Валуева Александра Сергеевна: другие произведения.

Секрет Лазаря

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ( "Секрет Лазаря") И снова Ника, на этот раз со своим одноклассником Сашкой, при довольно загадочных обстоятельствах оказывается в Джаз-Банде. Но неожиданно выясняется, что обратно вернуться не получится - проход закрылся, к тому же, в столице беспорядки, да и люди, сами того не замечая, начали фальшивить. Как оказывается, все дело в том, что пропал символ Дирижерской власти - камень Лазарь. В итоге Нике со товарищи опять приходится спасать ситуацию: искать камень не только в Джаз-Банде, но и в соседнем государстве, сталкиваться с различного рода неприятностями и даже принимать участие в международных гонках.


  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Секрет Лазаря

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Валуева Александра

  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 1

  
   Нику разбудил раскат грома. Он накрыл грохотом ночные дворы, тут же неистово залились на разные голоса собаки, истерически завыли автомобильные сирены.
   Ника, вообще-то очень любившая грозу, недовольно заворочалась и, перевернувшись на другой бок, свернулась калачиком. Сон не шел, глаза наотрез отказывались закрываться. Откинув одеяло, Ника на цыпочках босиком подбежала к окну и отдернула занавеску.
   Дождя еще не было: ветер рвал с деревьев выворачивающуюся наизнанку листву, по дорожке, как будто играя сам с собой в чехарду, то подлетая, то снова опускаясь, белым пятном летел легкий пластиковый пакет, половина фонарей вдоль улицы и возле сквера почему-то не горела. Ника поежилась, забралась обратно в постель и завернулась в одеяло.
   Что же это такое? Никогда, вроде бы, бессонницей не страдала, а тут уже где-то полмесяца...да, именно, с начала летних каникул по ночам довольно часто не удается заснуть почти до самого утра. И ведь никаких, казалось бы, проблем или трудностей, ни, тем более, мук совести, в чем же тогда дело? Правда, иногда находят внезапные приступы необъяснимой тревоги и беспокойства. Опять же без какой бы то ни было на это причины. Хоть валерьянку принимай! Да, конечно, вот и сейчас Ника, прислушавшись к себе, поняла, что она нервничает. Да еще как! Как перед годовой контрольной по алгебре!
   " А ну прекрати сейчас же! - сердитым шепотом прикрикнула на себя Ника. - Тоже мне, чувствительная натура! Это просто из-за грозы. Вот сейчас ляжешь и уснешь как миленькая, поняла? Это гроза".
   " А позавчера это тоже была гроза? - не замедлил ехидно поинтересоваться внутренний голос. - И вообще, с каких пор тебя гроза волнует?"
   Не найдясь с ответом, Ника сердито помотала головой из стороны в сторону и, встряхнув одеяло, приготовилась укрыться, как вдруг ее внимание привлекла одна странная деталь - только сейчас она заметила небольшой, но яркий огонек, отражавшийся в стеклянной дверце книжного шкафа.
   Ника отлично знала, что именно там должна лежать небольшая фигурка из светло-зеленого с прожилками камня, изображающая слоника с поднятым вверх хоботом. Это был подарок, полученный девочкой при весьма необычных обстоятельствах и служивший ей талисманом. Окончательно забыв про сон, Ника подлетела к шкафу - кончик хобота слоника и впрямь горел мягким желтоватым светом. Стоя в задумчивости, Ника вдруг вспомнила: да, такое уже было! Единственный раз, когда статуэтка светилась, был...нет, этого быть не может...или..?
  
   Утром пронзительный, настойчивый телефонный звонок прокатился по квартире, как показалось Нике, издевательски рано.
   Толком не проснувшись, Ника пулей слетела с кровати и, перепутав тапочки, помчалась искать трубку. Та обнаружилась на кухне, возле раковины. Ника схватила надрывающийся телефон и выдохнула: алло!
   - Здравствуйте, - светски сказали в трубке, - будьте добры, позовите Нику.
   - Это я, - призналась Ника.
   - А-а! Ну, привет, Никель, узнала?
   - Нет, - тут же соврала Ника. Голос своего друга детства Саши Бекина она распознавала всегда, как бы старательно тот его ни изменял, вдобавок, никто, кроме Сашки, не называл ее Никелем.
   - Докатилась, друзей старинных забываешь! - между тем радовались в трубке. - Ну, узнала теперь? Наконец-то. Я, кстати, звоню с деловым предложением: не желаешь ли ты совершить небольшой променад?.. Да прямо сейчас... Что?.. Ну и здорова же ты спать, дружище! Полдень давно проехали!.. Я, между прочим, возле твоего дома стою, так что приводи себя в порядок и выходи... Подняться? А это удобно?
   Ника не сдержала улыбку - все-таки некоторые люди абсолютно не меняются: только Сашка мог бесцеремонно разбудить собеседника, почти пинками выгонять из дома, а потом осведомиться, удобно ли это.
   Выйти гулять в итоге удалось только через полчаса. Пока Ника была в ванной, внезапный гость в попытке самостоятельно приготовить себе чай опрокинул случайно оставленную открытой бутылку воды. Затем, стремясь ликвидировать последствия наводнения, рывком сдернул с крючка кухонное полотенце в цветах - крючок сорвался со стены и угодил в стопку посуды, стоявшей на краю раковины. Пытаясь поймать все падающие предметы одновременно, Бекин неловко взмахнул рукой и снова опрокинул бутылку.
   Ника, глядя на несчастное лицо приятеля и стараясь не захихикать, как могла, прибрала разгром и предложила скорее пойти проветриться.
   Сквер перед домом был тих и безлюден. С начала лета растений в нем прибавилось - кроны некоторых деревьев почти сомкнулись, кусты нагло выпростали свои ветви над дорожками, а сквозь каменный бортик круглой клумбы пробилась свежая трава. День выдался пасмурный и облачный, и ветер шевелил гравий на дорожках.
   - Слушай, давай сядем, а? - предложил Саша, поеживаясь.
   Ника странным взглядом окинула обшарпанную скамейку, затем посмотрела назад, куда-то в глубь листвы и присела. Сашка плюхнулся рядом.
   - Ты, значит, летом никуда не поедешь? - поинтересовался он.
   Ника неопределенно пожала плечами.
   - В августе махну куда-нибудь, а пока - здесь.
   Воцарилось молчание.
   Саша отчаянно искал хоть какую-нибудь тему для разговора, Ника ушла в себя.
   - А что ты сейчас читаешь? - рискнул спросить Бекин.
   Ника вдруг подняла голову и внимательно посмотрела на приятеля.
   - Да вот тут одну интересную книгу нашла, - улыбнувшись каким-то своим мыслям, ответила она. - Хочешь, расскажу? Все начинается с того, что главная героиня находит у себя в почтовом ящике необычное письмо... Вернее, даже не с этого начинается, а с того...
   Ника принялась рассказывать. Взгляд ее вдруг стал мечтательным, время от времени она останавливалась, словно вспоминая, а затем, с задумчивым вздохом, продолжала, улыбка не покидала ее лица.
   - Именно тогда мы и решили, что удобнее всего будет попасть во дворец через катакомбы, хотя мэтр говорил...
   - Мы? - неожиданно переспросил Саша, уже вполне завороженный рассказом.
   - Ну, это главная героиня так говорит, - почему-то смутилась Ника.
   - Сколько же ты раз эту историю читала, если даже диалоги наизусть помнишь! - поразился Бекин.
   - Да ты слушай дальше! Так вот, решили идти через катакомбы...
   Ветер постепенно утих, тучи между тем продолжали копиться над пустым сквером. Стало темнее. Тут в глухой тени листвы как раз напротив скамейки вспыхнул оранжевым пятном фонарь на высоком столбе. Круглое цветное пятно, исчерченное лиственным узором, упало на дорожку.
   - И как, приехал к ней потом кто-нибудь оттуда? - задал вопрос Саша, как только был закончен рассказ.
   - Нет, - разом погрустнела Ника. - Она ждала, но никто не появился... наверное, - поправилась она. - То есть, в книге об этом не говорится... Она вообще не уверена, что все это действительно было, - с вздохом прибавила девочка.
   - Да! Здорово! - задумчиво произнес Саша. - Классная история.
   - А тебе бы хотелось там побывать? - вдруг поинтересовалась Ника.
   - В Джаз-Банде этом? Ну, теоретически, думаю, хотелось бы, - прикинул Бекин. - Но даже если допустить существование иных реальностей, перемещение между ними невозможно из-за пространственно-временного консилиума.
   Ника тихо фыркнула.
   - Слушай, гроза, похоже, опять собирается. Может, домой пойдем? - предложил Саша. - Кстати, а как название этой книги, кто автор? Я бы не отказался почитать. Ник?.. Ник?
   Ника резко вскочила со скамейки и сосредоточенно разглядывала что-то, лежащее у нее на ладони. Затем она сделала шаг вперед, два вправо, один назад. Саша изумленно наблюдал за ее перемещениями. Неожиданно Ника развернулась, сделала вбок еще один небольшой шажок и, не отрывая взгляда от своей ладони, быстро пошла куда-то в глубь сквера.
   - Ник, ты куда? - в недоумении окликнул ее Саша. Словно среагировав на его слова, Ника на секунду остановилась, а затем побежала, все быстрее и быстрее, по дорожке между кустов. Бекин, сорвавшись со скамейки, припустил вслед за ней.
   Кусты то и дело цепляли штанины, высовывали ветви подальше на дорожку, так, что дважды Саша чуть не растянулся на земле. От резкого порыва ветра кроны деревьев заколыхались над головой, градом посыпались шишки. Одна угодила Бекину по плечу.
   " А деревья-то лиственные!" - вдруг осознал он. Бежали долго, так долго, что Саша изумился - сквер ведь совсем небольшой, что же происходит? Где они сейчас? Бекин как раз хотел задать этот вопрос Нике, чья оранжевая футболка мелькала между темных кустов, когда они оба внезапно вылетели на небольшую поляну.
   Ника замерла как вкопанная. Тяжело дыша, остановился и Сашка. Ника обошла кругом поляну, только тут Бекин заметил, что на ее ладони мерцает небольшой огонек.
   - Слушай, может, ты мне объяснишь... - снова начал он.
   И в этот момент что-то тихо скрипнуло, затем раздался неожиданный тягучий низкий звук, как от лопнувшей струны, и из центра поляны легко взвился до неба столб зеленого света. Пораженный Саша увидел стоявший на невысоком столбе Фонарь со стеклянными гранями и металлической шишечкой на круглой крышке. Ника подошла к Фонарю, как показалось Саше, шепнула ему несколько слов, а затем, открыв одно из стекол, начала что-то подкручивать внутри. Потом выразительно покосилась на приятеля.
   " Ну, решай, ты идешь со мной или как?" - прозвучало в голове у Бекина.
   " Это что, телепатия? - мысленно спросил он. - Не может быть, просто невозможно!.. Постой, а куда это ты пойдешь?.. Туда?"
   Ника с загадочной улыбкой кивнула.
   " Это бред какой-то! Ты точно знаешь, что делаешь?"
   " Нет! - мысленно весело отозвалась Ника. - В тот раз это делала не я. Но не случайно же меня сюда привело, да и тебя, кстати, тоже. В общем, если нас с тобой не разнесет на атомы, то довольно скоро мы окажемся во сне наяву. Но надо рисковать, ничего не поделаешь".
   " Шуточки у тебя!" - мысленно проворчал Саша, открывая одно из окошек Фонаря и кладя туда руку. Ника сделала то же самое, обвела взглядом поляну, вздохнула и несильно хлопнула рукой по круглой шишечке, венчавшей Фонарь.
  
   В начале бесконечно длинной анфилады комнат раздались, нарушив утреннюю тишину, быстрые семенящие шаги. Они проскрипели по старинному паркету, неслышно прошуршали по бархатному ковру, простучали по мрамору и, наконец, зацокали по
   свежеламинированному полу. В комнату, обставленную в стиле "хай-тек", влетела молоденькая фрейлина. Покосившись в большое неправильной формы зеркало в металлической раме, она придирчиво оглядела себя с головы до ног, поправила пояс на джинсах со стразами, одернула майку, подняла на лоб темные очки, улыбнулась, видимо оставшись довольной увиденным, и поспешила дальше. Проскочив еще несколько комнат, фрейлина несмело приблизилась к дверям, напоминающим створки шкафа. Створки послушно разъехались в разные стороны, и фрейлина прошмыгнула внутрь.
   - Опаздываете, милая моя! - сообщил сзади бархатистый женский голос.
   Перепуганная фрейлина обернулась и увидела прислонившуюся к косяку двери хозяйку комнаты - фаворитку и, вследствие этого, Первую даму Ее Величества Королевы государства Биг-Корн - леди Грэнни Смит, одетую в темно-синий шелковый костюм.
   - Полагаю, мне стоит распорядиться убрать зеркало в Большой приемной, - продолжила хозяйка, - оно замедляет темп работы средних дворцовых служащих. Леди Смит говорила ровным, спокойным тоном, однако бедная фрейлина настолько перепугалась, что даже не пыталась пролепетать что-нибудь в оправдание.
   - Впрочем, вы уже здесь, - подытожила Первая дама. - Какие имеются новости? В каком настроении нынче Ее Величество?
   - Ее Величество утром, уточнив сегодняшнее расписание, велела отменить все назначенные встречи и мероприятия, а затем приказала всем высшим служащим собираться для поездки в горы, - рапортовала фрейлина тоном прилежной ученицы, отвечающей на экзамене. - Возражать Ее Величеству никто не посмел...
   - Разумеется, это же бесполезно! - заметила как бы про себя леди Смит, усаживаясь в элегантное кресло и закуривая.
   - ...вот, потом Королева немедленно отменила предыдущий приказ, приняла решение готовиться к выезду на термальные источники, а затем, вновь потребовав список сегодняшних дел, закрыла глаза и трижды ткнула в него наугад.
   - Во что попала? - лениво поинтересовалась Первая дама. - Хотя нет, об этом после... Что с почтой?
   Тут фрейлина, внезапно покраснев, начала судорожно рыться в небольшой сумочке, висевшей у нее на плече.
   Леди Смит, не отводя от нее глаз, медленно потушила сигарету и, изменившись в лице, привстала в кресле. Фрейлина рассыпала по полу пачку писем, выудила с самого дна сумочки большой слегка помятый конверт и протянула его Первой даме. Та резко выхватила письмо и, отойдя к окну, стала быстро читать. Лицо ее изменилось, на нем появилось удовлетворенное выражение.
   - Что ж, вы принесли хорошие новости, - дочитав, заключила она. - Сейчас вы пойдете в библиотеку и передадите Хранителю это письмо вместе с моей запиской, вы все поняли?
   Фрейлина, укладывавшая письма обратно в сумочку, кивнула.
   - Тогда вы можете идти. Для меня больше ничего нет?
   - Только сообщение о сегодняшней моде, - робко произнесла фрейлина.
   - О, на моду я уже обратила внимание, - смерила ее взглядом леди Смит. Затем она подошла к столу и нажала несколько кнопок на крышке столешницы. Двери вновь разъехались в стороны.
   Фрейлина, по привычке сделав реверанс, выбежала из комнаты, выдохнула, затем расправила плечи, откинула назад волосы и снова зацокала по ламинату вниз, в сторону библиотеки.
  
   Глава 2
  
   Ника открыла глаза и тут же поняла, что этого можно было и не делать. Кругом был непроглядный мрак. Она поднесла руку почти вплотную к глазам, но не смогла различить ее очертаний.
   - Никель! - откуда-то справа послышался нервный голос Саши. - Ты где? Куда ты меня затащила, а?.. Что это было?
   - Я тут, - откликнулась Ника. - Мы, судя по всему, в Джаз-Банде, очень уж запах здесь знакомый, но вот где именно... Слушай, ну и какие у тебя впечатления от пространственно-временного консилиума?.. Что молчишь?
   - Пытаюсь переварить полученную информацию. То есть ты хочешь сказать, что мы только что совершили перемещение в другой мир? Чушь какая! - сдавленным голосом произнес Сашка.
   - Тем не менее мы уже здесь.
   - Подожди, но нас же хватятся через пару часов!
   - Не хватятся, - принялась объяснять Ника, - потому что...
   - Ник! А это что?! - в голосе Бекина отчетливо прозвучали истерические нотки.
   - Хотелось бы выяснить, молодые люди, что вам здесь понадобилось и как вы сюда попали? - услышала Ника знакомый бас. Подняв голову, она увидела над собой два прищуренных красных огонька.
   - Как же вы так, господин Тофель? Не узнаете старую знакомую? - лукаво поинтересовалась она. Красные огоньки моргнули.
   - А ведь сами взяли с меня обещание как-нибудь заглянуть в " Музыкальную бочку", - продолжала Ника. - Видите, я уже даже не визжу при виде вас "так, что потолок может обвалиться". Ну, вспомнили?
   - Ника! Это ты! Какой сюрприз! - завопил изумленный трактирщик. - Что ты здесь делаешь?
   - Да я просто решила навестить Джаз-Банд, увидеться со всеми нашими, - вдруг почему-то смутилась Ника.
   - Разумеется, все будут тебе ужасно рады!.. Я думаю, нам стоит выйти из катакомб, заодно ты познакомишь меня с этим юношей, - Тофель кивнул в сторону Саши. - Идемте.
   Ника почувствовала, что ей подали руку, и поднялась с земляного пола.
   - Как же вы оказались здесь, без света, одни! - причитал трактирщик, ведя Нику и уцепившегося за ее руку Сашу по коридорам. - Вам очень повезло. То место, где вы были, примыкает к подземному филиалу моего заведения. Я услышал ваши голоса и пошел разбираться.
   - Это вы через стену нас услышали? - вдруг сзади уточнил Бекин.
   - Абсолютный слух, - гордо пояснил Тофель. - Во всех смыслах.
   - И зрение, и память, - добавила Ника.
   Трактирщик остановился, судя по звукам, порылся в карманах и затем коротко свистнул. В стене обозначились контуры двери, которая затем отъехала в сторону. Ника была вынуждена зажмуриться от света декоративных ламп, сделанных в виде факелов. Они оказались в довольно широком коридоре, пол которого был выложен мозаикой, изображавшей герб Джаз-Банда - пульт с раскрытыми нотами, перечеркнутый дирижерской палочкой.
   - Я часть катакомб приспособил под подземный зал " Музыкальной бочки". А эту дверь сделал на всякий случай. Мало ли, думал, когда пригодится? Вот и пригодилась. Если пойти налево, то окажетесь в этом самом подземном зале, - указал трактирщик. - Между прочим, все это оборудовано на деньги казны! - не удержавшись, прибавил он. - Я, к сожалению, на секунду вынужден вас покинуть, у меня два заказа запаздывают. Но, я полагаю, ты, Ника, найдешь дорогу?
   - Надеюсь, - кивнула Ника. - Простите, а вы не могли бы потом моему другу продемонстрировать вашу традицию? Он ведь здесь в первый раз!
   - Само собой! - расцвел Тофель. - Тогда ждите меня в винном погребе. Я сейчас.
   - Ну, как тебе? - поинтересовалась Ника, ведя приятеля по коридору.
   - Никак в себя не приду, - признался Саша. - А что за традиция? А-а! Та, о которой ты рассказывала?
   - Ну да, тебе должно понравиться.
   Выход из коридора в винный погреб по-прежнему находился в бочке. Но теперь круглое отверстие по краям было выложено отшлифованным кирпичом. Да и дно, и стены бочки были вычищены до блеска.
   - Нельзя было нормальную дверь сделать? - ворчал Сашка, залезая в бочку вслед за Никой.
   - Ты ничего не понимаешь, - заявила девочка. - В этом - самый колорит. Тофель - молодец, что оставил все как было. Присаживайся, - предложила она, выбираясь наружу и запрыгивая на одну из бочек.
   - Странный он, по-моему, - высказался Бекин, забираясь на соседнюю. - Кто он вообще такой?
   - Мы на эту тему никогда не говорили, - пожала плечами Ника. - Я в свое время спрашивала мэтра, но он загадочно отмалчивался. Похоже, даже он не знает... хотя такое бывает редко.
   - Прошу простить, что заставил ждать, - из бочки сначала вынырнул роскошный нос Тофеля, а затем и он сам. - Итак, молодой человек, как вас, кстати, зовут?
   - Александр, - с достоинством кивнул Саша.
   - Мефис Тофель, отныне к вашим услугам, - поклонился трактирщик.
   - Как?! - обернулся к Нике Бекин.
   Та даже не стала отвечать.
   Трактирщик между тем, зайдя за последний ряд бочек с противоположной стороны, привычным жестом выудил из бездонного кармана своего холщового фартука палочки с набалдашниками.
   - Итак, Александр, вы находитесь в трактире под названием " Музыкальная бочка". А если быть точным, в его винном погребе, - Тофель обвел руками пространство вокруг себя. - Ваша подруга, являющаяся одной из моих любимых клиенток (поклон в сторону Ники), отлично знает причину возникновения этого названия, а заодно и традиции для новых посетителей. Сейчас вы тоже все поймете.
   Тофель зачем-то откашлялся и застучал по бочкам. Погреб сразу заполнился музыкой. Руки трактирщика мелькали как обычно, движения были верны, но вот звучание... Ника прислушалась, слегка помотала головой, прислушалась снова. Нет, сомнения не оставалось - что-то было не так. Звуки сталкивались между собой, разлетались в разные стороны, словно переругиваясь, в результате создавалось впечатление, будто мелодию разбили на куски, а затем сложили в неправильном порядке. " Что же это такое? - огорченно подумала Ника. - Это мне кажется? Да нет, Сашка, вроде, тоже не в восторге. Самое жуткое, что Тофель этого, кажется, не замечает. Да, точно, барабанит как ни в чем не бывало. Заболел он, что ли?"
   - Так и я могу, - язвительным шепотом сообщил с соседней бочки Бекин. А ты, кажется, что-то насчет повального врожденного слуха в Джаз-Банде рассказывала?
   - Похлопай в конце, а то обидится, - прошипела в ответ Ника. - Не понимаю, что с ним, обычно все по-другому.
   - Ну да? - Сашка недоверчиво покосился на нее.
   Тофель, проведя палочкой по всему ряду, закончил выступление и раскланялся, чуть не ткнувшись носом в одну из бочек
   Ника и Саша поаплодировали. На лице трактирщика была обычная довольная улыбка. Ника все больше недоумевала.
   - Что ж, а сейчас, господа и дамы, если вы не станете возражать, я приглашаю вас на обед за счет заведения. Прошу, - Тофель галантно указал на выход из погреба. - К сожалению, все места в нижнем зале заняты, но наверху у нас тоже уютно. Верно, Ника?
   Ника рассеянно согласилась.
   - Если готовит он так же, как играет, то я лучше поголодаю, - приглушенным голосом заявил Сашка после того как они устроились за столиком возле рыцарских доспехов, а трактирщик удалился на кухню.
   - Как тебе не стыдно, в самом деле? - возмутилась Ника. - Ему - и концерт, и обед, а он нос воротит! Между прочим, Тофель нас спас, не забыл? Бегали бы мы сейчас, как Дрокс в свое время, в темноте и не знали, что делать!
   - Как кто?
   - Я тебе рассказывала. Слушать надо было, - огрызнулась Ника. - Если доведется, познакомлю.
   Тем временем из кухни показались две служанки с подносами, уставившие стол тарелками с едой.
   - Ага, играет плохо, но готовит нормально, хоть что-то, - подытожил Бекин, попробовав одно из блюд.
   - Да он и играет блестяще! И профессионально поет! Повторяю - они здесь все музыкальны на генетическом уровне. Не знаю, что с ним сегодня произошло, - озабоченно сказала Ника, тоже принимаясь за еду.
   - Слабо верится, честно говоря, - с набитым ртом проговорил Сашка.
   - Все, надоело! - Ника бросила вилку. - Доберемся до мэтра, я его тут же попрошу, чтобы обратно тебя отправил. А сейчас - молчи, пожалуйста, не порть мне аппетит.
   Саша с оскорбленным видом уткнулся в тарелку.
   Когда с трапезой было покончено, Ника принялась оглядываться в поисках Тофеля.
   - Еще что-нибудь? - услужливо вырос трактирщик за ее спиной.
   - Нет, спасибо вам большое.
   - Не стоит ни малейшей благодарности, - Тофель поклонился. - Если вы придете ко мне ужинать, то для меня это будет лучше всякой награды. А если вы еще и мэтра Глокетти с собой приведете, то вообще... - трактирщик выразительно закатил глаза. - Вы ведь сейчас к нему направитесь, я правильно предполагаю?
   - Скорее всего, да, - кивнула Ника.
   - Тогда непременно ему - привет... а то последнее время он обходит вниманием мое заведение. Почти два месяца не заходил. Так уж вы напомните, хорошо? - "ненавязчиво" попросил Тофель, провожая Нику с Сашей до дверей.
   Трактир " Музыкальная бочка" располагался на одной из самых центральных улиц Старого города - Торговой, которая, как помнила Ника, вне зависимости от времени суток, дня недели и погодных условий, всегда была полна желающими прогуляться по небольшим магазинчикам или заглянуть в одно из кафе, коих вдоль улицы существовало в избытке.
   - Куда теперь? - поинтересовался Саша, перекрикивая шум толпы.
   - Подожди! - отмахнулась Ника, оглядываясь вокруг. - Здесь все так, оказывается, перестроили! А-а, вон Ратуша, сейчас я сориентируюсь. Пошли, не теряй меня из виду.
   С этими словами Ника принялась пробираться сквозь толпу на другую сторону улицы.
   - Сейчас мы дойдем до остановки и на экипаже поедем прямо к Университету.
   - На каком экипаже? - не понял Саша. - У них разве еще конки есть? А это тогда что? - спросил он, указывая на чей-то припаркованный возле обочины среп.
   - Да нет! - принялась объяснять Ника. - Экипаж - это местный аналог нашего автобуса...
   Так. Милое дело!
   Там, где раньше был выход из переулка, теперь громоздилось высокое, по меркам Джаз-Банда, этажей в десять, здание без каких бы то ни было украшений или архитектурных излишеств. Серая коробка с окнами на фоне двух - трехэтажных разноцветных
   домиков смотрелась настолько неуместно, что Ника поморщилась.
   - Ясно, похоже, придется, как в старые добрые времена, идти в обход, - вздохнула девочка. - Непонятно только, кто допустил это безобразие.
   Вернувшись назад и двигаясь вместе с потоком по Торговой, Ника не переставала осматриваться по сторонам.
   Пространства на улице явно стало меньше. Там, где раньше были рассажены мелкие лавочки, теперь теснились почти вплотную друг к другу пестрые крепкие дома в несколько этажей, которые превращали Торговую в не слишком широкий сплошной коридор. И коридор этот был буквально забит людьми, двигавшимися между двумя зажимавшими их линиями домов. Нике, никогда не страдавшей клаустрофобией, захотелось стать маленькой, легкой и незаметной и еще... да, еще очень хотелось заткнуть уши. Шум толпы почему-то оглушал ее, в ушах нестерпимо звенело. И тут Ника поняла! Музыка! Она звучала отовсюду, но не та, почти неслышная, под ритм которой обыкновенно и жил город, а навязчивая, лезущая в голову, мешающая сосредоточиться на собственных мыслях, та, к которой Ника привыкла на своей родине, но никак не ожидала услышать здесь, в Джаз-Банде.
   - Никель! Ты чего встала, всех задерживаешь?! - недовольно прошипел сзади Сашка.
   Ника неожиданно для себя стала закипать.
   - А что?! Я задумалась! Что, нельзя? - раздраженно заявила она и снова устремилась сквозь людской поток, с трудом сдерживая желание дать пинка плетущемуся, как ей казалось, впереди человеку.
   Чтобы вырваться из плотной толпы в ответвляющийся переулок, пришлось поработать локтями.
   - Уф! - выдохнул Саша, отряхиваясь, одергивая на себе футболку и пытаясь пригладить торчащую дыбом черную кудрявую шевелюру. - Оживленно. Прямо Москва, метро, час пик.
   - М-да, раньше здесь было лучше, - вздохнула Ника. - Если окажется, что все это устроил Диль, то я пойду просить его отца вернуться на престол. А что? Я Дилю помогла стать Дирижером - я его, пожалуй, и свергну!.. Все-таки ужасно интересно, что по этому поводу думает мэтр... Ну, пойдем.
   Они пошли по хорошо знакомому Нике узкому переулку, который, если вовремя свернуть, должен был вывести их к остановке.
  
   В это самое время колокольчик над дверью недорогой маленькой гостиницы на улочке Старых скрипок ожил и настойчиво затренькал. Хозяин гостиницы в синем потертом пиджаке с золотыми пуговицами, дремавший за регистрационным столом, уронив голову на руки, встрепенулся и попытался протереть глаза, не снимая очков в такой же золотой оправе.
   Увидев вошедшего человека, хозяин тут же расслабился - это был один из постояльцев, возвратившийся, очевидно, после долгой прогулки. Действительно, вид у постояльца - молодого, очень высокого и худощавого человека в круглой шляпе с небольшими полями - был довольно усталый. Рассеянно кивнув на приветствие хозяина, молодой человек пересек холл и не спеша стал подниматься по длинной винтовой лестнице на четвертый этаж.
   Раскаты громового низкого голоса были слышны еще в начале коридора. Чем ближе к номеру, тем яснее становилось недовольство неизвестного оратора и тем медленнее старался передвигать ногами молодой человек. Когда до номера оставалось шагов пять, дверь распахнулась, и из нее вылетел приземистый мощный человек с багровым лицом, похожий на крепко сбитую тумбочку. При виде молодого человека он рявкнул: " Вот и ты наконец!", схватил того за рукав, без видимых усилий втащил в комнату и захлопнул дверь с такой силой, что с потолка посыпалась побелка.
   - Ну! - загрохотал он снова. - Что у тебя? Надо полагать, то же, что у него. - Человек-тумбочка ткнул во второго юношу, очень похожего на первого, только с прямой светлой челкой, который сидел с понурым видом на жестком стуле у окна.
   - Но мы же ищем, господин комиссар, - покладисто произнес юноша в шляпе.
   - Разумеется, вы ищете! - желчно ухмыльнулся комиссар. - Вы его упустили - вам его и искать! А выделенные на поездку средства, между прочим, на исходе.
   - Так если подать запрос... - заикнулся было сидевший.
   - А вы считаете, что вас, дармоедов, так и будут кормить, платить за ваше проживание в этом клоповнике и тому подобное?! - загремел комиссар, ударяя кулаком в тонкую стенку. Лицо его, и без того красное, приобрело оттенок переспелой сливы.
   - Господин комиссар... - устало начал тот из молодых людей, который только что пришел, снимая шляпу и тоже присаживаясь на стул у дверей.
   - Только не нужно должностей! - оглушительным шепотом заявил комиссар. - И не сметь сидеть перед старшим по званию... и не спрашивать почему! - Он снова повысил голос.
   Первый молодой человек послушно встал, держа свою шляпу в руках, вслед за ним вскочил и второй.
   - Я только хотел сказать: что, если он уже покинул не только город, но и страну? Может, нам и искать-то некого.
   В ответ на это комиссар оглушительно расхохотался, вынул из кармана платок и обтер мокрое лицо и шею.
   - Лейтенант Гифри, как всегда, вовремя со своими тонкими замечаниями! - он издевательски наклонил голову набок. - К счастью, я соображаю быстрее вашего! Да. Еще несколько дней назад я совершил анонимный звонок местным охранным службам и сообщил им его приметы. Так что все выезды перекрыты, и ему остается только затаиться в городе. А вам остается всего лишь найти его и привести сюда и... и не спрашивать почему! А здесь я бы уж потолковал по-свойски. - Комиссар двумя руками свернул платок в жгут.
   - А что будет, если его поймают раньше нас? Они же не двух человек пошлют на поиски, - не удержался тот, которого звали Гифри.
   - Да я бы один его нашел быстрее, чем вы двое! - презрительно бросил комиссар. - Я уже подумываю: отправить бы вас обратно, да и заняться поисками самому!
   - Хорошо бы, - чуть слышно прошелестел второй молодой человек.
   - А Леди я в тот же день пошлю рапорт о вашем отказе выполнять ответственное задание, желаете? - ласково поинтересовался комиссар и тут же снова рявкнул: " Вон отсюда немедленно! Без него не возвращаться и не спрашивать почему, ясно?"
   - Ясно, господин комиссар! - вытянувшись по стойке смирно, угрюмо пробормотали оба молодых человека.
   - Когда все это кончится, Гиф? - несчастным голосом спросил тот, что с челкой, пока они шли по коридору в сторону лестницы.
   - Когда найдем, - меланхолично ответил Гифри.
   - А если мы его никогда не найдем? Он же наверняка залег на такое дно, до которого нам не достать!
   - Ты приказ слышал?
   - Я не могу больше! Приказ, понимаешь ли! Да почему мы с тобой уже неделю, как две бешеные собаки, ежедневно прочесываем город, а комиссар сидит себе в номере и только объясняет, какие мы тунеядцы?
   - Потому что он - начальство, - помолчав, пояснил Гифри. - Слушай, ты думаешь, я в восторге оттого, что происходит? Но мы с тобой люди подневольные. Вот дадут тебе комиссара, и тогда сам будешь гонять молодых лейтенантиков вроде нас.
   - Не буду.
   - Зато задание выполним, и мама гордиться будет, - попытался поддержать боевой дух Гифри.
   - Знала бы наша мама, где мы сейчас и что делаем, - вздохнул его брат.
   - Шарль, ты сейчас опять поедешь в Старый город? - при виде хозяина гостиницы, поднимавшегося наверх, Гифри резко переменил тему.
   - Да, пожалуй! - рассеянно согласился Шарль.
   - Тогда я пока погуляю по Новому, а потом часов в девять можем встретиться на Литаврической площади и поужинать.
   - Я согласен! - горячо поддержал брата Шарль.
   Братья ударили по рукам и разошлись в разные стороны.
  
   - Боюсь, что наши с вами понятия о хороших новостях, миледи, несколько расходятся, - холодно произнес Хранитель библиотеки, беря стремянку и подставляя ее к высокому, заставленному книгами стеллажу.
   Первая дама королевского двора Леди Грэнни Смит равнодушно перелистывала какой-то журнал.
   - Возможно, вы не дочитали отчет до конца, - продолжал Хранитель монотонно. - Да, первая часть его не может не радовать, все-таки основной замысел выполнен, но дальше произошло то, чего мы не предвидели! - Он достал с верхней полки несколько книг, подержал их в руках, затем почему-то поставил на место и, развернувшись, сел на верхнюю ступеньку стремянки.
   Леди Смит, по-прежнему не отрываясь от журнала, слегка подняла одну бровь.
   - Вас это нисколько не тревожит? - Хранитель раздраженно всплеснул руками.
   - Откровенно говоря, не слишком, - Первая дама подавила зевок и закрыла журнал. - Если вы посмотрите дату на отчете, то увидите, что написан он был неделю назад, возможно, беглец уже пойман. И, кроме того, - Леди Смит помолчала с минуту, - кроме того, я действительно не вижу в его побеге особого вреда.
   - Зато я вижу, - сухо бросил Хранитель и стал спускаться со стремянки.
   - Может быть, поделитесь? - Леди Смит слегка наклонила голову.
   - Почему бы и нет, - Хранитель снова порывисто развернулся и сел на лесенку тремя ступеньками ниже. - Вы знаете, его проблема вполне традиционна - он чересчур много знает. При такой осведомленности ему не следовало бы оставаться на свободе вообще и на свободе в Джаз-Банде , в частности. Учитывая же известные наклонности нашего беглеца, можно почти наверняка утверждать, что он попадет в руки местной полиции. Рано или поздно, но попадет. И тут никто не может дать гарантии, что он не брякнет что-нибудь лишнее с перепугу! А дальше его могут препроводить к более высокопоставленным людям, включая монарха, чего бы мне очень не хотелось!
   - Вы кого-нибудь боитесь? - неожиданно поинтересовалась Первая дама.
   - Я боюсь последствий, - помолчав, буркнул Хранитель. - Кстати, если он начнет рассказывать всё как есть, то ваше светлое имя также будет фигурировать...
   - Это почему же? - Леди Смит резко подняла голову.
   - Не сомневаюсь, что те люди, которые были его сторожами, которые блистательно его упустили и которых выбрали вы, не раз поминали добрым словом свою благодетельницу, - вкрадчиво объяснил Хранитель.
   - Мои люди получат строгий выговор, но, тем не менее, основной план был ваш! И вы не подумали о возможности побега! -в голосе Первой дамы возникла металлическая интонация. Глаза ее из темно-серых внезапно стали карими. Она быстро подошла к стремянке. Хранитель от неожиданности перебрался обратно, на верхнюю ступеньку.
   - Но и вы имели в этом плане свою немалую цель - выходит, вам тоже следовало бы позаботиться о...
   - Хватит! - прервала его Леди Смит. - Хватит. Как вы предлагаете исправлять создавшееся положение?.. Не желаете ли сами съездить проконтролировать, так сказать, ситуацию?
   - Полагаю, не стоит - меня там никто не ждет, - быстро отказался Хранитель.
   - Или, напротив, ждут слишком охотно, - в сторону проговорила Леди Грэнни.
   - Что вы сказали?
   - Ничего, так, про себя.
   - Нам, миледи, остается только ждать следующего отчета... и небольшого груза, который, я надеюсь, прибудет еще скорее.
  
  
   Глава 3
  
   Ника в задумчивости смотрела на проплывающие за окном университетского экипажа знакомые места. Все они незамедлительно вызвали в ней поток воспоминаний. Вот сейчас следующая остановка будет на круглой площади с фонтаном. А дальше - еще немного, и экипаж выедет на брусчатку площади перед Университетом...Скорей бы.
   И вдруг в голове у Ники возникла неожиданная мысль: " Интересно. Я сейчас приду в Университет, заявлюсь к мэтру на квартиру без спроса, без приглашения и скажу... Да мне даже сказать, собственно, нечего, кроме: вот она я! А, может, он меня и видеть-то не хочет... Вообще, чего ради я стала рисковать с этим перемещением?.. Потому что ужасно соскучилась, ну и что? Но совсем не факт, что мэтр и все остальные тоже умирают от желания меня увидеть. Даже, скорее всего, наоборот. Ведь за целый год не было ни одной весточки - забыли, и всё". " А как тебя провожали, ты помнишь? - вдруг перебил ее размышления внутренний голос. - Помнишь, как много вы вместе пережили и как вам всем вместе было хорошо?!". " Да, действительно, - начала соглашаться Ника, - в конце концов никого не буду спрашивать, приду и все. Делайте, что хотите. В крайнем случае сегодня же найду ближайший Фонарь и перемещусь обратно... А, кроме того, обещала же я Тофелю передать его привет мэтру, заодно стоит рассказать и о..."
   - Мобильник здесь не берет, я только что проверил, - неожиданно сообщил сидящий рядом Сашка.
   - Конечно, не берет, здесь нет услуг мобильной связи, - Ника усмехнулась наивности приятеля. - Я тебе более того скажу, здесь и обычного-то телефона нет. Приходится почтой обходиться.
   - Как они живут, я поражаюсь! - Бекин поднял глаза к небу. - А телевизор здесь есть?
   - Есть, - успокоила его Ника. - Только называется он экраном и каналов нашего мира не берет. А вообще, - добавила она, не обращая внимания на страдальческое выражение лица Сашки, - в прошлом году у меня не очень-то много было времени, чтобы смотреть телевизор, да и без телефона мы как-то легко обходились. Привыкнешь.
   - Что значит, привыкну? - на весь экипаж возмутился Саша. - Ты что, здесь надолго осесть собираешься?!
   - Там видно будет, - пробормотала Ника, ощущая на себе косые взгляды окружающих. - Кстати, поднимайся, нам выходить.
   Университетская площадь была залита солнцем, немногочисленные прохожие степенно прогуливались парочками, время от времени вспугивая стайки белых голубей, которые также прохаживались по брусчатке. Ника сразу заметила зеленый Фонарь, тот самый, который год назад переправил их с Аней обратно домой. Несмотря на яркое послеполуденное солнце, Фонарь горел ровным приятным светом.
   Ника подмигнула Фонарю, задрав голову, посмотрела на сиявший высоко в небе золотой скрипичный ключ на главном университетском куполе и пошла в сторону входных дверей, над которыми была выгравирована надпись на неизвестном языке.
   В Университете было непривычно людно. Ника с Сашкой, проталкиваясь сквозь сновавших туда-сюда студентов, двигались в сторону основной аудитории, где находился вход в квартиру Ректора.
   - Стоп, - вдруг остановилась Ника. - А если там занятия, а мы вломимся? Что тогда делать?
   - Ты меня спрашиваешь? - ядовито поинтересовался Бекин.
   - Ладно, сначала посмотрим.
   Ника бочком проскользнула в темный коридор и аккуратно надавила на тяжелую дверь с правой стороны.
   - Сань! - окликнула она приятеля.
   Основная аудитория пустовала - Ника устремилась по проходу к колонне, над которой нависал небольшой балкончик с изогнутыми перильцами.
   - Ты что хочешь сделать, Никель? - спросил Сашка.
   Никель... икель... кель, - разнеслось под высокими сводами.
   - Да тихо ты! - оглянулась на него Ника, возившаяся у колонны. - Тут акустика такая, еще услышат и выведут!.. Слушай, - голос ее стал напряженным, - похоже, мы внутрь не попадем. Я не знаю, в чем дело, но он не работает! - Ника показала Бекину маленького каменного слоника.
   - А что он должен был сделать? - не понял Саша.
   - Подожди, - Ника размышляла. Затем она быстро прошла к кафедре и, взяв с нее лист бумаги и карандаш, облокотилась и стала что-то торопливо писать. Дописав, девочка порылась в карманах, подбежала к колонне и приклеила к ней записку пластырем.
   - Все, теперь пошли, - весело позвала она окончательно растерявшегося приятеля.
   - Куда пошли? - безнадежным голосом переспросил он.
   - Узнаешь! - был ответ.
  
   - Интересно, мы так и будем по городу мотаться? - в пространство поинтересовался Бекин, залезая в очередной экипаж.
   - Я очень надеюсь, что нет, - отозвалась Ника, берясь за желтый металлический поручень. - Но куда мы все-таки едем? - допытывался дотошный Сашка.
   -"Малый Фортепианный переулок, дом 3", тебе это что-нибудь говорит?
   - А должно?
   - И чем ты меня слушал, когда я рассказывала, хотелось бы мне знать, - Ника вздохнула.
   - А я думал - мне художественную литературу пересказывают, - возразил Саша, - поэтому деталей не запоминал.
   - Могу сказать одно - по этому адресу тебя точно ждет радушный прием.
   - Долго ехать-то?
   - Примерно полчаса, потом еще пешком.
   В этот момент двери экипажа распахнулись, и внутрь вошла компания молодых людей. Бекин кинул на них взгляд и снова отвернулся к окну. Ника оглядела их с ног до головы - в такой одежде вошедшие вполне органично смотрелись бы в центре какого-нибудь мегаполиса в ее мире и уж, конечно, на модной дискотеке. Но в экипаже в центре одноименной столицы государства Джаз-Банд пестрые блестящие одеяния выглядели странно. Молодых людей это, однако, ничуть не смущало - они громко разговаривали и смеялись в голос, не обращая ни малейшего внимания на окружающих.
   " Странно, это что-то новенькое. Веяния попсы я здесь никогда не замечала. Интересно..."
   - Ник, ты следи за дорогой, я, между прочим, не знаю, когда выходить, - дернул ее Сашка.
   - Как раз сейчас и выходить! - опомнилась Ника, выскакивая из экипажа, прежде чем дверцы захлопнулись.
  
   Ника, свернув в узкий переулок, шла на полшага впереди приятеля.
   - Никель, а Никель! - через какое-то время снова окликнул ее Бекин
   - Что, Алюминий? - не оборачиваясь, переспросила она. - А-а! Нет, все вопросы потом, потому что мы пришли.
   Она устремилась к небольшому двухэтажному голубого цвета домику со скошенной черепичной крышей. Крыльцо было свежевыкрашено, справа от двери появился - симметричный левому зеленому - фонарь желтого цвета.
   Ника взбежала на крыльцо и поднесла руку к кнопке звонка. В этот момент из открытого окна на первом этаже послышался явственный звук разбившегося фарфора. Любопытный Саша прокрался к окну, заглянул внутрь и быстро пригнулся - из окна, сквозь легкие занавески, чуть не чиркнув незадачливого шпиона по макушке, вылетело небольшое блюдце и с жалобным звоном разбилось о стену противоположного дома. Бекин, молча вытаращив глаза, посмотрел на Нику.
   - Это у тебя называется радушный прием? - хрипло поинтересовался он.
   Ника, нахмурившись, решительно нажала на кнопку дверного звонка. В глубине дома прозвучала нота "до". Ника прислушалась, подождала несколько секунд, нажала снова.
   На этот раз послышались шаги и приглушенные голоса.
   - На мой взгляд, это значения не имеет!
   - Кому как, извини!
   Ника, узнавшая голоса споривших, счастливо улыбнулась по-прежнему сидевшему на корточках под окном Сашке.
   - Открой уже!
   - Действительно, проще самому открыть!
   Дверь распахнулась так резко, что Ника еле успела отшатнуться.
   - Привет, Кларк! - торопливо поздоровалась девочка. - Вот, я тут решила к вам зайти.
   - А, привет, Никунь. Заходи, - Кларк сделал приглашающий жест и вдруг, осознав, остановился и пристально взглянул на Нику. - Никунь, это, что, действительно, ты? - недоверчиво поинтересовался он.
   Ника с улыбкой смущенно развела руками.
   - Так... - Кларк прислонился к косяку. - И каким ветром тебя сюда занесло?
   - Ты знаешь, ностальгическим, - вздохнула Ника.
   - Соскучилась, что ли? - неожиданно просиял Кларк. - Подожди, выходит, ты самостоятельно переместилась между мирами? Я же тебя этому не учил!.. Или тебя кто-то провел?
   - Да нет, - успокоила его Ника. - Я, честно сказать, сама не поняла, как это произошло. Я Фонарь-то смогла найти только благодаря...
   - Милый мой, кого ты так долго держишь на пороге? - послышался из комнаты мелодичный голос. В дверях показалась Альбина в домашнем, красном с серым, платье и с забранными в косу светлыми волосами.
   Кларк лукаво кивнул головой в сторону Ники.
   Альбина всплеснула руками и побежала обниматься.
   - Ника, дорогая, да проходи скорее в дом! Как же я по тебе соскучилась, если бы ты знала! И он, - Альбина бесцеремонно ткнула в Кларка пальцем, - он, между прочим, тоже очень скучал, только сейчас почему-то это скрывает!
   - Да я и не думал скрывать! - со смехом оправдывался Кларк. - Просто хорош бы я был, если бы накинулся на нее с объятиями. Ты первая возмутилась бы! А с Никой мы и без того друг друга хорошо понимаем, да, Никунь?
   Неожиданно сзади раздалось деликатное покашливание.
   - Ой! - Ника вырвалась из рук Альбины и подбежала к стоявшему все это время в стороне Саше. - Вот, знакомьтесь, - подвела она его поближе к крыльцу. - Это - мой друг.
   - Александр, - важно представился Бекин, пожимая руку Кларку.
   - А почему мы продолжаем стоять на крыльце? - намекнула Альбина. - Проходите, проходите! У нас, правда, не убрано... одну минуту, я сейчас. Кларк, запри дверь.
   Ника не успела оглянуться, как дверь была заперта, разбросанные вещи разложены по своим местам, а в воздухе откуда-то появился непередаваемый запах свежих булочек.
   Обстановка дома почти не изменилась, разве что сменились некоторые из маленьких картинок, висевших на стенах, да к интерьеру добавился лежащий на серванте перед вазочкой с цветами начищенный до блеска пистолет Кларка, на который с большим интересом стал поглядывать Сашка.
   - Извини, - обратился он к Кларку. - Ничего, что я на ты? Ты не мог бы сказать, почему у вас из окон посуда летает?
   - Стрельба по тарелочкам? - предположила Ника.
   - А, нет, это у Альбины новое хобби - стрельба тарелочками по мне, - Кларк усмехнулся. -
   Как что-то не так, так сразу берется за какой-нибудь сервиз. Не попала пока ни разу, но упорно тренируется.
   - К столу! - позвала тем временем Альбина, заканчивая расставлять чашки.
   "Мы же ели, вроде, недавно", - удивилась Ника, беря из блюда третью булочку.
   - Сколько времени думаете пробыть в Джаз-Банде? - спросил Кларк у Ники с Сашей, когда первый голод был утолен.
   - Не знаю, - ответила Ника. - Саша здесь все равно что на экскурсии, поэтому он ненадолго. А я, наверное, немного задержусь, если можно. Я ведь ни мэтра еще не видела, ни Бенджи. Как они поживают, кстати?
   - Вероятно, неплохо, - Кларк положил себе немного разноцветного салата, потом подумал и положил еще. - Бенджи заезжает к нам изредка, но последний месяц не появлялся. А мэтр периодически мелькает на экране, а до простых смертных ему, похоже, дела нет.
   - Абсолютно бездоказательный, необоснованный вывод, - сообщил сзади знакомый низкий с хрипотцой голос.
   Кларк поперхнулся, Сашка, собственными глазами видевший, как Кларк запирал дверь, вздрогнул, а Ника радостно обернулась.
   - Кстати, Альбиночка, дорогая моя, прошу извинить меня за то, что я так долго не появлялся в вашем гостеприимном доме. - Ректор, стоявший в дверном проеме в роскошной черной мантии, поклонился пробегавшей мимо с очередным подносом Альбине. Ника с удовольствием подметила, что он совершенно не изменился, разве что седины в его коротких волосах стало немного больше.
   - Ну что вы, мэтр, - Альбина улыбнулась. - Ваших выступлений по экрану мы старались не пропускать.
   - И нам, собственно, хватало, - почти неслышно пробормотал Кларк, который никак не мог откашляться.
   - Мэтр Рун! - Ника вскочила из-за стола.
   - Чрезвычайно рад тебя видеть, Ника, чрезвычайно. Надо сказать, твоя записка застала меня врасплох, я даже подумал, не розыгрыш ли это.
   - Присаживайтесь, мэтр, - Альбина поставила на стол еще один прибор. - А?..
   - Паркуется, - поняв вопрос, коротко ответил Ректор.
   - Почему розыгрыш? Вы же сами говорили, что теперь мне можно перемещаться между мирами. А знаете, что мне помогло найти Фонарь? Ваш подарок, ну, тот каменный слоник, помните? Он светился и...
   - На самом деле на данный момент перемещаться между мирами не могу даже я, - размеренно произнес Ректор. - Дело в том, что около полутора месяцев назад проход закрылся. Причем без вмешательства Главного центра.
   За столом воцарилась мертвая тишина. Все взгляды обратились на Ректора, который спокойно намазывал маслом булочку.
   - А как же тогда? - озабоченно спросил Кларк. - Пробиться через закрытый проход без особой подготовки почти невозможно. Да и с ней...
   - Теперь должно быть понятно, почему я, прочитав записку, оставленную Никой, немедленно приехал сюда. Я, честно говоря, рассчитывал на некоторые объяснения, которых, похоже, не получу, ведь так?
   Ника расстроенно помотала головой.
   - Мэтр, я, действительно, не знаю, как это получилось, меня как будто повело что-то.
   - Ничего, мы во всем разберемся и все выясним.
   - Всем добрый вечер, господа и дамы! - жизнерадостно сообщил с порога подоспевший Бенджи, одетый в кремовый короткий камзол, шоколадного цвета бриджи и легкие башмаки с прямоугольными пряжками. Голову его украшала небольшая шляпа с загнутыми полями. - Извините за опоздание, но среп пришлось оставить за несколько кварталов, переулок ведь пешеходный. Ника, привет! Замечательно, что ты и вправду здесь, с нами. Ох, красота какая! - восхитился Бенджи, подсаживаясь к столу.
   - Что ж, раз мы все собрались, думаю, стоит обсудить некоторые организационные вопросы, - отложив в сторону салфетку, предложил Ректор. - В первую очередь мне хотелось бы познакомиться с молодым человеком, который сидит возле тебя, Ника, и так старательно прячет от меня взгляд.
   Саша слегка покраснел и еще ниже склонился над своей тарелкой.
   - Итак, представляю в третий раз за сегодняшний день, - Ника торжественно встала из-за стола. - Мой давний друг Бекин Александр, прошу любить и жаловать.
   - Приятно узнать вас, - Ректор слегка наклонил голову, Бенджи через стол пожал Саше руку. - Добро пожаловать в нашу теплую компанию.
   - Простите... мэтр. Я, не совсем понимаю, о каком проходе идет речь, но то, что он закрыт, не означает ли, что мы не сможем вернуться домой? - со странной интонацией задал вопрос Саша.
   - Именно так, - невозмутимо подтвердил Ректор. - Не сможете. В ближайшее время, по крайней мере, точно. Но Нику это не слишком огорчает, насколько я вижу.
   Ника постаралась спрятать довольную улыбку.
   - Ну, мне-то из присутствующих следует огорчаться меньше всего, - обвела она взглядом стол. - Вам же с нами придется возиться...
   Альбина при этих словах покачала головой, Ректор усмехнулся, Кларк удивленно поднял одну бровь.
   - Это ты так шутишь, Никунь? - спросил он. - Если шутишь, то, извини, неудачно. Нам бы только не передраться, договариваясь, у кого из нас вы будете жить.
   - Да, кстати, - начал Бенджи.
   - Потом, - остановил его Ректор.
   - Минуту, но если я каким-то образом смогла пробиться сюда, то, может, я и отсюда смогу так же... Хоть Сашку вон провожу...
   - Ни в коем случае, - пресек дальнейшие предложения Ректор. - Во-первых, ты сама говоришь, что не знаешь, как это произошло. Значит, не сможешь контролировать процесс на обратном пути. Сомневаться будешь, беспокоиться, а это чревато не самыми приятными последствиями. Перспектива застрять в межпространственном облаке - как, например, нравится?
   Ника представила, и ее передернуло.
   - Совсем не нравится, - призналась она. - А что же делать?
   - Ну, здесь есть несколько вариантов, - Ректор допил остававшийся в его чашке кофе. - Один - ждать, что проход откроется, так же, как закрылся.
   - А другой? - с надеждой посмотрел на него Саша.
   - Другой - самим выяснить, что случилось, и устранить последствия, - ответил вместо Ректора Кларк.
   - Это я и собирался сказать, - Ректор смерил его уничтожающим взглядом. - Ну что же, - легонько хлопнул он ладонями по столу, - Альбиночка, спасибо вам за столь блестящее застолье и простите за внезапность вторжения.
   - Вторгайтесь почаще, мэтр, - Альбина обрадованно улыбнулась и принялась собирать посуду. Бенджи, несколько секунд понаблюдав за ней, встал со своего места и принялся очищать от тарелок, чашек и блюд противоположный конец стола.
   - Делами мы займемся завтра. Но сейчас нужно вернуться к насущному вопросу.
   - Где нам жить, - обреченно сказала Ника.
   - А если монетку подкинуть? - подал мысль Бенджи, сметавший крошки в салфетку.
   - У меня есть, - Кларк порылся в карманах и положил монетку на ладонь.
   - Думаю, лучше, если подкинет сама Ника, - произнес Ректор, забирая у него монетку.
   Кларк сжал пустую ладонь в кулак и чуть слышно чертыхнулся.
   - Надеюсь, из-за того, кто будет орлом, а кто решкой, спорить не будем? - Ника щелчком подкинула монету и, поймав, положила на тыльную сторону ладони. Выпал орел.
   Кларк чертыхнулся снова, на этот раз громче.
   - Отлично. Все по-честному, - довольно развел руками Ректор. - Ника, Саша, пойдемте. Бенджамин, думаю, наш друг Кларк в состоянии помочь Альбине.
   Альбина выразительно покосилась на Кларка, а Бенджи с сожалением откланялся.
   - Мы вас ждем снова! - услышала Ника, прежде чем дверь захлопнулась.
   На улице уже было почти темно. Стало прохладнее, слабый ветер лениво перебирал ветви растущих у обочины деревьев. Выпуклые серые камни мостовой при ночном освещении казались фиолетовыми. Светящиеся пятна от разноцветных фонарей были разбросаны в самых разных местах: то стена углового дома синим подсвечена, то листья на дереве как будто светятся сами собой из-за спрятанного в листве около ствола зеленого фонаря, то желтенький крошка-фонарик круглым пятном высвечивает таинственную арку, уводящую куда-то на соседнюю улицу, а, может, и в соседний мир...
   Ника, столько раз видевшая во сне эту картину, теперь с наслаждением вдыхала знакомый запах летней джаз-бандской ночи и смотрела по сторонам.
   - Хорошо? - понимающе улыбнулся Ректор.
   - Ох, если бы вы знали насколько, мэтр Рун! Я ведь весь этот год гадала: существует это все на самом деле или нет. Меня даже ваш слоник не очень убеждал. Понимаете, Анюта же ничего не помнит, поэтому поговорить было не с кем... - Ника, вздохнув, замолчала.
   - Я, к сожалению, был крайне занят на государственной службе, поэтому весточку тебе послать было не с руки. Извини меня.
   - Да ну что вы, мэтр! - махнула рукой Ника. - Я уже здесь, и все так хорошо!
   - Не уверен, все ли, - Ректор внезапно посерьезнел. - У меня есть к тебе вопрос относительно твоего спутника.
   - Сашки? А что не так? Не думайте, что он такой же, как Аня, - воспользовавшись тем, что
   Бенджи и Бекин, увлеченные какой-то своей беседой, ушли на несколько шагов вперед, стала оправдывать друга Ника. - Я его столько лет знаю!
   - Дело даже не в этом, - остановил ее Ректор. - Сможет ли он сохранить все в тайне, когда вернется обратно?
   - Если вернется. Кстати, а что мы будем делать с закрытым проходом? У вас есть какие-нибудь мысли?
   - Мысли есть, предчувствия тоже и большей частью не самые оптимистичные, - помолчав, ответил Ректор. - Но то, что тебе удалось пробиться, - это знак. Полагаю, что не случайный.
   - Мэтр Рун, простите, а вы ничего необычного в городе не замечали?
   - Если ты имеешь в виду архитектурные новшества, то это все выросло буквально в последнее время. Его Импровизаторству стали в большом количестве приносить подобные проекты, а он по какой-то причине их утверждает, даже не согласовывая с Главным Архитектором... Назло папеньке, я думаю. Коннет всегда стремился оставить облик города в сохранности, а Диль считал, что это замедляет прогресс. Ну и теперь, дорвавшись с нашей помощью до власти, вовсю возводит эти серые монстры... Изменился он вообще-то в последнее время. У нас с ним даже было несколько столкновений.
   - Так, может быть, опять во дворце непорядок? - предположила Ника.
   - И кто-то копает под меня, хочешь сказать?.. Нет, вряд ли. Я знаю только одного человека, способного на такое, и искренне надеюсь, что больше он в моей жизни не появится. Здесь что-то другое... - Ректор снова помолчал. - А в целом настроение в городе спокойное... Демонстраций не устраивают, трактиры открыты допоздна...
   - К слову, о трактирах, - вспомнила Ника. - Вам привет от Тофеля. Он сетует, что вы его совсем забыли, не заходите и так далее.
   - Удивительно, - Ректор хмыкнул. - Неужели ему опять понадобилась дополнительная реклама?
   - Может, он просто соскучился? - начала Ника, но под насмешливым взглядом Ректора умолкла. - Нет, правда, вы бы сходили к нему, а? А то он нам сегодня играл как-то странно, почти фальшиво. Не случилось ли чего?
   Ректор резко остановился и с минуту внимательно изучал непонимающее лицо Ники.
   - Ты это тоже слышишь? - наконец спросил он.
   - Что - это?
   - Что окружающие стали фальшивить?
   - Ну, да, - призналась Ника. - Тофель, во всяком случае, точно.
   - Не он один, - мрачно произнес Ректор, идя дальше. - Все фальшивят: студенты Университета, даже Дворцовый симфонический оркестр. Но самое удивительное...
   - Что они сами ничего не слышат, так? - закончила Ника.
   - Я сейчас, пожалуй, процитирую нашего друга Кларка - из тебя действительно выйдет толк, вернее, уже вышел.
   - Не смущайте меня, мэтр. Вы же все слышите, а учили меня именно вы. И, кроме того, Сашка тоже слышит фальшь. Только не удивляется: он же не слышал, как это бывает на самом деле.
   - Учил я многих, дело не в этом. Видимо, то, что случилось со слухом музыкантов, не действует на приезжих.
   - А вы как же?
   Ректор только усмехнулся.
  

