Deadly: другие произведения.

Стечение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 место на конкурсе "Укол ужаса 3"


  Человек, открывший двери, был настолько сер и невзрачен, что описать его внешность Влад мог лишь через отрицание: невысокий, непривлекательный и немолодой. А его неживое, лишенное эмоций лицо могло принадлежать и манекену на витрине. По виду - прирождённый слуга. Наверное дворецкий, или как они там сейчас называются?
  Сходство с манекеном исчезло лишь когда тонкие губы зашевелились, а бесцветные глаза моргнули:
  - Проходите. Госпожа Бибик скоро к вам спустится, - сказал он, впуская Влада внутрь. - А пока позвольте я отгоню вашу машину.
  Влад протянул ему ключи от "лексуса" и снова взглянул на дворецкого. Черты лица очень знакомые... Он уже где-то видел этого парня? Влад на мгновенье задумался, но тут же покачал головой: нет, вряд ли. Просто у мужика одно из тех невыразительных лиц, которые можно встретить где угодно.
  Пока он раздумывал, дворецкий вышел, оставив его одного в пустой гостиной. Время ожидания Влад решил скоротать разглядывая интерьеры - интересно, всё-таки. Не каждый день ты попадаешь в особняк экстрасенса.
  Влад снял очки, протёр их платком и снова нацепил на нос. Ну-с, приступим к осмотру.
  Не прошло и минуты, как Влад с удивлением понял, что убранство дома Агнессы Бибик ему понравилось. Судя по всему хозяйка была из той породы людей, которые любят жить в стильном окружении, которое красиво выглядит на журнальных разворотах, но абсолютно не приспособлено для жизни. Мебель словно по струнке расставлена, и даже подушки на софе разложены по законам фотографической композиции.
  Однако Влад был готов отдать должное дизайнеру - смотрелось всё чертовски выигрышно. Огромные зеркала, ворсистые ковры, тяжеловесные оперные портьеры, картины, и даже дорогая, претенциозная мебель, с которой, казалось, едва-едва успели сорвать бирки аукциона Сотби... всё это сливалось в единый ансамбль, который разве что не отплясывал.
  В воздухе плавали ароматы лака, сухого дерева и гвоздичной полироли - запах музея.
  Однако не было в комнате ничего необычного, не было изюминки, вещи, кричавшей во весь голос, что здесь живёт человек с необычными способностями. Вот разве что чудные картины на стенах...
  Влад присмотрелся к ним внимательней.
  Мрачные, угрюмые холсты полусумасшедших художников из разных веков были словно окнами, смотревшими в другую реальность. Из знакомых живописцев он опознал лишь Босха, Пикмана и Эшера. Влад переходил от картины к картине и только качал головой.
  Костры на которых жарят людей. Из живой плоти торчат какие-то коконы и нити. Отвратительные отростки, выпадающие из горла молодой женщины. Краб, составленный из фрагментов человеческих тел...
  Влад снял очки и потёр переносицу. Картины напомнили ему подзабытые ощущения времён его бурной молодости, когда он баловался кетамином, этим мрачным братом ЛСД. Глотаешь одну таблетку и через десять минут улетаешь картографировать тёмные окраины своего подсознания. В такие моменты мир видится словно сквозь мрачную, искажающую дымку, а реальность может вывернуться самыми тёмными и неприглядными сторонами.
  А потом вдруг просыпаешься хмурым утром и мало что помнишь, кроме смутных образов, которые гонишь от себя подальше.
  Влад качнул головой и снова надел очки. Всё в прошлом, забыли и проехали.
  Внезапно, в самом конце ряда картин, он наткнулся на совсем уж дикую живопись.
  В грязно-красный фон, похожий не то на вулканическую лаву, не то на размазанную по бетону кровь, вписаны две куклы: мужская и женская. Кен и Барби. Кен обнажён - он стоит и бессмысленным взглядом смотрит на свою Барби, растёкшуюся перед ним пузырями расплавленной пластмассы. Лишь чудом уцелевшая голова кукольной красотки венчает эту склизкую лужу, а бессмысленные васильковые глаза смотрят на своего избранника.
  - Интересуетесь живописью, господин...? - окликнул его чей-то голос.
  - Влад. - он обернулся. - Просто Влад.
  - В таком случае и меня зовите Агнешкой. "Агнесса" звучит слишком по-стариковски, не так ли?
  Влад кивнул.
  Он, наверное, десятки раз пытался представить как выглядит Агнесса Бибик... Пытался с тех самых пор, когда впервые услышал её несуразное, смешное имя, всплывшее в полузабытом разговоре. При этом её образ, мутный и расплывчатый, постоянно ускользал. Она виделась ему то грязной ярмарочной цыганкой, то старушкой с гадальными картами.
  Клишированные образы...
  Реальность впечатляла больше. Опираясь ладошками на балюстраду второго этажа, на Влада смотрела высокая молодая женщина в красном вечернем платье. Агнесса Бибик оказалась обаятельной зеленоглазой полькой, с приятными манерами и миловидным лицом. А лёгкий иностранный акцент в её голосе только добавлял ей шарма.
  На первый взгляд ей можно было дать двадцать лет, на второй - тридцать. Ну а если присмотреться, то и все сорок. И немудрено ошибиться: Агнесса Бибик относилась к тому редкому типу женщин, что сохраняют девичьи формы до самой старости, и чей возраст можно определить лишь по мелким деталям. Мелкие морщинки вокруг губ. Сухая кожа рук. Поблекшие волосы.
