Валерон: другие произведения.

Возрождение забытого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уу-9 отвечу на вопросы в комментариях

  Две недели отпуска пролетели как единое мгновенье, оставив лишь приятные воспоминания об увлекательном путешествии. Ухудшал настроение только тот факт, что через два дня Олегу снова выходить на работу. Не сказать, что работа ему не нравилась, как раз наоборот, но вырваться куда-нибудь на более менее приличный отдых теперь получится, в лучшем случае, через несколько лет.
  Переступив порог и бросив сумку на пол, он включил свет. Встречала его тишина да кошка Лися, которая была рада появлению хозяина. Он встал на колено и погладил мурчащее животное.
  - Скучала? - с улыбкой произнес он. - Надеюсь, тетя Зина тебя хорошо и постоянно кормила. А то я ей задам!
  Мяукнув в ответ, будто отвечая, кошка тут же побежала на кухню, показывая, что ей нужно от своего хозяина. Проследовав за ней и насыпав полную миску корма питомцу, Олег достал телефон и позвонил старому знакомому - его не радовала перспектива времяпрепровождения в одиночестве в этот хороший теплый вечер.
  - Привет, дружище, как твое ничего? - ставя чайник на газ, спросил он, когда товарищ поднял трубку.
  - О, какие люди! Рад тебя слышать. Как отдохнул?
  - Замечательно. Только теперь мне просто необходим отдых от отдыха. Да и не все потратил, что собирал на поездку.
  - Так это легко поправить, - засмеялся друг. - Вечером встретимся, посидим, поговорим, расскажешь как оно там, за бугром.
  - Обязательно. Подъезжай ко мне после семи. Как раз успею накрыть на стол.
  - Хорошо, буду без опозданий, наверное.
  Попрощавшись, Олег сходил в магазин, прикупив еды и выпивки к столу, а затем набрал ванну, дабы полежать и отдохнуть с дороги. Включив легкий рок, погрузился в воду, закрывая от наслаждения глаза, радуясь возможности расслабить уставшее от долгой дороги тело. Можно было не торопиться - времени в запасе имелось предостаточно, да и Витя может опоздать, если задержится на смене. Мышцы постепенно переставали ныть и он закрыл глаза от наслаждения; перед мысленным взором мелькали картины с его недавнего путешествия, мысленно возвращая его в прекрасную, и вместе с тем таинственную страну. Во всей своей красе перед ним предстал огромный тропический лес, над которым виднелось небо, затянутое тяжелыми свинцовыми тучами, а проникнув взором дальше, увидел вырастающий из буйной растительности древний храм, испещренный трещинами. Стены давно забытого строения покрывали лианы, похожие на туго сплетенные сети. В сооружение вел один единственный вход, высотою в два человеческих роста, с двумя колоннами по бокам, на которых видны были загадочные символы, вырезанные в камне. В храме отсутствовали окна, что сразу вызывало ассоциацию с гробницей, в которой повсюду властвует тьма и в ней нет места дневному свету.
  Ощущение, что все вокруг реально, было пугающим - казалось, он находился сейчас в глуби лесов, вернувшись к храму непостижимым для смертных путем. Медленно проплывая среди деревьев, он прекрасно видел с большого расстояния все трещины и неровности, даже самые маленькие, усеявшие строение, словно шрамы, добытые в бою. В бою со временем. От прямоугольного основания вверх устремлялись ровные, со следами разрушения, стены. Заканчивались они плоской крышей, состоящей из плит, поражающие своими размерами и толщиною. Его привлекло шевеление на самом верху строения и, присмотревшись, увидел две фигуры - одна скрывалась под грубой накидкой болотного цвета, воздев руки в небо и, как ему показалось, что-то кричала, слов было не разобрать; другая неподвижно лежала на камне, который был вырезан в форме человеческой ладони, заканчивающуюся серповидными когтями. Олег всматривался в очертание фигур, пытаясь разглядеть подробности, вслушивался, пытаясь разобрать хоть слово, но тщетно. Резкая боль сотрясла сознание, словно получил удар по голове; в попытке преодолеть странную слабость, взявшуюся из ниоткуда, ему пришлось опустить голову вниз, подвергаясь сильному давлению неведомой силы. Совладав с собой, он с трудом поднял взгляд и вздрогнул. Из-под капюшона на него смотрели два ярко-красных огонька, а бескровные губы растянулись в кровожадном оскале, лишь отдаленно напоминающем улыбку.
  Ужас вихрем влетел в сознание, снося все возможные барьеры, перемешивая мысли, делая их бессвязными. Страх ледяными когтями вцепился в душу, грозя разорвать ее на мелкие кусочки; сердце колотилось так, будто хотело выпрыгнуть из груди и убежать куда глаза глядят. То, что произошло дальше, вообще повергло человека в шок, а весь процесс до малейших деталей отпечатался в памяти, нагоняя жуть. Неведомый отвернулся к своему пленнику, видимо, потеряв интерес к оцепеневшему человеку. В следующее мгновение вверх взметнулась рука, с зажатым странно изогнутого вида топором, покрытым точно такими же символами, что и колонны у входа. В очередной раз выкрикнув неслышимые для Олега слова, неведомое существо рубануло оружием и по плитам покатилась голова прикованного к алтарю. Влага жизни струей ударила прямо в палача, обдавая с ног до головы, но его это ни капли не смутило. Вальяжно нагнувшись, палач поднял страшный трофей и положил рядом с бездыханным телом. Создалось впечатление, что весь этот ритуал был показательным спектаклем для одного единственного зрителя - Олега.
