Вагнер Яна: другие произведения.

Ученик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   УЧЕНИК.
   пьеса в 2-х частях
   Предуведомление автора: Любое совпадение имен персонажей пьесы с именами реальных исторических лиц является случайным. Любое сходство сюжета пьесы с реально имевшими место событиями тоже совершенно случайно. Пьеса не является пропагандой суицида. Чрезмерное употребление цианистого калия может повредить Вашему здоровью.
  
   Главные действующие лица:
   Иисус- Невысокого роста, сутулый коротко стриженый, с небольшой залысиной, без бороды, но плохо выбрит. Одет в джинсы, свитер, пиджак. 33 года, но выглядит намного старше.
   Иуда - Высокий, крепкий, с небольшой бородкой. Одет в джинсы и куртку. 38 лет
   Мария - Симпатичная усталая женщина. 28 лет.
   Петр - Импозантный, хорошо одет. 38 лет.
   Пилат - Полный, лысоватый, одет в темно-синий двубортный пиджак. Лощеный, в некоторой степени элегантный. 58 лет.
  
   Небольшие роли (их могут играть одни и те же артисты):
   Охранник в тюрьме - как все охранники в тюрьмах
   1-й журналист - более опытный. Подтянутый, в строгой куртке, на голове - клетчатая твидовая кепка. 45 лет
   2-й журналист - помоложе... в спортивной куртке и кроссовках, 28 лет.
   1-й полицейский (1-й ангел)
   здоровые, комплекции гориллы, не вызывают желания спорить
   2-й полицейский (2-й ангел)
   Проповедник - одет в свободные белые одежды.
   1-й слушатель ("Кинутый") - лох он и есть лох...
   2-й слушатель - сообщники проповедника
   3-й слушатель - сообщники проповедника
   Нищий - неприятный персонаж, нетрезвый, грязный, наглый
  
   ЧАСТЬ 1.
  
  
  
   Убежище Иисуса. Кровать, стол, стул. На кровати лежит Иисус. Он бледен и изможден. Появляется Иуда. Он медленно подходит и останавливается в некотором удалении от Иисуса.
  
   Иисус: Иуда...
   Иуда: Да, учитель.
   Иисус: Не называй меня учителем... Чему я могу теперь научить? Я раздавлен, растоптан, сломлен... Так трудно жить, еще труднее - верить.
   Иуда: Да, сейчас тяжелый момент. Но я уверен, что скоро все изменится. Люди обязательно услышат твои слова...
   Иисус: Люди... Что мне люди, и зачем мне это запоздалое признанье... Мне плохо, плохо, Иуда... (заходится в кашле, прижимая ко рту платок)
   Иуда: Что с тобой! Я вижу кровь на платке... Это может быть серьезно!
   Иисус: Да, последний мой день близок... Я болен, болен, Иуда!
  
   Входит Мария, она подходит к кровати Иисуса и поправляет подушку. Иисус закрывает глаза - засыпает, или просто не в силах продолжать беседу. Мария тихо выходит из комнаты и знаками просит Иуду последовать за ней.
  
   В соседней комнате.
  
   Иуда: Ты видела эту кровь на платке? Похоже, дела совсем плохи! Его нужно срочно отвезти в больницу.
   Мария: Я говорила с ним. Он отказался наотрез. Знаешь, после этой дурацкой истории... ну, с разрушение Храма... Его объявили в розыск - теперь он в бегах. Стоит ему прийти в больницу - и они его немедленно арестуют!
   Иуда: А так он не протянет и недели... Где же выход?
   Мария: Я сама не сплю ночами, думаю, как ему помочь...
   Иуда: А ты не пыталась предложить ему сдастся... Ну, прийти с повинной - по крайней мере, тогда им придется его лечить. Его ведь обвиняют, кажется, только в призыве к насилию? Ну, если привлечь к делу хороших адвокатов, учесть явку с повинной, состояние здоровья... Не думаю, что ему грозит большой срок...
   Мария: Ну что ты, это невозможно! Чтобы он пришел с повинной... Уверена, что смерть кажется ему лучшим выходом...
   Иуда: Но ты... предлагала ему это?
   Мария: Да... и после мы не разговаривали два дня. Поверь мне, уговорить его сдаться невозможно.
   Иуда: Но что же делать! Ведь я люблю его! Ведь он - великий человек! Как, как ему помочь?
   Мария: И я его люблю... Если бы ты знал, какая пытка для меня смотреть, как он угасает.
   Иуда: С Петром ты обсуждала этот вопрос?
   Мария: Он редко теперь у нас бывает. Хотя... вчера заезжал ненадолго - привез кое-какие лекарства и немного свежих фруктов.
   Иуда: А остальные - Павел, Иоанн, Лука?
   Мария: Эти совсем пропали. С тех пор, как он объявлен в розыск, общаться с ним стало небезопасно. Вот все и разбежались. Ты один остался.
   Иуда: А ты, Мария? Ведь ты все время с ним...
   Мария: Я - другое дело. Я люблю его.
   Иуда: Когда-то многие клялись ему в любви... Ученики ночами стояли у его дверей, чтобы только получить благословенье. А где они теперь?
   Мария: Обычная людская подлость: сначала - возносить, потом - ниспровергать...
   Иуда: Однако, думаю что стоит мне поговорить с Петром. Он - журналист, у него хорошие связи - может, посоветует что-нибудь.
   Мария: Попробуй... Сейчас все средства хороши.
   Иуда: Держись, Мария. (собирается уходить)
   Мария: Ну, подойди сюда...(Иуда подходит к Марии, она целует его в лоб)
   Мария: Не пропадай надолго...
   Иуда: (смущенно) Нет, я...я мигом, только поговорю с Петром - и вернусь.
   Мария: Возвращайся, я буду ждать...
   Иуда: Я скоро вернусь! (убегает)
  
  
   Иуда и Петр сидят за столиком в кафе.
  