Глава 4

   - Ты не знаешь какого-нибудь местечка, где можно провести ночь? - мрачно поинтересовался у брата Шарль. - Желательно, бесплатно.
   Они устроились в маленьком кафе в здании, словно состоящем из одних башенок самых разнообразных размеров и форм. Возвратившись вечером ни с чем, братья дружно пришли к выводу, что в гостиницу они, по крайней мере, сегодня, не пойдут.
   - Знаю, - Гифри, подперев голову рукой, одну за другой ломал о край деревянного стола зубочистки и бросал их в пепельницу. - И ты знаешь - сам этот ночлег многим обеспечивал. Так что есть хороший выход - мы сейчас заказываем самые дорогие блюда, затем спокойно уходим, не заплатив, а потом нас после небольшой бумажной волокиты препровождают туда, где не слишком комфортно, но зато можно всласть выспаться.
   Шарль криво улыбнулся и задумался, видимо, прорабатывая в голове этот вариант.
   - Ну и попали же мы, Гиф, - наконец проговорил он. - Слушай, может, просто постучаться в ближайший дом, да и попроситься переночевать? Народ здесь отзывчивый, вдруг, правда, пустят?
   - Нет, что мы, нищие, что ли? - строго оборвал его Гифри. - Найдем дешевую гостиницу. Одна ночь не так уж и дорого стоит. Да и вообще, - уже мягче продолжил он, - представляешь, если завтра мы его найдем, то все закончится!
   - Да как мы его найдем?! - Шарль нервно комкал в руках салфетку. - Ну, как?! Город огромный! Эта затея с самого начала была обречена на провал. Остается надеяться, что
   его отыщет местная полиция. А если и найдет, то пока она разберется, что и как, пока согласится нам его выдать, пока... эх! - он с горечью махнул рукой. - Гиф, а что насчет...
   - Тише говори! - шикнул на него Гифри.
   - Я к тому, что, может быть, комиссар кого-нибудь из нас пошлет отвозить камень? - последнее слово Шарль произнес почти шепотом.
   - Ха! Зря надеешься. На следующий день после того как этот кретин сбежал, комиссар вызвал кого-то из нашего посольства и камень передал ему.
   - Я не могу понять, зачем мы тогда гоняемся за этим, как ты выразился, кретином? - Шарль пятерней взъерошил свою длинную челку.
   - Не наше это дело, понял? Приказ есть приказ, мы обязаны его выполнить, каким бы бессмысленным он нам ни казался.
   - Есть более дельная мысль.
   Гифри вопросительно поднял глаза. Шарль быстро огляделся кругом, пересел на соседний стул и зашептал что-то брату на ухо.
   - Под трибунал пойдем, - заметил Гифри.
   - Плевать. Мне надоело. Впрочем, ты как хочешь, можешь оставаться.
   - Я за тебя отвечаю, не забыл?
   - Перед кем?! Я уже вырос, Гиф, попробуй к этому привыкнуть.
   - Перед мамой. И возраст твой тут значения не имеет.
   Оба некоторое время помолчали.
   - Хорошо, - наконец решил Гифри. - обговорим все еще раз завтра утром. А сейчас давай все-таки расплатимся и попробуем найти место для ночлега.
  
  
   Ника, открыв настежь окно, устроилась на широком подоконнике и любовалась знакомой панорамой. Ей досталась та же комната, что и в прошлый раз, поэтому создалось ощущение, что она никуда не уезжала. Ника обвела взглядом уютно освещенную комнату, обхватила колени руками и снова взглянула вниз, в ночную пустоту, расчерченную светящимися улицами и усыпанную яркими огоньками фонарей. Девочка попыталась их сосчитать, сбилась, начала заново. В этот момент дверь тихо скрипнула и в нее просунулась голова Бекина.
   - Ага, не то, - констатировал он. - К тебе можно, кстати?
   - Ты уже здесь, - ответила Ника.
   Сашка прикрыл за собой дверь и рухнул в любимое никино кресло, напоминавшее трон, с очень высокой и широкой спинкой, золочеными ножками и спадающими до пола пыльными кистями обивки.
   - Ну и квартирка! - вздохнул он. - Просто лабиринт какой-то. Я немного поплутал, пытался свою комнату найти - нашел две запертые двери, круглую гостиную, еще что-то, кажется, кладовку, а потом понял, что хожу кругами. Вот теперь к тебе забрел.
   - Ничего, я, когда первый раз попала сюда, тоже не сразу смогла сориентироваться, - утешила его Ника.
   - Нет, ну и денек у меня был! Сначала этот вурдалак в подземелье...
   - Он не вурдалак! - возмутилась Ника. " Хотя, кто знает?" - вдруг подумалось ей.
   - Потом, - не слушая подругу, продолжил Сашка, - полдня мотания по городу, потом мне чуть не сносят голову тарелкой, потом поездка с риском для жизни... Нет, Бен, конечно, классно водит, мне бы так, но нельзя же в черте города так гонять. И в довершение всего эта квартирка!
   Ника тихо хихикнула, вспомнив, как они втроем (вместе с Бенджи) пытались уговорить выбранную Сашей дверь пустить его внутрь. Ее-то дверь открылась сразу, причем голова льва на круглой ручке даже тихонько мурлыкнула от удовольствия.
   - А вдобавок выясняется, что я еще и домой вернуться не могу! - Сашка плел косичку из бахромы на обивке кресла.
   - Мы завтра все обсудим с мэтром и что-нибудь придумаем. Пошли, провожу тебя до твоей комнаты, - предложила Ника, спрыгивая с подоконника.
  
   Дорога в тронный зал проходила через многочисленные сумбурно запутанные коридоры, часть из них еще сохраняла исконно классический стиль, в котором, собственно, и был построен королевский дворец Биг-Корна, остальная же часть успела испытать на себе архитектурные и стилевые пристрастия нынешней хозяйки, Ее Величества Королевы Махи XI. Пристрастий было много. Настолько много, что биограф Ее Величества, человек с вечно усталым лицом и шестью детьми, был вынужден завести дополнительный специальный "Справочник увлечений Королевы" в приложение к основной Летописи и постоянно носить его с собой, регулярно делая в нем пометки.
   В результате крайне активной позиции, занимаемой Ее Величеством в жизни, не было среди ее бесчисленных увлечений такого, которое бы ни оставило свой след. Поэтому Первая дама двора Леди Смит, проходя по одному из коридоров в сторону тронного зала, могла, к примеру, выглянуть на улицу через стеклопакет новейшего образца, вделанный в старинную средневековую неровную кладку. Леди Смит, получившая нынешним утром важную секретную депешу и в связи с этим погруженная в свои мысли, действительно бросила рассеянный взгляд в окно на парковку под древними стенами дворца, перевела глаза на висевший рядом с окном живописный эксперимент Королевы, недовольно фыркнула и поспешила дальше.
   - Ее Величество еще не выходила? - спросила она у согнувшегося от почтительности почти пополам старшего привратника, распахнувшего перед ней двери тронного зала.
   - Нет, миледи, - прошелестел привратник.
   - Как всегда. Оповестите Старшую фрейлину о том, что сегодняшние визитеры уже ждут в приемной, - скороговоркой приказала Первая дама, проходя внутрь.
   С левой стороны от трона уже замер королевский биограф, сзади выстроились офицеры охраны в черных пиджаках с галстуками и фрейлины в джинсах со стразами. Леди Смит, кивнув в ответ на поклоны и приседания, обошла трон, и заняла свое место с правой стороны.
   В этот момент один из цветных ромбов, украшавших орнаментом стены зала, повернулся, и открылась потайная дверь, из которой бодрым шагом вышла Королева в сопровождении свиты, Старшей фрейлины, личного стилиста и водителя. На голове Ее Величества по каким-то непонятным причинам красовался пышный рогатый убор из перьев, украшенный многочисленными драгоценными камнями, такой же миниатюрный убор был надет и на любимую собачку Королевы, которую та держала на руках.
   - У нас разве маскарад, Ваше Величество? - удивленно поинтересовалась Леди Смит после того, как Маха XI, приветливо поздоровавшись с каждым из присутствующих, наконец уселась на трон. - Мы не принимаем сегодня восточных послов. И что это с Виньеткой? - кивнула она на собачку.
   - Сегодня нас зовут Мамул - Эль - Рияд, - ставя собачку на задние лапки, проворковала Королева. - Между прочим, доброе утро, Леди Грэнни. А что, восточных послов сегодня не будет? Вот жалость! Они такие забавные!.. Например, в прошлый раз...
   - Ваше Величество, может быть, вы расскажете историю после приема, а то стоя писать неудобно? - безнадежно предложил биограф.
   - Да подожди ты! - весело отмахнулась Маха. - Дай расскажу! Так вот...
   - Ваше Величество, думаю, это действительно стоит отложить, -почтительно прервала Королеву Первая дама. - Итак, сегодня программа следующая: вас ожидает доклад группы наших дипломатов, вернувшихся сегодня утром из Джаз-Банда. Затем доклады послов Жеридана и Бокардии и принятие подарков от их монархов. Ответные подарки будут обсуждены и утверждены, с вашего позволения, на следующем заседании правящего кабинета. Дальше - отчеты Военного министра и Лорда Адмиралтейства...
   - Доклады, доклады, отчеты, - недовольно пробурчала Королева, играя с собачкой. - Пусть уже заходят. Сколько можно ждать-то?
   Первая дама сделала рукой знак Старшей фрейлине, та передала его привратнику. Он поклонился и распахнул двери навстречу входящим дипломатам.
   Дипломатическая группа, состоявшая из шести человек, войдя, выстроилась полукругом перед троном. Началась обычная церемония: каждый из дипломатов подходил и, встав на одно колено, целовал руку скучавшей Королеве. Затем из центра полукруга вышел глава группы с двумя небольшими коробочками в руках.
   - Позвольте еще раз поприветствовать Ваше Величество и выразить крайнюю радость по поводу нашего возвращения на Родину, - вдохновенно начал он.
   В этот момент собачка, внезапно обеспокоившись чем-то, звонко тявкнула. Все вздрогнули, дипломат от неожиданности выронил одну из коробочек.
   - Тихо, Мамул - Эль - Рияд! - успокоила собачку Королева. - Продолжайте, продолжайте. Извините нас.
   - Итак, в первую очередь, разрешите вручить вам и вашей Первой даме небольшие подарки, посланные Его Импровизаторством Дирижером. - Дипломат изящно поклонился и приблизился к трону. Перед тем как отдать подарки, он, казалось, слегка заколебался, словно забыв, какую из коробочек следует отдать Королеве, а какую - Леди Смит. Но наконец решился и с очередным поклоном вручил подарки.
   - Боже, какая прелесть! - восхитилась Ее Величество, тут же открыв свою коробочку. - Все-таки у моего коллеги чудный вкус! Леди Грэнни, а у вас - такой же? - спросила она, показывая Первой даме золотистый драгоценный камень, величиной со сливу, переливавшийся разноцветными искрами.
   - Нет, у меня - ожерелье, - ответила Леди Смит, неожиданно изменившись в лице. Она бросила взгляд на дипломата, который почему-то пребывал в растерянности.
   - Быть может, Ваше Величество желает вставить этот камень в оправу? Я тотчас после приема отнесу его вашему ювелиру, - неожиданно предложила Первая дама.
   - Да зачем? Он и так очень хорош! - отказалась Королева, прилаживая подарок в центре своего роскошного убора из перьев. - Ну что ж, прошу вас, сэр, начинайте, - ласково обратилась она к дипломату.
   Доклад начался. И хотя Леди Смит слушала внимательно, люди, близко знавшие ее, отметили бы, что она чем-то встревожена.
  

Глава 5

  
   Когда утром Ника вышла к завтраку, в залитой солнцем столовой она обнаружила одного Сашку, сидевшего над пустой тарелкой и, судя по всему, еще толком не проснувшегося.
   - Привет, как спалось? - бодро поинтересовалась Ника. - А где остальные?
   - Бен - на кухне, а мэтра я не видел, - тусклым голосом ответил Бекин.
   - О, Ника! Доброе утро, присаживайся. Завтрак сейчас будет, - лучезарно улыбнулся выглянувший из кухни Бенджи. - Первый раз попробуешь мою стряпню, - приговаривал он, быстро окружая стоявший в центре чайник чашками и тарелками. - Не знаю, как вам обоим понравится, так что отзываться попрошу правдиво, но если скажете, что невкусно - обижусь!
   - Думаю, не скажем, - облизнулась Ника. - Подожди, а мэтра ждать не будем разве?
   - Мэтр - в библиотеке. У него появилось очень важное дело, - Бенджи снова исчез в кухне.
   - Не знаешь, что случилось? - спросила Ника Сашу.
   - Я-то откуда знаю? - буркнул он в ответ. - Слушай, Никель, пережди полчаса. Я как раз за это время проснусь и стану удобоварим для общения. Извини уж.
   - Если хочешь, можешь пообщаться пока со мной, - предложил Кларк, заходя в столовую.
   - Кларк! А ты как сюда попал?
   - Бог мой, какие люди! - насмешливо протянул Ректор, тоже появляясь в дверях.
   - Мэтр, давайте о том, как вас огорчил мой приход, вы расскажете потом. Тем более, что сами оставили мне ключ от вашей квартиры. Я прошу у вас убежища.
   - Опять? - усмехнулся Ректор. - Неужели это ты совершил ограбление Главного городского музея? Тогда ты точно пришел не по адресу.
   - Тоже мне, нашли главного преступника всех времен и... - Кларк осекся. - Какое ограбление?
   - Главный городской музей ограблен, - сообщил Ректор, садясь за стол. - Причем давно, около месяца назад. Но известно об этом стало только сегодня, поскольку произошло это, как раз когда у музея сменилось руководство. Стоило новому Хранителю вступить в должность, как было совершено ограбление, и он, очевидно, не желая начинать свою карьеру с судебного разбирательства, умудрился замять эту историю. Правда, до ближайшей ревизии. Так что сегодня утром мне пришел полный список украденного, показания Хранителя, прочих сотрудников музея и тому подобное. Видимо, они считают, что я сам займусь этим делом.
   - А вы не займетесь? - уточнила Ника.
   - Займусь. Дело в том, что в списках краденого я обнаружил кое-что интересное.
   - Доброе утро, Кларк! - поприветствовал новоприбывшего Бенджи.
   - Да, кстати, зачем тебе понадобилось у нас укрываться? - прервавшись, спросил Ректор.
   - Вы, что, с Алей поссорились? - догадалась проницательная Ника.
   - Ну...в общем, немного есть, - замявшись, признался Кларк. - Ну, и теперь, как всегда: оба понимаем, что неправы, но признать это самолюбие не позволяет.
   - Глупо, - заметил Ректор.
   - Только мне нотаций не хватало! - Кларк поморщился. - Не хотите, чтобы я у вас оставался, не надо.
   - Кларк, садись, пожалуйста, - пригласил его Бенджи, ставя на стол дополнительную чашку. - Уйти ведь и после завтрака можно.
   - Но не нужно, - вполголоса произнесла Ника.
   - Так что там со списком? - спросил Кларк, наливая себе кофе.
   - Список не так уж велик. В основном, мелкие безделушки из тех, что можно унести в кармане. Но, кроме этого, выяснилось, что похищен Лазарь.
   Кларк присвистнул, Бенджи недоверчиво поднял брови. Саша непонимающе посмотрел на Нику.
   - А кто такой Лазарь? - спросил он вслух.
   - Лазарь - это драгоценный камень, который был вставлен в символ власти - дирижерскую палочку. Он переходил вместе с палочкой из рук в руки наших монархов на протяжении многих сотен лет. Поскольку ничего из крупных вещей украдено не было, можно быть уверенными, что целью ограбления был именно этот камень.
   - Но кому он мог понадобиться? - удивилась Ника.
   - Это и нужно выяснить, - пояснил Ректор. - Судя по всему, с Лазарем связана какая-то тайна, о которой мы представления не имеем. Я уже с утра порылся в нашей библиотеке, но ничего пока не нашел.
   - Может быть, тогда стоит съездить в библиотеку при музее? - предложил Бенджи. - Она все-таки специализированная.
   - Да, я и сам об этом подумал, - согласился Ректор. - Возможно, что с пропажей камня связано и закрытие прохода, и еще кое-что. - Он выразительно посмотрел на Нику.
   Та понимающе кивнула.
   - Значит, после завтрака поедем. Бенджамин, нужно будет подогнать среп.
   - А мне можно с вами? - спросила Ника.
   - Тебе - нужно. Твое чутье может пригодиться.
   - Извините, мэтр, разрешите мне тоже присоединиться,- вежливо попросил Саша.
   - Я бы тоже поехал, - заявил Кларк.
   Через час нагруженный среп резко стартовал от парадного входа в Университет.
   - Нет, он нас точно угробит! - поделился впечатлениями Сашка.
   - Сам хотел ехать! - возразила Ника.
   - Ну не сидеть же одному, когда все при деле, - пожал плечами Бекин, еще сильнее цепляясь за поручень.
   - Нас свободно пропустят в библиотеку? - выяснял тем временем у Ректора Кларк.
   Ректор хмыкнул в ответ.
   - Прямо даже не интересно, - заметил Кларк.
   - Я же тебе говорил, пойди ограбь ювелирную лавку - и жизнь тут же покажется интересной и насыщенной, - язвительно предложил Ректор.
   - Мы, что, едем в Новый город? - Ника заметила маячивший впереди Тройной мост.
   - Ну конечно, Главный городской музей - это седьмой дом Дирижерской Ассамблеи, - обернувшись,просветил ее Бенджи.
   - Следи за дорогой! - хором потребовали Ректор, Кларк и Саша.
   - Между прочим, камушек-то увели прямо у вас из-под носа, мэтр, - невинным тоном заметил Кларк.
   - Да, вообще, такое чувство, что грабитель действовал абсолютно спокойно, даже нагло, не боясь быть пойманным, - проговорил Ректор. - Скорее всего, он - мелкая сошка, выполнившая черную работу для кого-то покрупнее. Думаю, ему даже не объяснили, в чем заключалась опасность.
   - Но кто же в Джаз-Банде не знает, кого следует опасаться в Дирижерской Ассамблее? - удивился Бенджи.
   - А если это был провинциал? - вдруг заметил Саша.
   - Или иностранец? - подхватила Ника.
   - Хорошая мысль, - одобрил Ректор. - Нужно проверить и такую версию.
   - А к Дилю мы не заедем, поздороваться? - спросила Ника, когда среп, не сбавляя скорости, пролетел мимо Дирижерского дворца с золотыми куполами.
   - На обратном пути, может быть, - неопределенно махнул рукой Ректор.
   Здание Главного городского музея было массивным и тяжелым. Над входом располагались три небольших эркера с круглыми выпуклыми крышами. Стены из темно-розового камня изобиловали барельефами с сюжетами на музыкальную тематику.
   Стоило Ректору, идущему первым, переступить порог, как передняя часть огромного холла осветилась рядом маленьких фонариков вдоль стен и откуда-то заиграла знакомая Нике торжественная, переливчатая мелодия - гимн Джаз-Банда.
   - Нет, нет, нет! Закрыто, сегодня закрыто! Реставрация! - бросился к вошедшим из гулкой прохладной глубины холла, скрытой темнотой, пожилой невысокий человек в небольших очках и треуголке с тремя роскошными перьями.
   - Знаю я твою реставрацию, Тобиас, - мягко отмахнулся Ректор. - Что, не дали отдохнуть на пенсии?
   - Ох, мэтр Рун, иногда мне кажется, что последнее, что я увижу в жизни - будут наши экспонаты, - Тобиас, старый Хранитель музея, грустно вздохнул.
   - Мне бы хотелось осмотреть зал, где были похищенные вещи, и заодно заглянуть в библиотеку, - попросил Ректор.
   - Вам - все, что угодно, - Тобиас сделал гостеприимный жест и шаркающей, но бодрой походкой удалился в темноту. Длинные пышные перья на его треуголке подпрыгивали в такт шагам. Кларк, сняв с головы свою шляпу и выпрямив ощипанное белое перышко, с завистью покосился вслед Хранителю.
   - Отлично. Итак, Бенджамин, ты сейчас пойдешь в служебный архив и запросишь список посещения музея иностранными и провинциальными группами туристов в течение последнего месяца. Кларка и вас, Александр, я попрошу пройти в зал, где были пропажи, и все осмотреть. Мы с Никой - в библиотеку.
   - Мы будем искать документы, относящиеся к камню? - спросила Ника, спеша вслед за Ректором по пустынным коридорам музея.
   - Мы их будем читать, выдаст нам их администрация.
  
  
   - Как это могло произойти? - в который раз вопрошал Хранитель библиотеки, меряя шагами пространство между стеллажами.
   - Я уже рассказывала вам, - скучным голосом отвечала леди Смит.
   - Как мог этот дипломат перепутать коробки? Где он сейчас, кстати?
   - Дипломат в этом деле больше не появится, а камень лежит в шкатулке с драгоценностями этой взбалмошной дурочки, нашей Королевы, - раздраженно сказала Первая дама.
   - С дипломатом обошлись не слишком ли сурово? - уважительно поинтересовался Хранитель.
   - Нет, думаю, двенадцати лет вполне достаточно.
   - Я в восхищении! - Хранитель с улыбкой поцеловал ей руку. - Не завидую тому, кто перейдет вам дорогу.
   - Вот и стойте на этой стороне, - порекомендовала Леди Смит. - Скажите лучше, что теперь делать.
   -Ну, зная характер Ее Величества, можно предположить, что максимум через три дня она и думать забудет о камне. А тогда забрать его из шкатулки не составит никакой сложности. Так что нам осталось подождать не так уж долго.
  
   Ника листала страницу за страницей. Материалов о камне с тысячелетней историей оказалось довольно много.
   - Мэтр, а что мы, собственно, ищем? - поинтересовалась Ника, просматривая генеалогическое древо действующей династии Дирижеров.
   - Что-либо, имеющее отношение к нашей проблеме.
   - Да мы даже не знаем, откуда этот камень взялся! Тут в одном источнике говорится, что он был в сердце какого-то льва, которого зарубил прародитель династии, а в другом, что - сейчас прочитаю: " Во время пира великого явился к нему старец в белых одеждах и Лазаря перед ним положил и сказал, что хранить он его род будет до десятого колена и далее...".
   - И все? - глянул поверх очков с золотой цепочкой Ректор.
   - Листок оборван.
   - Одну минуту, - Ректор отложил стопку, которую держал в руках и, взяв со стола другую, стал ее перебирать. - Кажется, у меня - продолжение. Ну-ка, приложи.
   - Подходит! - обрадовалась Ника, складывая вместе две половины коричневого от времени манускрипта. - Ой! Здесь на вашем куске бедствия всякие описываются! Смотрите: " ...и конец твоей династии настанет, и покинет сила народ твой, и скрыт будет от посторонних глаз мир твой..." Кошмар какой!
   - А дальше? - выразительно поинтересовался Ректор.
   - Дальше?
   - Да.
   - А, вот: " ...если покинет реликвия сия место свое или страну твою". Осененная догадкой Ника посмотрела на Ректора.
   - Кажется, нашли, - в подтверждение кивнул он. - Все сходится.
   - Мэтр Рун, но там же говорится почти о конце света, а ведь ничего такого не произошло?
   - Древние легенды все склонны преувеличивать. Но, тем не менее, это похоже на правду - покинет сила народ твой, вот люди и начали фальшивить. Мир будет скрыт от посторонних глаз...
   - Закрылся проход! - поняла Ника. - И слоник ваш не действует. А как же конец династии?
   - Боюсь, что и это не за горами, - помрачнел Ректор.
   - И что же теперь делать? - испуганно взглянула на него Ника.
   - Действовать. Причем срочно, - Ректор отложил стопки документов и поднялся с места. - Пойдем узнаем, как дела у остальных.
  
   - Поработал профессионал! - с уверенностью сказал Кларк, выходя из залов навстречу Ректору и Нике. - Чистая работа, как сквозь стекло все унесли.
   - А камер слежения у вас, что, не бывает? - уточнил Саша. - А то можно было бы глянуть записи того дня - и все.
   - Предполагалось, что грабить Главный городской музей просто никому не может прийти в голову, - пояснил Кларк.
   - Да, мило, - хмыкнула Ника, а вот мы кое-что нашли.
   - Поправка - мы нашли все, - Ректор поднял указательный палец.
   - И преступника? - изумился Саша. - Ну, с вас бы сталось, - смущенно добавил он.
   - Интересный факт! - подошел к ним Бенджи. - Новый Хранитель назвал точную дату ограбления, я ее проверил, и выяснилось, что в тот день никаких иностранных групп не было, но произошла пожарная тревога. Как потом оказалось - без оснований. Похоже, именно во время суматохи и были унесены экспонаты. Но как можно было их унести, я не понимаю.
   - И кто украл, тоже непонятно, - напомнил Саша.
   - Есть мысль, - сообщил Бенджи. - Мэтр, вы помните, примерно неделю назад в газетах было опубликовано сообщение прессекретаря полиции? К ним тогда поступил анонимный звонок, кто-то описал приметы преступника, совершившего крупное ограбление.
   - Думаешь, это он? - недоверчиво спросил Кларк.
   - Не знаю, но мало ли?
   - Полиция его, кстати, так и не нашла, - заметил Ректор.
   - Да кого может найти ваша полиция! - отмахнулся Кларк. - Они и меня в свое время не нашли!
   - Минутку, у тебя же действительно есть опыт в таких делах! - понял Ректор. - Подумай, где может скрываться бежавший преступник?
   - Поначалу в Попсовом квартале, - не задумываясь ответил Кларк. - Но если он иностранец...
   - Неважно, нужно проверить. Езжайте.
   - А вы? - удивился Саша.
   - Посещение такого злачного места может отразиться на непогрешимой репутации нашего мэтра, ну что непонятного? - пожал плечами Кларк, разворачивая Бекина в сторону выхода.
   - А что вы там нашли, Никунь? - спросил он, когда Дирижерская Ассамблея осталась далеко позади.
   - Что-то вроде пророчества. Что, мол, если этот Лазарь исчезнет со своего места или из страны, то это чревато кучей неприятностей, включая смену правящей династии и закрытие прохода...
   - Хорошего в этом точно ничего нет, - заметил Бенджи. - Кларк, говори, куда ехать, я здесь не бывал ни разу.
   - Сейчас направо, - скомандовал Кларк.
   Среп въехал в узкую улицу и запетлял по дворам. Небольшая часть города, которую занимал Попсовый квартал, разительно отличалась от чистых ровных улочек с изящными невысокими домами, к которым привыкла Ника. Переулки были запутанными, как лабиринт. Возле высоких фонарных столбов с грязными следами клея от ободранных объявлений нередко стояли урны, окруженные горами мусора. Липкий ветер время от времени перегонял пакеты, бумажки, тряпки, осколки через дорогу. Фасады домов, безликие, с заляпанными окнами, внушали настоящую брезгливость. Вдобавок неизвестно откуда стало натягивать дымку тумана непонятного происхождения. Чем дольше ехали, тем больше людей стало появляться на улице. Подозрительные личности кидали подозрительные взгляды на чистый новенький среп и его пассажиров. Туман продолжал сгущаться.
   - Бенджи, сбавь скорость, - напряженно посоветовал Кларк. - Сейчас еще въедем во что-нибудь, только этого нам не хватало.
   - И ты здесь жил? - Нику передернуло.
   - Почти месяц, - невесело подтвердил Кларк. - Но не могу сказать, что воспоминания о том времени являются лучшими в моей жизни.
   - Куда теперь? - нервно спросил Бенджи.
   - Через мост и налево.
   Широкий мост через овраг, вымощенный крупной брусчаткой, был полон народа. Вдоль массивных перил сидели грязные торговцы, выставлявшие свои товары на продажу на треснувших гнилых ящиках. Столь же приятного облика покупатели воровато бродили вдоль рядов и время от времени переругивались с продавцами и между собой.
   - Что они на нас таращатся? - спросил Сашка.
   - Выделяемся, - коротко ответил Кларк. - Бенджи, тормозни-ка сразу за мостом.
   Среп остановился возле непримечательного полуразвалившегося дома с очень высоким шатким крыльцом.
   - Я остаюсь здесь, - категорически заявил Бенджи. - Постерегу транспорт. Здесь же покрышки на ходу снять могут!
   - Правильно, - одобрил Кларк. - Ни с кем не заговаривай и на провокации не поддавайся. А вы оба не отходите от меня, - бросил он Нике с Сашей и стал подниматься по скрипучим ступеням на крыльцо.
   Дом внутри производил ощущение недостроенного. Стены, обклеенные аляповатыми плакатами, повсюду шершавые необструганные доски, стоящие кое-где банки с наполовину засохшей краской. Ника старалась ни к чему не прикасаться, тем не менее, на футболке обнаружились два свежих пятна. Саша зацепился штаниной за каверзно торчавший из стены гвоздь, брюки затрещали и едва не порвались, когда их обладатель с грохотом рухнул на пол. Идущая следом за ним Ника споткнулась и тоже чуть не упала.
   - Вам что надо? - из незаметной дверки на верхней площадке, как кукушка из часов, высунулся человек средних лет с носом картошкой и в засаленном ночном колпаке.
   - Свои, Хэл, без паники! - Кларк приветственно поднял руку вверх.
   - Кларк, ты? Давно тебя видно не было, давненько. Но у меня мест нет.
   - И не надо. Информацию выдашь?
   - Смотря какую и почем, - Хэл прищурился.
   - Ну что за счеты между старыми знакомыми! - Кларк укоризненно склонил голову набок. - Мне всего-то нужно узнать, кто новенький в последнее время появился? Особенно из экзотики.
   - Зачем они тебе? - подозрительно спросил Хэл. - Если бемольников наведешь, мы тебя из-под земли достанем, так и знай.
   - Думай, что несешь, - огрызнулся Кларк. - Я своих не закладываю. Просто одного из них хочу вежливо попросить отдать мне кое-что.
   - Ну, ладно, - подумав, согласился Хэл. - Один новенький - Пьетро, контрабандист. Он живет у вдовы. Так, потом, Ключник. Здоровый такой детина, как шкаф. И мозгов, как у шкафа. Ну, и Мелик. Непростой, видно, парень. Иностранец, похоже. Костюм у него дурацкий. Ну, его здесь уже все знают.
   - Мелик, значит? - задумчиво повторил Кларк. - Так. Ладно, Хэл, благодарствую.
   - Ты его не калечь только! - напутствовал его Хэл.
   - Иностранец один есть, - спускаясь вниз, бормотал Кларк. - Но вот где его найти?
   - Ох, ну наконец-то! - обрадовался Бенджи, когда все трое вышли из дома. - Я уже волноваться начал.
   - Без происшествий? - поинтересовался Саша.
   - Нет, ну сначала какая-то девушка все пыталась предсказать мне будущее. Что-то говорила про хлопоты при пиковом интересе, дальнюю дорогу и прочие неприятности. Я не обращал внимания, поэтому у меня не свинтили фары. А еще...
   - Бенджи, смотри! - Ника вдруг указала куда-то назад.
   Тут из-под багажника выскочил человек, спрятал что-то в карман и бросился улепетывать в сторону моста.
   Первым опомнился Кларк.
   - Кто это был? - быстро спросил он у прохожего с ящиком на плечах.
   - Мелик! - с усмешкой ответил прохожий.
   - Ждите меня здесь! - уже на бегу крикнул Кларк.
   Спина вора мелькала в толпе на мосту, Кларк не отставал. Вор оглянулся, на его лице отразилось удивление, он, не снижая скорости, свернул к краю моста и, сметя с пути ящик одной из торговок, сиганул через перила вниз. Кларк, не долго думая, взлетел на перила и спрыгнул вслед за ним.
   Торговка, собирая по земле свой разбросанный товар, голосила что есть мочи. Ее окружили сочувствующие и насмехавшиеся. Бенджи, Ника и Саша переглянулись между собой.
  
   - Гиф, ты тоже это видел? - странным голосом спросил Шарль, стоя на ступенях у выхода из дома, где они останавливались на ночь.
   - Да. Это он, - кивнул Гифри.
   - А что это за парень в шляпе, который за ним погнался? Может, полицейский?
   - Нет, на полицейского он не похож, - Гифри покачал головой. - Он не один, видишь, вон еще трое у срепа. В любом случае сейчас идти на перехват нельзя. Значит так, ты проследишь за ними, а я - к комиссару, срочно.
   - Да как я прослежу?! - попытался остановить брата Шарль, но тот уже спустился с крыльца и смешался с толпой.
  
   - Ну, все, - минут через пять решила Ника. - Нужно ехать за ними.
   - Если скажешь, куда - поедем, - высунулся из-под днища срепа Бенджи.
   - Ты в уме, Никель? - накинулся на подругу Саша. - Ты представляешь, заблудиться здесь? Я как-то не жажду.
   - И потом Кларк сказал ждать его здесь, - присоединился Бенджи.
   - Предатели, - обиженно заявила Ника. - А если Кларку помощь понадобится? Вы об этом не подумали?
   - Похоже, не понадобится, - возразил Саша. - Вон он идет.
   Кларк действительно как раз выходил из-за угла, держа сконфуженного вора за шиворот, так что тот вынужден был передвигаться на цыпочках.
   - Так. Бенджи, держи, это твое, - Кларк, порывшись в кармане, кинул Бенджи похищенную деталь, с которой тот тут же снова нырнул под среп. Вор, очевидно, считая инцидент исчерпанным, попытался дернуться в сторону.
   - Далеко собрался? - поинтересовался Кларк, встряхивая его, как мешок.
   - А что такое? - неожиданно высоким шепелявящим голосом отозвался вор. - Разобрались же вроде! Ну, ошибка вышла, друг! Понимать же надо! Ничего плохого ж не хотел! Я ж тебя не знаю даже! Вот если бы я со зла - тогда, конечно, дело другое, а так - глубоко случайно! И вообще, не местные мы, по- вашему не говорим и не понимаем! Вот вам!
   - Вас Мелик зовут? - прервала визгливую тираду Ника.
   - А то как же! - кивнул вор.
   - И не местный, да? Сами сказали. Вот вы нам и нужны. Господин Мелик, - старательно копируя ректорские интонации, произнесла Ника, - прошу вас проследовать вместе с нами.
   Выражение лица вора вдруг изменилось. Хитрая самоуверенность, кое-как прикрытая напускным раскаянием, внезапно исчезла, и в глазах появился настоящий страх.
   - Вы что, от них? - совсем другим голосом спросил он.
   - От кого... - Ника не успела договорить, как вор резко вырвался из рук Кларка, но на нем немедленно повис Сашка.
   - В среп, быстро! - скомандовал Кларк. Вдвоем с Бекиным им удалось затолкнуть отбивавшегося вора в транспорт и сесть самим, Ника уже была внутри. Бенджи дал по газам.
   Вор через какое-то время оставил попытки выпрыгнуть из срепа на ходу и, видимо, смирившись со своим положением, гордо замкнулся в себе. Ника наконец получила возможность спокойно его рассмотреть. Это был очень молодой человек с круглым полным лицом и растрепанными, жесткими, почти рыжими волосами. Глаза поблескивали за толстыми стеклами очков. На нем был светло-коричневый жилет, надетый поверх рубашки в крупную красную клетку, зеленые вельветовые брюки и грубые ботинки на очень толстой подошве. Костюм дополняла небольшая зеленая тирольская шляпа с перышком.
   Среп уже покинул темные улицы Попсового квартала и выехал на магистраль, ведущую к Тройному мосту и дальше, в Старый город.
   - Господин Мелик, - попыталась завести разговор Ника, - вы, когда спросили, не "от них" ли мы, кого имели в виду?
   - Никакой он не Мелик! - сердито заявил Саша.
   - Почему ты так решил? - оживился Кларк. Ника почувствовала, что вор, сидевший рядом с ней, незаметно вздрогнул.
   - Не знаю я почему. - Бекин смутился. - Я просто в этом уверен, и все.
   - Слышал? - обернулся к вору с переднего сиденья Кларк. - Кто ты на самом деле? Лучше колись.
   - Бенджи, куда мы сейчас едем? - вдруг спросила Ника.
   - В Университет, куда же еще? - удивился Бенджи.
   - Может, немного изменим маршрут? Сверни на Торговую.
   Бенджи задумался на секунду, а затем с пониманием кивнул. Среп затормозил перед трактиром " Музыкальная бочка".
   - Куда вы меня привезли? - нервно спросил вор.
   - Хотим тебя кое с кем познакомить. Выгружайся.
   - Думаешь, Тофель сумеет его разговорить? - засомневался Саша.
   - Во всяком случае, припугнет точно, - уверенно сказала Ника.
  
   - Ну, сколько можно? - Кларк, заложив руки за спину, мерил шагами пол перед небольшой темной комнаткой возле кухни трактира. - Мы их минут десять назад туда запустили. Всего-то дел - напугать и задать несколько вопросов! Неужели нельзя было...
   Тут дверь открылась, и оттуда высунулся роскошный нос Тофеля.
   - Что именно требуется узнать? - довольно осведомился трактирщик.
   - Кто он, откуда и он ли ограбил Главный городской музей? - быстро перечислил Кларк.
   - А музей ограбили? - заинтересовался Тофель.
   - У нас очень мало времени, у вас, мы знаем, тоже. Постарайтесь побыстрее, пожалуйста, - попросила Ника.
   Трактирщик хмыкнул и снова исчез в комнатке.
   - Все, забирайте, - Тофель открыл дверь и демонстративно вытер вспотевший лоб. - Кое-что выяснилось. Во-первых, он из Биг-Корна. Это он сказал почти сразу. С музеем было сложнее, но тоже признался. Да, правда, его рук дело. Но, как он выразился, " не по своей воле".
   - А как его зовут? - допытывалась Ника
   - А вот это не говорит, хоть ты тресни, - трактирщик развел руками. - Я хоть чем-то смог вам помочь?
   - Конечно, смогли, - подтвердила Ника. - Огромный привет вам от мэтра Руна. Он обещал к вам зайти.
   - Когда? - обрадовался Тофель.
   - На днях! - Ника неопределенно махнула рукой и поспешила к выходу вслед за остальными.
  
   Вбежав в темный холл маленькой гостиницы на улице Старых скрипок и едва не сбив с ног ее хозяина, вышедшего ему навстречу, Гифри, перепрыгивая через три ступеньки, пронесся по лестнице наверх и, толкнув дверь нужного номера, влетел внутрь.
   - Никак боевая тревога, лейтенант? - саркастически поинтересовался комиссар. - Немедленно покинуть помещение и войти как положено по уставу! - рявкнул он.
   - Но... - начал Гифри.
   - И не спрашивать почему, - отрезал комиссар.
   Гифри, не пререкаясь, вышел обратно и, теперь уже аккуратно открыв дверь, медленно шагнул в комнату.
   - Разрешите рапортовать господин комиссар? - учтиво спросил он.
   - Прежде всего, позвольте узнать, где вас и вашего уважаемого братца носило ночью? - комиссар раскачивался на стуле.
   - Вы сами приказали нам не возвращаться до тех пор, пока мы не найдем...
   - Нашли? - насмешливо спросил комиссар.
   - Нашли, - Гифри козырнул.
   - Так что же ты тянул столько времени?! Где он?! - от крика лицо комиссара побагровело. Он вскочил со стула, уронив его на пол и смахнув с тумбочки стеклянную пепельницу.
   - Его перехватили. Но Шарль следит за ним, и теперь он не сможет от нас ускользнуть, - быстро проговорил Гифри, чтобы его не успели перебить.
   - Кто мог его перехватить? - комиссар привстал на цыпочки, чтобы его взбешенное лицо было на одном уровне с бледным лицом Гифри.
   - Шарль как раз занимается выяснением этого.
   - Сию минуту свяжись со своим братом и все узнай! Сию же минуту! Или этот разгильдяй все-таки умудрился потерять казенное переговорное устройство?!
   - Нет, он, как и я, ничего не потерял, - тихим голосом сказал Гифри, доставая из кармана небольшой приборчик, отдаленно напоминавший трубку. Он несколько раз покрутил круглый щиток на панели приборчика, затем нажал на его центр.
   "Слава королеве!" - пискляво отозвался приборчик. Через пару секунд снова. Когда приборчик стал прославлять Королеву в пятый раз, комиссар, ухмыльнувшись, покосился на Гифри, не сводившего глаз с трубки, словно гипнотизируя ее. В этот момент она пискнула, и из нее послышался торопливый голос Шарля.
   - Ты чего, Гиф? Что-то случилось?
   - Нет, просто господин комиссар про...требует подробного отчета о местонахождении интересующей нас личности.
   - Прямо сейчас? - уточнил Шарль.
   - Ну-ка дайте мне устройство, лейтенант, - комиссар забрал у Гифри приборчик. - Да... Докладывайте... Почему?.. Меня это не интересует... Где?.. Могли бы и сами справиться! Разрази вас... А сейчас?
   Комиссар отключил устройство и кинул его Гифри.
   - Потрудитесь организовать транспортное средство, лейтенант, - довольно заявил он. - Искомое лицо в городском Университете.
  
   - Лично я не могу понять нескольких вещей, - говорила Ника Саше, пока они поднимались по бесконечной лестнице к квартире Ректора. - Почему он не называет свое имя? И потом, конечно, ужасно интересно, о ком он говорил, когда мы его поймали? Кто такие эти "они"?
   - Могу сказать одно, он их по-настоящему боится, - с уверенностью сказал Бекин. - Наверное, это те, кто заставил его совершить ограбление.
   - Ой, ребята, а как с дверью быть? - вспомнив о "комнате тысячи дверей" вдруг обратилась Ника к идущим впереди вместе с вором Кларку и Бенджи. - Его же дверки наши внутрь не пустят.
   - Я через свою пропущу, - успокоил ее Бенджи. - Я так уже делал.
   Ника, погладив круглую ручку своей двери, привычным движением повернула ее, открыла дверь и в изумлении замерла на пороге. У самых ее ног, сразу за порогом, плескалось настоящее море. Невдалеке виднелся крупный порт - возле пристаней стояли пришвартованные суда всех видов и сортов: от огромных грузовых барж до мелких частных яхт и катерков. Порт гудел, шумел, словом, жил своей жизнью. Из двери явственно пахнуло свежайшим морским воздухом. На воду спланировала чайка, выхватив с поверхности мелкую рыбку. Внезапно берег стал стремительно надвигаться, через порог на сверкающий паркет выплеснулась небольшая волна. Берег все приближался с нарастающей скоростью. Ника отскочила назад и с размаха захлопнула дверь.
   Затем она наклонилась к круглой ручке. Голова льва, казалось, была несколько озадачена.
   Постояв немного в нерешительности и увидев, что все остальные уже зашли, Ника набралась смелости и снова дернула на себя дверь, готовясь в случае чего тут же ее закрыть, но за дверью обнаружилась прихожая с аккуратно развешенной одеждой, полками с обувью и батальонами щеточек и средств по уходу за вещами. Голоса слышались уже откуда-то из глубины квартиры.
   Ника шмыгнула внутрь.
   - Что ты так долго? - удивился Саша.
   - А сам-то сколько возился! - напомнила Ника. - Где наша "добыча"?
   - С ним мэтр разговаривает в кабинете, - пояснил Бенджи. - Есть кто-нибудь хочет?
   Есть хотели все.
   - Знаешь, Никунь, - вполголоса обратился к Нике Кларк, - хороши мы будем, если Александр наш ошибся, и Мелик - это его настоящее имя.
   - Ника! - выглянул из кабинета Ректор. - Зайди, будь добра.
   Ника прошла в кабинет. Вор раскинулся в одном из кресел и подчеркнуто рассеянным взглядом осматривал книжные полки, письменный стол и Нику с Ректором, словно они ничуть не отличались от обстановки кабинета.
   - Мы уже успели побеседовать с этим господином, - заметил Ректор, усаживаясь во второе кресло. Ника примостилась на стуле возле книжной полки.
   - Теперь хотелось бы выяснить, что он рассказал Мефису и вам.
   - Не так уж много, - призналась Ника. - Сказал, что прибыл из страны, которая называется как-то странно... А, вот, Биг-Корн. И еще признался, что именно он ограбил музей.
   - Слышали, молодой человек? - спросил Ректор вора, который безмятежно обмахивался своей тирольской шапочкой. - Вот надежная свидетельница вашего признания, которая не замедлит подтвердить свои показания в суде, верно, Ника?
   Ника закивала.
   - Вы знаете, на сколько лет может потянуть ваше преступление? Даже с учетом чистосердечного признания.
   - Знаю, - лениво протянул вор. - Но мне глубоко все равно. Что там сидеть, что здесь, разница незаметная.
   - Мэтр Рун! - подала голос Ника. - Я забыла одну деталь. Извините, - обратилась она к вору, - вы спрашивали нас, не "от них" ли мы. Кого вы все-таки имели в виду?
   - Ну, ты и дотошная, - покачал головой вор. - Прицепилась же!
   - Вы знаете, господин...
   - Мелик, - подсказал вор.
   - Допустим. Так вот, господин Мелик, у меня сложилось впечатление, что вы попали в беду.
   Вор фыркнул, но из глаз его исчезла насмешка и появилась настороженность.
   - Да, причем беда настолько масштабна, что вам уже все равно, что с вами произойдет. Вы отчаялись, хотя и не показываете этого... Знаете, мы можем вам помочь. Действительно можем. Вы мне не верите, но у нас самих крупные неприятности, которые начались из-за вас. И если вы ответите на кое-какие вопросы, то нам удастся не только избавиться от своих проблем, но и помочь вам. Так сказать, взаимная выгода.
   - Говоришь хорошо, - одобрил вор. - А с какой радости я тебе должен верить? Я привык не верить никому, даже самому себе иногда не верю. А ты со своими дружками ничего заслуживающего доверия не сделала. Поймали меня, напустили на меня чудище какое-то из преисподней, привезли сюда. Я даже не знаю, кто вы такие?
   - О, это исправить легко. Меня зовут Ника, - Ника улыбнулась.
   - А... - вор указал головой на Ректора, который с интересом слушал этот разговор.
   - Рун Глокетти, - отрекомендовался тот. - Ректор Главного Дирижерского Университета, в котором вы, между прочим, находитесь, и главный советник Его Импровизаторства ДиляI.
   - Слушайте, - вор обернулся к нему и прищурился, - как я понимаю, такой важной шишке, как вы, ничего не стоило засадить меня куда-нибудь в такое местечко, где я заговорил бы на раз. Что ж вы со мной так носитесь?
   - Насилие - не наши методы, - Ректор скрестил руки на груди. - А потом, как уже сказала Ника, вы можете помочь нам, а мы вам. Но для этого вам стоило бы хоть что-нибудь рассказать.
   Вор пристально взглянул на Ректора, затем с размаха надел на себя шапочку и глубоко задумался. Ника затаила дыхание.
   - Ну что же, - вор резко выдохнул. - Ладно, убедили. Задавайте ваши вопросы, но учтите, что если вы мне сейчас мозги пудрили, то вы окажетесь самыми...
   - Для начала, представьтесь, пожалуйста, - попросила Ника.
   - Тэн меня зовут. Тэн Дэлис, к вашим услугам, - вор приподнял над головой шапочку.
   - А почему вы скрывали ваше имя? - спросил Ректор.
   - Я думал, что вы от них, - хмуро произнес Тэн.
   - От кого "от них"?! - почти простонала Ника.
   - От тех копов, которые привезли меня в этот город. Их трое, - стал рассказывать Тэн. - Двое парнишек, ну те зеленые совсем. А вот начальник их - тот такая свинья! Жизни им не дает, руки распускает. Зверь!
   - А с какой, простите, целью вас привезли в наш город? - осведомился Ректор.
   - Так вы ж сами знаете. - Тэн усмехнулся. - Чтобы камушек спереть. Я, вообще-то, сюда прямо из тюрьмы. Сидел все за то же, за кражи. Мне еще полтора года оставалось, но вот как-то ко мне в камеру явился один человек. Предложил, не желаешь, мол, в соседнее государство проехаться? Так и так, позарез нужен камушек, который лежит в их Городском музее. Он мне на месте и план этого музея показал, и где именно камень лежит. Я еще даже удивился тогда, откуда у него планчик такой? А за это, дескать, мне срок скостят оставшийся. Я же не дурак! Согласился. Приставили ко мне копов этих, приехали мы, ограбили музей. В смысле, я ограбил.
   - Когда это было? - уточнил Ректор.
   - Полтора месяца назад. Ограбили, а потом решили, что нужно пересидеть волнение, деньги казенные отпущенные заодно до конца просадить. Волнения-то, кстати, не было никакого. Ну, так вот, а с недельку назад я услышал случайно, как они обсуждали, что со мной будет, когда домой вернемся. Мне эти перспективы глубоко не понравились, и я сбежал. А они весь город обшаривали. На днях еще в газетке какой-то мои приметы описали, я решил затаиться. А сегодня вот вы. Кто ж мог знать, что вы за мной погонитесь?
   - И догоним! - гордо заявил приглушенный голос из-за одного из шкафов.
   - Потайной ход, - коротко пояснил Ректор вздрогнувшей Нике. - Бенджамин! Имей в виду, я знал, что вы там, с самого начала!
   - Ага, как же! - послышался жизнерадостный голос Кларка. За шкафом засмеялись.
   - Было бы чему радоваться, - хмыкнул Ректор.
   - Да, хорошая у вас тут компания, - Тэн первый раз улыбнулся.
   Нике очень понравилась его улыбка, как будто осветившая все лицо.
   - Заходите уж, господа! - позвал Ректор
   Шкаф вздрогнул и медленно отъехал в сторону. Кларк, Бенджи и Саша, театрально раскланявшись, вошли в комнату.
   - Все это, конечно, хорошо, но теперь осталось понять самое главное, - Ректор снова посерьезнел.
   - Кому понадобился камень? - понимающе спросил Саша.
   - Именно. Какие есть мысли?
   - Думаю, стоит посмотреть в библиотеке материалы о Биг-Корне, - предложил Бенджи.
   - Посмотри, - согласился Ректор.
   - Мне кажется, есть два варианта, - задумчиво стала рассуждать Ника. - Либо человек, который попросил выкрасть камень, был простым коллекционером и попросту захотел разжиться новой драгоценностью, либо он прекрасно знал о возможных последствиях. Скорее всего, второе, верно? А кто мог об этих последствиях знать?
   Ректор пребывал в размышлениях.
   - Между прочим, у него был план музея, - напомнил Кларк. - Слушай, Тэн, а ты вообще видел этого таинственного заказчика?
   - Он ко мне ночью явился, разбудил, между прочим. Свет в камере зажигать не стал, так что силуэт я его видел, но это все. А потом еще один из тюремщиков мне по секрету рассказал, что это был кто-то из дворца.
   - Ну, роста хоть он какого? - пытался выяснить Кларк.
   - Чуть пониже тебя, - Тэн окинул его оценивающим взглядом. - Но толще намного.
   - Знаете, господин Дэлис, теперь меня не удивляет, что за вами охотятся с таким рвением, - Ректор, встав из кресла и скрестив руки на груди, стал размеренно ходить взад-вперед по кабинету. - Если вы ответите еще на один вопрос, я буду считать вашу осведомленность незаменимой. Итак, - он остановился прямо перед креслом Тэна. Тот заерзал, - где сейчас находится камень?
   - У нас, в Биг-Корне, - с уверенностью сказал Тэн. - Его еще неделю назад собирались отправить. С дипломатами, кажется. Но поскольку у них появились дела поважнее... - Ника явственно услышала хвастливую интонацию... - то они могли камушек задержать, но на пару дней, не больше. Морем от вас до нас как раз неделя, так что камень точно уплыл.
   - Что называется, концы в воду, - пробормотал Кларк.
   - Что касается Биг-Корна, - Бенджи снова появился в проеме шкафа со стопкой бумаг. - Неделю назад Джаз-Банд покинула дипломатическая группа заокеанской державы Биг-Корн, до этого в течение полутора месяцев гостившая в нашем гостеприимном городе. Дипломатам был оказан высочайший прием у Его Импровизаторства Диля I, ну и прочее... Вот, почитайте. - Он положил на письменный стол газетную вырезку. Ника передвинулась поближе к столу и сунула нос в газету.
   - Интересно, а где во время этого высочайшего приема был я? - В пространство поинтересовался Ректор.
   - Видимо, инспектировали провинции? - предположил Бенджи.
   - Так. Господа и дамы, - Кларк потер руки, - у меня твердое ощущение, что камень без нашего непосредственного вмешательства назад не приплывет.
   - Поправлю. Без моего вмешательства. - Ректор смотрел в окно.
   - Как это, мэтр Рун?! А мы? - возмутилась Ника.
   - Ты не поняла. Я не хочу, чтобы вы все подвергали себя излишнему риску.
   - Вы полагаете, что эта поездка будет связана с риском? - уточнил Бенджи.
   - А ты как раз останешься при любых обстоятельствах. Нужно вести дела до моего возвращения.
   - Мэтр, ну меня-то вы хоть возьмете? - осведомился Кларк. - Должен же вам кто-то отравлять поездку, чтобы жизнь медом не казалась!
   - Ты можешь распоряжаться своим временем, как хочешь, - Ректор пожал плечами. - Хотя на твоем месте я бы подумал.
   - А мы что же, будем сидеть на месте, как куры на насесте? - Ника от волнения даже попала в рифму.
   - Знаете, мэтр, - неожиданно твердо проговорил Бенджи. - Я как раз поеду при любых обстоятельствах, тем более что у вас есть какие-то предчувствия. И учтите: если вы собираетесь плыть на правительственном лайнере, то в день отплытия я буду на борту, вне зависимости ни от чего. И к черту дела! - закончил он.
   - И я там буду, - присоединилась Ника.
   - И я тоже, - добавил Саша.
   Ректор молча взялся за голову.
   - А со мной что станется? - вдруг спросил Тэн, до этого молча наблюдавший за сценой.
   - А именно вас, господин Дэлис, я планировал взять с собой, - не без иронии заметил Ректор. - В качестве проводника. Да и вам, насколько я понимаю, спокойнее будет.
   - Вот уж точно! - искренне согласился Тэн. - Когда поедем, на чем?
   - Поедем ближайшим лайнером, идущим до Биг-Корна. Вам посчастливится плыть первым классом.
   - За чей счет поездка - то? - в проброс поинтересовался Кларк.
   - За счет казны, естественно, - как само собой разумеющееся ответил Ректор.
   - Ну конечно! Я так и подумал, что вы, мэтр, организовываете эту поездку только потому, что вам осточертела государственная служба и вы мечтаете с нее сбежать, да еще и отдохнуть заодно! Очень удобно!
   - Это ты репетируешь отравление моей жизни в поездке? - осведомился Ректор. - А ведь мне может надоесть. Решу еще, что незачем лишний балласт брать...
   - Намек понял. - Кларк демонстративно закрыл рот и развел руками.
  
