Deadly : другие произведения.

Час пик

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конкурс остросюжетного рассказа 15 место. Основной недостаток(судя по комментам) - вторичность. А написано складно. Самому нравится.


"Покупая автомобиль, вы на самом деле приобретаете часы, с бешеной скоростью отсчитывающие время вашей жизни"

Дан Крэйворт

"Смерть дорогу сыщет"

Народная поговорка

  
   Если смотреть сверху, то Южная Калифорния напоминает паутину. Крупные и мелкие дороги-нити сходятся в едином центре - Лос-Анджелесе, городе, который режут на части полтора десятка крупнейших автобанов.
   Там постоянно гудят мощные моторы, а выкрученные на максимум автомагнитолы засоряют раскалённый воздух рваными ритмами...
   ***
   Натали засмеялась - наверное Макс снова пошутил. Отсюда я не слышу, о чём говорят за столом.
   - Джейсон, - Бекка смотрит мне в глаза, и я понимаю, что именно она хочет спросить.
   - Слушаю...
   - Ты так и будешь стоять здесь и смотреть на неё?
   - А есть другие варианты? Она же с Максом... Он мой друг.
   Моя собеседница морщится, как будто проглотила дольку лимона:
   - Макс - лопух! Богач без башни. Мне ли не знать свою сестру! Да он не в её вкусе. Поверь!
   Я молчу - она расценивает это как неуверенность:
   - Скажи ей это, парень. Лови момент. Но учти, что потом может быть поздно. Ты должен рассказать сейчас.
   - Ладно, я всё понял.
   Мы садимся за столик, и Бекка тут же толкает меня в бок, чтобы я, наконец, отвёл взгляд от лица Натали. Я в пол-уха начинаю слушать бессмысленный трёп Макса, но смотрю всё равно на НЕЁ.
   Она... Само совершенство, как бы банально это ни звучало. Фигура, волосы, лицо. Тихий, спокойный голос. Звонкий смех.
   А от её улыбки в моём стакане плавится кубик льда.
   Как жаль, что она улыбается отнюдь не мне...
   А Макс, тем временем, продолжает наслаждаться собственным красноречием:
   - ... Вот, к примеру, у кого какие возникают образы, когда произносится слово "Нью-Йорк"? Можете не отвечать. Конечно, это высоченные небоскрёбы. Уолл-стрит. Статуя свободы...
   - Трепло... - ворчит Луис.
   - Тише, - шикает на него Натали, - Рассказывай, Макс. А Лос-Анджелес? Что в нём... эээ символ?
   - Скоростные автострады, - улыбается он ей, - Если ты видишь фотку какого-нибудь хайвэя - ставка пять против одного, что он находится в Калифорнии. Наши дороги точно манят к себе фотографов.
   - А что в них такого? В автострадах-то?
   - А кто их знает? Но когда смотришь на них, возникает что-то такое... чего не передать словами. Дороги - они как линии жизни. И власть скорости над нами - беспредельна.
   - Ну в мистику-то не влезай, - перебиваю его я, - Фривэи, хайвэи - те же дороги, только крупные. Ничего в них "такого" нет.
   Макс криво усмехается:
   - Не согласен - на дорогах полно мистики. Представь сколько народу на них гибнет. Сплошной конвейер смерти. Бац - и нет человека.
   - Но это ещё ничего не означает. Зачем мистифицировать обычный асфальт?
   - Потому что он - как губка: впитывает в себя всё. Энергию, например. Или эмоции. Только подумай - миллионы колёс ежедневно скребут эти дороги. Тысячи мыслей проносятся мимо, на скорости в сто миль за час. Асфальт копит эту энергию. Но никто не знает что происходит, когда эта сила высвобождается.
   - Аварии? - выдыхает Бекка.
   - Я же говорю - никто не знает. Конечно, загадочные случаи на автобанах не так уж и редки. То руль перестаёт слушаться, то педаль тормоза проваливается в пол. Или просто передние покрышки рвутся в клочья. Сами, заметьте! Внезапно! И дело тут не в поломках. Вернее не только в поломках. Разве не интересно?
   - Интересно, для любителей сказок, - стою на своём я.
   - Посмотрим, дружище. По статистике, каждый землянин хоть раз, да сталкивается с Необъяснимым на дорогах. Может и ты как-нибудь поверишь... Ну ладно, что-то мы заболтались. Поехали. Натали, составишь мне компанию?
   - С удовольствием, - вспыхивает девушка.
   Моя рука сжимает подлокотник кресла с такой силой, что на нём трещит обивка. Я не хочу видеть в Максе соперника. Но как же сказать ему об этом?
   А главное - как сказать ей?
   Сказать о том, что я не могу жить без неё...
   Я на секунду прикрываю глаза...
  