   Петр: Говоришь, совсем плох... Да, старик совсем себя не жалеет.
   Иуда: Ах, Петр, сейчас не об этом разговор... Нужно что-то делать, иначе он не протянет и недели.
   Петр: А ведь я давно предупреждал, что это плохо кончится! Но разве он способен кого-нибудь слушать, кроме себя самого...
   Иуда: Ну что делать? Ты - журналист, у тебя - связи... Посоветуй что-нибудь.
   Петр: Ну что здесь посоветуешь... Все очевидно: игра в конспирацию окончена, ему нужно просто прийти и сдаться. Ну что ему грозит? Несколько лет тюрьмы... Ну мы, журналистская братия, поднимем бучу - ведь реально он никого не убил, не ограбил... При нынешнем уровне преступности смешно сажать человека в тюрьму даже на несколько лет только за то, что он что-то там не то сказал... Поговори с Иисусом...
   Иуда: Бесполезно! Даже намек на это повергнет его в бешенство... А впрочем... почему ты не хочешь предложить ему это сам?
   Петр: Я? Да помилуй Бог, кто я такой? Ты - любимый ученик, тебе и карты в руки. (пауза) Слушай... А что, если... (внезапно замолкает)
   Иуда: Что, что ты придумал?
   Петр: Да нет, кто на это решится...
   Иуда: При чем здесь "решится"? Он умирает, гибнет на глазах! Если у тебя есть идея, как его спасти - говори!
   Петр: Ну, знаешь, я тут как-то подумал, что если он так упрямится и не хочет сдаваться сам - может быть его просто сдать?
   Иуда: (удивленно) То есть как, "сдать"?
   Петр: Ну... просто... пойти и заявить...
   Иуда: Но это - бред! Как это, пойти и предать Иисуса? Но кто решится на такую подлость?
   Петр: Во-первых, при чем здесь "подлость", при чем здесь "предать"? Ведь ты же сам согласился, что будет правильно, если он пойдет и сдастся?
   Иуда: Но это - совсем другое! Ведь это же - не предательство!
   Петр: Но в чем разница? Результат то один и тот же... Он упрямится и самому себе вредит... Ты хочешь ему помочь? Вот и помоги...
   Иуда: Я? Но почему ты сам не хочешь это сделать?
   Петр: Нет уж, меня увольте... Я - журналист, да и вообще не так уж часто общаюсь с Иисусом... Ты - первый ученик, тебе и действовать...
   Иуда: (схватившись за голову) Нет! Бред... Твои слова - безумны...
   Петр: А у тебя есть идея получше? Ладно. Я посоветовал, тебе - решать. На всякий случай, вот тебе визитка (достает из кармана пачку визиток, роется в ней, потом находит нужную) Вот, обратись к нему... Он не дурак, к тому же, как мне кажется, не мерзавец - что, поверь мне, весьма большая редкость среди власть предержащих.
   Иуда: (читает) Пилат... Кто это?
   Петр: Тот, к кому тебе стоит обратиться, если конечно надумаешь последовать моему совету. Ну ладно, мне пора идти... Подумай! (уходит)
  
   Иуда еще некоторое время сидит на стуле, повторяя про себя "Бред!", "Безумие!". Потом встает и уходит.
  
  
   Иуда и Мария.
  
   Иуда: То, что предлагает Петр - безумие... Я не могу на это решиться.
   Мария: (проводит ладонью по волосам Иуды) Бедный, бедный Иуда... Как ты устал... Как все мы устали... (пауза) А мне предложение Петра не кажется таким уж безумным... В нем есть свой смысл. Ведь это - способ спасти Иисуса!
   Иуда: (растерянно) Ты думаешь, ты действительно так думаешь...
   Мария: Да, я уверена в этом...
   Иуда: Но почему я? Почему ты не хочешь сделать это сама?
   Мария: Какой ты глупый! Разве ты не понимаешь, что мне он этого не простит...
   Иуда: А мне? Мне - простит?
   Мария: Ты - другое дело... Ты имеешь право ошибаться, а я - нет.
   Иуда: И все равно, я не готов... Что бы вы ни говорили, я буду чувствовать себя предателем!
   Мария: (ласково) Ты - глупый, глупый Иуда! Никто не сможет спасти Иисуса, кроме тебя. Я доверяю Петру и считаю, что тебе нужно последовать его совету...
   Иуда: (в отчаянии) Я не знаю, что мне делать... Раз даже ты так считаешь, то у меня не остается выхода.
   Мария: (гладит Иуду по голове) Ну конечно! Я верю в тебя, Иуда! Спаси Иисуса, прошу тебя...
   Иуда: (неуверенно) Да... я сделаю это! Но у меня очень плохие предчувствия.
   Мария: Верь мне, а не предчувствиям...
   Иуда: (со вздохом) Да, хорошо...
  