   Комиссар стоял, задрав голову, и вдумчиво рассматривал таинственные письмена над входом в Университет. Прочесть их, очевидно, не представлялось возможным. Комиссар еще раз кинул неприязненный взгляд на надпись и обернулся к маячившим за его спиной Гифри и Шарлю.
   - Значит, сюда они приехали? - подозрительно переспросил комиссар, снова задирая голову и оглядывая гигантское здание Университета.
   - Я же говорю, - в очередной раз стал рассказывать Шарль. - Я на месте поймал какой-то среп, сказал следовать за ними, а они сразу взяли такую скорость, что мы чуть их не упустили. Может, слежку чуяли, может, еще что... А в итоге приехали на эту площадь, припарковались вон там и потом вошли сюда.
   - Лейтенант Гифри, пробейте номер, - комиссар сощурился, поглядев на ослепительно горевший в небе скрипичный ключ главного купола.
   - Как, интересно, я его пробью? - устало спросил Гифри. - Мы не дома, здесь переговорных устройств нет. Давайте просто спросим, чей это среп. Леди, извините... - обратился он к двум проходившим мимо барышням с сумочками через плечо.
   - Не лезть вперед старшего по званию! - оборвал его комиссар, отодвигая лейтенанта в сторону. - Э-э, девушки, вы знаете, кому принадлежит это транспортное средство? - он указал на среп.
   Девушки захихикали, посматривая на Гифри. Шарль быстро убрал на бок челку и немедленно выдвинулся вперед.
   - А зачем вам это нужно? - со смешком переспросила одна из девушек, стрельнув в него глазами.
   - Мы - представители исполнительной власти, леди. Извольте отвечать. - Комиссар упер руки в бока.
   Одна из девушек состроила недовольную гримаску.
   - Мэтра Глокетти это среп, - сообщила ее подруга. - Это все знают.
   - Фамилия знакомая. Так кто такой этот...
   - Комиссар, разве вы не помните? - прервал его Гифри. - Он - первый советник их короля.
   - Дирижера, - поправил Шарль, с грустью глядя вслед уходившим девушкам. - Мы по их местному экрану видели.
   - Когда у вас, интересно, нашлось время, чтобы смотреть экран? - сурово нахмурился комиссар. - Выходит, если интересующая нас личность в руках этого советника, то она за все свои заслуги вскоре попадет куда следует! А это означает...
   - Означает... - с надеждой повторил Шарль.
   - Означает, что вы немедленно едете за билетами на ближайший лайнер до Биг-Корна! И не спрашивать почему! - повысил голос комиссар.
   Обоих лейтенантов можно было не уговаривать.

Глава 6

  
   Королева хандрила. В плохом настроении Ее Величество бывала настолько редко, что большинство придворных отвыкли от его проявлений и последствий. Так что, когда еще до рассвета по всему дворцу во всех помещениях зажегся яркий свет и на всю мощь включились трансляторы, принявшиеся исполнять разудалую народную песню с посвистом, в коридорах возникла суета, напоминавшая переполох на куриной ферме. Эффект усугублялся тем, что Ее Величество решила подпеть ансамблю в микрофон, будучи напрочь лишенной музыкального слуха.
   Все закончилось так же внезапно, как началось. Королева пробормотала недовольным голосом: " Нет, не то!". Музыка исчезла. Свет погас. Придворные, выскочившие от неожиданности в коридор, вынуждены были добираться до своих комнат впотьмах. Наутро появился слух, что несколько фрейлин по чистой случайности оказались не в своих комнатах, а в комнатах соседствующих с ними кавалеров, что дало многочисленные поводы для шуток.
   Но, как выяснилось, ночью все только начиналось. С утра Маха не захотела никого видеть. Леди Смит, пришедшая утром, как обычно, на прием, застала под дверью комнаты Королевы сидящую на полу и заливающуюся слезами Старшую фрейлину. Из-за двери слышались странные, хлюпающие, чавкающие звуки и время от времени тявканье собачки.
   - Заперлась? - деловито выяснила Леди Смит.
   Старшая фрейлина, вытирая глаза и щеки с черными следами от потекшей туши, закивала.
   Первая дама несколько раз стукнула в дверь.
   - Ваше Величество, с вами все в порядке? - осторожно спросила она.
   - А-а! Леди Грэнни! Это вы? - послышался голос Махи. - Я сейчас открою, только уберите эту ревущую дуру!
   От этих слов Старшая фрейлина разрыдалась пуще прежнего, быстро поднялась на ноги и убежала.
   Дверь распахнулась. На пороге стояла Королева. Ее огненно-рыжие волосы были разлохмачены, подол юбки насквозь промок, на щеке наличествовало темно-коричневое пятно. Первая дама осторожно заглянула в комнату. Пол был залит водой, все вещи практически плавали, собачка, сидевшая на тумбочке, жалобно подвывала и повизгивала. В центре комнаты громоздился гончарный станок с уродливо закрученным куском мокрой глины.
   - Видите ли, Леди Грэнни, - начала объяснять Ее Величество, не дожидаясь расспросов. - Я с утра решила принять ванну. Заткнула ее пробкой, стала набирать воду, а пока ванна наполнялась, мне захотелось заняться лепкой. Я так заработалась, что забыла про воду, а вспомнила, только когда промочила ноги. Помогите.
   - Сейчас я вызову бригаду уборщиков, - сказала Первая дама, брезгливо глядя на потоп. - А вам, наверное, следует переодеться, Ваше Величество. Я позову ваших фрейлин и уступлю вам свою комнату. Только помните про мою систему.
   - Всех впускать, никого не выпускать? - вздохнула Королева. - Удобная система, ничего не скажешь. Спасибо вам, Леди Грэнни. Вы меня просто спасаете.
   - А что с вами происходит, Ваше Величество? - неожиданно спросила Первая дама.
   - Ску-у-учно! - простонала Королева. - Я уж и не знаю, чем мне заняться. Все надоело! Нужно устроить что-нибудь, а что - не знаю! Праздников сейчас никаких нет, а всяких дипломатических групп и иностранных посольств хоть отбавляй!
   - А если эти два фактора объединить? - подумав, предложила Леди Смит. - Я имею в виду, почему бы не устроить какое-нибудь своеобразное праздничное мероприятие, ну, например, соревнование для дипломатов и послов? И пусть победитель получит вашу аудиенцию и главный приз.
   Маха просияла.
   - Леди Грэнни, вы чудо! - она подпрыгнула от радости. Брызги разлетелись в разные стороны. - То, что нужно! А что за главный приз?
   - Это решать вам, Ваше Величество, - почтительно присела Первая дама. - Но, возможно, стоит выбрать то, что заставит всех участников восхищаться вашей щедростью, великодушием и размахом.
   - Вы имеете в виду тот мой портрет, который так удачен, в золотой раме с россыпями драгоценных камней? - обрадовалась Королева.
   - Ну что вы! Это... будет слишком великодушно, - нашлась Леди Смит. - Я подразумевала какую-нибудь достаточно ценную безделушку. Предположим, тот медальон желтого серебра, который был передан вам от Международной выставки... или подарок правителя Джаз-Банда, тот большой камень.
   - Но если я поставлю камень, то он же уедет из страны? - у Королевы был вид обиженного ребенка.
   - Вовсе не обязательно, - Первая дама с улыбкой покачала головой. - Просто мы, на правах хозяев, тоже выставим на соревнование свою команду и будем бороться за главный приз. Останется сущий пустяк - выиграть. И мы сделаем все возможное для этого... Представьте, какое действенное лекарство от скуки вас ожидает!
   - Да, вы правы, Леди Грэнни. Правы, как всегда! Какие чудесные идеи вас посещают, просто удивительно.
   - Благодарю, Ваше Величество. С вашего позволения, я все же вызову уборщиков.
   - Леди Грэнни! Подождите! - Королева нагнала уже уходившую Первую даму. - Я придумала, что мы устроим! Мы устроим гонки! Для представителей иностранных держав, точно! Оборудуем поле для тренировок, поле для соревнований, поставим трибуны, устроим летние кафе...
   - Превосходно, в таком случае на сегодняшнем приеме мы официально объявим о нашей затее, не правда ли?
   Королева и Первая дама расцеловались на радостях, и Маха поспешила удалиться первой. Леди Смит скептически посмотрела на оставленные Королевой на полу мокрые следы.
  
  
   Самый большой и быстроходный океанский лайнер Джаз-Банда "Иоганн Штраус" рассекал бирюзовую гладь Великого океана. Ника стояла на шестой палубе и, облокотившись на борт, неотрывно смотрела, как от мощного корпуса лайнера в стороны уходят водные лучи. Вода была очень прозрачна, солнце проникало достаточно глубоко, и можно было наблюдать то скопления фиолетовых звездообразных водорослей, то чей-то красный плавник, метнувшийся туда, где за секунду до этого проплыл косяк ярко-синих маленьких рыбок, которых в океане водилось немало. Плавание длилось уже шестой день, и за это время на гигантском судне от носа до кормы не осталось ни одного необследованного уголка. Освоиться удалось не только Нике. Саша, который перед отплытием тщательно пересчитал все шлюпки, утверждая, что лайнер чересчур смахивает на "Титаник", теперь успокоился и целыми днями сибаритствовал в свое удовольствие. Кларк перезнакомился со всей командой, с капитаном перешел на "ты" и большую часть времени проводил в кубрике, изредка появляясь оттуда с видом настоящего морского волка.
   Ника оперлась подбородком на руки и лениво наблюдала за водяными бликами и сгущавшимися на горизонте облаками. " Удивительно, как меняется жизнь в плавании, - лениво подумалось ей. - Как будто выпадаешь из времени. Кажется, что вот так и должно быть, более того, так было и будет всегда. Так вечно и будешь бороздить Великий Океан, не слишком заботясь о скучных прозаичных земных проблемах. Не зря круизы так настойчиво рекомендуют для расслабления - идеальный отдых. А нам же дело предстоит, серьезное... ну, и хорошо, будем отдохнувшими и полными сил".
   Ника сладко потянулась и побрела наверх, на Солнечную палубу.
   День выдался жаркий, поэтому жесткое зеленое покрытие верхней палубы, где по вечерам проходили инструментальные концерты, было сплошь заставлено лежаками. Ника пробралась к стоящему у дальнего борта лежаку, на котором раскинулся Бекин. Майку он снял и положил на лицо, подставив молочно-белую кожу лучам и морскому ветру, возле лежака стоял недопитый стакан чего-то прохладительного с пузырьками.
   Ника на цыпочках подкралась к кайфующему приятелю и, присев на соседний лежак, негромко заметила:
   - Обгоришь.
   - Не обгорю, - донеслось из-под майки. - В каюте около раковины крем от загара стоит, не замечала? И, кстати, зря пыталась меня напугать - я слышал, как ты подходила.
   - Я и не собиралась тебя пугать, больно надо! - соврала Ника. - А ты, похоже, совсем вошел во вкус?
   - Ох, да! - Саша сладко потянулся. - Мне такой круиз в самых необузданных мечтах не снился! Повезло все-таки.
   - Ага! А кто стенал, что он домой хочет, к маме? - поддела его Ника.
   - Понятия не имею, о ком ты говоришь, Никель, - лениво ответил Бекин. - Между прочим, к слову, о возвращении, ты не в курсе, как именно мы будем этот камушек искать в незнакомой стране?
   - Ну, как же... - начала Ника. " А действительно, как?" - вдруг подумала она.
   - Вот именно, - Сашка поднял указательный палец.
   - Если ты такой умный, сходил бы и спросил мэтра! - Ника встала, собираясь расталкивать приятеля.
   - Тебе проще, - заявил из-под майки Бекин. - Ты стоишь, а я лежу. Ты уже можешь идти, а мне сначала надо вста-а-ть...
   - Не перегрейся, тюлень! - Ника махнула рукой и пошла искать Ректора.
   Братья, лежавшие через три лежака от Саши, синхронным жестом сдвинули темные очки и поверх них проследили за удалявшейся Никой. Затем переглянулись.
   - Ты подумал то же, что и я? - не сводя с нее глаз, поинтересовался Шарль.
   - Если ты подумал, что у этой барышни неплохая фигурка, то да, - тем же тоном ответил Гифри.
   - Да я не об этом! - Шарль сорвал с носа очки и повернулся к брату. - Ты ее разве не узнал? И паренька, с которым она разговаривала! Это же те, кого я преследовал! Ну, те, которые украли нашего вора.
   - Ничего себе каламбурчик, - хмыкнул Гифри.
   - И что теперь делать? Бежать арестовывать? А по какому праву?
   - Пока сиди. Интересно другое - на корабле интересующая нас личность или нет?
   - Нужно комиссару сказать! - рванулся Шарль
   Гифри ухватил брата за плечо и дернул назад так, что тот снова откинулся на лежаке.
   - Ты чего, Гиф? - не понял Шарль.
   - Не стоит сообщать комиссару, - настойчиво проговорил Гифри. - Не знаю как тебе, а мне гоняться за этим поганцем уже надоело! Если возникнет хотя бы подозрение, что он здесь, нас заставят перевернуть лайнер вверх дном, даже если он в это время мирно ждет своей участи в Джаз-Бандской тюрьме! А комиссар, пока мы ищем, будет просиживать штаны в барах, наливаться всяким пойлом до икоты и отчитывать нас за нерасторопность! Меня эта перспектива не радует.
   - И не спрашивать почему, - неожиданно добавил он.
   - Не стоит так заводиться, - Шарль с удивлением покосился на Гифри. - Ладно, если не хочешь, мы ничего не скажем. Расслабься и отдыхай, мы это заслужили, ты прав!
   Гифри закрыл глаза.
  
   Ректора Ника нашла на восьмой палубе сидящим за белым металлическим столиком перед раскрытым личным журналом, который на время плавания автоматически превратился в "судовой". Услышав шаги, Ректор поднял голову и улыбнулся.
   - Приветствую, Ника. Присаживайся.
   Ника придвинула к столику второй стул.
   - Что-то произошло? - спросил Ректор, снимая очки с золотой цепочкой на дужках и убирая их в вишневый бархатный футляр.
   - Не совсем, - Ника замялась. - Просто возник вопрос. Всего один, но существенный. Мэтр, мы завтра прибываем...
   Ректор, соглашаясь, кивнул.
   - ... а тем не менее до сих пор не понятно, как мы будем действовать, когда сойдем на берег. Где искать камень, с чего начинать? У нас есть план?
   - У нас есть план и, действительно, самое время его изложить. Только давай пройдем внутрь, а то что-то ветер поднялся.
   - Наверное, мы заплыли под тучу, - предположила Ника, поднимаясь с места. - Не вовремя Сашка загорать надумал.
   - Так вот, что касается плана, - продолжил Ректор, усаживаясь на мягкий диван в маленькой кают-компании. - Откровенно говоря, где искать нужную нам вещь, я пока что тоже представления не имею. Но начинать всегда нужно с головы, следовательно...
   - Мэтр! Вы, конечно, понимаете, что под лестницей вас прекрасно можно подслушать? Если уж приспичило обсуждать такие вещи, так и шли бы в каюту, и нас бы заодно позвали, - Кларк одним прыжком преодолел последние три ступеньки и приветственно махнул рукой Нике.
   - Благодарю за совет, я сам могу решить, что мне нужно делать, а что - нет, поверь мне, - сухо ответил Ректор.
   - А правда, мэтр, пойдемте ко мне в каюту, - миролюбиво позвала Ника. - Там спокойнее будет.
   - Вот насчет этого я сомневаюсь, - Ректор покачал головой, вставая. - Сейчас сами поймете почему. Итак, как я говорил до того, как меня перебил наш друг Кларк, начинать следует с головы, то есть первым делом необходимо пообщаться с правительством. Инкогнито, разумеется.
   - Да, точно! - вспомнила Ника. - И Тэн говорил, что заказчик его приезжал из дворца.
   - Мы выдадим себя за представителей Фонда культуры Джаз-Банда, прибывших с целью изучения местных культурных традиций. А далее можно будет аккуратно разведать обстановку.
   - А не проще будет просто прийти и вежливо попросить вернуть наше национальное достояние на родину тихо, мирно и без международных скандалов? - предложил Кларк.
   - Ну да, попросим, а дальше нас берут и тихо, мирно препровождают в какое-нибудь такое место, откуда мы очень долго не сможем ни на что повлиять. Мы - не дипломатическая миссия, поэтому правила о неприкосновенности нас не касаются.
   - Прискорбно, - огорчилась Ника. - Ну, а что дальше? Разведаем мы обстановку, и что?
   - И все, с остальным разберемся на месте.
   - План - что надо, мэтр! Даже мне лучше не придумать! - Кларк несколько раз демонстративно хлопнул в ладоши.
   - Тебе и хуже не придумать.
   - Мэтр Рун! - Ника прислушивалась. - А это что такое?
   Из того конца коридора, где находились их каюты, доносились странные звуки.
   - А это как раз то, из-за чего я сомневался, стоит ли идти в каюту, - Ректор усмехнулся.
   Чем ближе они подходили, тем звуки становились отчетливее. Ника вдруг поняла, что это песня. Песня с неразборчивыми словами, но поющаяся с упоением скрипучим, пронзительным, фальшивым и очень громким голосом.
   - Это наш проводник таким образом заполняет свой вынужденный досуг, - Ректор пожал плечами. - Запретить ему нельзя, он и так все эти дни просидел в каюте. Но и находиться рядом не слишком хочется.
   - Слушайте, мэтр, выпустите его! Куда он с корабля денется? Может, хоть тогда голосить перестанет, - озабоченно проговорил Кларк, морщась от очередной донесшейся из каюты трели.
   - Нет, выпускать господина Дэлиса я бы не стал, мы пока не можем настолько доверять ему. Но я не понимаю, почему это волнует тебя, учитывая твой род занятий, - ехидно заметил Ректор. - По мне, так звучание волынки не многим лучше! Между прочим, вы были бы прекрасным дуэтом! Подумай.
   Кларк только фыркнул.
  
   Тэн лежал на койке, не снимая ботинок, задрав ноги, и распевал. Песня была старинная, но, насколько он знал, нравилась ему одному, во всяком случае, когда он запевал ее, у всех срочно появлялись неотложные дела, которые требовалось немедленно разрешить. Ну и прекрасно! Зато никто не будет маячить перед носом.
   Тэн, не переставая петь, перевернулся на живот и стал наблюдать, как за стеклом иллюминатора ветер несет по небу клочкастые обрывки туч и люди стараются побыстрее уйти с палубы. "Странно. С утра ведь погода была сказочная, и вдруг такое. Значит, сейчас могут эти вернуться, которые со мной в одной каюте живут. Только их недоставало. Вообще-то не слишком понятно, зачем понадобилось каждый день запирать дверь снаружи. Бояться, что сбегу, вроде бы, не стоит, мне это без надобности... а вдруг это очередная ловушка?! - Тэна прямо подбросило над койкой. - Ну конечно! Кто их знает, вот доплывем, и отправят меня на прежнюю квартиру или еще похуже! Нет, точно сматываться пора!"
   Он вскочил с койки, cхватил и взвесил на руке тяжелый фолиант из тех, что Ректор оставил ему на случай скуки. Подумав, Тэн положил фолиант на стол, развернулся к иллюминатору, выходящему на палубу и... встретился взглядом с налитыми кровью глазами комиссара, недобро глядящего на него из-за стекла. У Тэна внутри что-то оборвалось. Он тоже неотрывно смотрел на комиссара, не слишком понимая, откуда тот взялся и что теперь будет.
   Комиссар, видимо, осознал что-то и даже протянул руку к иллюминатору. Тэн отшатнулся. Комиссар тоже отдернул руку и начал судорожно рыться по карманам. Обыскав карманы и, судя по всему, не найдя то, что искал, он выругался и принялся оглядываться по сторонам. " Ищет, чем разбить стекло", - мелькнуло у Тэна в голове.
   Но мокрая от начавшегося дождя палуба была абсолютно пустынна. Комиссар снова выругался, еще раз глянул на недоступного пленника, что-то прикинул про себя и побежал налево. Тэн прилип к иллюминатору, проследил, как тот скроется из виду, и отчаянно затряс запертую задвижку окна.
   Комиссар, поскальзываясь, бежал по качающейся из стороны в сторону палубе и думал только одно: " Если сбежит, убью". Кого комиссар хотел убить, он еще не определился: либо этих двух идиотов - его помощников, которых в нужный момент, естественно, нет, либо тех, кто перехватил его законную добычу, но, скорее всего, просто первого, кто попадется ему на пути. Однако в том, что пленнику удастся сбежать, почти не оставалось сомнений - ведь выхода из каюты два. Если не удастся выйти через дверь, можно вылезти из иллюминатора. У комиссара оставалась одна надежда, что он успеет раньше, чем пленник выберет себе один из путей спасения.
  
   - Замолчал, ну наконец-то! - с облегчением вздохнула Ника, когда пение за стеной ее каюты, где они сидели вместе с Ректором и Кларком, внезапно смолкло.
   В этот момент неожиданно ожил радио-динамик, из тех, что были установлены на лайнере повсюду для донесения различной информации до пассажиров.
   "Уважаемые пассажиры! - сообщил динамик. - Усиливается бортовая качка, в связи с этим просим вас убрать с полок тяжелые, колющие и режущие предметы".
   - Да уж, и правда, качает, - задумчиво произнес Кларк, поставив ребром круглую пепельницу и наблюдая, как она катается взад-вперед по столу. - Надеюсь, никто не страдает морской болезнью?
   - Пока нет, - отозвалась Ника, снимая вещи с полок.
   - О! А вы все здесь, оказывается! - в дверях появился Саша.
   - Как позагорал? - ехидно поинтересовалась Ника.
   Сашка в ответ состроил недовольную гримасу.
   - Мэтр, - продолжил он. - Если вы здесь, то почему у вас в каюте дверь нараспашку и...
   Он умолк. Все одновременно посмотрели друг на друга.
   - Сбе-жал, - с расстановкой сказал Ректор.
   - Да куда он может деться с корабля! - Кларк уже был на пороге. - Сейчас сами поищем, по радио объявим...
   - И привлечем к себе чересчур много внимания, - отрезал Ректор.
   - Смотрите! - воскликнула Ника, указывая в иллюминатор.
   За ним мелькнула знакомая фигура в клетчатой рубашке. Через несколько секунд вслед за Тэном по скользкой палубе промчался какой-то неизвестный, которого толком разглядеть не удалось.
   - Так, - Кларк метнулся к иллюминатору и повернул щеколду. Иллюминатор немедленно распахнулся настежь под сильнейшим порывом ветра. Капли дождя забарабанили по столу. Кларк кинул на одну из коек свою шляпу и, вскочив на стол, спрыгнул на палубу.
   - Александр! Давай за мной! - крикнул он уже на бегу.
   Сашка поежился, кинул взгляд в мокрую мглу, но, поймав взгляд Ники, безропотно полез на стол.
   - Быстрее никак нельзя? - поторапливала приятеля Ника.
   - Тебе легко говорить!
   - Руку дай, - потребовала Ника. - Я с ними, мы быстро! - обернувшись, пояснила она Ректору.
   Одежда промокла мгновенно. Сырой ветер, словно дувший одновременно во всех направлениях, бил косыми струями в глаза, рвал одежду и волосы. Бежать по мокрой, ходящей ходуном палубе приходилось очень осторожно.
   - Шевелись скорее! - гнала отстававшего Сашку вперед Ника. - Тебя, между прочим, звали, не меня!
   Обоих занесло на повороте - Бекин не удержался и, поскользнувшись, шлепнулся на бок.
   Ника притопнула ногой от досады и кинулась поднимать его.
   - Куда теперь? - отфыркиваясь, поинтересовался Саша.
   Ника принялась оглядываться.
   - Никунь! Давайте наверх, сюда! - Кларк свесился через перила верхней палубы.
   Ника с Сашей, отталкивая друг друга, принялись карабкаться по крутой наружной лестнице.
   - Что ты там бормочешь? - раздраженно крикнула Ника приятелю.
   - Да так, прикидываю список болезней, которые мы уже заработали, и размышляю о перспективах! - откликнулся он. - Воспаление легких открывает перечень.
   - Размазня! - припечатала Бекина Ника, вылетая на верхнюю палубу.
   Кларк и незнакомец были уже в ее конце. Неизвестный оглянулся на бегу и на секунду остановился. Кларк что-то сказал ему - незнакомец отмахнулся и продолжил бег. Тэн с неподдельным интересом наблюдал за происходящим с площадки следующей лестницы, куда он уже успел забраться. Кларк не собирался отставать, он схватил неизвестного за плечо и неожиданно получил ощутимый толчок в грудь. Пришлось ответить.
   Тэна завязавшаяся потасовка заинтересовала. Прикинув про себя, куда следует бежать дальше, он решил подождать финала.
   Незнакомец настойчиво теснил Кларка к борту. Упираться было сложно - ноги скользили.
   Кларк попытался оторвать от себя вцепившегося неизвестного. Палубу раскачивало все сильнее, и вдруг лайнер резко накренился на одну сторону: обоих противников швырнуло в сторону борта.
   Ника ухватилась за Сашку, тот снова не удержал равновесие, и растянулись они вместе. Тэн чуть не перелетел через перила лестницы. Ника подняла голову и еще успела увидеть, как Кларк и навалившийся на него незнакомец исчезают в темноте за бортом.
   - Мамочки! - охрипшим от ужаса голосом прошептала Ника и бросилась к тому месту, откуда упали противники.
  
   " Я жив. Ну, надо же!" - это была первая осознанная мысль Кларка. Падая, он каким-то чудом умудрился вцепиться в нижнюю из пяти перекладин борта, и теперь вместе с повисшим на нем всей своей серьезной массой незнакомцем болтался в пустоте над разбушевавшимся океаном на высоте седьмой палубы.
   Кларк попытался подтянуться, встряхнув при этом свою ношу.
   - Эй, ты! Не сметь дергаться и не спрашивать почему! Очень на дно захотелось? - рявкнул незнакомец.
   - Слушай, ты, не наглей! - возмутился Кларк. - Если бы не я, ты бы уже был там!
   - Да если бы не ты, мы бы здесь и не оказались! Какой дьявол тебя вообще принес?!
   - Кларк! - раздался отчаянно-обрадованный голос Ники.
   Кларк задрал голову как можно выше.
   - Никунь! Спокойно, без паники, - увещевал он. - Позови кого-нибудь сюда. По возможности, быстро.
   - Я сейчас! Ты держись только! Бекин! - не своим голосом завопила Ника. - Дуй за подмогой!
   - Два вопроса, - решил уточнить рассудительный Саша. - Во-первых, мэтр не хотел, чтобы мы привлекали к себе внимание, как ты объяснишь "подмоге", что здесь произошло? И, во-вторых, что делать с ним? - он указал на оккупировавшего лестничную площадку Тэна.
   Тот понял, что про него вспомнили, и поспешил наверх. Ника побежала следом.
   - Господин Дэлис, подождите, вы куда? - окликнула она Тэна.
   Тэн заскочил внутрь, захлопнул за собой дверь, свернул налево и юркнул под массивный диван в кают-компании. Ника, вбежавшая за ним, принялась озираться. В тот момент, когда она выглянула в коридор, где располагались каюты, Тэн бесшумно выбрался из своего убежища и лицом к лицу столкнулся с троицей, как раз выходившей из бара при кают-компании.
   - Ничего себе! - удивился Бенджи. - Какие люди и без охраны. Ребята, познакомьтесь, - он широким жестом указал на Тэна двум своим спутникам. Те и без того смотрели на него чересчур пристально.
   - Да мы, в общем-то, знакомы, - странным голосом произнес Гифри.
   - Да уж, доводилось встречаться, - подтвердил Шарль.
   Тэн широко улыбнулся и попытался дернуться в сторону, но его уже держали две пары рук.
   - Ребята, вы чего? - непонимающе спросил Бенджи.
   - А ну отпустите его сейчас же! - потребовала подскочившая Ника.
   - Ника! И ты здесь? А что происходит, почему ты в таком виде? А мэтр, вообще, в курсе, что Тэн по кораблю разгуливает?
   -В курсе, в курсе, - отмахнулась Ника, с которой текло. - Вы меня слышали? - Обратилась она к братьям. - Сейчас же отпустите этого человека.
   -Позвольте узнать, с какой стати нам следует выполнять вашу просьбу, леди? - с учтивой улыбкой поинтересовался Гифри. - Вы знаете, кто это?
  
   - Прекрасно знаю, - заявила Ника. - Это господин Мелик, один из виднейших деятелей музыкального искусства нашей родины. Он - солист Главной Городской Консерватории и арестовывать звезду такого масштаба вы не имеете ни малейшего права!
   "Звезда" согласно закивала.
   - А почему Бенджи назвал его Тэном? - язвительно спросил Шарль.
   - Когда? - вступил понятливый Бенджи. - Тебе послышалось, наверное. Конечно, это Мелик, мы сопровождаем его на гастроли от нашего Фонда культуры, я же вам говорил!
   - Позволь, ты говорил другое... - возразил Гифри.
   - А вы еще подеритесь, как те двое внизу, - ненавязчиво посоветовал Тэн.
   Ника ахнула.
   - Бенджи! Бегите скорее все на седьмую палубу! Там... Ну, сами увидите! Речь идет о жизни и смерти!
   - Слышали? - повернулся Бенджи к братьям. - Потом доспорим! Ника зря паниковать не станет, это я вам говорю!
   - Оставьте господина Мелика здесь, я за ним присмотрю, не беспокойтесь, - заверила Ника.
   - Так значит, вас зовут Ника? - неожиданно тихим голосом спросил Гифри.
   - Все, идем, идем, - заторопил его Бенджи. - У меня длиннейший список вопросов, - успел сообщить он Нике, когда братья ушли вперед.
   Ника отмахнулась.
   - Какой резон тебе меня выгораживать? - снова обретший свободу Тэн с равнодушным видом сидел на том самом диване, под которым он только что прятался.
   - А ты хочешь, чтобы тебя арестовали? - Ника, сев напротив, решила поддерживать беседу в том же стиле. - Легко можно устроить, это ведь были те, кто привез тебя в Джаз-Банд? Ну, так я их сейчас позову назад, и все!
   - Ага! Позовешь ты, как же! - Тэн вызывающе положил ноги на низкий журнальный столик, стоявший перед диваном. - Я вам самим нужен позарез. А ну признавайся, что вам на самом деле нужно? Говори быстро!
   - Во-первых, не смей на меня орать! - Ника начала по-настоящему злиться. - А во-вторых, мы тебе сказали правду - мы хотим найти украденную тобой вещь.
   - И все? - Тэн прищурился. - А что потом? Снова упрячете меня в какой-нибудь каземат? За дурака держите? Так вот, не дождетесь!
   - За дурака мы тебя не держим, но то, что ты несешь, свидетельствует об обратном, - Ника непринужденно закинула ногу на ногу. - Не все люди твои враги, не понимаешь, что ли?
   - Мой жизненный опыт говорит другое!
   - Ой, я не могу! Жизненный опыт! Стащил какую-то безделушку и теперь считает, что он важная персона! Да кому ты нужен! Или считаешь, что мы без тебя не отыщем наш камушек? Наивный, тебя никто не держит! Если ты нам не доверяешь, можешь идти на все четыре стороны - к своим полицейским или еще к кому-нибудь. Иди, иди, а то у нас от тебя пока одни неприятности.
   - Провоцируешь? - Тэн неожиданно улыбнулся.
   - Провоцирую, - помолчав, ответила Ника. - Но только наполовину. Мы-то камень и вправду без тебя найдем, а вот ты без нас не справишься.
   - Тебе, что, меня жалко стало? - Тэн изумленно посмотрел на Нику. - Я какой-никакой, а преступник все-таки.
   - Да какой ты преступник, честное слово! - с досадой отмахнулась Ника. - Любой нормальный преступник на твоем месте дал бы деру сразу же, когда от него отвлеклась бы погоня. А ты!
   - Кстати, а почему за мной гнался этот, Кларк? - в голосе Тэна снова появились подозрительные нотки.
   - Да он тебя спасал!
   - От комиссара что ли? Да я уж как-нибудь сам от него удрал бы!
   - Это - вместо спасибо? - вздохнула Ника. - Подожди, так это был комиссар?
   - Он, родимый. И как он на меня наткнулся, не понимаю. Что ж теперь делать? Он не отстанет!
   - Я знаю, что делать! - Ника вскочила с места. - Пошли быстрее вниз!
   - Что, хочешь попросить Кларка скинуть его за борт, пока не поздно? - усмехнулся Тэн.
   - Есть мысль получше, идем.
  

Глава 7

  
   Две фрейлины наводили красоту у знаменитого зеркала в Большой приемной. Одна освежала макияж, другая, то и дело сверяясь с картинкой в модном журнале, лежавшем рядом на столике, пыталась соорудить на своей голове чрезвычайно сложную и затейливую прическу. Вдруг за их спинами в зеркале мелькнула чья-то фигура.
   Обе фрейлины вздрогнули. Одна выронила помаду, другая - расческу. Одновременно нагнулись, чтобы поднять, и чуть не стукнулись лбами, а фигура тем временем так же быстро и бесшумно свернула за угол, в жилые коридоры.
   - Это кто был? - спросила первая фрейлина, проверяя состояние помады. - Фамильное привидение, что ли?
   - Да какое привидение! - раздосадованно воскликнула вторая, глядя на то, что осталось от прически, и снова принимаясь за работу. - Книжки надо читать хотя бы иногда! Это наш Хранитель библиотеки.
   - Ой, можно подумать, ты только и делаешь, что читаешь! - обиженно дернула плечиком первая. - А что этого Хранителя не видно, не слышно?
   - Да он целыми днями сидит в своей библиотеке, носа не высовывает. А что не слышно, так мало ли кто умеет ходить бесшумно? Вообще-то он и вправду странный. Прежняя наша Хранительница, помнишь, милая такая старушка была, общительная, а этот не разговаривает ни с кем, сидит вечно в подсобке.
   - А давно его взяли? - заинтересовалась первая фрейлина.
   - Да с год назад, может, чуть меньше. А он как пришел, сразу стал ревизию устраивать, все бумаги из хранилищ пересортировал, разобрал и разложил в другом порядке. Меня ему помогать тогда вызывали.
   - Ну и что? - первая понизила голос, глянув в ту сторону, где скрылся таинственный Хранитель.
   - Да ничего. Замкнутый такой дядька, мы с ним с неделю возились, пока все перебрали, он со мной редким словом перекинулся. А один раз разбирали мы с ним какие-то жутко древние манускрипты, десять раз прочтешь, пока поймешь о чем. Ну вот, а он один из них случайно глазами пробежал, и вдруг как вцепится в эту бумагу! Пошел, к себе в стол положил и на ключ запер. Мне, конечно, интересно было, но ключ-то у него с собой, - вторая фрейлина сделал многозначительную паузу.
   - А потом? - с замиранием спросила первая.
   - А потом мы с ним сразу перешли к другой секции - культурные памятники разных стран и всякое такое.
   - Да нет, я про манускрипт!
   "Манускрипт...нускрипт...скрипт" - проснувшееся эхо разнесло по приемной.
   Обе фрейлины притихли и, переглянувшись, продолжили вертеться у зеркала.
   А тем временем Хранитель, добравшись до дверей, напоминавших створки шкафа, собирался постучаться, но как только он поднес к дверям руку, те разъехались в стороны. Хранитель с уважением посмотрел на двери и прошел внутрь.
   В апартаментах, где проживала леди Грэнни Смит, было тихо. Огромные, почти от пола до потолка, окна гостиной, куда попал Хранитель, закрывали фиолетовые шторы. На мягком сером ковре кое-где были разбросаны маленькие шелковые подушки, такие же лежали и на широком диване с покрывалом ручной работы. Голубого цвета стены придавали комнате ощущение большого аквариума.
   Хранитель, поняв, что хозяйки, судя по всему, дома нет, направился обратно к дверям и протянул к ним руку, ожидая, что створки снова разъедутся. Но те остались на прежнем месте. Хранитель сделал шаг вперед, подошел к дверям почти вплотную - те не открывались. Никаких ручек не было и в помине. Хранитель попытался разомкнуть непослушные створки, в этот момент раздался резкий, назойливо громкий, пронзительный звук, похожий на звонок будильника.
   - А, это вы? - насмешливо произнесла леди Смит, появляясь из другой комнаты. - Вы, я вижу, уже познакомились с моей системой " всех впускать, никого не выпускать". Очень полезная вещь, используемая против незваных гостей. Войти сюда может любой, а вот выйти, пока я не наберу код, не удастся никому, так что даже не пытайтесь. Но можно узнать, что привело вас...
   - Почитайте! - Хранитель протянул Первой Даме свежую газету. - Новость на первой полосе!
   - Ну и что? - пробежав глазами статью, равнодушно спросила леди Смит.
   - Как "что"?! Этого ведь нельзя допустить! - Хранитель непонимающе смотрел на свою собеседницу. - Разве вы не понимаете?! О камне не должна узнать общественность! А тем более недопустимо выставлять его как приз на международных гонках! Кто вообще надоумил эту...
   - Я, - негромко заметила леди Смит, просматривая какую-то статейку на второй полосе.
   - Что значит - вы? - изумился Хранитель.
   - Я надоумила. Мне показалось, что таким образом удобнее всего будет достичь конечной цели.
   Хранитель замер, уставившись в одну точку. Леди Смит, не глядя на него, аккуратно сложила газету, убрала ее на полку под журнальный столик, подошла к бюро и стала перебирать какие-то бумаги. Хранитель внезапно хмыкнул и, заложив одну руку за спину, стал прохаживаться по комнате по диагонали, от стенного шкафа до журнального столика.
   - Насколько я помню, леди, - заговорил он, изредка бросая косые взгляды на занимающуюся своими бумагами Первую Даму, - наш замысел был совместным? Более того, инициатором его был я. До сих пор я не совершал ни одного шага, не согласовав его предварительно с вами - с чем же связано ваше последнее решение? Откровенно говоря, я не вижу, что это может принести нашему делу, кроме сложностей. Куда проще было бы...
   - Выкрасть? - леди Смит задвинула ящик и обернулась к Хранителю. - Хорошо, а теперь представьте, что бы подумала Ее Величество, если бы она прочитала в международных новостях о том, что ее Первая дама торжественно возвращает в Джаз-Банд украденный незадолго до этого у Королевы камень? Вы не знаете нашу Маху. Ее почти невозможно вывести из себя, но если уж до этого дойдет, то Ее Величество ничто не остановит. Будет такой скандал, что представить страшно! И пострадаю при этом в первую очередь я!
   - Но вы же хотели доверить возвращение камня обратно в Джаз-Банд вашей дочери? - напряженным голосом спросил Хранитель.
   - Да, она как раз завтра возвращается с учебы в Бокардии. В этом случае мое имя все равно было бы так или иначе упомянуто.
   - Предположим. Но я все равно не понимаю, каким образом гонки могут помочь в достижении нашей цели, - упрямо возразил Хранитель.
   - Элементарно, - леди Смит, вздохнув, откинула волосы со лба. - Мы выставим на соревнования своего человека. Он - непревзойденный гонщик, можете мне поверить. Дальше он выигрывает соревнования и, когда ему вручают главный приз, говорит, что хочет передать эту драгоценность в дар Первой даме двора. Я с благодарностью принимаю столь ценный подарок. Затем - видимость небольшого расследования - и открытие! Оказывается, это тот самый камень, что был украден несколько месяцев назад из Городского музея нашего соседа за океаном. Мы, естественно, отправляем делегацию к Его Импровизаторству, а моя дочь изъявляет желание лично сопровождать камень на родину. В Джаз-Банде ее приглашают ко двору, она знакомится с Дирижером, а что делать дальше - она знает. Я уверена, что он не устоит. И остается только дождаться, когда властительный жених пришлет мне письмо с просьбой явиться во дворец. Может быть, даже сразу на свадьбу.
   - А как вы предполагаете получить власть в свои руки? - поинтересовался Хранитель.
   - А это позвольте вам не открывать.
   Хранитель тихо фыркнул.
   - Все прекрасно, - отметил он. - Вы расписали отличную схему. Остается один маленький нюанс - что будет, если ваш великий гонщик по какой-нибудь роковой случайности не выиграет соревнования?
   - Мы позаботимся о том, чтобы этого не произошло, - Первая дама невозмутимо подравнивала ногти миниатюрной пилочкой.
   - И все же я никак не могу понять... Зачем такие сложности?
   - Я не люблю рисковать и поступаю по возможности осторожно, пусть и сложным путем. А мне непонятно другое - почему вас так заботит способ достижения моей цели? Вы получите свои деньги, как только камень окажется у меня... Вас чересчур волнуют вещи, напрямую вас не касающиеся. Это довольно подозрительно.
   Хранитель быстро отвел взгляд.
   - Просто мне хотелось бы, чтобы камень быстрее оказался у вас, - стараясь говорить как можно естественнее, улыбнулся он. - А от способа это зависит напрямик. Что ж, прошу простить, что побеспокоил вас так неожиданно.
   Хранитель откланялся и двинулся к выходу. Леди Смит набрала на журнальном столике код, двери разъехались в стороны.
   На пороге Хранитель остановился и кинул взгляд через плечо.
   - Я надеюсь, делегацию из самого Джаз-Банда приглашать не стали? - быстро спросил он.
   - Само собой, - кивнула леди Смит.
  
   - Я настаиваю, что это была гениальная идея! - с улыбкой утверждала Ника.
   Все собрались в ее каюте и делились полученными впечатлениями.
   - Нет, ну действительно, - Ника продолжила свою мысль, - по-моему, другого выхода, чтобы изолировать комиссара, не было. Зато поживет в комфорте, в капитанской каюте.
   - Каким образом? - поинтересовался Ректор.
   - А его арестовали! - жизнерадостно пояснил Сашка, прихлебывающий чай из дымящейся кружки. - За нападение на пассажира, да. Ника капитану все рассказала...
   - В авторской версии, - вставила Ника.
   - И теперь наш любезный комиссар будет сидеть взаперти до самого прибытия в порт! - ликующе сообщил из угла Кларк. - А затем его отправят в отделение полиции для выяснения личности! Ура, господа?
   На секунду воцарилась тишина. Ника, что-то вспомнив, вдруг хихикнула, за ней прыснул в чашку Саша, Тэн затрясся от беззвучного хохота - тут уже развеселились все.
   - Да уж! Молодцы мы! - сквозь смех проговорил Бенджи. - Оклеветали человека и сидим, радуемся!
   - Что поделаешь, - Ника пожала плечами. - С нами шутки плохи. Ох, слышали бы вы, мэтр, как он ругался, когда его арестовывали!
   Это породило новый приступ веселья.
   - А вы знаете, что у вас дверь не закрыта? - уточнил высокий, очень худой молодой человек в круглой шляпе с небольшими полями, заглядывая в каюту.
   Тэн взглянул на него, зачем-то снял шапочку и стал понемногу отодвигаться поближе к Ректору и к окну и подальше от неожиданного гостя.
   - Теперь знаем, - миролюбиво улыбнулся Бенджи.
   - А с кем, позвольте узнать, мы имеем честь? - Ректор поднялся навстречу вошедшему.
   Тэн забился к самой стене.
   - Младший лейтенант Гифри Гифорид, - козырнул молодой человек. - Это - мой брат, Шарль. Ника разглядела за его спиной еще одну долговязую фигуру.
   - Мне кажется, что нам пора объясниться, господа, - Гифри оглядел присутствующих - его взгляд остановился на Нике. Та, в свою очередь, посмотрела на Ректора.
   - Проходите, - кивнул он.
   - Я предлагаю раскрыть карты, - Гифри снял свою шляпу и крутил ее на одном пальце. - Мы выехали из нашей страны с секретным заданием. Каким именно, вы, думаю, знаете.
   - Выкрасть из музея камень? - спросил Саша.
   - Нет, о камне мы узнали позже. Нам было сказано только, что мы должны ни на секунду не выпускать из поля зрения вон его! - Шарль указал на Тэна, спрятавшегося за Нику и притворившегося, что его там нет.
   - Кто вам сказал? - хором спросили Кларк, Саша и Ника.
   - Комиссар, - Шарль машинально оглянулся через плечо. - Вот он был осведомлен обо всем с самого начала. Он, наверное, и заказчика знает.
   Гифри странно покосился на брата, но промолчал.
   - Хотелось бы узнать, - задумчиво произнес Ректор. - А почему вы все это рассказываете нам?
   - Только потому, что наши пути пересеклись. Как вы узнали о камне, о Тэне и так далее, нам не интересно, - твердо заявил Гифри. - Но вы арестовали нашего непосредственного начальника...
   - Понимаю, вы хотите, чтобы его выпустили? - слегка насмешливо спросил Ректор.
   - Нет! Ну, зачем же? - хором запротестовали братья.
   Тэн подавил смешок и сделал вид, что закашлялся.
   - Напротив, мы не отказались бы, чтобы он просидел там до конца плавания, - проговорил Гифри, улыбнувшись Нике.
   - Да если бы он до конца жизни там просидел, мы бы тоже не расстроились, - вздохнул Шарль.
   - Но рано или поздно он выйдет на свободу...
   - ... и поскольку он успел познакомиться...
   Кларк выразительно хмыкнул.
   - ... с вами, то станет с удвоенными силами вас искать...
   - ... и, следовательно, вам необходимо скрыться...
   - Интересно, а что это вы нам полезные советы даете? - осведомился Бенджи. Скажите уж прямо, на чьей вы стороне, а?
   - Мы ни на чьей стороне. Мы хотим покончить с этим делом, вот и все, - Шарль пятерней взъерошил челку.
   - И что вы предлагаете? - задала прямой вопрос рациональная Ника.
   - Когда лайнер пришвартуется, постарайтесь одними из первых покинуть его и тут же скрыться. Вам нужно спрятаться в городе так, чтобы мы вас не нашли. А мы попробуем отвлечь и задержать комиссара как можно дольше. Устраивает вас такой план? - Гифри испытующе смотрел на Ректора.
   - Устраивает, - согласился он, - по рукам! Что ж, не говорю вам " до встречи", поскольку сомневаюсь, что она состоится. Удачи вам в поисках, господа!
   - Вы - циник, сэр, - скорбно отозвался Шарль.
   - Ника, не проводишь ли ты гостей?
   - Куда... - заикнулся было Сашка, но Ника с улыбкой уже вспорхнула с места.
   - Может, вы проводите нас до нашей каюты? - невзначай спросил Гифри, когда они вышли в коридор.
   - А кто же тогда проводит меня обратно? - Ника снова улыбнулась.
   - Ну, тогда хотя бы до конца коридора, прошу вас. Шарль, иди вперед. Вас зовут Ника, верно?
   - Со мной можно на "ты".
   Дойдя до конца коридора, Гифри и Ника, не сговариваясь, развернулись и пошли обратно, в сторону каюты, оставив Шарля в полном недоумении. Тот посмотрел им вслед, махнул рукой и стал спускаться на следующую палубу.
  
   - И что это было, мэтр? - поинтересовался Кларк.
   - Думаете, они не врали? - недоверчиво спросил Саша.
   - Во всяком случае, не все, - откликнулся Ректор, крутя в руках карандаш. - Они ненавидят своего начальника, это абсолютно точно. То, что свой план они предложили от чистого сердца, - это тоже очевидно.
   - Кому как, - намекнул Кларк.
   - Заметь, когда они говорили, что нам нужно спрятаться, то не упомянули ни одного возможного места, не оставили себе ни одной зацепки - значит, действительно желают, чтобы мы сбежали. Другого вывода я не вижу, - Ректор развел руками и достал трубку.
   - Но почему? Лично мне их объяснения убедительными не показались, - высказался Бенджи.
   - Да, причины такого к нам расположения не совсем понятны. Но, возможно, их неприязнь к комиссару так велика, что они готовы на все, лишь бы досадить ему, отпустить тех, кого он ищет, к примеру. Хотя...
   - А куда Ника-то запропастилась? - встрепенулся Саша.
   - Она скоро вернется, я уверен. Так вот, вероятнее всего есть и другие причины, о которых мы можем только догадываться, - Ректор кинул взгляд в сторону двери.
  
   - Гиф, это уже седьмой круг, по-моему, - заметила Ника, когда они в очередной раз подошли к концу коридора. - Мои друзья решат, что вы меня похитили и бросятся спасать.
   - Скажи, когда этот человек, с которым мы разговаривали...
   - Мэтр, - подсказала Ника.
   - Да, когда он сказал, что мы больше не увидимся, ты этому поверила? - Гифри неотрывно смотрел Нике в глаза.
   - Не знаю, как сложится, - Ника неопределенно хмыкнула. Ей становилось неловко.
   - Я постараюсь, чтобы сложилось так, как мне надо, - это прозвучало чересчур самоуверенно. Гифри вдруг почувствовал, что начинает смущаться, вот уж только этого не хватало! - В общем, я хочу, чтобы ты знала... - он помолчал, слова не шли. Ника с интересом ждала продолжения фразы.
   - В общем... я очень рад, что тебя встретил. Ты совершенно необыкновенная, правда.
   - Ты это заключил из пятнадцати минут общения? - улыбнулась Ника. - Не делай поспешных выводов.
   - Да мне кажется, что ты была со мной всегда! Ты...
   " Что за чушь я несу! Все - не то", - подумалось Гифри.
   " Хоть бы разойтись уже", - тоскливо подумала Ника, продолжая улыбаться.
   - Ну ладно, я, правда, пойду, - проговорила она, пряча руки за спину. - Было приятно познакомиться, честно! Но мне пора. Привет твоему брату!
   - Подожди, - умоляюще попросил Гифри.
   " Ну что сказать-то?" - отчаянно мелькнуло у него.
   - Еще увидимся, пока-пока! - Ника помахала ему, развернулась и почти бегом устремилась к каюте. На душе было не слишком радостно.
   - Где тебя столько времени носило? - накинулся на нее Сашка.
   - До каюты провожала, - чтобы отвязаться, ответила Ника и поймала взгляд Ректора.
   " А мэтр, оказывается, все понял. Раньше меня..." - догадалась Ника.
  
   - Что это ты так быстро? - проворчал Шарль, когда Гифри зашел в их каюту. - Слушай, я вот думаю, может, сегодня кому-нибудь в каюте комиссара переночевать? У него - люкс все- таки.
   - Ночуй, если хочешь, - Гифри рухнул на койку и надвинул шляпу на глаза.
   - Гиф, ты чего? - Шарль присел на край койки и попытался заглянуть под шляпу. - За комиссара переживаешь что ли?
   - Ага! - ехидно послышалось из-под шляпы. - Скучаю, спасу нет!
   - А что тогда? Ну, Гиф!
   - Ничего. Ты мне лучше скажи, - Гифри сел и поправил шляпу, - ты почему не признался, что мы вполне осведомлены? Мы же отлично знаем, кто за этим стоит. Или не хотел выдавать леди?
   - Это к делу не относилось, - Шарль поднялся и стал переставлять предметы на полке над койкой. - Зачем им все знать? Нам же нужно было, чтобы они смылись, чтобы за этим воришкой снова не гоняться и комиссару кровь попортить... так ведь?
   - Так, - эхом отозвался Гифри, закрывая глаза.
  
   Лайнер прибывал в полдень. Еще ранним утром в небе стали появляться редкие чайки. Самые нахальные пикировали на лайнер и ловили хлебные крошки, которые кидали им пассажиры. Ника бросила целую булочку, оставшуюся от завтрака, - к ней тут же кинулась одна из чаек. С другой стороны спланировала вторая и попыталась выхватить корм. Они повздорили - их пронзительные голоса напоминали одновременно и плач младенца, и кваканье, и истерический смех. Наконец первая выронила злосчастную булочку - та полетела в океан. Однако у самой поверхности ее подхватила третья чайка и, преследуемая другими птицами, скрылась.
   Ника бродила по палубе и, как бы между делом, посматривала на пассажиров. Один раз ей показалась, что где-то мелькнула длинная фигура в круглой шляпе, но тут же пропала с глаз.
   - Берега ждешь? - подошел к Нике Сашка.
   - Чаек кормлю, - ответила она, глядя вниз на воду.
   - Что их кормить, они и так толстые... Кстати, может, скажешь, где ты так долго ходила вчера, а?
   - Триста сорок шестой раз, - Ника возвела глаза к небу. - Вот прицепился! Как банный лист! Я же сказала - не скажу! А потом, чем больше ты спрашиваешь, тем меньше мне хочется тебе что-нибудь говорить.
   - Ну и пожалуйста! - Бекин обиженно отошел.
   Время от времени стали попадаться разнообразные островки самой причудливой формы. На некоторых из них были видны домики, теннисные корты, даже бассейны, некоторые поросли лесом. У небольших пристаней были пришвартованы катерки и яхточки.
   " Это у них, наверное, частные курорты, куда ездят отдыхать на выходные", - подумала Ника.
   Островков становилось все больше. Огромный, неповоротливый лайнер снизил скорость и аккуратно лавировал между ними. Наконец где-то вдалеке показался порт. Ника кинула в его сторону взгляд и обомлела - один раз она уже видела эту картину: точнее, именно она открылась в свое время за дверью в "комнате тысячи дверей". Тот самый шумный, словно существующий как отдельный организм, порт, с множеством разнообразных кораблей, барж и суденышек, стоявших у пристаней. Ника зажмурилась и потрясла головой из стороны в сторону - порт никуда не исчез.
   " Нет, ну надо же! - поразилась про себя Ника. - А что если тогда надо было подождать, пока земля достаточно приблизится, да и войти в дверь? Вдруг я бы сразу оказалась здесь? Что бы это все могло значить? Нужно рассказать мэтру".
   - Никель, спускайся на третью палубу! Там все пассажиры собираются около выхода, а мы должны раньше всех выйти! - окликнул ее Сашка.
   Ника поспешила вниз.
   На третьей палубе действительно было многолюдно. Пассажиры подтаскивали свой багаж и занимали очередь, стараясь оказаться поближе к выходу.
   - Вон наши стоят, видишь? Давай пробираться.
   Ника и впрямь заметила Ректора, прислонившегося к стене у самого выхода. Кларк, беседуя с кем-то незнакомым в куртке с капюшоном, заметил Нику с Сашей и махнул им рукой. С трудом ввинчиваясь в толпу, они пробрались к остальным.
   - Минут через двадцать уже прибываем, - сообщил Нике Кларк.
   - Слушайте, а Тэн-то где? - Ника принялась оглядываться в поисках клетчатой рубашки и тирольской шапочки. - Он, что, опять сбежал? А как же мы его здесь найдем?
   - Сбежал, сбежал! А как же! И не найдете вы его теперь никогда, я в этом глубоко уверен! - доверительным скрипучим фальцетом объявил Тэн, совершенно неузнаваемый в капюшоне.
   - Вывезти его из Джаз-Банда трудов не составило просто потому, что...
   - ... его вывозили вы, мэтр, - усмехнулась Ника.
   - Возможно. Но при въезде стоит побеспокоиться о безопасности. На всякий случай. Осторожность не помешает.
   - Я вам что, багаж? - возмутился Тэн. - При ввозе, понимаете ли, при вывозе... Вы бы еще декларацию оформили!
   Тут двери начали открываться.
   - Значит так, - быстро распорядился Ректор. - Идем порознь, делаем вид, что друг с другом незнакомы. Господин Дэлис, вы - со мной.
   - Ну что, куда теперь? - спросил Бенджи, когда все оказались на улице.
   - Отойдем, - предложил Ректор. - Отлично, отсюда виден выход из лайнера, а нас увидеть нельзя.
   - А чего мы ждем, мэтр Рун? - удивилась Ника. - Нам же, наоборот, надо скорее уезжать!
   - Сейчас все поймешь. Кстати, господин Дэлис, в какую сторону следует идти, чтобы покинуть порт, не подскажете?
   - Туда, - Тэн указал направление. - А что вы теперь делать-то собираетесь?
   - Это я хотел с вами обсудить, господа, - Ректор говорил, не упуская из виду выход. - В связи с создавшейся ситуацией первоначальный план - остановиться в гостинице под другими именами - оказывается рискованным. Нас могут обнаружить. Есть другие предложения?
   - А можно мне сказать? - Тэн поднял руку. - Если вам нужно где-то укрыться, могу показать одно местечко.
   - Превосходно, - одобрил Ректор.
   - А что мне за это будет? - поинтересовался Тэн. - Да ладно, шучу я, шучу!
   - Так. Мэтр, выходят! - подал голос Кларк.
   Пристань к этому моменту уже почти опустела - все пассажиры разошлись. И тут на трапе показались два морских офицера, конвоировавшие шедшего между ними багрового комиссара. За ними следовали Гифри и Шарль, которые пытались втолковать что-то конвоирам. Те на минуту остановились, выслушали, что-то ответили и, доведя комиссара до закрытого срепа с желтым значком, погрузили его туда, позволили лейтенантам сесть и уехали.
   - Все, - довольно объявил Ректор. - Теперь и мы пойдем.
   - А зачем мы ждали, мэтр? - не понял Сашка.
   - Всегда лучше находиться в тылу у возможных преследователей, чем наоборот, - ответил Кларк. - Главное правило беглеца!
   - Слушайте его, Александр, он - профессионал, - отметил Ректор.
   - А на чем мы поедем, мэтр? - неожиданно спросил Бенджи. - срепа у нас нет.
   - А по летучке доберемся. Десять минут - и на месте. - Как само собой разумеющееся пояснил Тэн.
   - Что такое летучка? - шепотом тут же стал выяснять у Ники Сашка.
   - А вон она как раз! - Тэн указал куда-то вверх.
   В небе мелькнуло что-то, яркой точкой прочертило небо и тут же исчезло, словно мираж.
   - Летучка - это ваш общественный транспорт? - осведомился Ректор. - Что-то вроде наших экипажей?
   - Нет, экипажи у нас тоже есть. Но по летучке сам выбираешь место назначения, ну, то есть, можно приземлиться не только на станциях, но и между ними. К тому же быстрее, - развел руками Тэн. - Правда, на экипажах безопаснее, - неожиданно добавил он.
  
