относительное местоимение what в такой функции мо­жет употребляться как подлежащее. Например:
   What is claimed to be the first Indian rhinoceros born in captivity was at Basle Zoo in September. (D. W., 1956)
   Первый, как утверждают, родившийся не на свободе индийский носорог, появился на свет в Базельском зоопар­ке в сентябре (1956 года).
   В данном случае английское местоимение what не от­ражено лексически в переводе из-за полной перестройки предложения. Точно так же what не передается местоиме­ниями в тех случаях, когда английское предложение со­держит эмфазу, поскольку в переводе важнее передать именно эмфазу:
   What is more important is the principle of the decision. (D. W., 1957)
   Но важнее сам принцип решения (вопроса).
   60
  
   Is this what our British boys gave their lives for? (ib.) Неужели за это отдавали жизнь английские парни?
   Следует обратить особое внимание на употребление в определительном придаточном предложении относитель­ного местоимения which, которое относится ко все-м у высказыванию главного предложения. Например:
   War ships were ordered to shell the town street by street, which was a barbarous thing to do. (D. W'., 1951)
   Военным судам был отдан приказ подвергнуть город систематической бомбардировке. Это был варварский акт.
   В русском языке такие придаточные предложения для большей эмфазы часто выделяются в отдельные предло­жения.
   Прилагательные представляют большие труд­ности при переводе из-за различной сочетаемости, различ­ного употребления и различных структурных особенностей английских и русских прилагательных.
   Сочетаемость прилагательного с существительным в каждом языке носит особый характер. Это различие осо­бенно ярко выступает в привычных сочетаниях. Например, a bitter cold "сильный мороз", a heavy donwpour "сильный дождь" и т. п. Часто одно и то же прилагательное в анг­лийском языке сочетается с рядом различных существи­тельных, тогда как в русском в подобных сочетаниях упот­ребляются разные прилагательные, и наоборот. На­пример, a bad headache "сильная головная боль", a bad mistake "грубая ошибка", a bad joke "плохая (скверная) шутка".
   В словарях, как правило, даются примеры на разную сочетаемость прилагательных с существительными, но ими далеко не исчерпываются все возможные случаи. В некото­рых случаях английское прилагательное, имеющее полное соответствие в русском языке, тем не менее требует при пе­реводе замены каким-нибудь другим из-за разной сочетае­мости. Например, прилагательному public соответствуют русские прилагательные "общественный", "публичный": public career -- общественная карьера, public opinion -- общественное мнение; public scandal -- публичный скан­дал. Однако слово public в сочетании loud public applause
   61
  
   соответствует слову "всеобщий" -- всеобщие громкие ап­лодисменты: ни прилагательное "общественный", ни при­лагательное "публичный" не сочетается с существительным "аплодисменты".
   Трудность в переводе английских прилагательных за­ключается еще и в том, что в ряде случаев синтаксически они выражают атрибутивные, а по смыслу -- адвербиаль­ные отношения.
   Frost was succeeded by a rapid thaw. Мороз быстро сменился оттепелью.
   At the age of eighteen Charles earned an honest living. В восемнадцатилетнем возрасте Чарльз честно зараба­тывал себе на жизнь.
   Во многих случаях употребление английского прила­гательного не соответствует русскому. Особенно это заметно в употреблении прилагательных, передающих географические названия. Например:
   Australian prosperity was followed by a slump.
   За экономическим процветанием Австралии последовал кризис.
   Western ministers -- Министры западных стран
   Anglo-French aims in the Middle East were not realised. (D. W., 1958)
   Планы Англии и Франции в отношении Среднего Во­стока не осуществились.
   Однако это несовпадение в употреблении прилага­тельных не ограничивается географическими названиями. Например:
   Cotton capitalism (A. Hutt) -- капитализм в текстиль­ной промышленности
   Большую трудность для перевода представляют прила­гательные, образованные от причастия прошедшего вре­мени:
   An attempted overthrow in Ethiopia. (D. W., 1960) Попытка совершить переворот в Эфиопии. A long and unprotested delay in the work of the Parlia­mentary Commission.
   62
  
   Длительная задержка в работе парламентской комис­сии, которая не вызвала никаких возражений.
   a blitzed city--город, подвергшийся немецким воз­душным налетам
   Во всех случаях замена при переводе вызвана отсут­ствием в русском языке соответствующего причастия.
   Структурные особенности английских составных при­лагательных часто не могут быть переданы в русском языке. Например, после запуска советской ракеты на Лу­ну, английские газеты писали о
   Moon-conscious Moscow and Moon-struck Americans
   Для Москвы луна стала реальностью, американцы же были просто ошеломлены.
   Из-за отсутствия в русском языке соответствующих по структуре прилагательных пришлось прибегнуть к развернутому переводу.
   Различная сочетаемость и различное употребление создают также трудности и при переводе наречий. Например:
   The Times warned editorially that the Quemoy islands situation was the main danger to peace in Asia. (D. W., 1954)
   В редакционной статье газета "Тайме" писала, что положение с островами Квемой является угрозой миру в Азии.
   Следует отметить, что употребление наречия editorial­ly в английском языке является газетным клише.
   Система глагольных времен в русском языке построена по совершенно иному принципу, чем в английском. Ниже мы остановимся на передаче перфект­ных времен и времен группы Continuous.
   Перфектные формы английского глагола выражают временную отнесенность. В то время как неперфектные формы выражают действие безотносительно, перфектные формы выражают значение предшествования, т. е. рас­сматривают действие относительно какого-либо последую­щего момента времени.
   63
  
   Так как Present Perfect употребляется для выражения результата или следствия, связанного с настоящим момен­том, а также для выражения действия, начавшегося в прошлом и продолжающегося и в настоящее время, то в зависимости от его значения оно передается в переводе либо настоящим временем несовершенного вида, либо прошедшим временем совершенного вида русского глагола.
   Например:
   In the closing weeks of 1958 a new force has leapt on to the world stage with the call: "Hands off Africa," "Africa must be free," the delegates to the Accra Conference have told the imperialists to get out of this continent. (D. W., 1958)
   В последние недели 1958 года на мировой арене по­явилась новая сила. Лозунги "Руки прочь от Африки", "Африка должна быть свободной", провозглашенные деле­гатами на конференции в Аккре, говорят империалистам, что они должны убираться с этого материка.
   Present Perfect в первом предложении, переданное в переводе прошедшим временем совершенного вида, выра­жает результат, тогда как Present Perfect во втором пред­ложении, переданное настоящим временем, выражает тесную связь с настоящим.
   Иногда значение глагола в Present Perfect передается и лексически, как в нижеследующем примере:
   For four weeks sixty-eight girls at the Normanton factory have been on strike. (D. W., 1955)
   Шестьдесят восемь работниц нормантонской фабрики бастуют уже четыре недели.
   Из вышеприведенных примеров видно, что значение Present Perfect может быть передано при переводе на рус­ский язык настоящим временем несовершенного вида или прошедшим временем совершенного вида и лексическим путем.
   Форма Past Perfect всегда выражает категорию пред­шествования по отношению к другому действию в прош­лом. Поэтому оно зачастую передается прошедшим време­нем совершенного вида, но, как правило, требуется также какое-нибудь наречие времени:
   64
  
   By the age of twelve Van had decided he must win a gold medal in Moscow because his idol, Rachmaninov, had been awarded one when he graduated from the Moscow Conserva­toire. (D.W., 1958)
   К тому времени когда ему исполнилось двенадцать лет, Ван уже решил, что он должен получить золотую ме­даль в Москве, потому что его кумир -- Рахманинов -- окончил Московскую консерваторию с золотой медалью.
   Форма Continuous далеко не всегда совпадает по зна­чению с русским несовершенным видом. В переводе Pres­ent Continuous часто приходится вводить наречия време­ни, чтобы полностью передать его значение. В нижеследую­щем примере при передаче Present Continuous необходимо ввести обстоятельство времени:
   A new Middle East War is raging. Fortunately it is not in the Middle East but in the columns of "Reynolds News" and "The Evening Standard." (D. W., 1958)
   В настоящее время разгорается новая средневосточная война. К счастью, она происходит на страницах "Рейнольде ньюс" и "Ивнинг стандард", а не на Среднем Вос­токе.
   Past Continuous обычно передается прошедшим вре­менем несовершенного вида.
   Men were working all day yesterday to clear wreckage following a collision in fog between three goods trains and late in the afternoon one line had been cleared. (D. W., 1959)
   Вчера рабочие работали весь день по расчистке облом­ков трех товарных поездов, столкнувшихся в тумане; в конце дня одна линия была уже расчищена.
   (Наречие "уже" подчеркивает совершенность действия, выраженную в английском предложении формой Past Perfect.)
   Следует отметить, что употребление времен группы In­definite иногда не совпадает с употреблением времен изъя­вительного наклонения в русском языке. Это в особенно­сти относится к так называемому историческому настоя-
  
   щему, которое используется в английском языке гораздо чаще, чем в русском (где оно носит несколько иной харак­тер и употребляется для придания большей живости опи­санию).
   Within a week of the Moon rocket comes Sir Compton Mackenzie's "The Lunatic Republic". (D. W., 1959)
   He прошло и недели с момента запуска ракеты в на­правлении Луны, как вышла книга сэра Комптона Мэккен-зи "Лунная республика безумцев".
   (Заглавие книги основано на игре слов.)
   The rubber strike ends. (D. W., 1961) Забастовка на шинном заводе закончилась.
   Начинающие переводчики нередко склонны сохранять в переводе согласование времен, которое является обяза­тельным в английском языке, но не требуется в русском. В газетах согласование времен особенно часто встречается в сообщениях и статьях информационного характера.
   Например:
   Mr. Tsarapkin said on arrival yesterday that he was "optimistic" about the resumed conference. (ё>. W., 1961)
   Вчера по прибытии (в Женеву) Царапкин сказал, что он "настроен оптимистически" в отношении возобновившей работу конференции.
   В переводе употреблено настоящее время, т. к. прошед­шее время в английском придаточном предложении не обозначает прошедшего действия, а употреблено в силу правила согласования времен. Согласование времен не сохраняется в переводе, ибо в русском языке нет анало­гичного грамматического правила.
   Однако следует отметить, что в газетном стиле, так же как и в современной художественной литературе, наб­людается тенденция не соблюдать согласование времен.
   Britain is trailing behind in this scientific age, speaker after speaker told a weekend conference in London of teach­ers, trade unionists, M. P. s, and representatives of schools, technical colleges, universities and local education commit­tees. (D. W., 1961)
   66
  
   В наш век науки Англия тащится позади, говорил один оратор за другим на состоявшейся в Лондоне в конце прошлой недели конференции преподавателей, представи­телей трэд-юнионов, членов парламента и представителей от школ, технических колледжей, университетов и местных комитетов просвещения.
   Многие трудности перевода вызваны особенностями пассивных конструкций в английском языке, где пассив употребляется очень широко, главным образом благодаря тому, что глаголы и с косвенным и с предложным допол­нениями могут иметь пассивную форму.
   Поэтому далеко не всегда пассивная конструкция в английском языке может быть передана русским страда­тельным залогом. Например:
   Не was waited for in vain. Его напрасно ждали.
   The doctor was sent for immediately. Немедленно послали за доктором.
   She was bowed out of the room.
   Ее с поклонами проводили из комнаты.
   This conclusion was arrived at by many. Многие пришли к этому выводу.
   Часто в таких случаях при переводе используются неопределенно-личные конструкции действительного за­лога. Такой перевод вполне может считаться адекватным, поскольку в английском языке агент действия не указан и, таким образом, пассивная конструкция как бы имеет безличный характер.
   Во многих случаях предпочтителен перевод активной, а не пассивной формой, даже когда последняя граммати­чески возможна.
   Например:
   The strength and weakness of Cyprus as a military base have been demonstrated by the troops movement this week. (Manchester Guardian, 1956)
  
   Передвижение войск на этой неделе ясно показало всю силу и слабость Кипра как военной базы.
   Благодаря пассивной конструкции главная мысль предложения выражена подлежащим. Логическим цент­ром высказывания является подлежащее, которое стоит в начале предложения. В русском же языке логическое уда­рение может падать и на начало и на конец предложения, и поэтому в русском переводе нет нарушения смысла при замене пассивной конструкции активной. Ту же картину ыы наблюдаем и d следующем примере:
   Next morning the event was reported in all the newspa­pers.
   На следующий день все газеты сообщили об этом со­бытии.
   Следует добавить, что в некоторых случаях английская пассивная конструкция передается в переводе русскими глаголами с суффиксом "-ся", имеющим также и пассив­ное значение.
   Например:
   This method is considered the best. Этот метод считается наилучшим.
   Much fish is caught here. Здесь ловится много рыбы.
   Lectures on various subjects are given here. Здесь читаются лекции на различные темы.
   Следует также отметить, что отыменные глаголы, столь характерные для английского языка благодаря возможно­сти словообразования путем конверсии, представляют осо­бую трудность при переводе, когда они стоят в пассивной форме. Например:
   "Ready'" said the old gentleman inquiringly, when his guests had been washed, mended, brushed and brandied. (Charles Dickens, Pickwick Papers)
   "Готовы?" спросил старый джентльмен, после того как его гостей отмыли, зачинили, почистили и угостили брэнди.
   6*
  