  Однако, даже со всеми своими недостатками, Агнесса Бибик была настоящей красавицей, удивительным образом похожей на особняк, в котором жила: яркая, постановочная картинка для журнального глянца.
  Впрочем, в отличие от дома, была в Агнешке одна особенность, указывающая на необычность её занятий: запах.
  Сперва Влад его не почувствовал, но когда девушка приблизилась и стала между ним и странной картиной, невероятный аромат её духов буквально опьянил его. Невозможно описать... Влад словно оказался посреди поля свежескошенной травы. С востока надвигалась гроза, с запада - пожар, а усиливающийся ветер обрушивал на него целую лавину несочетающихся ароматов - цветочной пыльцы и сока трав, озона и дорожной пыли, запахи секреций насекомых и горелой земли.
  - Как вам картина?
  Влад покосился на отвратительных кукол:
  - По таким художествам можно ставить диагноз.
  Девушка вздёрнула бровью:
  - И какой же?
  - Шизофрению.
  Агнешка улыбнулась:
  - Мимо. На самом деле здесь поработал маниакально-депрессивный психоз.
  - Откуда вы знаете?
  - Рисовала я.
  У Влада даже очки на переносице подпрыгнули:
  - Вы?!
  - Ну что тут скажешь... - она развела руками, будто извиняясь. - Эта картина - наследие чёрной полосы моей жизни, вставленное в рамку. Дитя больничной койки и диеты из седатиков. Думаю, мне просто хотелось вычерпать боль из души и плеснуть ею в холст. Вот результат... С тех пор больше не рисую.
  Влад растерялся, не зная какой репликой он мог бы продолжить этот неудобный разговор. Ничего не придумал. Девушка уловила его растерянность:
  - Я вас смутила. Извините. Я всегда говорю то, что думаю.
  - Это я уже заметил.
  Внезапно Агнешка прищурилась и, ничуть не стесняясь, оглядела его таким пронзительным и внимательным взглядом, что Владу захотелось прикрыться.
  - Можно вашу визитку для коллекции?
  Растерявшись, он рефлекторно достал бумажник, выудил оттуда визитку и протянул девушке. Та несколько секунд изучала её, потом сказала:
  - Прекрасно. А теперь мы найдём в этом доме место, где можно нормально посидеть, и вы, наконец, расскажете зачем вам понадобился такой сумасшедший экстрасенс, как я.
 
  Подходящее место нашлось в комнате для гостей. По крайней мере Влад принял это помещение за комнату для гостей. Всюду диваны, кресла, зеркала. У боковой стенки - незажженный камин с кучкой золы. А вдоль торца комнаты протянулся мини-бар, где на стеклянных полочках стояли бутылки всех форм и размеров.
  В окна лился янтарный свет заката.
  Агнешка предложила Владу кресло, а сама села напротив. Их разделял лишь невысокий полированный столик на гнутых ножках.
  - Не могу не заметить: у вас прекрасный дом.
  - Спасибо.
  - Неужели живёте здесь одна?
  - Почему же одна... С сыном. И ещё мой слуга. Вы с ним, кажется, уже знакомы.
  Влад вспомнил молчаливого мужичка с эмоциональностью манекена.
  - Выпить не хотите? - Агнешка кивнула на мини-бар.
  - Может позже?
  - Как скажете, - хозяйка дома ещё раз посмотрела на него. Взгляд этот Влад оценил как холодный и неприятный, по ощущениям сходный с прикосновением металла к коже...
  - Не могу вас прочитать, - вдруг сказала она.
  - Тогда я разочарован. Думал, что люди для экстрасенсов как открытые книги.
  - Дело не в этом. Просто вы, Влад, не очень похожи на моих типичных клиентов. Нет в вас видимой червоточинки, которая могла бы привести вас к экстрасенсу. Вы и так успешны, богаты и влиятельны. У вас прекрасный сын и красивая жена. И хоть молодость свою вы провели весьма бурно, сейчас ваша жизнь кажется мне безоблачной.
  Влад криво ухмыльнулся, но даже сам понял какой фальшивой получилась улыбочка:
  - Вот теперь верю, что разговариваю с нужным человеком. Просто ума не приложу как вы узнали обо мне эти подробности!
  Агнешка тоже улыбнулась, только гораздо искренней:
  - Это же очевидно! Элементарная наблюдательность и никаких мистических прозрений.
  Вы приехали ко мне на "лексусе" последней модели. На вас очки в платиновой оправе. А сколько стоит ваш костюм и туфли мне даже страшно представить. Не трудно догадаться, что дела у вас идут прекрасно.
  - А семья..?
  - Фото в бумажнике. Просто случайно заметила, когда вы доставали визитку.
  - Понятно...Ну а про бурную молодость?
  - Признаться не была уверена. Но на лице у вас едва заметные шрамы, которые можно получить только в драке. Во рту несколько искусственных зубов. А пальцы на правой руке когда-то ломались - хоть кости и срослись, но всё равно видно. Уши раньше были проколоты. Да и ваша причёска, весь ваш вид... в нём до сих пор чувствуется привкус молодёжного бунтарства.
  Это мелочи, конечно, но они создают образ.
  - Вы экстрасенс или Шерлок Холмс?