   ***
  
   - Джей, ты идёшь? - рука Луиса ложится мне на плечо.
   - Да, пошли.
   Полуденное солнце слепит глаза, но я всё равно вижу ЕЁ тёмный силуэт, окружённый золотым сиянием летнего дня. Она быстро забирается в кроваво-красный спортивный "Ягуар", и автомобиль мгновенно срывается с места, вздымая к небу огромное облако пыли. Через секунду машина уже выруливает на дорогу N5 и красной молнией движется к эстакаде.
   - Хвастун! - Бекка корчит рожицу и поворачивается к своему тёмно-жёлтому "Понтиаку". Сзади меня невесело вздыхает Луис:
   - Да, приятель, - он хлопает меня по плечу, - Нелегко тебе придётся. Соперничать с Максом... Хэх! Нереально! А ты уже решился рассказать ей?
   - Да.
   - Так не тяни! Видишь - он за неё серьёзно взялся... Ну ты же знаешь Макса! Этот парень не любит медлить.
   - Ладно, хватит. Пошли. Бекка ждёт.
   Удобно устроившись за рулём "Понтиака", девушка явно скучает, отбивая на руле ритм льющейся из колонок мелодии. Это Поэты Осени "Запоздалое "прощай""*
   Я сажусь на сиденье рядом с водительским, а Луис забирается на заднее.
   Бекка поворачивает ключ в замке зажигания и осторожно поддаёт газу, стараясь не нагонять большие обороты - двигатель и так хрипит, как больной туберкулёзом.
   Выезжая со стоянки, "Понтиак" лишь чудом не оцарапывает бок пепельно-чёрной "Хонды". Водитель истерично сигналит и опускает тонированное стекло:
   - Ездить научись! Дура!
   - Пошёл к чёрту! - огрызается девушка и со злости топит педаль газа, да так, что у меня темнеет в глазах.
   - Машина сама дёрнулась! - оправдывается она, - Я не давила на педаль!
   - Да ладно, всё же обошлось, - отвечает Луис.
   Девушка лишь качает головой и прикусывает нижнюю губу.
  
   Вскоре впереди показывается въезд на эстакаду - широкий бетонный желобок, расположенный под углом к основной трассе. На лице Беки проскальзывает едва заметная улыбка, и "Понтиак", кряхтя железными внутренностями, начинает наращивать скорость.
   Уже перед самым подъёмом нас обходит полицейский "Форд" - машина буквально взлетает на эстакаду и с ходу вливается в поток метущегося транспорта.
   Вот мы и на хайвэе. Восемь полос движения, четыре в одну сторону, и четыре в другую. Лишь хрупкая бетонная перемычка, разделяет потоки встречных направлений.
   Над раскалённым бетоном клубится полупрозрачное марево ядовитых испарений - это смесь автомобильных выхлопов и жжёной резины. Машины проносятся сквозь эту дымку на полной скорости, и она начинает сворачиваться кольцами, как смертельно раненная змея.
   Странно... Я никогда раньше не замечал, как меняется человек, выезжающий на скоростное шоссе. Он словно отдаётся во власть дороги. Скорость пьянит лучше вина. Сейчас нечто подобное горит на лице Бекки. Я вижу такое же выражение на лицах остальных водителей. К чему бы это?
   Солнце жарит автобан просто немилосердно. Кажется, что ещё чуть-чуть, и колёса машин начнут вязнуть в расплавившемся асфальте.
   Мимо проезжает гигантская фура-цистерна с надписью "огнеопасно!" вдоль серебристого бока. Как я же должна быть скорость у этой махины, если она делает "Понтиак", как стоячего..?!
   Я откидываюсь назад и подголовник заботливо принимает вспотевший затылок. Приятная музыка вливается прямо в подсознание, и я невольно начинаю подпевать.
  
