Иней Валентина, Иней Светлана: другие произведения.

Зов клинка драконов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пародия. Авторы предлагают Вам отправиться в увлекательное путешествие с героиней Мэри-Кэт. С ней вы попадёте в другой мир. Путешествуя с ней, Вы встретите самого лучшего мужчину на свете (по данным списка лучших мужчин по версии Мэри-Кэт). Потеряете память. Вы познакомитесь с магом. Будете лечиться от различных болезней. Попадете в Королевскую Академию Магии и будете учиться в группе наследных принцев, влюблённых в Вас. И наконец, вспомните все! Всё то, чего даже и не помнили. Лучший мужчина на свете! Снова придётся его найти. Вы будете сражаться в лесу с разбойниками. Познакомитесь с взводом бравых солдат. Найдёте ЕГО. Будете жить счастливой семейной жизнью. Но судьба снова подкинет вам испытание! Со своим верным скакуном, родом из королевских конюшен, отправитесь на поиски исчезнувшего мужа. Будете скрываться под маской обычного вояки в одном из полков северного королевства. Заведёте новых друзей. Спасете цесаревича. Попадете на бал. Получите титул, почёт и уважение. Найдёте своего мужа. Пройдёте трудности и испытания, но выполните своё предназначение, дарованное Богом. Вы с Мэри-Кэт возвращаетесь домой и думаете, что теперь, наконец, заживете прекрасной мирной жизнью? Не тут-то было! Злой и коварный эльф похитил ваших детей. Необходимо их вернуть. Возможно, это Вам не получится осуществить полностью. Но есть небольшая надежда на одного из младших сыновей. Сможет ли он исправиться? Отпустит ли его эльф? ВНИМАНИЕ! Особо впечатлительных, с неустойчивой психикой просьба не читать. 19-21+ Мнения и мысли высказанные героями являются их собственными мнениями и мыслями. Авторы ответственности за них не несут.


   ПЛАНЕТА "СЕМОИЛА"
   Ковен магов столпился у ложи предсказательницы Чеины. Она объявила, что даст последнее своё предсказание и отойдёт в мир забвения. Предсказательница Чеина затряслась, её глаза побелели и засветились. Она начала говорить:
   "И наступит день тьмы. Небо окрасится в багровые тона крови. И прокатится по миру небывалый мор. Заглянет в каждый дом, в каждый уголок, коснётся каждого. Уже не будут слышны смех детей и песни взрослых. Вскоре не будет слышен и их плач. В таверне "У Трука" не останется целых стульев. Цена на зерно повысится. Не трогай мою лопату! И опустеет наша земля. Енот перейдёт дорогу хорьку. Вооружённые до зубов бешеные тараканы будут атаковать каждого, кто попадётся им на пути. Полчища улиток будут есть пищу живых и самих оставшихся в живых. Наступит тьма, за ней холод. Но луч надежды, подаренный другим миром в виде девы-воительницы с мечом, может даровать каждому из нас спасение от неминуемой гибели".
   Чеина перестала говорить. Её глаза перестали светиться, она их закрыла. Чеина перестала дышать. Её предсказания несут в себе тайну. Но это предсказание самое непонятное из всех, что она когда-либо произносила. Много должно пройти времени, прежде чем маги смогут его расшифровать. Множество вопросов несёт в себе предсказание Чеины. Кто такие тараканы и чем они будут вооружены? Кто такие эти ненасытные улитки? Где находится таверна "У Трука"?
  
   ПЛАНЕТА "ЗЕМЛЯ"
   Мэри-Кэт
   Я отличаюсь от многих моих сверстниц. Некоторые даже считают, что я из какой-то другой эпохи. Уж чересчур я скромная. Для начала я представлюсь. Меня зовут Мария-Екатерина. Дело в том, что мама хотела меня назвать Машей, а папа Катей. Так я стала Марией-Екатериной. Единственной дочерью, да и ребёнком вообще своих родителей. Помимо отличной учёбы в частной гимназии с углубленным изучением сорока восьми иностранных языков я посещала занятия по пению, музыке, балету, эстетическому воспитанию. С детства увлекалась конным спортом, даже выиграла несколько соревнований. В тринадцать лет я увлеклась коллекционированием мечей средней эпохи, и с лёгкостью смогу отличить кортик, от обычного кухонного ножа. Тогда же, в тринадцатилетнем возрасте, я стала мастером спорта по дзюдо, айкидо, тэквандо, кун-фу, каратэ, боксу, боям без правил.
   Сейчас мне уже двадцать. Я живу в своей личной трёхкомнатной квартире в центре Москвы. Мне её подарили родители на моё шестнадцатилетние, когда я сразу поступила на третий курс в МГУ. Мы всегда были небогатой семьёй, но зато крепкой и дружной. Сейчас я закончила аспирантуру и вчера стала кандидатом наук. Как я уже говорила, я чрезмерно скромна, поэтому друзей у меня нет. Есть лучшая подруга с красивым именем Элоиза. Элоиза такая же красивая и даже идеальная как и её имя. Её рост 175, не то что я 170сантиметровая коротышка. Её глаза пленят своей красотой, не один парень не может устоять перед взглядом Элоизы. Мои глаза тоже красивы, но не так как у Элоизы. У меня пышные, длинные, густые, темные ресницы. Многим не объяснить, что это у меня от природы такие ресницы и что я их не наращиваю. Поэтому мне приходится их изредка подстригать и прореживать. У Элоизы прекрасные блестящие волосы. О таком цвете волос как у неё мне только мечтать можно. Я же от природы блондинка, и чтобы не доказывать всем, что блондинки не дуры я перекрасилась в чёрный. Пухлые алые губки. В общем, как однажды сказала Элоиза, меня можно было бы даже назвать симпатичной, если бы не этот уродский нос. Итак, я обычная кареглазая девчонка из толпы с идеальной фигурой. Теперь вы знаете обо мне всё. Обо мне Марии-Екатерине. Кстати, чтобы не слишком выделяться среди других я прошу называть меня просто Мэри-Кэт.
   Недавно я рассталась со священником. Он был на двадцать лет меня старше. Он не так давно вышел из мест заключения. Туда он попал чисто случайно. Его обвинили в тройном убийстве. Но этого он не совершал. Его подставили. Веру в Бога он обрёл в тюрьме. Это был уже седьмой парень, которого я застала со своей лучшей подругой в постели. Элоиза говорит, что это всё из-за того, что им от меня нужна была только московская прописка и ради московской прописки они были готовы хоть с кашалотом спать.
   Вообще Элоиза радовалась тому, что у меня налаживается личная жизнь, и каждый раз приходила в гости в мою трёхкомнатную квартиру познакомится с моим новым парнем. Она на этот случай покупала новые туфли и новое с ног сшибающее платье, которое подчёркивало всю красоту её фигуры. Приносила гостинцы: бутылку дорогого французского вина, шоколадно-клубничный торт. Как всегда по квартире прохаживалась своей умопомрачительной походкой от бедра, у неё не получалось открыть бутылку с вином самой и она попросила это сделать моего парня. Она таким образом проверяла моих парней. Заботилась обо мне.
   Моего последнего парня-священника я встретила на светской вечеринке. Он приехал на внедорожнике с двумя девицами фотомодельного вида. Я на этой вечеринке танцевала стрип-денс в костюме женщины-кошки. Я ловко управлялась с плеткой, в этом мне помог мой предыдущий. До сих пор не пойму как он обратил внимание на такую как я? Он был безупречен: высокий, накаченный, богатый, лысый, смелый на грани наглости. Его наколки слегка выглядывали из под рясы священника. О чём ещё может мечтать обычная скромная девушка? Но он теперь уже в прошлом... О нём на моей груди останется наколка в виде разбитого сердца с надписью, которую я придумала сама "разбитое, но всё ещё живое". Как он мог так со мной поступить? Хорошо, что у меня есть такая подруга как Элоиза. Она всегда меня поддержит и поможет разобраться в том, что я сделала не так и почему меня бросили. Она часто говорит мне: "Будь королевой и сама всех бросай! И уж тем более не подбирай всякую гадость с пола за другими!"
   Я шла по зебре на зелёный свет, когда меня сбил внедорожник. Я редко передвигаюсь по Москве пешком, но что-то заставило меня сегодня отступиться от этого правила. Возможно это потому, что машина в ремонте или потому, что я не прошла техосмотр или все же из-за так и не полученных водительских прав. А нет! Я забыла заполнить бензином бак. Это был переломный момент в моей жизни, ведь я очутилась в другом мире...
   ПЛАНЕТА "СЕМОИЛА"
   Мэри-Кэт
   Я очутилась на какой-то пустоши. Солнце уже было в зените, когда я очнулась. Я здесь одна. С собой у меня вообще ничего нет. Кроме пятилитровой бутылки с водой, десяти банок консервов, двух килограммов вяленого мяса, булки хлеба, пары десятков снеков, приправ, сахара, прочной нейлоновой верёвки, пяти зажигалок, дождевого плаща, мыла, шампуня, соли и спального мешка с походным котелком. И я всегда с собой ношу два своих любимых меча. Их лезвия около семидесяти сантиметров каждое. Зовут их Отон и Ятон. Имена этим мечам дали древние скифы. Как дополнение к ним у меня с собой инкрустированный бриллиантами кортик.
   Я шла в неизвестном направлении уже три дня. Я устала, скромные запасы пищи начинали кончаться. Я упорно шла. У меня даже не было времени любоваться здешней природой. Ночами, освещенными неизменным круглым ликом одинокой белой Луны. Звёзды в черном шёлке неба напоминали её серебряные слезы-росинки. Днём у меня не хватало времени любоваться устланными зелёным бархатом полями. Дивные, словно благородные камни, цветы украшали собой изумрудный ковер травы. Неподалеку быстрой лентой гимнастки вилась река. Семиструнная радуга добавляла красок лазурному небосклону, на котором играли в салки белые, будто нарисованные умелым художником, облака-барашки. Солнце уже весело раскидывало свои лучи, когда я впереди увидела косматые верхушки деревьев. Это был лес.
   К лесу я добралась только вечером. Я шла по лесу уже около трёх минут, как вдруг увидела впереди костёр. Костёр разводят для того, чтобы отпугнуть волков или чтобы зажарить небольшого кабанчика. Последняя банка консервов у меня закончилась двадцать минут назад и в желудке образовалась незаполненная пустота. Когда я подошла к костру я увидела его. Он был высок и мускулист. В нём, на вид тридцатилетнем мужчине, чувствовалась сила, власть и благородство. Загорелая в боях кожа. Порванное в сражениях правое ухо. Чёрные, слегка вьющиеся волосы до плеч поблескивали в свете костра. Одна из прядей волос непослушно падала на его высокий лоб. Слегка широковатые челюсти добавляли ему ещё большей мужественности. Ямочка на его выдающемся подбородке не могла не появиться. Лёгкая недельная небритость едва задела его щёки и очень ему шла. Она подчёркивала его слегка пухлые губы. Он пристально посмотрел на меня своими миндалевидными глазами из-под кустистых бровей. Можно сказать, его идеальную внешность портил только чуть длинноватый греческий нос. Я заметила, что к одному из недалеко находящихся деревьев за уздечку был привязан белый конь.
   "Привет" единственное, что я смогла выдавить тогда из себя. Он спросил меня "Ты как оказалась в лесу?" К моему удивлению я могла понимать и общаться на здешнем языке.
   - Я замёрзла и очень голодна. Можно погреться у твоего костра?
   - Я брожу по лесу в поисках прощения и истины. Я буду рад компании. - Он улыбнулся. Его улыбка обнажила ряд белых ровных зубов. - Куда держишь путь ты?
   - Иду, куда глаза глядят. Я сама себе хозяйка. - Я считаю, что необходимо показывать парню свою независимость от предрассудков и стереотипов. Мой новый знакомый помешал угли в костре.
   - Как тебя зовут?
   - Мэри-Кэт. Позволь узнать твоё имя.
   - В таверне имя мне "Хмельной Кувшин", на поле боя меня зовут "Мечом Разящим", в квартале Красных Фонарей отзываюсь на имя "Альфа", для многих просто "Пилигрим", а для тебя меня зовут Артур. Я редко кому открываю своё истинное имя. За много лет только тебе.
   - Тогда я буду называть тебя Артур.
   - Ответь. И долго ль ты бредёшь по свету, одна, как перст, на свете белом этом?
   - Уж третьи сутки и мне поверь ещё не пожалела я о том, что очутилась в мире я другом. Такое чувство, что теперь предо мной открылась дверь. В мир грёз и нового романа, где нет и толики обмана. Знаю, что обойдет стороною дикий зверь...
   - О, Мэри-Кэт! Может это тебе претит, но зверь твоим мясом будет сыт. Разорвёт тебя он в клочья. Ведай, дикий зверь опасен ночью.
   - Ты знай, защитить сумею я себя ведь со мной всегда мои друзья. Имена им ещё скифы дали Отон и Ятон - так они их называли.
   - Во владении мечом уж много лет мне в мире этом равных нет. Проведём бой дружеский с тобой. Вставай! Бери меч в руки, свой! Давай сразимся, и узнаю я тогда, насколько ты во владении мечом сильна.
   Артур выпрямился во весь свой высокий рост. Такой хрупкой и маленькой я себя уже давно не ощущала. И только сейчас я обратила внимание, что к поясу его были привязаны ножны. Артур вынул свой меч из ножен. Обоюдоострый, из самой прочнейшей стали, с невероятно удобной рукоятью, полутораметровый, без каких-либо видимых девчачьих гравировок. Меч бойца. На нём чувствовалась кровь тысячи и тысячи жизней. Меч поражал своей мощью, силой и властью. Меч под стать своего обладателя. Мой Отон и его меч сошлись в неравной схватке. Казалось, Артур вовсе не напрягался, сражаясь со мной. Уклонялся или совершенно не двигался. Держал он меч одной рукой. Через тридцать секунд боя его меч разрубил мой Отон. Тогда я взяла другой свой меч. Ятон жаждал отомстить за смерть брата. И вновь наши мечи слились в поединке. В каждом движении Артура чувствовалась мужественность. Я старалась хотя бы задеть край его рубашки. Но тщетно. Спустя некоторое время мой меч выпал из рук и очутился прямо под ногами Артура. Артур встал на лезвие меча одной ногой. Но я и не думала сдаваться! Я хотела накинуться на мощное тело Артура с кулаками. Артур легко увернулся, а я потеряла равновесие. Но Артур не дал мне упасть, и я оказалась в его объятиях. Я почувствовала силу и жар его тела, через льняную рубашку. Он тут же меня отпустил. Артур вложил меч в ножны.
   - Твоего владения мечом не достаточно, чтобы себя защитить. Но я помогу тебе освоить это искусство. Научу тебя чувствовать меч в своих руках. В тебе есть большой потенциал.
   - Ты предлагаешь мне с тобой идти? Вообще-то у меня были свои планы - Нужно обязательно намекнуть Артуру, что я очень занятая и его предложение не вызывает во мне особого восторга. В общем, дать ему понять, что у меня есть варианты. - Ну... Пожалуй, я соглашусь. И возьму у тебя пару уроков владения мечом. - Одна я в лесу долго не продержусь. А у Артура такая большая сумка, вероятно наполненная продуктами. Если что сгодится и конь.
   Мы отправились в путь. Артур посадил меня на белого коня, затем сел на него сам. Кажется, Быстрый только обрадовался тому, что теперь я путешествую с ними. Мы помчались в путь. Ближе к ночи остановились на ночлег. Артур развёл костёр. Мы поели пойманного Артуром кролика. Я развернула свой спальный мешок. Артур же спал на земле. Проснулась я только, наверное, к часам десяти утра от запаха жаренных на костре молодых рябчиков. Мы поели. Он учил меня управляться с мечом. Даже разрешил попытаться поднять его тридцатикилограммовый меч. Мы отправились в путь дальше. Во время пути Артур мне рассказывал о своём мире и о предсказании про деву-воительницу. По этому предсказанию дева из другого мира найдёт в этом мире уникальный клинок. С ним она пойдёт по миру и встретится с Богом. Она исполнит его волю и все будут спасены. Через четыре дня пути мы уже подошли к окраине леса. Последнее время я часто ловила на себе взгляд Артура. В один из наших совместных ужинов Артур на меня смотрел не отрываясь. Под его взглядом я казалась себе совершенно обнажённой. Он приоткрыл свой прекрасный рот и оттуда начала капать слюна. Похоже он меня ненавидит, а я... За эти пять дней проведенных с ним я поняла, что безнадёжно люблю его больше жизни. Он великолепен и достоин лучшего. Элоизы. Вот какая девушка ему под стать. Не я скромная серая мышь.
   Артур
   Уже третью ночь я провожу без сна. Я на карауле. Не смогу уснуть, зная, что кто-то может украсть Мэри-Кэт у меня. Как она прелестна. Её губы, её глаза, её нежные руки, её фигура. Мэри-Кэт. Ни один комар не достоин испивать крови из этого прекрасного создания. Как-то Мэри-Кэт спросила меня, зачем я таскаю с собой повсюду это опахало, сделанное наспех из веток и листьев. Я не захотел признаваться в том, что ночью разгоняю вокруг неё комаров. И сказал, чтобы она отвалила. Она не может полюбить парня со шрамом. О ней я могу лишь мечтать. И эти мечты заполняют мои мысли.
   Мэри-Кэт
   В один из вечеров, когда Артур переодевался в сменную одежду, я заметила у него на шее шрам. Он неохотно, но все же, ответил, что получил его в бою, защищая город Великоград. Его отец не хотел, чтобы его единственный наследный сын участвовал в боях как обычный воин. Но Артур пошёл наперекор воли отца и отказался от теплого места генерала. Великоград они отстояли, и об этом сражении как напоминание у Артура остался шрам. Шрамы только украшают мужчин. Я всегда так думала. Мой второй парень увлекался шрамированием, но шрамы полученные в бою... Это совсем другой уровень.
   Артур
   Мэри-Кэт является обладательницей прекрасного тела. К её ногам можно кинуть весь Мир и всё же этот Мир будет её недостоин. На ножки Мэри-Кэт я могу смотреть не отрываясь хоть целый день. И питье с пищей не понадобятся мне. Два дня назад Мэри-Кэт одолжила одну из моих рубашек, и теперь ходит лишь в ней, подвязав её на талии отрезком своей верёвки. Похоже, она не понимает, как прекрасна. Я не спал уже седьмой день. Сегодня утром меня сморил сон. Во сне я видел Мэри-Кэт. Во сне мы были вместе.
   Мэри-Кэт
   Уснул. Артур, часто охотился, сам разделывал добычу и готовил нам еду. Похоже, он совсем устал. Артур заботился обо мне все эти девять дней. Ну и что! Пусть он меня ненавидит! Но ведь я его люблю! Теперь я должна позаботиться о нём. Мой четвертый был бойскаутом, поэтому я могу выживать в самых суровых условиях: мы с ним были на северном полюсе и в знойных пустынях Африки. Я знаю, как расставить силки и снимать шкуру с убитого животного. Я смогу добыть нам пищу. Я изловила небольшого кабанчика и зажарила его. Артур спал. Я любовалась им. Незаметно наступила звёздная ночь. Время спать и мне. Во сне я видела Артура. Во сне мы были вместе.
   Я проснулась. Костёр был потушен. Артур тоже только сейчас проснулся. Мы начали завтракать. Тут пришли высокомерные эльфы. Их было около трех. Их тонкие черты лица, высокие скулы, раскосые глаза, светлые волосы, хрупкие, почти эфемерные тела. Всё это выдавало чрезмерное высокомерие.
   - Добрый день, меня зовут Лайнэль Идель Альмо - сказал длинноволосый эльф. Вёл он себя так, напыщенно и надменно, как могут себя вести только эльфы.
   - Можно мне тебя называть Ызьмо? - спросила я. - Твое имя слишком длинное. Я не привыкла к таким именам и не смогу его запомнить.
   - Ещё никто не сокращал так моего имени. Спасибо. Мне нравится, как звучит. Красиво. Как журчание ручья. Отныне пусть все меня так называют. - В его улыбке чувствовалась эльфийская гордость.
   - Позвольте узнать, что вы делаете не земле эльфов? - высокомерно спросил один из соплеменников Ызьмо.
   - Эта земля что, подписана? - возразил Артур.
   - Просим вас тушить костры на нашей земле и впредь не оставлять зажженные костры когда спите и когда уходите с места стоянки.
   - А то что? И что ты мне сделаешь? - сказал Артур.
   - Нам ночью пришлось самим тушить ваш костер. Он мог разгореться и сжечь не только вас, но и деревья.
   - То есть тебе деревья дороже людей? - удивилась я. Нет, ну такого высокомерия я даже от эльфов не ожидала. У эльфов странно округлились глаза. И я поняла, что их удивил мой вопрос. А значит, по их мнению, Дерево не идёт ни в какое сравнение с жалкой человеческой жизнью.
   - Повторяем нашу просьбу: "Следите за кострами". И ответьте на вопрос: "Что вы делаете в эльфийских землях?" - похоже, в Ызьмо разгорелся высокомерный гнев.
   - Не говори с ней так, эльф! - сказал Артур, практически выплюнув последнее слово. Он вытащил из ножен свой меч и наставил его на Ызьмо. Два высокомерных эльфа направили свои пафосные луки на Артура. Минутное молчание. Я решила разрешить этот конфликт. Мой третий был дипломатом... Я часто бывала с ним на различных встречах. Я начала судорожно вспоминать, что он делал в таких ситуациях.
   - Остановитесь! К чему вражда? В мире и так слишком много зла! Присядьте. Диалог начнём. Негоже все решать мечом! - эльфы осели на траву и Артур последовал за ними, вскоре и я села на траву. Эльфы на меня как-то настороженно посмотрели. - Почему не каждый из вас поймёт, что солнце каждому свет свой отдаёт. Все мы ходим по Земле одной. Утоляем жажду все пресною водой. Взгляните вглубь сердца своего и, поймёте: небо для нас всех одно. Реки, озёра, горы, леса, поля. Для них мы все равны, скажу вам я. - Эльфы молчали и как-то странно переглядывались. По-моему таких слов они раньше никогда не слышали и не до конца понимают, что я им говорю. - Так отныне пусть будут все равны. Запомните люди вам вовсе не рабы! Приятно было б, если б мы сейчас вас заживо сожгли? Согласны ль вы, что мы свободные народы? И, чтоб укрыться от непогоды, нам необходимо погреться у пламени костра. Мы будем спать. Ночь длиться до утра. Восстанет солнце и лишь проснётся человек тогда. Кроме огня в походе людям нужны питьё, еда чтобы человек выжить в этом лесу смог. Ведь всё на свете видит Господь-Бог. Вспомните все мифы поскорей! Огонь даровал людям Прометей. Огонь нам нужен для света и тепла. Приходит он - уходит мгла. Забирать огонь у нас не смей, ты эльфийский подколодный змей! Вы можете познать гнев людей, но обретёте лишь тысячи смертей! Будете в страшных муках умирать, но это вам даст возможность осознать, что мы все вышли из земли одной. Уйдём туда один, затем другой... - Я положила свою руку на плечо эльфа, тот подпрыгнул. Этим я решила укрепить сказанные слова. Дружескими жестами. Но чтобы Артур не подумал, что я могу флиртовать с эльфом я решила положить ему руку на плечо с гораздо большей силой. По-дружески. Я убрала руку с эльфийского плеча и с горечью в голосе продолжила - Простите уж, но в толк я не возьму, когда же вы осознаете, то что я вам говорю? Костры, нам людям, можно разжигать. Эльфы, постарайтесь это вы принять. - Эльфы снова переглянулись, затем резко вскочили со своих мест и побежали вглубь леса, не оставляя за собой следов. Это я заметила профессиональным взглядом бывшей подружки бойскаута. Потом я поняла, что они не хотели опускаться до разговора с низшими. Смертными. А я ещё надеялась, что они нормальные и адекватные. Ну что ж я тоже могу ошибаться.
   Вскоре мы пошли дальше. На остальном пути, мы эльфов не встречали. К раннему утру следующего дня мы добрались до какого-то города. Впереди нас ждал пропускной пункт. Охранники запросили по шесть медяков с каждого. Я им кинула одно из своих колец, то что с изумрудом.
   - Этого достаточно?
   - Вполне.
   Мы вошли за ворота. Город жил. Артур спросил у охранников, где здесь таверна. Ему ответили, что в саженях трех к западу от торговой площади. Мы пошли по выложенным брусчаткой дорожкам. Город был белокаменный. Высота некоторых домов доходила до трёх этажей. Все дороги этого города ведут к торговой площади, поэтому найти её особого труда не составило. На площади торговали различными тканями, крупами, рыбой, различными изделиями. Публику развлекали скоморохи. От торговой площади мы пошли к западу и, как сказали охранники, вскоре увидели таверну с типичным для таких мест названием "Гнилое брюхо". На первом этаже таверны как и положено располагалась пивнушка и бардовская сцена, на втором были комнаты. Мы расположились в одной с Артуром комнате. В комнате была двуспальная кровать, камин, стол с двумя табуретами, сундук, зеркало и какая-то картина. Я спросила у хозяина таверны, где смогу найти портного и где могу обменять свои украшения на деньги. По совету мистера Нока я пошла в ювелирную лавку "Золотая Грань", там я обменяла свои пятнадцать браслетов из драгоценных камней, семь золотых цепочек, шесть перстней, четыре кольца, три серьги, два колье с топазами и алмазами, все украшения для пирсинга, кроме того, что был на пупке на золотые, серебряники и медяки. Я не пожалела и платиновый пятнадцатисантиметровый крест, подаренный мне последним моим парнем. В общем, я оставила три серьги, три кольца и украшение для пупка. Две одинаковых длинненьких серьги с рубинами украшают мои уши, помимо этого моё правое ухо дополняет сережка-гвоздик. Я оставила свои любимые три кольца. Два с аметистами и один с рубином. Тот, что с рубином, я надела на безымянный палец правой руки, так я буду мысленно обручена с Артуром... А два других на указательный левой.
   Я зашла в мастерскую портного Анори Лэтто д'Монтьё. Меня, поклонившись, поприветствовал маленький его подмастерье, которого звали Жантон де Поль. Он сказал, что мастер непременно меня примет. Через минуту ко мне вышел сам Анори Лэтто д'Монтьё. Это был среднего роста мужчина, слегка полноват. На вид ему около пятидесяти лет. Волосы седые, но брови были черны. Отлично на нём сидевшие сюртук и штаны сделаны из красного бархата. Из-под его сюртука выглядывали белые манжеты рубашки, шея украшена белым жабо. На ногах красовались туфли, сделанные из телячьей кожи. Он посмотрел на меня из-под своих аккуратных очков:
   - Вам что-то нужно, мадмуазель?
   - Я хотела бы сшить себе наряд.
   - Один из тех безвкусных, что я шью другим, миледи? Не стоит им себя портить, моя прелестница.
   - Нет. Я хотела бы, чтобы вы сшили такой наряд, какого, вероятно, не шили никогда. Я создала эскиз.
   - Позвольте взглянуть. - Я протянула Анори Лэтто д'Монтьё листок со своим эскизом. Там я нарисовала фигурку девушки в облегающих черных штанах, белой сорочке с пышными рукавами и воротом. Образ дополняли черные кожаные корсет, набедренный ремень и сапоги до колен. - Ничего в жизни прекраснее не видал! Какие линии! Какие цвета! В этом наряде слились простота и гармония! Я умираю... Мне не зачем больше жить! Эта девушка прекрасна не только внешне, но и внутренне. Ах, что она создала! Он бесподобен! Элегантен. Я тот час же начну! Сам! К полудню ваш наряд будет готов! И не вздумайте платить за него деньги, мисс! Лучше продайте мне вашу идею! О, этот наряд вдохновил меня! Вы, мадмуазель, законодательница мод! Как восхищает ваш наряд! И помните к полудню приходите! К полудню!
   Я вошла в таверну. В сундук сложила деньги, на которые обменяла свои украшения. Артура ни на первом этаже, ни в комнате я не обнаружила. Пообедав на первом этаже простой, но изысканной и очень вкусной пищей я решила прилечь и отдохнуть. Ближе к полудню я проснулась. Артур уже был в комнате и стоял надо мной с той странной штуковиной из веток и листьев, которую сделал ещё в лесу. Поговорив с Артуром, я узнала, что он ходил к кузнецу. Купил точильный камень. Я тоже захотела пойти к кузнецу. Хочу купить клинок. Артур сказал, что кузница находится через дорогу от мастерской Анори Лэтто д'Монтьё. Артур вызвался пойти со мной. Я, конечно, согласилась.
   К полудню мы подошли к ателье. Нас поприветствовал маленький подмастерье Жантон. Я надела свою новую одежду. Артур смотрел на меня не отрываясь. Похоже, ему тоже понравился мой новый наряд.
   - Ох, я не в силах больше шить эти пошлые наряды! Юбки в пол, закрытая грудь и длинные рукава! Эти рюши, кружева, банты. Какая же все это безвкусица! А цвета! Вы видели эти цвета? Нежные, словно первые бутоны, будто первое дуновение ветра, чистые будто смех ребенка. Какая все это вульгарщина! А ваш искусство из искусств! О, милая продайте мне ещё пару ваших эскизов.
   Я нарисовала ещё пару нарядов: кожаные шорты и топ без бретелек, этот образ довершали ботфорты и кожаный браслет. Второй наряд: коротенькое красное платье с глубоким декольте и огромным вырезом сзади и разрезом на левой ноге. Чулки и красные туфли на двадцатисантиметровых каблуках. Эти наряды, дадут девушкам этого мира свободу не только в передвижениях. Анори Лэтто д'Монтьё был в восторге, его подмастерье тоже. У Артура не нашлось слов, он только смотрел на эти эскизы прикусив нижнюю губу.
   Мы вошли в кузницу "Удачная Подкова". Кузнец перекладывал заготовки в сундук.
   - О, это снова вы! Купите меч или будете также как давеча стоять вглядываясь в архитектуру мастерской Анори? Или всё же снова точильный камень?
   - О, здравствуйте мы пришли купить мне клинок.
   - Выбирайте любой. Смею предложить Вам этот. Новый обоюдоострый самозатачивающийся эльфийский клинок. Легок, прочнее самого адамантия. С различными заклинаниями. Он никогда не заржавеет. Он никогда не ранит своего хозяина. Если Вы взмахнете им дважды влево, он запылает огнем. Два раза вправо он льдом покроется. Если к Вам приближается недруг клинок начинает светится белым. Если вы сделаете комбинацию вправо, влево, влево, то это дает более эффективный удар. Сила поражения увеличивается вдвое. Два раза влево и один вправо парирование и быстрая атака. Если Вы дважды ударите острием клинка в землю это образует волну, которая повергает врагов в радиусе трёх метров. А если...
   - Нет. Мне не нужны девчачьи мечи с всякими эльфийскими писульками.
   - Ну что ж выбирайте какой-нибудь другой клинок.
   Я ходила и смотрела на различные мечи. Никакой из них не пленил меня. Я уже собралась уходить, но что-то влекло меня к груде хлама. Я словно заколдованная подошла к этой груде и достала оттуда метровый клинок. Когда я взяла его рукоять в обе руки, то почувствовала жар по всему телу. Клинок засветился красным пламенем. Я вижу пылающий огнем вулкан. К жерлу вулкана подлетает дракон. У него в лапах какой-то длинный кусок метала. Заготовка для клинка. Дракон нагревает будущий меч лавой вулкана. Взлетает ввысь. Летит к высоким горам. Он опускается на самую высокую гору. Дракон обернулся человеком с длинными красными волосами. На нём была оранжевая мантия до пят, которая почти полностью скрывала его золотое одеяние. Там в глубине этой горы усердные гномы в кольчугах куют из этой заготовки меч. Потом его они отдают человеку-дракону. Тот идёт на вершину горы и, снова обратившись огненным драконом, взмывает вверх. Летит к озеру. Пролетая над озером, он роняет его. Меч не долетает до глади кристального озера, его подхватывает водяной поток. Из воды показывается Тритон. Он остужает его. Огромное облако пара. Тритон кидает этот меч высоко в небо. В небе его ловит большой белый орёл. Он летит с ним быстрее ветра к лесу. Над лесом он своими крыльями, создает смерч. Кидает в него клинок. Вскоре смерч уходит. Меч падает на землю. В лес. Теперь клинок во владениях друидов. Король друидов берёт меч. Он подносит его к самому могучему дереву. Дерево Мишрот. Самое редкое дерево в этом мире. Растет только у друидов. Король друидов просит дерево Мишорт хранить у себя меч и отдать ему всю свою силу. Дерево соглашается. Спустя столетия в земли друидов приходит тот самый человек-дракон. Ему отдают его меч. Видение кончилось.
   - Что с Вами? Вы стоите будто заворожённая. - Кузнец посмотрел на мои руки державшие поржавевший клинок. Кузнец рассмеялся. - Девушка, бросьте этот хлам. Я только сегодня освобождал подвал и хотел избавиться от всего этого хлама. Такое даже на переплавку не сгодится.
   - Сколько Вы за него хотите?
   - Что?!
   - За этот клинок. Сколько за него просите?
   - Од... так... Один медяк...
   - Я заплачу. И ещё куплю у Вас этот пояс из невероятно прочной кожи с сюрикенами.
   - Эти диковинные четырёхконечные ножи? Но как же Вы будете ими пользоваться? Техникой их метания владеют только восточные бедуины?
   - А это, уж позвольте, не Ваше дело.
   На свои покупки я потратила один серебряник. Мы пошли с Артуром на окраину города. Там жило больше деревенских. Становилось жарче. Я увидела озеро, и плещущихся в нем мальчишек, молодых парней и девушек. И мне захотелось искупаться в озере. Я сняла все свои вещи, кроме тонкой белой сорочки. Слегка взбила руками волосы и окунулась в прохладную прозрачную воду. Я почувствовала такое блаженство. Я не стала далеко заплывать, поэтому находилась в воде по пояс. Все купающиеся смотрели на меня. Я почувствовала себя будто не в своей тарелке, ведь я скромная. Ко мне подошёл Артур, и чтобы здешние так враждебно не смотрели он закрыл меня своим могучим телом. Некоторые девушки начали отворачивать лица своих парней от меня и уводить их из озера. Женщины, стирающие в озере белье начали выгонять детей с озера. Почему же они так враждебны? Наверное, всё дело в моём ужасном носе.
   Уже вечереет, мы пошли к таверне. На первом этаже на сцене бард пел песню:
   "...Олэя, ты хороша собою!
   Моё сердце навсегда с тобою!
   Олэя, отчего же ты грустна?
   Словно, безмолвная одинокая луна,
   Луна-луна помоги советом,
   Ты давно уже на свете этом!
   Ответь, любит ли меня Олэя?
   Можем ли мы быть с нею?
   Тишина. Печальная луна лишь молчала.
   И вдруг звезда с небес на ладонь ко мне упала...".
   Звезды с неба не падают! Неучи, поют такую бредятину. Это при входе в атмосферу метеориты сгорают, оставляя за собой световой след. Мы с Артуром сели за барную стойку и заказали самое дешёвое блюдо. Оно оказалось невероятно вкусным и сытным. Я никогда таких вкусных блюд не ела даже в лучших французских ресторанах.
   - Ну, как вам наш город? - спросил меня мистер Нок. - Не часто к нам заходят путешествующие новобрачные.
   - Ах, к сожалению, нет... Мы просто...
   - О, я вижу у тебя новый клинок! Позволь взглянуть. - Я протянула ему свою недавнишнюю покупку. - Идеальная балансировка, рукоять из дерева белого дуба и обмотана хорошо выдубленной кожей. Белый дуб. Сейчас таких деревьев уже не растёт. Твой клинок нужно немного почистить и он готов к бою. Превосходное оружие. Я вижу в нём заложены силы огня, металла, воды, воздуха и дерева. Создан драконами.
   - Почему Вы так решили?
   - Тут, на рукояти, нанесён пятиконечный символ. Это говорит о связи стихий. Внутри этой пятиконечной фигуры расположены знаки элементов. С другой стороны рукояти герб драконов, под ним дубовые листы, один из символов герба эльфов. Клинок создан драконами и защищён древними эльфийскими заклинаниями. Это древнейший артефакт, сделан из самого загадочного металла феллианта. Сейчас такого уже не встретишь. Этот клинок редчайшее из искусств. Он принесёт тебе победу.
   - Откуда Вы всё это знаете?
   - Ох, милая. Я воевал на поле боя за нашего короля Генриха. Но я устал от боя и пришёл к мирной жизни. Как-то зашёл в этот городок да так здесь и осел! Теперь у меня есть жена и красавица-дочь! Я держу таверну. Готовлю для гостей. Занят любимым делом! Всегда любил готовить. Вот каша, которую ты ешь, тоже сделана по моему рецепту. Вкусная, ведь так?
   - Очень. Ничего вкуснее в жизни я не...
   - О! Ты посмотри, опять этот забулдыга Гомун! Запомни, деточка не ходи в лавку к Гомуну обсчитают, и глазом моргнуть не успеешь. Он кутила, каких свет ещё не видывал! Как он ещё не проигрался окончательно?!
   В таверну ввалился невысокий, скорее даже низкий коренастый мужик с пивным животом. На его лице отражалась трехдневная попойка. Курчавый шатен с медными, словно проволока, волосками. Лохматый и небрежный. Косматая борода доходила ему до груди. Золотые пуговицы его дорогой рубахи застёгнуты не правильно и через одну. Хоть и новый, но чём-то обляпанный камзол. Штаны, единственные казались чистыми, скорее всего он их недавно переодел.
   - Эй, Морт! Или ик... тебя нужно называть мистер Нок... ха-ха-ха.... Ик... Тащи бутыль вина! И самого лучшего! Я угощаю всех.
   - Эх ты, торгаш и пьяница! Хоть бы четырёх своих жён да сыновей пожалел!
   - Цыц! Молчать, стряпуха! Ха-ха, стряпуха! У тебя-то сына-то нет! Ха-ха-ха! Я плачу, а ты неси... это... как там его... вино! Всем вина!
   - Ох... Принесла ж нелёгкая... - сказал мистер Нок и неспеша пошёл в погреб. Тем временем Гомун подошёл к барной стойке.
   - Ыть! А это что за птаха! С каких краёв к нам? - Я молчала. - И что ж мы разговаривать не хотим, а? Птаха... Птаха... Ик... - Он взял меня за руку. Я её отдернула. - Ну эт чё? Чёта я не понял... Мы хотим это тра-ля-ля или нет?
   - Нет! Уйдите от меня и больше не трогайте!
   - А вот так можно? - спросил Гомун и ухватил меня за ягодицу.
   - Отстаньте от меня! - я спрыгнула с барного стула, встала к нему лицом. - И не приближайтесь!
   - Давай... Ну... Развлечёмся? Ак... Ик... Иди сюда!
   - Я сказала быстро отвали от меня! Чего ты ко мне свои грязные руки тянешь? Я сказала быстро отошёл!
   - Эй, птаха! Ты эт... не думай я ой какой добрый! Если надо... Я ж заплачу! Ну, ты чего ломаешься?
   Артур
   Мэри-Кэт накинулась на Гомуна с кулаками. Её щеки залились румянцем. Как она прекрасна. Бьёт - значит любит. Мэри-Кэт не отводит от этого рыжего гнома своих глаз. Вот оказывается, какой типаж нравится Мэри-Кэт. Конечно, могла ли она обратить внимание на такого мужчину со шрамом как я? Конечно нет! На что я вообще надеюсь? Мне нет места с Мэри-Кэт. Ни одна девушка не согласится жить с мужчиной, у которого есть шрам, в наш век войн и бойцов. А уж Мэри-Кэт тем более. Она же красавица! Чего я жду? Ради неё я вёл праведный образ жизни, но я ей не нужен. Лишь утешить могут моё горе те, чьи руки ласкают всех подряд мужчин. Пойду в квартал Красных Фонарей.
   Мэри-Кэт
   Гомун меня не пропускал наверх в мою комнату. Я оглянулась, чтобы попросить Артура помочь мне пройти в комнату, но его у барной стойки не было. Не было его и возле сцены, где поёт бард. Я выбежала на улицу, слава Богу, Гомун за мной не последовал. Я увидела удаляющуюся фигуру Артура и побежала за ним. Он свернул за угол. Потом я его искала и снова вдалеке увидела Артура. Я пошла за ним. Когда я пошла за один из поворотов, то увидела Артура в компании какой-то немолодой, но очень накрашенной женщины. Она стояла подперев одной ногой стену. Артур давал ей в руку два серебряника. Все было ясно! Он меня не любит и считает просто попутчицей. Нет, жить без него я больше не смогу. Я бежала по мостовой и плакала. Остановилась я только на мосту. Под ним проплывала речка. Всё. Я решила! Без него мне жить незачем.
   Кэндиар
   Утро. По заказу правителей государства Садор, я должен провести анализ местности и уровня жизни людей этого города. Для этого мне нужно взять пробы воды двух озёр и реки, в которую местные жители провели канализационные стоки. Проба воды мне также расскажет и о том, чем болеют местные жители. Это поможет мне в обучении местных лекарей. Итак, остается взять пробы в одном озере и реке. Сначала реки. Пробу лучше взять в том месте, где она входит в город и там где выходит из него. Ближе тот участок, где река уходит дальше. Ну и вонь же здесь! На металлической решётке у выхода реки, что-то есть. Довольно крупное, может какое-то животное? Я подошёл ближе. Что это такое? Это же человек! Бедная девушка, совсем юная. Умерла, наверное, уже. Я её вытащил из реки. Девушка слаба и еле дышит, но она жива! Нужно ей срочно помочь. Я переместился с ней к себе в башню. Там у меня есть всё необходимое: исцеляющие бальзамы, зелья, книги с заклинаниями.
   Я сделал всё, что смог. Остальное зависит от неё. Её не ограбили, значит, она не подвергалась нападению вора. Возможно, она оступилась на мосту. Очнется, я её спрошу, как она оказалась в речке. Надеюсь, она не слишком расстроится, когда увидит, что я отчистил её светлые волосы от неродного им пигмента. Проснётся она только к пяти часам. За это время я успею провести анализ почвы города. Анализ воды в реке мне уже дал неутешительные результаты. Жители болеют тифом, ветрянкой, расстройствами живота, у кого понос у кого запор. Но больше всего их одолевают глисты, притом в невероятном количестве. Шло время. Время движется к пяти. Пора идти к ней. О вот! Похоже, она приходит в чувства.
   - Здравствуй. Тише-тише-тише. Не вставай так быстро. Вот. Аккуратно. Молодец.
   - А Вы кто?
   - Меня зовут Кэндиар. Я маг. Я нашёл тебя в городской речке. Ты была вся изранена, у тебя было несколько переломов и множество ушибов. Я сюда тебя перенёс и вылечил.
   - А кто я?
   - Верно ты довольно сильно ушиблась, раз не помнишь, как тебя зовут. Ничего потом вспомнишь. Ты немного окрепнешь, и мы пойдём с тобой в город, где я тебя нашёл. Может ты чего и вспомнишь. А пока отдыхай.
   Неизвестная девушка, найденная в реке (Мэри-Кэт)
   Я лежала и ничего не могла вспомнить. Как меня зовут? Кто я такая? Я долго пыталась вспомнить то, чего не знала. В голове был гул невероятной пустоты. Ни одного воспоминания нет. Кэндиар куда-то ушёл. Он был моей единственной зацепкой связывающей меня с прошлым. С тем, чего я не помнила. На следующий день Кэндиар дал мне мой клинок и пояс с сюрикенами. Клинок был весь покрытый коррозией. Ржавчина отваливалась от него кусками и вскоре покрыла собой пол возле моей постели, но на нём все равно оставалось куча ржавчины. Ни клинок ни пояс с сюрикенами не принесли с собой никаких воспоминаний. Кэндиар проверил моё владение клинком. По его словам я училась у кого-то этому искусству. Моё тело помнит, я нет. Кэндиар сказал, что я вряд ли участвовала в боях или на войне. Не воин... А кто? От коррозии я свой клинок отчистила. И оказалось клинок ржавчина вовсе не задела. Предо мной блестел, будто новый клинок. Кэндиар сказал, что будет меня называть Лоишшэнс, что означает в переводе с языка друидов "Ищущая свой путь". Ну не будет же он называть меня Уцин - "шишка на голове"
   Лоишшэнс (Мэри-Кэт)
   Наконец мы вышли в город. Я до последнего надеялась обрести здесь воспоминания. Тщетно. Ни речка, в которой меня нашли, ни городские дома, ни торговая площадь не принесли мне воспоминаний. Я продолжала лечиться от болезней, которыми теперь болела и начала ассистировать Кэндиару в его лекциях для лекарей. Вместе мы пытались найти моих родственников в городе. Нашли мы только Анори. Но он ничего про меня ответить не смог, он даже не знал моего прошлого имени. Только почему-то попросил нарисовать ему эскиз какого-нибудь наряда для женщин. Прошло ещё несколько дней, прежде чем мы по ниточкам моего прошлого добрались до таверны "Гнилое Брюхо". Когда я вошла, хозяин таверны сказал, что немного припоминает меня. Что я показывала ему тот самый меч, который у меня сейчас на поясе и что беспрестанно нахваливала его кашу. Его рассказ привёл нас в "Удачную Подкову", но оказалось, кузнец час назад умер.
   - Лоишшенс...
   - Можно просто "Лои"
   - Лои, мы теперь знаем, что ты была путешественницей. Пришла в этот город совсем недавно и вероятно собиралась идти дальше. Моё дело в этом городе заканчивается. Вскоре я должен буду вернуться к своим прямым обязанностям. Я педагог в Королевской Академии Магии. Так как ты ничего не вспомнила, куда шла и зачем я предлагаю тебе пойти со мной. Будешь мне дочерью. Мои жена и дочь умерли. Поэтому я и стал лекарем. Я не смог завести новую семью. Слишком уж сильны воспоминания о Кармоне и Увии. Единственной радостью моей осталось преподавание в КАМе. Поступишь по блату в КАМ, правда только на первый курс, и будешь там постигать магию наравне со всеми. Что скажешь?
   - Я соглашусь. Все равно не знаю, куда я шла и зачем.
   Лои (Мэри-Кэт)
   Так я попала в КАМ. Не зря академию называют "королевской". Учебный корпус поражал своим великолепием, красотой и роскошью. Не было эльфийских завитушек, цветочков и листиков, только чёткие лаконичные цвета и формы. Белый, красный и золотой. Мне определили комнату в общежитии при академии. Комната общежития двухместная. В ней есть небольшой коридор прихожая площадью около девяти квадратов. И две комнаты, обе с санузлом. Сами комнаты площадью приблизительно двенадцать квадратов. Санузел площадью около восьми квадратов. Я выбрала комнату справа от входа. В комнате комод, шкафчик и кровать. Моя группа БМ-1 (Боевые Маги, курс первый). Вскоре подъедут и мои будущие однокурсники и однокурсницы.
   Неделя до начала учебы. Необходимо получить книги в библиотеке. Я стояла в очереди на получение книг. Очередью это трудно назвать, потому что кроме меня был только один парень. На вид ему столько же сколько и мне.
   - Ух, книжек совсем мало! Мы что тут в академии прохлаждаться будем?
   - Ты это мне?
   - А кому же ещё? Меня, кстати, Фáрикен зовут. Фáрикен Шóльский. А тебя как?
   - Меня Лои. Это сокращенно от Лоишшенс.
   - Ищущая свой путь...
   - Ты знаешь древний язык друидов?
   - Это язык моих предков. Я наследный принц друидов, правда, не хочу становиться во главе королевства Мишрот. Я хочу заниматься наукой и стать самым лучшим лекарем. А ты?
   - Я бы хотела выйти замуж за какого-нибудь мужественного мужчину. А нет! Я бы хотела всё вспомнить...
   - Что вспомнить?
   - Я потеряла память и ничего не помню о своей прошлой жизни.
   - Как же ты поступила в КАМ?
   - По блату
   - Ааа... Ну что ж может ещё встретимся. Ты в какой группе?
   - БМ-1
   - Я тоже! Тогда точно встретимся! Пока.
   Вот уже первого своего одногруппника я встретила. Милый и очень симпатичный. Но, по-моему, чересчур помешан на книгах и новых знаниях. Возможно для учебы здесь это даже плюс. Да, это определённо плюс! И кроме того он наверняка будет отлично учиться... Мы с ним обязательно подружимся. А пока мне нужно ещё раз осмотреться. Место здесь распрекрасное. Может встречу ещё будущих одногруппников? Коридоры академии блистали красотой и убранством. Окна были с золотым сечением. Я ими залюбовалась настолько, что даже не заметила как налетела на парня с чёрными глазами и чёрными до плеч прямыми волосами. Я упала, потеряв равновесие, села на пол, а он продолжал стоять, как ни в чём не бывало. Он был не один: с ним было два его друга, чем-то на него похожие, но менее красивые и величественные. Он посмотрел на меня сверху вниз, как на что-то не стоящее его внимания. Его глаза смотрели на меня несколько презрительно и оценивающе. Потом он улыбнулся. Его улыбка обнажила ряд белых ровных зубов, с чуть увеличенными клыками. Глаза заблестели. Его правая бровь немного приподнялась и следом вернулась в исходное положение.
   - Позвольте Вам помочь подняться - я положила свою ладонь в его. Он с силой и в тоже время с какой-то нежностью помог мне встать.
   - Спасибо - вымолвила я. Парень с компанией друзей удалились.
   Вскоре я по дороге встретила мускулистого короткостриженого парня в футболке, штанах, напоминающих джинсы и кроссовках. Красив собою. Шатен, глаза серые, загорелая кожа. Он спросил меня, где он может найти библиотеку. Попросил меня туда его провести. В отличие от Фáрикена количество книг его испугало своей численностью. Сказал, что до последнего надеялся, что их всего одна. Тоненькая и с картинками. Его зовут Вик. Он наследный принц королевства оборотней-пум Бингал. Он будет учиться со мной в группе. Я спросила можно ли мне называть его Ви, потому что имя Вик мне трудно запомнить. Ви согласился, потому что и сам считал свое имя чересчур длинным. Вскоре мы разошлись каждый по своим делам я дальше ходить по зданию академии, Ви отправился в спортзал КАМа. На прощание Ви мне широко улыбнулся, когда он улыбался я заметила, что у его белых ровных зубов клыки длиннее, чем клыки того черноглазого парня.
   После, того как прогулка по академии мне наскучила я решила пойти к себе в комнату. Когда я поднялась на третий этаж, я увидела в коридоре высокого, с чёрными слегка вьющимися волосами парня в красной мантии окруженного десятью чемоданами. Это меня заинтриговало. Он обернулся. Взгляд его красных глаз выдавал некоторую потерянность. Из-за мантии я раньше не видела его чёрные брюки и белую рубашку с жабо. На жабо красовался крупный кроваво-красный камень. Он был в тон его глаз.
   - Простите, где здесь комната 315?
   - Это женское общежитие. Вы уверены, что вам комната 315 нужна именно в женском общежитии.
   - Да. Общежитие КАМа N2 комната 315. Тут так написано!
   - Нет, просто в комнате 315 живу я.
   - То есть у меня по комнате будет сосед?!
   - Дайте взглянуть на ваш листочек. Так... Всё правильно! Я так и думала! Здесь написано "Общежитие N2а" просто "а" почти полностью стерлась.
   - Как обидно... Придётся тащить весь свой багаж самому... А общежитие 2а далеко отсюда?
   - Через дорогу.
   - А Вы не знаете, здесь предоставляют услуги носильщиков?
   - Насколько я знаю, нет.
   - Может тогда Вы мне поможете? - он улыбнулся, и его клыки, в ряду белых ровных зубов, были длиннее чем у Ви. - Вы постоите здесь, а я перенесу свои вещи в общежитие 2а, хорошо?
   - Согласна.
   Не прошло и двух минут, как я оказалась в коридоре без единого чемодана. И чего я теперь жду одна в пустом коридоре?! Притом он же уже поблагодарил меня, когда забирал свой последний чемодан. Больше он сюда не вернулся. Я пошла к себе в комнату. В общей прихожей комнаты общежития стояло два чемодана, один был открыт. Ко мне кого-то подселили. В прихожую вошла девушка моего возраста. Кудрявая, светловолосая, с зелёными глазами была чуть ниже меня ростом. Её полупрозрачные светло-зелёные крылья выдавали принадлежность к феям. Она распаковывала свои вещи.
   - Привет! Я Лои, а ты?
   - А! Ты меня напугала. Я не заметила, как кто-то сюда вошёл. Меня Аилиль зовут. Лои, у тебя красивое имя.
   - У тебя тоже. Жаль, что Лои моё не настоящее имя...
   - В каком смысле?
   - Я потеряла память, а нашедший меня в сточной канаве маг дал мне имя "Лоишшенс".
   - Сточной канаве?! Какой ужас!
   - Да я до сих пор не избавилась от всех глистов и теперь у меня проблемы с желудком.
   - Жуть какая! А в том городе, где тебя нашёл маг, ты пыталась найти своих родственников?
   - Да. Мы с Кэндиаром...
   - Кэндиаром?! Ты знакома с магом Кэндиаром?! Самым величайшим из магов в области заклинаний исцеления и лечебных зелий?! Учителем КАМ высшего уровня и самым лучшим педагогом, по мнению большинства студентов?!
   - Да.
   - Невероятно!
   - Именно он и нашёл меня. Мы с ним не нашли никаких сведений обо мне в этом городке, только узнали что я путешествовала и пришла к ним с юго-востока.
   - Понятно. И пока ты ничего не вспомнишь, Кэндиар предложил тебе учиться в КАМе, там, где сам преподает. Он сказал, что отныне ты ему как дочь.
   - А ты не такая дура, какой кажешься.
   Мы ещё поболтали с Аилиль, пока она распаковывала вещи. Потом я показывала ей академию, учебные классы. Всё то, что узнала за время пребывания здесь. Прошло ещё три дня. Я решила пройтись возле центрального входа академии, там, где блистал своей красотой фонтан. Фонтан был круглый и сделанный из белого мрамора с широкими бортиками. Присела на бортик. Я увидела возвращавшегося откуда-то своего недавнишнего знакомого. На нём не было той красной мантии, а волосы были зачесаны назад, поэтому сразу я его не узнала. Сегодня он был одет в элегантный чёрный костюм-тройку, но пиджак он нёс в руках. На нём красовалась фиолетовая рубашка. У меня получилось его лучше разглядеть. Очень светлая слегка отдававшая синевой кожа, прямой нос, пухлые губы, красиво очерченное лицо. Он проходил мимо меня.
   - Привет, ну как нашёл свою комнату?
   - Привет. Да. 315-ая как и у тебя. А за время последней нашей встречи ты не сильно изменилась. Даже не переоделась.
   - Ну, а вообще тебе нравится твоя комната?
   - Очень. Как-нибудь заглядывай. Правда в последнее время там околачивается какой-то странный тип. А я как-никак Крилóн Викóтский, наследный принц королевства Викот.
   - Это действительно странно и может даже опасно. Обратись к коменданту общежития.
   - Он куда-то делся...
   - Тогда может к ректору или в деканат или куда там ещё...
   - Пожалуй, ты права...
   Мы расстались. Я села обратно на бортик фонтана и принялась разглядывать брызги воды. Шум фонтана меня успокаивал. Я дотронулась до прохладной воды. Нагнулась посмотреть на своё отражение. И помимо своего отражения я увидела отражение зелёноволосого друида. Его длинные волосы были собраны в мальвинку.
   - Привет, Лои!
   - О, Фáрикен! Кого-нибудь подселили?
   - Да. Наследного принца королевства Мэфриэль. Это королевство эльфов! А к тебе?
   - Да. Со мной теперь живет фея.
   - Фея! Это здорово! Говорят, они отличные волшебницы. С них можно собрать волшебную пыльцу... Скоро учеба. Ты взяла расписание?
   - Пока ещё нет.
   - Давай я тебе дам. Правда, оно у меня дома. Заодно познакомишься с моими новыми друзьями. Я тебя угощу эльфийским чаем, эльфийскими сластями и какими-то эльфийскими пирожными.
   - Почему бы и нет, пойдём! Кстати ты не против, если я тебя буду называть просто Фар? Фáрикен Шóльский слишком длинное имя и я не смогу его запомнить.
   - Нет, я не против.
   Мы направились к Фару в гости. Он жил в 302 комнате. В отличии от нашей с Аилиль прихожей в их прихожей находилась самодельная кровать, а в углу стоял обеденный стол. За столом сидели эльф, тонкие черты которого выдавали чрезмерное высокомерие, и какой-то светлый, кудрявый парень со сложенными белыми крыльями.
   - Познакомся это Вилисáтел Эф Сиáлтэ и Ливиэль Лэ Муфьели.
   - Я буду называть вас Вил и Лив.
   - Лив. Никто ещё не сокращал так моего имени. Благозвучно и красиво. Как дуновение ветра. Мне нравится. Отныне пусть все меня так называют - произнес эльф гордо.
   - Я тоже не буду против, если меня ты, Фарикен и Ливиэль будете называть Вил.
   - Оба они учатся со мной и с тобой в группе. Кстати, ребята, это Лои. А вы все меня можете называть Фар. Это тоже Лои придумала! Ты садись за стол. Ребятки, пододвиньтесь! А, точно! Расписание! Сейчас принесу. - Фар вошёл в одну из комнат и вскоре вернулся с листком в руках. Тем временем Лив наливал мне чай в одну из кружек. Фар быстро вернулся - Вот.
   - Кто-нибудь из вас уже учебники открывал?
   - Думаю только Фар - сказал Лив. Парни и я посмеялись.
   - А какой толк? Без учителя там многого не поймёшь, а всё что поймёшь я и так знаю.
   - Вкусные пирожные!
   - Да, делаются у меня на родине. Здесь таких не встретишь.
   - Будешь по ним скучать?
   - Все пять лет обучения... Думаю, с завтрашнего дня начну.
   - Кстати, а что у вас в прихожей делает кровать?
   - Представляешь, у Вила в комнате не оказалось кровати. А комендант куда-то ушёл и уже второй день не появляется. Вот мы с Ливом и приютили его у себя.
   - Да, я пришёл в номер, куда меня направили. В одну из комнат уже кого-то заселили, его кровать в два раза больше кроватей парней. В другой комнате шкафы и одежда и больше ничего. А в прихожей стоят две статуи горгулий. Я спустился к коменданту. А его не было.
   - Странно. А в какой ты комнате?