   Чтобы полностью передать смысл таких глаголов, их часто приходится переводить глаголом с дополнением или обстоятельственными словами. Еще один пример:
   The bill was railroaded through the House.
   Законопроект был в срочном порядке проведен через палату.
   Следует остановиться на тех случаях употребления сослагательного наклонения в англий­ском языке, которые могут представить известные трудно­сти при переводе. Имеются в виду придаточные предложе­ния, содержащие синтетическую или аналитическую фор­му Subjunctive Mood. Как известно, сослагательное накло­нение употребляется в придаточном предложении, если главное предложение выражает субъективное суждение: предположение, допущение, оценку, сомнение и т. п. В большинстве случаев глаголы-сказуемые таких прида­точных предложений передаются в переводе сослагатель­ным наклонением. Например:
   It is necessary that he (should) attend the conference. Необходимо, чтобы он присутствовал на конференции.
   It is important that the translation (should) be written. Важно, чтобы перевод был сделан в письменной форме.
   "It is desirable," the speaker went on, "that measures (should) be taken to develop East-West trade." (D. W., 1961)
   "Желательно,-- продолжал оратор,-- чтобы были при­няты меры для развития торговли между Востоком и За­падом".
   Однако в тех случаях, когда в главном предложении выражается какое-нибудь эмоционально-окрашенное суж­дение, сослагательное наклонение передается в переводе изъявительным наклонением. Например:
   It is curious that the weather should change so often. Странно, что погода меняется так часто.
   Неличные формы глагола -- герундий, причастие и инфинитив, а также конструкции, содержа-
  
   щие эти формы, тоже представляют немалые трудности для начинающего переводчика, ибо английские причастия и инфинитив по форме и употреблению далеко не всегда сов­падают с русскими, а формы, подобной герундию, в рус­ском языке нет вообще.
   Ввиду двойственности своей природы герундий передается на русский язык существительным или гла­голом, а герундиальный оборот передается придаточным предложением. Например:
   Не advocated using this method.
   Он ратовал за использование этого метода.
   Before mentioning this, Lord Russell says he has read a Russian book on space travel, which "was the reverse of warlike". (D. W., 1959)
   Прежде чем упомянуть этот факт, лорд Рассел сказал, ч"го он читал русскую книгу о космических полетах, кото­рая отнюдь не была воинственной.
   Не insists on the contract being signed immediately. Он настаивает на том, чтобы договор был немедленно подписан.
   Не objected to the ships leaving the port in such a storm. Он протестовал против того, чтобы суда вышли из порта в такую бурю.
   В некоторых случаях герундий передается дееприча­стием или причастием. Например:
   Judy Grinham, the British Champion, put up her own best time ever in breaking the old record.
   Английская чемпионка Джуди Гринхэм показала наи­лучшее время, улучшив свой личный рекорд.
   Причастие употребляется в английском языке гораздо чаще, чем в русском, где оно носит более книжный характер. Следует также отметить, что формы причастия в английском и русском языках тоже не совпадают. В анг­лийском языке нет причастия прошедшего времени в форме действительного залога, так же как нет и дееприча­стия. В русском же языке отсутствует перфектная форма
   70
  
   причастия. Различие в формах и в употреблении причастия создает ряд трудностей при переводе.
   Present Participle далеко не всегда передается при­частием настоящего времени или деепричастием. Напри­мер:
   Fleur suddenly stood up leaning out of the window, with her chin on her hands. (John Galsworthy, To Let)
   Флер внезапно встала и, подперев руками подбородок, высунулась из окна.
   Причастие передано глаголом в личной форме. В нижеследующем примере причастный оборот пере­дается придаточным предложением:
   Не said that the strike movement "may turn into a national general strike bringing about the downfall of the dictatorship". (D. W'., 1962)
   Он сказал, что забастовочное движение "может пре­вратиться во всеобщую забастовку, которая приведет к падению диктатуры (Франко)".
   Отсутствие деепричастия у некоторых глаголов в рус­ском языке вызывает необходимость перевода Present Participle личной формой глагола. Например:
   She sat sewing.-- Она сидела и шила. Не sat writing.-- Он сидел и писал.
   Present Participle, выражающее сопутствующие обстоя­тельства, тиже зачастую передается глаголом в личной форме.
   Например:
   The Treasury announced that in August the sterling area had a gold and dollar deficit of 44 million dollars, bringing the gold and dollar reserves down to the lowest level reached this year. (D. W.)
   Казначейство объявило, что в августе стерлинговая зона имела золотой и долларовый дефицит в размере 44 миллионов долларов; таким образом золотые и долла­ровые запасы достигли самого низкого уровня за текущий год.
   (В данном переводе причастный оборот bringing the gold and dollar reserves down передан сочиненным предло-
   71
  
   Жением с глаголом-сказуемым в личной форме; при переводе потребовалось также ввести обстоятельственные слова "таким образом", поскольку причастие в английском предложении имеет функцию обстоятельства образа действия.)
   Present Participle в некоторых случаях также прихо­дится передавать личной формой глагола из-за того, что причастие или деепричастие в русском языке выражает идновременность действия с действием, выра­женным сказуемым, а в английском оно часто выражает последующее действие. Например:
   It (the agreement) provides for a Soviet credit of about ё 45 million, bringing Soviet aid to India to ё 290 million since 1955. (D. W., 1961)
   Соглашение предусматривает предоставление Совет­ским Союзом кредита примерно на сумму в 45 миллионов фунтов стерлингов. Общая сумма советских кредитов, предоставленных Индии с 1955 г., составит 290 миллионов фунтов стерлингов.
   Причастие в так называемом абсолютном обороте всег­да передается на русский язык личной формой глагола, а сама конструкция обычно переводится подчиненным или сочиненным предложением (поскольку абсолютного обо­рота в современном русском языке нет). Например, в следующем предложении абсолютный оборот передается подчиненным предложением:
   Agatha having stayed in with a cold, he had been to service by himself. (John Galsworthy, Santa Lucia)
   Так как Агата из-за простуды осталась дома, он пошел в церковь один.
   В нижеследующем примере абсолютный оборот пере­дается сочиненным предложением:
   In the Paris region the strike was virtually total, with three million workers observing it. (D. W., 1961)
   В районе Парижа забастовка фактически была всеоб­щей, и (причем) в ней участвовало три миллиона человек.
   72
  
   Беспричастный абсолютный оборот тоже обычно пере­дается сочиненным или подчиненным предложением:
   With Cyprus in its present state of sullen revolt its value is very much diminished. (Manchester Guardian, 1956)
   Но в связи с тем, что Кипр в настоящее время охвачен недовольством и возмущением, его значение (как военной базы) сильно уменьшилось.
   Из-за различной сочетаемости в английском и русском языках прилагательное sullen в сочетании sullen revolt приходится переводить другой частью речи -- существи­тельным, имеющим близкое значение. Значение прилага­тельного sullen "угрюмый", "сердитый" в данном случае лучше всего передается существительным "недовольство". Этот пример является наглядным доказательством необ­ходимости использования адекватных замен при переводе.
   Причастие с союзом while часто передается глаголом в личной форме или деепричастием. Следует отметить, что while может выражать как временные, так и уступитель­ные отношения и соответственно переводиться на русский язык:
   While claiming that miners' wages had been raised by five shillings during that period, he admitted that they were still lagging behind rising prices. (D. W., 1951)
   Это предложение допускает два варианта перевода:
   Хотя он и заявил, что заработная плата горняков
повысилась на пять шиллингов за этот период, он тем не
менее признал, что она все еще отстает от роста цен.
   Утверждая, что зарплата горняков повысилась на
пять шиллингов за этот период, он тем не менее признал,
что она все еще отстает от роста цен.
   The miners must continue to press for greatly increased wages, while rejecting the introduction of foreign labour. (D. W., 1951)
   Шахтеры должны неуклонно требовать значительного повышения заработной платы и в то же время не согла­шаться на ввоз иностранной рабочей силы.
   73
  
   Из этих примеров видно, что причастные конструкции о союзом while передаются как личной, так и неличной фор­мой глагола.
   Эллиптические конструкции с причастием прошедшего времени и союзам when или if обычно передаются полным придаточным предложением, поскольку оборот с дееприча­стием "будучи" является архаичным и книжным:
   When asked about the situation in North Africa, he an­swered that the government were considering it. (D. W.)
   Когда его спросили о положении в Северной Африке, он ответил, что правительство рассматривает этот вопрос.
   Mr. Nelson (Labour) said if elected he would support the workers' wage demand. (D. W.)
   Лейборист Нельсон заявил, что если его изберут, он будет поддерживать требование рабочих о повышении заработной платы.
   В следующих примерах требуется полная синтаксиче­ская перестройка при переводе аналогичной причастной конструкции:
   When shot, Mrs. Doran was apparently taking a walk. (D. W.)
   Миссис Доран была убита, очевидно, во время прогулки.
   When asked, he said he was planning to visit the Soviet Union.
   На заданный вопрос он ответил, что собирается посе­тить Советский Союз.
   Интересен следующий пример эллиптической конструк­ции с причастием прошедшего времени: ее можно передать причастным оборотом:
   The tribunal's decisions, when arrived at, reflected the opinions of the members.
   Решения, принятые трибуналом, отразили мнение его членов.
   Такие причастные конструкции могут быть и бессо­юзными:
   74
  
   Questioned about his reaction to the announcement he replied...
   Когда его спросили, что он думает об этом заявлении, он ответил...
   Эллиптические конструкции с причастием часто ис­пользуются в заголовках. Например:
   Textile pay rise asked.
   Подобные заголовки обычно передаются в соответствии с особенностями русских газетных заголовков:
   Требования текстильщиков о повышении зарплаты.
   Таким образом, эллиптические причастные обороты можно передавать различными способами: придаточным пред­ложением, причастным оборотом, глаголом в личной фор­ме при полной перестройке предложения или существитель­ным с предлогом.
   Причастие может быть составной частью оборотов "винительный (или именительный) падеж с причастием". Эти обороты обычно передаются придаточным предложе­нием:
   The President's informal speeches show him yielding to the allurement of speaking of the depression as being over. (The Nation, 1935)
   Из неофициальных выступлений президента видно, что он поддается соблазну рассматривать депрессию как уже закончившуюся.
   Many houses were damaged, but no one was reported hurt. (D. W., 1961)
   Многие дома были повреждены, но, как сообщают, никто не пострадал.
   В английском языке употребительны также предложе­ния, содержащие оборот "винительный падеж с причастием прошедшего времени" (с глаголом to have или to get в ка­честве сказуемого), выражающий либо действие, совер­шенное кем-то по заданию лица, обозначенного подлежа­щим, либо побуждение другого лица к действию. На­пример:
   75
  
   1. I had my hair permed.-- Мне сделали перманент.
   I have a new coat made.-- Мне шьют новое пальто. Другой пример:
   2. I'll have him call you up.
   Я скажу ему, чтобы он вам позвонил.
   Каузативные конструкции первого типа передаются неопределенно-личными предложениями. Конструкции второго типа -- придаточными предложениями, причем глагол to have переводится в зависимости от контекста.
   As soon as I heard that your boys had left you, I had them told to be back at their place at dawn. (W. S. Maugham, The Outstation)
   Как только я услышал, что ваши слуги покинули вас, я велел передать им, чтобы они на рассвете вернулись на свое место.
   Для современного английского языка чрезвычайно характерны определения, выраженные составными прила­гательными, вторым элементом которых является прича­стие прошедшего времени. В ряде случаев такие определе­ния совпадают с русскими определениями, выраженными составными словами, или двумя лексическими единицами.
   Например:
   The long-expected reform. Долгожданная реформа. Much-advertised policy. Широко рекламируемая политика.
   В других случаях такие определения приходится пере­давать иными способами:
   Tory-directed policy.
   Политика, направляемая консерваторами.
   A State Department controlled minority. Меньшинство, которое находится под контролем Госу­дарственного Департамента.
   Не travels so much that he has become train-minded. Он так много путешествует, что на все смотрит глазами пассажира.
   76
  
   Перфектное причастие, как правило, переводится дее­причастием прошедшего времени;
   Having investigated the facts, the commission drew up their report.
   Расследовав все факты, комиссия составила доклад.
   Следует обратить внимание на перевод так называемого "полугерундия" (half-gerund) -- формы, промежуточной между герундием и причастием. Например:
   Earlier estimates had spoken of it (the Soviet space­ship) passing the planet at a distance of not more than 112,000 miles from it... (D. W., 1961)
   По первоначальным подсчетам он (советский космичес­кий корабль) должен был пройти мимо планеты на рассто­янии не более 160.000 километров...
   Инфинитив в английском языке имеет ряд функций, которых нет у инфинитива в русском языке. Кроме того, формы инфинитива Continuous и Perfect не имеют соответ­ствий в русском языке. Ввиду этого английский инфини­тив далеко не всегда можно передать неопределенной формой русского глагола. Необходимо поэтому обратить особое внимание на передачу конструкций с инфинитивом.
   Оборот "винительный падеж с инфинитивом" обычно передается в русском переводе придаточным предложе­нием.
   The chairman wanted the members of the commission to consider the report.
   Председатель комиссии хотел, чтобы ее члены изучили
   доклад.
   В газетном стиле очень распространен оборот "имени­тельный падеж с инфинитивом". Например:
   Three British fishing boats are reported to be missing. Сообщают, что три английские рыбачьи лодки пропа­ли без вести.
   Сказуемое предложения, содержащего этот оборот, обычно передается вводным словом, неопределенно-личным или безличным предложением (ожидают, сообщают, по­лагают, считают, ожидается), или оборотом типа: согласно
   77
  
   сообщению, согласно заявлений и т. п. Инфинитив пере­дается личной формой глагола.
   More than 30 cars are said to have been stranded 12 hours in snowdrifts.
   Как сообщают, свыше 30 автомашин застряли в пути на 12 часов в связи со снежными заносами.
   Глаголы seem, appear в роли сказуемого предложения, содержащего этот оборот, могут выражать различную сте­пень очевидности действия, выраженного инфинитивом, и, в зависимости от контекста, переводятся словами "оче­видно", "по-видимому", "кажется" и т. п. Например:
   The news of the loss of the diamond seemed to petrify her. (W. Collins, The Moonstone)
   Услышав известие об исчезновении алмаза, она словно окаменела.
   Если в состав сказуемого предложения с этим оборо­том входят слова likely, unlikely, sure, они тоже пере­водятся вводными словами "весьма", "вероятно", "на­вряд ли", "вполне возможно", "безусловно" и т. д. На­пример:
   Japan is likely to become Britain's competitor in the East.
   Япония, вероятно, станет конкурентом Англии на Востоке.
   The NATO representatives are unlikely to come to any agreement.
   Едва ли представители НАТО придут к какому-ни­будь соглашению.
   Инфинитив в атрибутивной функции обычно пере­дается придаточным предложением. Инфинитив в этой функции часто имеет модальный характер, что тоже долж­но быть передано в переводе. Например:
   A council to be nominated by the governor of Malta... Совет, который будет назначен губернатором острова Мальты...
   Перфектный инфинитив всегда передается прошедшим временем.
  
