Deadly : другие произведения.

Кровь за кровь

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Внеконкурс ПВ-5. Жанр детектив - весьма условен. Это скорее мистери. Giallo, если хотите.


   Хмурый осенний день. С востока движется гроза, и небо над городом темнеет с каждой секундой. В огромной квартире, на пятом этаже девятиэтажного дома, находится лишь один человек. Девушка. Молодая, симпатичная. Она сидит перед компьютером, покусывает красивые губы и дрожит всем телом.
   Её тонкая ручка уже тянется к кнопке "Power"...
  
   Анна включила компьютер, и откинулась на спинку стула. Экран озарился бело-голубым небом загрузочного оконца, но девушка этого не замечала. Её била дрожь. Не такая дрожь, что бывает при страхе или ознобе - вовсе нет. Это была дрожь нетерпения. Или даже предвкушения.
   Загрузка кончилась - экран залила чернота, и девушка увидела собственное отражение, перекрываемое крохотными иконками файлов.
   Анна зашла в почтовик и включила модем. На линии пошли гудки, которые вскоре сменились противным пилиликаньем, но от нетерпения девушка ничего этого не слышала. Лишь грызла пальцы и возила мышкой по коврику.
   "Есть? Ну? Ну же? Ага!"
   "Вам письмо" - сообщил почтовик и нарисовал стилизованное изображение конверта.
   Дрожь в пальцах усилилась. Анна на секунду закрыла глаза и улыбнулась, чтобы снять напряжение.
   Помогло. Можно вновь работать.
   Письмо развернулось во весь экран.
  
   "Дорогая Анюта!
   Твой перевод получила, спасибо за доверие. Не думала, что ты решишься на ТАКОЙ шаг ;-) Но я тебе помогу, как договаривались.
   Ты должна понять моё желание сохранить инкогнито, поэтому встречаться не будем.
   Через два часа езжай к двадцать первой почте. Это старый город, напротив супермаркета "Парус". У входа там висит почтовый ящик. Щель для писем будет повреждена - ты сможешь просунуть руку. Возьми предмет, который я положу туда. Ты сама поймешь, что с ним делать.
   И помни, ты всегда можешь доверять мне.
   Желаю удачи в нелегком деле.
   Твоя Невидимая Подруга
   Мида V.
   P.S. Пути назад не будет".
  
   Анна прочитала письмо ещё раз и нажала на кнопку, с нарисованной на ней корзинкой.
   "Удалено"
  
   "Спасибо, Мида. Надеюсь ты не обманешь. Пути назад не будет... Ха! Да его давно уж нет".
  
   За окном ударил раскат грома. Пока девушка читала небо успело потемнеть и насытиться громадами черных туч.
   "Гроза будет что надо! Как раз под настроение"
   Перед выходом Анна надела любимую розовую куртку и посмотрела на часы.
   14.07
   Девушка хмыкнула, потом примерила изящный черный беретик и посмотрелась в зеркало.
   "Слишком хороша, чтобы быть замужем. Но в самый раз для вдовы".
   Изображение подмигнуло ей в ответ.
  
   Отпущенные два часа ушли на борьбу с заторами. Анна сигналила, злилась и била кулачками по рулю, как будто тот был виноват в её несчастьях. А дождь всё-таки зарядил - да какой! Всем дождям - дождь! Настоящий осенний ливень.
   Неверный свет стоп-сигналов отражался в тысячах капелек воды, рождая кровавое марево. Оно было везде: спереди, по бокам, сзади. И в довершении, над головой, тем же багровым цветом, искрился светофор.
   Девушка выругалась и взглянула на часы.
   "Не опоздать бы..."
  
   И не опоздала.
  
   Ящик для писем висел слева от дверей - тёмно-синий, с облупившимися боками, накренившийся. Настоящий ветеран почтового фронта. Анна шагнула к нему и протянула руку к щели для писем.
   В этот момент двери почты скрипнули, выпустив под дождь благообразного вида старушку.
   Анна отдернула руку и зарделась. Как бы бабушка не подумала чего лишнего...
   Но та прошла мимо, не удостоив девушку вниманием.
   Анна собралась с духом, и вновь просунула руку в щель для писем. Та и в правду оказалась поврежденной.
   "Наверняка все письма намокли" - подумала было девушка, но в этот момент рука натолкнулась на нечто твердое. Пальцы сжались вокруг предмета и потянули его наружу, прямо под струи ливня.
   Анна поспешила к машине. Лишь в салоне разжала кулак и осмотрела находку.
   Ключ. Самый примитивный, покрытый струпьями отслоившейся хромировки. В его основание было намертво впаяно стальное кольцо, на котором болтался пластиковый ромб с надписью.
   "Супермаркет "Парус""
   И ниже:
   "Ячейка 13"
  