   - 315-ой
   - Я знаю того, кто тоже живет в 315 комнате!
   - Кто он? - хором спросили парни.
   - Я! Я живу в 315-ой. Правда, в женском общежитии. - Мы все посмеялись. Только Вил, как-то скромно. - Ну ладно мне пора. Спасибо за угощение. И за расписание, тебе спасибо Фар! Увидимся с вами на учёбе! Пока и удачи!
   Я пошла к себе в общежитие. Сегодня я познакомилась с ещё двумя своими одногруппниками. Златовласым, но высокомерным эльфом и с принцем ангельских кровей. То, что он принц не оставалось сомнений. Его стать и гордость. Правда, он несколько молчалив, но думаю это возрастное. Главное теперь у меня есть расписание. Думаю, Аилиль обрадуется.
   Вскоре начался первый день обучения. Моих одногруппников в общей сложности оказалось восемнадцать. Из них уже известные мне: Фар, Лив, Вил, Аилиль, Ви, парень с пленяющими черными глазами, который помог мне подняться, и, тот самый, элегантно одетый парень из 315-ой комнаты. В классе, в который мы вошли, было ровно восемнадцать мест для рассадки. Наши куратором группы оказался сам ректор КАМа. Это был высокий, атлетически сложенный мужчина. На вид ему около тридцати пяти. Его красивое лицо обрамляли прямые золотистые волосы. Золотисто-бронзовая кожа, выдавала принадлежность его к самой редчайшей из рас - расе золотых драконов. Мы расселись по партам, я сидела с Аилиль, во втором ряду за второй партой. Передо мной сидел Вил и какой-то незнакомый мне пока одногруппник. Фар и Лив сидели за первой партой первого ряда, прямо перед учителем, притом Лив возле окна. Ви сидел с какой-то девушкой на первой парте третьего ряда. За ними парень с чёрными глазами и парень из 315-ой комнаты. Следом две девушки. За мной и Аилиль сидели девушка, с подхалимистой внешностью и красавчик-дроу. К тому же он наследный принц королевства Лур, самого загадочного королевства нашего мира, находится оно на юго-западе в горах Лоурринэт. За Ливом и Фаром сидели две девушки-принцессы, за ними два парня-близнеца, королевские отпрыски западных людей.
   Прошёл год. Этот год мне принёс новые знания, новые навыки, новых друзей, нового врага и никаких старых воспоминаний. Единственным врагом моим стала Зелайя Хиф Круш, наследная принцесса суккубов. У неё, как и у всех врагов есть своя свита, это принцесса гномов, и принцессы людей северных и южных земель. Помимо них у Зелайи во власти есть принцесса-подхалимка, которая сидит за спиной Аилиль. Та мелкая шестёрка на подхвате, наследная принцесса оборотней-шакалов. Но всё-таки Зелайя и её свита не сильно меня тревожат у меня есть Аилиль, Фар и шесть друзей-наследных принцев, это наследники королевства ангелов Сэластас, королевства эльфов Мэфриэль, королевства дроу Лур, королевства демонов Рокор, королевства оборотней-пум Бингал, королевства вампиров Викот. Но, по-моему, шесть последних надеются на что-то большее, чем на просто дружбу. Но это лишь мои догадки. Принца вампиров, того что с волнистыми чёрными волосами и красными глазами, я называю Крил. Черноглазого принца демонов - Аро, его полное имя Áрокор Чердори Сáкет. Он не раз, огрызаясь, просил не называть его Аро, говорил, что его имя нельзя сокращать, что ему не нравится как звучит "Аро", что имя ему давали Áрокор. Дроу Эсмиэл Ра Тэврок тоже не хотел, да и не хочет, чтобы я называла его Эсми. Он вообще не отзывается на свое новое имя.
   Второй год обучения только укрепил мою дружбу с парнями и укрепил нашу вражду с Зелайей. Незаметно пролетел и третий. Уже четвёртый год прошёл. Последний пятый курс... Память ко мне пока не вернулась. Время нас немного изменило. Изменило, но не всех. Сейчас мы, я и Фар, находимся в комнате Лива и рассматриваем в его комнате цветы. Лив очень любит природу и переносит её в свою комнату. К стенам прибиты полки, на которых в горшках стоят различные цветы, сама стена украшена вечнозелёным вьющимся плющом. На полу растёт газонная трава. Сразу видно, что эта комната принадлежит высокомерному эльфу, любителю природы.
   - Странно, что Лив тебе спокойно даёт ключ от своей комнаты.
   - Он мне его не даёт, но когда это меня останавливало? Я вообще не понимаю, почему он вдруг стал закрываться...
   - Да это странно мы с Аилиль не закрываем свои комнаты друг от друга. И если Аилиль что-то понадобится в моей комнате она это возьмёт и мне тоже может понадобиться что-то в её комнате. Я думаю Лив так поступает из-за чрезмерной эльфийской заносчивости.
   - Ага вот он! Цветок Калинбула, имеет высокие лечебные свойства. - Фар встал на кровать эльфа и достал с полки цветок Калинбула. Он срезал его, оставив только корень. - И ещё мне нужен корень Голинии... Так. Вот и она! Лив, по-моему, как-то говорил, что на следующей неделе он завезёт ещё пару цветков.
   Мы с Фаром пошли к нему в комнату. У него, как и у Лива были прибиты к стенам полочки, правда на них были различные баночки с различными сушёными травами, заспиртованными животными, высушенными насекомыми. Только одна полка из шести была создана специально для эксперементов. На ней были баночки с готовящимися зельями и опыты начальных стадий, типа сколько продержится цветок Шумелла в стеклянной банке в растворе лечебного зелья N358 не потеряв своих лечебных свойств. Цветок Шумелла цветёт только в полнолуние, Фар его тихонечко срезал, когда Лив уже спал.
   - А где сейчас Лив, не знаешь?
   - Его не будет ещё ровно тридцать минут. Он пошёл в парк любоваться цветением дерева Нуи. Оно будет цвести один день. Мне, кстати, нужно будет взять сок этого дерева для проведения анализа. И взять его лучше, когда дерево цветёт.
   - Наверное, ты прав. Кстати, у тебя на полках я не вижу перьев от крыльев Вила? Ты их выбросил?
   - Ты что?! Нет, конечно! Я ощипывал Вила на протяжении всех пяти лет совместного обучения и набил его перьями не одну подушку. С ангельскими перьями я буду экспериментировать и после обучения.
   - Как быстро пролетело время. Уже пять лет прошло, а я ничего не вспомнила.
   - Прошло уже пять лет, скоро начнётся пора экзаменов.
   - Сколько всего прошло. Столько новых воспоминаний.
   - Помнишь, в первый год обучения все в КАМе заразились глистами. Все и даже преподавательский состав! Кое-как их вывели, всё благодаря магу Кэндиару. А источник ведь так и не был найден!
   - Да, помню. Спасибо Кэндиару...
   - Да, Кэндиар отличный маг и лекарь.
   - А помнишь как Лив пытался собирать подписи в защиту парка "Тихий День" от тебя? Или защищал от тебя Аилиль. Она отдала тебе почти всю пыльцу, так ослабла, не могла летать целую неделю. Или как, помнишь, Лив пытался поссорить тебя с нашим принцем-дроу. Эсми тогда на него сильно обиделся. Месяц они друг с другом не разговаривали.
   - С парком у него всё равно ничего бы не вышло! А Эсмиэлу он даже не успел сказать, что дохлый с оторванными лапками паук Мизоло в баночке был взят из моей коллекции заготовок для зелий.
   - У Эсми ведь на гербе выгравирован паук Мизоло, так?
   - Да. Эсмиэл подумал тогда, что Лив объявляет войну его королевству. Когда они оба взойдут на престол.
   - А как он уговаривал Вила не давать тебе больше своих перьев!
   - Да, было дело... Сейчас мне его перьев уже, думаю, достаточно. Пусть отрастает. А вот пыльца ещё понадобится. Не знаешь где Аилиль?
   - Нет. Ой, мне нужно бежать на встречу.
   - Какую?
   - Меня пригласил Крил на ужин сегодня.
   - А Аилиль туда придёт?
   - Нет, Крил сказал, что это ужин для двоих. Его и меня.
   Я пришла к месту встречи. На мне было платье подаренное Крилом. Бежевое с коричневыми узорами. Прекрасно подчёркивающее все достоинства моей фигуры. Вообще я его сделала короче, обрезав до длины, которая на ладонь выше колен. Так будут видны мои чёрные сапоги с металлическими цепочками. Сверху платья я надела свой чёрный кожаный корсет и попросила Аилиь посильнее затянуть его. Рукава платья я тоже обрезала. Единственным недостатком моего наряда было не слишком открытое декольте. С собой я взяла коричневую кожаную сумочку. Крил вручил мне небольшой букетик изящных цветов. Они невероятно приятно пахли. Одет Крил был как всегда безупречно. Сначала мы с Крилом ходили по парку "Тихий День" и разговаривали о всякой всячине, сейчас я уже не вспомню о чём. Дул легкий тёплый ветерок. Потом Крил повёл меня к дереву Нуи. Оно действительно цвело прекрасно. Зелёной листвы не было видно, сейчас оно было полностью, сотканным из золота. Множество цветов размером с монету. Возле дерева уже никого не было. Только я и Крил. Мы любовались деревом, наверное, с минуту. Солнце уже начало заходить. Цветы в лучах заката заблестели ещё сильней и вдруг цветы начали опадать. Один, второй третий. На нас посыпался золотой дождь из цветов.
   - А теперь сюрприз - улыбнулся Крил, я ещё раз увидела эту прекрасную улыбку - закрой глаза.
   Я закрыла глаза. Почувствовала как Крил меня немного приподнял и поставил мои ноги на свои. Поставил он меня лицом к себе, я улыбнулась. Он крепко обхватил меня за талию. А потом мы плавно начали подниматься ввысь. Я дышала ему в грудь. Открыла глаза. Повернула голову в бок и увидела как же мы всё-таки сейчас высоко. Я обняла Крила. Внизу виднелись макушки деревьев.
   - Я ещё не говорил открывать глаза.
   - Чтобы я пропустила этот прекрасный вид?
   - Лои, ты могла испугаться высоты.
   - Но высоты я уже не испугалась.
   - Да.
   Я видела парк и здание академии, наши общежития. Как всё это красиво. Потом мы летели над лесом и полем усыпанном удивительными цветами. Мы летели в лучах заката. Я уткнулась в грудь Крила. Вскоре мы подлетели к какому-то городу. Мы опустились на площадь возле очень великолепного здания. Крил принёс меня к театру. Крил открыл дверь и пропустил меня вперёд. Билеты он купил заранее. Наша ложа располагалась на балконе. Пьеса "Предрассудки". Это пьеса о неразделённой любви одного красивого и богатого юноши из знатного рода к красивой простой девушке. Как долго он терзал себя, не решаясь признаться ей в любви. Как долго он добивался её расположения. Они ходили под луной и говорили на разные интересующие их обоих темы. Их жизненные цели совпадали. Они часто продолжали фразы друг друга. Он дарил ей цветы и подарки. Ради неё юноша был готов отказаться от титула. Не понимаю, что этой дуре ещё нужно? Он признался ей в любви и подарил обручальное кольцо. Но девушка не понимала, что они с этим юношей могут быть вместе и умерла от горя. Спектакль закончился. Под бурные овации вышли актёры. Все в зале встали и хлопали стоя. Я взяла из своей сумочки тухлый помидор и кинула его в актрису со словами "Идиотка! Он же из-за тебя повесится!". Все в зале на меня оглянулись. Мой помидор, конечно же, достиг своей цели, иначе зачем бы я изучала в КАМе левитирование.
   Потом Крил повёл меня в картинную галерею. Здесь в основном были пейзажи. Меня заставила остановиться картина, на которой изображен тёмный хвойный лес, в нём сидит маленький мальчик-ангел возле костра. Мальчик пытается дотронуться до огня, а крылья его подпалены сзади. Потом Крил показал одну из своих любимых картин в этой галерее. Это была картина, на которой, как мне сказал Крил, изображена мама-эльф и её два ребёнка. Дети были вампирами. Мальчик и девочка. Они играли с мамой в салки. На мой вопрос о том, почему дети совершенно не похожи на мать Крил ответил, что картина является историческим сюжетом. Одна эльфийка нашла в лесу умирающую девушку-вампира. Та недавно родила и была сильно ранена. Девушка-вампир попросила сохранить её детей. Эльфийка воспитывала этих детей как своих.
   Мы ходили возле картин с пейзажем. Остановились возле двух прекрасных картин, на которых изображены вечерние пейзажи с высоты гор. Картины завораживали. На правой картине изображены скалы, лес и поля, а на левой скалы, деревья и какое-то озеро.
   - А вот картины Лонеута. Многим нравятся именно они.
   - Это две картины, написанные разными художниками.
   - Обе они принадлежат руке Лонеута. Может, они написаны в разное время?
   - Крил, они принадлежат разным художникам. Взгляни на мазки. Сила нажатия на кисть различна. Как же ты этого не видишь?! Направление вроде одно и то же, но сила и длина мазков различна. Кроме этого здесь используются различные составы красок. Это видно. Похоже, один из художников использовал какой-то минерал, а другой краску животного происхождения. Возможно здесь подражатель. Кто из них Лонеут я сказать не смогу. Мне нужно увидеть ещё его работы. Или... А Лонеут где жил?
   - Я не слишком знаю его историю. Но, по-моему, он дроу. Я точно не знаю.
   - Тогда тот художник, который использовал краску животного происхождения не Лонеут. Если, как ты сказал, он и правда дроу, тогда у настоящего Лонеута должны быть более радостные мазки. Ты провёл большую часть жизни под землёй, конечно, тебя будут радовать пейзажи, которые ты хочешь запечатлеть. Ты видишь различия, Крил? Мазки на картине справа более радостные.
   - Как ты всё это замечаешь?
   - Я не знаю. Но картина слева явно подделка.
   Крил сказал о моих замечаниях куратору галереи. Мы ещё рассматривали картины. Крил показал мне серию картин "Заветная любовь". На них изображены пара влюблённых. На картинах видно, что они влюблены друг в друга, но проходят мимо. На одной картине этой серии изображена их встреча вечером в беседке. Каждый из них пришёл поговорить с Луной о своей неразделённой любви. Эта тайная встреча стала судьбоносной для этого парня-вампира и для этой девушки-человека. Потом мы вышли из галереи и пошли к красивому и высокому зданию. По вывеске я догадалась, что это ресторан. Нам открыли дверь, и мы вошли внутрь. Ресторан поражал богатством и роскошью. Весь интерьер выполнен в красно-золотом. Мы сели за столик. Крил заказал дорогое белое вино с полей дроу. Дроу научились выращивать виноград у себя в подземелье. Это вино обладало тонким фруктовым букетом и слегка уловимым шлейфом цветочного аромата. Мы разговаривали об искусстве, музыке, поэзии. Принесли омаров в изысканном винном соусе. Крил смотрел на меня горящими глазами, с его красивого лица не сходила еле заметная улыбка. Он опустил глаза. У меня отлично получалось пользоваться столовыми приборами. Я будто вспомнила ряд картинок, на которых изображены люди за столом, кушающие омаров. Все эти картины проплыли передо мной как в калейдоскопе. Но всё же я как-то неудачно схватила омара и часть его панциря, сделав немыслимый пируэт, упала в блюдо к Крилу.
   Крилóн (Крил)
   Она плохо обращается со столовыми приборами, не умеет ещё держать себя в обществе, одевается в странную и сдавливающую её одежду, но всё же она настолько мила... Её черты лица красивы: большие карие глаза, слегка приподнятые брови, аккуратный носик, пухлые губки. Красивые пшеничные волосы, чистая кожа. Я готов быть с ней всегда. Готов провести ритуал, который позволит увеличить годы её жизни и сократит мои. Ради неё я откажусь от наследства и отрекусь от престола. Но я не могу слишком настаивать, она может не любить меня так, как люблю её я. Она не говорит какие чувства испытывает ко мне, но ни от одного свидания со мной она не отказалась. А значит, она всё же что-то ко мне испытывает.
   Лои
   Я люблю своих друзей. Крила, Лива, Аро, Эсми, Ви и Вила. Без них жизнь в академии наверно была бы скучна. Они часто выводят меня на различные прогулки, показывают новые места, а главное кормят превосходной пищей. Дарят мне цветы и подарки. И сегодня Крил устроил мне поистине замечательный вечер, этот вечер я запомню надолго. Крил очень красив и это затмевает его другие недостатки. Например, Крил хоть и одевается безукоризненно, но ему далеко до совершенства. Нужна рубашка открывающая торс, можно хотя бы ходить с расстёгнутой рубашкой. Можно просто развязать галстук и растрепать волосы. Всё это добавило бы его нарядам пикантности. Но главное это запах. Тонкий шлейф изысканного аромата нужно заменить насыщенным и тяжёлым запахом, таки чтобы до слёз пробивало. Таким, чтобы заставляло выходить из помещения, открывать окна, кашлять или чихать. Это своего рода, будто какой-то эффект. Парни, не знающие меры в дозах. Такой запах мне напоминает о прошлом, о том прошлом, которое я не помню.
   После вечера, Крил как обычно подарил мне подарок. Это был красивейший медальон с рубином. Потом он отнёс меня обратно к общежитию. Поблагодарил за прекрасно проведённый вечер, поцеловал мою руку, поклонился и ушёл. Завтра Аро обещал повести меня в танцевальный клуб "Вулкан". Мы уже не первый раз туда ходим. Там классная зажигательная музыка, превосходные коктейли и волнующая атмосфера. Я в приподнятом настроении пошла к себе в комнату. В прихожей комнаты меня ждала Аилиль. Точнее она меня там не ждала. Когда я зашла она быстро спрятала за спину какую-то тетрадь. Я бы не обратила на это внимание и пошла бы дальше к себе в комнату, но эти действия Аилиль показались мне странными.
   - Что у тебя в руках?
   - Да так ничего.
   - Позволь взглянуть на твое "ничего" - Аилиль неохотно протянула мне какую-то тетрадь. Я её открыла. Тетрадь была заполнена розовыми сердечками, в ней то и дело встречалось имя "Фарикен". Это её почерк. На одной из страниц я увидела нарисованных Фара и Аилиль. Они были в красивых свадебных нарядах. На другой странице я увидела их родословные, причём продолженные союзом Фара и Аилиль. Одну из дочек она решила назвать Лоишшенс. Как это мило. Ещё на одной я увидела нарисованного Фара и локон зелёных волос. - Это волосы Фара?
   - Да...
   - Зачем они тебе
   - Лои, я его люблю - Аилиль всхлипнула - сильно-сильно. Я хочу, чтобы хоть что-то у меня от него было. Я срезала его локон. Он всё равно ничего не заметил.
   - Ты любишь Фара. Почему я об этом ничего не знаю?
   - Я никому раньше этого не говорила.
   - И когда ты поняла, что любишь Фара?
   - Помнишь, ещё на втором курсе он высосал из меня всю волшебную пыльцу? С тех про я его люблю - последнее слово она произнесла несколько раздраженно, скрепя зубами. Наверное, она боится любить. Ах, бедная Аилиль. - Я хочу, чтобы он стал моим мужем. Жаль, это не возможно...
   - О! Как это романтично! Я обязательно тебе помогу завоевать его сердце.
   - Было бы очень здорово! - лицо Аилиль просияло.
   - Я все сделаю, чтобы вы были вместе.
   - Обещаешь?
   - Обещаю.
   Аилиль
   Итак, Лои поверила, что я люблю Фарикена. Что хочу от него детей, которых, несомненно, назову именем подруги. Мой план начинает работать. Рано или поздно, но точно до экзаменов Лои скажет Фарикену, что я в него влюблена. И начнет его убеждать быть со мной. К экзаменам она всё равно готовиться не станет и поэтому ради нашей любви сделает всё. Всё, что мне нужно. Фарикен ведь тогда не только забрал у меня всю волшебную пыльцу, но и подпортил моё здоровье. Он так меня тогда унизил! Его обязательно нужно проучить. Что любит наш друид? Оценки и знания? Да прибудет с ним экзаменационная четвёрка!
   Лои
   Сегодня день полон радостных событий. Я побывала в роскошнейшем ресторане и узнала, что Аилиль влюблена в Фара. Надеюсь, Фар испытывает те же чувства к Аилиль, что и она к нему. Жаль только, что я до сих пор не могу вспомнить своего прошлого. Во сне мне приснилось, что я ловко управляла самодвижущейся железной закрытой колесницей. Мы ехали в ней с моей лучшей подругой. Дорога, по которой мы ехали, была темно-серого цвета и состояла из маленьких, склеенных между собой камешков. Моя подруга из сна была очень красива, даже идеальна. Потом к нам в колесницу, на задние мягкие сидения сел какой-то парень весь в шрамах. Некоторые шрамы были очень странной формы. Его, наверное, пытали. По моему сну мы с этим парнем встречались. Моя подруга переместилась к нему, и они стали целоваться. Сон оборвался. Проснулась я в весёлом настроении. Сегодня я снова буду тренироваться владению меча. На частных с Эсми занятиях. Он лучше всех парней не только нашей группы владеет мечом, но и является лучшим мечником КАМа. За исключением учителя по боевым искусствам. С ним во владении мечом они наравне.
   Я надела свои облегающие кожаные штаны, рубашку на пуговичках, чёрные сапоги до колен и корсет. За время учёбы в КАМе одежды у меня прибавилось. Что-то подарили парни, что-то я сшила на заказ. Конечно то, что сшила я себе на заказ, мне нравилось больше. Парни дарили в основном красивые платья или какие-нибудь брючные костюмы для женщин. Мода за последние пять лет сильно изменилась. Но нет ничего лучше кожаных топов, коротеньких шортов или мини юбок. Правда в таком виде правила академии запрещают появляться на занятиях. Поэтому эти костюмы я приберегла до лучших времен. А пока хожу в костюмах подобных тому, в котором меня нашёл Кэндиар. Многое приходится шить на заказ. А такое нижнее белье как у меня я вообще не находила ни в одном из ателье. Портные не понимали, что это и для чего. Они с трудом верили, что я такое ношу под верхней одеждой. И часто не понимали где и как. Многие портные удивлялись моему желанию сшить себе белье с тоненькой полоской ткани сзади. Им вообще казалось, что такого количества ткани мало, для нижнего белья. Но эти вещи дают мне больше свободы. Итак, одевшись, я пошла на занятия с Эсми.
   Мы зашли в зал для тренировок. Как обычно, Эсми закрыл входную дверь, чтобы нам никто не помешал. Он сходил за учебными клинками. Клинки не наточенные, сделаны из довольно легкого метала, эльфийские, с заклинаниями от сильных ударов. Они практически не оставляли на теле синяков и ссадин. Эсми как обычно кинул мне один из них и вот наши учебные клинки снова сошлись в бою. Я старалась парировать его атаки, но всё-таки после нескольких ударов Эсми повалил меня на пол. "Вставай" приказал он. Я поднялась, мы продолжили бой. Я начала потеть, Эсми похоже нет. У меня вообще создавалось впечатление, что Эсми приходит сюда как на прогулку. Что не считает, что я способна оказать ему особое, даже самое ничтожное сопротивление. Об этом говорит и его внешний вид: распущенные длинные белые волосы, брюки, белая рубашка и совершенно не подходящие для боя туфли. Он даже не снимал с пальца перстень с фиолетовым камнем в тон его глаз. Эсми выбил из моих рук меч, меч отлетел в сторону, прокатился по полу до стены и рикошетом отлетел от неё на метр. Дроу легонько кольнул меня своим мечом в грудь.
   - Что будешь теперь делать? - я промолчала - Старайся не ронять меч. Не теряй своей единственной защиты. - Я неохотно поплелась за мечом. На самом деле мне совершенно не нравится вечно проигрывать. У меня создается впечатление, что я ничему так и не научилась. Я уже подходила к мечу и собиралась наклоняться, как дроу в три прыжка подлетел к моему мечу и встал на его лезвие - Ты почему идёшь так медленно? Ты на поле боя! И не смей поворачиваться к врагу спиной.
   Эсми убрал ногу с лезвия. Я схватила меч. Как только я его подняла Эсми начал нападение. Сначала я чуть не выронила его снова, но всё же удержала. Началось сражение. Череда моих парирований. Эсми шёл в наступление, а я отходила. Я шла назад пока не почувствовала сзади что-то твёрдое и большое. Эсми встал ко мне так близко, что касался своим телом моей груди. Эсми поднёс свой меч к моему горлу.
   - Тебя прижали к стенке! - шепнул он на ухо. Его рука оказалась на моей талии. Я почувствовала, как Эсми улыбается. По мне пробежались мурашки. Он отошёл от меня на два метра. - Всё? Отдохнула? Давай к бою!
   Мы снова начали сражаться. Я старалась отражать все его атаки, но очень часто пропускала. Иногда он задевал меня своей свободной рукой, говоря, где я открылась.
   - Ты теперь всегда будешь только защищаться? Когда начнёшь нападать?
   - Я устала.
   - Ты хотела сказать "я мертва". Я прав?
   - Нет! - я пошла в нападение. Эсми отражал мои атаки, но всё-таки сражался. Уже не было только его атак. Мы бились. Дошли до середины зала. Эсми даже один раз увернулся от моего меча, не успев его отразить. Это меня воодушевило. Потом он снова начал легко парировать мои атаки.
   - Сегодня у тебя получается лучше... - пара его взмахов мечом и я снова упала. Эсми сел на меня сверху прижав своим коленом мне ладонь левой руки, правую руку за запястье он схватил своей левой рукой. Он не давал мне пошевелиться и подставил свой меч к моему горлу - ...но только чуть-чуть
   Его волосы касались моего лица. Во взгляде было что-то зловещее. Вскоре его взгляд сменился. Он отпустил мою правую руку. Левая по-прежнему была прижата его коленом. Я схватила его за волосы и потянула вниз. Эсми начал наклоняться в ту сторону, куда я его потянула. Это позволило мне освободить и вторую свою руку. Он засмеялся.
   - Так... Смотрю мы решили поиграть нечестно! - ухмыльнулся Эсми. Он схватил меня за талию, подтянул к себе. Я почувствовала теплоту его тела. Мы прокрутились на полу. Эсми снова оказался сверху - со мной это опасно, Лои.
   Эсми помог мне встать с пола. Мы начали сражаться. Два три его парирования и теперь Эсми снова только атаковал. Я отступала. Одним взмахом меча он срезал мою верхнюю пуговицу рубашки. Она с присущим ей звуком начала прыгать по полу. Только она начала затихать, как на пол полетела вторая моя пуговица. Третья. Дальше был корсет. Эсми отойдя от меня на пару шагов, перестал сражаться.
   - Думаю, на сегодня достаточно - я тяжело дышала и, казалось, обливалась десятым потом. У Эсми тоже проступил пот, правда, только на лбу. Это меня обрадовало, так как раньше он всегда оставался сухим. - Ты как?
   - Норм-ально.
   - Ты походи, резко останавливаться нельзя. - Он улыбнулся - Если не пойдёшь сама, я тебя начну гнать своим мечом. Ты уже должна знать каково это.
   Я начала ходить по залу как загнанная лошадь. Эсми отнёс ученические мечи и тоже начал ходить по залу, только он подбирал мои пуговицы. Вскоре дыхание нормализовалось. Только тогда Эсми дал мне отпить воды из его бурдюка. Эсми положит три мои пуговицы ко мне в ладонь.
   - Ты сегодня хоть как-то на меня нападала, молодец. Мне теперь даже придётся расчесывать свои волосы.
   Мы вышли из зала. Эсми пошёл куда-то, по-моему, на консультацию к Кэндиару. Я пошла к себе в комнату принимать душ и переодеваться. Всё-таки Эсми меня хорошо учит сражаться да и заботится обо мне. Он отличный друг. Возможно, я научусь также хорошо управлять мечом как он. Как он говорит у меня большой потенциал.
   Сейчас мы уже не учимся, официально мы готовимся к экзаменам. На деле к экзаменам готовятся Фар, Аилиль и Лив. Я уже превосходно подготовлена: один раз бегло повторила материал. Думаю этого более чем достаточно. Сегодня мы с Аро договорились встретиться возле фонтана в 23:30. Мы будем отрываться в клубе "Вулкан" думаю до пяти утра. Как хорошо, что у меня очень хорошие отношения с комендантом общежития, собственно, как и со всем обслуживающим персоналом. Правда, до 23:30 ещё уйма времени. Мне вообще было бы некуда тратить своё время, если бы не консультация Эшовона Дор Аутликсота. Он не только ректор КАМА, не только куратор нашей группы, но и преподаватель по одной из экзаменуемых дисциплин. В отличие от меня Аилиль ходит на все консультации. Вроде она отлично училась, странная какая-то. Наверное, не все поняла за время учебы, раз продолжает ходить на консультации. Я все предметы знаю просто великолепно и сдам их, поэтому хожу только к Эшовону Дор Аутликсоту. Потому что наш ректор очень мудрый.
   Консультация прошла великолепно. На ней были все даже Зелайя. В последнее время она перестала меня выставлять в дурном свете. Не подливает мне зелий, от которых я несла несуразицу или начинала танцевать на парте. Не наводит чары, от которых я при группе признавалась ей в любви или от которых я пыталась поцеловать её подхалимку. Лив пытался меня защищать. Эсми считал, что я сама должна справиться с проблемой, имя которой Зелайя. Вил за меня очень переживал и очень сочувствовал. Крил, высказывал Зелайе, что она ведёт себя не достойно. Ви считал, что ему не следует вмешиваться в дела девчонок. Аро хоть и смеялся тогда надо мной, но продолжал дружить. Я даже понять не могу, что может во мне не нравиться суккубу. После консультации я задержалась. Мы с ректором остались наедине.
   - Ты не уходишь, Лои?
   - Нет. Я бы хотела уточнить один вопрос.
   - Хорошо. Задавай.
   - Эшовон Дор Аутликсот, Вы знаете многое в этом мире. Я почти не знаю ничего. В сравнении с Вашими знаниями мои познания о мире ничтожны. Каждый из нас хотел бы, чтобы мир был к нему добр. Отчего же в мире происходит столько зла и ненависти? Почему происходит вражда?
   - У каждого своё представление о добре и зле. Может кто-то считает, что он совершил хороший и добрый поступок, а кто-то считает его поступок лишённым добродетели. У каждого своё понятие добра. У каждого своё понятие зла.
   - Согласна. Здесь Вы правы. Встреча не одинакова приятна голодному волку и упитанному зайцу. Чтобы делать добро, надо прежде всего им обладать. 
   - Повторюсь: у каждого своё понятие добра.
   - Себялюбие одних не позволяет им доставлять радость другим. Себялюбие других целиком сводится к доставлению радости самим себе. В этом заключается большое различие между добродетелью и пороком. 
   - Мир не одинаков. Как и все живущие в нём.
   - Совершенство мира всегда адекватно совершенству того духа, который созерцает его. Добрый находит на земле рай для себя, злой уже здесь вкушает свой ад. 
   - Прежде всего нужно обладать многими знаниями, чтобы научиться созерцать мир и все дела, которые в нём происходят.
   - Людей радуют не столько добрые, сколько дурные дела, особливо в тех случаях, когда они их не затрагивают. 
   - Не всегда. Нужно учиться не радоваться делам дурным. Такие дела нас могут радовать от недостатка разума. Но потом всё осознав и поняв все приходят к единственно верному выводу.
   - Дерево человечества забывает о тихом садовнике, который пестовал его в стужу, поил в засуху и оберегал от вредителей; но оно верно хранит имена, безжалостно врезанные в его кору острой сталью. 
   - В этом что-то есть. Но я всё же считаю, что дурные дела не несут в себе ничего хорошего. Во всяком случае если они не урок молодым.
   - Что меня всегда удивляло в молодости, так это то обстоятельство, что, по удушении прежнего великого визиря, всегда находились новые охотники стать великим визирем. 
   - Лои меня изумляют твои слова - улыбнулся ректор - Ты достаточно молода, чтобы говорить о молодости в прошлом.
   - Возраст состояние души, а не тела. Не важно сколько ты живёшь. Важно как. В жизни дело идёт о жизни, а не о каком-то результате ее. 
   - Многие живут на земле, но не знают чего хотят не знают как жить.  
   - Я уважаю людей, которые точно знают, чего хотят. Большая часть бед во всем мире происходит от того, что люди недостаточно точно понимают свои цели. Начиная возводить здание, они тратят на фундамент слишком мало усилий, чтобы могла выстоять башня. Всякий, кто способен вырастить два колоска пшеницы на том месте, где раньше рос только один...заслуживает высшей похвалы человечества, для своей страны он делает гораздо больше, чем все политики вместе взятые. 
   - Несомненно.
   - Способность что-то создать - вот высшая ценность. Я творю значит я существую. Да на пути будут ждать трудности и ошибки, но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Никогда не следует стыдиться признать, что мы были не правы: ведь тем самым мы, в сущности, говорим, что сегодня мы умнее, чем были вчера. 
   - Ты говоришь мудрые мысли.
   - Большинство браков несчастно потому, что молодые жены плетут сети, в то время как им следовало бы позаботиться о клетках. Сюжеты своих детективных романов я нахожу за мытьем посуды. Это такое дурацкое занятие, что поневоле приходит мысль об убийстве. Быть леди - не значит носить красивые платья, быть леди - значит спокойно и с достоинством принимать удары судьбы, по мере сил помогать тем, кого любишь и не жаловаться, даже если кажется, что сил больше нет. Ауффенберга я не читал. Полагаю, что он напоминает Арленкура, которого я тоже не читал. Привычка -- вторая натура. Когда секретари бездельничают и занимаются болтовней - это явный признак того, что учреждение находится в состоянии загнивания. Свобода стоит того, чтобы за нее бороться.  Самое смешное желание -- это желание нравиться всем. Манеры человека - это зеркало, в котором отражается его портрет. Превозносят драматурга, исторгающего слезы у зрителя; этот талант он делит с луковицей. 
   - А иногда очень непонятные...
   Ректор смотрел на меня недоумённым взглядом. Похоже, он уже понял, что я настолько же мудра насколько и он. Эшовон Дор Аутликсот настолько красив и настолько умён, что им нельзя не увлечься. Я взяла прядь его волос, ректор удивился и нахмурился. Я посмотрела на его губы, а потом подняла глаза и посмотрела прямо в его золотисто-жёлтые глаза.
   - Добродетельным всякий может быть в одиночку; для порока же всегда нужны двое. 
   - Лои, думаю тебе пора.
   Ректор потянул свою прядь волос и она выскользнула у меня из рук. Дальше я не стала настаивать и вышла из кабинета. Мы конструктивно поговорили с Эшовоном. Я пошла в свою комнату. Необходимо подготовиться перед встречей с Аро. Подобрать соответствующий наряд - это целая наука. Радует только то, что времени полно.
   Я надела свои чёрные кожаные шортики, красную блузку с коротким рукавом и обула сапоги длиной до колен на устойчивых каблуках. И, конечно, я распустила свои волосы. Сверху своего наряда я надела длинную, чуть ниже колен кофту. Зачем волновать лишний раз коменданта? Такие мои наряды из моих одногруппников видел только Аро. Я шла к фонтану КАМа. В небе уже виднелась луна и первые звезды. Аро уже меня ждал. На нем чёрные брюки, чёрная рубашка, чёрный кожаный ремень и чёрные ботинки. Его волосы были распущены. В академию он часто ходил с волосами собранными в хвост на затылке, которые, как это ни покажется странным, связывал кожаным ремешком. Ждал он меня в своем дьявольском обличии: у него стали более удлиненные клыки, на лбу появились рожки, небольшие и совершенно очаровательные, за спиной два огромных перепончатых крыла, довершал его образ хвост с кисточкой на конце. Он им нервно подёргивал. Я подошла к Аро. Он без лишних слов взял меня за руку и мы переместились прямо в "Вулкан". Я уже привыкла к таким перемещениям Аро. Перемещаться он может только в демоническом обличии. Когда мы оказались в Вулкане, Аро стал таким, каким его привычнее видеть. Хотя я уже привыкла к обеим его ипостасям. Танцевальный клуб находится в давно потухшем вулкане. Интерьер выполнен в чёрных, оранжевых и красных тонах. На стенах нарисованы языки пламени, которые движутся в такт играющей здесь музыки. Роль основных источников света в танцевальной зоне и зоне для распития коктейлей здесь выполняют метровые в диаметре столбы до потолка. Потолок в танцевальной зоне очень высокий около двадцати метров. Столбы-светильники сделаны как будто из отдельных раскаленных камней поставленных друг на друга. Кажется, что камни от этих столбов могут отвалиться и упасть. Эти столбы слегка тёплые, хотя кажутся горячими. Я сначала боялась до них дотронуться, но как-то Аро с силой поднёс мою руку к одному из этих светильников. Пол в клубе везде гладкий, чёрный и глянцевый. Здесь прохлаждаются в основном демоны, инкубы и суккубы. Конечно, в этом месте не получится прохлаждаться, ведь здесь все можно сказать пылает огнём. Фонтаны огня, бьющие в углах танцпола. Вспышки огня на сцене. Потолок и столбы в танцевальной зоне украшены животными, напоминающими горгулий и драконов. Из их пастей в такт музыке вырывается негорячее пламя различных цветов. Мы с Аро оба любим танцевать. Но пока играет не та группа музыкантов, которую мы любим. В музыке нашей любимой группы звучат как будто звуки откуда-то из глубин ада. Музыка страстная и живая, не такая как эта. Но это не важно, всё равно мы сначала идём в зону отдыха. Здесь за нами уже даже закрепили столик в одном из углов. В этом клубе это вип-зона. Потолки здесь гораздо ниже, чем на танцполе, всего около трех с половиной метров. Мы сели за наш столик. Мягкое и широкое сиденье с удобной спинкой выполнено полукругом. Сделано оно из красной кожи. Оно, можно сказать, мягко обвивает круглый чёрный глянцевый столик на единственной тонкой ножке. В нашей зоне отдыха есть чёрно-красные плотные шторы. Эти шторы пропускают намного меньше звука, создается впечатление, что мы становимся здесь одни. А закрываются они двумя щелчками пальцев. Сейчас наши шторы открыты. До нас доносятся звуки музыки. Официанта здесь вызывают с помощью специальных кристаллов расположенных по бокам сиденья. Аро заказал нам по коктейлю "Полуночник". Этот коктейль несёт в себе аромат ночных цветов и невероятный заряд бодрости.
   - Через три месяца экзамены...
   - Опять ты об КАМе. Мы сейчас здесь. Может, просто будем получать удовольствие.
   - Аилиль постоянно говорит, что она не сдаст экзамен.
   - Хех... Заговор что ли какой-то делает? Давай не будем о Аилиль. Здесь её нет. Незачем тратить время веселья на Аилиль.
   - Ты прав.
   Нам принесли, заказанные Аро, коктейли "Тайное желание". Это очень сладкий и нежный коктейль, когда его пьёшь. Но когда останавливаешься, чувствуешь на языке остроту. В моём бокале осталась только одна пятая коктейля. Аро первый коктейль выпил только наполовину, "Тайное желание" на одну треть.
   - По-моему музыка здесь играет не очень интересная
   - А мне и такая нравится.
   - Мне она кажется скучной.
   - Аро, по-моему, ты придираешься.
   - Я просил не называть меня Аро.
   - Ты же знаешь, что Áрокор Чердори Сáкет слишком длинное имя. Я не могу его запомнить.
   - Я уже тебе не раз говорил, что меня можно называть Áрокор.
   - Ты что! Аро звучит гораздо благозвучнее! Имя Áрокор напоминает звуки, которые произносят, когда чем-то подавились. Ужас! Не знаю даже насколько нужно быть невменяемым родителем, чтобы назвать своего ребёнка Áрокор.
   Аро молчал и смотрел на меня со злобой и негодованием. Думаю, он прекрасно понимает, что его имя звучит мерзко. Я, конечно, не стала говорить Аро настоящие свои ассоциации, связанные с его полным именем. Не каждому приятно слышать, что его имя напоминает звуки тошноты или звуки умирающего кабана. Всё-таки я тактичный человек. Аро отпил из своего бокала коктейль, я последовала его примеру. Музыканты действительно играли скучную музыку, но может после бокалов трёх-четырёх мне уже будет всё равно под какую музыку танцевать. Конечно лучше всё-таки под хорошую. Аро по моей просьбе заказал мне ещё два "Тайных желания". Сам он коктейли пьёт крайне медленно.
   - А хорошие музыканты будут только после половины первого, да?
   - Да. Может нам стоило чуть позже подойти. А пока побродили бы по ночному лесу. Или по ночному городу.
   - Встретили бы какого-нибудь местного грабителя
   - Хм... Ты бы не смогла дать отпор какому-то мелкому вору? Как же ты училась у мистера Гулоуша? И вообще я же с тобой.
   - Моего владения мечом не достаточно.
   - Для того чтобы отразить нападение мелкого вора?
   - Нет. Его я смогу ранить и даже сильно. Но вот кого покрупнее вряд ли. Кстати, я сегодня сражалась на мечах с Эсми. Один раз ему даже пришлось уворачиваться от моего меча. А ещё я дёрнула сегодня его за волосы.
   - А это уже интересно... Надеюсь клок ему выдрала... - На лице Аро отразилась какая-то зловещая улыбка - Как это было?
   - Мы сражались. И когда я упала на спину, Эсми сел на меня сверху. Одну мою руку он прижал коленом, другую схватил своей рукой. Меч он подставил к моему горлу. Его зрачки расширились. В общем, ты понимаешь, чего он хотел...
   - Да, я понимаю, чего хотел Эсмиэл...
   - Да, именно. Он хотел меня обездвижить. И у него это получилось. Его волосы касались моих щёк. И когда он отпустил мою руку, я его дернула за волосы. Но, похоже, он немного разозлился, потому что когда мы бились дальше, он решил немного порвать мою рубашку. Правда, отрезал только пуговицы. По одной. Начиная с верхней. Одна, затем другая и так до корсета.
   - Может, не будем говорить и о Эсмиэле...
   - Тогда о чём?
   - О нас. - Аро положил мне на руку свою и немного погладил. Он смотрел мне прямо в глаза. - Здесь кроме нас с тобой никого нет.
   - Здесь довольно много народа.
   - Ты очень необычная девушка. Я имел в виду, что никого из КАМа. - Заиграла медленная музыка. Начала петь певица:
   "Я стою над шумным водопадом.
   И восхищаюсь солнца последним закатом.
   О тебе, мой милый, вспоминаю.
   Увидеть тебя хоть ещё раз желаю.
   Я понимаю, вовсе меня не любишь ты.
   Всё это были лишь мои наивные мечты.
   Я плачу. По щеке бежит слеза.
   Посмотрела в небеса.
   Из этой жизни я уйду.
   В поток воды с небес сойду.
   Под ногами пустота.
   Лечу, а дальше мгла...".
   Аро встал из-за стола. Он поднял меня за руку.
   - Потанцуем?
   - Конечно. Ты ведь отличный танцор - я кинула свою кофту на сиденье.
   - Мне льстят твои слова - улыбнулся он.
   Мы вышли на танцплощадку. Он положил свои руки на мою талию. Я по привычке обвила его шею руками. Мы танцевали. Его руки с моей талии постепенно опускались ниже. Наверное, он устал так держать свои руки. Конечно он же слабее Эсми. Он стесняется этого, поэтому и не хотел, чтобы мы продолжили разговор о Эсми. Следом пропели ещё одну подобную той песню. Но смотрю, наши любимые музыканты подошли. Вскоре солист начал петь:
   "Все вокруг идут куда-то вдаль.
   Своей жизни им совсем не жаль.
   Такая жизнь не для меня, она скучна.
   Я смотрю и вижу: Я один и ты одна.
   Я подхожу. Ты говоришь: "меня не тронь".
   Смотрю в твои глаза, а в них огонь.
   Детка, может, потанцуем?
   Ты ответила лишь поцелуем.
   "Меня не бойся"- сказала ты.
   И увела от этой жуткой суеты.
   Музыку слышим только мы вдвоём.
   И пусть пылает всё вокруг огнём!
   Мы танцуем, и я вижу сотни глаз,
   Все они смотрят лишь на нас.
   Ты взлетела в небо высоко.
   От меня сбежать не так легко.
   Неужели бросить ты меня решила?
   С этим, детка, ты поспешила.
   Поверь, тебя теперь везде найду.
   Даже если я от этого с ума сойду.
   Что ты делаешь со мной, не понимаю.
   Меня бросает в жар, я весь огнём пылаю.
   От чего же я так горю?
   Возможно, детка, я... тебя... люблю.
   Теперь я полностью в твоей власти.
   А танец лишь осколки нашей страсти.
   Куда же ты от меня убегаешь?
   Я догоню, и ты это прекрасно знаешь.
   Давай не будем зря времени терять.
   Жизнь мы итак сумеем растерять..."
   Когда только запел певец, я подняла руки над головой и начала танцевать, двигая бедрами в такт музыке. Аро схватил меня за локоть и резко пододвинул к себе. Его глаза блестели. Он вздернул правой бровью, на лице отразилась ухмылка. Он обхватил меня обеими руками за талию. Потом его левая рука постепенно поднялась выше по спине к зоне лопаток, а другая сползла к левому бедру. Аро меня наклонил, его волосы касались моего лица. По углам вспыхнул огонь в такт музыке. Мы слегка коснулись губами. Я опрокинула голову назад, чувствовала его дыхание и касание его губ на своей шее. Правой ногой я зацепилась за его левую. Аро выпрямился. Моя рука оказалась на его груди. Я выдохнула. Второй своей рукой я обвила его талию и плотно прижала его к себе. Своей правой ногой я медленно потерлась об его ногу, а затем поставила обратно на пол. Музыка стала медленнее, а голос певца более тихим и с большей страстью в нём. Ослабила свою хватку и резко повернулась к нему спиной. Подождала, пока он положил левую руку мне на бедро, а правую на ключицу. Его рука с ключицы медленно начала свое движение к груди, затем плавно сползла с груди на живот, а потом неторопливо к зоне паха. Я сделала шаг вперед и тем самым не дала его руке опуститься ещё ниже. Я сделала второй шаг и повернулась к нему лицом. Он улыбнулся и начал идти ко мне. Но я его остановила своей вытянутой рукой. Я начала идти к нему навстречу, Аро вздёрнул бровью и начал идти назад. Путь нашему танцу преграждал близко находящийся столб из светящихся камней. До него осталось полметра. Я остановилась, Аро тоже. Я подошла ближе к Аро. Улыбнулась и толкнула его к столбу из светящихся камней. Аро об него ударился и немного сморщился от боли. Улыбнулся. Потом я за ремень и пояс брюк пододвинула Аро к себе. Он положил свои руки на мои ягодицы.
   Потом были песни: "Жаркие Мысли", "Время страсти".
   Мы танцевали и двигались в такт музыки. Мне стало жарко, и я расстегнула две верхних пуговицы. Аро снял рубашку и бросил её на пол ближе к одному из столбов.
   Аро держал свои руки на моей талии, и они то постепенно сползали ниже, то опять поднимались обратно к талии. Я же свои четыре пальца левой руки заложила ему за ремень, а правой рукой держалась за его спину, просунув её между его рукой и его боком. Я поняла, что мне очень нравится закладывать свои руки за ремень и пояс его брюк. И у меня создается впечатление, что и Аро это нравится. Музыка ускорилась и наши движения в след за ней стали энергичнее. Он наклонил меня, теперь я обеими руками держалась за его спину. Своей свободной рукой Аро расстегнул мою третью пуговицу сверху. Наверное, он понял, что мне очень жарко. Он прям, исполнил моё желание. Одна моя рука скользнула по его спине и очутилась на его пояснице. Потом мы в нашем танце разошлись на расстояние вытянутых рук. Едва держались кончиками пальцев. Аро с силой и в тоже время нежностью дёрнул меня за руку. Я начала кружиться вокруг своей оси постепенно приближаясь к Аро. Когда я к нему приблизилась, он предстал передо мной уже в своём демоническом обличии. Его крылья создавали тень. В нашем танце получилось, будто я из света падаю в темноту, в пропасть, в омут с головой. Свет от пламени отразился в его глазах. Его полуоткрытые глаза будто запылали огнём. Он улыбался и нервно подёргивал хвостом. Положив свои руки ему на плечи, я подпрыгнула и обхватила его поясницу ногами. Так уже я смотрела на него немного сверху. Аро обхватил меня и мы взмыли к потолку. Музыка. Вверху тоже были пары. Мы начали летать над танцполом. Мы летали, постепенно замедляя скорость. Я крепко держалась за его плечи. Аро нежно и долго стал целовать меня в шею. Я начала медленно водить левой рукой по его голове изредка касаясь его рожек. Аро начал целовать моё плечо. Я не спеша смочила губами и языком мочку его уха, а потом слегка её укусила. Аро резко начал терять высоту. Но вскоре опомнился. Я даже не успела сильно испугаться.
   Мы подлетели к зоне отдыха. Аро перевоплотился. Сели в нашем укромном местечке. На этот раз недалеко друг от друга. На расстоянии тридцати-сорока сантиметров. Доносились слова песни "Расслабься, если сможешь". Нам довольно быстро принесли коктейль "Ночь Желаний", заказанный Аро. Особенностью этого коктейля является сочетание фруктов, ягод и различных пряностей. Я через соломинку отпила немного коктейля из своего бокала. Вкус меняется с чего-то обжигающего на нежный, затем на слегка солёный и сразу на сладкий. Цвет напитка кроваво-красный. Аро тоже отпил коктейля, потом поставил свой бокал на стол. Аро смотрел мне в глаза. Я смотрела в его глаза в ответ. Я отпила ещё немного Ночи Желаний. Запачкала коктейлем нижнюю губу. Аро снял каплю кроваво-красного напитка с моих губ большим пальцем. Поднес к своему рту, затем лизнул кончиком языка. Аро приподнял правую бровь, улыбнулся и пододвинулся ещё ближе. Он продолжал смотреть мне в глаза. Его глаза блестели. Мы оба молчали. Аро левой рукой убрал прядь моих волос за ухо, потом его рука медленно спустилась до моей груди. Аро завёл свою руку мне за спину и пододвинул меня ближе к себе. Я поддалась. Я поставила свой бокал рядом с его бокалом. Наверное, ему холодно и он хочет согреться о теплоту моего тела. Я недавно танцевала, поэтому согрелась. Расстояние между нашими телами сократилось до тринадцати сантиметров. Аро наклонился, чтобы поцеловать меня в губы. Он закрыл свои глаза. В это время меня отвлёк проходивший мимо инкуб и Аро поцеловал меня в щеку. Его губы были горячими, казалось, он весь пылал. Аро сделал два щелчка пальцами. Шторы начали закрываться. Он начал целовать меня в шею потом за ухом, потом ниже и ниже постепенно приближаясь к плечу. Я чувствовала его горячее дыхание и жаркие поцелуи. Своей правой рукой он расстегнул нижнюю пуговицу моей блузки, затем ту, которая была выше. Вскоре его рука оказалась под моей блузкой и начала постепенное движение к моей груди. Ещё одна нижняя пуговица расстегнулась сама собой, затем следующая. Дотронувшись до моей левой груди, он стал двигаться к спине. Рука, которая была поверх блузки, со спины соскользнула к талии. Затем слегка коснувшись моего живота, плавно сползла на моё бедро. Когда она оказалась у моего колена, Аро меня пододвинул ближе к себе. Под его напором я начала ложиться. Я закрыла глаза. Он продолжил целовать меня в шею, постепенно приближаясь к моим губам. Дальше я ничего не помню...
   Áрокор (Аро)
   Она заснула. Она довольно сильно храпит. Она точно спит? Да, она действительно спит. Нужно остыть. Выдох. Ещё. Глубокий вздох. Снова выдох. Конечно, она не блещет умом. Совершенно не тактична и слишком много пьёт, но она такая же страстная натура, как и я. Я никогда не встречал таких раскрепощённых девушек, даже среди суккубов. Она красива: аккуратные черты лица, губы, созданные для того, чтобы их целовать, грудь, бёдра. Её не примут мои родители. Но я хочу быть с ней, даже если мне придётся отречься от престола. Я отпил коктейля "Ночь Желаний". Хех, только лишь желаний... Неужели это останется лишь моим желанием?.. А она ведь совершенно не блещет умом...
   Лои
   Я проснулась в своей постели. Оказывается, вчера я заснула, и Аро перенёс меня к общежитию. Всё это рассказала мне Аилиль. По его просьбе она открыла окно в моей комнате. Аро взлетел со мной на руках в мою комнату и положил на кровать. Он переодел меня в мою ночную рубашку и заботливо укрыл одеялом. Он очень хороший и внимательный друг. Он не очень умеет выражать свои мысли и эмоции. Ему не хватает смелости, он слегка замкнут. Наверное, это всё связанно с его дурацким именем.
   Расписание консультаций стало невыносимо плотным. Наверное, учителя хотят нашей смерти. Можно сказать, консультации стали заменять обычные занятия во время всех пяти лет обучения. Как я могу свести Фара и Аилиль, если они всё время что-то зубрят. Но я никогда не потеряю надежды. Все кроме меня ходили на все подряд консультации, даже Аро не пропускал ни одной. К Аро недавно в гости наведывался брат. В их королевстве какие-то проблемы. Судя по всему не слишком большие, но всё-таки Аро стал по выходным летать к себе в Рокор. Мы уже месяц как не наведывались в Вулкан. Невероятно как быстро пролетел месяц. Единственной моей отдушиной в будничные дни было проведение времени в столовой. Я часто общалась с шеф-поваром мадам Пьерент, су-шефом Мугодом и поварами. Во время одних из выходных, когда большинство студентов разъезжается по своим делам, я попросила мадам Пьерент воспользоваться её кухней и продуктами. При ней, конечно же. Я тогда сама начистила картошки и лука. Обжарила лук в масле до золотистого цвета, добавила туда нарезанную брусочками картошку, посолила, поперчила. Поджарила картошку до хрустящей корочки. Попробовав моё блюдо, мадам Пьерент сказала, что ничего божественнее этого не ела в своей жизни. Она попросила у меня рецепт и сказала, что теперь, благодаря мне, знает что нужно приготовить на выпускной, когда приедут самые именитые гости. Спросила, знаю ли я ещё какие-нибудь необычные рецепты. Я вспомнила, точнее придумала: борщ, щи, тушённые картошку и капусту, картофельное пюре, гречку с мясом, плов, пельмени, манты, суп-харчо, шашлык из баранины и блины. Все блюда очень понравились мадам Пьерент, а мне очень понравилось их придумывать. Они брались, будто из воздуха. По выходным я проводила время то с Эсми, то с Вилом, то с Крилом, то с Ви, то с Ливом. На эти выходные Ви пригласил меня пойти в поход с ночевкой. Он ужасно любит ходить в походы, а мне так надоели эти стены. Уж поскорей бы начались экзамены, и тогда я бы всё сдала на отлично.
   Наш поход начинался ранним утром. С собой я взяла матрас, одеяло, подушку, немного еды и питья. Ви взял с собой палатку, котелок и ещё какие-то предметы. Ви очень сильный, поэтому кроме вещей, которые он взял с собой он тащил и мои вещи. Мы шли по лесу к горам. Мои ноги начали болеть и мы несколько раз делали привал. Потом мы шли по тропе, на пути встретилась горная река. Ви перенёс меня через неё. К полднику мы дошли до вершины горы. Пока Ви расставлял палатку, я ела блинчики с творогом и любовалась открывшимся пейзажем. Высоко в небе светит солнце. Внизу виднеется красивый смешанный лес. На горе, где теперь стоит наша палатка растут диковинные цветы. Всё вокруг пахнет весной. Я разлеглась на зелёной травке, закрыла глаза и не заметила, как заснула.
   - Лои, просыпайся. Уже восемь часов. Мы же не будем ограничиваться этими видами.
   - А?! А, Ви, это ты. Мне снился жареный кабанчик. Не знаю к чему этот сон... О, ты сделал из веток зонтик!
   - Да, это чтобы ты не обгорела на солнце.
   - Как это мило. Спасибо. Ты что-нибудь приготовил? Я есть жутко хочу, а ещё этот жареный кабанчик.
   - Да. Я запёк картофель и зажарил пойманную мною лесную лань.
   Мы поели. Ви, решил прилечь и вскоре заснул. Его будить я не захотела. Я решила изведать территорию. Это так интересно бродить по ночному лесу и это покалывает нервы. Вскоре я вышла на какую-то поляну. Потом прошла ещё дальше. Вокруг стало совсем темно. Я услышала вой волков и шипение ночных зверей. Я решила вернуться на место нашей стоянки. Прошла метров двадцать-тридцать и поняла, что заблудилась. "Ви" - закричала я. В ответ молчание. "Ви". Снова никто не ответил. Я споткнулась о какой-то камень. Встала, прошла ещё метров сто. Путь мне преградил какой-то волк. Он скалился и приближался ко мне. Как глупо, что я ничего с собой не взяла. "Ви" - вновь закричала я. Появился ещё один волк и ещё. Их стало около полусотни. Их вожак уже собрался кидаться на меня, как вдруг из темноты появился Ви. Он был в обличии оборотня. Большая пума, около полутора метра в холке. Ви вцепился своими острыми клыками в горло волка, тот завизжал. Ви быстро и с силой перекусил горло этой мелкой шавке. Потом расправился ещё с двумя, откинув их своими мощными лапами. Они ударились о дерево и больше не вставали. На Ви накинулось сразу десять волков. Он с яростью и силой отбивался от них. Одному волку он лапой наступил на голову и размозжил его череп. Ошмётки его мозгов украшали теперь землю. Другому волку он вспорол брюхо. Ещё одному он разодрал плоть до костей. Этот долго и мучительно скулил, пока не издох. Одного из волков он схватил за хребет, я слышала как хрустнул позвоночник этой твари. Остальные волки разбежались. Ви превратился обратно. Я тряслась. Ви меня обнял и сказал, чтобы я не боялась, что он со мной и теперь всё в порядке. На самом деле я вся тряслась от желания отомстить этим шавкам и вырвать их жалкие сердчишки. Кураж боя ещё долго не отпускал меня. Мы с Ви пошли к той самой горной речке, через которую он меня переносил. Оказывается я дошла до неё. Мы промыли ссадины и раны Ви, затем вернулись к палатке. В палатке мы спали вдвоем. Мне было холодно, и я попросила Ви обнять меня и плотно прижаться ко мне. Он спорить не стал. Как же бешено колотилось его сердце, наверное, сердце оборотня бьётся гораздо чаще, чем человеческое. Но судя по тому, что я сейчас слышу это так. От теплоты его тела я быстро согрелась и уснула.
