Зотова Валентина: другие произведения.

Валерсия 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть трилогии (черновая версия)


"Валерсия III. Меч Пяти Бурь".

"Свет и тьма"

Он светлый маг, он творил добро,

Его почитали, хвалили его.

Был магом он светлым, в достатке он жил,

И чтобы так жить, не тратил он сил.

А рядом был Хаос, он тьму порождал

И сладкие мысли в умы он внушал.

Великий был Хаос, но только в ночи

Сулил он богатство, от власти ключи.

Путь света был долог и труден он был,

Не всем был подвластен, но всеми любим.

Быть сильным, умелым и свет покорять -

Мечтали все люди, мечтали так жить.

Но, что делать тем, кто мечтой одержим,

Кто ничтожным родился, под печатью слуги,

Кто гордыней и злобой одной лишь ведом,

Кто все получить хочет одним лишь щелчком?

Тому станет тьма - подругой в ночи,

Невестой бессмертной, с оружием мглы.

Из тлена и пепла поднимет она

Соратников верных, для битвы войска.

Будет света врагов пополняться ряды,

Будет Хаос захватывать людские умы,

Будут битвы, сраженья меж светом и тьмой

И война разразится меж людскою толпой!

Пролог.

  
   Яркий слепящий свет, вспыхнув обжог глаза. Разбираться, кто или что являлось его источником никто из группы Трэна не мог. Даже через сомкнутые веки казалось, что он прожигал зрачки, проникал дальше в голову, в мозг, разливался по артериям и так же обжигал там все. Выжигал, опалял. Доставлял боль, не сравнимую ни с чем.
   Ослепивший всех свет, подобно жидкому огню, просочился во все, даже в самые дальние уголки людских тел. Он выжег всю сокрытую в людях магию, после чего выбросил из мира созданного хранителями в человеческий.
   Проведенные мгновения в алхимическом кругу человеческим отпрыскам показались вечностью. Тело в нем словно парализовало, лишив возможности покинуть печать и прекратить эту немыслимую муку. Возможно, если бы она продлилась чуть дольше, то никто бы из человеческих учеников, наивно считающих себя магами, не выжил бы.
   Оказавшись вне алхимического круга, на желтом раскаленном лучами Янтрэи песке, ученики Школы Магии смогли вздохнуть с облегчением. Однако их состояние не улучшилось после побега от слепящего магического света. Его обжигающий огонь сменила непосильная усталость и абсолютное опустошение, которое вскоре поглотила спасительная тьма небытия. Она не дала возможности учащимся связаться с наставниками и позвать на помощь. Они даже не успели оглядеться и выяснить где очутились. Лишь осознание того, что алхимический эксперимент увенчался успехом, успел достичь их сознания.
   Да, они могли бы все погибнуть, ведь были сейчас абсолютно беспомощны и беззащитны, среди бескрайних песков, под безжалостными лучами звезды. Но им повезло, наставники Школы Магии уже давно занимались их поисками.
   Уже много дней, большая их часть, пыталась отыскать так внезапно исчезнувших учеников, что были в группе Кейтагского принца Трэна. Именно поэтому они нашли их практически сразу.
   То состояние, в котором находились юноши и девушки наставникам показалось крайне странным. Лишь шестеро из семи учеников нашлись среди пустыни, состоящей из золотистого песка, что покрывал большую часть острова Дракона. Их окружали разбросанные вещи, а сами они пребывали в глубоком и непробудном сне.
   Осмотр лекарем юношей и девушек показал, что их жизням ничего не угрожает и все они находятся во сне, именуемом "сон дракона". Такой сон наступает тогда, когда у мага заканчивается запас манны в крови и продлится он может от нескольких часов до нескольких лет.
   Сейчас разбудить учащихся не представлялось возможным, поэтому погрузив беспомощные тела на драконью чешую, лекари и сопровождающие их боевые маги направились к покинутому кораблю...

Глава 1. "Допрос".

   Пробуждение было тяжелым. Нечто неизвестное утягивало все дальше и дальше во тьму, растворяя в себе и когда уже казалось, что ничего кроме тьмы вокруг нет и никогда не было, все резко изменилось и вернулось ощущение себя.
   -Камирэй тоже пришла в себя. - Прозвучавший мужской показался Лирэи знакомым, она точно слышала его раньше.
   -Осмотри ее. Потом отведи к остальным на допрос. - Самоуверенно ответил второй голос, не узнать который было бы не возможно. Он принадлежал следопыту, Дэртраму. Этот заносчивый архимаг. И откуда он здесь взялся?
   -Да, господин. - Совсем рядом раздался глухой мужской бас, принадлежавший первому говорившему. После этого лечебная магия окутала принцессу Окрамы и та смогла открыть глаза.
   Она увидела дощатый потолок, дощатые стены, а перед собой хмурое лицо Саятора.
   -Не шевелись, Камирэй. - Строго приказал лекарь, чем вызвал череду негодующих мыслей у рыжей, но как раз сил шевелиться и тем более говорить у нее совсем не оказалось.
   Магия лекаря, между тем, делала свое дело. Ощущение тела постепенно стало возвращаться. По нему разлилось приятное тепло, сопровождаемое не сильным покалыванием. После чего пришло ощущение тяжести тела, за которым возникло резкое желание встать или хотя бы сесть, что Лирэя и решила сделать.
   -Не шевелись! Я сказал! - Тут же прогремел бас лекаря и голову девушки сковала головная боль, затем все ее тело парализовало и она беспомощно продолжила лежать. Всему виной был Саятор. Он применил грубое магическое воздействие к ней и посмел парализовать все ее тело. Такое отношение обычного мага вызвало шквал ненависти в душе Окрамской принцессы. Затаив зло она принялась выжидать и...и ждать пришлось совсем не долго.
   Еще не много повозившись с "настройками" функционирования тела Лирэи, Саятор вернул ей возможность шевелиться и тут же на лекаря Школы Магии обрушился шквал возмущений, обвинений и угроз.
   Выговорившись, девушка села и бегло осмотрела помещение. Это был корабельный лазарет, не очень большой. Помимо Саятора здесь находилась она сама и не приметная помощница лекаря. Следопыта видно в помещение не было.
   -Я на корабле? - Удивленно спросила Лирэя, силясь вспомнить как могла сюда попасть и ничего не находя в голове, способного открыть ей эту тайну.
   -Да. Вставай и пойдем, мне приказано отвести тебя к остальным. - Лекарь спустил этой наглой девице череду совершенно не подобающих слов и выражений, что она посмела произнести. Но что-то в его поведение было не так. Это был его взгляд. Он смотрел на нее как на ничтожество, как на мусор!!! На нее, на принцессу, на дочь Огненного дракона. И самое отвратительное, что и его помощница, она тоже вела себя как то подозрительно. На ее лице отчетливо читалась жалость.
   Лирэя встала, сжав губы так что те побелели и тут обнаружила на себе чужую одежду! На ней была стандартная рубаха, в которую одевали чернь в лазаретах. Волны гнева накатили на нее с новой силой, но она сдержалась продолжая осмотр и исследования.
   В своем теле девушка ощутила легкость и несильное онемение в конечностях, да пальцах. Пол под ногами не шатался, качки не было, а значит корабль стоял пришвартованный, скорее всего на золотом песке острова Дракона. Ведь если бы это был Кейтагский порт, то она находилась бы в одном из чистейших городских лазаретов, а не в корабельной "пыточной".
   Рядом с собой она обнаружила лавку, на которой лежала Кэтриэль. Скорее всего, она спала, но ее внешний вид не понравился рыжей. Однако что-либо спросить или сделать девушка не успела, так как ее нагло потащили прочь из корабельного лазарета.
   Ее быстро провели по трюмному коридору и не успела она опомнится, как оказалась в сравнительно большой, естественно по меркам корабля, каюте. У дверей в нее она успела заметить двух стражей, стоявших здесь точно не случайно. В самой каюте находились путешествовавшие с ней по Драконьему острову учащиеся Школы. Практически в полном составе.
   Помимо учащихся в каюте был архимаг следопытов и его помощник Жанн. Последний сидел за маленьким столиком и что-то усердно записывал.
   Скользнув взглядом по следопытам, рыжая вновь посмотрела на своих спутников, что путешествовали с ней по острову. Так же как и она они все были облачены в рубахи из лазарета. Эта грубая одежда и напряженная обстановка вызывали скверные предчувствия в душе, но что могло случится, Лирэя пока не могла предположить. "Их всех в чем-то подозревали, но в чем? Что они могли совершить?" - Такие вопросы вертелись в голове у рыжей, пока она шаг за шагом подходила к выстроенным в ряд ученикам Школы Магии.
   Оказавшись среди "подозреваемых" рыжая бросила взгляд на архимага следопытов, но тот казалось, никого не замечал в этой каюте, погрузившись в только ему ведомые мысли.
   Дэртрам подошел к своему помощнику и развернул над столом магическую карту. В ней Лирэя без труда узнала творение Иртгаша. Карта была еще не законченная, без нанесенного на ней сердца острова, а так же без проработки мелких деталей.
   -Двадцать один день назад, семь обучающихся, - наконец заговорил Дэртрам, - покинули корабль и на рассвете следующего дня исчезли, не оставив никаких следов. Спустя одиннадцать дней они вновь появились, но в неполном составе. - Поведав историю ведомых ему событий, мужчина выдержал не большую пауза, после которой вновь заговорил. - К вам всем у меня будет только два основных вопроса, которые решат вашу дальнейшую участь. Первый - это где вы пропадали целых одиннадцать дней? И второй, - что вы сделали с принцем Кейтага?
   -Ничего мы не делали с принцем Кейтага. - За всех ответил Пиллат. Его голос прозвучал как-то странно, как-то отстраненно.
   -Что значит сделали? - Абсолютно не понимая вопроса, спросила Лирэя и оторвавшись от созерцания сурового взгляда Дэртрама, вновь осмотрела всех присутствующих в каюте. Как она и подметила впервые минуты, здесь были практически все. Все кроме Кэтриэль, спящей в лазарете и Вилтрэна. Не найдя хранителя глазами, рыжая отыскала Эснорию. Гомункул стояла несколько в сторонке ото всех и выглядела как то неестественно. Она не шевелилась и молчала, что было ей совершенно не свойственно. Сейчас девочка больше напоминала мебель, чем человека.
   -Где вы все пропадали целых одиннадцать дней? - Повторил свой первый вопрос Дэртрам. Когда он вел допрос, то всегда узнавал все ему необходимое. Для этого ему не требовалось применять какого-либо рода наказания или силу, угрожать лишением свободы или благ. Ведь архимаг в совершенстве овладел магией управления чужим сознанием и "дергая" за необходимые ниточки мог внушить страх, ужас, трепет и развязать язык даже самому стойкому и магически защищенному существу. Что уж говорить про этих детей. Сейчас они были напуганы так, как если бы пред ними разверзлась огненная пропасть и их туда принуждали прыгать. Все. Кроме наглой рыжей принцессы Окрамы. Нет. Магия на нее работала, но...но... не так как надо. Ее чувство страха и самосохранения явно были нарушены. Дэртрам знал, что такое случалось с теми, кто уже умирал и кого лекарям удавалось вернуть из мира мертвых. И хорошо, что таковых счастливчиков были единицы. Даже меньше. Но их допрос всегда приходилось проводить по старинке, что не доставляло архимагу никакого удовольствия.
   -Мы были в водном секторе острова хранителей, затем попали в воздушный и напоследок в центральном. - Опять за всех ответил Пиллат.
   -Одиннадцать дней вас всех никто не мог найти. Словно вас... Никого из вас, не было в этом мире. - Следопыт нарочно повторился, придавая сказанному весомости и награждая всех присутствующих своим тяжелым взглядом. - Поэтому я снова повторю свой вопрос. Где вы были?
   -Трэн провел нас во временное измерение хранителей. И все время мы были там. - На этот раз Лирэя опередила огненного с ответом.
   В ответ на эту дерзость Пиллат посмотрел на нее затуманенным взглядом, словно что-то хотел спросить. Однако магия следопыта была сильнее и не позволила ему открыть рта или даже произнести какой-либо звук не угодный архимагу.
   -С какой целью вы проникли в запретный для человека мир?- Придумал новый вопрос Дэртрам.
   -По заданию школы. - Нерешительно произнес Иртгаш, боясь даже поднять голову. Юнец стоял совершенно поникший с глазами устремленными в дощатый пол.
   -Мы не проникали в запретный мир. Мы проснулись там. - Прояснил огненный, поправив в сказанном самого Дэртрама.
   -Ваш принц, - с раздражением в голосе заговорила Лирэя, - похитил нас и без ведома перенес в опасное, очень опасное место. И все это, он сделал ради своей корыстной цели. Чтобы снять с себя "Проклятье". Поэтому, если вам интересно КАК, ЗАЧЕМ и ГДЕ, то спрашивайте у него самого. Нас в свои цели он не посвящал. - Гневно закончила свое повествование рыжая, всем своим видом показывая, что архимагу ее не запугать.
   -Скорее всего, вы проникли в мир хранителей, чтобы получить могущество, что могут дать лишь драконьи артефакты. Получив желаемое, вы убили Вилтрэна. - Наконец вынес свое обвинение Дэртрам. Его серебристо-серые глаза обжигали презрением и у всех кто смотрел в них, внутри резко возрастало и крепло чувство вины, причем за все, что он произносил.
   -Убили?! Вы умом тронулись!? - Вспылила рыжая, нагло игнорируя ментальное давление архимага.
   -Мы не убивали принца. - Перевел резкие слова рыжей Пиллат.
   -Отнюдь принцесса. - Вновь усомнился Дэртрам и в подтверждение своих слов, озвучил известные ему аргументы. - Вы все опалены силой хранителя. Такой сильный след можно получить лишь одним способом. Поглощением крови дракона. Вдаваться в подробности данного процесса ни к чему. Любой маг, даже недоучка знает этот способ.
   Даже если у кого то из присутствующих в каюте возник вопрос, о каком хранителе говорил Дэртрам и причем тут Трэн, то никто не осмелился и подумать о том, что бы задать его этому страшному человеку.
   -Вы говорите о совершенно не возможных вещах! - Гордо вздернув нос и всем своим видом напоминая нахальному следопыту о важности своей персоны, вновь воспротивилась выдвигаемым обвинениям Лирэя.
   -Ваш брат, Факир Камирэй, убил одного из хранителей. Кровь Вашего рода, рода Камирэй никогда не была чистой в этом отношении. - Напомнил следопыт и подметил как юная принцесса побелела из-за нахлынувшего на нее гнева.
   -Да с чего вы взяли, господин следопыт, что мы убили Вилтрэна? С чего вы решили, что он мертв? Вот посмотрите. - Рыжая вытянула правую руку намериваясь показать браслет "трех вод", что связывал ее с Серебряным. Однако ее ожидало новое "известие", от которого ее глаза расширились и стали почти круглыми. - Нет. - Протянула она и с усилием потерла запястье. - Да вы шутите... У него что...? Он что...?
   -Его нет. - Сухо ответил Дэртрам. - Пропал. Но, появились вы. И на всех вас лежит метка магического обряда. - Он выдержал небольшую паузу. - Что вы сделали с сыном дракона, именуемым себя среди людей Трэном и нареченным Вилтрэном?
   -Ничего. - С усилием ответил Пиллат. На его лице выступила испарина. Как и все присутствующие здесь, а именно Нашатар и Иртгаш, он уже еле держался на ногах. Сила архимага буквально высушила в юношах все магические барьеры, а борьба с чужой волей за освобождение своего сознания, давалась с невероятным трудом.
   -Эснория! - Лирэя злым взглядом окинула притихшую девочку, но та не отозвалась на ее зов. - Эснория, где твой хозяин?! - Рыжая направилась было к гомункулу, с целью выбить из той всю интересующую ее информацию, но грозный голос следопыта заставил ее замереть.
   -Не двигайтесь принцесса, если не желаете примерить "драконьи путы".
   -Она знает, где ее хозяин! - Зашипела обиженная, разъяренная и совершенно запутавшаяся Лирэя. Поджав нижнюю губу и сжав кулаки, она прекратила попытки дойти до девочки и вернулась на свое место.
   -Возможно. Только вы не найдете такого средства, которое смогло бы заставить ее говорить. - Дэртрам, хмурясь обвел взглядом всех учащихся собранных им в каюте. Юные, неумелые, взбалмошные - они не были похожи на убийц и следопыт не верил, что они могли совершить то преступление, в котором он сам же их обвинял. Но найденные факты говорили об обратном.
   Хрустальный лабиринт, золотой пол, сферическое пространство наполненное магией, центральный артефакт - эфир, алхимический круг и дальше яркий свет, а затем темнота - вот что рассказали Пиллат, Нашатар и Иртгаш. Но это был полный бред. Во-первых, об описываемом ими месте нет никаких упоминаний. Во-вторых даже если представить, что оно существует, то, что за примитивный ритуал? Это не способ перемещения. Не изменение пространства и материи. Это практически безопасная вещь. Но они утверждали, что именно этот "стихийны алхимический круг" перенес их в мир людей и скорее всего опалил силой центрального артефакта - эфира.
   Сколько времени Дэртрам задавал одни и те же вопросы: о пропаже Вилтрэна, месте где находились учащиеся, их целях и изменения которые Лирэя не заметила, учащиеся не смогли бы сказать. Но когда он наконец покинул каюту, в сопровождение Жанна, на ногах не мог держаться никто, кроме Эснории, которая все также отстраненно и равнодушно стояла неподалеку.
   Истощенные магическим допросом юноши буквально сразу уснули, словно под действием снотворных чар. Рыжая же, вымотавшаяся по большей части физически, устало села на одну из стоявших здесь лавок. Полученная, от следопыта обрывочная информация уложилась в ее голове хорошо взболтанной кашей, понять из которой что-либо было не под силу девушке.
   "Трэн пропал. Следопыт записал его в число мертвых, а в его смерти обвинил ее и этих, уснувших на полу". - Вот что поняла рыжая.
   Оставшись практически одна (юноши уснули беспробудно, а гомункул по прежнему имитировала мебель), Лирэя попыталась почувствовать силу Серебряного и определить где он. Но браслет "трех вод" исчез с ее руки, а вместе с ним пропала и связь с хранителем. Что могло ее оборвать? Все маги знали, что со смертью мага его заклятия, в большинстве случаев, исчезают. От этой мысли внутри у девушки все похолодело. Безрезультатно потерев руку, наверное все еще надеясь различить руны на древнем языке, Лирэя наткнулась взглядом на гомункула.
   -Без создателя, творение стало куклой. - Произнесла она. Но смотреть на Эснорию оказалось неприятно. Совершенно недвижимый человек вызывал чувство не естественности и тревоги.
   Отвернувшись от гомункула, принцесса попыталась вспомнить и понять, что за обряд создал Вилтрэн, прежде чем он исчез. Он что-то говорил об этом. Но именно в этот момент, когда творились теперь ставшие важными для нее вещи, Лирэя отковыривала алмазы из стен. К слову безрезультатно. Ни один не поддался под ее натиском, а ведь ее меч был одним из острейших и мощнейших в мире!
   За дверью послышались шаги и скрипя дверными петлями в каюту вошел помощник следопыта Жанн. Он держал в руках миску наполненную некой похлебкой.
   -Что это? - Сморщив нос, фыркнула принцесса, игнорируя бурное оживление в желудке, вызванное приближением пищи.
   -Каша с рыбой. На воде. - Равнодушно ответил Жанн и поставив на стол миску решил было уйти.
   -Мне нужна моя одежда и нормальная еда, а не эти протухшие помои! - Повелительно обратилась к ученику архимага Лирэя, приняв при этом самый благородный вид, на который только была способна.
   -Ни чем не могу Вам помочь. Запасы еды пополнить негде. Это все что можно выделить для преступников. - Не обратив внимания на приказной тон принцессы ответил Жанн. - Вашу одежду сейчас изучают. Как впрочем и их. - Он кивнул на спящих юношей.
   -Нашу одежду изучают? Зачем? - Сквозь пар своего высокомерия удивилась рыжая.
   -Она изменила свои свойства. - Прозвучал совершенно не понятный для нее ответ, который породил в ее голове лишь череду новых вопросов.
   -Новые свойства? Глупости. Я не накладывала никаких рун на свои одежды. - Фыркнула девушка, даже не предположив иных вариантов зачарования, о которых уже ранее говорил Дэртрам.
   -Их дала сила хранителя, которая вышла в мир при его гибели. - Прямо ответил Жанн, интонацией своего голоса обвиняя рыжую в сказанном.
   -Вы нашли его останки? - Гневно вскрикнула она и увидела, как заворочались спящие юноши, потревоженные ее криком.
   -Нет.
   -Тогда и не говорите, что он мертв. Это еще надо доказать. А он живучий и везучий. - Дерзко и упрямо возразила она, совершенно не собираясь верить в теорию следопытов.
   -Не обязательно видеть останки, чтобы знать, что погибло могущественное существо. В тот день... В тот момент когда вы все появились в пустыне, возникнув словно из ниоткуда, появилась сильнейшая магическая вспышка потрясшая весь мир. Ее сила была неописуемо велика. Даже архимаги Кейтага ни разу не встречали такого магического всплеска. Если вспомнить то, когда был убит Иржинэя, магический всплеск был раз в десять меньше. - Рассказал Жанн.
   -Из твоих слов получается, что лишь из-за какого-то магического всплеска вы стали судить, что погиб хранитель? Так еще и нам приписали его убийство! Не мыслимая наглость!!! - Злясь Лирэя подошла к миске с кашей и с остервенением принялась от туда есть.
   -Чтобы вынести это суждение было много причин. Вас всех коснулась кровь истинного дракона. Не просто коснулась, а прошла через вас, вашу одежду и вещи. Напитав огромной силой и изменив. - Жанн говорил все это лишь с разрешения Дэртрама, который попросил объяснить туго соображающей принцессе, что произошло и, что отпираться нет смысла. Поэтому ей лучше сознаться в содеянном. Архимаг знал, что не далекий ум рыжей мог оказаться полезным и открыть правду хотя бы на часть произошедшего. - Вы проникли в запретный, закрытый мир драконов. Воспользовались там беспомощностью хранителя и убили его. К слову, именно ваше оружие принцесса, как раз обладает необходимой для этого силой.
   -Все это, лишь плод ваших фантазий. - Коротко ответила она, продолжая есть.
   -Как говорил Дэртрам, на вашей семье уже есть одно убийство, совсем в не далеком прошлом. Если алхимики найдут остатки крови на ваших одеждах, помимо магической энергии, то ваша вина будет доказана и вы все понесете наказание за содеянное. - Сказав это Жанн решил окончить разговор и повернувшись спиной к подозреваемой, вышел из каюты.
   Отшвырнув ложку, Лирэя стремительно подошла к гомункулу, чуть не отдавив при подходе к ней руки спящему на полу Нашатару.
   Эснория даже не пошевелилась, даже не моргнула, не вздохнула, когда перед ее лицом появилась взбешенная Окрамская принцесса.
   -Сейчас ты мне все расскажешь. Кукла! - Зло зашипела рыжая, хорошо понимая, что от обвинения в убийстве ей не сбежать, как от назойливого суженного.
   -Говори зараза, где твой хозяин! - Гневно заорала девушка, свои слова она подкрепила хорошей затрещиной. - Где отсыпается этот наглец?!
   От удара кожа гомункула вспыхнула серебристо-голубыми рунами и принцесса почувствовала как ее магические силы потекли вон из тела.
   -Ах ты! Мелкая!!! - Рыжая отскочила, словно ошпаренная и с ужасом посмотрела на свою ладонь, на которой еще тускло сияла голубоватая магическая сила. - Паразитка! Молчит, а силы вытянуть не прочь!
   Чувствуя как накатывает слабость, Лирэя направилась было к лавке, но ноги стали словно ватными, непослушными, тяжелыми и все тело вместе с ними как-то отяжелело. Потеряв над собой контроль, принцесса упала подле спящих юношей и подобно им погрузилась в глубокий сон...

Глава 2. "Прогулка по Окраме".

   Немного раньше...
  
   Жаркие деньки закончились. Невыносимая духота спала. Наступили прохладные, ветреные, а порой и дождливые ночи и теплые, ясные дни. Такая погода стояла большую часть года в Окраме, городе окруженном теплыми водами Пограничного океана с востока и мелководным заливом Сторач с запада.
   Да, на полуострове не было пресной воды, не было рек и озер, но зато был теплый климат и плодоносящие земли, и именно это делало Окраму самым комфортным городом для жизни людей. К тому же его отдаленность и отрезанность от основного мира делала его неприступным. Здесь процветал рыбный промысел. Фруктовые сады круглый год обеспечивали горожан едой. Ни один другой город Валерсии не мог похвастать таким щедрым обилием еды и благоприятным климатом. Даже Рапа, что подобно Окраме располагалась на полуострове, правда с другой стороны залива Сторач, была более северным городом, холодным и неприветливым.
   Окрама же, влюбляла в себя любого, кто хоть раз попадал в нее. Цветущие деревья дурманили своими сладостными ароматами, райские птицы ласкали слух сказочными трелями, сладкие, сочные фрукты манили испробовать их.
   Холмистая местность открывала с разных уголков города потрясающие виды на бескрайние воды океана, на тихую заводь залива, на извилистые каменные дорожки, петляющие между миниатюрными домами и пестрыми садами.
   Город был тихий, ведь все его жители были с утра и до позднего вечера в садах, да на обеих пристанях. Дворяне, что не обладали манной или она была у них слабой, отслеживали качество выращиваемых чернью продуктов и добываемой рыбы. Городские маги занимались добычей пресной воды, проверкой надежностью функционирования магического купола и башен, изготовляли лекарства. Маги флоры содержали самый большой в Валерсии сад с редкими травами, большинство из которых обладали небольшой долей магических свойств. Боевые маги несли службу у короля, стражи охраняли въезд в город и два порта. Все в Окраме были заняты, никто не слонялся без дела. Даже дети с малых лет были приурочены к различным занятиям.
   Но мир, спокойствие и счастье - были лишь показными суждениями. Ведь за ними скрывался гнет и тирания Огненного дракона, больше всего на свете любящего золотые валлары и бес прикосновенное подчинение своей воле. Он жестоко наказывал тех, кто смел ему перечить и подвергал казни тех, кто ослушивался его приказов. Он рассуждал так: ты либо виновен, либо нет, преступления он не делил, даже в мелких проступках не разбирался. Абсолютная власть Локара была подкреплена его необычной силой Огненного дракона. Никто из его подданных не решался противостоять ему или оспаривать его решения. Впрочем, даже правители соседних городов, да и их подданные то же не рисковали нападать на Окраму или Локара Камирэй. Никто, кроме Замарта. Но этот старец был безумен. Ведь никто не знает каким напалмом встретил бы его Огненный, не вмешайся тогда хранитель.
   Хранитель... За час до его появления в ту злополучную ночь, над Окрамой была слышна песнь легендарного меча Пяти Бурь. Сильнейшего артефакта созданного Тиамат для покорения городов, подчинения своей воли. Да кто сейчас знает, какие цели преследовал Хромовый дракон, проливая реки крови и вместе с союзниками, уничтожая всех, кто встречался на ее пути.
   Но меч. Ее меч, он существует. Он не разрушен. Не уничтожен. Не потерян во времени. Он здесь, в этом мире. В этом городе. Слабые отголоски пробужденного меча еще улавливались на древнем холме, у наспех отремонтированной башни. Но не более. Уже миновал почти год, как он вновь пропал. Но куда? Куда его спрятали?
   Виолетта неспешно прогуливалась по тихим городским улочкам вместе с сопровождающими ее дворянками. Семь женщин разного возраста были приставлены к ней для праздного увеселения, а проще говоря избавления от скуки. Ведь даме ее положения (спутницы короля Окрамы) практически ни чем не разрешалось заниматься.
   Сегодня был прекрасный день и Виолетта любовалась живописными видами Окрамы и наслаждалась теплом. За пол года, что она была здесь ее бледная кожа успела покрыться золотистым загаром, тело отъесться на сладких фруктах и изнежиться на перинах.
   Женщина поправила солнечный зонтик, щурясь от ярких лучей Янтрэи и еще раз посмотрела на старинную и самую первую магическую башню Окрамы. Та по-прежнему бездействовала, видимо из-за отсутствия в ней меча Пяти Бурь, что должен был ее питать.
   Лишь король знал, где меч. Король и его дочь. Возможно. О... Как прекрасно было время без его дочери. Она всегда всюду лезла со своим мнением и всегда была со всем не согласна. К тому же она всегда, всегда делала все назло. Но...
   Но именно эта девица была необходима темным магам. Виолетта проверила ее над котлом. Она подходила и это бесило еще больше.
   -Госпожа, время обеда. - Произнесла местная дворянка Юлиния, самая близкая из оставшихся родственников Локара, правда очень далекая. Она учтиво напомнила о времени и обязанностях нынешней спутницы Огненного дракона.
   -Тогда поспешим в замок. - Легко согласилась Виолетта. - Юлиния вы были правы, это действительно самый лучший вид на залив.
   -Спасибо, госпожа. - С теплом в голосе ответила Юлиния, которой поначалу было абсолютно все равно на появившуюся у короля спутницу (таковых у правителя было ой как много). Но познакомившись поближе, она прониклась симпатией к ней и получать лестные отзывы от нее ей стало приятно.
   Пешие прогулки по городу вымотали Окрамских дворянок до изнеможения. Добравшись до замка королевской семьи шестеро дворянок откланялись и ушли. На обед осталась лишь Юлиния, решившая продолжить беседу.
   Сакса накрыла стол в крытом саду, который радовал новою госпожу замка. На резном столе гордо возвышались свежие фрукты и утром срезанные цветы.
   -Где Варей? - Не наблюдая мальчика за столом, осведомилась Виолетта у служанки.
   -Играл в саду, госпожа. - Ответила Сакса.
   -Позови его. - Мягким голосом распорядилась женщина и взяла со стола фрукт.
   -Уже, госпожа. Принц отказывается. - Не смотря на статус служанки, Сакса держалась достойно. Не оправдывалась и совершенно не чувствовала за собой вину, что воля Виолетты не исполнена и ребенок не присутствует за столом.
   -У Варея есть причина для отказа посетить обед? Или он в принципе отказывается от еды? - Надкусив фрукт, осведомилась дворянка.
   -Он отказывается есть. - Ответила служанка.
   -Юлиния, возникла непредвиденная трудность, помешавшая обеду и требующая решения немедленно. Мне необходимо лично увидеться с принцем. Это не займет много времени. - Посмотрев на служанку и дав понять, чтобы она вела к принцу, Виолетта покинула закрытый сад и отправилась на важный разговор.
   Мальчишка нашелся в парковом лабиринте, созданном садовником из кустистого растения. Он сидел там, поджав под себя ноги и кидал по дорожке камушки. Лучи Янтрэи, что падали на его волосы заставляли их так гореть, что сперва Виолетте показалось, будто это пламя бушует на его голове.
   -Сакса, вернись к моей гостье. Мы скоро присоединимся к ней и сможем начать обед. - Добродушно произнесла дворянка. Отдав распоряжение, она села рядом с принцем на пыльную дорожку из щебня, не заботясь о своем дорогом, кремовом платье.
   -Я не буду больше есть. - Достаточно твердо сказал мальчик, нахмурив рыжие брови. Его смуглая, загорелая кожа отливала золотом, волосы горели, а янтарные глаза были такими чистыми и лучистыми, что от них было невозможно отвести взгляд.
   -Если хочешь покончить с собой, то ты выбрал слишком долгий способ. К тому же, когда узнает король, а слуги ему донесут, то тебе устроят взбучку и все равно накормят силой. - Произнесла женщина и вернулась к сочному фрукту, что покоился в ее руке. Хруст откусываемого кусочка разрушил тишину, а сладкий аромат разлился в воздухе.
   -Мне все равно. - Упрямо отозвался малец и взглядом взрослого человека посмотрел на Виолетту. - Я расскажу тебе какой он правитель! Все говорят! Говорят за моей спиной, думая, что я не слышу, не понимаю. А я уже взрослый! - На его глазах проступили слезы и мальчишка отвернувшись, утер их тыльной стороной руки. Он пытался казаться взрослым, держал осанку, старался быть серьезным и сосредоточенным, но слезы обиды скрыть не смог.
   -Ты веришь сплетням? - Делая вид, что не замечает его слез, спросила женщина. - Нельзя позволять досужим разговорам слуг ранить себя и сбить с толку.
   -Они не врут! Я все проверил. Трижды. Моего брата. Моего Факира казнил отец! Мою сестру продал Болотному королю, мой отец! А в день, когда ты дашь ему наследника он избавится от меня, как и от них! - Наполненные гневом и обидой эти слова совсем не ассоциировались со столь юным и избалованным мальчиком. Виолетта видела какими изнеженными росли дети светлых, они до появления волос на лице оставались детьми нуждающимися в кормилице. Но слова, что сейчас вырывались из уст принца, тронули ее своей значимостью, проницательностью и взрослостью.
   -Принц, осуждать поступки короля опасное занятие даже для вас. Не суди так строго своего отца, он делает все во благо своей семьи и Окрамы. Постарайся найти причину его поступков и возможно ты увидишь другую истину. И если ты действительно взрослый и умный принц, то сможешь понять насколько тяжело пришлось твоему отцу поступить так как правителю. Как могущественному Огненному дракону. Не подводи его. Будь ему помощником и опорой, а не судьей и проблемой. - Дала ему совет Виолетта и заметила как он обернувшись внимательно ее выслушал.
   -Виолетта, но я уже подвел его. - Мальчик дослушал ее сделав свои выводы. Его покрасневшие глаза были готовы вот-вот выдать новую порцию горячих слез.
   -Как? - Удивленно спросила она.
   -Я не маг. Я никогда не стану магом. Я никогда не стану достойным наследником и помощником отца. - Эти слова были наполнены не выносимой болью. Виолетта много раз замечала как тяжело воспринимает мальчик отсутствие у него магии. Это терзало его постоянно и днем и особенно ночью, когда он оставался наедине с собой. Он так смотрел на своих сверстников, что тренировали свои ничтожные зачатки магического потенциала. Его глаза переполняла тщетная надежда каждый раз, когда в нем пытались обнаружить хоть крупицу манны. Но не возможно найти то, чего в нем не было заложено природой и Виолетта это хорошо понимала и знала. Она долго и задумчиво смотрела на юного принца, который вновь занялся прерванным занятием и новые камушки перекатываясь и отскакивая побежали по дорожке.
   -Принц. - С тенью таинственности обратилась к мальчику Виолетта и дождавшись его внимания продолжила говорить. - Обрести магию возможно. Но это долгий и трудный путь. И если вы более не будите желать себе смерти, то мы как-нибудь обсудим это, если вы пообещаете мне.
   -Что??? - С надеждой спросил Варей.
   -Что "это", будет нашей с вами самой большой тайной. - С милой улыбкой ответила она.
   -Да! Я обещаю. Но, только мне никогда и никто не рассказывал, что магию можно обрести. - С Сомнением и надеждой произнес мальчик, наивно вглядываясь в необычно сиреневые глаза женщины.
   -Это трудный и опасный путь. О нем никогда не расскажут ни одному юному созданию. Но... Как я уже говорила, об этом позже. Идемте принц, ваша тетка Юлиния, желает обедать с вами. Не хорошо так долго заставлять ждать женщину. - Изящно встав, Виолетта отряхнула подол платья и боковым зрением заметила как принц повторил ее движения и сдав свои позиции собирался следовать за ней. Это была ее очередная, небольшая победа.

Глава 3. "В огненных землях".

  
   Земли острова Дракона лишь по началу казались не изменой пустыней, покрытой золотым песком. Но стоило лишь отправиться в путешествие по ним, как это впечатление постепенно исчезало и глаза улавливали изменения, что происходили от сектора к сектору. Именно так произошло с теми, кто оказался в огненных землях. Земля тут была красной, местами бурой, испещренная глубокими, опустевшими руслами и бескрайними долинами. Здесь не было никакой зеленой растительности, ни животных, ни птиц, ни даже самых маленьких насекомых. Это был опустевший мир, тихий, замерший, зловещий и под палящими лучами Янтрэи, находиться здесь было не выносимо жарко. Обстановку усугубляло абсолютное безветрие, что казалось не естественным для столь обширных открытых земель.
   Чувство тревоги, чувство страха вызывали эти замершие цвета земли, напоминающие запекшуюся кровь.
   Верные слуги и воины Ториана Оборотного, близнецы Кирнат и Кинга отправились именно в эти земли. Они были вынуждены так поступить после полного провала в слежке за чрезмерно буйной и как они решили, распутной принцессой. Потеряв ее след в песках водного сектора, близнецы были сбиты с толку и до сих пор, спустя уже много дней не могли понять, как это произошло, что они лучшие "носы" своего хозяина, потеряли след девчонки и не смогли его найти. Такое с ними было впервые и это сильно било по самолюбию, особенно Кинги.
   Потратив несколько дней на изучение местности где пропала "беглянка" и ничего не найдя, что могло бы хоть как-то пролить свет на ее исчезновение, близнецы отправились на поиски Тинэя. Его дар темного следопыта мог пролить свет на произошедшее. Выследить его, не должно было составить труда, ведь сейчас он ни от кого не прятался.
   Среди пустынного острова, где лишь тихо шуршал мертвый песок, Кирнат уловил совершенно не приметный запах Тинэя и его спутников. Как показывал след, следопыт изменил маршрут для своих исследований и отправился вместо сектора земли в огненные земли.
   Путь близнецам предстоял не близкий, ведь времени прошло много, с тех пор как учащиеся светлой школы отправились на задание, но им это не доставляло никаких переживаний. Даже без своих верных питомцев, болотных скоп, они умели быстро перемещаться по земле.
   Между тем Тинэй, Савадж и Хилт не стали добирать себе в группу никого из учащихся после ухода от них Трэна. На тот момент все группы уже были сформированы и даже если бы они захотели, то ни кого бы не нашли.
   Поначалу эта троица действительно направилась согласно плану Тинэя в сектор земли. Этот путь избрали многие учащиеся и практически началась гонка за первенство. Но пробираться по песку было сложно, вокруг ничего не менялось, стояла жара, поблизости не наблюдалось ничего пригодного ни для питья ни для утоления голода. Выданные наставниками карты не совпадали с местностью и путешествие сюда стало казаться многим учащимся абсурдно-глупым, а точнее - бесполезной тратой времени и сил.
   Примерно к концу третьего дня Тинэй предложил своим спутникам изменить направление и избрать для исследований огненный сектор, который был не особо далеко от них. Оба сопровождающих его юноши согласились практически сразу, чем показали свое полное безразличие к этому месту и исследованию в целом. За это Тинэю стало даже немного обидно, ведь он замучился придумывать причину, по которой решил избрать новое направление. Она показалась ему дурацкой, но его спутников удовлетворила. Заключалась она в том, что в секторе земли соберется много групп и они будут мешать друг другу находить интересные и полезные вещи, что не благоприятно скажется на выполнении итоговой работы. Как примерного ученика "это заботило" следопыта, по крайней мере так он внушил юношам.
   Как по карте, как и на местности мог ориентироваться только Тинэй. Савадж и Хилт видели лишь однотипную и неизменную гладь из песка, да замечали смену дня и ночи. Так же они смогли отметить, что днем стояла невыносимая жара, а с приходом темноты поднимался продирающий до костей холод. Даже направление сторон света, эти двое не могли определить правильно.
   Но в отличие от своих спутников, следопыт уже на второй день заметил странную вещь, здесь, на острове, царило абсолютное безветрие. Ни единого дуновения ветерка. Вокруг все казалось замершим. Словно было не живое или не настоящее.
   Однако все разительно изменилось, когда небольшой отряд Тинэя ступил на бурые земли огненного сектора. Это место в глазах Тинэя было похоже на умирающего зверя. Истекающего кровью, но все еще скалящегося и готового загрызть любого падальщика посмеющего напасть на него ради наживы. Но, не смотря на такие ассоциации, огненные земли Драконьего острова сразу понравились Тинэю. В них он ощущал сокрытую тайну, а все тайное всегда манило следопытов. Неуловимый след, неуловимый звук, недосказанное заклинание, тихий шепот, шелест - все это он улавливал в воздухе, на поверхности искореженной земли и даже под ней.
   -Это древние земли! - С трепетом в голосе осведомил своих спутников Тинэй, как только они устроили свой первый, не долгий привал на огненной земле.
   -Настолько древние, что здесь нет даже букашек! - Весело сказал Савадж, рот которого не закрывался всю дорогу. Он постоянно что-то ел и его спутникам оставалось лишь удивляться, где и как он прятал такое огромное количество еды.
   -Это не земля. - Задумчиво присматриваясь к окружающей обстановке, произнес Хилт. - Это выжженный магией красный камень. Тот самый, о котором говорят, что он сам не сгорает, но может держать огонь. Поддерживать его. Надо будет набрать образцов для исследований. Это очень редкий материал.
   -Редкий? - Смеясь, спросил Савадж. - Да его здесь видимо - не видимо!
   -Вот это и странно. - Протянул Тинэй. - Еще немного пройдемся, осмотримся. А потом устроим привал в более удобном, чем это месте.
   -Чего? - Между тем продолжил бубнить Савадж и вернулся к вопросу на который так и не получил ответ. - Как можно считать редким то, чего тут видимо - не видимо.
   - Ты повторяешься. - Сказал Хилт. - На материке нет этого камня. От сюда его не увезти. Опасно. Наверное.
   -Мы сюда приплыли и ничего опасного не произошло. - Набивая рот очередной соленой, сырной лепешкой, оспорил сказанное одногодкой Савадж. - У Кейтага много кораблей, много магов. Что может быть проще. Приплыли сюда и набрали сколько надо. Хоть полные трюмы набивай, тут много.
   -И потом благополучно пошли на дно. - Продолжил спорить Хилт. - Это огненный камень. Он так назван не случайно. Да ты погаси руны на сапогах и сам все поймешь.
   Не успел Хилт что-либо добавить к сказанному, а Савадж последовал его совету. Не прошло и секунды, как он заскакал вокруг ребят с мгновенно воспламенившимися сапогами.
   -Идиоты! - Выругался Тинэй. - Не скачи ты! Савадж, скорее активируй руны, пока еще не поздно.
   Вопя и смешно подпрыгивая, бестолковый обжора вернул сапогам магическую защиту. Благо те были отшиты по заказу Школы Магии и кожа у них была прочная. Лишь только по этому, они не успели сильно прогореть.
   -Да что же это! Гадкое место! Да кому нужен этот камень! Я вот сюда больше ни ногой! Это же надо! Вот соберем все необходимое и тут же уйдем от сюда. Плохое место! - На одном дыхании произнес Савадж, с опаской поглядывая под ноги. Выговорившись, он поправил свою сумку, больше похожую на один огромный, бездонный мешок и... и продолжил есть. Даже горящие ступни не заставили юношу потерять ни еду, ни аппетит, ни свои ценные запасы провианта. Да и как можно? Ведь и то и другое было самое важное для его душевного спокойствия.
   Еще немного пройдя по безжизненному плато, ребята наткнулись на пересохшее русло местной реки, или того, что здесь некогда протекало. Заниматься сейчас переправой через нее было глупо, Янтрэя уходила за горизонт, поэтому выбрав место, у круто спускающегося вниз овражка, исследователи занялись обустройством лагеря. И в этом им вновь помогли, казалось бы простые на вид, школьные вещи и инвентарь.
   Наставникам надо было отдать должное, ведь выданная ими одежда спасала от местных специфических природных условий. Снаряжение - помогало в дороге и при отдыхе, а еда была не вкусной, но сытной и как не странно не занимала много места в сумках.
   Как главный гурман, вопросами еды в привалах занимался Савадж. Хилт и Тинэй ему в этом не мешали и не отвлекали с "глупыми" просьбами при сборе магического шатра. В этом вопросе обжора был совершенно бесполезен и беспомощен. Его же спутники наловчились делать это быстро и с приходом ночи, в поставленном шатре удобно устроилась вся троица. Его тряпичный с виду пол, не только не воспламенялся при соприкосновении с огненным камнем, но и даже не нагревался от него.
   Поужинав и немного поработав над картой, а так же обсудив завтрашнюю переправу через русло, ребята легли спать. Но прежде Тинэй наложил на шатер следящие за округой заклинания.
   Это место скрывало нечто интересное. Неуловимые магические отзвуки, словно легкая музыка звучали в воздухе. Но уловить и понять их источник следопыту не удавалось. Каждую ночь он ставил следящее заклинание и каждую ночь улавливал эту странную и пока не понятную ему мелодию. Все что он мог сейчас сказать так лишь то, что она доносилась от сюда, с этих безжизненных огненных земель.
   Сон не шел к Тинэю. Хотя оба его спутника уже давно храпели в дружный унисон, грубо нарушая ночную тишину.
   Постоянный контроль со стороны наставников отягощал следопыта и присутствие светлых магов тоже.
   Светлыми в землях Болот именовали тех, кто жил на не пораженных землях ядом, в сытых и богатых городах, тех кто вольготно устроился под щедрыми лучами Янтрэи и диктовал кто из людей имеет право жить, а кто нет. Эти маги так тщательно проверили магическую ауру Тинэя, выискивая в нем возможное причастие к запретным наукам, что он еле сдерживал смех. Можно было подумать, что он самоубийца, что владея темными знаниями будет их выставлять на показ, для того что бы тут же лишиться головы. Нет. Он пришел на земли светлых, в самое их сердце, чтобы учиться. Учиться тому, чему не научится среди Болот. И тут действительно были вещи заинтересовавшие его.
   Размышления следопыта прервало сработавшее следящее заклинание. Искренне удивившись Тинэй натянул сапоги, на которых туже засияли охранные руны и захватив лук, вышел наружу.
   Сейчас, ночью отчетливо ощущалось насколько был горяч огненный камень. Он светился от жара, совсем тускло. Это было странно, Тинэй точно помнил как сказывали бывалые темные, что огненные земли потухли, в ту минуту, когда было совершено убийство последнего Огненного хранителя Пиминра. Именно с тех пор огненная магия стала вырождаться и именно тогда все архимаги, осознали, что хранители необходимы не только для поглощения их сил, но и для существования самой магии. Это знание, даже орден "Убийц Драконов", заставило прекратить охоту за ними.
   В те времена было много заварушек и кто-то из людей избрал светлую магию, они вернулись в города и захватив в них власть, принялись диктовать свои правила.
   Другие же основали свои города. Они закрылись от мира в темноте, мраке и нищете. Отгородившись от мира темные не пускали к себе чужаков. Высокие горы, непроходимые болота и Мертвый океан - помогали им в этом. Некроманты охраняли подходы к своим землям и всегда успевали поднимать нежить или призывать чудовищ, чтобы спровадить особо любопытных...
   Постояв минуту на улице Тинэй убрал лук за спину, при этом его лицо изменилось из напряженного в крайне недовольное. Остатки сна окончательно развеялись, впрочем сон ему сейчас не был так уж и необходим, может дней через пять - шесть, но не сейчас...
   При тусклом, красном свечение отчетливо виднелись две фигуры. Застыв у чертога охранного барьера, что поставил Тинэй, они медленно выходили из тени, становясь хорошо различимыми. При этом они не шевелились, просто наведенный морок спадал с них.
   -Зачем пришли? - Вопросил следопыт, не спеша впускать в лагерь не прошеных гостей.
   -Нужна твоя помощь. - Хмуро отозвался Кирнат.
   -Чтобы я помогал слугам? Вам Янтрэя головы напекла? - Белесые пятна гнева заплясали на скулах Тинэя.
   -Все мы служим Ториану. - Смиренно произнесла Кинга. - И его цели.
   -Цель одна. Не напоминай мне простых истин. - От их тупости Тинэй еще больше разозлился, но что было взять с этих тупиц? Получая приказ, они шли к своей цели в лоб, зачастую разбивая его. И сейчас, облажавшись, решили прибегнуть к его помощи, не задумываясь о последствиях этого шага. Своими действиями они могли раскрыть его.
   -Помоги найти принцессу Лирэю. - Переминаясь с ноги на ногу у границы барьера, озвучил нужду Кирнат.
   -Как, в пустыне, вы умудрились потерять ее? - Удивленно воскликнул следопыт. - У вас, что нюх отбило? Песок ноздри забил?
   -Ее след оборвался в Водном секторе. Ее и ее спутников, словно они исчезли. - Попытался оправдаться белобрысый.
   -Повелитель оторвет нам головы. Смилуйся. - Сказав это, Кинга умоляюще посмотрела на следопыта.
   -На твоего брата без головы я бы посмотрел. Но тебя, скорее всего, будет жалко. - Строго ответил Тинэй. - Развейся. - Этим словом он снял защитный барьер, впуская в свой круг ночных волков.
   Близнецы споро приняли приглашения и с умоляющими глазами смиренно замерли перед следопытом.
   -Ни разу не делал этого на огненном камне. Даже немного интересно. - Задумчиво произнес Тинэй и достав небольшой ритуальный кинжал принялся чертить им ни чем не примечательную поисковую руну. Соприкасаясь с огненным камнем ее символы вспыхивали и разгорались, так если бы юноша подбрасывал в них хворост. Когда он закончил рисунок, то изображение полыхало. Красиво и зрелищно.
   -Лирэя Камирэй. - Тихо прошептал юноша над руной и словно обжегшись, отпрянул от горящих символов.
   -Что? Что услышал? - Нетерпеливо вопросил Кирнат.
   -Вашу подопечную уже ищут. - Задумчиво произнес Тинэй. - Развейся. - Словно от ветра, пламя погасло и вернулся приятный полумрак.
   -Но ты выяснил, где она? - Снова поинтересовался Кирнат.
   -Нет. Но раз ее ищут наставники, светлые маги, значит она не в нашем мире. И следовательно мне ее не найти. - Уже равнодушно ответил Тинэй.
   -Не в нашем мире? - В один голос спросили близнецы, округлив глаза.
   -Да.
   -Но что же нам делать? - Растерянно спросила Кинга, не ожидавшая такого ответа.
   -Ничего. Ждите. Она ведь не навсегда исчезла. - Следопыт от скуки принялся подбрасывать клинок и ловить его, не заботясь об острие лезвия.
   -Это совсем не хорошо. С ней этот лекарь. - С презрением высказалась Кинга. - Он все портит...
   -Это только на пользу. Для цели Ториана, это только на пользу. - Повторился Тинэй. - Займитесь лучше более полезными вещами, чем заниматься охраной никому не нужной чести принцессы. Ведь это совершенно не нужно Повелителю. - Он продолжал играть опасным лезвием, обдумывая быстро возникающий план. - Услуга за услугу. Я помогу вам отыскать беглянку. Сообщу, как только она вернется в наш мир. Вы же взамен, поможете мне своими носами.
   -Тебе нужна наша помощь? - Удивленно переспросил Кирнат. Он не представляя чем его "нос" может помочь сыну смотрителя Темных гор, тому кого научили как найти даже песчинку в пустыне близь Агентайи.
   -Не обольщайтесь. Я обычный ученик одаренный магией следопытов. - Хищно улыбнувшись, отметил юноша. - И ваш звериный нюх, чутье, мне может помочь. Так что решите?
   -А что тут решать, мы согласны. - Опередила брата Кинга и даже шикнула на него, что бы помалкивал.
   -Тогда разбивайте лагерь. - Следопыт цинично усмехнулся, бегло оглядев полупустые наплечные сумки близнецов.
   Разговор был закончен и он, вернув защитное заклинание вокруг лагеря, ушел в шатер, где ничего не подозревая, все так же спали его спутники...
   Утро нового дня принесло с собой неожиданные изменения произошедшие ночью в лагере. Проснувшись на рассвете, первым покинул шатер Савадж, на это сказалось его обильное питание. Но, не успев сделать и пары шагов снаружи, он вернулся обратно в шатер, задумчиво почесывая макушку.
   -У нас гости? - С удивлением в голосе спросил он у уже завтракающего Тинэя.
   -Они решили помочь нам с исследованием. - Так и не сомкнувший глаз юноша выглядел бодрым и собранным. Кожаные одежды были полностью зашнурованы и экипированы различными приспособлениями следопытов. По его внешнему виду никогда никто бы не сказал, что всю ночь он колдовал, да размышлял до самого рассвета.
   -Как мило с их стороны. - Протянул анимаг и проследил за любопытным Хилтом. Тот попытался незаметно подглядеть, высунувшись из-за полы шатровых дверей, но обжора ему помешал, отвесив тому пинок. Перебранка двух юношей тут же окрасила колоритными выкриками тихое утро.
   -Девушка? С нами будет девушка? - Потирая ушибленный зад, удивленно спросил маг земли.
   -Ты про Кингу? - Не менее удивленно уточнил Тинэй.
   -Да. Новенькая. С братом. - Уточнил Хилт. - Волосы такого цвета я еще никогда не видел. Чисто белые. Как снег. И глаза...такие небесно-голубые...
   -Никогда не видел? - Хватаясь за живот и хохоча, переспросил Савадж, а затем засмеялся еще больше, увидев растерянное лицо одногодки. - Он никогда не видел белых волос... Ты где рос? В подвале?
   -Ты это к чему? Ты что видел раньше белоснежные волосы? - С серьезным выражением лица спросил Хилт. Но этот вопрос еще больше рассмешил его друга. От смеха его скрутило еще больше и он буквально выбежал из шатра.
   -Тинэй, что его так рассмешило? - Глядя на скрюченную, удаляющуюся фигуру анимага решил прояснить тайну истерического смеха у следопыта, который продолжал не спеша завтракать.
   -Белые волосы совершенно не редки. Посмотри как-нибудь на пожилых людей. Их много среди простолюдинов. Годы высветляют у них волосы.
   -М...м... То есть этим двоим уже... они что уже старые? - По-детски спросил Хилт.
   Услышав новую теорию юноши, который точно был мало осведомлен о влиянии магии и различных магических предметов на людей, Тинэй безнадежно закатил глаза, но все же ответил на его вопрос.
   -Нет. Они оба еще молодые. Они были рождены такими. Просто прими это и в следующий раз не удивляйся. - Следопыт "плюнул" на объяснения и встав с пола, что служил и ложем и столом, чуть было не вышел наружу босиком. Но...
   -Стой! Ноги обожжешь! - Крикнул ему вдогонку Хилт и с искренней радостью на лице, заметил, как одногодка остановился и задумчиво принялся искать свои сапоги, которые заботливо разбросал, выбегающий ранее Савадж.
   -Этот толстый... Везде его еда... - Ворчал следопыт, обшаривая полутемные закрома шатра.
   -Да. Я видел. Он ел даже во сне. - Полушепотом раскрыл чужую тайну Хилт, подмигивая глазами.
   -Тут...тут... - Со стороны улицы появился Савадж, довольный и очень удивленный. - Это здорово. - Выдохнул он под пристальным взглядом двух пар глаз, смотрящих на него из полумрака.
   -Что здорово? Чему ты так рад? - Спросил Хилт, сомневаясь, а стоит ли вообще задавать этот вопрос человеку, убежавшему по нужде.
   -Все сгорело! Все тут же сгорело! - Воскликнул обжора, пылая счастьем.
   -И как ты только сам не сгорел? - Отыскав свою обувь, Тинэй вытряхнул из сапог песок и наконец смог покинуть душный шатер.
   На улице Янтрэя уже шла вверх по небосклону и даже магические руны не справлялись с обилием жара вокруг. Снаружи царило пекло, лишь с единственным отличием от шатра, воздух здесь пусть и немного, но циркулировал и он не был так насыщен жирной выпечкой Саваджа.
   -Да... - Тем временем протянул анимаг. - Было жарко, но я ведь быстро!
   -Савадж не продолжай! - Не выдержал Тинэй. Как он ни старался не обращать внимание на реплики одногодки, но никак не мог с этим справится и постоянно внимательно слушал весь бред Саваджа, но мало того, его мозг пытался анализировать услышанное. Конечно, последнее происходило машинально и когда следопыт замечал, как его мозг отчаянно пытается разобраться в очередной тупости Саваджа, то переполнялся резким желанием заткнуть тому рот большим, хорошим кляпом.
   -...тепловой удар. - Произнесла Кинга, которая вместе с братом находилась неподалеку от шатра и с нетерпением ожидала, когда Тинэй заметит возвращение принцессы в этот мир и сообщит ей об этом.
   -У кого? - Переспросил Тинэй. В его голове тарахтел голос Саваджа и он абсолютно не понял белобрысую.
   -Здесь и мы, и вы получим тепловой удар. - Терпеливо повторила она. - Слишком жарко, нет ветра, воды и еды. Нет тени.
   -Да. Это тебе не сырые земли Болот. Привыкай. - Злорадно осведомил ее следопыт, затем извлек из одного из своих многочисленных карманов маленькую карту и активировал ее. Магическое изображение земель острова Дракона возникли в воздухе, бледно отсвечивая сиреневым цветом, именно такого цвета магией обладал Тинэй. Активированная им карта была общей и показывала весь остров, без подробных проработок отдельных секторов.
   У него в кармане лежала еще одна карта, лучше проработанная, более подробная, но на этой карте были изображены земли сектора Земли. Именно в них изначально собирался отправиться он со своей маленькой группой. Следопыт прекрасно осознал, что без огненного мага лезть в огненный земли в принципе было самоубийством, но он чувствовал, что риск того стоит.
   -Я Хилт. - Рядом возник маг земли и решил еще раз представиться Кинге, стоящей рядом со своим братом близнецом и внимательно рассматривающей карту Тинэя.
   -Я помню. - Равнодушно ответила белобрысая, даже не взглянув в сторону подошедшего юноши.
   -Изучаете карту? - Следом пришел Савадж. Он жевал толстый кусок закопченного сыра. - Ничегошеньки в ней не разобрать. - Подвел он итог и бесцеремонно принялся разглядывать близнецов. - Где ваши вещи?
   -Мы ходим налегке. Все необходимое есть вокруг. - Абстрактно ответил Кирнат.
   -Но, вокруг ничего нет! - Анимаг несколько раз осмотрел округу, на случай если что-то пропустил или не заметил. Но вокруг была по-прежнему красная, безжизненная поверхность, источающая жар.
   -Собирайте вещи. - Вклинился в разговор Тинэй.
   -А как же завтрак? - Продолжая жевать сыр, осведомился обжора. - Нельзя идти в дорогу не позавтракав. Я сейчас быстро накрою. Все вместе перекусим и в путь.
   -Ты и так сыт. Иди, помоги Хилту. - Настаивал на своем следопыт.
   -Завтрак - это залог успешного дня. - Возмущаясь себе под нос анимаг вяло зашагал к шатру, из которого Хилт уже выносил походные сумки с вещами.
   -Пойдем "вверх по течению" этой высохшей реки, до развилки, а дальше будем искать вот это. - Тинэй указал на темное пятно на карте, обозначающее вход в неизведанную пещеру.
   -Пол дня пути. - Навскидку сказал Кирнат.
   -Пол дня без них. А так дня два, а может и три. - Оценила Кинга.
   -Ничего. - Отозвался Тинэй и убрав карту отправился к быстро складывающемуся шатру. Магические руны на нем тускло мерцали, создавая своего рода защитный барьер уберегая от внешних напастей. В сложенном виде он занимал совсем немного места и был легким.
   Минуло минут пять, а на месте бывшего лагеря не осталось ни следа. Теперь людей со всех сторон окружала жаркая, красная "земля". Янтрэя к этому моменту заняла примерно одну восьмую расстояния между горизонтом и полным зенитом. Жар от звезды шел уже сильный и от него, учащимся Школы Магии пришлось возводить защитный барьер. Он погасил часть жара и дал возможность продолжать путь.