   Иуда один.
  
   Иуда: Как тяжек этот выбор... Они все хотят, чтобы я это сделал... Раньше, когда мне было трудно, я обращался за советом к Иисусу. Но ведь теперь это невозможно! Как мне сейчас не хватает его мудрости! О, Боже, я знаю, что буду проклинать себя всю жизнь за то, что это сделал или за то, что этого не сделал... Но решение уже принято. Я должен спасти Иисуса - даже если буду им за это проклят. (быстро уходит)
  
  
  
  
   Кабинет Пилата. Иуда и Пилат.
  
   Иуда: ...Господин Пилат... Этот человек болен, ему нужна помощь...
   Пилат: Разумеется. Но он скрывается от нас, как мы можем ему помочь? Если ты его друг, то укажи нам, где его найти. Уверен, что суд учтет то, что он болен - духовно и физически. Доктора признают его невменяемым - и поместят в больницу. Пойми, Иуда, больница - это же не тюрьма! Уход, достойное питание. Через два-три года он выйдет на свободу, сможет продолжить свои проповеди - только без всяких разрушительных призывов. Будет выступать с лекциями, выпустит книгу, остепенится... А сейчас...что его ждет? Во-первых, мы все равно его найдем. И достаточно скоро. Это только вопрос времени. Но вполне возможно, что к этому моменту он успеет еще что-нибудь натворить. А что будет с его здоровьем? Ведь он так плох, что, возможно даже не сможет дотянуть до своего ареста. Сейчас ты, Иуда - только ты можешь ему помочь! Так сделай же это, укажи место, где он скрывается - поможешь своему другу - и сам не окажешься в накладе (достает деньги из ящика стола)
   Иуда: (испуганно) Но... это совсем лишнее...
   Пилат (добродушно) Ну отчего же! Добрые деяния должны поощряться! Если тебе не нужны эти деньги - отдай их нуждающихся! Разве ты не знаешь тех, кому нужна помощь?
   Иуда: (берет деньги, вертит их в руках, не зная, что с ними делать, потом машинально кладет в карман) Но вы, по крайней мере, можете гарантировать ему жизнь и хорошее обращение?
   Пилат: Окончательное решение, конечно, всегда остается за судом... Но ты понимаешь, что у меня есть здесь некоторое влияние... Поэтому - не волнуйся. Мы живем в свободной, цивилизованной стране, а не среди варваров. Итак, где он скрывается?
   Иуда: (тихо) Записывайте адрес...
  
   Пауза 1-2 минуты
   Иуда один
   Иуда: (держит в руках газету) Какое безумие! Я не верю своим глазам! За преступление, не стоящее и двух лет тюрьмы, они приговорили его к казни... И что это за дикая. страшная казнь - распятие на кресте... Я должен, я обязан это остановить! Господи, что я наделал! Как я смогу жить дальше, если его казнят! Да нет, это безумие! Они не должны, они не могут его казнить! Это - чудовищно, это - ошибка! Ведь Пилат обещал мне... Да, Пилат... конечно... я должен немедленно с ним поговорить! Господи, его могут казнить уже завтра!
  
   Пилат и Иуда с телефонными трубками в руках - в разных концах сцены.
  
   Иуда: Что происходит? Ведь вы обещали... Я поверил вам!
   Пилат: Не давите на меня! Я делаю все, что в моих силах.
   Иуда: Но завтра должна состояться казнь!
   Пилат: Казнь...да...анахронизм, варварский обычай. У меня все внутри переворачивается, когда я об этом думаю. Но не переживай, я предпринимаю сейчас некоторые усилия, чтобы уладить это дело. Я переговорил с нужными людьми и они обещали помочь.
   Иуда: Но ведь осталось всего несколько часов...
   Пилат: Послушайте, любезнейший, я очень занятый человек, у меня миллион важных дел! Я не могу все бросить и заниматься только вашим Иисусом. Я работаю в этом направлении и свяжусь с вами, как только достигну какого-либо результата. До свидания (кладет трубку)
   Пилат: (положив трубку) Дебилизм! (секретарше по громкой связи) Соедини меня с Синедрионом. Да, с Барухом. (свет в той части сцены, где находится Пилат, гаснет)
  
   Появляется Мария, она подходит к Иуде
   Мария: Ну что он говорит?
   Иуда: Обещает помочь, но как-то вяло... Ох, не нравится мне все это!
   Мария: Позвони Петру
   Иуда: Именно это я делаю (набирает номер)
  
   Голос Петра: А, это ты, старик.
   Да, конечно знаю! Как гром среди ясного неба... Конечно, действую.
   Через пару дней в газете на первой полосе выходит моя разгромная статья. Да, против смертной казни. Прочти обязательно! Я думаю, получилась бомба. Будет буча, какой давно не бывало... Да, его собираются казнить завтра? Куда они так спешат? Да, с телевизионщиками я тоже беседовал. Нет, прямой эфир исключается. Пасхальная неделя, сетка утверждена загодя, все очень плотно, никакой возможности вклиниться, даже в рекламное время. Не падай духом, старина! Еще не все потеряно! В обществе очень неоднозначная реакция на эту казнь. Знаешь, данные социологических опросов... Да, понимаю, что мало времени. Да, прости, срочно вызывает шеф. Держитесь... (кладет трубку)
  
   Иуда: Подонок!
   Мария: Что, что он сказал?
   Иуда: Да ничего хорошего.
  