  - Нечто среднее, - она самодовольным жестом пригладила волосы, и в этот момент стала похожа на умывающуюся кошку. Но через мгновенье Агнешка напустила на себя деловой вид. - Впрочем, ближе к теме. Чего конкретно вы хотите?
  Влад вздохнул:
  - Консультацию.
  - По поводу?
  - Ну... у меня уже давно кое-что происходит в жизни... нечто, что я не могу объяснить рациональными причинами.
  - Почему обратились именно ко мне?
  - Допустим, я слышал, что вы лучший специалист в своём деле. Разве нет? Паранормальщина, мистика, сверхъестественное - ваша епархия?
  - Ну раз так... Я вас внимательно слушаю.
  Он набрал в грудь побольше воздуха:
  - Дело в том, что меня что-то преследует.
  Влад выдержал паузу и посмотрел на Агнешку, ожидая её реакции. Может высматривал презрительную улыбку? Или иной знак неуважения, после которого он бы просто встал и ушёл.
  Но девушка и не думала улыбаться. Тогда Влад продолжил:
  - Меня преследуют странные совпадения. Годами повторяются одни и те же образы и цепочки событий. Ощущение, словно мой привычный, рациональный мир рассыпается на части, и какая-то сила снова и снова доказывает мне, что реальность управляется не случаем и хаосом, а чуждыми мне законами.
  Эту силу я назвал "Стечение".
  Агнешка очнулась от своего транса:
  - Почему "стечение"?
  - Не знаю. Просто однажды всплыло в памяти такое слово. Ведь есть же словосочетание "стечение обстоятельств"? А отдельно слово "стечение" никогда не применяется.
  - Хорошо. Расскажите мне больше о Стечении.
  - Ну, оно всегда протекает одинаково, я даже разделил его на три четких фазы, всегда следующие одна за другой.
  Начинается Стечение так: чем бы я ни занимался, куда бы ни шел, я везде начинаю встречать девушек в красной одежде. Буквально везде. Это как наваждение, и так продолжается дни, недели, иногда месяцы... Я захожу в лифт и там обязательно будет девчонка в красной майке. Я еду на машине, а девушка в красном стоит на каждой остановке автобуса, что встречаются на пути. Я включаю телевизор, и первое, что там вижу - девка в красном.
  Это первая фаза Стечения, самая безобидная... Я называю её "Красная шапочка".
  Постепенно меня начинают преследовать иные образы. Стартует вторая фаза - "Осколки". Девушки в красном сменяются на битое стекло. А в остальном всё то же самое. Там где я - там битое стекло. Во время этой фазы я даже на машине не езжу - нет смысла, потому что я даже сто метров не могу проехать, чтобы не напороться на разбитую бутылку и не пробить шину. Это неприятно.
  - Охотно верю. А третья фаза?
  - "Падение". Думаю не нужно говорить, что я вижу в такие дни. Словно одно моё присутствие заставляет вещи и людей срываться с места и падать. Рядом со мной поскальзываются прохожие, а с крыш и полок валятся предметы. Все вещи в мире словно на время теряют чувство равновесия, но терпеливо ждут моего появления, чтобы, наконец-то, рухнуть.
  Вот, пожалуй, и всё.
  Агнешка, задумавшись, соединила кончики пальцев под подбородком, а Влад, тем временем, переводил дыхание, впечатлённый собственным рассказом.
  За окнами вечерело, и комната медленно погружалась во мрак. Тишина в доме стояла такая плотная, что её можно было резать на части и продавать библиотекам. Лишь где-то в глубине анфилады комнат размеренно тикали часы.
  Агнешка словно медитировала, пауза явно затягивалась. Влад заёрзал в кресле. Снова вспомнился странный дворецкий. Почему, интересно, этот паршивец не вернул ему ключи от "лексуса"..? И где он уже видел этого парня?
  Не успел он как следует сфокусироваться на этой мысли, как Агнешка заговорила:
  - Как давно вас преследуют эти образы?
  - Почти двадцать лет.
  Агнешка присвистнула:
  - Долго же вы тянули!
  - Поначалу, я не обращал на них внимание. Но Стечение прогрессирует. Если поначалу каждая фаза занимала лишь считанные часы, то сейчас эти периоды растягиваются на месяцы. И ещё... - он остановился, чтобы набрать воздуха. - События становятся агрессивнее. Если раньше я просто видел как разбивается стекло, то сейчас меня уже режет осколками. Если раньше предметы просто падали рядом без последствий, то в прошлом году мне чуть не размозжило голову рухнувшей с карниза наледью. Отделался переломом плеча.
  - Просто ради любопытства - в какой вы сейчас фазе?
  Он усмехнулся и кивнул на ярко-красное платье Агнешки.
  - Как знала... Ладно, Влад, а вы полностью исключаете такой вариант, что ваше Стечение - не более чем совпадения, частоту появления которых вы преувеличиваете? В конце концов - если каждый день вытаскивать наугад четыре карты из колоды, то однажды все четыре окажутся тузами. И это будет не более чем случайностью, пусть и удивительной.
  Влад кивнул:
  - Справедливо. Но скажите мне, Агнешка, сколько раз мне нужно подбросить постоянно выпадающую решкой монетку, чтобы усомниться в случайности появления решки? Десять раз? Двадцать? Сто?
  Допустим уже миллион раз подряд выпала решка. Что же это значит? Тут два варианта: либо наша орлянка - сплошное жульничество, и монетка утяжелена на одну сторону, либо игра ведётся честно, и мы видим лишь редчайшую статистическую случайность.