Глава 4. "Тайное задание".

  
   Маленький садик, журчащая неподалеку вода, тихий щебет птиц - это было райское, теплое место. Виолетта сама занималась растущими здесь растениями. Ничего особого или запрещенного законом Валерсии тут не было. Так, лечебные травы, коренья, цветы.
   Да, она была темным следопытом и этот факт приходилось скрывать, изображая из себя мага флоры. В этом не легком деле ей помогали реликвии, вживленные с помощью магии под кожу. Они наделяли ее небольшими магическими способностями, которыми должен обладать светлый маг и в итоге сомнений у окружающих не возникало. Ну, а Локар... Локар... Король был так занят, что мало что вообще замечал, да и своим обществом он в принципе редко радовал молодую (ну на вид ей не возможно было дать больше двадцати - двадцати двух лет) спутницу. Однако неспешно женщина усиливала заинтересованность короля собой. Незаметно, чтобы не вызвать подозрений как окружающих так и старого дракона. Двести лет солидный возраст. Даже чересчур. Но при близком общении с ним этого не чувствовалось.
   Что-то поддерживало его молодость и разум оставался светлым. Что-то магическое и достаточно сильное. Скорее всего это был артефакт. Какой именно очень интересовало Виолетту. Конечно она понимала, что скорее всего это и был искомый ею меч Пяти Бурь, ведь в городе она успела осмотреть все закоулки, но следов его так и не нашла. И теперь ей следовало прочнее сплести свои сети, да полностью подчинить себе Локара.
   Пол года жизни среди врагов и практически никаких зацепок. Хорошо хоть кровь принцессы подошла, но опять-таки, эта дуреха сбежала. Однако без созданного Замартом артефакта и без утерянного меча Пяти Бурь с пленением Лирэи можно было повременить.
   Наполнив небольшую лейку водой, Виолетта подошла к увядающему растению и слабым потоком жидкости стала его поливать.
   -Вода, дающая жизнь,
   Наполни растение силой,
   Исцели болеющие клетки,
   Восстанови отмирающие...
   Читала она заклинание, одновременно со льющейся водой. Оно подействовало быстро. Увядающее растение стало крепнуть, листочки наполнились соком, стебелек расправился...
   -Так быстро? - Подошедший Варей с восхищением смотрел на магию женщины, это представление предназначалось именно ему, как и легкий дурман испускаемый цветком.
   -Варей? - Наполнив голос удивлением, Виолетта отставила лейку и посмотрела на мальчика. - Я не слышала как ты подошел. - С улыбкой добавила она, придавая принцу уверенности в своем незаметном проявлении.
   -Я видел как Хирсон обучает новичков незаметности. Мне было достаточно лишь посмотреть издалека и у меня все получилось. - Гордо рассказал он.
   -Скрытность - это важный навык. Важный и сложный. - Виолетта отставила лейку, стряхнула не видимую пылинку с подола и с царственным видом направилась к выходу. - Пойдем, принц.
   Они покинули теплицу и неспешно направились по аллее в ту сторону, где как раз проводил занятия Хирсон, обучая юных мальчишек лет восьми - двенадцати, у которых уже проявились магические способности и выявилась определенная склонность к той или иной разновидности магии.
   На вновь вернувшегося принца ни учитель, ни его пять подопечных не обратили внимания. Они монотонно продолжали отрабатывать "тихий шаг". Обучение заключалось в правильном начертание нужной руны, ее активации и затем применении.
   Варей смотрел на их действия с нескрываемой завистью и восхищением. Он бы отдал все лишь бы хоть немного прикоснуться к магии, хоть немного ощутить ее силу в своих руках.
   -Принц, какой магией обладают эти мальчики? - Обходя тренировочную площадку и практически не глядя на самих тренирующихся, спросила Виолетта.
   -Лазар управляет землей, Ниваръ алхимией и начертанием рун, Оштанор так же землей, и Кюи тоже, а вот Алазар кажется следопыт. - С сомнением ответил мальчик.
   -Хорошо. У кого из них способности проявляются сильнее всего? - Виолетта открыла солнечный зонтик и скрылась под ним, спасаясь от чрезмерно ярких лучей Янтрэи.
   -Самые сильные те, кто обладают магией земли, но из них это Лазар. У него раньше всех был обнаружен дар и он старший. - Ответил мальчик.
   -Присмотрись к ним внимательнее, принц. И попробуй еще раз ответить на это вопрос. - Настоятельно порекомендовала женщина.
   -Виолетта я не обладаю ни каплей магической крови. Я не могу ощутить их потенциал. - На последнем слове он запнулся, дело в том, что он не был уверен в правильном его произношении.
   -Для этого не нужен потенциал. Присмотрись к ним. Понаблюдай за ними и когда поймешь, приходи ко мне. - Ее голос был мягким и нежным, но таким убедительно настойчивым, что юный принц не стал оспаривать ее совет. И оставшись в одиночестве на аллее, он сосредоточенно стал наблюдать за тренировками адептов.
   Он стоял и смотрел, как эти счастливчики неуклюже наносят кривые руны, а затем пытаются их прочесть, чтобы их активировать. Но раз за разом ничего не выходило. "Если бы дар был не у них, а у него, - размышлял Варей, - уж он бы им всем показал, как надо писать магические символы. Как их читать. Да что говорить, он бы приложил все свои силы. Каждая секунда его времени, его жизни была бы посвящена магическим занятиям. Не то что эти неудачники, что уже ныли об усталости и ссылаясь на свою дворянскую кровь, требовали перерыва. А ведь никто из них так и не добился правильного начертания рун для "Тихого шага"".
   Хирсон колебался в принятие решения отпускать адептов или нет, он бы был и сам рад разогнать их, но он заметил живой интерес принца и подспудно подозревал, что роспуск дворянских детей может оказаться чреват неприятностями. Особенно для него, бывшего королевского стража, которому давно пора на покой, которого он не желал. Ему таких больших усилий стоило добиться права тренировать особо одаренных детей, правда с него взяли слово, что будет обучать их своим тайным секретам и техникам.
   И вот, если он отпустит адептов, то может, в конечном счете, распрощаться с этой почетной должностью нянчить сопливых мальчишек.
   Придя к такому выводу, Хирсон принял вид по строже и сотворил лицо по страшнее, после чего заставил дворянских отпрысков продолжать пачкать обувь.
   Оскалившись на него, они продолжили тренировку, но такое не учтивое и наглое отношение со стороны ни на что не годного старика им весьма не понравилось.
   Варей со своей стороны ничего не заметил, он продолжал стоять неподалеку от тренировочного поля и ломать голову над заданным вопросом. Он смотрел на детей и видел одно и то же: неумелых мальчишек чуть старше себя, ленивых дворянских щенков, сосущих валлары из родителей. И чем дольше он за ними наблюдал, тем противнее для него становились их напыщенные самомнением лица из-за подаренного магией могущества. Они все это, по мнению Варея, никак не заслужили.
   Тем временем мальчишки, так же как и ранее Хирсон, заметили на себе внимание принца. Алазару удалось сделать это первому и он решил показать юному принцу насколько тот ничтожен как человек и насколько они сильны и могущественны, и что у них куда больше шансов и возможностей править Окрамой чем у него, того в ком течет кровь Огненного дракона. Азарт подстегнул мальчишек и усталость ушла на второй план.
   Их же нарастающий азарт, в глазах юного принца выглядел как высокомерная напыщенность и показная самоуверенность в своем даре, которым он сын дракона не обладал. Зависть грызла его и ранее, но здесь и сейчас он ненавидел их и презирал, невзирая на свой юный возраст.
   Почувствовав резкое желание покинуть район тренировок, Варей уже было собрался уходить, но вспомнив зачем сюда пришел, он стиснул зубы и продолжил наблюдение...
   Тем временем, Виолетта, покинув юного принца, направилась в замок. Ей предстояло разобраться с ужином, так же проверить состояние своих поручений и отдать новые. И пусть все в замке было более менее в порядке, но ее обязанностью было всегда нагружать слуг работой.
   У входа в замок ее уже встречала Сакса. Так происходило каждый раз, словно служанка только и делала, что ждала под дверью возвращения госпожи. И если бы Виолетта действительно была магом флоры, она бы так и думала. Но женщина, будучи темным следопытом, давно, вернее сказать, сразу разгадала необычайную способность королевской служанки. Ей помогали фамильяры, что она и Данри расположили на всех стратегических подступах к замку. Именно с их помощью они знали все, что происходило на территории королевского сада и строений.
   -Добрый день, госпожа Виолетта. - Учтиво, но чересчур заученно поприветствовала Сакса, при этом она отворила широко двери, пропуская женщину. - Все Ваши приказы выполнены. - Доложила она, когда они обе оказались в стенах замка.
   -Ты проверила как должно? - Сегодня перепроверять работу слуг она не очень то и желала и все больше приходила к мысли, что не будет тратить на это время.
   -Да, госпожа. - Сакса принялась перечислять сделанное, убранные комнаты, смененные портьеры, почищенные дымоходы, отполированные столовые приборы, высаженные растения и многое другое. Слушая служанку и пробираясь к своим покоям дворянка лишь кивала головой, с усилием сохраняя на лице заинтересованный вид. Все дело было в том, что оказавшись в замке, она начала ощущать чувство тревоги. От этого даже на кончике языка возникла легкая горечь. Здесь, во вражеском тылу даже малая опасность могла сулить ей гибель.
   Виолетта просчитывала каждый свой шаг, всю интересующую ее информацию добывала аккуратно, идеально маскируя свои вопросы и интересы. Обычно она выстраивала свои диалоги так, что ее собеседники сами рассказывали ей всю интересующую ее информацию или приглашали ее посмотреть древние артефакты, думая, что это исключительно их инициатива. Таким хитрым образом, оставаясь в тени, она узнала многое. Очень многое. Остался лишь один вопрос, самый важный, где Локар прятал меч Пяти Бурь, в своем ли тайнике или внутри себя. Сейчас у нее была возможность выяснить это, но чутье темной кричало ей об опасности и если все бросить и скрыться, спасая свою жизнь, то это значит лишиться возможности найти меч и не выполнить возложенную на нее миссию самим правителем Болот.
   Однако действовать следовало сейчас. Прямо сейчас и чутье ее в этом никогда не подводило. Но свой выбор она уже сделала, еще пол года назад, когда согласилась на это задание, а она никогда не бросала возложенную на нее работу, не выполнив ее до конца и не важно, грозила ли ей смерть при этом.
   Еще шаг, еще вдох и из-за поворота вышел Данри, всего лишь слуга, но и обычный слуга короля мог принести массу проблем. И именно он нес ей смерть, ловушка закрылась и теперь шаг назад было не сделать.
   -Добрый день, госпожа Виолетта. - Мужчина в возрасте почтительно поклонился, обращаясь к спутнице своего правителя.
   Женщина чуть кивнула в ответ и отвлеченно обратилась к служанке, словно пожилого слуги тут и не было.
   -Сакса, здесь по-прежнему пыльно. - Она смахнула с платья никому невидимую пылинку, выказывая тем самым степень своего раздражения к не качественной уборке.
   -Госпожа Виолетта, простите меня за мою не тактичность. Я пришел передать Вам приказ короля, срочно явиться к нему в малый зал, замка советов. - Бесстрастным голосом поведал о цели своего появления Данри. - Я проведу Вас самым коротким путем. Поспешим, король не любит ждать.
   -Король желает меня видеть? - С показным непониманием переспросила Виолетта. - Как странно, сейчас ведь еще день. - Продолжила она играть свою роль светлой дворянке.
   -Не нам судить желания короля. - Сухо ответил слуга, выжидающе смотря на прекрасную и весьма обольстительную молодую женщину, обладающую редкой красотой и изяществом, а так же благородством.
   -Данри, но я не могу явиться перед королем в таком виде... я вся в земле и пыли. Моя прическа испорчена долгой прогулкой... - Словно человек попавший в бедствие запричитала она.
   -Госпожа, вы прекрасны, а Ваша прическа и платье выглядят безукоризненно. Пойдемте. Король ждет. - Настойчиво повторил слуга и увидел как, терзаясь сомнениями, спутница Локара все-таки поддалась на уговоры и последовала за ним в замок советов.
   Как и обещал Данри, он провел свою госпожу самым коротким путем - подземным. Не прошло и десяти минут как крепкие деревянные двери распахнулись и перед ее взором открылся небольшой зал, где за огромным резным столом восседал правитель Окрамы. Он что-то писал, плавно размахивая в воздухе пером.
   -Ваше Величество, госпожа Виолетта пришла по Вашему приказу. - Доложил королю Данри.
   -Ты можешь идти. - Голос у Локара был суров и грозен, подстать всему его внешнему виду.
   Низко склонившись, слуга покинул зал, плотно прикрыв за собой дверь.
   -Мой король! - Виолетта с почтением сделала реверанс и так и замерла с хитрым вожделением в глазах, поглядывая на короля. Она делала вид, что не заметила его настроения и совершенно ни о чем не подозревает.
   -Виолетта, сколько времени прошло с того момента как ты сюда приехала? - Голос у Огненного дракона был лишь похож на человеческий. Люди наделенные слабым магическим даром услышав его, ощутили бы лишь трепет и страх. Но те в ком дар был силен видели силу и могущество, что переполняли Локара и преображали его возвышая над людьми и магами.
   -Больше полугода, Ваше Величество. - Нежная улыбка озарила ее лицо, но Локар продолжал что-то выводить пером на бумаге, лежащей перед ним не отрывая от туда взгляда.
   -Что ты успела узнать о моем городе? - С показным равнодушием спросил он.
   -Окрама прекрасный, теплый город. Здесь много разнообразной еды. Это большой и сильный город. - Она замолчала, но и Локар больше ничего не говорил, не принимая ее ответ за нужный ему. - Рыбная ловля, что ведется в океане и в заливе снабжает город богатым уловом. Фруктовые сады, разбитые на разных высотах, способствуют росту уникальных и разнообразных растений. Сад с пряностями, пожалуй, мой любимый. Отсутствие пресной воды не приятная проблема и уводит из казны много валлар...
   -Что ты скажешь про магическую оборону Окрамы? - Перебил он ее рассказ, конкретизировав свой вопрос. При этом Локар промокнул перо в чернильнице и оно показалось женщине чересчур потрепанным на вид для королевской особы.
   -Магов в городе много. Магические башни выглядят надежными и исправными. Юлиния мне недавно показывала самую древнюю и сильную башню Окрамы, что многие сотни лет назад защищала город в войне. - С восхищением вспомнила она. - И даже спустя столетия, эта башня смогла послужить защитой городу в минувшей войне с Замартом...
   Наконец дракон оторвался от своего пергамента и скользнул взглядом по стоящей перед ним в поклоне женщине.
   -Что ж... Юлиния более не будет забивать тебе голову ненужными для женщины вещами. - Сказав это Локар вернулся к написанию своего документа и более не поднимая глаз добавил. - Приведи себя в порядок, не забывай зачем ты здесь.
   -Да Ваше Величество. Этого больше не повторится. - Покорно ответила женщина.
   -Ты свободна.
   Услышав это Виолетта еще ниже отвесила реверанс и уже почти дошла до двери, когда король добавил.
   -До вечера, свободна.
   Ее лицо озарила двойственная улыбка, которую уже никто не заметил.
   Покинув замок Советов, Виолетта повела себя как и должно было спутнице короля. Она раздала указания слугам: о подготовке ванной, легкого ужина, платья, что подчеркнуло бы все ее достоинства и подборе к ним изящных украшений. Готовиться к вечернему приему у короля ей помогала молоденькая служанка, имя которой не имело никакого значения. До ужина времени оставалось мало и в заботах о внешнем виде оно пролетело не заметно.
   Сегодня на ужине Юлинии не было. Пришел лишь измученный и уставший Варей. В присутствии прислуги, что наполняла тарелки господ он вел себя тихо и молчаливо. Однако уже в самом конце трапезы мальчик сказал ровно то, что и ожидала от него Виолетта.
   -У меня сегодня скверное настроение и я хочу, чтобы ты побыла со мной, пока я не усну. Когда ты рядом, то мне кажется, что мама со мной. - Последние слова удивили Виолетту, ведь она и не подозревала, что Варей такой искусный актер и лжец. Произнесенные им слова точно предназначались не ей, а снующей рядом прислуге.
   -Я побуду с тобой, пока король занят. - С улыбкой ответила женщина и отложив столовые приборы, отправилась вместе с мальчиком в его покои.
   В комнате принца уже суетилась Сакса. Она лично следила за королевскими детьми, их покоями, одеждой и едой. Вот и сейчас она приготовила теплую ванну, взбила подушки с периной, разложила накрахмаленную белоснежную рубашку, разожгла свечи, приготовила графин со свежей водой, проветрила спальню, впустив свежий воздух наполненный ароматом цветов растущих в саду и еще много чего успела сделать не заметное для господ, но такое важное для их комфорта.
   -Сакса, ты меня раздражаешь! - Властно сказал принц, не успев перешагнуть порог спальни. - Выйди немедленно. Дальше я сам справлюсь!
   -Как прикажите, принц. - Покорно согласилась служанка.
   -Сакса, - добродушно обратилась Виолетта к уходящей служанке, - будь неподалеку. У принца болит голова и скорее всего понадобится твоя помощь.
   -Да, госпожа. - Немного смягчившись, служанка вышла из спальни.
   -Ты слишком резок, принц. Прислуга должна видеть твою власть, а не слабость. Твою силу и могущество, а не отчаяние и бессилие. - Пока слышались шаги уходящей Саксы, женщина отчетливо ощущала чей-то заинтересованный взгляд. И скорее всего это был фамильяр, спрятанный где-то за одной из стен с тайным проходом.
   -Иначе ее не прогнать! - Насупившись, ответил мальчишка и хотел было еще что-то сказать, но она его опередила.
   -Идем купаться, пока вода не остыла. - Прошелестев юбками своего платья, женщина скрылась в комнате с огромной каменной нишей в полу, от куда струился пар. Здесь фамильяру будет трудно услышать их речь, тем более увидеть. - У стен есть глаза принц и уши, и то как ты обращаешься к людям, что окружают тебя с рождения, может дойти до короля.
   -Не говори глупости. - Самоуверенно воскликнул мальчишка, но взглянув в лицо женщины, немного поколебался в своей уверенности. - Не разобрался я, кто из них сильнее. - Раздраженно ответил он, скидывая с себя пыльные и потные одежды. - Нет во мне магии и не будет! А эти отбросы, носы задирают, забывая "чья" кровь во мне течет. - Злясь на них, на себя и вообще на всех выпалил он. Он и не знал, что эти чувства усиливали действия дурмана навеянного Виолеттой.
   -Принц, не убивайся так. Полезай в воду, сейчас тебе станет легче. Вода смоет все невзгоды. - Словно пропела она.
   Сцепив кулачки, мальчик залез в наполненную доверху нишу и пару раз нырнул, погрузившись с головой в теплую воду. Немного смыв свое раздражение он уже более осмысленно посмотрел на Виолетту и заметил в ее руках странный предмет. Он напоминал кровавый рубин и испускал странное золотистое свечение.
   Женщина приложила палец к своим губам, призывая принца к тишине, а затем приблизилась к выглядывающему из воды мальчику.
   -Все будет хорошо. Иди сюда.
   Камень в ее руках завораживал. "Но откуда он у нее появился? Ведь минуту назад его нигде не было!" - Думал он и заинтересованно приблизился.
   Варей успел ощутить лишь легкий укол, а за ним нестерпимое жжение, словно внутри, у сердца загорелось пламя, когда неизвестный камень коснулся его кожи.
   -Мне больно... больно... - Все его тело окутало жаром и по воде вокруг пошли пузыри, словно она закипала.
   -Принц, успокойся. - Нежным и мягким голосом зашептала Виолетта. - Дыши ровнее и глубже. Спокойнее. Тише. Тише.
   Мальчик обмяк и с головой ушел под воду. Но Виолетта мгновенно схватила его за волосы и словно пушинку извлекла из воды, обернула в простыню и отнесла в спальню, где уложила спать, нежно и с таким теплом, словно родного сына.

Глава 5. "Огненная пещера".

  
   Вскоре выяснилось, что днем перемещаться по Огненному сектору не возможно и даже опасно. Уже ближе к полудню, когда Янтрэя приближалась к зениту, тут начался кромешный ужас. Создавалось ощущение, что учащиеся Школы Магии шли не по земле, а по раскаленной жаровне. Но это еще было полбеды. Воздух раскалялся так, что обжигал гортань и легкие. Никакие смоченные ткани, или различные платки усиленные магическими рунами не спасали от этого пекла.
   Осознав, что находиться на открытой местности в полдень по-настоящему опасно для жизни Тинэй, как старший в группе принял решение переждать жару в душном шатре. А когда снаружи жар понизится и пропадет угроза жизни, то они вновь продолжат путь и свои исследовательские действия.
   Таким образом путешествовать они стали ночью.
   Что конкретно искал в этой "печи", юный следопыт никому не рассказывал. Хотя тайны в этом не было. Он просто не знал, что ищет. Но он точно ощущал нечто интересное, что было спрятано здесь, где-то глубоко внутри земли, подальше от любопытных глаз. И это нечто было очень странным и не мертвым и не живым. Однако охраняли его (ее, это) точно мертвые. Именно они и шепнули о своей "драгоценности". Шепнули тому единственному, кто во всем корабле напичканному магами всех "мастей", мог их слышать, понимать и даже говорить, если ему это понадобится.
   Идти до выбранного им места на карте по реке пришлось непомерно долго. Магическая карта, выданная наставниками, оказалась практически бесполезна. И казалось бы, от развилки реки было рукой подать до искомой пещеры, но на местности все оказалось куда запутаннее. Однообразная красная земля, тонущая в дымке, которую вызывал сильный жар исходящий с поверхности с ее каменистой. Порой тут возникали причудливые миражи, еще сильнее путающие уже порядком уставших учеников и уводящих их в другом направлении.
   Запасы воды стремительно иссякали. Даже запасливый Савадж начал заметно экономить свой провиант, ведь пополнить его здесь было не чем. Ни воды, ни чего-либо съестного тут по-прежнему не наблюдалось.
   Вскоре возникла острая проблема, вызванная нехваткой воды и было принято решение отложить первостепенную цель и отправиться на поиски питья. Вариант искать помощи у наставников был отметен сразу, не смотря на абсолютную готовность Саваджа провалить задание и вернуться под защитный купол "Грозового Облака".
   Искать воду в месте, где по внешним признакам ее никогда не было, казалось полнейшим безумием, но только не тем, кто всю жизнь занимался выживанием в самых немыслимых местах, ежедневно оттачивая этот навык. Но, раскрывать сразу свои навыки темные не спешили и предоставили право проявить себя магу земли, Хилту.
   Однако сквозь земляные потоки Хилт не смог найти воду. Красная земля не поддавалась ему, не слушалась его воли, не подчинялась, не открывала тайн, не меняла формы. Словно лежащий под ногами камень был и не из земли вовсе, а совершенно другой субстанцией. Но, что он хотел, все-таки это был Огненный сектор, а значит все здесь могло подчиняться только магам огня. Такой вывод показался хорошим оправданием для первогодки.
   После нескольких часов, что Хилт провел пытаясь справится со своей стихией и выяснить где искать воду, но так и не сделав этого у его спутников возник вопрос о том, как и кто сможет справиться с этой задачей.
   К своим уловкам следопыта Тинэй не стал прибегать, а поручил миссию по добыче воды близнецам, которые с нескрываемым нетерпением ожидали от него сигнала о возвращение принцессы, но шло время а они его так и не получали.
   Пить хотели все и даже натренированные убийцы, привыкшие к многочисленным лишениям, ведь для сохранения целостности организма она не достаток следовало восполнить.
   Поспорив с сестрой, Кирнат пообещал справиться с поиском воды в одиночку, на что получил несколько неодобрительных смешков со стороны, что-то жующего Саваджа. Взгляд, которым в отместку наградил обжору белобрысый не обещал тому ничего хорошего, в ближайшем будущем, но учинять разборки со слабоумным, здесь и сейчас не стал. Он попросту затаил зло на выскочку из светлых дворянских отпрысков.
   В отличие от одногодки, Хилт не стал в открытую сомневаться в умениях того о ком практически ничего не знал. Юноша отложил свои тщетные потуги найти взаимосвязь с землей и решил понаблюдать, как сможет Кирнат сделать практически не возможное, для чего начал практически за ним следить.
   Однако в первые минуты поисков ничего не произошло. Никакой магии от белобрысого не последовало. Недобро глянув на Саваджа, голубоглазый юноша немного склонил голову, а затем предложил следовать за собой и желательно не отставать, так как путь предстоял не близкий.
   Не понимая, что за магию применил Кирнат, Хилт решил и дальше присматриваться к нему, но то ли юный маг земли был слишком слаб и не опытен, то ли белобрысый использовал нечто, о чем он не знал, но ничего он так и не узнал о его способностях. Зато стал подмечать определенные странности в поведение близнеца. Сначала он подметил, что тот перемещался быстро, тихо, точнее совершенно бесшумно, при этом легко и уверенно. Усталости в нем не наблюдалось, лишь стремление скорее достигнуть цели. Порой он останавливался, словно замирая, а затем вновь продолжал вести всех, в только ему ведомом направление.
   Стояла ночь. Они блуждали в призрачном красном полумраке, ни один пульсар не освещал их путь. Света редких звезд не хватало, а голубая луна еще не появилась на небосводе и не принесла с собой холод. Человеческие глаза могли бы привыкнуть к темноте, но постоянное мерцание красной земли мешало этому. Яркие вспышки ослепляли, а за ними следовал мрак и Хилт не видел ничего, кроме неясных силуэтов спутников. Если бы он не был магом земли, то давно бы понабивал себе ни одну шишку. Да, красная земля не подчинялась ему, но все же он мог предугадывать в нескольких локтях пред собой ямки, валуны, трещины и прочие неприятности. Савадж, будучи анимагом немного видел в темноте, чуть-чуть больше чем Хилт, его глаза лучше адаптировались к вспышкам и поэтому он так же сохранял равновесие и не оступался. Ну а остальные были хорошо обучены передвигаться в темноте и делали это с завидной скоростью.
   В какой-то момент впереди появился некий возвышающийся над поверхностью участок светящейся земли. Сначала он был не отличим от общего пейзажа, но Кирнат уверенно шел в его направлении и он стал стремительно увеличиваться в размерах. Это напоминало животное, а порой разбушевавшийся пожар, но определить точно, что именно лежало впереди Хилт смог лишь тогда, когда они подошли к этому почти вплотную.
   Все оказалось до смешного просто. Здесь не было никакого притаившегося животного исполинского размера, не было и пожара, а был вход в подземную пещеру. Возможно тот самый, который искал Тинэй, а может и нет, спрашивать об этом Хилту сейчас совершенно не хотелось. Его, как и остальных мучала жажда, а так же одолевала усталость и сонливость. Сон по несколько часов в сутки в царящей жаре, духоте, да еще и дневном свете, не давал организму нужного отдыха. Собственно говоря, Савадж выглядел ни лучше, его съестные припасы кончались и теперь он жаловался, что еще немного, буквально чуточку и он умрет с голоду.
   И вот, подойдя вплотную к пещере, Савадж первым высказал мнение "большинства" о необходимости перевести дух, зарядить магией обувь, перекусить и желательно поспать.
   Таким образом, привал был совершен, но с уговором, что он будет совсем не долгий. Главной его целью было наполнить магией вещи и утолить жажду. Жители Болот казалось не чувствуют ни усталость ни голода, ни жары, ни не хватки сна. Они были не утомлены и могли продолжать путь без остановок, пока не достигнут своей цели.
   Расстелив низ шатра, путники разместились на защитной рунами ткани и принялись восстанавливать силы. Хилт буквально рухнул на магическую ткань вместе со своей ношей. Рядом уселся Савадж, ворча под нос про свой нестерпимый голод. Ну, а болотные словно были на небольшой пешей прогулки, они совершили несколько глотков, да принялись насыщать магией сапоги. И это дело спорилось у них ни в какое сравнение с одногодками. Лишь благодаря сапогам учащиеся Школы могли без опасения передвигаться по красной земле.
   Вытягивая из своей фляги последние водяные пары Хилт сквозь пелену усталости, видел как обувь болотных начинает издавать тусклое сияние, означающие, что их руны готовы вновь защищать своих хозяев.
   -Дальше нет необходимости идти всем. - Нарушил тишину Тинэй. - Я и Кирнат пополним наши запасы воды. Вы, пока нас не будет, проверьте еду и зарядите свои вещи. Кинга все, что найдешь съедобное, подели на порции и не подпускай к ним Саваджа.
   -Я так с голоду помру. - Тут же отозвался обжора, но был награжден таким осуждающим взглядом, что ощутил легкие зачатки совести, которые впрочем тут же утихли. - Я требую дополнительных порций!
   -Хилт, на твоих плечах установка шатра. После отдыха займись исследованием пещеры. - Получив вялый кивок от мага земли, Тинэй одел на ноги готовые к продолжению путешествия сапоги и занялся поиском всех емкостей под воду. Собрав все необходимое, он кивнул Кирнату и они оба словно растаяли в алом сиянии пещеры.
   Оставив ноющий "груз", оба юноши родом из Няминмы смогли двигаться куда быстрее и легче. Кирнат с легкостью ориентировался в пещере и без заминок продвигался вглубь. Тинэй так же не испытывал трудностей или дискомфорта и в итоге их небольшая трехчасовая пробежка по извилистым пещерным коридорам завершилась у берега неширокой подземной, кипящей реки. В царящем вокруг сиянии она возникла словно призрак, вся окутанная исходящем от нее паром.
   Она вытекала из низкой расщелины и неспешным потоком утекала дальше вниз. Кипела, бурлила и медленно струилась по своему не широкому руслу.
   -Жаль рыбы в такой реке не водится. - Держа флягу за кожаный ремешок, Тинэй осторожно погрузил емкость в воду.
   -Глаза режет. Но на запах кажется пригодной. - Щурясь, произнес Кирнат.
   -На, пробуй. - Дымящая фляга перекочевала в руку метаморфа.
   -Горячевата. - Морща нос и чуть не плача, белобрысый сделал небольшой глоток и одобрительно кивнул. Таким образом, удостоверившись в пригодности воды, оба юноши принялись набирать ее. Занятье даже для этих двоих оказалось не из легких. Склоняться над практически кипятком, чувствовать мелкие брызги на руках, возиться с наполнением небольших фляг, к тому же и температура воздуха здесь была запредельно высокой.
   -Кирнат, нам надо поторопиться, здесь практически нет кислорода.
   -Кипящая вода, без огня. Разве такое бывает? - Кирнат утер стекающий ручьями пот со лба, попытался проморгаться, но легче от этих действий не стало.
   -Я знаю множество, таких мест. Например, в долине Вулканов есть такая же река и не одна. В Утоше, глубоко в недрах пещер было горячее озеро, Илрау. Горячие водоемы совсем не редкость, они бывают в местах, где есть вулканы. - Просветил Тинэй близнеца, а затем осмотрел наполненные емкости с водой.
   -У меня еще две. - Закинув обе в бурлящий поток, Кирнат быстро наполнил их и поспешил за уходящим следопытом.
   Для обратного пути Тинэю не требовался провожатый, а ждать слуг было бы чересчур. Но тут произошло нечто заставившее юношу остановиться и наскоро соорудить защитный барьер. И успел он почти вовремя. На них обрушилась магическая волна не ведомой силы. Она буквально накрыла все вокруг, мгновенно заморозив воду во флягах и даже в кипящей реке. На какую-то долю секунды все вокруг покрылось смертоносным льдом и инеем.
   От превращения в ледяную статую Тинэя спасла одежда школы, да натренированная реакция. Укрывшись за барьером, следопыт посмотрел на ледышку, в которую обратилась его сумка, которую он выбросил из рук для быстрого колдовства. Вся пещера мягко поблескивала от холода, позади послышалось недовольное ворчание-рычание.
   Обернувшись, следопыт обнаружил полу замороженного Кирната. Он не успел защитить себя и теперь был похож на ледяную скульптуру с яростно бегающими голубыми глазами. Он что-то пытался сказать, но губы его не шевелились. Тем временем пронесшаяся волна магии стала рассеиваться и лед в пещере начал стремительно таять. И то, что сейчас происходило вокруг, грозило еще одним резким перепадом температуры.
   -Энергия земли, что струиться у ног моих,
   Защити меня и моего слугу,
   Прими форму сферы и укрой нас!
   Произнес защитное заклинание Тинэй и искрящиеся сиреневые потоки потянулись от него в землю, откуда по ним поползли золотистые лучи энергии спящей в земле, которые словно соткали из нее прозрачную защитную сеть.
   И этот магический процесс закончился весьма вовремя. Пещера полыхнула жаром. Растопив лед вокруг, в ней загорелся настоящий огонь. Натолкнувшись на энергетическую сеть, он не смог проникнуть в ее чертог, но остался скалиться рядом с ней и вокруг нее.
   Осмотрев это безобразие, Тинэй перевел взгляд на непонятно, что бормочущего Кирната и задумчиво ответил ему.
   -А ведь это была магия хранителя. Неужели кто-то нашел хранителя холода и убил его, выпустив его силу?
   -Б...р...р...У... - В ответ прозвучали все те же не понятные рычащие звуки.
   -А ты крепко облажался. Как еще жив остался? И хватит рычать. Регенерируй, скорее. Наши с вами дороги здесь разойдутся. Ваша принцесса вернулась. Возвращайтесь все на корабль. А я... Я теперь знаю, куда мне идти.
   Если бы кто-то кроме Кирната наблюдал бы сейчас за Тинэем (магическая волна уничтожила всех фамильяров созданных наставниками), то они бы увидели и его странную защитную сеть и то как янтарные глаза следопыта стали сиреневыми, а русые волосы побелели. Произошло это из-за того, что он прибегнул к темной магии, запретной и лишь она помогла ему сейчас выжить.
   Теперь мертвые говорили с ним, говорили без умолку отовсюду. Их энергия спряталась в недрах земли, переплетаясь она создавала затейливые узоры на энергетической сети и именно она указывала путь Тинэю к тому, что пробудила магия хранителя.

Глава 6. "Огонь в Окраме".

  
   Время было уже глубоко за полночь, когда к Виолетте в покои постучала Сакса. Служанка пришла по приказу самого короля. Целью ее прихода было сопроводить его избранницу к нему.
   Для Локара это время еще было ранним, как и для его самых приближенных подданных. Но для всех остальных ночь была в самом разгаре.
   Окрама уже спала. Город стоял тихим и темным. На улице было тепло и безветренно. Магический купол, что окружал город, не выпускал теплый воздух, накопленный за день, но и не впускал холодный. В сравнении с землями Болот тут было жарко, душно и слишком сухо.
   Идти пришлось совсем не далеко. Локар беседовал со своим советником, в парке неподалеку от замка. Не смотря на то, что он находился дома, среди своих родных, друзей, подчиненных и верной стражи, вокруг его фигуры мягко парили огненные сферы. Они хранили необходимую энергию для перевоплощения, а так же для сильной магической атаки, такой, которая могла бы как минимум разрушить пол замка.
   -Ваше Величество, госпожа Виолетта пришла по Вашему приказу. - Доложила Сакса, не смея поднять глаз на дракона.
   -Ты свободна. Проверь Варея и можешь отдыхать до утра. - Отдал король приказ.
   -Локар, я еще раз все перепроверю. К утру все будет готово. - Не озвучивая целей, сказал Решилом. - Доброй вам ночи, госпожа Виолетта. - Попрощался маг и с позволения короля ушел.
   -Виолетта? - Локар учтиво подал ей руку приглашая прогуляться с ним по ночному парку.
   И даже если бы не цель, с которой женщина была подле Локара, она бы никогда не смогла устоять от столь соблазнительного предложения. Огненный дракон, невзирая на свой возраст, был статен. Его переполняла неиссякаемая внутренняя сила, способная будоражить ум любой девицы. Огненные волосы, огненные сферы, янтарные глаза с мерцающими в них искрами пламени - находится подле него было сладким безумием, дурманящим мозг женщины, что сгубила ни один десяток людей и вытворяла вещи, узнай здесь которые ее тут же предали бы смерти. Но тем интереснее была ее игра.
   -Нет большей радости, чем Ваше предложение. - Скромно ответила Виолетта, слегка касаясь руки короля и следуя за ним по ночной аллее.
   -Я не умею искажать истину и всегда говорю без утайки. - Заговорил Локар и Виолетта вновь почувствовала нити беспокойства. - Ты одна из красивейших женщин, что мне доводилось встречать. Загадочная и обворожительная, таинственная и обольстительная.
   -Спасибо Ваше Величество за лестные слова. - Скромно отозвалась женщина, уже зная наперед, к чему весь этот разговор.
   -Ты прекрасна во всем. Внешность, манеры, магические способности, здоровье и даже твой сын, что учится в Школе Магии, добавляет тебе лишь восхищения. - Словно невзначай произнес Локар. - И то время, что мы проводили вместе, оно великолепно. Однако наши встречи не приносят должного результата. И хотя Саглазор уверяет, что ты здорова и можешь выносить наследника, этого не происходит. Поэтому с наступлением сезона "Голубой луны" тебе придется покинуть замок и Окраму. Разумеется, если твое положение не изменится.
   -Значит, я более не вправе тратить время короля. Те семь ночей, что Вы подарили мне, я их никогда не забуду. - Этот разговор женщина предвидела задолго. Заводить детей не входило в ее планы и если ее исследования затянутся, то разговор этот был просто неотвратим. Собственно говоря, так оно и вышло.
   Локар предполагал услышать все, что угодно: уговоры оставить ее, пересмотреть свое решение, возможно слезы, но точно никак не столь дерзкий и резкий ответ. Он остановился и встав напротив Виолетты, взял ее обе руки в свои.
   -Грубить королю, тем более мне Огненному дракону, это слишком смело и абсолютно безрассудно. - Мягко произнес он, любуясь ее глазами.
   -Мои слова не изменят Вашего решения король. Я покорно приму любую Вашу волю. - Ответила она.
   -В твоих глазах нет ни капли покорности, о которой ты говоришь. Скорее они напоминают глаза хищницы, что смотрит на свою жертву. Мне это в тебе нравится. Именно из-за твоих глаз я выбрал тебя.
   Виолетта скромно улыбнулась. Настоящий хищник всегда умеет манипулировать своей жертвой...
  