   - Выше... Выше солнца... Ты нужна мне... моя душа улетает ввысь... И я уже теряю контроль... **
  
   Внезапно всё меняется. Меня, что - укачало? Не знаю, но тошнит очень сильно. И нечем дышать.
   Машины разноцветными пятнами, мельтешат перед глазами, рождая странное головокружение. В голове гудит, и кажется, что череп вот-вот взорвётся. Ощущения, будто перед грозой - когда воздух насыщается электричеством. Вот так и сейчас - мои волосы слипаются в прядки, а стоит прикоснуться к металлической ручки двери - проскакивает короткий разряд.
  
   "Что это?"
  
   Мелодия постепенно рвётся и радио исходит хрипами. Вскоре радиоволны окончательно теряются в океане статических шумов.
   Бекка тянется к приёмнику и нащупывает кнопку автоподстройки. В динамиках теперь грохочет абсолютно дикое варево из хриплого голоса и бренчания электрогитар. Песня до тошноты "подходящая": AC\DC "Highway to hell".
   - Да, да - это дорога в ад. Бекки, выключи пожалуйста.
   Девушка на секунду отвлекается, и не успевает проследить за изменившейся ситуацией.
   - Тормози!!! - орёт Луис, закрывая лицо руками.
   Девушка ещё успевает нажать на тормоз, но скорость слишком велика. Резина дымится, но не может остановить потерявший управление "Понтиак".
   Толчок и всё погружается во тьму...
  
   Я прихожу в себя оттого, что кто-то настойчиво толкает меня в плечо. Открывать глаза очень больно - ресницы пропитались липкой кровью, сочащейся из рассечённой брови.
   С большим трудом удаётся повернуть голову влево, и в этот момент я отчётливо слышу, как хрустят защемлённые шейные позвонки.
   - Ты в порядке? - орёт на ухо Бекка.
   - Да.
   Девушка выглядит не лучше моего - нос сломан, а на разбитых губах застыли капельки крови.
   - Ты-то как? - хрипло спрашиваю я.
   - Ничего...
   Сзади стонет Луис - его левая рука безвольно лежит на коленях, сломанная в двух местах. Второй он растирает скошенную набок шею.
   Вокруг машины уже толпятся водители остальных машин.
   - Что случилось?
   Энергичный мужчина в шортах начинает что-то невнятно бормотать, но из его речи ясно только, что впереди случилась какая-то авария, а мы сами врезались в образовавшийся затор.
   И в этот момент всё возвращается - тошнота, головная боль, удушье. Мне нужно наружу... Нужно.
   Какой-то парень помогает открыть покорёженную дверь и вот я уже снаружи.
   Голова раскалывается, а перед глазами пляшут зелёные круги - сомневаюсь, что это последствия одной лишь аварии. Нет. Это - нечто большее. В мои джинсы вонзилось несколько стёкол, но, я их почему-то не чувствую. Странная сила тянет меня вперёд - к источнику головной боли и дурных предчувствий. Ей сложно противится.
   Всё это должно было произойти.
   "Это судьба"
   Впереди стоят люди. Много людей. Я слышу их слова так чётко, будто они шепчут мне их на ухо:
   - Какая молоденькая..!
   - Жаль! Ей ещё жить и жить...
   - Без алкоголя здесь не обошлось - попомните моё слово...
   - Где скорая, чёрт её дери?! Налоги зря платим...
   - Девочка ещё дышит..!
   - На всё воля Господа...
   Отпихивая в сторону какого-то мальца, я с трудом протискиваюсь в первые ряды.
   Да. Это то, чего я боялся. Красный "Ягуар" беспомощно лежит на боку, прислонившись к бетонному выступу в центре автострады. Узкие окна выбиты, а асфальт вокруг искрится в лучах полуденного солнца. Там Натали.
   Она лежит прямо на стеклах. И никто ей не помогает. От её тела к машине ведёт кровавая дорожка - перед тем как потерять силы, девушка ещё пыталась отползти... Прекрасное лицо всё в крови, а голубые глаза уже начинают затуманиваться от потери крови.
   Я уже не контролирую свои действия - это кто-то другой... Подхожу к ней, падаю на колени и руки нежно приподнимают её голову из лужи крови. Роскошная копна золотистых волос теперь напоминает напитавшуюся кровью солому. В умирающих глазах мелькает слабая тень узнавания:
   - Джей...
   Она кашляет, и капельки бордовой крови попадают мне на лицо.
   - Натали... Я не хотел... чтобы так... Я просто... сказать, что я...
   Её глаза закрываются, и голова словно тяжелеет.
   - ... люблю...
  