  Именно поэтому я пришёл к вам. Я хочу знать точно: виновен случай и моя подозрительность, или же у истоков Стечения лежит нечто иное.
  Агнешка пожала плечами:
  - Мы живём в странное время, Влад. Людьми всё чаще и чаще овладевает паранойя. У меня, например, был клиент которого всю жизнь преследовало число тринадцать. Он его встречал всюду, куда бы ни взглянул. Или женщина, которой всюду виделся синий квадрат - на картинках, в деталях обстановки...
  - Думаете, я параноик?
  - Нет. Но считаю, что ваша проблема скорее психологического свойства, нежели мистического.
  Влад вздохнул:
  - Агнешка... Вы никогда не играли в покер?
  Девушка покачала головой.
  - Зря. Сам-то я играю уже много лет, часто выигрываю. Так вот, покер - прекрасная игра, азартная и психологическая, но в то же время с математической изнанкой. Без знания теории вероятности там делать вообще нечего. Разве что отчаянно надеяться на блеф и прочее трюкачество.
  Всё это я рассказываю вам для того, чтобы вы поняли одну вещь: я не паникёр и трезво смотрю на вещи. Я умею отличить случайность от... от...
  Он замешкался:
  - Извините, не могу подобрать антоним к слову "случайность"...
  - Закономерность. Предначертаность. Злокознённость.
  - Вот-вот. От злокознённости.
  Агнешка пожала плечами:
  - Вы сами хотели моей консультации. И вот вам моё мнение: вы, Влад, видите лишь то, что хотите видеть. А девушки, стёкла и падения встречаются вам не чаще и не реже, чем прочим людям. Просто вы фиксируетесь на них сверх меры.
  - Что ж, спасибо за ваше мнение, - пробурчал Влад.
  - Разочарованы?
  - Немного.
  - Ждали другого? Думали, я найду у вас наложенную порчу? Или проклятие?
  Влад промолчал.
  Агнешка же поднялась с кресла и подошла к выключателю у стены. Щёлкнула им, и комнату залил тусклый, синеватый свет. Потом девушка направилась к бару, подхватила там початую бутылку, два бокала и вернулась к Владу. Поставила всё на столик.
  - Разливайте.
  Влад не стал спорить и быстро наполнил фужеры ароматным бренди. В ноздри ударил запах крепкого алкоголя.
  Они молча чокнулись и пригубили напиток.
  - Хорошо. Давайте на время забудем о причинах Стечения. Мистика виновата, или психология - неважно. Вместо этого давайте выясним почему вы видите именно такие образы, а не какие-нибудь иные.
  - Как это сделать?
  Агнешка прищурилась:
  - Сами-то никогда не задумывались о том, почему именно эти? Девушка в красном. Стекло. Падение. Возможно эти три пункта - просто отражение какого-то происшествия, напоминание о событии... которое вы забыли.
  - У меня нет проблем с памятью.
  Она ответила улыбкой:
  - У всех есть проблемы с памятью. Мы помним лишь то, что хотим помнить. Никогда не пробовали пересматривать кино, которое видели лишь однажды и давно? Вы очень удивитесь, если проведёте такой опыт - настолько будут различаться ваши воспоминания о фильме с реальными сценами из него.
  - Допустим. Но чтобы откопать хоть что-то в своей памяти я должен знать в каком направлении копать!
  Агнешка опустила глаза:
  - Здесь я вам помогу. Просто скажите, вы... вы никогда не совершали ничего дурного?
  - Дурного?
  - Зло, Влад. Вы никогда не совершали зло? Я имею в виду нечто действительно отвратительное и жуткое. Не лёгкую интрижку, которую вы скрываете от жены. Не утаивание налогов. Что-то более страшное.
  Влад нахмурился и, пытаясь потянуть с ответом, ещё раз отпил бренди. Но напиток пошёл не в то горло, и Влад закашлялся:
  - Почему вас это интересует? - прохрипел он.
  - Дело в том, Влад, что я не только экстрасенс, но ещё и психолог. Могу диплом показать. И по секрету вам скажу: психологией я пользуюсь чаще, чем своим даром. Людям, которые ко мне обращаются, часто нужен просто грамотный психотерапевт, а не магия.
  Влад облизнул губы:
  - Считаете, что я совершил какое-то жуткое преступление, а потом о нём забыл? И теперь моя совесть (или что там у меня внутри?) знаками напоминает мне о содеянном?
  - В общих чертах - всё верно.
  - Но я всегда считал наоборот: амнезия случается у жертв преступлений. Почему вы отметаете возможность, что зло совершил не я, а его совершили со мной?
  - Это маловероятно.
  - Да почему же!?
  - Да потому, что я слишком высоко оцениваю ваш интеллект, Влад. По складу ума вы - аналитик. Сами пронаблюдали своё Стечение, разложили его по полочкам, даже названия всем фазам придумали. Это нехарактерно для пострадавшей стороны. Жертва насилия никогда не будет подкидывать сама себе всякие там знаки, и тем более не будет их анализировать - именно потому, что хочет начисто забыть травмирующий инцидент. Восстановление памяти в таком случае может произойти лишь случайно. Вы же стремитесь к этому сознательно. Ну что - я вас убедила?
  Влад молчал. Снял очки, прикрыл глаза и стал тереть виски. Где-то в затылке медленно пульсировала головная боль. На секунду он опять погрузился в воспоминания молодости. Наркотики, бесконечные ночи грязных развлечений и тяжёлые утренние похмелья, когда память отказывается вспоминать то, что творил накануне.