* **

   Еще было совсем раннее утро, когда Варей проснулся, ощутив в теле сильный жар. В комнате никого не было и все из-за того, что уже многие дни принц был категорически против нахождения рядом ночной няньки. Сегодня он об этом пожалел, ведь его горло пересохло настолько, что ему было никак не издать ни единого звука. Страх тут же сковал юного принца. Он горел и у него явно был жар, но позвать на помощь мальчик был не в силах.
   Откинув тонкое одеяло, Варей схватил кувшин с водой и принялся жадно пить прямо из горла. Вода ледяным потоком обожгла гортань и вместе с болью, пришло облегчение. Внутренний жар постепенно стал утихать.
   Напившись, мальчик отставил кувшин на прикроватный столик и только сейчас заметил странность на своих руках. Его пальцы и сами кисти испускали легкое золотистое сияние. В комнате стоял еще полумрак и при тусклом свете догорающих свечей, это свечение было отчетливо заметным. Варей мог бы поклясться, что оно очень теплое.
   Но все же доверять своим глазам принц не решился, предполагая, что это ему только кажется. Поэтому он несколько раз моргнул, чтобы избавиться от столь навязчивого наваждения, но это не помогло. Кисти рук продолжали испускать мягкое золотистое свечение, а когда мальчик приблизил их к лицу, то смог ощутить нежное тепло, исходящее от них.
   Едва ли это был сон. Таких реалистичных снов он не видел ни разу в своей жизни.
   Но что это было за свечение? С замиранием сердца маленький принц решил проверить возникшую у него догадку. Для этого он выставил перед собой руку и направил ее на скатерть, что лежала под полупустым кувшином с водой. Чувствуя, как со лба стекает горячая капля пота, он произнес:
   -Гори!
   Того, что произошло он не ожидал. Пламя буквально слетело с кончиков его пальцев и жадно въелось в ткань, разгоняя предрассветный сумрак.
   Счастье, радость и восторг охватили мальчика. В его голове одна за другой появились наполненные счастьем мысли, ведь ему стала подчиняться одна из самых сильных стихий. Стихия, что подчиняла себе всех. Заставляла уважать и почитать. Стихия, что была подвластна его отцу. С этой минуты он больше не был бездарным мальчишкой с королевской кровью. Теперь он такой же как и все.
   Нет, не как все. Теперь он выше их. Теперь он, как и его отец. Как могущественный Огненный дракон. Теперь он станет наследником и сменит своего отца, когда наступит время. Теперь...
   Мысли мальчика отвлек усиливающийся треск и слишком яркое свечение, мерцающее перед его глазами. Выйдя из сладостных раздумий, Варей увидел весело разгорающееся пламя, уже почти слопавшее скатерть и занявшееся столешницей под ней.
   Самое простое, что бы сделал любой маг на его месте, - это дезактивировал бы заклинание одним простым словом "Развейся". Пламя бы тут же потухло и проблема была бы разрешена.
   Но Варей, до этого утра не был магом. Он не изучал магические заклинания и не вбивал в голову самое важное дезактивирующее слово. Поэтому первое, что пришло в его голову это вода.
   Варей схватился за кувшин и выплеснул из него скудные остатки жидкости в пламя. Но, конечно этих капель не хватило. Тогда мальчик побежал с кувшином в купальную комнату, набрал там воды и вновь попытался потушить огонь.
   Без толку.
   Немного утихнув, оно возгорелось вновь. Видя огонь, принц схватил кувшин покрепче и прибежал с еще одной порцией воды.
   Между тем огонь со столика перешел на висящую рядом портьеру, всполохнул потолок и пол, изящные кресла и кофейный столик, от них пошел зловонный запах гари, который незаметно подкрался к юному принцу.
   Хватаясь за кувшин, словно тот мог ему помочь, мальчик почувствовал ужасную усталость, ноги стали тяжелыми и он, наконец осознал, что в одиночку с огнем ему не совладать, поэтому принц побрел к выходу из спальни, что бы позвать на помощь...

***

  
   Тем временем в королевских покоях...
   Тусклый рассвет мягко просачивался в спальню сквозь тяжелые портьеры. Время стояло совсем раннее, еще вся Окрама спала, но невзирая на бессонную ночь, Виолетта совершенно не хотела спать. Из минувшего разговора с королем она сделала вывод, что это ночь могла стать последней в обществе дракона. Она потратила безумное количество времени, но так и не выяснила его главную тайну:
   "Где то хранилище или логово, в котором хранится меч Пяти бурь?"
   -Почему ты не спишь? - Грубый голос дракона нарушил тишину.
   -На это много причин, Ваше Величество. - Уклончиво ответила женщина и сев встретилась с изучающим ее взглядом Локара, все еще жаждущим ответа на свой вопрос. Его обнаженное тело отвлекало от лица и от мыслей в целом, настораживали лишь парящие огненные сферы.
   -Мне тревожно и грустно. - Прошептала она.
   -В Окраме нет причин для тревог. Все некроманты, как и маги уличенные в использовании запретной магии казнены. Здесь нет ни преступников, ни темниц с ними. Поэтому в городе бояться нечего. - Самодовольно сказал он, а затем добавил с укором. - Чего нельзя сказать о Няминме, твоей родине.
   -Земли Болот это другой мир, король. В котором тоже есть законы. Только тех, кого здесь считают преступниками, там не казнят. - Говоря последние слова, Виолетта заметила как всколыхнули огненные сферы, парящие над Локаром. В этот момент в комнате точно стало жарче. - Король? - Что могло повлиять на изменение настроения дракона, женщине было не ведомо. Она не произнесла ничего того, что бы он не знал уже давным-давно, ведь с Торианом они поддерживали торговлю ни один десяток лет. Раньше - тайную, теперь открытую.
   -Что-то не так. - Его голос изменился, став не человеческим, лишившись окраса, став холодным и зловещим.
   Локар мгновенно оказался в вертикальном положении, встав ногами на пол, но в этот момент нечто буквально накрыло их обоих. Чистая энергетическая волна, наполненная концентрированной манной, принесла с собой магию огня и заставила отозваться ей все и всех с ней связанных.
   В этот миг в комнате загорелись все свечи, потухшие поленья в камине вспыхнули. С ужасом осматривая творящееся безобразие, Виолетта увидела как загорелся и сам король. Точнее не он сам, а как на его груди вспыхнули печати огня, не видимые ею ранее. Видимо, до этого момента, они были тщательно сокрыты, ведь их задачей было усиливать магические способности Локара. Одна за другой на нем загорались все новые и новые символы. Появились печати, что предназначались для использования сил реликвий или артефактов, а так же возникли запечатывающие печати - все они теперь отчетливо горели на теле дракона. И именно они дали ответ Виолетте на мучавший ее вопрос.
   Меч был в нем. Он скрывал его в себе, не оставив ни единой ниточки указывающей на это. Профессионально. Но теперь было ясно, что питало силы дракона целых двести лет. Сильнейший артефакт, - "Меч Пяти Бурь".
   Итак, искомое было найдено. Это "хранилище" Виолетта предполагала. И момент сейчас был просто идеальный. Всю комнату охватил пожар, что послужило его причиной было пока не понятно Виолетте, да и не важно. Сам король так же боролся с пламенем, рвущимся из него и стремительно пожирающим печати на его теле.
   Думая о предстоящем сражение, Виолетта с горечью вспомнила, что свою защиту, реликвию огня, способную уберечь от драконьего пламени, она накануне отдала принцу и следовательно ей ожогов не миновать. Но теперь это были мелочи.
   Прошли мгновения раздумий о том, что происходило вокруг, после чего Виолетта перешла к действию. Ускорив свое тело магией, она подскочила со своего места, устремившись к дракону. В ее руке появился небольшой, тонкий клинок, черный как сама ночь. До этого момента он хранился в ее теле, вместе со множеством реликвий дарующих хозяйке различные способности.
   Конечно ее действия, хоть и неимоверно быстрые, но были сразу замечены драконом. Занятый борьбой со своим пламенем, он атаковал ее самым эффективным и мощным оружием в своем арсенале. В женщину полетела одна из мельтешивших огненных сфер дракона.
   Увернуться от такого "подарочка" было не возможно, ведь его контролировал огненный дракон. Не смотря на то, что с драконьими сферами в сражении женщина встречалась впервые, в теории она знала, чем им противостоять, но все сделать правильно времени не было. Его хватало лишь на часть заклинания для левой руки.
   Запретная магия зажглась в жилах Виолетты. Серая дымка окутала ее, облачая левую руку в костяную броню мертвых. Именно с помощью этой брони она сделала совершенно невозможное и уж точно неожиданное. Она отбила костяной ладонью сферу и в ту же секунду правой рукой вонзала черный клинок, аккурат в сердце дракона. Клинок был особый и невзирая на свой размер мог сразить любого противника. Его лезвие словно голодный зверь вошло в огненную плоть дракона и надежно засело в его могучем сердце, высасывая жизнь.
   В ту же секунду пламя вырвалось из сердца Локара. Невыносимый, нестерпимый жар заполнил все. Он буквально плавил все с чем соприкасался.
   Чувствуя нестерпимую боль в левой руке и то как вся кожа начинает воспламеняться, Виолетта вырвала свой клинок, из тела поверженного, а за ним на свет медленно вылетел Меч Пяти Бурь, который больше ничто не удерживало и не скрывало.
   Удержать появившийся артефакт у женщины никогда бы не получилось, такую надежду она и не питала. Поэтому возникший меч не успев появится, исчез в ее сердце, запечатанный печатью, что заранее подготовил Ториан Оборотный, именно для этого дня.
   Огонь. Всюду бушевал огонь, застилая собой все. Распространившееся, за какие-то доли секунды, пламя поймало в ловушку Виолетту, еще сохранившую остатки жизненных сил. Это сделать ей удалось лишь благодаря множественным реликвиям тщетно пытающимся исцелить ее и отразить магические атаки.
   Но не контролируемое драконом пламя выжигало все, уничтожая следы примененной магии мертвых и пожирая огненного дракона, слишком сильно дорожившего своим золотом и абсолютной властью. Его недоверие к своим наследникам, чрезмерная мнительность и странный выбор союзников совершенно затуманили рассудок, не позволив заметить опасного врага, да еще и подпустить его к себе и своей семье.
   Магическое пламя быстро переросло в обычный пожар, что в свете утренней зори захватил королевский замок.

Глава 7. "Черная кость".

  
   Огонь! Жар! Неясные блики на голых стенах красного цвета. Это языки пламени бушующие всюду, бросали полутени на тускло мерцающую поверхность. Одна из самых сильных стихий, по неведомым причинам, проснулась в огненном секторе "Драконьего острова". Она разожгла спящие веками земли, наполнила их неудержимым жаром и светом. Магия огня проснулась и словно по не видимым венам распространилась по всей поверхности огненной земли. Прогоняя из своего чертога людей, но не всех, любознательность некоторых граничила со здравым смыслом и даже угроза жизни не могла остановить таких.
   В это число отчаянных смельчаков входил Тинэй. Расставшись с полуживым Кирнатом, еще там у кипящей реки, темный следопыт углубился в пещерный лабиринт. Здесь и раньше было тяжело находиться, но после прошедшей магической волны, малейшая ошибка могла стать последней. В таких суровых условиях, Тинэй еще ни разу не бывал. С огнем он в принципе мало сталкивался, ведь эта стихия вырождалась.
   Теперь же, что бы ему достигнуть своей цели, юноше пришлось импровизировать, черпая силы в единственном источнике, что ему здесь подчинялся, а именно - в магии мертвых. Благо, последней тут было с лихвой!
   В этой подземной пещере, среди бушующей стихии огня, никто не мог наблюдать за Тинэем, для этого у людей не хватило бы попросту сил. Да и огненные фамильяры сейчас были редкостью. Огонь подчинялся лишь магам огня и как это не печально мало кто из них мог призвать и управлять огненным фениксом. Поэтому Тинэй не переживал, что его кто-либо здесь сможет увидеть и уличить в причастности к некромантии.
   С самого своего рождения Тинэй слышал мертвых, они нашептывали ему свои тайны, постоянно. Порой это были лишь надоедливые истории, утерянной жизни, прожитой не так как хотелось, но порой он узнавал волнующие разум тайны и пускался в их исследования, да разгадки. Так как делал это сейчас. Он просто не мог, не мог сопротивляться ведущему его голосу и не узнать, что за сокровище охраняли мертвецы огненных земель.
   Но, пробираться вглубь пылающих ходов неизвестной пещеры было тяжелым испытанием для юного Тинэя. Не будь он темным следопытом, унаследовавшим дар от матери и не владей магией распада, он бы погиб в первые секунды огненной атаки. Но созданная им "сеть мертвых" прекрасно справлялась с чужеродной магией, разрушая ее и не подпуская к юноше. Теперь он понимал, что магия распада была действительно так страшна, как о ней говорили, ведь в огненном секторе самих хранителей она действовала без огрехов.
   Мертвые... Ими тут было усеяно все. Земля за минувшие века погребла своих создателей, спрятав в себе их магические кости, сокровища и тайны. И все эти века остатки их магии питали эти земли, постепенно угасая.
   Силы мертвых струились из земли, стен, потолка и проходили через тело Тинэя, превращаясь в защищающий его барьер. Такую мощь он испытывал последний раз, когда тренировался на могильнике близь Шинты. Это было излюбленное место для тренировок некромантов с Темных гор, с Туманной горы и не только от туда. Знали бы светлые маги об этом Некрополе, то навсегда потеряли бы покой и сон.
   Размышляя об этом, Тинэй проник в совсем узкий и низкий лаз, где ему пришлось передвигаться встав на колени. Жар проникал и через магическую сеть, ведь воздух тут был раскален. Защитные руны на одежде и обуви начинали неумолимо рассыпаться, а ведь их накладывали школьные архимаги. Этот факт зарождал в нем чувство тревоги, ведь без них ему ни то, что не добраться до сокровища мертвых, но он даже не вернуться назад.
   "Бросить глупую затею и поспешить покинуть пещеру пока не поздно", - так говорил разум, но кто знает, возможно для этого уже было поздно. Поэтому теперь ему оставалось лишь остановиться и попытаться подлатать свою экипировку, да намочить платок, что защищал его рот от жара. Приняв это решение, Тинэй прекратил продвижение вглубь и сев в тесном туннеле стащил с плеч походную сумку.
   Вода в небольшой фляге по-прежнему была кипятком и смоченный в ней платок, оказавшись на лице, обжег кожу. Но теперь на нем вновь засияли руны и дышать стало легче. Таким образом, первая проблема была решена и Тинэй приступил ко второй.
   Он не был архимагом, да и руны светлых знал плохо, крайне плохо. А как иначе, ведь в землях Ториана Оборотного таковых магов не было. Поэтому восстанавливать и укреплять чужую магию на одежде ему пришлось на "ощупь".
   Сняв защитные перчатки, Тинэй опустил ладони сквозь "сеть мертвых" до самого горящего пола и тут же ощутил нестерпимую боль, буквально разрушающую сознание. Покрываясь холодной испариной в этом "костре", Тинэй поборол боль и ухватил "нить" мертвых.
   Ни один некромант не умел и не мог создавать, лишь рушить и уничтожать было их призванием. Поэтому чтобы не разрушить и без того ставшие хрупкими защитные руны, Тинэю придется работать на грани своих возможностей. Благо он уже не раз пробовал наполнять магией предметы светлых, используя реликвии заточенные в своем теле. На такую уловку шли многие, чтобы безопасно вести свои дела среди светлых. Сама же магия мертвых выжигала любую другую и поэтому если в Тинэи когда то и были способности к другой магии, то теперь этого было не узнать.
   "Нить мертвых" туго натянулась ухваченная Тинэем и повинуясь его воле, заструилась по его одежде. Руны, нанесенные светлыми, отреагировали на некромантию молниеносно. Остатки символов загорелись, определив источник темной магии как первоочередного врага и, естественно категорически не захотели впускать в себя эту чужеродную и опасную энергию.
   Прибегнуть к своим реликвиям и как следопыт воспользоваться магией земли Тинэй не мог, ведь тут бушевала огненная стихия. Поэтому, не имея других вариантов решения сложившейся проблемы, юноша вновь предпринял попытку усилить руны с помощью некромантии. "Нить мертвых" вновь устремилась к распадающимся рунам, но увы, исход был таким же. Руны загорелись, сопротивляясь воздействию темной магии, а затем погасли рассыпавшись.
   Грязно выругавшись, Тинэй посмотрел на обгоревшие руки. Их окутывало сиреневое свечение, которое отогнало большую часть магического пламени, но полученные раны требовали лечения. Однако жалеть себя юноша не привык, поэтому вновь потянул на себя найденную "нить мертвых" пропитывая ею одежду. Рун на ней больше не было, теперь нечему было мешать и нечего было насыщать. Оставалось лишь преобразовывать.
   Под действием темной энергии вся тканевая часть одежды рассыпалась, не оставив после себя и следа, а вот кожаные сапоги, штаны и плащ, что некогда были живой оболочкой животных, впитали в себя магию тлена. Под ее действием они перестали походить на одежду, с них слезли красящие вещества и пропитки, что раньше препятствовали разложению. Кожаная одежда приобрела неприятно коричневато-синий окрас, во многих местах появились проплешины и стал отчетливо заметен процесс разложения.
   Тем временем магия мертвых все вливалась и вливалась в эти ставшие страшными на вид подобиями одежды. Она их преобразовывала в традиционные одежды боевых некромантов из Некрополя, тайного города сокрытого в Болотах. Правда, за столь неаккуратный, неопрятный и сделанный абы как внешний вид Тинэя никто бы не похвалил. Столь грубое применение магии было не приемлемо, даже не смотря на угрозу смерти.
   Когда процесс создания защитной одежды был закончен, Тинэй оторвал дрожащие ладони от горящей земли и вытер холодную испарину со лба. Дело в том, что в момент, когда символы светлых магов исчезли, его охватил самый настоящий испуг, что он сгорит тут заживо. Но усердия некромантов не прошли даром и юноша успел вспомнить чему его учили на родине. Сейчас его жизнь, его существование висело на волоске и проявлять чрезмерную осторожность было глупо. Все равно его действия, его магию тут никто и никогда не увидит и не обнаружит, а без нее ему попросту не выжить.
   Закинув походную сумку за спину, Тинэй продолжил продвижение в заветной цели. Но уже совсем скоро его ожидала новая неприятность. Узкий и низкий лаз закончился глухим и непроходимым тупиком. Но не смотря на это голос мертвых, что слышал Тинэй, по-прежнему продолжал звать его все глубже в неизведанные недра и все ниже. Они умоляли поторопиться, поспешить и спасти их сокровище. Однако как проникнуть дальше в те самые недра, о которых вещали голоса, Тинэй не знал.
   "Как проникнуть сквозь каменно-земляную стену, да еще и охваченную пламенем?" - Он спрашивал у самого себя, но ответа не находил.
   Странная земля огненного сектора никак не отзывалась на реликвии земли, спрятанные в теле Тинэя. Огнем он так же управлять не мог, ведь он никогда не подчинялся юноше, а дорогих огненных реликвий у него не было. Сейчас в его распоряжении были лишь несколько этих бесполезных земляных реликвий, совсем ослабших.
   Можно было бы попробовать пробить мешающую проходу стену из лука, но тот остался на верху, на месте временного лагеря. Ранее, принимая решение о походе за водой, юноша рассудил, что тащить с собой громоздкий лук ни к чему.
   Пока Тинэй сидел у стены и размышлял, перебирая возможные варианты, в его голове опять возник голос и стал он еще жалобнее. Он молил не отступать. Он уверял, что цель уже совсем близко, буквально за этой не большой стеной.
   Слушая мольбы голоса, Тинэй вспомнил, как мать с самого его детства рассказывала одну и ту же предупреждающую историю. Она гласила, что идя на поводу у мертвых, "говорящий с мертвыми" может попасть в их смертельную ловушку. Она всегда повторяла, что: "Нельзя идти у них на поводу. Некромант должен управлять ими, а не наоборот". Ее тихий голос, тихий шепот.
   "Иди! Воспользуйся "Черной костью" и иди!"
   Это действительно был голос матери. Он узнал бы его из тысячи, из сотни тысяч, даже не смотря на то, что не слышал его несколько лет. Голос матери. Матери. Тинэй знал, что когда-нибудь услышит его именно так, но...но надеялся, что это случится через десятки лет.
   "Черная кость!" - Ее голос, тихий, далекий, очень слабый, но как всегда настойчивый.
   Стиснув зубы, Тинэй прибегнул к последнему совету от матери и стал читать заклинание для призыва самого страшного оружия некроманта, способное поглотить все что угодно, включая своего хозяина:
   "Ни живое, ни мертвое,
   Во плоти жившее
   И плоть отдавшее,
   Созданное жертвой,
   Упокоенное и воскресшее,
   Тьмой окутанное,
   Разложеньем овеянное,
   Моей воле подчиненное
   И мной нареченное,
   Черной костью прозванное,
   В моей крови спрятанное.
   Явись на свет белый
   И окрась его нитью темной!"
   Светлые говорят, что голос некроманта подобен тихому шипению ползучего гада меж могильных насыпей. Его боялись услышать, но городские стражи в Кейтаге часто любили запугивать молодежь, рассказывая о своих походах в заброшенные города и о том, как там, в ночное время можно было различить зловещий шелест, напоминающий язык мертвых.
   Недолго обучаясь среди светлых, Тинэй так же слышал несколько подобных историй и не взирая на всю опасность окружающей его обстановке в его памяти всплыли эти запретные рассказы. Да, они были правы, голос некроманта призывающего темные силы не походил на голос живого человека, ведь он и не обращался к живым. Это были тихие и тайные наречия, а сам звук шел не из гортани, а из темных недр некроманта.
   Вспоминая досужие рассказы Кейтагских стражей, Тинэй дочитал заклинание и ощутил пронизывающую боль в правой руке. Из тыльной стороны запястья, рассекая плоть, неохотно выползал запретный клинок. Юноша еще плохо им овладел и тот ему подчинялся не так как должно. Но суть этого оружия была в том, что оно относилось к роду реликвий "Убийц драконов" и обладало способностью уничтожать все на своем пути, точнее пожирать все.
   Обожженная рука юноши щедро обогравилась его кровью из пореза, что проделало на своем пути проклятое оружие. Оно было не большое на вид, напоминало костяной кинжал, но вся его поверхность была режущей, острой, покрытой шишками - темными проводниками, которые словно яд впрыскивали энергию мертвых в плоть жертвы. Питался этот "Паразит" кровью своего хозяина-носителя. Когда же оно было спрятано, то находилось в спящем состоянии и тянуло силы из него по не многу. Но призванное...
   Вообще долго "Черной костью" лучше было не пользоваться, особенно Тинэю, всего лишь ученику.
   Черная кость легла в руку, словно была ее продолжением. От нее повеяло горьким запахом тлена и смерти. Правда, пока клинок не пробовал человеческой крови, ничьей, кроме своего хозяина. Лесные животные, болотная нежить - да, но ни один человек не пострадал от него.
   Посмотрев на свое темное оружие, Тинэй без каких-либо усилий ввел его в мешающую проходу стену и увидел, как черная нить разложений окутала пылающую поверхность. Сеть стала быстро расти, уничтожая и огненную землю, и магическое пламя.
   Черная кость вгрызлась в магическую землю и пожирала ее с упоенным потрескивающим звуком. Она грызла, поглощая магию хранителей и Тинэй чувствовал как этот "Паразит" вбирает в себя силы, которые он может и не сдержать. Забирать силу из оружия, из этого оружия он еще не мог, поэтому было опасно давать ему столько высшей магии.
   Чувствуя, как начинает терять контроль над ситуацией, Тинэй вывел оружие из магической стены и тут же заточил его обратно в себя. После чего обессиленно лег.
   Энергетическая сеть подрагивала, но все так же не пропускала большую часть магического огня, остальное же гасила заклятая одежда.
   Немного переведя дух, Тинэй туго перетянул поврежденное запястье наручем и кровь перестала покидать его тело. Сделав это, юноша решительно отмахнулся от нашептывающих голосов и ради самосохранения решил вернуться наружу.
   Еще немного восстановив силы и дыхание, а так же полностью восстановив контроль над своим телом и магическими способностями, Тинэй принял более-менее вертикальное положение и с удивлением увидел проделанную в стене дыру. Большую дыру.
   Забыв о своем решение, вернуться на поверхность, Тинэй полу ползком преодолел мешавшую стену. Путь этот был не долгим, ширина стены оказалась всего локтя в два не больше, но за ней открылась пылающая бездна.
   Открывшийся за стеной зал был столь огромным, что невзирая на бушующее пламя, тут стоял приятный полумрак и даже нестерпимый жар был не столь сильным.
   "Вот оно". - Ликуя произнес голос в его голове.
   Но Тинэй и без него уже видел сокровище мертвых. То, что покоилось здесь, стоило всех пройденных и пережитых опасностей. Оно бы стоило и его жизни. Найти такое он никогда даже не мечтал, тем более обладать этим.
   Позабыв о всех своих ранениях Тинэй с кошачьей ловкостью начал спуск в огненную бездну, в центре которой покоилась ценнейшая сфера во всей Валерсии. Его выбрали ее защитником и он справится с возложенной ответственностью, для этого сил и умений у него вполне хватит.

Глава 8. "Перед отплытием с Острова Дракона".

  
   Наступила ночь. Теплая, безветренная, тихая. Все учащиеся Школы Магии, ранее отправленные на исследование Драконьего острова, были возвращены на корабль. Это было сделано наставниками еще в первые дни после магического всплеска. Выброшенная в мир энергия могла принадлежать лишь кому-то по силе сравнимому с хранителем. Но что точно случилось Дэртраму пока что было не известно. Лишь одно он знал точно, что люди более не имели права оставаться на землях хранителей. Поэтому на Грозовом облаке все готовились к отплытию. Сам же архимаг решил еще раз проверить безопасность судна и всех задержанных.
   Каюты, что служили своеобразными камерами для подозреваемых, располагались в нижней и дальней части корабля. Их охраняли стражи, что прибыли из Кейтага вместе с Дэртрамом.
   -Господин Дэртрам! - На появление следопыта тут же отреагировали стражи.
   -Произошло что-нибудь в мое отсутствие? - Осведомился архимаг.
   -В каюте тишина. Как вы ушли, с тех пор и тишина. - Ответил один из стражей.
   -Открывай. - Скомандовал следопыт.
   С протяжным скрипом дверь отворилась и Дэртрам смог воочию убедиться в том, что его подозреваемые на месте.
   В небольшом помещении отведенном для них, они мирно спали, распластавшись кто где. Это были: Пиллат, Нашатар, Иртгаш, Лирэя. Ментальное давление, что использовал архимаг, вымотало их и едва ли они очнуться в ближайшие часы.
   Бегло осмотрев их Дэртрам отметил, что не так все и тихо как говорили стражи. Лишь часть из пятерых вели себя так как и должны, а вот вошедшая ранее в стадию "спячки" Эснория сидела на полу и что-то усердно рисовала указательным пальцем. На вошедшего следопыта девочка даже не взглянула, пачкая грязные половицы своей кровью.
   -Эснория? - Обратился Дэртрам к гомункулу, но та даже бровью не повела, продолжая свое странное занятие.
   Ментальному воздействию она не поддавалась вообще, но это и естественно, ведь она и не была человеком и именно сейчас, это сразу бросалось в глаза. Теперь ее серая кожа напоминала неживой камень, темно-синие волосы свалявшимися паклями свисали на грязную одежду, а янтарно-красные зрачки горели как два рубина, совсем затмив весь глаз. Сама она не шевелилась, лишь правая рука, изогнувшись под совершенно неестественным углом для человека, вырисовывала символы на древнем, мертвом языке.
   -Эснория, твой хозяин жив? - Задавая этот вопрос следопыт не ожидал получить ответ от гомункула, впрочем, так и произошло.
   Придя к выводу, что сейчас терять время на допрос гомункула не рационально, Дэртрам решил за ней понаблюдать и призвал фамильяра в виде небольшого паучка, тот сбежал с его рук и спрятался в углу, занявшись изготовлением паутины.
   Почему гомункул очнулась и начала действовать? Причин было несколько. Но сильнее всего вызывало подозрение это то, что как только в каюте появилась принцесса, так и гомункул очнулась. Было ли это совпадение? Кто ж знает. Но в это архимаг никогда бы не поверил. До ее появления рядом с Эснорией, последняя была что статуя. Архимаг и его подчиненные испробовали все, но гомункула мог оживить лишь создатель. Эснорию создал Трэн. Как-то он обмолвился об этом. А ожила она при появлении рядом с ней Лирэи. Значит между ней и принцессой была связь, большая связь. Скорее всего - на крови.
   Именно так предположил Дэртрам. Теперь ему оставалось лишь дождаться когда Эснория придет в себя и все сама расскажет. Сейчас же стоять и смотреть на это ожившее чудовище, принявшее обличье милой девочки, было неприятно, хотелось ее уничтожить, так как от нее исходила явная опасность.
   Сделав шаг назад и не оборачиваясь спиной к созданию хранителя, Дэртрам перешагнул порог каюты и оказался в тесном коридоре.
   -Закрывайте. И следите в оба. - Приказал он и с облегчением увидел, как толстая деревянная дверь скрывает отвратительные действия гомункула. Теперь он видел ее лишь через глаза фамильяра и надо сказать ничто в ней не изменилось с его уходом.
   Покинув спящих, Дэртрам направился к еще одному заключенному. У которого так же дежурил оставленный им ранее фамильяр, однако кроме яркого слепящего света там увидеть больше ничего не представлялось возможным.
   Заключенного держали в обитой железом каюте, к тому же там был поставлен магический барьер. Стражи, что его охраняли, сохраняли равнодушие и спокойствие, но по лицам можно было заметить, что будь их воля они бы прирезали заключенного, не задумываясь.
   -Снимите барьер. - Отдал приказ архимаг. - И отворите.
   Не произнося ни слова, стражи, которые за минувший год переловили несчетное количество некромантов и лишили их жизни, подчинились приказу и впустили архимага в каюту.
   Как только железная дверь отворилась, яркое сияние озарило полумрак коридора. Но когда глаза привыкли к свету, Дэртрам смог различить своего заключенного. Он был закован в драконьи путы, путы, что лишали магии любое существо. Здесь и сейчас в них сидел ученик первогодка, юный следопыт. Как о нем некогда говорил Возорий: "Подававший хорошие надежды". Но...но в свете последних событий он едва ли избежит казни.
   Юноша был весь израненный, с обгоревшими конечностями и ожогами по всему телу. Его совсем недавно нашли маги, около двух дней тому назад. В тот день он пребывал в полусознательном состоянии, а рядом с ним находилась странная огненная сфера. Остатки одежды, что скудно покрывали его тело, были насквозь пропитаны темной магией, что свидетельствовало о его причастности к некромантии. За это его должны были казнить сразу, как только нашли, но жизнь ему спасла загадочная сфера.
   Никто из лекарей на корабле не захотел лечить его раны, никто не приносил ему еды или воды. Лишь потрепанные штаны выделили щедрые наставники магу мертвых, что б прикрыть срам.
   -Вечерний обход? - Узнав архимага еще задолго до появления, Тинэй заговорил первым. Загадочная сфера ярко пылала рядом с ним, но при этом никого не обжигала.
   -Оклемался? На моей памяти, ты первый некромант с такой сумасшедшей регенерацией. - Дэртрам подошел к обездвиженному драконьими путами юноше и бегло проверил его магические способности. Магия мертвых отличалась от светлой, но невзирая на это, путы не подводили и лишали некроманта возможности черпать силы извне.
   -Мы скоро отплываем? - Спросил Тинэй.
   -Торопишься на казнь? - Сурово и холодно спросил архимаг, но ответа на вопрос ждать не стал. - У тебя еще есть время ответить на мои вопросы и облегчить свою совесть. За что я гарантирую тебе быструю и безболезненную смерть.
   -Моя совесть чиста. Да и вы меня уже все равно приговорили. Мне совершенно нет смысла говорить с вами, узко мыслящими людьми. - Хладнокровно ответил Тинэй, без единого намека на страх, смотря в упор на архимага.
   Здесь, в этой каюте Дэртрам не мог применять магию или пытать по старинке этого юношу, даже не смотря на его причастность к некромантии. С любыми темными магами следовало обращаться крайне осторожно, если по какой-то причине они не были казнены сразу.
   После множества инцидентов закончившихся летальными исходами светлых, было принято решение, что всех уличенных в этой магии следует допрашивать лишь в специальном помещении, которое обустраивалось при темницах, в городах. И даже не смотря на статус архимага, Дэртрам не стал нарушать этого правила. Он лишил мальчишку возможности двигаться и колдовать, обезопасив тем самым себя и команду.
   -Тогда наслаждайся плаваньем. И готовься к нашей беседа на материке. - Убедившись, что все в порядке, Дэртрам собирался покинуть заключенного, но тот вновь заговорил.
   -Что за сила вызвала магический всплеск несколько дней назад?
   -Некромант не в курсе? Любой хоть немного наделенный манной маг понял бы. - Обернувшись произнес Дэртрам, внимательно смотря на заключенного.
   -Смерть хранителя? Похоже на это. Но нет. - Загадочно ответил тот. - Только не говорите, что это и есть ваша версия?
   -У некроманта другое мнение? - Заинтересовался архимаг.
   -Возможно. - Уклончиво ответил Тинэй.
   -Обсудим это позже. - Верить темному магу не стоило, но узнать его версию о произошедшем одиннадцать дней тому назад магическом всплеске было бы познавательно. Но не здесь и не сейчас...
   Дэртрам покинул узников и направился к капитану. Покинуть остров будет тяжелее, чем было попасть в его чертог. Но медлить не стоило, людям следовало как можно скорее покинуть это место.
   Однако не успел архимаг сделать пару шагов по узкому коридору, как натолкнулся на Возория.
   -Это плохая мысль. - Не громко произнес Дэртрам.
   -Это мой единственный шанс поговорить с ним. В Кейтаге будет уже поздно. - Отозвался Возорий.
   -В Кейтаге будет не возможно. - Поправил друга следопыт. - Будь с ним предельно аккуратен. Помни, что таких допрашивать смертельно опасно.
   -Да. Я помню это. Спасибо, что понимаешь. - Искренне поблагодарил наставник первогодок.
   -Не задерживайся у него. Мы отплываем. - Предупредил архимаг.
   -Хорошо. - Возорий подошел к двери, где ему тут же преградили путь двое стражей.
   -Пропустите, наставника Возория. - Приказал им Дэртрам и стражи послушно впустили нового посетителя к заключенному.
   -Наставник?
   Не успел Возорий перешагнуть порог, как услышал удивленный голос своего ученика. Сейчас юноша выглядел иначе, чем ранее, когда скрывал ото всех свою сущность. Не обычные белые волосы, такие же как и у близнецов свидетельствовали о принадлежности к ордену "Убийц драконов", но естественно цвет волос это был не повод для казни или подозрений, так же как и необычные сиреневые глаза. Ни что из этого не говорило о причастности к некромантии, лишь указывало на возможность этого. О темной магии говорила его одежда в которой юношу нашли, да следы запретных заклинаний, что он применял.
   Внимательно осмотрев Тинэя, Возорий переключил свое внимание на необычную огненную сферу, что словно тянулась к юноше.
   -Необычная вещь. - Произнес наставник, осматривая ее и совершенно не представляя, что "это", как и раньше, при первой встрече с "этим" предметом.
   -Да. - Подтвердил Тинэй. - Господин Дэртрам, слишком предвзято относится к темным магам. И он уже успел приговорить меня к смерти, наверное через сожжение. Поэтому, скорее всего у вас будет на одного ученика меньше.
   -Наверное. Только ни на одного, а на двух. - Произнес наставник.
   -Двух? Но кто второй? Неужели есть еще один маг смерти и он тоже среди ваших учеников? - С показным удивлением спросил юноша.
   -Второго известного нам некроманта нет. Но похоже на то, что Трэн погиб. - Возорий сел на полу напротив ученика. В этой каюте не было ни мебели, ни окон, лишь пол, стены и потолок и все было защищено рунами и железом.
   -На нечто подобное намекал Дэртрам. Я даже стал сомневаться в произошедшем. Но, увы проверить сейчас не могу, ведь мои силы запечатаны этим. - Тинэй кивнул на путы, которые буквально приковали его к полу, лишая всякой возможности пошевелиться.
   -А ты бы мог узнать? - Спросил наставник.
   -Да. - Юноша отвел глаза и кажется прислушался. - Мы уже отплываем?
   -Наверное. Зачем ты раскрыл себя? На что рассчитывал? - Серьезно спросил мужчина.
   -На понимание и помилование...нет, конечно. - Он пожал плечами. - В ваше сочувствие, прощение или исключение меня из правил действующих у вас законов - я тоже никогда бы не поверил.
   -Тогда зачем? Ты рисковал поступая в Школу и едва ли рассчитывал раскрывать себя до окончания обучения. Внешне ты не похож на самоубийцу. - Усомнился Возорий.
   -Почему? На днях погибла моя мать. Я почти сирота. - Он пожал плечами. - И сейчас мне все равно.
   -Я бы мог тебе поверить, если бы не знал тебя. А я хорошо знаю и тебя и Хилта с Саводжем и знал Трэна. Новеньких еще не так как хотелось бы. Но кое что могу сказать и про них.
   -Так и знаете? - Тинэй удивленно приподнял бровь и загадочная улыбка промелькнула на его лице.
   -Да. - Ответил наставник.
   -Значит вы уже давно носите статус предателя Кейтага. - Совершенно серьезно сказал Тинэй и почувствовал как корабль тихо качнулся, начиная движение.
   -Почему? - Удивился Возорий.
   -Вы сами сказали, что все о нас знаете, значит знали, что я некромант. И значит покрывали меня целый год. - Равнодушно ответил юноша.
   -Догадывался, но не было доказательств. - Сухо ответил наставник.
   -Конечно наставник. Как же иначе. - Судно шатнуло и он чуть не упал на пол.
   -Не хами. Пока ты еще мой ученик. И я хочу знать, зачем ты полез в проклятое пекло и раскрыл себя? - Нетерпеливо повторил свой вопрос Возорий, чувствуя, что отведенное на разговор время заканчивается. С минуты на минуту корабль войдет в водный барьер и начнется тряска, которую лучше встретить с командой на палубе вовсе оружия.
   -Вы давите на мое воспитание и уважение к наставникам и учителям. - С грустью в голосе отозвался Тинэй. - Скрывать мне уже не чего. Таких как я у нас называют "Говорящими со смертью". Это значит, что я слышу умерших. Всегда, все время. Порой это обычные рассказы о прожитой жизни. Но чаще всего это нытье. От которого очень просто отключиться. Но иногда бывает, что мертвые доверяют мне свои тайны и просят помочь. Если этого не сделать, то прощай покой. - Юноша посмотрел на загадочную сферу. - Как мы сюда приплыли, в моей голове звучали несколько голосов, они заставили меня найти это и забрать.
   -Иными словами, все это из-за голоса в голове? - С сомнением спросил Возорий.
   -Голос мертвых не заткнуть. От него не избавится, от него не уйти. Если им что-то нужно, они сведут с ума, но добьются своего. Голоса, что преследовали меня после прохода через магический барьер принадлежали древним хранителям и способа избавится от них я не знаю. Они способны добраться до меня в любой точке во всей Валерсии. Поэтому я отправился на поиски их сокровища. Конечно, в мои планы не входило применять темную магию и тем более показывать ее вам всем. Но всему виной эта внезапная магическая вспышка. - Не громко вел свой рассказ некромант, словно беседовал с другом или родственником. Словно его не сковывали "драконьи путы", словно его не держали взаперти и не угрожали лишением жизни. Голос у ноши был приятным и ему хотелось верить, однако Возорий прекрасно осознавал, что перед ним сидит опасный человек, вид и поведение которого специально вводит в заблуждение и заставляет доверять.
   Судно протяжно заскрипело, а затем его затрясло и послышался нарастающий гул. Множественный топот ног разнесся по всему судну.
   -Ты знаешь что это? - Задал очередной вопрос Возорий, ткнув пальцем в сферу.
   -Не имею представления. Но оно точно живое. - Последние слова он произнес тихо, но из-за этого у Возория по спине пробежали мурашки.
   -Ты используешь свою темную магию для зла? - Наставнику первогодок давно было пора уходить и он уже встал с пола из-за чего теперь смотрел на юношу сверху вниз.
   -Убивал ли я? Нет. Проклинал ли? Нет. Насчет остального ответить затрудняюсь. На моей родине некромантия общепринятая магия. Ее изучают и используют все, от мала до велика. - Честно ответил Тинэй
   -Ты не в Болотах. - Сурово сказал Возорий, начиная двигаться к выходу. - У тебя есть тот кто может за тебя поручиться? Кому твоя жизнь важна? Скажи мне имя и я сообщу этому человеку о произошедшем с тобой.
   -Спасибо наставник. Но таковых нет. - Практически без промедления ответил Тинэй.
   -Я буду на твоей стороне. Если вспомнишь что-то важное, сообщи. - Возорий вышел.
   Тинэй проводил мужчину взглядом. Конечно у него был отец, который с легкостью мог бы вытащить его из этой передряги, но это опорочило бы честь их семьи и ударило бы по самолюбию самого Тинэя. Он не мог показать, что слаб, что провалил свое обучение в школе светлых. Это было недопустимо. Либо он выпутается из этой истории сам, либо не достоин своих родителей и титула стража Темных гор.
   Но тут все размышления из головы юноши вмиг улетучились, так как снаружи донесся оглушительный, просто нереально громкий и устрашающий грохот, заставивший его позабыть обо всем.
   Судно зашатало и заскрипело и создалось впечатление, будто его растягивают, пытаясь разорвать. Сверху донеслись громкие перекрикивания, множественный топот и с каждой секундой качка стала возрастать.

Глава 9. "Ментальная атака".