   Ви разбудил меня утром. Мы поели суп из пойманных им молодых куропаток. Ви сказал, что мы сегодня уже не сможем продолжить путь и вечером пойдём обратно в КАМ. Ви взял рюкзак и положил туда что-то, наверное еду. Он превратился в пуму, и присел, чтобы я могла вскарабкаться на его спину. Я вцепилась в шерсть Ви. Он взял в свою пасть рюкзак и понёс меня по лесу. Это было просто великолепно, по пути я жадно глотала свежий воздух. И всё то, что в нём находилось: мошки, комары, другие мелкие насекомые. Пару раз мы наткнулись на паутину. Шерсть Ви очень мягкая и тёплая. Цвет его шерсти был светло-коричневый. Этот тон намного светлее, чем цвет его волос. И если бы он надел одежду такого цвета в своём человеческом обличии она бы ему совершенно не шла. А к моим волосам этот цвет подходит идеально, особенно если бы такого цвета была моя зимняя шубка. Но теперь весна, зимняя одежда мне сейчас не к чему. Ви остановился у подножия скал. Дальше ему будет трудно взбираться в обличии пумы. Ви перевоплотился. Рюкзак закинул за спину.
   - Оттуда сверху открывается великолепный вид. Я давно его хотел тебе показать.
   - Ну что ж... Поспорим я первая заберусь?!
   - Это вряд ли.
   Мы побежали наверх. Я выдохлась на полпути. Ви отправился дальше, но замедлил скорость.
   - Я просто... решила... тебе ус...тупить.
   - Ага, как же!
   - Не смейся, а то я тоже начну смеяться и вообще не смогу подняться. Уф...
   Я медленно продолжила путь. Ви ещё сильнее замедлил свой ход. Вскоре мы поравнялись. Когда мы были на вершине, Ви всё-таки первым вскарабкался на неё и, взяв меня за руку, помог и мне подняться. Вид действительно был великолепен. Далеко внизу было какое-то море. Лучи заходящего солнца отражались в его воде. Солнце придавало красновато-оранжевый оттенок скалам. Всё это завораживало. Ви бросил рюкзак на землю и немного потянулся.
   - Ну, как тебе?
   - Это... Это просто превосходно. О! Смотри, птицы полетели.
   - Красиво - Ви широко улыбался.
   - Почему ты мне раньше не показывал это место?
   - Я его открыл не так давно. А ты по выходным чаще проводила время с Аро. К этому месту довольно трудно добраться, за день не успеть.
   - Здесь прекрасно. Ты часто сюда приходишь?
   - Когда мне грустно... Я смотрю в эту даль и представляю, где я ещё могу побывать. Это меня вдохновляет. Здесь я ощущаю себя свободным, словно птица. Свободным от всего. От уроков, экзаменов, долга перед своей страной и родителями. Ощущаю себя обычным, таким как все.
   - А ты и есть такой как все. Во всяком случае, для меня. - Ви засмеялся. Я тоже почему-то начала смеяться.
   - Вот за это ты мне и нравишься. Ты не считаешь, что передо мной нужно лебезить. Или мне поддаваться в битвах, лишь по тому, что я престолонаследник.
   - А что кто-то так поступает?
   - У меня на родине почти все. Каждый парень хочет быть мне другом, для этого они нахваливают меня, мою технику владения мечом. А каждая девушка в Бингале мечтает выйти за меня замуж. Девушки кокетливо опускают глазки в моём присутствии или того хуже наигранно теряют сознание. Они даже сделали своеобразный фан-клуб. А ты живая, ты настоящая, ты не похожа на них.
   - Ты прав. Я особенная. - Ви опять почему-то засмеялся. Странный он какой-то. Мы потом молчали с минуты три. Вдруг Ви как закричит, что есть сил куда-то вдаль. - Ты чего раскричался?
   - Так я выпускаю пар.
   - Можно и мне тоже?
   - Конечно можно, что ж ты меня спрашиваешь.
   Я тоже закричала, что есть сил. Потом мы кричали вместе. Наверное, всех зверей в округе распугали. Было стыдно, весело и классно одновременно. Мы долго смеялись. Мы сели на камни и смотрели на заходившее солнце. Потом Ви отошёл на некоторое время и вернулся с клетчатым пледом. Им он укрыл мои плечи. Мы ещё посидели молча.
   - Кстати, Ви, а почему вы с Крилом общаетесь?
   - В смысле?
   - Ну, я не знаю... Всё-таки он вампир, а ты оборотень. Разве вы не должны быть в контрах.
   - А почему мы должны враждовать?
   - Ну, темнота... Он вампир, ты это хоть понимаешь?! А ты настоящий классный оборотень! Оборотни и вампиры не могут дружить. Вы разного поля ягоды. Он холодный и элегантный, а ты горячий и с отсутствием вкуса.
   - Возможно, ты права.
   - Ещё бы! А ещё у меня такое впечатление сложилось, что он относится к тебе как к второсортному. Ты уж меня прости.
   - А почему ты так решила?
   - Да ты просто взгляни на него! Он легонько пожимает твою руку.
   - Я думал это признак галантности, его культурного воспитания.
   - Нет. Он считает тебя слабаком!
   - Ты уверена?
   - Конечно. Даже если бы это было его "культурное воспитание". Всё равно он чересчур его всем выказывает.
   - Наверное, мне стоит к тебе прислушаться.
   - Конечно, стоит! А здесь красиво, спасибо за то, что ты меня сюда привёл.
   Мы подождали, когда зайдёт солнце и отправились к нашей палатке. Когда мы к ней добрались, была глубокая ночь. Ви разжег костёр, и мы запекли картофель. После скудного ужина мы легли спать. Ви очень переживал, что мы не успеем к утру быть в КАМе, но я его переубедила. Сказала, что консультации всё равно ничего не решают и если ему уготовано судьбой с треском провалить все экзамены, то он их провалит.
   Вик (Ви)
   Она очень слабая, чересчур инфантильна и совершает совершенно бездумные поступки. Но она так любит путешествия, возможно даже больше чем я. Я вижу в ней свободу. Она не придётся ко двору со своими странными выходками. Её не будут любить мои сёстры. Но если я и буду с кем-то, то это будет Лои. Даже если мне придётся отказаться от всего и жить в изгнании.
   Лои
   Утром мы, перекусив зажаренным зайцем, отправились в КАМ. Добрались к вечеру. Ви очень сильный и мужественный. Он никогда не оставит в беде и придёт на помощь. Ви очень преданный друг. Только чересчур тупой. Как можно было не догадаться, что они с Крилом должны быть врагами? Крил ведь вампир!
   Когда я вошла в комнату Аилиль сказала, что сегодня была самая важная консультация у Эшовона Дор Аутликсота. Что без неё практически невозможно сдать нормально экзамен. Жаль я не видела ректора сегодня.
   Я не знаю, что сделать ещё. Я уже завалила Фара признательными письмами от лица Аилиль. А он их, оказывается, не читал. Мне об этом Лив сказал. Я часто с Фаром пыталась заговорить о Аилиль. Он даже начал от меня скрываться. Как он не понимает и не видит своего счастья? Аилиль очень красива, что ещё может быть ему нужно? Лив помогал мне и говорил где я могу встретить Фара, хотя и был слегка удивлен выбором Аилиль. Сама Аилиль часто готовилась к экзаменам и возложила на меня эту важную миссию по спасению их будущего. Наконец я нашла Фара в библиотеке.
   - Фар, ну что ты от меня бегаешь.
   - Лои я готовлюсь к экзаменам и мне не очень хочется знать как живёт Аилиль и что она делает. Я вообще не понимаю, зачем ты мне всё время про неё всё рассказываешь.
   - Ты что ещё не понял?! Она влюблена в тебя.
   - Она в меня что?
   - Да-да, ты не ослышался.
   - Никогда не замечал - Фар улыбнулся - Хм... Я вроде и повода никогда не давал. Нет, я знаю, что я симпатичный и что многим девушкам я нравлюсь. Но вот Аилиль... Почему я вдруг стал ей интересен? Что-то мне с трудом в это верится.
   - А ты просто возьми и поверь. Она настолько в тебя влюблена, что хочет выйти за тебя замуж.
   - Замуж? Лои, ты в курсе как феи выходят замуж?
   - Нет.
   - Вот сначала узнай все подробности, а потом приходи с этими её признаниями! А мне читать надо.
   Неужели там какой-то страшный обряд. Не понимаю, отчего Фар не хочет быть с Аилиль. Разве не любовь главное чувство на земле. Ради неё и стоит жить. Аилиль и Фар оба наследники престола. И даже если Фару придётся расстаться со своим домом, неужели ради любви он этого не сделает? Он не раз говорил, что никогда не хотел быть королём, поэтому проблем не должно быть. Когда я пришла в нашу с Аилиль комнату, мне предстоял долгий разговор с ней. Я не могла понять её, она не могла понять меня.
   - Лои, пойми, я не могу нарушать древних обычаев своего государства. А Фар будет мой самый любимый муж!
   - Я вижу, что Фар влюблён в тебя. Разве ты не можешь ради него выйти замуж только за одного мужчину.
   - Какой Фарикен мужчина?! - усмехнулась она. - Нет, Лои, мужей у меня должно быть как минимум три. Ген феи переходит только по женской линии, а пол ребёнка зависит от мужчин. Если родится не девочка, то и муж такой не нужен. Но Фара я не брошу, не беспокойся. Он милый и подходит к моим крылышкам.
   - А если сразу родится девочка, что тогда?
   - Нужны как минимум три. Для статуса. Я будущая королева и должна подавать всем своим поданным пример. Ему придётся принять только такие условия.
   - Ты права. Я попробую его переубедить.
   Я нашла Фара с Ливом в классе для практических опытов. Лив лежал на столе и, судя по всему, спал или был без сознания. Фар что-то с ним делал.
   - Фар, наконец-то я тебя нашла.
   - Лои, закрой дверь. На ключ.
   - А что ты делаешь?
   - Лив от чего-то потерял сознание, и я пытаюсь привести его в чувства. Ты что-то хотела?
   - Я по поводу Аилиль.
   - Ты опять?!
   - Фар, она сказала, что ты будешь её любимым мужем!
   - Шестым любимым мужем...
   - Аилиль сказала, что вас у неё будет только три.
   - Только три? А кто-то уже согласился?
   - Не знаю. По-моему у неё пока нет мужа. Фар, ну ты сам подумай она же красивая.
   - Да, она красивая и что? Это не повод жениться.
   - Аилиль красива, вы с ней оба любите учиться и познавать что-то новое. А ещё если ты женишься на наследной принцессе, то уже не будешь престолонаследником своей страны. Ты же не хочешь быть повелителем Мишрота. Хочешь заниматься наукой. А она - это вечный доступ к волшебной пыльце. Ты просто подумай!
   Лежащий на столе Лив повернул голову и негромко простонал, но в сознание не пришёл. Увидев это Фар начал вести меня к двери.
   - Хорошо, я подумаю, Лои. А сейчас не отвлекай меня, пожалуйста. Лив итак может скоро проснуться. Ладно, пока!
   Фар закрыл дверь в кабинет. Надеюсь, он поймёт свое счастье и они с Аилиль будут вместе. Воодушевленная этим я пошла к наследному принцу королевства ангелов Сэластас. Я всегда всё рассказываю Вилу. О своих горестях и печалях, о своих сомнениях, о том как несправедлив мир, о том как бывают жестоки окружающие, о том как сложно жить, когда ты ничего не помнишь из прошлого. Я ему всегда жаловалась на Зелайю и её подружек, на принцессу-подхалимку, на то, что я проигрываю в сражениях с Эсми, на глупых людей, на насекомых, на несправедливо поставленные оценки, на то, что меня никто не понимает, на свой ужасный огромный нос. Я ему рассказала и об отношениях Фара и Аилиль. Он мне даже помогал сочинять любовные письма. Жаль Фар их так и не прочёл.
   - Вил, как мне ещё помочь Фару и Аилиль сблизиться?
   - Я не знаю. Может они не так уж и хотят быть вместе?
   - Да что ты такое говоришь?! Конечно, хотят! Я разбираюсь в чувствах и понимаю, кто чего хочет. Но я уже просто устала от всего этого. А эти двое просто чересчур боятся своих истинных чувств. Нужно расслабиться, может, тогда я что-нибудь придумаю. Как же мне всё-таки хотелось бы снова побывать в Вулкане. Вил, ты не хочешь пойти туда со мной?
   - А что такое Вулкан?
   - Это классный танцевальный клуб.
   - Танцевальный клуб?..
   - Ну как тебе объяснить. Там что-то типа балов устраивают. Пойдёшь?
   - Если ты так хочешь.
   - Вот и здорово! Только я сама тебя одену. Закажу по твоим меркам одежду в одном из ателье.
   Вот и наступили выходные. Вулкан ждёт. Мы к клубу переместились с помощью портала. Хоть для чего-то изучение порталоведения пригодилось. На входе меня сразу узнали. То, что я притащила сюда ангела, их заинтриговало. Охранники долго смотрели на него, явно оценивая его наряд. Чего только стоило мне уломать его надеть это прекрасное одеяние. На нём были белые штаны с белым кожаным ремнём. Белые на двухсантиметровом каблучке ботфорты со шнуровкой сзади. Белый кожаный ошейник с шипами. Не понимаю, почему Вил стесняется своего тела и зачем пытается прикрыться своими белыми крыльями. Он не слишком худой и у него есть мускулатура. У него красивая фигура, белоснежная кожа как будто светящаяся изнутри. Он по-настоящему прекрасен. Вела я его на серебряной цепочке, привязанной к ошейнику. Охранники нас пропустили. За нами закрепили тот же столик, за которым я сидела с Аро. Когда мы проходили к нему, многие суккубы смотрели на Вила. Я заметила, как взгляд одной девушки-суккуба медленно скользил по телу ангела. Она неспешно облизывала губы. Были и другие девушки. Некоторые из инкубов и демонов тоже смотрели на кронпринца Сэластаса каким-то хищным, плотоядным взглядом. Думаю, они завидовали его наряду. Здесь никто не позволял себе одеваться так откровенно, удобно и красиво. Сама я надела чёрный топ, чёрные кожаные с белыми лампасами штаны, белый кожаный браслет и сапоги на каблуках.
   Я заказала нам по "Огненной страсти". Уже играли мои любимые музыканты. Мне хотелось танцевать. Я отпила три четверти коктейля. Вил тяжело дышал, его щеки залились нездоровым румянцем. Он сделал небольшой глоток коктейля, и у него разболелась голова. Да, с ним не так весело, как с Аро. И танцевать с ним будет не так классно. Я оставила Вила в зоне отдыха. Он попросил закрыть шторы, даже с этим справиться не может. Сама я отрывалась на танцполе. Танцевала одна. Пытался подкатить какой-то инкуб, но я его отшила. Были песни "Ночная жизнь", "Моё тело горит", "Урок соблазна".
   Не встречал ты никогда
   Таких девчонок как она.
   Ты боишься к ней подойти
   И собираешься уже уйти?
   Друг, послушай мои советы
   На всё я дам тебе ответы
   Ты букет цветов ей подари.
   Чаще комплименты говори!
   С близостью не торопись.
   Друг, сначала присмотрись
   Что она любит, чем живёт
   Кто ж девчонок, их поймёт
   Это мой урок соблазна!
   Это мой урок соблазна!
   Это мой тебе урок!
   Ахаа-ха-ха-а
   Только рот на замок!
   Ты знаешь всё о пассии своей?
   Друг, так действуй поскорей!
   Поцелуй её. Скажи ей, что она
   На всём свете для тебя одна...
   Она полностью в твоей власти?
   Друг, время для ночи страсти.
   Ты получил доступ к её телу
   Это же совсем другое дело!
   Забывай про девчонку иногда
   (О, да! Это любимая моя игра)
   Это мой урок соблазна!
   Это мой урок соблазна!
   Это мой тебе урок!
   Ахаа-ха-ха-а-а
   Только рот на замок!
   Друг, крутить лишь с одной нужно
   Их больше? Тебе быстро станет скучно
   Девчонку любишь ты всерьёз?
   Не отпускай. В чём вопрос?
   Наигрался и в самом деле
   Эта девчонка тебе надоела?
   То ты ей тихо прошепчи на ушко
   "Где же милая твоя подружка"
   Она разозлится. Ударит по щеке.
   Догони её, когда будет вдалеке.
   Это мой урок соблазна!
   Это мой урок соблазна!
   Это мой тебе урок!
   Ахаа-ха-ха-а-а
   Только рот на замок!
   Ты за руку девчонку останови
   Опусти глаза, скажи "прости"
   А ещё расплачься на её плече
   Пусть слёзы будут на её лице
   Пойми, этот путь всех верней
   Они любят кающихся парней
   Ты ей надоешь. Она сама уйдёт
   Но про тебя ничего не поймёт
   Мстить не будет, знаю точно
   А ты ищи новую пассию срочно
   Это мой урок соблазна!
   Это мой урок соблазна!
   Это мой тебе урок!
   Ахаа-ха-ха-а-а
   Только рот на замок!
   ...
   Песня какая-то странная. Мы девушки любим, когда к нам подходит лысый и пузатый, хватает нас и говорит о том, что у него есть десять минут свободного времени. А такие длинные соблазнения, фу... Я решила пойти к Вилу. Ему, наверное, скучно. Когда я раздвинула шторы, я увидела двух девушек-суккубов возле Вила. Сам Вил лежал расправив крылья. Одна из девушек пила его коктейль, а другая сидела у него на коленях и целовала его в губы. Вот те и ангел! От неожиданности я закрыла шторы. Потом всё-таки вошла.
   - Привет! Я Шанта, а это Суойя. Не беспокойся мы скоро уйдём - сказала девушка, которая пила коктейль.
   - Он ооочень классный!
   - А вы почему здесь? Вас Вил пригласил?
   - Вил. Вот как его зовут. Нет, мы сами вошли. Эй, Суойя мне оставь!
   - Хорошо-хорошо. Держи он снова твой.
   Теперь Шанта его целовала. А Суойя, облокотившись на спинку, смотрела на меня.
   - Здорово, что ты его сюда привела. Кстати, а как ты его в Вулкан затащила?
   - Он сам вошёл.
   - Да? Странный он какой-то. А наряд у него что надо. Удобный.
   - Я ему его заказала.
   - То есть ты сама такой наряд придумала?
   - Да. У него такие белые крылья вот я и решила одеть его во всё белое.
   - Он что сам его надел?
   - Да. Конечно, я его долго уговаривала...
   - Мне его ошейник на цепочке нравится. Так двусмысленно. Кстати, ты и сама выглядишь... открыто.
   - Скорее свободно и удобно.
   - Тебе в этом удобно?
   - Да. Очень.
   - Ты свой костюм тоже сама сшила?
   - Да. Я вообще все вещи себе сама шью. Точнее заказываю.
   - Понятно. Хватит-хватит, Шанта. Пойдём уже. А то ты его убьешь. Видишь он совсем бледный.
   - Да, ты права.
   Девушки встали и направились к выходу.
   - Приятно было познакомиться.
   - Взаимно.
   - А что вы с ним сделали? Он хоть дышит?
   - Дышит. Дышал секунд десять назад.
   - Жить будет. Недельку помучается, но, думаю, жить будет.
   - А что вы с ним сделали-то?
   - Мы взяли у него чуть-чуть м... энергии.
   - Энергии?
   - Мда. Послушай, ты всё равно человек и не питаешься его энергией. Тебе что жалко что ли?
   - Именно, не будь такой жадиной!
   Девушки ушли, оставив меня наедине со спящим Вилом. Я попросила одного демона помочь мне донести Вила до выхода. Я только там смогу открыть портал и тогда мы переместимся.
   - А он что? Хотел покончить с жизнью?
   - Нет.
   - Тогда что его потянуло в Вулкан?
   - Просто захотел и всё.
   - Странный он какой-то.
   - Я тоже думаю, что он странноват.
   Я открыла портал, и мы с Вилом переместились. Мы оказались у дерева Нуи. Портал получилось открыть только здесь. Я посадила его на землю и прислонила к дереву. Портал закрыла. Кэндиару я не захотела говорить, что мы с Вилом были в клубе. Благо у меня есть Фар. Я пробралась в мужское общежитие. Особого труда это не составило: комендант спал. Я постучалась в дверь. Открыл мне Лив. На нем была зелёная в цветочек пижама. Я зашла в их комнату.
   - Где Фар?
   - Лои, ты странно выглядишь. А зачем ты пришла к нам посреди ночи?
   - Фар где?
   - Спит. Лои. Лои, он спит в своей комнате.
   - Фар! Просыпайся!
   - Лои?! Ты что здесь делаешь?! Я же просил её не впускать!
   - Вил. Он в беде!
   - Вил? Что с ним могло случиться? - заволновался эльф.
   - Дай мне хоть одеться.
   - Ты что спишь голым?
   - Нет. Но не могла бы ты выйти.
   Мне пришлось выйти. Лив тоже вышел.
   - Что случилось с Вилом?
   - Он ослаб.
   - Как ты об этом узнала? Вы же с ним не в одной комнате живёте?
   - Мы с ним были на танцах в Вулкане.
   - А сейчас он где?
   - Возле дерева Нуи.
   - Сейчас? Ночью?
   Лив выбежал из комнаты в пижаме и босиком, не услышав моего "да". Следом из своей комнаты вышел Фар.
   - Так, я слышал, что Вил возле дерева Нуи. Мне нужно знать, что с ним случилось на танцах. Он утомился, когда танцевал?
   - Нет. Он выпил буквально глоток коктейля и вырубился.
   - Глоток коктейля его вырубил? Что там подмешивают?
   - А потом к нему пришли суккубы.
   - Суккубы?! Это очень серьёзно.
   Фар вернулся в свою комнату. Взял со своей полки какое-то зелье и своё одеяло.
   - Не потеряй и не разбей. - Фар сунул мне зелье, и мы направились к выходу.
   Мы подошли к дереву Нуи. Лив стоял на коленях возле ангела и держал его за руку. Увидев нас он подошёл и взял у Фара одеяло. Лив накрыл им кронпринца Сэластаса.
   - О, ужас, что на нём, что они с ним сделали?! Почему суккубы так над ним издевались?
   - Лив, это Лои его так одела.
   - Да?
   - А как ты узнал, что с ним что-то сделали суккубы? Я же тебе не говорила.
   - Я чувствую присутствие их энергии.
   - Ясно. Ну, я думаю, вы здесь и сами разберетесь. А мне пора спать.
   Фáрикен (Фар)
   Лои ушла и мы с Ливом остались вдвоём. Даже не знаю хорошо, что Лои меня не обманула или нет. Честно признаться, я думал, что здесь меня ждёт вытащенная из своей кровати Аилиль. Думаю Лои и на такое способна, если конечно додумается. Лив опять носится. Чуть какому птенчику плохо он тут как тут. Ему бы сейчас самому полежать и отдохнуть. А то он ставит под угрозу весь мой эксперимент, всё-таки только три дня прошло.
   - Хм... Лив, догони Лои и возьми у неё зелье.
   - Зелье? Какое зелье?
   - Оно поможет Вилу.
   - Оно у неё? Ага, сейчас. - Вот! Он снова побежал. Медленнее, медленнее. Медленнее, говорю. Да что ж он носится так. - Вила перетащи на своё одеяло!
   Если бы я оставил Лива здесь, то он точно бы попытался куда-нибудь потащить Вила. А ещё бы моё одеяло запачкал. Похоже Лив думает ногами, а не головой. Хотя, если его спросить, утверждал бы что сердцем. Я положил Вила на одеяло и стал дожидаться Лива. Тот вернулся только спустя минут десять.
   - Почему так долго? Она так далеко ушла?
   - Нет. Ушла она не далеко. Просто Лои по дороге выкинула зелье. Нам пришлось его искать.
   - Ну она хоть тебе помогала... Давай его. Подержи его голову. Вот так. Хорошо. Всё, думаю зелья достаточно.
   - Я возьму одеяло спереди, а ты сзади, хорошо?
   - Давай наоборот. Голова всё-таки тяжелее.
   - Ты обо мне заботишься? Это так на тебя не похоже.
   - Ты просто меня плохо знаешь. Я не такой эгоистичный. Думаю не только о себе. - Я ещё думаю о своих экспериментах.
   - Хм...
   Мы уже подходили к нашему общежитию. Оставалось около тридцати метров. Как я и думал, это случилось.
   - Мне плохо - сказал Лив и начал опускать одеяло. Он сел на землю. Я опустил одеяло тоже.
   - Ляг и полежи. Дыши глубоко. Ну как легче?
   - Немного. Уже проходит. Откуда во мне такая слабость?
   - Иди в комнату. Я сам Вила дотащу.
   - Давай я немного отдохну ещё и помогу тебе.
   - Нет. Иди в комнату. Ложись и спи. И не вздумай никого звать мне в помощь.
   - А как же ты? Ты же...
   - Донести Вила я смогу и один. Тут немного осталось. А если тебе и это интересно, то он будет лежать у меня на кровати, а завтра я покажу его Кэндиару. С ним ничего не случится. Со мной тоже.
   Ночь на полу была не самая лучшая в моей жизни. Спина болит, я жутко не выспался. А сегодня? Вместо того, чтобы готовиться к экзаменам я должен лечить Вила. Надеюсь сегодня Кэндиар на месте. До экзаменов всего месяц, а я ничего не знаю. Я не Лив и не Аилиль я не собираюсь сдать хоть что-то на "мне и хорошо пойдёт". Только отлично. Или я себе этого никогда не прощу. Вилу стало лучше. Появился здоровый румянец на щеках. Но он по-прежнему был без сознания. Лив чувствует себя нормально. Опять носится.
   - Твоё зелье ему помогло.
   - Оно не могло не помочь. Для его изготовления я использовал кровь Зелайи и Вила.
   - А я думал, что ты только кровь Арокора используешь. Значит суккубов тоже. И ангелов.
   - И людей и эльфов и дроу. И оборотней и фей.
   - И эльфов?
   - Лив, не беспокойся это не твоя кровь. - Ага! Как же! Чтобы я искал другого эльфа?!
   - А какого эльфа?
   - Главное не тебя. Не бери в голову. Взятого всё равно не вернёшь.
   - А как ты взял кровь Арокора? Или дроу? Или...
   - Кровь Арокора, Эсмиэла, Вика и принца Викотского я поручил добыть Лои. И она прекрасно справилась. Кровь Вила я брал сам. Вот видишь и она пригодилась. Если тебе интересно, то свою кровь я тоже использую. - Ну как свою. Не совсем свою. Подданные мне на что?
   - Я никогда не думал, что встречу такого друида как ты. Я вообще никогда не сталкивался с такими как ты друидами. Я вообще, таких как ты не встречал. Мне всегда казалось, мы эльфы и вы похожи между собой.
   - Просто ты похож на большинство эльфов. Есть же среди вас те, кто не так любят природу, как её любишь ты.
   - Я никогда с такими эльфами не общался.
   - Ты таких не встречал! - Честно я тоже, но думаю, говорить этого Ливу не стоит.
   Когда я пошёл к Кэндиару, то того не оказалось на месте. От учителя Вароуга я узнал, что Кэндиар с утра уехал в какой-то город оборотней и вернётся только к позднему вечеру. Других учителей-лекарей, которые смогли бы помочь ангелу, у нас нет. Вила спихнуть не получается. Придётся нам с Ливом сегодня проводить подготовку к экзаменам не в библиотеке, а в комнате. От графика отстаю уже на четырнадцать билетов. Мы повторяли все дисциплины целый день. Только изредка вставая то попить чай, то проверить как там Вил. А ангел, блаженный, спал себе и спал. Здорово его всё-таки объели эти суккубы. Сегодня пришлось стирать своё одеяло. Наследного принца Сэластаса мы накрыли его собственным одеялом. Конечно, Крилóн Викóтский удивился тому, что Вил спит в нашей комнате. Даже точно не могу сказать, его раздосадовала или обрадовала эта новость. Как мы когда-то боролись с Крилоном за комнату Вила! С трудом верится, что мы её всё-таки отвоевали. А чего нам стоило обратно вернуть кровать Вила на место! Но горгульи по-прежнему стоят на своих местах. То, что Вил был под влиянием суккубов, вызвало в вампире любопытство, и принц Викотский пришёл навестить его.
   - Он ходит с ошейником? Никогда не замечал. Это его так суккубы раздели?
   - Нет, это его так одела Лои.
   - Вы уверены?
   - Кстати, Фар ты мне не сказал, как ты понял, что это Лои его так одела?
   - Как?! А ты её меньше слушай. Просто смотри на её поступки. Может, тоже начнёшь понимать, на что она способна.
   - Ну всё же... Он же ангел. Она же не могла этого не заметить? Вил таким голым никогда не ходит, наверное, даже в душ. А тут на улицу!
   - Нет, душ он принимает голым. Да что вы так на меня смотрите? Он бы сушил свою одежду после душа. Или бы в его комнате пахло прелым.
   - Но всё-таки... Он ангел он по природе стеснительный и скромный. Как Лои могла его так одеть?
   - Она же повела его к суккубам!
   - Бедняжка Вил.
   - Согласен, он очень странно одет. Со мной в комнате живёт уже пять лет и ничему так и не научился. Мне, признаться, неловко. Это же какое Лои имеет влияние на нашего скромняшку, что он согласился надеть это?
   - Ты хотел сказать "не надеть". Вот если бы Фарикен имел на него такое влияние... То Вил бы сам тебе приносил перья в баночке, да?
   - Отчего в баночке? В мешках! - мы с Ливом посмеялись.
   - Перья? О чём вы?
   - Не бери в голову.
   Попив чай в обществе элегантно одетого принца Викотского, мы с Ливом продолжили свои повторения изученного материала. Крилон ушёл. Поздно вечером легли спать. Опять была ночь полного невысыпания. Рано утром я сходил к Кэндиару и привёл его к нам в комнату. Кэндиар, сказал, что мы хорошо поступили, не бросив друга в беде. Но лично мне он рекомендовал поменьше экспериментировать со своими зельями, что лучше использовать проверенные методы. И почему мои зелья вдруг стали непроверенными? Но говорить этого Кэндиару не стоит.
   Лои
   Аилиль опять учит все билеты и просит её не отвлекать. Вил спит и теперь мне даже поговорить не с кем! До экзаменов целый месяц. На этих выходных я пойду с Ливом на пикник. Но их ещё долго ждать. Мне нужно свести Фара и Аилиль. Может пригласить их на наш с Ливом пикник? Нет, они могут съесть лишнее. Нужно придумать что-нибудь другое. Лучше сделать это до экзаменов.
   Я решила заглянуть к ректору КАМа. Я заглянула в его просторный и светлый кабинет. Эшовон Дор Аутликсот сидел за столом и перебирал какие-то бумажки. Я подошла к нему и села на его стол.
   - Здравствуйте, ректор!
   - Лои, слезь с моего стола - мда, ректор крепкий орешек. Нужно действовать с большим натиском.
   - Хорошо... Сегодня отличный солнечный день. Почему у Вас не открыты шторы? Нужно пускать свет в кабинет. Вот так-то лучше! А что вы делаете, ректор?
   - Родители Вилисáтела Эф Сиáлтэ, наследного принца ангелов хотят узнать, как учится их сын. После недавнишних событий они очень забеспокоились и начали сомневаться в правильности нашего обучения. Они решили навестить нас и удостовериться, что их сыну больше ничего не угрожает. Хотят узнать хорошее ли у нас обучение.
   - Тот кто любит хорошую колбасу и хорошую политику, не должен видеть, как делается и то и другое.
   - Хм... Лои, тебе что-то нужно?
   - Нет. Я просто решила навестить Вас. А что это за бумаги? - я убрала свои распущенные волосы на правую сторону и заглянула через плечо ректора, так чтобы его голова оказалась на уровне моего декольте. - Хм... Закон о применении магии. Ужас! Вы слишком много работаете! Расслабьтесь. Я Вам сделаю массаж шеи.
   - Лои, выйди, пожалуйста, и не мешай мне работать.
   - Ну, если Вы настаиваете...
   Я вышла из кабинета ректора. Почему Эшовон Дор Аутликсот такой консерватор? Почему он отказывается от моей любви? Как он не поймёт, что любви покорны все возрасты! Даже если тебе семь, даже если он старше тебя на девяносто лет! Эшовон Дор Аутликсот со своими принципами как ископаемое. Дни до выходных тянулись очень долго. Но всё-таки выходные наступили.
   Мы с Ливом встали ранним утром. Настолько ранним, что даже солнце ещё не взошло. Лив повёл меня на какую-то поляну на пригорке. Лив расстелил покрывало и я сразу на него плюхнулась. Вокруг всё было зелёным. Недалеко от поляны был небольшой смешанный лес. Лив поставил корзину с продуктами на один из краев покрывала. Рассвет. Поле, на котором мы были начало цвести. Откуда появились эти цветы я не знаю. Но было их множество. Красные, белые, жёлтые, голубые. Вид был настолько прекрасным, что я даже прослезилась. В лесу защебетали птички. Лив восхищенно смотрел на всю эту оживавшую природу. Прошли эти волшебные минуты пробуждения природы. С Ливом мы говорили в основном о природе и погоде. Мне нравятся вот такие простые минуты полного умиротворения. Потом мы с кронпринцем королевства Мифриэль решили позавтракать. Лив достал блюда, которые он сам приготовил. Он вообще умеет готовить и готовит вкусно. Не раз я ела его кушанья. На покрывале оказались тарелки с фантастически красивым салатом, с канапешками, печеньем, чудными пирожными, кексиками, мармеладками. Лив также достал из корзины два кувшина с разными напитками. Один светло-зелёный, другой пурпурный.
   - Мда... не густо... - эльф улыбнулся, наверное, подумал, что я пошутила. Эльфы всегда отличаются особой чванливостью и не думают, что кто-то может сказать им истину. - А что это?
   - Это салат "Лесная сказка" приготовил его из листьев кунтуса, плодов горентовы, семян узурского цветка всё это заправил соусом их лесных ягод и корня шувала. Помню тебе понравились семена узурского цветка, поэтому я положил их сюда побольше.
   - А это что?
   - Печенье "Незамерра". Ты его уже пробовала. По случаю окончания четвёртого курса, мы устроили с ребятами отдых на природе. Ты тогда съела почти все. Я подумал, что тебе оно очень полюбилось.
   - Да-да помню. А это?
   - Это напиток по старинному эльфийскому рецепту. Состоит из нектара цветов самбинии, плодов ектуса и ещё не распустившихся бутонов фемизы. - "по старинному эльфийскому рецепту" опять он высокомерничает.
   Завтрак действительно был великолепным. Потом мы ходили с Ливом по лесу и кормили лесных зверей канапешками и печеньем. Было забавно и весело. В лесу Лив как будто оживает. Там он в своей стихии. Я взяла в лесу какую-то палку и пошла сбивать соцветия цветов, да и вообще все растения которые мы встречали. Лив что-то мне говорил. Не помню что. Вскоре мне наскучило махать палкой. Потом мы лежали на траве и смотрели на облака, рассказывая друг другу кто что в них видит. Лив видел зайчиков, лисичек, птичек, цветочки, барашков, бабочек. Я видела куски ваты, размозженные мозги, кишки, жаренного кабанчика, накаченный торс какого-то парня, свадебное платье.
   Ливиэль (Лив)
   Она не слушает и не слышит мудрые советы старших, достаточно грубо поступает с окружающими, не хочет познавать ничего нового и не хочет сохранять старое. Она, как ураган врывается в чужую личную жизнь, как табун спесивых лошадей топчется по душе и как цунами навязывает всем свой тип поведения, считая его истинно правильным. Даже не знаю, что меня могло привлечь в этой не уважающей природу, по-хамски относящуюся ко всему живому девчонке. Хм... Но я её почему-то люблю... Люблю так, как никого не любил раньше. Странно всё это как-то. Я вообще понять не могу за что же я в неё влюбился? (Потому что это воля Авторов Всемогущих! Как сказали, так и будет!)
   Лои
   Лив славный парень. Добрый, сентиментальный и сочувствующий друг. Возможно, он был бы замечательным другом, если бы не одно "но". Но "но" это чрезмерно громадное. Заносчивость, высокомерие, пафосность, надменность, гордыня, чопорность, он любит покичиться, обожает выпендриваться. Он просто надутый индюк! Как собственно и все эльфы. А ещё он чересчур инфантильный. Птички, зайчики, котятки. Я, чувствую, если бы я была психологом, я бы нашла в нём различные подозрительные болезни, говорящие о снижении его уровня либидо.
   День прошёл замечательно. Аилиль по-прежнему заучивала всё подряд. Я приняла душ и развалилась на своей кровати. Оставшийся день я проспала. Во время возвращения в КАМ Лив сказал, что вчера Вил пришёл в себя. Наконец мне будет с кем поговорить. Вил всегда меня выслушает и поддержит, а за это время у меня накопилось столько недовольств и жалоб, что думаю, и дня не хватит всех их рассказать. Утром меня разбудил прекрасный чистый голос и игра на арфе. Под окном пел Вил. Его ангельский голос лучшее с чего может начаться любой день.
   Вставай, просыпайся милая моя
   С высока нам солнце светит
   Облака плывут на небе
   Лоишшенс, под окном я жду тебя
   Яви утру свой прекрасный лик
   Уж соловей песенку свою поёт
   Волшебное утро тебя лишь ждёт
   Пусть чудесным каждый миг
   Станет в твоей бесценной жизни, Лои
   Сбудется моя заветная мечта
   Я выглянула в окно. Под ним стоял Вил. Как всё-таки мне его не хватало. Я оделась и обулась и побежала на улицу.
   Поскольку снова увижу я тебя
   Знай, я пойду на край света за тобою..."
   Я подбежала к Вилу и повисла у него на шее. Он отпустил арфу и обнял меня. Но вскоре мы повалились на зелёную траву. Вил, конечно, сказал, что это из-за болезни он так ослаб. Не хотел признаваться в том, что он просто рохля. День прошёл просто замечательно. Мы сидели на лавочке в парке "Тихий день" и я рассказывала Вилу обо всех своих проблемах, о накопившихся эмоциях. Я жаловалась на всё: на ректора, на преподавательский состав, на одногруппников, в особенности на Аилиль и Фара, на слишком знойное солнце, на отсутствие вкуса у большинства народа, на фонтан, на деревья, на слишком мокрую воду и на слишком горячий огонь. Вил меня слушал, потом ему якобы стало плохо. Нас в парке увидел Лив, он был высокомерен и зол на ангела. Он его увёл из парка и от меня. Лив так и не дал мне высказаться Вилу обо всех моих горестях, несчастьях и бедах.
   Кронпринцу ангелов опять стало плохо, он даже после пару раз терял сознание. Как мне говорили Фар, Крил и Лив ангел себя чувствовал очень скверно. Мне опять не кому стало выговаривать все свои проблемы. Один за другим шли безрадостные дни. Вскоре наступил выходной, тот самый в который Эсми обещал меня куда-то отвести.
   Эсми всю дорогу молчал о том, куда он меня ведёт. Как бы я не старалась его раскусить, он был крепок словно эльфийская сталь. Он был одет в бежевую рубашку и коричневые штаны. На ногах были мягкие сапоги до колен. С собой он взял рюкзак, но не сказал, что в него положил. Мне на плечи он тоже повесил рюкзак, но там не было ничего намекающего на наш поход только два теплых одеяла. Это дало мне понять, что мы будем где-то оставаться на ночлег. Сама я оделась так, как обычно одеваюсь в КАМ: чёрные штаны, белая длинная рубашка, корсет и кожаные ботинки. Уже был день. Мы шли вдоль каменистого берега реки, пока не дошли до водопада. Падал он вниз с высоты около десяти метров. Внизу было небольшое озерцо, из которого вытекала река. Там же был лес. Я только сейчас поняла, что мы находимся в какой-то гористой местности. Эсми вытащил из своего рюкзака две верёвки и какие-то крючки. Закрепил верёвки. Спуститься мы сможем только так. Вскоре мы спустились по верёвкам вниз, притом я быстрее. У меня такое чувство, что я будто раньше так делала. Может моё тело помнит, а я сама нет? Спустился и Эсми. Он взял меня за руку и по камням мы подошли к водопаду. Оказывается, в водопаде есть проход. Мы быстро проскочили через водяные шторы. Эсми достал из своего рюкзака кристаллы-светильники. В рюкзаке остается всё меньше и меньше места для еды. Благодаря свету кристаллов я увидела проход. Эсми повёл меня вглубь пещеры. С помощью кристаллов мы освещали себе путь. Мы шли по туннелю пещеры. Сначала спускались вниз, потом поворачивали в бок, потом спускались ещё ниже и ещё, затем повернули ещё и снова повернули. По пути встречалось несколько развилок. Но Эсми будто знал, куда меня ведёт.
   - Здесь никого не обитает?
   - Нет
   - Ты уверен?
   - Я здесь не раз бывал.
   - А мы скоро придём? Идём ведь уже долго.
   - Скоро-скоро, ты такая нетерпеливая.
   - А куда мы идём?
   - Увидишь.
   Мы вышли из туннеля, по которому шли. Перед нами открылся грот около тысячи с половиной квадратов. Гротом это трудно назвать, потому, что чувствуется, что в помещении когда-то кто-то обитал. Правда это было очень-очень давно. Возможно, прошло уже не одно столетие. Потолок куполообразный, около тринадцати метров в высоту. Пол достаточно ровный, но в некоторых местах у стыков со стенами были какие-то кварцевые сосульки. Такие же изредка встречались на потолке. Освещался грот кристаллами, находящимися в стенах. Свет был тусклым, но всё же освещал многое. Посередине площадки, на которую мы вышли, находилось круглое озеро с чистой водой. Занимало оно приблизительно половину площади пола. Вид был действительно потрясающим. Мы спустились по каменной лестнице.
   - Здесь очень красиво. Здесь кто-то жил раньше?
   - Легенды говорят, что здесь раньше обитал Водяной Туратут. Было это, по легендам и древним сказаниям, около двадцати тысяч лет назад. Водяной Туратут, был намного больше своих современников. В холку был пяти метров. Его лапы оставляли следы длинной около полуметра и шириной до сорока сантиметров. Его шерсть, рога всё состояло из воды. По утрам, до того как взойдёт солнце, он бегал по лесу и везде оставлял росу. Есть даже поговорка "Туратут воды не пожалел", наверное, слышала.
   - Да-да. Говорят её, когда ранним утром на листьях встречается много капелек росы.
   - Именно. По легенде Водяному Туратуту наскучило бегать по лесу, он зашёл в свою пещеру и уснул. Его пытались разбудить, его верные друзья птицы света. Но он всё спал и спал. Как-то птицы света вновь прилетели его навестить, а Водяного Туратута нет. На том месте, где он лежал было это озеро. Птицы сказали, что будут ждать его пробуждения. Они полетели в стены и застыли светящимися кристаллами. Имя озеру Тутратут.
   - Красивая легенда.
   Мы подошли к озеру и сняли свои рюкзаки. Эсми вытащил из моего одеяла. Одно он постелил на пол. Несмотря на, то что это пещера и здесь находится озеро в помещении около двадцати градусов тепла. Я подошла к озеру и потрогала его рукой. Вода мне показалась тёплой. Намного холоднее температуры тела, но тёплая. У меня создалось впечатление, что я когда-то окуналась в ледяную воду при намного более холодной атмосфере воздуха. Может моё тело помнит, а я нет? Я подошла к стене, дотронулась до одного из кристаллов. Он был тёплым. Эсми вытащил из рюкзака бутылку с вином, с десяток жареных цыплят куропаток, и какие-то фрукты. Я подошла к Эсми и села на одеяло.
   - Вина хочешь?
   - Конечно. Зачем спрашиваешь? - Эсми налил мне и себе по бокалу вина. Я быстро выпила свой.
   - Ещё?!
   - Да. Что за вино?
   - Вино из моего личного погреба в нашем королевстве.
   - Восхитительное
   - Сто сорок лет выдержки. Такое же будет подаваться на стол во время моей коронации. Это моё любимое вино.
   - А скоро твоя коронация?
   - Лои, коронация монарха происходит, когда предыдущий умирает.
   - Так ты знаешь или нет когда твоя коронация?
   - Нет, Лои. Я не знаю.
   - А сколько твоему отцу уже лет?
   - Мой отец умер, в тот год, когда я поступил в КАМ. Правит моя мама. Она же и правила... Тебе вина ещё налить?
   - Да. Очень вкусное. А ты чего не пьёшь?
   - Я отпил уже пол бокала.
   Мы поели фруктов. Я попила ещё вина. Поели жареных куропаточек. В бутылке вина не осталось. Но оказывается Эсми взял ещё две бутылки вина. Не понимаю, зачем он их всё время прятал. Наверное, жадничает. Мы лежали на одеяле смотрели в потолок и пили вино. Потом я заснула. Мне снился сон, в котором я смотрела на метровый золотой крест. На кресте лежал бородатый немускулистый мужчина с полотенцем, прикрывающим гениталии. Во сне я что-то говорила этому безмолвному человечку и о чём-то его просила. Этот мужчина во время моего сна ни разу не пошевелился. Но что я точно запомнила, он был хорош собою. Когда я проснулась, Эсми спал. Я отпила вина прямо из горла бутылки. Вина в бутылке оставалось около трёх четвёртых, третью мы ещё не раскрывали. Я взяла вскрытую бутылку и пошла по пещере. Я разглядывала камни и стены. Отпила ещё. Мне стало жарко. Я пошла обратно к Эсми. А ведь в озере я ещё не купалась! Я подошла к озеру, сняла свою обувь. Зашла в воду по колено. Потом по пояс. Я отпила ещё. Заткнула горлышко бутылки большим пальцем и погрузилась в воду с головой. Вынырнула и отпила ещё вина. Вина больше не оставалось. Бутылку я наполнила водой и пошла к Эсми. Я тихонечко к нему подкралась и перевернула бутылку горлышком вниз над его головой. Надо было видеть Эсми! У него было такое глупое выражение лица! Я разразилась хохотом. Я замочила не только Эсми, но и часть одеяла, на котором он лежал. Вода в бутылке кончилась, и я кинула её на каменный пол. Бутылка треснула, но не разбилась. Я, смеясь, начала убегать от Эсми. Он встал, с него капала вода. Улыбнулся. Всё-таки он решил меня догнать. Эсми побежал за мной. Я, огибая озеро, старалась убежать, но он неумолимо приближался. Тогда я решила забежать в озеро. Я зашла по пояс и поплыла на его середину. Эсми остановился на берегу и начал ходить вдоль берега.
   - Ха-ха! Ты меня не догнал.
   - Ты же всё равно выйдешь из озера.
   - И что? Ты меня всё равно не догонишь.
   - Это мы ещё посмотрим! - сказал Эсми и забежал в воду по пояс - Вода-то холодная! - Я завизжала. Мой визг эхом разлетелся по пещере. Эсми немного постоял, потом начал плыть ко мне. Я старалась от него отплыть как можно дальше. Плыла к берегу. Эсми тоже начал плыть к берегу озера, только к тому который ему ближе. У своего берега он оказался быстрее. Я не успела вылезть из воды, в воде я находилась по грудь. Эсми ходил уже по щиколотку. По берегу он подбежал к той стороне озера, с которой нас разделяло меньшее расстояние. Я снова поплыла к середине озера. Мне было жутко смешно. Эсми кружил вокруг меня. Потом вероятно это ему надоело, он быстро забежал в озеро и, нырнув, поплыл ко мне. Я завизжала, и начала плыть от него к берегу. Эсми быстро доплыл до меня и, схватив за ногу начал тянуть вниз. Я погрузилась под воду. Он меня отпустил и я вынырнула. Эсми вынырнул тоже. Мы смеялась. Потом я брызнула ему в лицо водой и начала быстро уплывать. Эсми меня схватил. Я пыталась вырваться, но ничего не получилось. Я повернулась к нему лицом, положила свои руки на его плечи и всем своим весом налегла на него. Эсми захватив воздуха, погрузился в воду. Потом вынырнул. Мы немного поиграли в догонялки в воде. Вышли на берег. Оба замерзли до чёртиков. Хорошо, что оставалась ещё одна бутылка не раскрытого вина. Я сняла корсет и бросила его на пол. Затем сняла рубашку. Я её выжала. Вода с неё стекала ручьём. Я повесила её на одну из кварцевых сосулек, торчащих из пола. Бюстгальтер я снимать не стала. Только постаралась отжать из него воду.
   - Эсми, ты так во мне дырку сделаешь.
   - Просто ты это...
   - А ты чего не раздеваешься? Хочешь простыть и умереть? - я подошла к Эсми и начала расстегивать его рубашку. Он сначала немного от меня отшатнулся, но потом и сам начал её расстёгивать. Последнюю пуговицу расстегнула я, затем сняла рубашку с Эсми. - Ну, ты прям как маленький! Аро вот, например, сам снимает свои рубашки. И притом, что у него не было риска заболеть!
   - Арокор снимал при тебе рубашку?!
   - Да, и не раз. Что тут такого?
   - Да так, ничего...
   - Ох, мы с Аро и отжигали на танцполе!
   - Так это было на танцполе. В Вулкане, да?
   - Да. Там очень классно. Как же мы с ним... Ммм... Просто супер! Слушай, ты, что стоишь как вкопанный? Мне штаны с тебя, что ли тоже самой снимать? Я уже свои давно сняла! И даже выжать и расстелить на полу успела. Так. Давай снимай штаны и ко мне под одеяло. Ух...холодно Где моё одеялко?
   Я села на одеяло, покрывавшее пол и укрылась другим. Пока Эсми возился со своими штанами и обувью, я открыла бутылку вина и налила нам бокалы. Подошёл Эсми.
   - А что вы ещё делали с Арокором?
   - Ничего мы просто танцевали. Ты чего стоишь? Садись. - Эсми сел на одеяло, принял бокал из моих рук. Я укрыла его одеялом и отпила вина.
   - А как вы танцевали с Арокором?
   - Слушай, что ты о нём да о нём? Его здесь нет! Вино классное. Тебе ещё налить?
   - Да я это ещё не допил.
   - Пей. Быстрее согреешься.
   После третьей выпитой порции, я поставила свой бокал к бутылке. По-моему мне уже стало тепло, даже жарко. Меня начало клонить в сон. Я положила свою голову на плечо Эсми. Свободной рукой он меня приобнял. Мы сидели молча. Потом Эсми поставил свой бокал к моему.
   - Ты спать хочешь.
   - Ага.
   - Меня и самого в сон клонит. Давай ляжем и укроемся одеялом.
   - Давай.
   - Только поближе друг к другу. Так нам будет теплее.
   - Ага - сказала я зевая.
   Мы легли на одеяло и укрылись другим. Я повернулась к Эсми лицом, он обхватил меня за талию. Я тоже его обняла. Наши ноги переплелись. Эсми поцеловал меня в лоб. Мы о чём-то тихо говорили. О чём-то спокойном и безмятежном. Потом говорил только он. Я быстро уснула. Когда я проснулась, то поняла, что бережно держу в руках бутылку с вином. Бутылка была уже пустой. А всё вино на одеяле. Со спины меня обхватил руками Эсми. Одна его нога лежала поверх моих ног. Я оперлась одной рукой на одеяло, привстала. Высвободилась из объятий Эсми и пошла собирать свои вещи. Рубашка была сухой, а штаны влажными. Корсет был мокрым. Возле озера я взяла свои ботинки. Обулась, надела рубашку. Я съела оставшуюся куропаточку. Съела один из фруктов. Эсми спал на животе. Я села на одеяло, подогнув ноги. Сидела недалеко от Эсми и напротив его лица.
   - Эсми, просыпайся.
   - Меня зовут Эсмиэл - пробубнил он, не открыв глаза.
   - Эсми!
   Эсми открыл глаза, потом снова закрыл и улыбнулся. Он положил свою руку мне на колени. Я смотрела на него и ждала, когда он окончательно проснется. Потом он просунул свою руку между моими ляжками. Его рука была ледяной.
   - Эсми, вставай! Хватит придуриваться. - Я с трудом убрала его руку. - Ты холодный.
   - Так согрей меня - сказал он, повернувшись на бок и подставив руку под голову. Эсми как-то хитро улыбался, глаза блестели. Я смотрела на него, до конца не понимая, как именно он хочет, чтобы я его согрела. Его рука потянулась ко мне. Я взяла его ладонь в свои и начала растирать. Эсми засмеялся, повалился на спину и положил кисти рук на голову, он прикрывал своими ладонями виски, а пальцы погрузил в свои белые волосы. Странно, я растирала его ладонь, а он засмеялся. Неужели эта зона его щекотки?
   - Эсми, вставай! - я поднялась.
   Вскоре и Эсми, перестав смеяться, поднялся. Он пошёл к своим вещам. Сначала надел штаны, а затем и рубашку. Сапоги он взял в руки и принёс поближе к одеялам.
   - Ну? Будем возвращаться?
   - Ага. Здесь слишком холодно. А твоя обувь не высохла что ли?
   - Да.
   - Мои штаны и корсет тоже.
   - Ничего всё высохнет на открытом воздухе. Ну что ж, давай собираться?
   Мы доели все фрукты. Эсми собрал пустые бутылки и положил их в свой рюкзак, в его рюкзак полетели мусор от фруктов и объедки от куропаток. Не понимаю, зачем он только взял их с собой. Он сказал, что не хочет засорять это дивное место. Но я уверена, что он просто голодный и будет есть их позже. В моём рюкзаке теперь было только одно одеяло, второе было в его рюкзаке. Мы вышли из пещеры. Был солнечный день. Мы расположились у озерца и положили сушить свои вещи.
   Эсмиэл (Эсми)
   Она слишком раскрепощённая, сильно громко чавкает и плохообучаема, но она весёлая. С ней очень радостно проводить время. Она как свет в моём горном мире мрака. Только на ней я готов жениться. Надеюсь, мама одобрит мой выбор и сможет понять. Но меня не поймут граждане моей страны. Я готов ради Лои отречься от престола.
   Лои
   Не каждый может похвастать тем, что у него есть друг дроу. Мой друг не просто дроу, он ещё и наследный принц. А ещё он красавчик. Конечно, он смеется невпопад, он не умеет раздеваться сам и ему становиться щекотно от прикосновения к ладоням! Но он дроу. Дроу все странные!
   Мы вернулись в КАМ. На прощание Эсми меня обнял и протяжно поцеловал в щёку. Я отдала ему рюкзак и пошла в свою комнату. В прихожей нашей комнаты сидела Аилиь и что-то записывала с учебника. Точно! Фар и Аилиль. Я должна их сблизить. Чтобы свести Фара и Аилиль нужно очень постараться. Я решила сшить им похожую одежду и для этого я незаметно сняла их мерки. Решила, что закажу им в ателье пижамки. С надписями "Фар и Аилиль любовь на веки". Комплект Аилиль состоял из махрового белого платьица длиной чуть прикрывающей гениталии на тоненьких бретельках. Его не слишком глубокое декольте компенсировал вырез на спине. Благодаря этому вырезу будут видны красные трусики Аилиль. Трусики тоже махровые по покрою такие же, в каких хожу я. Комплект Фара состоял из красных махровых штанов и белой с красными символами махровой кофты с рукавами в три четверти. На груди у обоих комплектов, красным нарисованы геометрические фигуры, но когда отходишь и смотришь на них в купе с белым фоном, то видишь надпись. "Фар и Аилиль любовь на веки". Фару я сшила в ателье такое же нижнее белье, как и у Аилиль, но только с мишенью. Я сшила им по два таких комплекта. Бело-красные и зелёно-чёрные.
   Я вручила свои дары Фару и Аилиль. Когда я подарила Фару пижаму, сказала, что дарю её, чтобы он, когда её носил, вспоминал меня и если что чтобы пригласил на свою свадьбу. Он смотрел на меня насторожено, но подарок принял. Когда я подарила Аилиль пижаму, она подумала, что это какая-то тряпка для ванной. Мне пришлось ей долго объяснять, что это пижама. Я ей рассказала, что на ней написано. Она долго не хотела верить, что её можно носить. А трусики вообще её удивили, сказала, что никогда бы сама не догадалась, что это не просто кусочки ткани. Она всегда была достаточно пустоголовой, Фар умнее её. Конечно он тупее меня, но думаю, он догадается как, что и куда надевать.
   Шли дни. Вил похоже снова начал приходить в себя, но меня почему-то к нему не пускали. Мы изредка с ним разговаривали, через открытое окошко, когда Крила не было в их комнате. Правда, так не очень удобно жаловаться на окружающих, особенно, когда окружающие могут услышать, что я на них жалуюсь. Но всё-таки это лучше, чем вообще не жаловаться.
   Как-то утром приняв душ и надев более открытый наряд, я пошла в кабинет ректора. Ближе к полудню он точно не закрывается. Последнее время ему приносят еду в кабинет. То-то я его в столовой не вижу! О том, что еду теперь к нему приносят, мне сказали повара.
   Я считаю, что ректор единственный умный мужчина среди всех здесь находящихся, поэтому он мне очень нравится. Я сказала поварам, что сама отнесу еду Эшовону Дор Аутликсоту. Итак, я вошла в кабинет ректора с подносом в руках.
   - Здравствуйте, ректор. - Я подошла и положила поднос на какие-то бумаги. Ректор молчал. Он встал из-за стола. - Вы как-то сказали, что я чем-то напоминаю Вам погибшую Вашу жену - я подошла к ректору настолько близко, что могла почувствовать его дыхание.
   - Да. Ты похоже на неё внешне, я уже это тебе говорил - Эшовон Дор Аутликсот отошёл от меня. Я к нему приблизилась ещё.
   - А Вам бы хотелось, чтобы я была ею. - Я взяла его руки и положила себе на бёдра.
   - Лои, ты забываешься - ректор отдёрнул свои руки от меня.
   - Но почему?
   - Лои, Вы намного меня младше. Моя дочь была бы старше Вас раза в двадцать три.
   - Эшовон, ты очень консервативен.
   - Да, и не вижу ничего в этом плохого! Лои, больше не беспокой меня. Выйди из моего кабинета.
   Ректор буквально вытолкал меня из своего кабинета. Я всё равно добьюсь его расположения! Он меня ещё полюбит.