   Сашка никак не мог заставить себя открыть глаза. Он зажмурился, как только понял, что представляет собой летучка. Веки уже заболели, но страх высоты пересилить не удавалось.
   - А за счет чего это работает? - услышал Саша восторженный вопрос Ники.
   - Да кто знает! - отозвался Тэн. - Нам построили - мы катаемся. А как - это знать без надобности.
   Летучкой называлась воздушная трасса, по которой по четкому графику двигались многоместные кабинки с прозрачным дном.
   Город, открывавшийся внизу, оказался большим, шумным и суетным. Если Джаз-Банд был похож на старинную музыкальную шкатулку, то столица Биг-Корна напоминала часовой механизм. Было очевидно, что если что-то хоть на секунду замрет в этом механизме, это будет чем-то неправильным, ненормальным. Все внизу находилось в движении, беспрестанном и отлично отлаженном. Но, понаблюдав немного, хотелось воскликнуть: " Все! Стоп! Замрите вы наконец!"
   - Кататься на разных линиях летучки только по графику можно - с семи утра и до полуночи по определенным маршрутам. Ну, это чтобы столкновений не было. Представляете, если тут - авария! - словоохотливо описывал Тэн, руля над городом. - Это же все, конец! С такой высоты рухнуть - это же останется мокрое место, если вообще...
   - Извини, а не мог бы ты описать подробности, когда мы сядем? - послышался сзади мученический голос Бенджи.
   - Между прочим, когда ты гоняешь, мы себя так же чувствуем! - ехидно сообщила Ника.
   - Я гоняю по земле! Надежной и твердой, это другое дело!
   - Да ладно тебе! Сейчас садимся уже, только место, где народа нет, выберем, - Тэн заложил крутой вираж.
   Сашка, приоткрывший было один глаз, снова зажмурился - на этот раз еще крепче.
   - Все, выбирайтесь, мы приехали! - весело заявил Тэн.
   - А как она обратно? Ее, что, кто-то заберет? - спросила Ника, бродя возле опустевшей кабинки.
   Словно в ответ на ее слова, двери кабинки закрылись, и она по четкой прямой траектории поднялась в небо.
   - Она сама себя заберет. На станцию вернется, - пояснил Тэн. - Значит так, идемте к тому дому. Сразу предупреждаю, очень возможно, что нас с вами пошлют подальше. Но если не пошлют, то лучшее убежище придумать сложно.
   - Ты уверен? - с сомнением спросил Кларк, глядя на роскошный четырехэтажный особняк с дополнительными флигелями и тремя срепами, припаркованными возле. - Я, честно говоря, и посекретнее видел!
   Тэн уже нажимал на дверной звонок. Нажал - и прислушался.
   - Ага. Дома, но не открывают, - констатировал он. - Ничего, мы никуда не опаздываем. - Он надавил на кнопку звонка и, не отпуская ее, облокотился на стену.
   - Интересно, сколько они выдержат?- задумчиво проговорил он.
   Хозяева дома выдержали около минуты. Затем в середине двери открылась щель.
   - Если вы не перестанете хулиганить, мы вызовем полицию! - грозно заявил гневный мужской голос.
   - Приветик, Питерс, вы меня узнали? Открывайте скорее, я соскучился по дражайшей родственнице! Ой, ну ладно! "Первопечатники!" Устраивает?
   Усатое лицо в щели исчезло.
   - Ура! А то я боялся, что они сменили пароль, - Тэн подмигнул Нике.
   - А о какой родственнице ты говорил? - пристал Сашка.
   Тэн ответить не успел - дверь распахнулась, и на пороге появилась внушительная фигура очень высокого человека с бакенбардами, в строгом костюме и при галстуке в желтую поперечную полоску.
   - Вы к кому? - учтиво-сухим тоном осведомился он.
   - Бросьте, Питерс! Вы каждый раз делаете вид, что меня не узнаете. Это бесполезно! Проводите меня...
   - Мадам запретила пускать вас, сэр...
   - Да неужели? А если я скажу, что пришел по делу?
   - Все ваши дела мадам хорошо известны, прошу вас уйти, сэр...
   - Слушайте, вы, мне глубоко наплевать..! - Тэн начал выходить из себя.
   - Сэр, насколько я понимаю, вы дворецкий? - ледяным тоном вдруг спросил Ректор.
   - Мажордом, сэр! - озадаченно поправил Питерс.
   - Так вот, квалифицированный мажордом в первую очередь провел бы пришедших посетителей в приемную. У нас есть важное дело к хозяйке этого дома. Мы прибыли издалека и не собираемся терять время, ожидая под дверью. Прежде всего, пригласите нас внутрь, а также потрудитесь доложить вашей хозяйке о нашем прибытии. У вас есть вопросы?
   - Нет вопросов, сэр! - мажордом от неожиданности вытянулся по стойке смирно и, отойдя в сторону, сделал приглашающий жест.
   - Как вы его, а! - уважительно покачал головой Тэн.
   - Мне просто надоело стоять на улице, - Ректор прошел в дом.
   После свежего воздуха снаружи в помещении чувствовалась духота. Окна были закрыты и задернуты занавесками, единственная полуоткрытая форточка не давала движения загустевшей атмосфере дома. Вдобавок пространство было сильно загромождено мебелью: комоды, шкафчики, буфеты стояли вдоль стен вплотную друг к другу. Огромный расшитый, когда-то пестрый, а теперь потемневший от времени ковер полностью покрывал пол. Несколько ковров висело и в простенках.
   Ректор осмотрел помещение и сел в мягкое коричневое кресло.
   Дышать решительно не хотелось. Ника попробовала обмахиваться рукой, но вдыхать все равно было неприятно.
   - Нам здесь жить? - на выдохе проговорила она.
   - Наверху ремонт, - обнадежил Нику Тэн. - Просто хозяйка бывает дома редко и поэтому обустроила только те помещения, которые ей необходимы.
   - А кто хозяйка-то? - тяжело дыша, поинтересовался дотошный Сашка.
   - Моя сводная бабушка, - заявил Тэн.
   - А если по правде?
   - Вы знаете, в данном случае он, как это ни странно, сказал правду. Такое случается редко, вам повезло!
   Ника повернулась на голос, исходивший откуда-то сверху. С лестничной площадки второго этажа на них взирала невысокая светловолосая женщина с короткой стрижкой, одетая в деловой костюм.
   - Надо сказать, визита я не ожидала, - прохладным тоном продолжила она, спускаясь по винтовой лестнице, - хотя бы потому, что, по моим данным, ты мог бы совершить его не раньше, чем года через полтора. Или тебя освободили досрочно за примерное поведение?
   Женщина спустилась вниз и остановилась перед Тэном, смерив его взглядом с головы до ног. Тот радушно улыбнулся.
   - Бабуля! Я знал, что ты по мне соскучилась! - он попытался обнять женщину, но она быстро отстранилась.
   - Что тебе нужно? - еще более сурово осведомилась она. - Опять деньги?
   - Бабуль, ты меня огорчаешь! Нельзя быть такой подозрительной, разве внук не может просто так приехать - повидать любимую бабушку?
   - Если речь о тебе - то нет! - отрезала женщина. - Я изначально была против брака моей девочки и твоего отца и успела хорошо понять, что ты пошел по его стопам.
   - Ой, бабуль, только не начинай, - Тэн скривился, как от неприятного запаха. - Мой батя, конечно, не происходил из высшего общества, но он был славным парнем, этого же ты отрицать не станешь?
   - Зубы мне не заговаривай! Зачем пришел?
   - Да я не для себя попросить хочу - для хороших людей, - Тэн покровительственным жестом окинул компанию.
   Женщина посмотрела на них так, словно все это время не замечала их присутствия в приемной.
   - Превосходно! Хорошие люди? - насмешливо переспросила она. - Интересно, как у моего внучка-уголовника в друзьях могут оказаться хорошие люди?
   - Добрый день, леди! - Ректор приподнялся из кресла. - Позвольте вам заметить, что с вашим внуком нас связывают исключительно деловые отношения...
   - Скажите, а у вас в стране считается хорошим тоном сразу по-свойски располагаться в незнакомом доме? - неожиданно поинтересовалась женщина
   Кларк хмыкнул и бросил на Ректора многозначительный взгляд.
   - Прошу прощения, откуда вы..., - начал Ректор.
   - Откуда я знаю, что вы из другой страны? - перебила его женщина. - Иностранцев я различаю моментально в силу рода своих занятий. Мне нередко приходится общаться с гражданами иноземных держав.
   - А каков род ваших занятий? - "подала" вопрос Ника.
   - Я работаю в средствах массовой информации.
   Кларк закашлялся и снова посмотрел на Ректора.
   - Что ж, отлично, леди, мы с вами работаем в одной области. Так вот, мы действительно прибыли из другого государства. Мы - представители Фонда культуры нашей страны, приехали для изучения культурных традиций Биг-Корна. Ваш внук любезно согласился быть у нас проводником.
   - Превосходно, - кивнула женщина. - Не совсем понятно только, с какой целью вы явились ко мне в дом?
   - Видите ли, в связи с некоторыми обстоятельствами мы вынуждены сохранять инкогнито. Господин Дэлис порекомендовал ваш гостеприимный дом как место, где можно остановиться.
   - Это вот этот разгильдяй - господин Дэлис?.. М-да... Вы почему-то внушаете мне доверие, сэр...хотя и не понятно...
   Вдруг откуда-то послышался писклявый голос: " Слава Королеве"! Все вздрогнули. Женщина метнулась к сумочке, стоявшей на одном из буфетов с посудой, и извлекла оттуда увесистую трубку с толстой длинной антенной. Трубка еще раз фальцетом прославила Королеву; женщина нажала какую-то кнопочку и, прикрыв рукой рот, отошла в сторонку, чтобы поговорить.
   Бенджи и Кларк одновременно вытаращились на волшебное неизвестное устройство. На лице Ректора тоже читался неподдельный интерес.
   - А ты говорила - здесь телефонов нет, - зашипел Нике на ухо Сашка.
   - В Джаз-Банде - нет, а здесь - есть, оказывается.
   - Да здесь и транспорт современный и телефоны, а твой Джаз-Банд отстал в прогрессе!
   - У нас сегодня лозунг дня: " Тебе плохо - скажи другу гадость"? - огрызнулась Ника. -Если ты не выспался или есть хочешь, то нечего на мне плохое настроение срывать!
   - Ну вот, господа! Я вынуждена спешно покинуть вас, - женщина закончила разговаривать и просматривала газетный лист, извлеченный ею из какого-то предмета мебели с огромным количеством ящиков, стоявшего рядом с буфетом, - у меня сегодня выходной, а меня вызывают на службу. Вам это должно быть знакомо, сэр?
   - У вас существуют выходные? Вы не понимаете своего счастья!
   - А что случилось, бабуль? - заинтересовался Тэн.
   - Вызывают по поводу репортажей о гонках. А вы не знаете? У нас во дворце мероприятие намечается, ни много ни мало, международные гонки. И необычный главный приз. Да вы почитайте, - женщина протянула Ректору газету и, захватив сумочку, пошла к выходу, но на пороге обернулась. - Пока вы можете располагаться, господа, - куда милостивее, чем раньше сказала она, - когда я вернусь, мы договоримся с вами обо всем.
   - Ну, все! Считайте, дело в шляпе! - Тэн крутанулся на одной ноге.
   - Мэтр Рун! - негромко позвала Ника.
   Ректор внимательно вчитывался в газетную статью.
   Все посмотрели на него.
   - Нам странным образом везет, - заметил Ректор. - Такое случается редко, и это даже настораживает, - он протянул статью Нике.
   - Где?.. А... Так, состоятся Большие Королевские гонки, приглашены команды более чем из двадцати соседних иностранных государств...
   - Дальше, - Ректор, размышляя, скрестил руки на груди и прикрыл глаза.
   - Ну и... Вот! Главным призом соревнований является драгоценный камень из личной коллекции Ее Величества, привезенный ей не так давно в качестве подарка...
   Ника осеклась.
   - Так, - тихо проговорил Кларк. - Этого быть не может.
   - Совпадение? - предположил Бенджи.
   - А здесь фотография этого камня. Мэтр Рун, он?
   Ректор, не меняя позы, молча кивнул.
   - В качестве подарка, значит... - Кларк заложил руки за спину и стал прохаживаться по приемной. - Интересно. Значит, камень украли, чтобы выставить на международных соревнованиях? А они большие оригиналы!
   - Стоп, - вмешался Сашка. - Кому камень привезли, Королеве? Вот мы и знаем заказчицу!
   - Да ничего подобного! - раздраженно прервала его Ника. - Она как раз, скорее всего, не в курсе. Тут что-то другое.
   - Ника, наверное, права. Что ж, во всяком случае, дело получает толчок - мы нашли камень.
   - Но добраться-то до него возможности нет, - возразил Кларк Ректору.
   - Почему же нет? - усмехнулся Ректор. - Помните, пригласили команды из соседних иностранных государств. Что-то я не помню, чтобы мы получали подобное приглашение! Это не случайно. Думаю, теперь нам стоит сделать ход конем.
   - Как? - не понял Саша.
   - Поучаствовать в этих гонках, например. Если мы победим, камень автоматически окажется у нас, и дальше мы сможем действовать в открытую. Отлично!
   - Так. Остается один вопрос - кто будет участвовать, - деловито спросил Кларк.
   - Вопроса нет!
   - А что вы на меня так смотрите, мэтр? - неожиданно возмутился Бенджи.
   - Догадайся, - Ректор лукаво глядел на него.
   - Ох, здорово! Конечно, гонщик-то свой у нас есть! - восхитилась Ника. - Бенджи и будет участником!
   - Мило, - всплеснул руками Бенджи. - Без меня меня женили. Это я нашу страну представлять буду? Придется заранее просить у Биг-Корна политического убежища - после моего позора на этих гонках возвращаться домой мне будет опасно - свои же убьют!
   - Не прибедняйся! - отмахнулся Ректор. - Раз в жизни применим твой талант по прямому назначению.
   - А как мы будем участвовать, если нам даже приглашения не присылали? - уточнила
   Ника.
   - Ну, это я возьму на себя, - отозвался Ректор. Итак, принимаемся за работу, господа! Что нам необходимо в первую очередь, так это попытаться зарегистрироваться для участия в гонках. Господин Дэлис, вы, разумеется, не знаете, как именно происходит регистрация?
   - Нет, не в курсе, - Тэн почесал затылок. Можем мою бабулю подождать - у нее спросить.
   - Время жалко терять, - покачал головой Ректор. - Тогда мы сделаем так: во всех случаях жизни приехать ко двору и представиться нам нужно. По приезде во дворец - разделимся: Бенджамин и вы, Александр, пойдете искать место регистрации, а мы с Никой отправимся общаться с высокопоставленными организаторами соревнований. Между прочим, скорее всего жить нам придется тоже во дворце, как и прочим иностранным группам. Вопросы есть?
   - Есть, - хором ответили Кларк и Тэн.
   - Я так и думал. Господину Дэлису из соображений его личной безопасности стоит в ближайшее время оставаться здесь. А к тебе, - Ректор поманил Кларка, - у меня отдельный разговор.
   - А где дворец-то находится? - интересовался тем временем Сашка у Ники.
   - Откуда я знаю? Я, между прочим, здесь тоже первый раз, не забыл?
   - А мэтр говорит так, как будто знает!
   - А он, правда, знает, пожалуй, - задумчиво произнесла Ника.
   - Откуда? Он, что, бывал здесь раньше?
   - Нет. Просто... ну, этого не объяснить. Я сама не понимаю, только чувствую.
   - Что ж, господа, нам пора, - Ректор с Кларком подошли к остальным.
   Вид у Кларка был одновременно польщенный и напряженный.
   - Кларк, а ты с нами не едешь? - расстроенно спросила Ника.
   - Увы, Никунь! - Кларк развел руками. - Мэтр попросил меня остаться для охраны Тэна. Вдруг этим доблестным сыщикам удастся все-таки на его след напасть? Ну, давайте, удачи вам!
   Ректор, Бенджи и Сашка двинулись к выходу. Тэн тут же исчез где-то на втором этаже.
   Ника слегка отстала.
   - Кларк, признавайся, почему ты остаешься на самом деле? Только не отпирайся, я все равно понимаю, что вы скрываете правду.
   - Да знаю я, что ты понимаешь, - Кларк вздохнул. - Но сказать не могу - мэтр не велел. Извини, Ник... даже тебе.
   - Ну ладно, - Ника тоже вздохнула и приготовилась уходить.
   - Никунь! - позвал Кларк.
   Ника обернулась.
   - Ты там поосторожнее во дворце договорились? Не лезь особенно в авантюры... на всякий случай.
   - Да мы и так в авантюре по уши! - рассмеялась Ника. - Но можешь считать, что ты меня напугал. Уж от твоих предостережений точно отмахиваться не стоит!
   - И учти, что в любом случае в конце концов все будет хорошо! - Кларк мягко улыбнулся.
   - Так, ну вот этим заявлением ты меня напугал еще больше! Учитывая, в каких обстоятельствах...
   - Никель, мы едем куда-нибудь или нет?! - требовательно вопросил Сашка, возникая на пороге.
   - Все, давай, вперед! - Кларк поторопил Нику.
  
  

Глава 8

  
   - По-видимому, вы не дорожите этой работой! - Леди Смит отчитывала вконец перетрусившего Старшего камердинера. - Если вы не справляетесь или чем-то недовольны - говорите, и вас завтра же переведут в другую должность, разумеется, на ступень ниже, но может быть, там вы будете работать как подобает?
   Несчастный камердинер поправил тугой, сдавливающий шею воротничок и зашарил по карманам в поисках платка.
   - Что вам было поручено? - грозно спросила Первая дама, надвигаясь на провинившегося.
   - Я должен был встретить вашу дочь на пристани, - заикнулся камердинер.
   - Ну, так где она?! - Леди Смит перестала сдерживаться.
   - Ее не было на пристани. Ее и в списке пассажиров-то не было! А потом пришли сразу три лайнера! Из Бокардии, из Джаз-Банда и еще какой-то третий! Там была толпа...
   - Может, она заблудилась или случилось что-нибудь!
   - Леди Грэнни, ну не волнуйтесь! - попытался успокоить Первую даму камердинер.
   Вот этого делать не следовало.
   Леди Смит обернулась к камердинеру. От ее взгляда волосы на его голове встали бы дыбом, если бы провинившийся лет с сорока не был лыс, как коленка. Первая дама стала медленно наступать на камердинера, но сказать ничего не успела.
   - Привет, мамуль! Зря ты его пытаешь, он не виноват - это все я! - весело заявила вошедшая в комнату дочь Леди Смит Ирэн.
   Камердинер немедленно испарился, а Первая дама с недоумением посмотрела на как ни в чем не бывало распаковывающую дорожную сумку девушку.
   - Позволь узнать, что значит, это все ты?
   - То и значит, - откликнулась Ирэн. - Я решила проехать на лайнере под чужим именем, просто так из любопытства - что будет. Самое смешное, что не было ничего! Даже обидно... вот. А когда увидела на пристани этого твоего клоуна, решила пошутить - ну и проскочила мимо него - он и не заметил!
   - Нет чтобы обнять мать, - негромко заметила Леди Смит. - Два месяца не виделись - ей все равно.
   - Ой, да что ты, мам! - Ирэн перевернув сумку, вытряхнула из нее на диван оставшиеся вещи и налетела на Первую даму с объятиями.
   Леди Смит обратила внимание, что дочь загорела и выглядит спортивно. Все-таки не зря климат Бокардии славится укрепляющим действием.
   - Слушай, столько всего рассказать надо! - Ирэн запрыгнула на спружинивший диван и похлопала рукой по месту рядом с собой. - Я вот еще фотографии проявлю! Там система такая интересная...
   В этот момент в дверь деликатно постучали.
   - Леди Грэнни! К Ее Величеству на прием прибыла иностранная делегация.
   - Очередная? - леди Смит поморщилась. - Им было назначено?
   - Нет. Они прибыли только что и утверждают, что срочно, по поводу соревнований.
   Первая дама обернулась к дочери и демонстративно возвела глаза к небу.
   - Откуда они приехали? - устало спросила она.
   - Из Джаз-Банда.
   - Откуда?! - Леди Смит выронила небольшую книжку, которую она держала в руках.
   Ирэн кинулась поднимать.
   - Очень важно, да? - глядя на мать снизу вверх и подавая ей книжку, спросила она.
   - Увы, - леди Смит погладила Ирэн по мягким волосам. - Послушай, я сейчас быстро разберусь с этой проблемой, и дальше ты мне все расскажешь. Договорились?
   - Договорились! Конечно! Иди, тебя там уже заждались, - Ирэн подождала, пока Первая дама скроется за дверью, и встала посередине комнаты, уперев руки в бока. - Все как всегда, - вслух негромко произнесла она и, вздохнув, принялась раскладывать выброшенные из сумки вещи по местам.
  
   - Что-то мы сегодня весь день обиваем пороги приемных, - проворчала Ника, которой уже надоело обретаться перед закрытыми дверьми в тронный зал под пристальным взглядом привратника.
   - Я к этому тоже не привык, - вполголоса согласился Ректор, бродивший вдоль стен и разглядывавший картины. - Но выхода у нас нет.
   - А вам не кажется, что нас попросту не хотят пускать? - Ника после безуспешной попытки понять, что нарисовано на одном из полотен, с досадой отошла к следующему.
   - Нет. Напротив, это очень удачно, что мы добились аудиенции сегодня, если учесть неожиданность нашего визита.
   - Мэтр Рун, можно задать дурацкий вопрос? - помолчав, спросила Ника.
   - Если он будет таким же дурацким, как обычно, то необходимо.
   - Просто я никак не могу понять, зачем украденную вещь выставлять на всеобщее обозрение, да еще и в качестве главного приза...
   В это время двери раскрылись и привратник со словами " Прошу вас!" сделал приглашающий жест.
   Тронный зал дворца Биг-Корна отличался от джаз-бандского: меньше, с ламинированным полом, с выстроившимися позади одиноко стоящего трона фрейлинами и офицерами в современной одежде. Трон пока что пустовал.
   Как только Ректор и Ника вошли, офицеры синхронно наклонили головы, а фрейлины нырнули вниз в реверансах. Несмотря на джинсы, это выглядело изящно.
   " Мне ведь тоже придется реверанс делать! - вдруг поняла Ника. - Ох, как же я сейчас опозорюсь-то!"
   Тем временем в ромбовидном орнаменте стены образовалось отверстие, и оттуда стали появляться люди. Следом за двумя офицерами вышла невысокая худощавая рыжеволосая дама лет сорока, в очках, соломенной шляпке с ярко-синим, очевидно, искусственным цветком и в льняном сарафане. За дамой несли подушку, на которой сидела крохотная собачка, тоже в миниатюрной шляпке.
   " Неужели, это и есть Королева? - удивилась про себя Ника. - Оригинально у них все тут""
   Пока королева усаживалась на трон, а свита размещалась вокруг, возле трона, с правой стороны, успела появиться еще одна дама. Ника не заметила, как она вошла, но увидела, что Ректор разглядывает новоприбывшую значительно внимательнее, чем щебетавшую на троне Королеву. Ника тоже решила присмотреться. Вторая дама была с королевой примерно одних лет, одета в деловой темно-синий брючный костюм и туфли на высоких каблуках. Волосы ее были гладко зачесаны назад и собраны в пучок сзади. От всего ее облика веяло дороговизной и официальностью.
   - Ее Величество Королева Биг-Корна Маха XI, - несколько запоздало тем временем возвестил усталый человек с огромной пухлой книгой в руках, стоявший по левую сторону трона.
   Королева непринужденно помахала Ректору и Нике рукой. Ректор почтительно поклонился, Ника, уже собиравшаяся махать рукой в ответ, решив, что это официальное приветствие, быстро сделала подобие книксена, при этом покачнулась и чуть не упала.
   - Первая дама Ее Величества леди Грэнни Смит, - теперь представили незнакомку справа.
   Первая дама опустилась в изящном реверансе, а Нике пришлось повторять свой трюк.
   На минуту в зале воцарилась тишина. Королева с дружелюбным любопытством откровенно разглядывала посетителей, леди Смит и Ректор, по-видимому, держали необходимую паузу. Нике, не знавшей, куда деваться от смущения, стало совсем неуютно.
   - Ваше Величество, - заговорил Ректор. - Мы вынуждены просить у вас извинения за столь нежданный и внезапный визит...
   - Не волнуйтесь, у меня все равно в ближайший час дел никаких, - Королева обворожительно улыбнулась. - А откуда вы приехали?
   - Позвольте представиться, - Ректор вновь поклонился. - Рун Глокетти, руководитель Представительства Фонда культуры Джаз-Банда. Мы прибыли для изучения культурных традиций Биг-Корна. Мы совершенно очарованы вашим государством, Ваше Величество, но сегодня нас к вам привело дело.
   Королева беспомощно посмотрела на леди Смит.
   - Какое именно? - наклонив голову набок, осведомилась Первая дама.
   - Видите ли, мне было поручено передать некоторую информацию одному из наших соотечественников. Узнав из газет о проводимых соревнованиях, мы предположили, что он входит в состав команды, представляющей нашу страну, но, к сожалению, ни из одного источника нам не удалось узнать, где именно во время подготовки к соревнованиям находится команда Джаз-Банда. Быть может, вы смогли бы снабдить нас этими сведениями?
   Ника неотрывно смотрела на лицо Леди Смит, но та оставалась бесстрастной.
   - Боюсь, что я буду вынуждена разочаровать вас, сэр, - Первая дама снова наклонила голову набок. - К нашему удивлению и огорчению, команда Джаз-Банда не прибыла в Биг-Корн.
   - Не прибыла? - искренне удивился Ректор.
   - Нет, - подтвердила леди Смит. - Мы сами обеспокоены ее отсутствием, а вы тоже не можете объяснить этого, сэр?
   - Как видите, леди, я не осведомлен. Но, я думаю, если послать в Джаз-Банд запрос сейчас и ждать, пока придет ответ - сроки будут упущены, и мы не сможем участвовать?
   - Увы! - Первая дама развела руками. - Мы весьма сожалеем об этом, поверьте.
   - Что ж. Быть может, тогда мы сможем представить нашу страну на соревнованиях? - после раздумий спросил Ректор. - Мы не простим себе, если, находясь уже здесь, упустим такой шанс.
   - Но все государства выставляют на соревнования профессиональных гонщиков! - с уважительным изумлением в голосе напомнила леди Смит.
   - Да пожалуйста, участвуйте на здоровье! - благодушно заявила Королева. - Нам не жалко, да, леди Грэнни?
   - Разумеется, - сдержанно кивнула Первая дама. - Вам необходимо зарегистрироваться, после чего вас разместят в апартаментах. Из скольких человек будет состоять ваша команда?
   - Нас четверо. Благодарю вас за уделенное нам время, Ваше Величество, - Ректор в очередной раз поклонился Королеве. Она в этот момент как раз усиленно рылась в карманах в поисках печенья для собачки, поэтому проявления этикета не заметила. - И вас мы тоже благодарим, леди, - поклон леди Смит.
   Ответный реверанс был равнодушно-вежливым, но глаза Первой дамы внимательно проследили за тем, как посетители выходили из зала.
  
   - Ну что? - поинтересовалась Ника.
   - Как что? Первый шаг сделан - и это немало. Во всяком случае, к соревнованиям нас допустили, я, правду сказать, сомневался.
   - Я тут подумала: а вдруг мы крупно ошиблись? Вдруг они действительно послали в Джаз-Банд письмо, а оно не дошло?
   - Нет, это вряд ли. А почему тебе пришло такое в голову? - удивился Ректор.
   - Я просто думала, что если бы они не посылали, то удивились бы нашему визиту, по крайней мере.
   Ректор неожиданно тепло улыбнулся.
   - А тебе показалось, что они не удивились? Вот что значит неопытность в отношениях с подобного рода людьми! Да они не просто были удивлены, они занервничали - во всяком случае, эта леди точно.
   - Я не заметила, - проворчала Ника.
   - Просто у нее потрясающая выдержка, которую нельзя не оценить... Но встреча с нами ее взволновала, поверь мне. А для нас эта встреча оказалась полезной - удалось выяснить истинную дворцовую иерархию.
   - Переведёте? - взмолилась Ника.
   - Я имею в виду, что власть сосредоточена не в руках Королевы.
   - А в чьих?
   - Скорее всего, в руках Первой дамы - таких "серых кардиналов", как она, всегда видно... Если только... если перед нами не разыграли целое представление, чтобы мы сделали ложные выводы и опасались не Королевы, которая на самом деле может оказаться той еще штучкой.
   - Да зачем им разыгрывать представление? - Ника упорно не могла понять рассуждений Ректора. - Чем мы им подозрительны? Вы же сочинили такую убедительную легенду, они не должны были ничего заподозрить!
   - Хорошо, если так, - Ректор помолчал. - Но мне кажется, что нам следует быть осторожными, можешь называть это шестым чувством. Слишком многое, да, очень многое непонятно, а этого я не люблю.
   - Знаем. И что теперь делать?
   - Разбираться, - Ректор нетерпеливо посмотрел по сторонам в поисках ожидаемого человека, который должен был показать им дворец и их комнаты.
   - Вот интересно, о чем они сейчас там разговаривают? - Ника кивнула головой в сторону дверей тронного зала.
  
   - Откровенно говоря, меня удивляет ваше решение, Ваше Величество, - при всей вежливости тона голос Первой дамы звучал так, что большая часть свиты поспешила ретироваться.
   - Что не так, леди Грэнни? - Королева сидела на троне, закинув ногу на ногу и пыталась починить соломенный узор на расплетшемся крае своей шляпы.
   - Вы разрешили этим людям участвовать в соревнованиях, и это зная, откуда они приехали?
   - Ну, а что такого? - Маха оторвала мешавший ей цветок. - Джаз-Банд - хорошее место.
   - Просто главный приз соревнований доставлен именно оттуда!
   - Да? А я и забыла! - Королева легкомысленно рассмеялась, воткнула цветок в свои пышные волосы и продолжила возиться с шляпой. - Так тем более пусть участвуют. Да вы идти можете, леди Грэнни, у вас же дел много!
   Леди Смит посмотрела на нее, хотела сказать еще что-то, но, подумав, быстрым шагом поспешила к своему потайному выходу.
   От спешки она даже не стала зажигать свет в темном, узком, извилистом коридоре, ведущем в ее комнаты. Внезапно леди Смит, поворачивая за очередной угол, на всей скорости столкнулась с темной фигурой, которая жалобно пискнула голосом Ирэн. Первая дама отшатнулась от неожиданности и, схватившись за сердце, прислонилась к стене.
   - Нельзя же так пугать! - возмутилась Ирэн.
   - Кто на кого из темноты выскочил? - возразила леди Смит.
   - Я к тебе шла, между прочим, - тоже облокотившись о стену, заявила Ирэн. - Хотела узнать, когда ты закончишь.
   - Думаю, нескоро. А что ты хотела?
   - Да в общем, как ты верно заметила, два месяца не виделись, думала, удастся пообщаться.
   - Это очень срочно? Но можно ведь подождать, верно? Послушай, я спешу, у меня очень важное дело, очень, ты понимаешь?
   - Да все я понимаю! - в сердцах воскликнула Ирэн. - Иди по своим делам, все как обычно!
   - Ну, назначь встречу своему Генри. Он по тебе соскучился.
   - Во-первых, его зовут Гарри, вернее, звали, а во-вторых, мы расстались! Навсегда. Так что теперь по мне даже скучать некому! - Ирэн топнула ногой и побежала обратно.
   Леди Смит постояла пару секунд, собираясь с мыслями, и, пробормотав: "потом", пошла дальше.
  
   Хранитель стоял на самой высокой ступеньке стремянки, практически под потолком, и сортировал книги, смахивая с них пыль и обтирая мокрой, в грязных подтеках и с прилипшими клочками паутины тряпкой.
   - Добрый день, - очень вежливо произнесла, входя, Первая дама.
   - Приветствую вас, леди Грэнни, - приветливо отозвался Хранитель. - А я тут, видите, ревизию навожу. У вас какие-то новости?
   - Да, есть кое-что, - леди Смит выбрала одно из кресел, наименее заваленных пыльными книгами и старыми журналами, и присела. - На вашем месте я бы спустилась вниз.
   - Что, серьезное что-нибудь? - поинтересовался Хранитель, спускаясь. - Боитесь, я не устою на ногах?
   - Ну, скажем, такая новость, как приезд людей из Джаз-Банда, желающих поучаствовать в соревнованиях, может сбить вас с ног?
   Хранитель остановился, сел на одну из ступенек и замер, затем машинально протер лицо той же тряпкой, что и пыльные книги.
   - Удивительно, - наконец проговорил он. - Вы же говорили, что в Джаз-Банд приглашения не посылали?
   - В том-то и дело! Они очень убедительно объясняют свое желание. Дескать, они приехали как представители от Фонда культуры и только здесь узнали о гонках. Хотели выяснить местонахождение команды своей страны, а когда поняли, что ее нет, изъявили желание самим принять участие. Маха разрешила, я даже не успела ничего сделать.
   - А что это за люди? - Хранитель продолжил спуск. - Кто интересно у на... у них в Фонде культуры?
   - Мы разговаривали с их руководителем, с ним еще была девушка. Но всего их четверо.
   - Что за руководитель? - уточнил Хранитель, преодолев наконец последнюю ступеньку.
   - Представительный. Похоже, непростой человек. Он сказал, что его имя Рун Глокетти, не знаю уж настоящее или...
   Хранитель вдруг застыл на месте. Леди Смит не смогла уловить его взгляд, но заметила, что краска мгновенно отхлынула от его лица.
   - Что с вами? - удивленно спросила Первая дама. - Вы разве знаете этого человека?
   - Нет, нет, ничего, - охрипшим в одно мгновение голосом заверил ее Хранитель. - Скорее всего, имя не настоящее. Я бы вообще на вашем месте не верил ни единому их слову. И уж точно не допустил бы их участия в гонках.
   - Почему вы так считаете? То, что они говорили, было весьма правдоподобно. Другое дело, что участие их в соревнованиях, да и вообще присутствие в стране сейчас и впрямь крайне нежелательно - если малейшая информация о камне попадет в Джаз-Банд, то спокойно спать нам с вами уже вряд ли удастся.
   - Есть хороший способ: нет людей - нет проблемы, - как можно непринужденнее заметил Хранитель.
   - Это - самый крайний способ. Самый крайний... к которому прибегают весьма и весьма редко. По сути, никогда. Нужно найти другую возможность избавиться от них, навести о них справки...
   - Для начала понять, кто их гонщик, - подхватил Хранитель.
   - Это как раз просто - завтра на общем поле он будет тренироваться. Но если эти люди узнали о соревнованиях случайно, то гонщик их не будет профессионалом.
   - Все же неизвестно, какие сюрпризы может преподнести эта команда. Нам стоит держать ухо востро. Такое странное совпадение, что представители фонда культуры оказались здесь именно сейчас и среди них нашелся человек, способный принять участие в гонках. Я убежден, что они знают о камне, может, это тайные агенты Джаз-Банда?
   - Все может быть, - леди Смит поджала губы. - Мы постараемся выяснить о них все в скором времени.
  
   Ирэн почти бегом, не выбирая дороги, двигалась по дворцу, у которого была одна странная особенность: при, казалось бы, простом и четком строении в огромном количестве идеально прямых коридоров и переходов с непривычки можно было заблудиться, как в муравейнике. Ирэн же во дворце могла спокойно ориентироваться с закрытыми глазами. Сейчас она не знала, куда именно хочет попасть, и шла наугад, просто для того, чтобы не концентрироваться на неприятностях. Ну да, мать снова не может или не хочет уделять ей внимания. Но ведь так было всегда, просто за два месяца разлуки Ирэн отвыкла от того, что у леди Смит никогда нет на нее времени, на первом месте карьера, работа... А еще она очень вовремя вспомнила Гарри. Соскучился он по ней, конечно! "Нам надо расстаться". Ну, надо, значит, расстанемся, Ирэн тогда даже разговор продолжать не стала, развернулась и ушла. И ведь обидно не то, что расстались, - она давно поняла, что из себя представлял Гарри, - обидно то, что первым об этом заговорил он. Бросил...
   " Ну вот, только плакать не хватало!" - Ирэн сердито вытерла глаза кулаком и... налетела на шедших впереди людей
   - Второй раз за день! - вырвалось у нее.
   - Возможно. Но лично на меня очаровательная девушка сегодня налетает впервые.
   Ирэн запоздало извинилась и рассмотрела своих жертв. Один ничего - невысокий симпатичный блондин, с усами, бородкой, и костюм бежевый ему идет. Другой - повыше, с буйной черной шевелюрой, нос великоват, и смотрит неприветливо.
   - Извинений не стоит, - тот, что пониже, улыбнулся. И улыбка у него приятная. - Всякое бывает. А мне кажется, или вы чем-то расстроены?
   Его приятель пробурчал что-то себе под нос.
   - Нет, ничего особенного, - Ирэн еще раз извинилась и приготовилась уходить.
   - Леди, а вы не будете против, если я приглашу вас выпить кофе? - окликнул ее блондин. - Или вы настолько торопитесь, что...
   - Я совсем не тороплюсь, - заверила его Ирэн. Действительно, почему не развеяться? Человек вроде неплохой.
   - В таком случае, скажите, пожалуйста, куда я могу вас пригласить? Проблема в том, что во дворце я оказался всего час назад, так что... - он беспомощно развел руками.
   - Понятно, - рассмеялась Ирэн. - Пойдемте на первый этаж.
   - Итак, я приглашаю вас на первый этаж, леди! Александр, разыщи пока мэтра и Нику, ладно?
   Сашка проводил Бенджи и Ирэн недовольным взглядом и пошел дальше плутать по коридорам.
  

Глава 9

  
   Тэн проголодался. Он проголодался до такой степени, что спать уже было невозможно. Собственно, думать ни о чем, кроме еды, он тоже не мог. Наскоро одевшись и мельком глянув в зеркало ( причесываться лень, бриться тоже), Тэн на цыпочках выскользнул в коридор, подождал, пока мажордом Питерс, сидевший внизу на своем месте, выйдет за утренней газетой, и прошмыгнул в кухню.
   Там царило тихое запустение: раковина была полна посуды, которую, судя по ее виду, не мыли ни разу с момента покупки, скатерть была покрыта хлебными крошками, залита пятнами разнообразных цветов и уставлена кастрюлями, в основном пустыми.
   В холодильнике также не обнаружилось ничего утешительного. Огромная стеклянная банка, заполненная чем-то густым нездорового багрового цвета, заветревшийся кусок сыра, несколько сморщенных помидоров и увядших морковок, три яйца, остатки ветчины, по краям ставшей жесткой и загнувшейся внутрь. Коробку с надписью "Крабовые палочки высшего сорта" Тэн, понюхав, немедленно выбросил в помойное ведро.
   Затем он встал посередине кухни и, пробормотав " Где наша не пропадала", стал искать сковороду.
   Вскоре на плите уже приятно шипела и потрескивала яичница, в которую пошло все, что было найдено съедобного, а Тэн, стараясь производить как можно меньше шума, стоял на табуретке и рылся в кухонном шкафу в поисках посуды.
   Вдруг за его спиной послышалось чье-то покашливание - Тэн от неожиданности взмахнул рукой, локтем задел одну из чашек, при этом чуть не слетел с табурета, а злополучная чашка со злорадным звоном разлетелась на куски, ударившись об пол.
   - Вас можно показывать в цирке, сэр Дэлис, - ехидно заметил наблюдавший за этой сценой Питерс. - Талант клоуна пропадает.
   - А вы в том же цирке будете выдавать номерки в гардеробе. Только чаевых вам все равно никто не даст! - рассерженно огрызнулся Тэн, потирая локоть.
   - Зря вы так, - покачал головой мажордом. - Я же вам только добра хочу, работу помогаю найти. Кстати, знаете, мадам никому не разрешает хозяйничать на своей кухне.
   - Это заметно. Она и сама сюда не заглядывает, - Тэн снял с плиты сковородку и с видимым удовольствием принюхался.
   - Просто мадам может себе позволить заказывать еду в соседних ресторанах с доставкой на дом, - мажордом завистливо покосился в сторону сковородки.
   - Я счастлив за нее, - Тэн достал из шкафа прибор и уселся на табурет поближе к столу. - Приятного мне аппетита! - провозгласил он. - А вы не могли бы мне его не портить? - учтиво обратился он к мажордому. - Если тоже хотите, я могу поделиться. Но не обязательно же мне в рот смотреть!
   - Я обязан контролировать ваше поведение, учитывая ваши наклонности...
   - Ну не хотите, не надо! - Тэн с наслаждением принялся за яичницу.
   Мажордом сглотнул слюну и с равнодушным видом уставился в окно.
   - Между прочим, мадам недовольна вашим пребыванием в этом доме. Это может отразиться на ее репутации.
   - Мадам могла бы сама мне об этом сказать, - с набитым ртом заявил Тэн.
   - Могла бы, - за спиной мажордома возникла сама хозяйка дома. - Вы можете идти, Питерс.
   Мажордом, щелкнув каблуками, поклонился и, победно глядя на Тэна, вышел.
   - Что это такое? - грозно спросила хозяйка.
   - Завтрак, - Тэн невинно указал ей на тарелку.
   - Я имею в виду - что это за вид? Тобой бы ворон пугать! И в головном уборе за стол не садятся, тебе этого никогда не объясняли? Хотя, где тебе могли об этом рассказать!
   - Нигде, бабуль, ты права, - стараясь быть вежливым, ответил Тэн и, сняв свою тирольскую шапочку, повесил ее на спинку стула. - Можно я доем? Если у тебя с утра плохое настроение, я не виноват.
   - А из чего ты ешь? - хозяйка нахмурилась еще сильнее. - Это мое фамильное столовое серебро! Где ты его взял?
   - В шкафу. А ты не знала, где оно лежит? Видишь, хорошо, что я его нашел...
   - Решил раз в жизни поесть на серебре? - хозяйка усмехнулась. - Действительно, когда еще придется?
   - Слушай, может, хватит? - Тэн начал выходить из терпения.
   - А что, скажешь, я несправедлива?! Ты и твой отец, вы оба всегда были горазды... - Хозяйка сделала шаг вперед и наступила на один из черепков, хрустнувший под ее ногой.
   - Я сейчас все уберу! - Тэн вскочил из-за стола.
   - Это была моя любимая чашка, - процедила хозяйка.
   - Знаешь что! Если бы я расколотил другую чашку, оказалось бы, что та у тебя тоже любимая! Мне вообще твои нападки глубоко надоели! Сколько можно?!
   - Не устраивает, так уходи, тебя здесь никто не держит!
   Тэн возмущенно нахлобучил свою шапочку на глаза.
   - Ругаться с утра - дурной тон, как говорит одна моя знакомая! - в дверях появился Кларк, с трубкой в руках.
   Тэн тем временем пнул один из черепков так, что он улетел под холодильник, решительно прошел мимо хозяйки, даже не взглянув на нее, отодвинул в сторону Кларка и вышел.
   Кларк удивленно покосился на хозяйку.
   - У нас не курят, молодой человек! - та смерила его уничтожающим взглядом.
  
   Тэн отошел за угол дома, мрачно сел на низенький заборчик, вившийся вдоль тротуара, и уставился в одну точку. Подняв глаза на дом, он подобрал с земли мелкий камушек и швырнул им в дом.
   - Милое дело! - Кларк примостился рядом. - Меня, конечно, бывало, и раньше выставляли на улицу, но чтоб в таком тоне!
   - Тебя тоже? - Тэн понимающе хмыкнул.
   - " Вы можете отправляться вслед за своим дружком!" - кривляясь, передразнил хозяйку Кларк, обстоятельно раскуривая трубку.
   Некоторое время они помолчали.
   - Ну и что теперь? - поинтересовался Тэн.
   - Тебе решать! - отозвался Кларк, пуская дымные колечки. - Я города не знаю. А где ты скрывался, когда тебя искали после первой кражи?
   - Где скрывался - там и нашли, - буркнул Тэн.
   - Но у нас с мэтром есть уговор - если что-то случается, я с ним связываюсь. Так. А как у вас тут можно связаться с дворцом?
   - Да с любой почты - пишешь до востребования и все...
   - Тогда пошли искать ближайшую почту, - Кларк встал. - Сейчас все устроим. Падать духом - еще чего не хватало!
  
   Комиссар молчал. Гифри и Шарль, словно две тени следовавшие за ним, знали, что может означать это молчание: начальник собирается с силами и подбирает новые хлесткие эпитеты, фразы и выражения из своего обширного запаса. Первые две вспышки справедливого негодования после освобождения комиссара из-под стражи братья уже пережили, и вид потому имели пришибленный. Откровенно говоря, они предполагали, что за период совместной работы с комиссаром им удалось несколько адаптироваться к проявлениям его характера. Но буря, произошедшая после того, как все трое покинули здание участка, превзошла все мыслимые ожидания. Вероятно, только наличие на улице посторонних людей удержало комиссара от физической расправы над подчиненными. Оказавшись на свободе, он хотел немедленно вернуться в участок и объявить в который раз сбежавшего от него преступника в розыск, но братья заметили, что логичнее было бы сделать это в другом участке, а не в том, откуда он сам только что с трудом ноги унес. Далее Гифри и Шарлю пришлось выслушать длинную тираду с перечислением мест, куда им следовало бы пойти с их советами и при этом не спрашивать почему, но, прикинув что-то в голове, комиссар согласился с их доводами.
   Внезапно комиссар, не сбавляя шага, повернул налево, к почтовой станции.
   - Ну и что?! Вы спрашиваете, зачем я сюда пошел?! - развернувшись, прикрикнул он на молча шедших за ним братьев. - Хочу немедленно отправить Леди отчет о ваших успехах! Да, да, прямо сейчас! Вылетите со службы с треском, да еще и штраф прибавится за невыполнение задания! Почти политического задания!
   В здании станции было пусто и жарко. Комиссар сразу же прошел к одному из окошек и требовательно забарабанил в него, очевидно, вызывая отошедшую куда-то работницу. Братья устало уселись на стулья справа и слева от стола, на котором стояла ваза с давно увядшими, почти высохшими пыльными цветами.
   - Гиф, а я больше не могу, - ровным тоном заметил Шарль, ковыряя край стола извлеченным из кармана ключом.
   - Ты говорил то же самое в Джаз-Банде, - так же ответил Гифри, наблюдая за ползавшей по облупившемуся подоконнику мухой. - Человек - он существо сильное, он может многое выдержать, даже когда ему кажется, что сил не осталось.
   - Ты чего это в философию ударился? - шмыгнул носом Шарль.
   - А другого ничего не... - Гифри повернул голову к окошкам и, не договорив фразы, стал медленно подниматься со стула.
   Шарль кинул взгляд в ту же сторону и вскочил.
   - Они? - хриплым сдавленным фальцетом спросил он и откашлялся.
   - Точно. Видимо, они не совсем правильно нас поняли.
   - Гиф, а Гиф! Слушай, а давай арестуем их, а, Гиф? Прямо сейчас, давай? - Шарль нервно переминался с ноги на ногу. - А что? Они же наш договор нарушили, на люди показались, мы тоже можем нарушить! Гиф, ты пойми, мы их арестуем, и все закончится, ты понимаешь? Закончится же все!
   - Закончится все, - задумчиво протянул Гифри. - Нет. Не стоит нам их арестовывать.
   - Почему?! - простонал Шарль.
   - Потому что. Некогда сейчас объяснять. Ты следи, чтобы шеф их не заметил, а я пойду поговорю.
   Кларк и Тэн как раз отошли от окошка приема сообщений.
   - Вы что, совсем спятили? - подлетел к ним Гифри. - Уговор же был, что вы не высовываетесь!
   - Ты что с луны свалился? - изумился Кларк.
   - Оттуда. Быстро уходите! Вам прятаться надо, а вы...
   - Нам больше негде прятаться, - прервал его Тэн. - Все.
   Шарль тем временем лихорадочно замахал рукой.
   - Значит так, берите ключи, - Гифри рылся в карманах. - Лесная 53, квартира седьмая. Ну, ты найдешь, - кивнул он Тэну, - сидите там и ждите!
   - А что это...
   - Это моя квартира. Да сматывайтесь вы! Живо! - Гифри оглянулся, а когда повернулся обратно, ни Кларка, ни Тэна уже не было, только за окном мелькнуло белое перышко на шляпе.
  
   В шлеме было душно. Вдобавок чесался нос, и взмокшие волосы лезли в глаза.
   Сашка в очередной раз завертел головой, чтобы между шлемом и воротником специального костюма образовалась щель, куда мог бы поступать воздух. Непонятно, как Бенджи умудряется в этом обмундировании еще и гнать на полной скорости.
   Над тренировочной трассой висели клубы пыли, поднятой участниками - упражнялись спортсмены с самого утра. Пока осваивали трассу, Сашка понял, что не зря решил быть штурманом - его и в городских условиях восхищала быстрая езда, а тут Бенджи дал себе волю и дожимал "газовую" кнопку гоночного срепа до основания. Шлем тогда весьма пригождался из-за летевших из-под колес мелких камушков, пыли, щебня.
   Вдруг Сашка почувствовал, что его ткнули локтем в бок - он вспомнил о своих обязанностях и, сверившись с картой, включил на своем пульте направляющую стрелку - налево. Бенджи помотал головой и, свернув к обочине дороги, остановил среп.
   - Ну, извини, задумался я! - едва сняв шлем, стал оправдываться Сашка.
   - Я не к тому! - перебил его Бенджи, тоже снимая шлем. - Тебе главное - на самих соревнованиях не расслабляться!.. Слушай, ты понял, что мы всех обошли? Всех, понимаешь!
   - Ну и что? - не понял Сашка.
   - Значит, у нас есть шансы. Хоть и небольшие, но есть! Я от себя не ожидал, по правде сказать! - Бенджи смущенно улыбнулся. - Они же все профессионалы!
   - Так, наверное, именно поэтому, - ввернул Сашка. - Им теория, которой их обучали, только мешает, а ты так ездишь от природы, и всякие занудные правила тебе в голову в неподходящий момент не лезут!
   - Не знаю, может быть, - Бенджи пожал плечами. - Все, поехали, результат еще закрепить надо!
   Тут из-за поворота вылетел в клубах пыли среп с пятнадцатым номером и, проскочив прямой отрезок пути, пропал из глаз.
   - Ну, сейчас мы его сделаем! - азартно заявил Бенджи, поправляя шлем, и рванул так резко, что Сашку откинуло назад.
   На финишную прямую срепы вышли почти вровень. Сашка даже смог увидеть, как иностранный гонщик бурно жестикулирует одной рукой, видимо, выражая возмущение или призывая проклятия на голову соперника. Бенджи в ответ приветливо помахал ему, дожав кнопку до упора, первым пересек финишную черту и лихо затормозил возле барьера.
   - О! Привет, это вы?! - Ирэн подбежала поближе к трассе. - Бен, а почему ты мне вчера не сказал, что ты гонщик?
   - Прости, Рэнни, забыл! - Бенджи чарующе улыбнулся. - А ты здесь откуда?
   - Интересно. Пришла посмотреть, как это все происходит, я же раньше только по экрану видела.
   - Могу прокатить, - Бенджи хозяйским жестом указал на среп.
   Густые Сашкины брови, и без того нахмуренные, окончательно сошлись на переносице.
   - Нам тренироваться надо, - угрюмо буркнул он.
   - А это чем не тренировка? Да ладно тебе, прогоним один кружок.
   - Это не опасно? - кокетливо поинтересовалась Ирэн, аккуратно надевая Сашкин шлем и стараясь при этом не слишком примять пышные волосы.
   - Было бы опасно, я бы не предлагал. Прошу, - Бенджи галантно открыл дверцу срепа и
   мягко стартовал.
   Сашка мрачнее тучи уселся на одну из скамеек, расставленных вдоль барьера.
   - Здорово! - ехидно протянул сзади голос Ники. - Хорош штурман! С добрым утром. Нет, правда, ты почему здесь киснешь?
   - Да так, - Сашка сделал неопределенный жест, - прохлаждаюсь, пока этот покоритель трассы свою подружку катает!
   - Какую еще подружку? - Ника, привстав на цыпочки, посмотрела на трассу, словно высматривая упомянутую особу. - Когда он успел?
   - Вчера вечером.
   - Очень вовремя! - Ника рассерженно уперла руки в бока. - Вот пойду и мэтру накляузничаю, чтобы неповадно было. Выиграл бы, а потом крутил себе романы сколько влезет! Ловелас нашелся!
   - Ага, - поддержал ее Сашка. - Проще уже самому проехать. А ведь я мог бы, пожалуй, я с отцом на картинге знаешь, сколько раз гонял!
   - Картинг это одно, а... ну где они там? - Ника всматривалась в дорогу. - Подожди-ка. Ты здесь, а как же Бенджи без штурмана?
   - Да уж эта девица ему, наверное, подсказывать будет...
   Бекин в очередной раз вздохнул.
   - Подожди, а она умеет управляться с аппаратом?
   - Откуда я знаю! - Сашка раздраженно передернул плечами. - Наверное, умеет. Гонщик наш об этом, видимо, думать не стал.
   - К слову о гонщиках, - Ника грозно скрестила руки на груди при виде притормозившего
   рядом с ними срепа.
   - Мы снова впереди всех! - ликующе объявил Бенджи. - Надо бы постараться увеличить отрыв... Ник, если ты твердо вознамерилась со мной покончить, то, прошу тебя, потерпи до завтра. Иначе все наши старания пойдут насмарку.
   - Они и так пойдут насмарку, если ты...
   - А мне понравилось! - звонко объявила Ирэн, которой наконец удалось отстегнуть шлем. - Можно еще кружок, Бен?
   - Нельзя! - не сговариваясь, отрезали Саша и Ника.
   - Не будьте так категоричны, друзья мои, - в голосе Бенджи прозвучало некоторое удивление. - Кстати, Ника, познакомься - это Рэнни.
   - Рэнни? - Ника наморщила лоб. - Я это имя вроде бы недавно где-то слышала... вспомнить бы где...
   - А это кто? Твоя девушка? - Ирэн подбородком указала в сторону Ники.
   - Бенджамин, если мне не изменяет память, вы отрыв увеличить собирались? - не глядя на Ирэн, Ника старательно копировала ректорские интонации. - Так вот, советую вам так и поступить. Сами же знаете, что нам необходима победа.
   - Победа необходима всем, - вмешался Сашка, сделав подруге большие глаза. - Правда, Бен, поехали, у нас не так много времени.
   - Ладно уж, мы покидаем вас, леди, - Бенджи неохотно запрыгнул обратно в среп.
   - Надеюсь, вы не поссоритесь, - выразительно подчеркнул Бекин.
   Ника не выносила подобные ситуации: когда два мало знакомых собеседника понимают, что нужно о чем-то говорить, а говорить мало того, что нет ни малейшего желания, так еще и не о чем. Каждый ждет, что первым заговорит другой, и от этого оба чувствуют себя весьма и весьма неуютно.
   Ирэн несколько раз окинула Нику оценивающим взглядом и наконец нарушила молчание.
   - Так Бен - твой парень? - снова поинтересовалась она, принимаясь изучать собственные ногти с авторским маникюром.
   " Ясно. Заклинило", - с тоской поняла Ника.
   - Нет, мы просто дружим.
   - А вообще девушка у него есть?
   - Ага! Пять. В Джаз-Банде. И все живут по соседству, - не выдержала Ника.
   - Значит, нет? - Ирэн оторвалась от созерцания рук и посмотрела на собеседницу чуть более благосклонно. - Послушай, ты сейчас очень занята? А то, может, мы сходим в летнее кафе, ты мне заодно о нем все расскажешь?
   У Ники на языке так и вертелся какой-нибудь ехидный ответ, к примеру: " Разумеется. Прямо сейчас поведаю... анкетные данные. А подробную биографию - за отдельную плату" или " Сожалею, дорогая, он дал обет безбрачия", но ее настойчиво преследовала мысль, что надо бы изучить эту барышню, явно неспроста возникшую на пути. Бедолага Бенджи, если она - шпионка, его ждет очередное разочарование. Хотя сам виноват, нельзя увлекаться каждой следующей блондинкой.
   - Пойдем, конечно, - Ника попыталась придать своему лицу наиболее дружелюбное и располагающее выражение.
   - Но где же я, все-таки, могла слышать твое имя? Рэнни... - спросила она, пока шли по нижней, открытой, галерее дворца.
   - Может быть, Грэнни? - вдруг сообразила Ирэн. - Грэнни Смит.
   - Точно! - вспомнила Ника. - На вчерашнем приеме нас ей представляли. Это Первая дама, так?
   - И моя мама по совместительству, - Ирэн усмехнулась. - Хотя первые обязанности она выполняет получше вторых. А имена у нас действительно созвучны, хотя я Ирэн, а она Грэнальда. Мама свое имя не выносит, поэтому ее везде, даже на официальных приемах, называют Грэнни.
   "Точно шпионка, - мрачно подумала Ника, - а теперь понятно, кто ее подослал".
   - Слушай, ты только Бену не говори, кто моя дражайшая родительница, ладно? - забеспокоилась Ирэн. - А то вдруг он побоится со мной общаться!
   " Скажи спасибо, что он тебе не открыл, чей он воспитанник, - мысленно ответила Ника. - А вдруг не шпионка? Шпионка бы не стала мне рассказывать. Или просто дурочка? Ну, сейчас мы с ней побеседуем ".
   - Ладно, не скажу. А почему он должен бояться?
   Девушки вошли в летнее кафе под полосатым тентом и устроились за столиком с видом на трассу.
   - Ну не побоится, так начнет использовать. Деньги там занимать, дескать, у тебя вон кто мама, а тебе жалко! Я уже попадала на это пару раз. Точно не скажешь? Поклянись!
   - Честное слово, - вздохнула Ника. - А как вы вообще познакомились с Бенджи?
   - Познакомились случайно. Ну, так расскажи мне о нем побольше. Что он за человек, чем увлекается?
   - Слушай, а не проще выяснить это у него самого?
   - Ох, ну как же ты не понимаешь! - Ирэн всплеснула руками. - Если я уже буду знать, на какие темы с ним говорить, он станет считать, что у нас с ним общие интересы. А так проще укрепить отношения.
   - Он тебе действительно нравится? - невзначай уточнила Ника.
   - А тебе будто нет, - Ирэн испытывающе посмотрела на свою собеседницу. - Он симпатичный, а меня как раз только что бросил парень. Должна же я реабилитироваться! Или между вами все-таки что-то есть?
   - Да нет между нами ничего! - Нику этот дурацкий разговор начал по-настоящему сердить. - И вообще мне не очень нравится, что ты решила реабилитироваться за счет моего друга. Единственное, что я могу тебе про него сообщить, так это то, что он ко всему подходит серьезно. И если ты решила... Подожди, кто это?
   Ирэн, которую тирада новой знакомой повергла в некоторое удивление, не сразу поняла, про кого говорила Ника.
   - Ну вон там, возле трассы , где будка устроителей, с менеджерами разговаривает... ну, видишь?! - Ника сама не могла объяснить, почему стоявший спиной к ним невысокий полный человек привлек ее внимание. Чем-то он ей неуловимо знаком, но вот чем?
   - А, этот? Я сама только вчера узнала, когда сдавала учебники в библиотеку. Это наш новый Хранитель. Что он там делает, интересно?
   - Извини, давай договорим в следующий раз, ладно? - Ника спешно поднялась из-за столика и, оставив Ирэн, почти бегом устремилась к трассе.
   Человек тем временем переговорил с менеджерами и стоял в тени будки, наблюдая за тем, как подъезжают гонщики, оставляющие свои срепы на время перерыва на парковке. Взгляд человека пробежал по номерам срепов и остановился на двадцать пятом.
   "Так это же наши! - про себя охнула Ника. - Значит, за ними уже следят".
   Бенджи оперся на капот, ожидая, пока Сашка спрячет свой шлем под сиденье.
   Ника, вконец запыхавшись, подлетела к трассе.
   - Где он? - выпалила она.
   - Кто? - оба друга наградили Нику непонимающими взглядами.
   - Человек, который за вами следил! Он только что был тут, а когда я подоспела - исчез.
   - Тебе не показалось, Никель? - недоверчиво переспросил Сашка.
   - Ага! Галлюцинации от жары! За вами следят, ты понимаешь, нет?!
   - Мы все понимаем, но к этому в нынешних условиях надо быть готовым. Мы все уяснили и будем осторожны, не беспокойся, Ник, - Бенджи успокаивающе улыбнулся. - Хорошо бы теперь сообщить об этом мэтру, тебе не кажется?
   - Именно! Пойду поищу его.
  