  
   Разговор с некромантом не задался, а выпытывать правду на интересующие вопросы сейчас не к чему. Позволив Возорию побеседовать со своим учеником, Дэртрам, естественно одним из своих фамильяров, прослушал весь разговор. Между делом, он еще успел отдать приказ капитану Йоупу отплывать.
   "Грозовое облако" было уже готово. Все пассажиры находились на борту, кроме конечно пропавшего Трэна. Мелкий ремонт был закончен, команда и маги восстановили силы, паруса заштопаны и закреплены на реях. Причин задерживаться больше не было. Подручные архимага вдоль и поперек облазали остров, применив попутно высшую магию, но Кейтагского принца или его останков не обнаружили. Зато минувший магический всплеск был по всем показателям точь в точь как всплески, наблюдаемые при гибели хранителей.
   Все обнаруженные Дэртрамом улики указывали на то, что Вилтрэн погиб не от "Проклятья". Ведь оно поглотило бы его целиком, не упустив ни капли магии из хранителя. И раз это было не оно, значит причиной, скорее всего, был кто-то из сопровождавших его учеников.
   Складывая все найденные улики и пытаясь докопаться до истины, Дэртрам вышел на верхнюю палубу и увидел, как маги воздуха аккуратно поднимают судно вверх.
   Скрипя и покачиваясь "Грозовое облако" покинуло объятия песка и медленно устремилось к водной стене, зависшей неподалеку от него. Она выглядела не реальной. Она вызывала благоговейный трепет в сердцах своим могуществом и величием.
   Заклинание древних хранителей уже многие сотни лет специфическим магическим барьером охраняло покой острова Дракона. Как оно работало и какие силы его поддерживало никто из людей не знал. После войны люди перестали пытаться попасть на запретный остров и если бы не Вилтрэн, то не сунулись бы сюда и впредь.
   Барьер медленно приближался и вот нос корабля проткнул его, покидая остров. В тот же момент по судну пошла сильная дрожь. Палуба, мачты, борта, да и все судно целиком заскрипело и затрещало, словно сдавливаемое со всех сторон. Совместно с этим по ушам людей ударил оглушительный грохот, причин которого видно не было. Это вызвало не приятное ощущение непредвидимой опасности.
   Маги воздуха продолжали вести судно через барьер, остальная же часть магической команды занималась поддержанием магического барьера самого корабля и была готова к любой неприятности, что могла возникнуть при проходе через охранный барьер хранителей.
   Треск усилился, палуба словно ожила. Крепкие, толстые доски стали выгибаться, будто их гнул огромный великан.
   С другой стороны водного барьера можно было различить как нос корабля по не известным причинам резко взял направление вниз, грозя обломать "Грозовое облако" на две части. Затем, к общему грохоту добавились человеческие крики, наполненные болью и ужасом.
   -Максимально усилить барьер! - Громко проорал Дэртрам, решив не стоять в стороне и вмешаться в происходящее. - Маги воздуха! Ускорьте проход через барьер!
   -Господин Дэртрам, это опасно! - Голос Йоупа достиг следопыта откуда-то с кормы.
   -Если мы не ускоримся, то потеряем корабль и большую часть команды! Выполняйте! Это приказ. - Настойчиво и повелительно ответил Дэртрам, слушая какофонию очень не приятных звуков, не сулящих ничего хорошего.
   -Следуйте приказу архимага короля! Игнар, Остер поддайте узлов этому корыту! - Гневно пробасил капитан. - Да помогут нам хранители. - Уже тише добавил он, наблюдая как его верные люди исполняют приказ.
   Магический барьер над "Грозовым облаком" налился глубоким синим цветом, став прочнее стали. В это же время маги воздуха ускорили вихревые потоки несшие судно, благодаря этому оно в течение двух секунд преодолело барьер. Но каких сил стоили людям эти ничтожные секунды. Все кто прошел через барьер ощутили боль сравнимую с ощущениями ломаемых костей и рвущейся плоти. Словно одна часть тела застыла в одном мире, а другую часть стремительно утягивали сотни рук-щупалец в бездну мрака и боли.
   Но это был далеко не конец. Внезапно воздух вокруг людей словно замер и последовал еще один грохот, правда в несколько раз тише, но все кто еще каким - то чудом держались на ногах, услышав его, встретились с корабельными досками. Там их сознание погрузилось в серый вязкий туман, непроглядный, сквозь который не возможно было что-либо увидеть, и из которого не возможно было выбраться. Сознание людей буквально растворялось в нем, его словно магнит притягивал туман к себе не позволяя выбраться, вернуться в тело.
   Сильнейший архимаг следопытов мгновенно узнал чары "ментального сна", что окутали корабль. Некто не известный атаковал "Грозовое облако", применив сложное заклинание, доступное к изучению лишь следопытам. Вот только этот кто-то обладал столь сильной ментальной (телепатической) силой, что с легкостью пробил потрепанный магический барьер и обездвижил весь экипаж Кейтагского корабля, включая архимагов.
   Надо признать Дэртрам давно позабыл это чувство полного контроля над своим разумом кем-то другим. И оказавшись в плену насланного "ментального сна" он быстро подавил изумление и поднимающийся гнев. После этого он стал искать хоть какие-то магические нити существа или существ, чтобы зацепившись за них и дать ответный ментальный удар, который позволил бы ему избавиться от наваждения, а заодно выяснить кто напал, отследив злоумышленников по магическому следу.
   Увязая в тумане, Дэртрам невыносимо медленно пробирался в нем приближаясь к внешнему краю. И вот когда неясные образы магических нитей стали проглядывать, сквозь пелену тумана, по сознанию Дэртрама ударил новый ментальный всплеск и он словно первогодка погрузился в самые недра навеянного заклинания. Теперь архимаг оказался полностью во власти чужого колдовства, столь сильного, что невзирая на свою простоту и то, что любой маломальский следопыт умел его снимать, мужчина был совершенно беспомощен. Неизвестный противник был в десятки раз сильнее следопыта. Он был настолько сильным, что реши он убить архимага, то сделал бы это без каких-либо проблем. Но он не убивал, а значит нападавший не желала гибели плененным, по крайней мере сейчас. Это немного радовало, ведь тогда будет еще время найти злоумышленника и наказать его.
   Но, чем больше проходило времени, тем сложнее становилось архимагу удерживать свое собственное сознание. Туман стремился растворить в себе его, стереть мысли и погрузить в глубокий сон. Теперь архимагу оставалось лишь продолжать свое сопротивление. Да, он уже перестал пытаться выбраться и освободиться от наваждения и тем более найти магический след. Но он надеялся, что неизвестный в скором времени как то проявит себя и архимаг готовился к этому.
   Дэртрам знал это, ведь заклинание "ментального сна" было не из тех, что поддерживали часами, вливая в него силы. Его насылали на противника и оно должно было сразу отправить его в глубокий сон и более не вытягивать из создателя манну. Если же усыпление не происходило должным образом, то дальнейшее его применение грозило опасностью убить жертву или навредить ее ментальному каналу или своему, если атакованный маг вдруг окажется сильнее. И Дэртрам ждал изменений магического воздействия.
   Сколько проходило времени в "ментальном сне" определить не мог никто. Это могли быть считанные секунды или долгие часы. И когда Дэртрам заметил легкие изменения в тумане, то самонадеянно полагал, что был в отключке одну, две, максимум три секунды. Поэтому, разрушив более не поддерживаемое не известным заклинание, архимаг был готов тут же атаковать врага.
   Ощутив свое тело, Дэртрам мгновенно "разведал" окружающую его обстановку, еще до открытия глаз и даже малейших попыток пошевелиться. Но никого постороннего ни на корабле, ни в водах рядом не было. А обрывки примененной магии стремительно растворялись, словно их впитывал в себя сам воздух.
   Не найдя противника Дэртрам открыл глаза и сев ощутил как самоконтроль, хладнокровие и уверенность покидают его. Все его фамильяры-наблюдатели были нагло уничтожены и архимаг мог сейчас полагаться только на свое зрение, а оно показывало совершенно не мыслимое.
   "Грозовое облако" выглядело так, словно на него наступили. Носовая часть корабля уходила резко вниз, оставляя в палубе торчащие вверх доски, обломанные и искореженные. От главной мачты остался лишь короткий обрубок, рядом с которым висело тело матроса запутавшегося в хаотично свисающих канатах и обрывках парусов. Собственно больше архимаг ничего увидеть не мог, мешали остатки мачты.
   Ничего не понимая и с чувством ужасного похмелья, Дэртрам решил встать и как можно скорее собрать картину случившегося, да найти живых. Но, его тело немыслимо затекло и простой подъем оказался тем еще испытанием. От чрезмерных усилий голова пошла кругом, а к горлу подступила дурнота. Это было следствием ментального воздействия на него и его борьбы с этим.
   Шатаясь, Дэртрам все-таки встал и пытаясь обрести равновесие, увидел за бортом перед собой, абсолютно спокойную водную гладь с нависающим над ней туманом. "Грозовое облако" дрейфовало по этой глади, носовой частью погрузившись в воду. Сам же корабль держался на плаву лишь благодаря рунам, что украшали его дно, как раз на такой случай. Повсюду сколько хватало взгляда, виднелись поломанные детали корабля и люди, не подающие признаков жизни.
   Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь тихим потрескиванием изломанной древесины, да тяжелым дыханием самого архимага.
   Оценив обстановку и придя к выводу, что сейчас никто атаковать не собирается, Дэртрам поставил печати сохранения магических отпечатков, чтобы сохранить остатки магических следов неизвестных нападавших. Затем подошел к лежавшему неподалеку от себя магу воздуха из команды Йоупа. К облегчению архимага (который не обладал навыками лекаря), маг крепко спал и видимых ран не имел. Придя к этому заключению, следопыт ментально подтолкнул спящего, выводя тем самым из наваждения.
   -Что...что...произошло? - Прохрипел воздушный, разлепив глаза и различив перед собой хмурого и помятого на вид главного следопыта Кейтага.
   -Мы тонем. Займись кораблем. - Без объяснений приказал Дэртрам и слегка шатаясь, побрел по изувеченной палубе в поисках целых магов.
   Воздушный же, ошарашенно вертя головой, встал на совершенно не послушные ноги, которые тут же согнулись, а из его желудка вырвалось все содержимое. Голова невыносимо шла кругом. В ней послышался не с терпимый звон и показалось, что она вот-вот лопнет.
   Неподалеку раздался голос еще одного разбуженного мага, которому на все возникшие вопросы так же не ответили.
   Постепенно корабль стал оживать. На верхней палубе мертвых не оказалось, но было несколько матросов в тяжелом состоянии. Первый оказался тот, что буквально висел запутавшись в канатах, еще двое свалившиеся с мачты и чудом не разбившиеся о палубу, да еще один зажатый остатками все той же злополучной мачты.
   Магов удалось поднять почти всех, даже капитан стоял пошатываясь, хмурый и бледно-зеленый. Зато обычных матросов пришлось не трогать, оставив досыпать. Простым людям досталось крепко и трогать их сейчас было крайне опасно. Времени на подъем выбранных магов было затрачено не мало, а сколько сил. Сил, которых у Дэртрама и так оставалось мало, после ментальной схватки с неизвестным нападавшим.
   Осмотрев палубу и проверив вновь призванных фамильяров, Дэртрам направился в трюм. От туда не доносились ни звука, а значит работа и там предстояла каторжная. Но не успел архимаг подойти к люку как от туда, почти ползком вылез полуживой Возорий. Хватая жадно воздух ртом, он упал на доски. У его виска по щеке и шее уходила толстая дорожка уже запекшейся крови.
   -Мне...удалось...поднять...Боятора. - Прохрипел наставник первогодок, покрываясь испариной из-за перенапряжения.
   -Не время отдыхать. Пойдем поднимать остальных. - Сурово ответил другу Дэртрам. Он смотрел на Возория и видел лишь жалкое подобие того талантливого мага, которым он когда-то был, но не захотел развиваться и предав свой дар ушел в наставники.
   -Я...я...сам не поднимусь сейчас. - Жалобно ответил Возорий, беспомощно распластавшись на искореженных досках.
   -Ты бесполезен. - Не громко произнес Дэртрам и скрылся внизу, во тьме трюма.
   В трюме дела обстояли куда хуже, чем на палубе. На оружейном этаже было все раскурочено и сломано, при беглом взгляде следопыт не обнаружил здесь ни одного целого оружия, способного вести бой. Но так как людей здесь не было, архимаг ограничился сохранными заклинаниями и спустился на этаж с каютами.
   Спускаясь Дэртрам заметил, что нижний отсек наполовину затоплен. Там стояла темная вода, которая явно прибывала. И это было плохо. Ведь там находились подозреваемые. И пока их вина не доказана, их жизни стояли спасения.
   Глянув на холодную, черную воду, Дэртрам прежде отыскал лекаря. Тот возился с кем-то из бессознательных учеников, зашивая рваную рану на бедре под которым виднелась лужа крови.
   -Задета артерия. - Прохрипел Боятор, шустро накладывая швы. - Проклятье некроманта, мою манну словно высосали!!! - Выругался мужчина, стягивая края рваной раны черной нитью.
   -Остальные как? - Проигнорировав жалобу лекаря, спросил Дэртрам.
   -У тех, кого я успел осмотреть царапины. Но сам понимаешь, всех осмотреть я не успел. Этот парень умрет без немедленной помощи... - Штопая бедолагу словно рваные штаны, бормотал Боятор.
   -Заканчивай с ним. - Грозно приказал архимаг и вернувшись к лестнице начал спуск вниз.
   Вода прибывала. Она была холодная и темная. Призванный пульсар не справлялся со своей задачей. Тратить силы на призыв еще одного фамильяра было не рационально, Дэртрам и с закрытыми глазами знал кто и где находился. И по количеству воды заполнившей нижнюю палубу он ожидал увидеть трупы. Дело в том, что заключенные большей частью были и так без сознания, а значит с приходом воды, беспомощно погрузились в нее, ведь ее уровень доходил мужчине по пояс. Да и охранявшие их стражи, отключившись, тоже должны были захлебнуться, так как тяжелое оружие в любом случае не дало бы им всплыть. И все же, если хоть кто-то уцелел, то он нуждался в большей помощи, чем те с кем возился лекарь наверху. Но, если честно в этот исход он не верил, прекрасно осознавая, какая картина откроется ему в свете светло оливкового пульсара.
   Однако представшая перед ним картина обескуражила Дэртрама. Здесь и сейчас он получил очень важную информацию о нападавшем. Этот некто не желал причинить никому фатального вреда и позаботился о том, чтобы никто не утонул. Это развеяло последние сомнения о том, что все произошедшие было вызвано проходом через барьер хранителей. На них действительно кто-то напал. Кто-то ужасающе сильный.
   -Какой заботливый не друг. - Голос пришедшего Возория нарушил тщательное изучение следопытом места "преступления".
   -Никакой магии! - Строго воскликнул Дэртрам, заметив магов воды за спиной друга.
   -Господин, корабль тонет. Нам стоит как мож... - Начал было неуверенно бормотать один из них.
   -Ни одного заклинания. Пока я не разрешу. А до тех пор взяли этих спящих и потащили наверх к лекарю. - Приказал он, но увидел лишь совершенное непонимание на их лицах. - Что стоим? Взяли и пошли! - Повторил он и проследив как недовольно, водные выполнили его приказ и шатаясь поволокли первого крепыша. Немного проследив за ними, Дэртрам внимательно посмотрел на Возория.
   -У тебя уже есть подозреваемый? - Поняв этот взгляд без слов, спросил наставник первогодок.
   -Да. И сейчас мы узнаем прав я или нет. - Архимаг поднес руку к двери и открывая ее, уже знал ответ на свои догадки. А вот Возорий даже оказавшись внутри каюты "Х" не понял, что такого особого увидел там Дэртрам.
   -Нас навестил хозяин Болот. - Не стал мучать друга Дэртрам и озвучил свою догадку. - И он забрал свою собственность.
   Нахмурив густые брови и сведя их у переносицы, Возорий осмотрел спящих учеников. Тут был громила Нашатар, вспыльчивый Пиллат, юркий Иртгаш, пугающая своим не естественным видом Эснория. Все они лежали на воде, пребывая в глубоком сне, даже гомункул перестала пачкать пол и утихомирилась, словно уснула, но стоя. Всех их защищала чужая магия. Среди них не хватало лишь принцессы из Окрамы.
   -Может сбежала под шумок? - Высказав эту бредовую мысль, Возорий сам рассмеялся над ее комичностью.
   -Допустим. - Серьезно ответил Дэртрам и направился к выходу из каюты. Идти в воде было тяжело, кости буквально сводило от холода.
   -Как же сохранные заклинания? - С удивлением спросил наставник первогодок, поглядывая на еле видимые отпечатки чужой магии.
   Но архимаг воинственно покинул помещение и завернул в сторону дальних кают, расположенных за складом.
   Еще немного постояв и посмотрев на спящих, Возорий сделал было шаг в направление ушедшего друга, как резко ощутил изменение в окружающем мире. Это было сравнимо с щелчком пальцев. Бац! После чего мир вокруг словно ожил. Угнетающая тишина спала и издав протяжный скрип "Грозовое облако" накренилось в сторону правого борта, отшвырнув мужчину от близкого выхода.
   Потеряв равновесие, Возорий упал в воду. Холод мгновенно сковал его тело, выгоняя остатки минувшей ментальной атаки и чувство сна, накатившее после нее. Путаясь в намокших одеждах, наставник первогодок врезался во что-то не подвижно стоящее на его пути. Зацепившись за это ему удалось вынырнуть из кромешной тьмы и в тусклых очертаниях предметов вокруг различить стоящую перед ним Эснорию. Даже не шелохнувшуюся при качке. Твердую и холодную, будто камень.
   Надо признать, что внутри у мужчины все похолодело в этот момент.
   Обругав себя за невнимательность и неуклюжесть, Возорий опять направился к еле различимому выходу, но тут судно решило завалиться на другой бок. Получив ускорение в нужную сторону, наставник первогодок практически выпал из каюты, врезавшись в противоположную стену.
   В коридоре он смог различить одного из водных. Маг практически висел на перилах, пытаясь не упасть вниз. Рядом с ним мигая, парил пульсар, то исчезая, то вновь появляясь, что свидетельствовало о полной не собранности его творца, потери контроля, концентрации и сил.
   Последовал еще толчок и чувство стремительного падения в бездну охватило тело Возория.
   -Это волны!!! - Пробасил водный маг, развеяв полную неясность происходящего.
   -Я мало, что понимаю в управление кораблем. Но мне кажется мы не хорошо...падаем... - Практически прилипнув к стене прокричал Возорий, стараясь, чтобы его голос услышал ушедший архимаг.
   -Выкачивай воду! - Из темноты, по коридору разлетелся голос архимага, обращенный к все еще висящему на перилах водному.
   Тем временем судно стало сильно заваливаться на левый борт и надо признать, вода в трюме в этом способствовала.
   -Мы переворачиваемся! - Озвучил и без того ясное Возорий. - Если это произойдет нам от сюда не выбраться! - Нотки паники бесстыдно промелькнули в его голосе.
   С верхней части лестницы послышался глухой шум, похожий на чьи-то падения, после которого от туда "спустился" второй водный маг, просчитав при этом все ступени. Достигнув низа, он безропотно ушел под воду. Его коллега на перилах, пытался прочитать какое-то заклинание, но качка и сильный крен ему в этом мешали.
   Маги воды так и не успели справиться со своей стихией, Дэртрам так и не дошел до Возория, а сам наставник так и не смог восстановить равновесие. Всему этому помешала безумная стихия Черного океана.
   Падая с гребня волны "Грозовое облако" быстро достигло низины и там лишь чудом не развалилось на части, сложившись в месте слома. После чего вода в трюме пошла на перелив к правому борту, забирая на корму. Люди вновь начали бесконтрольное перемещение, но тут один из водных магов смог справиться с собой и вытеснить воду из нижнего трюма. Это не уменьшило крена корабля и чувства того, что он сейчас развалится, но зато пропала опасность утонуть в воде и появилась возможность передвигаться в нужном людям направление.
   -Следите за водой! Не допускайте ее проникновения внутрь! - Обратился Дэртрам к потрепанным магам. - Возорий оттащи всех кого здесь найдешь к Боятору.
   -Хорошо. - Отозвался его друг и направился обратно в каюту с задержанными учащимися, где занялся выполнением ответственного задания...
   Возился Возорий, по его меркам, долго перетаскивая бесчувственные тела с нижней палубы к лекарю. Судно шаталось подобно листу на ветру и этот факт сильно мешал передвигаться, да еще и с тяжелеными учениками в руках. Приступая к этому не легкому занятию Возорий наивно полагал, что Дэртрам все же отправит к нему помощников, но в итоге, обливаясь семью потами, справляться ему пришлось в одиночку.
   Да, рядом находились два водных мага, но состояние судна было настолько плачевно, что все их силы уходили на устранение течи.
   Лекарь, что находился на палубе выше, каждый раз когда видел Возория кричал, что ему не хватает рук, тряпок, света, лекарств и манны. Состояние своих подопечных он охарактеризовал как не стабильное и у некоторых - тяжелое. В виду чего он настоятельно просил мужчину быстрее заканчивать с переносом тел и начать помогать ему.
   Когда же Возорий наконец оттащил к Боятору Нашатара, Пиллата и Иртгаша, то попытался сдвинуть с места Эснорию, но его усилия не увенчались успехом, она словно вросла в пол, причем на мертво. Бросив попытки спасти странную девочку, наставник первогодок вновь проигнорировал просьбу лекаря и занялся обыском остальных помещений нижнего трюма. По его меркам тут должен был оставаться еще Тинэй со своей неизвестной сферой, похожей на огненный шар. Однако каюта, заточившая в себе юного некроманта, оказалась пуста. На месте где должен был не подвижно лежать юноша, нашлись лишь разорванные! "Драконьи путы" и больше тут не было ничего.
   Возорий поднял кованную реликвию, способную лишить магической силы даже дракона, не то, что хлипкого некроманта и поежился от мысли, о том что за существо смогло разорвать это прочнейшее творение великих мастеров. Что за сила должна была здесь обнажиться, что бы затем исчезнуть не оставив и следа.
   Взяв с собой останки "Драконьих пут", Возорий еще раз осмотрелся и не найдя более ничего интересного решил покинуть чертог смертельно опасного трюма...

Глава 10. "В поисках воды".

  
   Обычные физиологические потребности всегда являлись главным фактором, заставляющим проснуться, и неважно кто ты, человек или иное живое существо. Мысль о голоде или жажде не даст находиться в беспамятстве и жестоко выдернет из любого, даже самого глубокого забытья. Особенно жажда. Худшего врага невозможно представить. Даже голод со временем может притупиться и отступить, но только не она. Словно хищница она подкрадывается и всецело подчинит себе. Заполнит собой все мысли и стремительно убьет.
   Чувствуя нестерпимую жажду Вилтрэн осознал, что как говорят люди, каким-то чудом снова выжил. Бесконечное небытие расцепило свои оковы, передав ослабевшего хранителя хищнице по имени "Жажда".
   Попытавшись сглотнуть, Вилтрэн невольно пошевелился и в ту же секунду ощутил, как его тело начало стремительное скольжение в неизвестно куда.
   Раскрыв глаза, хранитель ощутил жжение, словно в них некто дохнул ядом. Но такая мелочь не могла помешать пяти вековому существу осмотреться. Правда смотреть было не на что, ведь перед его глазами была лишь стремительно убегающая земля и густое облако пыли.
   Сейчас он пребывал в своем истинном обличье, дракона. "Проклятье" нигде не ощущалось, ран или повреждений тоже, а значит ему можно было праздновать победу и забыв о людской суете заняться своими обязанностями. Именно на это ему указывало простирающееся перед ним изувеченное плато Воздушного сектора. Так же знаком служило и невольное перевоплощение в истинную форму. Все это как бы говорило: " ты жив и теперь обязан вернуть долг своего чудесного исцеления".
   Собственно говоря, Вилтрэн давно принял это решение. Дел накопилось много, а его магия, большей частью утекла в артефакт и развеялась по всему миру. Теперь его магическое тело ныло от нехватки манны, но восстановительному "сну дракона" мешала все та же жажда.
   Пыль вокруг наконец осела и Вилтрэн смог увидеть, что находится не просто в Воздушном секторе, но еще и на его единственном парящем куске земли. Назвать этот жалкий клочок почвы островом язык не повернулся бы. Слабый ветерок, что еле-еле различал хранитель, не мог поднять и пылинки рядом с ним. Зато его мощные лапы не могли похвастаться тем же.
   Мучимый жаждой хранитель решил более не терзать свое изнуренное и истерзанное тело и приступить к поиску источника пресной воды. Найти таковой в разрушенной обители Воздушных хранителей не представлялось возможным. Даже если вода здесь и была, то ее надежно погребла почва бывших магических островов, их растительности и останков обывателей. И чтобы ее "откопать" нужны силы и не дюжие. За неимением которых Вилтрэн решил поступить проще и воспользоваться гостеприимным Водным сектором, что находился по соседству.
   Теперь дело стояло за малым, надо было лишь расправить крылья и взмыть вверх, ловя воздушные потоки. Но... воздушных потоков здесь не наблюдалось, а в самом хранителе не было уверенности в том, что магических крох, скопившихся в его теле, хватит сначала для подобия полета, а затем для преодоления магического барьера и оккупирования озер Санорьяна.
   Решение возникшей проблемы оказалось рядом. Верный Ветрохвост, прозванный Залеской дворянкой "Пушком", охранял покой своего хозяина и даже делился крохами своих сил, вольготно развалившись, чуть в сторонке от него.
   "Придется нам немного прогуляться". - Обратился Вилтрэн к Пушку и занялся сменой облика с драконьего на человеческий. Получилось не очень элегантно: светящаяся серебром кожа, древние руны на полупрозрачном теле, но какая кому разница, здесь людей больше не было, а в такой форме Ветрохвост сможет отвезти его к ... к водопою!
   Взобравшись на спину Пушка, Вилтрэн указал ему нужное направление и узнал еще одну не приятную истину. Его Ветрохвост, как и хозяин, не мог оторваться от земли и подобно порыву ветра умчаться вдаль. У него причина была та же, нехватка манны.
   Все, что смог элементаль, так это "мягко" спуститься с островка и на своих четверых направиться к далекой, находящейся где-то за горизонтом границе стихий...
   На это путешествие ушло бесчисленное количество времени. Его Вилтрэн потратил с максимально возможной пользой. Перво-наперво он полностью исследовал свой организм. После знакомства с "Проклятьем" и прохождением через артефакт, хранитель получил огромнейшее количество увечий. Самым страшным из которых было то, что почти все эфирные каналы, что связывали Вилтрэна с миром, были разорваны или же истончились до их практического исчезновения. И это значило, что восполнять магические силы естественным для него способом было практически не возможно и даже опасно, до тех пор, пока он не исцелит оставшиеся эфирные каналы. Сделать это было сложно, но реально. Однако до тех пор ему вновь придется повременить с обязанностями хранителя.
   В воздушном секторе разрушаться было больше нечему, ведь он и так весь в руинах, а значит и спешить пытаясь восстановить утерянное нет смысла. Тем более что в одиночку...в одиночку..., Вилтрэн даже не представлял как в одиночку можно справиться с такой непосильной задачей. А потом еще поддерживать тут все. Когда хранителей много, то магия между ними струится растекаясь по всей Валерсии, наполняя ее манной и получая ее в ответ. И что-то подсказывало Вилтрэну, что для такого сложного процесса одного единственного "Его" будет мало.
   В раздумьях он приближался к Водному сектору, в котором магия буквально процветала и Вилтрэн был готов поклясться, что после гибели Иржинэи, здесь ничего не изменилось. А ведь из водных хранителей остался лишь слабый Санорьян. Придя к такому умозаключению, у Серебряного возник вытекающий из этого вопрос, ответ на который он собирался получить в ближайшее время.
   Тем временем границу стихий ему удалось преодолеть без проблем и безжизненные Воздушные земли остались позади. Перед Вилтрэном и его верным Пушком открылись бескрайние водные просторы, сейчас целиком погруженные в бушующий океан. Последний факт не понравился Ветрохвосту и подчиняясь воле хозяина, он что есть силы поспешил на облюбованный островок, что слабо поблескивал своим воздушным куполом неподалеку.
   Вблизи островок оказался большим, вместительным и разно уровневым, немного напоминающим гору с множеством плато на ее склонах. Впрочем, внешний вид "суши" мало интересовал умирающего от жажды хранителя и его Ветрохвоста.
   Не обнаружив желаемого озера с пресной водой, Вилтрэн не пал духом, а мгновенно отыскал небольшую речушку, тонкой лентой вытекавшей откуда-то из горы. Более детальному ее осмотру мешала густая растительность. Взяв на нее курс Вилтрэн, все так же на Пушке, начал продвижение по ее руслу и нашел пещерку, из которой вытекало это маленькое чудо. Еще немного усилий и блужданий и хранитель отыскал прекраснейшую подземную заводь магической реки. Именно в нее они и занырнули вместе, всадник и его верный "конь".
   Стихия чуждая Серебряному не могла залечить его магические раны и восполнить манну, но зато жажду утолить удалось. Чуждая магия приятно пощипывала эфирную оболочку хранителя, заставляя его балдеть от этого ощущения жизни, от ощущения бьющего из недр магического источника. В его голове снова возник рой вопросов, жизненно важных для него.
   В тот миг, когда Вилтрэн проходил через артефакт на некоторое мгновение он смог стать единым целым со всем островом "Дракона" и ощутить упадок всех его секторов. Всех кроме Водного. А ведь даже сектор магии Земли, который поддерживали Растарьян и Юторьян, выглядел жалкой тенью с еле-еле теплящей в нем магией. Это было настолько странно, к тому же такая разница магических сил мгновенно бросалась в глаза.
   "Саноръян!" - Отправил ментальный зов Вилтрэн, когда ощутил полную готовность для разговора с этим скрытным ящером.
   Не ответить на зов старшего, младший не мог, но он явно не спешил появляться перед Серебряным. Он точно тянул время, заставляя Вилтрэна ждать и тщательно обдумывать складывающуюся ситуацию. Но когда хранитель Черного океана набрался храбрости и осчастливил своим появлением друга, то застал его вольготно лежащим в густой шерсти Ветрохвоста.
   По прибытии Саноръяну так же пришлось принять облик человека, так как в ипостаси дракона он не смог бы проникнуть в выбранную Серебряным пещерку. Да и он знал, что Вилтрэн проникся любовью к этим двуногим созданиям и во всем им подражает, но вот Водный таких чувств не испытывал и человеческий облик был ему как и прежде чужд.
   "Серебряный!" - Волна радости накрыла всю пещеру, маскируя внутреннюю нервозность Водного. - "У тебя все получилось!"
   "Да. Во мне больше нет "Проклятья" и я смог оценить расстановку сил на нашем острове". - Его сапфировые глаза буквально освещали пещеру и вызывали чувство, что он видит собеседника насквозь, зная обо всех его мыслях и тайнах.
   "Да. Две стихии из четырех почти мертвы. Но, теперь Воздух восстанет из разрухи и снова наполнится силой, манной и эфирными созданиями". - Воодушевленно "пел юнец", находясь на небольшой дистанции от собеседника.
   "Я не уверен, что в одиночку у меня что-нибудь получится". - Словно устало ответил Вилтрэн и зачерпнув ладонью воду, приник к магическому источнику.
   "Ты не один. Теперь нас снова четверо. И мы решили защищать друг друга и помогать друг другу". - Важно ответил Саноръян, с детской наивностью.
   "Нас не четверо". - Холодно возразил Серебряный, отмечая как при этом его собеседник вздрогнул и даже потускнел, но это произошло буквально за доли секунды и если бы Вилтрэн не следил за ним, то и не заметил бы этого изменения.
   "Ты прав. Я тоже ощущаю, что в Огненных землях зарождается хранитель. Недавно они вспыхнули, прогнав всех людей". - Ответил Саноъян.
   "Они вспыхнули из-за взаимодействия с моей силой, той, что впитал артефакт, а затем выплеснул в мир. Воздух всегда разжигал пламя. Возможно..." - Серебряный умолк не став рассказывать о своей догадке, решив сначала все обдумать и разобраться. - "Но, я говорил не о возможностях. Я говорил о Водном хранителе, что настолько силен и умен, что не заметно для всех питает эти земли и воды".
   "Вилтрэн, друг, ты о чем?" - Снисходительно и якобы совершенно непонимающе спросил Саноръян.
   "Ты сделал гомункула использовав знания некромантов. При этом ты не стал пользоваться тысячелетними знаниями наших предков. Нет. - Он выдержал не большую паузу и продолжил разговор. - Ты очень напуган. И скрытен. Как хранитель ты слаб и твоих магических крох не хватит, чтобы этот водный мир жил и оставался таким могущественным какой он есть. А значит слухи о том, что остался кто-то из древних - верны. Но ты с ним знаком. И ты его боишься". - Вилтрэн не стал озвучивать свои остальные догадки, и еще больше давить на этого "мальчишку", тот и так потускнел став серым. Его ментальный образ стал мрачным, а сам он опустил голову, словно прощаясь с ней.
   "Ты даже не представляешь как". - Тускло прошептал Саноръян и безвольно осел в воду. - "Лучше забудь о нем. Если он узнает, а ты при этом не примешь его сторону, как некогда я - ничтожный, то он уничтожит тебя. Поэтому забудь".
   "Забыть о кукловоде, что управляет всеми оставаясь в тени? Что напугал своего соплеменника до смерти? Того кто научил тебя некромантии? Того, кто подобно мне живет среди людей? Ты правда веришь, что я смогу забыть о существовании этого чудовища?"
   "Да, если тебе дорога жизнь". - Мальчишка подобрал ноги и уткнулся лицом в колени, став совсем бледным и хрупким.
   "Мир мельчает и гниль заполняет все его уголочки! Что ж я узнал все, что хотел. И даже больше. Видимо мне снова придется вернуться в мир людей". - С нарастающей злобой сказал Вилтрэн и принял сидячее положение на спине своего верного Ветрохвоста.
   "Вилтрэн, не надо. Не ищи его! Он и так очень зол!" - Водный умолк, явно сказав что-то лишнее и теперь, лишь с мольбой во взгляде смотрел на друга. Без слов он просил его не искать новых не приятностей, что принесет встреча с древнейшим хранителем.
   "Все мы одна семья, Саноръян. И неважно кто стар, кто мал, если он сбился с пути его надо вернуть к истокам. Не волнуйся и сам не делай глупостей. Возвращайся в свое логово и забудь об этом разговоре". - Успокаивающе ответил Серебряный.
   "Забыть? Да после него мне хочется раствориться в эфире. Страх просто не выносим, а ожидание и того хуже". - Совершенно обиженно отозвался Водный.
   "Скажи последнее. "Он" знает обо мне?" - В ментальном голосе Вилтрэна прозвучали озорные нотки, словно его что-то радовало. Сам он уже явно собирался покинуть уютную пещерку и пуститься во все тяжкие, своего нового путешествия.
   "А ты как думаешь?" - Вопросом на вопрос ответил Саноръян.
   В ответ Серебряный улыбнулся беззаботно и очень по-человечески.
   "Я думаю, что "Да"". - Ответил Вилтрэн и покинул пещеру, гордо восседая на своем Ветрохвосте.
   Как ни странно, покидал Серебряный своего друга в хорошем настроении. Слова Водного ни капли не напугали его, а наоборот вселили уверенность и чувство некой ясности. Словно с плеч спала тяжелая пелена и он вот-вот увидит истинный мир, без лжи, обманчивых иллюзий и мнимых прикрас.
   Страх и переживание пусть оставит себе Саноръян. Вилтрэн же теперь ворошил в памяти всех известных ему драконов и из тех, что еще были живы оказались лишь двое, а именно Локар Камирэй - Огненный дракон, король Окрамы и правитель Рапы - Стокъен, бронзовый дракон, являющийся магом воды! Такое совпадение не могло быть случайным, но пока Вилтрэн приближался к наиболее благоприятному месту, чтобы покинуть водный сектор, он тщательно пытался вспомнить других магов и архимагов воды, чтобы увеличить число "подозреваемых", но Стокъен настолько подходил к описанию на роль древнего Водного, что все остальные претенденты меркли.
   Стокъен вел тихую и размеренную жизнь на берегах Пограничного океана и залива Сторач. Он был правителем небольшого морского города, неприметного, мирного, живущего рыбным промыслом и торговлей. Стокъен был драконом - это знали все, но он был таким не приметным. У него были два человеческих отпрыска, сыновья, что было бы не возможно, если бы он был хранителем, ведь в таком случае у него должны были родиться полукровки, такие как например Лора... Но его сыновья были людьми. Значит, он просто мог взять новорожденных сирот и наделить их своей силой. Ведь никто, даже сильнейшие архимаги не улучат обмана от представителя из древнейших существ Валерсии..
   Таким образом, достигнув оптимального места и приступив к переходу в человеческий мир, Вилтрэн был полностью уверен, что Водным хранителем был Стокъен, Бронзовый дракон, правитель Рапы.

Глава 11. "Спасение корабля".

   Мир людей встретил Серебряного хранителя жестко и даже враждебно. Не успел он вместе с Ветрохвостом ступить на золотые пески "Драконьего острова", как чуть не потерял сознание, из-за сильного ментального удара, обрушившегося на него. В голове на миг помутилось, а воздух перед глазами словно задрожал. Но, как только хранитель опомнился и, стиснув зубы поставил магический щит, да пустился было на поиски атаковавшего, как враждебная сила исчезла.
   Осознав, что новый неизвестный противник поспешно пытается скрыться и остаться не узнанным, Вилтрэн проследил быстро угасающие магические нити, до тех пор, пока не наткнулся на водный барьер, опоясывающий весь остров.
   Не упуская странный, совершенно безликий магический след, Вилтрэн, все так же верхом на Пушке, устремился к барьеру. Собираясь выяснить, кто посмел применить боевую магию такой силы на острове. Попутно он стал разыскивать "Грозовое облако", которое по его представлениям еще должно было быть на острове дней двадцать, двадцать пять. Однако корабль он так нигде не обнаружил.
   Вилтрэн передвигался быстро, но не смотря на это след ментальной атаки исчез, за долю секунды до того как хранитель приблизился к барьеру. Огорчившись, что неведомый маг, а вернее архимаг, исчез, Вилтрэн наконец заметил след школьного корабля, который так же исчезал у барьера. Этот след был свежим, ярким и пахнущим озоном - магией воздуха. Этот запах буквально окутал эфирную оболочку юноши, которая решила впитать все без остатка, ведь зачем пропадать добру?
   Что ж, выбора у Вилтрэна не оставалось. Облачив свою эфирную оболочку в плоть и вновь приняв облик обычного человеческого юноши, он прошел сквозь барьер и оказался посреди бескрайнего океана. Однако прежде чем отправиться на поиски судна ему пришлось подчинить своей воле Пушка, который отказывался сковывать себя узами плоти и становиться материальным существом, а не эфирным. Долго Ветрохвост не смог сопротивляться воле своего хозяина и в итоге принял вид более привычный для человеческих глаз: длинный и густой мех окутал его тело, на голове проявились торчащие вверх уши, появились лапы и хвосты.
   Удостоверившись, что с их внешними обличиями все в порядке, ну за исключением наготы, Вилтрэн пустился в плавание, конечным пунктом которого была палуба "Грозового облака". Поиск корабля не составлял никакого труда, ведь след к нему вел отчетливый и яркий. Вода была спокойной, гладкой и прозрачной. Но что-либо увидеть с помощью глаз было сложно, ведь над океаном властвовал густой и не проницаемый туман. Вилтрэн плыл сквозь него, но у него создавалось ощущение будто он не движется, остается на месте. Показавшаяся вначале простой задача по поиску корабля, на деле оказалась тем еще испытанием.
   Человеческое тело Вилтрэна решило устать и замерзнуть. Соленая вода, наглым образом пыталась попасть в рот, так еще и Ветрохвост злобно скалил передние резцы, показывая свою неприязнь к происходящему.
   Казалось, что хуже этого плавания ничего уже не будет, но тут во власть вошел островной охранный шторм. Словно из ниоткуда выросли исполинского размера волны, поднялся шквальный ветер. Туман развеялся, но его место заняло черное небо, увенчанное тяжелыми тучами. И лишь одно радовало Вилтрэна в этом кошмаре вокруг, это появление в видимом диапазоне корабля.
   Уже совсем скоро, буквально за очередным гребнем исполинской волны появился силуэт разваливающегося корабля принадлежавшего людям.
   И чем ближе подплывал Вилтрэн к судну, тем плачевнее становился вид последнего. Огрызок на месте центральной мачты, поперечный пролом вдоль всей палубы, побитые люди, безвольно лежащие на сырых досках и слабые магические потуги, еле стоящих на ногах магов, тщетно пытающихся удержать "Грозовое облако" на плаву. К тому же нос корабля упрямо уходил под воду, утягивая за собой все судно. Если бы не маги, что не позволяли морской воде залить трюм, корабль бы уже давно покоился на морском дне.
   Оценив всю плачевность ситуации, хранитель понял, что измученным и обессиленным людям не доплыть до суши. Возможно, еще немного они поборются со стихией, а затем уйдут на корм рыбам. Их же корабль станет трофеем в логове Саноръяна. Он будет своеобразной скульптурой поверженного боевого корабля, бывшей гордости Кейтага.
   Но как всегда, просто так взять и дать погибнуть людям Вилтрэну помешал его характер. Вместе с Пушком он смог доплыть до разваливающегося корабля и сильно удивить магов своим появлением посреди океана. Его точно не ожидали увидеть ни за бортом, ни вообще где бы то ни было. Но так как маги были начеку и занимались не только поддерживанием на плаву судна, но и отслеживанием округи на случай если вновь появится враг, то они сразу заметили подозрительную фигуру в океане.
   Плывущий в воде юноша, в компании с лохматым зверем не внушил встревоженным магам доверия. Однако быстро подошедший к борту Дэртрам опознал пловца и отдал приказ поднять нежданного пассажира на борт, вместе с его питомцем.
   Утруждать себя маги не стали, забот на корабле им и так с лихвой хватало. Поэтому они скинули пловцу веревку, чуть не прибив ею, после чего вновь вернулись к проблемам "Грозового облака". Тратить драгоценное время на подъем сомнительной личности, маги не могли себе позволить. На их плечах сейчас висело много жизней, а вода так и норовила потопить судно.
   Поэтому юноше пришлось спасать себя самому. Но в человеческом обличье было все по-другому и вода казалась ледяной до онемения пальцев, а веревка была чересчур прыткой, да еще скользкой и тонкой. Одно радовало, что на ней кто-то додумался завязать узлы.
   Пока Вилтрэн, ставший вновь совершенно обычным юношей именуемым - Трэном, боролся с крученой негодяйкой и бился о жесткий борт корабля, его Пушок не стал обременять себя муками подъема. Ветрохвост оттолкнулся от поверхности воды и в один прыжок оказался на палубе, аккурат среди суетящихся людей. Широко растопырив свои большие уши, он с нескрываемым интересом, стал прислушиваться к разговорам и хрипам, что разносились над кораблем. Странные двуногие, которых он видел всего второй раз в жизни, поглядывали на него с опаской, а некоторые и с любопытством. Но из всех суетящихся существ рискнул приблизиться лишь один, обладающий холодным, проницательным взглядом.
   За своей спиной Ветрохвост услышал глухой удар и тяжелое дыхание, которое принадлежало сумевшему взобраться на борт юноше. Это привлекло внимание загадочного двуногого и он даже решил было сделать шаг в сторону к беззащитному (так считал эллементаль) и временно слабому хранителю. С точки зрения Пушка это было не допустимо. Помня, что хозяин настойчиво плыл сюда, притворяясь одним из этих странных существ, Ветрохвост решил не вступать в открытый конфликт, но для предупреждения произвел протяжный рык и приложил к этому слегка обнаженные клыки. Но, его легкий рык показался пугливым людям похожим на раскат грома, только прозвучавший не с неба, а с палубы, совсем рядом.
   Двуногий правильно понял его предупреждения и тут же замер на своем месте как вкопанный. Замерли и остальные члены команды, а все их взгляды скрестились на его мокрой тушке, напоминающей облезлого кота. Внимание он всегда любил, поэтому грациозно потянулся, одним мощным движением стряхнул с себя воду и величественно сел, теребя своими хвостами. В иное время его хвосты бы поднял сильный ветер, но не сейчас, когда его силы были истощены, а эфирная оболочка заперта во плоти. Сейчас он словно позировал, не забывая при этом невзначай зевнуть и показать свои длинные и острые клыки.
   -Принц, хорошо, что ты смог вернуться! - Произнес Дэртрам, более не предпринимая попыток приблизиться к приплывшему из океана юноше.
   -Я не хотел, но пришлось. - Ответил Трэн. - Почему тоните? - Он был совершенно нагим среди одетой команды и этот факт стал приносить ему дискомфорт, невзирая на то, что другие хранители посчитали бы это абсурдом.
   -Корабль сломался. - После произошедшего, Дэртрам находился в состоянии крайнего напряжения и сосредоточения. Произнеся последнее, архимаг указал рукой на очевидные поломки, а в его голосе прозвучало не скрытое раздражение.
   Отвлеченная на доли секунды команда, усугубила и без того плачевное состояние судна. "Грозовое облако" носом врезалось в очередной вал, тонны морской воды накрыли палубу. Словно ледяные иглы они врезались в человеческую плоть, ломая слабые магические барьеры.
   Когда вода сошла судить о том кого смыло, а кто упал оглушенный было не когда. За новой неприятностью последовала следующая. Разваливающийся корабль (поперечный разлом, в котором увеличился троекратно), стремительно полетел в низ, словно на горке скатываясь в морскую бездну, в конце которой вновь начинал расти новый водный исполин.
   Оставшиеся две мачты натужно скрипели, удерживая рвущиеся от порывов штормового ветра паруса. Отвязавшиеся канаты, словно живые змеи, норовили сцапать полуживых магов, а бывалые матросы, те которых не смыло в море, все так же безвольно украшали своими телами палубу. С кормы доносилась отборная ругань капитана, из которой было ясно лишь одно, руль был сломан, корабль перестал ему подчиняться и еще одна, минимум две волны и все пойдут на корм рыбам.
   -"Судно не управляемо! - Свои слова Дэртрам усилил ментальным посылом, что бы его услышало как можно больше человек. - Единственное, что нам остается это заклинание левитации. Под дном корабля есть несколько реликвий способных создать воздушную подушку. Все кто в сознании и кто меня слышит читайте заклинание "Белого феникса". Вне зависимости от вашей стихии и ваших способностей!"
   Ослушаться или оспаривать ментальный приказ архимага никто не посмел, хотя в сложившейся ситуации все понимали, что шансов на спасение практически нет и это было единственное посильное им всем заклинание.
   Выбранное Дэртрамом заклинание было создано во время войны, минувшей более четырех веков тому назад и имело применение в основном на боевых судах. Прибегнув к нему, маги станут абсолютно беззащитными и войдут в глубокий транс став единым организмом друг с другом, магическими реликвиями и артефактами находящимися в радиусе воздействия, а также с предметом, на который будут воздействовать, в данном случае - с кораблем.
   Учить это заклинание заставляли всех магов, что выходили в море, но применялось оно в последний раз лет триста - триста пятьдесят тому назад и успело порасти надуманными страхами и немыслимыми последствиями, например такими как: маги, что используют его лишаться магических сил. Поэтому, обычно заклинание "Белого феникса" избегали и не использовали.
   Но сегодня, сейчас, никто не посмел оспорить решение главного архимага и звонкие голоса магов разлились над бушующим океаном. Да, сил у каждого было мало после ментальной атаки, но у возникшего единого организма на палубе, магии оказалось достаточно. Отливая всеми возможными оттенками, она разлилась по "Грозовому облаку" и разбудила спавшие ни одно десятилетие реликвии. Воздушная подушка мягко подхватила корабль и успела сгладить неизбежный удар. Пришедшая волна вновь накрыла судно, но перевернуть или разломить его не смогла и возмущенно отступила, уступая место своей сестре, двойняшке.
   Вилтрэн, магическая оболочка которого сейчас могла посоперничать с дырявой парусиной, что плотно обмотала реи, как примерный ученик школы и Кейтагский наследник, а так же существо уловившее в словах архимага великую надежду на него, не стал отлынивать и отлеживаться в сторонке, а совместно со всеми повторил заклинание "Белого феникса". Он не был уверен, что у него получится, ведь точных слов он не знал, но сущность хранителя была более пластична и наверное он бы смог влиться во всеобщее сознание и без этого заклинания облаченного в звуковую форму. Но выпуская на свободу свою магию, камуфляж с юноши начал спадать.
   Ветрохвост тоже присоединился, больше из любопытства вызванного чужой магией, пытающейся воздействовать на его родную стихию.
   Ощутив небольшую и явно временную несокрушимость человеческого плавательного средства, Вилтрэн взял инициативу в выборе курса на себя. Он исправил безвольное метание корабля по волнам и направил его в сторону ближайшей суши, которой помимо "Драконьего острова" была проклятая и безжизненная земля "Болот".
   Серебристые нити воздушной подушки "Грозового облака" потянули его наперекор течению и штормовому ветру, игнорируя все законы природы. Грозные исполины продолжали скалиться на убегающий корабль и с дотошной маниакальностью продолжали накрывать его, пытаясь утопить, но им в этом мешала коллективная магия и человеческое стремление выжить.
   В этот раз "Грозовое облако" не плутало в штормовом лабиринте древнего охранного заклинания хранителей. Каким-то не бывалым везением оно в крайне малые временные сроки покинуло чертог лабиринта, будто его там и не было и вышло в не менее штормовые воды Черного океана. Однако, невзирая на непогоду, тот момент когда корабль покинул магический шторм, ощутили все. Это было сравнимо с чувством которое возникает при погоне. Вот ты под полным контролем хищника, ему известен каждый твой шаг, в любой момент он может бросить играть и разорвать тебя. Но вдруг ты вырываешься и убегаешь от него. При выходе из незримого лабиринта, маги остро ощутили, что древнее заклятье исчезло, оставшись и далее охранять загадочный и опасный "Драконий остров".
   До спасения было еще далеко. Но чувство непомерной усталости, непосильным грузом легло на плечи магов и наверное если бы не ответственность за чужие жизни они бы сдались, ведь легче было уйти на дно, чем продолжать поддерживать заклинание "Белого феникса" и бороться со стихией.
   Что помогло не сбиться в пути, в том ненастье, что бушевало над морем, не мог сказать никто. Но каким-то чудом "Грозовое облако" достигло черных земель Болот. Достигло и развалилось на части, надежно засев на рифах у широкой косы на мелководье. К этому моменту наступила уже глубокая ночь и искать способы переправы на еле видимый берег никто, из тех кто еще был в сознании, но возжелал.
   Все разговоры, обсуждения и стратегические планы было решено оставить на утро. Остатки же ночи Дэртрам приказал потратить на сон. Однако неугомонный хранитель не соизволил последовать его совету и не заботясь о торчащих всюду искореженных досок полез в трюм, используя при этом остатки лестницы. За ним последовал и его огромный кот. В наступившей темноте оба они светились нежным серебристым светом, напоминая магические пульсары. Древние символы запечатывающих заклинаний перетекали по телу юноши, словно были живые. Они удерживали его сущность внутри и поддерживали человеческое обличье, но сейчас никто бы не усомнился в том, что он сын дракона. Легенда Лоры вновь работала в его целях.
   Легко миновав все уровни трюма, Вилтрэн нашел разгромленную каюту, где все так же недвижимо стояла его гомункул. Ничто не смогло на нее повлиять, ни безумная качка, ни ломающиеся доски. Она словно вросла в дно корабля и стояла на своем пьедестале как каменное изваяние.
   -А говорила никогда не бросишь. - С укором припомнил Вилтрэн обещание данное некогда гомункулом. Девочка ничего не ответила, продолжая все так же стоять. - И не смотри на меня так, словно тебя похитили против твоей воли. - Продолжал отчитывать он ее. - Хорошо, что ты молчишь, я даже начинаю склоняться к мысли о прощении тебя. - Он немного помолчал для виду, изображая глубокую задумчивость, а затем махнул рукой. - Ладно. Раз ты так смирна и покорна, поверю в твою абсолютную беспомощность.
   Произнеся это, Вилтрэн проколол палец правой руки, отросшим когтем на левой руке и обойдя Эснорию, нарисовал на ее шеи, со стороны спины руну на древнем языке, заправив ее щедрой каплей своей магической силы.
   Гомункул отмерла и с детской невинностью, обернулась к своему хозяину.
   -Мне нужна еда, одежда и осмотри корабль, если найдешь наши вещи, то собери все и доставь мне. - Отдал он приказ и с удовольствием отметил, что Эснория тут же отправилась его исполнять. Жаль, что такой номер никогда бы не прошел с Ветрохвостом, среагировавшим лишь на слово еда и убежавший за гомункулом на ее поиски. Видно на нем сказалось хоть и не долгое, но пребывание с людьми, а в особенности забота девчонок, что старались всячески побаловать кота.
   Воспоминание о девчонках навело Вилтрэна на мысль, что за минувшее время их он нигде не видел, а значит его спутники где-то на верху, скорее всего под присмотром лекаря, который так же нигде не наблюдался. Склонившись к этой мысли, хранитель невзначай скользнул взглядом по помещению, в котором содержали его гомункула. В ледяной воде, что доходила юноше почти до колена, плавали остатки разгромленной мебели, грязные лоскуты ткани. Толстая, прочная дверь, сорванная с петель и остатки запирающих заклинаний. У него тут же возник вопрос о том кого здесь запирали? Кроме гомункула тут никого не было, а сажать ее под замок он не видел смысла.
   Воду Вилтрэн любил, но не морскую, ледяную и не грязную, вонючую, что заполняла трюм. Находится в ней, в хрупкой человеческой оболочке ему не доставляла удовольствия и он решил выбраться от сюда.
   Тем временем корабль погрузился в угнетающую тишину. На верхней палубе вперемешку лежали крепко спящие маги и так и не пришедшие в себя матросы. В недрах корабля хранитель так же ощущал живых людей находящихся в бессознательном состоянии.
   Тихое спокойствие, буря стихла, оставшись где-то позади в открытом океане, нарушило появление Эснории и Пушка. Оба они выполнили свои задания: девочка собрала вещи, кот - наелся вдоволь и теперь, вернувшись к хозяину, они были очень довольны собой.
   Смерив обоих долгим взглядом, Вилтрэн занялся разбором скарба. В итоге он смог одеться, немного перекусить, сомнительной на вид едой и выяснить, что все его тщательно собранные и приготовленные зелья и мази уничтожены.
   К этому моменту на корабле был объявлен "тихий час" и все насильно легли спать, восстанавливая силы. Лишь Дэртрам остался бодрствовать и следить за округой. Ему в этом как всегда помогали фамильяры и наверное лучшего него сейчас с этой задачей никто бы не справился. Поэтому. Огорчившись над утерянными снадобьями, Вилтрэн тоже решил немного отдохнуть...

Глава 12. "Обед в кругу некромантов".