   These roads must have been built by the Romans. Эти дороги, по-видимому, были построены римля­нами.
   Инфинитив нередко употребляется для выражения предстоящего действия. В такой функции он особенно ча­сто используется в газетных заголовках ввиду сжатости конструкции с инфинитивом. Например:
   Pritt to defend Macharia.
   Инфинитив в таких случаях обычно передается глаго­лом в личной форме:
   Притт будет защищать Мачария.
   Но иногда возможна передача и другими способами. Например:
   Nehru and Nkrumah to confer. Предстоящее совещание Неру и Нкрумы.
   При переводе этого заголовка пришлось прибегнуть к замене частей речи, т. к. для русских газетных заголовков характерно использование существительного.
   Известную трудность для перевода составляет инфини­тивный комплекс, вводимый предлогом for (for-phrase). При передаче этой конструкции в переводе приходится прибегать к перестройке предложения.
   I have closed the window for you not to catch cold. Я закрыл окно, чтобы вы не простудились.
   Инфинитивный оборот передан придаточным предло­жением.
   It was unusual for him to go out in the afternoon.(W. S. Maugham, Neil MacAdam)
   Он обычно не выходил после полудня.
   Инфинитивный оборот передан глаголом в личной форме (следует обратить внимание на то, что здесь применен антонимический перевод).
   But after Darwin's death, when his greatness was acknowl­edged by all, it was possible for the Victorian piety to build
  
   up a myth that he was essentially a religious man. (Labour Monthly, 1959)
   Но после смерти Дарвина, когда его величие было при­знано всеми, благочестивые викторианцы смогли создать миф о том, что он был по существу религиозным чело­веком.
   Инфинитив передан неопределенным наклонением, но все предложение перестроено при переводе.
   При передаче в переводе английских модальных глаголов связь между грамматикой и лексикой вы­ступает особенно ярко; английские модальные глаголы часто передаются на русский язык модальными словами:
   She must be five years old. Ей, наверно, пять лет.
   She may visit her parents again.
   Возможно, она снова навестит своих родителей.
   Особо следует отметить сочетание глагола to be с ин­финитивом, которое имеет модальный характер и употреб­ляется для выражения предстоящего действия. Это соче­тание передается в переводе сочетанием "должен + не­определенное наклонение глагола" или просто будущим временем глагола. Например:
   Fairfields, biggest shipyard in Glasgow, is to help the German Democratic Republic shipbuilding industry. (D. W., 1961)
   Ферфилдс, самая крупная верфь в Глазго, будет помо­гать судостроительной промышленности Германской Де­мократической Республики.
   В заключение раздела о глаголе необходимо остано­виться на так называемых адвербиальных глаголах. Их передача в переводе является типичной лексико-граммати-ческой проблемой.
   Адвербиальные глаголы можно разделить на две груп­пы. К первой группе относятся такие глаголы, в значении которых заключено также значение сопутствующих об­стоятельств образа действия.
   Например:
   80
  
   He stared at the boy. -
   Он пристально смотрел на мальчика.
   She whirled and glared at him. (Charles Gorham, Wine of Life)
   Она резко повернулась и злобно посмотрела на него.
   Ко второй группе принадлежат глаголы, которые при­обретают адвербиальное значение только в сочетании с существительным с предлогом или без предлога.
   A single cab was splashing its way towards them, (ib.) К ним приближался по лужам, разбрызгивая грязь, одинокий кэб.
   В подавляющем большинстве случаев эти глаголы упо­требляются с предлогом и, чаще всего, выражают переход из одного состояния в другое. Например:
   The child cried itself to sleep.
   Ребенок плакал пока, наконец, не заснул.
   They were bullied into submission. Грубое давление заставило их подчиниться.
   Remember the hair-raising tales of the wheels of our in­dustry grinding to a halt? (D. W., 1959)
   Помните страшные разговоры о том, что колеса нашей промышленности со скрежетом остановятся?
   Эти глаголы обычно передаются в переводе глаголом, выражающим действие, и обстоятельственным словом, вы­ражающим образ действия, или двумя глаголами.
   Необходимо отметить трудности, связанные с перево­дом предложений, содержащих однородные члены с раз­ными предлогами. Например:
   The ideological exposure of, and the irreconcilable strug­gle against, all manifestations of opportunism are of decisive importance. (D. W., 1957)
   Идеологическое разоблачение всех проявлений оппор­тунизма и непримиримая борьба с ними имеют решающее значение.
   S1
  
   Это явление в современном английском языке обуслав­ливается фактическим отсутствием пядежей. Те отношения, которые в русском языке выражаются при помощи падежей, в английском выражаются при помощи предлогов. Поэтому английские предложения такого типа и требуют при пере­воде на русский язык употребления различных падежей: разоблачение (чего?) -- всех проявлений; непримиримая борьба (с чем?) -- с ними.
   При переводе приходится либо повторять существи­тельное, выражающее дополнение, либо, во избежание повторения, вводить местоимение.
   Следует обратить внимание на то, что перед дополне­нием в английском языке, как правило, стоит запя­тая, показывающая, что оно управляется двумя предло­гами.
   Но иногда при переводе на русский язык бывают слу­чаи совпадения падежей:
   One of the first functions of law is to protect, and to give effect to, the rights of individuals. (D. W., 1957)
   Одна из основных функций закона -- это защита и осуществление прав личности.
   Оба русских существительных в данном примере тре­буют родительного падежа.
   What interested them was not this improvement in the internal combustion engine but his attitude towards, and relations with, this girl. (Q. B. Priestley, Let the People Sing)
   Их интересовало не это усовершенствование в двигателе внутреннего сгорания, а его чувства к этой девушке и его отношения с ней.
   В этом случае приходится употребить местоимение в ином падеже.
   Говоря о с о ю з а х, следует указать, что некоторые временные союзы могут выражать и другие обстоя­тельственные отношения. Особенно это касается союза while.
   Предложения, содержащие союз while, были частично рассмотрены при анализе проблем, связанных с передачей в переводе причастий. Здесь следует отметить, что этот вре-
  
   меннбй союз иногда имеет уступительное значение и тре­бует перевода уступительным союзом "хотя". Напр-имер:
   In Paris the prolonged talks ended with a joint communi­que which, while claiming some agreements, admitted differ­ences. (D. W., 1954)
   Продолжительные переговоры, имевшие место в Пари­же, закончились опубликованием совместного коммюни­ке, которое, хотя и утверждает, что имеется известная общ­ность мнений, в то же время признает и наличие разно­гласий.
   Выше уже говорилось о том, что союз for часто стоит в начале нового предложения и даже нового абзаца. То же самое относится и к отрицательному союзу nor. При переводе nor обычно передается отрицательной частицей перед глаголом-сказуемым или другим членом предложе­ния, а не отрицательным союзом. Например:
   Nor are these good developments the only results of the peace campaign. (D. W., 1958)
   И эти благоприятные события не являются единствен­ным результатом кампании борьбы за мир.
   The launching of the Soviet Moon rocket testifies to the immense progress of Soviet science. Nor is it at all surpris­ing. (D. W., 1959)
   Запуск советской ракеты в направлении Луны свиде­тельствует о колоссальном развитии советской науки. И в этом нет ничего удивительного.
   Союз unless является одновременно и условным и от­рицательным. В русском языке ему соответствуют два слова -- союз "если" и отрицание "не", которое относится всегда к глаголу-сказуемому.
   Например:
   Unless the British people acts now, still greater crimes will follow. (D. W., 1950)
   Если английский народ не выступит сейчас, последуют еще более страшные преступления.
   Почти все рассмотренные выше проблемы подводят к вопросу о замене частей речи при пере­воде. Необходимость таких замен объясняется рядом
   S3
  
   причин. Иногда в русском языке от данного корня нельзя образовать соответствующую часть речи, или же производ­ное слово, аналогичное английскому, имеет другое значе­ние. Например, в английском языке чрезвычайно распро­странен суффикс -er -(or, -г), при помощи которого от глагола образуется существительное -- агент действия: teacher, speaker, actor и т. д. Далеко не все английские существительные, образованные при помощи этого суффик­са, имеют соответствующие эквиваленты в русском языке. В таких случаях при переводе приходится прибегать к за­мене существительного другой частью речи. Например:
   Не was an early riser.
   Он рано вставал или Он имел привычку рано вставать.
   В русском языке нет аналогичного существительного. Поэтому существительное riser приходится передавать личной формой глагола или неопределенным наклонением, а прилагательное early -- наречием.
   К аналогичной замене приходится прибегнуть и при переводе следующего предложения:
   Не was a mere sweeper of floors, duster of chairs, runner of errands. (G. W. Deeping, Sorrell and Son)
   Ему приходилось только подметать полы, вытирать пыль со стульев, быть на побегушках.
   Иногда даже при наличии соответствующего производ­ного существительного в русском языке им нельзя вос­пользоваться при переводе из-за разного объема значений английского и русского слова и приходится прибегать к замене частей речи.
   Не was a great reader. Он очень много читал.
   Не меньшие трудности при переводе представляют со­бой существительные с суффиксом -ing, при помощи кото­рого можно образовать существительное от любого гла­гола.
   Иногда производные существительные от одного и того же глагола в английском и русском языках имеют разное значение.
   84
  
   Например:
   The writing of the letter took me an hour.
   В русском языке существительные "писание" и "напи­сание" имеют иное значение и употребление и потому не­пригодны для перевода writing в данном контексте. По­этому существительное writing приходится передавать не­определенной формой глагола, перестроив при этом все предложение.
   Мне понадобился час, чтобы написать письмо. Возможен и другой вариант перевода: Письмо заняло у меня час.
   Группа the writing of the letter передана одним сло­вом -- "письмо".
   Некоторые русские глаголы не имеют деепричастной формы. В таких случаях причастие настоящего времени английских глаголов, которое часто передается русским деепричастием, приходится передавать личной формой глагола или существительным. Например:
   Не sat at the table writing. Он сидел за столом и писал. She spent all her day sewing. Она провела весь день за шитьем.
   К замене частей речи, как уже указывалось, особенно часто приходится прибегать при переводе определений. Большую роль здесь играет привычная сочетаемость в разных языках. Например, art of war -- "военное искусст­во" (определение, выраженное существительным с предло­гом-- of war,-- переводится прилагательным); different creative spheres -- "различные области творчества" (опре­деление, выраженное прилагательным -- creative,-- пере­дано существительным в родительном падеже. В русском языке привычным сочетанием является "области творчест­ва", а не "творческие области". Прилагательное "творче­ский" имеет в русском языке активное значение.); health risks -- "риск (опасность) для здоровья".
   85
  
   He made surreptitious attempts to eat a piece of cake with­out taking it out of the pocket. (Th. Hardy, The Son'sVeto)
   Он потихоньку пытался съесть кусочек пирога, не вы­нимая его целиком из кармана.
   В данном примере и прилагательное и существительное (surreptitious attempts) передаются другими частями речи: наречием и глаголом в личной форме.
   Особенно часто приходится прибегать к заменам при переводе сложных прилагательных, состоящих из прича­стия прошедшего времени и какого-нибудь определяющего слова, о чем уже говорилось ранее. Например:
   Our youth is air-minded.
   Наша молодежь интересуется авиацией.
   Прилагательное -- часть составного сказуемого пере­дается глаголом с дополнением.
   Tory-dominated Parliament.
   Парламент, в котором большинство принадлежит кон­серваторам.
   Прилагательное передается придаточным предложением.
   Right-wing directed policy. Политика, диктуемая правыми.
   Hard-pressed economy.
   Экономика, находящаяся в тяжелом положении.
   The Television-tamed Tory Conference. Конференция консервативной партии, проходившая сдержанно, так как она передавалась по телевидению.
   В последнем случае пришлось прибегнуть к разъясни­тельному переводу при помощи целого придаточного предложения.
   В заключение этой части следует остановиться на пере­воде слов, образованных путем конверсии, что представляет иногда значительные трудности. Благодаря конверсии в английском языке легко образуются слова, обладающие большой выразительностью, нередко образ­ностью. Хотя в русском языке тоже существует конверсия, однако она имеет очень ограниченное и зафиксированное
   86
  
   в языковой практике употребление. Например, "рабочий", "больной", "пеший", "конный" и т. п. Поэтому английские слова, образованные путем конверсии, редко имеют соот­ветствия в русском языке, выраженные той же частью речи. Кроме того, в английском языке путем конверсии иногда образуются слова, употребляющиеся только в одном, конкретном контексте.
   При переводе слов, образованных путем конверсии, часто требуется замена частей речи и перестройка предло­жения.
   We therefore decided that we would sleep out on fine nights; and hotel it, and inn it, and pub it, like respect­able folks, when it was wet, or when we felt inclined for a change. (Gerome K. Gerome, Three Men in a Boat)
   Итак, мы решили, что будем спать под открытым небом только в хорошую погоду, а в дождливые дни или просто для разнообразия станем ночевать в гостиницах, трактирах и постоялых дворах, как порядочные люди. (Перевод М. Салье)
   Глагол, образованный от сочетания двух существи­тельных, передается в переводе двумя глаголами действия с дополнениями, которые конкретизируют их семантику.
   В нижеследующем примере глагоЛ to wolf, образован­ный путем конверсии, является очень образным.
   She stood over her son and watched him wolfing his meal. (James Hanley, Men in Darkness)
   В данном случае возможны разные варианты перевода, т. к. глагол to wolf означает не просто "есть", а "пожирать", "есть с жадностью, словно волк".
   Она стояла над своим сыном и смотрела, как он с жад­ностью набросился на еду.
   Она стояла над своим сыном и смотрела, как он, словно волк, пожирал свой обед.
   Для передачи образности заключенной в словах, обра­зованных путем конверсии, приходится вводить дополни­тельные слова в переводе.
  