   (свет на Пилата)
  
   Пилат: Да, Барух, я тоже рад... Я? Прекрасно! Да, просто замечательно! Да, есть небольшое дельце. Ты знаешь дело этого... безумного проповедника... Да, Иисуса. Так вот, Его казнь нежелательна. Да, всякие там правозащитники и все такое прочее. Я понимаю, что плевать на всех, но есть такое мнение, что его нужно амнистировать. Я понимаю, что трудно, поэтому звоню тебе. Да, вопрос с выделением земли под новый супермаркет будет решен положительно. Сразу после праздников получишь все документы. Не стоит благодарности... Ну так как насчет казни? Нет, он не мой родственник. Да, тонкий политический вопрос, расскажу потом, не по телефону. Трудно решить вопрос? Как, не твоя компетенция? Уже все решено...Я понял... Нет, я не расстраиваюсь... Да, завтра заеду... Ладно, до встречи. (кладет трубку)
   Жопа! Как я устал... (по громкой связи) Таз и кувшин воды! Да, и холодной минералки. Без газа. (немного подождав, переходит в другую часть сцены, где на столе уже стоят таз, кувшин воды, стакан и бутылка минеральной воды, моет руки над тазом, поливая на них из кувшина) Какие все придурки, как я устал... Да, мне нужен отдых!
  
  
   Петр и Иуда
  
   Петр: Ну что же, я нашел возможность вам помочь ...
   Иуда: Но как?
   Петр: Проще, чем ты даже думаешь. Есть одна знакомая девчонка. Смазливая... Работает в Синедрионе буфетчицей - это днем... А вечерами, как ты понимаешь... все мы - люди. Короче, связи у нее - прекрасные... чуть не сказал - "половые" - прости за каламбур. Она берется нам помочь. Но, как ты понимаешь, это будет не бесплатно.
   Иуда: Сколько?
   Петр: Десять.
   Иуда присвистывает
   Петр: Ну, по их меркам - это совсем немного. Дело-то серьезное!
   Иуда: Но где же взять такую сумму?
   Петр: Думай... Здесь я тебе не помощник...
   Иуда: Что же делать... (внезапно хватается за голову) Да... у меня же есть деньги! (достает из кармана пачку денег, полученную от Пилата) Кажется, как раз столько...
   Петр: Ну ты даешь, старик! Ходишь тут все время бедный да нищий - а у самого вон что в кармане. Хитер ты, брат. Так сколько у тебя там?
   Иуда: (пересчитывает) Да, ровно десять...
   Петр: Ну вот, считай, вопрос решили. Расслабься - и успокой Марию...
   Иуда: Спасибо, Петр, ты - настоящий друг! Ты так нас выручил...
   Петр: Не стоит... рад был помочь.
  
  
   Комната свиданий в тюрьме. Входит Иуда и садится на стул. Второй стул пока свободен. Между стульями - прозрачная перегородка.
  
   Охранник: (приводит Иисуса) Вам предоставлено короткое свиданье.
  
   Иисус очень плохо выглядит, идет с трудом, немного прихрамывая. Увидев Иуду, улыбается. Садится на стул.
  