   Домой Анна вернулась часов в пять. Бросила мокрую куртку на спинку дивана и принялась готовить ужин. Её муж придет в семь. Он не опаздывает. К тому же Анна знала, что будет, если еды на столе не окажется.
   Девушка инстинктивно коснулась рукой правого глаза, где ещё неделю назад горел здоровенный черный синяк.
   "Ну уж нет, милый. Сегодня ужин тебе понравится. Особый рецепт".
   Пузырек в кармане куртки ждет своего часа. А череп и косточки на его этикетке выглядят даже забавно.
   "Тебе понравится, Вадик. Понравится... Не будь я женой больного ублюдка, если не понравится".
   Девушка усмехнулась и принялась чистить картошку.
   Всё шло по плану.
  
   Он пришел в половине восьмого - мокрый, голодный и уставший. Одарил жену презрительным взглядом и, не сказав ни слова, сел за стол. Анна взглянула на мужа с тревогой - подействует ли яд? Не обманула ли сетевая подружка?
   А он лишь жрал - запихивал в себя картофельное пюре, запивая его лошадиными дозами пива. На лице девушки прорезалось отвращение.
   Вадим это заметил.
   - Что-то хочешь сказать, курочка?
   - Ничего.
   Он улыбается, но ничего приятного в этой улыбке нет.
   - А почему в глаза не смотришь? Где ты сегодня была?
   - Нигде.
   - Обманываешь, курочка! - всё тот же презрительный оскал на лице, - Куртка мокрая. А твой муж не идиот! Так где ты была, не слышу?
   "Ну вот, завелся. Когда же подействует яд???"
   - Я... я... не...
   - Что ты там бормочешь?
   - Я не считаю тебя идиотом.
   Его лицо бледнеет. От гнева ли? От яда ли?
   Он хочет что-то сказать, но дыхание перехватывает. Глаза словно превращаются в собственные пластиковые копии - затуманиваются и меняют свой блеск на более тусклый. Его руки шарят по столу, ища неизвестно что.
   Несколько тарелок падают и разбиваются вдребезги, вскоре на полу растягивается и сам Вадим.
   Анна лишь стояла и смотрела, как её муж - её мучитель! - корчился на полу, среди остатков пюре и осколков фарфора.
   Когда Вадим затих, она присела на корточки, положила руку ему на плечо и легонько потрусила.
   Не движется.
   "Не движется!"
   Девушка пощупала запястье, но вены не пульсировали. Сдох! Тогда Анна поднялась на ноги и всадила ногой по неподвижному телу:
   - Сдох, собака! Да! Я считаю тебя идиотом, ты, кусок дерьма! Что молчишь, урод?! Обдурила я тебя!
   - Теперь главное обдурить остальных, - пробормотала Анна и успокоилась так же резко, как разозлилась. Она многому научилась за годы жизни с Вадимом, но раскачивать психику умела лучше всего. Когда тебе нужно успокоиться - успокаивайся. Нужно взорваться злостью - взрывайся! Нужно погасить тревогу - гаси! Царствуй над эмоциями, дави их в зародыше.
   Анна ещё раз окинула труп взглядом и рассмеялась. Негромко, взвешенно, ничуть не истерично.
   "Всё! Нужно готовить отступление".
   Анна прокрутила в голове удаленное позавчера письмо. Она помнила его текст до последней запятой:
  