   Глава III
   ЛЕКСИЧЕСНИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
   Правильный выбор слова для полной передачи значе­ния слова в переводимом тексте является одной из основ­ных и наиболее сложных задач перевода. Трудность этой задачи обусловливается сложной природой слова, его многогранностью и семантическим богатством.
   Слово как лексическая единица в английском и рус­ском языках не всегда совпадает. Часто одному слову в русском языке в английском соответствует составное слово или целое словосочетание (например, "карусель" -- mer­ry-go-round; "бездельник" -- ne'er-do-well) и наоборот: to stare -- "пристально смотреть".
   Как известно, слово выражает понятие о предмете или
явлении действительности совокупностью своих форм и
значений. Под значением слова имеется в виду предметно-
логическое значение слова, назывное значение и эмоцио­
нальное значение. Предметно-логическое значение слова,
которое также называется вещественным, основным или
прямым,-- это выражение словом общего понятия о пред­
мете или явлении через один' из признаков.* Назывное
значение слова называет единичный предмет -- лицо или
географическое понятие. Эмоциональное значение слова
выражает эмоции и ощущения, вызванные предметами,
фактами и явлениями реальной действительности, обозна­
чаемыми данным словом. "
   Необходимо несколько подробнее остановиться на раз­личных типах лексического значения слова, ввиду того, что этот вопрос имеет непосредственное отношение к пере­воду. Во многих случаях правильный выбор слова при переводе может быть сделан только на основе правильного анализа лексического значения слова.
   Предметно-логическое значение может быть основным и производным. Производные значения образуются в процессе исторического развития слова. В ряде случаев наблюдается совпадение основных значений слова в анг-
   0x08 graphic
* Классификация типов лексических значений слова дается по книге проф И Р Гальперина "Очерки по стилистике англий­ского языка" Изд-во литературы на иностранных языках. М. 1958.
  
   лийском и русском языках и несовпадение производных. Например, основное значение слов table и "стол"--совпада­ет. Но в русском языке слово "стол" имеет еще значение "питание", "полный пансион", тогда как в английском язы­ке такое значение развилось от слова board (room and board). С другой стороны, другое значение слова table -- "таблица" -- отсутствует в русском языке.
   Предметно-логическое значение может быть свободным и связанным. Свободное значение слова существует в сло­ве независимо от его сочетания с другими словами. Свя­занное значение появляется только в определенных слово­сочетаниях. Например, pins and needles -- "иголки и бу­лавки" -- свободное значение слов; связанное значение этих слов -- колотье в конечностях (после онемения).
   Помимо вышеуказанных предметно-логических значе­ний, образующих смысловую структуру слова и всегда приводимых в словарях, в слове выявляется в условиях данного контекста так называемое контекстуальное значе­ние, которое не находит своего отражения в словарях. Об этой способности слова приобретать контекстуальное зна­чение, играющей огромную роль в переводе, будет сказа­но в соответствующем разделе.
   Значение слова не следует смешивать с его употреб­лением. Часто даже однозначное английское слово благодаря широте своего значения может обладать широ­кой сочетаемостью и его употребление не совпадает с употреблением русского слова, в результате чего оно пере­водится на русский язык разными словами. Например,
   a young man -- молодой человек; a young child -- маленький ребенок; young in crime -- неопытный преступник; the night was young -- было начало ночи; ночь еще только наступила.
   Слово stale определяется в The Concise Oxford Diction­ary как not fresh, insipid, musty, or otherwise the worse for age; например, stale bread, stale beer, stale news, stale water, stale joke, stale air.
   Однако в русском переводе слово stale в каждом слу­чае приходится передавать особым прилагательным в свя­зи с отсутствием в русском языке прилагательного со столь
   89
  
   широким значением и столь широкой сочетаемостью: черствый хлеб, выдохшееся пиво, старые новости, затхлая вода, избитая шутка, спертый воздух. Интересно отметить, что в The Concise Oxford Dictionary эти значения слова stale отделены друг от друга запятой, тогда как в Англо­русском словаре В. К. Мюллера -- точкой с запятой, что подчеркивает их различие.
   Итак, как уже было сказано, одной из основных лекси­ческих проблем перевода является выбор слева. Задача переводчика состоит в том, чтобы найти нужное слово, ко­торое было бы адекватно английскому слову, т. е. имело бы то же значение, ту же стилистическую окраску и вызыва­ло бы у читателя те же ассоциации. Есть слова, значения которых в обоих языках почти полностью совпадают. Анг­лийским словам book, mountain, river, cold, young, to sleep, to speak почти полностью соответствуют русские слова -- книга, гора, река, холодный, молодой, спать, говорить. Однако, большинство слов далеко не совпадают по значе­нию. Например, понятие, заключающееся в значении английского глагола to go гораздо шире, чем в русском глаголе "ходить". В ряде случаев оно соответствует рус­скому слову "ездить" (Не goes to Leningrad-- "Он едет в Ленинград"). Английское слово stream имеет широкое значение и соответствует в русском языке словам: поток, река, ручей (Англо-руссКИй словарь В. К. Мюллера). В таких случаях переводчику следует определить значение английского слова и выбрать в русском языке то слово, которое наиболее соответствует по значению английскому. Иногда переводчику приходится вводить дополнительное русское слово, чтобы передать полностью все значение английского; например, слову brinkmanship в русском языке соответствует сочетание слов "балансирование на грани войны".
   В поисках нужного слова переводчик обычно обраща­ется к синонимическому ряду в русском языке. Наличие синонимии дает переводчику возможность достичь аде­кватности при переводе. Поясним это на примере.
   She was very brave about it.
   Слово brave переводится в словаре В. К. Мюллера как: храбрый, смелый; превосходный, прекрасный. Первые два значения этого слова явно не подходят в данном случае.
  
   Переводчик сам должен продлить синонимический ряд возможными синонимами -- отважный, мужественный. По­следний синоним вернее всего передает значение brave в данном случае: "Она очень мужественно перенесла это".
   При выборе слова из синонимического ряда следует учитывать не только оттенки значения, но также и степень интенсивности значения.
   News that another ten Scottish pits are to be closed down brought last night a vehement demand for national action. (D. W.t 1959)
   Известие о том, что предстоит закрытие еще десяти шахт в Шотландии, вызвало вчера вечером решительное требование объединенных действий.
   Словарь В. К. Мюллера дает следующие значения при­лагательного vehement: сильный, неистовый. Однако эти прилагательные не сочетаются со словом "требование". Поэтому для перевода необходимо подыскать такое при­лагательное, которое не уступало бы прилагательному vehement по интенсивности значения и в то же время не нарушало бы привычной сочетаемости в русском языке.
   Многие слова, помимо предметно-логического, имеют еще и эмоциональное значение. В некоторых словах в силу их семантики, по-видимому, всегда присутствует эмоциональное значение. Возьмем такие английские сло­ва как mother, to love, radiant, или русские -- родина, веселый, ласковый и т. п. Эмоциональное значение слова вызывает не только представление о предмете, качестве, или действии, но также чувства, эмоции, определенное отношение к данному предмету или явлению. Такие слова, как родина, радость, веселый, война, скорбеть, обычно вызывают у всех людей одинаковые эмоции. Можно ска­зать, что такие слова обладают "объективным" эмоцио­нальным значением. Объективное эмоциональное значение может также выражаться и формой слова, т. е. эмоцио­нально-окрашенным суффиксом -- ручонка, ручища; dog­gie, brooklet и т. п. Но эмоциональное значение может быть и субъективным, когда оно выражает индивидуальное от­ношение говорящего к предмету или явлению. В эмоцио­нальном значении почти всегда проявляется субъективная оценка -- положительная или отрицательная. Особенно
   91
  
   ярко эмоциональное значение выступает в прилагательных. В выборе прилагательного уже сказывается субъективное отношение, т. к. прилагательное выделяет какой-то один признак предмета. Усиление эмоционального значения в прилагательном нередко идет за счет ослабления предмет­но-логического значения, что увеличивает его сочетае­мость. У некоторых прилагательных и наречий, от них об­разованных, предметно-логическое значение почти исчеза­ет, и тогда они могут превратиться в усилители (intensives). Например: jolly good fellow равно very good fellow; awful­ly nice -- very nice и т. п. Это нельзя упускать из виду при переводе.
   Эмоциональное значение не всегда сопутствует пред­метно-логическому. Иногда оно появляется только в опре­деленном контексте. Например, в предложении "China is a large country" слово country имеет лишь предметно-логи­ческое значение: "Китай -- большая страна". А в пред­ложении "We are ready to die for our country" в слове country присутствует и эмоциональное значение. В данном контексте оно явно имеет значение "родина" ("Мы готовы умереть за свою родину").Таким образом, благодаря приоб­ретаемому эмоциональному значению одно и то же слово может переводиться разными словами. Поэтому прилага­тельные, имеющие эмоциональное значение и придающие эмоциональную окрашенность высказыванию, требуют пе­ревода словами, которые равноценны им и в эмоциональ-" ном плане. Они переводятся как бы более "свободно", чем прилагательные, не имеющие эмоционального значения.
   Например:
   The ghastly blunder of the Suez war.
   Словарное значение прилагательного ghastly -- "страш­ный", "ужасный", "неприятный". Сильное эмоциональное значение ghastly в сочетании со словом blunder дает пере­водчику право перевести его более выразительным сло­вом -- "чудовищный" или "роковой" ("Чудовищная ошиб­ка, какой была война за Суэцкий канал").
   Слово с одним и тем же предметно-логическим значе­нием в разных языках может в этих же языках приобретать различное эмоциональное значение, что необходимо учиты­вать при переводе. Во фразе The endless resolutions received
   92
  
   by the National Peace Committee (D. W.) endless нельзя пере­вести словом "бесконечный", так как русское прилагатель­ное "бесконечный" обычно придает отрицательную оценку ("слишком долгий", "наскучивший", "надоевший", "одно­образный"). Поэтому прилагательное endless здесь следует перевести словом "многочисленные", которое не заключает в себе отрицательной оценки и которое не искажает отно­шения газеты "Дейли Уоркер" к борьбе за мир. Переводчик должен очень внимательно относиться к эмоциональному значению слова и помнить, что оно может вызывать как положительные, так и отрицательные ассоциации -- факт, который имеет очень большое значение для перевода. Совпадение предметно-логического значения не всегда оз­начает совпадение эмоционального.
   Предметно-логическим и эмоциональным значением не исчерпываются все значения слова. В связи с употребле­нием слово может приобретать так называемое контексту­альное значение, не являющееся постоянным, а возникаю­щим в данном контексте. Однако контекстуальные значе­ния слова, хотя они и непостоянны, не являются случайны­ми. Они не находят отражения в словарях, но как бы за­ложены в слове, будучи его "потенциальными" значения­ми, которые могут выявиться в зависимости от контекста. Поэтому между контекстуальным значением и основным предметно-логическим всегда существует связь и пере­водчик легко может "перебросить мост" от значения, дан­ного в словаре, к возникшему контекстуальному значению.
   Например:
   In an atomic war women and children will be the first hostages. (D. W., 1959)
   Женщины и дети будут первыми жертвами в атомной войне.
   Англо-русский словарь В. К- Мюллера дает только од­но значение для слова hostage -- заложник. В данном предложении это слово очевидно приобретает значение "жертва". Это контекстуальное значение "потенциально" заложено в предметно-логическом, поскольку заложник является жертвой, он может погибнуть.
   Переносное значение является своеобразной разновид­ностью контекстуального значения. Особенность его за-
   93.
  
   ключается в том, что предметно-логическое и контексту­альное значения выступают одновременно, как бы сосу­ществуют в сознании говорящего.
   Выше говорилось о тех словах, которые всегда облада­ют эмоциональным значением. Но в подавляющем боль­шинстве случаев эмоциональное значение тоже является контекстуальным.
   Контекстуальное значение представляет большую труд­ность при переводе, т. к. словарь может только подсказать направление, в котором переводчику следует искать нуж­ное слово. Контекстуальное значение слова приводит к вопросу о том, что такое контекст.
   Изолированное употребление слова не типичное явле­ние. Обычно слово употребляется в связи с другими сло­вами. Непосредственное окружение слова является его контекстом. Но не следует понимать буквально, что кон­текстом является отдельное предложение, где употреблено слово. Часто значение становится ясным только в связи с предыдущим или последующим предложением или пред­ложениями. Контекст не только выявляет данное значе­ние слова, но и уточняет и конкретизирует его, создает вокруг него определенный круг ассоциаций. В следующих двух примерах слово melon, употребленное в различных контекстах, вызывает разные ассоциации:
   a melon makes a good breakfast
   a melon makes a good missile
   В первом случае со словом melon связано представле­ние о сочном, сладком и вкусном плоде. Во втором слу­чае возникает представление о его твердости и округлой форме. В обоих случаях слово melon переводится сло­вом "дыня", контекст не изменяет самого значения слова, а только выявляет разные стороны одного и того же предмета.
   Роль контекста очень важна при переводе многознач­ных слов, так как только благодаря контексту выявляется данное значение слова, возникающее в связи с его употреб­лением. Такое контекстуальное значение приобретает сло­во challenge в нижеследующем примере:
   94
  