  Такого развития событий никто и представить не мог. Уже много лет такого рода развлеченья и религиозные обряды никто не проводил. Это было настолько отвратительно, что дыхание перехватило, но неведомая сила удерживала его от того, чтобы отвернуться в сторону, не досмотрев действо до конца.
  Тем временем оно продолжалось - последовал еще один удар, более аккуратный, а в следующее мгновенье он повернулся к обездвиженному ужасом человеку и держа в руках добычу, напоминающую вместилище человеческого разума. Испытывая омерзение, Олег как завороженный смотрел как неизвестное и ужасное существо медленно поднесло к губам свой трофей. Не трудно было догадаться, что последует дальше.
  С криком открыв глаза и разливая воду во все стороны, стараясь как можно быстрее выскочить из ванны, пытаясь избавиться от навязчивого ощущения страха и неприятного чувства, вызванного мерзким сном, он, тяжело дыша, встал перед зеркалом, открывая холодную воду, с остервенением умываясь. Только после этих нехитрых действий, казалось, осознал, что это был всего лишь сон, хотя и очень, очень реалистичный. Вытерев стекло и внимательно глядя на себя, Олег не увидел ничего необычного, но на всякий случай помолился - это придавало уверенность и чувство защищенности. Умывшись, поднял голову, все еще находясь под воздействием плохого сна, и посмотрел в зеркало.
  В отражении он увидел себя и что-то бесформенно-серое, скользнувшее в ванну. Резко повернувшись, его ждало разочарование - обнаружить удалось только воду и кошку, которая зашла через неплотно закрытую дверь, среагировав на крик хозяина и шум разливающейся воды. Стоя неподвижно и пытаясь привести хаотично снующие мысли в порядок, он постепенно восстановил дыхание, а сердце перестало бешено колотиться в груди, грозя покинуть свое вместилище.
  - Бред, полная чушь, - убеждал сам себя мужчина, пытаясь окончательно избавиться от чувства ужаса.
  И хотя ему это удалось, до конца избавиться от него не получалось и на душе оставался неприятный осадок. Теперь даже в своей квартире пропало ощущение безопасности, что грозило перерасти в настоящую паранойю. Решив не откладывая в долгий ящик приготовления, начал накрывать на стол, тем самым стараясь отвлечься от неприятного ощущения. Быстрее для самоутешения, чем для реального объяснения, он сделал вывод - недавний сон есть не что иное как проявление его усталости, впечатлений от путешествия и музыки, которые и смогли привести к такому инциденту. Это пришлось по душе, поэтому он смог заглушить чувство тревоги и ощущение опасности, но полностью избавиться не смог. Звонок в дверь вывел Олега из состояния задумчивости, заставляя вернуться в реальный мир. Глянув на время, он опешил - уже была половина восьмого.
  - Заходи, - открывая дверь и улыбаясь, произнес Олег, пропуская среднего роста лысого мужчину в очках. Он всеми силами пытался вести себя как обычно, чтобы не показать, что его что-то тревожит.
  - Рад тебя видеть, дружище, - поставив бутылку вина на тумбочку, Витя обнял старого друга. - Было непривычно скучно без тебя. Некому было жаловаться на жизнь.
  - Ну да, мне одному не наплевать на тебя, Вить.
  - К сожалению, это так, а коллеги и знакомые обычные лицемеры - вспоминают обо мне, когда им нужна помощь. Но сейчас не об этом. Мне интересно узнать как провел время, что видел, кого слушал.
  - Тогда прошу к столу, будем изменять мое материальное положение, - усмехнулся Олег, рукою приглашая к накрытому столу, решая рассказывать временно о своем то ли сне, то ли видении.
  Все как всегда, не изменяя своим устоявшимся привычкам, они сидели и говорили, говорили и говорили. Два совершенно разных человека разглядели в друг друге родную душу. Что их объединяло - оставалось загадкой не только для окружающих, но и их же семьи. Олег работал в ЖКХ, зарабатывая не слишком много, но на жизнь и какой-никакой отдых хватало. Даже удалось насобирать на путешествие в Индию, с которого он вернулся совсем недавно. Витя был хирургом, точнее помощником, серьезные операции ему не доверяли из-за отсутствия опыта. В будущем он планировал, после обретения достаточного опыта, повысить квалификацию, чтобы стать независимым специалистом. Познакомились они в спорт баре во время Чемпионата Европы, сидя за одним столом, а дальше завязалась крепкая дружба, которой ничто не в силах помешать.