   "Здравствуй, Анна!
   Значит решилась всё-таки? Иначе, зачем интересуешься? :-)
   Ладно, шутки в сторону.
   После того как убьешь, главное - это выйти сухой из воды.
   Это несложно. Я тебя научу.
   Перед убийством запасись бензином и длинной свечой. Не экономь на цене свечи - бери лучшую. От того погаснет она или нет - зависит твое алиби.
   После того как ублюдок сдохнет (яд, что я тебе вышлю, действует почти мгновенно - учти), не суетись. Труп пусть лежит там, где грохнется - лучше его не трогать. Но пощупай пульс - мало ли что...
   Дальше делай так. Наливаешь бензин посреди комнаты - лучше, если комната будет с ковром. С бензином не переборщи, пожарные могу обнаружить его следы. Потом ставишь свечу прямо в бензин. Проверь, чтобы свеча стояла устойчиво и не упала. Подопри чем-нибудь. Поджигай фитиль и уходи из квартиры.
   Пожар должен вспыхнуть, когда ты будешь далеко - съезди к маме, прогуляйся с подругами. Позаботься, чтобы твоё отсутствие выглядело естественно.
   Вот, собственно, и всё. Шансов, что тебя вычислят - почти нет.
   Надеюсь ты понимаешь, что лучшим временем для убийства будет вечер пятницы. Или субботы. В общем, чтобы твоему козлу не нужно было идти на работу.
   Да, и не бери ничего из квартиры. Ни драгоценности, ни деньги. Пусть сгорают - алиби важнее. Квартирой, разумеется, тоже придется пожертвовать. Надеюсь, она застрахована.
   Так, ну вроде всё. Советы бесплатные, а вот за яд прошу заплатить. Он довольно дорогой, зато надежный. Как перечислишь деньги - передам яд. Дело наше держится на доверии, поэтому сама решай - доверяешь ты мне или нет.
   Свой расчетный счет пришлю в следующем письме, если получу твоё согласие.
   Твоя Невидимая Подруга
   Мида V.
   P.S. Прежде чем поджигать свечу - избавься от канистры. Вынеси её из дома, набей камнями и утопи. Постарайся, чтобы тебя никто не видел.
   P.P.S. Да, и купи её заблаговременно! Канистру-то. За несколько дней по крайней мере...
   P.P.P.S. Извини за количество постскриптумов. Просто хочу спросить: ты удаляешь мои письма? Если нет - удали немедленно! Не хватало, чтобы твой муженек прочел их. Ну, теперь точно все. Береги себя"
  
   Заснуть Анна не смогла.
   Пару раз проваливалась в полудрему, но тут же с криком просыпалась. Ей мерещился труп Вадима - ужасный, с закатившимися глазами, с хлопьями выступившей на губах пены. В его боку торчали осколки фарфора, штаны перемазаны картофельным пюре. Сквозь ночь он тянул к ней руки и что-то шептал непослушными губами. Несколько раз Анна вставала с кровати, дабы убедится, что труп на месте.
   И каждый раз он был на месте.
  
   "Скорей бы утро".
  
   Она всё сделала так, как советовала Мида. Полупустую канистру бросила в багажник. А позже выбросила на пустыре, в паре кварталов от дома. Через часик позвонила подруге и предложила прогуляться.
   Всё шло по плану.
   Домой приехала в три часа дня - и... не узнала собственный двор. Столбы черного дыма рвались из окон квартиры и устремлялись ввысь, к свинцовым небесам. Край крыши прокоптился полностью - как и подоконники живущих выше очага пожара. Многие стекла не выдерживали температуры и лопались с пронзительным треском.
   Всюду суетились пожарные, стояли зеваки и бегали жильцы соседних квартир.
   "А пожарчик удался на славу!" - подумала Анна и чуть не улыбнулась. Но вовремя себя остановила.
   "Вдове улыбка не к лицу".
   Роль безутешной погорелицы она сыграла вполне успешно - как ей самой показалась. Плакала, когда это было нужно, причитала, когда это было нужно. Соседи по очереди выражали ей свое сочувствие, и предлагали носовые платки.
   Всё шло по плану.
   Позже ей сообщили, что пожар был столь сильным, что расплавилась арматура несущих стен. Её муж сгорел почти полностью. Пожарники нашли лишь обуглившиеся пуговицы да обгоревшие кости. Пара комочков сплавившегося золота - это остатки зубных коронок.
   И никто её не обвинял. Никто не подозревал. Все лишь говорили банальности:
   "Нам очень жаль" - и всё в таком духе.
   Максим, близкий друг Вадима, облегчил формальности. Он был юристом, и самой Анне получать нужные справки не пришлось. Максим сам получил свидетельство о смерти, разобрался с банковскими счетами, переписал все имущество на Анну. На днях ей должны были вручить платиновый "Мастеркард".
   Но Анну это не волновало. Свои деньги у неё были, да и вообще - можно ли купить свободу за деньги? А теперь она была свободна.
   Как ей самой казалось.
  
