Deadly: другие произведения.

Башня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Читается влёт, однако идея почерпнута с одного известного фильма. Она меня настолько впечатлила, что я до сих пор не могу от неё отойти.

 Я открыл глаза, но ничего не увидел. Вокруг была лишь тьма - душная, непроглядная и упругая, воняющая резиной, как медицинские перчатки. Когда я пытался шевелиться, она хрустела и пружинила под пальцами. С каждым вздохом дышать становилось труднее. Черт возьми! Да где же я?
 Внезапно пальцы наткнулись на нечто странное. Это "нечто" - длинное, твердое и ребристое, словно змея с металлическими чешуйками.
 Застежка-молния!
 Боже... Ведь я в мешке для трупов!
 Открыть "молнию" с изнанки - трудно. В темноте, с мокрыми от пота пальцами - невозможно. Мне никогда её не откры...
 Внезапно - о чудо! - молния подалась, и внутрь мешка ворвался свет. И я снова мог дышать! Воздух показался чертовски вкусным.
 Успокоив дыхание, я поднялся - сначала на колени, потом на ноги - и огляделся. Пейзаж вокруг выглядел по-урбанистически уныло.
 Огромное бетонное поле - серое, квадратное, сплошь усеянное строительным мусором. По периметру стелился ржавый забор с кое-где отсутствующими секциями. За забором виделось лишь небо - тусклое, как на старой фотографии.
 Я посмотрел в другой конец площадки - та же картина. Только вдали стояла будка - куб из белого кирпича. Ветер играл с резиновым мешком у меня под ногами.
  Всё происходящее внезапно напомнило мне компьютерную игру. Ещё я осознал, что одет не в свою привычную одежду. На мне висела простая темная роба - наподобие тех, что носят рабочие на стройках.
 Что происходит, а?
 - Помогите... - крик долетел слабым, невнятным шепотом.
 Площадка была пуста - я решил, что мне померещилось, но внезапно нечто черное шевельнулось за обломками спутниковой антенны - ещё один мешок для трупов. Он лежал на бетоне, как жирная черная гусеница. Внутри кто-то шевелился, пытаясь ползти - от этого сходство с гусеницей лишь усиливалось.
 Я потянулся к застежке - мешок рванулся у меня в руках, внутри кто-то завизжал.
 - Да не дергайся ты!
 Молния разошлась с треском - в следующую секунду бледная тонкая рука отвесила мне пощечину.
 Девушка... Она пулей вскочила на ноги и отбежала на несколько шагов.
 - Кто ты такой?!
 - Друг, - сказал я, потирая зудящую щеку.
 Девушка покосилась на валяющийся неподалеку резиновый мешок. Кивнула:
 - Поверю для начала, - она огляделась.
 - Эй... а где мы?
 - Без понятия. Я очнулся недавно.
 - Похоже на крышу. Ты подходил к краю?
 - Как раз собирался.
 Она оказалась права - это была крыша. Крыша мира. Высота - не меньше километра. Мы стояли на верхушке небоскреба и смотрели вниз - на городские кварталы у его подножья. Они простирались вдаль почти до самого горизонта - скучные, безликие, закованные в паутину пустых дорог. Среди частокола домов встречались проплешины голой земли. Наверное когда-то это были городские парки, ныне - высохшие и сгинувшие.
 - Что-нибудь видишь?
 - Город.
 - Я имела в виду... людей.
 - Людей - не вижу, - я прищурился, всматриваясь в ландшафт.
 Она уселась на бетон и всхлипнула. Черт!
 - Мне тоже страшно, поверь. Но если мы сложим ручки - ничего хорошего из этого не выйдет.
 Отвечать она не спешила. Так и сидела на краю, шмыгая носом и смахивая слезинки рукавом. Потом прошептала:
 - Тебя как зовут?
 - Игорь. Украина.
 - Украинец? Но почему ты так хорошо говоришь на эсперанто?
 - А в чем проблема?
 Она усмехнулась:
 - По Ти-Ви говорят, что вы объявили эсперанто бойкот.
 - Поменьше ящик смотри, наивная. Сама-то откуда?
 - Из США. Я - Ребекка.
 Наступила неловкая пауза. Американка, схватившись за ржавый прут, смотрела на город. Вдруг:
 - Игорь - что это там? - Ребекка ткнула пальцем куда-то вниз.
 Я проследил взглядом направление - она показывала на рекламный щит, чудом сохранившийся.
 - Реклама. Не могу прочитать - все надписи на каком-то национальном языке.
 - Но это запрещено законом! А буквы какие? Можешь изобразить?
 Я не придумал ничего лучшего, кроме как вывести несколько слов пальцем в пыли. Ребекка кивнула:
 - Это испанский. У меня мама его знает.
 Я поморщил лоб. Мертвый город, испанский язык... Ответ всплыл сам собою:
 - Мексика!
 В глазах Ребекки мелькнуло сомнение. Я пожал плечами:
 - Наверное, уровень биоэфирного заражения уже снизился - иначе мы бы умерли. Но эта реклама - на испанском. Так что... А ты не помнишь, как попала сюда, Ребекка?
 - Нет. Хотя когда я думаю об этом, мне кажется, что я слышала шум вертолета, - она смутилась, - Знаешь как это бывает - спишь, но на самом деле всё вокруг слышишь.
 - Но почему именно мы, двое? Мы даже в разных странах живем!
 На этот раз она думала долго:
 - Я такая же, как все... Знаешь, что я думаю, Игорь?
 - Просвети.
 - Это реалити-шоу! Не знаю, в чем его суть, но если я найду того урода, что запихнул нас сюда - я ему яйца оторву.
 - И всё-таки конкретно тебе ящик мозги промыл...
 - А одежда? - она потрепала рукав робы, - Зачем нас выряжать в эти тряпки? И ещё эти уроды вытащили мои контактные линзы.
 Осененный внезапным предчувствием, я стал шарить по карманам. Ребекка смотрела на меня как на психа ровно до того момента, пока я не извлек из кармана нож. Американка сразу напряглась:
 - Откуда это!?
 - Без понятия. Просто надеялся найти... что-нибудь наводящее.
 Она тоже стала выворачивать карманы. Пока она этим занималась, я рассмотрел нож. Хороший - не боевой, но крепкий. Торговая марка вытравлена - как с лезвия, так и с рукоятки...
 - Нашла! - Ребекка взмахнула рукой, - Фонарик!
 Фонарик был совсем крошечным - как авторучка. Но светил ярко.
 - А почему тебе фонарик, а мне - нож?
 - Завидно?
 - Нет.
 Американка внезапно призналась:
 - Знаешь - я темноты боюсь. Очень. Моё проклятье.
 - Кто-то явно знал об этой твоей фобии... Ладно, неважно. Думаю пора спускаться вниз.
 Ребекка вертела в руке фонарик, и молчала.
 - Чего? - не выдержал я.
 - Может подождем?
 - Чего ждать? Второго пришествия?
 - Фу! - она сморщилась, - У вас в Украине все такие грубые?
 - Ты ещё грубых не видела.
 Я развернулся и зашагал к белой будке на другом краю крыши. Ребекка, насупившись, шла следом. Уже на подходе, моё внимание привлек другой предмет. Дождавшись Ребекку, я кивнул в его сторону:
 - Что думаешь?
 - Кажется... ой! Ещё один мешок для мертвых...
 - Ага. Мы явно не первые, кого сюда закидывают. Судя по пыли - не меньше недели лежит.
 Она схватила меня за руку и посмотрела в глаза. Но я покачал головой:
 - Никто за нами не прилетит, Бекка.
 - Знаю, - она задрожала, - Но кто знает, что ожидает нас внизу?
 Я не ответил.
 