Глава 10

  
   - Стой! Да подожди ты! Нужный поворот проскочили! - взывал Тэн к опередившему его Кларку.
   Тот притормозил и, толком не отдышавшись, полез за трубкой.
   - Знаешь что, - в перерыве между вдохами и выдохами проговорил Кларк, - не пойдем- ка мы с тобой к этому бемольнику.
   - К кому? - не понял Тэн.
   - К копу. Сомнительно мне что-то его радушие. Я что-то ничего не понимаю: по моим подсчетам, они могли нас дважды арестовать вместе и, не знаю сколько раз, по отдельности. Так чего они ждут тогда? У них наверняка своя цель.
   - Может, они и сами не дураки камушек прикарманить? - предположил Тэн.
   - Возможно. И, видимо, считают, что мы их к нему приведем. Я чувствую себя рыбешкой, которую поймали и отпустили до того момента, пока она не приведет улов покрупнее. Мерзкое ощущение.
   - Так, надо смылиться, - Тэн на всякий случай оглянулся через плечо.
   - Что? - переспросил Кларк.
   - Сколоть, дать деру, залечь на дно...
   - Это мы уже пробовали. Вопрос - где, кроме, разумеется, мест заключения, куда, похоже, ни тебя, ни меня не тянет, мы можем скрыться на некоторое время?
   - Есть одна мысль. В лучшем городском отеле нас искать не будут, так?
   - Так. Но туда нас и не пустят.
   Тэн гордо хмыкнул, еще раз огляделся по сторонам и, наклонившись, начал отворачивать одну брючину. Из нее на асфальт со звоном выкатились несколько монет, посыпались семечки, леденцы, серебряная ложка с чьим-то фамильным гербом, парочка календариков, миниатюрные бельевые прищепки, три пуговицы разных форм и размеров, часы с выгравированной надписью " Милому дядюшке", полосатая шариковая ручка... Кларк с неподдельным интересом ждал, когда закончится этот поток. Самое странное было то, что широкие вельветовые штаны Тэна книзу не сужались, поэтому, как вся эта коллекция удерживалась внутри, оставалось тайной. Гора предметов все увеличивалась.
   - Ага! - торжествующе воскликнул Тэн, извлекая, наконец, из бесконечной штанины фиолетовый кошелек крокодиловой кожи.
   - Ну и чей это? - для проформы поинтересовался Кларк.
   - Не мог же я уйти после свидания с любимой сводной бабушкой и не взять себе сувенир на память! - Тэн невинно пожал плечами.
   - Ясно. Пошли уж, "милый дядюшка". Когда еще шиковать доведется?
  
   В номере мэтра не было. Во всяком случае дверь его комнаты была заперта и на стук не открылась. Ника приложила к двери ухо и прислушалась - тихо.
   " Ну, хорошо, это подождет, - решила Ника. - Тогда неплохо бы повидаться с Хранителем библиотеки. Он точно следил за гонщиками. Только вот непонятно, почему именно он и отчего его фигура мне так знакома?.. И еще одно не совсем ясно: где здесь библиотека?!"
   Ника отправилась на поиски. Проще всего было бы спросить у кого-нибудь, но обращаться к джинсовым фрейлинам или другим придворным не хотелось. Времени у Ники хватало, и она решила позволить себе экскурсию по дворцу.
   Сообразив, что вряд ли библиотеку стали бы устраивать на верхних этажах, Ника спустилась вниз и некоторое время плутала по пестрым и разнообразным коридорам и переходам, при всей их пестроте чем-то похожим один на другой. Через полчаса были уже найдены три банкетных зала, комната для игр ("хотелось бы знать каких", - удивилась Ника), несколько залов, уставленных, как в музее, скульптурами с претензиями на античность и увешанных картинами, и помещение, где офицеры охраны резались в карты.
   Отыскав четвертый банкетный зал, Ника начала приходить к выводу, что Хранителю библиотеки хранить, очевидно, нечего. Наконец она решилась спросить направление у какого-то человека в деловом костюме, показавшегося ей серьезным и надежным.
   Человек, погруженный в свои мысли, от неожиданности шарахнулся в сторону, а затем молча ткнул в табличку на двери, под которой его настигла Ника, и направился дальше.
   - Да уж, это только я могу стоять под дверью и не прочитать, что на ней написано, - проворчала Ника, толкая дверь.
   Девочка оказалась в маленькой полутемной комнатушке без окон. Из мебели в ней как-то нелепо, посередине, стоял грязно-орехового цвета письменный стол с настольной лампой, причем три из четырех ящиков стола были перекошены и до конца не задвигались. В углу робко приютился наполовину заполненный книжный шкаф.
   - Никак не привыкну к здешней оригинальности, - вслух заявила Ника.
   - Да уж, это и вправду не так просто! - открылась рядом со шкафом неприметная дверь одного цвета со стеной, и на линолеум пола упал прямоугольник яркого электрического света. Сверху на него вылилась чья-то тень.
   - О, здравствуйте, мэтр, - улыбнулась Ника, узнавшая голос. - А я вас разыскиваю.
   - Ты меня разыскиваешь в очень подходящем месте, проходи, здесь довольно интересно.
   За дверью находилась собственно библиотека. Бескрайний зал с высоким потолком и расходящимися в разные стороны стеллажами. Вдоль стен были расставлены красные мягкие кресла не первой новизны. Кое-какие из них были завалены стопками книг и журналов.
   Ректор тем временем поднял с пола очередную пачку каких-то бумаг, пролистал их, почти не глядя, и положил обратно на пол.
   - Ну, как тебе это великолепие? - обратился он к Нике, обводя рукой пространство библиотеки. - Весьма и весьма неплохо, тебе не кажется? А ведь это все, если вдуматься, чуть ли не самое занимательное и ценное, чем располагает человечество,- продолжил он уже как бы сам с собой. - Все, что мы сейчас видим - это сама жизнь! Старательно и умело упакованная в слова, а затем в переплеты... Литература... Квинтэссенция опыта поколений, накопленный багаж, способный облегчить задачу в грядущем...
   - Мэтр Рун, а что вы здесь делали? - осмелилась подать голос Ника.
   - Я?.. А я не делал, а продолжаю делать. Мы с уважаемым Хранителем библиотеки ищем кое-что, чего здесь, возможно, и нет, но если есть...
   - Вы с Хранителем?! А скажите, пожалуйста, он вам не показался знакомым?
   - Знакомым? Ты поразительно догадлива, дорогая моя, - Ректор усмехнулся. - Иногда мне кажется, что если я закрою глаза и пойду по улице, то рано или поздно натолкнусь на знакомого. Да, как ни смешно, оказалось, что я действительно его знаю.
   - Смешно? - Ника ничего не понимала.
   - Магистр Рун! Это ко мне...наверное, - с высоченного стеллажа неожиданно свесилась чья-то голова в котелке. - Вы подождите, леди, я сейчас слезу.
   - Не слезет, - безнадежно махнул рукой Ректор. - Высоты боится панически. Я и сам не рад, что туда его загнал, но как-то в голову не пришло поинтересоваться...
   - Да кто это?
   - Хранитель библиотеки, тот самый. Служил дворцовым пекарем у нас в Джаз-Банде. А потом обнаружилась у него двоюродная сестра, которая жила здесь и, дескать, скончалась, и оставила ему дом в наследство. Поэтому Консейль быстро уволился и перебрался сюда, на работу устроился, опять во дворце и опять пекарем, правда, выяснилось, что его обманули. Сестра оказалась жива-здорова, но жила одна, ей было одиноко, и она решила хитростью заманить к себе родственника, поселиться вместе... Все, пора его снимать, я чувствую.
   Ректор решительно нырнул в проход между стеллажами. С другой стороны к полкам была приставлена высокая расшатанная стремянка. К моменту, когда появились Ректор и Ника, Консейль самоотверженно преодолел четыре ступеньки и теперь пытался с зажмуренными глазами спустить ногу на пятую. Ректор окликнул его - Хранитель приоткрыл один глаз и снова зажмурил его еще плотнее.
   - Вот видишь! Кучу времени теряем на этой его фобии. Консейль, хотел бы я знать, как ты лазаешь по стеллажам обычно?
   - Обычно мне помогает кто-нибудь! - плаксиво отозвался Хранитель. Котелок его съехал на одно ухо, но, чтобы поправить, нужно было оторвать руку от спасительных перил.
   - Мы можем только подержать тебе лестницу, чтобы она не шаталась, - предложил Ректор, берясь за нижние перила.
   - Нет!! Только не трогайте стремянку! Вы ее раскачиваете! - истерически заверещали сверху.
   - Послушайте, - обратилась к нему Ника. - На следующий стеллаж полезу я. Вам осталось спуститься один, последний раз!
   - Последний? - после некоторой паузы уточнил Хранитель.
   - Конечно! Слезайте же, ну!
   Консейль обеими руками вцепился в перила и стал медленно и очень осторожно слезать вниз. Сползал он, как гусеница - сначала спускал обе ноги, а потом съезжал по перилам обеими руками.
   Наконец он оказался на полу, но на ногах по-прежнему стоял нетвердо. Это был маленький, ниже Ники, человечек с острыми ушами, носом картошкой и несоразмерно пышными для своего роста усами и бородой. На нем был коричневый сюртучок, на хлястик которого была нашита большая блестящая пуговица. Котелок свой он со всей тщательностью осмотрел, отряхнул, протер тулью рукавом и только после этих процедур водрузил на голову.
   - Так это вы Хранитель... - начала Ника.
   Вдруг в глазах Консейля отразился ужас, чуть ли не больший, чем когда он сидел наверху.
   - В-вы... Вам какая-то книга нужна, да? - дрожащим голосом спросил он.
   - Нет, я искала мэтра... магистра Руна, - успокаивающим тоном проговорила Ника. - Я хотела ему сказать насчет... насчет...
   " Но ведь Рэнни сказала, что Хранитель - это тот, кого я видела там, у трассы, а здесь сейчас совсем другой человек. Путаница. Не люблю путаницу".
   Ника подняла голову и встретилась с умоляющим взглядом Консейля.
   - Насчет гонок.
   - А что именно? - Ректор оторвался от изучения серого фолианта с третьей полки.
   - Да так, ничего особенного. Я вам потом расскажу.
   - Отлично, тогда продолжим. Ника, дорогая моя, ты действительно решила нам помочь? Тогда нужно перенести стремянку, а я пока закрою дверь.
   Стоило Ректору скрыться, как Консейль сорвал с головы котелок, прижал его к груди и бухнулся на колени.
   - Не выдавайте меня! Молю, не выдавайте! - шепотом возопил он.
   - В чем вас не выдавать? - решила уточнить Ника.
   - Не губите! Жена, семеро детишек, старенькая мама на содержании! - причитал Консейль, не слушая ее.
   - Двоюродная сестра, не женат, - машинально поправила Ника. - Послушайте, что вы сделали, в чем я не должна вас выдавать?!
   - Не говорите магистру, что я заменяю... этого...
   - Да кого?!!!
   - Хранителя. Вы же все поняли, я заметил. Меня попросили заменить его только на один день, на сегодня. Если Хранитель узнает, что я раскрыт - меня могут уволить. Он человек таинственный и со странностями, к тому же очень ладит с Первой дамой. Уволить меня - им как чаю выпить! А если Магистр Рун узнает, мне даже страшно подумать, что может произойти.
   - А если узнают оба?
   - Тогда я погиб, - коротко ответил Консейль. - Не говорите никому ничего! Умоляю!!!
   - Интересно, - заметил Ректор, бодрым шагом выходя из-за угла. - Консейль, вот если ты мне сейчас не расскажешь всего, что знаешь, вот тогда у нас с тобой могут быть проблемы. Обманывать меня все равно бесполезно. Выкладывай.
   Мнимый Хранитель стал белее собственных манжет. Котелок задрожал в его руках.
   - Что же рассказывать, когда вы все только что слышали?
   - У меня осталось к тебе несколько вопросов. Итак, насколько я понял, тебя попросили подменить на посту Хранителя, верно?
   Консейль, поднявшись с пола и отряхивая брюки, кивнул.
   - В таком случае, кто именно просил? Меня интересует физическое лицо.
   - Пришел офицер и принес конверт от Первой дамы. Там была записка и...
   - И гонорар? - подсказала Ника.
   Консейль замялся.
   - И сколько же там было? - без особого интереса спросил Ректор.
   - Две мои месячные зарплаты, - с вздохом признался Консейль. - А в записке говорилось, чтобы я зашел в библиотеку за инструкциями, тут мне и сказали, что я должен подменить Хранителя на один день и при этом никуда не отлучаться.
   - Но почему именно ты?
   - Да я сам удивился! - котелок мнимого Хранителя от волнения снова съехал на одно ухо. - Людей во дворце хоть отбавляй, а обратились ко мне. Но я решил, что дело не пыльное, к тому же всего на один день. Тем более за такие деньги. Кто же знал, что вы нагря...заглянете.
   - Так... - Ректор размышлял. - Но Хранителя, наверняка, все знают в лицо...
   - А вот и нет! - возразил Консейль. - Он на людях редко показывается, а комната его, видели, какая темная, да и вообще библиотеку здесь мало кто посещает. Подмены и впрямь не заметили бы.
   - А ты сам Хранителя видел?
   - А как же! Он-то меня и предупредил, чтобы я из библиотеки не отлучался, передал кое-какие ключи и ушел.
   - Простите, а что значит кое-какие? - решила уточнить Ника.
   - Ну не все. Один со связки снял, а остальные...
   - Какой снял?
   - Почем же я знаю-то?!
   - Все. Понятно. Сейчас мы беремся и дружно ищем замочные скважины. Та, от которой не окажется ключа, и есть, по-видимому, нужная нам. За работу! - скомандовал Ректор.
   Залов в библиотеке было два. Второй - чуть меньше огромного первого, но все равно Нике пришлось побегать между шкафами и стеллажами, прежде чем она нашла в нем две двери и, соответственно, две скважины. За первой дверью обнаружилось ведро уборщицы, щетки, швабры и тряпки на занозистых полках. Когда открыли вторую, то на ногу Консейлю немедленно свалился тяжелый чайник, по счастью, пустой. Был на связке еще один странный ключ без бородки. Ректор вскоре догадался, что им отпирают массивные оконные рамы.
   Оставалось два ключа. Консейль сообразил, что один из ключей запирает дверь в архив, где они и находились, а другой - вход в саму библиотеку. Так и оказалось.
   - Отлично, - мрачно заметил Ректор. - Мы обыскали все?
   - Вроде как, - поникнув, развел руками Консейль.
   - Не все! - осенило Нику. - А комнатку на входе? Там, где как раз Хранитель обычно и сидит! В ней не смотрели.
   - Блистательно, дорогая моя. И как я сам о ней забыл?.. Ага. Шкаф не запирается. Консейль, ищи потайную дверь, а мы осмотрим стол... Ну, конечно, вот оно!
   Три из четырех ящиков были перекошены и потому не запирались. Но верхний был заперт, причем от замочной скважины под круглой ручкой ключа не хватало.
   - А дальше что? - поинтересовалась Ника.
   - Еще не знаю. И ведь как неудачно, что этот ящик верхний! Взломать можно, но не стоит, хотя бы для дальнейшей безопасности Консейля. Проклятье.
   - Минутку. Есть вариант, - Ника задумалась на секунду. - Все зависит от того, что мы ищем.
   - Бумагу.
   - Если вынуть нижний ящик, то можно попробовать просунуть руку и попытаться что-нибудь вытащить из верхнего, только если между ящиком и столешницей есть расстояние. У меня руки тонкие, может, и пролезут.
   - Консейль, - позвал Ректор. - Запри-ка ты дверь на всякий случай. Только не хватало, чтобы нас здесь застали за этим занятием.
   Перекошенный ящик шел со скрежетом и туго. Наконец Ректор выдернул его и отложил в сторону. Ника сунула голову в темное отверстие. В столе пахло деревянной стружкой и пылью.
   Ника запустила руку внутрь. Расстояние между ящиком и столешницей оказалось не таким уж большим, рука пролезала с трудом.
   "Будет весело, если я здесь застряну", - вдруг мелькнула у девочки мысль.
   Морщась, Ника просунула руку в ящик - пальцы сразу же нащупали ворох бумаг. "А вдруг та, что нам нужна, лежит в самом низу? Ладно, захвачу сколько смогу. В крайнем случае, еще раз полезу", - решила Ника и стала вытаскивать руку обратно.
   - Ну, что там? - нетерпеливо спросил Ректор.
   - Уф, вот. Что-то досталось, - Ника протянула ему несколько разлохмаченных листов.
   Ректор извлек из кармана рубашки свой неизменный бордовый футляр, нацепил на нос очки на золотой цепочке и стал нетерпеливо просматривать тощую стопку.
   - Не то, - бормотал он. - Тоже не то. О, а это уже значительно интереснее... Но потом. Так, нет, и это не та.
   - А вот еще, магистр, - Консейль поднял с пола упорхнувший из общей добычи желтоватый листок.
   - Ника, подойди, - позвал Ректор, разглядывая бумагу. - Кажется, твое невероятное везение снова сослужило нам неплохую службу. Знакомый манускрипт?
   Ника сунула нос в листок и негромко ахнула.
   - Все точно! И старец в белых одеждах и "Лазаря перед ним положил" и... тот самый, какой мы нашли в музее!
   - Поправка, - Ректор поднял указательный палец. - Не тот самый, а точно такой же, только целый. До чего же мне интересно, как он попал в библиотеку Биг-Корна... Но это, полагаю, мы уже не узнаем.
   - Мэтр, вы знаете, мне еще кое-что интересно, если честно.
   - Поговорим на свежем воздухе. Только вначале нужно навести порядок
   Ректор старательно вставил на место второй ящик так, чтобы он перекосился, тряпочкой для очков протерев его ручку и бока.
   - Консейль, я надеюсь, излишне объяснять, что о нашем визите, поисках и прочем болтать не рекомендуется? А если тебе даже и начнут предъявлять какие-нибудь обвинения, ты должен стоять на своем: никто в библиотеку не заходил, ключа от стола у тебя не было и вообще - ты ничего не знаешь.
   - Понятное дело! Я буду нем, как вынутый из печи пирог. Служу Родине! - Консейль вытянулся в струнку, козырнул и побежал отпирать дверь.
   - Мэтр, меня распирает от вопросов! - призналась Ника, как только они вышли из библиотеки.
   - Тебя вполне можно понять. Пойдем ко мне, наши находки нужно спрятать получше.
   - Находки? Мы же нашли только манускрипт!
   - Ошибаешься, дорогая моя, - Ректор довольно усмехнулся. - Совершенно неожиданно мы обнаружили еще одну очень полезную нам бумажку. Она послужит еще одним доказательством.
   - Доказательством чего?!
   - Терпение, терпение. Прежде всего, думаю, тебя волновало, что я забыл в библиотеке и с чего вообще взял, что мы можем что-либо найти там, так?.. Дело в том, я подозреваю, что вся эта история, начиная с кражи камня, была спланированной политической операцией. И я, к сожалению, кажется, догадываюсь, кто за этим может стоять.
   - Ой, а я же совсем забыла! - хлопнула себя по лбу Ника. - Я вас искала, чтобы сказать, что за нами следят!
   - Следят. Уже? - Ректор поднял одну бровь.
   - Да. Сегодня у трассы я заметила человека, который наблюдал за гонщиками, а особенно пристально - за нашими. Мне он, ну его фигура, показалась знакомой, а Рэнни сказала...
   - Кто?
   - Рэнни, мы с ней сегодня познакомились, случайно. Так вот, она сказала, что этот человек - это Хранитель библиотеки.
   - Даже так? Весьма интересно. Значит, этот Хранитель, который, вдобавок, на короткой ноге с Первой дамой, сажает на свое место другого человека, а сам идет следить за гонщиками. Спрашивается, зачем такие сложности? Почему он попросту не послал следить хотя бы того же Консейля или, если уж сам решил этим заняться, не закрыл бы попросту библиотеку? Зачем эта история с самозванством?
   - А вдруг ему нужно было, чтобы все думали, что он на месте, в то время как...
   - В то время как он сам, лично, выясняет, кто участвует в соревнованиях со стороны Джаз-Банда. Получается, он создал себе искусственное алиби. Неплохо.
   - Но почему все-таки вы решили, что нужно что-то искать в библиотеке?!
   - Начнем сначала. Итак, живет себе в Биг-Корне человек, и вдруг ему в голову приходит мысль: а не выкрасть ли мне из страны под названием Джаз-Банд реликвию, без которой страну эту ждут крупные неприятности. Версия сомнительная. Значит, этот человек как-то связан с Джаз-Бандом, может быть, он его уроженец, но воспоминания о родине у него не самые светлые, и он хочет кому-то отомстить. И в один прекрасный день он натыкается на тот самый манускрипт, который сейчас лежит у меня в кармане.
   - Случайно натыкается? - уточнила Ника.
   - Хороший вопрос... Возможно, и случайно. Например, при разборе какого-нибудь архива. А это значит, что, скорее всего, наш подозреваемый имел доступ к большому количеству старинных документов. Мне стало интересно, я решил проверить свою гипотезу и пошел в библиотеку в надежде, что мне удастся так же непреднамеренно найти что-нибудь, как это удалось нашему подозреваемому здесь, а нам в Джаз-Банде.
   - И вы нашли!
   - Мы нашли, - поправил Ректор. - Без тебя я бы не раскусил Консейля и уж точно ничего не достал бы из письменного стола. Но вернемся к истории. Итак, человек, желающий отомстить, находит способ, чтобы осуществить свое намерение. Но сам он выкрасть камень, разумеется, не может. Тогда он каким-то образом втирается в доверие к Первой даме и уговаривает ее поучаствовать в этой авантюре. В Джаз-Банд отправляется дипломатическая делегация и трое полицейских с высоко профессиональным вором. Дальше камень мастерски украден и переправлен в Биг-Корн. Блестящая операция. Можно пить шампанское и спокойно ждать конца Джаз-Банда.
   Правда, ситуация неожиданно осложняется побегом вора и совсем уж неожиданным вмешательством еще одной стороны.
   - Нашей?
   - Да. Наш приезд сбивает все планы, мы мешаемся и путаем им все карты. А если мы еще и победим на соревнованиях и камень официально окажется в наших руках, то нам придется быть максимально осторожными. Но вот что мне пока совершенно непонятно, так это зачем понадобилось выставлять камень как приз в гонках. Здесь явно какой-то подвох.
   - Мэтр, вы сказали, что поняли, кто стоит за основным планом. Это Хранитель. Но кто такой этот Хранитель? Он показался мне знакомым.
   - Это неудивительно. Ты его знаешь, правда, на твое счастье, не близко. И у меня в кармане лежит еще одно доказательство того, что я, к сожалению, прав.
   - Почему "к сожалению"?
   - Потому что это совсем не тот случай, когда я буду рад встрече со старым знакомым. Впрочем, полагаю, и он не обрадуется...
   - Это что... - Ника замолчала. - Этого не может быть. Таких совпадений не бывает!
   - А это и не совпадение. Это закономерность, - Ректор улыбнулся. - А ведь я был тогда прав, помнишь? Говорил я, что он от возмездия не уйдет?
   - Говорили, - вздохнула Ника. - Только бы он не нанес удар первым. Нашим ребятам надо быть поосторожнее, а они об этом и не подозревают.
   - Я обязательно поговорю с Бенджамином. Как у них успехи, кстати?
   - По последним данным успехи впечатляющие, даже чересчур. Бенджи думает, что у нас есть шансы. Главное, как следует собраться завтра...
  
  
   - Вот никогда не знаешь, откуда на тебя свалится удача! - довольно констатировал Кларк, выглядывая на балкон.
   - А ты думал! - важно подтвердил Тэн, расположившийся в белом кресле с видом на море и закинувший ноги на балконные перила. - Удача - она такая, иногда висит прямо над твоей головой, а пока не дашь ей хорошего пинка - не свалится.
   - Вот только, на сколько этой твоей удачи хватит, ты считал?
   - Не-а! - отмахнулся Тэн. - Счет - не мой конек. Вот когда в кармане начнет ветер гулять, тогда и буду думать.
   - Хороший принцип, - Кларк усмехнулся. - В другое время и я бы ему последовал, а сейчас стоит хоть что-то рассчитать. Вполне возможно, что нас уже объявили в розыск.
   - Ну, меня-то уж точно! - Тэн широко зевнул и поправил очки. - Ну и что! Не первый раз.
   - Почему это тебя? А меня? За сообщничество?
   - Ладно, если очень хочешь, то и тебя! - развеселился Тэн. - Только поверь опытному преступнику - никакой романтики в этом нет.
   - Сынок, - весомо уронил Кларк. - Ты разговариваешь с человеком, который два года скрывался от ареста по обвинению в государственном заговоре.
   Тэн сдвинул назад свою тирольскую шапочку, спустил ноги с перил и моргнул.
   - А я трижды сбегал из главной городской тюрьмы, - напряженно заявил он.
   - А меня приговаривали к смертной казни, и мне все равно удалось сбежать.
   - А я грабанул ваш музей, что, съел?
   - А кто тебя поймал после этого?!
   - А кто навел вас на камень?!
   - А кто тебя от комиссара отмазал?!
   - Все. Надоело, - почти одновременно выдохнули спорщики.
   Некоторое время помолчали.
   - Пойти, что ли, в экран поглядеть, - задумчиво проговорил Тэн, уступая Кларку кресло.
   Кларк отодвинул кресло чуть назад, по примеру приятеля закинул ноги на перила, достал трубку и принялся обстоятельно ее набивать.
   - Слышь! Пойди сюда! - немедленно раздался требовательный голос Тэна.
   - Ага! Уже бегу! - откликнулся Кларк, не двигаясь с места.
   - Да быстрее!
   - Ну что тут у тебя? - с раздражением спросил Кларк, заглядывая в комнату.
   - Уже все! - развел руками Тэн. - Репортаж закончился. Моей бабули, между прочим, репортаж. Тот самый, о гонках, вспомнил?
   - Ты что, издеваешься?!
   - И не думаю! Просто мне казалось, что ты не знаешь, что эти самые гонки будут проходить завтра.
   - Намекаешь, что нам бы не грех поприсутствовать? Проконтролировать, так сказать, процесс?.. Так. А если нас кто-нибудь узнает? Тебя в особенности.
   - Долго ли замаскироваться, когда есть фантазия... и немного денежек.
   - Ну что ж. Спорт - вещь хорошая, особенно, если на него смотреть со стороны.
  
  
   За окном начинало темнеть. Шарль, окончательно вымотавшийся за день, поставил рядом с диваном табурет, водрузил на него поднос с бутербродами и чаем, на бортик дивана пристроил стопку газет за все прошедшее время (приходили они исправно, ежедневно, поэтому к моменту приезда Шарля ящик уже почти не закрывался).
   С полминуты Шарль полюбовался устроенным великолепием, затем отключил переговорное устройство, прихватил с полки пульт от экрана и с наслаждением рухнул на диван.
   И в этот момент раздался звонок в дверь. Шарль замер и затаил дыхание так, чтобы у неизвестного гостя и мысли не возникло, что в квартире кто-то есть. Звонок повторился снова и снова. Неизвестный за дверью, очевидно, задался целью любыми силами выкурить хозяина из дома: он нажал на кнопку звонка и больше не отпускал.
   Шарль выругался, мученически возвел глаза к небу и, рывком подняв себя с дивана, побежал открывать. "Вот кто бы ни был, отправлю ко всем земным духам!" - бормотал он про себя.
   На лестничной площадке, натянув свою круглую несуразную шляпу на уши, стоял Гифри, причем выражение лица у него было не более дружелюбное, чем у брата.
   Когда распахнулась дверь, он снял палец со звонка.
   - Я сегодня ночую у тебя, - безапелляционно сообщил он и, отодвинув Шарля в сторону, прошел в квартиру.
   - Неужели эти двое тебе так мешают? - поинтересовался озадаченный хозяин. - Они, что, там пьяный дебош устроили?
   - Если бы! - горько хмыкнул Гифри. - Они попросту смылись с моим ключом.
   - А если они успели тебя ограбить?! Чем ты думал, когда давал этим типам ключ?
   - Что у меня грабить-то? - возразил Гифри, игнорируя второй вопрос. - А потом я соседей поспрашивал - говорят, что до меня никто не приходил... Нет, они заподозрили ловушку.
   - А ее не было? - уточнил Шарль.
   - Не было. Слушай, мне надоело, что у тебя за навязчивая идея: арестовать да арестовать! - сердито проговорил Гифри, проходя в комнату, беря с подноса бутерброд и усаживаясь на диван.
   Шарль сглотнул слюну и прислонился к косяку.
   - А почему, собственно, нет? Это наша профессиональная обязанность. И я уже давно не понимаю, для чего ты носишься с этим делом.
   - Ни с чем я не ношусь! - Гифри разом откусил полбутерброда.
   Воцарилось молчание. Шарль с трудом отлепился от косяка.
   - Ну ладно, - умиротворяюще сказал он, наблюдая, как исчезает его ужин. - Гиф, у тебя ведь завтра никаких дел нет?
   - Какие уж тут дела! - с набитым ртом ответил Гифри. - Снять слепок для нового ключа, разве что.
   - Так, может, сходим завтра на соревнования. Международные гонки завтра во дворце. Пойдем, а?
   - А билеты где возьмем?
   - Прямо на месте. Ну, хоть как-то развеяться нужно, верно?
   - Ладно, пойдем, если тебе так уж неймется, - нехотя согласился Гифри, прихлебывая чай и беря верхнюю газету.
   Шарль вздохнул и ушел на кухню.
  
  
   - Леди, вы теперь у меня в библиотеке бываете чаще, чем в собственных апартаментах, - заметил Хранитель на скрип открывшейся двери. - Кстати, создалось впечатление, что этот мой сегодняшний "заместитель" задался целью навести в Архиве глобальную ревизию. Большинство томов стоят не на своих местах, я уже не говорю о собраниях сочинений...
   - Вы выяснили то, что нам нужно? - прервала его Первая Дама.
   - Естественно, - Хранитель зевнул. - И хотел идти вас разыскивать.
   - Кто их гонщик? Говорите быстрее, меня ждет Маха.
   - Их гонщик? - неторопливо переспросил Хранитель. - Любитель, хотя по тому, как он ездит, этого совсем не скажешь.
   - Откуда тогда вы это знаете?
   - Ну, догадки, хотя дело не в этом, - заспешил Хранитель. - Я не специалист, но, если судить по сегодняшним результатам, у него имеются крупные шансы на победу. Вы уверены, что ваш Мигель завтра не оплошает?
   - До сих пор он был лучшим. Сомневаюсь, что какой-то любитель сможет одолеть его.
   - А вот я думаю иначе.
   - Скажите прямо, кого из команды Джаз-Банда вы боитесь? - неожиданно резко спросила Леди Смит?
   - Я боюсь поражения. Вы не представляете, как горько бывает, когда перед самым финалом рушится дело, на которое было затрачено столько сил.
   - Ну-ну, - покачала головой Первая Дама. - Ваши предложения? Если вы опять станете намекать на...
   - Но как же иначе надежно избежать риска?
   - Все наше совместное предприятие изначально было связано с риском... Ну, хорошо, если вы так беспокоитесь, можно предпринять... определенные меры... Опаздываю на семь с половиной минут, - Леди Смит посмотрела на часы. - Не вздумайте заняться самодеятельностью. Между прочим, хочу вас оповестить, что камень я вчера перенесла к себе в апартаменты. Безопаснее места во дворце нет. И Ее Величество со мной согласилась.
   - Не понимаю, зачем вы мне об этом рассказали.
   - На всякий случай. Чтобы вы тоже об этом знали.
   - Но вы обещаете? - настойчиво спросил Хранитель.
   - Обещаю, - бросила Первая Дама на ходу.
  
  
   - У тебя ничего съестного нет? - тоскливо поинтересовался Сашка.
   - Теперь нет, - ответила Ника, выбрасывая обертку от последнего печенья.
   Бекин, заявившийся к ней в комнату, умудрился занять единственный стул, порядком испортить настроение пессимистическими рассуждениями о тщете соревнований, путешествий в пространстве и жизни в целом и при этом съесть все ее припасы.
   - Слушай, ты же скоро ни в одну дверь не пройдешь.
   - А что мне делать, если когда я нервничаю, я все время хочу есть?!
   - С чего ты, собственно, нервничаешь? Не тебе же завтра за рулем сидеть! Это Бенджи вон нужно ночь не спать!
   - А он, похоже, и не планирует, - Бекин мрачно упер локти в колени, а голову положил на руки. - Они после тренировки договаривались с этой девчонкой вечером встретиться.
   - С Ирэн?! Вот еще новости! Он должен выспаться завтра, а не...
   - Сама себе противоречишь, - вредным голосом заявил Сашка. - Сначала говоришь, что ему надо ночь не спать, а потом... Слушай, а ты не ревнуешь по факту?
   - "По факту" не ревную! И не "по факту" тоже! Не беспокойся, - обозлилась Ника. - Мое сердце навсегда принадлежит Булочкину из десятого "Б", который в третьем классе швырнул в меня на уроке ластиком!
   Бекин фыркнул.
   - Вот, между прочим, кое-кто мог бы, вместо того чтобы сидеть и отравлять мне вечер, пойти и отравить его Бенджи и заодно пользу принести.
   - Тебе надо - ты и иди, - лаконично ответил Сашка, откидываясь на стуле и закрывая глаза.
   В этот момент в дверь постучали. Ника вздрогнула, Бекин повернул голову.
   - Ты кого-нибудь ждешь? - тихо поинтересовался он.
   - Кто там? - храбрым фальцетом спросила Ника.
   - Ника, это я, не бойся, - ответил из-за двери Ректор.
   - Так открыто, - несколько растерянно призналась Ника.
   - Ну, ты молодец, Никель! - тут же накинулся на нее Сашка. - Сама кричишь, что за нами следят (неизвестно еще с какой целью), и сама же дверь не запираешь!
   - И вправду, несколько опрометчиво, дорогая моя, - подтвердил Ректор. - Александр совершенно прав, осторожность следует соблюдать всем. Как-то я не замечаю боевого настроя... А почему вы свет не зажигаете?
   - Я подумала, что лучше пусть кажется, что меня нет в номере. Спокойнее будет, - призналась Ника.
   - Правильно. А с такой хитростью можно и дверь не запирать, да? - не мог успокоиться Сашка.
   - Слушай, Бекин! - возмутилась Ника.
   - Так, стоп, - остановил ее Ректор. - Отставить перепалку до завтра. День предстоит очень и очень ответственный. Ника, после некоторых размышлений я пришел к выводу, что этому лучше храниться у тебя. - Он положил на стол две бумаги: одну - пожелтевшую от времени, другую - белее и новее.
   - Почему у меня, мэтр? Я же их непременно потеряю, или у меня их украдут, или еще что-нибудь! - тут же запротестовала Ника.
   - Я не буду сейчас пускаться в пространные объяснения. Просто поверь мне на слово, хорошо?
   - Ну да, я забыла, с кем спорю, - Ника вздохнула. - Если вы так считаете, то пусть остаются у меня.
   - Мэтр, а что это такое? - с любопытством поинтересовался Сашка, косясь на стол.
   - Необходимая нам документация. Ну что же, пойдем, я провожу тебя до твоей комнаты. Желаю хорошей ночи, Ника, и очень прошу - запрись изнутри! - Ректор ободряюще улыбнулся, и они с Бекиным вышли.
   Ника послушно заперла дверь, подошла к столу, отложила знакомый манускрипт в сторону и взяла в руки второй листок.
   - Очередной план, так я и знала! - пробормотала она.
   На листе действительно был изображен план какого-то помещения с множеством комнат и подписями, выполненными неразборчивым почерком. "Зачем, спрашивается, нам сдалась эта бумага? Никаких условных обозначений, только крестик в одной из комнат. Надеюсь, хоть клад нам искать не придется? Эх... куча загадок, море неприятностей... как же я все это люблю!" - Ника поозиралась, ища, куда бы пристроить документы, и наконец, привстав на цыпочки, засунула их в глубь самой высокой полки стенного шкафа, закрыла дверцу и постояла, иронически любуясь своей работой.
   - Замечательно! - произнесла она вслух. - Гипотетические воры в такое неприметное местечко, как шкаф, разумеется, заглядывать не станут...
   К вечеру, судя по всему, поднялся ветер - за окном летучими мышами метались посеревшие флаги. Их тени чертили стену, на которую падало белесое пятно от одного из фонарей, установленных возле парковки.
   Ника подошла к окну и безрадостно оперлась на подоконник. Ей вдруг стало безмерно тоскливо и одиноко. Так, как бывает после длинного, утомительного дня. "Хоть бы завтра все это закончилось, - подумала Ника. - Выиграли бы мы этот треклятый камень и вернулись бы поскорее в Джаз-Банд. Джаз-Банд... там сейчас фонарики зажигаются... узорчатые, разноцветные... и свежестью пахнет, и зелень кругом..." За окном же был неуютный мегаполис, угнетающий пыльный лабиринт. "И не замирает ни на секунду, все тикает и тикает, как счетчик. А в Джаз-Банде...".
   - Только не реветь! - громко произнесла Ника, вытирая глаза. - Вот еще что надумала!
   От горестных мыслей ее отвлекло вполне ощутимое жжение правой ноги. В кармане джинсов лежало что-то горячее и светящееся.
   Ника, шепотом чертыхаясь, извлекла предмет наружу - им оказался зеленый слоник - каменная статуэтка, год назад подаренная ей Ректором.
   На воздухе слоник мгновенно остыл, но продолжал светиться ровным желтоватым пятнышком. Ника неожиданно для себя обрадовалась.
   - Ты чего это вдруг, малыш? - тихо поинтересовалась она у статуэтки. - Утешить меня решил? Или тебе тут тоже плохо?
   Слоник не отвечал.
   Ника присела на кровать, продолжая держать кусочек света на ладони. Чем дольше она на него смотрела, тем спокойнее становилось на душе, упорядочивались мысли, тоска и грусть улетучивались.
   - Послушай, а может, ты выздоровел? - задумчиво спросила Ника. - Ну-ка, попробуем.
   Девочка осторожно, как живого, развернула слоника хоботом к окну и описала его поднятым хоботом в воздухе полукруг. В лицо ударил резкий порыв ветра, заколыхались занавески, вернее, то, что от них осталось, - нижняя их часть исчезла бесследно вместе с куском стены и подоконника.
   Ника завороженно покосилась вниз, на парковку, затем на статуэтку, затем снова на парковку и отвела слоника в сторону. Дыра немедленно затянулась, и опять в темном номере стало тихо.
   - Та-а-к, - протянула Ника, - значит, действительно все зависит от Лазаря этого. Стоило ему поблизости оказаться и... Слушай, - обратилась она к слонику, - что мы больше всего не любим делать? Мы не любим сидеть в бездействии. А вот не пойти ли нам сейчас, да и не стащить этот могущественный кусок породы, пока есть возможность? Ты же покажешь мне дорогу, да, маленький? И плевала я на все эти слежки-опасности с фонаря... зеленого!
   Ника вскочила и, прихватив ключи, на цыпочках прокралась к двери.
   Коридор был пустынен и тих. Было уже поздно, да и обитатели дворца к ночи скапливались, в основном, на нижних этажах, где располагалось большая часть увеселительных заведений.
   Ника не имела даже теоретического представления, где искать камень, но что-то подсказывало ей, в какой коридор следовало свернуть, а мимо какого пройти. Пестрота и детальность каждого из них сливались перед девочкой в бесконечную разнородную вереницу. Ника остановилась и вдруг поняла, где находится. На четвертом этаже она уже была... и мимо этой комнаты со странными дверьми (раздвижными, наверное) пару раз проходила. А если там кто-нибудь есть?
   Вдруг послышался далекий гул шагов. В тишине коридора он прозвучал особенно отчетливо.
   Ника, в глубине души считавшая себя корифеем игры в прятки в дворцовых коридорах после полученного в Джаз-Банде опыта, заметалась и в конце концов юркнула под стоявшую в углу у стены низкую лавочку.
   Вскоре мимо нее почти бегом проскользнула какая-то фигура, прерывисто дыша и бормоча себе под нос: "Опять!.. Почему всегда так!.. Зачем я только...". Ника высунула нос из-под скамейки и, к своему изумлению, по удаляющейся спине узнала Ирэн. Дочь Первой Дамы была очевидно огорчена... или злилась... или и то, и то другое.
   " Может, это из-за Бенджи? - удивилась Ника. - Они вроде встретиться собирались. Наверное, он ее отшил. Ну и правильно, нечего было..."
   Но что именно "нечего было" Ирэн делать, Ника додумать не успела и быстро убрала голову обратно под лавку. На этот раз стук каблуков был не столь быстрым и более размеренным. Ника услышала, как раздвинулись двери комнаты, туда кто-то вошел, и двери закрылись за ним.
   " Спасибо Рэнни. Если бы не она, застукали бы меня сейчас там, как лису в чужой норе. Ладно, видимо, не судьба, пойду-ка я отсюда поскорее. Эх, все-таки надежда у нас завтра только на гонки".
   Обратно Ника неслась с такой скоростью, как будто от ее возвращения в комнату зависела чья-то жизнь. Добежав, она дернула дверь за ручку и с облегчением выдохнула. Больше всего она боялась, что за время ее отсутствия в комнату кто-то проник, но дверь была надежно заперта.
   - Дуракам везет, душа моя, - заявила самой себе Ника и принялась искать ключи по карманам.
  

Глава 11

  
   Нику разбудили громкие голоса, вещающие что-то на незнакомом темпераментном наречии. Спать после ночной прогулки хотелось ужасно, но при этом донимали раздражение и любопытство. Ника кубарем слетела с кровати, накинула халат и, раздвинув тяжелые шторы, открыла настежь окно.
   Солнце било в глаза, флаги лениво колыхались под еле ощутимым ветерком, только небольшие лужи в тени свидетельствовали о ночном ненастье. Слева от нее располагались два шикарных номера с большими балконами. На одном из балконов стоял импозантный волосатый толстяк, замотанный в простыню наподобие древнего римлянина. Толстяк, облокотившись на перила балкона, активно выяснял что-то у мрачного сухощавого субъекта в чалме, перемежая свою речь раскатистым горловым хохотом.
   Ника высунулась в окно почти по пояс, не зная, как лучше объясниться с соседями.
   - Господа! - форсируя голос, сурово обратилась она к балконам. - А нельзя ли кричать потише?! Окружающие люди могут еще спать, между прочим!!!
   Толстяк обернулся, на его лице отражался весь восторг от теплого солнечного утра; он перешел на высокие обертона и успокаивающе залопотал что-то на своем языке. Извиняющимися жестами "римлянин" пытался показать расстройство по случаю доставленного неудобства своей очаровательной соседке. Ника кивнула и захлопнула окно в надежде, что правильно истолковала жестикуляцию, причмокивания и улыбки толстяка. Она решила попробовать "доспать", прилегла обратно на кровать, но, кинув случайный взгляд на часы, снова резко вскочила и пулей понеслась в ванную.
   Неожиданный стук в дверь раздался в самый неподходящий момент.
   Ника, лихорадочно заматывая мокрую голову полотенцем, выключила воду, выскочила из ванной и глянула в глазок входной двери. За ней было пусто.
   "Обложили, - мелькнуло в мокрой Никиной голове. - Теперь из номера не выйти. А как же? Может, через соседний балкон, раз мы с его хозяином познакомились?" Вдруг под дверь просунулась записка, послышался звук удаляющихся шагов, потом где-то хлопнула дверь.
   Записка была написана неряшливым почерком и непонятными буквами, похожими на многолапых жуков. Ника решилась и чуть-чуть приоткрыла дверь.
   Внизу, под дверью, обнаружилась плетеная корзина с ручкой, перевитой полосатой лентой, полная каких-то ярких красивых плодов, чего-то в шелестящих обертках, а под всем этим обнаружилась небольшая запечатанная бутылка, которую - Ника сразу поняла - без штопора не открывают. Девочка кинула взгляд на дверь соседнего номера, и ей стало неудобно. Но возвращать корзину было невежливо и, поколебавшись, она втащила неожиданный подарок в комнату.
   "А если это меня отравить таким способом хотят? И подселили этих рядом тоже специально... Они, наверняка, шпионы".
   - Ну, меня же никто не заставляет все это пробовать, - по привычке вслух рассудила Ника.
   Тут ее взгляд снова упал на часы.
   Когда, окончательно запыхавшись, Ника влетела в ресторанный зал, где проходил завтрак, она поразилась пустынности столиков. За ними сидели всего несколько человек. "Ох, на сколько же я опоздала?"
   - Доброе утро, дорогая моя, - Ректор подошел сзади, как всегда, неожиданно. - Что-то ты сегодня рановато. Спортсмены наши, думаю, еще видят десятый сон.
   - Как рановато? Мне показалось, уже чуть ли не час дня!
   - Семь, - поправил Ректор, косясь на никину руку. - Семь утра. А если надеть часы не вверх ногами, а как следует, то ты в моей правоте убедишься.
   Пока Ника, краснея от собственной глупости, переодевала часы, Ректор неспешно прошелся по залу и, выбрав столик у окна, пригласил девочку присесть.
   - Ну что, я надеюсь, ночь прошла без происшествий? - кладя салфетку на колени, поинтересовался Ректор.
   - Конечно. Без происшествий, - как можно искренней заверила его Ника. - А вот утро началось весело...
   Ника в подробностях рассказала об утренних событиях, завершив его глубокомысленным выводом о слежке и шпионаже. Ректор слушал с живым интересом.
   - А не помнишь ли ты, каких цветов была лента, которой этот твой подарок перевязали?
   - Полосатая лента. Яркая. Кажется, желтая, оранжевая и между ними синяя полоски... Мэтр, вы чего?
   Ректор неожиданно расхохотался. Люди, появившиеся уже за соседними столиками, стали оглядываться.
   - Ничего, - проговорил он, продолжая смеяться. - Везет же тебе, как я погляжу! Толстяк, говоришь? - поборов новый приступ смеха, Ректор взглянул на Нику. - Судя по всему, моя дорогая, тебе посчастливилось познакомиться с главой посольства Бель-Эппла - крупнейшей колониальной империи на востоке. Да еще и сразу же заслужить его расположение! Я от души тебя поздравляю!
   - Ну вот, а я на него накричала, - сокрушенно призналась Ника, вызвав продолжение веселья.
   - Бель-Эпплцы - страшные патриоты, везде используют свою символику и триколор своего флага, - отсмеявшись, пояснил Ректор. - Но в близкий контакт с ними вступать не советую - еще решат, что ты им симпатизируешь, и заберут к себе в гарем.
   - Я и не собиралась с ними... ну ладно, - прервала себя Ника, заметив, что Ректор опять прячет улыбку. - А вы за вчерашний вечер ничего не разузнали?
   - Узнал, - коротко ответил Ректор, принимаясь за принесенный официантом завтрак.
   - И...- решила уточнить Ника.
   - Нет, от здешней кухни точно не получится похудеть... Что? Ах, да. Я узнал, что с принимающей стороны, то есть со стороны Биг-Корна, в гонках будет принимать участие Мигель Ремирес.
   - И...- все еще не понимала Ника.
   - Да, ты же не в курсе. Я никогда не интересовался гоночным спортом, но имя Мигеля Ремиреса знаю. В свое время он был непобедим, пока не покинул профессиональный спорт несколько лет назад. Он - настоящая легенда. Похоже, этот сюрприз заготовили напоследок.
   - То есть шансов на победу у нас нет?
   - Во всяком случае, они сильно уменьшились за ночь. Кажется, теперь кое-какие планы наших противников мне становятся понятны.
   - И...
   - Они рассчитывают победить, то есть выиграть камень у самих себя. Зачем - вот в чем весь вопрос. Для чего было затевать мероприятие с соревнованиями, если камень все равно должен остаться в Биг-Корне, пока не ясно. Но ты же знаешь, разгадки обычно приходят неожиданно.
   - Или вовсе не приходят, как однажды сказал Кларк, - вздохнула Ника. - Где-то они сейчас с Тэном?
   - О! Хорошо, что ты мне напомнила. Надо будет проверить личную почту, вдруг от них есть какие-нибудь новости.
  
   - Красавец! Нет, ну до чего же хорош! - восхитился Кларк, отступая на пару шагов назад и любуясь проделанной работой.
   - И все-таки не понимаю, почему девчонкой должен быть именно я! - упрямо заявили из-под тюля, свисающего с шляпки.
   - Ну не мне же усы сбривать в честь маскарада! - возразил Кларк. - И потом, почему девчонкой? Вполне себе солидная дама получилась. По крайней мере, в том, что ты - Тэн Дэлис, тебя не заподозрит никто.
   - Я не могу в этом идти на улицу! - Тэн, запакованный в длинное розовое в бордовую мушку платье с кружевами по подолу, неуклюже пробрался к зеркалу, и его глаза засверкали из-за стекол очков нехорошим блеском.
   - Это была твоя идея, - с безопасного расстояния резонно заметил Кларк. - Теперь уже отказываться поздно. Сам предлагал замаскироваться с фантазией.
   - Это не фантазия, это извращение!
   - А, по-моему, мило. Мы с тобой будем красивой парой.
   - Ты хоть на человека похож, а не на...
   - Так. Все, милый дядюшка... вернее, на данный момент, милая тетушка, пора выходить, нам же еще билеты доставать.
   Пока ехали в лифте, Тэн без остановки ворчал себе под нос, так, что прочие пассажиры стали на него поглядывать.
   - Мне надо быть глубоко незаметным, а все на меня так и зыркают!
   - Незаметной. Это потому что ты бубнишь басом. И ходить надо... ну, как-то поплавнее, что ли. Да возьми ты меня под руку, это будет выглядеть естественно... М-да, ну и ловка же ты, тетушка!
   - Я б на тебя посмотрел, - огрызнулся Тэн, выпутывая ногу из оборок.
   С выходом на улицу стало еще сложнее.
   - У меня в толпе этих идиотов - самый идиотский вид.
   - Ты неотразима, тетя. Но если не заткнешься...
   - Ладно, молчу.
   - Слушай, мы едем уже минут сорок, - через какое-то время удивился Кларк. - Причем от центра города. Где ж ваш дворец располагается? На окраине, что ли?
   - Утро просто. Час пик. И ничего мы не долго едем! Наши экипажи быстроходнее ваших!
   - Ага. И длина пробок их скорости пропорциональна.
   - Мог бы ехать на Летучке, если что-то не нравится. Кстати сказать, я во Дворце ни раз не был и не ориентируюсь.
   - Не была, тетушка.
  
  
   Ректор и Ника как раз заканчивали завтрак, когда к их столику подошел, вернее, подковылял Сашка. Вид у него был, словно он всю ночь мучился расстройством желудка.
   - Доброе утро, - поприветствовала его Ника.
   В ответ она получила кривую ухмылку, дескать, я знал, что цинизм бывает изощренным, но чтоб до такой степени!
   - Доброе? Что-то ты, Никель, перепутала, по-моему, - озвучил Бекин свою мысль, с грохотом отодвигая стул и подсаживаясь к столу.
   - Если бы я знала, что ты так будешь бояться, вместо тебя бы поехала!
   - Кто бы тебе дал! - метнул в подругу испепеляющий взгляд Саша. - И ничего я не боюсь, просто мне тяжело от груза ответственности.
   - А гонщик-то наш где? - поинтересовалась Ника. - Он, вроде, обычно рано просыпается. Ты его не видел, Алюминий?
   - Сама ты Алюминий! Не видел. Может, он после...
   Ника сделала ему отчаянный знак - Ректор бы увлечения Бенджи не одобрил.
   - После чего, Александр? - переспросил до того молчавший Ректор. - Ника, не стоит пытаться от меня что-то скрыть. Так после чего?
   - Мэтр, мы не хотим никого закладывать, но...
   - И не заложим, - перебила Бекина Ника. - Мэтр, спросите самого Бенджи, пожалуйста. А то случайно вылетевшее слово и откровенное ябедничество - разные вещи.
   - Все. Я уже понял, ничего не нужно, - Ректор побарабанил пальцами по столу. - А с Бенджамином я насчет этой барышни еще поговорю.
   Ника вздрогнула, Бекин открыл рот и забыл его закрыть.
   - Вы, что, мысли читаете? - выговорил наконец Сашка.
   - Что? Нет, конечно, нет.
   - А как тогда...
   - Это нормально, - тронула Бекина за рукав Ника.
   - Вот что, - оторвавшись от своих мыслей, произнес Ректор. - Ника, дорогая моя, не очень ли тебя затруднит сходить наверх и позвать Бенджамина. Еще немного, и позавтракать он уже не успеет.
   Ника рысью взлетела на третий этаж. Не отказав себе в удовольствии пробежать на полной скорости по пустым коридорам, она вылетела из-за угла и, естественно, врезалась в кого-то, пискнувшего при этом знакомым голосом.
   - Ой! Привет, Рэнни! Извини.
   Ирэн, молча уставившись в пол, прошла мимо нее.
   - Ты чего? - Ника догнала ее и пошла рядом, пытаясь заглянуть в лицо. - Ты, что, расстроилась из-за чего-то?
   Дочка Первой Дамы неожиданно остановилась и с неожиданной яростью выпалила:
   - Представь себе, расстроилась! И не притворяйся, что не знаешь почему!
   - Да я, правда, не знаю!
   - Ну да! - издевательски протянула Ирэн. - Это ты его против меня настроила! Это поэтому он не пришел! Не считай меня идиоткой!
   - Рэнни, подожди! Кто куда не пришел?
   - Бен вчера не пришел вечером, хотя мы с ним твердо договорились! Это все ты! Если уж так завидуешь, то не нужно делать это настолько откровенно!
   - А где сейчас Бенджи, ты знаешь?
   - Тебе лучше знать! - Ирэн презрительно передернула плечами. - Мне абсолютно все равно!
   - И все-таки, леди, хотелось бы прояснить кое-какие вопросы, - резковатый голос Ректора, появившегося за спиной Ирэн, как всегда прозвучал неожиданно. - Если я все правильно понимаю, то Бенджамин должен был вчера вечером с вами встретиться? И не пришел?
   Ирэн, слегка опешив, только кивнула.
   - Последний раз я его видел в одиннадцать. Когда была назначена ваша встреча?
   - Полдвенадцатого, - пролепетала Ирэн.
   - Идемте, - Ректор быстрыми шагами устремился по коридору.
   Ника с Ирэн последовали за ним.
   - Слушай, а кто это? - осторожно спросила Ирэн Нику.
   - Это наставник Бенджи. Он руководитель нашего Фонда Культуры.
   - Ника! Иди сюда. Быстрее! - послышался голос Ректора.
   Девушки прибавили ходу. Ректор стоял перед дверью комнаты Бенджи, скрестив руки на груди и, казалось, глубоко задумался.
   - Посмотри, - бросил он Нике.
   Но она и сама уже увидела, что между косяком и дверью была широкая щель.
   Ника испуганно взглянула на Ректора. Тот просунул в щель носок ботинка и, ногой открыв дверь, прошел внутрь.
   - Следов борьбы нет. Кровать застелена. Окна заперты изнутри, - коротко проговорил он, через некоторое время выходя. - Записки тоже нет. Леди, - обратился он к Ирэн, - вы свободно ориентируетесь во дворце, верно? Обыщите вместе с Никой весь дворец, по возможности, быстро. Мы с Александром осмотрим нижние этажи главного корпуса и будем ждать вас внизу в холле.
  