   Всё шло по плану ещё пару дней.
  
   А потом всё перестало идти по плану.
  
   В тот пасмурный четверг Анна возвращалась домой в отличном настроении. Под мышкой тащила новый ноутбук, о котором давно мечтала. Жила она теперь в квартире своих родителей, давно умерших.
   Анна легко шагала по ступеням, и мурлыкала простенькую мелодию. Свободные люди всегда шагают легко.
   Но вдруг что-то изменилось. Словно прозвенел тревожный звоночек - на уровне подсознания. Ведь бывает же так, идешь по улице и вдруг бац - накатывает хандра. Настроение чернеет, одолевает тревога.
   Всё это значит, что интуиция опередила органы чувств. Почуяла беду.
   Так было и сейчас.
   Анна в нерешительности замерла на лестничной площадке. В воздухе витало нечто неуловимое. Девушка глубоко вдохнула, и внезапно осознала этот "звоночек" от хвалебной женской интуиции.
   В воздухе пахло дымом. Не гарью, а именно дымом.
   Все чувства обострились. Анна почувствовала, как по спине скользит сквозняк. Секунда - и всё тело покрыто "гусиной кожей".
   Девушка стремглав кинулась в квартиру и заперла дверь на оба замка.
   "Трусливая дура!" - обругала она сама себя, когда дыхание успокоилось и пульс восстановился.
   Анна попыталась улыбнуться, но сейчас это не помогло - тревога затаилась глубоко внутри, и не желала исчезать.
   - Черт с тобой! - прошипела Анна и принялась распаковывать ноутбук. Ей не терпелось поскорее связаться с Мидой, поблагодарить подругу за поддержку.
   Девушка воткнула в гнездо модема телефонный кабель и запустила почтовик.
  
   "Почтовый ящик с таким именем не зарегистрирован или удален. Проверьте правильность написания и повторите попытку".
  
   "Вот это номер" - подумала Анна, пробегая глазами по адресу.
   Да нет, всё было правильно. Девушка попробовала достучаться ещё.
   С тем же результатом.
   Анна задумалась, взъерошила волосы, потом подперла подбородок кулаком.
   "Может Мида сама мне написала?"
   Да. В её собственном электронном ящике и правда лежало письмо.
   Но не от Миды, а от неизвестного пользователя.
   Обратный адрес бессмысленный, дурацкое имя сервера и пара закорючек, вместо привычного "RU".
  
   "Ну здравствуй, курочка!
   Я уже иду к тебе.
   Только мне приходится идти м-е-е-дленно, потому что..."
  
   И всё.
  
   "Но... но... Это невозможно".
   - Он сдох! Он чертов труп! - закричала девушка, вцепляясь себе в волосы.
   В квартиру позвонили.
   Анна мгновенно перестала причитать и покосилась на двери. Она могла поклясться, что слышала дыхание стоящего за ними человека. Дыхание, воняющее паленой плотью...
   Звонок загремел вторично, ещё к нему прибавилось легкое царапанье - словно кошка точила когти.
   Анна подошла ближе, но всё не решалась посмотреть в глазок. Отважилась, лишь когда царапанье стихло.
   В подъезде стоял полумрак, но как будто никого не было.
   "Никого!" - подумала девушка, и её живот свела судорога - "Никого... Ой ли?"
   Она потихоньку приоткрыла дверь, готовая в любой момент рвануть обратно и закрыться. Но в подъезде никого не было - лишь холодный ветер гулял по лестничным пролётам, просачиваясь в подъезд через выбитые окна. Девушка взглянула на обивку, и ей стало дурно. На дешевом дерматине были царапины - целая сетка царапин. Оставленные чьей-то дрожащей рукой, они складывались в одно единственное слово:
  
   - куР-иЦА -
  
   Остаток дня девушка провела закрывшись в ванной, вслушиваясь в тишину.
   Тишина безмолвствовала.
  
   Лишь после бессонной ночи - на утро - Анна успокоилась. Она вышла из ванной, села на кровать и посмотрела в окно. Там моросил легкий дождик, холодный и мерзкий, из тех, что могут растянуться на пару дней.
   Анна легла, закуталась в одеяло и задрожала. Стало чуть-чуть легче на душе.
   Медленно проваливаясь в сон, она задала себе один очень правильный вопрос:
   "Что объединяет происходящее вокруг?"
   Уже в полудреме, девушка поняла, что знает ответ:
   "Кто-то хочет запугать меня. И я даже знаю кто именно.
   "Мида"
   "Сукааааааааа..."
   И всё погрузилось в черноту.
  