 Десять шагов по винтовой лестнице - и мы внутри пентхауса. Впереди - длинный коридор с множеством дверей и окон. Довольно темный - ведь не назовешь же светом молочное сияние улицы, отфильтрованное пыльными стеклами?
 Мы пошли вперед. По пути заглянули в пару комнат. Судя по всему раньше в них располагались офисы - когда-то роскошные, но сейчас унылые: покосившиеся шкафы, истлевшая бумага. Чашка с высохшим кофе...
 - Они просто работали, когда взорвалась бомба, - Ребекка говорила тихо, - Люди превратились в пепел... А в чашках даже кофе не расплескался.
 - Ничего здесь не трогай. Некоторые предметы могут впитывать биоэфир.
 - Я и не собиралась. Это всё равно, что грабить могилы.
 Мы добрались до лифта. Ребекка потянулась, было, к кнопкам.
 - Бекка, даже если в здании и есть электричество, в чем я сильно сомневаюсь... думаешь за десять лет простоя механизмы не заржавели?
 - Что ты предлагаешь, умник? Если хочешь - найди лестницу. Вот я, например, её что-то не вижу.
 Лестницы и правда не было. Нигде. Мы обыскали весь этаж, проверили каждую дверь. Тщетно - только пылью надышались.
 - Наверное в пентхаус можно попасть только на лифте. Раньше так было модно.
 - И что делать?
 - Есть идея. Пошли.
 Я вновь потащил её к лифтам.
 - Игорь - можешь толком объяснить чего ты хочешь?
 - Минутку, - я достал из кармана нож, - Шансов мало, но вдруг получится?
 Поискав немного, я нашел крышку распределителя. Она держалась всего на четырех болтах - я выкрутил их, используя лезвие вместо отвертки. Бекка молча наблюдала.
 Как я и думал - в коробке находился пульт управления для ремонтников. Двери лифта ведь проектируются так, чтобы их легко можно было открыть при любых обстоятельствах. Бекка не выдержала:
 - У вас там в Украине все такие умники?
 - Ты ещё умников не видела, - я нашел нужную ручку и схватился поудобнее. Усилие, рывок... Ну же! Я навалился на неё изо всех сил - впустую. Смазка давно высохла, и ничего уже не открое...
 Створки со страшным скрипом разошлись в стороны.
 - Фу! Как пенопластом по стеклу! И что теперь?
 - Здесь лестница... должна быть.
 Я подошел к краю бездны и посмотрел вниз. В желудке появился холодок. Колодец, глубиной в километр... Если бросить монетку, то она будет лететь до дна целых четырнадцать секунд. Столько же будешь лететь и ты, если сорвешься вслед за монеткой.
 На некоторых этажах двери лифтов также стояли открытыми, поэтому в шахте было не совсем темно. А на стене действительно была лестница! В пятнах ржавчины, но крепкая на вид. Я дернул её для уверенности - она не шелохнулась.
 - Сейчас полезем вниз. Готовься.
 Глаза американки вспыхнули:
 - Нам что - ползти по этой шведской стенке целый километр?!
 - Вы, американцы, все такие нервные?
 - Не смешно!
 - Знаю. Этажом ниже открыт ещё один лифт. Выйдем там. И потом... у тебя есть другие варианты?
 Она промолчала, и лишь жестом предложила мне ползти первому. Я не возражал.
 