  Вдруг он увидел ветер. Ночной ветер, раздувающий свежую кровь по капоту автомобиля. Образ был столь мощным, что Влад дёрнулся, как если бы просыпался от кошмара:
  - Кажется однажды я совершил нечто... злое.
  - Расскажите.
  Он посмотрел на Агнешку. Та уловила его сомнения:
  - Дальше этой комнаты правда не уйдёт.
  Тогда он решился:
  - Я убил человека. Женщину.
  - Так! - Агнешка подалась вперёд.
  - Я не специально! Просто напился до чёртиков и гонял по дорогам на полной скорости. Ночью улицы такие пустые... Я не знаю откуда выскочила та баба! Да и вообще смутно помню само происшествие. В себя я пришёл где-то за городом, в лесу, у ручья. Машина стояла рядом, капот в запёкшейся крови.
  - И вы...?
  - Уничтожил улики. Всё тщательно вымыл, привёл себя в порядок. Продумал линию поведения. Всё надеялся, что меня вообще не найдут, но менты откопали какого-то свидетеля, видевшего мою машину после столкновения, и меня таки притащили в суд. Правда быстро отпустили за недостатком улик.
  Жутко такое вспоминать, но... я не вижу никакой связи между этим случаем и моей проблемой. К тому же - я вспомнил! - авария стряслась уже после того, как появилось Стечение. И ещё...
  Агнешка отмахнулась от дальнейших объяснений:
  - Это не то... Нужно копать глубже. Должно быть что-то ещё! Пытайтесь вспомнить.
  Влад покачал головой:
  - Легче сказать, чем сделать.
  Агнешка глубоко вздохнула. Её дыхание пахло выпитым бренди:
  - Я помогу. Но придётся погрузить вас в транс. Не бойтесь. Смотрите мне в глаза.
  Он посмотрел.
  Слабое освещение, запах её духов, алкоголь бегущий по венам - всё навевало сонливость. Влад почувствовал как Агнешка подстраивается под его дыхание, синхронизируется с ним, начинает зеркалить его позу, движения, мельчайшие жесты и тики. Он погружался в омут её тёмных глаз, словно засыпал, только не теряя связи с реальностью.
  Слушайте мой голос. Вы слышите меня, Влад?
  - Да.
  - Откройтесь мне!
  Голова приятно кружилась.
  - Девушка в красном. Разбитое стекло. Падение. Сосредоточьтесь!
 
  Гипноз помог сразу - Влад осознал это даже сквозь транс. Словно кто-то сковырнул корочку с загноившейся раны на его памяти, и оттуда потекла гнилая кровь.
  Ответ всплыл из глубин подсознания, словно раздувшийся труп со дна моря.
  Он вспомнил.
 
  ... и стал призраком, блуждающим в лабиринтах собственной памяти. Голос Агнешки долетал словно издалека:
  - Где вы сейчас находитесь?
  Пространство заливал мутный, фиолетовый свет неоновых ламп. Танцующие, словно в эпилептическом припадке, люди, лица их расплывчаты... Вспышки стробоскопа вырывают из киноплёнки реальности отдельные стоп-кадры. Никаких звуков нет, и от этого видение кажется жутким.
  - Я в ночном клубе.
  - Видите девушку в красном?
  На ней рубашка-поло, короткая юбка, туфли на шпильках: он её видит.
  Видит, как она танцует, алым пятном выделяясь из беснующейся толпы. Глаза зажмурены от удовольствия.
  - Я вижу её. Она движется как богиня...
  - Не отвлекайтесь. Перенесёмся вперёд. Девушка уже не в клубе. Где она?
  Влада на секунду окутал плотный туман и тут же рассеялся.
  Ночь. Хрупкая тень шагает впереди него, звонко цокают каблучки, ударяясь о брусчатку. Худенький силуэт девушки проплывает сквозь свет уличных фонарей, отражается в витринах закрытых магазинов.
  - Она уходит. Я иду за ней.
  Начинается дождь. Девушка разувается и продолжает свой путь босиком, сжимая туфельки в руке и подставляя лицо дождю.
  Но внезапно она вздрагивает. Оборачивается.
  - Она меня увидела.
  Девушка быстро уходит, прижав к груди туфельки.
  - Она испугалась чего-то... Меня?
  Влад запнулся. Он словно раздвоился, на секунду потеряв ощущение того что реально, а что нет.
  Голос Агнешки исчез и он, вдруг, понял, что бежит следом за девушкой. Он не в себе, может пьян, а может и принял что-то более сильное. Но девушка такая быстрая, ему ни за что её не догнать...
  Две тени мчатся под дождём через высокий пешеходный мост, перекинутый над чёрной рекой. Когда девушка добегает до середины первого пролёта она почему-то вскрикивает и тут же падает. Когда Влад подходит к ней, девушка пытается ползти от него, но у неё повреждена нога - в ступню что-то вонзилось... Вытекающая кровь блестит в свете фонарей.
  Чёрт, да она же наступила на битое стекло.
  Дурацкая случайность. Стечение обстоятельств.
  Влад задирает на девушке юбку. Прилив вожделения затапливает разум...
 
  Очнулся он от звонкой пощёчины и ощущения влаги на лице. Это Агнешка хлестнула его по щеке и сбрызнула водой.