   Бенджи приоткрыл глаза. Перед ним расплывчатым пятном качалась вывеска "Фото моментальное". Чуть выше крупными красными буквами было написано " ТО, ЧТО НАД...!"
   Бенджи послушно перевел взгляд наверх, но "НАД" надписью виднелись лишь грязные тусклые скаты незнакомых крыш и облупленные стены незнакомых домов. Повернув голову, Бенджи понял, что этого делать не стоило: картинка снова поплыла перед глазами, крыши принялись утекать в небо, буквы размылись. " Ну и не надо", - подумал Бенджи и закрыл глаза. Внезапно его обдало градом холодных брызг - проехавший мимо среп запоздало гнусаво просигналил и скрылся за поворотом.
   Бенджи снова открыл глаза и вдруг понял, что сидит на чем-то мокром. На мостовой, если уточнить, а еще точнее, на мокрой грязной мостовой в каком-то абсолютно неизвестном месте. " Интересно, как я сюда попал? - равнодушно спросил сам себя Бенджи. - И что у меня с головой? И что теперь делать?"
   - Слышь, приятель! Не годится на улице сидеть! - послышался у него над ухом чересчур громкий высокий голос. - Слышь, нет? Ты пьяный, что ли?
   - Нет, - сумел извлечь из себя Бенджи. - Я не пьян.
   - А не пьяный, так вставай да иди домой! - настаивал все тот же голос. - И где ж ты такую одежду-то достал?
   - Простите, я... - Бенджи как можно осторожней поднял гудящую голову и увидел склонившееся над ним круглое девичье лицо с большими карими глазами, вздернутым носом и веснушками. С плеч незнакомки свешивались две толстые рыжие косы, перевязанные полосатыми ленточками.
   - Странный ты какой-то, - заявила она, почесывая курносый нос. - И говоришь странно, и одежда на тебе не наша. Ты кто такой?
   Бенджи, крепко цепляясь за стену, встал сначала на четвереньки, а затем выпрямился. Лицо незнакомки поехало в сторону, улица накренилась, но он решил не обращать на это внимания.
   - Я - иностранец. Иностранный гонщик. Я не знаю, как здесь оказался, но мне нужно попасть во дворец. В королевский дворец, понимаете?
   Незнакомка вдруг отпрыгнула назад на несколько шагов. Ее круглые глаза широко раскрылись и увеличились.
   - Ты что, сыщик?! - напряженно спросила она. - Отвечай быстро и не смей врать!
   - Я не сыщик! Я участник международных соревнований, я же вам объяснил! Сегодня во дворце проходят гонки, мне нужно попасть туда и как можно скорее!
   - Кажись, не врешь, - как будто думая вслух, пробормотала незнакомка. - Но во дворец тебе отсюда попасть будет сложно. Хорошо, если завтра доберешься, и то, если очень повезет.
   Бенджи молча сел обратно на мостовую и закрыл лицо руками.
   Незнакомка вдруг коротко ахнула.
   - У тебя кровь на волосах, ты знаешь?!
   - Леди, я крайне нуждаюсь в помощи, - глухо сказал Бенджи. - Покажите, пожалуйста, в какой стороне дворец.
   - Вежливый какой! Это куда это ты собрался? Ты себя видел? Да ты квартала не пройдешь, как тебя кто-нибудь отловит или сразу пырнет. Пошли-ка, пошли, держись давай.
  
   - Весь дворец обшарили, нигде нет! - доложила Ректору Ника.
   - Я даже в темницы заглянула, меня туда пускают - там нет, - почему-то оправдывающимся тоном произнесла Ирэн, искоса глядя на Нику.
   - Не нашел, - выдохнул подоспевший с другой стороны, запыхавшийся Сашка.
   В лицо Ректора смотреть не хотелось.
   - Мэтр! - самоотверженно рискнула Ника. - Я все понимаю, но как же теперь быть с соревнованиями?
   - Александр, - Ректор пристально посмотрел на Бекина. Тому остро захотелось домой или, на худой конец, под кровать. - Думаю, вы понимаете, что другого выхода у нас нет. Участвовать должны вы. Только вы знакомы с управлением срепом и уже были участником гонок.
   - Бекин, надо, - тихо зашипела Ника.
   - А штурманом тогда кто будет? - растерянно спросил Саша.
   - Может быть, мне попробовать? - неожиданно предложила Ирэн. - Я же вчера ездила с Беном.
   - Вы - гражданка другого государства, вам нельзя. И тебе, Ника, тоже... потому что нельзя, - ответил на незаданный вопрос Ники Ректор.
   - Замечательно! Я - представительница другого мира - участвовать не могу, а Бекин - представитель того же мира - может! Где логика? - возмутилась Ника.
   - Логика в том, что меня не жалко, - проворчал Сашка.
   - Вот что, леди... Ирэн? Если вы хотите хоть чем-нибудь помочь, бегите на кухню и разыщите там старшего пекаря. Его зовут Консейль. Скажите ему, что он срочно нужен магистру. Он поймет. Александр, идите и готовьтесь, ждите, скоро я пришлю вам штурмана.
   - Полагаете, Консейль справится? - уточнила Ника.
   - Должен справиться. Хотя бы на чувстве долга и преданности.
   - Но вы же понимаете, что Сашка вряд ли победит!
   - Этого никто не знает, дорогая моя. Никто не знает, как судьба распорядится. Но, во всяком случае, отступать я не собираюсь.
   - Мэтр Рун, а как вы думаете, где сейчас Бенджи?
   - Я предпочитаю пока не думать об этом вовсе, - не сразу отозвался Ректор, - хоть и не получается. Так что оставим пока что эту тему, хорошо?
   Ника понимающе кивнула, хотя у нее на душе тоже скребли приличных размеров кошки.
  
  
   - Все, - встал Тэн, придерживая длинный подол. - Приехали. Вон он, Дворец, видишь?
   - Это та коробочка на горизонте?
   - Нет, левее.
   - А-а, - Кларк сдвинул чуть назад мешающую ему шляпу вместе с капюшоном. - Да уж, неплохой домик. Ничего общего с нашим, правда, но... А столпотворение вон там - это, я так понимаю, очередь к кассам? Ясно. Или пройдем "зайцами", или можно ехать обратно.
   - Ну да! Еще чего! - гордо задрал нос Тэн и шустро залавировал между срепами на парковке по направлению к очереди.
   Кларк остановился, чтобы рассмотреть Дворец. Тот действительно не имел ничего общего с аккуратными четырех - пятиэтажными зданиями Дирижерской Ассамблеи. Со стороны казалось, будто строили его несколько архитекторов, в разные эпохи и с диаметрально противоположными вкусами. Вполне средневековая бугристая кладка перемежалась кирпичами, иногда и панелями. К последним иногда были приделаны мелкие башенки с черепичными крышами. Множество дополнительных пристроек и многоэтажность привносили в конструкцию Дворца еще больше сумбура и делали его похожим на огромный муравейник.
   - Представляю, как там внутри весело, - пробормотал Кларк и последовал за Тэном, стараясь не упустить из виду розовое платье.
   Оно к тому моменту уже ввинтилось в толпу, то пропадало, то появлялось снова.
   Кларк заработал локтями, пытаясь пробиться к кассам, но его оттерли и основательно прошлись по ногам.
   - Где тебя носит! - вдруг сбоку зашипел из-под чьей-то руки Тэн. - Выбирайся к входу, к зеленой стрелке, видишь? Да понимаю я, что тебя зажали... племянничек. Хватит препираться с родной тетушкой!
   Оставив в толпе почти все пуговицы и приличный клок своего маскарадного плаща, Кларк вынырнул наконец у входа.
   - Проходи, - скомандовал Тэн, предъявляя билеты и даря лучезарной улыбкой охрану.
   Пройдя за ограждение, Кларк ухватил Тэна за локоть и оттащил в сторону.
   - Откуда билеты?
   - В кармане нашел, - безмятежно ответил Тэн, пытаясь приладить на место оторванную оборку с подола платья. - Ну что ты на меня смотришь, как тот коп? В чьем-то кармане. Там еще шоколадка была, хочешь? Да ты не волнуйся, я за них заплатил. Положил вместо билетов в тот же карман деньги, вот и все!
   - И никто не заметил? Как ты это делаешь?!
   - Я тебе даже больше, если хочешь, покажу, - Тэн порылся в оборках своего пышного платья и извлек оттуда любимую трубку Кларка.
   Тот инстинктивно схватился за карман. Тэн захихикал.
   - Да, с тобой нужен глаз да глаз, - подозрительно, но не без уважения протянул Кларк, забирая свое имущество. - А зачем тебе сдалась моя трубка? Ты же не куришь.
   - Чтоб твое лицо увидеть, когда пропажу обнаружишь, - продолжал потешаться Тэн. - Не стоит так нервничать!
  
  
   Консейль, чей цилиндр висел на одном ухе от свалившейся на его хозяина ответственности, поняв наконец свою задачу, удалился вместе с Бекиным.
   - Мэтр, а мы? - поинтересовалась Ника.
   - А мы в качестве части команды пойдем на трибуны.
   - Скажите, вы, правда, считаете, что у Сашки есть шанс? Он же не сможет победить! Тем более этого местного Шумахера?
   - Кого?
   - Ну, Родригеса...
   - Ремиреса, хочешь сказать? Знаешь, дорогая моя, чаще всего неприятные сюрпризы возникают там, где их меньше всего ожидаешь. Может быть, и Ремирес сегодня не слишком приятный сюрприз принесет Биг-Корну...
   - Хотелось бы верить! Простите, мэтр, а можно еще один вопрос задать? Есть ли у нас план на случай поражения? То есть что будет, если мы не выиграем камень?
   - Я думал об этом. Но тебе думать не советую. Или у тебя предчувствие?
   - Нет. Никаких. Даже странно.
   - Это хорошо, - подумав, проговорил Ректор.

Глава 12

  
   Трибуны были пристроены прямо к зданию дворца таким образом, чтобы от ворот и пропускного пункта человек, минуя вход в сам дворец, мог попасть непосредственно на трибуны. Трасса была устроена в виде затейливого лабиринта, карты которого выдавались только штурманам.
   Ника специально поднялась на самый верх трибун, попыталась разглядеть маршрут трассы, но тут же поняла, что придется довольствоваться видом старта и финиша и комментаторской трансляцией происходящего. Тем временем и зрителей, и болельщиков прибывало. Ника поспешила вернуться на занятые ими с мэтром места, чтобы не потеряться.
   Шумное людское многоголосье, говорящее на смеси понятных и не слишком понятных языков, постепенно превращалось в оживленную какофонию. Кроме того, возникало ощущение, что ты находишься на демонстрации мод из различных уголков гостеприимной реальности. Ника не успевала вертеться, чтобы разглядеть подмеченных ею экзотических личностей. Глаза попросту разбегались. Вот прошел и грузно плюхнулся на свое место какой-то необъятный человек с длиннющей седой бородой в декоративной кольчуге, кожаном грубом жилете и стоптанных кроссовках. Вот спустились вниз по лестнице в другом секторе сразу несколько человек, чем-то похожих друг на друга, в знакомых Нике деловых костюмах, но с огромными цветными развесистыми головными уборами. Мелькнула группа в тюрбанах и в чем-то, напоминающем сари.
   Ректор по мере прибытия публики несколько оживился и время от времени комментировал тех или иных новоприбывших.
   - Вон делегация из Бокардии, - обратил он внимание Ники на загорелых, спортивного вида людей, вроде отдыхающих элитного санатория. - А это - посол Раздирака, Аристофан Савойский. Пренеприятнейший тип, должен тебе сказать.
   - Который в соломенной шляпе, длинноносый такой?
   - Да, он. О, а вот и любимая тобой держава Бель-Эппл пожаловала. Это ведь ты с ними знакомилась?
   - С ними, - кивнула Ника. Она узнала своего соседа, разодевшегося в шелковое кимоно с крупными цветами и нацепившего на нос темные очки-стрекозу.
   - Представители Лунолии, - продолжил перекличку Ректор, обращая внимание Ники на рассаживающихся на самом верхнем ряду людей, словно сошедших со средневековой картинки: лучники, воины. Оружия при них не было, но было очевидно, что это - лишь дань международным спортивным традициям.
   - Ага, вон, видишь, правый от нас сектор с другого края? Посередине?
   - С голубым флагом?
   - Да. Это дипломаты из Бриз-Ланда. Остров, с нами - через пролив. Об их внешнеполитической тактике говорить не буду, а вот люди у них в посольстве - крайне приятные. Хорошо бы, конечно, пойти поздороваться, но сейчас не тот момент...
   - Чрезвычайно рад вас здесь видеть, Рун! - вдруг кто-то окликнул Ректора сзади приятным баритоном.
   Тот обрадованно обернулся.
   - Шай! Радость абсолютно взаимна! Ника позволь тебя познакомить. Это - Шайнин Хлой. Премьер-министр раскаленного государства Жеридан, - представил Ректор, пожимая руку невысокому человеку лет тридцати с пышной каштановой шевелюрой и, как определила для себя Ника, явно восточными чертами лица.
   - А где же ваши послы? - поинтересовался Шайнин, пожимая руку Нике.
   - Это - отдельная история. Рассказ о ней не терпит суеты. Шай, послушайте, наша встреча крайне удачна и мне очень хотелось бы пообщаться с вами наедине.
   - Полагаю, после соревнований мы сможем найти время...
   - ... да, конечно. Видите ли, мне может понадобиться ваша помощь. И, возможно, очень скоро.
   Премьер-министр разом посерьезнел... - Я буду рад, если смогу оказать вам услугу. Расскажите мне прямо сейчас. В шуме обычно каждый говорит сам, поэтому не прислушивается к отдельным голосам - мы можем разговаривать спокойно.
   Ника решила не мешать.
   - Я вас ненадолго покину, - сказала она.
   Запомнив сектор, ряд и место, Ника стала пробираться по боковым проходам. "Надо найти Бекина, - подумала она, - Хоть как-то ободрить его перед стартом. А то он со страху такого напороть может!"
   " Он и так напорет, - назойливым зудом включился внутренний голос, - А вот кто-то вчера кричал, что сидеть в бездействии не может. Так пойди и сделай что-нибудь сама!"
   "Что"? - заинтересовалась Ника.
   " Ну, доведи до конца то, что начала ночью! Пойди и стащи этот треклятый камень, пока его из той комнаты не забрали. Все будут заняты, никто ничего и не заметит до церемонии награждения! А зато вы точно достигнете результата".
   Ника о процессе воровства знала чисто теоретически и в основном из художественной литературы. "А это и не воровство вовсе! - убеждала она сама себя, стараясь как можно незаметней проскочить во дворец. - Лазаря сначала украли у нас. Так что я просто возвращу вещь ее законным обладателям. Это даже благородно". Чем выше по лестницам она поднималась, тем меньше навстречу попадалось придворных с взволнованными лицами и тем неуютнее становилось ей самой. "Восхитительно! Ну, заберешь ты камень и куда его денешь? - продолжала корить себя Ника, двигаясь в направлении заветной двери. - А с другой стороны, если мы его открыто не выиграем, то у нас будут еще хуже проблемы. Хотя у мэтра, вроде, есть какой-то план, но... Все, пришли".
   В коридоре было тихо, только из приоткрытого окна доносился гомон трибун. Ника тщательно огляделась и достала из кармана своего слоника. Но стоило ей поднести руку к дверям, как те сами гостеприимно разъехались в разные стороны, словно двери супермаркета на далеко родине.
   - Какой сервис! - покачала головой Ника, прошла внутрь и вздрогнула: двери тут же сомкнулись у нее за спиной.
   - От души надеюсь, что здесь никого нет, - пробормотала девочка вслух. - Раньше надо было думать, душа моя! - пожурила она себя. - Никто тебя сюда силой не гнал. Ну и что ты встала?! Пришла, так ищи.
   Ника решила, что логичнее всего было бы начать с письменного стола, который обнаружился в одной из прекрасно, хоть и несколько помпезно, обставленных комнат.
   - Это уже превращается в мое хобби, - пропыхтела Ника, выдвигая тяжелый ящик и ставя его на пол. - Эх, перчатки надо было захватить!
   Подумав, она сбегала в огромную мраморную с золотом ванную комнату, взяла одно из полотенец и, обмотав им руку, принялась перекладывать бумаги.
   - Нет, я так буду искать до завтра! Слушай, малыш, - обратилась она к лежащему на столе слонику, - ты бы мне хоть показал: горячо-холодно?
   Слоник неожиданно мигнул желтоватым светом и вновь погас.
   - Это значит, я правильно ищу, да? - Ника извлекла на поверхность тонкую пачку больших белых конвертов. Разглядывая конверты, девочка обнаружила, что на штемпелях в углах каждого из конвертов была кругом написано: Джаз-Банд. Главпочтамт.
   И вдруг взгляд Ники наткнулся на графу получателя - дышать стало затруднительно - Леди Грэнальда Смит. Ника, отбросив полотенце, вытащила из первого конверта сложенный пополам лист. Заголовок гласил: "Отчет о выполнении сверхсекретного задания N 1517". Нике достаточно было пробежать глазами пару абзацев, чтобы понять, о каком задании в отчете шла речь.
   Она аккуратно сложила лист, убрала его обратно в конверт и села на пол.
   - Да уж! Это я удачно зашла. Лучших доказательств причастности к похищению камня Биг-Корна и не придумаешь! Осталось найти сам Лазарь.
   Ника услышала легкое жужжание, донесшееся со стола.
   Слоник перестал вибрировать и мигал, как сигнальная лампочка.
   - Что такое? Мне что, не надо искать Лазаря?
   Слоник погас.
   - Его здесь уже нет? Ясно. Значит, пора уходить. У нас на руках теперь такие козыри, что исход гонок ни на что не сможет повлиять. Вот мэтр обрадуется!
   Ника отложила нужные конверты в сторону, собрала все остальное обратно в ящик и задвинула его. Затем вернула в ванную полотенце.
   - А вот интересно, почему такую документацию не уничтожили, а хранили в ящике стола, который даже не запирается?
   Ника спрятала конверты под футболку и пошла обратно к дверям. Она протянула к ним руку, но те и не думали раздвигаться. Ника поднесла к ним слоника и описала его хоботом
   полукруг. Слоник вдруг снова завибрировал и начал стремительно нагреваться, светясь нездоровым зеленоватым светом.
   Ника отступила, быстро спрятав слоника в карман. Она уже поняла, почему документы не были заперты.
  
  
   - Но я не понимаю, куда они могли деться?! - нервно рылся по карманам Шарль. На подходе к пропускному пункту выяснилось, что билеты, быстро и удачно приобретенные братьями, испарились, словно их и не было.
   - Выпали, наверное, из кармана. В этой толкучке и немудрено, - утешал его Гифри. - Подожди, мысль есть. У тебя удостоверение с собой? Офицер! - обратился он к охраннику, досматривающему проходящих в пропускную вертушку. - Охране главного приза нужно проходить здесь или через черный ход?
   Офицер с некоторой подозрительностью всмотрелся в его удостоверение, столь же тщательно обследовал корочки Шарля и кивнул: " Можете пройти здесь".
   - Вот и все, - отряхнул руки Гифри, пройдя за вертушку.
   - Слушай, я деньги нашел, - вдруг изумился Шарль.
   - Мы богаты? - меланхолично поинтересовался Гифри.
   - Да нет! Тут ровно столько, сколько билеты стоили. Слушай, ты точно помнишь, что мы их вообще покупали?
   - С ума-то не сходи! - Гифри постучал себе по лбу костяшками пальцев.
   Шарль, недоверчиво качая головой, вслед за братом пошел в сторону трибун.
  
   - Где ты успел все это достать? - спросил Кларк.
   - Успела, племянничек! Неужели ты уже забыл? - усмехнулся Тэн, присаживаясь рядом с Кларком и сваливая ему на колени несколько свистков, вертушек и пакетик с чем-то хрустящим - все цветов флага Биг-Корна.
   - Что это за хлам?
   - А ты как болеть собирался? - как само собой разумеющееся переспросил Тэн, стягивая свою розовую шляпку и надевая поверх парика огромный цилиндр с желто-красно-синим триколором.
   - Я, чтоб ты знал, за своих болеть собираюсь!
   - Ну, так и я за своих, - пожал плечами Тэн.
   - Ты, что - за Биг-Корн?
   - Извини, друг! Патриотизм - страшная сила, я в этом глубоко уверен. Угощайся, - Тэн вскрыл один из пакетиков и протянул его Кларку.
   - Спасибо! Предатель, - буркнул Кларк, беря пакетик.
   - Леди! - Тэна аккуратно тронули за плечо. - Вы не могли бы снять свой головной убор? Ничего не видно.
   Тот оглянулся, вытаращил глаза, затем лихорадочно вцепился в руку Кларка и горячо зашептал:
   - Это катастрофа! Забери меня отсюда! Скорее забери! Сделай что-нибудь! Если меня вычислят здесь, мне конец!
   - Ого! Ну-ка без истерики, - проговорил Кларк, косясь на задний ряд. - Это ж надо было! Хорошо же мы места подгадали. Ладно. Спокойно.
   - Что спокойно?! - в панике трясся Тэн. - Они ж никогда нам не простят, что мы их ключ от квартиры увели! И заложат своему начальнику - зверю этому! Ты не знаешь, что он в ярости творит!
   - Да подожди ты! Видишь, гонщики выходят на старт. - Кларк присматривался к одевающим шлемы спортсменам. - Так. Я чего-то, видимо, не понимаю... - пробормотал он. - Александра я нашего вижу. А Бенджи где? И что это за тип...
   Желто-красно-синие трибуны неожиданно взорвались восторженными криками и аплодисментами. На трассу вышел какой-то сухощавый, смуглый, курчавый человек с тонкими усиками.
   - Ничего себе! - завопил Тэн, мигом забыв о сидящих позади Шарле и Гифри, которые тоже восхищенно смотрели на трассу. - Сам Мигель Ремирес!
   - Это вон тот кофейный парень? Ну и что? - не понял Кларк.
   - Его можно награждать заранее! Уже понятно, кто победит!
   - Такой мастер? - Кларк призадумался.
   - Круче его никого нет! - с гордостью подтвердил Тэн.
   - Чудно. Тогда, милая тетушка, для тебя есть работа. Раз в жизни твои... гхм... способности употребим на благое дело.
   - Это ты в каком смысле? - Тэн отвлекся от созерцания трассы.
   - В том, что ты сейчас пойдешь и заберешь главный приз в-о-о н с той трибуны.
   Очки Тэна слетели на кончик носа, а парик слегка встал дыбом.
   - Ты соображаешь?! Как я это сделаю?!!!!!!!!
   - Как обычно. Ты у нас тоже великий мастер в своем роде. В общем, так. Или ты приносишь этот чертов камень сюда, или я сейчас оборачиваюсь и открываю душу молодым людям сзади. Выбирай.
   На Тэна было жалко смотреть.
   - А гонка как же?!
   - Трансляцию увидишь, - отрезал неумолимый Кларк. - Тем более, тебе и так понятно, кто победит. Дуй, быстро. И если камня не будет к концу соревнований...
   Тэна уже сдуло.
  
  
   - Это тебе глубоко повезло, что ты на меня попал! - объясняла словоохотливая незнакомка, ведя Бенджи по темным узким извилистым коридорам какого-то здания. - Твое счастье, что еще рано. А то у нас народ приезжих не любит, тем более подозрительных.
   - Неужели я такой подозрительный? Погодите, как вы сказали? Глубоко повезло? Знакомая формулировка. Только вот не помню откуда. Вы мне вообще кого-то напоминаете, леди, но кого...
   - А что ты мне выкаешь-то? - рассмеялась незнакомка. - Я тебе кто, начальник?
   - Ах, ты уже здесь! - из арки выплыла пышная женская фигура, держащая блокнотик с карандашом, - Сегодня все девчонки проспали, похоже, а в зале уже пара клиентов. Колобок ругается.
   - Пусть ругается, - отмахнулась рыжая незнакомка. - А этих клуш давно пора на полставки переводить.
   - А это еще кто? - фигура ткнула в сторону Бенджи карандашиком. - Ты же знаешь, к нам водить всяких там... нельзя.
   - Но ты же не скажешь Колобку, правда? А завтра можешь на работу не приходить. Я один раз всего!
   - Если только один, - смилостивилась фигура, услышав про "не приходить на работу".
   - Ну вот, принесла нелегкая! Это наша администраторша была, мне теперь из-за тебя завтра вместо нее вертеться. Подобрала на свою голову.
   - А я не просил меня подбирать! - оскорбился Бенджи, нащупывая в полутьме перила. - Куда ты меня завела вообще?
   - Ишь, гордый какой! - фыркнула рыжая незнакомка. - В трактир я тебя привела. Работаю я тут. Заходи сюда, давай.
   Она открыла боковую дверь, за которой оказалась маленькая комнатушка со скошенным потолком.
   - Так, побудешь пока здесь. Ванная вон там, приводи себя в порядок. Но отсюда ни ногой. А я пока спущусь вниз, а то и впрямь Колобок перенервничает.
   - Подожди, а как тебя зовут?
   - Дина! - дверь захлопнулась.
   Бенджи, основной мечтой которого было добраться до дивана, стоящего тут же у стены, случайно кинул взгляд в пыльное, косо висящее зеркало и присвистнул.
   Вид у него и впрямь был жалкий: костюм грязный, насквозь мокрый, без единой пуговицы и местами изорван, лицо тоже в грязных потеках, волосы всклокочены. А тут и предметы перед глазами снова принялись растекаться, голова загудела.
   Ванная, которая обнаружилась за узкой неприметной дверкой, была не многим просторнее среднего лифта, но это все равно было лучше, чем ничего. В углу, среди сваленных полотенец и тряпья удалось откопать махровый халат, который хоть и был необъятных размеров, оказался довольно уютным. Бенджи закутался в него и рухнул на диван. Из маленького окошка в скате крыши на пол падал ровный прямоугольник света, где-то тикали невидимые ходики.
   " Мэтр меня убьет", - расслабленно подумал Бенджи и в ту же секунду уснул.
  
  
  
  

Глава 13

  
   Ректор, попрощавшись с Шайнином, сидел среди трибунного гвалта, наблюдал за последними приготовлениями гонщиков к старту и одновременно обдумывал сложившуюся ситуацию.
   В обоих случаях - и при победе, и при поражении на соревнованиях - кампанию можно было считать удачной. Лазарь все равно отправится в Джаз-Банд, разница лишь в большем или меньшем привлечении к этому общественности. Шай должен помочь.
   Но вот для разоблачения истинных виновников похищения камня маловато доказательств. Насчет этого надо будет еще подумать.
   Главная проблема, конечно, Бенджамин. И пока решения этой проблемы не видно. Хочется надеяться, что он по крайней мере... нет, об этом даже думать нельзя.
   А тем временем тремя секторами ниже, на месте для почетных персон леди Смит, плотно, до рези, прижав к глазам бинокль, высматривала кого-то на трассе. Королева, сидевшая рядом в огромном дутом цилиндре цветов флага Биг-Корна, закончила повязывать на шею собачки шарфик той же расцветки, удовлетворилась результатом и повернулась к Первой даме.
   - Леди Грэнни, я тоже хочу посмотреть, - капризно заявила она.
   - Ваш бинокль у офицера охраны слева от вас, Ваше Величество, - механически ответила леди Смит, не отрываясь от трассы. Неожиданно она быстро опустила бинокль, и ее глаза из серых сделались карими. " Этого не может быть. Где они могли достать другого гонщика... Или те кретины все перепутали?"
   - Начинается, леди Грэнни, начинается! - Королева подпрыгивала на месте от нетерпения.
   " В любом случае Мигеля Ремиреса победить не просто, тем более какому-то неведомому любителю", - успокоила себя, как могла, леди Смит, внешне оставаясь абсолютно бесстрастной.
   Бодрый голос комментатора прервал гвалт и гомон трибун.
   Срепы стояли в один ряд. Сбоку от трассы вышел человек с большим клетчатым флагом. Трибуны замерли. Человек медленным отточенным движением поднял флаг и резко опустил.
   Срепы сорвались с места.
   " Пять кругов, - прикинул про себя Ректор. - Пять кругов по запутанному маршруту... А куда Ника запропастилась?"
  
   " Главное - оторваться в самый первый момент", - думал Сашка. Сил бояться к моменту старта уже не было, на смену страху пришло что-то вроде равнодушия. "Надо победить. Надо, значит, победим. Что я сам Бену говорил? Вот мне тоже не будет мешать всякая теория, которую им всем в голову вбивают их тренеры... ну все... поехали".
   Сашка нажал кнопку газа почти до упора - среп скакнул вперед. Рядом уставился в карту штурман. Первые моменты среп двигался скачками, как кенгуру, затем Бекин приноровился к управлению и вести стал увереннее.
   Впереди было уже довольно много экипажей. Сашка принялся набирать скорость и вдруг заметил, что на пульте перед ним мелькает стрелка "направо". Поворот!
   Бекин судорожно надавил на тормоз - зад срепа со скрипом занесло, и, чудом не коснувшись бордюра, он все же вписался в поворот. Сзади послышался какой-то треск и скрежет.
   Тем временем комментатор, внезапно подбавив в голос напряженных ноток, сообщил: " В это трудно поверить, но Антонио Маруччи, участник из Трамонтании, и Эль-Хад-Мукалла, представляющий Бель-Эппл, сошли с дистанции на первом же круге. Вероятно, их сбил обманный маневр Бенджамина Люра, спортсмена из Джаз-Банда. Первую позицию на данный момент занимает любимый всеми Мигель Ремирес..."
   Не дослушав комментарий, большая часть трибун взорвалась аплодисментами.
   "Значит, Бенджи все-таки здесь? Наверное, я его проглядел", - обрадованно подумал Кларк.
  
   Только потом Сашка понял, что, судя по всему, поступал он с точностью до противоположного правилам вождения: разгонялся, где не следовало, тормозил в неподходящий момент - словом, вел себя, как средней руки самоуверенный троечник.
   Сумбур на трассе от этого все прибавлялся. Кроме того, Консейль в какой-то момент просто забыл включить стрелку на поворот, и Бекин на полной скорости чуть не влетел в барьер. Пришлось снова тормозить, сдавать назад, перекрыв движение остальным гонщикам - комментатор тут же назвал это "особой тактикой, впервые использующейся на соревнованиях".
   Тем не менее, к Сашкиному удивлению и гордости, обгонять временами удавалось. Особенно когда на прямых отрезках он дожимал кнопку газа до основания, доставая впереди идущих, и пытался маневрировать. Таким способом к третьему кругу удалось обойти большинство соперников и трех (по чистой случайности) довести до аварии. Вскоре трибуны при упоминании комментатором Джаз-Банда уже притихали.
   К концу третьего круга у срепа гонщика из Лунолии на полной скорости отлетело правое заднее колесо, попало в лобовое стекло идущего следом за ним спортсмена из Раздирака, тот потерял управление и следом за предшественником врезался в заграждения, едва не перегородив трассу.
   Ректор не удержался и послал ехидный взгляд Аристофану Савойскому.
  
  
   "Для таких случаев, наверное, пригождается поза лотоса. Посидишь, сосредоточишься и придумаешь что-нибудь", - мрачно думала Ника, сидя "по-школьному" (то есть на полу, обхватив руками колени и опершись спиной вместо стены на шкаф) в прихожей роскошных апартаментов Леди Смит, возле злополучных дверей. Сидела она так уже давно, но в комнаты идти почему-то не хотелось.
   Нет, ну надо же было так глупо попасться! И ведь теперь меня здесь искать никто не додумается, остается ждать хозяйку. Значит, нужно придумать какое-нибудь правдивое объяснение. Скажем, искала Ирэн, думала, что она здесь, двери открылись, вошла - закрылись - и все... Нет, если эта Леди спросит дочурку, та меня мигом заложит - она же на меня злится из-за Бенджи, хотя я тут и не при чем! А если еще пропажу конвертов обнаружат - меня вообще арестуют за попытку грабежа. Ну что ж, во всяком случае ясно, что вор из меня никудышный. Будем знать на будущее.
   Тут Ника насторожилась: в пустом коридоре отчетливо слышались чьи-то гулкие торопливо приближающиеся шаги. "Может, это и не сюда, но спрятаться не помешает". Девочка едва успела забраться все в тот же стенной шкаф и закрыть изнутри створки, оставив узенькую щель, как треклятые двери разъехались, и в них показалась чья-то объемистая фигура. Человек, не заходя, с порога точно так же, как до этого Ника, кинул взгляд направо и налево, удостоверился, что никого нет. Затем скрылся из глаз, двери снова сомкнулись. А Ника позволила себе выдохнуть, она узнала этого человека и успела трижды похвалить себя за то, что так предусмотрительно спряталась. Тем временем полный, среднего роста человек в светлом пиджаке принес из коридора низкую банкетку, ту самую, под которой еще нынешней ночью Ника пряталась, и установил лавочку в проеме открывшихся дверей, зафиксировав их. Затем он протиснулся в образовавшийся проход и, постояв чуть-чуть (Ника в шкафу перестала дышать), прошел в комнаты. Удостоверившись, что он скрылся, Ника, стараясь действовать как можно бесшумнее, вылезла из шкафа, прокралась по мягкому ковру к выходу, проскользнула между створками, аккуратно взялась за банкетку и, ликуя про себя, вытащила ее в коридор. Створки мягко сомкнулись. "И посмотрю я теперь, как он оттуда выберется!" - торжествовала Ника, летя в сторону своего номера, чтобы припрятать добычу.
  
  
   На четвертом кругу обозначилась тройка лидеров: первым шел Мигель Ремирес ( трибуны ликуют), за ним - гонщик из Бокардии - Вильям Шекс, третьим - Халько Перит из Бриз-Ланда.
   Сашка, с большим отрывом следовавший четвертым, увидев перед собой пустое пространство, решил, что теперь есть где разгуляться, и, к ужасу собственного штурмана, довел скорость до максимально возможной. Бекин уже начал входить во вкус, когда перед ним снова замаячил чей-то среп. " Разъездились тут!" - раздраженно подумал Сашка, прикидывая, как бы пойти на обгон.
   " Среп N 22 из Джаз-Банда стремительно сокращает отрыв и вступает в схватку за третье место! На первом же месте по-прежнему звезда сегодняшних соревнований - Мигель Ремирес!" - комментатор разливался соловьем. Трибуны с голубыми флагами Бриз-Ланда, услышав о схватке, очевидно напряглись.
   Сашке не понравилось, когда неизвестный среп принялся прижимать его к барьеру, не давая себя обогнать. "Сам напросился", - подумал Бекин и отстал, затем нацелился противнику точно в хвост и дал по газам. Иностранный гонщик, чтобы избежать столкновения, тоже прибавил скорость. Бекин вышел у него из тыла и быстро, пока его не успели прижать, проскочил вперед.
   "Джаз-Банд вырывается на третье место", - несколько неуверенно отметил комментатор. Далее последовало сообщение о том, что "среп N 17 из Бокардии пытается настигнуть Мигеля Ремиреса, стабильно занимающего первые места на протяжении последних семи лет...".
   Ее величество Маха XI изволила дунуть в свисток, отчего собачка у нее на руках залилась ожесточенным лаем и принялась вырываться. Леди Смит брезгливо незаметно отодвинулась в сторону. Сообщения об успехах джаз-бандского гонщика начинали по-настоящему волновать ее.
   Сашка был на середине пятого круга, когда заметил впереди два срепа, которые шли один за другим практически без отрыва.
   "Интересно, если я их обгоню, то стану победителем или там впереди еще кто-то есть?" - подумал Бекин и решил уже идти на сближение, когда понял, что к двум срепам лучше не соваться - те шли на высочайшей скорости, впритирку друг к другу, не пропуская противника вперед ни на полкорпуса. "Черт! Как же обойти?" - забеспокоился Сашка. Единственным спасением была финишная прямая, она шире, а те двое так друг другом увлечены, может, удастся прорваться.
   Финишная прямая выскочила под колеса неожиданно. Сашка старался выжать из уже начинавшего тарахтеть срепа все силы, приближаясь к соперникам.
   Трибуны стояли, вглядываясь в трассу. Скандировали: " Ми-гель!", прыгали на месте, размахивая флагами, транспарантами. Неистовствовали и бокардийские болельщики.
   Комментатор охрип, но из-за шума его и так не было слышно.
   Ректор не отрывал глаз от темной точки, летящей вдоль правой стороны трассы.
   Мигель Ремирес, стремясь отделаться от назойливого бокардийца, откровенно принялся прижимать его к борту. Крыло срепа N 17 заскрежетало по барьеру, высекая искры.
   И в этот момент Сашка вдавил кнопку газа так, что пальцу стало больно. Консейль рядом, похоже, даже не дышал. Они пронеслись мимо соперников, которые, казалось, не успели опомниться.
   Трибуны ахнули. Сиплый комментатор успел вставить свое слово: " Это невероятно, но на последнем отрезке трассы среп N 22 из Джаз-Банда выходит на первое место! Это просто фантастика!"
   - Джаз-Банд! - не выдержав, завопил Кларк. Трибуны опомнились от неожиданности - крик подхватили, и вот где-то уже принялись скандировать: " Джаз-Банд!"
   Лицо Первой дамы словно окаменело. Королева от азарта вскочила с места - следом синхронно встал весь сектор, занимаемый придворными.
   Летя мимо взрывающихся овациями трибун, Сашка видел финишную черту, видел человека с флагом возле нее.
   Мигель Ремирес и Вильям Шекс теперь стремились нагнать упущенное. Наконец передние колеса срепа N 22 пересекли финишную черту.
   Трибуны рассыпались в рукоплесканиях. В Бекина полетели букеты цветов, а тот вдруг понял, что дышать в шлеме категорически нечем.
   Финиш пересек Мигель Ремирес. Следующим бокардиец.
   Сашка с трудом нашарил под горлом застежку шлема, стащил его и принялся тереть глаза. Происходящее доходило до него с трудом. Он выиграл, кажется... Выиграл... Значит скоро домой. Это хорошо. Какой-то букет метко угодил Бекину по макушке. Трибуны сливались в пестрое, шумное месиво. Все кричат... Зачем кричат? Сашка даже попытался сделать некий умиротворяющий знак: успокойтесь, мол. Восторженный рев усилился. Соперники Бекина, так же освободившиеся от своих шлемов, подошли поприветствовать победителя. " Надо же, как они запылились, - неожиданно для себя удивился Сашка. - Все лица грязные, интересно, у меня то же самое?" Его потянули за рукав, Бекин противиться не стал - таким равнодушным он себя не чувствовал давно.
   Кларк в это самое время, сорвав голос и забыв о конспирации, пребывал в абсолютной эйфории. " Знай наших! - ликовал он в душе. - Непобедим их кофейный парень, видите ли, а этот патриот может теперь съесть свои очки!" Внезапно Кларк замер, и счастливая улыбка медленно сползла с его лица. Он перевел взгляд на далекую трибуну, где должен был лежать вожделенный Главный приз, затем вниз на трассу, куда продолжали подъезжать гонщики, затем снова на трибуну, сел и задумался.
  
   - Леди Грэнни, вы были совершенно правы, как всегда! - Королева ликовала. - Эта затея замечательно рассеивает скуку! Надо бы устраивать подобные мероприятия чаще, что вы скажете?
   - Я скажу, что не разделяю вашей радости, Ваше Величество, - сдержанно ответила леди Смит, погруженная до этого в мрачную задумчивость. - Подумайте, чем обернулась наша забава! Мы проиграли, и ваш любимый камень теперь уедет обратно в Джаз-Банд.
   Королева очевидно огорчилась, нижняя губа у нее капризно оттопырилась, как у обиженного ребенка.
   - А что же теперь делать? - растерянно спросила Маха.
   - Я даже не знаю, что можно исправить, - Первая дама развела руками.
   - Но... леди Грэнни, я так не хочу! - Королева запротестовала. - Этот камень... он такой красивый! Наверное, его не нужно было делать призом! Леди Грэнни, ну отмените, ну...
   - Ну что же я могу отменить! В конце концов, это ведь вы сами разрешили участвовать команде из Джаз-Банда.
   - Да? Но я же не знала, что они возьмут и победят! Ну, леди Грэнни!
   - Что ж... вероятно, сделать уже ничего нельзя, хотя...
   - Хотя? - с надеждой переспросила Королева, заглядывая в лицо Первой даме.
   - Если вы предоставите мне свободу действий...
   - Предоставлю, конечно! Делайте, что считаете нужным, только пусть этот желтый камень останется у нас! Он так подходит к моему шелковому платью, помните, с вырезом?
   Леди Смит помнила.
  
   - Слушай, я уже ничего не понимаю! - глаза Шарля округлились, он так же, как и брат, уставился на трассу. - Гиф, ты видел, кто это?
   - Видел, - ответил Гифри. - Это тот парень из Фонда культуры. Земные духи, что он здесь делает? А как объявили его имя, ты помнишь?
   - Нет, увлекся, не заметил. Сэр, - обратился Шарль к какому-то бородачу, сидевшему рядом и потягивавшему через соломинку какую-то синюю жидкость из пакетика, - вы не знаете, как зовут победителя?
   - Джаз-бандиста, что ли? - невнятно булькнул бородач. - Вон табло перед вами, там и смотрите. Эх, а наш-то, наш! Семнадцатым пришел, ну надо же было послать такого...
   Шарль отвернулся от бородача, но Гифри и без того уже смотрел на табло, на котором появилась турнирная таблица.
   Шарль жадно пробежал глазами первую строку, повернул голову и встретился с ошеломленным взглядом брата.
   - Это ведь не Бенджи!..
   - Кажется, здесь что-то не то, - помолчав, подвел итог Гифри.
   - Ох, и устал же я от сюрпризов, - проворчал Шарль. - Может, плюнем и забудем?
   - Теперь уже не получится, - Гифри покачал головой. - Тяга к раскрытию загадок у нас с тобой должна быть профессиональная. В конце концов, теоретически эти люди укрывают беглого преступника. Мы обязаны разобраться.
   - Но как? Пойдем его прямо на церемонии награждения допрашивать?
   - Если поспешим, можем успеть до нее.
   - Гиф, может, не стоит? Сейчас опять ввяжемся в какую-нибудь историю, как в тот раз! Не надо.
   - Пойдем, - не слушая его, заявил Гифри.
   - Да мы не успеем, вон видишь, уже пьедестал устанавливают, сейчас церемония начнется. И не трясись ты, потом допросим.
  
   Кларк мучительно соображал. Подслушанный им диалог братьев не внес упорядоченности в разрозненную картину происходящего. Неужели Александр действительно участвовал в соревнованиях вместо Бенджи? Но почему? И как ему, в таком случае, удалось победить? А кто такой этот маленький с усами, который был штурманом, и вовсе не понятно!
   Но хуже другое... От размышлений Кларка отвлекли звуки фанфар. Люди на трибунах все как один посмотрели на трассу, где успели установить почетный пьедестал.
   Все еще плохо соображающий Сашка и Консейль стояли на верхней ступени, левую ступень занимал несколько сконфуженный Мигель Ремирес со своим штурманом,
   правую - Вильям Шекс, чей штурман совершенно неожиданно оказался невысокой полной девушкой.
   Внезапно все смолкли и почтительно поклонились: на главную трибуну вышла Королева с микрофоном, за ее спиной неотступно находилась леди Смит и цепочка офицеров охраны.
   Тем временем на трассе появилось несколько человек с цветами и небольшими коробочками в руках.
   Королева прокашлялась, сказала: " Раз, раз, раз", - в микрофон.
   - Здравствуйте, господа и дамы, - прощебетала она. - Я рада, что смогла увидеть вас всех сегодня на этих соревнованиях. Было очень приятно наблюдать такой азарт и ажиотаж в ваших глазах. ( "Детский утренник. Диль-то наш попредставительней, чем эта тетя. Прямо гордость за свою страну берет", - Кларк скептически усмехнулся). Надеюсь, что ваши впечатления остались не менее яркими и запоминающимися, чем наши, потому что нам очень понравилось, - Королева смущенно улыбнулась. Трибуны зааплодировали. - Сейчас мы все сможем видеть церемонию награждения призеров! - Королева тоже захлопала в ладоши, отчего микрофон принялся отчаянно фонить.
   Над трассой разлилась торжественная медленная мелодия гимна Джаз-Банда.
   Ника, влетевшая в свой номер, прислушалась. " Интересно, сколько я там сидела? Наверное, гонки уже закончились! А кто же победил? Нужно вернуться на трибуны!" Ника метнулась в коридор, прихватила с вешалки легкую ветровку, купленную в Джаз-Банде перед поездкой, рассовала все найденные "вещественные доказательства", включая странный план и манускрипт из шкафа по застегивающимся на молнии карманам, и, завязав ветровку рукавами на поясе, выскочила в коридор.
   Не пролетело мимо нее и трех поворотов, как девочка со всего маху врезалась в кого-то.
   - Ты себе что, новое хобби нашла?!! - взвыла от боли и неожиданности Ирэн.
   - Ох, Рэнни! Я не хотела, я просто ужасно тороплюсь! Скажи, гонки уже закончились?
   - Ты постоянно торопишься. Давно закончились, - Ирэн потирала ушибленную ногу. - Вы победили.
   - То есть как? - у Ники отвисла нижняя челюсть.
   - Вот именно так! Победил этот ваш Александр, его там сейчас награждают. А почему это ты не на трибунах? - с внезапной подозрительностью поинтересовалась Ирэн.
   - Да вот... Я так волновалась! Думала, что если уйду, то не так буду переживать. А потом холодно там, я заодно курточку вон прихватила, - нашлась Ника.
   - Ну что ж. Поздравляю! - с нескрываемым раздражением заявила дочка Первой дамы.
   - Подожди! - окликнула ее вслед Ника. - А ты-то почему не на трибунах?
   - А что я там не видела?! - был ответ.
   Ника прислонилась к стене и потрясла головой из стороны в сторону, стараясь собраться с мыслями. " Выходит, Бекин выиграл! С ума сойти! Теперь всю жизнь гордиться будет. Но тогда нам нужно спешно уезжать, как только Лазаря получим - так мэтр говорил. А как же Бенджи и Кларк с Тэном? Ну, ничего, мэтр Рун что-нибудь придумает". Вдруг лирическая мелодия смолкла. Ника подбежала к ближайшему окну и высунулась чуть ли не по пояс, стараясь увидеть хотя бы что-то.
   На трассе девушка модельной внешности вручила Бекину и Консейлю по букету, затем Сашке торжественно была передана небольшая квадратная коробочка.
   Бекин, глупо улыбавшийся от растерянности и неловкости, стал вертеть коробочку в руках, пытаясь понять, как она открывается. Девушка с милой улыбкой снова подошла к Сашке и нажала на какую-то кнопку сбоку коробочки.
   Раздался тихий щелчок, и коробочка открылась. Почти одновременно раздался звук падающего тела, и "модель" в глубоком обмороке распростерлась у подножия пьедестала - коробочка была пуста...
   Трибуны дружным хором ахнули от ужаса. Братья переглянулись - Шарль присвистнул. Кларк резко вскочил с места и среди нарастающего гула трибун поспешил к выходу. Ректор медленно выдохнул и замер.
   Королева оглянулась на леди Смит - на лице Первой дамы была написана холодная ярость.
   - Леди Грэнни, вы что? Разве не вы все это... - начала Королева.
   - Выключите микрофон, Ваше Величество! - прошипела леди Смит, забирая микрофон у изумленной Махи. - Внимание! - разнесся над трибунами голос. - Говорит Первая дама двора леди Смит. Прошу всех не волноваться и не покидать свои места. В связи с произошедшим досадным недоразумением, причину которого мы установим, выходить с трибун все будут по одному, и каждый будет тщательно проверен. Прошу успокоиться, уважаемые господа и дамы, это - вынужденные меры. Мы приносим свои извинения за то, что вынуждены доставить вам несколько неприятных минут. Первыми выходят зрители крайней правой трибуны.
   - Проследите, чтобы ни один человек не покинул дворец незамеченным, - уже тихо приказала леди Смит главе офицеров охраны.
  
   Кларк торопливо проходил сквозь вертушку в тот самый момент, когда к охраннику возле нее подбежал полицейский и принялся что-то лихорадочно ему объяснять.
   У охранника фуражка съехала на затылок.
   - Эй, вы, сэр! - заорал он Кларку. - Покидать дворец без прохождения процедуры проверки запрещено!
   - Извини, друг! Уже ничего не могу исправить! - отозвался Кларк, немного приподняв на бегу широкополую шляпу. - Он все-таки это сделал, - бормотал он себе под нос, летя через парковку к дороге, где мелькали срепы и экипажи. - Черт! Я не знаю, что я теперь с ним сделаю, когда найду!
  

Глава 14

  
   Ника, жадно ловившая каждое слово, доносившееся с трибун, отошла от окна. " Похоже, мы опять влипли. Давно не было. Но куда мог деться камень? Может быть, это сама Первая дама вместе с Королевой и устроили, как только выяснили, что не побеждают? Да, скорее всего, так, а церемония и проверка, все это только для вида. Ох, но ведь они же, наверное, всех обыскивать будут! Весь дворец с ног на голову перевернут! А у меня... Ой... Ой, мамочки! Нужно срочно найти мэтра!"
   Ника помчалась вниз.
   В толпе на трибунах тем временем нарастало недовольство. То тут, то там слышались сердитые голоса. Кто-то выкрикнул, что пора заканчивать с процедурой.
   - Нет, ну как вам это нравится, Рун? - к Ректору снова приблизился Шайнин Хлой. - Вообще-то все это несколько насильственные методы, вам не кажется?
   - Более чем, - кивнул Ректор. - И насильственные, и унизительные, но даже нас с вами из-за их недосмотра чаша сия не минует.
   - Нет, это уж слишком! - премьер-министр фыркнул. - В конце концов, подозревать в чем-либо послов и дипломатов просто неприлично. Я подам рапорт в Высший Сегунат.
   Между прочим, приношу свои соболезнования - жаль, что вам не удалось получить законную награду. Скажите, вы ведь любите решать загадки, нет предположений, кто это мог совершить?
   - Ни малейших, - Ректор пожал плечами. - Как это ни прискорбно. А насчет последних событий я с вами полностью согласен. Это действительно неприлично. После такого скандала у Биг-Корна могут быть проблемы... Кажется, постепенно приближается наша очередь. Я уверен, Шай, что вас эта история практически не коснется... И потому очень рассчитываю, что вы не забудете о той услуге, которую я вас просил мне оказать...
   - Я, в свою очередь, прошу вас не беспокоиться об этом, - Шайнин оглянулся на свою делегацию, ожидавшую в отдалении. - После того, что вы в свое время сделали для меня, Рун, я готов помочь вам и по более серьезным вопросам...
  
   Ника, окончательно запыхавшись и споткнувшись на последней ступеньке лестницы, выбежала в холл. Выход из холла, так же, как и выход с территории дворца, преграждала сплошная цепь из охранников и полицейских. Коридор, ведущий от трибун, был заполнен разгоряченными и возмущенными болельщиками. Они по очереди подходили к офицерам охраны, осуществлявшим проверку.
   " Как же я здесь найду мэтра?" - затравленно подумала Ника.
   - Простите, сэр, - рискнула она обратиться к одному из охранников. - Можно мне пройти на трибуны, меня уже проверили, просто я забыла там сумку.
   - Ах, сумку... А в сумке что, Главный приз? - нахмурился охранник. - Хитрый ход. Провести нас решили, леди? А ну...
   " Ну, все, - обреченно решила Ника. - Вот теперь конец. Арестуют, точно... Это же надо было ляпнуть!"
   Вдруг со стороны коридора раздались визгливые вопли на непонятном языке. Знакомый Ники, посол Бель-Эппла был разгневан тем, что офицеры охраны потребовали размотать его экзотического вида наряд, в складках которого спрятать камень было бы легче легкого. Посол был в ярости и, судя по всему, призывал на головы охранников все небесные кары последовательно.
   Зрелищем увлеклись все. Охранник, с которым заговорила Ника, и вовсе отвернулся.
   И пока несчастный переводчик посла пытался что-то втолковать охране, Ника проскользнула в толпу и смешалась с ней. " Бель-Эппл - хорошая страна", - мельком подумала девочка. Толпа нетерпеливых болельщиков прибывала, становилось все более тесно и шумно. Нику затерли куда-то вбок, дышать было затруднительно. Сзади продолжали давить, Ника попыталась аккуратно упереться в чью-то спину, чтобы не упасть.
   - Можно не толкаться? - недовольно спросили спереди.
   - Конечно, можно! - огрызнулась Ника. - Давайте я на вас тогда просто упаду?
   - Ника, это ты?! - человек впереди обернулся, и девочка с удивлением увидела Гифри. - Как это кстати, - протянул лейтенант. - Может, ты мне объяснишь, что происходит и как получилось, что вы принимали участие в соревнованиях?
   - И почему вместо Бенджи участвовал кто-то другой под его именем? - откуда-то сбоку вынырнул Шарль.
   - И почему вы, собственно, не прячетесь, как мы договаривались?
   - И куда пропал камень?
   - И...
   - Ст-о-о-п!!! - не выдержала Ника. - Я не могу вам отвечать на все вопросы сразу, да и не считаю нужным! Было бы интереснее узнать, откуда вы сами взялись? И вообще я просто ищу мэтра.
   - Где уж тут кого-то найти в такой обстановке, - прокряхтел Шарль.
   Давка и вправду усиливалась. Нику вплотную прижали к Гифри, против чего он, впрочем, и не возражал. Однако девочку все больше беспокоило то, что людской поток медленно, но верно подносил их к месту проверки. Вспомнив, что лежит у нее в карманах, Ника постаралась отодвинуться назад, чтобы пробиться к выходу на трибуны.
   - Ты куда? - тут же спросил бдительный Гифри.
   - Никуда, как видишь, - Ника постаралась улыбнуться, как можно беспечнее. - " Что делать-то? Ну почему она вечно ввязывается в подобные истории?! Можно было бы, конечно... но стоит ли доверять этим двоим? Хотя выбора, похоже, нет..."
   - Э-э-э, Гиф, видишь ли, - нерешительно начала девочка. - К тебе есть одна просьба... может быть, несколько странная... Видишь ли, у меня появилась острая необходимость выбраться отсюда.
   - Эта необходимость сейчас у всех! - у Шарля было мученическое выражение лица.
   - Ты стоишь, комментатор? - одернул его Гифри. - Вот и стой, - и он заработал локтями.
   Ника, удобно устроилась у него за спиной, идея, возникшая у нее следующей, показалась ей еще менее осуществимой и еще более заманчивой.
   - Ну, вот и все, - выдохнул Гифри, когда они с Никой оказались на полупустых трибунах, - может, теперь ты ответишь хотя бы на часть наших вопросов?
   Ника ощупала куртку, убедилась в наличии содержимого ее карманов и тоже с облегчением выдохнула.
   - Нет, ты, наверное, не понял, - она снова улыбнулась, пытаясь призвать на помощь как можно больше очарования и наглости. - Я имела в виду выбраться из дворца... совсем. Понимаешь?
   - Это я понимаю, - Гифри нахмурился. - Но вот я не понимаю, почему от меня нужно так много скрывать! Я, конечно, полицейский, но не одержимый! Если ты не хотела проходить проверку, так бы и сказала!
   - Гиф, я действительно не могу тебе объяснить всего, но только потому, что это заняло бы слишком много времени, а его у меня нет! Мне нужно уносить ноги, именно мне! Думаю, мэтр на это рассчитывал, когда отдавал мне те документы... я потом объясню какие, хорошо? - Ника посмотрела на Гифри почти умоляюще.
   - Да пожалуйста, - тот пожал плечами. - Я все равно не представляю, как можно выйти из дворца сейчас, когда он окружен охраной.
   - Не может быть, чтобы не было выхода! А если через вон те помещения пройти, где спортсмены сейчас переодеваются? Участники-то вне подозрения!
   - Там тоже, наверное, есть полиция, хотя... почему не попробовать!
   - Ты помнишь что говорить? - быстрым шепотом переспросила Ника, когда они подошли к низенькому, но очень длинному строению возле трассы.
   - Помню я, - так же отозвался Гифри. - Хотя ты меня на должностное преступление толкаешь.
   - Зато в этом твоя необычность! - честно соврала Ника.
   Дверь от толчка открылась.
   - Младший лейтенант Гифри Гифорид! - с порога выпалил Гифри, демонстрируя удостоверение четырем офицерам, стоявшим у дверей. - Я уполномочен лично побеседовать с победителем соревнований. Это его переводчица, - кивнул он на Нику.
   - Участники сейчас отдыхают, с какой именно целью вы собираетесь их побеспокоить?
   - В связи с таинственным исчезновением Главного приза безопасность победителя также внушает беспокойство. Мне приказано препроводить его, разумеется, инкогнито, на загородную виллу Первой дамы.
   - Так это она приказала... - начал один из офицеров.
   - Но почему вам одному? - перебил его другой.
   Гифри хотел возмутиться, но Ника его опередила.
   - Вы совершенно правы, - стараясь сымитировать какой-нибудь акцент, заговорила она. - Меня тоже удивило, что для безопасности господина Люра выделили всего одного молодого человека. Но нам сказали, что абсолютно все офицеры заняты охраной самого дворца из-за этого ужасного ограбления и больше послать некого...
   - А почему, собственно, вы полагаете, что я не смогу обеспечить достойную защиту победителю? - напрямую спросил Гифри, сдвинув брови.
   Охранники явно колебались, и Ника начала нервничать.
   - Первая дама сказала, что с этим делом нужно поторопиться и что оно без-от-ла-га-тель-ное. Вы понимаете, что это значит?
   - Проходите, - наконец открыл дверь один из офицеров. - Победитель - в 22-м номере.
   - Благодарю вас, - Ника даже слегка присела, не забыв ткнуть локтем в бок Гифри.
   - Надо было Шарля с собой взять, достовернее было бы, - шепнул тот девочке, пока они быстрым шагом двигались по коридору.
   - Ты только сейчас до этого додумался? - Ника фыркнула. - Молодец! Хотя... извини, мне кажется, что твой брат не был бы в восторге от этой затеи.
   - Я, вообще-то, тоже не в восторге, - вздохнул Гифри. - Но занимаюсь этим. Ради тебя, между прочим, могла бы и оценить!
   - Ой, вот только сейчас не начинай, ладно?
   Наконец на одной из дверей обнаружились две двойки. Гифри постучал - ответа не последовало.
   - Может, его там нет?
   - Да есть он! Только открывать боится. Глянь, не идет там никто по коридору? Бекин! - требовательно, но не слишком громко позвала Ника. - Ты стоишь под дверью и сопишь - все слышно. Это я, открывай.
   - Кто " я"? - послышался из-за двери неуверенный голос Сашки.
   "Я бывают разные!" - так и захотелось добавить Нике фразу из мультфильма.
   - Я - значит Никель, так понятнее?
   Дверь приоткрылась.
   - Действительно, ты! - с некоторым удивлением признал Бекин. - А что ты тут...
   - Быстро бери ноги в руки и на выход. Сейчас мы тебя конвоировать будем.
   - Куда это?
   - Куда надо, друг мой. Шевелись!
   Бекин собирался не так быстро, как хотелось Нике, но быстрее, чем обычно.
   - Не цените вы героев! - ворчал он. - Я вам гонки выиграл, а вы меня тут же дергаете, тащите куда-то зачем-то... Мэтр-то где?
   - Хороший вопрос...
  