  
   Утро наступило пасмурное и хмурое. Дневного света было мало, он еле-еле освещал помещение. Воздух наполняли различные голоса, топот, лязг стали и противный скрежет. Стойкий запах плесени и гнили, порой появлялся вместе с порывом холодного ветра.
   Внезапно полыхнуло жаром, так близко, что это вызвало испуг.
   Первая возникшая мысль закричала о том, что горит корабль и надо спасаться. Именно с ней Лирэя широко распахнула глаза и тут же отскочила в сторону от полыхающего рядом жара, но уперлась спиной в жесткую деревянную спинку, а затем ощутив чувство невесомости, упала на каменный пол, перевернув с собой длинную скамью.
   -Успокойся! Полоумная! - Знакомый голос раздался со стороны, откуда все еще доносился жар. А затем рядом возникла и его обладательница, не высокая беловолосая Кинга.
   -Сама полоумная! - Не осталась в долгу рыжая, выбираясь из-под незнакомой ей на вид меховой шкуры, от которой и смердело старостью, гнилью и плесенью. - Тут же блохи! - Взвизгнула девушка и молниеносно выскочила из-под теплого укрывала.
   -Успокойся! - Прорычала Кинга, а затем добавила с хищной улыбкой. - Или я тебе врежу.
   -Ты... - Оскалилась Лирэя, но резко умолкла, натолкнувшись взглядом на вид, что открывался из огромного полуразрушенного проема, скорее всего когда то бывшего окном. Горные силуэты, высокие, отвесные, которым не было видно ни конца, ни края, а под ними густой туман. Туман стелился не естественным густым покрывалом, но сквозь него можно было различить тени движения. В нем мелькали силуэты птиц, а порой и восседающих на них всадников. Одна из теней промчалась совсем близко и Лирэя смогла узнать в огромной птице Болотную Скопу.
   -Добро пожаловать принцесса. - Надменно и самодовольно произнесла белобрысая. - На, оденься. - Она швырнула серый комок к ногам Лирэи, получая от этого не скрываемое удовольствие.
   Порыв холодного ветра влетел в помещение и пламя горевшее в разрушенном камине, чуть не потухло. Зло оскалившись на северный ветер, оно затрещало с новой силой. Перевернутая скамья лежала перед ним и теперь было ясно, что за пламя напугало спящую принцессу.
   -Что застыла? - Вновь прорычала Кинга, затем ее глаза словно заволокла пелена на несколько мгновений и она хищно оскалив зубы направилась к пустому "окну". - Никуда не уходи. - Смеясь бросила она и исчезла, словно растворившись в тумане.
   Как только белобрысая исчезла у Лирэи подломились ноги в коленях и она сильно ударилась о каменный пол. Ее взгляд все так же растерянно блуждал по помещению, а мозг отказывался верить в то, что она находится во владениях Ториана.
   "Как? Как это могло произойти?" - Звучал вопрос в ее голове. Ведь она была на боевом корабле магов, под надзором самого Дэртрама. Архимага, чьего имени боялись все преступники и от которого еще никто и никогда не сбегал. И тем более никого вот так нагло не воровали у него из-под носа.
   Промозглый холод привел Лирэю в чувство и она добралась до серого свертка, брошенного Кингой. Им оказалось шерстяное платье до колен, а так же штаны, тут же нашлись сапоги и плащ отороченный густым серым мехом, с капюшоном, но без рукавов, а так же широкий пояс, с мордой волка на пряжке.
   Протяжный скрип зубов заполнил комнату. Пряжка стала последней каплей, разбудив в рыжей неимоверное желание к уничтожению и кровопролитию. Она самостоятельно выходила на тропу войны. Одна против всех! И пусть оружия у нее не было. И пусть в желудке бушевал нестерпимый голод. Никто не вправе указывать ей как жить и что делать.
   Одев эти сомнительные вещи поверх грязной нательной рубашки, что была на ней еще с корабельного лазарета, Лирэя решила получше осмотреться. И первое, что она увидела это массивную деревянную дверь в дальнем и темном конце этой холодной и продуваемой всеми ветрами комнаты. Конечно она должна была быть заперта, это было бы вполне естественно, но не дернуть ручку и не убедиться в этом было просто не возможно.
   Отбивая об каменный пол каблуками стук, рыжая от всей души дернула за хлипкую ручку и отлетела вместе с ней, в очередной раз ударившись об пол. Потревоженная дверь со скрипом отворилась и в образовавшийся проем тут же полетел обломок ручки, сопровождаемы отборным ругательством.
   Как на зло, за дверью никого не оказалось. Никто не заработал ни шишку, ни синяка от метательного снаряда принцессы. Лишь звонкий стук весело скачущей в неизведанные дали ручки еще долго продолжал нарушать подобие тишины, чем еще больше раздражал Лирэю.
   Встав с холодного пола, рыжая похромала к двери, по дороге растирая сильно ушибленный зад. Ее воинственное настроение лишь возрастало, на пальцах даже струились тонкие нити воды, поджидающие свою жертву.
   Покинув полуразрушенную комнату, принцесса оказалась в небольшом коридоре, откуда вниз уходила узкая винтовая лестница из цельного камня. Ступеньки на ней оказались маленькими и неимоверно не удобными, не ровными и местами сбитыми, никаких поручней тут не было, лишь в стене виднелись небольшие отверстия, свидетельствовавшие о том, что когда то тут были перила.
   Держась за гладкий камень стен, Лирэя осторожно спустилась вниз и нашла свою ручку в просторной комнате. Тут лежали дрова для камина, того самого, что бесполезно горел на верху, на стенах висело несколько шкур, на вид так уже давно сгнивших и годных лишь для черни или на выброс, а так же здесь имелась огромная дыра в пол стены, в которую не забывал задувать ветер.
   Чувство горькой обиды охватило Лирэю. Никто, совершенно никто не охранял ее "покои". Даже эта белобрысая мерзавка поспешила смыться, не осчастливив девушку банальной дракой. Неужели ее похитили, улучив удобный момент и значит, потратив массу сил и времени, а теперь даже не воспринимают ее в серьез. Наивно полагая, что она смирится и не сбежит.
   Сжимая губы и кулаки, рыжая вышла в очередной дверной проем и внутри нее все похолодело.
   Полуразрушенная каменная дорога, местами напоминающая мост, виляла серой змеей и тянулась от ее ног прочь, куда-то вдоль высокой горы, на которой находился каменный дом, в проеме которого словно песчинка стояла принцесса. С боку дороги вниз уходил бесконечный обрыв, утопающий в густом тумане.
   До слуха Лирэи вновь донесся разговор не видимых ею людей и стук камней и металла. Звук был отчетливый, а вот голоса казались приглушенными и вызывали внутри беспокойство и тревогу. И пока Лирэя стояла, прижавшись спиной к каменной кладке постройки, в которой имела счастье проснуться, с неба посыпались первые капли дождя. Холодная вода и порыв северного ветра привели рыжую в чувство и она решительно натянув капюшон на голову взяла курс прочь от продуваемого ветрами дома.
   Однако ее решимость улетучилась практически мгновенно, стоило ей лишь поскользнуться на мокром камне. Мгновенный испуг, вызванный страхом свалиться в пропасть, отрезвил девушку получше ледяной воды и она стала более аккуратно ступать по единственной дороге, что видела перед собой.
   Уже совсем скоро отвесная скала начала заворачивать. Тут звуки человеческой деятельности стали усиливаться, дорожка завернула, уходя под каменную арку выдолбленного прохода в гранитном слое горы. Пройдя через нее, шагов тридцать-сорок, Лирэя вошла в горное ущелье, можно сказать круглое со всех сторон и закрытое гранитной горой. Перед ней появился целый город. Город вырубленный в скале, берущей свое начало где-то далеко внизу и тянущейся до самой ее вершины. Он напоминал птичьи гнезда. Собственно говоря, птиц тут было видимо - не видимо, огромных и малых, но всех их девушка отнесла к разряду стервятников, не даваясь в более подробную классификацию.
   Ближайших и безопасных выходов от места ее нахождения не наблюдалось, а значит любоваться немыслимым и ранее не виденным городом не стоило. Ей следовало как можно скорее развернуться и вернувшись обратно искать пути для побега в открытой и отвесной части горы.
   Пятясь назад, Лирэя оторвалась от созерцания гранита и тут же вскрикнула, увидев в конце арки ведущей наружу Кингу.
   -Прогулка окончена. У Повелителя выдалась свободная минута и он желает взглянуть на тебя, убогую. - Злорадно сказала белобрысая, рядом с которой топталась огромная птица.
   -От тебя смердит. Но это не важно, ведь ты без пяти секунд труп. - Воинственно ответила рыжая, жалея, что не умеет испепелять взглядом, иначе сейчас бы ветер сдувал лишь пепел. Она уже собиралась спустить водные нити, что плясали между ее пальцев, но внезапная мысль, посетившая ее воспаленный мозг, показалась лучше и она подавила атаку.
   -Нет ничего слаще страха светлых. - Произнесла Кинга и вместе со своим пернатым монстром медленно направилась к своей жертве. - Как полетишь, по-хорошему или по-плохому?
   -Тебя, я оставлю на десерт. - С маниакальным блеском в черных глазах осведомила белобрысую Лирэя и с царственным видом позволила усадить себя на пернатый кошмар.
   Места на спине огромной птице оказалось мало, даже самой Лирэи, но игнорируя это, Кинга уселась позади и в ту же секунду каменная дорога ушла из-под ног и птичка сорвалась в туманную пропасть.
   Хорошо, что принцесса часто летала на фамильярах воздуха, иначе схлопотала бы разрыв сердца. Пока "птичка" спускалась, а затем кружила в темных пещерных лабиринтах, Лирэя тщетно пыталась запомнить путь к своему будущему побегу, но теперь он ей показался совсем не возможным.
   Кинга же, видимо специально кружила в этих пещерах, где помимо нее, крутилось много всадников и просто птиц. Эта гадина хотела, либо укачать принцессу, либо заморозить. Но рыжая не подала виду, что ее что-то беспокоит в этом безумном полете, чем явно разочаровала соперницу.
   Помещение, в котором Кинга все же приземлила свою птицу, ничем не отличалось от других, что бесконечной чередой пролетели перед глазами принцессы. Оно было серое, мрачное с высокими сводами, без какой-либо мебели, с пробирающими насквозь сквозняками. Впереди виднелся открытый карниз с вертикальными колоннами, через них тут же улетела освобожденная птица.
   -Дальше пешком. - Процедила сквозь зубы раздосадованная Кинга, так и не услышавшая голосе рыжей страха, невзирая на все свои старания.
   Они пошли в небольшое ответвление от главного "летного" коридора и попали в более закрытое от ветров помещение, на входах и выходах которого висели шкуры, под потолком неподвижно замерли тускло сияющие сферы и можно было даже сказать, что здесь было уютно, но из-за отсутствия мебели немного пустовато.
   Не давая возможности принцессе осмотреться, Кинга выбрала один из проемов. От туда потянуло легким запахом еды, а точнее жаренного мяса и свежеиспеченного хлеба. Желудок у рыжей тут же скрутило от голода и как не удивительно и не странно, белобрысая вела ее именно в сторону еды.
   Еще проем, поворот и они оказались в огромном и даже душном зале, где весело орудовали ложками человек двадцать не меньше и описать их всех можно было лишь одним словом - НЕКРОМАНТЫ. Метки смерти были у всех, особенно отчетливо они виднелись на руках. Черными нитями символы окутывали запястья, переходили на пальцы, иногда напоминая кольца. На людях сразу бросались в глаза истлевшие края кожаной одежды, да глаза источающие сиреневый отблеск, - именно такой цвет магии часто встречался у некромантов или темных магов. И были тут у всех как на подбор белые волосы. Белые словно снег - еще один отличительный знак, знак того, что эти маги принадлежат к "Ордену убийц драконов". Ну а в остальном обычные мужики, обычная еда, ну и что, что в пещере, что в горе.
   Пока Лирэя осматривала некромантов, все так же продолжавших есть и обсуждать насущные темы один из их компании встал и шум постепенно стих.
   -Ториан Оборотный, правитель Западных земель, - Заговорил вставший и его голос Лирэи показался каким-то знакомым, - приветствует свою юную спутницу на Туманной горе - Лирэю Камирэй, дочь Огненного дракона Локара Камирэй, ученицу светлой школы, водную магичку.
   Какого-то внимания или интереса у присутствующих появление рыжей не вызвало и прозвучавшая речь скорее была лишь данью традиции.
   -Иди уже. - Не громко произнесла Кинга, подталкивая рыжую в спину. - По устаревшей традиции ты станешь нашей после преломления хлеба с архимагами, входящими в круг первых и их приспешников.
   Как только юный некромант закончил приветственную речь, присутствующие здесь некроманты продолжили прерванную трапезу и разговор.
   -Не так их уж и много. - Фыркнула рыжая. Ее ноги не гнулись, во рту пересохло, а руки тряслись. Страх начал зарождаться где-то в груди и цепко расползаться по всему телу, мешая адекватно воспринимать происходящее вокруг. Очень хотелось сделать какую-нибудь глупость или гадость, но это точно не было бы выходом от сюда. Единственно, что казалось разумным это затаиться и найти способ вернуться в Школу Магии, получить звание архимага и таким образом избавиться от влияния этого страшного человека.
   Злость и страх с каждой секундой возрастали внутри и Лирэя не заметила как оказалась за гранитным столом, рядом с некромантом, который ее представлял и самим Торианом, за все время не произнесшим ни звука. Ни один некромант не вселял в рыжую столько ужаса как этот колдун. Даже мертвый замок Знарин с его обезумевшим драконом не заставляли кровь стыть в жилах и заставлять забывать дышать.
   Тем временем Кинга исчезла из помещения, бросив рыжую на растерзание и точно получая от этого удовольствие. Между тем Ториан поднял высокий кубок и его люди тут же вторили его действию.
   -Правитель, - Не громко заговорил юный некромант, выведя Лирэю из темных и мрачных мыслей, - предлагает испить вино. - Он протянул кубок из агата с налитой в нем черной жижей, отдающей ягодным ароматом.
   Пить и есть хотелось ужасно. Правда пить вино натощак Лирэя не привыкла и утолив жажду ощутила, очень навязчивое головокружения. Страх начал притупляться, а решимость и гнев возрастать. Глаза жадно скользнули в стоящую рядом черную тарелку и не увидев никаких столовых приборов, она занялась утолением голода руками.
   -С рассветом корабль отплывает согласно договору. - Не сразу, испуганная до потери сознания рыжая смогла понять речь и остальных присутствующих в зале. Некроманты говорили на общепринятом языке, но с сильным акцентом. Их голоса были тихими с очень низким тембром, напоминающим шелест травы или шипение змеи. - Охранять его будут три воина, этого более чем достаточно. - Некромант словно говорил сам с собой, ведь правитель ему не отвечал и казалось даже не слышал. - Да, Повелитель я отдам приказ приготовить еще двух ведьм.
   -Налей мне пить. - Обратилась Лирэя к юноше сидящему рядом и внезапно она поняла кто он. - Ты! - Возмутилась девушка. - Ты ведь первогодка. Притворялся следопытом...
   -Я не притворялся следопытом. Невозможно притворяться тем кем не являешься и попасть при этом в Школу светлых. - Юноша равнодушно налил бокал рыжей. - Тебе еще что-нибудь дать?
   -На Няминму надвигается шторм. - Между тем заговорил другой некромант, на вид которому можно было дать глубоко за сорок, но как сказывалась магия Хауса на людях, Лирэя не знала, продляет ли она молодость или нет, как светлая. - Он может помешать отправке.
   В ответ на это высказывание Ториан лишь слегка повернул голову, встретившись взглядом с заговорившим с ним и лицо последнего посерело. - Да, Повелитель. Со штормом разберутся стихийные призыватели.
   -Соревнование призывателей назначено на завтра. - Раздался голос с дальнего конца стола. - После захода звезды. Выбранные кандидаты ждут Вашего одобрения и уже приступили к подготовке к обряду.
   -Повелитель, - Голос юного некроманта, которым являлся Тинэй, прорезал шипящие голоса колдунов, словно наполнив жизнью помещение, - только, что светлые разделились. Четыре мага покидают Ваши земли по воздуху, большая часть людей осталась у берега и небольшой отряд, пешком, движется в нашу сторону. - Коротко, но емко рассказал юноша, после чего воцарилась тишина, на одну - две минуты. Затем Тинэй встал из-за стола и покинул помещение, более не произнеся ни звука.
   Не слабо опьяневшая, Лирэя удивленно проводила взглядом бывшего первогодку и вздрогнула, ощутив на себе тяжелый взгляд.
   -Пойдем. - Прошипел ей хозяин Болот.
   Сказать, что его голос или подобие голоса подчинял своей воле значило бы ничего не сказать. Невзирая на весь страх, гнев, хмель и абсолютное нежелание покидать трапезную, особенно с "Этим" монстром, Лирэя поняла, что ее тело ей не подчиняется, а покорно встает из-за стола и следует за правителем Болот. Язык во рту стал ватным и не подъемным, и лишь глазами она все еще могла гневно испепелять этого высокого мужчину, совершенно не определенного возраста, с белоснежными волосами, чуть скрывающими уши. Он обладал сине-зелеными глазами, сильным аристократическим лицом, бледной молочной кожей. Одет же он был в кожаную одежду, украшенную тысячью рун. Ходил он быстро и неподчиняющееся тело Лирэи почти бежало следом. Это вогнало рыжую в кромешный ужас. Если от его единственного слова она стала послушной куклой, лишь наблюдающей за своими действиями, то значит здесь она была совершенно беспомощна и беззащитна.
   Ее нервозность достигла апогея и мир вокруг внезапно померк, последнее, что смогла ощутить девушка так это быстро приближающийся каменный пол и последовавший за ним удар.

Глава 13. "Новый план".

  
   Дэртрам расхаживал взад и вперед, меряя широким шагом дощатую палубу, разрушенного корабля. Стояло раннее утро, туманное и сырое. С прибрежных скал доносились крики птиц. В основном это были стервятники, прилетевшие сюда с болот, ради наживы. Жадно раскрыв клювы, они наблюдали за медленно передвигающимися людьми, с титаническим терпением ожидая пира.
   -С таким грузом, это минимум семь - восемь дней. - Продолжала гнуть свое Югнара, ловко разрывая парусину на длинные лоскуты. - Без еды, воды, настоек и с не восстанавливающийся магией, дойдет лишь четверть от выживших.
   -Это при условии, что темные нас раньше не навестят. - Эсми принимала лоскуты и тут же сматывала их в тугие клубки.
   -Лети со своими в Кейтаг, раз тут стоит ментальный барьер. Вам это сделать быстро. - Произнес Возорий, подталкивая друга к единственному верному шагу в складывающейся ситуации. - Пока мы не нарушили границ и не ступили на земли Ториана, нам опасаться нечего. - Уверенно добавил он.
   -Он первый напал! - Зло сверкнула глазами Югнара и послышался очередной треск рвущейся парусины.
   -Это лишь догадки. - Осадил наставницу второгодок следопыт. - У нас нет ни единой улики, ни единой печати указывающей на кого-либо из темных. А значит, нарушив границу, мы первые кинем им кость. Уничтожение Утоши и истребление некромантов уже распалило негласную войну. Но, если мы ступим на черную землю, она станет открытой. - Дэртрам перевел взгляд на исхудавшую фигуру юноши, скромно сидящего у более менее целой части борта и деликатно не вмешивающегося в разговор. - И все, все это по твоей вине! - Грозно архимаг ткнул пальцем в него.
   -Я помог доплыть до берега. - Равнодушно отозвался Вилтрэн. - Когда вы почти утонули.
   -Я тебе говорил, не тащи принцессу Окрамы в Кейтаг. Неприятности и без Ториана к нам липли. - Когда Дэртрам в последний раз выходил из себя никто не видел и не помнил, но сейчас казалось, он был готов убить мальчишку на месте, не дожидаясь разрешения из Кейтага, так выглядело со стороны. А если бы кто-то прознал, что он готов убить хранителя, то его бы посчитали сошедшим с ума, от безысходности.
   -Я заключил с ней договор и не мог нарушить своей клятвы. - Схитрил Вилтрэн, но лишь еще больше разозлил следопыта.
   -Правильно делают, когда запирают таких как ты под замок. Так для окружающих безопаснее. - Подавляя нарастающий гнев, с угрозой в голосе произнес архимаг, а затем устремил свой взгляд на прибрежную полосу столь близкого и столь недосягаемого материка.
   -Трэн не принимай к сердцу. - С заботой, даже по матерински, произнесла Эсми. - Просто до вчерашнего дня у господина Дэртрама была безукоризненная репутация великого следопыта, от которого еще не сбегал ни один преступник. - От этих слов наполненных лишь правдой воздух вокруг стал словно густым и вязким, но благо на палубе возникла Эснория и беззаботно улыбаясь взяла приготовленные тряпки для перевязки, после чего шустро скрылась в трюме, откуда уже успела высунуться огромная морда Ветрохвоста.
   -Откуда на "Грозовом облаке" появились преступники? - Уцепился за подозрительную речь наставницы Вилтрэн. - Неужели Кирнат и Кинга учинили разбой?
   -Нет. - С удивлением в голосе отозвалась Югнара, словно осуждая юношу за столь скверные мысли в отношении этих чудных двойняшек. - Тинэй, твой одногодка, как выяснилось, он некромант. Подумать только, в светлых стенах Школы учился самый настоящий некромант! Жианне плохо станет, когда она узнает кого приняла в ученики. И кого лучшие глаза Школы, - женщина стрельнула глазами в Возория, - не распознали.
   -Любая женщина - это ядовитая змея, жаждущая ужалить и как можно сильнее. - Не остался в долгу Дэртрам, удостоив вниманием обоих наставниц и пока те не кинулись в бой, сменил тему обсуждений лучших человеческих качеств, к тому, что тревожило его на грани подсознания. - Никак не могу понять, что за сферу стащил Тинэй и как вообще он ее нашел! - С еле уловимым, хитрым выражением лица он посмотрел на юнца, а тот в ответ легкомысленно пожал плечами, как бы говоря: "Мол, я лишь первогодка, чего вы от меня хотите?" Скорее всего, он так же оскорбился из-за непочтительных упреков Дэртрама.
   -Теперь не узнать. - Отозвался Возорий. - Но раз похититель прихватил и ее, проигнорировав реликвии которыми усеян корабль, значит это что-то очень важное.
   -Мне показалась она живой. Она точно реагировала на мою стихию. Воздух словно заставлял ее петь. - Поддержала разговор Югнара, вдаваясь в воспоминания, того как смогла улучить момент и осмотреть найденное чудо. Тайком.
   Не успела она это договорить, как встретилась с тяжелым взглядом архимага.
   -Что за сфера? - Сдался Вилтрэн и решил ввязаться в человеческую дискуссию вновь.
   -Огненная, из сектора огня. - Мгновенно ответил Дэртрам, словно позабыв о наставнице, что вопреки запрету посмела сунуться в логово к преступнику.
   -Огненная сфера? - Переспросил юноша и задумчиво почесал подбородок. - Живая... - Протянул он, затем слегка нахмурил брови и прищурившись спросил. - А вот эти поломки, их, - он обвел корабль рукой, - их Ториан сотворил или Вас не выпускал барьер?
   -Нас не выпускал барьер, поначалу. - Внимательно следя за Вилтрэном, ответил Дэртрам.
   -Да кто ж вам дал право, обворовывать остров!? - Юнец вскочил с палубы, словно ошпаренный и игнорируя всех, быстрым шагом направился в трюм, развивая вокруг себя угрожающий холод.
   -Трэн! - Окрикнул его Возорий, видя как закипает архимаг, начинают хихикать наставницы и как старается не паниковать жалкая часть команды, что более-менее стояла на ногах и собирала уцелевшие вещи. - Не принимай поспешных решений. Иначе нам придется тебя связать, до выяснения всех обстоятельств и интересующих нас вопросов.
   Юноша замер, уже с занесенной ногой для спуска в трюм, после чего обернулся и задумчиво осмотрел наставников и следопыта. Они же будто занимались своим делом, но без боя "по хорошему" с корабля они его явно не выпустят. А ввязываться в драку и обижать их, у него не было желания.
   -И какие вопросы возникают у наставников ко мне? - С нетерпением спросил он, уже не в силах контролировать ни своих чувств, ни магии, что вытекала из него. Из-за этого туман, что плотной пеленой окутывал корабль, осыпался на палубу ледяными осколками, попутно дорвав остатки парусины и даже поцарапав не особо расторопных матросов.
   -Первый, куда ты так рванул? - Принимая добродушный вид настоящего душегуба, осведомился Возорий. Приблизившись к юноше, он ощутил, как сапоги вмерзают в древесину, а по коже заструился морозный холод.
   -Я начинаю понимать, почему именно Вы, занимаетесь первогодками. Именно Вы страхуете Школу и Кейтаг в целом, оценивая и изучая новоприбывших, дотошно изучая их родословные. А так как вы связаны с главным архимагом следопытов, то все негожие тут же попадают в темницы. Умно, ничего не скажешь. - Словно раздумывая, протянул Вилтрэн.
   -Устройство Школы не твое дело. И в данную минуты не важно. Не заговаривай мне зубы и ответь на вопрос. - Мужчина спустил с пальцев легкий магический импульс и сбил лед с сапог, отцепив их от палубы.
   -Я соберу свои вещи, возьму свою служанку, Пушка и раз дело связано с огнем приглашу Пиллата... И пойду к Ториану выяснять, что за сферу он утащил с корабля. Я ответил на все Ваши вопросы? - Снисходительно спросил он.
   -Трэн, - мягко заговорила Эсми, - никто из нас не может так запросто ступить на землю Ториана. Для этого нам нужно разрешение от него самого. Но со времен минувшей войны, темные правители ни разу не приглашали в свои владения. Никого. Если ты пойдешь к нему, то тебя просто убьют, как нарушителя границ. Потенциального захватчика или шпиона. Сейчас возможны лишь переговоры. И заниматься ими может лишь наш правитель, Алан Незрячий.
   -Он атаковал Вас! Чуть не убив! Большая часть людей до сих пор в стране грез и вам неизвестно когда они очухаются. Он обокрал вас! А вы утверждаете, что надо сидеть смирно и трусливо ждать переговоров? - Холодно сверкая глазами, процедил Вилтрэн. - А если эта сфера окажется яйцом огненного дракона?! Вы можете себе представить последствия? - От ног юноши по палубе вновь пополз иней и поврежденные доски жалобно заскрипели. - Все признаки. Все указывает на то, что скоро должен появится новый хранитель огня! Да если бы было кому поддержать барьер, вы бы не утянули его. - Развернувшись, Вилтрэн раздраженно зашагал вниз по лестнице ведущей в трюм.
   Когда хранитель услышал про огненную сферу, его словно озарило. И он шкурой почувствовал, что прав в своем предположение. В этом он не мог ошибиться. Не смотря на то, что с подобным еще ни разу не сталкивался.
   Юноша быстро спустился по лестнице и оказался в импровизированном лазарете, расположенном в бывших каютах пассажиров. Боятор обрабатывал раны людей, проводил осмотр бессознательных, а Эснория с Пушком были у него на побегушках, таская ему приготовленные наставниками тряпки для перебинтовывания ран, свежую воду или все то, что он просил.
   -Тебя отпустили? - С глупой радостью осведомился Боятор. - Это здорово. Мне катастрофически не хватает рук. - Эту фразу лекарь как заклинание говорил всем, надеясь на помощь. Ведь он уже сутки не покладая рук и не смыкая глаз занимался пострадавшими.
   -Сегодня я тебе не помощник. Возникли дела поважнее. - Отрешенно ответил юноша, холодный ветерок струился из-под его одежды, покрывая инеем предметы вокруг. Однако погруженный в мрачные мысли хранитель не замечал, что большинство подавляющих печатей разрушились, а оставшиеся не могли целиком сдерживать его магическую ауру, пусть и опустошенную и искалеченную. - Где лежит Пиллат? - Сверкая морозными сапфирами своих глаз, вопросил он.
   -Я знаю, хозяин. - С детской радостью на лице к нему подскочила Эснория и потянула за собой, ухватив за запястье.
   Возмущений Боятора было бессчетное количество, но все они пролетели мимо цели, не зацепив ее.
   -Вот он. - Торжественно произнесла девчонка, указывая на бессознательное тело огненного. За минувшие дни Пиллат изменился, исхудав до неприличия, а на его лице появились не здоровые следы.
   -Сильно его... - Протянул Вилтрэн и невесомо коснулся лба огненного, состояние последнего оказалось еще хуже, чем определил его хранитель визуально. Ментальная защита Пиллата была разрушена, сознание повреждено. Фактически он умирал. Сейчас никто из людей не мог спасти его от растворения в эфире.
   Что послужило причиной столь тяжелых последствий, Вилтрэн пока не знал. На сколько он мог судить по остальным, минувшая атака Ториана не оставила после себя таких последствий. Она не была направлена на убийство. Она лишь нейтрализовала противников. И на магах его колдовство вообще прошло почти бесследно, не повредив их ментальной защиты. Но при всем при этом Пиллат умирал, а значит хранителю придется его спасать, тратя собранные крохи своей магии.
   Проколов указательный палец, как и некогда когтем, Вилтрэн принялся рисовать на груди огненного древние руны, призванные восстановить ментальную защиту и подлатать сознание, стянув поврежденные участки словно края раны.
   Сзади послышались чьи-то тяжелые и грузные шаги, обладатель которых был быстро обнаружен и распознан. Но отвлекаться на его тяжелое сопение и недоумевающий взгляд Вилтрэн не стал, продолжая наносить искрящиеся серебром символы на грудь огненного. Находящаяся рядом Эснория тоже молчала, отлично понимая, что мешать хозяину нельзя, ведь то, чем он сейчас занимается чрезвычайно важно и сложно, даже для него.
   Около десяти минут Вилтрэн наносил все новые и новые рисунки, в итоге украсив ими всю грудную клетку и шею Пиллата, даже заведя последний символ на его широкий подбородок. Когда же он наконец посчитал, что завершил свой изнуряющий труд, то наконец удостоил вниманием спустившегося к нему Возория.
   -Атака Ториана не была так сильна, как увечья Феникса. - Первым заговорил Вилтрэн. - Что с ним произошло?
   -Когда твою группу нашли без тебя, все составляющие его ученики были без сознания. Мы заключили их под стражу. Затем прибыл Дэртрам и провел допрос как положено. - Ответил Возорий.
   -Иными словами, все кто был в моей группе, получили ментальные раны при допросе архимагом, еще до атаки Ториана? - Уточнил Вилтрэн.
   -Да. Можно сказать и так. - Коротко подтвердил наставник, с интересом рассматривая живые узоры на огненном.
   -Но, зачем? - Не унимался юноша.
   -Во-первых, мы должны были узнать, что случилось с принцем, то есть с тобой. Во-вторых, магический всплеск, что охватил остров, был сродни тому, что возникают при гибели хранителя...
   -И вы посчитали, что они могли каким-то образом убить хранителя? - Перебил Вилтрэн.
   -Да. Мы и сейчас так считаем. И на это указывает много фактов. Я бы и тебя добавил в список подозреваемых, но у главного архимага, Дэртрама другое мнение.
   В ответ Вилтрэн криво усмехнулся и хищно стреляя сапфировыми глазами, обернулся к Эснории.
   -Веди меня к Кэтриэль. - Приказал юноша и широким шагом пошел за девчонкой, не заботясь о том, что разговор с наставником не был закончен.
   -Как ты объяснишь исчезновение "Проклятья" и твою небывалую магическую силу? - Бросил ему в спину самые весомые аргументы Возорий.
   -Человеку этого не понять! - Нагло ответил юноша.
   Пройдя почти до конца трюма (его уцелевшей части), Вилтрэн увидел аккуратно сложенные человеческие тела, покрытые поверх грязными простынями. Запах смерти свежо витал в затхлом воздухе и казалось вот-вот воплотится в черный морок.
   Болота были рядом. Магия некромантов - была рядом и не упокоенные тела были опаснее заразы. Люди поступали легкомысленно, не упокоив их. Этот обряд следовало провести как можно скорее. И лучше успеть это сделать до темноты.
   Не произнеся ни звука, Вилтрэн склонился над явно женским силуэтом и слегка приподнял ткань с лица дворянки. Смерть охватила ее уже давно, мраморная, холодная кожа и твердая плоть говорили об этом. Спокойное кукольное лицо. Она была самой слабой из его отряда. Он знал об этом и не сберег эту хрупкую жизнь.
   -Иртгаш и Нашатар тоже здесь? - Холодно спросил Вилтрэн. А затем он выпустил свою силу и морозильный холод окутал лежащие перед ним тела. Теперь никто и ничто не сможет потревожить их сон. Черный морок, испугавшись чистой силы хранителя, шипя отполз в мрачный угол, где затаился в ожидании.
   -Нет. Иртгаш в своей каюте с картами возился, когда я его видела. А Нашатар еще спит. - Мгновенно ответила Эснория.
   -Веди меня к громиле. - Приказал хранитель.
   К Нашатару Вилтрэн успел. Его состояние было не лучше Пиллата и хранителю пришлось потратить еще немного своей крови и сил. После этого он понял, что исчерпал свой запас терпения, сил и выносливости, что требовалась от него в этом душном и вонючем трюме. Поэтому взяв Пушка, он вышел наружу.
   На верхней палубе к этому моменту произошли изменения. Дэртрам и его трое помощников явно собирались лететь в Кейтаг на своих фамильярах.
   -Вилтрэн, - окликнул хранителя архимаг, - если твои подозрения оправдаются, то некроманты вскоре сами попытаются подчинить себе города и как следствие, Война - это лишь дело времени. Мы должны быть во все оружие и помешать Ториану. Поэтому собери себе отряд и выступайте как можно скорее. Подойди ближе я расскажу тебе наш план...

***

   После не долгих обсуждений и разговоров от "Грозового облака" в разные стороны разошлись две группы небольших человеческих отрядов. Четверо улетело в Кейтаг на фамильярах за помощью и поддержкой, а пятеро, не считая Пушка, причалив на лодке к черной земле, пешком направились в сторону Темных гор, где располагался древний город Черинтаж. Он был мертвый и необитаемый, но скорее всего лишь по слухам.
   Продвижение шло медленно. Не пожелав связываться с подозрительными и мнительными наставниками, Вилтрэн сформировал свою группу из учащихся, которых оклеветали в его убийстве. Все они были искренне рады увидеть уже похороненного друга и не раздумывая ринулись на спасение Окрамской принцессы и попутный возврат украденной сферы. Собственно говоря, почему то сфера их заинтересовала меньше всего и они бы даже не пошли за ней, если бы не узнали о похищении взбалмошной девицы. Но как не крути, было не важно, кто и какую цель преследовал, главное было то, что они начали неспешное приближение к цели. Вид у всех был потрепанный, боевые и магические силы приравнивались к детским, но в своем решении они были непреклонны.
   Их не большой отряд гордо возглавляла Эснория, величественно оседлавшая Ветрохвоста. Коту не понравилась сложившаяся ситуация, но после почесывания за его ушком, он размяк и стал изображать ездовое животное.
   Четверо юношей вышагивающие рядом с ней сохраняли молчание, хотя вопросов у всех была уйма, но Дэртрам их предупредил, что ступив на черную землю, они окажутся под всецелым наблюдением некромантов. Как они это делали? От части, архимаг представлял, особенно после рассказа Тинэя о способности слышать мертвых. Поэтому лишние слова, вопросы и тем более обсуждения цели прихода, следовало попридержать и отложить на далекое потом.
   Покинув побережье, учащиеся попали в зону скудного леса. Охваченный туманом он выглядел мрачным и загадочным. На искореженных острых ветвях висели редкие темные листья. Из-под ног резко дохнул запах гнили и тлена, появилась не приятная на вид склизкая жижа, местами образующая небольшие лужицы. И по мере удаления от берега, местность становилась все мрачнее и угнетающе. Появились местные обитатели - змеи, полозы, да гадюки. Влажными кольцами они свисали с искореженных ветвей и провожали путников янтарно-зелеными глазами. Особой угрозы в них не было. Скорее они наблюдали за пришлыми гостями, не покидая при этом своих мест.
   -К нам приближаются трое всадников. - С головы отряда возвестила о гостях Эснория. Она резко развернула Пушка и юноши увидели ее счастливое и довольное личико. Ее глаза горели от возбуждения, а пухлые губки расплылись в широкой детской улыбки.
   -И чему ты так радуешься? - Хмуро буркнул Пиллат.
   -Среди всадников Тинэй! - Радостно прокричала девчонка.
   На ее ответ юноши помрачнели лицом, их это известие не обрадовало.

Глава 14. Ужасы подземелья".

   Резкий запах ударил в нос и страшная головная боль сковала многострадальную голову Лирэи. Отмахиваясь руками от вонючей тряпки, она широко распахнула глаза и увидела совершенно белые зрачки черноволосой женщины, низко склонившейся над ней.
   -У принцессы слабая ментальная оболочка. Она была среди мертвых, поэтому вам так сложно управлять ею. Нужен темный призыватель. - Произнесла незнакомка. Ее голос был хриплым и глухим, больше похожим на мужской. Весь ее облик был отталкивающе неприятным и принцесса была рада, что она отстранившись встала. Ее движение сопроводил трескучий шелест темно-зеленого балахона, скрывающего всю ее фигуру.
   -У меня все хорошо с магией! - Заплетающимся языком ответила рыжая, на то что смогла понять из услышанного. Сев она поняла, что пить вино ей совершенно не стоило, пещерные стены, пол, потолок словно были живыми и в бешенном танце кружились вокруг нее. - Что за пойло... - Промычала она, поражаясь тому, что вообще ела и пила за столом некромантов. НЕКРОМАНТОВ! Да с них ведь станет и мертвечину есть. А она поступила так, словно была последней дурой.
   -Господин. - Вновь заговорила черноволосая, обращаясь к тому, кто находился за спиной у медленно приходящей в себя принцессе. - Может ее лучше усыпить до завтра?
   -Ах ты, карга! Я тебя сейчас сама усыплю! - Воинственно прошипела Лирэя и выставила вперед руку, уже спуская атакующее заклинание, но срывающиеся с пальцев "боевые иглы" осыпались на ее же ноги, намочив подол платья и штаны.
   -Не зарывайся светлая! - Ведьму окутала светящаяся энергетическая сеть. - Спасибо господин.
   Пылая гневом и не задумываясь над тем "Как" ее заклинание было остановлено почти сразу, Лирэя, так и не встав с грязного пола, обернулась к тому, кто прятался за ее спиной и нервировал своим могуществом. Конечно, там грозно возвышался правитель болот, спокойно и равнодушно смотревший куда-о сквозь рыжую. В этот момент ледяной сквозняк подул из каменного свода находящегося неподалеку и кажется, он проник до самых костей, заставив ощутить девушку нестерпимый холод.
   -Атакуй. - Прошипел Ториан, обратившись к своей пленнице.
   От такого заманчивого предложения Лирэя не могла отказаться. Не задумавшись над тем, почему Ториан сказал это, она в мгновение ока обрушила на беловолосого мужчину весь свой гнев. Материализуясь из воздуха в правителя Болот полетели сотни тысяч тонких как волос водяных нитей, в создание которых рыжая вложила все знания и силы, что у нее были. Она не мелочилась, она хотела убить того, кто нагло купил ее у отца, а затем выкрал. Да и вообще портил ее жизнь в последнее время.
   Призванные нити искрились магией, имеющий полупрозрачный голубой оттенок. Материализовавшись они, неуловимо для человеческого глаза, устремились к абсолютно безоружной цели.
   Атака Лирэи вышла мощной. Поистине мощной, но ведь противник был страшнее и опаснее всех тех, с кем ей доводилось встречаться.
   Ториан стоял так, словно и не замечал летящих в него игл. Его не окружал ни магический барьер, ни какая либо другая видимая или не видимая защита и он даже не предпринимал попыток ее создать. Иглы подлетели к нему вплотную и вот-вот должны были изрешетить мужчину, обагрив грязный пол его черной кровью некроманта.
   Но, конечно этот гад оказался не так-то прост. Его глаза слегка сверкнули и иглы просто замерли в воздухе. Мужчина освободил свою руку от скрывающей ее перчатки и голыми пальцами взял одну из них! Повертел в руке, рассматривая, затем изогнул наподобие серпа и с силой швырнул обратно в принцессу.
   Лирэя не успела даже вскрикнуть, как ее горла коснулась тонкая и острая, изогнутая нить. Она охватила ее шею, обмотавшись вокруг плотной змеей. Все, что смогла девушка, это беспомощно вскинуть руки, безуспешно пытаясь ими убрать водную удавку.
   -Что это? - Ториан приблизился к своей беспомощной жертве и схватил ее правую руку. Рукав на ней обнажил кожу практически до локтя. Некромант что-то прошептал, совершенно не разборчивое для слуха задыхающейся принцессы. Но от этого на ее руке ярко вспыхнули символы "Браслета трех вод", освещая темный каменный коридор серебристым светом.
   Ториан отпустил ее руку и сотворил некое движение своей кистью, после чего душившая Лирэю нить впилась в кожу с новой силой. Воздух в ее легких застыл, гортань словно сжала сильная рука, лишая возможности вскрикнуть и вдохнуть. Роняя слезы Лирэя почувствовала, что начинает терять сознание, вновь погружаясь в сгущающуюся темноту. Еще миг и все будет для нее окончено. Но тут тиски словно ослабли и она наконец смогла вдохнуть воздух.
   -Сволочь. - Прохрипела она и сквозь утихающий звон в ушах услышала голос Ториана. Он давал указания своей ведьме, облачая слова в голос, специально, чтобы слышала Лирэя.
   -Связь слабая. Проведи начальное пробуждение. Пленным скажи, кто сможет ее убить обретет свободу. - Вот, что смогла разобрать рыжая, после чего увидела как Ториан исчез, словно его тут и не было.
   -Кого убить? - Черные глаза рыжей стали настолько огромными, что казалось они закрыли собой весь белок.
   -Вставай уже! - Надменно приказала ведьма и не дожидаясь действий от рыжей ухватила ее за шкирку, словно котенка, приподнимая от пола, без видимых усилий.
   В ответ Лирэя зашипела, призывая свою стихию, но заклинание не сработало, более того, ни вокруг, ни внутри девушки стихия воды не отозвалась.
   -Магия твоя, теперь запечатана. - Усмехаясь, произнесла ведьма, уловив потуги принцессы.
   Плотно сжав кулаки Лирэя замахнулась ими на обидчицу, но тут же ощутила, как ее удавка проснулась и вновь принялась ее душить.
   -Спокойнее. - Продолжала глумиться ведьма, а затем, размахнувшись, отшвырнула от себя принцессу, словно девушка ничего не весила. Лирэя отлетела кубарем, прокатившись по каменному полу, попутно отбивая все кости и чудом успевая закрыть лицо руками. Не успела она очухаться, как снова услышала голос ведьмы.
   - Теперь вставай, и топай за мной. Принцесса! - Будто ругань выплюнула женщина последнее слово. Видя, что девчонка продолжает своеволье (после кувырков по полу, та попросту не могла встать), ведьма дернула за невидимые нити. В тот же миг Лирэю словно некто не видимый ухватил за "водный ошейник" и поволок вслед за уходящей женщиной.
   Удерживая пленную за созданное Торианом заклинание, ведьма тащила ее словно пойманное животное на поводке, мало заботясь о сохранности последней. Серые коридоры, продуваемые холодными ветрами, сменяли друг друга. Они уводили все ниже и ниже в плотную завесу серого тумана и полумрака.
   В какой-то момент Лирэя почувствовала небольшое послабление в удерживающем ее поводке. Тогда она извернулась и смогла встать на ноги, после чего продолжила самостоятельное передвижение за уходящей все ниже и ниже в основание скалы ведьмой. Хмель от вина давно выветрилась и ее место занял всепоглощающий страх, ненависть, гнев и боль во всем теле.
   В воздухе появился спертый запах, затхлых не мытых тел и испражнений, а так же еще чего-то, что Лирэя не могла распознать, но этот тонкий, еле уловимый запах вызвал в ней прилив нового жуткого страха и отвращения.
   Здесь было темно. Но ведьму это ни капли не беспокоило. Она продолжала вести пленную вперед и вскоре вывела ее в полуразрушенные серые катакомбы.
   -У тебя есть минут десять, осмотреться и найти оружие. Не трать их в пустую. - Смилостивившись она, дала жизненно важные советы, а затем толкнула рыжую в живот и та словно марионетка грузно свалилась вниз, в который раз сильно приложившись о камни.
   Чудом удержав вырывающееся сознание, рыжая шатаясь встала на побитые ноги и гневно посмотрела вверх, где совсем недавно стояла рассматривая подземные руины. Там в вышине уже никого не было. В этот миг на нее нахлынуло сильнейшее головокружение. Шатаясь девушка прислонилась к глухой каменной стене и прикрыв глаза попыталась восстановить спокойствие и присущее ей хладнокровие. Теперь в ее ушах гулко билось сердце, словно набат отсчитывая последние минуты. Холодный, сырой камень, подобно льду морозил горящее от ударов тело, принося небольшое облегчение.
   В голове с сарказмом возникла глупая мысль, нашептывающая о том, что Вилтрэн был прав говоря, ей о мести Ториана. Предупреждая о том, что он отыграется на ней и за побег, и за валлары, и за униженное достоинство, и за потраченное время. И когда хранитель ей об этом говорил, она с ужасом думала совершенно о другом способе мести и расплате. Отвратительном для любой женщины или девушке, ущемляющем ее честь, самостоятельность и личность. Делить постель с Торианом, что могло быть хуже?... Многое и очень даже многое. Ведь светлые маги не знают о жизни темных и об их методах мести.
   "За что отец поступил так с ней? Почему столько лет воспитывал как свою наследницу, преемницу, а потом выкинул как ненужную вещь?" - Вопрошал ее воспаленный мозг и жгучие слезы тонкими струйками потекли по ее щекам. Отчаяние резким порывом нахлынуло на нее наверное впервые в жизни.
   Возможно Лирэя и дальше продолжила бы убиваться над произошедшими в ее жизни изменениями, если бы не лязг металла, что буквально разрезал тишину и мрак. Он холодным ознобом обдал тело девушки, прогоняя болезненные думы из головы.
   В голове теперь всплыли другие слова произнесенные Торианом. Он сказал, что ее кто-то должен убить, а так же слова ведьмы, что дала ей десять минут на поиски оружия.
   От этих воспоминания жар схлынул и стало холодно. Она окончательно вернулась в окружающую ее реальность, прогнав самозабвенное желание пожалеть себя несчастную.
   Сплюнув на каменный пол кровь, что сочилась из разбитой губы, Лирэя оторвалась от приютившей ее стены и прихрамывая направилась к силуэту виднеющихся развалин. Ее уставший мозг все еще пытался достучаться до хозяйки, обнадеживая мыслью, что владыка Болот не станет тратить столько сил на женщину, лишь для того, что бы ее потом зверски убить. Но, откуда ей было знать, как он поступит. После всего произошедшего стоило верить в худшее. В конце концов, некроманты и трупу будут рады. Послушному, дохлому трупу. Но свой труп без боя она ни за что не отдаст!
   Она шла тихо к намеченной цели. Практически бесшумно. Полумрак, притаившиеся тени, тишина, зловонный запах сырости и затхлости. Темнота всегда была слабым звеном Лирэи. В ней она плохо видела, плохо ориентировалась, теряла в ней самообладание и самоконтроль. Все полученные навыки самообороны или нападения куда-то стремительно исчезали, как только рыжую окутывал мрак. Сколько она себя помнила, тьма всегда хотела растворить ее в себе.
   Между тем силуэт руин приближался. Уже можно было различить впалые глазницы дверных и оконных проемов, полуразрушенные стены и обвалившиеся потолки.
   Вокруг по-прежнему стояла давящая тишина. Никакого движения заметно не было, но своим настороженным сознанием Лирэя внезапно ощутила рядом смертельную опасность. Времени обдумывать верность своего предчувствия не было. У нее мгновенно сработали инстинкты вбитые наставниками военного дела в Окраме. Уклоняясь влево и вперед девушка отпрыгнула, роняя свое тело на пол и перекатывая его, где тут же вскочила на полусогнутые ноги. Боль мгновенно отозвалась во всех частях тела, но теперь было не до нее, ведь интуиция Лирэю не подвела. Промедли она хоть на секунду или не откатись, быть бы сейчас ей разрубленной на части.
   На расстоянии двух ударов меча, от нее возвышался "скелет обтянутый кожей". Это был заморенный мужик, что бешенными глазами таращился на нее, чуть ли не пуская пену изо-рта. В правой руке он держал длинный, изогнутый, ржавый меч, которым уже готовился нанести следующий удар.
   Лирэя вскинула руку, собираясь атаковать магией и с запозданием осознала, что ее опора и преимущество наглухо заблокировано Торианом. Она безоружна, беззащитна и находится в полу сидячем положение перед лицом безумного и вооруженного мужчины. А он уже замахнулся. Он уже сделал шаг, в тот момент когда она заносила руку для магической атаки.
   Все, что разумное могла сделать рыжая, так это вновь рухнув на пол, откатиться еще дальше влево. Краем глаз она увидела, как безумец ринулся за ней, размахивая своим оружием и с бешенной яростью высекая из каменного пола искры. Этот щуплый двигался быстрее нее. Еще удар, еще шаг и искореженная временем сталь испробует ее плоть. Она кожей чувствовала занесенный удар, силу с которой клинок врежется в ее плоть, сломает кости. Во рту возник острый привкус ржавчины, что покрывала весь изломанный меч.
   Но тут, откуда то из тьмы, из необозримого поля, вылетела огромная кувалда, которая в одно мгновение снесла тощему заморошу голову. Горячая кровь брызнула из разорванных артерий. Но, рука, что наносила удар, все же сумела вбить лезвие в девичье плечо, после чего на нее свалился сам обезображенный труп. С виду он казался таким костлявым, худым и иссохшим, однако при тесном контакте выяснилось, что весил он не мало.
   Пытаясь высвободиться из-под этой груды костей, плотно упакованных в коже, Лирэя различила тусклый свет стали блеснувшей где-то наверху. Который тут же стал стремительно приближаться к ее лицу.
   Зарычав, что бы позорно не закричать от боли, рыжая выскочила из-под обезглавленного трупа и увидела как в том месте, где только что она лежала, упала тяжелая кувалда. Держал ее громила, высоченный, широкоплечий, но такой же костлявый и заморенный как и первый нападавший. На его лице царило полное безумие и четко читалось желание пролить кровь. Пока он поднимал свое оружие, Лирэя смогла заметить неподалеку еще несколько движущихся в ее сторону теней. От них явно веяло угрозой и смертью.
   Играть с судьбой и надеяться на победу в схватке с неизвестным количеством врагов рыжая даже не рассчитывала. Здесь и сейчас она была одна. Никто не прикроет ее спину. Никто не вступится за ее жизнь. А значит гордыня и высокомерие - могут лишить ее возможности выжить. Она уже наступала на горло своим принципам, тогда когда склонилась перед хранителем и попросила о защите. Она уже умирала и ощутив тогда горький привкус смерти отчетливо осознала, что больше не хочет терять свою жизнь. Именно поэтому она не стала вступать в не равный бой.
   Игнорируя болевые ощущения в теле и в плече, Лирэя совершила прыжок прямо на громилу, внушая ему мысли, что собирается его атаковать в лицо. Сама же она, сотворив этот ложный выпад, вновь отпрыгнула, одновременно уходя от летящей в нее кувалды, затем поспешно схватила ржавый меч, что бесхозно валялся рядом с обезглавленным трупом и вооружившись, что есть мочи рванула к руинам. За своей спиной она услышала грузные шаги преследователя, к которым очень быстро присоединились множественные отзвуки быстро бегущих ног. Их было три или четыре человека, но точнее проверить у рыжей желание не возникло. Так же она не стала рассматривать, есть ли у них оружие или нет.
   Крепко сжимая эфес меча в левой руке, она продолжила углубляться в подгорные катакомбы, виляя среди развалин не разбирая дороги и направления. Перед глазами мелькали одинаковые разрушенные постройки, стены, завалы. Незаметно пол под ногами стал влажным и скользким, следы мха и плесени стали виднеться на развалинах и ощущаться в воздухе.
   Внезапный удар в спину, аккурат под правую лопатку, заставил девушку вскрикнуть от боли и плашмя растянуться в грязи, что хлюпала под ногами. Не успела она прийти в себя, как некто схватил ее за короткие волосы, с силой поднимая голову и обнажая этим движением беззащитную шею. Это был классический захват убийцы. Дальше должно было последовать одно движение руки, разрезающее каким-нибудь острым клинком вены на горле.
   Напавший прочно прижал свою жертву к полу, лишая ее возможности пошевелиться, вывернуться, высвободиться или хотя бы нанести скользящий удар. Для этого он всего на всего уперся в ее спину коленом.
   Гулким эхом в округе разносился шум создаваемый ногами остальных преследователей. Они были близко. Но холодная сталь уже коснулась податливой кожи на шеи и начала пускать первую кровь. Кажется время в этот момент совсем остановилось, вновь отсчитывая последние секунды жизни.
   Но тут Лирэи снова повезло. Кто-то из ее преследователей оказался таким же быстрым как этот "царь горы" и сшиб его с уже приготовившейся отправиться к праотцам девушке. Получив свободу, рыжая отползла от сцепившихся безумцев и с ужасом увидела, как они кромсают друг друга словно звери.
   Издавая звонкие шлепки и глухие удары в грязи, стремительно приближались отставшие. Первым бежал тощий с обвисшей плетью правой руки, а вторым с большим отставанием волочился знакомый громила с кувалдой.
   Сердце успело совершить лишь пару ударов, тело смогло отползти на пару-тройку шагов, а глаза смутно различили всех, кто жаждал ее убить. Но за это ничтожное время, двое валявшихся в грязи успели завершить свое кровавое побоище и один из них, теперь недвижимо валялся в серо-багровой жиже, густой и вонючей.
   Тот, что уцелел хрипя встал, выдернул из своего живота нож и ухватив его для удара, зашагал к испуганной до потери сознания принцессе. Он ничего не говорил. Никто из них вообще не произнес ни звука, но безумный блеск в глазах говорил намного больше чем слова.
   В ответ на его действия Лирэя ухватила свое оружие, которое своим размером давало ей явное преимущество. Противник же кажется его даже не заметил, кинувшись на рыжую. Остановить его она не смогла бы даже если бы не имела ран и не была смертельно измотана и напугана. Он бросил все свое тело в один последний, смертоносный прыжок, собираясь смять хрупкое девичье тело и проткнуть сердце широким лезвием короткого ножа. Он был близко. Настолько, что фактически Лирэя не успела бы уйти ни от его удара, ни от него самого. Поэтому, не пытаясь встать, она взмахнула левой рукой, в которой сжимала эфес ржавого меча, целясь им в руку безумца приближающего к ней очередную опасность гибели.
   Удар, достигший цели вышел не сильным, ведь девушка не уделяла должной тренировки для левой руки. Но все же меч добился хорошего результата, выбив нож у противника и нанеся крайне не приятную рану на его запястье. Сам же мужчина казалось и не заметил произошедшего. Он рухнул на Лирэю хватая ее горло левой рукой, правая же безвольно обвисла, кистью врезаясь в ее рот, с явным желанием лишить кислорода. Теперь лишь меч был между ними и рыжая воспользовалась этим. Она потянула за рукоять, беспощадно разрывая живот, а где то и грудь недруга.
   Горячая кровь безумца бурными потоками текла на нее, унося его жизнь. Пальцы, сжимающие шею (чудом не сломавшие ее) медленно разжимались, а глаза застилала предсмертная пелена.
   Глотая соленые слезы (видимо, сама не заметив как, Лирэя впала в истерику), рыжая выбралась из-под очередного трупа и стала было готовиться отбиваться от следующих безумцев, но не пришлось. К ее счастью оба решили избавиться от соперника, и успели нанести друг другу смертельные раны...