   The revolutionary movements of Eastern Asia fill the imperialists with alarm because they regard them as a chal­lenge to Western security. (D. W., 1956)
   The Concise Oxford Dictionary дает следующее опреде­ление слова challenge: summons to a trial or contest, esp. to a duel. Англо-русский словарь В. К. Мюллера дает значе­ние слова challenge как "вызов (на состязание, дуэль и т. п.)". В данном контексте слово challenge имеет значение "угроза", которое как бы заложено в его основном значе­нии "вызов".
   Революционное движение в странах Восточной Азии вызывает тревогу в лагере империализма, так как оно рассматривается как угроза безопасности западных держав.
   Благодаря контексту в слове выявляется его конкрет­ное или абстрактное, прямое или переносное значение. Например, в предложении "Tell me the truth" --"Скажите мне правду" слово truth употреблено в своем конкретном прямом значении -- "правда". С другой стороны, в при­мере "То understand, to know reality, it is necessary to have a theory of knowledge corresponding to truth". (R. Fox, Marxism and Literature) -- "Для того чтобы постигнуть и понять действительность, необходимо иметь теорию позна­ния, соответствующую истине" -- слово truth имеет аб­страктное значение "истина". В следующих примерах в контексте выявляются прямое и переносное значение слова to cripple. В предложении "Smith was crippled in the war" -- "Смит был искалечен на войне" глагол to cripple имеет прямое значение. В примере же "Reactionaries cripple the national movement in the colonies" -- "Реакционеры подрывают национально-освободительное движение в ко­лониях"-- to cripple используется в переносном значении. Однако в данном примере его употребление не совпадает с употреблением русского глагола "калечить" в перенос­ном значении. Поэтому глагол to cripple здесь переводится другим, соответствующим контексту русским словом "под­рывать".
   Из контекста также явствует, употреблено ли слово в свободном или связанном значении. Например:
   95
  
   He went a pace or two forward.-- Он сделал шага два вперед.
   Не kept pace with the times.-- Он не отставал от века.
   В первом случае существительное расе употребляется в свободном значении и переводится соответствующим рус­ским словом "шаг". Во втором же случае оно является ча­стью фразеологического единства to keep pace (with) и переводится "не отставал от века, шел в ногу с ве­ком".
   Следует особо оговорить роль контекста при переводе десемантизированных слов, т. е. слов, которые приобрели очень широкое, расплывчатое значение благодаря тому, что они употребляются в самых разнообразных лексиче­ских сочетаниях, как например, слова thing, point, case, to fail, failure, facilities, matter и т. п. В некоторых слу­чаях эти слова выполняют только грамматическую функ­цию, употребляясь в качестве так называемых опорных слов (prop-words), как например, в сочетании poor thing, где существительное thing является опорным словом, и все сочетание может быть переведейо русским словом "бед­няжка". Благодаря расплывчатости своего значения такие десемантизированные слова имеют очень широкую сочетае­мость, что в свою очередь еще больше способствует их десе-мантизации; поэтому перевод их, обычно, всецело зависит от контекста, например: a point of interest -- "интересный вопрос", или "интересный момент" (в данном случае для перевода тоже используется десемантизированное русское слово "момент"), "Her case is quite different" -- "С ней дело обстоит совсем по-иному".
   Часто контекст не ограничивается пределами одного или двух-трех предложений. При переводе приходится учитывать более широкий контекст -- несколько предло­жений, абзац, главу, а иногда и все произведение в це­лом. Так например, в главе LIII романа "Ярмарка тще­славия", озаглавленной "A Rescue and a Catastrophe", Теккерей описывает, как неожиданно явившийся из дол­говой тюрьмы Родон Кроули застает свою жену в общест­ве. Лорда Стайна. Автор пишет о ней "The wretched woman was in a brilliant full toilette." Слово wretched означает "не­счастный" и "негодный". На протяжении всего романа Тек­керей выступает как моралист, осуждает безнравственность
   96
  
   высшего общества, отрицательно относится к беспринцип­ности Бекки. Руководствуясь этим, по нашему мнению, переводчик должен выбрать второе, единственно правиль­ное в данном случае значение слова wretched. He обратив­шись к широкому контексту и переведя слово wretched как "несчастная", переводчик совершил бы грубую ошибку.
   Таким образом, переводчик всегда должен обращаться к контексту для раскрытия значения слова и адекватной его передачи в переводе.
   Наличие в языке лексической синонимии ставит перед переводчиком особые задачи. Абсолютных синонимов в языке очень мало. Кроме того, синонимы не всегда явля­ются взаимозаменимыми. Они могут быть пригодными в одном контексте и оказаться непригодными в другом. Синонимы различаются оттенками значения, степенью ин­тенсивности выражения понятия, эмоциональной окра­шенностью, принадлежностью к различным пластам слова­ря, т. е. своей стилистической окраской, и своей сочетае­мостью с другими словами.
   В силу особенностей своего исторического развития английский язык чрезвычайно богат синонимами. Это сино­нимическое богатство английского языка широко исполь­зуется во всех стилях письменной речи. Синонимы употреб­ляются для усиления высказывания, для уточнения поня­тия, для избежания повторения и т. п. Синонимы употреб­ляются столь широко, что в английском языке образова­лись традиционные синонимические парные сочетания. Такие парные сочетания встречаются во всех стилях речи. Покажем на примерах различное использование синонимов и возможный их перевод на русский язык в зависимости от выполняемой ими функции.
   Описывая Босини, каким он представляется моло­дому Джолиону, Голсуорси использует два синонима, отличающихся оттенками значения и степенью интенсив­ности:
   The man was unusual, not eccentric, but unusual.
   Прилагательное unusual имеет значение "необычный", "странный". В данном контексте его следовало бы пере­дать русским словом "необычный", но из соображений благозвучности (неудачно близкое созвучие слов -- "не-
  
   обычный", "эксцентричный") приходится прибегать к опи­сательному синониму -- "не такой, как все".
   Этот человек был не такой, как все, в нем не было ни­чего эксцентричного, но именно -- не такой как все.
   Нижеследующая цепочка синонимов носит явно эмфа­тический характер:
   This conscious, deliberate, calculated policy...
   Переводчик должен сохранить в переводе нарастание интенсивности значения, которое так явно ощущается в английском предложении.
   Эта сознательная, преднамеренная, заранее рассчитан­ная политика...
   Ошибочно было бы думать, что в каждом отдельном случае синоним выполняет только одну функцию. Часто синонимы употребляются одновременно для уточнения и для усиления понятия. Например:
   In other words, for 110 French killed, over 5,000 Algeri­ans have been massacred. (D. W., 1955)
   Другими словами, за ПО убитых французов было уничтожено свыше 5.000 алжирцев.
   Слово massacred говорит о массовом кровопролитии, поэтому, противопоставляя число убитых французов ог­ромному числу убитых алжирцев, автор статьи противопо­ставляет синонимы killed и massacred. Но кроме того, сло­во massacred, конечно, дополнительно выражает отноше­ние автора статьи к описываемым событиям.
   Другой пример. Характеризуя забывчивость миссис Никклби, Диккенс в юмористических целях использует три синонима. Миссис Никклби рассказывала:
   ...of a miraculous escape from some prison, but what one she couldn't remember, effected by an officer whose name she had forgotten, confined for some crime which she didn't clearly recollect.
   ...о чудесном побеге из тюрьмы, но из какой именно она не могла припомнить, о побеге офицера, чью фамилию она позабыла, который был заключен за преступле­ние, но за какое именно -- ускользнуло из ее памяти.
   98
  
   Традиционные синонимические пары часто не сохраня­ются в переводе, иногда из-за отсутствия соответствующе­го синонима в русском языке, иногда же потому, что такая пара может быть воспринята в русском языке только как плеоназм. Например:
   The purposes of Western nations in pouring arms into the Middle East have been open and unconcealed. (D. W., 1956)
   Западные державы никогда не скрывали своих целей, поставляя оружие на Средний Восток.
   Наречие "никогда" частично передает эмфазу, создавае­мую в английском языке синонимической парой, которая не может быть сохранена в переводе ("открытые и не пота­енные").
   Парные синонимы не всегда сохраняются и при переводе дипломатических и юридических документов, требующих максимальной точности. Например: "just and equitable"-- "справедливый"; "null and void" -- "недействительный"; "The proposal was rejected and repudiated" -- "Предло­жение было отклонено".
   Следует отметить так называемые контекстуальные синонимы, т. е. слова, не являющиеся синонимами в соб­ственном смысле слова, но воспринимаемые как таковые в данном контексте. Выше говорилось о том, что в контексте может выявиться потенциальное значение слова. Этим фак­том объясняется и возникновение контекстуальных сино­нимов. Например:
   This stern, sordid and grinding policy.
   Эта суровая, жестокая и бесчеловечная политика.
   Слово stern в этом синонимическом ряду является на­правляющим и в сочетании с ним слова sordid, grinding становятся его синонимами с более интенсивным значе­нием.
   Благодаря особенностям развития английского языка синонимические пары и цепочки часто образуются из слов разного происхождения -- германского и романского. На­пример, to begin, to commence; book, volume; strong, vio­lent.
  
   Обычно слово романского происхождения является словом литературным, а слово германского происхожде­ния -- стилистически нейтральным. Переводчик должен обязательно обращать внимание на принадлежность сло­ва к определенному пласту словаря; это имеет большое значение при переводе таких пар.
   Словарный состав каждого языка разнообразен и раз­нороден по своему характеру. В него входят общеупотре­бительные слова, составляющие его основу, слова книжные и поэтические, разговорные слова и вульгаризмы, профес­сионализмы и научные термины и т. д. Разнообразие пла­стов словаря дает возможность выразить одну и ту же мысль словами разной стилистической окраски, что видо­изменяет и характер высказывания и до какой-то степени само его содержание. Поэтому переводчику необходимо определить, принадлежит ли данное слово к словам с нейтральной стилистической окраской или к книжно-ли­тературным, поэтическим, диалектным или жаргонным. Принадлежность слов к различным пластам словаря ярче всего выступает в художественной литературе. Однако использование слов различной стилистической окраски характерно и для других стилей письменной речи и пере­водчику приходится с этим считаться. Так, например, в официальных документах часто встречаются архаизмы, что объясняется традиционным характером этого стиля. В газетных статьях, фельетонах и очерках часто встреча­ются слова разговорного типа, что придает им большую живость.
   Грубой ошибкой, ведущей к искажению мысли автора, является подмена слова, принадлежащего к одному пласту словаря, словом, принадлежащим к другому. Такую ошиб­ку часто совершают американские переводчики романа Л. Н. Толстого "Война и мир" Доул и Винер, заменяя в своих переводах слова общеупотребительные словами ред­кими, научными или. высоколитературными. Например, "столь различных" Доул переводит как so antipodal. Или "Ах, вам ножик?"-- обратился он к офицеру, хотевшему отрезать баранины" переведено: "Akh! Would you like a knife?" he asked, turning to an officer who was trying to dissect a slice of mutton.
   В обоих случаях общеупотребительные слова орИГИНа-
  
   ла неудачно подменены научными терминами. Такой перевод нельзя считать адекватным, т. к. он создает неправильное представление о языке автора. Подмена употребительного, а тем более просторечного слова, сло­вом литературным в прямой речи может совершенно иска­зить социальный облик данного персонажа. Подобную ошибку совершают те же переводчики романа "Война и мир". Следующие восклицания солдат:
   "Вишь, засумятились! Горит, ишь дым-то! Ловко! Важно!" переведены Винером словами, совсем не носящими просторечного характера:
   "I declare, they are in a turmoil! It's burning! What a smoke! Elegant! Fine!"
   Элементы просторечия в устах орудийной прислуги переданы совершенно несоответствующими словами: I declare, turmoil, elegant, fine, которые не вяжутся со всей ситуацией и звучат странно и фальшиво в крестьянской речи солдат.
   Не менее серьезной ошибкой является и обратное явление, а именно внесение вульгаризмов и просторечия в авторский текст, написанный строго литературным сти­лем, или в речь персонажей, принадлежащих к кругу об­разованных людей. Такие ошибки создают у читателей неправильное представление об общественном положении, характере и воспитании данных персонажей, а также о социальных отношениях между ними. Подобный недо­смотр допущен в прекрасном переводе романа Теккерея "Генри Эсмонд" Е. Д. Калашниковой, где в X главе 3-й части фаворитка королевы миссис Мэшем говорит претенденту на английский престол Якову III: "Enough, enough, sir, for this time" -- "Ну пока хватит, сэр".
   Русский перевод слишком разговорен и фамильярен: такие слова недопустимы по понятиям этикета в обраще­нии придворной дамы к племяннику королевы и претен­денту на престол. Аналогичная ошибка встречается и в другом месте этого перевода:
   She had recourse to the ultimo ratio of all women and burst into tears.
   101
  
   Она прибегла к ultimo ratio всех женщин и ударилась в слезы.
   Просторечное "ударилась в слезы" звучит особенно резким диссонансом в непосредственном соседстве с ла­тинской цитатой. Выражение to burst into tears -- стили­стически нейтрально, и его, соответственно, следовало бы перевести глаголом "расплакаться", "разрыдаться" или "залиться слезами". Такой же неправильный подход к выбору слова наблюдается в переводе М. Е. Абкиной следующего предложения из романа Кронина "Звезды смотрят вниз":
   In an effort'to extend his popularity, he flung bouquets right and left striking a flowery and declamatory note.
   В своем стремлении к популярности он разбрасывал букеты направо и налево, ударился в цветистую декла­мацию.
   Просторечное "ударился" неуместно в авторской речи.
   Как известно, словарный состав каждого языка нахо­дится в постоянном движении. Слова имеют свой возраст: многие слова устаревают, становятся архаизмами или же в них происходят сдвиги в значении и употреблении. Переводчик должен всегда помнить, что многие сло­ва связаны с определенной эпохой. Например, резким диссонансом звучит слово "трикотаж" в переводе следую­щего предложения из романа Свифта "Путешествие Гул­ливера":
   I married Mrs. Mary Burton, second daughter to Mr. Edmund Burton, hosier.
   Я женился на ... дочери торговца трикотажем.
   Слово "трикотаж" ассоциируется с современным фаб­ричным производством и вошло в широкое употребление сравнительно недавно, поэтому в данном случае оно не может считаться адекватным переводом слова hosier, которое следовало бы перевести как "торговец чулочными изделиями".
   Аналогичная ошибка допущена в переводе романа "Война и мир" английскими переводчиками А. и Л. Мод. Говоря о старике Безухове, княгиня Друбецкая замечает:
   102
  
   "Эти богачи и вельможи такие эгоисты".
   "These millionaires and grandees are so selfish."
   Слово millionaire как более современное никак не при­менимо к богачу-вельможе XVIII века.
   При рассмотрении вопроса о переводе слов, принадле­жащих к различным пластам словаря, следует упомянуть и о словах местных диалектов и жаргонизмах. При пере­воде местных диалектов едва ли следует пользоваться диалектами языка, на который делается перевод, так как это внесло бы совершенно неправильные ассоциации и чуждый национальный колорит. Перевод местных диа­лектов представляет собой сложную задачу, разрешение которой возможно только при помощи адекватных замен. Следует в основном пользоваться нейтральной лексикой и синтаксическими возможностями языка и прибегать к та­ким отступлениям от норм литературного языка, которые не имеют ярко выраженной местной и национальной окраски.
   Например:
   I was born at Blunderstone in Suffolk or "thereby" as they say in Scotland. (Charles Dickens, David Copper field)
   Я родился в Бландерстоне, в графстве Суффольк, или "около того", как говорят в Шотландии.
   Перевод жаргонизмов и профессионализмов не пред­ставляет таких трудностей,как перевод местных диалектов, так как в них не так сильно ощущается национальный колорит и переводчику легче подыскивать соответствую­щие эквиваленты.
   С точки зрения перевода большой интерес представля­ют так называемые интернациональные слова. Это сло­ва, общие для ряда языков и восходящие к одному источ­нику. Они обычно заимствованы или непосредственно из этого источника, или через посредство другого языка. Интернациональные слова в русском языке распадаются на две группы. К первой группе относятся слова, которые имеют одно и то же значение во всех языках, например, радио, атом, аллегро, пресса, ваза, футбол, теннис и т. п. Многие из этих слов являются терминами. Благодаря идентичности значения они не представляют трудности для перевода.
  