  В беззаботных разговорах, время летело незаметно. Олег рассказывал о своем путешествии, об увиденном и пережитом, под неподдельные восхищенные вздохи и ахи друга. Особенно его заинтересовала медицина и антисанитария многолюдной страны. Рассказывая о местах, которые он посетил, друг Вити дошел до того момента, когда его проводник показал древний храм. Перед глазами промелькнули фрагменты страшного сна - глаза, губы и страшная трапеза.
  - Олег, - друг явно беспокоился, - Олег! Ты слышишь меня? Ты какой-то бледный.
  - Прости, Витя, - встряхивая головой, ответил он. - Что-то я задумался. Наверное усталость, - снова уходя в себя, промямлил человек.
  - Ты точно не болен? - наклоняясь над столом и глядя в глаза, поинтересовался товарищ. - Я слышал людей иногда подкашивают болезни, когда они бывают в других странах. Олег!
  Крик не на шутку встревожившегося друга, окончательно привел его в чувства. Осушив стакан воды и вновь тряхнув головой, он посмотрел на Витю. Пелена ушла из глаз, а бледность лица уступила место румянцу.
  - Все хорошо, - вымученная улыбка не могла сбить с толку человека, который знал Олега лучше, чем кто бы то ни было. - Просто вспомнил нехороший сон. Наверное, это из-за усталости, надо отдохнуть, выспаться и все будет отлично, уверяю тебя.
  - Ну смотри сам, - недоверчиво проворчал друг, прекрасно понимая, что от него что-то скрывают. - Вдруг что - сразу мне говори, у меня есть много знакомых среди врачей, которые сделают все в лучшем виде, а самое главное вовремя.
  - Думаю, этого не понадобиться.
  Вволю насытившись как пищей, так разговорами, они распрощались, договорившись встретиться на следующий день в спорт баре, посмотреть футбол. Витя уехал, вызвав такси. Олег убрал со стола, вымыл посуду. Потом принялся мыть пол, вытирать в кухне мебель, стирать грязные с дороги вещи - в общем делать все, чтобы не уснуть, боясь повторения реалистичного кошмара. Но не выдержав, таки прилег на диван в гостиной, включил телевизор и вскоре глаза закрылись сами собой, погружая сознание в сон без сновидений.
  Разбудил, как обычно, мобильник. Он сразу и не понял, что произошло. Встал, побежал на кухню, потом вернулся на диван, потом подскочил, опять сел. Пелена грез развеялась, как туман под лучами встающего солнца, позволяя ему понять, что звонит телефон. На экране был незнакомый номер. Взяв трубку, он узнал голос своей матери. На вопрос, почему не со своего, она ответила, что у них в деревне нет света, а он разрядился. Поэтому взяла у соседей позвонить. Она сказала, что ей отчего-то было тревожно на душе, а ночью приснился сон, который еще больше ее обеспокоил, поэтому как смогла, так и позвонила, чтобы удостовериться, что с ее единственным сыном все нормально.
  Услышав голос и успокоившись, мать завела свою старую песню о том, что ему тяжело одному, а как же он живет, ест ли он регулярно или нет, ведь готовить некому. Зная куда клонит она, Олег уже приготовил свой стандартный тактичный ответ, не несущий обиду для близкого человека. И снова речь о женитьбе, что ему нужна спутница, которая будет с ним идти по сложной дороге, под названием жизнь. Года идут, а разговоры все те же. Дослушав и ответив, что он в поиске, они попрощались. Времени было около десяти утра - сравнительно рано, если взять в расчет то, что у него выходной.
  Приведя себя в порядок, он решил пройтись, подышать свежим воздухом.
  Город Пермь жил своей жизнью. На улице было многолюдно, все куда-то шли, торопились, сидели в кафе, прогуливались с детьми. Глядя на все это, невольно задумываешься о том, что будет дальше. И в то же время приходит понимание того, что в этом большом городе, ты совершенно одинок, что, в принципе, нужен лишь до того времени, пока приносишь пользу и доход. А вдруг случись что, окажешься на свалке и никто не вспомнит, когда тебя не станет. Во всем этом только одно заслуживает внимание - вера. Пришлось даже остановился, дабы отогнать от себя подобные мысли, тряхнув головой, и удивился - такое ему никогда в голову не приходило.
  Ну да, погода не идеальная, может, магнитные бури иль еще что, вот и нагнетает. Решив не обращать внимания на минутную слабость, Олег двинулся дальше, планируя погулять по парку, подышать свежим воздухом, способствующим очищению помыслов; чтобы добиться желаемого результата, он решил пройти вглубь, подальше от проезжей части, где можно было наслаждаться тишиной. Деревья перешептывались между собою, касаясь друг друга кронами. Покой - вот что сложно найти в большом городе, переполненным суетой и шумом постоянного движения.
  Присев на лавочку, он с умиротворением наблюдал за окружающими людьми, на время забыв про свои тревоги; несколько детей, играющих мячом, пока еще не задумываются, кем они станут в этой жизни; сидящие за столиком родители что-то весело обсуждали, оглашая округу звонким смехом. В душе шевельнулось что-то неприятно холодное и в тоже время смутно знакомое, но Олег не обратил на это никакого внимания. Скользнув взглядом по кустарникам в нескольких метрах от того места где находился, он заметил какое-то шевеление. Присмотревшись, ему удалось рассмотреть как некто в темном балахоне с капюшоном, закрывшим лицо, тащит сопротивляющегося человека в кустарник. Не рассуждая, мужчина кинулся на выручку.