   Вилу наконец разрешили выходить на улицу. Втайне от друзей Вил пригласил меня покататься с ним на лодке. Прекрасный солнечный день. Он меня встретил у самого входа в мою комнату, одет он был во всё белое с серебряными узорами. Вил подарил мне прекрасный бело-розовый букет цветов. Я отнесла его в комнату и поставила в вазу. Потом мы пошли в парк, к реке Лааль. Пока мы шли, Вил сделал мне венок из полевых цветов. Ромашки, васильки, колокольчики, маргаритки, лесные фиалки, незабудки, неизвестные мне розовые цветочки. Он собрал мне новый небольшой букет. Сначала мы с ним разговаривали о неразделённой любви и о романтике путешествий. Вил то и дело вливался в краску. Он говорил, что ради любви, если я попрошу, он готов отказаться от престола. Он, как и я считает, что любовь главное в жизни. Мы подошли к реке. По берегам Лааль обрамлена деревьями, цветущими небольшими белыми цветочками. У берега нас ждала белая лодка. Дерево, из которого она сделана это белый ясень. Вил помог мне сесть в неё. Он взял вёсла и тоже сел в лодку. Мы плыли по тихой глади воды. Вил читал мне стихи о вечной и чистой любви, о верности, о первой любви. Я, положив голову на руки, смотрела на волны, которые оставались от движения нашей лодки. Потом я пальцами одной руки дотронулась до прозрачной воды. Вода была по-весеннему тепла и прохладна одновременно. Я смотрела, как мои пальцы делают рябь на воде. Вил плавно, почти бесшумно вёл нашу лодку. В воде то и дело встречались белоснежные лепестки цветков, упавшие с деревьев. Наша лодка причалила. Вил помог мне сойти на берег.
   Вил спросил у меня разрешения взять меня на руки. Я согласилась. Он поднял меня в лазурное небо. Мы летели над лесами и вскоре приблизились к какому-то сооружению с большой ровной площадкой. Мы опустились на неё. Здесь меня ждал круглый столик с едой. Помимо столика, здесь стояли молодые ангелы и играли на арфах прекрасную мелодию. Мы сели за стол и начали, есть прекрасные кушанья. Потом Вил встал и предложил мне потанцевать с ним. Мы кружились в танце. Вила отличало от Аро, то, что он почти боялся до меня дотронуться. Наверное, брезговал. Странно, он ведь ангел, а не эльф. Потом Вил всё-таки начал легонько держаться за мою талию. Мы танцевали какой-то вальс. Вил заметил, что шнурок моего ботинка развязался. Он опустился на колено и завязал мне его. А потом, краснея, сказал "Я итак уже стою перед тобой на одном колене, так зачем мне сейчас подниматься. Прими от меня этот дар". Вил подал маленькую белую коробочку.
   Вилисáтел(Вил)
   Она словно из другой эпохи, у неё безупречные манеры, она прекрасно ведёт себя, любит природу, любит окружающих и заботится о них, любит животных и всё живое, она чувствует боль других и может сочувствовать, она благоразумная, она скромная, она грациозная, она изысканная и утончённая, она всех на свете милее, она никогда не сдается, она на всё имеет своё собственное мнение и она божественно красивая. Я не достоин и её волоска.
   Лои
   Конечно, мне нравятся его белоснежные крылья, красивые светлые волосы и прекрасные чистые глаза. И это единственный из моих друзей, которому я могу рассказать всё. Даже то, что ему знать вовсе необязательно. Но я почему-то думаю, что в "тихом омуте черти водятся". И не зря я так думаю. Он чересчур наглый и ведёт себя бесстыдно. Чего стоило только "нечаянно" дотронуться до моей обуви, чтобы завязать этот шнурок. Он думает, что я не смогу сама его завязать, потому что я женщина. Дискриминатор! А краснеет он явно от злобы.
   Прошло ещё много дней. Сразу после экзаменов будет выпускной. Я заказала себе прекрасное выпускное платье в ателье. Конечно же, оно было безукоризнено! Красное с золотыми узорами. Сделано из тончайшей полупрозрачной ткани. Длиной до щиколоток, но с двумя разрезами до груди по бокам и с вырезом платья спереди до пупка. Наконец у меня появился повод всем показать своё украшение для пупка. Наконец-то я его нацеплю. В зоне груди и бёдер платье скреплено золотыми цепочками. Золотые узоры платья блестели и не были прозрачными, но их было не так много. Всё, что было красным, просвечивало на столько, на сколько нужно. Его нужно надевать на обнажённое тело. Я его надела и продемонстрировала Аилиль. Ей не понравилось моё платье. Она посоветовала мне сшить себе другое. Что взять с той, у которой никогда не было вкуса. Она всегда мне завидовала. Её платье было с пышной юбкой и чересчур закрытое. Основной цвет его светло-зелёный, один из цветов радуги. По бокам от подмышек, потом по груди и до подола украшено нежно-розовым лентами. На нём были противные моему взору рюши и кружева. Рукав длинной до кистей рук. Единственное положительное, что можно сказать про её платье это то, что оно пошито ровными строчками. Аилиль, показала своё платье мне один раз, а потом спрятала и продолжила учить конспекты. Понятно, ей просто стало стыдно за свой выпускной наряд.
   - Мне нечего надеть на выпускной. Нет никаких украшений.
   - Лои, у тебя столько подарков...
   - Бери себе хоть все.
   - Я имею в виду, вдруг ты среди них найдёшь то, что тебе нужно.
   - А ты права.
   Мы начали искать украшения к моему платью. Мы долго копались. Нашли пару кулонов с красными камнями на золотой цепочке. Какое-то ожерелье из жёлтых камней. Колье и браслеты почти идеально подходящие к платью. Несколько различных пар золотых серёг с рубинами. Если что из этого я себе и подберу украшение для выпускного.
   - А это что такое? - Аилиль вытащила маленькую зелёную коробочку. Она её открыла. - Кольцо!
   Аилиль порылась среди других подарков на столе уже было пять маленьких коробочек. Зелёная от Лива, красная от Крила, фиолетовая от Эсми, чёрно-красная от Аро, бежево-жёлтая от Ви. На стол я положила ещё одну белую. Во всех коробочках были кольца с драгоценными камнями. Цвета камней чем-то похожими на цвета коробочек.
   - Ты знаешь, что это значит? - спросила Аилиль.
   Кого выберет Лои?
  -- Вил
  -- Лив
  -- Крил
  -- Ви
  -- Эсми
  -- Аро
   - Нет - ответила я. Аилиль сделала вид, что удивилась. Конечно, я знаю, что значат эти кольца. Парни считают, что у меня страшные и кривые пальцы и такие кривые пальцы нужно обязательно прятать с помощью колец. Друзья всегда обязаны говорить друг другу правду. Я вышла из комнаты. В коридоре женского общежития меня остановил ректор.
   - Здравствуй Лои
   - Здравствуйте ректор - томно сказала я.
   - Лои, ты мне словно дочь, которая погибла вместе с моей женой. И я хочу помочь тебе всеми силами, потому что ты напоминаешь своими чертами лица мою погибшую жену. Когда я на тебя смотрю, ты мне даёшь приятные воспоминания о моей супруге. Я хочу помочь тебе вспомнить твоё прошлое. Для этого я к нам в академию пригласил известного в нашем мире лекаря. Господина Нафуса. Он специализируется по возвращении памяти и психическим расстройствам. Возможно, сможет тебе помочь, хоть твой случай и признан господином Хазиром безнадёжным. Лекарь Нафус сейчас в моем кабинете.
   Во время пути я хотела взять ректора под руку, но он почему-то сопротивлялся. Мы вошли в кабинет ректора Эшовона Дор Аутликсота и я увидела лекаря. Это был мужчина преклонного возраста с кустистыми бровями. Кустистые брови. Я всё вспомнила! Артур. Мой Артур! Мне необходимо его найти, встретить. Артур!
   - Я всё вспомнила, ректор! Меня зовут Мэри-Кэт. Меня сбил внедорожник, и я оказалась здесь. Я сюда попала из другого мира.
   - Нафус, по-моему, ей стало ещё хуже.
   - Нет. Вы не понимаете! Мне стало только лучше. Я увидела кустистые брови господина Нафуса и всё вспомнила. Меня зовут Мэри-Кэт.
   Кого выберет Мэри-Кэт?
  -- Артур
  -- Варианты отсутствуют. Смотри на пункт выше.
   - Я вспомнила. Вспомнила всё! Я обычная скромная девушка. Меня зовут Мария-Екатерина. Родилась и выросла в Москве. Там же училась. У меня была лучшая подруга Элоиза, которая спала с моими парнями. Потом меня сбил внедорожник. Я очутилась в другом мире. Встретила Артура. Артур. Ах, мой Артур. Я пыталась покончить с собой, но неудачно. Потому что я полная неудачница! Меня нашёл Кэндиар, назвал меня "Лои" и привёл сюда. И вот сейчас я здесь учусь. Спасибо Вам большое лекарь Нафус!
   Мэри-Кэт (Лои)
   Я выбежала из кабинета. Я всё вспомнила! Мне хотелось кричать от радости. Но своим друзьям я не хотела пока говорить о том, что память ко мне вернулась. Для них я пока буду Лои. Скажу им после экзаменов. После окончания КАМа я сразу пойду искать Артура. Я скажу ему, что люблю его. И пусть будет то, что будет. Точно! Мне же до экзаменов нужно свести Аилиль и Фара. Как я могла это забыть? Фар и Аилиль не хотят выходить из своих комнат под предлогом того, что якобы учат лекции. Значит, их нужно как-то выманить и где-нибудь запереть. Как же я раньше до этого не додумалась? Именно, запереть в каком-нибудь подвальном помещении. Как хорошо, что я со всеми слугами дружу, попрошу кого-нибудь из них дать мне ключи. Только как мне всё это сделать? Мне будет нужна чья-нибудь помощь. Ви! Ви физически намного сильнее Фара и выше его. Он мне поможет. Я затащу этих влюбленных в какое-нибудь подсобное помещение и не выпущу, пока Фар не сделает предложение Аилиль. Как же это всё романтично!
   Идеальную подсобку я нашла в подвале здания КАМа. У неё хороший замок, если Фар и попытается его вскрыть, то будет очень долго мучится. Сама она около двенадцати квадратов, с дополнительным помещением для туалета и раковины. В подсобке складируется одежда рабочего персонала, три ящика для обуви. Лучше всего провернуть мой план в выходные, когда в здании будет мало народа. Ви согласился помочь влюблённым. Наступили долгожданные выходные, Ви как и обещал мне помог. Где-то в пять часов утра, я постучалась в комнату Лива и Фара. Их комендант всегда спит по ночам, поэтому проблем с входом-выходом в их общежитие нет. Как и ожидалось открыл Лив. Я сказала ему, что, по моему мнению, у меня под кроватью спит монстр. Лив мне не поверил, но я всё-таки убедила его пройти ко мне в комнату и проверить. Тем временем, пока я отвлекала Лива, Ви напоил Фара зельем, которое даёт безмолвие на час. Часа более чем достаточно. Ви замотал Фара солдатиком в его собственное одеяло, дополнительно хорошо обмотал ноги, талию, грудь и плечи крепкой верёвкой. Он принёс Фара в подсобку и положил там между ящиками. После того, как Лив, убедился, что у меня под кроватью ничего нет он ушёл. Следом мы с Ви вытащили спящую Аилиль вместе с её одеялом и перенесли её в подсобку к Фару. Аилиль спала от зелья, которое я стащила у Кэндиара. Фар пытался вырваться и забавно перемещался на полу. Ви положил Аилиль на один из ящиков, по моей просьбе. Она должна проснуться ровно через сорок минут. Я положила письмо, которое я ей написала на её грудь. Заперла подсобку. Мы с Ви ушли. Мой план удался!
   Аилиль
   Я проснулась от жуткого крика. Темно. Ничего не видно. Я откуда-то свалилась. Крик прекратился. Начались стоны и возня. Где я? Кто там? На чём я? Что-то твёрдое. Я на полу, а рядом, по-моему, какой-то ящик. Что от меня отлетело? Какая-то бумажка? Моя тетрадь? Но она слишком лёгкая. Я тихонько открыла ящик и взяла оттуда какой-то твёрдый предмет. Ящик скрипнул.
   - Кто здесь? - Голос мужской. Я промолчала, мне стало очень страшно. Жутко захотелось залезть в ящик к этим твёрдым предметам. - Кто здесь? Зачем я Вам нужен и для чего?
   Голос знакомый.
   - Фарикен, это ты что ли?
   - Да, а это кто? - я положила твёрдый предмет на ящик. Я только собралась отвечать на вопрос, как Фарикен продолжил - Ааа. Это ты. Я знал. Знал, что все этим кончится! Знал!
   Я рассмеялась, Фарикен тоже. Только его смех был на грани истерики. Значит, вот как Лои решила нас влюбить. Мда, вовремя она. Прям за день до экзамена у мистера Эшовона. Ну что ж значит не только Фарикен, но и я не сдам экзамен. Это даже не "мне и хорошо пойдёт", это "не явился на экзамен, отчисление".
   - Аилиль, развяжи меня.
   - Так ты ещё и связан?
   - Да. Развяжи.
   - Только после слов просьбы.
   - Пожалуйста, Аилиль, развяжи меня.
   - А ты где?
   - Тут!
   - Всё нашла. - Я начала развязывать Фарикена. - Кто ж тебя так крепко завязал?
   - Я его не успел разглядеть.
   - Но это был "он"?
   - Конечно. Он насильно в меня влил зелье безмолвия. Потом закутал в одеяло и связал. Он очень сильный я даже сопротивляться не мог.
   - Кто-то помог Лои. Кто?
   - Думаю Арокор. Демоны очень сильны.
   - Арокор бы на такое вряд ли пошёл. Скорее это Вик.
   - Почему ты думаешь, что это Вик?
   - Какая тугая верёвка. Потому что Арокор по выходным пропадает у себя в Рокоре, иначе бы Лои в Вулкане отрывалась. А Вик несколько раз на прошлой неделе наведывался к нам, и они с Лои о чём-то шептались.
   - Всё, дальше я сам справлюсь. Спасибо.
   - Пока не за что.
   Я нашла на полу ту бумажку. Должно быть, Лои что-то там написала. Только как это прочесть в полной темноте? Здесь есть выключатель? Я начала ощупывать стены.
   - Что ты делаешь?
   - Ищу выключатель. Хочу свет включить. - Фарикен тоже начал ощупывать стены.
   - По-моему мы в помещении с одеждой. Одежды много. Судя по всему, это одежда персонала.
   - Я нашла дверь. О! Вот и выключатель. - Я нащупала кристалл и прокрутила его. Свет появился, но из-за двери. А дверь-то открывается.
   - Что там?
   - Туалет.
   - Лои о нас позаботилась. Мы здесь надолго... Что у тебя за листок?
   - Этот листок адресован мне.
   - Дай почитать.
   - Нет! - Фарикен направился ко мне. Я зашла в комнату и закрыла дверь. Никакой задвижки не было, поэтому я просто подпирала дверь. Письмо гласило: "Перестань бояться своих чувств, Аилиль. Я вижу, что Фар тебя тоже любит. Вы с Фаром созданы друг для друга. Я сделала всё, что было в моих силах, чтобы вы были вместе. Влюблённые обязательно должны быть вместе. Когда он согласится на тебе жениться, я вас выпущу". Прочитав его, я засунула его сзади под резинку своих пижамных штанов. Вскоре Фарикен открыл дверь. Я быстро подлетела к унитазу и, повернув кристалл, очистила его.
   - Хм. И что там было?
   - То, что должна знать только я... О, ты спишь в такой интересной пижаме.
   - Мне в ней удобно.
   - Ага, как же! Тебе ведь её Лои дала.
   - С чего ты это взяла?
   - Мне она предлагала сорочку с такими же цветами. Но как видишь, я в своей. Её пижаму я сразу намочила с тех пор она не высыхала. Хотя смотрю твоя поудобнее той. Зелёная с чёрными закорючками. Ты хоть знаешь, что эти закорючки значат?
   - Какая разница? Закорючки как закорючки.
   - А гласят они: "Фар и Аилиль любовь навеки". Читать научись!
   - Где?
   - А ты смотри не на закорючки, а на зелёный фон. Тогда увидишь буквы. Кстати, то, что ты напялил на руку это не браслет.
   - Это обрезки ткани? Я так и думал.
   - Не поверишь, но это нижнее бельё.
   Фарикен промолчал. Но лицо у него было очень смешным. Я вышла из туалета. Конечно же, я похихикивала. Дверь оставила открытой, чтобы свет попадал в комнату с одеждой. В ящиках оказалась обувь. Среди них я начала искать себе по размеру. Фарикен вышел из туалета, прислонился к стене, скрестил руки на груди и смотрел на меня. Браслета на нём уже не было.
   - Это ты во всём виновата! Кто тебя просил говорить Лои, что я тебе нравлюсь?
   - Если кого и вини то только себя!
   - Как же! Себя! Она меня жутко доставала. Ты вообще могла сказать ей это после экзаменов?
   - Нет. Мне нужно было это сказать именно до экзаменов.
   - Что?!
   - Ты правильно понял, "милый".
   Фарикен медленно опустился на корточки и закрыл лицо руками. Я выбрала себе подходящую обувь. Обувь поварёнка. Она бежевого цвета.
   - Ммм... И тебе не важно, что мы оба не сдадим экзамен?
   - Если ты его не сдашь, то я готова пожертвовать и своей оценкой.
   Я обулась. Обувь мне подходит безупречно. Я решила поискать какой-нибудь одежды для себя. Мне всегда нравилось, как выглядят служащие. Интересно поиграть в переодевания, особенно когда заняться вообще нечем. Когда я тянулась за халатом, у меня выпало письмо от Лои. Кто бы сомневался, что Фарикен этого не заметит. Он вскочил, схватил его с пола и помчался к свету. Останавливать его было уже бесполезно. Я продолжила поиски идеального наряда. Вскоре вернулся Фарикен. Он буквально подлетел ко мне, встал на колени и обнял меня за ноги. От неожиданности я чуть вскрикнула.
   - Пожалуйста, освободи меня. Я сделаю всё, что ты хочешь. Хочешь, чтобы я на тебе женился? Хорошо, я женюсь. Только дай мне подготовиться к экзамену и сдать его. Пожалуйста.
   - Мне нравится, что ты ползаешь на коленях, но Лои придёт только вечером - сказала я, отстраняя Фарикена.
   - С чего ты взяла?
   - С того, что сегодня она будет где-нибудь бродить. Может один раз поверхностно прочтёт конспекты. Потом наступит вечер. Она увидит, что меня нет и заволнуется...
   - Она заволнуется? - он истерически засмеялся, отпустил меня и сел - Из-за её выходки на третьем курсе Кэндиар чуть не лишился своего поста! Она Вила ввела в коматозное состояние! Она таскала у тебя кровь по моей просьбе! Да как тебе вообще в голову пришло, что она заволнуется?!
   - Если не заволнуется, значит просто вспомнит - Фарикен встал с пола.
   - Она о тебе вспомнит, если ты ей каждый день подушку взбиваешь, расчёсываешь перед сном или моешь её ноги! Ты же этого не делаешь! Как она о тебе вспомнит? Уму непостижимо я не сдам самый важный экзамен в своей жизни из-за... Кстати из-за чего?
   - Из-за моей пыльцы. Второй курс. Помнишь? Если кого и вини то только себя.
   - Я с тобой разговаривать, я тебя видеть не хочу.
   - А с чего ты взял, что я хочу?! Выключи свет, и я тебя не увижу!
   Мэри-Кэт (Лои)
   Ви и я поели в столовой, ключ от подсобки я оставила у себя. Потом мы с Ви разошлись. День тянется невероятно долго. Все готовятся к экзаменам. Может и мне стоит, что-нибудь почитать. Интересно в библиотеке академии есть любовные романы. В библиотеке любовных романов не оказалось. Но я взяла одну книгу с романтическим сюжетом у одной из работниц КАМа. В сюжете героиня долго не могла признаться в своих чувствах главному герою, который тоже её любил и, чтобы забыться, пропадал на поле боя. Артур. Как же он без меня. Он, наверное, меня уже забыл. Но всё равно после экзаменов я обязательно его разыщу. Невероятно как за чтением пролетело время. Уже глубокий вечер. Приходил Лив и спрашивал, не видела ли я сегодня Фара. Как будто я должна за ним следить! Вскоре наступила ночь. Странно, никогда не было такого, чтобы Аилиль ночевала вне дома. Но всё бывает впервые! Завтра первый экзамен. Наконец-то! Экзамен начнется в десять утра.
   Мы все расселись по местам. Экзамен должен начаться через пять минут. Экзамен - это решающий момент всего обучения в КАМе. Аилиль и Фар опоздали на экзамен, и пришли в халатах слуг. Они оба на меня подозрительно смотрели. Из всей нашей группы на "отлично" экзамен сдали я и Лив. Аро, Ви и принцесса-подхалимка на "удовлетворительно", остальные на "хорошо". После экзаменов Аилиль не хотела со мной разговаривать и сразу легла спать.
   Прошёл экзаменационный месяц. Я единственная кто сдала все двенадцать экзаменов на "отлично". У Аилиль, Горнерии и Фара было по одной четверке, у Лива две. Принцесса-подхалимка все экзамены сдала на "удовлетворительно". После экзаменов мы с друзьями договорились устроить прощальный обед.
   На совместном обеде мы в основном говорили о своём будущем. Кто что будет дальше делать. Аилиль собралась вернуться в свой дом и начать заниматься международными отношениями. Фар хотел продолжить обучение в КАМе. На лето он договорился с Кэндиаром ему ассистировать. Мои друзья, кроме Фара, хотели жениться и все как один на светловолосой девушке с карими глазами, пухлыми губами и аккуратным носом. Желательно чтобы она училась с ними в одной группе и была человеческой расы. И где они такую только найдут? А меня весь обед не покидали мысли об Артуре и о моём ужасном носе. Завтра должен быть выпускной. Но на выпускной я решила не идти. Решила уйти в эту ночь. В свою сумку я положила одежду и драгоценности, подаренные друзьями. Надела пояс с сюрикенами и повязала ножны с клинком на пояс. Взяла с собой еды у поваров. Ночью я ушла. Свое выпускное платье я оставила Аилиль. Платье достойно того, чтобы его видели все. Я сама хотела пройтись до кафедры в зале для торжеств. Там бы нам вручали дипломы. До кафедры я бы шла умопомрачительной походкой, конечно, не такой классной как у Элоизы. Но что ж моё платье теперь принадлежит Аилиль. Уверена, она будет очень рада моему подарку и сама наденет его на выпускной. Когда я вышла из общежития я направилась на запад. Рано или поздно я найду Артура. А я сердцем чувствую, что Артур находится на западе. Я шла около тридцати дней и всё это время почти не спала. По дороге мне встречались маленькие посёлки и деревни. Я шла через сосновый лес. В лесу было тихо, только изредка можно было услышать дятла. Я шла по широкой вытоптанной тропе. Вдруг передо мной на дорогу выскочил мужчина лет тридцати с длинным кинжалом.
   - Куда путь держишь, куколка? - я отступила на шаг. Справа из-за дерева вышел ещё один мужчина лет двадцати восьми с кортиком в руках.
   - Небось, к нам на огонёк решила заскочить? Ыхы-хы-хы.
   - Друзья, не видите, она устала от ваших вопросов и хочет развлечься... Со мной - сказал третий подошедший слева.
   - Лысый, брось! Она не с тобой, а со мной хочет сначала развлечься - сказал четвёртый, у которого был след от ожога на лице. Он подошёл ко мне сзади.
   - Лысый, Рябой. Пусть девчонка сама решит с кем сначала. Слышь, детка ты выбирай, а то мы за тебя - мужчина провёл острием кортика себе по небритому подбородку - выберем. Ыхы-хы-хы.
   - Вы ж её запугали! Понятно кого она выберет. Да, куколка? - он мне подмигнул.
   - Эй, Красавчик, не думай, что тебе и сейчас повезёт! - сказал Рябой.
   - Куколка, ты давай решай! Чё нас-то ждать заставляешь? - Красавчик вздёрнул бровями и чмокнул губами.
   - Никто из вас ко мне и пальцем не прикоснётся! - Я достала свой клинок из ножен. Он светился светло-алым. Меня бесит такое отношение к женщине. Мужчину они бы сразу ограбили и убили. А женщину они хотят сначала изнасиловать. Это не справедливо. Это полная дискриминация! Как они вообще подумали, что кто-то имеет право меня изнасиловать?
   - Куколка, так ты ещё и вооружена. Я умоляю... ты хоть пользоваться им умеешь? - Красавчик достал второй длинный кинжал. Лысый достал из-за спины метровый меч. Рябой вытащил из ножен, находящихся по бокам, два восьмидесятисантиметровых клинка. Разбойник с кортиком достал саблю.
   - Увидишь! - сказала я, но по-прежнему не нападала. Я действительно устала с дороги и не хотела бы сейчас сражаться.
   - Куколка, не сопротивляйся. Больно не будет.
   - Это с тобой ей больно не будет.
   - Куколка, опусти свой клинок. Поранишься. - Красавчик смотрел мне в глаза. Я ещё крепче сжала рукоять своего клинка. Мы постояли в молчании секунд десять. - Достало. Не сильно её повредите, я хочу ей вдоволь насладиться.
   Первым на меня накинулся разбойник с саблей. Я быстро сбросила свою сумку и моментально вспорола ему брюхо, он упал на колени. Мой клинок окрасился в цвет крови. Красавчика охватила неистовая ярость. На меня напали трое. Лысому я отсекла кисть руки, которой он держал свой метровый меч. Он истошно закричал. От Рябого я увернулась. Атаку Красавчика парировала. Я отбежала от них на три метра. Лысый корчился от боли и пытался взять меч своей другой рукой. Красавчик и Рябой побежали на меня. Рябой первым оказался рядом со мной. Он опытно владел клинками и пытался меня задеть. Но чаще он их скрещивал и старался разрезать мне живот. Его атаки напоминали мне ножницы. Я отходила. Красавчик подбежал ко мне сзади. Он хотел меня атаковать, но я подпрыгнула и встала на скрещенные клинки Рябого. Сразу же я наступила на плечи Рябого и вонзила свой меч в его череп. Вытащила окровавленный клинок. Спрыгнула с Рябого и полосонула его по спине, прямо вдоль позвоночника. Я чувствовала как разрезается его плоть и его кости. Затем я отрубила его голову. Красавчик напал на меня. Его атаки я парировала. Потом в два своих взмаха лишила его не только левого клинка, но и левой руки. Красавчик закричал от боли, но продолжил нападать с ещё большей яростью. Он побежал на меня. Я начала от него убегать по пути взяв с земли саблю разбойника. Красавчик догонял меня. Я подбежала к двум сросшимся деревьям и забежав на одно из них сделала сальто назад. Я оказалась за спиной Красавчика. Я воткнула саблю в его живот и пригвоздила к деревьям, в том месте, где они срослись.
   - Ты будешь стоять в углу. Ты наказан!
   Я отрубила Красавчику и его правую руку. Затем пошла к истошно кричащему Лысому и разделила его тело на шесть частей. Я взяла свою сумку. Кошельки мёртвым не понадобятся. Я срезала мешочки с деньгами и отправилась дальше в путь. Нужно быть более осторожной: в лесу много разбойников.
   Луи
   Сегодня меня ограбили и ранили в плечо. А к тому же я ещё и заблудился. Родители хотели, чтобы я стал рыцарем. Сэр Кунек говорил, что из меня получится отличный мечник. А я не смог отбиться от грабителя. Как я посмотрю в глаза сэру Кунеку? Ну, я хоть выполнил его поручение. Но я отвратительный воин, из меня мечника не выйдет! Зря только корову родители продали. Хотели, чтобы единственный сын стал рыцарем. А он? Хорошо, что грабитель меч не отобрал. Мне уже четырнадцать лет, а я не смог себя сам защитить. Я просто слабак, хлюпик. Позор! Позор! Как я буду смотреть в глаза родителям? Я буду подрабатывать у пекаря. Продержусь. Я устал и голоден. Уже вечер. Скоро начнёт темнеть. Впереди мелькает костёр. Подойду поближе. Действительно костёр. Возле него сидит кто-то. Похоже путник. Один. Это светловолосая женщина. Нужно подойти и спросить...
   Мэри-Кэт
   Мой костёр горит красным пламенем. Горит так же, как те костры, что мы разводили с Артуром. Где он сейчас, мой Артур? К моему костру подошёл какой-то парень. Он держится за плечо и у него в руках меч. Я вскочила на ноги. Совсем молодой, а уже разбойник. Я отрубила ему голову раньше, чем он начал открывать свой поганый рот. Жаль, что он так рано пошёл по неверному пути. Мог бы стать неплохим воином. Но, увы... Тупая жажда легкой наживы. Но смотрю, этот разбойник не столь удачлив, что те. Денег совсем нет.
   Я шла через горный перевал. Зашла в город Серая Гора. В городе живут в основном гномы, изредка встречались люди, были и дроу. В Серой Горе я решила остановиться на дня четыре. Отдохну и продолжу свой нелегкий путь. Остановилась в таверне "Сытый Клоп". Владелец таверны, бывший вояка, накормил меня дешёвой, но очень вкусной едой. Первый и второй день я провела во снах и почти не выходила из своей комнаты. Выходила только раз и то на первый этаж тавены, когда на сцене пел бард:
   Друзья мои, прошу вас в небо взгляните
   И глаза почтеннейшее свои вы опустите
   Наш Бог. Он очень гневается на нас всех
   От того, что мы погрязли в объятьях утех
   Но не падай духом, не грусти человек и гном
   Приедёт воительница-дева со своим мечом
   С Милосердным Богом нашим она поговорит
   И гнев его сильный, давний и могучий усмирит.
   Воительница поймёт, что о ней поют баллады
   Дева поймёт, что помочь этому миру надо.
   Ведь каждый стих и пьеса написан в её честь
   Уж кто-нибудь донести сумеет ей эту весть
   Исполнит предназначение, данное клинком
   И каждый из нас в этом мире будет спасён.
   В город я не выходила вообще, но честно я немногое упустила. Небрежные, вечно гневные жители с длинными косматыми бородами вот как можно охарактеризовать всех гномов. Не зря в Серой Горе множество парикмахерских предоставляющих услуги по фигурной стрижке бороды. Понятно, что владельцы этих заведений мечтают состричь бороду гномам. Держат такие лавки тоже гномы. Эдакие гномы альтруисты. На третий день утром я слышала возню на первом этаже и решила спуститься. Владельца таверны какие-то два бойца просили найти им место для ночлега. Владелец говорил, что все комнаты заняты. И в каждой из них по пять человек.
   - Мистер Ферол, а что здесь происходит?
   - Мисс Мэри-Кэт, да тут два бойца хотят остановиться в моей таверне. А мест нет. Их товарищи все уже места заняли.
   - Мы обошли все таверны и нам сказали, что у Вас должна быть если не свободная комната, то хотя бы свободная койка - сказал парень лет двадцати. Его пшеничные волосы были сбриты с боков, а на макушке сделан небольшой хвост.
   - Девушка, здесь есть свободные места? - спросил меня его друг. Его волосы были тоже светлыми, так же по бокам сбриты. Волосы едва прикрывали уши. Он был на голову выше своего друга и более мускулист. Если бы я не помнила, что нахожусь в другом мире, подумала бы, что он раньше занимался бодибилдингом.
   - В таверне действительно нет свободных мест. Но в моей комнате можно разместить две кровати. Если конечно они есть у мистера Ферола.
   - Да у меня есть две раскладушки.
   - Вот и отлично! Проблема решена! Возьмите у мистера Ферола раскладушки и пойдёмте, я покажу вам свою и теперь уже и вашу комнату.
   Мистер Ферол из подсобки достал две раскладушки и дал их парням. Парни их взяли пошли за мной наверх. Цотт - это тот, что выше, второго зовут Гисор. Гисор мне рассказал, что остановились в этом городе всем своим взводом. Что они идут в секретный штаб для выполнения боевого задания. Когда они ещё были дивизией, они сражались за родину на территории враждебного государства. Уже полком отступили на север. Перешёл реку Уро только батальон. В лесу, после нападения разбойников их осталось рота. Ротой они пошли к союзникам на запад. К городу Серая Гора дошёл только взвод.
   - Голод - грустно вздохнул Цотт. Я была удивлена. Какие же всё-таки те парни были трусами, раз голод заставил их покинуть свою роту.
   - А куда идёшь ты? - вдруг спросил меня Гисор.
   - Я иду на поиски своего возлюбленного. Имя ему Артур. Он боец.
   - Опиши его подробнее. Может мы его встречали на поле боя.
   - У него доброе и храброе сердце...
   - Мэри-Кэт, можешь подробнее описать своего Артура - сказал Цотт.
   - Он щедр и ласков. Он рассудителен и мудр. Он чист душой.
   - А можно ещё более подробно. Его внешний облик - сказал Гисор.
   - У него пухлые губы. - Парни промолчали, ожидая более подробных описаний. Я продолжила - он мускулист, высок, кожа загорелая. Брюнет со слегка вьющимся волосами, глаза миндалевидные, слегка длинноватый греческий нос, широковатые челюсти добавляют ему ещё большей мужественности и у него ямочка на выдающемся подбородке.
   - Да такого парня сложно найти - сказал Цотт
   - А нет каких-нибудь особенных примет?
   - У него кустистые брови.
   - Вот. Это уже сужает круг. Может, есть ещё какие-нибудь приметы?
   - У него шрам на шее.
   - Шрам? - удивился Цотт - Со шрамами бойцов не существует!
   - А я помнится, видел одного.
   - Бойца со шрамом? Гисор, тебе померещилось. Со шрамами бойцов не существует.
   - Говорю, что видел! Только у того ещё было порванное правое ухо и полутораметровый меч, сделанный из самой крепкой стали.
   - Это точно Артур! Мой Артур. Где ты его видел?
   - Но того парня зовут не Артур. Его имя Меч Разящий. Он силен и крепок. Во владении мечом он всех превосходит. Он должен находиться в городе Старый Утёс.
   - Где этот город?
   - Мы и идём своим взводом в Старый Утёс - сказал Цотт.
   - Тогда я пойду с вами. Когда вы выходите?
   - Завтра.
   Вскоре Цотт и Гисор уже храпели. Я уснуть никак не могла, мысли об Артуре не давали мне покоя. Я его могу встретить в Старом Утёсе. До города путь неблизкий, займет десять дней. Всё же я уснула и смогла отдохнуть. Парни меня разбудили. Мы быстро собрались.
   - Мисс Мэри-Кэт, Вы уходите?
   - Да я ухожу с парнями. С их взводом. Мы идём в город Старый Утёс.
   - Так до него идти нужно через лес.
   - Мы и пойдём через лес.
   - В лесу очень опасно. Там разбойники водятся. А нынче говорят, появился разбойник, который не только грабит, но и рубит всех на куски. Даже детей не жалеет! Рубит их головы и в костёр бросает. Будьте осторожны, мисс.
   - О, ужас! Спасибо, что предупредили. Буду осторожнее.
   Мы подошли с парнями к пожарному колоколу. Именно здесь должен собраться весь их взвод. Стоял их командир. Высокий мускулистый воин. Его короткостриженные тёмные волосы задела седина.
   - Парни, вы кого привели? Это что за девчонка?
   - Она наша с Гисором сестра
   - Так вы же не братья!
   - Меня зовут Мэри-Кэт. Я ищу своего Артура и парни мне сказали, что он должен быть в Старом Утёсе. Парни сказали, что идут туда тоже. Я решила пойти с ними. В лесу много разбойников, мне одной ходить опасно.
   - Да, парни тебе сказали правду. Мы взводом идём в Старый Утёс. Возможно, отделением и доберёмся. Притом поговаривают, что в лесу появился разбойник, который не до конца убивает свои жертвы, а режет их по частям и наслаждается звуками их мучений. Иди с нами, Мэри-Кэт.
   Мы отправились в путь. Шли через лес и почти не останавливались. Командир не хотел встречать разбойников, и старался миновать лес как можно быстрее. Но на ночлег, мы всё же остановились. Развели костры. Я решила отойти в кустики. Подальше от парней. Когда я шла, увидела трех парней с повязанными к поясу мечами. Они шли друг от друга недалеко, изредка нагибались к земле и о чём-то оживленно говорили. Разбойники. Я к ним подкралась и рубанула сначала одного, затем второго, после третьего. Три их головы и тела лежали на земле. Я решила их добить и каждому воткнула по их собственному мечу в спину. Каждому отрубила руки, чтобы было неповадно красть. Срезала их кошели. Они им теперь не к чему. Свой меч вытерла об одежду одного их разбойников. Я пришла к костру. Жарили кроликов и готовили похлебку. Я села к своим друзьям. Я не стала говорить о разбойниках. Зачем лишний раз пугать парней? Друзья мне рассказывали о том, как попали в дивизию к командиру Яжу и о том, скольких своих друзей они потеряли.
   - Убили! - прибежал откуда-то из леса один из воинов.
   - Кого убили? - спросил командир.
   - Наших убили! Ера, Шумала и Птима! Они хворост в лесу собирали. А их убили! Убили!
   - Разбойники близко. Слушай мою команду: Держать мечи наготове. Часовых будет не трое, а десять! В лес по одному не ходить, а как минимум по пять!
   Мы с Цоттом и Гисором приготовили свои клинки. Разбойники нападать не собирались. Выжидали. Вскоре наступила ночь. Мы легли спать. В часа три ночи дежурным стала и я. Помимо меня дежурили четыре человека. Трое из них сидели поодаль и увлеченно играли в карты. Один был повернут ко мне спиной, и точил меч. Я дежурила у самого тёмного участка и ходила между деревьев, всматриваясь вглубь леса. Отошла от костра на метра четыре. Вдруг я увидела, что из леса к нашему костру идут пять силуэтов. Разбойники. Рассчитав расстояние, я молниеносно и с силой пустила вход пять своих сюрикен. На этих сюрикенах магическое заклятие: они врезаются прямо до позвоночника и оставляют лишь тонкую полоску на шее. Конечно же, я не буду говорить парням, что я убила разбойников, иначе придётся говорить, что я боевой маг. Вскоре меня сменил Цотт. Я проснулась утром. Некоторые парни плакали. Гисор мне рассказал, что ночью убили ещё пять наших. Кто-то перерезал им глотки.
   - Убили их примерно в три-четыре часа ночи.
   - Я тогда тебя сменил! Мэри-Кэт и тебе угрожала опасность!
   - Да, Цотт прав. Не ходи ночью одна. Даже впятером опасно.
   Мы придали тела парней земле. Как грустно, что уходят молодые. Им от тридцати до тридцати пяти. Воины в расцвете лет. Им ещё жить да жить. Дальнейший путь мы шли молча. Всем было тяжело, и никто ни о чём не хотел говорить. Даже природа, казалось, была грустна. Жаль парней.
   Через пять дней пути к часам пяти вечера мы добрались до Старого Утёса. Это город, в котором в основном жили люди. Жителей было около двухсот тысяч. Именно в этом городе и должен быть мой Артур. Я рассталась с взводом и отправилась на поиски Артура. Город поражал своим великолепием. Уже часа два я ходила по его окрестностям, но Артура так и не нашла. Зашла в один из кварталов, украшенный красными фонарями. "Альфа, Альфа!" закричал женский голос. "Альфа, кого выберешь сегодня?". "Альфа, выбери меня. Я тебя сумею удивить". Я пошла на голоса и увидела Артура. Он выглядел точь-в-точь как тогда.
   - Артур! - я подбежала к нему и повисла на его шее.
   - Мэри-Кэт?! - Три ярко накрашенные девицы стояли и ошеломлённо на меня глядели.
   - Артур! Мне многое нужно тебе сказать! Но для начала... Артур, я люблю тебя. Я полюбила тебя, как только увидела. Я никого так в своей жизни не любила.
   - Я тоже тебя люблю, Мэри-Кэт. - Артур взял из рук одной разукрашенной девицы два серебряника - Сегодня вы мне не понадобитесь - сказал он и мы ушли вместе с ним из этого квартала.
   Артур привёл меня в свою комнату. В комнате всё пахло Артуром. Постель, его одежда, ночной горшок. Как же я соскучилась по этому запаху! Мы провели с Артуром ночь. Теперь я знаю, что и он любит меня. Как же мы когда-то глупо поступили, не сказав сразу о своих чувствах. Мы с Артуром стали жить вместе. Решили начать свою жизнь в этом городе. Я продала все украшения, подаренные мне друзьями. Мы с Артуром на наши совместные деньги купили небольшой двухэтажный деревянный дом с пристройкой-сараем в одном из спальных районов города. В нём были кухня, столовая, три спальных комнаты и зал. В доме были добротные погреб и чердак. В доме был даже туалет и душ такие же как в КАМе, только не такие величественные. В КАМе всё-таки могли позволить себе учиться только граждане высокого рода. Мы с Артуром наняли Нолу, чтобы она следила за домом. Наша служанка была доброй женщиной. Ей около сорока. Сама она из деревни, у неё совсем недавно умер муж, и она не смогла больше там находиться. Умер он от известия о гибели сына. Саму её больше ничего не держало в этой деревне. Смерть мужа, гибель сына. Их единственного сына недавно убил разбойник. Отрубил мальчишке голову и бросил в костёр. Печальная судьба у этой милой женщины. Я и Артур жили вместе, а Нола держала наш дом в чистоте и порядке. Вскоре я поняла, что беременна. Артур тогда очень обрадовался. Когда я была на восьмом месяце беременности, Артур ушёл из нашего дома и долго не возвращался. Прошло около недели, прежде чем я узнала, что Артур ушёл на войну. Мне об этом сказал один из его однополчан. Я успокоилась. Война. Артур любит воевать.
   Ранним утром у меня начались роды. Нола побежала за повивальной бабкой. Горячая вода, чистые полотенца, отсутствие анестезии, повышенная температура тела, крики от боли, девятнадцать часов мучений. У нас родился сын. Я его назвала Артуром Первым, в честь отца. Через пять минут после родов я уже тренировалась во владении мечом. С поля боя Артур вернулся, когда Артуру Первому было три месяца. Как он радовался, когда увидел сына. Он взял наше чудо на руки и смотрел на него с минут десять. Картина, достойная того, чтобы её нарисовал художник. Он положил Артура Первого в люльку и мы начали работу над Артуром Вторым. Когда я была на шестом месяце, Артур вновь отправился на войну. Вернулся. Артур Первый уже ходил, а у Артура Второго собирался появиться первый зубик и он сильно плакал. Нола его часто старалась успокоить. Она возилась с Артуром Первым и с Артуром Вторым. Она очень любит детей. Мы сделали Артура Третьего. Когда я была на седьмом месяце беременности, Артур вновь ушёл воевать. Пришёл с войны, когда Артуру Третьему было четыре с половиной месяца.
   - У нас уже три сына... - вздохнул мой Артур.
   - Ты так говоришь, как будто этому ты не рад.
   - Я рад, милая моя Мэри-Кэт. Просто три сына напомнили мне о том, что у меня была жена.
   - У тебя была жена?
   - Да. Я не хотел тебе говорить, но я наследник престола королевства Великоцарство. Оно находится к юго-востоку отсюда. В семнадцать лет я полюбил одну девушку. Она моя ровесница. Я ей тоже был любим. Мы поженились. Отец и мать мои были рады нашему союзу. Мы мечтали жить вместе и родить восемь детей. Первого нашего сына мы назвали Артуром, второго Генрихом по моему отцу. Третьи роды были сложны для неё. Длились два дня, она чуть было не умерла. Разрешилась, назвали сына Вильям, по её отцу. Когда она пришла в сознание, лекарь сказал ей, что со следующими родами она умрёт и умрёт её ребёнок. Анна не хотела беременеть. И у нас только трое сыновей. Она предала меня, она предала нашу мечту. Я говорил об этом и отцу и матери, но они не поняли моего горя. Они сказали, что Анна имеет право жить и что лучше бы я занялся воспитанием своих сыновей. Чтобы я помог ей. Впервые за столько лет мои мать и отец оказались не на моей стороне. Я же хотел ещё пятерых! Как только Анна немного начала приходить в себя я с новой силой начал ухаживать за ней. Каждую ночь оставался у неё. Узнав это моя мать, рассказала обо всём моему отцу. Мой отец влепил мне пощёчину, выгнал под дождь на улицу. Он сказал, чтобы я шёл к мудрым и чтобы не возвращался, пока не поумнею. Мои отец и мать предали меня, как предала меня и Анна.
   - Ах, Артур, Анна действительно тебя предала. Как твои родители этого не заметили? Может их эта чертовка опоила?
   - Мне уже всё равно. Я её уже теперь не увижу. А её дети - это её дети!
   - Мудрые слова ты говоришь... А ты ходил к мудрым как того хотел отец?
   - Нет! Я что дурак что ли?!
   - А что это за мудрые?
   - Мой отец мудрыми считает эльфов.
   - Высокомерные выскочки!
   - Заносчивые выпендрёжники! Я бы хотел, чтобы у нас с тобой был и четвёртый ребёнок. Ты предашь меня, как это сделала Анна?
   - Артур, я уже беременна. Я тебя не предам.
   Артур меня обнял. Когда я была на пятом месяце беременности, Артур вновь ушёл на войну. Вернулся, когда Артуру Четвёртому был месяц. Мы сделали Артура Пятого. Так прошло ещё четыре года. Я беременна девятым ребенком. Артур ушёл, когда я только забеременела. А сейчас уже восьмой месяц моей беременности. Нолу пришлось уволить шесть месяцев назад, так как ей нечем было платить. Три старших Артура долго плакали и хотели вновь увидеть няню. Артуры Четвёртый и Пятый по началу от меня прятались. Их мог успокоить только старший наш сын, ему недавно исполнилось восемь. На него я и оставила воспитание Четвёртого, Пятого, Шестого, Седьмого и Восьмого. Деньги катастрофически таяли. Наш рацион ухудшался. Как-то я шла на базар и встретила Лива. Он стоял в окружении эльфов и они высокомерно разговаривали. Он одет в белую рубашку, зелёные штаны, серые сапоги. Поверх надет серый плащ с зелёной окантовкой. Его волосы стали длиннее. Были заплетены в нетугую косу. Он мне улыбнулся. Лив отошёл от своих друзей и подошёл ко мне.
   - Здравствуй Лои! Как неожиданно, что я тебя встретил. Я даже и предположить не мог, что ты здесь.
   - Привет Лив. Только меня не Лои зовут, а Мэри-Кэт.
   - Мэри-Кэт?
   - Да. Лои ведь было моим не настоящим именем. Но потом я вспомнила своё истинное имя. Моё имя Мэри-Кэт. Я его вспомнила ещё в КАМе.
   - Но никому ничего не сказала. Почему?
   - Я не хотела вас расстраивать. - Лив долго молчал, вдумываясь в мои слова.
   - Лои. Прости. Мэри-Кэт, а почему ты так внезапно исчезла? Аилиль очень испугалась, когда обнаружила в твоей комнате бардак, лежащее на кровати платье и надпись на обоях красным сиропом "теперь оно твоё". Она подняла на уши весь КАМ. Но мы тебя так и не нашли. Ректор сказал, что ты считаешь, что всё вспомнила. Лекарь Нафус подтвердил его слова.
   - Я действительно вспомнила своё прошлое.
   - Но ты ведь даже диплом не получила. Неужели твои воспоминания принесли с собой ещё что-то?
   - Я вспомнила, что люблю Артура.
   - И ты сейчас за ним замужем, да?
   - Я против брака. Брак только портит отношения.
   - Как?
   - Ты ведь не женат. Так?
   - Да.
   - Вот если бы ты женился, то понял бы, что до брака люди стараются друг другу понравиться. Она ходит вся такая красивая и накрашенная, он ходит весь такой красивый и одетый. А после брака? Она в бигудях и халате, а он лежит на диване и чешет живот пультом от телевизора. Он её терпеть не может, а она терпеть не может его. Одним словом брак.
   - А какое это имеет отношение именно к заключению брака? Разве брак может изменить отношения друг к другу, если и до этого эти отношения были нечестны?
   - Ты просто ещё наивный и ничего не понимаешь. А из-за своего высокомерия не видишь сути вещей.
   - Хм... Кстати, а что такое бигуди и пульт от телевизора?
   - Ааа! Так я тебе самого главного не сказала. Я ж из другого мира!
   - Ректор говорил, что ты говорила, что ты из другого мира.
   - Я попала сюда из другого мира!
   - Лои. Мэри-Кэт. Может мы пойдём ко мне в дом. У нашего королевства здесь есть представительство. В нём я сейчас и живу. Попьем чай, я угощу тебя эльфийскими пирожными. - Лив почему-то улыбнулся. Он будто что-то вспоминал из своего прошлого. Может он что-то подмешал в эти пирожные? - Ты расскажешь более подробно о своём мире.
   - Нет. Лучше пойдём ко мне. Ты познакомишься с моими детьми.
   - У тебя ещё есть дети?
   - Да. Восемь.
   - Восемь? О, много у вас их. Только давай я сначала куплю им подарки. Игрушки какие-нибудь. У вас сколько мальчиков, сколько девочек? Какого возраста?
   - Воля твоя. Все мальчики. Погодки. - Мы пошли с Ливом покупать моим детям игрушки. Каждому из детей он купил по хорошей игрушке. Трём старшим детям он купил мягкие и волшебные игрушки, им же была и какая-то развивающая настольная игра. Артуру Четвёртому он купил мягкую игрушку зайчика, Артуру Пятому купил мягкую игрушку лисёнка. Зайчики, лисички, мишки, летающие лошадки. Лив чрезмерно инфантилен. Артуру Шестому и Артуру Седьмому он купил игрушки не мягкие и хорошо моющиеся. Самому младшему игрушки для купания. Так же Лив купил пряники и печенья.
   Ливиэль (Лив)
   Дом хороший, красивый. Конечно, я помог Лои донести её покупки. В её корзине был кочан капусты, две луковицы и одна морковь. Когда мы вошли в дом первым делом пошли на кухню. В доме был слышен крик, визг и смех детей. Мы положили корзину на разделочный стол на кухне. Туда же я положил пряники и печенья. Под столом оставил подарки для детей. Я сначала хотел бы с ними познакомиться. Внутри дом тоже красивый, но только слишком грязный. В углах дома месячная, если не больше, грязь. Ковровые дорожки не вытряхались от пыли, наверное, больше полугода.
   Если бы я знал, куда иду я бы купил не игрушки, а одежду и еду. Дети носятся и бегают по дому в одних рубашках. Потёртых и грязных, явно перешитых с отцовских. Сами дети тоже были грязными, от них пахло потом и мочой. Более-менее чистыми были два старших ребёнка, такое впечатление, что их приучили умываться по утрам. Дети носятся по залу. Старший ребёнок пытается их остановить и кричит на них. Одного он хватает за руку, тот падает и начинает плакать. Дети увидели, что мы с Лои зашли в зал. Дети замолчали. Пятилетний мальчик крикнул: "Батя с войны вернулся!" и кинулся меня обнимать. За ним с визгом последовали четырёхлетний и трёхлетний сыновья Лои. Двухлетний подбежал к Лои. Шестилетний мальчик тоже было подбежал ко мне, но остановился и начал в меня пристально всматриваться.
   - Мама, а это кто? - Спросил самый взрослый из мальчиков. Я только сейчас заметил, с каким недоверием на меня смотрит старший сын Лои. В отличие от других детей у него в руках был половник.
   - Это мой друг. Мы с ним вместе учились.
   - Он эльф? - мальчик последнее слово сказал с каким-то пренебрежением.
   - Да.
   - Это не батя! Я сказал это не батя! Чё вы к нему пристали?! - Старший сын Лои оттолкнул одного из мальчиков от меня. Других двоих он начал избивать половником. Чаще по голове. Дети начали убегать от старшего своего брата. Лои отцепила двухлетнего малыша от своих ног, поставила его на пол и пошла куда-то наверх.
   - Как тебя зовут? - спросил я старшего сына Лои. Тот молчал и гонялся за братьями. - Лои, Как его зовут?
   - Артур Первый - донёсся её голос.
   - Артур Первый, обижать своих братьев не нужно. Положи половник и не бей их. Твои братья тебя младше и вы должны помогать друг другу, а не драться. Вы одна семья. Что ты делаешь? Им больно, они могут заболеть и очень сильно.
   - Ну и что?! Это мои братья, что хочу с ними то и делаю! - и мальчик завёл половник за спину с намереньем ударить одного из своих младших братьев, лежащего на полу. Я остановил половник раньше, чем мальчик успел бы травмировать своего брата. Он смотрел на меня очень злобно.
   - Да брось! - сказала Лои. Она спускалась с лестницы. На руках у неё был самый младший ребёнок - Лив, они просто играются! Все мы были такими.
   Я удивился. В моём детстве не всплыло ни одного подобного воспоминания. Своих младших двоюродных и родных братьев и сестёр я не унижал и точно не избивал. Мне родители, часто говорили, если я вдруг повышал голос на своих братьев и сестёр, что мы одна семья и что не нужно обижать тех, кто слабее тебя. Это тебе не поможет в жизни, не даст необходимых знаний, не улучшит настроение, не даст ничего, а только сделает слабее тебя самого. Я не бил своих братьев и сестёр. Да и других тоже. Но может у людей так принято? Вернуть я всё-таки половник Артуру Первому не решился. Если в доме Лои принято считать сильным, того кто сильнее физически. То тогда пусть я отберу у Артура Первого его орудие кары. Пускай и на время.
   Вскоре мы сели за обеденный стол. На стол Лои подала пареную репу и хлеб. Сидела с младшим на руках. Мне было очень непривычно есть из общей чашки. Как потом мне Лои объяснила, это из-за того, что ей пришлось продать всю посуду. Хоть за столом дети не били друг друга. Чувствовалось, что были голодными и ели разве что один-два раза в день. После обеда Лои принесла пряники и чайник. Чашки проданы пока не все. Судя по всему, остались три железных кружки и три маленьких баночки. Из баночек младшие дети пили попарно. То есть сначала отопьёт один затем другой. Попив чай, дети похватали пряники и побежали носиться. За столом остался только старший сын Лои.
   - А почему ты бьёшь своих братьев?
   - Они тупые и по-другому не понимают.
   - А ты пытался с ними разговаривать, объяснять?
   - Пытался. А они всё равно не понимают, потому что тупые. - Мальчик поставил кружку на стол, взял пряник и побежал к братьям.
   - А твой муж скоро придёт?
   - Не знаю. Он на войне.
   - В смысле? Он и правда на войне? Он не в городе?
   - Да. Он на войну ушёл, когда я ещё даже не знала, что беременна.
   - И ты его спокойно отпустила? Его же на войне убить могут, а у него столько детей.
   - Он всегда уходил на войну, когда я была беременной. Он устаёт от нас, а на войне ему хорошо. Когда женишься, то поймёшь, что нужно идти на уступки.
   - А когда он заводил восемь детей разве он не думал, что он их будет воспитывать лет двадцать пять?
   - Ой! Ну ты и наивный Лив. Думал, конечно же! Но всё равно он может не рассчитать своих сил. Каждый из нас ошибается, только сапёр однажды - Лои засмеялась.
   - А что такое сапёр?
   - Ха, я ж забыла, что ты не из моего мира. В моем мире сапёр - это профессия людей. А заключается она в хождении по минам.
   - А мины что такое?
   - Мины это ловушки. Как бы это объяснить. На них наступаешь и подлетаешь высоко в небо. Только уже частями. Ноги, руки, голова.
   - Кстати ты мне не сказала, что такое бигуди и пульт от телевизора.
   - Бигуди - это приспособления для наматывания волос, чтобы волосы были завиты. А пульт от телевизора - это приспособление чтобы включить телевизор с расстояния. Телевизор это ящик со стеклом. На этом стекле показывается театр или барды поющие песни.
   - А какой он? Твой мир.
   - Он. Его трудно объяснить. Ты не поймёшь.
   - И ты никогда не хотела вернуться обратно в тот мир?
   - Меня там ничто не держит.
   - Да? Постарайся мне объяснить хоть что-нибудь о твоём мире. Может, я что-нибудь сумею понять.
   - Эх... Ну ладно... Всё равно у меня полно свободного времени. Пойдём в зал, на диван сядем. - Мы прошли в зал. Ребёнок на руках Лои задремал. В зале было два частично чистых дивана стоящих друг напротив друга. Они были оббиты телячьей кожей. Между диванами стоял столик. На полу был большой пыльный ковёр, испачканный чем-то белым. Мы с Лои сели на противоположенные диваны. Детей в зале не было, судя по звуку, они были где-то на кухне или в прихожей. - Времени столько, что даже не знаю, куда его тратить. Мой мир. Так... с чего же начать...
   - А ты начни со своего рождения и приблизительно мне всё описывай.
   - Ну, хорошо. Вообще я была поздним ребёнком. Мои родители долго не могли заиметь детей. Проходили страшные и болезненные курсы лечения и вот в тридцать восемь лет моя мама забеременела. Потом родилась я. Меня папа хотел назвать Екатериной, а мама Марией. Меня они назвали Марией-Екатериной, или просто Мэри-Кэт. Больше детей у них не было. Я так и осталась их единственным ребёнком.
   - А что-то произошло с твоими родителями?
   - Нет, конечно. Что с ними может случиться?
   - А они тебя там не ждут?
   - Нет. С чего бы это? Меня в том мире сбил внедорожник и я, наверное, умерла.
   - А что такое внедорожник?
   - Это вид железных колесниц. Там с помощью них люди передвигаются.
   - То есть там никто не умеет пользоваться порталами?
   - В нашем мире живут только люди, и там нет магии вообще. Зато все люди работают головой и создают удивительные вещи. Кто-то пишет книги, кто-то их читает. Кто-то рисует картины, кто-то на них глядит. Кто-то играет в футбол, кто-то на это смотрит. У нас создаются фильмы. Это своего рода театр только без сцены и под разными ракурсами, в разных местах. В лесу и в поле, в доме и на улице. Все эти сцены с помощью специального аппарата запечатлеются в особой ленте. Лента фиксирует каждое движение на сцене картинками. Этот театр, как он идёт, как он делается зрители не видят. Но потом когда все сцены театра зафиксированы на ленте с картинками их можно посмотреть с помощью другого аппарата. Этот театр называется фильм. Представь движущиеся картины их нарисовали давно, но ты можешь посмотреть их когда захочешь. И цвета и лица в картине не увянут. Вот и фильм ты можешь посмотреть в любое время.