   Истинная любовь не умирает. К сожалению не в этом мире.
  
   "НЕТ. Неправильно. Ошибка. Всё не должно было произойти вот так. Я... должен был сказать раньше. Это не судьба. Не моя судьба... Глупость, ничто! Нет. Я хочу всё исправить. Ты... ты должна жить. И будешь! На всё воля Господа?! Тогда к чёрту этого господа! Мне решать... Мне решать!"
  
   Я не вижу ничего, кроме её мёртвых глаз. "И ничего уже не изменишь..." - бубнит внутренний голос.
  
   "НЕПРАВДА!"
  
   Я замираю, не в силах пошевелить ни пальцем.
   Все звуки стихают, а вскоре и вовсе уходят в небытие.
   Окрестности быстро теряются в багровой мгле. Люди пропадают в одно мгновение, а хайвэй и машины становятся плоскими, превратившись в подобие дешёвых декораций.
   Асфальт пульсирует и дымится, источая, при этом, аромат свежей крови. В воздухе витают боль и отчаяние. Они - мои. Я чувствую, как снизу-вверх, моё тело пронизывает поток восходящей энергии. Он вторгается в сознание, удесятеряя нужные чувства и нужные мысли. Всё бесполезное безжалостно вытирается из памяти. Остается лишь одно: мятый "Ягуар" и окровавленный труп дорогого мне человека.
  
   "ЭТОГО НЕ ДОЛЖНО БЫЛО ПРОИЗОЙТИ" - бьёт ключом мысль.
  
   Возникает ощущение парения в пустоте. Я чувствую, что эта пустота движется с огромной скоростью, хоть и не могу даже отдалённо представить, что это означает.
   В следующую секунду пространство вокруг взрывается сотней ярко красных вспышек. Сознание камнем падает вниз и сливается с чем-то пульсирующим и горячим...
   Моим сердцем.
  
   ***
  
   - Джей, ты идёшь? - рука Луиса ложится мне на плечо.
   - Что..? Я...
   - Нам пора ехать, - пожимает плечами он, - Натали и Макс уже, наверное, выехали.
   Где-то внутри меня зажигается блеклый огонёк испуга, но он гаснет уже через секунду. В следующее мгновение я уже распахиваю двери ведущие во двор. Полуденное солнце слепит глаза, но я всё равно вижу ЕЁ тёмный силуэт, окружённый золотым сиянием летнего дня. Она быстро забирается в кроваво-красный спортивный "Ягуар", и автомобиль мгновенно срывается с места, вздымая к небу огромное облако пыли.
   - НЕЕЕЕЕЕЕТ!
   Но мой крик не настигает мчащийся "Ягуар" - через секунду машина выруливает на дорогу N5 и красной молнией движется к эстакаде. Я вдыхаю поднятую пыль и меня трясёт от приступов кашля.
   Дышать, нужно дышать... На четвёртом вдохе меня выворачивает наизнанку - что же, зато полегчало.
   Надо мной склоняется Бекка:
   - Джей, ты в порядке? Знаешь, у тебя лицо какое-то жуткое. Словно призраков увидел.
   "В точку, подруга. Прямо в яблочко"
   Несколько секунд я мутными глазами смотрю на девушку, после чего вырываю у неё из рук ключи и спешу к тёмно-желтому "Понтиаку".
   - Луис, Луис. Джей спятил! - в бессилии орёт Бекка.
   "Понтиак" так резво срывается с места, что водитель чёрной "Хонды" не успевает затормозить и бок его машины с диким скрежетом превращается в металлолом.
   Но я и не думаю останавливаться. Двигатель ревёт, унося жёлтый, как песок, автомобиль к адскому шоссе.
   Странно, но мозг никак не пытается объяснить происшедшее. Я просто знаю, что должен сделать. И мне всё равно, что будет потом. Просто она должна жить. Жить долго и счастливо. На этот раз всё должно быть правильно.
  