Глава 15. "Встреча с Торианом".

   Пятеро человек, являющихся учениками Школы Магии, а в данном временном диапазоне - выполняющие роль Кейтагских парламентеров, продолжали свое путешествие среди земель Болот. Время шло к закату, а они все продолжали блуждать среди бесконечных болот.
   Встретившие учеников стражи Черных гор, уверяли, что до наступления темноты их пеший отряд достигнет Черинтажа, где решится дальнейшая участь нарушителей границ.
   Как ранее говорила Эснория, на встречу учеников Школы прилетели трое всадников верхом на болотных скопах. Среди них был Тинэй. С последней встречи он сильно изменился. Его светло-русые волосы стали совершенно белыми как снег, а янтарные глаза сменили цвет став необычного ярко сиреневого оттенка.
   Не вдаваясь в расспросы и не вступая в дискуссии, Тинэй сообщил, что правитель Болот Ториан Оборотный готов лично встретится с Кейтагским принцем и для безопасного путешествия от места кораблекрушения до горного города выделил провожатых.
   Смысл сказанного был двояким, но Трэн и его спутники отлично понимали, во что ввязываются решив пойти к правителю Болот, да и вообще посмев ступить на его запретные земли, многие века закрытые ото всех.
   Чем больше проходило времени с момента, когда учащиеся покинули "Грозовое облако", тем печальнее и агрессивнее становилась окружающая обстановка. Угрюмые, искореженные стволы деревьев простирали свои ветви к путникам, словно желали схватить их и поглотить. Под ногами булькала зелено-фиолетовая жижа, порой источающая угрожающий пар. Проводники всякий раз обходили такие места, заблаговременно избирая другую дорогу.
   Земля и вода вокруг были отравлены. Из живых существ на глаза попадались лишь рептилии, да птицы падальщики. К этим несчастным добавлялись еще и ядовитые насекомые. Такую картину видел обычный человеческий глаз, а вот взор юного следопыта замечал и иные следы, оставленные куда более не приятными существами.
   Пришедший утром туман, так и не развеялся, став более плотным и непроглядным. Это было странное явление. Сезон жары и безветрия давно прошел и без защитного барьера, порывистый ветер давным-давно должен был появиться здесь и развеять туман, а заодно принести холод. Он должен был буквально сдуть все мелкие болотца, да по выкорчевывать все мертвые деревья, что попадались подозрительно часто. Однако по всем внешним признакам, лютые холода, шквальные ветра и изнуряющая жара сюда не захаживали. И это было странно. Эта мысль терзала Вилтрэна и пока он продолжал пешую прогулку, то старался найти ответ на этот навязчивый вопрос, который словно заноза засел в его голове, словно сейчас был очень важным.
   Янтрэя скрылась за горизонтом и словно по волшебству люди ступили на гранитную мостовую разрушенного и поросшего города Черинтаж. Из тумана выросли темные силуэты одноэтажных построек, сложенных из массивных камней. По их стенам буквально стекали капельки воды и казалось будто сам камень источал эту влагу. Словно был живой и тихо плакал, над происходящем вокруг.
   Город оказался не большим. Точнее будет сказать, сохранилась лишь не большая его часть. Именно та, что была построена из гранита. Деревянные постройки если и были, то давно сгнили и рассыпались в труху, не оставив после себя и намека.
   Быстро преодолев немногочисленные дома, отряд людей остановился у высокой, этажа в три, башни.
   -Дальше с нами пойдет только принц Кейтага. - Сухо осведомил людей Тинэй. - Остальные ждите здесь.
   -Одного мы принца не отпустим! - Грозно возмутился Пиллат, стеной вырастая подле юноши. С ним рядом тут же возникли и все остальные члены его отряда, став живой стеной.
   -Повелитель будет говорить лишь с принцем. Если вы против, то темниц для нарушителей у нас много. Так мы поступим согласно приказу короля Темных земель, в котором сказано: "Любой житель внешнего мира, ступивший на Темные земли без разрешения Повелителя, рассчитывается как преступник и помещается в темницу". - Пересказал Тинэй известный лишь темным закон. - Ториан великодушно закрывает глаза на нарушение нашего закона и готов вступить в диалог с принцем Кейтага и не предпринимать сразу столь радикальных мер.
   -Нам не стоит усугублять и без того шаткое перемирие. Мы так же пришли, чтобы вступить в диалог с вашим правителем. И не нам здесь, на чужой земле, диктовать свои условия. - Вилтрэн произнес эти слова не только для своих защитников, но и для темных и вышел из-под надежных спин спутников. - Ведите себя без меня прилично. Особенно ты, Эснория. И, никуда не уходите.
   -Мы будем здесь. Если мы тебе понадобимся, только свистни. - Словно с не охотой отозвался Пиллат. - Иди принц. Поговори.
   В итоге к правителю Болот направились лишь двое: Вилтрэн и его провожатый Тинэй. Двое темных стражей, что прилетели вместе с темным следопытом остались сторожить учеников Школы Магии Кейтага.
   Вилтрэн вошел в брошенную и обветшалую башню. Как снаружи, так и внутри было отчетливо видно, что здесь давно не было людей и если на землях Болот живут живые люди, то точно не здесь.
   Слушая лишь глухое постукивание сапог по полуразрушенной гранитной лестнице, юноши поднялись на самый верх и оказались в пустой округлой комнате, где совершенно отсутствовала крыша.
   -Тут никого нет. - Озвучил очевидное Вилтрэн. Быстро осмотрев пустое помещение, его взгляд скользнул по зияющим проемам разрушенных окон и выпавших из стен камней.
   На улице, в сгущающихся сумерках было видно, как по земле расстилается густой туман. Стелется, растекается, словно перетекает. Один завиток тумана заполз в помещение, а затем развеявшись обнажил мужскую фигуру с белоснежными, словно созданными из тумана волосами. Длинные полы его магической одежды тускло мерцали тысячами рунических символов, которые составляли искусный и великолепный магический узор.
   -Перед тобой правитель Западных земель, Ториан Оборотный. - В укороченной версии представил Тинэй своего Повелителя Вилтрэну. - Господин, перед вами признанный принц Кейтага, юный Трэн.
   -Уже многие века мои земли запретны для светлых магов. - Тихо прошелестел голос Ториана и голос этот принадлежал очень сильному архимагу, насколько сильному Вилтрэн пока не мог определить. Руны на его одежде мешали, искажая магический фон. - Что привело тебя сюда, младший наследник Кейтагских земель? - Он странно выделил слово "младший", то ли с сарказмом, то ли с тайным, только ему известным умыслом.
   -Наш корабль разбился на юге, в полу дне пешего пути от сюда. Корабль, что принадлежит Кейтагу, с его подданными и учениками Школы Магии. Судно невозможно отремонтировать или подлатать. Из-за этого люди, что остались на корабле не смогут продолжить путь морем и вернуться под защиту города. - Коротко поведал Вилтрэн истину, что давно была и так известна Ториану.
   -Мне не интересны трудности Кейтагских подданных, как впрочем и всех светлых магов. Если только, они не служат материалом для обучения моих некромантов. - Со скукой в голосе отозвался Ториан.
   -Кейтаг готов оплатить право безопасного возвращения людей в город, по землям Болот. Золотом. - Произнес Вилтрэн.
   -Золотом? Принц! Ты правда думаешь, что оно мне может быть интересно? У меня вдоволь и золота и камней. Мои земли огромны... Впрочем, пленных у меня так же хватает с избытком. - Перечислил Ториан свои богатства, показывая что материальных благ у него предостаточно. Сам же мужчина стоял ровно на том же месте где и возник, а именно у большого оконного проема, из которого иногда показывались клубы загадочного тумана.
   Что показалось Вилтрэну странного в собеседнике, так это полное отсутствие враждебности к нему. Хранитель же еле сдерживал свой гнев, злость и обиду, наступая всеми своими лапами на свою глотку, а его оппонент выглядел даже миролюбиво и немного отстраненно и это при том, что помимо светлых истреблявших некромантов, даже Вилтрэн успел ему насолить, что едва ли осталось в тайне.
   -Тогда я предлагаю взять меня в заложники, пока пассажиры с "Грозового облака" будут переправляться по твоим землям в Кейтаг. За их безопасность я и мои спутники заплатим пленением у тебя. - Выложил последний, решающий козырь юноша.
   -Вы и так мои пленные... - Прошелестел голос Ториана и по полу заструились клубы тумана, подбирающиеся к "гостю".
   -Нет. - Вилтрэн словно выдохнул и в тот же миг от него разошлась волна ледяного ветра. Она отпугнула теплый туман, заставив его отступить. Фактически это был блеф, со стороны хранителя, ведь силы ему предстояло еще копить и копить, до восстановления былого могущества, но для обычного человека этого представления должно было быть вполне достаточно.
   -Я слышал, - задумчиво отозвался Ториан, - что Кейтагский принц лекарь? - Мужчина перевел взгляд на Тинэя, тихо стоявшего у лестницы, ожидая получить от того разъяснения в столь противоречивых сведеньях и фактах, что ему доложили ранее.
   -Трэн сильный лекарь, но так же он еще и стихийный маг воздуха. Северный ветер служит ему. - Отозвался темный следопыт.
   -В любом случае пленные мне сейчас ни к чему. И разжигать искры войны мне не с руки. Раз сам Кейтагский принц просит за души оставшиеся в море, я сделаю ему такой подарок и позволю светлым пересечь мои земли. Ты же со своим отрядом будь моим дорогим гостем на это время. - Рассказав о своем решении, Ториан словно растворился в белом тумане.
   Проследив за движением ускользающего в открытый проем тумана, Вилтрэн обернулся к Тинэю.
   -Пойдем. - Отозвался тот и быстро зашагал вниз по ступеням.
   Ожидавшие на улице спутники Трэна удивились, скорому его возвращению, а затем порадовались тому, что первая часть плана разрешилась согласно задуманному.
   -Повелитель оказывает вам доверие и помощь. - Остановившись у полуразрушенной башни, заговорил Тинэй. - Проявите благоразумие и не совершайте глупостей. - Дал он не большой совет.
   -Хорошо, что теперь мы знаем твое настоящее лицо. Некромант. - Сухо отозвался Пиллат. Тембром своего голоса, он дал понять, что их планы совершенно не касаются этого темного.
   -Синорий, Шигор открывайте путь. - Обратился Тинэй к своим спутникам.
   На поясах стражей висели мечи, а крепкое телосложение указывало на хорошее физическое состояние. Они точно были сильными воинами и как выяснилось позже - некромантами. Что собственно было не удивительно и предсказуемо.
   Оба стража одобрительно кивнув, отошли от людей и от башни. Они сошли с дороги и что-то зашептали на непонятном и неизвестном языке. Их голоса были хриплыми, глухими и словно не живыми. Даже разделяющее людей и некромантов расстояние, а также их тихий голос - не мешали слышать их зловещие заклинания, что они произносили. Их слова поднимали в душе какие-то странные нити, зарождая тревогу.
   И Пиллат, и Иртгаш, и Нашатар, и даже Вилтрэн смотрели на некромантов с подозрением, готовые к любой агрессии с их стороны. И лишь Эснория смотрела на происходящее с детским любопытством и нескрываемым интересом.
   Гомункул заметила, как голоса некромантов затронули в земле нечто темное и оно нехотя устремилось к обоим стражам, смешиваясь с туманом. Впрочем, в сгустившейся ночной мгле то, что происходило было не различить обычному человеку. Эснория же, была созданием в чьей груди был заточен артефакт созданный сильнейшим алхимиком и некромантом. Поэтому она видела все преобразования вокруг себя и воспринимала их как совершенно обыденные вещи. Ведь гомункул не различала "хорошо" и "плохо". Для нее был хозяин и был его приказ, все остальное не имело для нее никакого значения.
   Она видела как тьма добралась до ног некромантов. Сгустилась, став очень плотной, а затем словно расступилась, образовав небольшой коридор. В этот момент оба стража, не прекращая читать заклинание, подали рукой сигнал, приглашая пройти по открытой тропе, ведущей в неизвестность.
   -Трусливые некроманты, сокрыли свой город?! - Удивленно вскрикнул Пиллат. - И правильно. Иначе мы бы его уже давно выжгли дотла!
   -Сокрыт не город, а вход в него. - Поправил огненного Тинэй. - Пойдемте. - Темный следопыт первым шагнул на призрачную тропу. Как главный в своем отряде, за ним шагнул Вилтрэн. Творившаяся вокруг него магия была ему нова и он никогда бы не связался с некромантами, тем более "Убийцами драконов", если бы не украденное яйцо дракона. Если огненная сфера действительно была огненным хранителем, то вылупившись, он сможет вернуть баланс магии на земли Валерсии.
   Размышляя о том, что если огненная сфера окажется яйцом, то Вилтрэн разнесет здесь все, но вернет похищенную ценность на остров "Дракона", он не переставал тщательно осматривать и исследовать все магические заклинания некромантов и видоизменения происходящие в окружающей среде.
   Тьма и туман перемешались прочно скрывая окружающую обстановку, но каждый новый шаг по темной тропе открывал неясные очертания возникающих словно из ниоткуда предметов, высоких и низких, широких и узких. Вокруг сгущался приторный запах смерти. Темная магия буквально наполняла все вокруг и оголодало смотрела на живых. Хрупкие магические каналы Вилтрэна буквально трещали от соприкосновения с этой магией. У него даже возникло опасение, что они оборвутся.
   Но в итоге все обошлось. Несколько мгновений неприятных ощущений и все закончилось. Последние тени неясных очертаний предметов, которые Вилтрэн так и не распознал, исчезли и обычная ночная тьма дохнула на него приятной прохладой.
   К хранителю вернулось его ночное зрение, которое отказалось ему помогать на призрачной тропе. Теперь же глаза узнали величественные горные массивы, бесконечно уходящие вверх от ног ничтожных в сравнении с ними людей. Конечно это были Темные горы. Их силуэт было видно еще с разбитого "Грозового облака" и теперь не узнать их было не возможно. Они окружили людей со всех сторон и были так же как и все тут погружены в густой туман.
   -Добро пожаловать принц Кейтага на Туманную гору. - Как подобает вежливому хозяину, встречающему гостей, произнес Тинэй. Он даже поведал название тайного и доселе не известного светлым магам города некромантов. - Наш город не большой. Он вырастает из земли и тянется высоко вверх, чем существенно отличается от привычных вам светлых городов. Если смотреть на него сверху, то он напоминает бездонный колодец.
   -Естественный камуфляж. Стоя у входа в город, ты его не заметишь. - Подвел итог Пиллат, вышагивающий в конце отряда, перед Синорием и Шигором, которые скорее всего следили, что бы дорогие гости не разбежались.
   На высказывание огненного Тинэй ничего не ответил, он прошел в невысокий проем, зияющий темным пятном в сгустившемся ночном мраке. От туда до учащихся Школы донеслись лишь его гулкие шаги.
   "Гости" последовали за ним. На первый взгляд они вошли в обычную пещеру, в совершенно обычной горе. Но это лишь на первый взгляд. Присмотревшись можно было заметить четкие следы, оставленные здесь проживающими людьми.
   Освещение некромантам видимо было ни к чему и поэтому кромешный мрак разогнали лишь сферы Пиллата, действие которого одарили хмурыми взглядами сопровождающие их стражи.
   Именно сферы дали людям возможность заметить насколько гладко отполирован пол и стены пещеры, что свидетельствовало о частых проходах здесь людей. Сам же туннель оказался длинным, с частыми разветвлениями, которые уводили в темную неизвестность.
   Вскоре длинный лабиринт коридоров вывел людей в большой, просто огромный зал, в стенах которого зияли большие дыры, дающие возможность увидеть улицу, темную и тонущую во мраке. Одно можно было сказать точно, этот зал находился над поверхностью земли, но вот как высоко, разглядеть не представлялось возможным.
   -Почему именно ты наш проводник? - Наконец нарушил молчание Вилтрэн. Он задал свой вопрос Тинэю, который все так же продолжал уводить "гостей" все дальше вглубь по горному лабиринту.
   -Я хорошо вас знаю. - Был его ответ, вполне предсказуемый и очевидный, но точно не полный.
   -Твой хозяин быстро работает. - Заговорил Пиллат, все так же идущий позади и как будто случайно подсвечивающий Иртгашу примечательные особенности проходимых ими залов, на вид совершенно одинаковых. - И корабль разгромил. И своих подданных умыкнул. И тут все уже при делах. А ведь прошло чуть больше суток.
   -Ты о чем? Ториан не нападал на "Грозовое облако". - Равнодушно ответил Тинэй.
   -Как... - Решил было простодушно возмутиться Иртгаш, но его тут же осадил Пиллат.
   -Конечно. Но, вот скажи, как напавший на нас рассчитал точное время того, когда "Грозовое облако" покинет остров "Дракона"? - Задал очередной вопрос Пиллат, но не получив ответа, продолжил разговор. - Тогда как ты объяснишь свое появление здесь? - После допросов Дэртрамом, огненный видимо решил попробовать себя в роли следопыта. - Я слышал, тебя держали в трюме, взаперти.
   -Когда корабль начал разваливаться мне помогли близнецы. - Снова отговорился темный.
   -Мы должны пройти гору насквозь? - Хмуро буркнул Нашатар. - Показывай уже давай наши темницы. Я спать хочу.
   -Почти пришли. Сюда. - Тинэй указал на шкуру, закрывающую проход. Затем он отодвинул ее, обнажив за ней каменную лестницу уводящую вверх и вбок. - Располагайтесь. Синирой и Шигор проследят, что бы покой гостей никто не нарушил.
   -Тинэй, ты нас покормишь? - Сидя верхом на Пушке поинтересовалась Эснория, до этого сохранявшая молчание, по приказу своего хозяина.
   -Ночью есть вредно. - Осадил ее Вилтрэн и запустил первой исследовать выделенную им территорию.
   -Кухарки спят давно. - Отозвался Тинэй.
   -Спят? - С сарказмом переспросил Пиллат.
   -Да, спят. Ночь ведь. - Пояснил темный следопыт, краем глаза замечая, как Эснория исчезла в лестничном проеме, верхом на своем чудо звере, а за ней молча проследовал ее хозяин.
   -Неужели некроманты спят ночью? - Никак не успокаивался Пиллат и одной из своих сфер подсветил лицо Тинэя. Оно оказалось бледным и истощенным, покрытым свежими ранами. Юноша выглядел очень не здорово и устало.
   -Все ночью спят. - Вкрадчиво ответил темный следопыт.
   -Я слышал, что ночью некроманты поднимают нежить и наводят на людей порчи... - Не унимался Пиллат, но тут его под руку ухватил Нашатар и потянул следом за ушедшими спутниками.
   -Бывает по-всякому. - Отозвался Тинэй и отпустил удерживаемую шкуру. Та вернулась на свое место, закрыв проход.

Глава 16. "Встреча с лекарем".

   Поняв, что более никого живого рядом нет, Лирэя с ужасом обернулась и взглядом натолкнулась на обезображенный труп. По спине пробежал нервный озноб. На ее руках и одежде липкой жижей растекалась чужая кровь. Чувство было отвратительное. Омерзение охватило ее, ей резко захотелось отмыться от этой грязи.
   Чувствовала ли она сожаление? Нет. Жалость? Нет. Лишь омерзение, вызванное тем, что этот жалкий, ничтожный мужлан посмел испачкать ее, своей грязной кровью.
   С презрением осмотрев мертвые тела мужчин, которых она записала в типичных представителей черни, Лирэя решила покинуть это злачное и вонючее место. Но в какую сторону ей следовало двигаться, чтобы найти от сюда выход, девушка не знала. Она всегда плохо ориентировалась на местности, тем более на незнакомой и в темноте. Нет, темнота была не полной, не ясные силуэты окружающих предметов она видела. Лирэя различила обрушившиеся постройки, но адреналин спадал и с каждой минутой она становилась все менее расторопной. Девушка начала спотыкаться о валяющиеся обломки и в эти моменты она громко, про себя, ругалась, пытаясь отогнать мысли о своей беспомощности и бессилии. Свой ржавый меч рыжая так и не выпустила из рук, с ним чувствовалась некая защищенность и уверенность.
   Вокруг по-прежнему было сыро. Влага буквально хлюпала под ее ногами. Полученные раны беспощадно ныли, особенно плечо. В него до самой кости вошло ржавое лезвие меча, теперь оно горело и шевелить им было уже не возможно. Из-за этого вся правая рука безвольно свисала вдоль туловища, принося не выносимую боль.
   Прошло время, а Лирэя так и не смогла увидеть ничего похожего на выход. Во всем теле она ощущала ужасную усталость и боль, поэтому девушка сжалилась над собой и решила немного передохнуть, а заодно постараться определить в какой стороне может быть выход.
   Отыскав более-менее сухое место, на небольшой возвышенности, состоящей из непонятных каменных обломков, рыжая сначала просто села, думая лишь о пятиминутной передышке. Однако накатившая усталость оказалась намного сильнее, чем она предполагала и девушка не заметила как уснула.
   "Ей снился огромный черный котел. В нем бурлило отвратительное варево. Вокруг никого и ничего не было, лишь бескрайний котел и густой пар вырывающийся из его недр. Темные клубы, словно живые, вились в воздухе, образуя причудливые фигуры. Угрожающе они тянулись к девушке, а она смотрела в этот котел и совершенно не могла пошевелиться.
   Постепенно пар заполнил собой все пространство и когда это произошло в центре он рассеялся, открывая темную, кипящую воду. Мрак, густой и непроницаемый наполнял котел в низу. Он был жестокий, всеобъемлющий, способный поглотить все вокруг себя. Он напоминал опасного хищника, сидящего напротив жертвы и в любой момент готового напасть на нее. Это было совершенное и абсолютное зло. Оно смотрело через расступившийся туман, но оставалось абсолютно спокойным, не предпринимающим никаких действий. Ему что-то мешало, что-то останавливало его. Что-то не пускало это "НЕЧТО" добраться до Лирэи.
   Еще несколько секунд мрак смотрел на рыжую, а затем его вновь закрыл пар".
   Она резко проснулась. И не сразу осознала где находится, испытав ужас от того, что сон не закончился, перейдя в другую фазу. Но полностью придя в себя Лирэя вспомнила, что уснула в злачных катакомбах Туманной горы. От осознания этого стало немного спокойнее, но пошевелившись девушка ощутила боль во всем теле. Ужасно болела правая рука, боль начиналась из рассеченного плеча, шла через локоть, в который впилось нечто острое и заканчивалась у запястья. Горел порез на шее. В спину, ребра и ноги так же впивалось нечто острое и твердое. Шевелиться было больно. Тело затекло. Но, не смотря на это, валяться здесь она больше не собиралась. Ей следовало как можно скорее уйти от сюда. Выбраться из этого города темных.
   Лирэя вновь предприняла попытку встать. Для этого она перевернулась на бок, продолжая ощущать, как непонятные острые обломки впиваются в открытые участки ее кожи. Но тут она потеряла равновесие, что-то хрустнув покатилось вниз, а за ним и сама она так же волчком устремилась по склону.
   -Вот она... - Донеслось до Лирэи откуда-то сбоку и тут же ее подхватили под обе руки, жестоко заставляя принять вертикальное положение.
   Уже знакомая ведьма сверлила ее своими глазами и кажется даже обнюхивала. Она пугала, внушала страх, словно увиденная во сне тьма была в ней. Ее пушистые кудрявые, черные волосы, подобно змеям тянулись к Лирэи. Это было отвратительно. Эта женщина была отвратительна. Хотя внешне она была совершенно обычной, даже не уродиной, без видимых изъянов. Но ведьма в любом обличье ведьма.
   -Убери свои руки!... - Зло прохрипела рыжая, ощущая боль в гортани и всей грудной клетке.
   -Не надрывайся. - С угрозой ответила ведьма, на слабый бунт пленницы. - Тащите ее от сюда. - Скомандовала она и Лирэя ощутила, что ее грубым образом поволокли, крепко удерживая под руки и совершенно не заботясь о том переставляет она ноги или нет.
   Увидеть, кто посмел обходиться с ней таким грубым образом, рыжая, как не пыталась, не смогла. Ее волокли очень быстро, так что голова начала идти кругом и дурнота подступила к горлу. Закрыв глаза, девушка осознала, что совсем не слышит звука шагов тех кто ее волок. Словно это были бестелесные души. Мороки!!! Волна страха вновь накрыла ее и Лирэя широко распахнула глаза, тщетно пытаясь разглядеть в полутьме, кто ее тащит.
   Но она так и не успела толком увидеть пленителей, да озадачиться быстро мелькающими перед глазами помещениями и однотипными грязными полами. Очень быстро воздух вокруг существенно изменился, став более сухим и свежим.
   -Развейся. - Откуда-то сзади, донесся ведьмин голос и Лирэя ощутив свободу, упала на каменный пол, так как крепко удерживающие ее руки исчезли.
   -Отмойте! Обработайте раны, да оденьте ее! - Кому то приказала ведьма, которую Лирэя уже записала в претендентки к будущей жестокой мести. - А ты, сбавь свои амбиции. Или помимо "Ошейника сил", получишь печать "Покорности". - Ведьма оказалась перед лицом, все еще лежащей на полу Лирэи и с не скрываемой злобой посмотрела в ее глаза. - Что выберешь? - Ее бровь дугой взлетела вверх, в ожидании ответа.
   -Обойдусь без печати. - Процедила рыжая и превозмогая боль, приняла вертикальное положение, что с полученными ранами казалось не возможным.
   -Правильное решение. Теперь иди с ними. - Словно заботливая родственница, произнесла ведьма. Она достала из потаенных карманов своего платья длинные перчатки и принялась скрывать ими руки, попутно покидая пещерное помещение.
   Рядом с Лирэей возникли три молодые девушки, одетые в одинаковые темно-зеленые платья, с туго заплетенными косами на голове. Их волосы были жгуче черного цвета, который делал белоснежные лица неестественными и пугающими. Они помогли Лирэи избавится от лохмотьев одежды, что буквально приклеилась к ней. Всему виной было обилие засохшей крови и многочисленных кровоточащих ран, о существовании которых Лирэя и не подозревала. После избавления от грязного тряпья последовала горячая вода, которая находилась в огромной естественной нише, в которую била из недр горы теплый источник. С ее поверхности струился приятный пар.
   Оказавшись в воде рыжая ощутила, что на нее вновь накатывает сон. Но сейчас это было не возможно. Отогнав дрему, а так же местных служанок, Лирэя с удивлением заметила, что купальня в которую ее засунули, общая. Большая, но общая!
   Вся нега и сонливость тут же исчезли. Здесь с ней во всем обращались ни как с принцессой, а как с последней чернавкой. Купаться в общественной купальне, терпеть избиения от полудохлых мужиков и мириться с запечатанной магией, становилось не выносимо и нестерпимо. И эти три служанки, скорее всего были смотрительницами и стражами, чем прислужницами. Справлялись они со своими обязанностями плохо.
   Кое-как отмыв свое тело левой рукой от крови и грязи, Лирэя подивилась странности одежды, что ей выдали и лечению, что оказали. Последнее состояло в смазывании ран чем-то гадко пахучим и наложением повязок на предплечье и шею, и все без какого-либо применения магии. Ну а одежда состояла из штанов, кофты и короткого плаща без рукавов, а так же высоких сапог. Словно ее вновь готовили к арене.
   "Вновь сражаться с чернью на смерть? Марать об них свои руки?" - От этой мысли Лирэя буквально вскипела. Она запуталась в завязках плаща, который пыталась завязать и укрыться в нем от продирающего насквозь сквозняка и обернулась лицом к чернавкам, где натолкнулась взглядом, кажется на призрака.
   Он стоял в дверном проеме, этого странного помещения, отодвинув пыльную шкуру булмы. Он улыбнулся, прищурив яркие сапфировые глаза и первым заговорив, опровергнув мысли о наведенном на нее мороке.
   -Здравствуй принцесса. - Знакомый, насмешливый голос разрезал тишину, а ведь говорил тот, кого она считала мертвым и тот из-за кого ее обвинили в убийстве хранителя.
   -Вилтрэн? - Сердце бешено заколотилось в груди, а ноги словно подкосились. - Ты же умер? - На негнущихся ногах рыжая уверенно зашагала к хранителю, все еще предполагая, что он может быть очередным мороком.
   -Я не посмел, ослушаться тебя! - Продолжал он смеяться, словно не осознавал "где" находится.
   -Тогда где? Где ты пропадал? И как нашел меня? - С укором спросила она.
   -Если не брать в расчет браслет... То тебя увидела Эснория. В купальне. - Простодушно ответил он.
   -Раз так, тогда я готова. Спасай меня. Сейчас же! - Самоуверенно приказала рыжая, унимая дрожащие конечности.
   -Я не могу. - Улыбаясь, ответил юноша и его взгляд устремился куда-то в сторону.
   Лирэя тут же проследила за его глазами и увидела, как одна из чернавок скрылась из виду.
   -Что значит не можешь? - Рыжая до конца пересекла помещение и оказалась совсем рядом с беззаботным юношей. В нем не осталось ни следа от мучавшего его ранее "Проклятья". Теперь в нем чувствовалась сила и уверенность, и это раздражало. Его спокойствие, беззаботная улыбка - все это просто бесило ее.
   -Чему ты радуешься? - Сжимая кулак левой руки, словно для удара, процедила она. - Зачем ты вообще сюда пришел, если не можешь мне помочь выбраться от сюда?
   -Спасти людей с "Грозового облака". - Ответил Вилтрэн.
   -Людей? Этот никчемный сброд?! Чем, чем твое присутствие здесь, может помочь им доплыть до Кейтага? - Возмутилась рыжая, буравя взглядом юношу. Она не знала о произошедших поломках и прочих несчастьях постигших Кейтагское судно и его экипаж.
   -Судно потерпело крушение, к югу от сюда. На нем осталось много раненых людей. Есть и те кто погиб... - Начал было рассказывать Вилтрэн о произошедшем.
   -Я помогла тебе избавиться от "Проклятья"! - Зашипев, перебила хранителя Лирэя. - Теперь твоя очередь помочь мне! - Она дернулась было рукой к магическому ошейнику, что мешал колдовать, но тут в помещение вместе с ушедшей чернавкой пришла черноволосая ведьма. Она мгновенно нашла взглядом не званного сюда гостя, что так и не переступил порога этой комнаты, оставаясь с другой стороны дверного проема.
   -Принц, вы заблудились? - Спросила ведьма и Лирэя с удивлением заметила, что ее голос изменился, став мягким и почтительным.
   -Моя служанка рассказала мне, что заметила в купальне спутницу Ториана Оборотного с кровоточащими ранами. Как лекарь я пришел предложить свою помощь и вылечить ее раны. На сколько мне известно даром лекаря обладают только светлые маги. - Радушно отозвался юноша, словно не видел и не понимал с каким отродьем разговаривает.
   -Лицемер! - Прошипела ему в лицо рыжая. - Мои раны уже обработали. Услуги не-до-принца не нужны!
   -Да. Светлых магов на Туманной горе нет. Поэтому нет и магов способных лечить. - Ведьма смолкла на пару секунд, а затем ее голос вновь нарушил напряженную тишину. - Мы примем Вашу помощь принц. Проходите. - Пригласила ведьма хранителя, словно дорогого гостя или старого знакомого. - Вы! - Обратилась она к чернавкам. - Откройте раны Лирэи и принесите широкую лавку.
   Чернавки быстро выполнили приказ ведьмы и не успела Лирэя опомнится как уже сидела на принесенной лавке со спущенной до груди кофтой и осматривающим ее хранителем.
   -Мне понадобятся бинты и вода. - Исследуя рану на плече, произнес юноша.
   В ответ ведьма кивнула чернавкам и они принесли необходимое.
   Оторвав небольшой кусок бинта, Вилтрэн принялся тщательно промывать рану на плече, оказавшуюся до неприличия глубокой и рваной.
   -Повреждена кость и зараза попала в кровь. Так же присутствуют смещения в плечевом суставе. - После осмотра и промывания раны, озвучил свое заключение юноша. - Сейчас я вправлю плечо. Приготовься. - Прошептал он тихо и таинственно. Его голос заставил расслабиться и словно дурман трава стал уносить из реальности.
   Вилтрэн сделал это резко и неожиданно, даже не смотря на предупреждение. Резкая боль пронзила плечо, руку и лопатку рыжей, после чего она ощутила приятное тепло, исходящее от его рук. Оно покалывало магией хранителя ее кожу и приносило с собой какое-то спокойствие. Лирэя даже не сразу заметила тот момент, когда Вилтрэн убрал свои ладони и принялся крепко перебинтовывать ее рану, фиксируя вправленный сустав и останавливая сочащуюся кровь.
   -Теперь давай посмотрим на твою шею. - Осведомил он всех присутствующих и занялся осмотром и обработкой этого пореза. Его руки быстро промыли небольшую рану. После чего шею, так же как и плечо до этого, окутало приятное тепло. - Всего лишь царапина. Но очень не приятная. Теперь заживет быстро. Уже завтра утром и следа не останется. Но впредь, надо быть аккуратнее.
   -Спасибо. - Произнесла Лирэя. После его лечения, боль утихла и стало очень хорошо, все тревоги, волнения как рукой сняло.
   -Для столь умелого лекаря, вы принц очень юны. - Произнесла ведьма. Она внимательно следила за каждым движением юноши.
   -Не так уж я и юн. - Вилтрэн зачем то принялся отмывать руки, хотя они выглядели чистыми. - Практикую много. Не упускаю случаев излечить раненных. - Он стряхнул кисти рук и широким шагом направился к выходу.
   -Трэн! - Вскочив с лавки Лирэя догнала хранителя и схватив за руку остановила. - Трэн, следующий раз лечить будет нечего! Они хотят убить меня.
   -Они некроманты! Ты не умрешь. - Он извернулся, высвободив руку и ухватив ее за запястье зажал ее ладони в своих, мешая дать себе оплеуху.
   -Мой поднятый ими труп, будет мучать тебя всю твою долгую жизнь! - Разъяренно пригрозила ему Лирэя.
   Вилтрэн улыбнулся в ответ, а затем выпустив ослабшие девичью ладони, скрылся за шкурой загораживающей проход.
   -Иди за мной! - Властный голос ведьмы вывел рыжую из прострации, в которую она впала, после встречи с уже похороненным хранителем.
   -С чего я должна это делать? - Гневно вопросила рыжая и тут же ощутила магическую удавку на шее, плотно окольцевавшую ее. Дыхание тут же сперло.
   -С того, что у тебя нет выбора. - От ведьмы потянуло такой тьмой, что у рыжей волосы на коже, словно от морока, дыбом встали. Лирэя согласно кивнула и покорно зашагала за ней.
   Все оказалось до слез обыденно. Вот если бы ведьма сразу сказала, что поведет ее есть, то и силами бы меряться не пришлось. Ведь есть Лирэя хотела очень сильно. Есть и пить и уже все равно где и с кем.
   Мясная похлебка с неизвестными на вид кореньями ничуть не смутили девушку. А вот вино пить совершенно не хотелось. Однако в других напитка и даже в обычной воде, ведьма ей отказала.
   Наевшись и изрядно захмелев, Лирэя наконец скользнула взглядом по невзрачным лицам людей, что заполняли помещение, с накрытым едой столом. И все же она была не полной дурой и смогла отметить, что их экипировка, возраст и внешние данные натренированных тел и разящей тьмы свидетельствовало о том, что это были сильные маги, но темные. И в душе закралось чувство, что были они все тут собраны неспроста.
   Внезапно шум и разговоры между темными стихли и все обратили свои взгляды на невысокого, широкоплечего мужчину, облаченного в потрепанный кожаный доспех. Его лицо покрывали странные шрамы, но страшнее всего были его абсолютно черные глаза.
   -Время пришло. - Глухой, не живой голос невысокого некроманта заполнил собой все помещение и заставил сердце у Лирэя пропустить удар. Ощущение чего-то совсем гадкого зародилось в груди и с чувством дурноты подкралось к горлу. - Следопыты открыли проход. К нему вас приведет дверь за моей спиной.
   Услышав его последние слова, Лирэя невольно посмотрела в указанном им направление и увидела лишь грязную на вид шкуру. Однако мужика никто не поправил в неверности сказанного и в столь грубом преувеличение функций шкуры.
   -У каждого своя дорога! Идите и пусть Хаус поможет вам. - Некромант отошел в сторону, освобождая темным магам проход. Те же начали подходить к "плешивой" шкуре и их фигуры словно таяли во мраке, что скрывался за ней.
   Некроманты быстро исчезали за шкурой и в какой-то момент в помещение осталась лишь Лирэя да коротышка.
   -А ты чего стоишь? - Грубо обратился к ней мужик и в ответ был награжден гневным и испепеляющим взглядом рыжей. - Иди. Ты их главный трофей.
   -А ты главный труп. - В ответ прорычала рыжая и ощутив знакомое сдавливание на шее, пошатываясь направилась к зловещему проходу. Уже приблизившись к нему, Лирэя хищно извернулась и от всей души врезала мужику в нос. Лишь ощутив под кулаком хруст, она ощутила прилив сил, но тут ее в живот словно ударило поленом и она буквально влетела задом в проход. Кромешный мрак окутал ее, заглушая собой все звуки и стирая серые краски Туманной горы.

Глава 17. "Ловушка".