   - Это как мы при различных дипломатических встречах кладём кристалл, наделённый специальным заклинанием на стол, или другую поверхность, и с помощью него фиксируем всё, что происходило в данный момент. Действия, которые мы можем потом просмотреть, так?
   - Да. Только в моём мире фиксируется театр. Ну, куски истории в моём мире тоже фиксируются. Но чаще всё-таки фильмы и мини-фильмы с поющими бардами. Так вот в моём мире все разъезжают на железных колесницах. Это своего рода самодвижущаяся телега. Только она закрытая. Есть окна спереди большое и сзади большое, а по бокам четыре маленьких. В такой телеге люди могут ехать от одного до пяти человек. Один из людей сидя в такой железной телеге, обязательно управляет ей. Стулья в таких телегах очень мягкие. Вот. А ещё все люди отличные психологи.
   - Психологи?
   - Да. Психология эта наука о душе человека. Мы разбираемся в чувствах человека и понимаем, чего именно человек хочет. Здесь нет ведь ни одной книги о том, о чём человек на самом деле думает. Ну вот, к примеру, ты любишь розовый цвет.
   - Какой именно розовый цвет?
   - Не важно, любой. Это значит, что ты инфантилен. То есть слишком задержался в детстве. Розовый это цвет детства.
   - Хм... А если кто-то любит розовый цвет, потому что это цвет крови у ораутуса? А он любит за ними охотиться?
   - Ой, ты совсем наивный и ничего не понимаешь. Вот, к примеру, ты. У тебя плащ серый с зелёной окантовкой. Серый - цвет стабильности и болезни, зелёный - обязательности и эгоизма. Это говорит о том, что ты обязательно должен стабильно болеть эгоизмом. Другими словами в тебе чрезмерный эгоизм, который прививался тебе с самого раннего детства. Эгоизм ведёт к высокомерию, надменности и гордыне. Все эльфы стабильно и обязательно это прививают своим детям. И так из поколения в поколение. Вы все поражены этой болезнью.
   - Мои предки жили в лесу, где росли деревья с серыми стволами, у них были листья такого же зелёного цвета как окантовка на моем плаще. В таких же плащах мои предки ходили и по лесу. Из этого леса их выгнала война. Лес полностью сожжён и таких деревьев больше нет. В память о деревьях у эльфов серо-зелёный флаг. И все те, кто представляют королевство эльфов, за пределами эльфийского государства, обязаны носить такие плащи. Вне зависимости от того какой они расы. Это дань уважения и память о том лесе и о жизни моих предков в нём.
   - Лив, не называй своих родителей "предками". Имей к ним уважение.
   - А причём тут родители? В твоём мире родителей называют "предки"? А почему?
   - Ой, ну ты и наивный! Ты ещё многого не знаешь. С тобой вообще разговаривать на эту тему бесполезно. Кстати как там все наши? Я имею в виду наши одногруппники.
   - Я редко с ними пересекаюсь. Чаще на встречах между государствами. Знаю только, что Фар преподает в КАМе.
   - Фар и Аилиль вместе?
   - Нет. А почему они должны быть вместе?
   - Они же любят друг друга.
   - Разве?
   - Конечно! Сразу видно, что ты ничего не понимаешь в психологии. Не беспокойся для тебя это нормально, ты же всё-таки эльф. А кто-нибудь из них женился или вышел замуж?
   - Насколько я знаю, Фар не связан никакими узами. Вот насчёт Аилиль я не знаю.
   - А другие?
   - Не знаю. Я этим как-то не интересовался. Эсмиэл как-то приходил на встречу с девушкой. Только я не понял это его сестра или жена.
   - Как это можно не понять?
   - Он её мне представил как Аммиэл Ра Даррок и больше о ней ничего не сказал. А лезть с расспросами не в моих правилах.
   - Её фамилия не Ра Тэврок. Она ему не жена.
   - В традициях дроу, как и в традициях эльфов, нет такого понятия как "смена фамилии при вступлении в брак". Частичка "Ра" говорит о принадлежности к одной семье. Семья королей никогда не поменяет эту частичку. У меня она "Лэ". И если кто-то решит связать себя узами с Эсмиэлом, то непременно возьмет частицу "Ра". Фамилия у детей идёт от матери, но став старше дети могут сменить фамилию на фамилию отца или на любую другую, которая их больше характеризует. Однако только наследный принц или принцесса сменить свою фамилию не сможет.
   - Странная традиция... Но тогда ты прав. Она может быть ему и женой и сестрой. Подержи его - Лои протянула мне своего ребёнка, мне ничего не оставалось, как его взять. Ребёнок проснулся, но пока не заплакал. Лои куда-то ушла. Спустя время ребёнок, судя по всему Артур Восьмой, начал плакать. Я его старался утешить. Качал на руках. Но он всё равно плакал. Прибежал Артур Первый с какой-то большой алюминиевой ложкой. Остановился на середине зала. Посмотрел на меня. Спрятал за спину свою ложку и убежал. Вернулась Лои. - Из-за этой беременности я без конца в туалет бегаю.
   - Лои. Мэри-Кэт. А почему ты позволяешь своему старшему сыну бить младших? И вообще позволяешь им драться?
   - Они только играются.
   - Но дети могут нанести увечья друг другу.
   - Ой, Лив. А как из них, по-твоему, вырастут воины? - Лои взяла из моих рук своего младшего ребёнка. Она села на диван и начала его кормить грудью. Я резко опустил голову и начал смотреть то на ковёр, то на свои руки. - Воины из них не вырастут, если они не будут сражаться. А воины нужны будут всегда. Как же ещё защищать интересы своего государства?
   - А если они покалечат друг друга до сражений?
   - Ничего не покалечат. Ты что? Они же дети! Они просто играются.
   - А этого твоего сына зовут Артур Восьмой?
   - Да. А как ты догадался?
   - Когда-то Фар дал мне неплохой совет быть более внимательным.
   - Лив, а ты почему на меня не смотришь?
   - Потому, что ты кормишь ребёнка грудью.
   - Что естественно, то не безобразно. Ты какой-то странный.
   - Лои. Мэри-Кэт, я не твой муж. Я тебе друг. Не знаю, как у людей у нас не принято так... даже не знаю, как выразиться... не принято обнажать свои части тела в присутствии не супруга.
   - А как же дети? Детям тоже не принято ходить голенькими?
   - В принципе да. Одежда она же ещё и для защиты.
   - Вы эльфы странный народ - Я уже тоже начинаю так думать... - Всё. Можешь больше не смотреть в пол. Я закончила кормить малыша. Подержи его. Мне снова нужно отойти. - Лои мне дала своего сына. Она снова куда-то ушла. На этот раз на более длительный срок. Ребёнок начал плакать. Прибежали два сына Лои Артур Второй, у которого в руках была та самая алюминиевая ложка и Шестой с игрушкой из сумки. Я забыл подарить игрушки детям официально. Артур Второй остановился на середине комнаты, а Артур Шестой подбежал ко мне, встал на диван и начал трясти игрушкой возле моего лица. Я ему, конечно, говорил, что так поступать не следует. Но он естественно меня слушать не стал. Младший ребёнок Лои по-прежнему кричал. Я старался его успокоить. Артур Второй сделал несколько шагов вперёд. Артур Шестой наконец меня услышал. Но теперь он попытался начать бить игрушкой Артура Восьмого. Я подставил руку и Артур Шестой ударил игрушкой меня по руке. Вдруг он посмотрел на меня и с визгом убежал. Игрушку он выронил по пути. Артур Второй подошёл ко мне. Он сел на диван. Ложку по-прежнему держал в руках. Он смотрел на меня и на своего плачущего брата.
   - А ты ему дай пива он уснёт.
   - Пива?!
   - Да. Мы с Первым даём ему пиво, когда он кричит.
   - А почему пиво?
   - Ну, вина у нас не бывает уже. А мама, когда выпьет пива, то засыпает. Вот мы тоже даём младшим пива, чтобы они заснули.
   - Но в пиве содержатся вещества очень вредные. От них у твоих братиков могут болеть животики, и они будут ещё больше и чаще плакать.
   Я приподнял ребёнка. Он на меня отрыгнул. Вот почему он плакал. Действительно плакать он после этого перестал. Артур Второй вытер рукавом своей рубашки ребёнку губы и подбородок. В зал вошла Лои с двумя кружками и с кувшином пива. На ней было другое платье. Она поставила на стол кружки и налила туда пива.
   - Ты же беременна!
   - Ну и что? Ты будешь пиво?
   - Нет, Лои. И ты тоже не пей. В пиве содержатся вещества вредные для ребёнка.
   - Мне что теперь из-за ребёнка и пива попить нельзя?! Мало того, что я тут из-за него хожу в туалет часто, этот живот мне постоянно мешает, я не ем много хлеба так я что ещё и последней радости себя должна лишить? - Лои взяла кружку и облокотилась на диван. Она с нескрываемым удовольствием отпила напиток из кружки. Артур Второй, ходивший до этого по комнате, опять сел на диван. Ложку он положил на стол. На своих коленях я почувствовал теплоту и влажность. Артур Восьмой начал писать. Не скажу, что я этого не ожидал. - Лои. Мэри-Кэт. У нас в представительстве эльфов недавно ушла с работы девушка. Её должность теперь свободна. Ты бы не хотела поработать вместо неё?
   - Я?! Работать на эльфов?!
   - Платят там хорошо. Это поможет тебе и твоим детям.
   - В чём заключается работа?
   - Это помощница секретаря. Работа в здании и не требующая больших физических нагрузок.
   - Тогда можно.
   - Знаешь, где представительство эльфов?
   - Здание с серо-зелёным флагом.
   - Да. Тогда завтра приходи к часу дня.
   - Хорошо.
   - Только не забудь.
   - Не забуду, не забуду. Мне нужны деньги... Мой муж пропал.
   - А сейчас мне уже пора уходить. У меня ещё есть дела в посольстве.
   Я отдал ребёнка Лои. Она и её сын Артур Второй пошли меня провожать. На прощание Артур Второй почему-то меня обнял. Я сопротивляться не стал и тоже его обнял. Я ушёл. Когда я шёл по направлению к посольству я думал о Лои и её семье. Мне хотелось плакать и кричать. На сердце у меня уже давно так тяжело не было. Вскоре я дошёл до нашего представительства. Я сразу пошёл в приёмную, там меня встретила Рилиэль. Она секретарь.
   - Здравствуй, Ливиэль. А почему ты такой мокрый и грязный?
   - Я держал ребёнка своей подруги на руках.
   - Ааа, понятно.
   - Рилиэль, завтра сюда в час дня придёт человек. Беременная светловолосая молодая женщина. Она будет тебе помогать в твоей работе.
   - Но мне не нужна помощница.
   - Ей нужна помощь.
   - А что она будет делать?
   - Пусть заполняет какие-нибудь незначительные бланки, перетаскивает папки с документами. Выполняет небольшие поручения.
   - Хорошо. Надо начинать что-то придумывать. Поломать карандаши что ли?
   - Рилиэль.
   - У меня всегда во всём порядок! Значит нужно это изменить. Я ведь правильно поняла?
   - Да - я улыбнулся. Это всё чем я могу помочь Лои. Остальное в её руках. Я пошёл принимать ванну. Мне сегодня нужно опять уезжать в королевство.
   Мэри-Кэт
   Мне выдали эльфийский плащ. Когда я на работе я должна ходить и в нём тоже. Весь мой наряд теперь был прикрыт им. Мой чёрный кожаный топ с идущей от груди прозрачной тканью красного цвета. Мою чёрную юбку до колен тоже не было видно. Всё спрятано под этим балахоном. Как я буду нести просветление этому миру в этом плаще? Но чего только не сделаешь ради денег. Работа, конечно же здесь не пыльная. Но я просто не представляю как тут эльфы раньше справлялись без меня. Жалования хватает, чтобы прокормить и одеть семью. Я купила вороного коня. Прекрасный конь с длинной родословной, происходит от королевских скаковых. Такие кони есть только в королевских конюшнях, держатся в основном для разведения и престижа. Мы выкупили нашу корову. Старшие мои два сына умеют доить её. Нола их научила. Даже не знаю, зачем она этому их учила, но это была её прихоть. Прихоть убитой горем женщины. Прихоть, которая теперь нам сгодится. Сегодня ночью отошли воды. Двенадцать часов мучений и теперь у меня дочь. По началу я долго не могла придумать ей имя, но всё же остановилась на имени Мэри-Кэт Первая. Я родила дочь и сразу пошла на работу, оставив её на Артура Первого. Я ответственная работница и не пропустить работу для меня дело чести. Вообще я всегда была ответственной и не только в работе. Рилиэль сказала мне идти домой. Говорила, что после родов мне необходим отдых и что-то ещё в этом роде. Странная она. Я не понимаю, почему женщина должна отдыхать после родов. Это же так легко! Родил и иди себе дальше. Я даже не представляю себе, что такое послеродовая депрессия. Да и она тоже не знает. У неё ведь нет ни одного ребёнка. Я с ней спорить не стала и пошла домой. Она сказала, чтобы я отдохнула хотя бы с неделю. После родов прошло три дня. Я как раз сегодня получила жалование. Теперь у меня достаточно денег. Пятнадцать золотых, сорок серебряников и семьдесят медяков. Я решила отправиться в путь этой ночью. Я положила в рюкзак одежду, одеяло, котелок и еду на первое время. Я зашла на кухню. На кухне сидел Артур Первый. Для меня это было неожиданно. Он сидел за столом и пил молоко из кружки.
   - Мама, а ты куда?
   - Искать батьку. Вот. Держи. - Я протянула Артуру Первому два золотых. - Этого вам на первое время хватит. Позаботься о братьях и сестре.
   Артур Первый меня обнял и не хотел отпускать. Он заплакал. Говорил: "Не уходи. Не уходи, пожалуйста. Не бросай нас". Конечно, ему тяжело расставаться с матерью. И мне тоже тяжело расставаться с ними. Но без отца они всё равно пропадут. Я старалась сдержать слёзы. Я тоже обняла его. Потом я взяла рюкзак и направилась к выходу. Артур Первый у порога подбежал ко мне кинулся в ноги и обнял меня за них. Всё его лицо было в слезах. "Мама, не бросай нас! Мама, пожалуйста!". Мне было тяжело на душе, но я села на коня и уехала не оглядываясь.
   Вскоре печаль разлуки меня отпустила. Я ехала верхом на Поэте. Так я назвала своего коня. Чёрный красавец с ярко зелёными глазами. Обошёлся мне в двадцать золотых. Ехала я на запад. Именно там я думаю найти Артура. Что с ним случилось? Не думает ли он, что я его бросила. Я его очень люблю и он меня тоже. Я это знаю. А значит, с ним что-то произошло. Я ехала уже пять дней. Я пару раз останавливалась в тавернах с вкусной дешёвой едой и где на сцене играли пьесу о деве-воительнице. Сменила одежду на кожаные штаны, рубаху и сапоги до колен. Свои волосы я завязала в хвост. Я ехала уже по лесу. Услышала звуки сражения. Опять разбойники на кого-то напали. Я пришпорила коня. Поэт быстро домчал меня до места сражения. Я увидела, что мужчину лет пятидесяти окружили парни в драных лохмотьях. Мужчина был одет в военное одеяние. Судя по всему был генералом. Парней нападавших на генерала было одиннадцать. Явно разбойники. Один из них уже заносил меч над генералом. Возможно, генерал был бы повержен, если бы не я. Поэт подскочил к группе людей. Встал на дыбы. Я с него спрыгнула. Поэт начал бить разбойников копытами. Я, вытащив свой клинок, защищала генерала. Генерал воспрянул духом и тоже вступил в схватку. Поэт затоптал двух разбойников, одному из которых откусил нос и палец на руке. Я трём отрубила головы, а одного разделила на две части левую и правую. В убегающих, я метала сюрикены. Из разбойников уже больше никто никогда не встанет. Если, конечно, их не найдет какой-нибудь маг-некромант.
   - Конь достойный хозяина! - сказал генерал, глядя как Поэт гарцует вокруг трупов разбойников, которых он убил.
   - Вы кто? - Я вложила клинок в ножны.
   - Я генерал Моер Туор. Генерал королевства Холодин. Северного королевства людей. Ты достойный мечник. Я никогда не видел такого профессионализма во владении мечом. Какие удары, какая ловкость, какие линии порезов. Позволь узнать кто ты, мой спаситель?
   - Меня зовут Генрих - я сказала не своё настоящее имя. Думаю, пусть меня воспринимают, как мужчину. Тогда я смогу вступить в ряды какой-нибудь армии и мне будет легче найти моего Артура.
   - Слава тебе, Генрих! Если бы не ты и не твой конь не жить мне больше в этом мире.
   - Ничего страшного, пожили бы в другом. - Как он догадался, что я из другого мира? Странный и подозрительный тип. Нужно быть с ним на стороже - Я ищу своего друга. Его имя на поле боя Меч Разящий. Знаете?
   - Прости, но такого воина я не знаю. В рядах моего полка таких имён нет.
   - А если я вам скажу, что ещё его знают как Альфу.
   - Прости Генрих, но и Альфы среди воинов моих нет.
   - Хмельной Кувшин?
   - Нет и Хмельного Кувшина.
   - Пилигрим?
   - Пилигрима тоже нет.
   - Генерал Моер Туор, а имя Артур Вам знакомо?
   - У меня в полке есть несколько мужей с именем Артур. Но может, ты опишешь своего друга?
   - Он храбр сердцем, доблестен и смел.
   - Ни один из моих воинов не подходит под это описание. Но может твой Артур находится в других войсках?
   - Может Вы и правы.
   - Генрих, ты не хотел бы вступить в моё войско. Нам нужны такие как ты. Отважные и смелые.
   - Я знаю, что вам нужны такие как я. Но я не знаю, нужны ли мне такие как вы.
   - Я понимаю твои сомнения. Но я могу тебе сказать, что дерево нужно искать в лесу, траву в поле, а воина среди воинов.
   - А иголку в стогу сена... Я согласен! Я иду с вами.
   Мы с генералом Моер Туором пошли к его войску. Поэта я держала под уздцы. Спустя час мы вышли из леса и очутились на поле. На поле были разбиты военные палатки. Здесь насчитывалось их около сотни. В таких палатках могло разместиться сразу по тридцать человек. Воины сушили свои портянки, кто-то ел кашу, некоторые резались в карты. Как мне говорил генерал, это элитное подразделение, остальные неэлитные его воины воюют на поле брани. Личная палатка генерала находилась в самом центре лагеря. Когда я шла с генералом к его палатке, воины привставали со своих мест, смотрели на меня и со свистом провожали. Мы дошли до палатки Моер Туора и он распорядился выдать мне военную форму. Теперь я не отличалась от других воинов. Зелёный камзол, зелёные штаны, коричневые сапоги. Мне хотели выдать ещё и меч, но я сказала, что у меня есть свой. Думаю, никто не догадался, что я девушка. Остается научиться вести себя как парень. Благо у меня есть огромный опыт в общении с противоположенным полом. Мне дали сверток с моим постельным бельем. Теперь я сплю в палатке номер тринадцать. Возле палатки я оставила Поэта. Я его не привязала. Знаю, что этот конь верен и не уйдёт от меня. Он не уйдёт из лагеря. Поэт очень любопытен и будет здесь всё изучать. Вот и сейчас он побежал к продуктовой палатке. Я вошла в палатку, на которой была написана цифра тринадцать. В палатке храпело два воина, а ещё три сидели и о чём-то беседовали. Когда я вошла, сидящие посмотрели в мою сторону. В их взглядах читались негодование и удивление. Мои однополчане. Я опустила плечи и ссутулилась. Большие пальцы рук заложила в карманы. Я шла, отводя колени в стороны. На всех троих бросала недовольный взгляд исподлобья. Я шла, расставляя свои колени как можно шире.
   - Простите, как Вас зовут? - спросил один из них.
   - Генрих
   - Генрих?! - удивились ребята. На вид им было от двадцати двух до двадцати шести.
   - Генрих. По отцу.
   - Генрих, значит. Генрих, а что ты делаешь в нашей, мужской, палатке? - спросил короткостриженный шатен с карими глазами. По-моему, из них он был младше всех.
   - Я чё-то не понял! Кто вам сказал, что это ваша палатка? - я вытащила свой клинок.
   - Генрих, не горячись! Мы все здесь свои! Все воюем на одной стороне. - У этого парня были светлые длинные волосы, собранные на затылке и повязанные кожаным ремешком. Глаза голубые. Особенной чертой его лица был кривой нос. - Успокойся. Давай мы представимся. Меня зовут Ноттон.
   - Я Сторк - сказал рыжий парень с серыми глазами. Его волосы слегка прикрывали уши, а на подбородке была редкая бородёнка.
   - А я Алто.
   Я вложила клинок обратно в ножны.
   - Где здесь есть свободное место?
   - Со мной! - быстро сказал Ноттон - Рядом со мной.
   - Да, между мной и Ноттоном - сказал Алто. Сторк на него недовольно взглянул. Они с секунд пять сражались взглядами, но потом Сторк отступил. В нём чувствовалось недовольство. Такое впечатление, что Сторк зол на себя из-за того, что он быстро в чём-то не сориентировался.
   - А где оно?
   - Прямо здесь! Мы только слегка пододвинем постели мужиков. - Ноттон начал пододвигать в стороны спальные места. - Вот можешь стелить свою прямо сюда.
   Чтобы не запутаться и не забыть где моя постель я начертила на постели свеклой крест. Свеклу я взяла у Поэта. Он где-то её нашёл. Умница! Боевых заданий и поручений пока нет. Но у меня есть своё задание: влиться в коллектив и продолжать скрывать, что я женщина. Сегодня вечером нам подадут кашу. Мы должны есть за общим столом. Алто и Сторк куда-то запропастились, и со мной был только Ноттон. Он сел по мою левую руку. С правой стороны место пустовало. Некоторые парни за столом недоуменно на меня глядели, а некоторые и вовсе перешёптывались. Наверное, у меня опять начало проявляться женское поведение. Наконец какой-то молодой парень, шестнадцати или восемнадцати лет, решил сесть возле меня. Пришёл он сюда недавно. Его волосы были слегка волнистыми, каштановыми и длиной до плеч. Когда он подошёл к столу, я встала, склонила голову, галантно отодвинула стул, чтобы он мог сесть. "Прошу". Так поступал принц Викотский, когда мы с ним вдвоём ходили на наши встречи. Каштановый парень помялся, а воины перестали шептаться. Какой-то этот парень тупой. Мне пришлось взять за плечо этого юнца и самой посадить его на стул. Некоторые воины посмеялись, а парень весь раскраснелся. Думаю теперь ни у кого не осталось сомнений в том, что я мужчина.
   Ливиэль
   Когда я пришёл в посольство, первым делом меня встретила Рилиэль.
   - Твоя подруга перестала приходить на работу.
   - В смысле? Как давно?
   - Уже три месяца не ходит. Она родила ребёнка. Дочку. Я ей дала неделю выходных. Неделя прошла, а на работе Мэри-Кэт не появилась. Я искала её по городу, но не нашла. Я даже не знаю, где она живёт. С такой внешностью как у неё тоже никого не нашлось. Может, она с дочкой и старшими детьми уехала из города?
   - Я пойду к ней домой. Узнаю что там да как. Опрошу соседей.
   Я постучал в дверь дома Лои. Детский голос: "Кто там?". Дома всё-таки кто-то есть.
   - Это друг вашей мамы. Я был у вас четыре месяца назад. - Дверь осторожно отворилась. Я увидел Артура Второго. На его лице была улыбка.
   - Проходи. - Я вошёл в дом. В доме по-прежнему грязно. Мальчик взял меня за руку и повёл в комнату на верхние этажи. В комнате был невыносимый смрад. В комнате на кровати лежала исхудавшая трёхмесячная девочка. - Мы не знаем, что с ней делать она всё время плачет. У неё животик болит? - в комнату вошёл Артур Первый.
   - Ты зачем его сюда привёл? Кто тебя просил? Мы сами со всем справимся!
   - А где ваша мама? - Артур Первый молчал. Артур Второй сказал, что "мама ушла искать батьку" за что и получил от старшего брата оплеуху. - Перестаньте драться. Вы братья и вам нужно всегда держаться вместе.
   - У нас всё хорошо. Мы со всем справляемся. Нам помогать не надо. Он всё врёт! Уходи. - говорил Артур Первый - А скоро мы продадим дом и у нас будут деньги.
   - А за сколько вы хотите продать дом?
   - За тридцать золотых! - гордо сказал Артур Первый. Тридцать золотых это очень маленькая цена за такой дом. Стоит он как минимум сто сорок. - К нам сегодня придёт покупатель. Я сам его нашёл!
   - Хорошо. Но ты же понимаешь, что придут твои мама с папой сюда...
   - Ну и что! Пусть приходят! Они нам больше не нужны! - На глазах Артура Первого показались слёзы.
   - Я понимаю тебя - Хотя, честно признаться, я не до конца могу прочувствовать то, что чувствует этот мальчик. Но я точно знаю, что он слишком юн, чтобы нести на себе это бремя. А злость пеленой легла на его глаза и он не видит сути вещей. Но он и не обязан. Нельзя ранить его чувств, а то ситуация вообще выйдет из-под контроля. - Не совсем хорошо, но я много лет прожил на свете и многое знаю. Сейчас я знаю, что твоя сестра больна и ей нужна срочная помощь. Я ей смогу помочь. Только для этого мне нужно отнести её к врачу.
   - Я пойду с тобой!
   - И я! - сказал Артур Второй.
   - Нет! - властно сказал Артур Первый - Ты сиди здесь и следи за младшими. Особенно за Восьмым!
   Я держал на руках девочку, как я и думал, её действительно зовут Мэри-Кэт Первая. Мы с Артуром пошли к лекарю в эльфийском посольстве. Лекарь был конечно в ужасе от увиденного. Девочка осталась у него. Мы с Артуром разговорились. Хотя он и спешил пойти к покупателям, одного я его не отпустил. Артур говорил, что покупатель этот и так им даёт большую сумму, чем этот дом стоит. Что он просто пожалел детей. Мы пошли в их дом вместе. Как я и думал, дом хотел купить какой-то жуликоватый человек. Дом, Артур, конечно же, не продал. Я предложил Артуру и его братьям работать на меня. Сказал, что так они и дом сохранят и денег заработают. Я сказал им, что работа заключается в том, чтобы налаживать отношения между двумя государствами. Государством эльфов и южным государством людей. Артур Второй согласился сразу же. Старший же ребёнок сказал, что ему нужно подумать. Я ему дал время до утра. На следующий день, я, как и обещал, пришёл к ним в дом. Артур согласился сотрудничать с эльфами. Мы пришли в посольство, и я показал детям их комнаты, которые мы с Рилиэль вчера подготовили. Потом началась их "работа". В их дом с дозволения старшего Артура мы поселили некоторых моих друзей, которые следили за домом и коровой Мычалкой. Прошло около месяца, я предложил подучиться детям немного. Всё-таки для сотрудничества нам нужны люди со специальными знаниями и навыками. Артур с опаской, но согласился. Я же сначала нанял им репетиторов, а затем отправил в школы. С младшими чаще занимались мы с Рилиэль. Но в воспитание брошенных детей активно включился весь персонал посольства. Так у нашего посольства появились свои дети. Дети посольства.
   Рута
   Я возвращалась из леса с корзиной грибов. Шла вдоль реки "Нечистотка". По дороге домой я увидела красивую поляну съедобных грибов. Красивые. Но все знают, что собирать вдоль Нечистотки грибы, ягоды и травы не стоит. Питают их воды Нечистотки. "Если выпил из Нечистотки водицы, то придётся с походами в туалет смириться". Я увидела прибитого к берегу Нечистотки мужчину. На поясе у него был повязан полутораметровый меч. Я подошла к мужчине. Он дышит. На голове зияла рана. Я нахожусь в лесу, позвала на помощь тех, кто тоже собирал грибы. Пришёл только двенадцатилетний мальчишка, остальные ушли далеко вперёд. Я сказала ему держать корзину, а сама кое-как подняла мужчину и пошла с ним к нам в деревню. Я доволокла его к нашему знахарю. Ностолс осмотрел его и сказал, что этому мужчине нужно провести операцию и правильно соединить кости в ногах. Сказал, чтобы я или оставила его и дала спокойно умереть или привела бы сюда лекаря Емтиза из города. Ностолс сказал, что Емтиза сможет ему помочь. Я пустилась в город. Отыскала Емтиза и мы пришли в деревню. Лекарь сказал, что вылечит его. Но лечение продлиться долго. Мы перетащили этого воина и все его пожитки в мой дом. Теперь в моём доме появился человек, которому нужна помощь. Он обмотан тряпками, на его ногах фиксаторы. Лежит без сознания. Я его кормлю мёдом и сливочным маслом. Емтиза, говорит, что ему становится лучше и скоро он придёт в себя. За лечение я отдала шесть золотых. В этом году буду пользоваться золой, а не мылом, не буду есть пряники и буду пить чай из трав, которые собрала сама. Наступил второй день осени. Он очнулся, когда я мыла пол в гостевой комнате там, где он лежит.
   - Где я? - простонал он.
   - Тише-тише-тише. Лежите. Не вставайте. Меня зовут Рута. Вы в моём доме.
   - Рута? Рута... Рута, а как меня зовут?
   - Я не знаю. Я хотела у Вас спросить.
   - Ничего не помню. Голова болит. - Мужчина приподнялся на кровати - Что с моими ногами? Что с ними?! Что с моими ногами?
   - Успокойтесь. Успокойтесь. С ними всё в порядке. Лежите. Вы скоро поправитесь. Завтра сюда придёт лекарь Емтиза и скажет, что нужно делать дальше. А пока старайтесь не сильно шевелить ими. Я сейчас принесу Ваш меч. Он может дать Вам воспоминания.
   Мужчина, не помнящий своего имени (Артур)
   Меч не принёс никаких воспоминаний. Рута, только предположила, что я был воином. Её предположение более чем странное. Полутораметровый меч. Я однозначно был рыбаком. Таким мечом сражаться невозможно, а вот использовать вместо лопаты вполне. Рута предложила мне придумать себе имя, пока я не вспомню своего настоящего. Я хотел, чтобы меня назвали по имени реки, в которой меня нашли. Но когда Рута произнесла её название, я передумал. Потом Рута предложила мне несколько общеизвестных имен. Теперь меня будут звать Артур. Возможно, я уже не вспомню своего истинного имени. Спустя четыре месяца я первый раз попытался встать. Было это под присмотром лекаря Емтиза. Я встал на пол и простоял на нём секунд десять. Я сел обратно на кровать. Я тренировался ходить полгода. Всё это время Рута делала мне массажи, водила меня в туалет, мыла меня, кормила, развлекала, читала книги. В общем, делала то, что должна была делать. Прошёл год, как я живу в этом доме. Дом мне стал родным. Рута занималась огородом, держала козу, с две дюжины кур и столько же индюков. В деревне все её называли "Вдовушкой". Рута, овдовела, когда ей было восемнадцать, пять лет ходила в трауре. А потом её уже никто замуж не брал. Сейчас ей уже сорок.
   Похоже, вместе с памятью я растерял и навыки в ловле рыбы. Мои друзья, которых я обрёл в деревне сначала думали, что я мою меч в реке. Все как один считали, что я воин. Мне на кулаках пришлось объяснить им, что я рыбак. Местные рыбаки посмеивались надо мной. Пришлось их проучить. Думаю, они смеялись из-за того, что я растерял все свои навыки. Некоторые даже говорили, что я, должно быть, был очень хорошим рыбаком, раз рыбу ловил мечом и смог себя прокормить. Но в одном они правы. Мне будто заново придётся всё вспоминать.
   Четвёртый год, как я ничего не помню. Когда я пришёл домой, Рута чинила забор. Я ей показал свой улов. Сегодня я разрубил одну рыбину пополам. Голова теперь у меня в руках, а хвост с телом уплыли. Сегодня будет уха. Осень, скоро начнётся зима. Рута наготовила дров. Утеплила дом и сарай. Ещё летом сделала заготовки на зиму. Погреб забит до отказа. Травы, вяленные и солёные индюшки, копчёные куры. Компоты, варенья, соленья, тушёнка. Ох, я люблю поесть. Ем за четверых. Рута накосила травы козам. В прошлом году травы козам не хватило, поэтому в этом Рута накосила её больше. Я считаю, что прежде чем топить баню дровами, нужно добавить пучок сена. Люблю баню. Топим её через день. А то и каждый день. В этом году Рута заготовила больше мочалок и веников. Дубовые веники, из еловых веток, из крапивы, из берёзы. Рута сама прядёт пряжу и вяжет носки. Сейчас она чинит забор, а ведь в этом году она ещё и крышу чинила. Всё делается, всё ладится. Вот что значит мужик в доме.
   Рута
   Осталось в хлеву убраться ещё раз и к зиме буду готова. Вот. И забор скоро будет починен. Мимо моего дома идёт Фариэ со своей восьмилетней дочерью.
   - Вдовушка, ты что забор чинишь?!
   - Да, как видишь.
   - А чего ты своего Артура не просишь. Как-никак четвёртый год у тебя живёт. Руки не голова. Может и подсобить.
   - Да я сама справлюсь.
   - Ох, ты смотри Рута. Упустишь мужика-то. А ты чай не девица уже. Попроси помочь его хоть в чём-то. Мужики любят силу свою обличать. Пущай забор тебе доделает.
   - Да мужик нынче пугливый пошёл. Попросишь что-нибудь сделать он и сбежит.
   - Ну как знаешь, Вдовушка... Он как остаётся с тобой-то?
   - Он пока ничего не вспомнил. А я ему сказала, что он может оставаться у меня столько сколько захочет.
   - Ой, Вдовушка... Ой, милая...
   - А что я могу сделать? Не выгонять же его в самом деле.
   - Ну а он как? Интерес-то к тебе проявляет.
   - Даже не знаю...
   - Ох, не упусти его. Он вояка. А они живут, сама знаешь как. Ни кола тебе, ни двора. Знай себе рубят головы. А все заработанные деньги спускают в кабаках, в пивнушках да в... Дочка закрой уши... Да в кварталах плотских утех. Всё, дочка. Открывай уши.
   - Да знаю-знаю.
   - Наиграется он в рыбака. Успокоится. Заживёте вместе. Одной-то скучно небось. Вот и не упускай мужика. А про его прошлое не переживай. Кутил. Проигрался. Подрался. Ну, скажи, с кем из воинов такого не бывает? Твой Артур, небось, и по голове-то получил за какой-нибудь карточный долг. И с моста его скинули. Сама знаешь, что находят тела воинов не только на поле брани. Таких историй полно.
   - Ох, не знаю - не знаю.
   - Хватит уже в добродетель играть. Меньше думай, Рута. Вон твой Артур и не думает вовсе... Ладно, пойду я уже.
   Фариэ пошла со своей дочкой домой. Ох, и красавица же у неё растёт. Светловолосая, большеглазая. Умница. Матери и отцу помогает. Уже и грамоте обучена. Не девочка, а загляденье. А над словами Фариэ нужно подумать. Может и верно она говорит? Кутил, подрался. А ведь действительно... В таком возрасте воин уже ищет на поле боя не славы, а смерть. А была бы семья, не бросил бы её. Сына бы ратному делу учил. Но всё-таки, а вдруг у Артура была семья. Нет. Нельзя мне его к себе переманивать. Не по-людски это как-то.
   Мэри-Кэт
   Шёл третий год моего пребывания в полке. В бой нас не пускали, потому что мы были элитным отрядом. Дело в том, что большинство из парней, которые здесь проходили службу были сыновьями графов, герцогов и баронов. Небольшие задания нам всё же поручали. Парни в моём полке начали лучше за собой следить. Парни чаще стали бриться и мыться. Думаю это связано с боязнью заразиться какой-то болезнью. С парнями я вела чисто мужские разговоры. Так как в этом мире нет машин, я разговаривала с ними о телегах. Разговоры о компьютерных играх я заменила разговорами об игре в казаки-разбойники. Тему "все тёлки дуры" я оставила без изменений. Правда, парни сначала думали, что я говорю о коровах. Пришлось им объяснять кто такие тёлки. С парнями я нашла общий язык и со многими из них подружилась. За время службы я даже обзавелась кортиком. Я его выиграла в карты. Как-то парни предложили мне поиграть с ними в карты на раздевание. Я согласилась. Мой пятый парень был шулером, поэтому я их всех оставила без трусов. Меня вызвал командир Отвэн Вякзосский и сказал, что я должна произвести разведку местности. В нашей разведгруппе я буду лидером и мне нужны помощники. Их я выберу себе сама. Я решила взять парней из моей палатки. Кто согласиться тот и пойдёт. Мне нужны как минимум двое. Своей мужской походкой, которую я отточила до совершенства, я вошла в палатку. В палатке в общей сложности было десять человек. Два из них спали, а восемь сидели в конце палатки и играли в карты. Когда я вошла, парни смотрели на меня. Своей мужской походкой я шла между рядами постелей. По дороге я харкнула в правую сторону, на расправленную постель Нэта. Иногда мне приходится поддерживать образ парня дополнительными чисто мужскими поступками. Как ни крути, во мне может проявиться женское поведение. Я подошла к играющим в карты парням.
   - Командир сказал, что я должен пойти на разведку. Кто из вас согласится? - Парни молчали и переглядывались. - Что никто из вас, сосунков не пойдёт в разведку? Прячетесь за мамкину юбку...
   - Тебе нужны добровольцы? - спросил Рорк.
   - Да. Мне нужны добровольцы. - Я присела к парням. Достала кортик из ножен, оперлась одной рукой на пол, как раз там где лежали карты, и подставила свой кортик к горлу Рорка . - Ну кто из вас согласится? - Я провела кортиком по его подбородку. - Может ты? - потом я отодвинулась от Рорка и направила свой кортик на Прунта - А может ты? Кто из вас сосунков пойдёт со мной? - своей свободной рукой я схватила за горло Эверла. - Ну, чего ждёте? Решайтесь быстрее! Слабаки.
   Наконец вызвался Прунт. Потом Увор, Комиз, Трок, Рорк, затем братья Вёрм и Астэр. Когда мы выходили из нашей палатки, я снова харкнула вправо. На этот раз на постель Зотаса. Зотас повернулся во сне. Мы взяли с собой самое необходимое и выехали этим же вечером. Задание очень простое. Пройти на вражескую территорию и узнать место дислокации вражеских войск. Их численность. Численность их боевых орудий. В пути провели уже три дня. Ели пойманную дичь и пили родниковую воду. Мой конь ничуть не уставал и готов был бежать хоть целую ночь. Кони моих однополчан были не столь выносливы. Мы добрались до назначенного места к позднему вечеру. Остановились в лесу в верстах трёх-четырёх от вражеского штаба.
   - Дальше в разведку пойдём я, Рорк и Астэр. А остальные пока разожгут костёр и поставят палатку. Выполнять мою команду!
   Я, Рорк и Астэр сели на коней и поехали в обход по лесу. Астэр записывал всё, что я ему говорила записывать. В штабе врагов мы насчитали около тридцати палаток и четырёх бараков. Пять катапульт и около двадцати боевых псов, воспитанных чтобы убивать.
   По дороге к нашему месту стоянки мы встретили коня Торка. Астэр, взял его под уздцы и мы поехали к нашей стоянке. Костёр не горел, только тлели угли. Странно. Когда мы подъехали ближе мы поняли, что трое наших были убиты. Это были Прунт, Увор и Комиз. Следов Торка и Вёрма не было. Первым, как и предполагалось, заволновался Астэр.
   - Что здесь произошло? Где Вёрм? Где мой брат?
   - Хватит кричать, балван! - сказал Рорк. Я спрыгнула с Поэта и посмотрела на следы оставленные здесь. Как же мне сейчас пригодились знания, которые я приобрела, когда была подружкой бойскаута.
   - Итак. Всё ясно. Наших нашли враги и троих убили на месте. Двое побежали подальше от горящего костра в лес. - Я отошла на пять метров. - Вот. Здесь убили Торка. А вот здесь - я указала на место возле трёх берёз - схватили языка. То есть Вёрма. Его будут пытать и, в конце концов, выудят всю информацию.
   - Пытать? - испуганно сказал Астэр.
   - Да. Пытать. И он всё расскажет. Поэтому нам нужно найти его первыми. И или убить раньше, чем его начнут пытать или спасти. Давайте проголосуем, что мы будем делать с Вёрмом, когда найдём его. - Парни проголосовали за то, чтобы спасти Вёрма. Я от голосования воздержалась. Я послала наших коней под руководством Поэта к окраине леса. Сами мы пошли за Вёрмом.
   Я отрезала головы трём часовым. Парни были в ужасе от убийства. Молокососы. Я же постепенно начала входить во вкус. Давно я уже не ощущала запаха крови на своём клинке. Форма часовых была впору Астэру и Рорку. Мне же пришлось подыскать более низкого часового. Новая форма была по моему размеру. Мы направились к главному зданию. Главные здания всегда помечены флагом или какой-нибудь другой атрибутикой, типа караульных. Караульных мы сняли. Точнее всю работу за ребят делала я. Они же, щенки, никогда в жизни на войне не были и никогда никого не убивали. Салаги. По моему приказу парни переоделись в караульных. И теперь уже они заступили на дежурство. Я же пробралась в здание. В роли главного здания был одноэтажный барак. Я шла по коридору и зашла в одну из комнат. В комнате никого не было. Был письменный стол, а на нём лежала карта, сверху неё пергамент с красными и чёрными отметинами. Я взяла карту и пергамент и спрятала их под форму. Точно такая же карта, какая сейчас есть у меня, весит на стене. Я взглянула на неё. Всё стало ясно. Неэлитные войска врагов собрались окружить наши неэлитные войска и ударить по ним с тыла. Я тихонько вышла из комнаты. В одной из комнат я наткнулась на двух парней и сразу же заставила их замолчать навсегда. В бараке больше никого не было. Но ещё была лестница, которая вела в подвал. Я осторожно спустилась вниз и увидела, как пытают Вёрма. Пытка была слабоватая. Не подносили раскалённое железо, не запихивали иголки под ногти и даже не отрезали пальцы. С помощью сюрикен я убила всех кроме Вёрма. Спустилась. Вёрм был привязан к стулу. Я его развязала. Я сказала Вёрму переодеться в форму врага. Он сначала долго сопротивлялся, говоря, что не наденет форму врага. Что лучше примет смерть с честью. Сразу видно, что войны дальше театра он не видел. Под угрозой смерти он смерился со своей участью быть одетым в форму врагов. Мы с Вёрмом вышли из здания. Вёрм и Астэр обнялись.
   - Хватит! Идёмте дальше, сопляки.
   Мы пошли мимо палаток к лесу. Были уже рядом с лесом, но что-то заставило меня остановиться.
   - Враги близко. Я их чую.
   - А я их вижу - тихо сказал Рорк. Он указал прямо передо мной. Я кинула в одного две сюрикены, он упал замертво. Ко второму я подкралась сзади. А третий упал сам. Я сначала не поняла, что с ним случилось. Но потом разглядела силуэт своего верного Поэта. Когда я к нему подошла он, давя, прокручивал своим копытом череп врага. Умница Поэт! Я села на Поэта. Он встал на дыбы заржал, и мы с ним поскакали дальше. Поэт привёл меня к трём привязанным к дереву коням. Я решила дождаться парней здесь. Наступил день. Наконец парни нашли меня. Рорк и Астэр были ранены. Астэр не сильно, а Рорк хромал и держался за плечо. У него там была рваная рана. Все трое были в порванной одежде. Возможно по дороге на них напал медведь или стая волков.
   - Не прошло и двух дней. С боевым крещением, салаги! По коням и вперёд!
   Путь к нашим занимал много времени. Рорка без конца мутило. В наш полк мы добрались к утру четвёртого дня. Рорка и Астэра показали медикам. Сама я пошла к командиру Отвэну Вякзосскому. Мы с командиром обсудили положение дел. Я ему рассказала всё, что смогла увидеть. Я ему показала на недочёты в нашей защите. Мы разработали с ним новую стратегию по наступлению. Командир был удивлён моей тактике, но признал её лучшей. Вообще он сказал, что я прирождённый стратег и тактик. Сказал, что сожалеет, что такого воина у них не было раньше. Потерь было бы намного меньше, враги бы капитулировали и сдали свои позиции. Я знала, что мой ум мне ещё пригодится. Хотя на фоне этого средневековья мне даже особо блистать им не обязательно. Меня повысили по службе и это мы решили отметить с моими однополчанами. Закатили классную вечеринку на природе. Было много пива и эля. Кто-то играл на каком-то инструменте. Мы пели песни, танцевали возле костра. Некоторые парни хотели потанцевать со мной в паре. Алто и Сторк даже из-за этого подрались. Я и не думала, что парни танцуют друг с другом. Но я не с кем в паре не танцевала. Мы шумели и веселились. Ноттон сидел на траве возле покрывала, на котором были яства, и травил байки. Слушали его шесть парней, в том числе и юнец Арэй. Натанцевавшись, я села на траву рядом с Арэем. Свои каштановые волосы он завязал в хвост. Когда я села, он захотел встать, но я его остановила. Я положила свою руку ему на плечо, а потом этой рукой обняла его за шею. Арэй немного ссутулился и опустил голову. Другой рукой я брала ягоды и фрукты. Играла музыка, мы смеялись над байками Ноттона. Он прекрасный рассказчик. Арэй сидел и не двигался. Какой-то он скучный. Нужно его развеселить. Я взяла ягоду чем-то напоминающую клубнику, обмакнула её в пиво и сунула в рот Арэю. Он сначала сопротивлялся, но всё же неохотно её съел. Танцевавший, всё это время, полупьяный Нэт упал на землю. Я расхохоталась. Ребята тоже. Я взяла ещё одну ягоду обмакнула её в крем и снова скормила её Арэю. Я испачкала его губы кремом, и мне пришлось слизывать его своим языком. Арэй от меня отстранялся и пытался оттолкнуть. Но я обхватила его и другой своей рукой, которой заодно развязала ремешок на его волосах. Ноттон замолчал. Парни перестали смеяться. Все смотрели только на меня. Похоже, я себя чем-то выдаю. Весь крем был слизан. Теперь я Арэя снова обнимала за шею только одной рукой. Нужно совершить более мужской поступок. Похоже такое поведение как у Аро не подходит для среды военных. Воины это, прежде всего сражения на мечах. Точно! Эсми. Я достала из ножен свой кортик и срезала верхние пуговицы рубашки Арэя. Краснеющий Арэй вцепился в свою рубашку обеими руками и начал закрывать ею свою грудь. Он вскочил и убежал. Он странный. Я засмеялась. Парни тоже, но только как-то неестественно. Нужен ещё более мужской поступок. Я громко и протяжно отрыгнула. Ноттон расхохотался, а за ним и все остальные. Атмосфера стала более дружеской. Мы снова слушали байки Ноттона. Потом я пошла к озеру. Ребятам я, конечно же, не сказала куда пойду, только попросила взять у Рорка его мыло. В общем, моя служба проходила отлично. Никто и не догадывался, что я женщина. Пять лет пролетели незаметно. Но я так и не нашла своего Артура. Меня не раз повышали по службе вот и сейчас мы с друзьями засели в кабаке. Пиво, мёд, дичь. У Арэя волосы стали ещё длиннее. Он начал бриться. Правда его пушок трудно назвать бородой, но он всё пытается обзавестись усами в своём двадцатилетнем с хвостиком возрасте. Тот кулон, который я ему подарила он почему-то не надел. Он сидел от меня поодаль и снова молчал. Изредка только перекидывался фразами с Вёрмом. На эту пирушку он его и затащил. Через год служба Арэя заканчивается. Салага. И салагой закончит службу. Я его даже в бой ни разу не взяла. За соседним столиком сидела шумная компания. Они горланили песни, их кружки без конца стучали. Мы с ними обменивались яствами. Они праздновали день рождения кого-то из них.
   В кабак зашла группа парней. Они подошли к шумевшей компании и начали с ними выяснять отношения. Потом началась потасовка, которая переросла в хорошую драку. Разбитая посуда, поломанные стулья и столы. Мои друзья тоже подключились к драке. В дело пошли ножи и кортики. Я вышла из-за стола и смотрела на драку со стороны. Одного светловолосого парня толкнули и он полетел прямо на меня. Он упал. Я хотела наступить с силой этому парню на горло своим каблуком. Но что-то внутри меня остановило. Я посмотрела вниз и увидела кинжал в своём животе.
   Меня направили в госпиталь. Так моя тайна была раскрыта. Теперь все знали, что я не парень. В госпитале я провела две недели. Меня каждый из моих сослуживцев навещал. Дарили цветы и подарки. Они ничуть не злились на меня за то, что я их обманывала. Некоторые как будто даже не удивились. Думаю, они по-прежнему будут считать меня своим другом. Я им нравлюсь как человек. Для них не важна моя половая принадлежность.
   Артур (Артур)
   Два года уже прошло, как Рута сказала мне "Так оставайся здесь. Вместе доживать лета свои будем". А в общей сложности прошло уже десять лет. Лежу, положив руки за голову, и смотрю в потолок. Рута уже проснулась и встала, но место где она спала ещё тёплое. Теперь я могу полноправно развалиться на кровати. Помнится, как год назад овладело мною желание. Рута тогда сопротивлялась, но я понимал, что и она этого хотела. Била меня веником, пыталась убежать, кричала. Но всё же через часа два сдалась. Я её схватил и понёс на эту самую кровать. Было действительно хорошо. Я знаю, что ей тоже. У неё тогда даже слёзы радости на глазах были. Да мне и самому, честно сказать, надоело скитаться по кварталам утех. Да ещё и деньги на них тратить! У Руты их итак не много. Сейчас, конечно, лучше. Правда Рута последнее время всё чаще стала говорить о ребёнке. Она хотела бы, чтобы у неё был ребёнок. Я завариваю специальные травы и этот отвар подливаю ей в чай. Городская знахарка даёт мне их. Говорит, что это лучшее средство от беременности. Правда оно очень токсичное и вредное. От него бывают мигрени, тошнота и рвота. Если вдруг этот отвар не поможет. У меня уже есть припасенный сбор трав, которые провоцируют выкидыш. Благо им пользоваться не приходилось, а то он чертовски дорогой.
   Рута
   За это время я к Артуру совсем привыкла. Он мне даже нравится. Он видный и хороший мужик. И ко мне хорошо относится. Но всё же не ожидала что он накинется на меня так. Силой он меня сделал своей. Конечно, сначала я обижалась на него. Но ведь всё-таки я не молодка и испытываю к нему небольшую симпатию. А выгонять из дома своего... Нет, жаль мне его. Куда он пойдёт, если я его выгоню? А он, наверное, и сам корит себя за тот поступок. Понимает, что обидел меня. Я ж даже расплакалась тогда от досады. Горько мне было. Наверное, я ему нравлюсь и он просто не знал как выразить свои чувства.
   Ко мне в гости пришла Фариэ со своей дочкой. Мы сели пить чай. Я накрыла на стол варенье и пряники. Эила совсем взрослой стала. Четырнадцать лет уже. Вышивает и шьёт. Умница, а не девочка. Просто загляденье. Как бы и мне хотелось доченьку. Или сыночка.
   - Ну, Рута привет. Как дела твои?
   - Да нормально.
   - Гляжу, твой Артур опять куда-то ушёл.
   - Да, ушёл.
   - Ну так жениться-то ещё не надумал? Как-никак одно ложе делите.
   - Ой, не надумал.
   - Ну, хоть остаётся иль продолжает воду мутить?
   - Не знаю, Фариэ. Не знаю.
   - Ты как-нибудь ему намекай.
   - Да намекала уже. Говорила, что хозяин дому нужен. Что мы оба не молоды и доживали бы свои лета вдвоём. Что раз начали жить с ним как муж и жена, так должны стать ими по праву. Что совестно мне при всём честном народе. Не по-людски это как-то.
   - Конечно. Люди и так про тебя сплетни разные распускают. Будто Артур тебя избивает и угрожает расправой, поэтому ты с ним живёшь. Кто-то говорит, что он тебя убить хочет. Говорят, якобы Артур к городской знахарке ходил и брал у неё зелье для того, чтобы тебя приворожить. Но, а я вообще сплетням не верю. Слушаю их только.
   - Кстати я слышала, что ты дочку свою замуж выдаёшь. Это правда?
   - Да. Подросла девица и пора на ней кому-нибудь жениться.
   - А за кого тебя выдавать будут, Эила?
   - Да за графа нашего. За Балидита.
   - А чего ты сама молчишь, Эила?
   - Она скромная у нас. Слова из неё не вытащишь.
   - За Балидита? За пятидесятидевятилетнего графа? Это тот от которого все девицы прячут свои лица и которого стороной обходят? Тот которым своих дочерей пугают матери? Тот от которого даже путаны бегут в рассыпную? Говорят, он излавливает деревенских девушек, издевается над ними, а потом их тела в речку скидывает. "Кого схватил граф Балидит, тот света больше не увидит". Даже Артур говорит, что граф дела тёмные творит.
   - Это всё сплетни. Я там не была, свечку не держала.
   - Но ведь девушки действительно пропадают из деревни.
   - Да. Это я знаю. И знаю, что их растерзанные и изуродованные тела потом находили в озёрах, реках и в лесу. Во владениях графа.
   - А Куэр? Он у него и года не проработал садовником. Пошёл туда молодым парнем. А сейчас? Пьянь подзаборная. Только и делает, что пьет и плачет. Да мужиков всех теперь шарахается. Или Ролио. Работал у графа слугой. Ушёл от него. Мёртвым нашли. Повесился. Или Цинор? С ума сошёл! За мужчинами подглядывает, когда те в бане. Когда Ролио был жив, жениться на нём хотел. А умер, к деревенским мальчикам стал с женитьбой своей приставать.
   - Да полно те пугать меня, Рута!
   - Фариэ, но твоей дочери ведь только недавно четырнадцать исполнилось.
   - Да, Эиле только позавчера четырнадцать стукнуло и, представляешь, её уже замуж зовут.
   - Так она даже не расцвела во всей красе. Подождала бы ещё пару лет. Вот и тебя и меня в шестнадцать-семнадцать замуж отдавали.
   - Я уже и так четырнадцать лет жду. А тут сам граф Балидит. Староват, согласна. Но зато как богат! Будет дочурка моя купаться в неге и роскоши. Не жизнь, а сказка.
   - Ну до шестнадцати бы подождала всё-таки.
   - Балидит настаивает на скорой свадьбе. Говорит, что ежили она замуж за него не пойдёт, то найдёт кого-нибудь помоложе. Фыркает, пыхтит, говорит, что она и так для него стара сильно. Что он не любит таких старых, как Эила. Он и так решил жениться. Ведь он первый раз женится! Значит, Эила приглянулась ему чем-то.
   - Да кому ж такая не приглянётся? Розовощёкая, сероглазая, круглолицая. Губки маленькие и пухленькие, глаза большие. А какая у Эилы длинная и толстая коса. А цвет волос? Будто лучи солнца освещают пшеницу. Многие хотели бы взять Эилу в жёны, но понимают, мала ещё.
   - Многие, да не такие знатные и богатые. Ты уж думай что хочешь. Но Эилу я за графа отдам.
   Мы посидели ещё. Попили чай, поболтали. Эила так ни разу слова и не проронила. В куклы-то наверное ещё играет. А графу я не верю. Не зря ж за него знать своих дочерей не отдает. Да и герцогиня Аллэта и баронесса Зумиз не идут с ним под венец. Сами-то уже давно в возрасте и вдовы. Попытаюсь переубедить Фариэ.
   Переубеждать мне Фариэ не пришлось. Графа Балидита арестовали. Оказывается, он двумя неделями ранее напал на беременную жену молодого герцога Назрима Околского. Он её похитил. Измывался над ней, насиловал, резал её. Бедняжка не выдержала и померла. Продержал её он у себя три дня. Герцогиню Околскую нашли в реке без рук и с перерезанным горлом. Говорят, в гости к графу на такие вечеринки наведываются и друзья его. Такие же, как и он. Им, правда, удалось избежать наказания. Но герцог, думаю, не остановится. Он любил свою жену. А она ещё и ждала их первенца. Двадцать пять ей было всего. Конечно, Фариэ была опечалена известием об аресте графа. Плакала, говорила, что такого прекрасного мужа для своей Эилы упустила.
   Мэри-Кэт
   Двенадцатый год моей службы. Теперь я уже не скрывала, что я женщина. Генерал Моер Туор был очень удивлён. Он считал меня почти своим сыном. Все однополчане быстро превыкли к моему истинному имени, а генерал по-прежнему называл меня Генрихом. Мой Поэт по-прежнему прыток, резв и быстр. Он всё также не любит разбойников и наших врагов. На одном из моих заданий я повесила одного из наших врагов на дереве. Как же долго он с ним игрался. Бил копытом по его животу, пока голова разбойника не отвалилась и тело не упало. Это была одна из форм пыток, которую мы придумали с моим конём. Поэт по-прежнему свеж и весел. Время будто над ним не властно. Со своими друзьями я иногда ходила на театральные представления о деве-воительнице, спасающей мир с помощью уникального клинка.
   Мы прогуливались с Рорком, Астэром и Ноттоном верхом на своих конях. Прогуливались мы по лесу. Увидели на поляне группу людей. Близко к ним подходить не стали. Мы спрыгнули со своих коней. Подошли ближе, но из леса не выходили. Из разговора мы поняли, что златовласый парень из знати, а окружавшие его мужи хотели или его убить или захватить. В любом случае я выбежала на защиту златовласого парня, мои друзья последовали за мной. Начался бой. Я использовала магические заклинания. Я создала вокруг каждого из врагов магические кольца и сдавила ими врагов насмерть. Ещё одна моя тайна была раскрыта. Теперь парни знают, что я боевой маг. Мои друзья узнали в златовласом парне цесаревича Дэмиасса и поклонились ему, как и положено кланяться при встрече с такой высокопоставленной персоной. Называть его по кодексу чести положено только полным именем. Цесаревич вложил свой меч в ножны и заговорил.
   - Благодарю, вас, путники. Меня величают Дэмиасс Лор Бианатопот Курэй Дос Фэй Жузью Моатан Одинакторийский. Я цесаревич Самиама, первого королевства восточных земель людей. Моё королевство славится своей архитектурой. Вероятно, вы слышали о Зале Цветов, Онийской Башне, Мудей-Храме, Каралловых дворцах, Шулейском памятнике.