 Будь лестница высотой в пять метров - я бы спустился за секунду. Но стоило мне подумать о километровой бездне под ногами, становилось жутко.
 Когда я достиг открытой двери, роба на мне пропиталась потом. Сверху донесся голос Ребекки:
 - Всё в порядке?
 Я вытер мокрое лицо и заорал в ответ:
 - Всё в порядке! Это ничуть не страшно!
 
 Пока Бекка спускалась, я изучил этаж. Те же коридоры, те же мертвые офисы - только в последнем было разбито окно. Осколки лежали на полу, не успев покрыться пылью.
 Я подумал о третьем мешке для трупов. Максимум за неделю до нас здесь был ещё один бедолага - это очевидно. Но в пентхаусе его тела мы не нашли, и я думал, что от отчаяния он бросился с крыши. Однако разбитое стекло говорило об обратном. Наверное незнакомец нашел веревку - может быть электрический кабель - и, обвязавшись, спустился по внешней стене здания. После этого раскачался и разбил толстое стекло... хм... Интересно - как? Или чем?
 Смекалистый парень... Но вообще я уже понял, что когда припечет - все мы очень даже неплохо соображаем. Нужен лишь стимул.
 Мне почему-то вспомнилось, что раньше стимулом называли длинную деревянную палку.
 
 Ребекка стояла на коленях перед лифтом и хватала ртом воздух. Она показалась мне чертовски красивой. В ней появилось что-то природное, до той поры тщательно скрываемое. Естественность? Простота?
 - Нашел. Лестницу? - спросила она, разбив фразу на два выдоха.
 Я кивнул. Она встала и сбила с колен налипшую пыль:
 - И правда не страшно. Ни капельки.
 
 На лестничной площадке было светло. Я глянул в узкую щель между пролетами, и у меня закружилась голова. Словно калейдоскоп - узор перил убегал вниз, сворачиваясь в спираль. Конец спирали терялся во мраке.
 Мы начали спуск.
 Уже в середине пути я поблагодарил Небо, за то, что нам нужно спускаться, а не подниматься... Один раз мы присели отдохнуть. Ребекка - та умудрилась даже задремать, положив голову на ступеньку.
 