  Бросившись в кусты, не обращая внимания на изумленные взгляды окружающих, он старался как можно скорее добраться до них, чтобы помочь. Олег преодолел расстояние единым рывком, вихрем врываясь в заросли растений, поцарапав тело и порвав футболку. Не замечая жжения повреждений, выбежал на открытую поляну, огляделся, покрутил головой, но никаких следов присутствия только что направившихся сюда людей не было. Оставаясь в замешательстве и растерянности, он решил пройтись по небольшой полянке и осмотреть все вокруг. Ничего, ничего, снова ничего. Неужели все это могло привидеться? - вполне возможно. Проходя мимо одного из деревьев, он увидел нечто, от чего его согнуло пополам в порыве рвоты. Он не был трусом, но это было настолько отвратительно, что организм не выдержал этого зрелища.
  На стволе дерева были нацарапаны символы, явно кровью, встреченные им ранее в странном сне, а выше ножом прикреплены скальп с черными волосами, указывавшие что пострадавшая - женщина, со следами крови и плоти несчастной жертвы. Такие локоны украшали голову попавшего в беду человека, которого уже не спасти. Забытый было ужас охватил мужчину, рвя на части его сознание, оставляя глубокие борозды, которые не исчезнут никогда, напоминая об этом дне, заставляя раз за разом содрогаться от страха.
  Не помня себя, он бросился назад, зовя на помощь, но не успел добраться до людей, как вдруг его бросило вперед от удара в спину - Олег успел разглядеть когтистые пальцы и чешую то ли руки, то ли лапы, прежде чем, теряя равновесие, упал ниц. Ветки, обжигая, полоснули по лицу, а удар об землю вызвал острую боль в голове; мир перед глазами тряхнуло так, что на несколько мгновений видимость стала нулевой.
  Мужчина в панике вскочил, хотел бежать от того монстра, что гнался за ним, но остановился. Каково же было удивление увидеть себя стоящим возле скамейки, на которой мирно отдыхал до того момента, как ринулся сломя голову за странной парой. Футболка и джинсы испачканы пылью, а под ногами след от его лежащего тела. Стараясь привести в порядок мысли, Олег озирался по сторонам, надеясь увидеть хоть что-то, указавшее бы ему на реальность произошедшего, но тщетно. Вокруг ничего не поменялось, только окружающие косились в его сторону. Не трудно догадаться, что их удивил лежащий на земле человек, который, скорее всего, не только катался по ней, но еще и кричал не своим голосом.
  Но как же было все реалистично; спина болела после удара твари и, наверняка, останется синяк.
  Страх боролся с интересом - проверить или нет; после недолгих раздумий победило второе, вытеснив неприятное ощущение. По крайней мере на некоторое время. Держась из последних сил, чтобы не броситься наутек, он добрался до того места, где обнаружил минутами ранее следы страшного обряда. Подходя к дереву с кровью и останками, даже дыхание затаил, не понимая до конца - хочет найти следы, доказывая реальность происходящего, или нет, подтверждая психическое заболевание. Но никаких следов того, что он видел, не было. "Да что же это за наваждение такое?" - в смятении думал Олег, возвращаясь обратно, все еще ожидая внезапного нападения, которое обычно происходит в фильмах, когда герой идет себе назад, думая что все хорошо и все это сон.
  Вот только сон был очень реалистичным.
  Ко всему прочему добавилась боль в районе плеча. Закатив рукав футболки, он увидел несколько красных отметин, оставленных пальцами неизвестного. Слишком уж правдоподобный сон. Однако отсутствие явных следов когтей говорили лишь о том, что скоропостижные выводы делать не стоит. Возможно, синяки появились из-за того, что он сам во сне схватил себя. Да и не помнил, чтобы тварь прикасалась к плечу. Но след был, не понятно откуда взявшийся.
  Тревога все возрастала и к ней добавилась навязчивая мысль, что за ним наблюдают, и взгляд наблюдающего не сулил ничего хорошего, обдавая холодом и злобой, на столько древними, что представить трудно. Это было плохо. "Только мании преследования мне и не хватало," - вздохнул мужчина, все еще пытаясь успокоиться. В памяти всплыли слова друга: человек приезжает в другую страну, с другим климатом и окружающей средой, происходит контакт с микроорганизмами, что и приводит к различным болезням, не только физическим, но и психическим. Маловероятно, но такая теория имеет место быть.
  Стало не по себе. А что если действительно разум поразило нечто, влияющее на сознание, разрушая и пожирая его? Олег был от этого не в восторге: не хотелось становиться безвольным ничего не соображающим, пускающим слюни и бормотавшим невнятные слова овощем - именно такими ему представлялись душевно больные люди. По сравнению с психическими заболеваниям, все остальное кажется совершенно незначительным. Нет ничего страшнее, нежели быть лишенным способности пользоваться своим разумом; видеть окружающий мир, но не жить, а существовать, быть пустой оболочкой, с которой можно сделать все, что угодно - он всегда боялся потерять рассудок больше, чем встретить смерть в строго назначенный час.