   Поздним вечером, проснувшись и собравшись с духом, Анна вышла из квартиры - сходить в магазин и соскоблить злосчастную надпись.
   Пока она срезала куски дерматина, в ней разгоралась злость. На Миду, на себя, на мертвого мужа.
   "Почему вы не можете оставить меня в покое?! Я заслужила это!"
   Наконец работа была закончена - дверь хоть и выглядела ободранной, зато надпись исчезла.
   Анна хмыкнула, сунула нож в карман и отправилась в магазин.
   По возвращении её ждал сюрприз.
   Отвратительный сюрприз.
   Надпись появилась снова. Чуть выше предыдущей - на уровне глаз. Рядом, на дверном косяке, были вырезаны и символы. Странные, состоящие из множества палочек, петель и дуг - они совсем не походили на иероглифы. Скорее на рисунки африканских шаманов или жрецов вуду.
   Было у двери и кое-что ещё.
   Зола. Маленькие кучки белесого пепла были везде - на коврике перед дверью, на ступеньках; золой была присыпана кнопка звонка. И в довершение, следы сажи были на обивке двери - четкие отпечатки ладоней, пальцев, кулаков. Словно кто-то колотил в дверь непослушными руками.
   "Господи помоги!"
   Анна сунула руку в карман и нащупала рукоять ножа. Девушка чувствовала, что за ней все время наблюдают чьи-то глаза. Глаза очень-очень злобного существа. Оно следит всё время. Выжидает.
   - Выродки! - заорала Анна, выхватывая нож, - Трусливые ублюдки! Что я вам сделала!? Зачем вы преследуете меня?!!
   Тишина. Лишь гулкое эхо нарушало тишь парадной:
   - меня... еня... ня...я... я...
   Анна хлюпнула носом и, неожиданно для себя самой, расплакалась. Как девчонка. Вытирая со скул потекшую тушь, она зашла в квартиру, опустилась на пол и там разревелась по настоящему.
   На улице тем временем стемнело, но свет девушка зажигать не стала. Просто сидела у дверей, смотрела через окно на сиреневое небо и слушала шум дождя. Постепенно проваливалась в странное оцепенение. Рыдания стихли сами собой и сменились короткими всхлипами.
   "Что мне теперь делать? Кому рассказать?"
   Но никому рассказать она не могла. Убийцам следует тщательно хранить свои тайны.
   Из транса Анну вывел визг телефона. Брать трубку не хотелось, но аппарат трезвонил столь противно, что долго слушать его рулады Анна не смогла.
   Трубка была теплой и липкой. "М-е-ерзкой".
   - Да? Алло!?
   - Здравствуй, Анночка!
   - Мида! Сучка! Как ты смеешь...
   Анна замешкалась - она представляла голос своей Невидимой Подруги по-другому. В её воображении это был мягкий грудной голос, достойный знаменитой актрисы. В реальности голос оказался дребезжащим, старушечьим, словно треснувшим, абсолютно не притягательным. Он драл ухо, как расстроенная гитара. Слышались в нем и металлические нотки.
   - Тихше, тихше, милая подружка. Не я сморила муженька твоего. Не я. Потому прикуси язычок. По хорошему прошу - прикуси.
   - Но...
   - Молчи, дуреха! Коль уж попалась старушке, так утрись и слушай.
   - Попалась? О чем ты...
   - Поведай старухе, ты, небось, спрашиваешь себя? Спрашиваешь ужо? Хрэк... Вопросы у тебя возникли, вопросы появились...
   - Что за вопросы? - голос Анны задрожал.
   - О! Самые разные. Например, откуда золушка берется перед квартирой-то? Или что за смрад воздух травит? Ты ведь чувствуешь запашок, подруга?
   Врать бессмысленно.
   - Да.
   - Я знала. А Его ты узрела?
   - Кого это "Его"?
   - Сама знаешь.
   Анна растерялась. "Да что несет эта спятившая ведьма???"
   - Это... я... нет. Не знаю.
   - А пора ужо. Небось думаешь, я тебя пугаю? Нет. Хрэк! Это всё Его проделки. Я ведь тебе не яду дала. Не яду...
   - А что???
   Мида вроде и не заметила вопроса:
   - После снадобья моего, Он не может сгинуть. Не может, пока не угробит тебя. О! И он сыщет тебя, он идет. Ужо идет. Погибель твою несет.
   Анна схватила трубку обеими руками и заорала что было мочи:
   - Ты лжешь, поганая тварь! Лжешь! Так не бывает!
   - Не хочешь - не верь мне, - прохрипела Мида, - Только опосля венчания, голубки встречаются на небесах. Ну или где ещё суждено. А Он не хочет ждать. Он хочет свидеться. Хочет тебя проведать, женушку-то свою. Мне его не сдержать. И знаешь, он слегка обгорел, но выглядит непогано! У меня на него планы. Но я не можу пользовать тело, пока ты не сгинешь. Хрэк! Плохая магия, плохая.
   - Зачем вы городите этот бред?!
   - Чтобы снадобье работало, в него нужно верить. А для веры нужно понимание. Теперь ты понимаешь. И вериишшшь!
   Анна вновь почувствовала подкатывающие слёзы и задала последний вопрос:
   - Зачем, Мида? Зачем вы так со мной поступаете?! Что я вам сделала?! Какой у вас резон?
   Пауза.
   Потом старуха ответила - и мертвенной холодностью веяло от её голоса:
   - Ты узнаешь энто только перед гибелью, милочка. Удачи не желаю. Бывай, дорогая Анюта. Бывай.
  