 А мне не спалось. Зато вспомнилась моя жизнь. Сытая, незатейливая жизнь - словно скопированная с жизней многих. Я не работал. Нигде и никогда. Да и вообще - после технологического прорыва в середине века - работать стало совсем необязательно. Все желающие могли подписать "Стандартный договор Лиги для неработающих граждан". Этот договор - абстрактная фикция. Мы просто расписывались в том, что хотим бездельничать, а Лига предоставляла нам всё забесплатно. Я его подписал в тринадцать лет.
 Утопия была уже совсем рядом. Стоило только протянуть руку.
 Но была одна проблема, которую никогда не афишировали. Эскапизм... побег от реальности.
 Мы столкнулись с вещью, доселе чуждой нам. Проблема эта заключалась в том, что в условиях утопии, вид "гомо сапиенс" вымирал из-за чертова шила в одном месте.
 О, вот и Бекка проснулась.
 - Знаешь, Игорь, - без причины начала она, - Я как-то встречалась с парнем. Джеком. И вот как-то раз он загремел в больницу с передозировкой кокаина. Его откачали, конечно. Но когда Джек уже начал поправляться - внезапно исчез без объяснений. Нашелся он через неделю - в Эль-Пасо. Худой как скелет. С обезвоживанием, солнечными ожогами, и... Это был уже другой человек. Представляешь, он не только с наркотой завязал, но и на работу устроился. Меня это так удивило... А сейчас я думаю - может мы повторяем его историю?
 - Ты наркоманка, Ребекка?
 - Нет. Но ты не думал, что это может быть связано с договором Лиги?
 - Нет, не думал.
 - А мне почему-то вспомнилось.
 
 Шагая по лестницам, я с горечью вспоминал те четырнадцать секунд, за которые можно достичь первого этажа в свободном полете. Наверное, даже дьявол, спускаясь в ад, прошел меньшую дорогу.
 
 На последних пяти этажах было темно, и стало понятно - почему. Все окна были закрыты стальными листами, намертво привинченными к стенам. Вновь пригодился фонарик.
 Весь первый этаж занимал огромный холл с металлическими колоннами. Пункт охраны, безжизненные флуоресцентные лампы...
 Мы спустились по умершему эскалатору и подошли к двери. Здесь нас ждало жестокое открытие - выход был не просто заперт, а наглухо заварен бронеплитой! На ней было что-то выгравировано.
  - Бекки... глянь.
 - Значок Лиги! Но в момент бомбардировки Мексики не было никакой Лиги!
 - Ты совершенно права, телочка! - закричал кто-то на английском, - Это мудаки из Лиги всё здесь слабали!
 Мы с Ребеккой обернулись одновременно. Свет выхватил фигуру человека, среди колонн. Это был он - незнакомец, из третьего мешка. Его грязная роба была копией наших, но не это поразило меня. Гораздо сильнее тревожило его лицо - бледное, искаженное...
 И ещё - он постоянно облизывался. В руке сжимал пистолет.
 Я шагнул вперед:
 - Эй, приятель! Опусти пушку.
 Лицо психопата перекосилось:
 - Назад, падла!
 - Чего ты хочешь? - спросила Бекка.
 - Сначала вы прочитаете мне что написано на сраном мраморе! Потом я грохну вас обоих и вкусно пообедаю.
 - Но у нас нет еды... - пролепетала Ребекка, прежде чем до неё дошел смысл угрозы, - и здесь нет никакого мрамора.
 Незнакомец оскалился и ткнул стволом пистолета куда-то поверх наших голов - мы подняли глаза. Над выходом действительно висела мраморная доска. Буквы на ней серебрились в луче света.
 - Читайте, твари! - взвизгнул незнакомец, размахивая пистолетом.
 - Тут же понятно написано.
 - Я не знаю вашего сраного эсперанто! На эсперанто говорят только мудаки! Читай быстро!
 Стоять, повернувшись спиной к этому психопату было весьма неуютно.
 