   Сзади взвывает сирена.
   "Полиция"
   - Жёлтый Понтиак, остановитесь! - металлическим голосом скрипит громкоговоритель, снова и снова повторяя глупое требование. Полицейский принимается мигать фарами, но когда понимает, что это бесполезно, рискует пойти на обгон
   "ТЫ МНЕ МЕШАЕШЬ" - мысленно кричу я и руль скользит влево. "Понтиак" на полной скорости таранит "Форд" в бок, сминая дверцу пассажира, как бумажную салфетку. На дорогу летят искры и куски содранной краски. Полицейский изо всех сил сопротивляется натиску грязно-жёлтого автомобиля, но его собственный всё больше и больше скатывается к обочине.
   Впереди мелькает фонарный столб.
   Коп в отчаянии бьёт по тормозам, и лихорадочно перебирает руль. Мокрые ладони подводят, и "баранка" просто скользит в них. "Форд" заносит, и в следующую секунду бетонный столб раздирает машину на две части. По инерции, куски "Форда" несутся по асфальту, высекая снопы искр. Сирена издаёт один короткий визг и замолкает.
   По асфальту растекается красноватая лужа - кровь. По ней бегут радужные маслянистые полосы...
   В этот момент "Понтиак" взлетает по бетонному желобу. Секунда - и я на трассе.
   Часы тихо отмеряют время, которое исчезает, как песок в сите. Паузы между щелчками секундной стрелки становятся всё больше, и всё оглушительнее.
   "Понтиак" опасно маневрирует промеж остальных машин, меняя скоростную полосу на более медленную, если там обнаруживается свободное место.
   Изображение перед глазами двоится и смазывается. Скорость... Мне плохо. Мне очень плохо...
   Переключить передачу, газ до упора, руль вправо. Сосредоточься!
   Робкие водители притормаживают, а более напористые и не думают снимать ногу с педали газа.
   И поэтому когда мой "Понтиак" подрезает наглую серебристую "Мазду", водитель последней не успевает сбросить скорость. И руль его уже не спасает. Срабатывает антиблокировочная система, но машина уже обречена - малолитражка по диагонали проносится через все четыре полосы и выскакивает на скоростной путь...
   ...где её сносит фура с надписью "Огнеопасно!" вдоль прицепа-цистерны. Шофёр "Мазды" за долю секунды, превратившись в кровавую кашицу, под громадными колёсами длинномера. От взрыва бензобака, прицеп фуры срывается с креплений и тут же опрокидывается. Инерция вертит его как хочет, и вот гигантский серебристый цилиндр перекрывает почти половину дороги.
   Остановится возможности нет.
   Ни у кого.
   Воздух насыщается визгом тормозов и короткими криками удивлённых водителей. Едва первая машина таранит перевернувшийся прицеп, хайвэй превращается в огненную реку. Вспыхнувший бензин резво плескается под колёсами ревущего транспорта, свободно заливаясь в кабину и прилипая к нежной человеческой коже. Крики сгораемых заживо людей органично вписываются в жуткую какофонию этого скоростного крематория. Автомобили рвутся, как хлопушки, выбрасывая в воздух тонны металлических обломков и обуглившиеся остатки человеческих тел...
   Я же слышу лишь громкий хлопок и зеркало заднего вида заполняется оранжевыми языками пламени. Шестым чувством осознаю, что от жара с "Понтиака" начинает слазить краска.
   Стоит ли ОНА всего ЭТОГО? Я не думаю ни секунды. Почему? Сложно ответить. Но сколько жизней каждый готов отдать ради близких людей? Стоят ли чего-нибудь эти клочки безликой плоти? Эти статисты? Что они значат, если на кону стоит нечто важное для тебя.
   Ничего...
   Я просто добавляю газу. Делаю то, что должен.
   Мои глаза быстро выхватывают из толпы металлических чудовищ знакомый кровавый "Ягуар", и следуют за ним неотрывно. Если внутренние часы меня не подводят, то осталось совсем чуть-чуть...
   Я ж не могу опоздать? Не для того ехал!
   Вдруг идущий параллельно "Ягуару" "Шевроле" заносит - водитель просто не справляется с управлением. Идиот! Лёгкую машину разворачивает на сто восемьдесят градусов и она летит прямо на красный спорткар. Низкий бампер чиркает по ободу, и "Ягуар" взмывает в воздух, подобно своему реальному прототипу. Сделав полный оборот, автомобиль бьётся о бетонную перемычку, в один миг орошая асфальт дождём битого стекла. Раздолбанную машину тащит вдоль полосы ещё сотню метров, где она, наконец, замирает.
   Из трещин в корпусе, как из ран на теле, начинает сочится кровь...
  