  Холод пробрал до самых костей, оттесняя даже тревогу из-за невидимого наблюдателя. Бредя по опустевшим улицам в сторону бара, мужчина думал стоит ли поделиться своими переживаниями с единственным неравнодушным другом или оставить все как есть, надеясь, что это всего лишь результат физической и эмоциональной истощенности. Неутешительные мысли сопровождали его до самого места встречи, не отпуская ни на мгновение, порождая постоянное присутствие напряжения. Не замечая, окружающих, заказал пиво и сел за свободный столик, ожидая, когда придет Виктор, не подумав посмотреть, сколько времени. Неутешительные мысли и не отступающая тревога почти выбили его из колеи, заставив потерять ощущение времени.
  Олег смотрел в бокал на пузырьки, не обращая внимания ни на людей, ни на расписной интерьер с футбольной атрибутикой. Сидя за столиком, он устремлял свои помыслы все дальше и дальше в неведомые дали и пространство, пытаясь найти ответ на вопросы, но не мог; даже стал подумывать о том, что окончательно сошел с ума и теперь будет вечно скитаться в своем вымышленном мире, в котором, несомненно, путешествует со вчерашнего времени. Окружающее люди не обращали на него никакого внимания, поглощенные своей личной жизнью и проблемами, не отягощенные чужими переживаниями; да и странно было, если бы обратили - человек выглядел вполне обычно, как тысячи других в этом мире.
  В таком задумчивом и унылом состоянии его и застал Витя, пришедший на пол часа раньше, освободившись с дежурства. Он положил руку другу на плечо, от чего тот вздрогнул. Врач опешил, посмотрев в воспаленные глаза Олега - вид у него был явно нездорового человека, и это не могло не тревожить.
  - О, что-то ты выглядишь ужасно, друг мой, - присаживаясь напротив и махая бармену, произнес товарищ. - Что стряслось? Вчера ты был бледным и каким-то странным временами, сегодня вообще такое ощущение, что из тебя высосали все соки. Ты можешь мне доверять!
  - Я знаю, дружище, я знаю, - прохрипел мужчина, собираясь с силами. Появление друга придало уверенности и помогло справиться с оцепенением.
  Набрав полные легкие воздуха, собираясь с силами, сделал глоток выдохшегося пива и, наконец решившись, начал рассказывать, надеясь что друг его выслушает и не сочтет сумасшедшим. Рассказал все - и о древнем храме, затерянном в лесах чужой страны, о возвращении домой, странном сне, который вызвал неподдельный ужас в ванной, случае в парке, особенно заострив внимание на боли в спине и следах на руке. Не забыл рассказать и о мыслях, которые его посетили еще до прихода в парк, не свойственные ему и будто нашептанные кем-то. Виктор слушал, не перебивая, кивая временами и что-то бормоча себе под нос, поправлял сползающие с длинного носа очки, иногда делая глоток пенящегося напитка. Когда Олег закончил, наступила тишина. Слушатель погрузился в свои мысли, создалось впечатление, что он вообще забыл где находится; его собеседник даже забеспокоился, не случилось ли чего или дела очень плохи - не зная что и думать, просто ждал.
  - Занятненько, - пробормотал наконец врач, после долгого молчания. - Признаться, я такого не встречал. Похоже на острое психическое расстройство, но утверждать не буду. Хм. Нужен эксперт, а я, к сожалению, дилетант в области психологии, имеющий мало опыта.
  - Психическое? - похолодел мужчина. - Но как же тогда синяки? Они тоже нереальны и ты их не видишь?
  - Вижу, - вздохнул Виктор, успокаивающе похлопав друга по руке. - Но также вижу страх в твоих глазах, странную возбужденность и что-то еще, чего определить не могу, не специалист. Но ты не переживай. Все будет хорошо, я договорюсь с одним своим должником, вырезал ему в свое ненужную часть внутреннего мира, - хохотнул он, разряжая обстановку. - Он точно поможет. Хороший специалист. Даже можно сказать лучший в своем деле. А вот на счет следов... - товарищ озадачено покивал головою. - Мне кажется, это результат твоего состояния и ты сам их оставил. Но точнее будет известно, когда проведут осмотр. А там видно будет.
  - Спасибо за поддержку, только не будем тянуть, дружище, - взмолился он. - Нужно делать все как можно быстрее! Когда мы отправимся к нему?
  - Сделаю все, что могу думаю завтра мы с ним увидимся. А пока переночуешь у меня. Мне так будет спокойней.
  Поблагодарив друга еще раз, Олег почувствовал облегчение. Тревога постепенно отступала под напором приятных мыслей - ему помогут излечить то, что его мучает. По крайней мере попытаться стоит.
  После всего этого смотреть игру было сплошным удовольствием. Теперь все страхи казались чем-то далеким и нереальным, с явным оттенком зарождающегося безумия. Понемногу в баре прибавлялось людей, стало шумно и весело. Встретили еще нескольких своих знакомых, после чего обычный просмотр плавно перерос в капитальное отмечание и встреч, и забитых голов, и вообще за мир во всем мире.