  
   -Я нашел! - Возбужденно воскликнул Пиллат и его неожиданный крик заставил вздрогнуть только, что вернувшегося Вилтрэна.
   -Что нашел? - Лекарь подошел высокому "окну" и посмотрел в густой туман, заполнявший все на улице. Он о чем-то размышлял и кажется мало что видел вокруг.
   -Огненную сферу. Что же еще? Теперь мы знаем, где рыжая и где сфера. А значит, можем переходить к следующей фазе и валить от сюда. - Радость от находки немного поутихла и он подозрительно посмотрел на вернувшегося юношу.
   -Как Лирэя? - Спросил Нашатар. Он сидел на каменном полу и мастерил маленькие фигурки из глины, что добыла ночью Эснория вместе с Пушком. Поначалу у него выходили бесполые человечки, в локоть величиной, но затем он увлекся и теперь на полу стояли грудастые девушки с раскосыми глазами и длинными, вытянутыми ушами. У последней, которую он вертел в руках придирчиво осматривая, он пристроил хвост и теперь прорабатывал формы тела, нежно смачивая гладкую глину проточной водой.
   -Жива. Я подлечил ее раны. - Задумчиво отозвался Вилтрэн.
   -Это ведь хорошо! - Постарался разрядить обстановку Иртгаш. Юнец тоже был занят, он составлял карты Туманной горы. В этом ему помогала Эснория, которая ночью успела облазить большую часть города темных.
   -Что-то не так? - Спросил Пиллат.
   -Да. - Этот простой ответ был произнесен голосом сумевшим заставившим сосредоточиться и напрячься даже беззаботно играющую с Пушком Эснорию. Правда совсем ненадолго. Посмотрев на хозяина, она шлепнула по мокрому носу Ветрохвоста, после чего обернулась к Иртгашу.
   -Здесь не так. - Произнесла она и ткнула в его магическую карту пальцем. - Здесь проход уже. Примерно такой ширины как на корабле были коридоры.
   -Что ты узнал? - Настойчиво спросил Пиллат, но ответ получить не успел, в отведенное им помещение по-свойски вошла Кинга с большой корзиной, набитой едой.
   -Это вам. - Она небрежно опустила корзину на грязный пол и злорадно улыбаясь, посмотрела на Вилтрэна. - Ты принц, приглашен к столу Повелителя. Один. - Усмехнувшись добавила она, обращаясь к уже подорвавшейся с места Эснории.
   Затем белобрысая словно принюхалась и фыркнув посмотрела на глиняные творения Нашатара и его самого, всего перепачканного в ней.
   -Это что такое? - Кинга приблизилась к нему, пытаясь рассмотреть его творение, но наткнувшись на обнаженную фигурку девушки с хвостом отвернулась. - Только грязь тут развел.
   -Это искусство! - Рыкнул в ответ Нашатар и демонстративно стряхнул остатки глины на пол, что бы приступить к дегустации принесенной еды.
   -Постой! - Окрикнул верзилу Вилтрэн и быстро пересек помещение, от самого окна до корзины у входа. Оказавшись у еды, юноша произвел пару пассов правой рукой, одновременно что-то тихо прошептав себе под нос. - А вот теперь это можно есть. - Разрешил он, ничего не объясняя.
   -Кушать! Кушать! - Радостно вскрикнула Эснория и тут же вместе с Пушком оказалась у корзины.
   -Далеко идти к твоему Повелителю? - Отвернувшись от принесенных яств, Вилтрэн обратился к Кинге, хмуро смотрящей на него.
   -Да. Полетим на Юрмуалле. На моей птице. - С милой улыбкой рассказала она. По ее лицу можно было предположить, что она задумала несчастный случай с падением принца и сопутствующим переломом его шеи.
   -Спасибо, Кинга. Но я поеду на Пушке. - Осадил он ее пыл.
   -Твой кот, разве он умеет летать? - Не желая отступать от своего плана, наверное мести, спросила Кинга, уже уводя лекаря от его спутников и защитников.
   -Посмотрим, что он умеет. - Беззаботно ответил Вилтрэн и заметил, как лицо белобрысой искривилось, словно от кислоты.
   Они вместе вышли в широкий коридор и Вилтрэн увидел оговоренную Юрмуаллу. Ей оказалась огромная, черная скопа, с острыми словно кинжалы перьями. Она выглядела сильной и смертоносной, и как он слышал была специально выведена темными магами.
   Пушок, шедший за своим хозяином, посмотрел на эту птицу и шерсть на его загривке встала дыбом. Глаза заблестели, а длинные клыки обнажились, в предупреждающем рыке.
   -Усмири свою кису. Моя птичка ей не по зубам. - Кинга ловко взобралась на спину своей птицы. Скопа встрепенулась, ощутив хозяйку, затем расправила крылья, готовясь к полету и замерла, ожидая приказа.
   Не обратив внимания на высказывания белобрысой, Вилтрэн взобрался на пушистую спину Ветрохвоста и заметив как девчонка взлетает, на своем крылатом монстре, последовал за ней.
   Взлетев, Кинга направила Юрмуаллу вверх, где через высокое и широкое окно вылетела наружу, утонув в густом тумане. Однако Вилтрэну туман не мешал, что бы видеть куда летит белобрысая. Она по спирали набирала высоту, Пушок следовал за ней прыжками взбираясь по выступам в скале, а когда она устремилась в широкий пещерный туннель, то следовать оказалось еще проще - по гладкой поверхности пола, он просто перебирал своими лапами, ловко маневрируя по извилистым коридорам.
   Затем они вновь вынырнули наружу, после чего взяв немного вниз, влетели в очередную пещерную сеть, которая завершилась у ничем не примечательного коридора, уходящего куда-то вверх.
   -Дальше пешком. - Произнесла Кинга и спрыгнув на пол, отпустила свою птицу. Словно потеряв интерес к юноше, она пошла вперед, не оборачиваясь и не проверяя, следует ли он за ней.
   Воздух тут был свежим и морозным. Дышать стало легко и даже приятно. Впереди показался яркий свет. После пребывания в темных коридорах, этот свет казался белоснежным и нестерпимо ярким. Он стремительно приближался и уже через несколько шагов Вилтрэн покинул темный коридор и оказался в месте, которое никак не ожидал здесь увидеть.
   Под ногами раскинулась зеленая трава, неподалеку от входа росли невысокие, но пушистые деревья, а впереди сияла безмятежная лазурная водная гладь. Сверху, словно хрусталь висел далекий прозрачный потолок, имитирующий ледяную шапку.
   "Снаружи, скорее всего он выглядит как ледяная шапка горы". - Подумал Вилтрэн.
   -Странное место. В темных землях... Светлый оазис? - Юноша помолчал, осматривая открывшуюся взгляду местность и тут заметил, у воды темную фигуру. Он мог поклясться, что ее только что не было, а затем она появилась.
   -Наш Повелитель велик. - Между тем произнесла Кинга. - Он щедр, умен и бесконечно силен.
   -И в отличие от всех вас он светлый маг! - Произнес Вилтрэн, словно припечатав истину, что ранее не мог увидеть.
   -Иди дальше сам. - Она сделала вид словно не услышала сказанного юношей. Немного постояв белобрысая развернулась и пошла в обратном направлении.
   -Как? - Достигнув искрящегося озера, Вилтрэн все еще не мог найти ответа на кричащие в голове вопросы. И поэтому решил задать их Ториану, что терпеливо ожидал его у воды. - Ты возвел город вокруг источника? Источника светлой магии?
   -Нет, младший принц. Я не возводил город. Пещерам Туманной горы ни одна сотня тысяч лет. - Голос Ториана был тихим, шипящим, безжизненным, без эмоциональным, но с сильным ментальным окрасом.
   -Светлый источник. Светлый маг... И все это среди темных почитателей смерти? Убийц? - Наивно спрашивал Вилтрэн.
   -Жнецов что чистят мир. Хаус крепнет. И он требует себе жертв. Его еще никто не подчинил. Не сформировал. Его мощь растет и если никто не будет пить из этого нового "колодца", то он затопит собой все. Подобно нарыву, что созрев лопается. - Пояснил правитель Болот свое видение проблемы.
   -Красивое оправдание. Но с чего великий и ужасный правитель Болот, рассказывает это мне? Зачем отчитывается перед мальчишкой из Кейтага? - Изумился Вилтрэн, все больше и больше увязая в возникающих вопросах и поражаясь получаемым ответам, забывая об опасности, что грозила со всех сторон.
   -Отсутствие страха люди называют безумием. В тебе его нет, но ты точно не безумен. Лишь поэтому ты сейчас мой гость. - Как и многие до него, заметил эту необычную черту характера юноши Ториан. - И лишь поэтому я огражу тебя от выпущенного здесь этой ночью Хауса, в долине у светлого источника. Будь как дома, Серебряный Вилтрэн.
   Юноша удивленно моргнул глазами, но его собеседник растаял, прозрачной дымкой расстелившись над зеленой травой.
   Осознав, что попал в очередную ловушку, Вилтрэн кинулся к выходу, что темнел в конце поляны, но с его нынешним запасом магических сил, ему было никак туда не поспеть. Выход исчез. На его месте осталась лишь гладкая стена. Капкан захлопнулся, запечатав в себе наивного хранителя, возомнившего себя самым умным и хитрым.
   Его спутники остались беззащитны. Да, он очистил еду от сонных чар, но Ториан теперь может сделать с ними все, что пожелает. Самим им не оживить глиняные куклы Нашатара, не украсть сферу, не спасти заносчивую рыжую принцессу, чья жизнь висела на волоске.
   Его план провалился. Его противник заточил его не в темницу, как самого обычного человека. Он откуда-то знал, что Трэн хранитель и заманил его в особое место. И чем больше Вилтрэн осматривался вокруг, тем сильнее становилось чувство, что это место было создано специально для его заточения, задолго до его появления здесь.
   Источник магической силы, что покоился в озере, не напитает хранителя силой, что бы тот смог сбежать от сюда. Скорее поддержит в нем жизнь, до тех пор пока это нужно его хозяину.
   Вилтрэн позабыл предупреждения Дэртрама, данные еще в Залесье. Еще тогда архимаг следопытов предупредил его, что Локар Камирэй не обязан хранить тайну хранителя. Да, что говорить, донести столь важную информацию мог и Тинэй. Тайна сущности Трэна уже давно не тайна. Ее знает слишком много людей. Наивно было рассчитывать, что Повелитель некромантов, могущественный и сильный маг не знал, кого впускает в свой дом. Видимо именно это знание и стало причиной, столь легкого согласия Ториана на посещение его города светлыми учениками.
   Приблизившись вплотную к месту, где раньше был проход, Вилтрэн атаковал прочный на вид камень своим холодом. Температура воздуха вокруг упала, трава под ногами стала словно стеклянной, а вот каменная стена осталась без каких либо изменений. Перед хранителем возвышался очень сильный магический барьер и он был умело наложен на естественную скальную породу и ледник. Как мог человек из проклятых земель создать столь искусное заклинание?
   Задаваясь все новыми и новыми вопросами, он снова атаковал барьер, но его заклинание буквально стекло со стены и ушло в землю, в воздух, но ни капли не зацепилась за преграду.
   Истратив весь резерв сил, Вилтрэн отвернулся от неподдающейся ему стены, что бы еще раз осмотреться и увидел перед собой Ветрохвоста, беззаботно развалившегося в траве.
   -Ты откуда здесь взялся? - Удивился Вилтрэн, а затем вспомнил, что элементаль все это время следовал за ним. Однако выдерживая не большую дистанцию. - Хорошо, что ты здесь. Давай осмотримся вместе.
   Даже на элементале ветра у Вилтрэна заняло много времени, чтобы осмотреть всю выделенную ему под темницу поляну.
   Поиски результатов не дали, выхода от сюда не было. Осталось лишь одно не исследованное место. Само озеро, из центра которого струился слабенький поток магической силы.
   Лезть в неизвестный источник силы с поврежденными эфирными каналами было опасно, но еще опаснее было оставаться здесь.
   Оставив затею с разрушением ледяного купола, Вилтрэн направил Пушка к центру озера, где вместе с ним ушел под воду.
   Вода в озере оказалась кристально чистая, свежая и безумно вкусная. Сам же водоем был непомерно глубоким.
   Несколько минут Вилтрэн погружался все глубже и глубже в водоем, но вокруг него ничего не изменялось. Так и не достигнув и половины его глубины, юноша поплыл обратно, к уже ставшей далекой поверхности. Его дорогой и единственный Ветрохвост не обладал нужными качествами, что бы хорошо чувствовать себя под водой. Рисковать элементалем, хранитель не решился.
   Всплыв, Вилтрэн оставил Пушка на берегу, после чего вновь нырнул в глубины озера. Человеческое тело противилось этому погружению, но послабление печатей скрывающих его сущность стерли связанный с этим дискомфорт. Здесь и сейчас скрывать силы хранителя было ни к чему. Правда, толку от них было мало. Что может не восполнивший силы дракон с изувеченными магическими каналами? Мало что. Даже выжить ему было трудно. Вот только пока он тут теряет время, его спутники возможно теряют жизни.
   Концентрация магии вокруг усиливалась по мере продвижения вглубь. Свет Янтрэи мерк, становилось прохладно. Вилтрэн спешил, но погружаясь все ниже в озерную неизвестность, он уже и представить не мог как глубоко занырнул. Любой бы другой на его месте человек, давно бы озадачился вопросом, как такой глубокий водоем поместился в Туманной горе. У Вилтрэна такой вопрос не возникал. Он уже понял, что это место не в мире людей и плыть до источника магии он мог бесконечно. Бесконечно, если не восполнит магию. Но, немного подпитать свои силы он мог. Вода вокруг уже напоминала сильно разбавленную манну. Она ласкала кожу хранителя, заставляя ее сиять серебром.
   Впитывая крупицы магии (для людей такого количества хватило бы с лихвой) Вилтрэн постепенно ускорял свое тело, начиная сиять все сильнее и вскоре он смог заметить впереди слабое золотистое свечение, которое теперь быстро усиливалось, разгоняя полумрак этого подводного мира, без каких-либо обитателей.
   Источник магической силы был уже совсем близко. Он был слабым и вернуть силы в полном объеме не смог бы. Но все же...

***

   Прошло немного времени, как Трэн ушел вместе с Кингой, его спутники только и успели съесть еду из принесенной корзины, как белобрысая вновь возникла перед ними.
   -Ты что, караулила? Дожидалась когда мы доедим? - Грубо съязвил Пиллат, голосом намекая, что ей тут совершенно нечего делать.
   -Нет. Твоему принцу нужны твои сферы. - Словно без какой либо заинтересованности, произнесла девчонка, обращаясь к огненному.
   -Он только, что был здесь и сферы ему были не нужны. - Усомнился Пиллат.
   -Я лишь передаю его пожелание. И учти ни времени, ни желания, тебя уговаривать, у меня нет. - Фыркнула белобрысая.
   -Сходи с ней. - Посоветовал Нашатар. - Сам же видел, какая тут темень...
   -Похоже на ловушку. - Пиллат пристально посмотрел на Кингу.
   -Твой принц чересчур мягок, ведь его подданные даже не слушают его приказов.
   -Мы не подданные. - Осек ее огненный. Он осмотрел своих спутников и увидев на их лицах согласие и уверенность, после чего добавил. - Бездна с тобой. Веди к нему. - Это согласие он дал через силу, чувствуя, что это очень не хорошая идея. Их точно разбивали, что бы сделать слабее. Хотя...Они ведь в городе темных и последних было здесь точно больше.
   Он вышел из помещения за девушкой, в сопровождение двух огненных сфер подсвечивающих пол.
   Кинга резко обернулась и указав на сферы произнесла:
   -Убери их. Юрмуалла не любит пламя.
   -Мне то что с этого, что она не любит? - Пиллат посмотрел на птицу, которая не любит огонь и понял, что он не любит таких вот птиц.
   -Что бы попасть к принцу, придется лететь. А она не позволит тебе сесть на спину с огнем. - Пояснила Кинга и грациозно взобралась на свою Юрмуаллу.
   -Бездна с тобой! - Повторился Пиллат уступая. Он прекрасно помнил, что его огонь и призывать не надо, он сам появится, как только будет нужен. Развеяв сферы, он сел позади Кинги и обхватив ее за талию, почувствовал как гранитный пол стремительно уходит. Птица взмахнула крыльями, набирая высоту и ее тело при этом скверно шевелилось. Огненный не желал думать о том, сколько ему придется лететь вниз, если..., если его решат сбросить или он сам свалится с этой птицы, что было совершенно не трудно сделать.
   -Ты сломаешь мне кости! - Между тем возмутилась белобрысая. - Держи свой страх...
   Желание свернуть мерзавке шею, буквально материализовывалось в воздухе, но Пиллат подавил его. Как бы он не желал сейчас ей смерти, падать вниз ему не хотелось. Да и к тому же...
   К тому же от девчонки исходил какой-то приятный, сладкий запах и совершенно не заметно для себя огненный стал думать совершенно о других вещах. Боязнь свалится с птицы померкла, а затем совсем исчезла где-то в глубине его сознания. Желание придушить Кингу, тоже поутихло и когда Юрмуалла приземлилась на каменный пол в... в непонятно "где", Пиллата меньше всего интересовало "где" он находится, "кто" его окружает и "что" замышляет белобрысая.
   В огненном зародилось горькое желание обладать этой темной здесь и сейчас. Это чувство было сравнимо с пламенем, что разгораясь охватывало все и сдерживать его мало кто мог.
   Сопротивляться этому желанию он не мог, да и не хотел. По этому ощутив под лапами пернатой твердую поверхность, стащил Кингу, не успевшую что-либо сделать. В сравнении с ним она была мелкая и хрупкая, да и легкая, словно пушинка.
   Девчонка что-то сказала, но до пылающего желанием мозга огненного смысл сказанного не дошел. Он с силой впился в ее губы, заставляя умолкнуть и окончательно потерял рассудок...
   Однако уже через пару секунд Пиллата привел в чувство инстинкт самосохранения, который кричал о сдавленных болью ушах, немеющих конечностях и нестерпимой горечи во рту. Онемение и боль стали волнами растекаться по телу и в этот момент белобрысая без каких либо усилий скинула с себя огненного.
   -Расслабься. - Прошептала она, оправляя мятую, а местами и рваную одежду. - Это яд. А это... - В ее руках блеснуло лезвие длинного кинжала. - Это на тот случай, если у тебя, как и у меня, иммунитет к ядам. - Хищно улыбаясь, она вонзила оружие в его грудь, без ошибочно поразив сердце. - Прощай, огненный Феникс.
   Угасающим сознанием Пиллат услышал чьи-то шаги, тихие и невесомые.
   -Кирнат, ты справился с оставшимися? - Девчонка встала с колен и выжидающе посмотрела на брата.
   -Да. Труп громилы уже гниет на нижних этажах. А детей, я связал и ... пусть они послужат для тренировок. - Его голос звучал не уверенно, ведь он не сделал то, что от него требовали. Он пожалел юного следопыта и веселую девочку с двумя хвостиками.
   -Их надо убить! Что не понятного в этом простом приказе? - Гневно закричала сестра, с разочарованием смотря на брата.
   -Но зачем? Они ведь совершенно безобидны...
   -Иди и заверши свою работу! - Непреклонно приказала она и увидела, как брат не решительно зашагал обратно.

Глава 18. "Девочка - монстр".

  
   На улице все так же плотной завесой стоял туман. Он усиливал быстро сгущающийся сумрак. Янтрэя ушла за вершину Туманной горы. Там на вершине горы, до кромешной темноты было еще много времени, но здесь в низине, царил сумрак.
   Связанный по рукам и ногам Иртгаш видел клубы белого тумана проплывающие рядом с оконным проемом, у которого он лежал. Поодаль от окна он видел недвижимое тело Нашатара. В груди громилы торчали три длинные иглы, а на каменном, грязном полу растекалась большая черная лужа крови.
   Вид павшего друга (Иртгаш записал к себе в друзья всех кто был с ним в отряде), заставляло сжиматься сердце от боли, а тело трясти от бессилия.
   Отведя взгляд от тела Нашатара, Иртгаш попытался немного развернуться. Это удалось сделать с большим трудом. Веревки туго сковывали его руки за спиной и стягивали ноги, заставляя чувствовать себя дичью приготовленной к жарке на вертеле. Шевелиться было тяжело и даже больно, но эта боль была мелочью в сравнении с тем, что ожидало впереди его и Эснорию, связанную где-то рядом, пока вне поля его зрения.
   Еще немного развернувшись, подражая гусенице, юный следопыт нашел взглядом девочку. Связанная как и он, она как-то умудрилась лечь на спину и со стороны казалось будто она просто прилегла отдохнуть.
   -Ты цела? - Спросил Иртгаш первое, что пришло ему в голову, глядя на ее слишком отстраненный взгляд.
   -Да. - С нечеловеческим спокойствием отозвалась девчонка, на лице которой были обворожительные ямочки и пухлые щечки.
   В момент когда на них напал Кирнат, Эснория не проявила никакого сопротивления. Да что уж говорить, сам Иртгаш оцепенел от ужаса, когда увидел как за мертво падает громила и смертоносные иглы Кирната направляются в его сторону. В тот момент юнец ничего не смог сделать. Страх и ужас буквально сковали его, а разум словно окутала пелена тумана, что спала лишь сейчас.
   Иртгаш плохо помнил, что точно произошло. В голове мелькали какие-то обрывки воспоминаний. "Взяв себя в руки", он унял постыдную дрожь, отогнал страх и смог осознать возможные варианты завершения в будущем их плена. Картина вышла та еще и пока рядом никого не было, следовало действовать.
   -Нам надо что-то делать. - Тихо зашептал Иртгаш, выбрасывая из головы мысли об очередном странном и не естественном поведении, для столь юной девочки.
   -Связи с хозяином нет. Я выполняю лишь его приказы. - Равнодушно ответила ему Эснория.
   Тем временем в коридоре, примыкающим к помещению в котором они находились, послышались быстрые и уверенные шаги.
   -Твоего хозяина похитили и возможно сейчас нашпиговывают дротиками как Нишатара. Ты как хорошая служанка, должна спасти своего хозяина. Если бы он мог тебе дать приказ, то это было бы спасение его и его отряда. - Попытался аргументировать Иртгаш необходимость выбраться из плена эту странную служанку, что прислуживала не менее странному принцу.
   -Если хозяину не угрожает опасность, а я не подчинюсь его приказу "Быть здесь", то будет плохо. - Спокойно ответила девочка.
   Между тем шаги в коридоре усилились и в помещение вошел Кирнат. В руках он сжимал несколько спиц, пропитанных ядом и было совсем не трудно догадаться, кому они предназначались.
   -Если мы умрем, - за последнюю ниточку решил уцепится юный следопыт, - то твой хозяин точно будет зол.
   -Вы умрете. Хозяину сейчас не нужны пленные светлые. - Подтвердил слова Иртгаша белобрысый и его правая рука пошла вверх, совершая замах для броска смертоносных спиц. Первой своей мишенью он выбрал юного следопыта, оставив милую девчонку напоследок.
   Сейчас они оба находились перед ним, связанные и беззащитные и ничто не могло помешать ему. Именно поэтому он не спешил и именно поэтому без опасения выдал свое присутствие.
   Кирнат совершил легкий взмах руки и с тихим свистом рассекая воздух, три спицы устремились к юнцу. Иртгаш смотрел на них, уже практически ощущая их жала в шее, груди и плече. Именно в этих местах заканчивалась траектория их полета. Но тут произошло нечто.
   Эснория все же приняла правильный выбор и решила не быть скотом на скотобойне. Одним легким движением она разорвала прочные веревки, словно те были всего лишь нити и тут же оказалась на траектории полета спиц. Две из трех мгновенно упали, звонко прогремев на каменном полу, а третья, побывав в ее ладошке, взяла обратный курс и прочно засела в горле Кирната. Белобрысый успел лишь заметить непонятное ему движение, после чего, ощутил пронзившую его сталь.
   Как связанная девочка смогла освободиться, молниеносно преодолеть шагов десять, отбить атаку, да еще и суметь нанести удар?! Кирнат не понял. Все что он успел предпринять это атаковать девчонку оставшимися спицами в другой руке. Но тихо просвистев в воздухе, они даже не поцарапали цели.
   Мутная пелена заволокла глаза Кирната и выпуская изо-рта пену, он шатаясь опал на пол, пачкая его своей густой кровью.
   -Как ты это сделала? - Изумленно и немного напугано спросил Иртгаш. Его мозг отказывался верить в то, что видели глаза. Но между тем, Кирнат лежал поверженный маленькой улыбчивой девочкой. Девочкой, которая совершенно безразлично смотрела, как убитый ею темный маг умирает, захлебываясь своей же кровью.
   -Я воткнула ему спицу в сонную артерию, пробила гортань и он умирает из-за потери крови и яда, а также нарушении функционирования всего организма. - Произнесла она нечто совершенно не понятное, а затем своими руками с легкостью разорвала веревки удерживающие юношу.
   Сглотнув какую-то горечь, кажется это была рвущаяся наружу еда, Иртгаш оторвал взгляд от трупа Кирната и тут же наткнулся на Нашатара, что недвижимо лежал в окружении своих глиняных кукол.
   -Я беру вещи, - заикаясь, вновь заговорил юный следопыт, - а ты разбираешься со стражей. У тебя это точно получится. - Тише добавил он, а затем озвучил еще один пункт плана. - Я попытаюсь отыскать след огненного и лекаря.
   -Идем. - Скомандовала Эснория и не дав возможности юнцу, что-либо взять из сумок выскользнула в дверной проем.
   -Подожди-и-и-о. - Иртгаш побежал следом, успев схватить лишь небольшой нож для резки мяса, что ранее был принесен Кингой и лежал в корзине.
   Покинув комнату последним, Иртгаш увидел, как с глухим ударом о каменную стену опадают два тела местных стражей, очень крепких на вид.
   Но, осматриваться юнцу помешал новый звук. Совсем рядом с ним послышался хруст, словно...словно...
   Оторвавшись от созерцания двух стражей, Иртгаш увидел в паре шагов справа от себя тело мужчины. У него были неестественно вывернутые руки, ноги и голова. Его глаза словно остекленели, а на лице застыла гримаса гнева. На полу валялись не пригодившиеся людям клинки, в воздухе витали не сформировавшиеся заклинания. Все произошло так быстро, что натренированные темные маги не смогли отреагировать на напавшую на них девочку должным образом.
   Пытаясь понять происходящее Иртгаш заметил, что не теряя времени Эснория начала продвижение дальше, не понятно чем руководствуясь при выборе направления.
   Сжав свой маленький ножик, словно это был артефакт, Иртгаш решил оставить анализ и удивление на потом, а сейчас просто не отставать от служанки Кейтагского принца.
   Убийство людей юный следопыт видел впервые и это зрелище было непосильно для его психики, ведь он прожил всю свою жизнь под теплым крылом родителей в тихом и мирном Залесье. Он бежал за темноволосой девочкой лишь потому, что толь рядом с ней он мог сохранить свою жизнь, а иначе он бы забился куда-нибудь подальше в темный угол и наплевал бы на честь и достоинства мага и мужчины в целом. Его возраст все-таки позволял делать некоторые поблажки.
   Догнать Эснорию он никак не мог, она по-прежнему бежала впереди. Быстрая и верткая девочка свернула в показавшийся впереди пещерный проем и отстающий от нее Иртгаш, услышал разлетающиеся от туда женские крики, смешанные с каким-то мерзким булькающим звуком. Это длилось не долго, буквально несколько секунд, после чего сменилось не менее страшной тишиной.
   Запах серы и крови ударил в нос юноши. Не сумев остановиться, он вбежал в коридорный пролет, где ранее скрылась Эснория и, поскользнувшись на чем-то скользком, упал рядом с обезображенным женским телом. Грудь незнакомки была пробита насквозь и из широкой черной дыры нескончаемым потоком вытекала кровь.
   Где-то гремели шаги, разносящиеся эхом по коридору. Кто-то сюда бежал. Неподалеку слышались взмахи крыльев.
   -Нас заметили! Нас окружают! - Ватными губами сообщил свои умозаключения Иртгаш. С усилием он оторвал взгляд от черной дыры, зияющей вместо сердца женщины и нашел Эснорию. Она стояла неподалеку. Ее правая рука была почти по локоть в крови. Она зажимала ею свое горло, с которого на плечи и грудь сползала какая-то чернота.
   -Как так..., она что задела тебя? - Прохрипел Иртгаш, ощущая как ужас сковывает все его сознание и тело.
   Встав с пола и проскользив в липкой и еще горячей крови, юнец приблизился к девочке и заметил, как чернота медленно исчезает, словно растворяясь в ней. При этом волосы Эснории засветились темно-синим светом, а кожа словно засеребрилась.
   В этот момент сзади, с широкой каменной лестнице, что виднелась впереди и из оконных проемов в обоих беглецов полетели смертоносные заклинания. Темные магические нити, сферы и нечто похожее на туман, - все это очень быстро приближалось к людям. Но, в минуту смертельной опасности время всегда словно замирает и Иртгаш смог увидеть приближение каждого из ужасных заклятий. Он не успевал сказать Эснории, которая стояла рядом с ним с плотно закрытыми глазами, не успевал предупреждающе вскрикнуть, не успевал даже вдохнуть воздух, ведь смерть уже почти поглотила их обоих.
   Среди царящего вокруг шума, грохота и скрежета Иртгаш отчетливо услышал тихий шелест непонятного ему языка. Не человеческого. Страшного. Заставляющего кровь леденеть в жилах и даже летящие заклинания не поднимали в душе такой ужас как этот голос и слова на не ведомом наречье.
   Тьма окутала все перед юнцом, он перестал видеть и кажется ощущать. Но не слышать. Страшный шелест окутывал все вокруг него. Эти звуки произносила Эснория, он точно узнал ее голос.
   Внезапно серебристо-красные нити пронзили тьму и словно начали впитывать ее в себя. Не прошло и пары ударов сердца, как весь мрак рассеялся, оставив лишь мягкое покалывание на коже.
   Шум, читающих некромантами заклинаний, огласил своды пещерного коридора, к ним присоединился скрежет когтей птиц, что ринулись атаковать противников. Из-за спины Иртгаша на них выпрыгнула Эснория. Вся тряпичная одежда, что раньше покрывала ее тело, куда-то исчезла. На ней остались лишь кожаные шорты, топ, да сапожки. Кожа ее сияла темным серебром, на ней словно жилы виднелись вены, образовывающие древние символы, которые то вспыхивали, то исчезали, поглощая магию некромантов.
   За долю секунды преодолев огромное расстояние, разделяющее ее и птиц, Эснория словно оседлала одну из них и игнорируя острейшие перья, с легкостью свернула ей шею, на вид очень толстую и словно бронированную перьями. Умертвив огромного падальщика, девочка обернулась в сторону второй и Иртгаш встретился с ее кроваво-красными глазами, что буквально жаждали уничтожить всех и все вокруг.
   Теперь юный следопыт перестал существовать для некромантов. Все их внимание устремилось на Эснорию, как и их атаки. Тьма и смерть заполнили воздух вокруг. Плотная пелена проклятий смерти окружили хрупкую, маленькую девочку, которая одним ударом своей правой руки, сломала второй птице клюв и вмяла череп. Она отпихнула ногой неподъемную тушу, с такой силой, что та отлетела в другой конец помещения, попутно смяв собой появившуюся ведьму. Перья птицы, что разлетелись в разные стороны, буквально пригвоздили ее искалеченное тело к полу.
   В тоже время магические атаки некромантов врезались в девчонку. Силы их заклинаний должно было хватить чтобы раз десять убить ее, но их магия словно втянулась в нее и Эснория пошла в нападение.
   Голыми руками девчонка ломала кости закаленных в боях стражей, рвала мягкие ткани их тел и напрочь игнорировала атаки, как магические так закаленной стали.
   Прошло несколько секунд, а каменный пол щедро пропитался кровью всех некромантов посмевших встать на пути маленькой, с двумя хвостиками девочки. При этом она не использовала каких-то особых боевых приемов. Знаток бы сказал, что она их и не знает-то толком. Но это ей не мешало. Она просто била. Била с силой способной превратить камень в пыль. Нечеловеческая сила и скорость, а так же абсолютная устойчивость к магическим атакам сделали из девочки самого страшного и опасного монстра, о котором Иртгаш никогда не слышал и едва ли когда-либо услышит.
   Вырвав руку из груди широкоплечего мужчины, который еще пытался поднять свой меч, Эснория обернулась к юному следопыту и он с ужасом заметил на ее лице абсолютное равнодушие к содеянному. Ее глаза все еще пылали красным, а по коже будто растекалось жидкое серебро, но сама она была совершенно спокойна и равнодушна. Азарт драки утихал в ней.
   -Надо ускорится. - Голосом, лишенным интонации произнесла она. - Сюда спешат десятки людей. Они могут нас задержать, надолго.
   -Угу. - Кое-как выдавил Иртгаш и ощутил как девочка с силой ухватила его за запястье и потянула вверх, через оконный проем. Ее хватка оказалась столь жесткой и крепкой, что он точно понял: она скорее вырвет ему руку, чем отпустит.
   В стремительно приближающемся оконном проеме Иртгаш заметил, что на улице уже совсем стемнело. Белоснежный туман тускло мерцал, очень слабо освещая пещерные ходы и это давало, слабую возможность различать предметы вокруг.
   Оказавшись с наружи, Эснория устремилась вверх, совершая мощные, высокие и долгие прыжки. Для этого она отталкивалась от выступов, выдолбленных там для птиц и таким не естественным для человека образом, совершала чрезвычайно быстрый подъем. Никто из преследующих их чернокнижников даже не могли успеть проследить ее движения.
   Утягиваемый вверх Иртгаш ощущал как выходит из сустава его рука, как его укачивает и что он совершенно потерял ориентир, в этом окутывающим все тумане. Подъем проходил так стремительно, что юнец был не в силах вдохнуть воздух. Ему казалось, что его тело растягивается. Земля, находящаяся где-то внизу, тянула его к себе, а девчонка утягивала вверх. Хорошо, что подъем закончился быстро и оказавшись на каменном полу, Иртгаш был готов целовать его, попутно жадно вдыхая воздух.
   -Поспешим. Запах хозяина исчезает. - Произнесла Эснория. Ее дыхание даже не сбилось, а вот серебристо-голубое сияние немного померкло.
   Снаружи послышались взмахи крыльев и уже через мгновение в широкий пещерный зал полетели десятки железных и острых перьев, болотных скоп.
   -Ты. Про-о-о-о-ва! - Еле как Иртгаш увернулся от первых перьев. Для этого он покатился по грязному полу и вконец выбил правую руку из плеча. Именно ту, что до этого беспощадно вытягивала Эснория. Но как не странно нож он все еще сжимал в ладони и это, как и раньше придавало ему уверенности, что он не безоружный и не такой уж беспомощный. Хотя на самом деле юноша не был обучен боевым приемам ни обороны, ни тем более атаки. В свои не полные шестнадцать лет, он успел научиться хорошо читать следы, ориентироваться на местности и читать карты как простые так и магические. На этом его умения практически заканчивались. В Залесье больше от него и не требовалось. Там всегда было тихо и спокойно. Даже тогда, когда Замарт атаковал земли Валерсии. Даже это событие не заставило юношу выучить хотя бы пару оборонительных приемов!
   -Вставай! - Тоненький голос Эснории разнесся между сводов каменного коридора и был обращен явно к размечтавшемуся следопыту, не заметившему как его сознание решило отключиться.
   Он подскочил с пола, выронив при этом нож и увидел перед собой вооруженную "до зубов" перьями скоп девочку.
   Из открытых оконных проемов продолжали сыпаться острые перья птиц, которые при соприкосновение с камнем выбивали в нем искры! Девчонка подхватывала их с пола и метала обратно. В эти моменты с улицы доносились гулкие птичьи крики, знаменующие ее точные попадания в цель.
   Однако кроме птиц, более никто не атаковал заложников, ни темной магией, ни холодным оружием.
   Эснория же времени даром не теряла. Периодически атакуя врагов, она не забывала быстро продвигаться по коридору, в выбранном ею направлении. Находившемуся рядом с ней Иртгашу все, что оставалось это избегать летящих перьев и не отставать от нее. Даже такое казалось бы не сложно занятие, выходило у него с трудом.
   -Странно, что нет магов! - Прокричал он, обращаясь к Эснории. Охвативший его адреналин, не давал в полной мере ощутить все полученные раны.
   -Не хотят умирать понапрасну. - Спокойно рассудила девочка. И тут с обеих сторон коридора появились четыре белоснежных волка. Их сопровождали четыре некроманта, вооруженные необычным черным оружием. Иртгаш точно видел, как оно словно оставляло в воздухе прожженные пятна. В тот же момент на оконных проемах появилась синевато-черная сеть и не хорошее предчувствие закралось в сознание юного следопыта.
   -Не хорошее у них оружие. - Юнец прислонился спиной к девочке, закрывая собой ее тыл, ну и свой тоже. - А зубы... Какие зубы у этих волков.
   -Попадешься им, в миг разорвут. - Шикнула Эснория и опять начала что-то шептать, тихим голосом на непонятном Иртгашу языке.
   Не успел что-либо юнец ответить на ее предупреждение, как уловил стремительное передвижение волков и осознал, что эти "орудия смерти" кинулись убивать их. Они двигались настолько быстро, что обычному человеческому юноше, пусть и одаренному магией следопытов, было не по силу уследить их перемещения. Он заметил лишь вибрацию воздуха, лишь плотную тень, словно заскользившую в полумраке, а затем Эснория его грубо толкнула и буквально вмяла в каменный пол, лишив даже шанса на возможность подглядеть начавшийся бой.
   Иртгаш не знал, что даже если бы остался стоять и каким-то чудом не умер в первые мгновения атаки, то все равно ничего не смог бы различить.
   С пришедшим противником, с его техникой и способностями, даже Эснория встретилась впервые (конечно не считая белых волков, которыми являлись маги метаморфы, такие же как близнецы Кинга и Кирнат). Те нападавшие, что были в человеческом обличье, были очень сильными темными магами, опытными убийцами, обученными убивать быстро и безжалостно. А их оружие... Эснория так же никогда не встречалась с таким оружием.
   Своими магическими глазами и своими чувствами, девочка "видела" как клинки поглощают сам воздух, как питаются силой своих хозяев. Конечно, гомункул поняла, что это черное оружие обладает способностью уничтожать все на своем пути. Способностью пожирать все. Осознав это, она надеялась, что обладатели этих клинков не смогут долго удерживать столь опасное оружие. И если это так, то бой будет быстрым. Смертельно быстрым.
   Она оказалась права, а как иначе ведь ее создали сами хранители, да еще и из редчайшего артефакта...
   В момент, когда противники напали, Эснория приняла решение, защищать спутника хозяина даже ценой жизни и опрокинула юношу на пол, убрав его, таким образом, с пути нападавших.
   Юнец еще падал на колени, а Эснория уже раскидывала волков и уворачивалась от черных клинков. Конечно с четырехлапыми она справилась быстро и легко, а вот с некромантами пришлось сложно. Их удары были точными, молниеносными, стремительными. Клинки были тонкими, обоюдоострыми и из-за Иртгаша, уворачиваться от них оказалось сложно.
   Враг нападал слажено. Волки наносили удары больше отвлекая, чем стараясь поранить. Зато некроманты подлавливали моменты, когда девчонка открывалась и тут же делали выпады, стремясь достать ее своими черными клинками. Они не обращали внимания на юный возраст соперницы и не делали никаких послаблений из-за ее пухлых щечек и веселых хвостиков. Все, что они видели это цель, которую следовало уничтожить.
   Трое из некромантов были вооружены по одному, небольшому клинку, а вот четвертый обладал сразу двумя длинными мечами. Он пока не нападал, присматриваясь и выжидая, но это длилось всего пару мгновений и для юного следопыта осталось бы даже не замеченным.
   Однако для Эснории успело пройти много трудных выпадов нанесенных противниками, за которые она так и не смогла никого достать из них и пока лишь благополучно уворачивалась: от клыков, когтей, ядовитых шипов и черных клинков. Она была вооружена длинными и прочными перьями скоп и словно изображала танец, ловко перемещаясь над лежащим на полу юношей. Он лишал ее возможности маневрировать, но Эснория уже давно просчитала, что если оставить его, то его тут же убьют. А это точно не понравится ее хозяину.
   Конечно зависимость Эснории от юноши играла на руку противнику. Своими первыми атаками они прощупали ее возможности и при этом не получили ни единого ранения, даже мелкого. И если в начале своих атак они пытались достать: то ее, то юношу, то затем их тактика изменилась. Враги поняли, что пока юнец цел и невредим, а так же беспомощно лежит в грязи, маленький монстр с кукольным личиком беспомощен.
   Именно тогда и начались атаки "в серьез".
   С четырех сторон волки бросились на Эснорию. Клыки и устрашающий рык могли бы кого угодно ввести в состояние ужаса, но девочка хладнокровно ударила белого "пса" в пасть, выбив пару клыков и успела порезать пером его щеку. Второй же был отбит первым. Послышался хруст... Но отвлекаться было некогда. Когтистая лапа третьего уже почти достала открывшийся левый бок, но Эснория перехватила эту лапу и перекинула через себя, накрыв этой неподъемной тушей четвертого. Тут же в нее полетели черные клинки. Четкие, быстрые атаки троих убийц, словно вспороли воздух, оставив в нем привкус тлена.
   Увернувшись и от этих атак, Эснория попала под танец мечей четвертого убийцы. Его клинки пели, пели последнюю песнь, мрачную и страшную. Он начал атаковать девочку и ей пришлось отражать его мечи своим импровизированным оружием. Однако это удалось сделать лишь дважды. После чего оба пера испарились, отраженные этим страшным оружием.
   Отступать было некуда. Отбивать атаки было не чем. Эснория - магическое существо, гомункул, - оказалась на грани поражения. Меч противника уже пел песнь последнего удара, плавно рассекая воздух и устремляясь к ее открытым ребрам...

Глава 19. "В бою любое оружие хорошо?"

  
   В тот момент, когда Лирэя попала в открытый некромантами проход, липкий и жгучий мрак схватил девушку и буквально объял все ее тело. Воздух застрял в легких, в голове появилась нестерпимая боль, словно ее стал сдавливать огромный силач. Что-то холодное потекло по ее ногам, карабкаясь вверх. Мрак из котла снова был рядом и смотрел на нее. Он держал ее не собираясь выпускать.
   С каждым мгновением звон в голове усиливался, этому точно способствовала нехватка кислорода. Холодные струйки воды, исследовав ноги, добрались до спины и живота. Рыжая пыталась стряхнуть их немеющими руками, но каждое движение тратило остатки кислорода в легких и как следствие выходило слабым и неуверенным. Боль в голове и жгучий холод от странной воды, стали уходить на второй план, переставая быть важными или существенными. Сознание рыжей растворялось, засыпало. Мысли успокаивались и исчезали. Все произошедшее и происходящее переставало иметь какое-либо значение и словно закрывалось туманом.
   Холодная "вода" добралась до правой руки. В тот же момент порыв ветра сдул весь мрак и Лирэя словно утопающая, тяжело вдохнула воздух. Перед глазами все плыло, в голове стоял звон, тело казалось ватным и очень тяжелым. В нос ударил затхлый запах разложения и смерти. Одежда быстро пропитывалась влагой и чувство холода стало стремительно окутывать тело.
   Рыжая открыла глаза и увидела над собой темные вершины голых деревьев. Лес. Сырой, промозглый, темный лес окружал ее, а она лежала на мокрой земле, мху, палой листве и ветках. Сверху на нее щедро опадал туман, покрывая все влагой.
   Тихие шорохи и одиночные звуки хрустящих веток заполняли округу. Ни птиц, ни животных, ни ползучих гадов здесь не ощущалось. Все попрятались, все убежали, все скрылись из этого жуткого леса мертвых.
   Присутствие мертвых Лирэя чувствовала буквально везде. Сейчас они еще спали. Но только очень чутко. Откуда в ее голове появилось это знание, рыжая понятия не имела, но была уверена, что оно истинно.
   Вопрос о том как из глухой горы Лирэя попала вглубь леса, она отложила на потом. Один раз она уже потеряла время, проигнорировав совет "ведьмы" и чуть не лишилась жизни. Сейчас она опять получила очень красноречивую подсказку о том, что: "она главный трофей". Видимо теперь ее охотниками станут те, кто сидел с ней за столом, ведь они тоже прошли через созданный проход.
   "Что может быть хуже некроманта в мертвом лесу? Только толпа магов смерти". А сгущающаяся ночь лишь увеличивала их силу.
   Что ж, во всей этой ситуации были и положительные стороны. Во-первых, она на свободе, а не в лабиринте горы. Во-вторых ее должник, хранитель, жив и здоров. В-третьих, она знает, что ее будут пытаться убить. В-четвертых медную принцессу Окрамы, рыжую Лирэю, потомка Тиамат и дочь Огненного Дракона не смогут убить какие-то темные маги. Изгои. Преступники.
   Промелькнувшие мысли словно растворились в тумане, оставив голову наедине с утихающей болью. Ее скорее всего вызвало перемещение, через странную черную субстанцию.
   Наполнив легкие затхлым болотным воздухом, рыжая попыталась встать. И тут она ощутила еще одну неприятную вещь, ее тело словно онемело. Сама же она лежала на спине и практически не могла шевелиться. Это чувство уже однажды испытывала девушка на "Острове дракона", когда вместе с группой учеников школы Магии, во главе с Вилтрэном, они прошли через "черный портал" и попали в центр острова. Тогда она чувствовала примерно тоже, что и сейчас только гораздо сильнее.
   Разобравшись в ощущениях и воспоминаниях, Лирэя вновь попыталась заставить себя встать с холодной и промозглой земли. С трудом ей удалось перевернуться на бок и уткнуться носом в земляной бугор, странным образом возвышающийся над ней. Это было явно рукотворное сооружение и скорее всего являлось местом чьего-то захоронения. Именно из-за него рыжая и ощутила присутствие мертвых. От этой мысли все внутри похолодело и девушка тут же выбросила ее из головы, ведь такого с ней просто не могло быть. Она ведь не темный маг, не некромант. А раз так, то с чего ей ощущать мертвых?
   Согнув околевшие руки и ноги, Лирэя продолжила борьбу со своим измотанным телом и словно деревянная кукла осела в мягкий мох, что рос у рыхлого холма. Холодная роса, щедро оставленная туманом, тут же проникла через ее одежду и холодная дрожь пробрала все тело "изнеженной" дворянки. Эта мелкая неприятность никогда бы не доставила ей столько дискомфорта и возмущений, если бы ее магия не была бы запечатана Правителем Болот, Торианом, что посмел купить ее и теперь издевался как только хватало его фантазии. Никто и никогда не смел с ней так поступать. Она отнюдь не беспомощна и она не кукла. Она отомстит всем своим обидчикам, рано или поздно. Вновь сама себе обещала она.
   Сжав с остервенением кулаки и губы, девушка встала на непослушные ноги и сделав всего один шаг, по направлению к новой цели своего бытия, ощутила резкую боль в левой ноге, после чего мягкий мох радушно обнял ее тело, смягчив очередное падение.
   Зубы, чьи-то зубы бешено стискивали ее голень, разрывая мягкую плоть. Боль пронзала все тело, но Лирэя уже испытывала это чувство. Ее уже рвали на части. Оставшиеся шрамы потом долго сводил королевский лекарь Окрамы, поклявшийся перед этим никому и никогда не говорить об увиденном.
   Теперь ее тело опять стремительно обрастало шрамами и увечьями. И это вызывало лишь гнев. Поэтому ощутив чьи-то клыки на своей конечности, Лирэя отреагировала должно и практически сразу избавилась от напавшего, с силой ударив свободной правой ногой.
   Что-то хрустнуло, ломаясь и девушка обрела свободу.
   Как же ей не хватало магии. Одно заклинание и все бы было покончено. Но нет. Пришлось выкручиваться умениями полученными в тренировках боевых навыков. Вскочив на ноги (после полученного увечья адреналин в ее теле зашкаливал, прогнав бессилие), Лирэя мгновенно отыскала обидчика, намереваясь добить того кулаками, в основном левой руки. Что ей какая-то бешенная лесная тварь. Но все оказалось не так-то просто.
   То, что дергаясь пыталось встать с мокрой и рыхлой земли, было уже давно мертво и местами изъедено червями. У существа была сломана шея, но оно издавало зловещие хрипы, рыки, вставая на подламывающиеся лапы. Из брюха свисали иссыхающие нити кишок, с каждым его движением вываливающиеся все больше и больше наружу. Оно хрустело. Хрустело своими поломанными костьми и хрипело иссохшей, ободранной глоткой. Остатки шерсти, полуистлевшей шкуры и желтых костей, черным пятном темнели на фоне прелого, сочного мха, невзирая на сгущающуюся ночную мглу.
   Желание бить "это" руками у Лирэи отпало. Дотрагиваться пальцами до полуистлевшего трупа, не опознанного ею животного, вызывало чувство омерзения и отвращения. Но, она должна была "упокоить" его, пока "оно" не сделало этого с ней.
   Словно не чувствуя боли в левой ноге, Лирэя атаковала ползущие к ней останки целой конечностью, окончательно выбивая суставы шеи из своих мест. Шкура зверя натужно затрещала и жуткая морда отлетела в сторону продолжая клацать зубами и хрипеть. Туловище тоже продолжало имитировать какую-то деятельность, но было видно, что это ненадолго.
   Разобравшись с опасностью, Лирэя вспомнила, что сами по себе мертвые не встают. Их поднимает либо источник магической силы, которые здесь не наблюдались, либо некромант. В том, что некромантов тут было видимо - не видимо сомнений у девушки не возникало.
   Однако рядом с собой служителей тьмы Лирэя пока не ощущала. Казалось, что живых существ тут вообще не было, лишь мертвые животные ворочались в толщах земли, мха и гнилых корней. То там, то здесь рядом с ней раздавались шорохи и комья земли осыпались с невысоких бугорков, вот-вот норовя выпустить схоронившуюся там внутри нежить. Ее количественный перевес был в явном преимуществе.
   -Если выживу, - зло зашипела Лирэя, вышагивая на не гнущихся ногах и сильно прихрамывая при этом, между шевелящихся бугров, - уничтожу всех некромантов и сожгу тут все упокоенные в земле кости.
   В ее спину, словно что-то кольнуло. Словно не видимая игла или нить, невесомо скользнула в воздухе, связывая ее с надвигающейся опасностью. Не раздумывая над причинами, Лирэя резко обернулась и лишь успела вскинуть руки, закрывая беззащитное горло, как оказалась повалена все на тот же мокрый мох. Перед лицом за-клацали огромные клыки, ее руки увязли в гнилой плоти шеи и плечевого сустава. Острые обломки костей животного впились в ее кожу, награждая глубокими ранами.
   Зверь был селен. Очень силен. Полуистлевший, но очень огромный, только одна его морда закрывала собой все. А туша, туша просто пригвоздила ее к земле, не давая возможности даже пошевелиться. Ее силенок не хватало. Магия заперта. Извернуться, высвободиться, отбиться она просто была не в силах.
   Лирэя отдавала все свои силы, чтобы лишь удержать морду зверюги и не дать разорвать себя на части. Тупой монстр не замечал как трещит его рваная шкура, как ломаются его кости. Он продолжал тянуть пасть к ее шее, что бы умертвить.
   Рыжая всячески пыталась высвободиться из-под этой неподъемной туши, но у нее ничего не получалось. Зверь постепенно одерживал верх. Его вонючая, зловонная пасть неумолимо приближалась, а желто-коричневые клыки уже почти впились в плоть.
   Вокруг было холодно и темно. Тьма окутывала монстра и словно нитями расходилась в разные стороны. Они были очень материальны и чем-то отдаленно напоминали слабенький источник магии. Это сходство породило в Лирэи безумную идею и если бы не приближающаяся смерть, она бы никогда к ней не прибегла.
   Всем своим сознанием рыжая потянулась к ближайшей нити и потянула ее на себя. От этого тьма стала медленно и не охотно покидать тело зверя.
   -Мертвое к мертвому! - Воскликнула девушка и ощутила как мрак рассеялся, после чего зверь грузно опал на нее, накрыв собой целиком.
   Кажется после его второй смерти он стал только тяжелее. Хватая ртом воздух, Лирэя каким-то не понятным для себя образом, скинула тушу и отползла в сторону. Желудок скручивало болью, руки трясло, ноги были не способны держать ее вес, а вокруг нее были туго натянутые нити. Черными волокнами они тянулись от холмов к ней и утончались, слегка прикасаясь к ее плоти.
   Земля вокруг продолжала шевелиться, местами выпуская новых существ.
   Внезапно среди бесконечного числа мертвых тушь, Лирэя четко ощутила появление живого существа. Оно быстро приближалось к ней, неся с собой сети тьмы.
   -И это наше испытание? - Позади себя Лирэя услышала женский голос, переполненный разочарования. - Обернись, светлая. Не хочу убивать тебя со спины.
   Встав с колен, Лирэя обернулась и встретилась взглядом с пустыми глазами черноволосой некромантки. Не высокая, худая с грязно-серой кожей она вызывала даже большее отвращения, чем мертвые животные. Оружия при ней не было, совершенно ни какого и это не осталось не замеченным.
   -Ты собираешься убить меня без оружия? - Немного обескураженно спросила Лирэя, слегка разминая затекающую правую руку и отгоняя охватывающую ее боль.
   -Против тебя, жалкая, оно мне не понадобится. - Темная словно вытянула одну нить из паутины и ею прочно зацепилась за нить выглядывающую из земляного холма. В туже секунду из земли вылезло не очень большое животное. Однако его не большой размер ни капли не успокаивал девушку.
   У нового монстра была длинная вытянутая морда, увенчанная острыми резцами. Когтистые лапы и игольчатая шерсть. Что это был за зверь, Лирэя опять не могла сказать, она вообще не узнавала местных животных, что было странно для получившей образование принцессы.
   -Взять! - Скомандовала темная и нежить неестественно быстро для умертвия, рванула на Лирэю, попутно обнажая все свои зубы.
   Отбиваться рыжей по-прежнему было не чем. Все тело болело и горело не выносимо. Старые раны и новые приносили не выносимую боль, а летящие к ней в смертельном прыжке острые челюсти, вновь грозили смертью.
   На лице темной застыл лик торжества, который уже через секунду сменился полным недоумением. Она смотрела на валяющееся в грязи тело и не могла понять, как это произошло. Почему призванная ею нежить бесформенной грудой костей и мяса упала в грязь, заняв там место светлой. А эта наглая рыжая, видимо потеряв последний разум, решила сама на нее напасть.
   Расстояние было уже не большим и призывательница ударила по цели чистой тьмой. Такая атака должна была успокоить эту девку раз и навсегда. Но та махнула в ответ рукой, словно отгоняя надоедливую мошку и вся тьма рассеялась. В ту же секунду светлая не жалея себя принялась атаковать противницу кулаками, сдирая кожу с костяшек своих рук в кровь.
   От первого удара черноволосая увернулась, но второй кулак достиг цели, крепко ударив под скулу, затем полетело колено в ее живот, удар локтями по шее, ниже затылка. Еще раз коленом в лицо. Била Лирэя слаженно и крепко, не заботясь о себе и не обращая внимания на свои собственные раны. Она словно обезумела и сама стала похожа на вылезшего из земли монстра - грязного и рычащего.
   Итогом ее ударов стало, падение некромантки и это было фатальной ошибкой последней. Лирэя насела на нее сверху и резким движением рук свернула шею. Хруст ломаемых позвонков и вмиг обмякшее тело ни капли не испугали рыжую.
   Еще один противник лишился жизни. Она справилась. Она выстояла и теперь она еще больше уверовала в свои силы. Ей не нужна магия, чтобы справится со слугами Ториана и с ним тоже. Она одержит верх. Вернет свою свободу и вернется домой, доказав отцу, что с ней стоит считаться!