   Иисус: Иуда...как я рад тебя видеть... Как у тебя дела, что нового, как там Мария?
   Иуда: Мария...держится. Сейчас мы делаем все, чтобы добиться отмены казни.
   Иисус: Пустое... не стоит хлопот.
   Иуда: Ну... не падай духом!
   Иисус: Нет, дух мой тверд, как никогда. Но час мой пробил, я это знаю.
   Иуда: Крепись, все будет хорошо.
   Иисус: Не сомневаюсь...
   Иуда: Учитель... Иисус...Я хотел тебе сказать... Ну, то есть сообщить... Есть нечто, не дающее мне спать, сжигающее меня изнутри адским пламенем...Да, я хочу тебе сказать... Но это очень трудно...
   Иисус: Говори, Иуда.
   Иуда: Я страшно виноват перед тобой... Я чувствую эту вину на моих плечах... Она - как каменная глыба - придавила меня к земле и не дает дышать.
   Иисус: Но в чем твоя вина? Только ты и Мария были со мной все это время... Без вашей заботы я бы давно погиб... Какую же вину ты чувствуешь передо мной?
   Иуда: Я предал тебя, учитель... Это я выдал тебя, указал место, где ты скрывался...
   Иисус: (ошеломленно) Ты...ты безумен... Что ты говоришь? Ты выдал... Но зачем? Какой был в этом смысл?
   Иуда: Я думал, что так будет лучше... Ты был так тяжко болен... Ты таял на глазах, мне было тяжко смотреть на то, как угасает твоя жизнь - и я решил тебе помочь.
   Иисус: Безумие... я не могу поверить! Ты мне решил помочь? Послав меня на казнь?
   Иуда: (почти кричит) Мне обещали, мне клялись, что тебя поместят в больницу... Что наказание будет предельно мягким - и вскоре тебя отпустят...
   Иисус: И ты им поверил? Как жаль... Ты тоже ничего не понял... О, Боже! Ты хотел меня спасти... Но для чего? Что дальше? Зачем мне нужно это спасение? Что меня ждет? Тихая блеклая жизнь... известность, популярность... Вести программу по субботам "Философские вечера с Иисусом"... Пресмыкаться перед подлецами... Стать богатым, знаменитым... Писать статьи в журналах и раздавать автографы почитателям... И чем все кончится? Шампунь "слова Иисуса" и мыло "Проповедь" с запахом лаванды и моим портретом на упаковке... Или мое место - на помойке, с бомжами... Просить милостыню в переходе... Нет, Иуда, нет... Впрочем, я благодарен тебе! Смерть на кресте, что может быть лучше для мятежника и бунтаря... Мой путь окончен, Иуда... Так, или иначе. Чахотка, или крест... Какая разница. И то и другое лучше, чем любовь и ненависть толпы... Я благодарен тебе, Иуда. Да, спасибо тебе! Последние мои мгновения не будут скучными.
   Иуда: Ты меня простил...
   Иисус: Конечно, Иуда. Ты - всего лишь человек. И поступил по-человечески.
   Иуда: Но мы пытаемся тебе помочь, спасти тебя от смерти...
   Иисус: Безумцы! Зачем спасать меня от того, к чему я стремлюсь больше всего на свете? О Господи... Иуда, насколько же ты меня не понял! Спасать нужно от жизни, а не от смерти... Ведь смерть есть избавление, Иуда! Как же ты не понял меня ... (пауза) (задумчиво) и ты - единственный, кто меня понял!
  
   Появляется охранник.
  
   Охранник: Свидание окончено.
   Иисус: Прощай, Иуда.
   Иуда: До свидания, учитель...
   Иисус: (задумчиво) Быть может ты и прав, до свидания, Иуда!
  
  
   Место казни. На заднем плане - большой крест. Слева молча стоят Иуда и Мария, справа - два журналиста с фотоаппаратами на штативах.
  
   1-й журналист: Отличное местечко! Отсюда видно все, как на ладони...
   2-й журналист: Эй, старина, подвинься хоть немного. Ты загораживаешь мне весь обзор.
   1-й журналист: Прости, но здесь - волчий закон: кто первым прибежал - тому и лучшие места.
   2-й журналист: И что, ты думаешь - его действительно казнят?
   1-й журналист: Все может быть... Но ходят слухи, что казнь могут отменить.
   2-й журналист: Какого ж черта мы торчим здесь на жаре?
   1-й журналист: Тише! Тише! Его ведут!
  
   Двое полицейских ведут Иисуса. Слышен рев толпы. Полицейские подводят Иисуса к кресту. Иисус идет с трудом, иногда спотыкается. Звучит барабанная дробь. Появляется Пилат. Он встает в центре сцены, делает знак рукой - и наступает тишина.
  
   Пилат: В связи с известными событиями было принято в высшей мере мудрое решение приговорить проповедника Иисуса к смертной казни (бурные аплодисменты) Как же ты, Иисус, дошел да такой жизни? Ведь этот человек рос среди нас, воспитывался среди нас... Быть может здесь присутствуют те, кто жил с ним в одном дворе, учился в одной школе... И я задаю себе вопрос: почему же мы, добропорядочные граждане, не смогли удержать этого человека на краю бездны? Ведь многие из нас слушали его преступные речи ... Многие осуждающе качали головами, но некоторые и одобрительно хлопали! И никто, ни один из нас, не решился просто подойти к нему и сказать "Иисус, остановись! Иисус, ты не прав!" (откашливается и делает глоток воды из стакана) Мы живем в свободном, демократическом государстве. Но демократия не означает вседозволенности (аплодисменты, потом у Пилата звонит мобильный телефон, он берет трубку, слушает, потом тихо говорит "Да, понял.." и, откашлявшись, продолжает речь) Да, этот человек виновен! Он заслужил смерть своими словами и своими поступками! Но мы должны быть милосердны и этот тяжело больной, многое осознавший человек заслуживает нашего снисхождения... И именно исходя из соображений гуманности было принято решение о замене Иисусу смертной казни на пожизненное заключение!
  
   Барабанная дробь, прожектора - на Иисуса. Иисус хватается за сердце и начинает медленно опускаться на землю. Наконец он падает навзничь, один из полицейских склоняется над ним, меряет пульс, потом объявляет "Этот человек мертв".
   Пилат разводит руками и с видом явного неудовольствия удаляется. Тогда два полицейских превращаются в двух ангелов: они снимают черные куртки и вместо них надевают белоснежные фраки с крыльями за спиной. Они берут Иисуса под руки и становятся на платформу, которая уносит их вверх под звуки "возвышенной" музыки.
   Иуда падает на колени, обхватив голову руками. Мария стоит, склонив голову.
  