  В общем, не имеет смысла пересказывать весь отдых за несколько часов - все было весьма банально. Добрались домой после полуночи расслабленные и решили еще чуточку посидеть, чему была "безумно рада" жена Вити, но он ей вкратце рассказал проблему друга. Вздохнув, она только махнула рукой и ушла спать, зная, что если муж что-то делает, значит так оно надо.
  Стараясь вести себя потише, они сделали себе чаю и говорили о всякой ерунде, молча придя к договоренности не вспоминать имеющуюся проблему, по крайней мере сегодня. Угомонились почти перед рассветом, решив что нужно быть посвежее, а то день предстоял тяжелый и насыщенный. Олег даже перестал думать о том, что его так напугало и угнетало; уснул, как говориться, без задних ног и спал беспробудно.
  Свет разгорающегося дня обнадеживал, отгоняя и развеивая ночные кошмары. Правда в этот раз они его не потревожили и удалось выспаться, позволив отдохнуть сознанию и подарив прекрасное настроение. Жена Виктора приготовила им завтрак, или вернее сказать обед, потому что времени было уже за полдень. Немного болела голова и хотелось пить, но в целом чувствовал себя очень хорошо. Витя, как оказалось, встал уже давно и успел договориться о встрече со своим знакомым. Олегу было стыдно, ведь ради него друг старается, а он тут разлегся.
  Быстро пообедав, двинулись в путь. Ехать пришлось далеко, почти через весь город, но это было неважно, ведь главное результат, предполагавшийся положительным; несмотря ни на что, они успели к назначенному времени. Подъехав к многоэтажному белому зданию, в котором находились несколько медицинских отделений, в том числе психологическое, Олег начал волноваться, боясь что могут подтвердится самые худшие его опасения. Тогда его положат в психиатрическую больницу и он навсегда останется там, не имея ни малейшего шанса вновь стать прежним - такого рода заболевания не проходят или оставляют глубокие раны, способные вернуть страшное состояние.
  Поднявшись на нужный этаж не встретив ни души кроме охраны, они подошли к кабинету одного из авторитетнейших специалистов не только в городе, но и в стране. Виктор дал знак подождать и вошел в кабинет, пренебрегая правилами приличия, не стучась и не спрашивая разрешения войти. Через несколько секунд его улыбающееся лицо показалось из-за дверей, кивком приглашая друга последовать за ним. Первое впечатление было положительным - солнечные лучи и светлая мебель в тандеме действовали успокаивающе. Широкий стол, за которым сидел немолодой врач в халате и очках, был завален бумагами и папками; напротив стояло мягкое кожаное кресло для пациентов, а у стены несколько деревянных стульев для посетителей. Конечно, неприятно осознавать, что ты пациент, но это было именно так.
  Врач жестом указал на кресло и, после того, как Олег устроился поудобней, попросил рассказать суть проблемы, со всеми возможными подробностями, не упуская никаких деталей. Чувствуя себя неловко, но понимая серьезность ситуации, он пересказал все, стараясь как можно более тщательно, не упуская даже мелочей, помогающие создать полную картину. Врач что-то записывал в блокнот, иногда кивая или удивленно вскидывая бровь, но не перебивал, стараясь не сбить своего подопечного. Когда рассказ кончился, он подошел и провел осмотр глазных яблок, прощупал пульс, задавая несуразные, иногда даже глупые, вопросы, прося отвечать так, как подсказывает сознание без раздумий. После нескольких минут он удовлетворенно кивнул и вернулся на место, попросив подождать немного, пока окончательно разберется в ситуации и сделает заключение.
  Как мучительно долго тянулось время словами не передать. Момент истины наступит совсем скоро и Олег узнает, пожирает психическое заболевание его сознание или нет; капельки пота выступили на лбу, под влиянием напряжения и страха. Психиатр медленно поднял глаза, улыбаясь во всю ширь рта, показывая, что причины для беспокойства больше нет. Диагноз был предельно прост - психическое состояние удовлетворительно; единственное на что стоит обратить внимание, это истощенность, которая заставляет сознание смешивать воспоминания и переживания, добавляя несуществующее. В свою очередь данный диагноз объясняет погружение в сон, которое случалось именно тогда, когда реалистичные жуткие картины вставали перед взором бедного человека. Неизвестная тварь, по его словам, не что иное как внутренние переживания или внешний недоброжелатель, наделенный этим обличием, странным и отталкивающей.
  Предписание врача не отличалось оригинальностью - хороший и продолжительный отдых, сопровождаемый здоровым сном. Вздохнув с облегчением, Олег встал и, пожав руку врачу, поблагодарил его за помощь. Радость переполняла его и он заметил, что Виктор тоже улыбается, довольный собою - все прошло как нельзя лучше именно с его легкой руки. Выйдя из клиники, они договорились встретиться вечером, чтобы отметить радостное событие, и, попрощавшись, пошли каждый по своим делам. Чувствуя прилив позитивных эмоций, Олег решил доехать на маршрутке, чтобы подольше насладиться своим внутренним спокойствием и уверенностью, слушая через наушники любимую музыку.