   "Я НЕ УСПЕЛ..."
  
   Холодное бешенство нарастает ослепительной волной. Перед глазами словно поставили бордовый светофильтр. Сам не осознавая, что делаю, я жму на тормоз. Свист, звон и страшный удар, поменявший небо и землю. Обезображенный "Понтиак" вспыхивает как спичка...
   Сзади гудят неуправляемые механические снаряды, несущиеся прямо на...
   "Меня?"
   Хайвэй превращается в мясорубку.
  
   ***
  
   - Джей, ты идёшь? - рука Луиса ложится мне на плечо.
   Я без слов отталкиваю друга в сторону и прорываюсь к выходу.
   Полуденное солнце слепит глаза, но я всё равно вижу ЕЁ тёмный силуэт, окружённый золотым сиянием летнего дня. Она быстро забирается в кроваво-красный спортивный "Ягуар", и автомобиль мгновенно срывается с места, вздымая к небу огромное облако пыли.
   "Думай! Понтиак не может соревноваться с ними в скорости! Думай, Джейсон, твою мать!"
   Внезапно голова очищается от предрассудков, и я понимаю, что делать дальше.
   "Для её спасения"
   Игнорируя замершую в недоумении Бекку, я бегом пересекаю стоянку, направляясь к чёрной "Хонде". По пути подхватываю с земли кем-то забытый гаечный ключ (Почему же забытый? Его оставили специально для меня! Провидение, Джейсон, провидение! Это судьба!) Водитель копается в замке, пытаясь открыть непокорную дверь.
   "ИЗВИНИ. НО ТАК НАДО!"
   Удар железкой приходится точно по затылку. Никогда не забуду этого звука - словно кусок сливочного масла шмякнулся о стену. Труп без единого звука оседает на землю. Рядом с ним падает окровавленный гаечный ключ, к которому тут же прилипает песок.
   - Луис, Луис. Джей спятил! - в бессилии орёт Бекка.
   Я уже почти забираюсь в салон "Хонды", когда крепкие руки Луиса опускаются на плечи. Он вытаскивает меня наружу и хватает за шиворот:
   - Джей! Джей! Опомнись, дурак! Ты что сбрендил?! Спятил, мать твою?!
  
   "ОТПУСТИ МЕНЯ!"
  
   Луис не отстаёт и я готов заплакать - скорее от безысходной злобы, чем из-за отчаяния.
   "Мне никогда не спасти её!" - жжётся мысль, едва мой кулак вонзается в лицо бедному парню.
   Бекка кричит не переставая, но я почти не слышу её.
  
   Вперёд.
  
   "Хонда" летит по дороге, как ракета. Усиленный двигатель приятно урчит под воронёным капотом, а колёса слушаются малейшего поворота руля. Стрелка спидометра обгоняет отметку 130 mh и движется дальше.
   "Теперь копу точно не угнаться..."
   Сердце клокочет в унисон с мотором, без устали качая бурлящую кровь. Я, машина и дорога. Мысли стелятся впереди - в голове пусто.
   "На этот раз всё будет по-моему!"
   Далеко позади, вспыхивают проблесковые маячки полицейской машины, но скромный "Форд" физически не может состязаться с японским "чудом".
   Ещё несколько секунд, и я вылетаю на хайвэй...
  