   Другую группу составляют слова, которые в русском языке имеют: а) совершенно иное значение, чем в других языках; б) более узкое значение; в) более широкое.
   Передача слов первой подгруппы представляет труд­ность. Переводчику, естественно, приходит на ум анало­гичное слово, которое, однако, в русском языке имеет иное значение. Например, английское rent имеет значение "квартирная плата", а русское "рента" -- "доход от цен­ных бумаг". Английское слово complexion -- "цвет лица", а русское слово "комплекция" -- "телосложение". Анг­лийское слово compositor имеет значение "наборщик", тог­да как русское слово "композитор" имеет значение "автор музыкального произведения".
   Примером слов второй подгруппы может служить анг­лийское слово meeting, которое далеко не всегда соответ­ствует русскому "митинг". Основное значение английского слова (производного от глагола to meet) -- "встреча", "свидание". Например, "a meeting of old friends" -- "встре­ча старых друзей". Значение "политическое собрание" яв­ляется вторичным. Русское слово "агония" имеет узкое значение -- "предсмертные страдания", тогда как в анг­лийском языке слово agony означает также взволнован­ное, возбужденное состояние; например: "she was in an agony of tears"-- "она безутешно рыдала"; "she was in an agony of expectation" -- "она сгорала от нетерпения", "испытывала муки ожидания".
   В качестве примера третьей группы может служить русское слово "бригадир", которое, помимо обозначения военного чина, имеет также значение "руководитель бри­гады рабочих". Это делает русское слово по значению шире соответствующего английского (brigadier).
   Интернациональные слова могут относиться к раз­личным пластам словаря: к стилистически-нейтраль­ным словам, к научным терминам, книжным словам и т. д.
   Интернациональные слова часто бывают камнем прет­кновения для неопытных переводчиков. Недаром их называют "ложными друзьями" переводчика. Переводчик невольно вспоминает этимологически тождественное рус­ское слово и упускает из виду, что его значение и употреб­ление не совпадают с английским. Например:
   104
  
   ...he was strongly built, with curly, hair that seemed to show all the vitality of a fine constitution. (John Gals­worthy, The Man of Property)
   Слово constitution в этом примере употреблено в значе­нии "телосложение". В русском языке слово "конституция" тоже имеет этозначение, но является специальным медицин­ским термином. Поэтому совершенно недопустим перевод: "...он был крепко сложен, а его вьющиеся волосы, казалось, говорили о жизнеспособности и здоровой конституции"! правильным был бы перевод: "...о жизнеспособности здоро­вого организма". В таком значении слова constitution и "конституция" отнюдь не являются адекватными, так как, несмотря на совпадение значения, сферы их употребления различны, поскольку они принадлежат к разным пластам словаря. Но такого рода ошибки совершают даже опытные переводчики. Примером может служить следующий пере­вод из романа Диккенса "Давид Копперфильд", сделанный И. Введенским:
   "Now, my dear Dora, you must know that I never said that." "You said I wasn't comfortable," said Dora. "I said the housekeeping wasn't comfortable."
   "Но ты должна знать, душенька, что я этого никог­да не говорил". -- "Ты сказал, что я не комфортабельна".-- "Совсем нет. Я сказал, что в нашем хозяйстве нет ком­форта".
   Некоторые ошибки в переводе интернациональных слов прочно укоренились в переводческой практике. На­пример, слово practically, имеющее значение "фактически", часто переводится словом "практически". Это неправильно, т. к. в русском языке слово "практически" сопоставляется со словом "теоретически". Слово pathetic, имеющее значе­ние "трогательный", "жалкий", "патетический", почти всег­да переводится как "патетический". Dramatic, имеющее также значение "sudden", "striking", "impressive", обычно переводится словом "драматический". Переводчик должен быть очень осторожен в переводе таких слов. Например, "liberal estimates" ("conservative estimates") -- "по ши­роким подсчетам" ("по скромным подсчетам"), "a comfort­able income"-- не "комфортабельный доход", а "хороший доход" и т. п. Интересны? примеры таких ошибочных
   105
  
   переводов даются в статье И. А. Кашкина "Ложный прин­цип и неприемлемые результаты"*.
   С точки зрения перевода интерес представляют все типы фразеологических единиц: сращения, т. е. идиомы, фразеологические единства, главным образом пословицы и поговорки, и так называемые свободные сочетания (до­пускающие подмену одного из своих элементов).
   1. Значение фразеологических сращений не вытекает
из суммы значений их компонентов; часто оно не имеет
ничего общего со значением слов, в них входящих; напри­
мер, "to show the white feather" -- "быть трусом"'. Многие
сращения возникли на основе какого-нибудь исторического
факта. Например, "to Dine with duke Humphry" значит
"остаться без обеда".**
   Часто в сращениях заключен метафорический элемент, как и в вышеприведенных примерах. Для перевода сраще­ний необходимо знать значение данного идиома и правиль­но передать его смысл. Поскольку сращения в боль­шинстве случаев имеют национальную окраску, они не имеют абсолютного соответствия в другом языке. Труд­ность идиомов заключается в том, что переводчик должен уметь их распознавать и подыскать соответствующий рус­ский вариант. Идиомы нельзя переводить дословно. Ти­пичной ошибкой такого рода является пример букваль­ного перевода, приводимый Энгельсом в статье "Как не следует переводить Маркса". Переводчик не распознал идиома в английском спортивном термине "to catch a crab" -- "зарыть весло", "поймать леща"-- и перевел его дословно -- "поймать краба".
   2. С точки зрения перевода фразеологические един­
ства -- пословицы и поговорки -- удобно разделить на
три группы. В первую группу нужно отнести такие англий­
ские пословицы и поговорки, которые полностью совпадают
с русскими -- и по смыслу и по форме, т. е. по образу
или по входящим в них компонентам.
   0x08 graphic
* "Иностранные языки в школе", N 2, 1952 г. ** История этого выражения уходит в прошлое. Несостоя­тельные должники находили убежище от кредиторов в Соборе Св. Павла, где находилась гробница герцога Хамфри; на вопрос шутников-- не пойдут ли они с ними обедать, должники обычно отвечали, что они будут обедать с герцогом Хамфри.
   106
  
   Например:
   All that glitters is not gold. He все то золото, что блестит. Strike while the iron is hot. Куй железо, пока горячо. New brooms sweep clean. Новая метла чисто метет. As a man sows, so he shall reap. Что посеешь, то и пожнешь.
   Несовпадение числа в русской и английской послови­цах не имеет существенного значения, поэтому третью пару вполне можно включить в первую группу. Такие почти полностью совпадающие в разных языках посло­вицы обычно восходят к общему прототипу, являясь каль­кой с греческой, латинской или французской пословицы.
   Вторую группу составляют пословицы и поговорки, совпадающие по смыслу, но не совпадающие по образу, положенному в их основу, например,
   Too many cooks spoil the broth. У семи нянек дитя без глазу. Misfortunes never come alone. Пришла беда -- отворяй ворота.
   As well be hanged for a sheep as for a lamb. Семь бед -- один ответ.
   То buy a pig in a poke. Купить кота в мешке.
   При переводе предпочтительнее пользоваться такими соответствиями, так как переводчик должен придерживать­ся принципа передавать привычное столь же привычным, иначе пословица или поговорка произведет на рус­ского читателя впечатление чего-то неожиданного и ори­гинального. Поэтому английская поговорка "At a snail's расе" должна быть в переводе передана русской поговор­кой "черепашьим шагом".
   К третьей группе относятся пословицы и пого­ворки, которые не имеют соответствия в русском языке. Они переводятся либо описательным путем, либо при по­мощи поговорки, созданной переводчиком.
   107
  
   Например:
   Little pitchers have long ears.
   Дети любят слушать разговоры взрослых -- перевод по смыслу.
   Примером удачного воссоздания поговорки в переводе можно считать передачу английскими переводчиками "Войны и мира" Толстого А. и Л. Мод русской поговорки "Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил свои веретена":
   "Jerome, Jerome, do not roam, but mind spindles at home."
   Несмотря на то, что А. и Л. Мод использовали ино­странное имя, они очень удачно сохранили рифмованную форму поговорки, ее ритмическое равновесие, не говоря уже о том, что они очень верно передали ее смысл.
   Пословицы и поговорки часто имеют четко выраженный национальный характер, поэтому такие пословицы не мо­гут быть использованы при переводе, несмотря на то, что они полностью совпадают по смыслу. Английскую поговор­ку "То carry coals to Newcastle" нельзя перевести рус­ской "Ездить в Тулу со своим самоваром", так как это внесло бы в перевод чуждую национальную окраску. В таких случаях приходится либо дать близкий к оригиналу перевод, либо перевести ее по смыслу: "никто не возит уголь в Ньюкастль", или "не нужно заниматься бесполез­ным делом".
   Образные фразеологические единства, построенные в виде сравнений, с точки зрения перевода можно разделить на такие же три группы, как пословицы и поговорки.
   К первой группе относятся единства, имеющие полное образное соответствие в обоих языках. Например, cold as ice -- "холодный как лед"; sweet as honey "сладкий как мед" (правда, мы также часто говорим "сладкий как сахар"). Ко второй группе относятся единства, выражающие ту же мысль, но при помощи иного образа. Например, as old аь the hills "стар как мир"; as tall as a church steeple "высокий как каланча". Наконец, к третьей группе относятся такие сравнения, которые не имеют себе подобных в русском языке. Например, as brown as a berry "очень загорелый".
   Как видно из примеров, выражения первой группы не вызывают никаких трудностей при переводе. Выражения
  
   второй группы обычно переводятся русскими соответствия­ми. Однако и тут переводчик должен исходить из прин­ципа -- переводить привычное привычным. Образ, свя­занный со словом, в таких сравнениях настолько привы­чен для данного языка, настолько с ним сросся,что почти не ощущается как таковой и во многих случаях является совершенно стертым. Было бы ошибкой сохранить слово, входящее в такое сочетание, так как в переводе данное фразеологическое единство звучало бы искусственно и необычно, это внесло бы в перевод то, чего нет в подлинни­ке: была бы возвращена яркость привычному стершемуся образу. Поэтому поговорку to sleep like a log следует пере­вести "спать как сурок", или "спать как убитый", а не "спать как бревно (или чурбан)". Кроме того, со словами "бревно" или "чурбан" в русском языке связаны совсем иные при­вычные образные ассоциации -- чего-то тупого или непо­движного. Фразеологические единства, входящие в третью группу, обычно переводятся по смыслу:
   3. Фразеологические сочетания, которые допускают подмену одного из элементов, не представляют труд­ности при переводе. Однако переводчик не должен забы­вать, что и в русском языке имеются соответствующие сво­бодные сочетания, которыми и следует пользоваться при переводе. Например, сочетанию to play a part в русском языке полностью соответствует "играть роль". Но соче­танию to take part в русском языке соответствует сочетание "принимать участие". Переводчик всегда должен, руковод­ствоваться нормами русского языка, а не только словар­ным значением входящих в свободные сочетания компо­нентов. Например take: take it easy "отнеситесь к этому спокойно".
   Следует также помнить, что синонимические варианты, как правило, не существуют в другом языке. Например: английским синонимическим вариантам to give (cast, throw) a glance соответствует в русском языке только одно сочетание "бросить взгляд".
   К фразеологическим сочетаниям относятся также и кры­латые выражения и ссылки, имеющие широкое хождение в разных языках в разных типах и стилях речи. В их чис­ло входят различные цитаты -- литературного характера, библеизмы, изречения исторических лиц, названия исто-
   109
  