  Повернувшись к стоящему рядом мужчине, чтобы выполнить просьбу передать за проезд, он невольно дернулся, инстинктивно стараясь отойти подальше, насколько позволяли стоящие люди. Его бросило в дрожь от вида черепа с кусками гниющей плоти; свисая лоскутами, она истончала настолько смрадный запах, что защипало глаза. Пустые глазницы впились в Олега, давя и круша так тщательно возводимые барьеры спокойствия. Переведя взгляд в окно, стараясь не замечать рядом стоящего мертвяка, он увидел еще одного такого человека - тот ковылял по улице, держа выпадающие внутренности. В нескольких метрах от него еще один рвал на части пойманную жертву, расшвыривая органы и куски тела в разные стороны. Их становилось все больше. Совершенно непостижимым образом окружающие в своем большинстве в единый миг стали кучей гнилого мяса, поедаемого червяками распространяющего тошнотворный запах. Омерзение и страх вновь поднялись из глубины сознания, заполняя собою даже самые отдаленные уголки. Олег потер глаза, слезившиеся от окружающих "благоуханий", после чего увидел совсем иную картину.
  Морок пропал - его окружали обычные люди, занятые своими мыслями и спешащие по своим делам. В этот раз он успокоился быстрее; зная, после посещения специалиста, как бороться с этой напастью. Тем более, что это займет то всего несколько дней, а на работе оформит больничный, ничего страшного.
  Зайдя в квартиру, он с удивлением, но вместе с тем и облегчением, заметил, что перестал ощущать голодный взгляд незримого наблюдателя. Настроение улучшилось и, пребывая в хорошем расположении духа, принял ванну, готовясь бриться. Напевая себе под нос какую-то мелодию, он умылся и поднял глаза. Его внимание привлек странный блеск в глубине зрачков; замерев от удивления, он начал всматриваться в них, пытаясь понять, чем вызвано это явление. Медленно начала наползать дымка, сжимая кольцо и превращаясь во тьму. Постепенно она заполонила все вокруг, оставляя только желтый манящий свет, который становился все больше, поглощая окружающую реальность, но вместе с тем и разгоняя темноту.
  Стоя неподвижно и всматриваясь, с трепетом ожидая увидеть нечто невообразимое, Олег был не в силах отвести взгляд, словно его держало что-то. Или кто-то. Свечение заполонило собою все пространство вокруг; внезапно его взору предстало помещение, напоминающее комнату, пол и стены которой сделаны из ровных досок, а наверху через балки потолка, ничем не покрытого, можно было разглядеть двускатную крышу. Опустив взгляд, он невольно вздрогнул - перед ним стояла знакомая уже фигура в плаще и красными глазами, вокруг которой вились веревки, очень похожие на белого цвета змей. Они находились в постоянном движении, извиваясь, свивались в кольца и снова распрямляясь. Захватывающее зрелище, если бы не неприятная встреча со своим жутким оппонентом.
  - Приветствую, тебя, смертный, - разомкнулись серые бескровные губы.
  Ошеломленный увиденным Олег не смог произнести ни слова; дыхание пресеклось из-за накатывающей волны непреодолимого ужаса, затаившегося в отдаленном уголке сознания.
  - Тебе нечего бояться, - усмехнулось существо, сжимая в чешуйчатой лапе ритуальный топор, не узнать который человек не мог. - Если ты не против, я помогу. Только подумай о том, что хочешь вернуть себе возможность говорить и ...
  Существо так и сделало, или ему показалось, - действительно помогло, после яркой вспышки глаз говорившего, он почувствовал, что опять способен сотрясать воздух.
  - С-с-спасибо, - первое слово далось с трудом от еле сдерживаемых эмоций.
  - Совсем другое дело. Наконец-то мы можем поговорить. Я не причиню тебе вреда, - для убедительности существо положило оружие на деревянный пыльный пол, а руки повернуло ладонями к собеседнику, показывая, что безоружно.
  - О чем поговорить? - превозмогая омерзение при воспоминании об увиденном ранее и чудовищной трапезе, спросил Олег.
  - О твоей проблеме, которую не смог решить и ваш хваленный специалист. Но ему простительно - человек он, мягко говоря, не очень. Он частенько грешил тем, что брал деньги за различного рода услуги, не совсем сочетавшиеся с нормами вашего общества.
  - Откуда ты это знаешь? - спокойствие возвращалось стремительно, позволяя адекватно оценивать обстановку и не запинаться при произношении.
  - Такова моя участь, - вздохнув, театрально развело руками существо. - Я стар, я помню времена, когда все только начиналось, но уже тогда понял, что люди порочны. Наверное, поэтому я и появился в этом мире дабы регулярно и неустанно очищать его от скверны.
  - Мда, ну и выдает же мое сознание чудеса, - храбрясь, шутливо произнес человек.