   Ректор, благополучно пройдя процедуру проверки, поднимался по той самой широкой лестнице, по которой не так давно слетела вниз Ника. Поднимался неторопливо, словно обдумывая на ходу, стоит ли наступать на следующую ступеньку. За то время, пока он дошел до четвертого этажа, некое решение уже сложилось в его голове, и теперь Ректор собирался привести план в исполнение. Ему были совершенно необходимы дополнительные "кусочки" информации для того, чтобы головоломка сложилась.
   Выяснив у проходившей мимо фрейлины, где находятся апартаменты Первой дамы, Ректор направился к раздвижным дверям.
   При попытке постучать створки радушно разъехались в стороны. Ректор с некоторым удивлением покосился на них, постоял немного на пороге, заложил руки за спину и хорошо поставленным голосом обратился в глубину комнат:
   - Прошу извинить, что мне приходится вас тревожить, леди! Вы здесь?
   - Да, я здесь, а кто... - Леди Смит вышла в прихожую... - Ах это вы? А... почему же вы не зашли?
   - Не люблю врываться без стука, - Ректор слегка поклонился.
   - Ну, проходите, что же вы! У меня не так много времени.
   Ректор помедлил секунду, но затем все же прошел внутрь - створки сомкнулись у него за спиной.
   - Я так и думал, - хмыкнул он. - За счет чего работает это устройство?
   - Фотоэффект, - отозвалась Первая дама. - Вы пришли, чтобы выяснить это?
   - Не совсем. Просто мне показалось, что после сегодняшних событий нам как раз пришло время поговорить открыто.
   - Слушаю вас, - леди Смит наклонила голову набок.
   - Начнем по порядку. Я уверен, для вас не секрет, что камень, который был выставлен как приз на соревнованиях, был украден из Главного городского музея Джаз-Банда. Более того - вы имели к этому отношение, отрицать бесполезно.
   - Даже если мне это известно, почему вы решили, что я причастна к ограблению?
   - У меня есть тому веские доказательства и, в первую очередь, само лицо, совершившее преступление. Вор, которого вы наняли...
   - Я не нанимала никакого вора, - отрезала Первая дама.
   - Вы лично - нет, но есть при дворе один человек... который появился здесь около года назад, верно? Один человек, который помогал вам и о котором вы, я полагаю, многого не знаете. Он служит Хранителем библиотеки...
   Леди Смит помолчала.
   - Я вас не совсем понимаю, сэр Глокетти. Для чего вы затеяли этот разговор?
   - Мне хотелось бы предостеречь вас...
   - Предостеречь? От чего, скажите на милость?!
   - Не от чего, а от кого. От этого человека. Скажите, он ведь невысок, полный, у него круглое лицо, довольно приятное, между прочим, волосы с проседью, и он питает слабость к светлым костюмам?
   Первую даму удивило столь точное описание Хранителя.
   - Так вот, вряд ли вам известно, что он - беглый преступник, обвиненный, по меньшей мере, в двух убийствах и попытке государственного переворота и приговоренный государственным судом Джаз-Банда к смертной казни. Его имя - Диссон.
   - Это невероятно. Вы сообщили весьма полезную информацию, благодарю вас.
   - В ответ, леди, я рассчитывал, что вы выдадите его нам. В наших общих интересах, чтобы его постигла заслуженная кара. Ведь он втянул вас в историю с камнем, верно?
   - Он однажды попросил аудиенции у меня и сказал, что хотел бы поговорить открыто, совершенно, как вы, сэр. Он сказал, что видит, насколько я желаю власти - он сам так выразился - и что у него есть один план, который он готов предложить мне за определенную сумму.
   - И вы согласились...
   - Через некоторое время я и сама удивлялась, зачем я согласилась на это? Но тогда эта затея показалась мне удачной.
   - Позвольте мне продолжить: затем вы нашли в тюрьме вора-профессионала, приставили к нему трех полицейских, вручили план музея и отправили в Джаз-Банд.
   - Я только нанимала полицейских. Всем остальным занимался Хранитель.
   - А вам не пришло в голову, откуда у него мог взяться план Главного городского музея Джаз-Банда? Кстати, могу объяснить: он сам его начертил, поскольку во время учебы в ГДУ - Главном Дирижерском Университете - проводил немало времени в музее, готовясь к курсовым.
   - Простите, а вы откуда знаете о нем такие подробности? - поинтересовалась Первая дама.
   - Мне довелось с ним немало пообщаться, - сухо ответил Ректор. - Но вернемся к камню. Как вы собирались с его помощью добиться власти?
   - Это уже мое дело, - тем же тоном сказала леди Смит.
   - Возможно. Но, думаю, вам не известно, что камень, который теперь уже дважды украден, носит имя Лазарь и является своеобразным талисманом для всего нашего государства. Без него Джаз-Банду грозят крупные неприятности.
   - Я действительно не знала об этом.
   - Охотно верю, но Диссон знал. Прочел в одном старинном манускрипте. И я уверен, что он организовал похищение камня именно из чувства мести и непреходящего желания захватить власть.
   Первая дама снова склонила голову набок и задумалась.
   - Что вы хотите? - наконец спросила она.
   - Я хочу, чтобы преступник был заключен под стражу в наиболее надежном месте до приезда следственной комиссии из Джаз-Банда. К тому же, разумеется, необходимо вернуть Лазаря на родину, для чего требуется срочно установить его местонахождение. Разумеется, при выполнении этих условий скандала, связанного с вашей персоной, легко будет избежать.
   - В таком случае наши интересы совпадают. Заверяю вас - на поиски камня уже подняты все силы, я надеюсь, что в скором времени мы сможем его обнаружить.
   - Я тоже на это надеюсь, леди.
   - У вас все? - осведомилась Первая дама.
   - Почти, - кивнул Ректор. - Меня интересует еще несколько небольших вопросов, связанных с соревнованиями. Видите ли, один из членов нашей команды накануне вечером исчез из дворца при странных обстоятельствах, а девушка пропала прямо во время гонок. Не скрою, меня тревожат эти события.
   - Хорошо, мы постараемся разобраться и с этими вопросами.
   - Но я могу надеяться...
   - Разумеется, - согласилась леди Смит, подходя к письменному столу и набирая на столешнице код. Двери разъехались в стороны.
   - Благодарю вас за беседу, леди, и прошу еще раз извинить, что занял ваше время, - Ректор откланялся и вышел.
   Леди Смит подошла к серванту и взяла большую черную трубку с кнопками. Выслушав несколько раз "Слава Королеве", Первая дама произнесла в трубку:
   - Пришлите ко мне комиссара полиции N. Срочно.
  
   - Уф! Наше счастье, что здесь никто не знает английского! - заявил Сашка, когда посты были преодолены и они с Никой и Гифри вышли за пределы территории дворца.
   (Английский диалог, содержащий разговор некоего мистера Джонса с телефонисткой, который Ника с Сашкой разучивали в пятом классе, когда еще учились в одной школе, вполне сошел за иностранную речь, и, благодаря легенде Гифри, офицеры охраны, немного поколебавшись, распахивали перед ними двери).
   - Здесь никто не знает чего? - не понял лейтенант.
   - Языка, на котором мы разговаривали, - торопливо пояснила Ника. - Ну что ж, спасибо тебе, Гиф, ты нас очень выручил. Пока.
   - Ну-ка стоп, - Гифри сощурился. - Ты ничего не хочешь мне объяснить, а, Ника?
   - И мне заодно? - присоединился Сашка.
   - Э-э э... Видите ли, ребята, я именно потому так и спешила, что времени у нас в обрез. И рассказывать тоже некогда. Тем более что рассказ-то долгий и запутанный. Так что, может, вы меня попытаете в более подходящий момент?
   - Правильно, а подходящего момента можно ждать до бесконечности! Замечательная идея, Ника, - в голосе Гифри прозвучали прохладные нотки. - Только знаешь, я очень не люблю, когда меня водят за нос. Хорошо, не хочешь - не рассказывай ничего. Мне, в принципе, не слишком-то интересно. Но я бы предпочел больше никогда ни слышать ни о ком из вас, ни, тем более, встречаться с вами. Все, я из игры выхожу. Меня, скорее всего, уволят после сегодняшних событий, и хорошо, если этим дело ограничится, но, может, оно и к лучшему. Распрощаюсь разом и с карьерой, и с этой историей. Он развернулся и, засунув руки в карманы, зашагал обратно к дворцовым заграждениям.
   - Учти, я от тебя так просто не отстану, - отвлек Нику от сумрачных мыслей Бекин. - Что ты устроила? Побег какой-то, диалоги на инглише, зачем это все надо было?
   - Бекин, ты тактичен и внимателен как никогда! Поясняю: нам нужно было убраться подобру-поздорову из дворца. Потому что история, в которой мы с тобой участвуем, значительно запутаннее, чем тебе кажется! И если бы у меня кое-что нашли, то дело могло обернуться туго. Еще вопросы есть?
   - Представь себе! Один насущнее другого! Во-первых, какого черта ты меня-то с собой потащила? Во-вторых, где мэтр...
   - А тебе очень хочется тоже исчезнуть, как Бенджи? - не дослушав, накинулась на приятеля Ника. - Я тебя выручила, когда с собой потащила. Ты мне еще должен спасибо сказать! А вот где мэтр, я сама не знаю, мы потерялись в толпе. Но за него как раз волноваться нечего.
   - У меня, между прочим, еще один вопрос был! Но вы, сударыня, не соизволили дослушать!.. Что ты теперь делать собираешься?
   - Понятия не имею, - Ника оглядывалась по сторонам. - Во всяком случае, нам стоит убраться подальше от дворца.
   - И как ты планируешь существовать в незнакомом городе?
   - Я в такую ситуацию уже попадала. Правда, дело было в Джаз-Банде, а он гораздо симпатичнее, но здесь мы тоже выкрутимся. В конце концов, у нас есть свои люди. Нужно всего лишь найти тот дом, где мы Кларка и Тэна оставили... Вот только адреса мы не знаем... - Ника несколько сникла.
   - Не мы, а ты, Никель, - снисходительно заметил Сашка. - Я всегда, если попадаю в незнакомое место, запоминаю адрес, на всякий случай...
   - Перестраховщик! - буркнула Ника, следуя за приятелем по направлению к экипажной остановке, видневшейся за парковкой.
  
  
   - Ну, как? - Дина приоткрыла дверь в комнатку со скошенным потолком.
   - Да не знаю, - Бенджи критически осматривал себя в наскоро протертом зеркале. - А у вас действительно принято в таком виде на людях показываться?
   - Нет, ты подумай! - Дина всплеснула руками. - Я ему вместо его тряпья одежду нашла, да еще и в неплохом состоянии, а он нос воротит. Кепку одень, чтобы повязки видно не было.
   Бенджи, облаченный в средней поношенности джинсы, желтую майку и кроссовки, повертел в руках выданную ему бейсболку, надел ее и перевернул козырьком назад.
   - Вот. Теперь ты хоть на человека похож!
   - У нас так только в Попсовом квартале одеваются!
   - Не волнуйся, тебе даже идет. А что ты теперь делать собираешься?
   - Для начала постараюсь как-нибудь добраться до дворца. Гонки уже закончились, наверное, хотелось бы узнать хотя бы, кто победил.
   - Я только что трансляцию у нас внизу видела по экрану. Победил Джаз-Банд.
   - Кто?! - Бенджи резко обернулся к Дине. Пара зеленых звездочек тут же предательски заплясала перед глазами, но изображение уже не расплылось.
   - Джаз-Банд. А что такое? - удивилась Дина. - Слушай, я давно хочу спросить: а сам ты откуда?
   - Не важно. И церемония награждения уже была? - настойчиво расспрашивал Бенджи. - А как выглядел гонщик?
   - Да что ты пристал-то? Гонщик молоденький такой парнишка, кудрявый брюнет. Только вот награды им не дали.
   - Почему не дали?!
   - Ой, тут прямо детектив, - Дина закатила глаза. - Представляешь, открывают коробочку, где приз лежать должен, а приза нет! Все прямо ахнули, награждающая - в обморок, суматоха!
   - Ага, - Бенджи в задумчивости прошелся взад-вперед по комнате. - Тогда мне нужно быть во дворце еще быстрее. Дина, а у вас срепа нет случайно?
   - Нету у меня срепа. У брата был, но он стоит уже пару лет, на нем некому ездить.
   - Я могу им воспользоваться?
   - Нет, конечно! Тебе сейчас за кнопку вообще нельзя садиться: ты в аварию можешь влететь за здорово живешь!
   - Ну, летучка хоть у вас тут ходит? - безнадежным тоном спросил Бенджи.
   - Летучка ходит. Летучка везде ходит.
   - Прекрасно...Нет, я уж лучше пойду пешком.
   - А куда это ты так скоро собрался? - Дина прикрыла дверь. - А как насчет отблагодарить свою спасительницу?
   - Каким образом?
   - Ну как... Обыкновенно.
   - Э-э-э... Видишь ли... Я сейчас как-то не готов, леди...
   - Да я не о том! - Дина расхохоталась. - Смешной ты! Просто подменишь меня в зале на пару часов. А мне срочно нужно домой. Работы немного: подносы таскай туда-сюда, и все дела. Народ здесь неприхотливый, ты клиентам главное тарелку полную на голову не урони, а к остальному они привычные. А если Колобок орать начнет, не обращай внимания. Ну, понял?
   - Понял. Хорошо, что мэтр об этом не узнает, с его-то снобизмом.
   - И не вздумай смылиться. - предупредила Дина, пока они спускались по темной лестнице, - договор соблюдать нужно.
   - Можешь не волноваться, я не сбегу. Все равно мне без тебя отсюда не выбраться.
   - Соображаешь, - одобрила Дина, открывая какую-то дверь справа.
  
  
   - Я вызвала вас, комиссар, с несколько необычным поручением. Памятуя ваши прошлые заслуги и то, как успешно вы всегда справлялись с заданиями.
   - Выполнять задания - мой профессиональный и гражданский долг, леди! - рявкнул комиссар.
   - В таком случае я поручаю вам весьма важное и ответственное задание. От его успеха зависит многое. Я надеюсь, что вы сможете компенсировать свою неудачу в Джаз-Банде.
   - Я бы посчитал за счастье, если бы мне удалось...
   - Да, я понимаю. Итак. Вы знаете Хранителя дворцовой библиотеки?
   Лицо и шея комиссара налились краской.
   - Видите ли, при моей работе остается не так много времени на чтение, леди.
   - Это не важно. Вашей задачей будет следить за Хранителем, регулярно докладывать мне о его перемещениях, а если он попытается незаметно скрыться из дворца, задержать его. Вы поняли?
   - Есть, леди! Я все понял! - Комиссар щелкнул каблуками и приготовился уходить.
   - И вот еще, - бросила ему вслед Первая дама. - Я получила ваш рапорт, касающийся двух ваших подопечных, связанных с джаз-бандским делом. Я не считаю нужным пока что увольнять их. Эти молодые люди могут быть нам полезны.
   Комиссар побагровел еще сильнее и поправил воротничок мундира.
   - Слушаюсь, леди! Разрешите идти?
   - Да, идите, - леди Смит набрала на столешнице код.
   Комиссар вышел. В апартаментах наступила тишина, слышен был только мерный, назойливо-тихий ход стенных часов.
   Леди Смит отошла к окну и, отодвинув в сторону фиолетовую тяжелую штору, оперлась о подоконник. И вдруг в тишине отчетливо прозвучал скрип дверцы стенного шкафа и хорошо знакомый Первой даме голос вкрадчиво произнес:
   - Так вот как вы поступаете с людьми, которые помогали вам, леди?
   Леди Смит быстро обернулась. Хранитель неспешно выбрался из шкафа, подчеркнуто аккуратно закрыл дверцу и испытующе посмотрел на Первую даму.
   Та наградила его ответным взглядом.
   - Моя должность вынуждает быть осторожной, сэр... как там вас на самом деле зовут?
   - А с чего вы вообще взяли, что все, что он вам нарассказал, правда? Клевета, и больше ничего.
   - Меня сейчас гораздо интереснее узнать, как вы попали в мой шкаф? Или точнее, что вы искали в моих апартаментах? Камень? Вы благополучно клюнули на мою приманку. Я ведь неслучайно сообщила вам, что камень будет здесь.
   - Но его здесь нет, верно?
   - Сейчас я уже не знаю, где он, - Леди Смит замолчала.
   - Я слышал, что камень похитили, вы разве не причастны к этому?
   - Представьте себе, нет! Но здесь была высказана версия, что причастны к этому вы.
   - Подумайте сами, как я могу быть связан с этим, если последний час провел здесь? Лично я думаю, что это дело рук того, кто приходил к вам на меня доносить.
   - Думаете, это сэр Глокетти? Вряд ли. Зачем он тогда приходил бы ко мне?
   - Ну, как же! Этот интриган решил расправиться со мной и отвести от себя подозрения единым махом.
   - Кто бы говорил об интригах, - леди Смит поджала губы. - Кроме того, не забывайте, что теперь я знаю о вас правду.
   - И что из этого? - с нехорошей усмешкой спросил Хранитель. - Вы меня арестуете? Арестовывать собственного сообщника - неосмотрительный шаг.
   - Вы мне угрожаете?
   - Я вас предостерегаю. И предлагаю забыть об этом неожиданном визите, полученной вами информации и продолжить соискательство камня, подчеркиваю - соискательство!
   - Вы серьезно? Но теперь мне известна ваша истинная цель - захватить власть в Джаз-Банде. У меня, как вы знаете, - та же задача.
   - Я предлагаю сотрудничество. Почему бы нам не править вместе? Камень даст такую возможность обоим его обладателям... Конечно, если избавиться от всезнающего Глокетти.
   - Я смотрю, вы просто ненавидите сэра Глокетти, верно? - заметила Первая дама.
   - Это у нас взаимно, - сквозь зубы отозвался Хранитель. - Он не первый раз встает у меня на пути. Но в данном случае он угрожает нашему общему делу.
   - Вы опять намекаете? - глаза леди Смит стали колючими.
   - Я ни на что не намекаю. Поступайте как считаете нужным. Но это решающий момент в вашей судьбе и в судьбе вашей дочери.
   - Полагаю, что в таком случае правильно будет избавиться и от человека еще более осведомленного...
   - От меня? - Хранитель снова усмехнулся. - Ну что ж. Дело ваше, леди. Но не забывайте, что я действительно очень и очень хорошо осведомлен. И уж, конечно, принял меры, чтобы известные мне сведения стали общеизвестными, если со мной вдруг что-нибудь непредвиденное произойдет.
   - Не смейте меня шантажировать!
   - Вы прекрасны в гневе, - Хранитель иронически поклонился. - И, пожалуй, вы меня уже боитесь, признайтесь!
   - Чего вы хотите?
   - О, кажется, мы с вами все-таки придем к консенсусу. Я предлагаю мир и сотрудничество. Совместно нам удастся найти камень, затем мы осуществим наш план уже на общих основаниях. Что скажете?
   - Скажу, что мне нужно подумать.
   - Думайте, леди, думайте. Но надеюсь, вы придете к верному решению. И вот еще что: человек, который приходил сюда, большая преграда, чем вам кажется. Настаиваю - его мало изолировать, необходимо от него избавиться.
   - Насчет осуществления вашей личной мести я подумаю в последнюю очередь.
   - Дело ваше, леди, дело ваше. Будьте любезны выпустить меня отсюда. И вот еще... - Хранитель обернулся уже на пороге... - Отзовите человека, которого вы послали следить за мной. Пожалуйста.
   Он вышел. Двери сомкнулись.
  

Глава 15

   После сорокаминутной поездки в час пик Ника окончательно пришла к выводу, что
   Биг-Корн не входит в список мест, куда ей хотелось бы возвращаться снова. Томиться в беспроглядных, не двигающихся с места пробках можно спокойно, только если точно знаешь, что в конце пути тебя ждет твой свежий, чистый, уютный, прохладный дом. Сейчас подобной уверенности Ника не испытывала.
   После долгих выяснений у людей на остановке, в какую сторону нужно ехать, чтобы добраться до Лодочного бульвара (если Бекин правильно запомнил название улицы), они уселись в битком набившийся экипаж и вот уже сорок минут двигались по центральным магистралям огромного города. Дышать не хотелось. От пыльной подушки, накрывшей дорогу, сводило легкие. Такое же пыльное солнце палило безжалостно, к тому же невероятно хотелось спать. Ника с содроганием подумала о пассажирах открытых легковых срепов! Но, присмотревшись, девочка увидела, что водители то тут, то там натягивали над своими срепами разноцветные навесики из легкого материала, так что скоро дорога стала напоминать большую цветную, шевелящуюся мозаику.
   "Надо Джаз-Банду лицензию купить на это изобретение, - вяло подумала Ника, - а то эти тяжелые дождевые крышки..."
   - Первый раз встречаю человека, который может спать стоя. Никель, просыпайся давай!
   Ника с трудом отлепилась от поручня и постаралась вспомнить, где находится.
   - Приехали?
   - Да я откуда знаю! Простите, сэр, - обратился Бекин к какому-то мужчине с дипломатом. - А Лодочный бульвар скоро будет?
   - Чтобы попасть на Лодочный бульвар, вам нужно вернуться на две остановки и пересесть на экипаж N 54. Потом еще три остановки.
   - Какие же три? - вдруг вмешалась старушка, одетая в спортивный костюм. - У меня на Лодочном бульваре зять жил полтора года. Уж мне ли не знать, что там пять остановок надо ехать, а потом еще пешком!
   - Вот еще! Пять! Три, говорю вам!
   - Что же вы спорите? Как есть, пять!
   - По-моему, они сами не знают, сколько туда ехать и как, - ретировался Сашка.
   - Во всяком случае, нам точно нужно выходить, - вздохнула Ника. - Разрешите пройти, пожалуйста!
   - На самом деле ехать нужно четыре остановки, - хриплым голосом доверительно сообщила какая-то полная дама в пышном розовом платье и шляпке с вуалью, закрывавшей лицо. - Можете мне поверить, я там жил. Жила, в смысле.
   - Да? Спасибо, леди, - с некоторым удивлением поблагодарила Ника странную даму.
   - Не за что, - из-под вуали раздался смешок.
   Ника еще пристальнее вгляделась в незнакомку. Смешок этот она определенно где-то слышала. Но с этой леди точно не знакома...
   - Никель! - зашипел сзади Бекин. - Шевелись! Или ты опять спишь?
   Нику вынесло из экипажа, двери с шипением закрылись.
   - Слушай! Так мы никуда не попадем! - возмутился Сашка. - Хватит зависать, надо понять, куда идти.
   Ника последовала за приятелем, но мысли ее были заняты другим: она готова была поклясться, что на прощанье странная дама помахала ей рукой. Ясно. Не выспалась. Жарко. Галлюцинации начались. Незнакомые тетки руками машут. Все нормально.
   Бекин ворчал.
   - Замечательный выдался день, ничего не скажешь! Мало того, что заставили по трассе гонять, так еще и заслуженной награды не дали! После такого стресса нужно отлеживаться как минимум дня три. А ты прибегаешь, тащишь непонятно куда, непонятно зачем. Почему я тебя послушался - вот только что не понимаю!
   - Попробовал бы ты не послушаться! - фыркнула Ника. - Я уже говорила - тебе, возможно, грозила опасность. И мне тоже, если уж на то пошло! Ладно. Слушай. Знаешь, что лежит у меня в кармане? Это бумаги, которые доказывают причастность Первой дамы двора к похищению Лазаря из Джаз-Банда. Подумай, что было бы, если бы при проверке их у меня нашли?
   - Не скучно! - сообразил Бекин. - Подожди... а я при чем?
   - А ты, дружок, при мне! Мы из одной команды, не забыл? Эта их Грэнни Смит знает же, откуда камень выкрала, поэтому первые, кто попал бы под подозрение при поисках, были бы мы!
   - А где сейчас камень-то?
   - Откуда я знаю? Нам бы сейчас добраться до Кларка, а уж там мы вместе что-нибудь придумаем.
  
  
   - Рэнни, деточка! Ты куда? - Ирэн поморщилась: меньше всего ей в этот момент хотелось вести с кем бы то ни было светскую беседу, даже с Ее Величеством, к которой она в условиях вечной занятости Первой дамы привыкла бегать за сочувствием или советом.
   - У тебя сейчас нет срочных дел? Пойдем поболтаем: я в совершенно расстроенных чувствах. А вы отстаньте от меня! - потребовала Маха .
   Охрана, летописец и вся компания придворных с вздохами отошли на дальнее расстояние.
   - Скажи, ты видела эти гонки?
   - Видела, - призналась Ирэн.
   - Это ужасно, согласись? - сетовала Королева, придерживая одной рукой подмышкой собачку, а другой пытаясь попасть ключом в замочную скважину дверей своих покоев.
   -Сначала было все так здорово, весело, а потом мы проиграли! - Ее Величество пропустила вперед Ирэн и захлопнула дверь прямо перед носом сунувшегося, было, следом летописца.
   - Эх, Мигель, Мигель! Постарел он, видно, - продолжала свою мысль Королева, разглядывая себя в зеркало.
   - Тетя Маха, - обратилась к ней Ирэн. - А зачем нам-то все это было надо? Ну, если не хотели рисковать камнем, то и не выставляли бы его призом! Вам же его подарили, да?
   - Ну да! Этот самый Джаз-Банд и подарил. А зачем это все надо - ты у своей маменьки спроси, она это все придумала! Мне так понравилась идея, я так развлеклась. А сейчас... ужасно жалко камушек! Он ведь вообще исчез! Я-то думала, что это опять леди Грэнни что-то сделала, чтобы приз у нас остался, а она сама ничего не понимает! Все так нехорошо обернулось!
   - Извините, а куда он исчез?
   - Да никто не знает! Все бегают и гадают, куда? Прямо детектив получился, - с неожиданной мечтательностью в голосе произнесла Королева. - Обиднее всего, что когда мой камень найдут, его все равно придется отдавать джаз-бандской команде. Так не хочется, ты не представляешь!
   - Вовсе не обязательно! - выпалила Ирэн. - Вы знаете, что в гонках участвовал совсем не тот человек, который должен был?
   - То есть как? - не поняла Королева.
   - А вот так! Команда из Джаз-Банда заявила на участие одного человека, а выставила другого!
   - Батюшки! А зачем? - у Ее Величества было лицо растерянного ребенка, который никак не может сообразить, для чего складывать три плюс два и как при этом может получиться пять.
   - Я вам более того скажу... - продолжила Ирэн, обойдя заданный вопрос - ... штурманом у них был биг-корновец! Они уговорили одного из дворцовых служащих. Может быть, даже заплатили ему! Я к тому, что при этих условиях команду Джаз-Банда можно дисквалифицировать, а приз автоматически перейдет к гонщику, занявшему второе место, то есть к нам!
   - Слушай, а ведь... эти, ну, из Джаз-Банда... так странно: приехали за день до соревнований, приходили ко мне на аудиенцию, они вовсе не спортивная команда и не дипломатическая группа! Бог ты мой, до чего же интересно! - глаза Королевы загорелись. - А ты откуда это все знаешь? - заговорщическим шепотом поинтересовалась она у Ирэн.
   - Да так... - та неопределенно повела плечом. - Вы только маме об этом не говорите, пожалуйста!
   - Конечно, не скажу! Я сама разберусь во всем. Нет, ты подумай - столько всего интересного произошло, а я и не в курсе! А кто там у них главный в команде, то есть в делегации? Надо все выяснить у него.
   Маха вскочила с мягкого пуфика, не обращая внимания на возмущенный визг скатившейся на пол собачки, рывком распахнула дверь. Одного из офицеров охраны почти припечатало к стене.
   - Найдите главу команды Джаз-Банда и пришлите ко мне! Сию же минуту! Рэнни, дружок, ты сейчас иди, а потом, когда я все узнаю, я тебе расскажу, ладно? Потерпишь?
   - Разумеется, потерплю, - вежливо ответила Ирэн, усмехнувшись про себя. - Всего хорошего, тетя Маха.
   " Вот теперь они все попрыгают! - мысленно посмеивалась девушка, проходя сквозь толпу придворных, тосковавших под дверью. - И Ника эта. И вообще они все. Не обязана я их обманы покрывать! Даже наоборот - все-таки приз наш. По праву".
  
   - Не может быть! - патетически возопил Бекин, когда они вышли на знакомую круглую площадь с фонтаном посередине.
   Ника и сама уже увидела справа белоснежный особняк с разнообразными флигелями и пристроечками, увеличивавшими его размеры раза в два. Сама площадь была окружена ровной, как по циркулю высаженной аллеей лиственных деревьев с густыми верхушками и почти абсолютно голыми стволами. Вокруг фонтана, тоже по кругу, стояли скамейки без спинок со странными, овальной формы, сиденьями.
   - Мы с тобой два дурака, Бекин, ты это знаешь? - задумчиво произнесла девочка, глядя вверх в серовато-голубое небо. - Мы ведь могли поехать на этой их летучке! Быстрее бы вышло и комфортнее.
   - Нет, Никель, дружище. Дурак среди нас только один, и, смею заметить, это не я! Ты умеешь управлять этой штукой? Вот именно! Я тоже нет, так что хорошо, что эта светлая идея пришла тебе только сейчас, когда мы уже на месте!
   - Ой, можно подумать, - проворчала Ника, вслед за приятелем пересекая площадь.
   На звонок долго не отвечали.
   - Мадам нет дома! - наконец, раздраженно заявил мажордом Питерс из-за двери. - Она во дворце! И вообще я советовал бы вам не появляться здесь!
   - А мы, между прочим, пришли не к самой мадам, а к молодым людям, которые здесь у вас остановились! Будьте любезны нас впустить! - потребовала Ника.
   - Этих двоих здесь уже нет! - злорадно сообщили из-за двери. - Они ушли утром на следующий же день, и где сейчас, я не знаю! И надеюсь, что вы тоже не задержитесь!
   - А мадам не может знать, куда...
   - Так. Значит, мы ушли, Питерс? - протянул сзади знакомый голос. - И не стыдно вам людей в заблуждение вводить?!
   - Кларк!.. А что это ты в таком странном виде?
   - Привет, Никунь. Нравится, да? Это я так маскируюсь. Жарко ужасно. А зачем это все понадобилось, мне бы хотелось объяснить в более подходящей обстановке, если этот многоуважаемый домашний страж соблаговолит пустить нас внутрь! - Кларк повысил голос.
   - И не подумаю! - гордо объявил Питерс. - После того, как мадам выставила вас на улицу за ваше непристойное поведение, я бы на вашем месте вообще зарекся появляться за милю от нашего дома!
   - За что нас выставили?! - Кларк задохну лся от возмущения. - Это уже...
   - С каких пор у меня на крыльце устраивают митинги? - холодно осведомилась сама хозяйка дома, запирая свой среп и поднимаясь по ступенькам. - А, это опять вы? Между прочим, вопить на всю площадь было совершенно не обязательно. Чем обязана повторным визитом? К слову сказать, вас, молодой человек, я очень надеялась больше никогда не увидеть.
   - Я и сам не привык возвращаться в места, откуда меня выставляют! И если бы не дело, не вернулся бы!
   - Очень интересно, какие у вас со мной могут быть дела?
   - Прошу прощения, леди, - вставила Ника. - Но нас прислал к вам мэтр... ну наш руководитель, помните? С тем, чтобы мы побеседовали с Кларком. А что у вас здесь произошло?
   - Да так... - неохотно буркнула хозяйка, - проходите, так уж и быть. Откройте, Питерс.
   Мажордом, казалось, слегка колебался, пока незваные гости проходили в дом, не стоит ли ему все-таки захлопнуть дверь у них перед носом, пока не поздно.
   Хозяйка не сочла нужным продолжать беседу и, оставив посетителей внизу, в затемненной, захламленной гостиной, ушла к себе наверх.
   - Что у вас произошло с бабушкой Тэна? - шепотом поинтересовалась Ника у Кларка.
   - Не сошлись характерами, - так же ответил он. - Повздорили немного, и нас выставили. Вообще я иногда думаю, что ни с кем не могу долго сосуществовать под одной кровлей.
   - Где же вы были все это время? И где сейчас Тэн?
   - И из-за чего тебя снова занесло сюда? - полюбопытствовал Сашка.
   - Накинулись, накинулись! После расскажу - это не столь важно. У меня как раз был встречный вопрос к тебе, Никунь. Я так понимаю, что наш руководитель кампании и идейный вдохновитель услал вас от греха подальше? Представляю, что сейчас творится во дворце...
   - Если ты о мэтре, то это запутанная история. Мы, можно сказать, сбежали. Постой-ка...
   - Ника подозрительно взглянула на Кларка. Тот снял свою маскарадную соломенную шляпу и с нарочито невинным видом принялся ею обмахиваться -... А откуда ты знаешь, что творится во дворце?
   - Врать, что увидел по экрану, не буду. Я там был, - небрежно пояснил Кларк. - Точнее мы были там вместе с небезызвестным тебе господином Дэлисом. Более того, мы умудрились сесть прямо перед теми двумя парнишками - полицейскими. Помнишь?
   - Да уж помню, - Ника вздохнула.
   Сашка покосился на нее, но ничего не сказал.
   - Кстати, Александр, мои поздравления с победой! Ты был на высоте! - вспомнил Кларк. Как ты обошел этого их...ну, как его... чемпиона бывшего.
   - Мигеля Ремиреса, - понятливо закивал Сашка. - Но это ничего, сложнее было, когда я выбивался на третье место.
   - Он тебя подрезал?
   - Почти. Он попытался меня прижать, а я...
   - Господа! - не выдержала Ника. - А вы можете обмен впечатлениями отложить?
   - Между прочим, я так и не понял, почему участвовал Александр под именем Бенджи, а не сам ученик и помощник нашего Великого и ужасного мэтра? - Кларк уселся в цветастое кресло рядом с буфетом.
   - Бенджи пропал, - помолчав, сказала Ника.
   Повисла нехорошая пауза. Было слышно только глухое ворчание Питерса в прихожей да жужжание мухи где-то за задернутыми шторами.
   - Так, - Кларк сидел в глубокой задумчивости. - Наших бьют. А почему все силы Биг-Корна не подняты на поиски?
   - Потому что... Долго объяснять. Словом, мэтр считает, что это провокация и что нашу команду таким образом хотели снять с соревнований. Мы им такой радости решили не доставлять, поэтому о том, что Бенджи исчез, никто не знает.
   - Кроме тех, кто это исчезновение организовал, - подсказал Бекин.
   - Что ж. В таком случае, я весьма рад, что вы оба сейчас в максимальном отдалении от дворца.
   - А мэтр остался там, - напомнила Ника. - И он даже не знает, что с нами ничего не случилось.
   - Вот уж за кого я волнуюсь меньше всего! - фыркнул Кларк.
   - А как мы без него сможем выяснить, где камень?!
   - Зачем выяснять то, что уже известно? - Кларк неожиданно отогнул поля соломенной шляпы и извлек из-под нее свою, потертую красную с ощипанным согнутым белым перышком. - Вот, - удовлетворенно констатировал он, водрузив ее на голову. - Чувствую себя человеком наконец-то. Ну и что вы оба на меня уставились? Да, я знаю у кого камень. Но не знаю, где тот, у кого он. Собственно, поэтому я сюда и вернулся. Кстати, пора бы пообщаться с владелицей этого дома.
   - Откуда ты все это знаешь? - крикнула вдогонку уже поднимавшемуся на второй этаж Кларку Ника.
   - Я в этом участвовал, - послышалось сверху.
   - Никель, ты что-нибудь понимаешь? - решился спросить Бекин.
   - Не столько понимаю, сколько догадываюсь...

  
  
   Тэн еле удерживался, чтобы не засмеяться. Это было просто здорово, когда Ника прошла мимо него, ничего не заподозрив, да еще и назвала "леди". В безумно неудобном женском наряде и впрямь были определенные преимущества.
   После кражи он еще с удовольствием потерся в толпе - тетка в дурацком розовом платье, с преувеличенным восторгом пытавшаяся взять автограф у Ее Величества, ни у кого не вызывали никаких подозрений. Но как только объявили победителя и стали готовиться к церемонии награждения, Тэн, поборов желание полюбоваться произведенным эффектом, подхватил юбки и, как можно скорее, стеная и покряхтывая насчет жары для достоверности, покинул дворец.
   Возвращаться к Кларку он даже не собирался, напротив, его теперешнее сдерживаемое хихиканье относилось и к Кларку тоже. Ликование Тэна можно было выразить одной фразой, собственно и вертевшейся у него в голове: " Как я их всех сделал!!" Всех: Кларка, с его поручением; всю дворцовую верхушку, впутавшую его в эту историю; комиссара с помощничками, которые тоже, наверняка, теперь побегают из-за пропажи камня; компанию из Джаз-Банда и... собственную бабушку, просто так, в придачу.
   Что теперь ему делать с камнем, Тэн не задумывался, лично ему он был не нужен. Стоит, конечно, невероятных денег, но если сунуться с ним куда-нибудь в ближайшие лет пять, вся история немедленно всплывет. В конце концов, его можно хранить как безделушку. Важно то, что он был украден и украден именно им! Вопрос о том, куда можно направиться после совершения "преступления века", решился довольно быстро. В Биг-корне был единственный дом, в котором можно было бы спрятаться, да еще и быть окруженным заботой и любовью.
   Марта Томпсон - одинокая леди средних лет, жившая в скромном районе, согласилась бы принять Тэна не задумываясь. Собственно, она и заботилась о нем, когда он был помладше. В первый раз, когда Тэн влез в ее сад за абрикосами и при этом, не удержавшись, свалился с забора и сильно ушибся, добродушная леди не только отвела его к себе в дом, утешила и поговорила с ним, но, отпустив, еще дала тех самых абрикосов "на дорожку".
   За Тэном с детства никто не следил: матери своей он никогда не видел, а жил с отцом, с которым они во многом сходились характерами, но который о воспитании сына заботился мало. Устраивая свою жизнь, отец снова женился, и в доме возникла изнурительная война между Тэном и мачехой. Тогда отец попытался "сбыть" его бабушке, но у той было страшно и безмерно скучно, да и сама она восторга от присутствия внука не испытывала.
   Так и получилось, что никому не нужный Тэн повадился бегать в домик с садом и, если была возможность, проводил там целые дни. У леди Марты детей не было, и она принимала у себя мальчика с радостью. Тэн иногда даже водил к ней свою сводную младшую сестренку. Однажды - Тэн тогда даже не понял, из-за чего это произошло, - он вдруг понял, что больше жизни в семье выносить не может, и сбежал.
   Придя к леди Марте, он твердо заявил, что если она не позволит ему жить вместе с ней, то он переселится на улицу. Леди радостно согласилась принять его. Она заботилась о Тэне по мере сил, потихоньку учила и восхищалась ловкостью, с которой Тэн показывал свои "фокусы": таскал незаметно мелкие вещи и извлекал их из неожиданных мест.
   Со временем "фокусы" переросли в настоящую страсть и превратились в банальные кражи. Тэн к тому же оказался "везунчиком" и не попадался довольно долго.
   Однако, как известно, сколько веревочка не вейся... Первый раз, когда его поймали, дело ограничилось предупреждением как несовершеннолетнему. Но остановиться было уже невозможно.
   Леди Марта не подозревала ни о чем - она не могла даже подумать, что ее "славный мальчик" может заниматься чем-то противозаконным. В один прекрасный день Тэн пропал на несколько месяцев. Вернувшись, сообщил, что возникли "определенные обстоятельства" и что он все собирался сообщить о себе, но было очень много дел. Через некоторое время он исчез снова. На этот раз почти на год. К этому времени она сама обо всем начала догадываться, но Тэна по-прежнему любила, и ей было горько сознавать, что тот ввязывается в опасные дела. В конце концов он ушел и с тех пор не возвращался. Именно тогда леди Марта, сильно тосковавшая, написала "обманное" письмо своему брату Консейлю с просьбой приехать.
   Так что теперь Тэну предстояло объяснить не только, как он сбежал из Главной городской тюрьмы, но и еще очень-очень многое. Однако другого выхода у него не было. Кроме того, на самом подъезде к "абрикосовому домику" он внезапно почувствовал, до какой степени соскучился по леди Марте. " Главное - не впасть в сентиментальность", - подумал Тэн, вместе со всеми своими юбками выбираясь из экипажа.
  
   - То есть как "ты ему поручил"? Ты чем думал вообще?! - Ника распалялась все больше и больше.
   Несколько опешивший Бекин забился в уголок между буфетом и дверным косяком и оттуда наблюдал за происходившей сценой.
   - Ой, до чего же давно меня не ругали! Я прямо соскучился! - Кларк насмешливо фыркнул. - От тебя, Никунь, я еще нотаций никогда не выслушивал - новаторство, однако.
   - Не язви! Ты понимаешь, что его могли поймать? Не удивительно, что он сбежал! Представляешь, что ему грозит?
   - Не больше, чем в свое время мне! А вообще-то - меньше. И не забудь - сбежал-то он с камнем! А у меня, между прочим, другого выхода не было. Я, когда узнал, что от Биг-Корна будет этот... Мигель... я решил, что лучше будет подстраховаться. Подумай, что было бы, если бы победили не мы? Все бы случилось по их плану, камушек уплыл бы у нас из-под носа - все танцуют! Так, по-твоему, лучше?
   - Мэтр бы что-нибудь придумал...
   - Опять мэтр! Эдакая панацея от всех бед! Знаешь, Ник, мне начинает казаться, что этот Великий и ужасный имеет на тебя несколько большее влияние, чем следовало бы.
   - Во всяком случае, он необдуманных поступков не совершает! А камушек и так " уплыл у нас из-под носа", как ты выразился! Где теперь искать Тэна? Ну, вот где?
   - Если ты на секунду успокоишься, то я, может быть, смогу тебе ответить! - раздраженно заявил Кларк. - Я только что именно это и спрашивал у его бабушки. Она сказала, что это не ее дело, но в одном из " темных кварталов" живет его сестра.
   - Сестра Тэна? - переспросил из своего угла Сашка.
   - Ну да. Сводная. Места там нехорошие и запутанные. Наша бабушка считает, что он должен был направиться туда. Ему было бы удобнее всего там прятаться.
   - Поедем ее искать? А хоть примерные координаты тебе известны?
   - Именно что примерные. Но найдем как-нибудь, где наша не пропадала!
   - Отлично. Вот и езжайте искать эту сестру, а я тем временем вернусь во дворец, - сообщила Ника.
   - Нормально! А зачем, спрашивается, мы оттуда убегали?! - возмутился Сашка.
   - Затем, что мне не хотелось за решетку! У меня на руках секретные документы!
   - И куда ты их теперь денешь?
   - Еще не думала, - Ника даже несколько растерялась. - Кларка я знаю, он вечно влипает в неприятности...
   - Спасибо за доверие! - проворчал себе под нос Кларк.
   - Ну не дуйся! Хочешь, отдам тебе?
   - Нет уж, теперь не стоит! Отдай вот надежному, как кремень, Александру. Он убережет!
   - Как скажешь. Так, смотри, Бекин. Вот это - манускрипт и план, с ними поаккуратнее, а эти конверты - еще более важные улики...
   - С ними поосторожнее! - передразнил ее Кларк.
   - Вот. Так что вы теперь во дворец не суйтесь. У вас - наши козыри.
   - Прекрасно! Ну что, разбежались?
   - Разбежались, - Ника кивнула. - Удачи вам. Как найдете Тэна - дайте знать!
   - Всенепременно! - Кларк отвесил ей полупоклон. - Но на твоем месте я бы кое над чем подумал. Ты не совсем адекватна в данный момент, на мой взгляд. Так что, как отойдешь от этого состояния - тоже дай знать, договорились?
   - А как мы будем искать эти кварталы? - поинтересовался Сашка, после того как за Никой захлопнулась дверь.
   - Мне одолжили карту, представляешь? Я даже не успел как следует удивиться такой щедрости! Очевидно, чтобы уж сразу отделаться от нас раз и навсегда. Слушай, тебе не кажется, что мы с Никой простились как-то не так?
   - Это еще мягко сказано, - подтвердил Сашка.
   - Странно. Что она на меня взъелась? Может, потому, что у нее трепетные понятия о дружбе? Я, по ее понятиям, послал Тэна на рискованное предприятие, а он нам вроде как друг? С другой стороны, он тоже хорош!
   - Да кто ее разберет! Не терзайся. Лучше не будем терять время, пойдем быстрее, - предложил Сашка.
   - Пойдем, - Кларк снова накинул капюшон, но уже на свою шляпу.
   - Слушай, а ты так и не сказал, зачем тебе понадобилось переодеваться? - напомнил ему Бекин.
   - Ох, долгая история! Расскажу по дороге.
   Ника сама не понимала, что на нее нашло. Может, сказались усталость и волнение... "Надо, наверное, вернуться и сказать какие-то правильные слова, а то на душе
   нехорошо", - подумала она. Но возвращаться обратно не хотелось. "Нет, точно нужно ехать во дворец. Общественным транспортом я там по пробкам буду к завтрашнему утру. Пешком идти нельзя - заблужусь элементарно, да и далеко. Что же делать?.. - Ника задумалась. - Минутку. Интересно, где тут ближайшая станция летучки?"
  
   - Ваше Величество, я постараюсь разъяснить все возникшие недоразумения, - Ректор после вызова Королевы на аудиенцию не замедлил явиться, по ее желанию, прямо в высочайшие апартаменты.
   - Ну? Я жду.
   В дверь деликатно постучали.
   - Что там еще? - сердито спросила Королева. - Я занята! А, это вы, леди Грэнни? Заходите.
   - Надеюсь, я не слишком вам помешаю, - взгляд Первой дамы коротко скользнул по Ректору.
   - Вы желали бы знать, отчего в соревнованиях участвовал другой человек, нежели должен был? - с поклоном продолжил тот. - Это объяснить легче легкого. Дело в том...
   Леди Смит, шурша широкими шелковыми брюками, быстро прошла к окну.
   - Дело в том, что заявленный нами гонщик по... по состоянию здоровья не смог принимать участие в соревнованиях. Удачно, что в команде оказался человек, который смог его заменить. Это произошло практически перед самым началом, поэтому заявить о новом составе мы просто не успели.
   Ректор незаметно посмотрел на леди Смит. Она стояла, по обыкновению склонив голову набок, и, казалось, была не заинтересована диалогом.
   - Хорошо! А штурман? - с интонацией человека, загнавшего собеседника в тупик, торжествующе воскликнула Королева. - Вы же не могли не знать, что участвовать может только гражданин той страны, которую он представляет? Почему же у вас штурманом оказался один из моих дворцовых служащих?
   - Вы прекрасно осведомлены, Ваше Величество. Очевидно, у вас весьма надежные источники информации, но в данном случае до вас дошли не совсем проверенные факты: человек, который был штурманом, действительно служит при вашем дворе...
   - Ну, вот видите!
   - ... Но вам, вероятно, не сообщили, что этот человек - уроженец и гражданин Джаз-Банда!
   Нижняя губа у Королевы от досады выпятилась вперед.
   - Так что мы не нарушили ни одного правила, связанного с проведением соревнований.
   - Но вы же не были зарегистрированы по правилам - значит, вообще не имели права участвовать!
   - Не имели права? - Ректор вскинул брови. - Что вы, Ваше Величество! Неужели вы полагаете, что после данного лично вами королевского разрешения мы осмелились бы не воспользоваться своим шансом и не принять участие?! Это было бы с нашей стороны просто неэтично! Мы бесконечно признательны вам...
   - Да, я поняла. Благодарю вас, вы свободны, - тоскливо проговорила Королева.
   - Ваше Величество, к чему этот допрос? - невзначай спросила леди Смит, после того как за Ректором закрылась дверь. - Не стоило, наверное, вываливать на иностранного гостя непроверенную информацию? И почему вы не поручили это мне, стоило ли утруждать себя?
   - Я хотела поговорить с ним сама, - капризно заявила Королева. - Я вообще теперь заниматься всем буду сама. Это гораздо интереснее, чем все мои затеи.
   - Всем? - Первая дама поправила пучок на затылке. - Я могу увольняться?
   - Нет, зачем же! Оставайтесь! - великодушно разрешила Маха.
   - Но, откровенно говоря, меня разбирает любопытство - откуда вам столько стало известно о команде Джаз-Банда?
   - А вот не скажу! - гордо заупрямилась Королева. - Это мои секретные каналы связи.
   - Пусть она мне покажет секретный канал, о котором я не знаю, - бормотала про себя Первая дама, с неестественно прямой спиной покидая апартаменты.
   - Не сказала? - окликнул ее стоявший в отдалении Ректор.
   - Откуда вы знаете, о чем мы говорили? - резко спросила леди Смит, подходя к нему. - Подслушивали?
   - Вы можете представить меня подслушивающим? Нет, разумеется. Вы пытались выяснить у Королевы, кто приложил руку к этому доносу, но она отказалась говорить.
   - Отказалась, вы правы. Скажите, а кто знал о вашей замене?
   - Двое моих людей, за которых я ручаюсь, штурман, которому подставлять самого себя явно нет резона, и еще... кое-кто.
   - И этот "кое-кто" методом исключения и оказывается виновником, - заключила Первая дама. - Вы мне назовете его имя или...
   - "Или", леди. Все обошлось, а я не питаю к этому человеку личной неприязни. В конце концов, он был даже великодушен - все-таки он, а точнее, она рассказала обо всем только сейчас и Королеве, а не до начала соревнований - вам.
   - Действительно, - леди Смит улыбнулась. - А вы сказали Ее Величеству правду?
   - Практически полностью. Единственно что... думаю, вы и сами понимаете, что причину замены гонщика я слегка подкорректировал?
   - Не понимаю.
   - Не стоит притворяться, если уж мы, так сказать, ведем дружескую беседу. Я ведь знаю, что вы вместе с многоуважаемым Хранителем библиотеки пытались отстранить нас от соревнований с самого начала. Поэтому будьте любезны все же сказать, что вы сделали с нашим гонщиком и где он находится в данный момент?
   Леди Смит молча смотрела в сторону.
   - Кто вы такой? - наконец спросила она. - Вы не начальник Фонда Культуры, это ясно. Откровенность за откровенность, что скажете?
   - Хорошо. Но в таком случае вы объясните, куда пропала и остальная моя команда. Договорились?
   - Договорились. Итак?
   - Я - Главный советник Его Импровизаторства, Диля I, а также Ректор Главного Дирижерского Университета Джаз-Банда. К вашим услугам.
   - Ну понятно, - протянула Первая дама. - Теперь понятно, почему наш Хранитель так вас боится.
   - Весьма приятно это слышать. Но... леди, я жду ответа и на свой вопрос.
   - Он очень прост: не знаю, - леди Смит под выразительным взглядом Ректора пожала плечами. - Не смотрите на меня так. Я действительно не знаю, где сейчас находятся ваши люди. Но если вы опишите их приметы, когда вы их видели в последний раз, то мы можем организовать поисковую кампанию...
   - Благодарю вас, леди. Вы оказали мне неоценимую помощь, позвольте откланяться.
  
   Чтобы взмыть в небо, Нике потребовался краткий курс обучения искусству управления летучкой от смотрителя станции и максимум невинного идиотизма в глазах, чтобы сия процедура обошлась ей бесплатно. Хорошо хоть, что на катание по воздушной дороге не потребовались специальные права. И теперь Ника, вмертвую вцепившись в штурвал, со смесью восторга и ужаса кружила в желтоватом небе над укладывавшимся в пыльные сумерки городом. Других кабинок летучки, к счастью, не наблюдалось - Ника была не вполне уверена, что запомнила замысловатые правила воздушного движения.
   Полчаса пролетели незаметно. Ника опомнилась, когда количество огоньков под брюхом ее кабинки превратило землю в мигающую и переливающуюся поверхность.
   "А Биг-Корн тоже может быть красивым, - подумала Ника. - Особенно, если смотреть на него с высоты".
   - Ну, хватит с меня, пожалуй, - задумчиво сказала она самой себе. - Пора бы и во дворец. Где тут дают дворец?
   Муравейник дворца возвышался над прочими, тоже не маленькими, постройками. Ника решительно завернула штурвал вправо. Не отказав себе в удовольствии сделать почетный круг над многобашенной конструкцией, девочка повела кабинку на посадку. Снижение получалось неровными кругами - вдруг Ника поняла, что приблизительно в том месте, где кабинка должна была коснуться земли, стоит человек. Девочка отчаянно нажала зеленую кнопку. " Нажимать нужно как можно аккуратнее", - вспомнились ей слова смотрителя, - но было уже поздно: кабинка, как-то странно ухнув, стремительно полетела вниз.
   " Ну, все. Вот теперь я точно доигралась, - мелькнуло в голове у Ники. - Почему я всегда влипаю в непри..." Кабинка с грохотом рухнула на землю.
   Виновник аварии подбежал к месту падения.
   - С вами все в порядке? - тревожно спросил он, откидывая колпак кабинки.
   - Все лучше не придумаешь, - промычала Ника, потирая ушибленный подбородок и прикидывая, будет ли видно синяк.
   - Ах, это ты? - вдруг удивился незнакомец. - Вернулась, значит? Очень кстати.
   - Шарль? - узнала полицейского девочка. - Слушай, ты проведешь меня во дворец, видишь ли... обстоятельства...
   - С удовольствием проведу, - со странной интонацией произнес Шарль. - Я тебя к самой Королеве, пожалуй, проведу. Вот там ты все и расскажешь: и кто ты такая на самом деле, и где вы спрятали вора, и зачем тебе понадобилось убегать из дворца, а потом возвращаться - все, словом. Гиф мне рассказал историю с твоим побегом, и его счастье, что она еще не раскрылась, зато теперь ему будет нечего бояться.
   - Ты меня, что, арестовывать собрался? - не поняла Ника. - Здорово! Вот уж не ожидала! Ну, арестовывай, если так неймется, только ничего хорошего из этого не выйдет. Мэтр...
   - Вот, вот, - перебил ее Шарль. - И про мэтра своего все расскажешь.
   - Ну, пойдем, - вздохнула Ника. Как же все глупо получилось. Надо было упасть немного левее. - Только я ужасно устала, может, ты меня завтра арестуешь?
   - Нет уж, - упрямо заявил полицейский. - Больше я этот шанс не упущу. И Гиф теперь протестовать не будет, после того как ты его, как бы это назвать... использовала.
   - Да не использовала я его! Не говори ерунды! - раздраженно воскликнула Ника. - Просто у меня выбора не было!
   - Расскажешь все Ее Величеству. А с Гифри ты зря так... Он на тебя, похоже, запал.
   - В общем так, когда встретишь своего брата, передай, что я ему повода не давала! Так что нам и разговаривать не о чем. Все, пошли к Королеве, я отдохнуть хочу.
   - Не волнуйся, уж теперь отдохнешь.
  