   рических событий и т. д. При их передаче переводчик дол­жен руководствоваться традицией, существующей в рус­ском языке, независимо от словарного значения входящих в их состав слов. Здесь часто наблюдается расхождение между английским и русским языками. Одно и то же слово, входящее в состав различных выражений в английском языке, может требовать перевода различными словами в связи с установившейся в русском языке традицией. На­пример, слово massacre входит в состав следующих двух выражений: библеизма "massacre of the innocents" и назва­ния исторического события "massacre of St. Bartholomew". В первом случае massacre следует перевести словом "изби­ение" ("избиение младенцев" -- соответствующий библеизм в русском языке). Во втором случае massacre совсем не переводится, так как данное историческое событие извест­но в русском языке под названием "Варфоломеевская ночь". Слово massacre, употребляемое само по себе, может пере­водиться на русский язык как "резня", "массовое убийство", "бойня". Между прочим, слово frailty, означающее "хруп­кость", "слабость", "моральная неустойчивость", в извест­ном монологе Гамлета из акта I, сц. 2 было переведено Кронбергом как "ничтожество" ("О женщины, ничтожество вам имя"). Эта фраза кронберговского перевода вошла в поговорку, несмотря на неправильный перевод слова frailty.
   Вопрос о сочетаемости слов в традиционных фразеоло­гических сочетаниях приводит к вопросу о сочетаемости как таковой, что составляет самостоятельную проб­лему.
   В каждом языке существует много традиционных соче­таний слов, ограниченных, с одной стороны, их семанти­кой, а с другой -- общественной практикой их употребле­ния. Такие традиционные сочетания далеко не всегда сов­падают в разных языках. Сохранение в переводе сочетаний, типичных для другого языка, было бы буквализмом и на­рушением норм языка, на который делается перевод. При переводе на русский язык следует пользоваться существую­щими в нем соответствующими по смыслу сочетаниями. Например, high hopes -- "большие надежды"; breakneck rapidity -- "головокружительная быстрота" и т. п. Опре­деление с определяемым словом очень часто представляет собой такое традиционное сочетание. Столь же траДИЦИОН-
  
   ными, привычными являются и сочетания существитель­ных с глаголами. По-английски, например, говорят: trains (buses) run, тогда как в русском языке в этом сочетании глаголу run соответствует глагол "ходить": "поезда (авто­бусы) ходят".
   A fly stood on my hand. -- Муха села мне на руку.
То make tea. --Заварить чай.
   Put (set) the book on the shelf.-- Поставьте книгу на
   полку.
   Ранее уже говорилось о том, что одно и то же прилага­тельное в английском языке может сочетаться с разными существительными, но при переводе этих сочетаний на рус­ский язык приходится обычно пользоваться разными при­лагательными в силу различной сочетаемости в английском и русском языках. Напомним: a bad headache "сильная го­ловная боль", a bad mistake "грубая ошибка", a bad debt "не возвращенный долг" ("потерянные деньги"), a bad acci­dent "тяжелый несчастный случай", a bad wound "тяжелая рана", a.bad egg "тухлое яйцо", a bad apple "гнилое яблоко" и т. п.
   Во второй главе говорилось о том, что различная соче­таемость в двух языках часто заставляет переводчика при­бегать к замене частей речи. Здесь следует подробнее ос­тановиться на этом вопросе. Ввиду ограниченной сочетае­мости существительные сочетаются лишь с каким-то опре­деленным кругом прилагательных, а прилагательные, в свою очередь, не входят в сочетания с любыми существи­тельными. То же относится и к сочетанию наречий с гла­голами. Сочетания, возможные в одном языке, являются нарушением норм сочетаемости в другом.
   Например:
   It is inevitable that the mind should recall the early horrors of the factory system in Lancashire. (Allen Hutt, The Conditions of the Working Class in Britain)
   Сочетание "ранние ужасы" немыслимо в русском языке и требует замены:
   Нельзя не вспомнить все ужасы фабричной системы в Ланкашире в ранний период ее развития.
  
   Иногда в переводе приходится переносить определение к другому слову, с которым оно естественно сочетается в русском языке (нередко заменяя атрибутивное определе­ние адвербиальным).
   Например:
   The swimmer postponed his underwater Channel attempt because of bad weather. (D. W'., 1960)
   Пловец, из-за плохой погоды, отложил свою попытку переплыть Ламанш под водой.
   Сочетание "подводная попытка" невозможно в русском языке. В переводе определение underwater передается об­стоятельственным словом "под водой". Также невозможно перевести Channel определением, поэтому пришлось ввести дополнительное слово -- "переплыть" (Ламанш). Определе­ние Channel в переводе на русский язык передано допол­нением.
   Еще пример:
   I was impressed by his true qualities of leadership. (D. W., 1961) (из статьи Притта о Кениатте)
   Меня поразили его качества истинного вождя.
   Определение сохраняет свой характер при переводе, но оно относится к другому существительному, с которым оно сочетается.
   В ряде случаев данное сочетание семантически возмож­но в обоих языках, но оно выражается иными частями речи, привычными для данного языка. Тогда при переводе таких сочетаний приходится ставить определение на место опреде­ляемого и наоборот.
   Например:
   These yankee cowards. Эти трусливые янки.
   With desperate courage he murmured. (John Gals­worthy, Santa Lucia)
   Co смелостью отчаяния он прошептал.
   Однако, в подобных случаях переводчик должен быть необычайно осторожен; он обязан принимать во внима­ние узкий и широкий контекст, чтобы не пойти по пути механических замен.
   112
  
   Например:
   It gave her personality an alluring strangeness. (John Galsworthy, ib.)
   При переводе этого сочетания перестановка нежела­тельна, ибо "странная привлекательность" не совсем то, что "привлекательная необычность", т. е. необычность, которая привлекает.
   Помимо различия в сочетаемости, в русском языке, по-видимому, играет роль и степень конкретности опреде­ляемого существительного, и привычное употребление. Например, "французские духи" (French scent), но "зверства французов в Алжире" (French violence in Algeria); или: "западные державы" (Western Powers), но "консультации западных держав" (Western consultations). Существуют также и как бы переходные случаи: Western ministers переводится как "министры западных держав", так и "западные министры".
   Вышеприведенные сочетания переводятся по-разному: иногда с помощью введения дополнительного слова: "консультации западных держав", иногда при помощи за­мены прилагательного существительным: "Зверства фран­цузов в Алжире".
   В заключение следует подвести итог и еще раз пере­числить те факторы, которыми определяется сочетаемость слова. В первую очередь она зависит от количества и от характера значений, которые составляют семантическое богатство данного слова. Поскольку смысловая структура слова с одним и тем же значением в разных языках часто не совпадает, не совпадает и их сочетаемость. Во-вторых, сочетаемость зависит от тех связей, которые существуют в реальной действительности у тех предметов или явлений, которые обозначает слово. В-третьих, сочетаемость слова зависит от его стилистической и экспрессивной окраски. И, наконец, от его традиционных и фразеологических связей.
   Отдельно следует остановиться на передаче националь­ного колорита, который слагается из целого ряда элемен­тов. Ими являются: имена собственные, географические названия, названия улиц, парков, гостиниц, крупных мага­зинов, ресторанов, театров и т. д., названия газет и жур.
   113
  
   налов, формы обращения, меры веса, объема, длины, на­звания спортивных игр, названия национальных блюд и напитков и т. п. Сюда же относятся слова, обозначающие особенности государственного и социального строя, нацио­нальные обычаи, нравы, верования и т. д.
   Не приходится говорить о необходимости сохранения национального колорита при переводе. Перевод, лишен­ный национального колорита -- недопустим. Каким же образом переводчик может сохранить национальный коло­рит оригинала?
   Имена собственные и географические названия должны обязательно передаваться при помощи транслитерации: английское произношение передается как можно точнее буквами русского алфавита. Однако здесь следует сделать очень существенную оговорку. Переводчик должен счи­таться с установившейся традицией в отношении историче­ских имен собственных и географических названий, а также персонажей всемирно известных литературных произве­дений. Так например, мы продолжаем называть William the Conqueror -- Вильгельмом (а не Уильямом) Завоева­телем; King Charles I в истории известен как Карл I (а не Чарлз I), а писатель Charles Dickens и ученый Charles Darwin известны русскому читателю как Чарльз Дик­кенс (а не Чарлз Диккенз) и Чарльз Дарвин (а не Чарлз Даруин). Едва ли можно в новых переводах Шекспира заменить имена Гамлет, Офелия, Фальстаф на Хэмлет, Офилия, Фолстаф. То же самое относится и к географиче­ским названиям. England по-русски известна как Англия (а не Инглэнд), Scotland -- как Шотландия (а не Скот-лэнд), порт Hull -- как Гулль (а не Халл), река Hudson -- как Гудзон (а не Хадсон) и т. д.
   При передаче в переводе названий улиц, гостиниц, те­атров и пр., а также названий газет и журналов применяет­ся тот же принцип транслитерации. Однако и здесь следует сделать некоторую оговорку. В переводе исторических ро­манов названия улиц и таверн переводятся, если они явля­ются "говорящими" именами (т. е. если их название явля­ется существенно важным для раскрытия содержания рома­на). Мы прибегаем к простой транслитерации в таком при­мере: "Английский Банк находится наТреднидл стрит", но в переводе исторического романа предпочли бы перевести
   114
  
   название этой улицы: "Она жила на улице "Иголка с нит­кой".
   Формы вежливого обращения сохраняются в переводе и передаются при помощи транслитерации: Sir -- сэр, Mister -- мистер, Mrs. -- миссис и т. д.; исключением являются дипломатические документы и газетные сообще­ния, в которых эти слова переводятся русскими словами "господин" и "госпожа", например, Mrs. Roosevelt -- госпо­жа Рузвельт.
   Что касается названий мер и весов, то они должны со­храняться в переводе. Например, мы переводим: a pound sterling -- фунт стерлингов; ounce -- унция; mile -- миля; pint -- пинта и т. п. Следует отметить, что некоторые ха­рактерные особенности счета времени не сохраняются при переводе, например: six months -- полгода; eighteen months -- полтора года.
   Характерной особенностью английского языка яв­ляется необычайно точное указание мер, веса, расстояний, времени, количества (слов и пр.) и т. п. в случаях, когда в этом, казалось бы, нет необходимости. Например, в предисловии к своей книге один автор пишет, что значи­тельная часть его труда была завершена в 1939 г., но война помешала ему закончить книгу. Он пишет об этом следу­ющими словами: 2 million words were ready in 1939. Русскому читателю такая точность показалась бы излиш­ней.
   Другой пример взят нами из книги "The Man of Prop­erty" Голсуорси. Описывая обед Суизина после похорон тетушки Знн, Голсуорси говорит:
   Не could take nothing for dinner but a partridge with an imperial pint of champagne.
   За обедом он прикоснулся только к куропатке, запив ее бутылкой отменного шампанского. (Перевод Н. А. Вол-жиной)
   Переводчица пошла по правильному пути, переведя imperial pint of champagne как "бутылку шампанского", ибо в русском языке "бутылка шампанского", "бокал шам­панского" -- привычные сочетания, тогда как "пинта шам­панского"-- сочетание крайне необычное. Кроме того, рус-
   115
  
   скому читателю показалось бы странным указание такой точной меры в художественном произведении, особенно . в таком контексте. Но при этом переводчица допустила две неточности. Слово imperial не следовало бы переводить словом "отменный". Оно ведь относится не к качеству, а к количеству: imperial pint--мера жидкости, утвержден­ная законом и принятая в Великобритании (ср. imperial gallon, imperial acre и т. п.). Вряд ли удачно сочетание "прикоснувшись" с "запив ее", ибо "прикоснувшись" не означает, что он съел всю куропатку, а "запив ее" говорит о том, что Суизин съел именно всю куропатку. Здесь в пе­реводе имеется как бы противоречие.
   Передача так называемой "безэквивалентной лексики" представляет собой проблему, требующую особого вни­мания. Как упоминалось выше, в эту группу входят слова, обозначающие иностранные реалии, как, например, осо­бенности государственного строя, быта, нравов и т. д.
   Передача таких слов происходит, главным образом, заимствованием иностранных слов, например, parliament-парламент, speaker -- спикер, alderman -- олдермен, sheriff -- шериф и т. п. В некоторых случаях они пере­даются переводом; это в особенности относится к старым, в основном исторического характера, иностранным тер­минам. Например, House of Commons -- палата общин, Lord Privy Seal -- лорд хранитель печати, Star Chamber -- Звездная палата. Иногда переводятся более новые терми­ны подобного рода: Commonwealth -- Британское содру­жество (наций); Shadow Cabinet--теневой кабинет. В некоторых случаях иностранное понятие приравнивается к русскому, имеющему общие с ним черты. Например, Privy Council -- тайный совет, assizes -- выездная сес­сия суда и т. п. Иногда заимствованное слово в форме, максимально приближающейся к иностранной, начинает вытеснять ранее установившийся перевод. Например, пар­ламентский термин whip, который раньше передавался путем перевода ("парламентский загоняла" или "бич") с пояснением ("лицо, ответственное за дисциплину членов партии, особен­но при баллотировках"), вытесняется транслитерированным словом "уип" тоже с пояснением. Пожалуй, старый рус­ский перевод "парламентский загоняла" более удачен, благодаря своей ясности и выразительности.
   116
  
   Переводчик должен быть очень осторожен, прибегая к "семантическому приноравливанию" (термин академика В. В. Виноградова) для передачи "безэквивалентной лек­сики", чтобы не внести в перевод чуждый ему национальный колорит. Именно поэтому sheriff и передается заимство­ванным словом "шериф", а не русским словом "исправник", municipal council -- "муниципальный совет", а не "го­родская управа"; cabman -- "кэбмен", а не "извозчик". Такие слова, как "извозчик", "исправник", "городская управа" придали бы иностранному произведению в пере­воде чуждый ему колорит. Однако переводчик должен по­ступать очень осторожно и не злоупотреблять и этим методом, так как в таком случае его перевод будет испещрен иностранными словами. Прибегать к заимствованию ино­странного слова путем его транслитерации следует только в тех случаях, когда нет возможности дать описательный перевод или воспользоваться русским словом. Тут уместно напомнить слова Ленина о недопустимости засорения рус­ского языка иностранными словами:
   "Русский язык мы портим. Иностранные слова употреб­ляем без надобности. Употребляем их неправильно. К чему говорить "дефекты", когда можно сказать недочеты или недостатки или пробелы. *
   Национальный колорит можно воспроизвести отдель­ными штрихами, пользуясь, в основном, уже вошедшими в русский язык иностранными словами, лишь изредка внося два -- три новых слова, действительно необходимых для создания большей яркости описания или обозначения важ­ного нового понятия. Критикуя злоупотребление ино­странными словами, И. А. Кашкин в ранее упоминав­шейся статье писал: "Так, к общеизвестным напиткам: джину, грогу, пуншу, элю навязываются еще холендс, клерет, порт, тоди, хок, стаут, нигес, скиддем, бишоп, джулеп, флип, снэпдрегон, уоссель"...
   В заключение анализа лексических проблем перевода необходимо остановиться на некоторых лексико-стили-стических проблемах. Здесь имеются в виду те лекси­ческие стилистические средства, которые из-за их ши-
   0x08 graphic
* В. И. Ленин, Соч., т. 30, стр. 274.
   т
  