   - Пять великих искусств, сотворённых человеком! Все они находятся в самом великом государстве людей - благоговейно произнёс Астэр.
   - Именно. Пять великих искусств. Путники, имя моё чересчур пафосное. Называйте меня Дэм.
   - Дэм, ты же сейчас находишься во владениях королевства западных людей. Что тебя привело сюда? Мне и моим друзьям это интересно.
   - Я не смогу ответить на этот вопрос. Я не знаю, что привело меня, Дэмиасса Лор Бианатопот Курэй Дос Фэй Жузью Моатан Одинакторийского, цесаревича Самиама на эту опушку в лесу. Одного и без охраны. Но я благодарен вам, путники и хочу вам отплатить за спасение своей жизни. В представительстве нашего королевства в этом государстве будет дан бал. Я приглашаю вас посетить это великосветское мероприятия. Вы будете почётными гостями.
   Мы распрощались с Дэмом. Он славный малый. Поэту он очень понравился. А Поэт хорошо разбирается в людях. Я сшила себе наряд к балу. На этот раз я не решила демонстрировать изящество покроя. Даже не захотела поразить всех выбором ткани. Я сшила себе роскошное по цене платье. По эскизам именитых местных кутюрье. Хотя я и мастер Жотье де Дивон считали его пошлым и безвкусным. Все рюши с эскиза мы убрали и заменили их строгими узорами. Закрытое пышное бежевое платье в пол с узорами из золота. Платье сделано из самой дорогой ткани и покрыто бриллиантовой пылью. Одним словом вульгарщина. Радовало только декольте, которое обнажало часть моей груди. На своё жалование я купила себе бриллиантовые колье, серёжки, кольцо и диадему. К балу я подготовилась основательно: сделала маникюр и педикюр, причёску, привела в порядок своё лицо. На балу я своим убранством затмевала некоторых высокопоставленных дам. Многие дамы отмечали изысканность и тонкий вкус в моём платье. Придумывали к нему названия типа "жизью куа" или "лэсьми тоуэльё", что в переводе с восточного означает "изысканная привлекательность", "божественное сияние". Оказывается, бал был дан в нашу честь. Нам присудили медали, за заслуги перед восточным отечеством и наградили дополнительными титулами, рангами и регалиями. Мы со всеми гостями и с семьёй Дэма посмотрели оперу о деве-воительнице и о её миссии по спасению мира. Бал и пир в нашу честь был окончен. Мы хотели уже уходить и дальше праздновать в каком-нибудь из кабаков, но нас остановил Дэм. Он сказал, что я должна непременно остаться. Я обнялась с друзьями и они уехали. Уезжая, сказали, что остановятся в кабаке "Ослиное пиво". Я же осталась на посиделки с шампанским. В представительство королевства Самиам приехали даже король и королева. Они хотели лицезреть тех, кто спасли их сына. Меня долго не хотели отпускать ведь именно я внесла основной вклад в спасение Дэма. Король и королева даже предложили мне взять в мужья Дэма, раз я его спасла. Но я отказалась, сказала, что у меня есть мой Артур. Король и королева поняли меня. Дэм улыбнулся. Король встал с бокалом шампанского и произнёс тост: "За доблестную Мэри-Кэт. Спасительницу нашего сына. Храбрую и умную". Все сидевшие за столом встали, подняли бокалы и сказали: "Да здравствует Мэри-Кэт!". Потом поднялась с бокалом шампанского я и произнесла речь: "В тот день мы с друзьями решили прогуляться по лесу. Я предложила эту идею. В тот день мы ехали по широкой тропе. Я предложила друзьям проехаться по лесу, а не по тропе. Они согласились. Мы увидели златовласого парня, окруженного бандитами. Мы его спасли. Я его спасла. Я использовала магические заклинания. Так мои друзья узнали, что я боевой маг. Как же я жалею, что раскрыла эту тайну. Вот если бы я не свернула... Так выпьем за то, чтобы никогда не сворачивать со своего пути".
   Приём закончился. Король и королева сказали, что теперь обо мне напишут все газеты. Что теперь в каждом городе мне будут почёт и уважение. Они предложили мне проехаться по городам с моими друзьями под флагом их королевства. С рассказами о спасении цесаревича. Всё это они организовали с целью повышения престижа и авторитета королевской семьи. Я согласилась.
   Мизро
   Не каждый день в мой кабак "Ослиное пиво" заходят такие гости. Как будто только что с королевского приёма. Чувствуется, что воины. Но из знати. Это видно по их походке, по тому, как они себя держат и как ведут. Трое парней из знати. Для моего кабака это в новинку. В основном здесь околачиваются работяги из местных деревень. В "Ослиное пиво" зашла компания дровосеков. Дэкк, Стэк, Рмэк и Злэк. Они часто наведываются в мой кабак. Сели и потягивали своё пиво.
   Вот странность! Возле "Ослиного пива" остановилась золочёная карета. Кони как на подбор. Все с серебряными подковами и золотыми сбруями. Вышел кучер и открыл дверь кареты. Вышла прекрасная девушка. Светловолосая, кареглазая, с аккуратным носиком и пухлыми губками. На ней дорогущее пышное платье бежевого цвета с золотыми узорами. Оно светится на солнце. Переливается в его лучах. На голове её диадема из бриллиантов. Шею украшает бриллиантовое колье. В ушах дивные бриллиантовые серьги. Её кожа чиста и свежа, а руки как-будто никогда не знали работы. Дверь ей в кабак отворил тот же кучер. Она вошла в "Ослиное пиво". Вот диво дивное. Она прошла на середину кабака величественной и гордой походкой и начала смотреть по сторонам. Увидела знатных парней. Они знакомы. Это видно. Она им улыбнулась, они ей тоже.
   Я только сейчас заметил, что Дэкк вышел из-за своего стола и подошёл к знатной даме. Он совал ей два серебряника и пытался увести.
   - Я тебя выбрал. Идём будешь меня развлекать. - Друзья девушки засмеялись.
   - Что?
   - Эй! Ты бери деньги и пошли давай!
   - Уберите от меня свои руки! - девушка влепила Дэкку пощёчину.
   - Да ты что делаешь, путана безмозглая?! Да я ж тебя убью сейчас! - Дэкк схватил девушку за локоть и потащил к выходу - За оплеушину я тебе вообще не заплачу! Путана грязная. Я сказал быстро пошла. На выход, мразь! - девушка вырвалась из рук Дэкка и приподняв руками подол платья пнула его по коленной чашечке. Дэкк схватился за колено и закричал. Его друзья вышли из-за стола.
   - Ты, гадина, чего нашего друга трогаешь? Если сюда работать пришла так работай!
   - Овца блохастая! - сказал Злэк и ударил девушку в живот. Стэк и Рмэк взяли по стулу и хотели ударить её. Я стоял весь в оцепенении. Её друзья продолжали сидеть за столиком, потягивали пиво и смотрели на это представление. Девушка увернулась от одного стула, а от другого не смогла. Она споткнулась о подол своего платья и упала на пол. Дэкк разбил о её спину пустую пивную кружку. Знакомые девушки засмеялись. Злэк взял лавочку и хотел ударить девушку ей. Девушка во время вскочила на ноги и смогла увернуться от лавочки. Лавочка немного сломалась и проломила одну из досок в полу. В девушку полетели пивные кружки, но она от них успевала уворачиваться. Её знакомые всё смеялись и смеялись. Потом сама девушка пошла в нападение на парней. Она оторвала от разломанного и валявшегося на полу стула ножку. И стала ей пользоваться как мечом. Я позвал своего помощника, а тот долго не появлялся. Он крепкий парень и смог бы их враз одолеть. Девушка смогла ударить по голове Дэкка, тот упал. Злэка она ударила в живот и он начал корчиться на полу. Девушку доской от лавки ударил по руке Стэк, от его удара она упала на пол. На неё Рмэк накинулся с кулаками. Я уже хотел сам подойти и защитить девушку. Но девушка оказалась не из робкого десятка и сама наваляла тумаков Рмэку. Он только пару раз успел ударить её по животу. Девушка встала с пола и снова начала биться. Вскоре все дровосеки лежали на полу. Мой помощник выгнал дровосеков из кабака. Девушка пошла за столик к своим друзьям.
   Мэри-Кэт
   - Ну, ты классно их отделала! - похвалил меня Рорк. Он качался на стуле.
   - Ага. Это точно! Мы с Ноттоном думали, что эти мужики тебя изобьют до полусмерти. Или вовсе убьют!
   - Именно. Мы делали ставки на бой, но все против тебя. Мы вообще думали: "Всё! Нежилец Мэри-Кэт больше". А ты вон как оказывается их!
   - Вы лу-чше объя-сните. Поче-му не помо-гли мне...
   - Ну, ты странная! Как мы можем помочь девушке-другу. Ты же нам всё-таки друг! Мы не смотрим на тебя как на девушку. Притом когда ты в таком сковывающем движения и таком пышном платье. Да и вообще тебе нужно было размяться после приёма у королей. Ты сама-то хоть подумай.
   Я тяжело дышала. В кабак "Ослиное пиво" зашли три темноволосых парня. Они сели за столик, который был рядом с нашим. Заказали себе по пиву. Рорк облокотился на стул и положил свою руку на спинку стула так, что задевал своим локтем парня за соседним столиком. Мы пили пиво.
   - Убери локоть - сказал, парень которого Рорк задевал своим локтем. Рорк ничего не ответил и продолжал также сидеть. - Эй! Убери свой локоть. Он мне мешает. - Рорк не реагировал. - Эй! Я кому говорю?! Локоть убери! - парень толкнул Рорка по локтю и тем самым сдвинул его руку.
   - Ах ты, гнида! - вскочил со стула Ноттон - Кем ты себя возомнил! Ты что нашего друга трогаешь?!
   - Именно! Да я за Рорка, своего друга, тебя порву! Падла! - Астэр тоже вскочил со стола. Те парни за столом тоже поднялись со своих мест. Опять началась драка. Летели стулья и посуда. Мы бились. Да, наша дружба - это самое главное! Дружба это святое. Именно так должны себя вести истинные друзья - вставать друг за друга горой. Друзей нельзя бросать в беде. В этой битве, конечно же, победили мы. Потом мы ушли из кабака, заплатив его владельцу приличную сумму. Заплатили и за разбитые тарелки и за сломанную мебель и за разбитые бутыли с вином и ромом и за покалеченного помощника.
   Завтра начнётся турне по городам королевства. Мы с друзьями будем отдыхать в кабаках, заезжать в таверны и рассказывать жителям о нашем подвиге со сцены. Мы будем рассказывать о том, как мы любим короля и королеву. Мой Поэт рад этому путешествию. Может в одном из городов я и найду своего Артура? Буду надеяться.
   Рута
   Мы живём с Артуром вместе. Делим одно ложе. Деревенские нас уже считают мужем и женой. Конечно, официального предложения Артур мне так и не сделал. О том, что не по-людски это, говорили ему не только мужики из нашей деревни, но и городские и из соседних деревень. Мы стали чаще готовить уху из пойманной Артуром рыбы. Точнее из рыбьих голов. К нам в город приедут какие-то воины и будут рассказывать какую-то историю. Указом король повелевал всем своим поданным хоть раз прослушать выступление воинов. В дом забежал Артур. Таким радостным я его уже давно не видела. Он взял меня за плечи и смотрел в мои глаза.
   - Рута, ты представляешь! Меня зовут Артур!
   - Я знаю.
   - Нет, Рута! Я всё вспомнил!
   - Вспомнил?
   - Да. Меня зовут Артур и я женат. Я увидел сегодня афишу о скором визите воинов. Там изображена моя Мэри-Кэт. Моя жена приезжает сегодня в город! Мы уедем вместе и будем счастливы! Она у меня очень хорошая. Она скромная и добрая. Хочешь, я тебя с ней познакомлю? - Нет, не надо...
   - Вы обязательно должны познакомиться!
   - Нет. Я не хочу. Не надо, пожалуйста.
   - Ну как хочешь! А ещё, представляешь у меня восемь детей! Представляешь восемь! Ты за меня рада? Вижу, что рада! Восемь Артуров младших. Восемь мужиков. Ты не представляешь, какая это радость иметь столько детей.
   Он говорил мне ещё что-то. Зачем мне он это всё говорит? Лучше бы он просто оставил записку о том, что всё вспомнил и ушёл. Зачем меня так терзать? Я опустила голову. У меня на глазах выступили слёзы.
   - Ты плачешь! От радости плачешь! Понимаю. - Артур обнял меня. Слёзы душили меня. Подкативший к горлу комок не позволял мне даже всхлипнуть. Я начала его отталкивать. Он меня отпустил. - Ты права! Бежать мне к Мэри-Кэт надо. - Артур взял свой меч и помчался из дома. Я опустилась на колени, закрыла лицо руками и заревела. Было чувство полного опустошения. Ощущение двенадцати лет прожитых зря, прожитых как попало и не понятно зачем.
   Мэри-Кэт
   Я ехала верхом на Поэте. Этот город один из последних в нашем списке. Наш рассказ о спасении цесаревича оброс новыми подробностями и деталями. Я уже и сама точно не помню сколько троллей, разбойников, медведей, диких волков на него тогда нападало. Наш рассказ даже стал популярнее театра о деве-воительнице, спасающей мир. Я ехала верхом и вдруг услышала своё имя.
   - Мэри-Кэт! Мэри-Кэт! - я оглянулась. Голос похож на голос моего Артура. К моему коню подбежал мужчина. Он посмотрел на меня, и я узнала своего Артура. Время изменило его волосы и лицо. Но глаза по-прежнему были глазами моего Артура. Я спрыгнула со своего верного коня. Артур меня обнял и поцеловал. Этим же вечером мы отправились домой. Я рассказала Артуру, что теперь он отец девятерых детей. Что теперь у него ещё и дочь. Артур обрадовался, что у него девять детей. Сначала, конечно, он был опечален тем, что их не ровно восемь. Но потом, когда узнал, что девятый ребёнок девочка. Успокоился. Мы поехали домой. Поэту понравился мой Артур. Мой Артур как же я по нему скучала. По его запаху, по его рукам, по его телу. Мы шли по лесу, как тогда, когда первый раз встретились. Были только он, я и конь. На ночь мы разжигали костры. Как же мы соскучились друг по другу. Идти домой мы не торопились. Дома нас ждут дети, а мы оба от них так устали. Дети не дают своим родителям быть вместе. Всегда встают на их пути. В одну из ночей мне приснился сон. В моём сне клинок мой засветился ярко-алым. Он поднялся в воздух и полетел вглубь леса. Я побежала за ним. На мне была лишь рубашка. Я бежала за своим мечом. Трава колола мои ступни. Меч завис в воздухе повернулся острием в небо. Я подбежала к своему мечу. Алый цвет с лезвия перешёл в рукоять. Из рукояти алый цвет перешёл на герб драконов. Алый цвет отделился от клинка, превратился в маленькую ярко-красную сферу. Сфера начала свое движение вокруг меча по спирали. Сфера увеличивалась и уже на середине пути я смогла разглядеть там маленького красного дракона. Дракон стал размером с небольшую куропаточку, когда достиг острия моего клинка. На острие дракон на время остановился, потом плавно опустился на землю и предстал передо мной тем красноволосым мужчиной из видения. Из того видения, которое я увидела, когда первый раз взяла свой клинок. Он взял в руки меч.
   - Здравствуй, Мария-Екатерина - сказал он мне. - Пришло время выполнить своё предназначение.
   - Какое предназначение?
   - Тебе предназначено судьбой спасти мир от гибели. В твоих нежных руках баланс мира. На твои хрупкие плечи легло бремя предназначения. Меч выбрал тебя.
   - Кто ты?
   - Я хранитель меча. Моё имя Эшэном Вос Улиатсон. Моя душа запечатлена в этом клинке. Я всегда был с тобой в бою. Помогал, если нужна была помощь. Возможно, ты не ощущала моего присутствия, но я всегда был рядом с тобой.
   - И даже тогда, когда мы с Артуром...
   - На счёт этого не беспокойся. Я был с тобой только тогда, когда ты пользовалась клинком.
   - То есть... Раз, два, хм... шестнадцать... То есть двадцать шесть раз?
   - Ты не на том концентрируешься, Мария-Екатерина. Сосредоточься на своей миссии дарованной тебе Богом. Когда-то я не смог выполнить божественную волю. И теперь это бремя легло на твои хрупкие плечи. - Он встал на одно колено и двумя руками подал мне мой клинок. - Слушай своё сердце и иди туда, куда оно подскажет тебе идти. Ты найдёшь пещеру. Там мы встретимся вновь.
   - Классный же мне сон сниться!
   - Это не сон, Мария-Екатерина. Это видение на грани сна. Ты сейчас не совсем спишь.
   - То есть как это?
   - Ты находишься на грани вечного сна, но ты жива. Всё, что я тебе сказал про предназначение - правда. Когда ты проснёшься, этот видение ты будешь помнить.
   - И когда я проснусь, как же я пойму, что это не сон? - спросила я, взяв клинок в свои руки. Красноволосый взял меня за правую руку и царапнул по моей ладони, своим длинным ногтем. Я вскрикнула от боли. Сквозь сон я услышала зов Артура. Я лежала на траве на том участке где я только что разговаривала с Эшэ. Оказывается ночью я ушла от нашего костра. Я сомнамбулила. Я посмотрела на руку, которую мне оцарапали. Я увидела на своей ладони герб драконов в звезде Давида, шестиконечной звезде. Вокруг шестиконечной звезды был уроборос - змий, пожирающий свой хвост.
   - Мэри-Кэт! Вот ты где! Я тебя долго искал. Что это у тебя на руке?
   - Я видно ходила во сне и оцарапалась. Кстати мне такой странный сон приснился! - Я рассказала Артуру в подробностях свой сон. Ему он тоже показался странным. Мы двинулись дальше. Мы шли через леса, поля, озёра, реки и моря. Было такое, что мы останавливались в тавернах. В тавернах на сценах часто ставили спектакли о деве-воительнице, которая спасёт мир. Как правило, мы в тавернах с Артуром устраивали романтические вечера. Поистине великолепные. Когда мы остановились в городе, Артур пригласил меня в ресторан.
   Артур
   Мы с Мэри-Кэт не могли насладиться обществом друг друга. Я решил устроить ей незабываемый вечер. Я заказал столик в одном из ресторанов города. Хотел ей купить букет цветов, но цены оказались заоблачными, поэтому пришлось искать цветы в садах у людей. Я нашёл прекрасные гладиолусы, так как в этом саду были собаки, мне пришлось вырвать их с корнем. В другом саду я нашёл восхитительные розы жёлтого цвета. Только две из них начинали цвести. Некоторые опадали, а некоторые вовсе не распустились. Одну я срезал удачно, а у второй был стебель длинной около пяти сантиметров. Пришлось привязать верёвочкой цветок к прутику. Так розы стали одной высоты. На городской клумбе, возле одного из посольств я долго искал подходящие фиалки. Фиалок было столько много, стольких разных видов, что глаза разбегались. Мне приходилось срывать их и примерять каждый цветок к моему букету. Многие не подошли, но всё-таки я нашёл идеальную пару. Два гладиолуса, две розы, две фиалки. Думаю, Мэри-Кэт поймёт, что так я решил показать, что мы такая же пара как и эти цветы. Я знаю Мэри-Кэт, ей понравится букет. Притом всем женщинам нравятся цветы. Я пришёл в комнату, которую мы снимали в одной из городских таверн. Когда я вошёл в комнату, то сразу подарил Мэри-Кэт букет. На её лице появилась улыбка. Она взяла букет и понюхала розы. Один из гладиолусов нагнулся и повалился прямо ей на голову. Я прищемил его дверью, когда входил в таверну, вот он и наклоняется. Я повёл Мэри-Кэт в ресторан. Что мне всегда нравилось в Мэри-Кэт, это то, что она меня не спрашивает, куда я иду и готова всегда меня отпустить хоть куда даже посреди ночи. Она знает, что я всё равно вернусь к ней, если меня не убьют, конечно.
   Столик в ресторане я заказал заранее. Мэри-Кэт надела белую рубашку, кожаные штаны, сапоги и корсет. Нацепила бриллиантовые серьги и браслет. Я же не стал переодеваться. Мэри-Кэт настолько понравился букет, что она взяла его с собой. Мы вошли в зал ресторана. Я сразу повёл Мэри-Кэт к нашему столику. Она положила букет на стол, и мы стали дожидаться официанта. Вскоре он подошёл. Эльф.
   - Нам кабанчика и пива.
   - Извините, вы сели не за свой столик.
   - Ты мне будешь ещё указывать куда садиться, эльф лопоухий?!
   - Ваш столик номер двенадцать, а это тринадцатый сто...
   - Не перебивай меня, поганец малолетний!
   - Простите, вы сели не за свой столик. Этот столик тоже зарезервирован. Давайте я вас прово...
   - Заткнись буэээльф!
   - Прошу вас успокоиться...
   - Успокоиться?! И это говоришь мне ты, сопля безродная?! Я спокоен.
   - Я прошу... - и тут я уже не вытерпел. Какой же этот эльф тупой и высокомерный! От него требовалось только обслужить наш столик, а не портить нам вечер. Я взял какой-то веник с нашего стола и начал с силой бить им эльфа. Он защищался руками и старался от меня отойти. Мерзкая выскочка. Я старался запихнуть цветы ему в глотку. "Жри, гадина!". Эльф начал сопротивляться! Явно страдает гордыней. Я схватил этого подлеца за волосы и с силой швырнул к стене. Он об неё ударился. Пафосный урод! Я хотел подойти к нему и пнуть его в живот, но меня остановили какие-то крупные парни. Мэри-Кэт на них набросилась, но к нам поспешили парни из-за соседних столиков. Они обездвижили мою жену и помогли парням вывести нас за пределы ресторана. Конечно, я взял крупный камень и кинул в стекло двери. Мы ушли из этого мерзкого ресторана. Я повёл Мэри-Кэт гулять по набережной.
   - Ты наверное жалеешь, что букета у тебя больше нет. - Я понял, что тот веник был букетом Мэри-Кэт.
   - Да ладно! На доброе дело и букета не жалко. И почему только эти люди защищали высокомерного?
   - Потому, что тупые!
   - Думаю, ты прав. А этот эльф тупой! От него ведь требуется только обслуживать столики, а он и с этим справиться не может! Высокомерный выскочка.
   - Заносчивый выпендрёжник! Хоть сейчас этот эльф ума наберётся и поймёт, что такое вежливость, а не высокомерие.
   Чтобы как-то развеселить Мэри-Кэт, я стащил из местной лавки несколько помидоров и яиц, пока Мэри-Кэт отвлекала этого тощего продавца. Мы пошли кидать их в окна людей. Было очень весело. Мэри-Кэт радовалась как ребёнок. Потом мы пошли на сенокос. Раскидывали сено, и я догонял Мэри-Кэт. Она быстро бегает. Ночь мы провели в одном из стогов.
   Мэри-Кэт
   Когда мне Артур подарил букет с чётным количеством цветов, притом разбитых по парам я сначала испугалась. Но потом вспомнила, что я в другом мире. Да и Артур никогда мне зла не пожелает. Я посмотрела на букет. Два слегка поломанных гладиолуса, две жёлтых розы у одной из них слишком короткий стебель и поэтому к ней привязан прутик и две замечательных фиалки. Это так мило. Мне никто в жизни не дарил таких букетов. А Артур вообще впервые. А ресторан. Я очень люблю подкрепиться. Конечно, странно, что нас оттуда выгнали. Ведь клиент всегда прав! Уж могли бы оставить нас в покое с этим столиком. А обслуживание там отвратительное. Но случай в ресторане не подпортил нам настроения, во всяком случае, мне. Мы ходили с Артуром по ночному городу. С ним мне спокойно. С ним меня ничто не волнует. Он совершенство. Я иногда даже боюсь, что какая-нибудь стерва захочет его у меня отбить. Единственное, я уверена в Артуре. Он мне всегда был и будет верен. Ночь в стогу была одна из самых лучших в моей жизни.
   Наутро мы двинулись дальше в путь. Владелец таверны сказал нам, что нас разыскивали. Но мы ушли из города даже не собираясь дожидаться их. Мы шли в горы. Я не знаю, почему именно сюда вела Артура. Ведь это место находится совершенно в противоположенной стороне, нежели наш дом. Как же я сейчас жалела, что с нами нет Поэта. На одной из остановок, мне и Артуру было лень идти охотиться, а есть очень хотелось. Хотя Поэту всё равно было бы невозможно идти в гору. Поэтому мы поступили правильно. Сейчас меня радовало только то, что мы налегке. Мы подходили к вершине горы, когда увидели пещеру. Я пошла к пещере, Артур последовал за мной. Мы туда вошли. Мой клинок засветился красным. Я его вынула из ножен. Свет клинка озарил пещеру. Пещера неглубокая. От клинка отделился красный огонёк. Он опустился на пол пещеры и перед нами предстал красноволосый мужчина из моего сна.
   - Эшэ, это снова ты!
   - Мария-Екатерина, ты сократила моё имя?
   - Да. Твоё имя звучит пафосно.
   - Разве?
   - Ты посмотри на него, Артур. Он ещё и спрашивает!
   - Это имя обычное для дракона. Прошу называть меня полным именем Мария-Екатерина.
   - Я же сказала, что его не запомню. Ты, что дурак что ли?
   - Хорошо. Тогда называй меня просто Хранитель.
   - Не поняла? И чем Хран лучше Эшэ?
   - Хорошо, пусть будет Хран. Мария-Екатерина, пришло время исполнить предназначение клинка. Я тебя отведу к Богу и ты сделаешь, то что Он скажет.
   - Надеюсь, она раздеваться при нём не будет.
   - Нет, Артур. Думаю, не будет.
   - Так ты думаешь или знаешь? А то я её никуда не отпущу! Ага, щас! Мало ли, что у этого козла на уме!
   - Артур, Бог не имеет плоти. У Него нет определённого пола, Он беспол. У Него нет определённой формы. Его видят таким, каким представляют. И, Артур, всё-таки ты говоришь о Боге, выбирай выражения.
   - А Артур прав! Бесполый Бог. Это, наверное, очень сложно. Ему бы операцию сделать. Пора уже определиться! Но не будем тянуть с пророчеством. Что мне нужно делать?
   - Сюда сейчас придёт стая медведей. Тебе нужно с ними сразиться.
   Эшэ после этих слов превратился обратно в красную искорку и слился с моим клинком. Мы услышали сзади рёв медведя. Обернулись. Их было одиннадцать. Все невероятно большие, с красными глазами. Они, скалясь, шли на нас. Из их пастей капала слюна. Артур достал свой меч, я свой клинок. Лидирующий медведь в два прыжка оказался у Артура и замахнулся на него лапой, которой сразу же и лишился. Медведь не взревел и не отпрыгнул. Он другой своей лапой ударил Артура и тот упал без сознания. Медведь тут же исчез, испарился. Я закричала и кинулась к Артуру. На меня кинулись сразу несколько медведей. Я упала на пол. Почувствовала влагу и холод на затылке. Закрыла глаза.
   Я открыла глаза. Вокруг всё было белым и немного в дымке. Я приподнялась и опёрлась на руки. Вокруг было множество радуг и по ним скакали розовые пони. Я услышала песню птиц. Оглянулась и увидела светло-розовых птиц с хвостами радуг. Они держались за крылья, летали по небу и пели песню об облаках и пони. Я встала. Я была в белом ниспадающем платье, к поясу были привязаны ножны. Вокруг меня закружились звёздочки, как из кукурузных завтраков. Мне стало немного больно в области затылка, будто меня кто-то по нему ударил. Я смотрела вокруг себя. Недалеко пробежались овечки, они чередовались жёлтыми и сиреневыми. Я прошла дальше и увидела аллею прекрасных деревьев. У них были серые стволы и зелёная крона. Когда я к ним подошла, они начали между собой шептаться.
   - Пришла она
   - Она наша спасительница - сказало дерево, на котором повесилось несколько эльфов.
   - Посмотрите, какая она прелестная!
   - Да, но не такая как Элоиза
   - Деточка, угощайся - сказал один из дубов и наклонил ко мне свои ветви. Я сорвала большой фиолетовый апельсин.
   - Возьми, что-нибудь и с моих ветвей - сказала берёза и наклонилась ко мне. Я взяла окорок жареного кабанчика. Он был лёгким. Я его откусила и почувствовала его превосходный вкус. Я посмотрела вперед. Увидела что-то красное. Мне снова стало больно в затылке. Я бросила апельсин и недоеденный окорок и прошла вперёд. Встала на резной мост и он меня понёс по голубой глади воды к красному силуэту. В водоёме плавали стайки белых крыс. В воде по пояс стояли обнажённые накаченные парни, они протягивали ко мне руки. К некоторым я подплывала, протягивала им свою руку. Они её целовали и я плыла дальше. Я плыла на своём мосту. Остановилась. Мысленно приказала им мне приклониться. Парни встали на одно колено и теперь были полностью в воде. Прошло несколько минут. Два из них всплыло. Я поплыла к красному силуэту дальше. Я вышла на берег и пошла к красному силуэту, мимо шестов со стриптизёрами. Красным силуэтом оказался Эшэ.
   - Хран, где я? - спросила я его.
   - Ты в доме Бога.
   - Так вот он у него какой!
   - Дом Бога, каждый видит его по-своему. Каждый в своём воображении рисует свой дом Бога. Я здесь вижу зелёные поля, леса, реки и горы... Итак, пришло время выполнения предназначения этого клинка. Идём. Я отведу тебя к Богу.
   Мы пошли к Богу, шли по аллее сахарной ваты. Потом по полю, на котором прыгали большие полосатые мячи. Опять эта боль в затылке. Вскоре впереди мы увидели трон, на котором восседал Бог. Богом был высокий мужчина с длинными седыми волосами и длинной бородой. На его голове был венок из лавра и оливы, его тело покрывала тога, на его ногах были сандалии.
   - Сейчас с тобой заговорит Бог. Ты его понять не сможешь, поэтому я тебе буду переводить всё, что Он говорит.
   - Хорошо.
   - Агрр Кхржми Звой! - сказал Бог.
   - Здравствуй, Мария-Екатерина - сказал Эшэ.
   - Мы с тобой уже здоровались!
   - Это сказал Бог.
   - Ааа
   - Жмац Куджан Буйзэ Фухр - снова что-то сказал Бог.
   - Достань клинок, который принадлежит тебе по праву - сказал Эшэ. Я вынула клинок из ножен. Он светился алым. Бог протянул мне бутылку пива. Пиво, такое как из моего мира.
   - Корток - сказал Бог
   - Открой её мне - сказал Эшэ. Я приняла бутылку пива и клинком отсекла горлышко у бутылки. Пенный напиток полился мне на руки. Я протянула бутылку Богу. Он её принял.
   - Гогыто! - закричал Бог, встав со своего трона. Я оглянулась на Эшэ. У него на лице была радостная улыбка.
   - Предназначение клинка исполнено! - закричал Эшэ. Бог отпил из бутылки пенный напиток, а Эшэ повёл меня дальше мимо летающих пони. Меня опять будто кто-то ударил по затылку. Мы с Эшэ некоторое время шли молча.
   - Так, что? Предназначение исполнено?
   - Да - радостно сказал Эшэ. - Бог долго не мог открыть пиво. Для этого мы создали этот клинок. И нашлась та, кто сможет открыть Богу пиво. Он хотел его попробовать. Бог очень сердился и даже хотел разрушить весь мир. Погибли бы все: люди, драконы, феи, эльфы...
   - Если бы эльфы погибли, ничего страшного бы не произошло.
   - Я прощу твои слова лишь потому, что ты не понимаешь, какое значение имеют в жизни мира эльфы. - Вообще-то он прав. Невозможно увидеть света, без тьмы. Невозможно понять, что есть добро, если не будет эльфов.
   - А куда ты меня ведёшь теперь?
   - Обратно в твоё тело. Чтобы попасть в дом Бога, необходимо умереть. Поэтому ты сейчас мертва. Твоё тело мертво. Душой же ты бродишь здесь. Клинок же твой может быть в обоих мирах. В мире мёртвых и в мире живых. - Эшэ привёл меня к лестнице ведущей вниз. Мы по ней спустились. Меня опять стало больно в затылке. Лестница вела к той самой пещере, где я сражалась с медведями. Медведей не было. Я увидела, как Артур склонился над моим телом и тряс меня за плечи. Изредка моё тело ударялось головой об пол. Эшэ сказал мне лечь в своё тело. Я легла. Он произнёс какое-то заклинание, и я вернулась в своё тело. Открыла глаза. Артур на меня посмотрел своими глазами полными слёз и обнял. Я его тоже обняла. Потом мы вышли из пещеры. Я достала клинок из ножен, и он засветился красным. Клинок поднялся вверх. От него начали отделяться красные огоньки. Они кружились вокруг меня и вокруг Артура. Меч засветился белым и исчез.
   - Предназначение клинка исполнено - тихо сказала я. Артур меня обнял за плечи. Мы поцеловались. Путь мы решили продолжить завтра.
   Через три месяца мы добрались до нашего дома. На дворе была уже осень. Мы вошли в дом, дверь была открыта. Мы с Артуром много представляли, как войдём в дом, и к нам навстречу побегут все наши мальчишки и наша Мэри-Кэт Первая. Хозяюшка да мастерица наша. Всё она умеет, всё у неё ладится. Братьев своих держит в порядке и чистоте, на столе еда и питьё стоит, накормлены все досыта, а дом всегда убран. Старшие наши сыны на войне пропадают, а младшие готовятся стать воинами. Некоторые из них даже ремеслу этому у рыцарей учатся.
   Но когда мы вошли в дом, мы, конечно, почувствовали запах свежеиспечённого пирога, прошли в столовую. Но в доме нашем были не наши дети. Мы увидели четверых эльфов. Они сидели и распивали чай. Два из них были повернуты к нам спиной, а два лицом. В нашем доме эльфы! Артур уже хотел было взяться за свой меч.
   - Здравствуйте, а вы кто? - спросил меня один из сидящих эльфов. Он встал. Те эльфы, что были повёрнуты спиной, обернулись. Один из них проглотил кусочек пирога, который приготовила моя дочь.
   - Мы владельцы этого дома - сказала я. - Лучше вы объясните, что вы здесь делаете!
   - Мы эльфы из посольства. Нам говорили последить за этим домом, пока истинные хозяева не вернутся. Простите, а как вас зовут?
   - Я Мэри-Кэт, а это муж мой Артур. Мы хозяева этого дома.
   - Странно... Хозяевами этого дома являются Олэль, его семь братьев и сестра.
   - Что ещё за эль такой?! Где я его могу найти?
   - Вас зовут Мэри-Кэт... - сказал один из эльфов, сидящих к нам спиной. Он улыбнулся. - Олэль приехал с университета на день рождение сестры. Они все сейчас в посольстве. - Один из эльфов сердито посмотрел на того эльфа, а тот улыбаясь в ответ лишь покивал тому головой.
   - Понятно! Но вы-то здесь не рассиживайтесь. Проваливайте!
   Мы вышли из нашего дома и направились к посольству эльфов. Серо-зелёный флаг. Да не ожидала я такого! Вроде в КАМе был нормальным, хотя и чересчур заносчивым. А тут уже и детей моих повёл по скользкому пути и дом наш прибрал к своим грязным рукам.
   - Ну, Лив! Ну, подлец!
   - Кто такой Лив?
   - Мы с ним учились в КАМе. Он эльф.
   - Эльф? Ты якшалась с эльфом?
   - Я тогда ничего не помнила вот и якшалась.
   Спустя некоторое время мы подошли к посольству. На входной нас поприветствовали какие-то молодые эльфы.
   - Здравствуйте, где я могу найти Лива?
   - Лива? Это вы Ливиэля имеете в виду? Простите, но он сейчас занят.
   - Чем это он может быть занят?
   - Он сейчас в столовой. Они все празднуют день рождение Итиль. Так сказать в кругу семьи.
   - Они это кто?
   - Все сотрудники посольства и наши дети посольства.
   Ливиэль
   Мы сейчас сидели на стульях, стоявших кольцом вокруг Итиль и поочерёдно дарили ей подарки. Заколка, подаренная мной, Итиль понравилась. Сейчас она висит на её завитых волосах, как и две заколки подаренные Мэлтом и Афариэлем. Конечно, у Рилиэль всегда получаются подарки лучше. То платье в прошлом году или этот сарафан. У нас традиция все подарки на день рождения должны быть сделаны своими руками. Сейчас свой подарок подарит Флиат. Он первый год учится в академии, и ему было сложно успеть что-то сделать. Ну что ж посмотрим, что придумал он. Итак, он встал.
   - Итиль, сестрёнка. Я дарю тебе этот кулон. - Флиат подал Итиль кулон в виде цветка, напоминающего ромашку. Кулон сделан из какого-то металла, а сердцевиной был янтарь. Сам кулон на цепочке серебряного цвета. Когда Итиль принимала кулон, то из него выпала сердцевина. Итиль, Киарар и Сэбиэль не удержались и рассмеялись. За ними последовали и другие. Я, Рилиэль, Афариэль и Миель только улыбались. Флиат раскраснелся и опустил голову. - Я же использовал заклинания сплава!
   - Эх, Первокурсник! - сказал Олэль. - Ничего, Итиль мы его доделаем за Флиата.
   - Думаю, Флиат и сам справится! - сказала Рилиэль - Ему нужно только подучиться. А уж с этим мы ему и поможем.
   - Надеюсь, Итиль не придётся ждать, когда Флиат перейдёт на второй курс... - внёс свою лепту Киарар. Все опять засмеялись.
   - Так! Всё! Время моего подарка! - сказала Миель. Она встала и протянула сундучок из дерева украшенный узорами. - Я знала, что тебе подарят украшения. И их ведь надо где-то хранить!
   - Спасибо - улыбнулась Итиль - Кстати, Флиат тебе тоже спасибо. Я забыла тебя поблагодарить, извини.
   - Принимаю извинения.
   Это был последний подарок. Мы опять сели за стол. Ели вкусности, которые вчера готовили я, Миель, Мэлт, Итиль и Сэбиэль. Конечно же, за столом все опять хотели расспросить Флиата, как ему учится и познакомился ли он с кем-нибудь. Афариэль вспоминал, как учился в этой же академии и расспрашивал Флиата что там изменилось. В столовую распахнулись двери. Вошли двое. Я не сразу понял кто это. Все замолчали.
   - Дети! Обнимите своего батьку! - сказал мужчина, вытянув руки в стороны. На его поясе висел длинный меч.
   - Это Мэри-Кэт? - спросила меня сидевшая рядом Рилиэль. Я покивал головой.
   - Лив, ты почему распоряжаешься не своим имуществом? - все молчали. Хоть вопрос и был адресован мне, я пока ничего не понял.
   - Ливиэль, ты их знаешь? Кто это? - спросил меня Сэбиэль.
   - Это твоя мама и кто-то ещё. Наверное, твой отец.
   - То есть? Мама?!
   - Да, я тебе уже про неё рассказывал. Это твоя мама. Подойди к ней, познакомься.
   - Я их боюсь.
   - И правильно делаешь - сказал Олэль. Он скрестил руки на груди и сжал свои кулаки.
   - Артур Первый! Как ты вырос - радостно сказала Лои и положила свои руки на грудь. - Мэри-Кэт Первая, доченька иди ко мне! - Лои пошла по направлению к Итиль. Та же испугавшись, начала убегать, спряталась за меня и вцепилась в мой плащ. - Лив, как ты посмел?! Ты отнял у меня детей! Ты отнял у меня дом! Ты у меня всё отнял!
   - Почему всё?! - возразил Олэль, сквозь зубы - Батьку у тебя никто не отнял!
   - Олэль! Не говори так со своей матерью.
   - Какая она мать? - злобно сказал Олэль.
   - Лои. Мэри-Кэт. Не стоит портить праздник. Мы сейчас пойдём в переговорную и там разрешим все вопросы.
   - А праздник ты устроил в свою честь. Молодец! Нечего сказать! В честь того, что отнял у нас дом, да? Что детей под себя воспитал, да?
   - Это праздник в честь дня рождения твоей дочери.
   Олэль
   Не понимаю, зачем она пришла. Без неё жили столько лет и жили бы дальше. А Ливиэль ещё и переговоры с ней собирается устраивать. Выгнать её да и всё! О чём он с ней может переговариваться? Конечно, глупо было думать, что Ливиэль будет устраивать переговоры с ней с глазу на глаз. Оказывается, он собирается позвать на переговоры меня, Эвиаса и ФлиАта. Самых старших из нас. Сколько времени прошло... Я уже думал, что немного успокоился. Иногда представлял себе сцену её возвращения. В моих детских фантазиях она понимала, что совершила, исправлялась. Но с каждым годом во мне крепла вера, что ей просто сразу было наплевать на нас. Потом я уже смирился с тем, что у меня нет матери и отца. Смирился. Мне так казалось... Но обида во мне никуда не ушла. Я ещё не готов её простить. А этого мужика я вообще ни во что не ставлю. Неужели она хотела, чтобы мы росли в семье этого папашки? Он ещё хуже, чем моя мать. Бросать её, когда она беременна и ходить чёрт знает где!
   Наступило время переговоров. Ливиэль на вид был спокоен и невозмутим. Эвиас тоже казался спокойным. Флиат нервничал и держал в руках свою любимую игрушку. Маленького с ладонь зайчика, набитого какими-то бусинами. Её подарил ему Ливиэль, когда тому было лет шесть-семь. ФлиАту часто снились кошмары. Я тоже старался успокоиться. ФлиАт и Ливиэль сидели в креслах. Мы с Эвиасом сидели на диване. На противоположенном от нас диване сидели наши мать и отец. Что у нас от них, кроме внешности? Если я им выскажу всё, что у меня накопилось, то, что я буду делать дальше? Кто они мне не интересно. Я даже не знаю, о чём я могу с ними разговаривать. А ведь они являются мне родственниками по крови.
   Когда-то я взял себе имя Олэль, потому что ничего общего не хотел иметь со своим прошлым. И, признаться, даже с людьми. Помню, как мы с Эвиасом, ФлиАтом и ВАисом придумывали себе имена. Сначала это были какие-то имена, похожие на те, которыми мы могли называть нашу корову. То есть самим себе мы давали имена типа "силач", "смелач", самых младших мы называли крикунами. Потом мы сказали Ливиэлю о том, что хотели бы сменить свои имена. Ливиэль тогда дал имя только Нэгэлю. Ему было три года. Ливиэль сказал, что это имя по-эльфийски значит "в поиске мечты". Нэгэль, очень быстро привык тогда к Ливиэлю и таскал к нему всё, что только смог найти. Тогда мы попросили Ливиэля дать и нам имена. Он сказал, что имена мы должны выбрать себе сами, с учётом своего характера. По совету Ливиэля мы выбрали имена Олэль - что значит "целеустремлённый", Эвиас - "любящий животных", ФлиАт - "ищущий мира", ВиАс - "садовод, радующийся природе". Мы достаточно быстро привыкли к своим именам. Без конца обращались друг к другу по имени. Потом свои имена появились у Мэлта и у Киарара. Мэлт переводится как "спокойный", а КиАрар - значит "весёлый". Самым младшим мы долго придумывали имена. Но вскоре самому младшему брату выбрали имя Сэбиэль. Имя значит "будет счастливым". В тот год, когда мать нас бросила, Сэбиэль сильно заболел и мог умереть. У него была высокая температура. Тогда Ливиэль долго пробыл у его кровати. Итиль была на грани полного истощения, но у неё скорее была низкая температура. Я уже не слишком помню, что тогда было. Не до конца понимал, в каком состоянии мои младшие братья и сестра. Мне казалось, что мы сможем сами справиться. Имя сестры значит - "восход Луны".
   Сначала я даже не слушал о чём говорят мои мать и отец. Я просто смотрел на них. Но когда я стал вслушиваться в разговор, то понял, что упустил немногое. Мать по-прежнему отчитывала Ливиэля, или, как она его называла, Лива, за то, что он лишил её дома, детей. Артур и Мэри-Кэт говорили о высокомерии эльфов и об их подлом характере. Мэри-Кэт плакала, а Артур пытался её успокоить. Для меня всё это казалось дешёвым спектаклем.
   Ливиэль
   Поражает, то, что Лои и её муж считают, что они тогда правильно поступили. Чувствуется, что говорят они искренне. Конечно же, я не имею права препятствовать общению Лои, её мужа и их детей. Дети вправе общаться со своими родителями. Возможно, дети захотят с ними познакомиться. Здесь я могу только надеяться на благоразумие Лои и на сформировавшийся разум младших. Чувствуется, что Олэль не готов идти на контакт со своей матерью и со своим отцом. Эвиас не доверяет родителям и не стремиться сближаться с ними. Флиат насторожено относится к прибывшим родителям, и заметно, что он хочет поскорее уйти отсюда. Нервничает и теребит в руках своего зайчишку.
   - Лив, как же ты всё-таки изменился. Раньше ты хоть как-то пытался помочь окружающим. А теперь? Взгляни на себя. Время тебя изменило и не в лучшую сторону. Ты испортил моих детей. Они, наверное, даже меч в руках держать не умеют. Как же ты мог?! Ничего батька их всему научит. Завтра же мы отправим вас на войну. Наберётесь там уму разуму. - От удивления у меня даже приподнялись брови. В общем, на благоразумие Лои рассчитывать не стоит.
   - То есть ты снова решила от нас избавиться, да?
   - Я не хочу от вас избавиться! Пойми, никакая мать не хочет избавиться от своих детей! Лив вообще не о вашем будущем не о вас не заботиться! Я хочу, чтобы вы были воинами. А дочку, Мэри-Кэт Первую, вообще уже пора замуж отдавать. Засиделась.
   - Почему ты решила, что можешь распоряжаться нашими жизнями? - Олэль постарался как можно спокойнее произнести свой вопрос.
   - Потому что я ваша мать, в конце концов! - сказала Лои, повысив голос.
   - Неужели?!
   - Да как ты разговариваешь со своей матерью, ублюдок! - Вызверился Артур.
   - Вы правы мне лучше с вами вообще не разговаривать.
   - Лои. Мэри-Кэт. Дай своим детям время. Им нужно привыкнуть к тебе и к Артуру. Препятствовать вашему общению я не буду, но и настаивать на нём тоже. Главное, Мэри-Кэт, не ломай им жизнь. У них есть свои собственные мечты и цели. Возможно, они не похожи на те цели, которых как ты бы хотела, чтобы они добивались. Но это их цели. Уважай их решения.
   - Эти цели наплёл им ты!
   - Я никогда не хотел становиться воином или охотником - сказал Эвиас.
   - И я тоже - сказал Флиат.
   - Как вы не понимаете?! Всё это вам привил эльф! Ну да! Мать плохая! Ничего она не понимает! Ну, конечно! А ты... - Лои обращалась к Флиату - Да ты посмотри на себя! Уже такой взрослый, а с игрушками таскаешься! Дай мне её сюда я её порву. - Лои подскочила к Флиату и хотела вырвать из его рук зайчика. Флиат его быстро спрятал у себя в ладонях. Лои влепила пощёчину своему сыну. - Отдай, кому говорят! - С места сорвался Олэль и подбежал вплотную к матери. Он встал между ней и Флиатом. Я встал с кресла.
   - Не трогай моего брата! - Лои накинулась с кулаками на Олэля, он отражал её атаки, но сам не нападал. Лои с силой ударила его кулаком в живот. Тот согнулся. Лои локтем ударила Олэля по спине. Я не ожидал такого от Лои. Судя по всему, Олэль тоже не ожидал такой реакции от неё. "Слабак!" - сказала она.
   - Вот видите дети! Если бьёт - значит, любит! - сказал вставший с места Артур. Я с помощью заклинания обездвижил Лои, не дав ей ударить сына кулаком по затылку. Следом я обездвижил и Артура, который вынув меч, бежал на помощь к Лои. Олэль держась за живот сел на подлокотник кресла. Эвиас подскочил к братьям.
   - Лои, уходи из этого дома! Не вынуждай меня идти на крайние меры.
   Мэри-Кэт
   Нас с Артуром проводили к выходу. Мы шли к своему дому. Шли молча. Наш дом эльфы освободили и ждали нас на входе.
   - Олэль и Эвиас сказали вам его передать - один из эльфов подавал нам ключ.
   - Не называйте их так! Их имена Артур Первый и Другой Артур! - я взяла ключ и мы с Артуром вошли в наш дом. Мы прошли в зал. Я села на диван, закрыла лицо руками и заплакала. Артур сел рядом. Лив, изуродовал души детей. Они находятся под влиянием высокомерного. Лив хотел наладить отношения между эльфами и людьми. Взял моих детей на воспитание и воспитал их под себя. Они все теперь хорошо относятся к эльфам. Какой же он расчётливый! Я даже не удивлюсь, если он специально подослал кого-то, чтобы тот ударил моего Артура. Знал, что я пойду его искать. А всё для того, чтобы заполучить наших детей!
   - Мэри-Кэт, не плачь. Мы отомстим этому эльфу и нарожаем ещё восьмерых.
   - У меня может не получиться. Когда я была на войне, я получила рану в живот.
   - Мэри-Кэт, главное они у нас есть. А остальное не важно. Живут себе и живут.
   - Как ты можешь такое говорить? Наша дочь умрёт старой девой, и не один из сынов не будет воевать!
   - Да плевать на них! Они сами отвернулись от своих истинных отца и матери! Они предали нас!
   - Да. Ты прав. Они нас предали. Это так горько. Я им всю свою душу отдала. Всю свою молодость. Неблагодарные. Ублюдки!
   - Вот! Правильно говоришь. Нужно их вычеркнуть из своей жизни. Эти щенки ещё прибегут к нам, поджав свои хвосты. Вот увидишь! Я уверен.
   - Ты прав. Они поймут, что батька с мамкой были правы. А пока нам можно и отдохнуть, расслабиться. Придут. Точно придут.
   Киарар
   Совещание закончилось и нам ничего не сказали о том, что там было. Сказали дожидаться следующего дня. Ночь тянулась невероятно долго. Мы с Мэлтом и Итиль обсуждали возможные варианты развития событий. Нэгэль пасся возле Ливиэля пытаясь выудить у него хоть какую-то информацию. Безрезультатно.
   На следующий день мы собрались в той самой переговорной. Все мы ожидали, когда перед нами раскроют все карты. Начал свою речь Ливиэль.
   - Я уже вам рассказывал про вашу маму всё, что я знал. Я рассказывал вам её поступки. Хорошие и плохие. И вот она вернулась и хочет поближе с вами со всеми познакомиться. Препятствовать я этому не могу, да и не имею права. Вы сами для себя должны решить, нужно ли вам с ней развивать отношения. Нужно ли вам развивать отношения с вашим отцом. Я могу сказать только, что ваши родители хотят с вами общаться. Выбор остаётся за вами. Мой совет если всё-таки решите разговаривать с родителями, то опирайтесь, прежде всего, на свой ум. И старайтесь думать о последствиях. И не сходите со своего пути.
   - В отличие от Ливиэля я считаю, что общаться со своими родителями вам нужно. - Сказала Рилиэль - Но делать это не так часто. Прежде всего, концентрируйтесь на обучении. Учение - это основа вашего будущего. Я понимаю некоторое любопытство с вашей стороны. И даже веру в то, что в родителях вы сможете обрести что-то новое и другое, что-то родное. Но помните, что родных по духу мы чаще находим не в семье, а в друзьях.
   - Я против того, чтобы мы общались с ними. - Сказал Олэль - Мэри-Кэт предала нас раз, предаст и другой. Артур всегда бросал нас и ему ничего не стоит это повторить. Я не хочу, чтобы вас они избивали или учили своим выходкам.
   - И я против - сказал Флиат - мне кажется, что они не хотят видеть нас такими, какие мы есть. Что они не хотят с нами познакомиться и узнать о том, как нам жилось или о том, что мы любим. У меня сложилось впечатление, что они хотят нас видеть такими, как они сами.
   - Со своей стороны - сказал Ливиэль - я могу сказать, что впечатление твоё правдивое. Мэри-Кэт редко считалась с чужим мнением.
   - Я не совсем против и не совсем за - сказал Эвиас. - Мне бы хотелось верить, что наши родители могут исправиться. Но я не верю. Со своей стороны скажу, что я к ним вряд ли пойду. Я ещё не готов их снова увидеть. Но считаю, что если кто-нибудь из вас решится пойти к ним, то вам следует быть твёрдым именно в своих мыслях.
   Вскоре наше совещание закончилось. Ливиэль и братья рассказали о том, что вчера было. Для меня было ужасом, что наша мать избила брата и хотела разорвать игрушку Флиата. Но я даже не знаю, как бы я поступил на месте матери или отца. Интересно, что хотел сделать своим мечом отец? Мы потом ещё долго с Итиль и Мэлтом обсуждали действия родителей. Итиль вообще была в ужасе, что её хотят выдать замуж. Поэтому видеть родителей она не хотела. Нас же с Мэлтом одолевало любопытство. Не пойти мы не могли. Вскоре наши старшие братья разъехались по своим ВУЗам. Мэлт предупредил Ливиэля, что мы пойдём в гости к родителям.
   Наша встреча прошла нормально. Мы пили чай с пряниками и слушали о великих ратных делах нашего отца. Мне понравилось. Эти приключения они такие интересные. Я слушал их как сказку. Потом мы ходили ещё два раза. Мэлт говорил, что родители ему не очень нравятся, что он их опасается и считает, что они какие-то хитрые и вредные. Он сказал, что это он по их рассказам понял. Вскоре было восемнадцатилетние Ваиса. Родителей мы на праздник не приглашали, потому что Ваис не хотел. Да они и не знали. Ливиэль сказал нашим братьям о том, что мы ходили в гости к родителям. Они вроде бы отнеслись к этой новости спокойно.
   Вроде бы. Мэлт потом мне сказал, что Олэль его поругал. Сказал ему, чтобы тот меня даже не думал брать с собой в гости к ним. Я его не понимаю, чем наши родители заслужили к себе такое отношение. Ну ошиблись когда-то, с кем не бывает? Ну не попрекать же теперь их этим всю жизнь. А как же прощение и понимание? А Олэль вечно стоит на своём и взглянуть на ситуацию по-другому не хочет. Наши родители наверняка понимают, что когда-то сделали. Они хотят с нами познакомиться, узнать нас получше. Ни один родитель не желает своему ребёнку зла. Наши родители тоже так же думают. Я в этом уверен. Почему Олэль не хочет нашего общения? Почему он не понимает, что я просто хочу их получше узнать? С ними познакомиться, вот и всё! Может он не хочет нашего общения, потому что мама его ударила? И он боится, что она ударит и меня. Нет, она вряд ли так поступит. Она любит меня. Все родители любят своих детей. Ну, она, наверное, тогда не смогла совладать со своими эмоциями. Всё-таки недавно с войны вернулась. А на настоящей войне нет места доблести и чести. Война всегда грязное дело. Была и будет им. Но ладно Олэль... Но Мэлт? Мэлт вообще какой-то странный. Ему Олэль приказал не ходить к ним он к ним и не ходит. Они просто рассказывают о своей жизни. Что тут в этом плохого? Ну ладно не похожу я эту недельку к родителям. Пока Олэль не уедет. И Мэлту ничего не скажу. Я вообще постараюсь скрыть ото всех, что я к ним хожу, а то они Олэлю расскажут. А Олэль тогда разбираться с родителями пойдёт. Он говорил, что если вдруг наши родители сделают нам или скажут нам сделать что-то дурное, то он точно пойдёт разбираться. А я не хочу, чтобы им что-то плохое было. Родители ничего плохого не посоветуют. Они нас всё равно любят, потому что мы их дети. А если вдруг и посоветуют по своему непониманию, я это пойму. Я же смогу отличить плохое от хорошего. Не маленький всё-таки.
   Мэри-Кэт
   Ко мне на обед пришёл сын. Уже второй раз он приходит один. Артур Седьмой. Я сначала думала, что это Артур Восьмой, но потом выяснила, что ошибалась.
   - А почему Артур Пятый не пришёл?
   - Мэлт? Он не захотел.
   - Не называй его Мэлтом. Его имя Артур Пятый.
   - Мне привычнее Мэлт и Мэлту так больше нравится.
   - Этот Лив. Назвал вас как попало! Было всё лаконично и правильно. Он не имел права вас переименовывать. Вот нарожал бы себе детей и назвал бы их как угодно. У него ведь нет своих детей?
   - Нет.
   - И даже жены нет?
   - Нет.
   - Вот. Видишь. Неправильно он поступил переименовав вас. Для того, чтобы дать имя нужно чтобы ребёнок был твоим. Своих нужно заводить детей, а не чужих брать. Я вас всех планировала, шла к этому, думала о том, как назову. Мы с вашим отцом знали, что вы все у нас будете. Мы вас ждали. А как вы учились ходить? Или как у вас зубки резались первые. Как вы плакали. Думаешь, я вас жалела? Сердцем да. Но вот разумом я понимала, что если я вас пожалею или не разрешу что-то делать то лишу вас бесценного жизненного опыта. Эльфы не любят детей. Лив. Если бы он так любил детей он бы своих нарожал, женился бы, в конце концов. И оставил бы вас в покое. Но он же у нас не торопится. Ему же других поучить надо, на других потренироваться.
   - А эльфы вообще достаточно поздно создают союзы. Им же спешить некуда.
   - То-то и оно. Некуда. А вон твоя сестра, год-два и всё больше ни одному мужчине не нужна будет. Замуж не выйдет. Старой девой помрёт. Без детей жить плохо. Кто ж твой род будет продолжать, если не дети. Не правильно вас Лив воспитывает. Он же эльф. Эльфы все высокомерны.
   - Ливиэль не высокомерный.
   - Высокомерный-высокомерный. Ты просто этого не видишь. Пелена на твоих глазах. Эльфы вообще народ не ценящий времени и жизни. Они гордецы. Это им прививают с детства. Вот и тебе эльфы своё высокомерие привили. Если бы ты не был высокомерным, ты бы видел всё как есть.
   - То есть?
   - Знаешь, как говорят мудрые?
   - Как?
   - Без тьмы невозможно познать света, так и добро непостижимо, коли эльфов не будет.
   - Такое невозможно! Эльфы не зло!
   - Смирись. Эту мысль сказал мне глашатай Бога тот, кто доносит мысли Бога до всех живых существ.
   - Глашатай Бога?