Глава 20. "Пробуждение Феникса".

  
   Чуть ранее...
   Кинга проводила взглядом уходящего брата. Кирнат был младше нее на пару секунд, но порой ей казалось, что разница их возраста измерялась годами. Она всегда выполняла приказ, никогда не своевольничала и не шла против воли Повелителя. Кирнат же наоборот, вечно что-то делал не так. Лез с глупыми вопросами, забывал важные вещи. Можно сказать, он никогда не выполнял приказ надлежащим образом и сразу. У него всегда что-то случалось, всегда находились веские, на его взгляд, причины. Наверное, он слишком много думал, там где этого от него не требовалось. Поэтому Кинга и сейчас не была удивлена тем, что он не исполнил приказ Курты - главной ведьмы, что часто осведомляла о воле Правителя тех, кто являлись слугами Ториана. Впрочем, у Правителя Болот слуг было много и если близнецы перестанут справляться с его приказами, то их просто заменят на более расторопных и послушных.
   Пожалев в очередной раз о том, что ее брат такой недотепа, Кинга решила было последовать за ним и помочь выполнить приказ, как она уже не раз делала, но тут она почувствовала что-то не ладное, позади себя. Выправка убийцы заставила девчонку мгновенно обнажить тонкие отравленные иглы, по три штуки в каждой руке. Оборачиваясь на странный магический всплеск, сопровождаемый тихим шумом, Кинга метнула смертоносную сталь в цель, что еще даже не увидела. Она прекрасно знала, что в момент, когда она увидит цель, может быть уже поздно.
   Иглы еще не должны были долететь до цели, а в руках белобрысой уже появились следующие, готовые сорваться в полет при необходимости. И вот только теперь Кинга с удивлением увидела, то, что привлекло ее внимание.
   Ее прочная, отравленная сталь буквально растаяла в паре локтей от нее, опав на пол жидким металлом. Чуть дальше, в том месте в которое она целилась и ровно там, где должно было лежать тело похотливого Пиллата, разгоралось пламя. Оно охватывало его тело, но не сжигало, а словно вырывалось из него. И это вызвало не хорошие предчувствия у Кинги.
   Раздумывать тут было не о чем. Белобрысая метнула оставшиеся иглы в поверженного ранее противника, целясь точно в сердце. Но они растаяли подобно предыдущим и в ту же секунду, когда это случилось, в девушку ударил не с терпимый жар. Воздух вокруг словно раскалился.
   Ее глаза при этом видели что-то невообразимое. В паре шагов от нее вставал ранее убитый маг, полностью объятый огнем.
   Чувствуя как сгорают легкие и плавится кожа, Кинга успела метнуть в него еще несколько игл и меркнущим сознанием увидела, как и они не достигнув цели, растворились во все сжигающем воздухе...
  
  

***

   Когда Пиллат пришел в себя, было уже поздно. Вырвавшееся на свободу пламя оставило от Кинги лишь горстку пепла, как впрочем и от всей скудной мебели, что ранее наполняла эту пещерную комнату. Все стены, пол и потолок почернели, покрывшись сажей. В воздухе стоял не с терпимый запах гари и паленого мяса.
   Бегло осмотревшись и восстановив в памяти минувшие события, Пиллат выскочил наружу, где натолкнулся на воинственную птицу сожженной им девчонки. Грозный клекот огласил тонущую во тьме и тумане округу, после чего пернатое исчадие кинулось на юношу, с явным намерением пробить ему голову своим клювом.
   Каменный уступ был не большой, помещение позади воняло горелым мясом и отступать туда Пиллату совершенно не хотелось.
   -Гори! - Голос огненного стал подобен пламени, что с треском поедает свою добычу.
   Практически достигшая своей цели птица вспыхнула, словно внутри нее разгорелся факел. Издавая предсмертные вопли, она свалилась с уступа, потеряв равновесие и исчезла в тумане.
   Удостоверившись, что тварь мертва, Пиллат озадачился над тем "где" находится и "где" ему искать своих спутников. Последние слова Кинги и ее брата въелись в его голову и словно заклинание вертелись в ней, повторяясь вновь и вновь.
   "Труп громилы гниет на нижних этажах. А детей я связал..." - Произнес тогда Кирнат.
   Убийство связанных детей не заняло бы у Кирната много времени и едва ли у Пиллата есть хоть малейшая возможность найти их живыми. Из слов белобрысого означало, что Нашатар уже был мертв. Крепкого, словно скалу, верзилу сразил этот сопляк, а затем справился с оставшимися. Ну конечно, ведь оставшийся Иртгаш, в воинских способностях которого приходилось сомневаться, ни отбиться, ни тем более атаковать не смог бы. Правда с ним еще осталась загадочная Эснория. И что-то огненному подсказывало, что служанка Трэна себя в обиду не даст, но ее тоже связали. И все таки...
   Подобрав более менее весомый повод для надежды на то, что младшие участники похода могли быть еще живы, Пиллат нашел подходящее для спуска место. Однако в этот момент он услышал шум магического боя, доносящейся до него откуда то сверху. Он отражался от каменных стен и подобно грому звенел в ушах огненного.
   Где-то высоко над ним начался бой, жестокий бой, ставящий на кон чьи-то жизни. С кем могли воевать хозяева этого города? Вариантов было мало. А значит, скорее всего, там наверху был кто-то из спутников Пиллата и этот кто-то мог погибнуть в любую минуту, а может и секунду. Огненный понял, что пока он будет рыскать внизу, пытаясь спасти тех, кто скорее всего уже мертв, там наверху погибнет тот кто еще жив.
   На принятие решения у Пиллата ушло меньше секунды. Он дал волю внутреннему пламени и вспыхнув подобно факелу, устремился вверх, ориентируясь на отзвуки боя.
   Пламя легко текло в его жилах, создавая чувство невесомости и неуязвимости. Еще никогда в его жизни оно не было таким податливым, но и в тоже время могущественным. Огонь шипел, соприкасаясь с туманом, но что тот мог сделать с охватившей юношу магической стихией. Пиллат молниеносно поднимался вверх, оставляя на каменных выступах черные, опаленные следы.
   В какой-то момент подъема его глаза различили всадников, а так же их пернатых питомцев.
   Вокруг уже стемнело, но Пиллат видел все и всех. Однако и его появление не осталось не замеченным. От всадников в огненного полетели острые перья и небольшие иглы. Поставить энергетический барьер юноша не мог, впрочем как и отбиваться от атак, ведь любое неверное движение с его стороны могло закончиться падением вниз.
   Не догадываясь о том, что его пламя сжигала почти все летевшие в него предметы, он принялся уворачиваться от атак, меняя траекторию своего подъема.
   Выбранная тактика сработала. Ни одна атака некромантов, а также их питомцев не достигла Пиллата. Он благополучно достиг ближайший проем, где спалив какую-то темную сеть, смог спрятаться за небольшую каменную стену между окон. Но он зря думал, что здесь окажется безопаснее. Тут в длинном и широком коридоре шел бой, скорость которого повергла юношу в шок.
   Четыре огромных белых волка были разбросаны мелкой Эснорией, словно кучи мусора. Затем на нее напали трое в черных одеждах, но практически сразу отскочили, уступив место четвертому, вооруженному двумя мечами, очень не хорошими на взгляд Пиллата. Именно этот "громила" сумел обезоружить девочку.
   Все это Пиллат успел заметить, пока призывал огненный лук и стрелы. Ему было никак не успеть за царившим здесь кошмаром, но он был обязан помочь девчонке и мальчишке.
   Наколдованный огненный лук вышел знатный. Одна за одной стрелы из него устремились в некроманта, уже заносящего мечи, для смертельного удара.
   Стрелы даже не задели темного мага. Он ловко и изящно увернулся от них, словно у него были глаза на затылке. Но огненному было уже не до него. Ведь его атака привлекла внимание к нему самому и пусть за его спиной была каменная стена, уже успевшая изрядно подкоптится, но вот с трех сторон он был без прикрытия!
   Один хромой волк и вооруженный черным кинжалом темный решили заняться наглецом, посмевшим вмешаться в бой. Оставив первоначальную цель, они пошли на него в атаку.
   Уже через секунду юноша увидел оружие некроманта вблизи и понял, что ничего подобного в жизни еще не видел. Оно не было выковано кузнецом. Оно не было выточено ни из одного материала известного Пиллату. Это было нечто иное, некая темная реликвия и казалось будто она пожирала сам воздух.
   Но волк и человек приближались столь стремительно, что отбиваться магическими стрелами ученик Школы Магии не успевал. Оставалось прибегнуть к крайнему способу защиты. Юноша перестал удерживать рвущееся наружу пламя и ощутил как оно, подобно крови разошлось по артериям и с новой силой выплеснулось наружу.
   Запах паленой шерсти и горелого мяса разлился по пещерному коридору, после чего огромный волк скуля и дергаясь упал на пол охваченный жадным пламенем. Некромант увернулся, с совершенным безразличием на лице и вновь пошел в атаку. Своим коротким черным клинком он не подпускал к себе огонь, словно растворяя его, что позволяло ему медленно подбираться все ближе и ближе к Пиллату.
   Дело складывалось не очень хорошо. Огонь совершенно не пугал некроманта. Пиллат никак не мог пробиться сквозь его защиту. Темный маг без особых усилий отбивал все потуги юноши, пожирая и растворяя его магию своим оружием.
   Пиллат попытался воспламенить некроманта, направив огонь на живую плоть, но и эта, практически не видимая атака была уничтожена им. Противник наступал, а юноше отступать было некуда. Однако внезапно грудь некроманта разорвалась и во все стороны разлетелись брызги крови, которые с шипением поглотило пламя Пиллата. Темный маг упал замертво, а его оружие бесследно исчезло, словно и не существовало.
   -Идем? - Треск и шипение разрезал голос Эснории. Она стояла у изуродованного тела темного мага, а к ее ногам стекала кровь с ее рук и ног, совершенно черная. За ней, среди останков животных и людей сидел Иртгаш. Он зажимал левое плечо, из которого плетью свисала рука и с абсолютным непониманием происходящего, осматривал округу.
   -Да. Идем. - Прохрипел Пиллат и ощутил как его пламя прячется внутри тела, исчерпав все магические силы. - Где наш принц? Где твой хозяин? Ты знаешь?
   -Его след тянется туда. - Эснория указала рукой в даль уходящего коридора. Это движение разбрызгивало свежую кровь, покрывавшую ее пальцы. Она возникла там после того как девочка этой самой рукой, пробила человеческую грудь посмевшего угрожать ее жизни громилы, вырвав его бьющееся сердце.
   -Веди. - Скомандовал Пиллат и заметил, как девчонка на секунду к чему-то прислушалась, после чего побежала в указанном ею направлении.
   Подхватив Иртгаша под целое плечо, огненный последовал за Эснорией, надеясь, что Трэн жив и находится неподалеку. Иначе...иначе они все умрут здесь. А умирать ему очень не хотелось. Их миссия: забрать сферу и вызволить принцессу, - теперь казалось не возможной. А ведь еще были раненные на "Грозовом облаке", как же теперь они? Не подверглись ли они атаке некромантов?
   Последние кстати совсем не спали. Позади наглых гостей, слышалась не шуточная погоня. Зато впереди, там куда вела Эснория, никого видно не было.
   Девочка стремглав выбежала из виляющих сводов коридора и без раздумий прыгнула в открывшуюся пропасть полностью объятую туманом. Позади нагоняли некроманты, поэтому времени обдумывать ситуацию не было. Каменный уступ остался позади, плотный белоснежный туман окутал огненного и следопыта, которого он по-прежнему удерживал за плечо и тянул за собой.
   Откуда-то снизу доносились тревожные звуки. Клекот птиц, хруст. В тумане показалось движение и из него навстречу юноше резко вылетело черное пятно. Не сбавляя скорости оно врезалось в Пиллата, выбивая из его рук беспомощного Иртгаша.
   Юный следопыт исчез где-то внизу, а огненного мага утянуло вверх. Когти птицы въелись в его грудь, вспоров плоть и выбив из легких кислород. Где-то в недрах заворочалось пламя, обиженное таким обращением со своим носителем, но птица ждать не собиралась, когда очухается маг и щедро приложила его спиной к отвесной скале. Этот удар буквально вышиб из него пламя, хотя Пиллат был готов поклясться, что магический запас в его теле был исчерпан полностью.
   Опаленная огнем птица выпустила свою добычу и ее крики теперь доносились до юноши откуда-то сверху.
   Пиллат падал вниз, со стороны напоминая горящий шарик. Его полет был стремительным и бесконтрольным, и закончился он столкновением с чем-то обжигающе холодным и твердым. В один миг весь туман обратился в пушистые хлопья снега, а каменный уступ, что приютил юношу весь покрылся толщей льда, что и обжег его холодом.
   Не понятно откуда взявшаяся белая пелена снега застлала собой все, не давая возможности что-либо увидеть. Нарушая законы природы, огонь Пиллата не мог растопить ни падающий снег, ни лед охвативший скальный уступ под юношей. И даже больше, в местах открытой коже и лед и снег обжигали огненного, вызывая болевые ощущения.
   Вокруг стал нарастать оглушающий шум. Его вызывала разыгрывающаяся вьюга. Порывистый ветер загудел в горной глотке, напоминая раскаты грома. Словно зверь он запел во всех коридорах, сдувая словно песчинки всех и вся со своего пути.
   Пытаясь закрыть лицо руками, Пиллат оторвал себя от ледяного пола, в который не вмерз лишь благодаря огню. Отбиваясь от "хищных" снежинок, что явно пытались лишить его зрения, огненный увидел рядом с собой заносимый снегом силуэт Иртгаша.
   В это время, из снежного безумия, выскочила Эснория. Девочка тщетно пыталась стряхнуть с себя чьи-то останки, но кажется они уже примерзли к ее немногочисленной одежде.
   -Что происходит? - Превозмогая шум ветра, спросил у нее Пиллат. На лице Эснории была радость и именно она натолкнула мага на мысль, что ей известна причина происходящего вокруг.
   -Это хозяин! Он уже рядом! - Ответила Эснория и чересчур решительно стала приближаться к Пиллату.
   -Не подходи ко мне! - Тут же вскрикнул огненный. - Я не контролирую пламя! - Предупредил он ее.
   Не обратив внимания на предупреждение, девочка продолжила наступление и Пиллат практически отпрыгнул от нее, что бы не обжечь. Она же, так и не обратив на пылающего мага должного внимания, склонилась над Иртгашем, который не подавал видимых признаков жизни.
   -Эта тварь, сбила его! - Зло сказал Пиллат, наполнив слова искренней досадой из-за случившегося и не возможности уже чего-либо исправить.
   Девочка перевернула своего друга, уложив на спину и Пиллату показалось, что за доли секунды она изучила все повреждения полученные им при падении. Но только зачем? Ведь ни один лекарь в мире уже был не в состоянии вернуть утерянную жизнь. Теперь их юный друг мог послужить лишь материалом для некромантов.
   -Хозяи-и-ин! - Словно сталью, голос Эснории разрезал снежный буран и вновь произошло не понятное, снег словно застыл на вису, а округу накрыла тишина. Мир словно заснул. Не видимые оковы сковали тело огненного и он замер, не в силах пошевелиться и лишь своими глазами он мог подмечать не укладывающиеся в голове изменения. Даже его пламя застыло, вместе с ранее "разрезающими" его снежинками.
   В какой-то миг, с правой стороны Пиллат смог уловить движение, а затем от туда вышел Трэн. Точнее существо похожее на него. Оно было похоже на живое полупрозрачное серебро, с безумно яркими сапфировыми глазами. Колкие снежинки отлетали от него, словно от барьера и замирали неподалеку.
   Трэн лишь посмотрел на изувеченное тело юного следопыта и Пиллат заметил, как огромный магический поток влился в юнца, сращивая артерии, внутренние органы, кости и ткани. Серебристое облако окутало его всего и огненный был готов поклясться, что тот задышал.
   "Где Нашатар?" - Осмотрев троих выживших, телепатически спросил Трэн.
   -Его убил Кирнат. В пещере. - Равнодушно ответила Эснория.
   "Пиллат, ты чуешь огненную сферу?" - Ментальный голос Трэна сопроводили примерные изображения того, как он представлял оговоренный предмет и по его представлению он больше походил на вытянутое яйцо, чем на сферу и имел золотисто огненный оттенок.
   -Нет. Моя магия иссякла. Я полностью исчерпал ее. И потерял связь со сферой... А этот огонь... От куда он, я не знаю... он меня не слушается... - Сумбурно ответил огненный, что было для него совершенно не свойственно.
   "Это пламя Феникса. Огненного элементаля. Он проснулся в тебе. Но видимо, нужно время, что бы ты научился его слышать и использовать его силу". - Трэн сделал легкий пасс рукой и заключил Иртгаша в серебристую оболочку. - "Эснория, веди нас к сфере. Ищи ее вместе с Ветрохвостом. Я снимаю временной барьер".
   -Да, хозяин. - Обыденно ответила девочка и в тот же момент снежный вихрь продолжил свой безумный танец.
   Эснория отважно прыгнула в пургу, где мгновенно исчезла из поля зрения огненного.
   "Я буду замыкать". - В голове огненного вновь возник голос Трэна. - "И на сколько хватит сил расчищать путь".
   -Как скажешь, принц! - Вдохнув кислород полной грудью, Пиллат прыгнул вниз, пытаясь угнаться за шустрой девчонкой и не видимым для него Пушком. Охватившее его тело пламя продолжало гореть, защищая человека от острого, словно лезвия клинков, снега и смертоносного холода. Так же пламя помогало совершать безумные прыжки и даже позволяло парить.
   Некромантов и их питомцев на пути не встречалось. Снежный буран, что призвал Трэн, надежно расчищал путь. На взгляд Пиллата, теперь все складывалось подозрительно хорошо и просто. Словно их наглую троицу просто игнорировали, пропуская к нужному им месту.
   А место это, где находилась сфера, было спрятано под землей, на большом расстоянии от города, где обитали люди. Здесь буря вызванная Трэном утихла, оставшись бушевать где-то на поверхности. И ничто не мешало им видеть все закоулки темной и мрачной пещеры.
   Охранников тут оказалось не столько, сколько предполагал Пиллат. Он смог найти всего лишь одного человека, который хмурым взглядом наградил "гостей" своего Повелителя.
   -Эта огненная сфера принадлежит Правителю Болот. Принц Кейтага. - Произнес Тинэй факт, что был очень сомнителен. Именно темный следопыт в одиночку был приставлен к сфере и именно он должен был стать противником тех, кто захочет ее выкрасть.
   "Эта сфера была наглым образом выкрадена с острова Дракона. Она не принадлежит ни людям, ни тем более твоему хозяину!" - Телепатический голос Трэна был столь же холодным как и его буран. И внушал благоговейный трепет в сердца слышавших его.
   -Эта сфера призвала меня, там в проклятых огненных землях. И я буду ее защищать и охранять, здесь в недрах Туманной горы. - Ответил темный следопыт, продолжая спиной заслонять свою находку и добычу.
   -Очень странно, что такую ценную вещь охраняет первогодка из нашей школы. - Пробасил Пиллат, все еще разочарованный в отсутствии других некромантов. - И странно, что по дороге сюда нас никто не пытался остановить. Когда появился ты, принц со своим бураном, все ублюдки Ториана как исчезли.
   "Думаешь это ловушка?" - Трэн своей магией прощупывал окружающее пространство, но рядом никого не было, впрочем и следов колдовства тоже не наблюдалось.
   -Мне кажется, что эта вещица Ториану не нужна...
   "Он отвлекает нас. Отводит от темного источника. От Лирэи!" - Хранителя посетила скверная догадка о том, что правитель Болот задумал нечто ужасное и ключом для этого была рыжая.
   -Не знаю какая связь между темным источником и Лирэей. Но мы тут из-за сферы, рыжей и раненных на корабле. Поэтому... Раз сферу мы нашли и Тинэй нам точно не сможет помешать, пришла пора подумать и о принцессе. Здесь мы с Эснорией справимся. Ты же отправляйся на поиски Лирэи... И пока мы еще целы, нам стоит как можно скорее покинуть гостеприимную обитель Ториана. - Изложил свои мысли Пиллат, воинственно поглядывая на Тинэя.
   "Не калечите его. Скрутите. Свяжите. Возьмем его с собой, вместе со сферой. Как справитесь, отправляйтесь к кораблю. Пушок вам поможет найти ориентир". - Ответил Трэн, а затем исчез, словно его тут и не было.

Глава 21. "Вместилище Хауса".

  
   Спустившаяся ночь набирала свои обороты. Тьма окутывала все, собираясь всецело завладеть всеми угодьями. В лесу, между сухими стволами деревьев, по изрытым земляным кочкам, сновали мертвые. Совсем не большую их часть подняли некроманты, жаждущие поймать цель своего испытания. Остальных же оживила тьма, что укоренилась на этих землях. В этом мертвом лесу.
   Сама же, цель испытания некромантов, абсолютно не желала погибать, продолжая непонятное движение по незнакомому ей лесу. Она наивно полагала, что продвигается к логову некромантов, к Туманной горе. Так же она самоуверенно считала, что большую часть своих недругов, она уже упокоила и впереди остались лишь слабые индивидуумы, совсем в небольшом количестве, вместе со своим предводителем Торианом Оборотным.
   Единственные кто ее тревожили, так это волки Правителя болот. Она не была уверена, что сможет выстоять против этих магов. Умелые метаморфы изменяли свои тела так, что становились практически неуязвимыми и ходили легенды, что архимаг метаморфов мог в одиночку истребить отряд в двести - триста человек, даже если среди них будут опытные маги.
   Но, не смотря на опасения, Лирэя продолжала идти по сырому мху и изрытым могилам, совершенно не замечая получаемые раны и темноту, что окружила ее. Она обрывала тянущиеся к ней темные нити и как то справлялась с темными магами. После встречи с темноволосой ведьмой их еще было, кажется двое - трое, да несколько поднятых ими мертвых "питомцев". Но подсчитывать свои боевые заслуги у рыжей не было времени. Ей показался количественный состав поверженных врагов куда большим и сильным, чем было на самом деле.
   Сказать по правде, повстречавшиеся ей некроманты, показались девушке очень сильными. Она и подумать не могла, что это были обычные новички, избравшие для себя поприще призывателей тьмы. Сегодня в этом лесу, они проходили профессиональную пригодность. По сложившейся у некромантов традиции, трое уцелевших принимались в ученики и уже основательно познавали Хаос. Тот, кому удавалось убить цель испытания, зачислялся в особый отряд убийц. Такой отбор проходили те кто желал служить непосредственно в Туманной горе, самому Ториану. Но об этом Лирэя не знала и не догадывалась, что чуть не погибла от рук обычных новичков.
   И пока рыжая размышляла о глобальном истребление темных магов, на ее пути словно из тумана выросли два некроманта. Их приглушенные голоса зашептали свою странную и нечеловеческую песнь, призывая и подчиняя себе усопших.
   Подчиняясь воле некромантов, черные нити вокруг натянулись и прочно связались с призывателями. В тумане, что по-прежнему окутывал лес, возникли тени движений. И их количество заставило рыжую почувствовать горечь во рту, что вызвало не хорошее чувство, предвестника скорого поражения. Она шкурой ощутила, что даже каждый по отдельности эти маги были на порядок сильнее нее. Что уж говорить про их общие возможности.
   Лирэи тут же захотелось убежать, но сделав пару шагов, она ощутила, что полностью окружена враждебно настроенными мертвецами. Эти не рассыпались на части, они выглядели крепкими, сильными и очень злыми.
   Видя быстрые перемещения теней, рыжая наконец поняла почему не может определить, что за животных поднимали темные маги. Это не были представители какого-то отдельного вида. Это были монстры созданные из материалов различных зверей, останки которых покоились в земле.
   В минуту страшной опасности мир вокруг словно замирает и кажется, что все что происходящее вокруг не имеет к тебе никакого отношения. Так и сейчас Лирэя смотрела отстраненно на мелькающие вокруг нее тени, на тревожные пассы рук некромантов и чувствовала полное безразличие к происходящему.
   Осознав весомое преимущество на стороне темных, она ощутила смертельную усталость и опустив руки, безвольно закрыла глаза. Даже ее слух отказался слушать творящееся вокруг и в этот момент ее всецело окутала темнота и тишина. Такая спокойная и теплая.
   Но, несколько жалких секунд тишины и спокойствия были нарушены. Лирэя знала, что будет дальше, она ожидала этого и как могла приготовилась, максимально отстранившись от реальности. Если бы с ней была ее магия...
   Однако никто не стал ее рвать или вгрызаться в истерзанную плоть. Ее бесцеремонно схватили за руки и куда-то потащили.
   Кажется сознание девушки отключилось, впадая в беспамятство, но сквозь мелькающие обрывки образов она видела фигуры некромантов, что утягивали ее куда-то в лес. Так же она видела черноволосую ведьму Курту, которая что-то говорила, но что рыжей было все равно. Сейчас ее сознание было похоже на утопающего, что барахтался в воде, то всплывая на поверхность, то вновь погружаясь в темную воду. И никто не знает спасется ли утопающий или навечно останется один в холодной бездне воды.
   Долго ли продолжался этот сумрачный путь сквозь обитель мертвого леса, Лирэя не смогла бы ответить даже приблизительно. От нахлынувшего на нее беспамятства она очнулась внезапно, словно от удара холодной воды. Ее по-прежнему удерживали два некроманта, где-то справа от нее с чем-то возилась Курта, а к ней быстро приближалась высокая, черная фигура Ториана. Его сине-зеленые глаза рассекали мрак, словно болотный огонь. Этот человек вызывал страх и ужас. Он заставлял сердце сжиматься и пропускать удары. Кажется, что даже кровь замерла в жилах, отказываясь поддерживать жизнь. Захотелось убежать, исчезнуть, испариться, лишь бы не находиться в близи этого монстра.
   -Что тебе от меня надо? - Кусая губы в кровь, что бы не потерять сознание от страха, как можно тверже произнесла рыжая, приняв самый воинственный вид.
   Болотный правитель ничего ей не ответил, даже бровью не повел на наглость своей "покупки". Добравшись до своей жертвы, он каким-то не уловимым движением сорвал с нее остатки кофты и холодный ночной воздух тут же впился в нежную и теплую девичью плоть, покрытую рваными ранами.
   Сердце рыжей совсем перестало биться. Она попыталась выкрутить руки, отбрыкаться ногами, но оба некроманта, что держали ее были подобно камню - не рушимы и непоколебимы, а их правитель между тем, словно не замечая слабых трепыханий рыжей приблизил к ней свою когтистую не человеческую руку.
   Огромным и острым когтем, указательного пальца правой руки, он маниакально стал что-то выцарапывать на ее шее, затем груди и животе. Боль, что сопровождала манипуляции Ториана, была сравнима разве что с раскаленной добела кочергой. Но ему-то на это точно было наплевать. Не останавливаясь и не обращая ни малейшего внимания на потуги девушки вырваться, он словно выжигал какие-то символы на ее теле с нечеловеческой скоростью и изяществом.
   Когда же он наконец закончил внутри Лирэи словно образовалась бездна. На губах чувствовался привкус горячей, соленой крови, перед глазами плыли круги боли, а внутри стремительно разрасталась пустота.
   -Замечательно. - Где-то неподалеку проскрежетал голос черной ведьмы. - Тьма принялась в ней. Я вижу множественные ростки. Надо подождать и они окрепнут, превратившись в нерушимое древо. - Воодушевленно шипела Курта, исследуя измученную рыжую, что практически висела на руках некромантов, потеряв всякую возможность к сопротивлению.
   "Нет времени". - Оборвал мечты ведьмы Ториан. - "Неси меч Пяти Бурь".
   -Да, повелитель. - Она исчезла из поля зрения рыжей, до сознания которой дошел смысл сказанного и она слабо приподняв голову, отыскала взглядом своего мучителя.
   -Меч Пяти Бурь? - Еле ворочая тяжелым и непослушным языком, спросила Лирэя. - Меч моего отца? Откуда он здесь?
   Над лесом словно забили молнии. Сильнейшая магическая аура ударила по округе, вырываясь из Проклятого меча Тиамат. Освобожденный от оков меч пел песнь скорби по своему мертвому хозяину, что бережно хранил его в своем теле.
   Курта поднесла артефакт Ториану и с почтением передала его своему хозяину.
   Лирэя впервые видела меч отца и он каким-то образом сумел завладеть всем ее сознанием. Это был длинный обоюдоострый клинок, прямой, с простой рукоятью, но заключенная в нем магия делала его уникальным. Пять стихий бушевали в нем. Вода, пламя, земля и воздух, а так же Темная энергия Хаоса.
   -Повелитель, риск велик. Если подождать... - Жалобно заговорила Курта, но осеклась, шкурой ощутив гнев Ториана.
   "Проклятый меч уже почуял кровь ее прабабки. Он возродит в ней тьму и подчинит Хаос". - Телепатический голос Болотного правителя умолк. Не обращая внимания на град ругательств со стороны рыжей, он с усилием вонзил меч в ее грудь, точно в сердце.
   В глазах рыжей потемнело. Голову словно разорвала вспышка боли. Ноги обмякли, став ватными, а глаза окутала пелена, состоящая из тысяч звезд. Столько небесных светил она не видела ни разу в жизни. Ощущение мира стало пропадать. Так с ней уже бывало ни раз. Ее стремительно затягивало во мрак.

***

   Вилтрэн практически вылетел из пещеры, где хранилось огненное яйцо, когда до его слуха донеслась песнь Проклятого меча. Что задумал Ториан, что за эксперимент решил провести правитель некромантов, Серебряный так и не смог догадаться.
   Потратив минувший год на поиски того как можно избавиться от "Проклятья" Вилтрэн умудрился упустить из виду произошедшие изменения среди темных магов. И как теперь выяснилось, они не "спали" в своих Болотах. Они вовсю плели темные нити, вынашивая какие-то планы. Они успели завладеть мечом Пяти Бурь, затем дочерью Локара, потомком Тиамат, узнали тайну Кейтагского принца, украли яйцо огненного хранителя и добыли артефакт Амелии, погибшей в Утоше. Именно ее сердце, сердце золотого дракона, нашел Вилтрэн в озерных водах Туманной горы, после чего он забрал его и именно с его помощью вернул себе магию. Но даже с этим артефактом Серебряный никак не успевал прийти на помощь к рыжей и заносчивой принцессе Окрамы. Дело в том, что он покидал подземелье, что располагалось неподалеку от Туманной горы, а ее след улавливался где-то в болотах близь Шинты, в нескольких днях ходьбы от гор. Как Лирэя очутилась так далеко, в считанные часы, для него так же оставалось пока загадкой.
   Теперь Вилтрэн понимал, что за минувшие века после войны, некроманты не растеряли своих сил, а наоборот нарастили их, став могущественнее, чем когда-либо. Гонимые своими же собратьями, людьми, они всегда питали ненависть к светлой магии.
   По сути, после окончания войны между магами и хранителями, началась другая, - между темными и светлыми магами. И сегодня некроманты заполучили слишком много опасных артефактов. Вилтрэн чувствовал, что их конечная цель сбора названных предметов будет ужасна для всех.
   "Поймав" призванную ранее снежную бурю, Вилтрэн ускорил свое человеческое тело, практически остановив для этого время и подобно снежному кому, свалился в темный лес окутанный туманом, туда где читался след девушки, которую он имел глупость привязать к себе браслетом "Трех вод".
   Он заметил разлетевшиеся по округе человеческие фигуры, ведь его появление сопровождалось сильной магической волной. Однако некроманты его не интересовали. Цель Вилтрэна стояла перед ним, это был сам правитель Болот.
   Ториан ни капли не испугался появления хранителя и не удивился этому. Казалось, что он даже ждал его. В правителе Болот не было угрозы и в ответ на магическую атаку хранителя он не предпринял ничего.
   Позади Ториана, во мху, Вилтрэн увидел лежащую Лирэю. Девушка не подавала никаких признаков жизни. И это было не удивительно, ведь ее тело покрывали страшные раны, отчетливо видимые сквозь не многочисленные остатки одежды. Страшны они были во всех отношениях, а особенно в том, что нанесенные символы на ее шее, груди и животе образовывали древний символ - Темной энергии Хаоса.
   "Ты вовремя". - Прошептал телепатический голос Ториана в голове Серебряного и у того словно что-то лопнуло, наверное это было терпение. Он снял с себя все печати и сам себе разрешил более не сдерживать свой гнев, чего-бы это ему ни стоило потом.
   От Вилтрэна отлетел молниеносный магический порыв и воздух с опушки исчез. Затем на землю опустился холод и все вокруг побелев заледенело, превратившись в подобие ледяного стекла.
   Где-то сдавлено закричали люди, но на Ториане, что находился в непосредственной близости от разгневанного хранителя, даже не слетел и волосок.
   "Тише. Ты ведь не желаешь лишить жизни наделенных магией существ? Вилтрэн, ты ведь не мог забыть, что приносит убийство?" - В голове разгневанного хранителя возник насмешливый голос противника.
   Серебряный не ответил словами, он ответил вновь атаковав. Выпущенная им магическая волна снесла росшие деревья, счесала с поверхности земли мох с травой и даже захороненные кости животных - все это улетело прочь, исчезнув с поля зрения.
   Ториан же остался как и прежде стоять на своем месте, слегка прикрывая собой не подвижное тело девушки. Минувшие атаки Серебряного хранителя его даже не задели.
   "Служители смерти не имеют права на жизнь. Они оскверняют энергию Эфира". - Грозно и воинственно сказал Вилтрэн.
   "Жестокое мнение. Но из этого следует, что ты решил стать их палачом?" - Взмахнув широкими полами своего одеяния, Ториан обвел рукой обледеневшие, голые просторы, что еще пару минут назад были Болотом, с росшими на нем деревьями. Теперь здесь ни осталось ни капли живительного тепла или кислорода. Сейчас здесь погибали люди, что не обладали силой сопротивляться магии хранителя.
   "Да. Я очищу твое логово, холодом и льдом!" - Вилтрэн прикрыл глаза, собирая все свои силы и всю магию ветра в округе. Он чувствовал, как жизнь быстро покидала сначала слабых некромантов, затем забирала тех, что посильнее. Он ощущал как внутри него прорастает знакомое, мерзкое "Проклятье" и вновь окутывает его тело. Но до того момента, когда оно целиком пожрет его, он успеет обратить в нерушимый лед все западные земли.
   "Твои действия бессмысленны. И смерть твоя будет таковой же. На место убитых придут новые. И мое место займет кто-нибудь другой. Ты же уничтожишь пригодные для обитания земли. Твои друзья и последователи погибнут. Все кем ты дорожишь, уничтожит твой холод". - Холодный и равнодушный ментальный голос Ториана вновь прозвучал в голове хранителя. С собой он принес скудные образы людей сопровождавших Серебряного и на корабле, и на Туманной горе, а так же рыжей, что по-прежнему не подавала признаков жизни.
   Вилтрэн не обратил внимания на его слова, ведь его спутники были с гомункулом, двумя элементалями и уже должны были покидать логово Ториана, а те кто остался на "Грозовом облаке", скорее всего были уже на подступах к Кейтагу.
   Холодные ветра пели в его пальцах, в его магических венах. Они лились к нему, подчиняясь воле последнего хранителя холодного воздуха. Они проходили сквозь него и замораживали мир вокруг. Все покрывалось мертвым холодом, все превращалось в бескрайние и бесконечные глыбы льда. Лишь Ториан по-прежнему стоял перед ним, не предпринимая никаких оборонительных или атакующих действий. Он словно чего-то ждал, закрывая собой ту, над которой поиздевался.
   "Все! Довольно!" - Резко оборвал Ториан и в то же мгновение с неба пошел теплый, почти горячий дождь, плотной стеной перекрыв все магический потоки холодных ветров. - "Твоя девчонка жива и даже здорова. Можешь больше не убиваться над ней". - Что бы доказать сказанное Ториан отошел, открыв еле-еле дышащую рыжую. Девушка перевернулась на бок, словно что-то откашливая и одновременно пытаясь надышаться.
   Не веря своим глазам, Вилтрэн тут же оказался рядом с ней, проверяя не мираж ли.
   Последние порывы ветра утихли. Смертоносный лед стал таять из-за магического дождя призванного более сильным существом. Под завалами деревьев и комьями земли показались шевеления. Их вызывали приходящие в себя некроманты.
   -Везучий ты, Серебряный. - Над поляной, перекрывая шум прозвучал ужасающий своей силой голос Ториана. - Ведь тебе снова удалось избавиться от "Проклятья", так быстро. - Полы его одежд взметнулись и он словно растаял во вновь опускающемся на болотную землю тумане.
   -Трэн... - Возмущенный голос, сопроводил слабый удар кулака, попавший в полупрозрачную грудь хранителя, частично сокрытую остатками магической одежды. - Он... он вонзил мне меч в сердце! Он... убил меня...и моего отца... - Из широко распахнутых глаз хлынули слезы. - Где ты был??? - Ее кулаки заколотили по его груди, буквально сбивая с нее остатки "Проклятья", что все еще пыталось поглотить хранителя.
   -Пойдем к нашим. Они переживают за тебя. - Прошептал он в ответ.
   -Да. Унеси меня от сюда. - Лирэя цепко ухватила хранителя за шею и ощутила как болотная земля остается где то внизу.
   Он неспешно зашагал, проваливаясь ступнями сквозь еще не везде растаявший лед. Лед который никто и ничто не смог бы уничтожить. Магический лед, что Ториан растопил обычным дождем.
   Расчищенная магией поляна закончилась и появились первые холмики захоронений, да чахлые деревца. Белый туман клубами струился между ними, закрывая собой хлюпающую почву и охраняя останки.
   Но тут небо окрасил первый луч восходящей звезды и липкая тьма медленно поползла прочь. За ней поспешили чудом уцелевшие некроманты, гневить Серебряного хранителя более никто не рискнул и никто не встал у него на пути, чтобы атаковать или попытаться отобрать ту, которую он уже давно нарек своей...
   Пиллат, Эснория и Иртгаш успели выбраться из подземной пещеры и когда их нагнал Вилтрэн они угрюмо продвигались к далекому океану. Пушок вез связанного Тинэя, а гомункул несла огненное яйцо. С неба все еще шел теплый дождь, с океана гремели раскаты грома, а над землей расстилался туман.
   Увидев друг друга живыми и более-менее невредимыми, все вздохнули с облегчением, но устраивать привал или даже не большую передышку на землях темных магов никто не захотел, не смотря на смертельную усталость. Поэтому встретившись, потрепанные учащиеся Школы Магии продолжили стремительно удаляться от мрачного логова смерти.
   Уже ближе к обеду они достигли береговой линии Черного океана, где было сравнительно спокойно и безопасно. Тут нашлась сухая пещерка прямо в скальном берегу. Внутри нее Пиллат призвал огонь, после чего всех окутало тепло и чувство безопасности.
   -Куда дальше? - Когда все устроились у жарко пылающего костра, спросил Пиллат, обратившись к Вилтрэну.
   Юноша сидел облокотившись о каменную гладь пещеры, закрыв глаза и расслабившись. Услышав вопрос, он приоткрыл один глаз, рассыпав сапфировое сияние, которое дополнило серебряный свет, до этого испускаемый его кожей.
   -Вернусь на остров. - Немного подумав, ответил он. - Возвращаться в Кейтаг мне нет причин.
   -Я слышал, что Фениксы служили огненным хранителям. А значит дракону, что еще спит там, - Пиллат указал на огненное яйцо, - нужен Я!
   -Хочешь со мной? - Лицо Вилтрэна озарила улыбка, когда он произнес эти слова.
   -Да. Статус мага у меня есть. Хотя рядом с хранителем это не важно. - Огненный перевел взгляд на Иртгаша, юнец вздрогнул и осмотрелся, словно видел всех впервые.
   -Следопыт, ты с нами? - Напрямую спросил у него Пиллат.
   -С вами? На остров? Какой остров? Драконий? Я не могу. Я служу Яриму Шепчущему. Он ведь отправил меня в Кейтаг, приказав учиться в Школе Магии... - Не решительно заговорил юнец, который совсем недавно пришел в себя.
   -Не думай об этом. Сегодня ночью мы все погибли в землях Болот. Никто не будет нас искать. - Чересчур грубо оборвала речь мальчишки Лирэя, укутавшаяся в остатки магической рубахи хранителя. - Если хочешь с ними, то причин возвращаться к людям у тебя больше нет.
   -Ну... Хорошо я с вами! - Выслушав ее аргументы, практически сразу ответил Иртгаш. К нему подошла Эснория, которая притащила с улицы огромную птицу для жарки.
   -Обед! - Воскликнула девчонка и уселась на полу скрестив ноги, после чего занялась ощипыванием своей добычи, разбрасывая перья во все стороны.
   -А ты сама-то пойдешь? - Лукаво спросил Пиллат у рыжей, лицо которой как всегда говорило о превосходстве над всеми, не смотря на весь ее потрепанный вид.
   -Зачем? Я вернусь в Окраму. Моего отца убили. Я не знаю как мой брат. Я должна защитить его и моих подданных. - Высокомерно ответила девушка, но в глазах ее плясали искры войны, что она собиралась открыть против Болотного правителя, совершенно не думая о покое и благополучие жителей Окрамы.
   -С твоим братом все в порядке. Несколько ожогов и не более. - Вмешался в разговор пленник, крепко связанный и находящейся под стражей Пушка.
   -Ожоги? - Обеспокоенно переспросила Лирэя у темного следопыта.
   -Да. Моя мать дала ему реликвию огня и та наделила мальца силой управлять огнем. Огненный маг, сын дракона, мальчишку принял конклав магов Окрамы как потенциального правителя. Это случилось, когда мы еще были на острове. - Вежливо рассказал Тинэй.
   -Откуда ты это знаешь и с чего нам рассказываешь? - С подозрением, не доверием и злобой спросила рыжая. Услышанная новость вызывала в ней противоречивые чувства и она не знала, радоваться ли ей или нет.
   -Решено. - Громко произнес Пиллат, не давая некроманту открыть и рта. - Мы все поедем с тобой и поможем вернуть величие острову Дракона.
   -Я с вами не поеду. Даже если этот темный сказал правду...то..., что это за реликвия? И ... - Начала возмущаться Лирэя, сил которой только и хватало, что бы поддерживать свое тело в полусидящем положение.
   -Нет. - Громко произнес Вилтрэн, перебив рыжую. - Ториан пробудил в тебе Хаос, теперь ты опасна для людей, поэтому пойдешь с нами.
   -Я не опасна! Я ведь сняла с тебя Проклятье. Оно просто исчезло! - Начала придумывать рыжая аргументы, совершенно не понимая, чем может быть опасна для людей.
   -Именно. Теперь ты мне очень нужна. Поэтому, если ты против, то в этот раз тебя похитим мы. - Добродушно закончил спор Вилтрэн и встав на ноги вышел из пещеры, где наконец-то закончился дождь и через быстро убегающие тучи пробивались лучи Янтрэи.
   За минувшие дни хранитель получил знания, которые навсегда лишили его покоя. Встреча с некромантами оставила в его душе шрамы, позволив познать не только чужие, низменные желания и стремления, но и собственную душу.
   Хаос, что пробудил Ториан в потомке Тиамат был не предсказуем и страшен, но именно он впитал в себя все "Проклятье", что вновь окутало тело Вилтрэна.
   Серебряный, как и его сопровождавшие, послужил марионеткой в запретных опытах проводимых правителем Болот. Конечной целью которых было покорение Хаоса, что разбудили люди.
   Лишь столкнувшись с магией Ториана, Вилтрэн понял кем на самом деле он является. Правитель Болот, внушающий страх и трепет в сердца всех людей был не кем иным как водным хранителем, Туманным драконом, настолько древним, что Вилтрэн даже не мог себе этого представить.
   Как и многие хранители павшие в войне, Ториан веками искал способы и предпринимал попытки избавиться от "Проклятья", что истребило практически всех его соплеменников.
   Ториан многое создал, многое разрушил, много раз терпел поражения, но сегодня у него все получилось. Потомок Тиамат был принят Проклятым мечом и стал вместилищем самого Хаоса. Пятая стихия, что безумно рушила мир, теперь была заперта в оковы человеческой плоти. Теперь появилась возможность ее контролировать и подчинять.
   К чему это приведет, можно было догадаться. И теперь Вилтрэну и всем живым оставалось лишь надеяться, что грядущие события не уничтожат до конца весь мир.
  

Эпилог.

  
   Над землями Болот вновь завывал ветер. Его порывы развеяли туман, что многие десятки дней окутывал топи, мертвые леса и не приступные горы.
   Холод окутал земли и моря Валерсии, покрывая их снегом и льдом. Сезон "Голубой луны" вступил в свои права и призрачный голубой свет придавал ночному мраку еще более зловещие нотки.
   Освещенные холодным светом развалины древнего города внушили бы страх случайному прохожему, но таковых здесь не было уже многие десятки лет.
   -Кейтаг наращивает силы, заключив союз со всеми светлыми городами. Они готовятся мстить за убитых на корабле. - Говорил не высокий мужчина, внешность которого целиком скрывал черный плащ и мрак.
   -Они...Кейтаг готовиться объявить вам войну. - Пояснила высокая ведьма с густыми черными волосами, что мелкими кудрями спадали до самой талии.
   -Это хорошо. - Прошипел своим низким голосом правитель Болот, Ториан Оборотный. - Война со всем миром - это именно то, что нам сейчас нужно. Пятая стихия, темная энергия Хаоса всецело слилась с потомком моей дорогой Тиамат. Теперь мне ни что не помешает. Я верну себе то, что забрали люди! И "Проклятье" мне больше не преградит путь... - Тихий шелест, заменяющий голос Повелителя, разметался по залу, наводя ужас и страх даже на его приспешников.
   Магия тлена - одно из названий магии некромантов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"