 "Пункт 1: Лига гарантирует абсолютную свободу как гражданина от общества, так и общества от гражданина
 Пункт 2: Лига оставляет за собой право ограничивать свободу гражданина, если его свобода ведет общество к хаосу
 Пункт 3: Лига в любом случае и в любой ситуации гарантирует свободу выбора для гражданина"
 
 Это были три первых пункта "Стандартного договора Лиги, для неработающих граждан".
 Ниже была приписка - мелкими буквами:
 
 "Если ты желаешь воспользоваться Пунктом 3 - иди в комнату 5606"
 
 Эту последнюю фразу я опустил, когда читал. Ребекка бросила на меня косой взгляд, но тут же отвернулась.
 - И всё!? - прохрипел безумец у нас за спинами.
 - Всё.
 Незнакомец вдруг лупить кулаком по колонне. Он всё кричал и кричал:
 - Я выберусь отсюда, твари! Выберусь! А потом вставлю пистолет в ублюдошные лигионерские глотки и размажу их мозги по стенам! Мы - люди! Люди! Мы не мусор! Нас нельзя выкидывать, как сраный мусор!
 Мы с Ребеккой переглянулись. Сейчас или никогда - я вытащил нож. Глаза американки округлились - она покачала головой и хотела что-то сказать, но умолкла на полуслове.
 Всё происходящее вновь напомнило мне компьютерную игру, и страх исчез. Улучив момент, когда псих отвел руку с пистолетом, я выключил фонарик. Мне хватило мгновения, чтобы оттолкнуть Бекку с линии огня и броситься вперед.
 Грохнул выстрел. Вспышка на миг осветила удивленное лицо сумасшедшего. И в следующее мгновение длинное лезвие вонзилось ему в шею.
 На пол мы упали одновременно - он всё-таки не промазал...
 
 Вскоре в темноте вспыхнул фонарик, и надо мной склонилась Ребекка. Она посветила мне на живот, и по ужасу в её глазах, я понял, что дела плохи.
 - Сейчас! - она оторвала рукав своей робы и быстро, неумело перевязала рану.
 Кровотечения это не остановит. Тем более, что мы оба понимали, что нам теперь предстоит сделать...
 Подняться на бесконечно далекий пятьдесят шестой этаж и найти комнату ноль-шесть.
 
 Я понял Пункт 1.
 Мы шли не просто долго - очень долго. Я отдыхал через каждые несколько ступеней. И всякий раз, когда я делал шаг, рана хлюпала, а из-под повязки вытекала кровь.
 - Бекки. Как ты... нарушила договор? В чем твой хаос?
 Она молчала, потом выдохнула одно единственное слово:
 - Самоубийство.
 Подумав - добавила:
 - Меня откачали. Направили в психушку. Я готовилась к выписке, а потом очнулась здесь. А ты?
 Я плохо соображал от потери крови - вопрос донесся словно издалека.
 - Не отвечай, - Ребекка подставила мне плечо, - Экономь силы.
 Мы продолжили восхождение на небо.
 
 Дверь я видел словно в тумане. От неё исходило сияние... разве нет? Бекка втащила меня внутрь.
 - Игорь! Смотри! - я попытался сфокусироваться на её лице. Не смог. Но она что-то держала в руках. Да, да... Парашют. Путь не для меня.
 Я понял Пункт 3.
 - Игорь! Мы выберемся! Там внизу стоит машина - я вижу! Она ведь для нас приготовлена, правда? - она не замечала, что плакала.
 - Правда... - тупо прошептал я, - Для тебя.
 - Нет! Замолчи!
 - Не... замолчу.
 Ребекка натянула парашют:
 - У вас в Украине все такие герои?
 Американка улыбнулась сквозь слезы. Я тоже попробовал, но не смог.
 - Ты ещё героев не видела...
 Она схватила металлический стул и с размаху саданула им по окну - во все стороны брызнули осколки.
 У лифта она показалась мне красавицей. Сейчас - в крови и слезах - она была богиней. Богиней в тюремной робе. Богиней со стеклами в волосах.
 - Бекки. Обещай... что больше... не будешь пытаться... убивать себя.
 Она подошла к окну и посмотрела в бездну безо всякого страха. Обернулась:
 - Знаешь... Теперь я просто не смогу.
 И выпрыгнула.
 
 Я лежал. Среди осколков стекла, среди пыли. Вся боль куда-то ушла, разум очистился.
 Спать хочется.
 От эскапизма не избавиться без насилия. Войну можно прекратить мирно. Экологию можно сохранить мирно. Но попробуйте заставить человека бросить наркотики... Или оторвать игрока от компьютера, как в моем случае.
 Не выйдет. Не пройдет. Нужен пистолет у виска. Нужна встряска и бодрый пинок под зад. Стимул, да.
 Кажется, я начинаю понимать и Пункт 2.
 
 Снизу не доносится ни звука.
 Хотя, когда я думаю об этом, мне постоянно кажется, что я слышу шум запускаемого двигателя. Знаете как это бывает - спишь, но на самом деле всё вокруг слышишь...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"