   1-й журналист: Он мертв! Какой сюжетный ход! Да, кажется, назревает интересный материальчик.
   2-й журналист: Слушай, а что ты знаешь про учение этого безумца? Мне так ничего и не удалось найти - полная путаница... Одни говорят, что он призывал к любви и всепрощению, другие называют его непримиримым бунтарем, почти террористом...
   1-й журналист: Вас, молодых, всему нужно учить! Не знаешь, о чем он проповедовал? Ну так придумай сам! Ты что, глупей какого-то Иисуса?
   2-й журналист: Я... Конечно, не глупей... Но все-таки хотелось бы узнать все поточнее...
   1-й журналист: Видишь ли, в наше время точности нет даже в аптеках, а мы - журналисты, люди творческой, между прочим, профессии. Сочиняй, фантазируй - главное, чтобы это было интересно читать
   2-й журналист: А что, ты может быть и прав... Ну что же, я пошел придумывать учение Иисуса! (уходит)
   1-й журналист: (уходя, к самому себе) Хм! "может быть и прав" Я всегда прав! Я двадцать лет в журналистике и за это время кое-что понял!
  
   Мария медленно уходит, Иуда остается стоять на коленях, обхватив голову руками. Сцена медленно погружается во тьму.
   ЧАСТЬ 2.
  
  
  
   Играет тихая музыка. В кафе за столиком сидит Петр, перед ним - ноутбук, на котором он набивает какой-то текст. Через некоторое время появляется Иуда. Он осунулся, бледен, плохо выглядит. Иуда медленно подходит к столику, садится на свободный стул.
  
   Петр: (отрываясь от работы) Ну, как дела, старик! Кажется, я не видел тебя целую вечность!
   Иуда: Три месяца... мы не встречались три месяца, три месяца прошло с тех пор, как не стало Иисуса.
   Петр: Да... всего - три месяца... А кажется, целая вечность... Как сам? Женился? Развелся? Рассказывай!
   Иуда: Знаешь, жизнь для меня кончилась в тот момент, когда умер Иисус... Я могу думать только о нем...
   Петр: Сочувствую...
   Иуда: (беря с соседнего столика пачку газет) Ты читал это? А это? Какой ужас! Все пишут про Иисуса... Сочиняют бредни о том, что он ходил по воде, потом эту воду превращал в вино, воскрешал мертвецов... Никто не пишет о том, как ему было плохо, как он страдал... А его учение! Боже, как они его извратили, какие абсурдные высказывания ему приписывают... Вот...Вот...Вот (кидает на землю газеты и журналы) Теперь он - в моде... Какие-то бабы пишут о том, что с ним спали, никому не известные писаки объявляют себя его друзьями и учениками... Как отвратительно смотреть на все это... Ничтожества! Где все они были, когда его вели на казнь... Ну, что скажешь, Петр?
   Петр: Да, все это действительно мерзко. Знаешь, меня так достала эта шумиха, что я сам решил взяться за перо, чтобы, так сказать, поставить плотину этому потоку клеветы... Вот - моя новая книга (достает из портфеля весьма объемный том) я планирую в ближайшее время сделать цикл телепередач на ее основе...
   Иуда: (читает название книги) "Рядом с Иисусом"... Хм... Неплохо (начинает листать) "Иисус родился в бедной семье и в жизни всего достиг сам..." Да, но у него же были состоятельные родители...
   Петр: А ты оказывается - зануда! Не придирайся к мелочам!
   Иуда: Ладно... "Иисус проповедовал любовь и непротивление. Он всегда был противником бунтов и социальных потрясений...." Но он же призывал к бунту, каждым своим словом призывал!
   Петр: Сейчас это не актуально... Пойми, старик, важно сохранить ядро учения, а некоторыми нюансами вполне можно пожертвовать! Идет разговор о включении некоторых сочинений Иисуса в школьную программу! Понимаешь, дети будут это изучать ... Разве Иисус не призывал к любви?
   Иуда: Да, призывал, но он призывал и к бунту!
   Петр: Ну, пойми, старик, это все было от отчаянья. Мы то с тобой знаем, как все было на самом деле. Иисус позднего периода. Разочарован, подавлен, крайне пессимистичен. Да, были призывы к бунту, к насилию, к революции если хочешь. Но ведь это - не главное. Главное - "Возлюби ближнего своего". Разве не так?
   Иуда: Но ведь и то и другое - часть его учения...
   Петр: Какая разница! Нашему обществу сейчас нужен покой! Понимаешь, покой! Покой и гармония... "Возлюби ближнего своего, как самого себя" Прекрасные слова. И точка.
   Иуда: Но ведь сначала нужно изгнать торговцев из храма...
   Петр: Пусть этим занимается налоговая инспекция!
   Иуда: Ладно... что тут у тебя в оглавлении: Ага... "Тайная вечеря" Это что такое?
   Петр: Ну, это - для красоты, чтобы оживить рассказ...
   Иуда: Понятно... А это что (медленно читает) "Предательство Иуды" (обалдело смотрит сначала в книгу, затем на Петра, потом - опять в книгу)
   Петр: (после некоторой заминки, немного нервно) Ну... Это - факты... Изложение фактов...
   Иуда: Фактов? Каких фактов? (надвигается на Петра)
   Петр: (отступая) Ну... ну ты же в некоторой степени... сдал его...
   Иуда: Но, ты.... мерзавец!
   Петр: (нервно, испуганно) Я... не позволю говорить в таком тоне! Я... излагаю факты - и свой взгляд на них.... Если ты не согласен - спорь со мной... Но зачем устраивать истерики... Ведь факты есть факты: ты получил деньги от Пилата за то, что сдал Иисуса?
   Иуда: (крайне возбужденно) При чем здесь это! Какой чудовищный бред! И это говоришь ты! Ты - мерзавец, я не хочу с тобой спорить, я вообще не хочу тебя видеть! Забирай свою писанину! (швыряет Петру книгу, быстро уходит, почти убегает)
   Петр: (вслед) Псих! Ненормальный! Лечись!
   Иуда на выходе из кафе сталкивается с Марией. Она прекрасно выглядит - туфли на высоком каблука, маленькое черное платье, макияж. Иуда ошарашено смотрит на нее, не в силах сначала произнести ни слова.
   Иуда: (после некоторой паузы) Мария, ты?
   Мария: Да, добрый вечер, Иуда... Рада тебя видеть.
   Иуда: Прости... Я не сразу тебя узнал... Какая странная встреча.
   Мария медленно проходит к столику, за которым сидит Петр, садится на свободный стул, Петр несколько даже демонстративно ее обнимает и целует.
   Иуда: (подходит ближе, взволнованно) Что, что все это значит... Мария, ты... и Петр...
   Мария: Ну, Иуда - женщине трудно быть одной. Петр - очень милый и заботливый человек... (проводит Петру ладонью по щеке, Петр расплывается в самодовольной улыбке) Ведь Иисус говорил, что нужно заботиться о живых, а не о мертвых...
   Иуда: (громко) Я не помню, чтобы Иисус это говорил!
   Мария: (начиная злиться) Ах, Иуда, у тебя всегда очень сложные отношения с реальностью... В конце концов, прости конечно, но я имею право на личную жизнь.
   Иуда: Но ведь и трех месяцев не прошло в тех пор, как Иисус...
   Петр: (обрывая Иуду) Иуда, ты становишься навязчив. Поверь, у нас с Марией - все серьезно.
   Иуда: (подавленно) Да, понимаю... Мне больше здесь не место...
   Иуда медленно уходит, Петр и Мария некоторое время смотрят ему вслед, потом Петр обнимает Марию, она целует его в губы.
  