   - Да. Я исполняла замысел Божий, тогда мне открылась мудрость Бога. О моём подвиге ходят легенды и поются песни.
   Любой из вечных странников слышал хоть раз
   Про прекрасную деву-воительницу рассказ.
   Дева подвиг для Бога и Небес совершила
   И главным счастьем - миром землю одарила.
   Эти песни и истории они все обо мне. Я исполнила предназначение клинка, который совершенно не случайно попал в руки именно ко мне. Ты можешь расспросить Лива об этом клинке. Он его видел. Когда я училась в КАМе, он был при мне. Я совершила подвиг и Бог, через своего глашатая сказал мне, что эльфы это и есть зло.
   - Я не верю! Ливиэль не может быть злом! Рилиэль тоже. Эльфы не злые. Нет! Они нам всё это время помогали! Всегда! Эльфы не злые! Это не правда!
   - Увы... Ты снова проявил своё высокомерие. Показываешь свой нрав, так проявляется твоя гордыня. Младшие должны беспрекословно слушать старших. Старшие всегда мудрее младших. А вот ты мне перечишь. Этому тебя эльф научил. Научил он тебя говорить своё мнение, не считаясь с мнением других. А ведь твоё мнение не верное. Ложное. Вот ты его слушаешь, а он между прочим глупее меня будет.
   - Почему? Разве считать кого-то глупым уже само по себе не глупо?
   - Глупо, если это не истина. Есть такая наука, которая зовётся психологией. Она помогает узнать, что в душе человека твориться на самом деле. Эта наука распространяется и на человекоподобных существ?
   - Человекоподобных существ?
   - Да. На эльфов, дроу, драконов, оборотней. В общем на всех. Согласно этой науке эльфы по природе своей эгоистичный народ. Ты замечал, что чаще всего эльфы носят одежду зелёного цвета? Зелёный цвет - это цвет эгоизма.
   - А я думал, что зелёный цвет это цвет травы. Природа в большинстве своём зелёная.
   - Да. Ты прав. Я это и имела в виду. Природа зелёная. А что происходит в природе? Уж ест лягушку, лягушка ест кузнечика, кузнечик ест траву, трава глушит полезные растения. Происходит борьба за жизнь. Если бы природа была не столь эгоистична, разве она бы создала всё это? Разве она бы позволила кузнечику есть траву? Нет! Природа эгоистична, поэтому цвет природы тоже выражает эгоизм. Кто выбирает зелёный цвет, априори эгоистичен. Эгоизм всегда ведёт к высокомерию и гордыне.
   - То есть Ливиэль по-твоему гордец?!
   - Не "по-моему", а так и есть. Все эльфы гордецы. Не только Лив. Из-за своей гордыни Лив не видит, что задерживает ваше развитие. Понимаешь, Лив инфантильный. То есть он задержался в детстве. В общем, какой-то недоразвитый. Он всегда был таким. Когда мы ещё учились в КАМе, он любил просто смотреть на цветущие деревья или на летающих бабочек. И каждый раз ведь радуется, когда их видит. Я понимаю, ты можешь посчитать, что он действительно радуется при виде всего этого. Но я тебе честно скажу, у него повреждён мозг. А именно затылочная часть. Там хранятся воспоминания. Лив просто не помнит, что когда-то видел эти же цветы или этих же бабочек. А из-за своей этой детскости он ещё и вас тормозит. Вот ты! Ты же до сих пор в игры играешь! А Артур, папа твой, уже в твоём возрасте подвиги совершал. И я об играх уже в десять забыла. А тебе уже четырнадцать!
   - Мне пятнадцать.
   - Пятнадцать?! Ой, ужас! Ты сильно отстаёшь в развитии! О, горе! Упустила я вас. Пятнадцать. У тебя хоть какая-нибудь подружка есть?
   - Мы с Эиной дружим.
   - А какая она? Опиши.
   - Она меня ниже. Где-то мне по нос. Она худенькая. Глаза у неё...
   - Всё-всё. Ясно. А сколько ей?
   - Ей столько же сколько и мне. День рождения у нас в один день.
   - Ты хоть раз её поцеловал?
   - Неет.
   - Ну, она хоть тебе нравится? Хотя бы чуть-чуть.
   - Да...
   - Ты что так раскраснелся? Старайся не краснеть, а то мне за тебя итак стыдно. Ладно. Вставай! Пойдём!
   - Куда?
   - Старшие говорят, а ты их слушай! Надеюсь, хоть этому тебя эльф научил.
   Мы вышли из нашего дома.
   - Иди за мной! Не отставай. - Артур Седьмой не отставал - Ты как хоть со своей этой Эиной дружишь? Я должна знать уровень ваших отношений.
   - Ну, мы вместе играем в казаки-разбойники или мы ещё любим прятки. Играем в лапту. На лошадях иногда по выходным скачем. Мы часто разговариваем об учёбе или о своих вкусах и предпочтениях, делимся секретами. У нас общее хобби - мы читаем книжки и потом рассказываем, друг другу свои мысли по поводу книг. А ещё мы делаем гербарии. Мы оба любим пирожные, которые Ливиэль готовит.
   - Да... Тебе повезло, что она дура. А то бы уже давно от тебя сбежала.
   - Она не дура.
   - Хорошо. Она не дура. Просто она тоже, как и ты задержалась в детстве. Наверняка ей мама говорит, что она ещё маленькая и часто указывает, что ей делать. У неё есть сёстры или братья?
   - Брат младший.
   - Сколько ему?
   - Шесть недавно исполнилось.
   - Ну вот! Всё сходится. Она задержалась в шестилетнем возрасте.
   Наконец мы пришли. Как всегда смех, охи и айканья. Я сделаю хоть из одного своего сына мужчину. Я держала Артура Седьмого за руку. Я подошла к трём женщинам. Накрашенные, наряженные, от них пахло дешёвыми духами.
   - Девочки, кто свободен?
   - Ну, я - сказала, полноватая женщина где-то лет тридцати-пяти. Была одета в чёрное платье с красными рюшами. На талии был затянут корсет.
   - Мне нужно, чтобы вы из этого юнца сделали мужчину. - Мой сын попытался выскользнуть из моей хватки. Глупец. Ещё никто никогда от меня не ускользал.
   - Ты заплатишь?
   - Ну, он же первый раз. Можно ведь и бесплатно... Девочки...
   - За бесплатно здесь никто не работает! - возразила подруга полноватой женщины в красном платье и с красными губами.
   - Ну, хорошо-хорошо! Пять сребреников за всех троих. Пойдёт? Артур перестань вырываться! Надоело же уже.
   - Отпусти меня! Я не хочу!
   - Чего ты не хочешь? Перестань реветь! Будь мужиком. Вот дети пошли их ведёшь в квартал развлечений, а они бегут.
   - Пойдёт! Мы вернём его в целости и сохранности.
   - Главное с опытом!
   Я передала Артура женщинам и они повели его в дом утех. Я решила подождать у входа. Долго ждать не пришлось, Артур практически сразу же и выскочил. Он побежал сломя голову вперёд. Я побежала следом.
   - Артур! Артур стой! Киарар а ну стой, кому говорят! Это всё воспитание Лива! Как ты можешь так к матери относиться? Это он тебя этому научил?! Я тебя мучилась, рожала, а ты!
   Артур остановился. Я к нему подбежала.
   - Ну что ж ты так. Убегаешь как ребёнок. Ну, всё. Не плачь.
   - Я не плачу. - Он посмотрел мне в лицо. Слёз не было, казалось, что их и не было вовсе. Наверное, высохли.
   - Ну, хорошо-хорошо не плачешь. Пойдём, сядем на какую-нибудь скамейку.
   Мы сели на скамейку. Я приобняла Артура. Он сидел, опустив голову. Его щёки были розовыми
   - Всё. Успокойся. Не поведу я больше тебя туда. Не поведу. Но ты же понимаешь, что ты должен уже стать мужчиной. Ты должен становиться взрослым. Если не хочешь так, то тогда тебе нужно встретиться с какой-нибудь девочкой.
   - Я не хочу так! Я не хочу с какой-нибудь встретиться.
   - Ну у тебя же есть эта... как там её... Эина.
   - Эина?
   - Ну да. Ей же тоже пятнадцать. Ей тоже нужно взрослеть. Пора уже. Давно пора!
   - В смысле я с Эиной? Сейчас?
   - Почему сейчас, через некоторое время. Артур, я ж тебе говорила не краснеть! Контролируй себя! Вот вы сколько уже знакомы с Эиной?
   - С пяти лет. То есть уже десять лет.
   - О... Как всё запущенно. Мда... Эине уже пятнадцать, а девочки быстрее мальчиков взрослеют. Ей скоро надоест играть с тобой во все эти игры, и она захочет романтики.
   - Мы с ней собрались пожениться, когда я университет закончу.
   - А в университете, ты встретишь другую, более красивую девушку и влюбишься в неё.
   - Нет. Такую как Эина я не встречу. Я же со многими девочками знаком, но только Эина мне нравится!
   - Ты ещё такой наивный! Ну, если не ты, то она встретит парня, когда ты будешь в университете. Полюбит его, замуж выйдет.
   - Не выйдет. Я ей верю. И вообще мы поклялись у дерева.
   - Да это может случиться до твоего поступления в университет! Говорю, девочки быстрее взрослеют, чем парни. Придёт какой-нибудь качок и всё девчонка твоя пропала.
   - Нет. Такого не будет!
   - Почему не будет? Будет! Я точно знаю! Будет! Я же тоже девчонкой была. Ты думаешь, я это тебе просто так что ли говорю? На пустом месте придумала? Нет. Я это знаю на своём опыте. А Лив всё равно тебе сказать не сможет, что в душе девчонки творится. Ты же её даже не поцеловал! А ей возможно нужно даже что-то большее.
   - Я так не думаю.
   - Вот и зря! А она наверняка, ручкой в тетради пишет и суп ложкой ест, а по Фрэйду это значит... ух... лучше тебе не знать. В общем, поверь мне, она тебе изменит.
   - Нет. Я ей верю.
   - Она красивая?
   - Да.
   - А ты знаешь, что "сердце красавиц склонно к измене и к перемене как ветер мая"
   - Неет. Она не такая.
   - Глупый мой сынок. Такая-такая. Влюбится в какого-нибудь сильного мечника и бросит тебя, недотепу. Обязательно бросит! Просто верь. Бросит.
   - Она так со мной не поступит. Почему это меня она бросит?
   - Потому, что ты недотёпа. Ты ведёшь себя как размазня. Девчонки не любят сопляков. Она быстро сменит тебя на какого-нибудь брутального мачо. Нужно её сделать своей как можно быстрее пока не поздно. Слушай, что тебе мамка говорит. Упустишь ведь её! А тебе мужиком уже пора становиться.
   Эина
   Сегодня мы с Киараром, Сэбиэлем, Итиль и моим младшим братом пойдём на озеро. Будем рыбу ловить. Отэс долго собирается. Я уже и удочки приготовила и пирожки взяла.
   - Мам, ты не видела, куда я наживку дела?
   - Нет, не знаю.
   - Отэс! Ты там скоро?!
   - Эина, по дороге отнесете булочки миссис Раилии. Она заказывала десять штук. Уже оплатила.
   - Хорошо. Отэс, ты где?! - я пошла наверх. Сначала заглянула в комнату Отэса, затем в свою. Отэс разложил червяков на моей кровати.
   - Что ты делаешь?!
   - Я с ними играюсь. Смотри, как они катаются. Как колбаски.
   - Перестань их мучить! - я собрала червяков обратно в коробочку. - Всё! Теперь я тебя с собой не возьму. Ты наказан.
   Отэс наигранно разревелся. Сейчас прибежит мама и будет меня отчитывать за то, что я обижаю своего младшего брата. Благо мама не прибежала, наверное, дел на кухне много. Я с коробочкой в руках начала спускаться. Отэс побежал следом. Мы спустились вниз.
   - Ну и чего ты плакал?
   - Меня Эина обижала. Она не давала мне играться.
   - Раз я так тебя обидела то и оставайся дома! Чего идёшь за мной?
   - Эина не обижай брата.
   - Мама! Он мучил червяков.
   - Он маленький и ничего не понимает.
   - Всё он прекрасно понимает! Ему уже шесть лет!
   - Отэс ты, правда, червяков мучил?
   - Я с ними игрался. Я их катал как колбаски.
   - Не нужно играться с живыми существами. Тебе вот было бы приятно, если бы тебя кто-нибудь так катал.
   - Но я же катал их на кровати!
   - На кровати?! - свою немного зловредную улыбку у меня скрыть не получалось, поэтому я подошла к удочкам и начала проверять грузила и поплавки. В общем дальше слушать разговор, но якобы чем-то заниматься. Мама отчитывала Отэса, а я поймала себя на мысли, что мне нравится, что ему влетело. Но Отэса мама всё равно сказала взять с собой. Я ему сказала нести корзину с булочками, для миссис Раилии. Мы отдали ей корзину с булочками и пошли дальше.
   Мы договорились с Киараром, Сэбиэлем и Итиль встретится возле дуба. Когда мы подошли, те уже там стояли. Все их удочки держал Сэбиэль. В руках у Киарара было покрывало и котелок с какой-то едой. Итиль стояла пустая. Отэс сразу побежал к Итиль. Потом мы шли к озеру и говорили обо всём подряд. Киарар за время пути не проронил ни слова. Отэс всё время просил его понести.
   Когда мы дошли до озера, то расстелили на траве недалеко от берега покрывало. Озеро достаточно большое и тихое. А с этой стороны особенно. Здесь близко лес. Мы подошли к той стороне, где почти никогда не бывает народа. С этой стороны берег покрыт галькой. Мы иногда сидим на этом берегу и пускаем камни по глади озера. Особенно мне нравится так делать, когда луна светит. Но нас сюда с ночёвкой приводили всего раза три. Под присмотром Эвиаса. Сегодня на озере вообще никого видно не было.
   Итиль и Отэс остались на берегу. Они там пирожки ели. Я, Киарар и Сэбиэль пошли собирать хворост. Спустя несколько минут я поймала на себе взгляд Киарара. Потом я заметила, что он всё время смотрит на меня. У нас с Сэбиэлем уже по достаточно крупной вязанке хвороста, а у Киарара всего три веточки. Киарар заметил, что я на него смотрю. Начал смотреть себе под ноги, его щёки порозовели, и он взялся усиленно искать хворост.
   - О! Не велика у тебя добыча. - Сказал Сэбиэль, указывая на пять хворостин. - А у тебя как, Эина?
   - Вот! - я показала свою вязанку и улыбнулась.
   Мы с Сэбиэлем дали по части своего хвороста Киарару, чтобы он порожняком не шёл. Мы пришли к берегу и разложили будущий костёр. Поставили две рогатины, найденные Сэбиэлем. Мы подвесили над будущим костром котелок. Потом мы каждый поставил свои удочки. Все взяли моих червей. Я даже доверила Отэсу самому нацепить червяка на крючок его маленькой удочки. Мы с Киараром специально сделали её для него. Отэс надевал червяка, высунув свой язык. Потом он закинул удочку к самому берегу. Итиль помогла закинуть поплавок дальше. Я снова словила на себе взгляд Киарара. Но когда я к нему повернулась, то он быстро от меня отвернулся и начал закидывать свою удочку.
   Мы сели и начали ждать, когда какая-нибудь рыба захочет оказаться в ухе. Старались говорить шёпотом. Потом Сэбиэль предложил разнообразить нашу уху грибами. Нас с Киараром оставили на берегу следить за поплавками. Все трое быстро смылись. Мы с Киараром сидели на каменистом берегу и смотрели на удочки. Тихо. Ни одна рыба не клюёт. Подул лёгкий ветерок и листья деревьев зашуршали. Упало несколько жёлтых листьев. Один листок ветром сдуло на воду. Я смотрела как он, как кораблик пытается причалить к берегу. Киарар посмотрел на меня, но когда я повернула голову, он сначала опустил глаза, а затем уставился на поплавок. Ребята долго не возвращались. Что-то Киарар сегодня сам не свой.
   - Им, наверное, весело. Грибы всё равно веселее собирать, чем сидеть и ждать когда рыба клюнет.
   - Ага.
   - Ты сегодня какой-то молчаливый. Что-то случилось?
   - Нет.
   - Ты ничего от меня не скрываешь? Вид у тебя какой-то понурый.
   - Нет-нет.
   - Точно всё нормально?
   - Да.
   Мы сидели молча. Мне не давало покоя его чрезмерная понурость. Может он заболел? Или какую-нибудь грустную книгу прочитал? Или что-то произошло, а он мне рассказывать не хочет?
   - Ты не выспался?
   - Нет.
   - Может кошмар какой приснился?
   - Нет. Со мной всё в порядке.
   - А по тебе не скажешь...
   Мы опять сидели и молчали. Обычно когда мы с ним сидим молча, я не напряжена, и не считаю, что обязательно нужно завести диалог. Мы не раз сидели с ним на берегу и молчали. Но сейчас меня его молчание даже начинает пугать. Он чем-то взволнован и не хочет со мной делиться. Раньше такого никогда не было.
   - Эина...
   - Что?
   - Давай, я тебя поцелую.
   - Зачем это?
   - Ну, просто... - Киарар покраснел и опустил голову. Я на него непонимающе смотрела. Потом он встал, взял с берега какой-то плоский камешек и кинул его по глади озера. Тот сделал пять лягушек и булькнул. Потом Киарар обратно сел на берег. Рыба начала клевать. Рыба клевала на удочку Киарара. Но тот даже не поднялся. Странный он какой-то сегодня. Я подскочила к его удочке и постаралась вытянуть рыбу. Это был голесс, янтарная рыба. Здесь они редкость! Длиной, наверное, сантиметров двадцать пять и это без хвоста! Рыба сопротивлялась и тянула ко дну. Удочка поломалась у основания, но я успела схватить её.
   - Киарар! Не спи! Помоги же! - Наконец он опомнился и помог мне вытащить рыбу. - Смотри, какая она большая! Просто огромная.
   - Не такая уж и большая - улыбнулся Киарар.
   - Ну, думаю, в моих рассказах она ещё сильнее увеличится! - гордо сказала я. Киарар засмеялся. Я тоже. - Ну, хоть ты веселее стал.
   - Да, это точно.
   - Ладно, не хочешь говорить, что тебя гложет - не говори. Но рыбу разделывать ты будешь.
   - Почему всё время я?
   - Потому, что я могу разделываться только с булочками... и с пирожными - одновременно сказали мы последнюю фразу.
   Рыбу Киарар разделал и почистил. Мы её положили в воду в котелок. Вскоре вернулись охотники за грибами. Добыли они их ровно восемь штук. Я сразу похвасталась, что мы ценой удочки словили голесса. Наша грибная уха варилась. Солила её Итиль. Клюнула ещё какая-то рыба. На удочку Итиль. Я вытащила рыбу. Это был небольшого размера шенист. Рыба уже начала менять окраску на зимнюю, и поэтому белая рыба была частично голубой.
   Мы поели уху. Всем она понравилась. За трапезой Итиль отметила, что Киарар почти ничего не ест. Она спросила, почему тот, уже несколько дней такой задумчивый. Киарар отшутился.
   За всё время, проведенное на озере, я словила трёх шенистов и одного малюсенького теркса, которого отпустила. Отэсу на удочку клюнул один шенист. Попрощавшись, мы разошлись по домам.
   Вечером, в часов девять, ко мне пришёл Киарар. Мы зашли с ним, по его просьбе, за угол дома. На улице уже темнело.
   - Это тебе - Киарар протянул мне что-то маленькое. Я подставила ладонь, и он положил мне на неё серебряное колечко с тремя впечатанными в него фиолетовым камешками.
   - Какое красивое. Спасибо.
   - Это обручальное кольцо. Это как... Эина, я предлагаю тебе выйти за меня замуж.
   - Сейчас?!
   - Нет. Потом.
   - Так мы же вроде уже договаривались, что поженимся.
   - Да, знаю. Но это кольцо говорит о серьёзности моих намерений. Прими его.
   - Ладно. - Я хотела сама надеть это колечко. Но Киарар меня остановил. Он взял мою правую руку и надел кольцо на безымянный палец. Я заметила, что на его безымянном пальце тоже надето такое же кольцо. Киарар сказал, что его мама рассказывала, что кольца надевают именно на безымянный палец правой руки. Потом Киарар поцеловал меня в щёку и быстро ушёл. Я даже не успела среагировать. Киарар меня поцеловал. Я прислонилась к стене дома. Я посмотрела на своё колечко и улыбнулась. Спустя некоторое время я вошла в дом.
   - Ну чего приходил Киарар?
   - Он мне колечко подарил. Вот! Смотри, какое оно красивое.
   - Да, красивое-красивое. А чего это он тебе его подарил?
   - Ну мы же собираемся с ним пожениться после того как он университет закончит. Вот поэтому и подарил.
   - Так вы ещё не передумали.
   - Ты что?! Нет, конечно!
   - Пожениться... А вдруг передумаете?
   - Мы не передумаем.
   - Ещё есть время... Ты же у меня совсем ещё ребёнок! Не выросла. Маленькая ещё.
   - Но я же стану взрослой.
   - Да. Когда-нибудь. Но пока ты ребёнок.
   - Возможно. Но когда мы станем взрослыми, мы обязательно поженимся. Вот увидишь! Даже если и нет, но я уверена, что мы поженимся, это кольцо я всё равно никогда снимать не стану.
   - Пока палец не подрастёт. Иди спать, ребёнок. Уже поздно.
   Я улыбнулась и кивнула головой. Побежала наверх в свою комнату. Я лежала в кровати и долго думала о его поцелуе. А ведь он ещё утром хотел меня поцеловать. Может поэтому он такой мрачный целый день ходил? Наверное. Вот станем взрослыми, то обязательно поженимся.
   Рилиэль
   Я сидела на лавочке возле посольства, когда мимо проходил Киарар. Он возвращался со школы. Он поздоровался. Я его попросила сесть рядом. Он последнее время на себя вообще не похож. Вечно грустный и задумчивый. Но сегодня он радостный и весёлый. Такой как обычно.
   - А что это у тебя за кольцо на пальце?
   - Это клятва Эине, о том, что мы с ней поженимся.
   - Красивое. Так вы с Эиной не передумали жениться ещё? Сколько у вас это продолжается?
   - Мы в тринадцать поклялись, что поженимся.
   - Да, Эина хорошая девочка. Добрая и честная. Смотри её не упускай - улыбнувшись, сказала я.
   - Я постараюсь... - Киарар опять отчего-то погрустнел. Пальцами левой руки покрутил своё кольцо - Рилиэль, а... а девочки правда быстрее мальчиков взрослеют?
   - Отчасти да. Это всё от воспитания зависит. А почему ты об этом спрашиваешь?
   - Мне сказали, что девочки быстрее взрослеют, и я хотел это узнать. А как узнать, что девочка уже повзрослела?
   - Вообще все взрослеют постепенно. Девочка если она повзрослела, то начинает сама помогать маме. Без её просьбы. Сама, по своему желанию, начинает ходить на рынок, если видит, что нет, например каких-нибудь овощей. Так же поступают и мальчики. Они без чьей-либо просьбы делают полезные и нужные вещи.
   - А как ты думаешь, Эина, если быстрее меня повзрослеет, она меня не бросит?
   - Нет, не бросит. Она тебя любит
   - Правда? - Киарар улыбнулся, а его щёки залились румянцем.
   - Правда-правда. - Я обняла его за плечи. Им обоим ещё расти и расти. Надеюсь, когда вырастут они пожениться. Всё-таки они очень подходят друг другу. Но это пока. Люди не столь постоянны в своих чувствах и более изменчивы.
   Мэри-Кэт
   Когда Артур Седьмой пришёл к нам в гости он сразу сообщил, что поцеловал Эину. Мы проводили его в гостиную, чтобы узнать подробности. Но когда мы с Артуром поняли, что он поцеловал её только в щёку, то безудержно расхохотались. Чуть с дивана не упали.
   - Смотри, как нужно целоваться! - сказала я и поцеловала своего мужа взасос. Наш сын опустил глаза и покраснел. Мы с Артуром завершили свой демонстрационный урок. - Эх, слабак! Сейчас мы тебе поможем.
   Я пошла на кухню. Артур, по моей просьбе, показывал сыну пару приёмов владения мечом. На кухне помидоров я не нашла, поэтому взяла обычную картофелину. Когда я вошла в гостиную, то села на диван и смотрела на сражение Артура со своим сыном. Сражались они палками, потому что наш сын совсем дохлик, и Артур может не рассчитать силы.
   - Ты что думаешь, на поле боя тебя будет кто-нибудь жалеть? - сказал Артур, когда в очередной раз сбил с ног нашего сына. Тот поднялся. Артур вмазал ему под дых. Но не сильно, поэтому он, сначала схватился за живот, потом упал на колени, и его вырвало на пол. Я просила Артура не применять силы, ведь нашего сына воспитывали остроухие. А эльфы не умеют воспитывать людей. Артур хотел его ещё ударить локтем по спине, но я вовремя сказала Артуру остановиться. Артур поднял сына за подбородок и глядя ему в глаза сказал "сосунок". Артур уже не раз говорил нашему сыну, о том, что теперь это его второе имя. Артур с печалью на лице ушёл к нам в комнату, бормоча себе под нос "убить гниду, убить гниду".
   - Эх, батьку ты нашего расстраиваешь. Он хотел, чтобы из тебя воин вышел. А ты слабак. Но ничего, может быть, ты станешь сильнее. - Вскоре Артур Седьмой поднялся с колен и сел на диван. Прошло минут десять, Артур Седьмой отдышался. Он сходил за тряпкой и убрал то, что нагадил. Хорошего мы сына воспитали. Хозяйственный. Сам Артур тоже умылся. Он вообще не раз убирался в нашем доме. С ним и слуг заводить не надо. Когда он пришёл, то сел со мной рядом.
   - На! - Я ему дала клубень картофеля. - Тренируйся!
   Сама я встала и пошла в столовую. Мы сегодня будем есть пареную репу, и мне нужно разложить тарелки. Артур Седьмой теперь всё равно голоден, поэтому будет есть с нами. Когда я вошла на кухню, то увидела там Артура Седьмого, он вырезал из этой картофелины какое-то животное.
   - Ты что наделал?
   - Я взял ножик и вырезал фигурку из картофелины. - Я рассмеялась. Я ж забыла, что его воспитывали эльфы и теперь он такой пустоголовый. Даже не знает, что нужно было делать с картошкой. Я достала ещё одну картофелину.
   - Тренируйся на ней целоваться.
   - Целоваться? - сказал сын покраснев.
   - Да-да.
   - Я не буду - сын протянул мне картошку обратно.
   - Я сказала, быстро тренируйся! - он помедлил, и мне пришлось самой поднести картофелину к его губам. Потом я отпустила сына. У сына на глазах выступили слёзы. Он отплевался от земли, которая раньше была на картошке. Он помыл её в раковине с водой и ополоснул свой рот. - Ох! Горе ты моё луковое! Тренируйся на картофелине. Все мы через это прошли. И даже твои высокомерные эльфы, я уверена. Ты же видел, как папа с мамой целуются, вот так и делай. Только с этой картошкой. Как же ты поцелуешь свою Эину если не будешь тренироваться? Опозоришься ведь и она сбежит от тебя. Хочешь, я даже выйду из комнаты. - Артур помолчал.
   - А можно я хотя бы картофелину эту почищу?
   - Да, можешь. - Я вышла из комнаты.
   Когда я пришла у Артура Седьмого вокруг губ было всё красным. Мне хотелось рассмеяться, но я удержалась. Я села рядом с сыном. Я рассказала ему про поцелуи и их виды. Потом про способы доставить девочке удовольствие, сын смущался и краснел. Я вспомнила о шестом своём парне и постаралась рассказать Артуру все интимные подробности наших встреч. О том как он в постели пользовался кухонным ножом, интимными предметами, плёткой и тугими верёвками. Артур покраснел и пытался закрыть уши, но я ему не дала этого сделать. Потом наш с Артуром сын уставился куда-то в точку и смотрел туда не отрываясь. Я же вспомнила детали и из наших встреч с моим последним и со вторым. Некоторые встречи я описывала из фильмов для взрослых, которые любил смотреть мой седьмой. Хорошо, что хоть один из сыновей становится нормальным мужиком.
   - Тебе хоть есть где встретиться с этой девкой? Эй! Я с кем говорю!
   - А? Что?
   - Я спрашиваю тебя, а ты не отвечаешь. Тебе есть, где встретиться со своей девочкой?
   - В смысле? Ну мы можем в моей комнате встретиться, в её комнате или возле школы.
   - Ты меня не понял. Я имею в виду в более интимной обстановке. Такой чтобы вы с ней были наедине.
   - Нет.
   - Надо найти такое место...
   - А если она не согласится?
   - Ты что?! Она согласится! Она желает этого больше тебя. Ты главное вином её хорошенько напои. И сам с ней выпей, смелее станешь. Вино у нас можешь взять. Кстати и остаться с девочкой со своей можешь тоже в этом доме. Мы с твоим батькой на эти выходные пойдём в кабак и будем там отрываться до полудня.
   - В эти выходные?
   - Да. Чем быстрее, тем лучше. Только помни: в полдень твоя девчонка должна быть уже женщиной, а ты мужчиной. Но главное, сынок, не забудь всё после себя убрать.
   - А если она забеременеет? - спросил сын, покраснев и опустив голову.
   - Ты что! Не смеши! Не забеременеет она.
   - А Ливиэль говорил...
   - Может ты, в конце концов, перестанешь слушать его? Он что умнее меня, по-твоему? Нет, конечно! У него хоть один ребёнок есть? Нет. Ну и вот! Я-то лучше знаю!
   - А если Эина меня всё равно бросит?
   - Она тебя бросит, если ты будешь медлить. Ещё раз повторяю, девочки не любят робких сопляков. Конечно, она бросит такого тюфяка и неженку как ты. Всем девчонкам нравятся наглые и крутые парни. Такие, чтобы от них веяло опасностью. Чтобы мог другим морду расквасить, хребет поломать. Чтобы если что мог вмазать и ей, если что не по его. Стань сильным и смелым, как твой отец. Вот посмотри на Ливиэля... У него же нет жены. Всё потому, что он тюфяк и размазня.
   - Не называй его так, пожалуйста. Он не такой.
   - Тебе просто правда глаза колит, поэтому ты и защищаешь его. А ещё ты с ним долго общался. Он просто бесхребетный вот и всё. Поэтому он не женился.
   - Ну, он же эльф, эльфы не женятся так рано.
   - Забудь ты о том, что он эльф! Он просто недотёпа. Я же лучше знаю. Я с ним в КАМе вместе училась. Можешь мне не верить. Эльф хороший, эльф умный, эльф добрый. Конечно он же прав, а я нет. Мама ведь всегда не права. Она ничего не понимает, ничего не знает. Мама дура. Мама мне добра не желает. Так ведь ты думаешь? Я права? Можешь мне не верить, но я точно знаю, что тюфяков бросают, а ты тюфяк. И Лив тоже тюфяк. С его советами ты точно девчонку упустишь.
   - А если она... не захочет. Нужно у неё сначала спросить..
   - Ты что идиот?! Она скажет "нет", но это будет значить "да". Поэтому даже не думай её спрашивать. Просто пригласи провести время вместе. А там уже всё в твоих руках. Просто помни ещё дней пять, и ты её окончательно упустишь.
   Ваис
   Когда я шёл в комнату к Нэгэлю, то наткнулся на Киарара. Тот откуда-то возвращался.
   - Киарар, что это у тебя с губами?
   - С губами? У меня?
   - Да-да, у тебя. Ты что сильно их полотенцем вытирал?
   - Нет, я картошку... картошку ел.
   - Следующий раз, прежде чем её съесть порежь ножом на кусочки. - При фразе "порежь ножом" Киарара почему-то затошнило. Он побежал в свою комнату, потом наверняка в свою ванную. Странный он какой-то. Мало того, что ходит целыми днями грустным так ещё и тошнит его. Может у него боязнь чего-то развилась? Ножей? Тогда почему не говорит?
   Когда на следующее утро мы ели за столом, Киарара вновь затошнило, но уже при виде ножа. Я высказал своё предположение по поводу ножа остальным и рассказал о случившемся вчера вечером. Рилиэль пошла говорить с Киараром. Тот вообще долго не хотел выходить из своей комнаты. Но потом, после разговора с Рилиэль, Киарар успокоился и даже пошёл в школу.
   Эина
   Я после школы встретила Киарара. Он возвращался со своей школы. Оказывается он шёл ко мне в гости. Он дал мне листик для гербария. Я его с радостью приняла. Киарар повеселел. Последнее время он какой-то грустный и задумчивый. Мы поели, а потом пошли в мою комнату. Начали делать уроки, которые у нас совпадали. На домашнее задание уходит уйма времени, а на улице ещё солнечно и тепло. Мама мне не разрешает гулять, пока я уроки не сделаю.
   - Вот бы быть взрослой! Тогда уроки делать не нужно будет - смеясь, сказала я. Киарар напрягся и помрачнел, от былой весёлости не осталось и следа. - Эй! Ты чего?
   - Да так... Эина...
   - Что? - Киарар встал и закрыл дверь в мою комнату.
   - Эина ты бы хотела со мной сходить куда-нибудь?
   - С удовольствием. Но зачем ты дверь закрыл?
   - Я не хочу, чтобы другие услышали. Я бы хотел, чтобы мы с тобой пошли куда-нибудь поздним-поздним вечером.
   - Здорово! А кто-нибудь ещё с нами пойдёт?
   - Нет только мы вдвоём - сказал Киарар покраснев. А потом почти прошептал - Я хочу устроить нам свидание.
   - Как интересно. Я согласна. А когда?
   - В эти выходные. Только нужно всё заранее спланировать.
   Киарар сказал, чтобы я взяла что-нибудь поесть. Я так поняла это пикник вне дома и ночью. Почти как те, что мы устраивали у озера, когда с нами был Эвиас. Я ждала этого дня с большим любопытством и нетерпением. И ходила вечно счастливая. На вопросы мамы, почему я такая весёлая я говорила, что у меня просто настроение такое. Я пообещала Киарару никому не говорить о нашей будущей вылазке. Да и мама меня всё равно не отпустила бы так поздно.
   Киарар
   Мама сказала, что вино на голодный желудок пить не нужно и для этого нужно взять с собой какую-нибудь еду. В доме еды не будет, так как мама с папой её редко покупают. Я взял с нашей кухни часть пирога, который сегодня приготовил Ливиэль и пирожные, которые мы с Эйной очень любим. Эйна собирается взять булочки с семенами узурского цветка и с лесными ягодами, которые сегодня помогала маме готовить. Ровно в одиннадцать вечера я стоял под окнами комнаты Эйны. В это время все в её доме обычно спят. Эйна, увидев меня, вылезла через окно. Спустилась она по деревянной лестнице, которую мы заранее приготовили и положили вдоль дома возле её окна. Эина была одета в серые штаны, бежевую косоворотку с фиолетовыми узорами, которая была длиной до колен, на ногах у неё были тёмно-серые ботиночки. Волосы у неё были распущены, она сказала, что не вспомнила, куда положила свою резинку для волос. Мы шли по дворам как шпионы. Прятались за каждое дерево, и если надо было ложились на землю. Было весело и страшно.
   - А куда мы пойдём? Ты не сказал.
   - Это секрет.
   Мы пошли к дому моих папы и мамы. Они обещали, что сегодня на ночь уйдут, сказали, что будут в одном из кабаков города. Мама специально это организовала, а папа всегда любил побродить где-нибудь вне дома. Я достал ключ от двери. Он был спрятан под цветочным горшком.
   - А что в доме никого нет?
   - Никого кроме нас.
   - Давай тогда в прятки поиграем.
   - Давай!
   Мы зашли в дом, включили свет и разулись у порога. Прошли на второй этаж. Мы вошли в комнату. В комнате стояла широкая кровать, у её изголовья было окно, шторы были раздвинуты и в комнату падал свет неполной луны. Я зажёг свет в комнате. Я здесь заранее всё приготовил. На полу и комоде стояли незажженные свечи, на столике возле кровати два бокала и бутылка вина. Мы с Эиной разложили по тарелкам на столике пирог, который порезали на части, булочки и пирожные. Я взял одно пирожное и сунул его в рот Эине. Та засмеялась. Потом и она взяла пирожное и сунула мне его в рот.
   - Так. Кто сначала будет водить? Ты или я? - спросила Эина.
   - Я не знаю. Давай ты. - Эина нашла меня достаточно быстро. Не прошло и двух минут. Я прятался в одной из комнат под кроватью. Наверное, она услышала, куда я иду, и сразу поняла, где меня искать.
   - Закрывай глаза и считай до ста. - Я закрыл глаза и начал быстро отсчитывать сотню. Эина с визгом побежала из комнаты. Я её искал долго. Под кроватями и в шкафах её не было. Мне даже пришлось спуститься на первый этаж. Её не было за диванами, под столами, нигде на кухне. Я её никак найти не мог. Я даже заглянул под кровать в комнате со свечами. За всеми шторами, и на всех подоконниках её не было. Я сел на диван и начал думать, где она может быть. Оставалась надежда только на чердак и на погреб. Именно на чердаке я её и нашёл. Эина, сказала, что ей было страшно, но проигрывать ей не хотелось. А ещё она сказала, что там была летучая мышь, которая запищала.
   - Я думала, что ты мог услышать её писк. Думала, догадаешься, где я и всё. Мне хотелось, чтобы ты сказал "я сдаюсь" и я бы тогда выиграла.
   - Ты очень хорошо спряталась.
   - Я знаю! Но ты очень упорный и сдаваться не хотел.
   - Я и не собирался!
   Мы подошли к комнате, я взял Эину за обе руки и посмотрел в её глаза.
   - Ты чего так смотришь?
   - У тебя глаза очень красивые.
   - У тебя глаза тоже красивые.
   - Эина, ты мне нравишься. Я тебя люблю. - Я опустил голову и почувствовал, как моё лицо запылало. Эина ничего не ответила. Я ещё ни разу не говорил ей это так открыто. Я поднял глаза и увидел на её щеках румянец. Глаза она опустила - Эина, можно я тебя поцелую? - вместо ответа Эина слегка покивала головой. Я сделал к ней небольшой шаг. Своим лицом я начал приближаться к её лицу. У меня от волнения начала кружиться голова. Стук сердца отдавался в висках. На середине пути я немного помедлил. Потом продолжил свой путь. Я осторожно дотронулся своими губами её губ. Закрыл глаза, голова кружиться перестала и даже как-то похолодела, в висках пульсировало, сердце колотилось с невероятной скоростью. Приблизительно через полминуты я перестал её целовать. Я отпустил её руки и с ужасом ждал её реакции. А вдруг ей не понравилось? Она закрыла рот ладошками, опустила глаза, совсем раскраснелась и захихикала. Потом она закрыла руками лицо полностью. Эина уткнулась головой мне в грудь. Я её обнял. Так мы простояли несколько минут. Потом пошли в комнату. Мы там зажгли все свечи, а потом я выключил основной свет.
   - Как красиво!
   - Мы сейчас будем кушать прямо на кровати. В смысле лежать на кровати и кушать.
   - На кровати? Мама бы мне ни за что не разрешила, да и Ливиэль тебе явно тоже. Это так необычно!.. Киарар...
   - Что?
   - А ты вино уже пробовал?
   - Нет.
   - Я тоже.
   Мы сели на кровать и начали есть булочки. Мы разговаривали об учёбе и о занятиях. Эина рассказывала мне о том, что её брат притащил домой ящерицу. Мама её очень испугалась. Он пытался и её напугать. Но у него ничего не получилось. Эина с братом выпустили ящерицу обратно в лес. Потом мы решились отпить вина из бокалов. Я был первым. Оно не очень вкусное, но потом привыкаешь. Мы выпили по бокалу вина. Мы лежали на кровати и смотрели в потолок.
   - А как ты? Как твоя мама? Вы же с ней общаетесь, так?
   - Да.
   - А Ливиэль и братья не против?
   - Ливиэль сказал, что общаться с ней или нет, это мой личный выбор. И что я, прежде всего, должен думать сам и принимать все решения тоже самостоятельно. Должен учиться их сначала хорошо взвешивать. Олэль категорически против нашего общения, Эвиас и Флиат тоже. Я их не понимаю. Почему они так настроены против неё. Мы раньше с Мэлтом ходили к родителям. Но Мэлт потом перестал, и сказал мне, что нужно быть с ними настороже.
   - Это как?
   - Не знаю. По-моему мои братья просто не могут простить наших родителей. А я хочу их просто узнать получше.
   - Да. Каждый заслуживает второго шанса.
   - И я так думаю! А ещё не один родитель ведь не желает своему ребёнку зла. А они этого не понимают. Поэтому я им ничего не рассказываю и даже Ливиэлю не говорю, а то вдруг он им расскажет. А мама. Она умная.
   Я налил нам ещё вина. Мы отпили из бокалов.
   - Она что даже умнее Ливиэля?
   - Они с ним когда-то учились в одной академии. Так мама все экзамены сдала на пятёрки! Это и Ливиэль говорил. Сам Ливиэль два экзамена сдал на четвёрки, а остальные на пятёрки. Мама вообще была умнее всех в своей группе!
   - Надо же!
   - Она говорит, что Ливиэль задержался в детстве и что не даёт нам развиваться.
   - Разве?
   - Я тоже сначала не поверил. Но она потом мне всё подробно объяснила. Сказала, что понимает всё благодаря психологии. Эта наука такая о чувствах и душе человекоподобных существ.
   - Разве эльфы это человекоподобные существа? - спросила Эина, отпив ещё вина. Я отпил следом.
   - Мама сказала, что да. Говорю, она много знает.
   - А Ливиэль говорит, что нет никого, кто всё знает.
   - Просто она знает больше, чем Ливиэль. Она так сказала. Ну не будет же она врать! Это же глупо!
   - Пожалуй, ты прав.
   - Мама сказала, что мне уже пара взрослым становиться. Потому, что мне уже пятнадцать.
   - Мне тоже пятнадцать, это значит и мне пора становиться взрослой?
   - Ага. - Я сделал несколько глотков вина.
   - А что нужно сделать, чтобы стать взрослым? Нужно устроиться на работу? Или нужно перестать играться в куклы и в прятки и в другие игры?
   - Мама сказала, что нужно перестать играть в любые игры. Нужно начать заботиться о своих родителях и нужно...
   - Что нужно?
   - Нужно спать вместе - пробормотал я. Вино в моём бокале кончилось.
   - В смысле?
   - Девушка и парень должны спать вместе в одной кровати... раздетыми.
   - Ааа. Как взрослые. Мои родители спали в одной кровати, когда папа был ещё жив. - Отец Эины умер от какой-то серьёзной болезни. Лекарь ему помочь не смог. Эине тогда было одиннадцать.
   - Нам нужно раздеться.
   - Мне не очень хочется при тебе раздеваться... Я даже не знаю... Я стесняюсь...
   - Я тоже. Но надо. Нам нужно становиться взрослыми. Пора уже.
   - Моя мама как-то сказала, что я для неё всегда останусь ребёнком. И она часто меня ребёнком называет. Может она, как и Ливиэль не даёт мне развиваться? Но если твоя мама сказала, что нам уже пора быть взрослыми. Наверное, она права. Может ей виднее? А тем более ты сказал, что она умнее Ливиэля... Давай тогда по считалочке узнаем, кто из нас первый разденется, а?
   - Давай - Эина проиграла. Я взял бокал из рук Эины. Оба бокала я поставил к бутылке. Мы с Эиной расправили кровать. Когда мы её расправляли, нам было обоим отчего-то смешно. Покрывало я положил на пол. Эина глубоко вздохнула.
   - Отвернись, пожалуйста - сказала она. Я повернулся к ней спиной. Спустя несколько секунд она попросила меня вообще выйти из комнаты. Я вышел. Через минуту я услышал: "Всё, можешь заходить". Я вошёл в комнату. Она сидела на кровати, оперлась на подушку и укрылась одеялом по горло. Её одежда, аккуратно сложенная лежала на полу. - Теперь твоя очередь.
   - Ты тоже отвернись - Эина накрылась с головой одеялом. Я снял рубашку через голову не расстегивая. Затем стянул штаны и носки. А вот нижнее бельё долго не решался снять. Думал, наверное, минуты две.
   - Ты там скоро?
   - Ага, сейчас. - Я быстро снял своё нижнее бельё и положил его к куче со своей одеждой. Я взял покрывало и им укрылся. - Теперь я всё. - Эина вынырнула из-под одеяла и снова я увидел её голову. Я залез на кровать. Потом попросил её на некоторое время отвернуться от меня, чтобы и я залез под одеяло. Под одеялом я приблизился к Эине.
   - Ты почему ко мне так близко? Я стесняюсь. А вдруг ты меня увидишь.
   - Давай тогда потушим свечки.
   - Давай. На улице всё равно луна светит, мы лица друг друга увидеть сможем.
   - Я их сам потушу. А ты закрой глаза.
   - Хорошо.
   Было очень непривычно ходить голым по комнате, особенно когда в ней кто-то есть помимо меня. После того как я потушил все свечи я обратно лёг на кровать под одеяло. "Всё". Эина вынырнула из-под одеяла. Мы лежали на кровати, смотрели в потолок и молчали. Глаза привыкли к новому освещению. Потом я повернулся к Эине лицом и немного приблизился к ней. Эина тоже повернулась ко мне лицом. Она улыбалась. Я зажмурил глаза и начал к ней медленно тянуться рукой. Моя рука дрожала, а ладонь вспотела. Я остановился, а потом снова начал медленно тянуться рукой.
   - Ой! Ты дотронулся до меня?
   - Да. Нам нужно спать ближе друг к другу и ещё нужно обниматься. Так мама говорила.
   - Да, ты прав. Мои родители спали в обнимку. Но я думала, что это потому, что им места на кровати не хватало. - Я опасливо положил свою руку на талию Эины.
   - А ты что не полностью разделась?
   - А что нижнее бельё тоже нужно было снимать?
   - Да.
   - А ты что полностью разделся?
   - Да. - В свете луны я увидел, что Эина раскраснелась, я, наверное, следом.
   - Ну, хорошо. Тогда я тоже. - Я отвернулся и закрыл лицо руками. Эина долго копошилась под одеялом, потом скинула свои вещи рядом с кроватью. Разрешила мне повернуться. Мы опять долго молчали и смотрели друг другу в глаза. Потом мы одновременно расхохотались. Затем снова замолчали. Я приблизился к Эине. Потом я решил её поцеловать, и начал приближаться к ней быстрее. Она повернулась на спину и вцепилась в одеяло обеими руками. Если я буду медлить, то я упущу её навсегда. Опершись на руки, немного приподнялся, а потом навис над её лицом. Она зажмурилась. Поцеловал её в губы. Целовал я её долго. Она немного расслабилась и уже не так сильно сжимала одеяло. Потом и вовсе его отпустила. Мы целовались. Потом я поцеловал её так, как мама мне рассказывала. Конечно, целовать Эину было гораздо приятнее, чем ту картофелину. Эина повернула голову в бок. Я испугался. Приподнялся над ней, опершись на руки. Свою грудь Эина прикрывала ладошками. Она повернула голову и посмотрела мне в глаза.
   - Ты мне что язык в рот засунул?
   - Да. Мама говорила, что так надо.
   - Смешно - сказала она улыбнувшись.
   - Тебе не нравится?
   - Не очень как-то.
   - Тогда я так больше не буду - Я, закрыв глаза, снова целовал Эину. Потом почувствовал, как мне становится жарко. Особенно внизу. Я обнял Эину, через некоторое время она меня тоже. Потом я лёг на неё. Эина запаниковала, но я сказал ей, что так надо, чтобы взрослыми стать. Она подчинилась. Мне было жутко стыдно. На её грудь я старался не сильно давить, Эина мне говорила, что там ей больно потому, что её грудь ещё только формируется.
   Эина
   Мы лежали лицом к лицу на кровати, укрылись одеялом и обнимались. Киарар водил рукой по моей спине. Лежали мы на стороне Киарара. Киарар мне всегда нравился. Я его уже давно люблю. Сейчас мы с ним целовались. Мне понравилось целоваться с Киараром. Обниматься с ним тоже, но всё равно как-то стеснительно. Но тогда... когда мы... когда он лежал на мне... сначала, вроде было нормально, но потом неприятно и больно. Но я терпела, стиснув зубы. Ждала, когда всё это закончится. Я тогда ещё своими ногтями вцепилась в спину Киарара и даже поцарапала его. Мне было жутко стыдно за этот свой поступок. А потом я ещё и расплакалась. Вообще всё это не мне не Киарару не понравилось. Мы решили, что больше никогда такого делать не будем. Вдруг Киарар перестал меня целовать.
   - Эина...
   - Что?
   - А теперь ты меня не бросишь?
   - Нет.
   - Честно не бросишь?
   - Не брошу. Я и не собиралась. Ну и мы же всё равно с тобой хотели пожениться.
   - Что значит хотели? Я всё ещё хочу! - он улыбнулся и поцеловал меня в губы. Своей ладонью он меня обнимал так, что большим пальцем касался моей груди. Киарар меня целовал.
   - Киа... Киарар. Пожалуйста, убери руку от моей груди. Я стесняюсь.
   - Хорошо! - сказал он и, убрал оттуда руку. Он схватил меня за талию и повернулся на спину, теперь я на нём лежала. Мои волосы лежали на его лице. Киарар улыбался. Я посмотрела в его глаза, а потом поцеловала его в нос, а затем в губы. Мы лежали и целовались. А потом я опять заплакала.
   - Эина, не плачь. Тебе надо было тогда сразу сказать, что тебе больно. Я бы перестал.
   - Я не поэтому плачу. Я просто... Просто я не хочу быть взрослой. Мне нравится играть в казаки-разбойники и в догонялки тоже. Я не хочу, не играть в прятки. И во всё другое я ещё не наигралась.
   - Я тоже не наигрался. Но надо.
   - Знаю. - Киарар обнял меня ещё крепче.
   - Я тебя очень люблю.
   - Я тебя тоже.
   Мы лежали, пока не наступило около четырёх часов утра. Пора идти по домам. Мы обещались обо всём этом молчать. Подумали, что пока не стоит расстраивать мою маму и Ливиэля, пусть ещё думают, что мы дети. Мы вымылись. По очереди. Сначала я, укутавшись в покрывало и взяв свои вещи, пошла в ванную, а потом Киарар. Сначала мне даже неловко было перед ним и в своей верхней одежде. Мне казалось, что без одеяла я какая-то голая. Киарар сказал, что у него такое же чувство. Потом Киарар проводил меня до дома. Я пришла туда в пять утра и сразу легла спать.
   Виас
   Я из комнаты вышел в шесть сорок утра. Мы сегодня с Сэбиэлем собрались потренироваться во владении клинком. У него эта дисциплина хромает. По пути я встретил Киарара. Он был одет в уличную одежду и будто откуда-то возвращался. Обычно он позже нас всех встаёт. А тут...
   - Ты что? Так рано встал? Сам?! В выходные?
   - Да. В общем. - Я заметил, что его рубашка вся мокрая. Рукава и грудь. Только плечи сухие и, наверное, спина.
   - Киарар, а почему ты такой мокрый? Ты что сегодня уже в озере купался или вещи свои вручную стирал?
   - Я это... Я вещи стирал.
   - Молодец! Взрослеешь! - улыбнулся я и похлопал братишку по плечу. - Только следующий раз рукава закатывай. Мы сейчас с Сэбиэлем собираемся тренироваться на мечах, пойдёшь?
   - Нет. Я лучше пойду к себе в комнату. Там книжку почитаю. Интересную какую-нибудь.
   - Чем это от тебя так пахнет? - я наклонился поближе к Киарару.
   - Да... Ничем... Пока! - Киарар поспешил к себе в комнату.
   - Ну, пока. - Странный он какой-то.
   Мэри-Кэт
   Я прогуливалась с Артуром Седьмым по городу. Ему ещё учиться и учиться. Надеюсь, хоть одного сына мы не упустим. На улице сегодня пасмурно. Вечереет. Многие лавки закрыты или закрываются. Мы шли мимо булочной. Артур Седьмой помахал своей рукой какой-то девчонке. Он ей улыбался. Потом девчонка зашла в булочную.
   - Это что та девочка?
   - Да.
   - А что она делает в булочной?
   - Она маме помогает продавать булочки.
   - Я не хочу, чтобы ты с ней водился.
   - Почему?
   - Она не твоего круга.
   - Но я же...
   - Запомни, сынок она была пробником. Она была первой и только лишь. Намотай себе на ус, не стоит ограничиваться на одной.
   - Но я хочу на ней жениться!
   - Жениться?! Я тебя умоляю! Твоя жена ещё даже не родилась. Женишься лет в тридцать пять-сорок. А пока гуляй. Будь свободным как лев. Или как баран. Чем с большими девчонками ты будешь спать, тем для тебя лучше. Понимаешь, мужчина он охотник. Он полигамен по природе!
   - Полигамен по природе? А это что значит?
   - Полигамия это означает, что у одного партнёра должно быть много партнёрш.
   - Как у фей?
   - Почти, но только наоборот. Верен будь своему сердцу, а неверен всем девушкам подряд. Верной своим телом должна быть только девушка, а мужчине этого не обязательно и это ему не доступно. Пойми, она не первая и она не последняя. Забудь про неё. Сынок, тебя никто уважать не будет, если ты будешь верным.
   - А Ливиэль говорит, что верность она, прежде всего в голове. И верность часто распространяется на всё. Если ты верен своему сердцу, значит, ты будешь верен своим принципам, своим идеалам и целям. Если ты способен пойти на предательство, то ты не будешь верным другом и супругом. Ливиэль говорит, что нужно быть всегда честным и стараться совершать верные поступки. Честно сознаваться в своих заблуждениях и своих ошибках. Сознаться в слабости - это признак смелости. Я хочу быть верным Эине.
   - Да... Ливиэль здорово тебе мозг подчистил. Ничего. Я тебе помогу. О, кстати, посмотри какая девушка идёт. Красивая, не правда ли? - мимо шли три девушки. Их гордая осанка и дорогие платья выдавали принадлежность к знати.
   - Эина самая лучшая!
   - Но она не такая красивая, как эта, признай!
   - Мама я не буду и не хочу изменять Эине.
   - Буду - не буду, хочу - не хочу. Не будь таким эгоистом! Я тебе ещё раз повторяю верных не уважают и не любят. Ими пользуются! И в первую очередь тебя уважать не будет эта самая девка!
   - Не называй её так! И она не была пробником. Я её люблю.
   - Любит он её. Ага, как же! Хорошо больше я её так называть не буду. - Лучше уступить ему сейчас. Всё равно он потом её сам так называть будет. Ему просто подрасти нужно. А сейчас нужно оградить его от общения с этой девкой. - Но ты лучше на девушку посмотри. Смотри, какая краля. Взгляни сколько девчонок вокруг. Ты же несомненно не хочешь остановиться на одной? Ты же не идиот! Они явно все необъезженные и их надо обуздать. Ты понимаешь, о чём я?
   - Мама...
   Дортива
   На меня смотрела какая-то женщина и какой-то мальчишка. И чего они на меня уставились? Женщина явно не моего круга. А пацан вообще малолетка. В отличие от женщины он одет дорого. В эльфийские наряды. Сегодня мы договорились встретиться с Мирой. Она попросила к ней срочно прийти. Мы спешили. Дверь нам открыл дворецкий. Он проводил нас в комнату Миры.
   - Что случилось? Ты нас так срочно созвала. - Сказала Оллэт
   - Дверь точно закрыта? Там никто не подслушивает. - Рёкка выглянула за дверь.
   - Тут никого.
   - Нет никого, кто мог бы подслушать. Всё! Что случилась? - спросила я.
   - Девчонки мы догулялись. Я беременна.
   - Точнее ты догулялась.
   - Рёкка! - сказали мы с Оллэт одновременно. Рёкка осеклась. Хотя ту мысль, что озвучила Рёкка, думала и я.
   - Ты уверена в этом? - спросила я.
   - Точно. Уже второй месяц. Я даже проходила магическое обследование. Ну то с кристаллом. Он показал, что я беременна, но срок указан от двух до трёх месяцев.
   - Понятно, но беременна ты от кого?
   - Рёкка!
   - Ну не от Алэса же. Откуда я знаю. Если Алэс разорвёт помолвку, родители мне этого не простят. Я его пыталась соблазнить, а он ни в какую. "После свадьбы", да "после свадьбы". А свадьбу он пока не хочет устраивать, говорит, что я якобы ещё слишком мала. Идиот! Девчонки вы мне должны обязательно помочь.
   - Как?
   - Устройте мне выкидыш. Я не знаю. Придумайте что-нибудь.
   - На таком сроке ни одно из зелий, доступных здесь не поможет.
   - Я не знаю, что делать - взревела Мира.
   - Вот что! - сказала Рёкка - Нужно быстро выдать замуж её за Алэса.
   - Как? Он не согласится! - возразила я - Он же у нас блюститель чистоты и непорочности.
   - Но он всё-таки обычный мужчина. - Сказала Оллэт - Заведём, куда нужно к кому нужно и дело с концом!
   - Это может сработать - сказала Мира лицо которой просветлело.
   Теперь нам оставалось только узнавать, где тусит наш Алэс. Мы с ним почти не общаемся. Так на светских раутах. В основном он там разговаривает со своей возлюбленной. С Мирой. Разговоры у него обычные, но сам он чересчур правильный. Он ровесник Рёкки и Оллэт и на два года старше Миры.
   Итак, узнав как он проводит свой досуг, мы начали атаковать. Оллэт записалась в тот же клуб любителей камней, что и Алэс. Я чаще стала наведываться к семье Алэса в гости, благо я дружу с младшей сестрой Алэса. Мы с ней ровесницы. Она такая же правильная, как и её брат. Приходится с ней говорить о цветах, погоде и ещё какой-то мути. Не знаю, нравятся ли такие темы для бесед самой Лэлии, но она тактично их поддерживает. А мне этого и нужно. Рёкка начала искать по кварталам красных фонарей привлекательную девушку, которая бы согласилась взять быка за рога. В основном путаны ждут, когда к ним подойдут, а нам нужна более активная и бойкая.