  - Простите меня, Влад. Я не ожидала, что вы так глубоко погрузитесь в...
  Только сейчас она обратила внимание на то, что Влад её не слушает:
  - Эй? Всё в порядке?
  Влад снял очки, протёр стёкла от брызг, отложил в сторону. Потом сказал, не глядя на Агнешку:
  - Зло... Оно и правда оказалось жутким и отвратительным.
 
  Агнешка сварила кофе. Влад выпил залпом сразу половину, да так и остался сидеть с чашкой в руках. Кофе оказался ужасно горьким и крепким.
  Зато когда он начал говорить, то сам удивился как быстро и легко потекли из него слова:
  - Я учился в другом городе. Первый курс, разгульная студенческая жизнь. Отрывался как мог. А чтобы заработать деньжат подрабатывал в ночном клубе охранником.
  - А девушка?
  - Не знаю её имени. Она приходила в клуб каждый вечер, всегда одна, просто потанцевать. И уж танцевала она просто божественно, словно для неё это были не просто танцульки. Входя в ритм с музыкой, она словно хотела что-то сказать, выразить через движения тела нечто важное...
  Конечно, к ней часто подходили знакомиться, пробовал клеиться и я, но по нулям. Её никто не интересовал. В ответ на любые попытки подкатить она лишь улыбалась и качала головой.
  Влад отхлебнул ещё кофе. Какой-то странный запах шёл от чашки - наверное Агнешка добавила туда коньяка.
  - Это не коньяк, а настойка из успокаивающих трав, - внезапно сказала девушка, чудесным образом прочитав его мысли. - Рассказывайте дальше.
  - Всё случилось в конце весны, когда закончился первый год обучения и мне нужно было уезжать домой. Я уволился из клуба, но всё равно пришёл туда в свой последний вечер. Наверное хотел в последний раз поглазеть на загадочную танцовщицу... За этим занятием я и скоротал вечер, попутно накачиваясь пивом и нюхая кокс в туалетной кабинке.
  А когда моя цыпочка уходила из клуба - зачем-то пошёл за ней.
  Снаружи было прохладно, стоял самый глухой предрассветный час, ещё и дождь зарядил. И сам не знаю, что мне тогда в голову стукнуло... какая-то злоба накрыла. Беспричинная. Необъяснимая. Чистая злость! Ну и похоть тоже.
  Думаю, именно эти два чувства и читались у меня в глазах, когда она обернулась. О, это сладкое выражение испуга и беззащитности! У меня от него все тормоза сорвало.
  Она пыталась убежать, да только не вышло - наступила на разбитую бутылку. Тут я на неё и набросился...
  Влад в несколько глотков допил остывший кофе. В горле повис пряный привкус.
  Агнешка же молчала.
  - Когда я кончил с ней развлекаться девка словно в транс впала, глаза - пустые-препустые. И вот тогда-то я и задёргался. Вся дрянь, что я принял за вечер выветрилась в один момент, а страх навалился, как кошмарное похмелье. Жизнь кончена! И что дальше? В тюрьму? Ну уж нет!
  - И вы сбросили её с моста. В холодную реку.
  Влад растерянно кивнул:
  - Да. Погода стояла тёплая, но вода... вода была просто ледяная. После долгой зимы всегда так бывает.
  Он на секунду замолчал, потом усмехнулся:
  - Что же... У нас получилось найти источник моего Стечения.
  - Источник мало что даёт... Ответа на вопрос "почему" вы так и не знаете. Помните? Что виновато в Стечении: психология или мистика?
  - Но вы же сами говорили, что психология.
  - Я ошибалась. После вашего рассказа мне кажется, что здесь не обошлось без порчи. Кажется та девушка прокляла вас.
  В горле у Влада пересохло. Должно быть последствия гипноза... Он с трудом сглотнул вязкую слюну:
  - Невозможно. Мост был высокий. И вода жутко холодная.
  Агнешка вздохнула:
  -Тогда ещё один вопрос, Влад. Что вы почувствовали на следующее утро?
  Комната завращалась перед глазами Влада. Приступ головокружения случился таким сильным, что пришлось хвататься за подлокотники кресла. Он с трудом подбирал слова:
  - Утром я проснулся с диким похмельем и уже мало что помнил - только отдельные фрагменты. Я просто уехал домой. Постепенно воспоминания стёрлись. Вот как это было.
  Влад попытался надеть очки, но промахнулся и они упали на пол. На то, чтобы поднять их не осталось уже никаких сил.
  Агнешка внимательно наблюдала за его манипуляциями. Потом спросила:
  - Скажите, а вам понравилась моя картина?
  - Та, с куклами? Она... она больная.
  - А вот мне она нравится. Особенно Барби. Видели, да? Всё тело сплавилось в омерзительное месиво, а голова по-прежнему красивая. С людьми тоже так бывает. Только у нас всё наоборот: тело остаётся нормальным, а с головой возникают проблемы.
  Девушка, которую вы изнасиловали и убили... Я расскажу вам о ней.
  Она действительно очень любила танцевать. Любила ловить ритм, ощущать, как реальный мир уплывает под звуки музыки куда-то далеко...
  А ещё она любила помогать людям. С детства чувствовала в себе особый дар, но не вполне осознавала его. Она могла лечить людей прикосновениями, могла заглядывать в мысли посторонних, немного видела будущее. И с помощью своего дара мечтала изменить мир, сделать его добрее...