   Ночью ей снились кошмары.
   Живой мертвец в обгорелых тряпках идёт за ней. Вдоль витрин и стен, скользит он хмурой тенью, окруженный вонью оплавленных тряпок и горелых волос. Вокруг мелькают дома, улицы, проулки. Но никто не живет в этих домах. Никто не ходит по улицам. Никто не стоит в проулках.
   Ноги у девушки становятся ватными, и она бежит всё медленнее. Тень настигает её - постепенно, но неумолимо. Подползает, словно вихрь черного дыма.
   И вот обуглившиеся губы склоняются над её ушком и шепчут, глотая слова:
   - ...здравствуй... курочка! ... я ... иду... мне приходится идти м-е-е-дленно, потому что... потому что от меня отваливаются кусочки.
   ХРЭК!".
   На плечах зола, всё ухо перепачкано в саже. Труп открывает рот, и целый веер черных зубов впивается в белоснежную шею.
  
   Анна вскочила с кровати вся мокрая от пота. Схватилась было за плечо, потом посмотрела на руку, как будто ожидая увидеть там пятна золы. Их не было. Девушка закрыла лицо руками и всхлипнула.
   И только сейчас она услышала звук.
   Что-то (... кто-то...) скреблось у двери. Стучалось, царапалось, шипело. Иногда Анне казалось, что он может различить отдельные слова в этом шипении:
   "Хрэк... урица... Хрэк..."
   За дверью что-то заклокотало, послышался лязг - словно перочинным ножиком (или желтым когтем) ковырялись в дверном замке.
   "Я больше не выдержу! Не выдержу!!! Зачем я убила тебя, Вадим!? Зачем!? Почему никто не помешал мне? Почему?!!"
   Петли затрещали и подались. По паркету зазвенел выпавший из замка шуруп. Дверь шаталась и скрипела, ходила ходуном вперед-назад, словно сильные руки выдирали её из стояка.
   Анна вновь ощутила смрад горелой плоти и ледяное дыхание мертвеца. Ей стало дурно, а перед глазами завертелась радужная метель - кровь ударила в голову. Анна едва-едва держалась на ногах.
   "Я не дамся... Не дамся тебе выродок! Ты не достал меня при жизни, не достанешь и после смерти!"
   С повредившимся рассудком она зашла в уборную. Обвела мутным взглядом изгибы крана и открыла воду, пустив струю в ванну.
   Сама легла на дно, достала из кармана нож и прислушалась. Ничего не услышала. Возможно из-за того, что вода журчала...
   Лезвие прошлось по венам, и в теплой воде тут же распустились багровые бутоны. Красивые, словно красный туман обнимающий розу. Девушка откинулась на бортик ванны и закрыла глаза. Вода давно пропитала одежду, и та потяжелела. И становилась всё тяжелее и тяжелее...
   Свет погас, но девушке уже не было страшно. Она умирала. Розовая вода перелилась через край, и расплескалась на полу. Но некому было закрутить кран, а Анне было всё равно.
   Когда на пороге ванны выросла темная фигура, девушка уже плохо соображала. Фигура виделась ей призрачным, двоящимся пятном.
   - Ты опоздал... - только и хватило сил сказать.
   Фигура рассмеялась здоровым молодым смехом, тут же зажегся свет.
   - Да нет, дорогая, я как раз вовремя!
   На пороге стоял её муж - живой и невредимый. Он ухмыльнулся, подошел ближе и перекрыл воду.
   - Ну что, курочка, как я тебе? Вроде получше, чем ты, да? Осунулась, побледнела. Мешки под глазами.