   Вскоре Оллэт, как любитель камней любителя камней, уговорила Алэса пройтись по городу до какого-то ателье. Алэс вообще не желал показываться в обществе незамужней девушки. Хотел было взять с собой ещё и друга, но Оллэт всё же удалось его уговорить. Мы никогда в это ателье не ходили, но так как оно находится в квартале утех... Мы решили именно там заказать какое-то платье. Наша путана поджидала Алэса возле ателье. Оллэт попросила его подождать её с наружи, так как ателье маленькое и там нет места для ширмы и мерки с неё будут снимать в этой же комнате. Оллэт даже уточнила какие мерки и постаралась завести с Алэсом разговор о кружевах нижнего белья. Алэс, как потом говорила Оллэт, эту тему не поддержал. Наша путана, одетая в платье цвета неспелой вишни, пошла в наступление. Цвет этого платья - это любимый цвет Алэса. Сначала путана уронила платочек рядом с Алэсом. Казалось, что рыбка на крючке. Она с ним кокетничала, постаралась его увести, хотела поцеловать. Но он, гад, сопротивлялся. Потом она начала действовать с большим упором, но он вообще ушёл из этого квартала и стал дожидаться Оллэт. Оллэт пришлось идти к нему. Она, конечно же на него немного обиделась. Оллэт решила влюбить в себя Алэса. Поэтому решила действовать способом общих интересов и способом "помоги мне, мой герой! Ты великолепен". Успехи у неё были куда больше, чем у нашей путаны. Во всяком случае, он ничего не заметил. Тем временем я втёрлась в доверие к сестре Алэса, чтобы выяснить, что нравится её брату.
   Вытащить Алэса в гости к Мире невозможно. Просто так он к ней редко ходит, на посиделки различные тоже. Но всё-таки на одну вечеринку вытащить его получилось. Мира организовала акцию по сбору средств в пользу детей-сирот. Конечно же на такое благотворительное мероприятия Алэс не мог не явиться. Вечер проходил по плану. Гостей в основном развлекала Оллэт. Мира всё пыталась напоить Алэса. Тот ни в какую. Ни шампанское, ни сок, ни чай. Зря только снотворное перевели. На вечере подавали в основном продукты-афродизиаки. Мы оставляли Миру с Алэсом наедине почаще. Саму Миру мы обмазли различными возбуждающими желание ароматами. Купили их на чёрном рынке у одного мага. В общем к Мире готовы были липнуть все парни кроме Алэса. Вечер почти закончился. Алэс разговаривал с каким-то парнем. Мы сели с девчонками в одной из комнат. Оллэт была на страже, она потом подскажет Алэсу где найти Миру.
   - Мира как успехи? - спросила я.
   - Никак. Он вообще будто на меня не реагирует.
   - Ты делала всё как мы тебе говорили?
   - Конечно. Я сама прекрасно знаю что нужно делать. За что мне такой достался? Вот у вас парни нормальные сами гуляют и вам не мешают.
   - Ага! Не мешают. Скажешь тоже! - сказала Оллэт - Мой гулять хочет в одностороннем порядке.
   - Мой тоже - сказала я.
   - Девочки вы лучше скажите какое-нибудь зелье удалось найти или нет?
   - Я даже пыталась к магам-подпольникам прийти. У них таких зелий нет - сказала Оллэт. - И сами маги отказываются проводить ритуал такой молодой девушке как ты. Я, конечно, встретила одну женщину боевого мага. Но она какая-то странная. Она хотела порезать тебе живот и вытащить плод. Даже кинжал показывала. Она пару раз в меня им тыкнула.
   - Ужас - сказала я.
   - Я тоже на днях видела странную женщину она ходила с каким-то блокнотом и вечно у меня всё расспрашивала про тебя, Дортива.
   - Про меня?
   - И у меня она тоже про Дортиву спрашивала. Когда кинжалом в меня тыкала.
   - А она случаем не светловолосая? - спросила Мира - А то у нас появилась дворничиха новая, которая меня тоже про Дортиву спрашивала.
   - Девочки, вы меня пугаете...
   - Алэс идёт в эту сторону! - сказала Оллэт. Алэс должен был скоро сюда подойти. Мы услышали его шаги. - Начинаем наш разговор.
   - А Алэс что тебя даже ни разу не поцеловал? - спросила я.
   - Только в лоб и щёку - сказала Мира. Шаги за дверью прекратились.
   - Он что в прошлом веке живёт? Никто уже давно этих древних традиций не соблюдает - сказала Рёкка - У меня мой будущий муж часто на ночь остаётся. Мы вообще планируем с ним свободные отношения.
   - Это цивилизованно - подтвердила я.
   - А вообще ты бы хотела, чтобы Алэс был просвещён в интимных вопросах или нет?
   - Конечно, чтобы он был просвещён!
   - Я думаю, ему просто Мира не нравится - сказала Рёкка - Или он её не любит.
   - С чего ты взяла?
   - Потому что Мире уже шестнадцать и им обязательно нужно или жениться поскорее или хотя бы провести ночь вместе. Это нужно для её здоровья. Поэтому мой будущий муж и остаётся у меня иногда. - В комнату вошёл Алэс. - Он заботится обо мне.
   - Мира, пойдём отсюда. - Мира встала со стула и направилась к выходу.
   - Алэс ты что не любишь Миру? - спросила я.
   - С чего ты взяла? Мира выйди пожалуйста, я поговорю с твоими подругами. - Мира вышла из комнаты. - Почему вы пудрите мозги моей невесте?
   - Мы ей правду говорим. А ты ради её здоровья даже не хочешь приступить через свои детские принципы.
   - Алэс, а ты не боишься опозориться в первую брачную ночь? - спросила я - Так Миру холишь и лелеешь. Будто эта ночь будет чем-то отличаться от следующих.
   - Тебе, наверное, страшно. - Рёкка встала со своего стула - Давай я тебя всему научу?
   - Нет, Рёкка отстань от меня!
   - Может у тебя просто с этим проблемы? Если не хочешь с нами разговаривать на эту тему поговори с Ирозором, моим будущим мужем.
   - Алэс пойми это очень странно чтить традиции, которых уже полвека не существует.
   - Не вмешивайтесь в нашу личную жизнь.
   - Мы о Мире заботимся. И ты о ней позаботься. Ты что не видишь как ей это нужно? Не будь таким себялюбивым.
   Алэс вышел из комнаты. Как нам потом рассказывала Мира, наши слова на него не подействовали. Он даже вновь не согласился её поцеловать. К Ирозору он не ходил и, как выяснилось, даже не собирался. Прошли три недели, из поездки вернулись родители Миры. Время было упущено. Мама Миры быстро поняла, что её дочь беременна. Родители Миры отправили Миру в их загородную резиденцию. Алэс разорвал помолвку, узнав о неверности невесты. Ничего, жалко конечно, но без Миры нам тоже будет весело.
   Как-то после гулянки с девчонками я возвращалась домой. Когда вошла в свою комнату, то увидела ту самую странную женщину. Она копошилась в комоде с моим нижним бельём. Я закричала. Женщина кинула в моё лицо мою одежду.
   - Не пищи! - сказала она, оказавшись рядом со мной. Она держала кинжал возле моего горла. Кричать я перестала.
   - Кто Вы? Что Вам от меня нужно?
   - Уже ничего, девка. Я-то думала, что ты достойна моего сына! - сказала она, убрав кинжал от моего горла. - Даже не пытайся теперь его найти! Слышишь?.. Слышишь?!
   - Ага-ага!
   - То то же! - женщина ушла. Стража пришла только спустя три минуты.
   Мэри-Кэт
   Для того чтобы сын перестал общаться с той простушкой и поскорее забыл о ней я каждый день встречала его со школы и вела к нам домой. Я упустила всех своих детей. Но этого сына я не собираюсь упускать. Я буду бороться за его счастье до конца. Я чувствую, что и Артуру Седьмому нравится с нами общаться. Он часто спрашивает о наших походах и восхищается всеми нашими приключениями. Мы сидели на одном диване и разговаривали.
   - Мам, а как вы с папой встретились?
   - О это очень забавная история. Нас свёл костёр. Я шла по лесу и тогда была очень голодной. Я увидела костёр. Когда я подошла ближе, увидела твоего папку. Я влюбилась в него с первого взгляда. Ну как в твоего батьку можно не влюбиться? Он же мечта любой скромной девушки. Мы с ним заговорили. Потом он проверил моё владение мечом. Уже тогда он думал обо мне. О том смогу ли я сама справиться с дикими зверями или разбойниками. Моё владение мечом было очень низкого уровня. Артур предложил мне отправиться в путешествие вместе с ним и сказал, что будет обучать меня владению меча. Мы шли вместе и постепенно ещё сильнее влюблялись друг в друга. Но я была настолько скромна, что боялась признаться ему в своих чувствах. Артур считал себя недостойным меня. Потом на нас напали злобные эльфы. Тогда я ещё не знала, насколько они коварны...
   - Как они на вас напали?
   - Они напали на нас когда мы спали. Окружили. Потушили наш костёр. Ехидно смеялись и наставляли на нас свои луки. Я чувствовала, что у них руки чешутся, чтобы расстрелять нас. Они ждали, когда мы совершим какой-нибудь, по их мнению, неправильный поступок. Артур был настолько благороден, что попытался разрешить конфликт. Но эльфы слушать его не стали. Тогда заговорила я. Эльфы не стали слушать и меня. Но отчего-то они передумали на нас нападать. Они не захотели пачкать свои белые ручки об нас, низших. Они посчитали нас чем-то таким омерзительным. Ты бы видел, как один из них подпрыгнул, когда я до него дотронулась. Высокомерные нас не во что ставят... Ты знаешь, что эльфы ценят деревья больше людей?
   - Нет, я не знал. Я знал, что эльфы ценят всё живое, но не думал что...
   - Сынок, не доверяй эльфам. Эти лопоухие не такие мудрые и добрые, как ты думаешь. Лив взял вас на воспитание с одной единственной целью. Он хочет, чтобы вы работали на эльфов и тогда эльфы захватят власть во всём мире. Первые падут люди. Всё потому, что людей остроухие ненавидят больше всего. Ненависть, надменность, высокомерие.
   - Я никогда не думал...
   - Не вини себя. Тебе эльфы не давали думать. Поэтому я тебе и говорю, что ты не достаточно взрослый.
   - Но если мы с Эиной теперь взрослые, нам ведь можно пожениться?
   - Ты что! Даже не вздумай. Пойми ты мужчина. Мужчине нельзя так рано жениться. Особенно на такой как твоя Эина.
   - Почему?
   - Я же тебе говорила она не твоего круга.
   - То есть ты хочешь сказать, что я должен жениться на той девушке. Как там её... дочери какого-то человека из правительства?
   - Нет. Я узнала, что она старше тебя. Такого допустить нельзя. Девушка должна быть младше тебя как минимум на десять лет. А в жёны ты можешь брать только совсем неопытных и малолетних. Ещё раз говорю тебе, что жениться ты можешь только тогда, когда тебе стукнет лет сорок пять. А пока ты должен гулять свободным петухом и услаждать своё тело. Ты ещё очень глупый. Мужчина по природе полигамен. В браке приходится быть верным только одной. А сейчас пока ты свободен, зачем пытаться сдерживать свою полигамию, если она рано или поздно всё равно вырвется?!
   - Неужели женятся лишь только для этого? А как же общие интересы, общие цели, общие вкусы? А зачем тогда пытаться сдерживать свой гнев, если он рано или поздно вырвется?! Нужно не сдерживать свои чувства, а стараться контролировать их.
   - Опять этот Лив! - я влепила пощёчину сыну. - Я ударила тебя, потому что люблю тебя. Когда же ты поймёшь, что я люблю тебя. Да, возможно я выражаю свою любовь с твоей стороны не правильно. Но я тебя люблю. Как любая мать любит своего ребёнка. Я не хочу, чтобы ты вырос бесхребетным, как многие другие. Ты должен ценить то, что я говорю. И слушать меня. Думаешь, мне не обидно, что ты такой недоразвитый? Думаешь, я не вижу к чему всё это ведёт? Думаешь, я не знаю?! Я всё прекрасно вижу и понимаю. Я хочу, чтобы ты стал настоящим мужиком. А ты мне вечно перечишь. Я знаю, что для тебя лучше. Ведь я твоя мать. Есть такое высказывание: "Человек становится взрослым, когда понимает, что мама была права". А ты меня не слушаешь. Думаешь, мне не обидно? Обидно. Но я терплю. Мы с отцом очень любим тебя и желаем тебе только добра. Если ты ещё не понимаешь, что я права тогда просто делай то, что я тебе говорю. Потом ты это поймёшь и научишься вести себя как настоящий мужчина.
   Артур Седьмой ушёл к себе домой. Трудно воспитывать сына, особенно когда он стал таким тупым. Ничего, немного посопротивляется и перестанет. Поймёт, что я права.
   Киарар
   Я возвращался со школы домой к родителям. По пути меня встретила Эина. Как же я её давно не видел. Больше трёх недель. Я соскучился. Жаль, что мама говорит с ней не общаться. А у меня даже тайком не получается общаться с ней. Только когда она к нам в посольство приходит. Но приходит она тогда, когда я ещё от родителей не возвращаюсь. Последнее время мама всё чаще встречает меня у школы. Сегодняшний день был исключением. Она говорит, что я должен сразу же идти домой к своим истинным родителям. Папа меня учит обращаться с оружием, а мама учит, как правильно обращаться с девушками. Что они любят. Может это пригодится мне для общения с Эиной. Мама говорит, что заботится обо мне и моём будущем.
   - Киарар. Мне нужно с тобой поговорить.
   Мы отошли в сторону. За угол какого-то дома. А потом я повёл Эину дальше. Мама может меня захотеть встретить после школы, а я бы не хотел, чтобы она видела, что я разговариваю с Эиной. Я не хочу, чтобы Эина знала, что мама запрещает с ней общаться. Я сначала хотел поцеловать Эину, но у неё был такой мрачный вид, что я подумал, что не стоит. Эина опустила голову.
   - Эина, что случилось?
   Эина что-то невнятно пробормотала.
   - Я не расслышал. Повтори, пожалуйста.
   - Я в общем не знаю... как сказать...понимаешь... у меня должны были...должны были... месячные начаться ещё две недели назад. А у меня их нет до сих пор.
   - То есть? Ты заболела?
   - Не знаю. Я вот думаю, может это от того вина? Меня даже два раза стошнило. На этой неделе и когда мама рыбу жарила. У тебя ничего странного не произошло с организмом?
   - Нет. А может, ты беременна? Мне рассказывали, что такое ещё может происходить при беременности.
   - Что? Нет, я не хочу... Я пока не хочу быть беременной. Дети же должны быть после свадьбы. Я не хочу... А что если вдруг я действительно... Я не знаю... Киарар, я боюсь... Мне страшно - Эина заплакала, а я её обнял. Эина тоже обняла меня. Мне и самому стало страшно.
   - Мы обязательно что-нибудь придумаем. Я спрошу маму, она поможет. Обязательно поможет. Ты только не волнуйся.
   Я проводил Эину до её дома и побежал к маме и папе. Я зашёл домой к родителям. Они сидели в зале, пили пиво и говорили о чём-то.
   - Мама, папа я не знаю, что мне делать. По-моему Эина беременна.
   - Беременна?! - удивлённо сказал отец и засмеялся. Моя мама улыбнулась. - Поздравляю, сынок ты станешь отцом. Молодец! Мужик!
   - Ты уверен, что она беременна?
   - Я думаю, что да.
   - Силён. Уважаю! - сказал отец.
   - Да, а девка-то залетела! Ха-ха-ха! Вот бы видеть лицо её матери, когда та узнает!
   - Она беременная. А что мне теперь делать?
   - Расслабься! Попей с нами пива.
   - Нет, спасибо.
   - Да что ты вечно отказываешься? Ты что батьку не уважаешь? Не обижай его.
   - Я не буду пить. Лучше подскажите, что мне делать.
   - Брось её, да и всё.
   - Бросить? Сбежать? Она же беременна. Притом от меня.
   - Сынок, это её проблемы! Ну, купи ей какое-нибудь зелье от детей. Залетела ведь она, а не ты. Это её проблемы. Её и её матери.
   - Почему это он должен покупать ей зелье? Сама купит! Не маленькая... Уже. Ха-ха-ха.
   - Нет. Я так не могу! Я так не хочу.
   - Ты слушай то, что тебе говорят старшие. Старших слушаться надо и уважать. Если эта девка согласилась лечь под тебя, значит она легкодоступная.
   - Да, мамка права! Таких, как она учить надо! Если она ведёт себя как путана, так и обращайся с ней как с путаной!
   - Забудь её и ищи другую такую же дуру. Обрюхать и её и беги дальше. Лети по жизни как гордый козёл.
   - Но мама!
   - Не мамкай! Запомни то, что девки залетают это их проблемы. Нечего себя ими нагружать. Это их обязанность думать об этом.
   - Слушай маму и папу они тебе плохого не посоветуют.
   Я выбежал из родительского дома. Мама выбежала следом за мной. Называла неблагодарным и бестолочью. Я побежал домой. Я почувствовал, как по моему лицу начали бежать слёзы. Я не хочу их больше видеть. Зачем я только к ним пошёл? Что мне теперь делать? Одному. Если Олэль узнает, он меня убьёт. Точно убьёт! И Эвиас этого не одобрит. И Флиат. А если они ещё и узнают, что я к родителям ходил... А что будет с Эиной? Если её мама узнает о том, что Эина беременна, она же вообще ей видеться со мной запретит. А ребёнок? Что делать с ним? Я бы не хотел его убивать, но всё-таки надо поступить как лучше для Эины. Что я наделал? Её мама потом догадается, что Эина беременна. Что же делать? Что? Нужно что-то делать. Нужно сбежать с Эиной из дома. Точно! Пойдём в какую-нибудь глухую деревню. Там купим дом. Но у меня нет денег. Я устроюсь на работу и Эина тоже. Мы вместе накопим на дом. Или нет. Лучше в лесу будем жить. Я возьму с собой удочки, мы выроем землянку. И будем там жить. Точно! Навстречу мне шла Итиль. Она остановилась.
   - Киарар, ты почему такой бледный?
   - Я... это... я не хочу тебе говорить.
   - Киарар я же вижу, что ты чем-то взволнован. Ты что-то натворил, да? И, наверное, не знаешь, как это исправить.
   - Итиль ты ещё слишком маленькая.
   - Ты тоже не такой уж и взрослый.
   - Но я же старше тебя. Ты всё равно не поймёшь.
   - Ты думаешь, что я чего-то не пойму. Но я же вижу, что тебе плохо. Вижу, что у тебя проблемы. Не хочешь ими со мной делиться тогда сходи и поговори с Ливиэлем. Он как раз сегодня приехал. Ты же знаешь, он ругать не будет. Он просто поможет и подскажет вот и всё.
   А ведь Итиль сказала правду. Нужно поговорить с Ливиэлем. В своей комнате я на всякий случай собрал сумку для нашего с Эиной ухода. Положил, наверное, всё что нужно. Надо будет ей рассказать о моём плане. Ливиэль действительно может помочь. Может, посоветует как мне поступить в такой ситуации. Я решил подойти к нему после ужина. Но он разговаривал с Афариэлем. Я передумал, пошёл к себе в комнату. Почитал книгу. Подходил к нему, когда он весело разговаривал о чём-то с Сэбиэлем и Виасом. Я пошёл обратно в комнату. Спустя некоторое время ко мне в комнату постучались. Я быстро спрятал сумку и открыл дверь. В комнату вошёл Ливиэль.
   - Мне Итиль сказала, что тебя что-то беспокоит.
   - Нет-нет. Всё нормально.
   - Но всё же ты чем-то обеспокоен. Мы можем поговорить. Я сумею тебе помочь. Если не делом, то советом.
   - Всё точно нормально.
   - Хорошо. Но если тебе что-то понадобиться я буду в кабинете.
   Я поговорю с ним завтра. С утра. Нет лучше после обеда. А вдруг Ливиэль будет на меня сердит? Я же не думал своей головой и не принимал взвешенных решений. Он надеялся на моё благоразумие, а я его подвёл. Он ведь мне всё рассказывал о различиях между полами. Он во мне разочаруется. Он будет на меня зол, ведь я не оправдал его надежд. Мне не спалось. Я решил пройтись по коридорам. Может, что-нибудь перекушу. Я проходил мимо кабинета. Из-за двери кабинета сочился свет. Я остановился. Может мне сейчас с ним поговорить и не дожидаться завтра?
   Ливиэль
   Я разбирался с бумагами, и мне помогала Рилиэль. В кабинет заглянул Киарар.
   - Ливиэль, можно с тобой поговорить?
   - Да. Проходи. - Киарар зашёл в приёмную.
   - А можно наедине? - обратился он к Рилиэль. Та кивнула и вышла.
   - Ливиэль, ты ведь всегда говоришь, что нужно поступать, так как велит сердце, стараться поступать честно и добропорядочно так?
   - Да, так.
   - Но ты говоришь, что нужно слушать советы старших.
   - И это я тоже говорил.
   - Ливиэль, я хочу жениться на Эине... А она против.
   - Эина против...
   - Нет. Мама против. Я с мамой общаюсь. Общался.
   - Здесь твоя мама права. Тебе нужно сначала окрепнуть, встать на ноги, выучится. А потом только жениться. Для того чтобы жениться нужно быть к этому готовым, повзрослеть.
   - Но я ведь уже взрослый.
   - Ты ещё не взрослый. Взрослые старше по годам и по уму. Взрослые, прежде всего, совершают взрослые поступки.
   - А если я уже совершил взрослый поступок... - Киарар покраснел и опустил голову. Я немного помолчал.
   - Какой?
   - Мы с Эиной... В общем мы... как-то... мы... она теперь... в общем она беременна. - Своё удивление я старался не показывать. Но я и не представлял, что услышу такое. Я объяснял уже Киарару, откуда берутся дети. Я ему всё это рассказывал, поэтому на его незнание я не могу рассчитывать. Почему он так поступил? А Эина... Разве она не знала о последствиях? Возможно, что не знала... Возможно... Это нужно узнавать у самой девочки. Но сейчас это уже никакого значения не имеет. Эина ведь даже ещё не окрепла, не выросла. Она физически не готова вынашивать ребёнка... Они оба слишком юны для того, чтобы становиться родителями. Но судя по всему, придётся. Остаётся надеяться на то, что они ошиблись и Эина не беременна.
   - То, что Эина беременна, не говорит о твоём взрослом поступке. Вы с Эиной сделали, так как делают взрослые, но взрослого поступка вы не совершили. Взрослым поступком будет, если ты возьмёшь ответственность за свои действия. Киарар, а почему ты решил, что это взрослый поступок?
   - Мне мама так сказала
   - Понятно. - Странно, неужели Лои считает это взрослым поступком? - А маме ты сказал, о том, что Эина беременна?
   - Да...- тихо произнёс он.
   - Что она тебе посоветовала?
   - Она сказала, что это проблемы Эины в том, что она... залетела - последнее слово он сказал смущённо и совсем тихо.
   - Я не считаю слова твоей матери верными. Вы оба участвовали в зачатии ребёнка, поэтому и ответственность должны делить поровну. А как сам ты считаешь?
   - Я не хочу бросать Эину и должен быть с ней. Ей одной страшно. А ещё я её люблю. Это я во всём виноват. Она вообще не хотела взрослыми становиться. А если она меня никогда не простит?
   - Успокойся. Для начала мы поговорим с мамой Эины о возможной беременности её дочери.
   - А может, мы не будем ей рассказывать?
   - Я понимаю твой страх. Но лучше становиться к нему лицом, а не спиной. Если ты будешь бежать от проблем, то только увеличишь их количество. Мама Эины должна знать, что происходит с её дочерью. И должна быть готова к возможным последствиям. Сегодня уже поздно идти к ним, поэтому пойдём завтра с утра. Завтра выходные, поэтому Эина тоже дома будет. А почему ты так уверен, что она беременна?
   - Ну, потому что мы с ней... - Киарар снова опустил голову и залился краской. - А потом её ещё тошнило. Она мне сама об этом сказала. И у неё нет этих...
   - Понятно. Критических дней. Тогда точно похоже на то, что она беременная. Мы разрешим сложившуюся ситуацию. Киарар, ты молодец, что не побоялся прийти.
   Киарар пошёл спать. Завтра мы поговорим с матерью Эины. Всё-таки для того, чтобы точно узнать беременна ли девочка необходимо купить кристалл, чтобы это выяснить это до конца. Почему они решили именно так взрослеть? Почему Киарар вообще решил повзрослеть? Может это Лои сказала ему о необходимости становиться взрослым. Она ведь хотела поскорее выдать замуж Итиль. Если и так, то почему Киарар решил повзрослеть именно таким способом? Не понимаю... Проблемы самой Эины... Необходимо узнать у Лои, точно она так сказала или нет. Может Киарар её не так понял. Хотя это слабая надежда и сам я в неё не верю. Когда вошла Рилиэль она спросила, почему я такой задумчивый. Я ей рассказал о случившемся. Спросил её совета. Она мне рассказала, что Киарар боялся потерять Эину и боялся того, что она быстрее его повзрослеет.
   Рейнара (Мама Эины)
   С самого утра сходила за яйцами к соседке с ней и поболтали о том о сём. Сами мы животных не держим. Не получается заниматься выпечкой и держать животных одновременно. От соседки я узнала, что разорвана помолвка сына нашего губернатора с дочерью судьи. Оказывается, его невеста беременна, да ещё и не от своего жениха. А ей ведь только шестнадцать. Она же почти ровесница моей Эины. Эина совсем выросла. Я и не заметила. Как же всё-таки время летит. Летит, и не остановишь. Я решила поговорить с Эиной более подробно о том, что её ждёт после свадьбы.
   Мы сидели за столом с Эиной друг напротив друга. Я осторожно начала заводить с ней разговор об отношениях между мужчиной и женщиной. К нам в булочную зашёл Киарар, а следом Ливиэль. Не часто к нам заходит эльф. Киарар опустил глаза и голову. Вид у него был какой-то виноватый. При виде их моя дочь побледнела, вскочила и побежала в свою комнату. Она даже не поздоровалась с вошедшими. Ливиэль поздоровался со мной, Киарар промямлил приветственные слова. Ливиэль проводил Киарара за стол и движением руки предложил ему сесть на стул. Тот сел.
   - Натворили наши дети дел. - Сказал Ливиэль и положил кристалл на стол. Тот кристалл, чтобы узнать о беременности и о её сроке. Я сначала глазам не поверила. Мне показалось, что это сон. Такого быть не может! Ей же только пятнадцать! Киарар опустил голову ещё сильнее. У меня как будто дар речи пропал. Я смотрела на кристалл не отрываясь.
   - Что это? - спросила я, не до конца осознавая себя и всё происходящее. Моя дочь беременная?
   - Это кристалл Пуата. Необходимо развеять все сомнения.
   - А я-то смотрю, что это моя дочь последнее время сама не своя. Пыталась с ней поговорить, а она ни в какую. Молчит и всё. Я даже подумала, что они с Киараром поссорились. - Я помолчала - Эина! Выходи из своей комнаты. Спускайся к нам! - ответа не было, действий тоже. - Эина!
   Я пошла наверх. Постучалась к ней в комнату.
   - Эина, доченька выходи из комнаты. Эина. Эина, ты хоть отвечай. - Я к ней постучалась ещё раз. - Эина, я с кем разговариваю?!
   Не дождавшись, когда выйдет Эина я спустилась к гостям. На стуле за столом сидел только Киарар. Ливиэль куда-то ушёл. Когда я подошла к столу, Киарар сильнее ссутулился, опустил голову и искоса начал наблюдать за мной. Я его слегка похлопала по плечу.
   - Киарар, ты чего так меня боишься? Я уже тебе ничего не сделаю. Вы с Эиной всё сами сделали. Ну, что будем делать?
   Эина вошла с улицы, следом Ливиэль. У Эины был точно такой же виноватый вид, как и у Киарара. Потом Эина села на стул рядом с Киараром. Эина по просьбе Ливиэля тронула кристалл. Беременная. Сиреневый цвет кристалла указывает на маленький срок. Не ожидала, что так рано стану бабушкой. Эина, Эина.
   - Итак, мы выяснили, что всё-таки Эина беременна. - Сказал Ливиэль. - Нужно что-то предпринимать. У кого-нибудь есть какие-нибудь мысли?
   Я чувствую, что эльф так же как и я думает сейчас о женитьбе детей. Он не захотел этого говорить Эине и Киарару, потому что они сами должны прийти к этому выводу. Эина покачала головой.
   - А у тебя Киарар, мысли какие-нибудь есть? - спросил Ливиэль.
   - Ну, мне мама говорила...
   - Что она тебе сказала?
   - Что нужно купить какое-то зелье. - Я удивилась. Мда... Ну и мамаша. Вот, что значит нет дочери. Киарар краснел, и голова его опускалась - но папа против. Он сказал... что Эина сама должна купить себе зелье.
   - Зелье очень вредное и токсичное для здоровья, Киарар. - сказал Ливиэль - А если его Эина выпьет в таком раннем возрасте, то есть большая вероятность, что она никогда не сможет иметь детей. И такие зелья могут привести к летальному исходу.
   - Я не знал. А что тогда нам делать?
   - Что ж теперь вам придётся жениться по-настоящему - сказала я.
   - Ну, мы же не взрослые ещё! А женятся только взрослые! - сказала моя дочь - Или мы уже взрослые?
   - Невзрослые тоже женятся. - Сказала я - Просто в этом ничего хорошего нет.
   - Именно. Рейнара права. Поженитесь. Будете обучаться обращению с детьми, и готовиться к родам. И воспитанию своего ребёнка.
   - И будем жить в моей комнате? - спросил Киарар - или в комнате Эины.
   - Пока поживёте отдельно - сказала я.
   - А что Киарару теперь университет заканчивать не нужно? Ну мы же хотели после того как он его закончит пожениться.
   - Это как решит Киарар. Он же сам хотел учиться в университете. - Сказал Ливиэль - Хотел получать знания, чтобы ими пользоваться и чтобы работать исследователем заклинаний, чтобы в будущем обеспечивать семью.
   - Я пока не знаю...
   - У тебя будет ещё время подумать. А пока нам необходимо вас поженить и начать ваше обучение по уходу за детьми.
   Мы ещё немного поговорили с детьми. Чувствуется, что они до конца не понимают всю серьёзность ситуации. Что Эина что Киарар радуются тому, что скоро поженятся. Ощущают себя почти взрослыми. Счастливы от того, что теперь им больше не нужно ничего скрывать, что не нужно только самим решать эту проблему. Радуются тому, что будут играть в новую игру под названием "семья".
   Эвиас
   Когда я получил приглашение на свадьбу Киарара и Эины я чуть не упал в обморок. Неужели Ливиэль одобрил это? Сначала я подумал, что это ошибка или какая-то неудачная шутка Киарара. Я связался с Олэлем и узнал, что у него тоже есть такое же приглашение. Олэль не меньше меня был удивлён этим известием, он посчитал странным и неправдоподобным этот "союз малолеток". Мы с Олэлем и Флиатом поехали домой, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Взяли в учебных учреждениях отгулы на время возможной свадьбы нашего младшего брата и Эины. Никто из нас до конца не верил в свадьбу. Притом приглашение написано рукой Киарара и подписано рукой Эины. Да, конечно, так в связи с традициями положено, но мы никто не могли поверить, что Ливиэль бы одобрил это. Как назло в эти дни порталы в нашем родном городе не работали, произошёл какой-то магический сбой. Мы встретились в городе Екоолт, который находится по пути к нам домой. Сразу же отправились домой в конном экипаже. От Екоолта до дома путь занимает около сорока минут езды.
   - Я честно не верю в эту чушь - сказал Олэль.
   - Думаешь опять Киарар со своими шуточками? - спросил я.
   - Не знаю - не знаю. Но приеду точно убью!
   - Подрос парень, и шутки его тоже подросли - улыбнулся я.
   - Ну я об этом и говорю! У меня сессия на носу, а он со своими шутками. Да и у вас сессии. Он вообще о чём думает?
   - Что ты так кипятишься?
   - Да я только-только начал отходить от приезда Артура и Мэри-Кэт. Так сказать начал снова радоваться жизни. Я не хочу видеть их.
   - Да, они вряд ли из города уехали. Мы ещё и дом им отдали. Возможно, даже сегодня мы с ними встретимся.
   - Вот и я о том же! А тут Киарар со своими шутками.
   - А если всё же это не шутка? - сказал Флиат, до этой поры всё время молчавший. - Что если они действительно женится с Эиной. Мэлт таскал ведь с собой Киарара к Мэри-Кэт. Что если это она сказала ему жениться? А он и рад. Она же Итиль хотела замуж выдать.
   - Ты думаешь, он общается с Мэри-Кэт? - спросил я.
   - Киарар всегда был строптивым. А когда Олэль запретил Мэлту брать его с собой, тот мог назло пойти один.
   - Ага. Давай, Флиат, всех собак на меня спускай!
   - Вообще-то в этом что-то есть. Если, например, Киарару кажется, что Мэри-Кэт очень хорошая мама и что она исправилась, он захочет, чтобы и мы с ней начали общаться.
   - А причём тут тогда женитьба?
   - Это может быть только повод собрать нас всех вместе.
   - Ты думаешь, он настолько коварен?
   - Почему бы и нет. И это только предположение. Приедем, узнаем всё из первых уст.
   Мы с нетерпением ждали окончания пути. Мне было очень любопытно узнать, что же там всё-таки произошло. Спустя некоторое время мы увидели, что подъезжаем к городу. Когда мы прибыли домой первой нас встретила Рилиэль.
   - Здравствуйте, мальчики.
   - Ты не удивлена, что нас видишь? - настороженно спросил я.
   - А что вы все использовали заклинание невидимки?
   - Нет. Просто... Мы думали, что нас здесь никто не ждёт - сказал Олэль.
   - От чего же? Я смотрю, вы все получили приглашения на свадьбу Киарара?
   - Свадьбу? - удивились мы с Олэлем. Всё-таки свадьбу.
   - Значит, всё-таки Киарар женится на Эине. - сказал Флиат - А почему так... Они же ещё совсем юные. И вроде сами не собирались жениться так рано. Разве Ливиэль одобрит их свадьбу?
   - Все одобрят.
   - Я не одобряю! - резко сказал Олэль.
   - И ты одобришь. Эина беременна.
   - Что?! - мне не передать в каком мы были шоке. Первым оправился от шока Олэль. Он сломя голову кинулся в комнату Киарара. Я побежал следом. За мной Флиат. У двери комнаты Киарара Флиат схватил Олэля за руку, но тот успел распахнуть дверь. Киарар сидел за столом и учил уроки. Он встал из-за стола.
   - Олэль?! Ты уже приехал?
   - Что ты творишь? Я тебя сейчас... - я рукой преградил путь Олэлю. Киарар отошёл к окну своей комнаты. - Флиат отцепись! Эвиас, дай пройти!
   - Эвиас! Держи его! - испугано закричал Киарар.
   - Отчего я его должен держать? - ухмыльнувшись, сказал я. Киарар резко побежал к себе в ванную комнату. Олэль вырвался из рук Флиата побежал следом. Был слышен щелчок.
   - Киарар открой! Открой!
   - Когда ты успокоишься тогда и открою. - Мне стало жутко смешно, и я расхохотался, следом Флиат.
   - Чего ржете? - злобно спросил Олэль. - Киарар открой дверь.
   - Не буду. - Мы с Флиатом сели на кровать Киарара.
   - Киарар! Киарар, пожалуйста, открой дверь!
   В комнату вошла Рилиэль, следом Итиль.
   - Киарар открой! Киарар я тебя не трону.
   - Ага!
   - Киарар ты просто объясни мне, как ты до этого додумался?.. Киарар... Киарар, чего молчишь? Киарар выходи.
   Вскоре Олэль действительно немного успокоился. Он облокотился на стену, скрестил руки и смотрел на дверь ванной. Мы с Флиатом даже похихикивать перестали. Рилиэль села на стул, а Итиль с нами. Наступила тишина. Продолжалась она, наверное, минуты две.
   - Олэль ты ещё здесь? - спросил Киарар.
   - Да, я тут. Киарар выходи.
   - Нет.
   - Хорошо. Тогда я пойду к Эине. - Олэль оттолкнулся от стены.
   - Нет. - Дверь начала открываться. Киарар опасливо вышел. Опустив голову, он насторожено прошёл мимо Олэля. Тот его и пальцем не тронул.
   - Садись. Рассказывай. - Киарар сел на сундук со своими игрушками. Во всяком случае, раньше там были всякие настольные игры, мячики, биты для лапты и пара мягких игрушек.
   - Эина беременная и поэтому мы женимся.
   - Это мы уже знаем. Ты рассказывай то, чего мы не знаем. Как ты ходил к Мэри-Кэт и Артуру, как ты додумался их слушаться и выполнять всё, что они скажут... Я всё правильно понял? Ничего не упустил?
   - А почему ты думаешь, что я ходил к маме с папой? - Если раньше я думал, что возможно Олэль ошибается, то после слов "мама" и "папа" сомнения отпали. Рилиэль встала со стула и направилась к выходу.
   - Ну, вот видишь? Ты сам признался.
   - Вы тут его не сильно задерживайте. - Сказала Рилиэль уходя. - Ему ещё на обучение идти.
   - Какое? - поинтересовался я. С кровати встала Итиль и тоже направилась к выходу.
   - По пеленанию детей и уходу за ними.
   Из рассказа Киарара мы поняли, что начал он общаться с Мэри-Кэт и Артуром, чтобы получше их узнать. Он никому не хотел говорить о том, что с ними общается, потому что боялся, что кто-то расскажет об этом Олэлю. И тот ему запретит с ними общаться. Киарар сказал, что они показались ему очень мудрыми и всезнающими. Они-то ему и сказали, что он должен быть взрослым и что девочки быстрее взрослеют. А он боялся потерять Эину, боялся, что она передумает выходить за него замуж. Когда Киарар окончил свой рассказ и у нас кончились вопросы, он сказал, что ему пора идти на занятия. Из своего сундука с игрушками он достал кусок материи и большую куклу, по размерам напоминающую младенца. Тряпку он повесил на шею, а куклу взял подмышку головой вниз.
   - Ты что делаешь? - удивлённо спросил его Флиат.
   - В смысле? Иду на занятия.
   - Я имею в виду с ребёнком.
   - Флиат, он не настоящий.
   - Он это прекрасно знает - сказал я. - Флиат спрашивает тебя, почему ты его держишь так, а не по-другому.
   - Знаешь, какой он тяжёлый! По-другому мне неудобно.
   - И что?
   - Ну, это же не ребёнок!
   - А кто тогда?
   - Это кукла.
   - Это твой будущий ребёнок - сказал Олэль. - Держи его нормально!
   - Хорошо - недовольно сказал Киарар.
   - Ты его держи нормально не потому что я так сказал, а потому что детей нужно нормально держать. Вот приучишься куклу держать нормально, глядишь и своего ребёнка не уронишь. И ещё не так страшно детей будет на руках держать.
   - Можно подумать дети такие страшные.
   - Киарар прекращай дерзить. Дети не страшные. Страшно их нечаянно уронить. Вот, что страшно.
   - Можно подумать ты когда-то держал детей на руках.
   - Он держал на руках детей - сказал я. - Итиль, Сэбиэля и тебя иногда. - Киарар потупил взор. Он взял куклу нормально, затем вышел из комнаты. Киарар сильно изменился за время нашего отсутствия. Стал чересчур самоуверенным и даже стал немного злее. Надеюсь это только впечатление. Его маска, которую он потом снимет.
   Мэри-Кэт
   Артур Седьмой уже не приходит вторую неделю. Неужели я и этого сына упустила? Нет. Я буду за него держаться. По пути со школы я его теперь не могла встретить. Лив наверное его запер в подвале и не отпускает. Нужно мне было первой до этого додуматься. Как-то мы с Артуром прогуливались в местный кабак и услышали сплетню о том, что якобы один из мальчиков живущих в эльфийском посольстве женится на дочери булочницы. Вот так новость! Лив не только не отпускает моего сына так он ещё и женить его собрался. Всю жизнь пацану под откос решил пустить! Высокомерный остроухий идиот! Я обязательно с ним разберусь. Я пошла в посольство, но Лива встретила по пути ко мне в дом.
   - Какое ты право имел уничтожать жизнь моему единственному сыну?
   - Уничтожать жизнь? Единственному сыну?
   - Не притворяйся, что не знаешь о чём я! Ты его решил женить на этой простушке. Да какое ты право имеешь распоряжаться им? Он не твоя собственность!
   - Лои, ты же в курсе, что девочка беременна.
   - Какая она теперь девочка?!
   - Она девочка. Несмышлёный ребёнок, который беремен другим ребёнком.
   - Как была беременна, так и перестанет. Но сыну, зачем моему жизнь ломать?
   - Это же твой внук! Как ты можешь такое говорить?!
   - А о чём эта девка думала, когда в постель с моим сыном ложилась?
   - Согласен, она так же как и Киарар не подумала о последствиях. Но ты же сама подтолкнула к этому поступку своего сына? Зачем?
   - Всё было бы нормально, если бы не вмешался ты. Она бы где-нибудь родила или бы не родила. Не важно. Важно, что мой сын стал бы нормальным мужиком. Он бы понял ценность жизни.
   - Как можно увидеть ценность жизни, не видя жизни вообще. Не видя жизни в эмоциях людей, не радоваться дуновению ветра, не ценить света луны и звёзд? Как можно жить, не ощущая никаких эмоций, кроме своих? Ты этого желаешь своему сыну? Он воспитывался не в той среде, что и ты. Если тебе легко пожертвовать другом, ради себя, то ему нет. Он другой.
   - Ты его таким сделал!
   - Мэри-Кэт, усмири свою гордыню. Пойми, что для него важно. Не для меня, не для тебя. Для него. Я не говорю потакать его слабостям. Я просто хочу сказать, что он уже другой. Уважай в нём личность... Я не понимаю. Ты думаешь, если бы он вёл себя так, как ты ему сказала, это бы сделало его счастливым?
   - Конечно! Просто ты не понимаешь, что нужно человеку. Ты ведь не человек! Он бы погрустил немного о своей Эине и ничего. Потом бы привык.
   - Ты бы разрушила его жизнь, его мировоззрение, его ценности. Ту основу, на чём держится вся его сущность.
   - Ты глупец, Лив. А мой сын... Запомни, он ещё поймёт, что его мама оказалась права. Мама, которая его любит несмотря ни на что.
   - Громкими словами бросаешься. Но ты не знаешь своего сына. Жаль, что ты и не захотела его узнать.
   С эльфом разговаривать бесполезно. Украл у меня детей и продолжает со своим эльфийским высокомерием верить в свою непогрешимость. Правильно Бог сказал, что эльфы зло. Я уверена, что он думает, что сказал что-то важное. Наверняка гордится своей пафосной фразой. Считает себя слишком важным и мудрым, чтобы разговаривать с низшими. Время меняет и, глядя на Лива, понимаешь, что не всегда в лучшую сторону. Единственное, что я могу сделать благородного по отношению к нему, так это сохранить ему жизнь. Я ушла. Да я поступила очень великодушно.
   Ну что ж наши сыновья идиоты, дочь дура. Так всегда бывает. На детях гениальных людей природа отдыхает. Нам с Артуром сложно стало находиться в этом городишке. Мы продали дом и отправились в путешествие. Мы недавно услышали весть о том, что отец Артура находится при смерти. Это значит, что власть должна перейти по наследству Артуру. Да здравствует новый король и новая королева!
   Законы королевства оказались не на нашей стороне. Но за то, чтобы Артур не претендовал на престол, ему выплатили значительную сумму денег. Мы даже встретились с будущим наследником престола. По иронии судьбы им оказался человек с таким же именем, что и у моего Артура. Тот Артур даже чем-то смахивал на моего, но ему было около сорока. В принципе править Артур бы всё равно не смог. Он, конечно, высказал свое пожелание о захвате новых территорий для Великоцарства будущему королю. Он его просил присмотреться к территории эльфийского государства. Денег, что нам дали, Артур разделил на свои личные и наши общие. Мы решили отправиться в путешествие. Возможно, встанем под знамя Великоцарства. Мы ещё не определились за кого будем воевать. Всё от жалования зависит. А пока нет войны, мы решили уделить друг другу время. Дети отняли его у нас.
   Элоиза
   Я шла по улице, шла к своему дому, когда на меня напал вор. Он отобрал у меня сумочку и пырнул ножом в живот. Вор убежал. Я шла вдоль дома, держась за его стену и прижимала руку к ране. На меня упал кирпич и я свалилась в открытый люк. Очнулась в больнице. В больнице я начала думать о смысле жизни. Моя подруга Мэри-Кэт пропала и у меня уже двадцать семь лет нет смысла жизни. Это сложно потерять смысл жизни. Меня быстро вылечили, я пошла в свою трёхкомнатную квартиру в центре Москвы. Мне её с горя завещали родители Мэри-Кэт. Долго они её искали, пока оба не сдали и не умерли. На время своего нахождения в больнице я попросила свою подругу, которая временами мне заменяла Мэри-Кэт, последить за квартирой и за моей собачкой Пипой. Я переходила через дорогу и меня сбила машина.
   Я открыла глаза. Светило солнце. Я была в каком-то лесу. С собой у меня был только эпилятор, щипчики для бровей, маникюрный набор, духи с ферамонами, тени, красная губная помада, тушь, гель для душа, дорогой шампунь, бальзам-ополаскиватель, крема, маски для лица и волос. Я встала и посмотрела вокруг. Быстро определила где запад, а где восток. Следом север и юг. Лес не совсем дремучий. Здесь бывают люди. Судя по всему, они здесь охотятся. Уж раз в неделю точно. Судя по еле заметным следам, ближайшее поселение находится на юго-западе отсюда. Думаю где-то в километрах пятнадцати, не больше. Если выйду сейчас, то доберусь до него. Попрошу помощи.
   Вдалеке я увидел трёх светловолосых невероятно красивых парня в серо-зелёных плащах. Они скакали на белоснежных конях. Силуэты парней были хрупкими, почти эфемерными. Мне казалось, что ничего прекраснее я в жизни не встречала. Я настолько залюбовалась ими, что даже не смогла позвать их и попросить о помощи. Я шла по лесу к предполагаемому населённому пункту. Я увидела пять охотников. Все они скакали верхом на бравых конях. Они тоже увидели меня. Мужчина лет сорока пяти подкатил ко мне на своём коне. Конь. Цвет коня тёмно-серый с металлическим оттенком. В его ржании ощущается небывалая мощь и сила. Чувствуется, что ест мало, а работает много и долго. Несмотря на большой пробег, он по-прежнему способен удивить своего владельца. Может развить скорость до 350-400 миль в час. Золочёные подковы, выполненные по последним разработкам. Седло оббито мягкой и дорогой кожей. Сбруя инкрустирована драгоценными камнями, сделана именитыми ювелирами. Настоящий климат-контроль. Экологически чистые выхлопные газы, почти не наносящие вреда природе. Думаю, это единственная модель этого коня и изготовленная под заказ.
   - Что вы делаете в лесу, мисс? - спросил он меня. Мисс. Вот что делает пластическая хирургия!
   - Я заблудилась. Вы не могли бы мне помочь выбраться из этого леса. Я устала и хочу пить. Не могли бы вы мне дать глоток воды? - мужчина мне дал свой бурдюк. Я отпила воды. Правильно рассчитанная мною капля воды с губ потекла по подбородку и упала на одну из грудей, а затем стекла в вырез моего платья. Я протянула бурдюк обратно мужчине. Немного приподняла волосы сзади правой рукой и провела ей по волосам. Закрыв глаза и слегка приоткрыв свои полные губки, немного встряхнула волосами. - Как хорошо. Спасибо Вам.
   Мужчина закрыл рот и сглотнул. Судя по его наряду, он имеет какой-то чин.
   - Мисс, так Вас проводить?
   - Да, будьте так добры.
   Бэорм, именно так звали мужчину, помог мне залезть на его коня. Поехали мы обратно медленно. По пути мы с ним разговорились. Узнав о том, что мне негде остановиться, и что у меня вообще нет денег, Бэорм предложил мне свою помощь. Я согласилась жить у него при одном условии, что буду ему непременно помогать. Так я стала его личным секретарём. Конечно, это продолжалось не долго. Сам Бэорм вдовец, один воспитывает сына. Его сыну уже двадцать. Сына зовут Ормиан. Красивый молодой юноша, с которым наши отношения быстро переросли из просто дружеских в нечто большее. Даже после нашей помолвки с его отцом, интерес Ормиана ко мне не угас. Ормиан несколько раз меня спрашивал, почему я выбрала отца, а не его. Потом Ормиан всё-таки согласился с тем, что не достиг ещё сам такого положения как его отец и не может содержать такую шикарную женщину как я. Он, наконец, смирился с должностью одного из моих любовников. Бэорм, когда узнавал об очередном любовнике, злился, но потом всё-таки соглашался с тем, что слишком мало уделяет мне времени и часто оставляет одну скучать. После очередного такого загула Бэорм давал мне деньги на какую-нибудь поездку в другую страну. И чтобы я себе никого там не нашла, отправлял со мной Ормиана. Отношения же с Ормианом всегда для Бэорма были тайной.
   Я возвращалась с приёма от своего личного массажиста. Он не приходит к нам домой, как это делают маги-косметологи. Слишком уж странным покажется для моего мужа этот массаж. День в самом его расцвете. Легкий ветерок ласкает мою кожу. По-моему в этом мире мне хорошо и спокойно. Для полного счастья мне не хватает такой подруги как Мэри-Кэт. Впереди я увидела идущих ко мне навстречу, светловолосую женщину и мужчину с вьющимися волосами до плеч. Его волосы задела седина. Женщина посмотрела на меня. Я не верю глазам. Это...
   Мэри-Кэт
   - Элоиза? Элоиза! Элоиза! Это ты?!
   - Мэри-Кэт?
   - Элоиза как ты здесь очутилась? Я думала, что уже и не увижу тебя. Ты совсем как будто не изменилась. Всегда была и будешь красавицей.
   - А ты изменилась. И очень.
   - Элоиза ты так классно выглядишь! Глядя на тебя, и не скажешь, что тебе...
   - Стоп!! Не стоит, не стоит... Лучше представь мне своего спутника.
   - О! Это Артур мой муж.
   - Муж?!
   - Да муж.
   -О, Господи! Какой уж... Какой же ты мне всё-таки подарок преподнесла! Нашлась ты и у тебя есть муж... Неужели Мэри-Кэт ты наконец нашла свою любовь? Я так за тебя рада!
   - Да приходи в гости. Мы как раз недавно купили в этом городе дом.
   - Обязательно приду. А сейчас я тороплюсь домой. Дай мне свой адрес. Я обязательно к тебе приду. - Взгляд Элоизы проскользнул по моему мужу.
   Я дала Элоизе новый свой адрес. Она сказала, что подготовится и придёт. Мне о многом нужно с ней поговорить, столько всего рассказать.
   Элоиза
   Смысл жизни вернулся! Я заказала себе в ателье новое умопомрачительное платье, которое подчёркивает все достоинства моей фигуры. Взяла в нашем погребе бутылку коллекционного вина, положила её в бумажный пакет. Я пришла в гости к Мэри-Кэт. Встречали меня у порога вместе. Мэри-Кэт проводила меня в зал. Я шла своей походкой, которая сводит всех мужчин с ума. Следом за мной шёл Артур. В зале стоял кофейный столик, а вокруг него расположились диван и два кресла. Под ногами был ковёр, а на стенах картины. Я села на диван, Мэри-Кэт рядом со мной. Артур сел в кресло, положил ноги на столик и начал ковыряться в зубах. Мэри-Кэт рассказывала мне про то, как она здесь очутилась и про свою потерю памяти.
   - Элоиза, я прям глазам не верю. Какая же радость, что мы вот так с тобой встретились спустя столько лет.
   - А у меня кое-что есть, чтобы отметить это радостное событие. Вино!
   - О! Вино! - обрадовалась Мэри-Кэт. Я постаралась открыть бутылку сама, но у меня, как и положено по плану, ничего не получилось. Я прошлась своей походкой до Артура.
   - Ты не мог бы помочь мне открыть её? - сказала я, наклонившись к нему, так чтобы он смог заглянуть в декольте моего платья.
   Артур взял у меня из рук бутылку дорогого вина. Он глазом вытащил пробку из бутылки. Я до сих пор не могу понять, как ему это удалось. Мэри-Кэт налила вино в бокалы. Теперь ноги Артура были на полу.
   - Мэри-Кэт, а сколько вы уже вместе?
   - Мы уже двадцать семь лет знакомы. А живём вместе вот уже...наверное двадцать лет.
   - А дети у вас есть?
   - Восемь - ответил Артур.
   - Вооосемь?!
   - Он шутит. Их девять.
   - Де-де...девять?!
   - Ну, девятая же девочка - возразил Артур.
   - А у тебя Элоиза дети есть?
   - Своих нет. Но есть пасынок. Сын моего мужа.
   - Так ты замужем?!
   - Да за графом Бэормом Де ля Туоэром.
   - А как давно ты в этом мире?
   - Месяца четрыре-пять. А где ваши дети?
   - Они нас предали и живут отдельно - сказал Артур. Он ударил кулаком по столу. - Они ещё поплатятся за это!
   Мэри-Кэт начала рассказывать историю предательства своих детей. Неужели мне придётся слушать её до конца? Её муж Артур. Мда у Мэри-Кэт вкус совсем пропал. Артур чесал живот и пил вино из бокала. Он отрыгнул. Даже не знаю, смогу ли вытерпеть этого мужлана, после тех ночей, в которые меня ублажал Ормиан. Думаю, ради потехи над Мэри-Кэт вытерплю. Мэри-Кэт закончила свой рассказ, отпила вина, отрыгнула и пошла на кухню. Смотрю и Мэри-Кэт изменилась. Мы с Артуром остались одни. Самое время начать.
   - Артур у Вас... Можно на ты?
   - Да
   - У тебя такие мощные руки. Можно потрогать твои мускулы?
   - Да.
   Я подошла и начала трогать его бицепсы и трицепсы. В общем, плавно и нежно облапала его всего.
   - Ооо. Ты, наверное, боец?
   - Да я воин, но я ещё и отличный рыбак. - Я села на подлокотник кресла свои ноги я поставила на другой подлокотник этого же кресла.
   - Всегда любила рыбу. А ты во многих участвовал войнах?
   - Да
   - Как интересно! Столько приключений, наверное, с тобой приключилось. Много было с тобой приключений? - Я начала теребить свой медальон.
   - Да.
   - Расскажи мне о каком-нибудь из них.
   - Я шёл с друзьями. Напали враги. Вот мы их... Было круто. - Артур посмеялся, а я ничего из его рассказа не поняла, но тоже посмеялась.
   - Ты, наверное, любишь воевать?
   - Да
   - О, я смотрю, вы тут уже подружились - сказала Мэри-Кэт. Она вошла в зал с кувшином пива и с подносом, на котором были то ли чипсы, то ли сухарики. На лице Мэри-Кэт отразилась искренняя радость - Два самых близких человека со мной. Нет ничего лучше! Я счастлива. Ох уж эта Элоиза! Как же я по тебе скучала!
   - А как я по тебе!
   Мы поболтали с Мэри-Кэт ещё. Я ей рассказала о том, что её родители умерли. Выразила ей свои соболезнования. Мэри-Кэт спросила меня, когда это случилось и, узнав, что произошло это более десяти лет назад сказала, что соболезнования выражать не нужно, так как это произошло очень давно и боль утраты ею почти уже не ощущается. Потом мы с Мэри-Кэт распрощались и я ушла.
   Муж Мэри-Кэт или очень любит её или точная её копия. Нужно оружие посильнее и подейственнее. Я заказала себе более открытое и короткое платье с легко расстёгивающимися пуговицами спереди. Надушилась духами с феромонами и пошла в гости к Мэри-Кэт. Сегодня Мэри-Кэт не будет дома до восьми часов вечера. Она пошла в местный трактир запевать песни. Я постучалась в дом. Открыл Артур я вошла.
   - А Мэри-Кэт нет дома.
   - А я к тебе. Я решила сделать Мэри-Кэт подарок. И мне нужен твой совет. - Я вошла в зал, куда меня проводил Артур. Сам Артур сел на кресло. - Артур, а Мэри-Кэт тебе рассказывала, что ты любимый мой тип мужчин? Мускулистые и сильные. Такие, будто в теле которого живёт тысяча воинов - Во всяком случае, пахнет также. Но, несмотря на это я всё же села на его колени. - Мне такие как ты нравятся. Почувствуй, как стучит моё сердце. Чувствуешь?
   - Да, чувствую. А ты говорила, что хотела что-то подарить Мэри-Кэт? - Может он, действительно любит Мэри-Кэт? Но за двадцать семь лет чувства должны поостыть. В жизни бы не поверила, что такой может быть кому-то верен.
   - Ах, подарок! - Я достала из пакета несколько комплектов кружевного белья.
   - Вот этот - Артур тыкнул пальцем по красному комплекту.
   - Но ты их даже хорошо не увидел. Давай я тебе продемонстрирую все эти комплекты, и ты выберешь лучший.
   - Давай. - Ха, не такой он уж и верный!
   - Помоги мне расстегнуть платье. Я сама не справлюсь. - Артур спокойно расстегнул мне пуговицы на платье - Ах! Я сегодня забыла надеть нижнее бельё. - Действий от него не было. Но потом он заржал как хряк.
   - Ну ты и тупая раз всё забываешь.
   Пришлось надевать комплекты и демонстрировать их Артуру. Как же я вокруг него вертелась и извивалась. От Артура не было никаких действий я даже начала сомневаться в его ориентации. Я положила его руки себе на силиконовую грудь.
   - Артур, а ты бы не хотел со мной пройти наверх, в спальню?
   - Я сегодня уже спал.
   - Артур, я тебе не предлагаю спать - Но такое впечатление, что муж Мэри-Кэт вообще не понял, что ему предлагают. Он тупо пялился на меня. Это было последней каплей. Не хочет так не надо! Больно мне он нужен. Я оделась и пошла домой. Больше не получится мне потешаться над Мэри-Кэт. Жаль, такую игрушку упустила. Ни одна из моих подруг не была похожа на Мэри-Кэт. Все они быстро разрывали со мной дружбу. Ведь только Мэри-Кэт была способна после тех ситуаций смотреть на меня преданными глазами. Глазами полными обожания и радости. Похоже, она действительно нашла своего мужчину. Под стать ей самой. Они идеальная пара. Созданы друг для друга. И жили они долго и счастливо.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"