   Мария: Жалко его... Какой-то он осунувшийся...
   Петр: (раздраженно) Ах, оставь! Он сам во всем виноват! Совершенно спятил! Не хочу больше о нем говорить!
   Мария: (нежно) Не хочешь? Ну и не будем! Расслабься, ведь я же с тобой... (ласкает Петра, Петр улыбается)
   Петр: (ласково) Главное, что мы - вместе... Остальное - чепуха...
  
  
  
   Вечер. Иуда медленно бредет по улице. Внезапно он останавливается, увидев несколько больших плакатов с изображением Иисуса (черты лица Иисуса искажены до неузнаваемости, он изображен в белых одеждах, рассыпающим из большой корзины денежные купюры, подпись "Иисус - ключ к успеху, вера - путь к богатству") У плакатов стоит проповедник, облаченный в белые одеяния - почти такие же, как у Иисуса на плакатах, возле него собралась группа слушателей из трех человек.
  
   Проповедник: ... Да, сегодня Иисус - самый прибыльный бизнес! Это - чудо, это - фантастика! Вложи сегодня в него сотню - получишь тысячу завтра! Надоело зависеть от капризов начальства? Жизнь проходит, ты вкалываешь с утра до вечера, а в пятизвездочных отелях на Маврикии отдыхает кто-то другой? Вложи сегодня в Иисуса тысячу - и твоя жизнь будет похожа на сказку! Богатей вместе с Иисусом - богатей, творя добро!
   Один из слушателей: А где гарантии, что деньги не пропадут?
   Проповедник: (энергично) Гарантии? А разве Иисус, который умер за тебя - не гарантия? Разве грядущее царство добра - не гарантия? Тысячи людей уже немыслимо обогатились, вложив свои деньги в Иисуса! Иисус - лучший казначей.
   Один из слушателей: (достает из кошелька деньги) Ну ладно... давайте попробуем... у меня как раз были с собой деньги...
   Проповедник: (выхватывая деньги) Друзья мои! Еще один праведник присоединился к нашему братству! Поаплодируем ему! (аплодирует, к нему присоединяются два других слушателя) С завтрашнего дня его жизнь изменится до неузнаваемости! (незаметно исчезает, протиснувшись между плакатами, пока двое "слушателей" - явная подстава - поздравляют доверчивого "жертвователя", потом исчезают и они.
   "Жертвователь" некоторое время стоит, ничего не понимая, потом до него начинает доходить, что его "кинули". Он бежит в один конец сцены, потом поворачивается и бежит в другую сторону, сталкиваясь с Иудой)
   "Кинутый": (взволнованно, быстро) Ты не видел здесь проповедника, во всем белом?
   Иуда: (качая головой) Нет... не видел.
   "Кинутый": Суки! Куда они все делись, где мои деньги... (ошарашено смотрит по сторонам, потом его взгляд останавливается на плакате с Иисусом. Он смотрит на плакат, потом подбегает к нему, срывает и начинает рвать со словами "Кидала...Вот кто - кидала! Урод! Подонок! Дегенерат!")
  