  Короче вы поняли - она была глупой и наивной дурочкой.
  Ослеплённая розовыми мечтами, она не понимала, что мир не хочет, чтобы его меняли. Что жизнь - жестока и несправедлива. А люди - это сволочи, облитые сволочизмом, и со сволочной начинкой внутри.
  И эта дура действительно умерла упав с моста. Погибла вместе со своими мечтами и чаяниями.
  Её личность растеклась в уродливую, вонючую лужу...
  ...из которой выплавилась я.
  Именно меня достали из той холодной, вонючей реки, куда ты меня сбросил. Это я лежала на больничной койке, смотрела в белый потолок и думала о жестоком стечении обстоятельств, из-за которых всё случилось. Не пойди треклятый дождь, я бы не сняла туфли. В туфлях, я бы не поранила ногу о стекло. А не порань я ногу...
  Ублюдочная случайность!
  Но я пообещала самой себе, что поквитаюсь. Что отомщу проклятому выродку, искалечившему мне психику. И в этом мне поможет мой особый дар.
  Агнешка осклабилась. Влад сжался под её взглядом.
  Он попробовал шевелить рукой, но та не подчинялась. Тело парализовало. Он скользнул взглядом по кофейной чашке: психопатка чем-то отравила кофе!
  Внезапно Агнешка поднялась и вышла из комнаты. Вскоре вернулась, толкая перед собой инвалидное кресло на колёсиках. Она с превеликим трудом перетянула на него тело Влада и покатила прочь из гостиной. Влад мог только смотреть. Говорить получалось с трудом:
  - Агнешка. Я соврал. Я раскаиваюсь. Я хочу извиниться.
  - Да, да, - она кивала головой, но, казалось, совсем его не слушала.
  Она вкатила инвалидное кресло в крошечную, хорошо освещенную коморку и нажала кнопку на металлической панели. Влад не сразу понял, что это лифт. Догадался лишь тогда, когда двери автоматически закрылись, кабина дёрнулась и наверху зашумели механизмы.
  Они опускались вниз. В подвал.
  - Отомстить тебе оказалось сложнее, чем я ожидала. Я не знала кто ты, откуда ты, у меня не было ни одной твоей вещи, не было не единого волоска или хоть чего-нибудь! А без таких вещей хорошее проклятья не сотворишь.
  Кабина, скрипнув, остановилась, двери открылись. Впереди лежал длинный тёмный коридор, выложенный серым кафелем. Агнешка покатила кресло вперёд, продолжая болтать:
  - Мне нужно было хоть что-то, за что я могла зацепиться. На моё счастье сама судьба сделала мне подарочек. Ты, Владик, даже не представляешь какой!
  Она хохотнула.
  Коридор закончился и она вкатила кресло в небольшую, тускло освещённую комнатку, также выложенную кафелем. Жёлтые лампы освещали лишь центр помещения, углы тонули во тьме. У стены стояли стол и стул. Грязный, весь в жирных пятнах, рукомойник. А рядом темнела деревянная колода, похожая на ту, которую используют мясники для рубки мяса. В колоду был воткнут топор, лезвие которого как будто шевелилось...
  Что за чёрт?
  Очки остались наверху, и перед глазами всё расплывалось. Влад никак не мог взять в толк, что там такое с топором, почему лезвие шевелится? Потом понял.
  Мухи. Много мух.
  Насекомые облепили лезвие топора плотными, шевелящимися ножнами, они жужжали из тёмных углов, трепыхаясь в паутине. Мухи были единственным источником звука в этом кафельном аду.
  Влада замутило. Борясь с тошнотой, он задышал через нос, но легче не стало: воздух вонял дезинфектантом и хлоркой. А ещё откуда-то тянуло гнилью: слабый запах протухшего мяса и нечистот сочился из-под запертой двери, на ручке которой висел колокольчик.
  - Что же, пришло время рассказать о сюрпризе, который поджидал меня на исходе третьей недели в госпитале. Именно тогда выяснилось, что я беременна.
  У Влада застучало в висках, нервы натянулись. Агнешка продолжала говорить, а глаза её сверкали лихорадочным блеском:
  - Ребёночек! Сынишка! Дитя, в чьих венах текла твоя кровь! Прямо подарок судьбы.
  Но знаешь что? Думаю твой пацан ещё в утробе понял, что я ненавижу его. Я ненавидела его каждую секунду из тех месяцев, что вынашивала. И это на нём сказалось.
  Он родился... как бы тебе сказать?...уродом. Настоящий выблядок и олигофрен. Но мне нужна была его кровь чтобы добраться до тебя, поэтому я от него и не избавилась. Кровь для сложных ритуалов, описанных в старых книгах моей бабки. Я выложилась полностью... и для тебя началось Стечение. Которое в итоге и привело тебя в мою ловушку.
  Влад напрягся. Пока она говорила, он уже несколько раз пробовал шевелить пальцами и у него получалось. Агнешка отвлеклась на разговоры, и это его шанс. Психованная сука полностью уповает на силу своей отравы... Нужно потянуть время, набраться сил.
  - Что ты сделала с ребёнком, больная ты тварь!? - прохрипел Влад.
  - Да ничего, в общем. С пяти лет держу его здесь, - она кивнула на дверь, из-за которой воняло свинарником. - Все эти годы он прожил в темноте. На привязи, словно собака. Боюсь, в таких условиях твой сынишка вырос немного диковатым и страсть как полюбил мясцо с кровью.