  - Ты сам в это не веришь, - улыбнулось существо, заглядывая в самое сокровенное, от чего человеку сделалось дурно. - Посмотри вокруг - это твоя голова, и все, что ты видел с момента возвращения, происходило именно здесь. Ты сам создавал те видения, а я лишь немного добавил от себя, скажем так, изюминки. Показал тебе истинное лицо людей. Думаю, ты понимаешь о чем я. Все эти, как ты подумал, змеи не что иное как твои мысли, находящиеся в непрерывном движении. Часть из них содержат в себе воспоминания, запечатленные на протяжении жизни. Ты посетил храм, который воздвигли для меня, там и произошло проникновение в твое сознание. А дальше я показал ритуал, который совершаю, чтобы вера в меня поселилась у тебя в твоем разуме.
  - Ритуал во время которого ты убиваешь людей и..., - его передернуло от омерзения. Ком подступил к самому горлу, мешая говорить.
  - Да, убиваю, - не стал отрицать неведомый, - ибо пока люди в меня верили, они приносили мне в жертву преступников и тех, кого считали нарушителями устоявшихся традиций и законов. Я веками очищал мир людей от неугодных элементов, проникая в их сознание и разрушая его. Самая страшная кара существовать, потеряв разум, оставаясь безвольным рабом, с которым будут делать все, что сможет придумать изощренный человеческий разум.
  - Ты хочешь сказать, этим ужасным способом ты несешь добро людям? - прищурился мужчина, окончательно привыкнув к рядом стоящему, или это существо избавило его от этого, кто знает.
  - Вечный спор: добро и зло, черное белое, ин янь, - вздохнул древний. - Запомни раз и навсегда - добро и зло вещи относительные. Нет четко выраженных цветов, а есть нечто среднее. Для каждого они свои - даже, например, человек ловит преступника. Для общества это добро, но по отношению к пойманному это зло. Сколько людей - столько мнений, поэтому я не могу однозначно ответить на твой вопрос.
  Странно, но вера в слова говорившего постепенно крепла в слушателе, если конечно все происходящее не было плодом воображения поврежденного рассудка.
  - Так что же ты хочешь от меня? - решив перейти к мучащему вопросу Олег.
  - Мне нужны последователи, те, кто будет верить в меня, тем самым подпитывая мои силы. Я веками тлел в глубине храма, постепенно угасая, потому что люди забыли обо мне, более не поклоняясь и не прося защиты. Существовать на грани распада мне помогли легенды, которые рассказывали обо мне, но мало кто в них верил, и горстки верных поклоняющихся. Мне нужны люди, которые помогут восстановить былое могущество, а я буду очищать мир от скверны, коей несомненно скопилось великое множество. Поэтому я здесь.
  - В моей голове, - хмуро отозвался Олег, не очень радуясь такому соседству.
  - Да, это так, - теряя терпение, по-змеиному прошипел собеседник. -. Я здесь обосновался и пытался наладить с тобой контакт, но получалось только творить видения, которые тебя так напугали. Ты чувствовал ужас и это мешало мне поговорить с тобой, все объяснить. Но потом ты смог его побороть и вот мы наконец-то разговариваем. Я вполне реален, также как и ты. Я почти не тронул твое сознание, лишь самую малость, но это не навредит тебе и ты останешься совершенно здоровым человеком. Но речь не об этом. Лучше скажи мне, согласен ли ты стать одним из тех, кто будет нести мое слово и возрождать веру в меня. Мне нужен проводник и кормилец в мире людей. Пищей мне будет служить, как в незапамятные времена, сознание людей, совершающие лихие поступки, с моей точки зрения, конечно. Я буду проникать в их сознание, насылать морок и кошмары, постепенно лишая разума, стирая грань между вымышленным миром и реальностью.
  - А если отвечу отказом? - сказать, что ему стало не по себе, значит ничего не сказать.
  - Я найду другого проводника, а твое сознание поможет мне в этом, - дикий безумный смех громом раздался в голове Олега и тьма поглотила его. Больше он никогда не появлялся в своей уютной двухкомнатной квартире, а пушистого зверька приютила добрая соседка.
  Он закончил рассказ, с удовольствием наблюдая разные чувства на лицах людей - от благоговейного страха и веры до полного безразличия и недоверия с усмешками.
  - А что было дальше? - спросил юноша.
  Люди в зале и не думали расходиться.
  - А это я расскажу в следующий раз, - подмигнул Олег молодому человеку. Виктор, стоящий позади, усмехнулся. Его друг всегда любил заинтриговать окружающих, чтобы они приходили вновь и вновь, наполняясь верой, несшей полное и безоговорочное подчинение.
  Олег встал, поблагодарил за внимание и собирался было уйти, но его остановили.
  - Чушь это все, - раздалось среди толпы, - это просто сказка, не имеющая реальной основы.
  - Ты правда так считаешь? - Олег опустил рукав рубахи, скрывая непонятные символы. - Дело твое! Всего доброго, товарищи, приятных сновидений, - уходившие люди не подозревали, как изменится их жизнь скором времени.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Д.Хант "Три дракона для Фло"(Любовное фэнтези) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Наследство не выбирают. Ravena (Алёна) ВороноваВедьма на пенсии. Каплуненко НаталияВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяНить души. Екатерина НеженцеваДиету не предлагать. Надежда МамаеваЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронМоре счастья. Тайна ЛиПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаХолодные земли. Анна Ведышева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"