   Иуда медленно проходит мимо в то время, как "Кинутый" в злобе рвет плакаты с Иисусом.
  
  
   Иуда бредет по улице, навстречу ему попадается продавец газет.
  
   Продавец газет: Сенсация! Леденящие душу подробности предательства Иуды! Откровенное интервью Пилата! Об этом вы еще никогда не читали! Скандальные детали романа Петра и Марии! Иисус был транссексуалом - беседа с известным врачом - сексопатологом!
  
   Иуда машинально покупает газету.
  
  
   На сцене сидит нищий. В руках у него - пивная банка. Иуда медленно идет вдоль сцены.
  
   Нищий: (внимательно смотрит на Иуду) А я знаю, кто ты.
   Иуда останавливается и смотрит на нищего
   Нищий: Ты - Иуда, который предал Иисуса. Тебя теперь все знают... Дай мне немного денег, Иуда!
   Иуда некоторое время роется в карманах
   Иуда: Прости, но у меня не осталось даже мелочи...
   Нищий: (после небольшой паузы, возмущенно) Но ты - дерьмо! Продал Иисуса и ходишь без денег! (кидает в Иуду пивную банку)
   Иуда медленно уходит
  
  
  
   Иуда возле большой уходящей вверх лестницы-стремянки (стремянка треугольной формы, высотой около 5 метров, сужается кверху) . Иуда произносит монолог, поднимаясь постепенно к самому верху лестницы. Вначале у него в руках - газета.
  
   Иуда: Какая тьма вокруг... Как холодно и как страшно... Пустота... давящая, пронизывающая все пустота... Когда-то я был ребенком и мне казалось, что жизнь - всего лишь прекрасный цветок, готовый раскрыться у меня в ладони... Как было легко дышать... (швыряет вниз газету) Да, как было тогда легко дышать! Как я любил этот мир и как этот мир любил меня... Я помню прикосновение солнца к своим плечам, оно ласкало меня . Я вошел в этот лес и полной грудью вдыхал его чудесные ароматы... О, каким синим было небо над головой, а какой зеленой и мягкой - трава под ногами... Я жил, я мог жить, я мог радоваться этим краскам и этим ароматам...
   Когда все это кончилось? Может быть, тогда, когда я первый раз соврал?
   Или в тот момент, когда впервые солгали мне?
   Какая тьма, как тяжело дышать, как невыносимо думать... Я устал, я смертельно устал... Отпустите меня... какой смысл дальше меня мучить? Эта пустота убивает, эта тьма убивает, этот холод убивает меня каждое мгновение... Я проваливаюсь в эту пустоту, она поглощает меня, я растворяюсь в ней, я теряю облик, от меня уже почти ничего не осталось... Господи, какая легкость... Я свободен! Я наконец свободен (оказывается на самом верху лестницы) Мгновение, еще мгновение... Я чувствую, как эти тиски ослабили свою чудовищную хватку... Все, теперь все... я уже стою на пороге, остался один шаг, он трудный, но его нужно сделать.
   Учитель, я иду к тебе! (погружается во тьму)
  
  
   Те же декорации, стремянка. С левой стороны на сцену выходят Петр и Мария. Они - в строгих темных костюмах. С правой стороны на сцену выходит Пилат. Он одет в черную рясу с капюшоном, на груди - большой крест. Они останавливаются - Петр и Мария в левой части сцены, а Пилат - в правой и некоторое время молчат.
  
   Петр: (задумчиво) Итак, вы видели историю предательства Иуды. Вот - грустный и поучительный рассказ о человеческой слабости и человеческой подлости. Мы, верные ученики Иисуса, уверенно несем вперед знамя его учения. Иуду же мы вспоминаем с отвращением - как предателя и негодяя.
   Мария: (с дрожью в голосе) Он отнял у меня моего Иисуса... Нет ему прощения и пусть его имя будет навеки проклято!
   Пилат: (с пафосом) С тех пор, как я уверовал в Иисуса, я часто задумываюсь о том, каким мощным светом его учение прорезает окружающую нас тьму. Отныне наша священная задача - беречь новые всходы веры, оберегая их от вредителей и сорняков.
  
   Удар колокола, или похожий резкий звук. В глубине сцены появляется Иисус. Его освещает яркий луч света. Петр, Мария и Пилат медленно опускаются на колени, причем Петр и Мария приклоняют одно колено, а Пилат простирается ниц. Постепенно они погружаются во тьму, освещен ярко только Иисус, который медленно выходит вперед.
  
   Иисус: Иуда, друг мой, я вернулся, чтобы сказать тебе нечто очень важное. Теперь я знаю, как мы с тобой можем изменить этот мир! (пауза) Иуда, ответь... ты нужен мне! (пауза)
  
   Яркий луч прожектора высвечивает повесившегося Иуду. Он должен выглядеть натуралистично. Он висит в петле немного выше, чем окончание стремянки, немного правее центра сцены. Появление повесившегося Иуды должно быть совершенно неожиданным, нельзя, чтобы он был виден до этого момента.
   Резкий неприятный звук.
   Прожектора высвечивает Иуду и стоящего внизу Иисуса несколько секунд, потом весь свет на сцене начинает медленно гаснуть.
  
   Занавес.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"