   - Ты... Это всегда был ты...
   Он хохотнул, достал из кармана приборчик, похожий на микрофон, поднес к губам:
   - Хрэк, курочка! Ну конечно же! Это всегда был я.
   Этот голос... Треснувший, дребезжащий. Старушечий.
   Голос Миды.
   "Вот почему он показался мне таким механическим..."
   - У тебя вероятно много вопросов дорогая, - Вадим присел на краешек ванны, - Не трудись их задавать. Хочешь знать насчет Миды V? Это я случайно нашел тебя в Интернете. Случайно увидел твоё объявление на сайте знакомств. Искала подругу по переписке - что же... ты нашла её.
   "Мида V... боже! Какая же я дура... Vадим. Он всегда любил анаграммы..."
   - Представь теперь мой шок, когда ты сообщила мне, что хочешь убить меня.
   Меня!
   Это было... ммм... неожиданно. Но я принял твой вызов. Принял правила игры.
   Анна попыталась приподняться, но сил отчаянно не хватало. Вдобавок рука Вадима легла ей на плечо. Вода напоминала вишневый сироп, в голове клубился туман, мир вращался перед глазами. Слова мужа долетали издалека:
   - Я создал для тебя целый спектакль. Все эти почтовые ящики, ключи, снотворное. Да, представь себе - вместо яда было снотворное. Я бы не смог сыграть собственный труп и решил уснуть. А пульс ты не прощупала потому что перед приходом я принял пару таблеток - они понизили давление, замедлили сердцебиение.
   Анна его почти не слышала.
   - Я убедил Максима подыграть мне. Он оформил тебе липовые бумажки про мою смерть, а ты и повелась. Но потом началось самое приятное. Я разыграл тебя как по нотам. Ты проиграла дорогая. Я выиграл.
   Сил хватает только на одно слово:
   - Почему...
   - Почему, что? Почему просто не остановил тебя? Почему затеял всё это? Знаешь, курочка, уж если тебе так важен мотив... Можно ли жить с женщиной, которая хочет убить тебя? Я думаю, что нет. Поэтому решил переиграть тебя на твоем поле, наказать тебя, унизить. Пожертвовал квартирой - ну и хрен с ней. Страховка всё покроет. Зато я свободен от брачных уз.
   Развод говоришь? Извини, здесь я консервативен. Знаешь, "пока смерть не разлучит нас" - великие слова. Я в них верю.
   Я убил тебя, потому что ты убила меня. Кровь за кровь. Всё просто. Теперь засыпай, дорогая, засыпай. Тебя найдут завтра. А своё свидетельство о смерти я вставлю в рамочку и повешу на стену. И оно будет напоминать мне о тебе, моей любимой курочке.
   Вадим поднимается с бортика ванны и просто смотрит, наблюдает, как в окровавленной ванне умирает его жена.
   Анна ничего не видит - лишь мутные цветовые пятна. Её лицо скрывается под водой, а подняться не хватит никаких сил...
   Мужские руки обнимают её затылок и приподнимают голову. Губы супругов сливаются в поцелуе... Он такой сладкий и такой ядовитый, что захватывает дух.
   - Прощай, Анна.
   "...прощай..."
   Анне хорошо. Лишь тишина, теплота, невесомость. Тело исчезло, растворилось в небытие.
   Огонь поцелуя ещё горит на немеющих губах, пока девушка опускается на красное и недосягаемое дно.
   "Боже... почему так глубоко... почему..?"
   Смерть и забвение уже рядом.
   Растворены в мутной воде.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"