   Скорость. Дорога и автомобили сливаются в расплывчатое цветовое пятно, расползающееся за тонированными стеклами. Рассекаемый капотом, воздух закипает и становится видимым.
   "Быстрей! Ещё быстрей!"
   Буквально в сантиметрах от бортов мелькают мутные тени еле волочащихся машин. Свист воздуха и рёв клаксонов не могут заглушить всей мощи форсированного двигателя.
   "Так быстро, насколько это вообще возможно!!!"
   Автомобили окончательно замирают, будто вплавленные в янтарь насекомые. Самые разные цвета, самые разные формы...
   "И все неподвижны!"
   Очертания дороги расплываются, теряя чёткость и цвет, а от машин остаются лишь призрачные контуры.
  
   "Я смогу! Сейчас я - автор этой пьесы собственной жизни. Только МНЕ выбирать кому жить, кому умирать. И этот выбор сделан... сделан! Финал прописан до последней запятой, все черновики сожжены. Мне остаётся только поставить последнюю точку. Кровью"
  
   Вот и "Шевроле". Сквозь широкие окна я вижу сидящих там людей. Целая семья - отец, мать, сынок-подросток.
   Вы всё равно умрёте... Так или иначе. Какая вам разница, кого забирать с собой? Почему её? Почему не меня?
  
   Колёса "Хонды" идут юзом, и машина вылетает на соседнюю полосу. Я с удовлетворением осознаю, что "Шевроле" теперь едет прямо на меня. На лице водителя как будто испуг...
   "А чего бояться парень? Мы с тобой отправляемся в лучший из миров"
   Время замедляется и воздух становится плотным...
   "Шевроле" проламывает упрочнённую раму "Хонды", и его капот тут же укорачивается на добрых три десятка сантиметров. Корпус идёт складками, как гармошка.
   Кабина уже сбросила скорость, а вот пассажиры - нет.
   Мальчик, не пристёгнутый ремнями, летит вперёд, и с хрустом раскалывает череп о приборную доску. Его отца швыряет на мягкий руль, и он отделывается переломом носового хряща - кровь брызгает на приборную доску и остатки ветрового стекла. Парень мог бы выжить, но в этот момент ему на спину наваливается жена, сжимая его грудь о туго натянутый ремень безопасности... рёбра супруга лопаются одно за другим. Голова мужчины откидывается назад и сталкивается с лицом женщины. Подголовник не в состоянии смягчить этот страшный удар и салон превращается в кровавую баню...
   ***
   Нежные руки приподнимают мою голову над землёй и гладят по волосам. Кажется, что тела нет. Вместо него - потрясающая лёгкость и спокойствие. Я открываю глаза.
   "Как же ты прекрасна" - хотят прошептать губы, но изо рта вырывается лишь влажный кашель, оставляющий во рту солоноватый привкус. Я почти чувствую, как кровь стекает в лёгкие, заполняя их, как полиэтиленовый пакет с фаршем.
   - Джей, - заливаясь слезами шепчет Натали, - Зачем? Зачем ты это сделал?
   "Я не мог поступить иначе. Прости... Ты должна жить... Красота не умирает.
   Дороги... О да... Они действительно обладают силой. Этот хайвэй дал мне шанс... Шанс снова посмотреть в твои прекрасные голубые глаза. И сейчас, купаясь в них взглядом, я ни о чём не жалею. Это того стоило. Я больше не слышу визга клаксонов и стонов людей, умирающих страшной смертью.
   Мне хорошо сейчас. И я должен сказать тебе...
   Время уходит. Нет. Я не потеряю сознание! Я жил только ради этого момента. И ради этих слов"
  
   - Я... Тебя... люблю.
   Каждый слог даётся с трудом. И с каждым звуком, внутреннее тепло покидает моё сознание, и сливается с дрожащим асфальтом.
   "Почему ты плачешь, Натали? Мне совсем не больно. ТЫ жива - это главное. Всё остальное - не важно"
  
   И пусть вся твоя жизнь будет подтверждением правильности моего поступка.
   Надеюсь, что когда-нибудь, где-нибудь, наши дороги снова пересекутся. Прощай...
  
   30.03.2004
  
   * Poets of the Fall "Late Goodbay"
   **U2 "Elevation"

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"