  Она многозначительно покосилась на изрубленную деревянную колоду, покрытую бурыми пятнами.
  Влад весь сжался от омерзения, и одновременно в нём вспыхнула ярость, удвоившая его силы. Он уже контролирует тело... но получится ли встать? Убежать? Или придётся убить её?
  - Ладно, что-то я заболталась.
  Агнешка подошла к двери и позвонила в колокольчик, болтающийся на ручке.
  - Жратва! Жратва! Просыпайся, сынок, жратва пришла!
  За дверью началась возня, послышались шорохи. Потом до слуха донеслось странное металлическое позвякивание, которое могла издавать только старая, ржавая цепь. А в следующий миг раздался новый шум - будто о доски билось чьё-то массивное, скользкое тело.
  - Минутку терпения, малыш!
  Агнешка отвернулась и направилась к столу, наверняка за ключом.
  Вот он, шанс!
  Влад напрягся и попытался встать, опираясь на подлокотники. Затёкшие ноги дрогнули под весом тела, но выдержали. Выдержали! Влад оттолкнул кресло в сторону и в следующую секунду об этом пожалел. Резиновое колёсико скрипнуло о кафель и Агнешка обернулась. Глаза её сузились от ярости и страха:
  - Ах ты!
  Агнешка бросилась вперёд, рассчитывая вцепиться в горло Влада зубами и ногтями, но он успел оттолкнуть её. Девушка повалилась на мясницкую колоду и перевернула её, подняв в воздух тучу мух.
  Жжж!
  Он рванул к лифту. Хотелось бежать, но не получалось - его шатало, словно пьяного, ноги заплетались. Гладкий кафель был предательски скользким.
  Влад дошёл до середины коридора, когда услышал позади противный, скрежещущий звук. И, даже не оборачиваясь, понял что было источником.
  Топор. Тяжёлый и грязный топор на длинной ручке, который волокут по кафелю.
  Влад сделал над собой последнее усилие и побежал. В висках стучало, перед глазами плясали цветные точки, а ноги так и норовили разъехаться. Но он справился. Ввалился в лифт и только когда уже барабанил пальцами по кнопкам управления, позволил себе обернуться.
  Агнешка не успела совсем чуть-чуть. Она хромала, видимо повредила лодыжку при падении. Её глаза мерцали в полумраке, отражая свет, струящийся из кабины лифта.
  Она казалась злым призраком. Красивая женщина в вечернем платье, лицо перекошено от злобы. В руках - топор. Проклятие на губах. Вокруг головы вьются мухи...
  А потом створки лифта съехались, тросы потащили кабину вверх, и последнее, что слышал Влад, было одно-единственное слово, выкрикиваемое голосом с польским акцентом. Агнесса Бибик кричала это слово снова и снова, потом хохотала и опять орала:
  - Стечение! Стечение! Стечение!
  Влад закрыл уши и упал на пол. Силы покинули его.
 
  Очнулся он уже наверху, в доме. Выполз из лифта, некоторое время стоял на коленях и просто дышал. Через время осторожно поднялся на ноги, взял из камина кочергу и намертво заблокировал ею створки кабины. Сплюнул прямо на дорогой ковёр, отыскал под столом свои очки и заковылял к выходу. Уже брался за дверную ручку, когда его окликнул чей-то голос.
  Влад в испуге обернулся и увидел рядом дворецкого. Того самого слугу-манекена, что впустил его в дом и парковал его "лексус". Того самого, чьё лицо показалось смутно знакомым.
  Влад замешкался. Что же делать? Какую роль разыгрывать?
  - Я уже ухожу, - сказал он. - Давайте ключи от машины.
  Дворецкий принялся копаться в карманах жилетки и через секунду протянул ему ключи. Влад потянулся за ними, но дворецкий неожиданно оскалился:
  - Не помнишь меня, сука?
  Рука Влада замерла на полдороги, и он понял, что проиграл. И даже не успел среагировать, когда дворецкий свободной рукой со всего маху ударил его в лицо.
  Влад упал на пол, глаза застлала красная пелена. Он ничего не видел, не чувствовал, он проваливался в тёмную яму обморока, но ещё успел услышать последнюю фразу дворецкого:
  - Ты сдохнешь за то, что сделал с моей женой!
  И тогда он, наконец, вспомнил, где видел этого парня.
  В зале суда, вот где.
  Убитый горем муж женщины, которую он однажды сбил машиной на ночной дороге...
 
  Дворецкий перетащил Влада в лифт, и они опустились вниз, где ждала скучающая Агнешка.
  Слуга посмотрел на свою хозяйку:
  - Как вы, госпожа?
  Агнешка, отмахнувшись от сочувствия, усталым голосом произнесла:
  - Я же обещала, что мы сделаем это вместе.
  Дворецкий кивнул, потом посмотрел вниз и пнул распростёртое перед ним тело. И добавил каблуком ботинка в зубы.
  Влад застонал. Из лопнувших губ выдулся кровавый пузырь.
  Агнешка усмехнулась:
  - Его сынишка обожает мясцо с кровью.
  Они с дворецким переглянулись, потом вместе оттащили бесчувственного Влада в кафельную комнату и втолкнули в дверь, из-за которой воняло тухлятиной. После чего позвонили в колокольчик.
  А когда оттуда донеслись звуки разрываемой одежды и громкое почавкивание, они просто стояли и слушали.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"