   рокой распространенности, а также из-за их характерных особенностей и типичности по праву можно считать на­циональными. К ним относятся: перенесенные эпитеты, развернутые метафоры, нарушение фразеологических еди­ниц и оживление стершейся метафоры, а также игра слов. С этими проблемами переводчик сталкивается не только при переводе художественной прозы, но и при переводе публицистики, газетных передовиц и очерков, а также при переводе ораторских выступлений.
   Перенесенные эпитеты гораздо чаще встречаются в ан­глийском языке, чем в русском. Особенность таких эпи­тетов заключается в том, что они логически сочетаются не с тем словом, с которым они грамматически связаны, и тем самым приобретают особую выразительность. Например:
   George smoked a thoughtful pipe.
   По смыслу эпитет thoughtful относится не к слову pipe, а к smoked:
   Погруженный в задумчивость Джордж курил трубку.
   Peter and Joan snatched a hasty luncheon at the restau­rant.
   Питер и Джоан поспешно позавтракали в ресторане.
   Эпитет hasty характеризует образ действия, а не слово luncheon. Перенесенный эпитет является одной из разновидностей метафорического эпитета. Наиболее распространенным типом перенесенного эпитета является эпитет, который переносит действие или свойство человека на предмет: a thoughtful pipe -- по существу задумчивым был курящий, а не его трубка; a hasty luncheon -- не завтрак был поспешен, а герои поспешно позавтракали и т. д. В этих случаях эпитет характеризует агента дей­ствия. Напомним приводившийся ранее пример: the early horrors of the factory system (стр. Ill), где эпитет синтакси­чески определяет слово horrors, а логически относится к сочетанию factory system.
   Другой пример:
   She caught a horrid glimpse of the apparition. Вид привидения поверг ее в ужас.
   118
  
   Но данное предложение допускает и другой вариант перевода:
   Она увидела ужасное привидение.
   Проф. М. М. Морозов приводит другой интересный пример. В комедии Шекспира "Как вам будет угодно" старость и голод называются weak evils не потому, что они сами слабы, а потому, что они ослабляют человека. И в этом случае прилагательное weak логически не опре­деляет слово, к которому оно относится синтаксически. При переводе с английского языка такие эпитеты редко сохраняются, так как в русском языке они были бы слиш­ком необычными (ср. "разочарованный лорнет" у Пуш­кина). В английском языке подобные эпитеты очень рас­пространены и встречаются не только в художественной литературе. Например:
   ...bending his Irish pen to the Doric * he (the poet) writes... (D. W., 1959)
   Определение Irish относится логически не к pen, а к he (poet). Необычность употребления превращает его в эпитет. Сохранение этого перенесенного эпитета в пере­воде невозможно, поэтому Irish надо отнести к тому слову, к которому оно относится логически, т. е. к слову "поэт".
   Обратившись к диалекту, ирландский поэт пишет...
   Также невозможно сохранить своеобразный перенесен­ный эпитет и в следующем примере:
   And then came the explosion in Belgian Congo, jolting white supremacy from Nairobi to Capetown.. (D. W., 1959)
   А затем произошел взрыв в Бельгийском Конго, кото­рый потряс господство белых от Найроби до Кейптауна.
   Развернутая метафора очень широко используется в газетно-публицистическом стиле. Сохранение ее в переводе на русский язык не всегда возможно и желательно, ибо в русском переводе она кажется более оригинальным прие­мом, чем в подлиннике; это является крайне нежелатель-
   0x08 graphic
• Doric, rustic dialect of English.
   119
  
   ным, т. к. одним из основных принципов теории перевода является передача содержания оригинала равноцен­ными средствами. Оригинальное передается столь же оригинальным и необычным, и наоборот, общеупотреби­тельное и характерное для языка должно быть передано столь же характерным и общеупотребительным. Другими словами, переводчик не должен ни обесцвечивать перевод, ни делать его более красочным и ярким. Например:
   The colonialists in Africa began to feel the waves of African liberation lapping round their ankles. (D. W., 1959)
   В переводе данного предложения развернутую метафору следует сохранить, но с заменой множественного числа единственным.
   Колониалисты в Африке видят, что волна национально-освободительного движения подступила к их ногам.
   Очень распространены развернутые метафоры, взятые из области спорта. Например:
   The Tory Team, however, aren't all batting on the same wicket.
   Эта метафора основана на игре в крикет -- националь­ной игре англичан, но мало известной в Советском Союзе. Сохранение метафоры в переводе вряд ли необходимо, ибо это внесло бы малознакомый и необычный элемент. По­этому, исходя из вышеуказанного принципа перевода как "передачи равноценным", ее следует либо передать по смыслу (например: "Однако, консерваторы не едины"), либо заменить знакомым русскому читателю образом ("Од­нако команда консерваторов играла недружно").
   В некоторых случаях сохранение всех образов развер­нутой метафоры создает известную искусственность и из­лишне загромождает перевод. Поэтому какое-то звено та­кой развернутой метафоры можно опустить в переводе. Например:
   Armies of dark pines march up the steep slopes in serried ranks. (The Times, 1957, Diversity of the Swiss Jura)
  
   По крутым склонам сомкнутыми рядами шагают Тем­ные сосны.
   Из трех элементов развернутой метафоры один (armies) в переводе опускается. Вряд ли в этом случае мы нанесли ущерб оригиналу, так как "сомкнутыми рядами" и "ша­гают" вполне передают образ, данный в подлиннике.
   Нарушение фразеологических сочетаний путем замены одного из членов данного сочетания или введения допол­нительного элемента -- чрезвычайно характерный для английского языка стилистический прием. Этот прием по­стоянно применяется в художественной литературе и на­столько распространен, что им нередко пользуются и ав­торы газетных статей и очерков. Как известно, многие лексические стилистические средства используются в эмо­ционально окрашенной публицистике, однако, они не столь ярки и оригинальны, как в художественной прозе. Их широкое использование в разных стилях письменной английской речи дает основание считать нарушение фра­зеологических единств характерным для английского язы­ка средством выразительности. Например, описывая де­монстрацию безработных, газета "Дейли Уоркер" пишет:
   Large police forces are encamped near the meeting out of sight, but hardly out of mind. (D. W., 1958)
   Союз but и наречие hardly являются дополнительным элементом в использованной поговорке out of sight, out of mind.
   Во время поездки Даллеса в Индо-Китай газета "Дейли Уоркер" писала о нем, намекая на его неуклюжую и грубую политику:
   Not without reason Mr. Dulles is called a bull in the Indo-China shop.
   v В этом случае в английскую поговорку A bull in a China shop введен дополнительный элемент. Дополни­тельный элемент введен и в двух нижеследующих при­мерах:
   Bienne is a thoroughly modern, industrial town -- in­dustrial that is in the clean Swiss sense. {The Times, 1957, Diversity of the Swiss Jura)
   121
  
   Van will be a great artist, if the adulation does not go to his fair curly head. (D. W., 1958)
   Степень интенсивности этого приема в вышеприведен­ных примерах не одинакова. В одних она ощущается слабо, в других приближается к игре слов (the Indo-China shop). Точно так же различна и степень трудности перевода. Она связана с трудностями перевода фразеологических со­четаний вообще, ввиду наличия или отсутствия в другом языке равноценных фразеологических сочетаний с одина­ковой образностью. Английской поговорке out of sight, out of mind, использованной в пероом примере, соответ­ствует по смыслу русская--"С глаз долой, из сердца вон". Однако образы в английском и русском вариантах (mind и "сердце") не совпадают. Поэтому приходится прибегнуть к описательному переводу по смыслу. Ниже мы даем вариант перевода:
   Крупные отряды полиции расположились поблизости от того места, где происходит митинг. Хотя их и не видно, едва ли кто-нибудь забывает об их присутствии.
   В переводе второго примера поговорку удается сохра­нить, но игра слов, основанная на нарушении фразеологи­ческого единства, пропадает:
   Не без основания в вопросе об Индо-Китае г-на Дал­леса сравнивают со слоном в посудной лавке.
   Для перевода третьего и четвертого примеров можно предложить следующие варианты:
   Бьенн -- вполне современный промышленный город, но промышленный в чисто-швейцарском смысле слова -- очень чистенький.
   Ван станет великим музыкантом-художником, если преклонение не вскружит его кудрявую, светловолосую голову.
   В последнем случае прием, использованный в ориги­нале, удалось полностью сохранить.
   122
  
   Случаи с заменой одного из элементов фразеологичес­кого единства -- прием, обычно построенный на антони­мии -- легче поддаются переводу.
   Например:
   То wash one's clean linen in public. (Oscar Wilde, The Importance of Being Earnest)
   Мыть свое чистое белье на людях (clean linen "чистое белье" вместо dirty linen "грязное белье").
   Нарушение фразеологических единств как стилистиче­ский прием так сильно распространено в английском языке, по-видимому, потому, что сцепление между элементами единства слабее в нем, чем в русском.
   Выше говорилось о том, что замена элемента во фразе­ологическом единстве часто бывает основана на созвучии, т. е. она приближается к игре слов. В заголовке статьи "Дейли Уоркер" о повышении цен на билеты в кино и на городской транспорт автор делает такую замену в экономическом термине cost of living, являющемся фразе­ологическим единством. Слово living заменено словом lov­ing, близким по созвучию. Озаглавив статью "Cost of Loving", автор хочет сказать, что повышение цен на билеты неблагоприятно отразится на бюджете английских моло­дых рабочих и служащих, которые захотят повести своих девушек в кино. Чтобы как-то передать этот прием, пере­водчику приходится сохранить термин "стоимость жизни", но ввести в него дополнительный элемент -- "стоимость не жизни, а... любви".
   Говоря о молниеносной оккупации Филиппин япон­цами во время второй мировой войны, английские газеты писали:
   The Japanese try to make hell while the sun shines.
   Подстановка слова hell вместо hay в общеизвестной пословице "to make hay while the sun shines" основана на том же принципе созвучия. В данном случае переводчику пришлось прибегнуть к интерпретирующему переводу и использовать равнозначную пословицу в ее неизменен­ной форме:
   Японцы куют железо пока горячо, стараясь причинить максимальный ущерб союзникам.
   123
  
   Такие случаи подводят непосредственно к проблеме передачи игры слов в переводе. Это труднейшая проблема, так как игра слов основывается на омонимии или близком созвучии, а совпадения такого рода в двух языках очень редки. В таких случаях переводчику приходится прибе­гать к заменам, и тут от него требуется много находчиво­сти и изобретательности. Однако иногда игру слов можно сохранить. Например, желая дать понять, что политиче­ские телепередачи в Англии проникнуты идеями консер­ваторов, газета "Дейли Уоркер" прибегает к игре слов в за­головке Toryvision (вместо Television). Пожалуй, интер­претирующий перевод "Торивидение, а не телевидение" передает игру слов.
   Блестящим примером передачи игры слов в переводе может служить перевод Поликсеной Соловьевой следую­щего отрывка из книги Льюиса Кэрролла "Алиса в стране чудес". Сурок рассказывает Алисе сказку о трех сестрах, которые жили на дне паточного колодца и занимались тем, что таскали патоку из колодца. Игра слов основана на двух значениях глагола to draw--"тащить" и "рисовать".
   "But I don't understand where they drew the treacle from." "You can draw water out of a 'water-well,'" said the hatter; "So I should think you could draw treacle out of of a 'treacle well'--eh stupid?"
   "Но я не понимаю, как они могли рисовать пато­ку".-- "Ведь можно патоку совать в рис,-- сказал шляп­ник. -- Отчего же нельзя рис совать в патоку, а, глупышка?"
   Выше уже говорилось о положительных и отрицатель­ных ассоциациях, вызываемых эмоциональным значением слова, и о том, какую роль они играют при переводе. Здесь следует остановиться на другом вопросе -- на привычных образных ассоциациях, которые в разных языках часто не совпадают. Для английского языка характерно образ­ное использование слов tide, ebb, flow.
   The tide of the Liberation movement.
   Волна национально-освободительного движения.
   В русском языке в качестве привычной метафоры ис­пользуется слово "волна", т. к. для нас (в силу особенно-
   124
  
   стей географического положения нашей страны) "прилив" и "отлив" не являются столь же конкретными и привыч­ными образами, как для англичан. Переводчик же, как уже говорилось выше, должен всегда руководствоваться стремлением передавать привычное столь же привычным. Отступление от этого правила может внести в перевод большую степень оригинальности, чем в подлиннике.
   Таким образом, все вышесказанное говорит о том, что переводчик должен стремиться сохранять своеобразие оригинала, не нарушая, однако, норм русского языка. При этом ему не следует забывать, что то, что является привычным для одного языка, может выглядеть совершен­но необычно в переводе и привнесет в него аффектацию и вычурность, чуждые оригиналу. То, что В. Г. Белинский говорил о замене образа, применимо к переводу в более широком смысле слова: "Близость к подлиннику состоит в предании не буквы, а духа создания. Каждый язык имеет свои, одному ему принадлежащие средства, осо­бенности и свойства до такой степени, что для того, чтобы передать верно иной образ или фразу, в переводе их долж­но совершенно изменить. Соответствующий образ, так же, как и соответствующая фраза, состоит не всегда в видимой соответственности слов, надо чтобы внутренняя жизнь переводного выражения соответствовала жизни подлин­ника".

Оценка: 5.85*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"