Глава 16

  
   - Заблудились.
   - Нет.
   - Заблудились.
   - Нет.
   - Заблудились.
   - Нет.
   - Заблуди...
   - Нет! Я иду по карте, не видишь? - не выдержал наконец Кларк. - Какой дурак заблудится с картой?!
   Сашка выразительно промолчал.
   Шли они и вправду уже довольно долго запутанными переулками, внезапно обнаружившимися между прямыми, как палки, основными магистралями Биг-Корна. По расчетам Кларка скоро они должны были достигнуть тех самых "темных кварталов", в которых можно было найти след Тэна.
   - Зря мы пошли, - бубнил Бекин. - Нужно было вернуться во дворец вместе с Никой, а завтра уже всем вместе отправиться сюда. Тут места нехорошие, я нутром чую...Да и как ты собираешься искать в незнакомой местности неизвестного человека, даже имени которого не знаешь?
   - Да вот так, - спокойно заявил Кларк, постучав по плечу шедшего впереди прохожего.
   Тот обернулся - лицо его исказилось, и он поднял руки, словно защищаясь.
   - Я же уже говорил... - пролепетал он, - ... у меня еще в тот раз все забрали! И с лавки долю я уже отдал!
   - Так. Сэр, мы вас отпустим, если скажете нам одну вещь...
   - Все, что угодно!
   - Мы ищем здесь одну девушку. Не живет ли поблизости человек, который хорошо знает
   жителей округи?
   - Если девушке, которую вы ищете, меньше 86-ти лет, то вам стоит пойти к старому Майку, в часовую лавку - он знает подробные биографии всех, кто жил здесь за последний век.
   - Благодарю вас, сэр! - отсалютовал Кларк после того как прохожий, указав направление, кинулся бежать. - Ну, вот и все. Теперь мы ее быстро найдем.
   - А как ты догадался, что здесь вообще есть такой человек? - с удивлением спросил Сашка.
   - Мне доводилось пожить в подобных местах, сам знаешь. Они все похожи одно на другое - такое маленькое государство со своими законами и жителями. Всегда есть кто-то, кто знает обо всех все. Вот у нас в Попсовом квартале живет одна вдова... Так. Пришли.
   Судя по вывеске и покореженным часам с выскочившими стрелками, пружинками и шестеренками над входом, на первом этаже приземистого кривоватого здания и впрямь находилась часовая мастерская.
   Когда дверь открылась, звякнул колокольчик.
   Внутри было темно - только одинокая лампочка без абажура давала тусклый кружок света, болтаясь где-то под потолком. В тишине слышалось беспрерывное унисонное тиканье: судя по всему, заказов у часовых дел мастера хватало.
   - Никого нет дома? - шепотом спросил Бекин.
   - Кроме меня - никого, - пробормотал хриплый старческий голос.
   - Ээ... Вы и есть Майк? - поинтересовался Кларк у темноты.
   - Не исключено, не исключено, - голос захихикал. - А что занесло двух незнакомых молодых людей на ночь глядя в эту дыру?
   - Дело, - уклончиво ответил Кларк.
   - Какое же, какое? - в голосе появилась заинтересованность. - Бесплатно ничего не будет, знаете, да? Ничего не будет. Что же за дело такое, а?
   Бормотание послышалось откуда-то слева, звуков шагов, однако, не было. Сашке стало не по себе.
   - Плата? Ну что вы, сэр, наше дело не потребует от вас большого напряжения. Буквально два слова... - Кларк вглядывался в темноту.
   - Какой хитрый! - бормотание и хихиканье переместилось еще левее. - Думаешь, мне станет интересно, да? А если даже и так? Без платы ничего не будет, мальчик, ничего.
   - А какая плата? - неожиданно для самого себя спросил Сашка.
   Хихиканье усилилось - по спине Бекина побежали мурашки.
   - Испугался, испугался! Я отниму только ваше время - как вам?
   - Согласны, - немедленно объявил Кларк.
   - Ты чего? Что он имел в виду? - зашептал ему Сашка.
   - Значит, один все-таки понял, а другой - нет, - бормотание сделалось удовлетворенным. - Ну что ж, не так плохо, не так плохо. Ну, говорите же, говорите.
   - Мы ищем девушку по фамилии Дэлис. Здесь есть такая?
   - Может быть, это ее девичья фамилия, - добавил Бекин.
   - Жил здесь один Дэлис с сыном, но давно умер.
   - А дочери у него не было?
   - И дочь была, а как же! - невидимка снова захихикал. - Жила со своей матерью - Круглой Марион. Сейчас живет одна, на углу Улицы Гнутых кнопок возле стройки.
   - А как ее зовут?
   - Диной ее зовут, Диной. А больше ничего не скажу, да, не скажу. Платите теперь, - бормотали теперь откуда-то сверху.
   - Я правильно понял вас, сэр? - Кларк порылся под плащом в карманах и извлек посеребренные круглые часы на цепочке.
   - Ох, правильно! - восхитился таинственный невидимка.
   - Давай, Александр, доставай, - обернулся Кларк к Бекину.
   - Роллекс? Маловато информации за роллекс-то, - Сашка колебался.
   - А вот не будет вам без платы удачи-то, не будет, - зашуршало-забормотало по углам.
   - Не каркайте, - буркнул Бекин, расстегивая ремешок "Роллекса".
   - Кидайте!
   Кларк с Бекиным зашвырнули свои часы куда-то в темень. Бормотание смолкло.
   - Все, теперь отходим, - тихо скомандовал Кларк, беря Сашку за плечо.
   От странной лавки удалялись почти бегом.
   Бекин ворчал:
   - Тоже мне "загадки в темноте"! Почему мы слушались этого старого вымогателя, спрашивается?
   - Нет, вели себя мы правильно, а вот того гада, который нас туда послал, я бы, пожалуй, отделал хорошенько. Я о таком только читал раньше, попалась как-то "Книга сказок". Кто бы мог подумать! Ты хоть понимаешь, с кем мы столкнулись? Твое счастье, если не понимаешь, - Кларк замолк, раскуривая на ходу трубку.
   - И... с кем? - рискнул спросить Бекин.
   - Смотритель времени. Только не спрашивай, что он такое, сам не знаю. Факт в том, что спорить с ним нежелательно. Я все понял, когда он о плате заговорил. И зря ты цеплялся за свои часы: не отдал бы - вышел бы оттуда глубоким стариком - что нежелательно, не правда ли? - Кларк как ни в чем не бывало окутался облачком дыма, предоставив Сашке самостоятельно осмысливать сказанное.
   - А теперь он ничего сделать не может? - робко поинтересовался Бекин.
   - Да он про нас уже забыл, я думаю, - беззаботно ответил Кларк. - Перестань ты трястись, все закончилось благополучно, а информацию он нам все-таки дал, спасибо ему большое.
   - То же мне информация! Как мы здесь ночью найдем эту улицу Битых горшков или как там ее...
   - Гнутых кнопок. Снова спросим направление и найдем.
   - И пошлют нас опять к какой-нибудь нечисти в лапы. Вообще никогда не думал, что могу по-настоящему встретиться с чем-то таким... Может, не будем спрашивать, а? - Сашка ежился каждый раз, когда они проходили в промежутках между блеклыми фонарями. Темные тени, иногда бесшумно шмыгающие рядом, иногда с градом ругательств проходящие мимо, доверия не внушали.
   - А если она живет в десяти кварталах отсюда? Сам подумай, заблудиться здесь - приятного мало.
   - Потерялись? - очередная темная тень интимно прильнула к Сашке - тот отскочил и наступил Кларку на ногу.
   - Еще нет, леди! - взвыл тот. - Мы ищем улицу Гнутых кнопок. Поможете найти? Дом на углу рядом со стройкой.
   - Это где живет дочка Круглой Марион? - догадалась тень. - И зачем она вам сдалась?
   - Не важно, у нас к ней дело.
   - Ах, дело... - понимающе промурлыкала тень. - Это не так уж далеко. Провожу, мне не жалко.
   - Отлично, - обрадовался Кларк. - Знаете, мой друг очень волновался, что мы можем заблудиться, а если спросим кого-нибудь, то нас могут попытаться ограбить или...
   - Да что у вас награбишь-то? - шелестящее рассмеялась проводница и махнула кому-то в переулок. - Отбой, ребята!
   Из переулка проскользили мимо четыре тени внушительных габаритов - Бекин судорожно сглотнул.
  
  
   Тэн примостился на табурете возле дверного косяка и с наслаждением слушал знакомые звуки: шелест занавесок около открытой форточки, тихое бульканье воды в чайнике, хриплое чириканье престарелой канарейки... Любимый старенький дом с абрикосовым садом, в который он не заглядывал два года, действительно почти не изменился. Не изменилась и его хозяйка : леди Марта оставалась моложавой бодрой женщиной и в одежде по-прежнему предпочитала синий цвет.
   Появление Тэна стало для нее не просто неожиданностью - потрясением! Едва ступив за порог, Тэн тут же скинул осточертевшее ему розовое платье, остался в своей несколько нелепой жилетке и клетчатых брюках, водрузил на голову тирольскую шапочку и окончательно почувствовал себя дома.
   Объяснять леди Марте пришлось многое, включая маскарад. Процесс оказался сложным, учитывая, что определенные события и факты приходилось для ее ушей адаптировать. Леди поахала, поохала, поволновалась, а затем и сама поведала Тэну о своих новостях. Жильцов в доме прибавилось, поскольку после "исчезновения" Тэна, как мягко выразилась хозяйка, она от тоски пригласила к себе жить своего двоюродного брата, который приехал и поселился у нее, а приехал аж из Джаз-Банда. На этом месте Тэн поперхнулся четвертой абрикосовой слойкой и быстро перевел разговор на нее. Дескать, то ли он отвык от домашней выпечки, то ли сегодня у леди Марты при готовке было особое вдохновение. Леди мило рассмеялась и заметила, что ее брат привез множество новых рецептов и что сам он устроился работать на королевской кухне Главным пекарем.
   В этот момент как раз прибыл Консейль. Церемония знакомства состоялась - Консейль сообщил, что взял отпуск на неделю, чем несказанно обрадовал леди Марту, любившую оживление в доме.
   И теперь Тэн сидел на своем любимом табурете, наслаждался обстановкой и мучительно пытался вспомнить, где он видел Консейля раньше. Ведь точно где-то видел. Очень уж знакомое лицо.
   От внезапной догадки Тэна подбросило - на гонках! Точно, на гонках! Он был на трассе, Тэн видел его мельком, но лицо ему запомнилось. Значит, он один из тех. А как же тогда два года? Выходит, вся эта затея была четко распланированной акцией, но два года назад его только-только посадили. Зачем тогда нужно было ждать столько времени, прежде чем грабить музей? Непонятно. А может, этот Консейль случайно оказался в команде? Но почему именно он? Плохо то, что он работает во дворце. До чего неудачно! Ну, ничего, главное - отсидеться на первых порах, а потом выход найдется. Надо выбросить всю эту историю из головы.
   Тэн привстал и отодвинул белую тюлевую шторку: за окном совсем стемнело, в кронах шелестевших абрикосовых деревьев временами проскальзывали огоньки фар срепов, проезжавших по улице за невысоким забором. Первая ночь, когда можно будет спать абсолютно спокойно. Внезапно Тэн вспомнил о камне - леди Марта, чего доброго, может решить выстирать его дамский наряд - не хватало, чтобы она нашла похищенную драгоценность!
   Тэн на цыпочках выскользнул в коридор и, задевая за углы и косяки (он и забыл, что в домике было довольно тесновато), пробрался к корзине, в которую тетушка сваливала грязную одежду. Не зажигая свет, чтобы не привлекать внимание, он начал тихо копаться в корзине.
   - Мальчик мой, что ты тут делаешь? - изумилась леди Марта, щелкая выключателем.
   Тэн быстро обернулся и отскочил от корзины.
   - Я искал то платье, в котором... ну... в котором я...
   - А! Ту розовую тряпку? Я повесила ее в шкаф, подумала, что она может на что-нибудь пригодиться. Кстати, когда я ее чистила щеткой, оттуда выпала какая-то стекляшка. Блестящая такая.
   - А где сейчас эта стекляшка?!
   - Я убрала ее на полку со слониками. Она тебе нужна? Я надеюсь, что завтра ко мне не явится какой-нибудь продавец бижутерии и не скажет, что ты стащил эту вещицу у него с прилавка?
   - Нет, тетушка! Он точно не явится! - заверил леди Марту Тэн, исчезая в комнате.
   Камень необходимо было спрятать от любопытных глаз. Если Консейль увидит камень, он после событий этого дня точно что-то заподозрит. Но куда спрятать?
   В стенном шкафу под самым потолком была маленькая ниша, в которой стояла плоская вазочка на толстой ножке. Тэн взял стул, приставил его к шкафу и, встав на стуле на цыпочки, опустил камень в вазочку. Затем вернул стул на место и полюбовался проделанной работой - снизу нишу и вазочку не видно, леди Марта, судя по обилию пыли, вообще забыла о ней - неплохой тайник.
   Тэн довольно отряхнул руки и направился в кухню.
  
  
   " Браво. Дорогуша, ты сегодня просто в ударе по части ссор и обид, - мрачно думала Ника, поднимаясь вместе с Шарлем по лестнице. - Гифри обидела, с Кларком поцапалась вообще на пустом месте, теперь еще Шарль на меня косится, как будто я покушалась на жизнь его любимой бабушки. И главное, даже попенять не на кого, поскольку виновата во всем сама. Эх... Хочу в Джаз-Банд".
   - Здравствуйте, молодые люди, - Ректор стоял, прислонившись к стене, и в задумчивости разглядывал стекла своих очков на просвет огромной люстры под куполом холла. - Ника, дорогая моя, а ведь ты могла бы и предупредить меня перед тем как исчезнуть.
   - Простите, мэтр, - Ника, просияв, бочком передвинулась поближе к Ректору. - У меня не было возможности.
   - Ну что ж, тогда тебе придется оставить этого юношу в одиночестве - нам с тобой нужно поговорить.
   - Увы, Шарль, - Ника комично развела руками. - Как видишь, ничего не получится. Ну, ничего, может, тебе в другой раз шанс выдастся?
   Шарль только открыл рот, собираясь что-то сказать, как пробегавшая мимо фрейлина окликнула его:
   - Шарль, тебя Ее Величество вызывает! И твоего брата тоже.
   - Ее Величество? - озадаченно переспросил полицейский.
   - Да! Беги к ней, быстро, я тебя по всему дворцу разыскивала!
   - Идите, идите, сэр, - кивнул Шарлю Ректор. - Мы не смеем вас задерживать.
   Ника не отказала себе в удовольствии показать ему вслед язык.
   - Ай-яй-яй, - с улыбкой заметил Ректор.
   - Ну, извините, мэтр Рун! Очень уж у него была самодовольная физиономия, когда он собрался меня арестовывать. Между прочим, спасибо вам огромное, вы очень вовремя подоспели.
   - И за что, позволь спросить, он решил совершить этот карательный акт?
   - А вы, правда, не знаете?
   - Разумеется. В противном случае я не стал бы спрашивать.
   - Просто я привыкла к мысли, что вы всегда обо всем осведомлены.
   - Не преувеличивай. В данный момент меня интересует еще несколько вопросов, в частности, куда ты пропала на целый день и где Александр? Он ведь тоже исчез из дворца.
   - Не без моей помощи. Это довольно долгая история. Но есть одна новость, которая не может вас не заинтересовать, - Ника обернулась по сторонам, убедилась, что вокруг никого нет, и продолжила еле слышным шепотом. - Я знаю, кто украл камень.
   Ректор остался бесстрастным, только сложил свои очки, спрятал их в футляр и убрал футляр обратно в карман.
   - И кто же?
   - Тэн.
   - А откуда эти сведения?
   - От Кларка. Я же говорю - долгая история. Кларк с Тэном оказались здесь, на гонках. Потом Тэн исчез, а через какое-то время, когда соревнования уже подходили к концу, Кларк его увидел удалявшимся от Королевской трибуны. Кларк погнался за ним, но упустил.
   - Дорогая моя, не стоит выгораживать нашего друга Кларка. Совершенно ясно, что он виноват в пропаже камня.
   - И ничего он не виноват! Он хотел как лучше. М-да... а говорили, что не всегда все знаете!
   - Это не тот случай - тут все прозрачно. А Кларк, надо понимать, сейчас там же, где Александр, верно?
   - Да. Они ищут Тэна в какой-то богом забытой дыре на окраинах города.
   - Тогда за них не стоит волноваться - найти, конечно, вряд ли найдут, но не пропадут точно. Наш друг Кларк в таких местах обретается как рыба в воде. Хоть что-то прояснилось - уже неплохо. Скажи, а ты давно проверяла наличие документов в тайнике?
   - На этот счет, мэтр, можете не волноваться - их нет во дворце - я отдала их Сашке.
   - Александру? Ты уверена, что...
   - Будьте спокойны. Что он умеет - так это держать нужные вещи при себе в целости и сохранности.
   - Полезное качество.
   - Кстати, о документах. У меня есть для вас приятный сюрприз.
   Ректор поднял одну бровь.
   - Ко мне в руки попали очень любопытные бумаги. Точнее некие отчеты о некоем деле, адресованные некой...
   - Крайне отчетливые сведения, дорогая моя. Крайне.
   - Словом, у нас есть вещественные доказательства того, что Первая дама двора возглавляла операцию по похищению Лазаря.
   - Они тоже у Александра? Ника, тебе поразительно везет. Впрочем, как всегда. Что ж, теперь нам нужно...
   - Определить программу действий?
   - Тебе в первую очередь необходимо выспаться - у тебя был тяжелый день. И без возражений. А утром нам нужно будет совершить небольшую поездку. Дело в том, что Консейль сегодня вечером совершенно неожиданно взял недельный отпуск. Очень хотелось бы выяснить, с чем это связано.
   - Может быть, он просто отдохнуть решил? - предположила Ника, сдерживая зевок.
   - Возможно, но проверить никогда не вредно. Все, тебе срочно пора отправляться в свою комнату, ты спишь на ходу. И сегодня никаких ночных похождений, слышишь?
   - Каких похождений... - Ника несколько раз моргнула. - Слушаюсь, мэтр, - она безнадежно махнула рукой. - Сегодня я в комнату леди Грэнни или как там ее, не полезу, так уж и быть.
   - Тем более, что оттуда довольно сложно выбраться, не так ли?
   - Ой! - неожиданно воскликнула Ника. - Как же я забыла! Память дырявая! Я ведь в той комнате с автоматическими дверьми заперла одного вашего хорошего знакомого. Когда я... Ну когда меня... Ну, словом, когда меня там закрыли, туда явился Диссон. Я его сразу узнала. Он что-то искал, я подумала, что он тоже мог считать, что камень был у Первой дамы.
   - Он тебя видел? - быстро спросил Ректор.
   - Судя по всему, нет. Во всяком случае, дал себя запереть совершенно спокойно.
   - Минуту, - Ректор задумался. - Как интересно. Значит, есть два варианта: либо он в момент нашего разговора с леди Смит все еще находился в комнате и все слышал, либо сумел каким-то образом выйти на свободу до этого и тогда не знает, о чем мы говорили. Чрезвычайно интересно. Время покажет, как было на самом деле.
   - Вы говорили с леди Смит??
   - Наводил мосты, как у вас принято говорить. В результате она знает, кто мы на самом деле и зачем приехали, а заодно в процессе разговора подтвердилось большинство моих догадок и предположений. Могу также сказать, что она, возможно, и не причастна к исчезновению Бенджамина. Или же весьма искусно притворяется. Думаю, это все же дело рук моего бывшего друга.
   - Но почему мы ничего не предпринимаем? Почему просто не пойти в библиотеку, не арестовать его на основании...
   - На основании чего? Домыслов? Официально против него ничего нет. К тому же до самых недавних пор его покрывала Первая дама двора. Я, как мог, постарался открыть ей глаза, но не уверен, что она поверила и захочет внять моим словам. Если кто-то сможет арестовать Диссона, то это именно она.
   - Как обидно, когда не можешь доказать то, что знаешь точно! А про Бенджи эта леди ничего не сказала?
   Ректор отрицательно покачал головой.
   - А у вас самого нет версий?
   - Я почти уверен, что ничего непоправимого не случилось, если ты об этом. Я Бенджамина знаю лучше, чем кто бы то ни было - поверь, он умеет выпутываться из сложных ситуаций.
   - Но мы его найдем?
   - А как же иначе? Разумеется, найдем. Как только у нас появится возможность сделать это. Ника, мой тебе совет, иди спать. Можешь считать это не советом, а приказом.
   - Слушаюсь, мэтр, - Ника положила левую руку на голову, а правой отдала честь.
  

Глава 17

  
   Бекину темные подворотни, арки и безликие в своей неопрятности и одинаковости фасады домов порядком надоели. Кларк был прав - неуловимая девушка жила не на соседней улице. Основной задачей Сашки было не отстать от своих спутников и не потерять ориентацию в тесном и запутанном пространстве таинственных подозрительных кварталов. Судя по всему, жизнь там с наступлением темноты начинала бить ключом: теней, скользивших взад-вперед, становилось все больше, временами слышались перебранки, иногда заканчивавшиеся небольшими потасовками. На Бекина с верхнего этажа какого-то покосившегося домишки вылили ведро помоев - он чудом успел отскочить в сторону. " Ложитесь спать, честные горожане! Разбойники и воры выходите на работу!" - вспомнилось ему.
   Сашка начинал уставать, да и желудок навязчиво напоминал, что пора бы чем-нибудь подкрепиться.
   - Нам долго еще идти? - недовольно спросил он у темноты впереди.
   - А зачем тебе идти дальше? - отозвался недобрый хрипловатый голос. - Пришел уже.
   Сашка инстинктивно отступил и почувствовал, что позади материализовались две фигуры, каждая выше его минимум на голову.
   " Бежать нельзя - бесполезно. Звать на помощь глупо. Все правильно. В таких случаях принято героически пропадать с музыкой", - мелькнуло в голове у Бекина.
   - Вам что-то нужно? - пытаясь сохранить остатки самообладания, осведомился он.
   Двое громил сзади издали странные булькающие звуки, означавшие, судя по всему, выражение веселья.
   - Нет, просто хотели узнать у тебя, как пройти в библиотеку, - хмыкнул из темноты все тот же голос.
   - К сожалению, не могу подсказать, - пробормотал Сашка.
   - Ах, ты не можешь? - издевательски протянули из темноты.
   Бекин тем временем постепенно передвигался поближе к блеклому фонарю на углу улицы. Оказавшись в узком кругу света, он смог разглядеть своего собеседника. Тот оказался низким, но довольно широкоплечим, в черной бандане с узором-паутиной, с немного раскосыми глазами и клочкастой рыжей бородой.
   - Что-то ты мне не нравишься, парень, - продолжил свою мысль бородатый. - Вид больно умный, а я умников не люблю.
   - Так, может, разойдемся, чтобы ни тебе меня не видеть, ни мне тебя? - безнадежно предложил Сашка и тут же получил размашистый удар в челюсть, отчего и впрямь ненадолго перестал видеть и физиономию рыжебородого, и пятно фонаря.
   - А ну успокоились все! - пронзительно прозвенел кто-то.
   Бекин обнаружил, что лежит возле фонарного столба. Неподалеку Кларк, держа рыжебородого почти за шкирку, планомерно давал ему оплеухи, приговаривая: " Ты знаешь, что я тебе за нее сделаю? Ты у меня будешь сам сидеть и зашивать. Не умеешь? Значит, на курсы пойдешь. Кройки и шитья. Сам виноват". Двое громил, приготовившиеся было вступиться за честь своего предводителя, при звуке пронзительного голоса отошли и истуканами встали неподалеку.
   - Позорище! - верещала тем временем какая-то худенькая дамочка с длинными темными волосами, одетая в некое подобие кимоно. Похоже, именно так и звучал голосок сопровождавшей их тени, когда она не разговаривала томным шепотом. -
   Свэн, постыдился бы! Мог бы и разглядеть, что у паренька брать нечего!
   - Это только ты видишь, Нел, - огрызнулся бородач, выдираясь из рук Кларка. - А мне хотелось убедиться!
   - Убедился? - поинтересовался Кларк, возобновляя свое занятие.
   - Да отпусти ты его уже, - устало махнула рукой Нел.
   - Нет, он мне за нее ответит, - упрямо возразил Кларк. - Нечего было ножом махать, если пользоваться им толком не умеет, а хорошие вещи портит.
   - Эй, а где мои бумаги? - вдруг встрепенулся поднявшийся на ноги Сашка, шаря по внутренним карманам.
   - Кто взял? - маленькая Нел обвела всех грозным взглядом.
   Один из громил с вздохом вытащил из торбы, висевшей у него за спиной, знакомые Бекину документы.
   - Забирай и идите. Вон и дом, который вам нужен, а с этими я разберусь, - пообещала Нел.
   Кларк с явным неудовольствием выпустил рыжебородого.
   - Спасибо, что помогли, - поблагодарил Сашка.
   - Терпеть не могу, когда грабят для развлечения, - призналась Нел, уходя в темноту и снова превращаясь в тень. Понурый Свэн с помощниками последовали за ней.
   - А зря она мне не дала с ним поговорить как следует, - раздосадованно заявил Кларк.
   - Да что случилось? - с трудом спросил Бекин, осторожно трогая опухшую челюсть.
   - Когда ты потерялся, мы с Нел вернулись, увидели этих уродов и тебя. Я пошел разбираться. Разговор не заладился, он за нож схватился, а с оружием обращаться еще уметь надо, в общем, смотри: Кларк продемонстрировал Сашке свою шляпу - кусок полей был почти отсечен и болтался на ниточке.
   - Убил бы за такое, - подытожил Кларк.
   - А по тебе он не попал? - решил выяснить Бекин.
   - Да нет, куда ему против меня! Пойдем лучше, слабо верится, но, похоже, мы у цели.
   Окна в трехэтажном каменном доме с круглыми шарами на столбиках у входа не светились. Внутри, казалось, не было ни души. Одинокая скамейка у обочины заросшей дорожки, ведущей к дому, выглядела так, словно ее не красили несколько лет, о чем свидетельствовали обнажившиеся древесные пятна на фоне в прошлом светлой краски. Над входом висела покосившаяся металлическая табличка с двумя буквами: "ДД".
   Перед ней Кларк остановился.
   - Что может означать "ДД"? Давай думай, Александр.
   - Может быть, Дина Дэлис? - предложил Сашка.
   - Видимо, барышня довольно амбициозная, - хмыкнул Кларк, потянув за висевшую на одном винте наружную дверную ручку.
   - Открыто, - удивился Бекин. - А света нет.
   - Мне это тоже не нравится, - тихо сказал Кларк. - Хотя с электричеством всякое бывает, но странно, что одинокая леди в таком месте и в такое время суток не запирается на все засовы.
   Кларк заглянул внутрь, Сашка, понемногу приходя в себя, не отставал от него.
   - Вот черт, ничего не видно, - недовольно проворчал Кларк, делая шаг вперед - в ту же секунду Бекин почувствовал, что опора уходит у него из-под ног, затем послышался грохот, и все окончательно погрузилось во мрак.
   " Финиш", - успел подумать Сашка, летя куда-то вниз.
  
  
   Несмотря на позднее время, Ее Величество Маха ХI и не думала ложиться. Облачившись в клетчатый брючный костюм и достав откуда-то монокль и тросточку, она расхаживала перед вытянувшимися в струнку лейтенантами.
   - Таким образом, основная концепция вам должна быть ясна, - глубокомысленно излагала Королева, помахивая тросточкой. - Вы поедете домой к тому пекарю, который взял сегодня отпуск, и доставите его сюда.
   - Но если он взял отпуск, то, может быть, именно для того, чтобы его не беспокоили? - заикнулся Шарль.
   - Для этого люди обычно отпуска и берут, Ваше Величество, - подтвердил Гифри.
   - Не знаю, никогда его не брала... О! Кстати, интересная идея - надо бы ввести королевские отпуска, вдруг это занятно?
   - Это в переводе называется отречением от власти, - шепотом проговорил Шарль.
   - Сейчас не об этом, - воинственный взмах тросточкой. - Отправляйтесь немедленно!
   - Но ведь ночь на дворе! Люди спят, мы не можем вломиться в частный дом так неожиданно, - хором запротестовали братья.
   - С именем Королевы вы можете "вломиться" куда и когда угодно! - великодушно заявила Маха, взмахом руки выпроваживая лейтенантов.
   - Слушай, она ведь наверняка забудет об этом задании через полчаса, может, плюнем и пойдем спать? - зевнув, спросил Шарль.
   - Заманчиво, ну а если не забудет? Нам не нужны неприятности, - грустно констатировал Гифри. - Надо еще в справочной выяснить адрес этого пекаря. Зачем он ей, спрашивается, понадобился? Ладно. Раньше выйдем - раньше вернемся. Ты выводи с парковки среп, а я - в справочную.
  
   Тем временем леди Смит, одетая в шелковый домашний костюм, сидела в любимом кресле и перебирала четки. Стоявший перед ней навытяжку комиссар полиции зачарованно наблюдал за этим процессом.
   - Мне внезапно понадобилось срочно видеть одного из служащих, а точнее одного пекаря по имени... - Первая дама сверилась с бумажкой. - ... Консейль. Однако выяснилось, что как раз сегодня он решил взять отпуск. Он нужен мне по весьма важному делу. Я убедительно прошу вас отправиться прямо сейчас к нему домой и пригласить во дворец. Сожалею, что приходится вас затруднять.
   - Это мой долг, леди, - комиссар послушно щелкнул каблуками, дождался, пока откроются двери, и вышел.
  
  
   - Александр, ты цел? - поинтересовался Кларк.
   Ответом ему послужил нервический смешок. Очевидно, Бекин еще не отошел от падения.
   - А где мы? - Сашка задал, наконец, волновавший его вопрос.
   - В подвале, - коротко ответил Кларк. Он встал на ноги и, уперев руки в бока, пытался
   что-нибудь высмотреть в окружающем его полумраке. - Или в погребе. Мы куда -то провалились - это точно.
   - Везет же нам, - вздохнул Сашка. - У меня такого насыщенного дня не было уже очень давно.
   - Так. Вылезти мы вряд ли сможем. Во всяком случае, пока темно.
   Словно в ответ на его слова над их головами вспыхнул квадрат яркого света, и девичий голос ликующе объявил:
   - Попались! Ну, теперь вы у меня попляшете!
   - Чем мы вам так досадили, леди? - спросил Кларк, защищая отвыкшие от света глаза рукой.
   - Он еще спрашивает! - возмутились наверху. - А кто мой фамильный фарфор таскает? А продукты мои из холодильника куда деваются? А украшения мои где? Нечего отпираться, теперь будете отвечать как следует.
   - Да зачем нам твои продукты, украшения и тем более фарфор? - раздраженно завопил Бекин. - Тебя Диной зовут?
   - Ну, допустим, - помолчав, согласился голос.
   - Ты нам и нужна! Мы тебя по всему городу разыскивали!
   - А зачем я сдалась ворам?
   - Мы не воры, леди! Ты нас с кем-то перепутала! Мы... друзья твоего брата, - на ходу сообразил Кларк.
   - Ну, тогда точно будете сидеть до утра, - вынесли вердикт наверху. - Только мне его дружков не хватало!
   - Нам нужно узнать, он здесь или нет?
   - Нету его. И не появлялся он здесь несколько лет. Короче, вылезайте, и чтоб я вас здесь не видела. Посторонись!
   Кларк отпрыгнул в сторону. На то место, где он только что стоял, сверху брякнулась легкая лесенка.
   - Весьма любезно! - проворчал Сашка, приставляя лесенку к краю светлого квадрата. - Ты, что, специально тут ловушки устраивала?
   - Ага, - как ни в чем не бывало заявила Дина, наблюдая, как Бекин выбирается из подпола. - Ко мне воры повадились, я и решила их поймать. С работы на полдня уйти пришлось, ловушки готовила, ждала, а вы глубоко все испортили.
   - Ну, уж извини, леди! Могли бы лестницу и подержать, кстати, - послышалось ворчание Кларка.
   Дина с Сашкой одновременно дернулись к лесенке - от неудачного толчка она опять свалилась вниз - раздался грохот. Некоторые слова, которые затем посыпались из подвала, Бекин слышал впервые.
   - Я сегодня с самого утра забочусь обо всяких несчастных людях! - веселилась Дина, когда через некоторое время все трое устроились на уютной кухоньке с синим абажуром. По дороге туда Сашка умудрился не заметить натянутой поперек двери у самого пола веревки, а Кларк чуть не поскользнулся на аккуратно разлитом масле.
   - Кстати, вы ж, наверное, в город поедете?
   - По крайней мере, постараемся, - кивнул Кларк, прихлебывая чай из старенькой чашки с отбитым краем.
   - Захватите тогда по дороге одного странного человека? Я его утром на улице подобрала, ему очень в город надо, а один он не доберется.
   - Точно! Мы вдвоем-то еле добрались, - согласился Бекин, надкусывая пряник с черствинкой.
   - А все-таки, зачем вам мой непутевый братец понадобился? - уточнила Дина. - Он, говорят, срок мотает, так и искали бы там. Или смылился оттуда снова?
   - У нас к нему есть кое-какие счеты. Кстати, учти, леди, что при всем уважении к тебе, если мне где-нибудь попадется его очкастая физиономия, то просто так он не отделается.
   - Да, пожалуйста! - фыркнула Дина. - Я бы еще добавила, будь моя воля. Малыш Тэнни того стоит. А что он натворил на этот раз? Просто интересно.
   - Это очень и очень длинная история, в которой мы сами не все понимаем.
   - Время есть. Дождь не каплет, - Дина демонстративно показала на потолок. - Еды хватает. Рассказывайте.
  
  
   Хозяин трактира с непритязательным названием "Битое блюдце " Колобок внешне и впрямь оправдывал свое прозвище. Круглое лицо, круглая, катающаяся фигура, большие круглые пуговицы на застегивающемся c большим трудом синем жилете и круглое, раскатистое произношение звуков. Как весь объем голоса умещался в приземистой фигуре трактирщика, оставалось загадкой - руководить толпой на стадионе без мегафона он мог бы без особого труда. Нисколько не снижая уровень децибел, пытался он управлять и собственным заведением. Сотрудники: официанты, администраторы, уборщики, повара и прочие - практически не обращали на работодателя внимания. Необычайная эмоциональность и вконец расстроенные нервы не добавляли Колобку авторитета, в связи с этим штат работников с грехом пополам старался организовать себя сам, а присутствие за стойкой распинающегося на весь зал трактирщика воспринималось как своеобразная "изюминка" "Блюдца".
   Все это Бенджи успел уяснить для себя часа за полтора несколько непривычной работы, результатом которой явилась пара разбитых чашек. В целом же с обязанностями официанта справляться удавалось. Если бы не задерживающиеся на нем взгляды официанток и тупая назойливая боль в голове, от принятия заказов и их выполнения можно было даже получать удовольствие. На отсутствие Дины никто не отреагировал - очевидно, это было в порядке вещей. Фланируя между залом и кухней, Бенджи прикидывал про себя, что хорошо иметь способность к разным профессиям и что полезные умения могут иногда выручить в жизни, и что мэтр не совсем прав, когда говорит, что одними руками без умственного аппарата толка не добьешься. От внутреннего диалога с мэтром его отвлек характерный звук бьющейся посуды.
   Кудрявая официантка присела, собирая на поднос остатки чашек и чайников.
   - Ну, сколько можно! Колобку давно все говорят, чтобы убрал эту рухлядь куда-нибудь с дороги, - доверительно посетовала она подошедшему помочь Бенджи. - Об нее все вечно набиваешь синяки, да и половину посуды мы именно здесь колотим. А он говорит - нет, мол, ему эту ценность подарили ко дню свадьбы, а больше эту громадину ставить некуда, иначе, дескать, расстроится.
   Бенджи покосился на старый рояль, часть которого и впрямь выдавалась почти на середину комнаты. Его уже очень давно тянуло к инструменту, как к старому другу, случайно встреченному в незнакомом месте.
   - А у вас кто-нибудь играет? - невзначай поинтересовался он у новоиспеченной коллеги.
   - Какой там! - отмахнулась та. - Где ж тут найти такого, чтобы умел?
   - Я умею, - произнес Бенджи, ставя поднос на пол.
  
  
   - М-да... Ну если хотя бы половина из того, что вы тут наплели, - правда, то дела творятся серьезные, - задумчиво подытожила Дина. Кларк только что закончил рассказ и теперь методично раскуривал трубку, Сашка дремал, прислонившись головой к холодильнику. - А мой братишка, я так понимаю, прилично влип.
   - Это мы из-за него влипаем с завидной регулярностью, - поправил Кларк. - Камень-то украл он, а сейчас, когда выяснилось, что у тебя он не появлялся, где теперь его искать, вообще неизвестно.
   - Погоди-ка, - Дина забарабанила пальцами по столу. - У бабуси нашей его нет, говорите? Тогда он мог спрятаться еще в одном месте. Тэнни в свое время очень дружил с одной леди, меня пару раз к ней возил, так что, возможно, он подался туда.
   - А адрес этой леди ты помнишь?
   - Я его и не знала никогда. Могу показать дорогу.
   - Ну, тогда чего мы ждем? - Кларк вскочил с места. - Александр, просыпайся быстрее, нам еще пешком идти кучу времени, взбодрись.
   - Зачем пешком-то? У меня в пристройке стоит старый среп Тэна, из вас кто-нибудь водит?
   - Александр у нас гонщик, - похвастался Кларк.
   - Слушайте! - хлопнула себя по лбу Дина. - Я только сейчас поняла! Это ведь вы - те, кто сегодня утром занял первое место на международных соревнованиях!
   - Дошло, - хмыкнул Кларк.
   - Я смотрела - это было здорово, просто я не узнала из-за... - Дина показала на лицо Сашки, половину которого занимал свежий синяк.
   - Да. Мы добирались с приключениями. Леди, а ты шить не умеешь? - Кларк осторожно взял шляпу.
   Дина удивленно помотала головой.
   Ну ладно, тогда выводи нас скорее, а то у тебя ведь наверняка еще некоторые ловушки не сработали! - Кларк от нетерпения мерил шагами тесную кухню.
   - Скажи, а что означает эти "ДД"? - поинтересовался Бекин, пока Дина на этот раз тщательно запирала входную дверь.
   - Это наш папа повесил. "Дорогой Дом" расшифровывается.
   - А мы подумали, что Дина Дэлис, - признался Сашка.
   - Мне такое в голову не приходило, действительно, и такой вариант подойдет.
   Ехать пришлось с минимальной скоростью. Бекину старенький среп казался дребезжащей развалиной, да и рельеф извилистых проулков не способствовал мягкости езды. Дина ежесекундно командовала: " Направо... нет, сейчас налево. Прямо держи!", так что вскоре Сашка поймал себя на том, что просто механически выполняет указания своего нового штурмана.
   - Александр! Ну-ка тормозни! - неожиданно потребовал сзади Кларк.
   Сашка послушно остановил среп. Кларк напряженно к чему-то прислушивался.
   - Где-то играют, - наконец констатировал он. - На рояле. Впервые слышу здесь нормальную музыку... О, да как играют! Как будто дома оказался.
   - Я ничего не слышу, - растерянно призналась Дина.
   - Александр, давай теперь я буду говорить, куда ехать. Надо же выяснить, кто это!
   Чем дальше, тем отчетливее Сашка тоже начинал слышать льющуюся откуда-то музыку. Она как будто заполняла все вокруг, обволакивала крыши, стелилась по кривым, холмистым улочкам.
   - Все, сворачивай налево.
   - Ничего себе! - присвистнула Дина. - Это же у нас играют! В нашем трактире!
   Стоило срепу затормозить, как Кларк вылетел из него и через дорогу заспешил к домику с вывеской "Битое блюдце", откуда и доносилась мелодия. Сашка и Дина последовали за ним.
   В основном зале трактира не было ни души. Столы пустовали, на некоторых стояли недоеденные блюда и брошенные напитки. Кларк распахнул дверь, ведущую в соседний зал. Он был набит битком. Толпа людей сгрудилась вокруг рояля, закрывая таинственного музыканта. На парадном месте, справа от рояля стоял Колобок и временами смахивал слезинку. Кларк решительно протиснулся вперед - в этот момент раздались заключительные аккорды, толпа зааплодировала, а игравший поднял голову и встретился с изумленным взглядом Кларка.

Глава 18

  
   Проводив Нику до комнаты и убедившись, что девочка заперлась на ключ, Ректор немного постоял в задумчивости, а затем направился на первый этаж.
   За поздним временем коридор, ведущий в библиотеку, был совершенно пуст и тих. Ректор прошел к нужной двери и потянул ее на себя. Хранитель сидел за своим письменным столом и при неярком свете круглой лампы читал какую-то книгу с пожелтевшими страницами.
   - Ах, это ты, - проговорил он, я, вообще-то, ждал тебя...
   Ректор прикрыл за собой дверь, но остался возле порога.
   - Ты пришел помолчать? - поинтересовался Хранитель, по-прежнему не отрываясь от чтения.
   - Давно тебя не видел. Прямо соскучился, - хмыкнул Ректор.
   - Да уж, давненько не виделись, - Хранитель наконец закрыл книгу, сдернул очки и облокотился на стол. - Скажи прямо, зачем пришел? Ордер на арест принес?
   - Нет, пока что без него. Хотя ты правильно понимаешь - все основания у меня на руках.
   - Ну, тогда поговорим. Хороший ведь был план у меня, согласись? - Хранитель самодовольно усмехнулся. - Что там, кстати, происходит, на родине? Я ведь некоторое время думал, что Лазарь просто драгоценная игрушка, о которой выдумали красивую историю. Пока на манускрипт не наткнулся... Этот парнишка, вор, смешал все мои карты. - Он сейчас, вероятно, под крылышком Диля, нашего милого мальчика?
   - Ошибаешься, - Ректор сложил руки на груди. - Он в настоящий момент находится в неизвестном месте на территории Биг-Корна, с Лазарем за пазухой.
   - Врешь. Или... слушай, я все понял! Он ведь и тебя надул, этот паренек? - Хранитель коротко хохотнул. - Нет, ну каков! За то, что он тебя с носом оставил, я ему, пожалуй, жизнь сохраню, когда найду.
   - Ну, положим, надул он не совсем меня... А ты собираешься его искать?
   - Я хочу вернуть свой камень, - как само собой разумеющееся кивнул Хранитель. - А ты, что, серьезно считаешь, что я вот так вот просто отдам тебе Лазаря? Что ж, дружище, приятно видеть, что ты тронулся умом.
   - Могу ответить тем же, - раздраженно возразил Ректор. - Только слабоумный не понял бы, что в твоем положении бессмысленно охотиться за камнем. Тебе следовало бы постараться банально спасти собственную жизнь.
   - Советы и поучения - старый, добрый Рун! Значит так, - Хранитель буравил Ректора взглядом, тот с безразличным видом рассматривал скучные стены комнаты, - повторяю еще раз. Я найду камень. Найду раньше тебя. И советую не мешать мне. Эту гонку выиграю я, ты понял?
   - Как удачно, что ты напомнил о гонках. Не рассчитываю услышать поздравления с победой, но чрезвычайно хотелось бы узнать, где мой воспитанник.
   - Не имею представления, - с улыбкой развел руками Хранитель. - Идея, не спорю, была моя, но что именно с ним сделали - мне не интересно. Пусть этим займется по твоей просьбе леди Смит, я в курсе того вашего разговора, в котором ты так старательно обелил мою репутацию.
   - Я в курсе того, что ты в курсе, - металлическим тоном сказал Ректор. - Кто, по-твоему, тебя там закрыл?
   Хранитель чуть слышно скрежетнул зубами.
   - Ладно... поживем - увидим...
   - И все же на твоем месте я бы подумал, - обернулся собравшийся уходить Ректор.
   - Я уже подумал. Кстати, ты понимаешь, что когда я разберусь с насущными проблемами, придет твоя очередь?
   - Это мы проходили, - напомнил Ректор. - Тебе не надоело?
   - Все дела нужно доводить до конца... друг мой.
   Ректор вышел и закрыл за собой дверь.
  
  
  
   - Да уж. Земляк земляка слышит издалека, - посмеивался Кларк. - Ты можешь мне объяснить, как ты тут оказался, а, герой?
   - Слушай, не грузи мою и без того больную голову! - попросил Бенджи. - Я никак не могу переварить то, что ты рассказал, а ты мне предлагаешь самому что-то вспоминать.
   - Так вы знакомы? - в пятый раз попыталась выяснить Дина.
   - Помнишь, мы тебе говорили, что один из наших людей пропал? Так вот это он.
   - Э-э-э... Кларк, можно тебя на два слова, прошу нас извинить. Послушай, - заговорил Бенджи, отозвав Кларка в сторону, - что еще ты сообщил этой леди? С чего ты вообще решил, что ее можно посвящать в наши дела?
   - Хотя бы потому, что она - сестра Тэна. Она помогла нам добраться сюда, насколько я понимаю, и тебя выручила?
   - Можно сказать, спасла, - согласился Бенджи. - Но это не значит, что она на нашей стороне, мы ведь собираемся забрать у Тэна камень, вдруг она...
   - Нет, между ними, похоже, нет особой привязанности.
   - Ты хочешь пригласить ее поехать с нами?
   - Она обещала показать место, где, возможно, скрывается Тэн. Если мы его найдем, то камень окажется у нас, мы сможем найти нашего "художественного" руководителя и Нику и спокойно вернуться домой, ведь так?
   - Я знаю мало, но уверен, что все не так просто и лучше бы нам поспешить во дворец и посоветоваться с мэтром.
   - Кто бы сомневался, что ты предложишь это! Может быть, ты сначала все-таки попробуешь вспомнить, как сюда попал?
   - Слушайте, вы говорите так громко, что все равно все слышно, - подошли к ним Дина и Сашка.
   - Я уже говорил, что не помню! Вроде бы куда-то собирался вечером. Ну, точно! Мы должны были встретиться с... одной барышней, ты, Кларк, ее не знаешь. Я собрался, вышел из номера... Дверь, кажется закрыл... Нет, все, дальше провал, - Бенджи виновато развел руками.
   - А дальше, судя по результату, был удар по голове тяжелым тупым предметом, - тоном медицинского эксперта заявила Дина. - Потом тебя завезли сюда, к нам, и бросили на дороге. Затем тебя нашла я, привела в подобающее состояние, за что, кстати, до сих пор не услышала благодарности.
   - Прости, не было возможности, никак не мог успеть между двумя подносами!
   - Так. Доспорить вы успеете по дороге. Нам не стоит терять время. Леди, ты еще помнишь, куда собиралась нас отвезти?
   - Помнить-то я помню, - Дина недобро покосилась на Бенджи. - Но раз мне не доверяют...
   - Мы тебе доверяем! Ты - наша единственная надежда, - присочинил Сашка.
   - Только уж извини, Александр, но поведу среп я, - проговорил Бенджи, выходя из трактира. - Э-э... Дина? Я, конечно, поведу среп, если мне покажут, где он.
   Срепа и вправду не было.
   - А подумать?! В таких местах среп угнать могут вместе с тобой, а вы его без присмотра оставили! Молодцы!
   - Бен, уймись, - попросил сидевший на ступенях крыльца трактира Сашка.
   - Да уж, мы и впрямь дали маху, - Кларк снова ходил взад-вперед, заложив руки за спину.
   Сзади громко откашлялись.
   Деликатным голосом Колобок мог бы отдавать команду к немедленным военным действиям.
   - Я тут выяснил, что вы остались без срепа, господа? Могу предложить вам свой, при одном условии.
   - Каком? - настороженно спросил Сашка, несколько уставший от неожиданностей.
   - Если вы, сэр, - Колобок кивнул Бенджи, - еще раз нам сыграете. Напоследок, так сказать.
   - Так. Беги, сыграй им быстренько какой-нибудь этюд и возвращайся, - распорядился Кларк.
   - А где Дина? - поинтересовался Бекин.
   - Я смогла раздобыть другой среп! - Дина, запыхавшись, выбежала из-за угла.
   - Мы тоже, - сообщил Сашка.
   - Чудно. Либо ни одного, либо сразу два. На чьем поедем?
   - Лучше на твоем, - хором сказали Дина и Сашка.
   - Эй, господа и дамы, прошу садиться! - Бенджи подкатил к входу в трактир на небольшом аккуратном срепике.
  
  
   После всего, что произошло в абрикосовом домике прошедшей ночью, леди Марта не знала, за что ей хвататься, что делать, - все валилось из рук. Она даже боялась развернуть свежую газету, а вдруг журналисты уже пронюхали о произошедшем. Подумать только, ведь ее саму едва не арестовали - тот человек с багровым лицом, пришедший после двух молодых людей, которые...
   Звонок в дверь прозвенел неприлично громко. Леди Марта вздрогнула и привстала со стула - ну вот, теперь пришли и за ней - это закономерно. За дверью стояли совершенно незнакомые люди.
  
   - Мэтр, вы уверены, что нам стоит беспокоить Консейля? - в очередной раз спросила Ника, нажав на кнопку звонка. - А если мы ошиблись адресом?
   - В таком случае извинимся, - невозмутимо ответствовал Ректор.
   Дверь приоткрылась, и в щелку выглянула средних лет женщина с кудрявой короткой стрижкой в темно-синем тренировочном костюме с ярким передником поверх него. Испуганные глаза смерили незваных гостей.
   - Кто вы? - спросила леди Марта.
   - Прошу прощения за ранний визит, леди. Нам бы хотелось увидеть господина Консейля, он проживает здесь?
   - А зачем он вам понадобился?
   - Видите ли, мы приехали из Джаз-Банда. Мы с Консейлем раньше... работали вместе. Вы его сестра?
   - Двоюродная. Дайте мне честное слово, что вы его друзья.
   - Я даю вам слово, - весомо согласился Ректор, не обращая внимания на вопросительные взгляды Ники.
   Дверь открылась.
   - Заходите быстрее, - проговорила леди Марта.
   Домик изнутри был чрезвычайно уютным, хоть и слегка тесноватым. Все вещи лежали на своих местах, но мест этих уже не хватало. Леди Марта проводила Ректора и Нику на кухню.
   - Консейля нет дома? - спросил Ректор.
   Леди Марта почувствовала, что больше не может сдерживаться - она опустилась на стул и украдкой вытерла глаза краем передника.
   - Леди, если что-то случилось, расскажите нам, мы постараемся помочь, - Ника попыталась поймать взгляд хозяйки домика.
   - Его арестовали. Сегодня ночью, - произнесла леди Марта. - Пришли двое полицейских и забрали его во дворец. Сказали, что с ним желает поговорить Ее Величество.
   - Это еще не значит, что его арестовали, леди. Именно Ее Величество?
   - Да, сама Королева.
   - Что ж, это не так плохо. По крайней мере, не Первая дама.
   - Простите, а сколько лет было полицейским? Примерно? - неожиданно вмешалась Ника.
   - Я их не спрашивала, милочка. Но на вид совсем молодые - лет двадцать - двадцать один.
   Это принципиально?
   - Для нас - да. Верно, мэтр?
   - Думаешь, это наши знакомые?
   - Гифри и Шарль. Помните, Шарля вчера вечером вызвала к себе Королева. И его брата тоже, наверное, как раз из-за этого. Непонятно только, в связи с чем Глава государства вдруг вспомнила о пекаре, состоящем у нее на службе.
   - Консейль не просто пекарь, а пекарь, знакомый с нами и помогавший нам. Думаю, Ее Величество просто хочет его допросить относительно гонок...
   - Уважаемые! - не выдержала леди Марта. - Я не понимаю: вы пришли сюда, говорите какими-то загадками. Скажите, это из-за вас кузена арестовали? И о каких гонках идет речь?
   Дверной звонок устало звякнул.
   - Разрешите, я открою? - Ректор вышел в коридор.
   - Не волнуйтесь, мы вам все объясним, главное, не волнуйтесь, - заверила Ника хозяйку, прокрадываясь за ним.
   На крыльце стояла незнакомая Нике круглолицая девушка с толстыми рыжими косами, в длинной блузке поверх джинсов с обтрепанными снизу краями и спортивных тапочках с длинными шнурками.
   - Здрасте, - неуверенно сказала она.
   - Здравствуйте, леди. Вы что-то хотели? - в голосе Ректора звучали великосветские интонации.
   - А хозяйки нету?
   - Так. Похоже, скоро я устану удивляться, - протянул Кларк, выглядывая из-за угла. - Ну, так и есть, - констатировал он. - Александр, иди сюда. Тебя ждет большой сюрприз.
   - Ты давно смотрелся в зеркало? - осведомился Ректор, разглядывая нежданных посетителей.
   - Я тоже рад вас видеть, мэтр. Если бы вы знали, где нас носило последние сутки, то не удивились бы. А уж из какой дыры мы эту леди извлекли... Минутку. Так. Мэтр, сейчас я вам преподнесу небольшой подарок, если только он уже припарковал наш среп...
   - Среп? - переспросила Ника.
   - А и ты здесь? Ты...
   - Я была неправа, извини меня, пожалуйста, больше не буду, - одним махом выпалила Ника.
   - Да ладно тебе, Никунь! - отмахнулся Кларк. - Ерунда. Забыли. Ну что ж - встречайте. Результат моей невероятной интуиции.
   - Доброе утро, мэтр, - несколько смущенно поздоровался подошедший Бенджи. - Это не из-за интуиции, а из-за моего таланта.
   - А кто тебя услышал за несколько кварталов? - перебил его Кларк.
   - Вообще-то, мы и так ехали в наш трактир, - вмешалась Дина.
   - Без меня вы бы там были к утру! - напомнил Сашка.
   - Да где "там"? - спросила наконец Ника.
   Поднялся общий гомон. Ректор постоял некоторое время, облокотившись на дверной косяк.
   - Господа... А ну тихо все! - вдруг рявкнул он.
   Все испуганно замолчали.
   - Итак, не сомневаюсь, что вы весьма насыщенно провели время. Но в первую очередь мне хотелось бы узнать, кто эта милая леди, как вы оказались здесь и почему в таком виде?
   Кларк, Сашка и Бенджи переглянулись и хмыкнули. Вид у них и впрямь был довольно потрепанный. У Кларка кусок заломленной на бок шляпы по-прежнему болтался на одной нитке, маскировочный плащ был покрыт пятнами, на камзоле отсутствовали пуговицы, а рукав в одном месте был продран насквозь. Лицо Бекина украшал постепенно принимавший лиловый оттенок синяк, майка из синей превратилась в почти коричневую, а волосы расчесать, судя по всему, уже не представлялось возможным. Костюм Бенджи опрятностью и новизной также не отличался, а из-под бейсболки виднелся белый бинт.
   - Хороши, - подытожил Ректор.
   - Что здесь происходит? - на крыльцо вышла леди Марта.
   - Ой, это вы! - кинулась к ней Дина. - Вы не помните меня? Я Дина, сестра Тэна - он меня к вам приводил! Скажите, Тэн здесь? Он очень нужен нам.
   - Ах, и вам он нужен? Вот как! Ну, так могу вас поздравить - вы опоздали! И закончим на этом разговор...
   - Боюсь, что разговор только начинается, леди, - Ректор был серьезен. - Речь идет о Тэне Дэлисе?
   - Да. О моем брате, - подтвердила Дина.
   - Постойте, а вы разве не из-за него сюда приехали? - удивленно спросил Кларк.
   - Нет, мы приехали из-за Консейля, - объяснила Ника.
   - Из-за кого? - не понял Кларк.
   - Из-за Консейля? - вступил Бенджи. - А он здесь причем?
   - Пройдемте - ка в дом, - подала голос леди Марта. - Я поняла, что вы с ними связаны, может быть, вы действительно сможете чем-нибудь помочь.
  
  
   Запах был неприятным. Нельзя сказать, что невыносимым, но слышать его долго не хотелось. Прелая трава, какие-то удушливые пищевые ароматы и, конечно, сырость. Сырость толстых каменных стен - от одного вдоха казалось, что ревматизм пробирает тебя насквозь. Еще присутствовал тяжелый дух безнадежности и отчаяния. Ну, разумеется, куда же без этого - тюрьма все-таки. Да, тюрьма. Снова.
   Тэн перевернулся на правый бок, подложил руку под голову и стал смотреть в потолок. Любимое занятие, которому теперь можно посвятить столько времени, сколько потребуется. Понятно же, что этот раз будет последним. Сбежать уже не удастся - в четвертый раз так повезти, как раньше, попросту не может. И на амнистию бесполезно рассчитывать - кто ж теперь его отпустит?
   А ведь из-за чего все произошло! Случайность. Нелепая, дикая случайность, элементарное совпадение. И то, что он зацепился ногой за подоконник, когда выскакивал из окна - тоже случайность - винить, кроме себя и судьбы, было некого. О том, что его ждало, Тэн и вовсе думать не хотел. Конечно, без суда и следствия принимать меры никто не вправе, но ведь известно, как вершатся дела с теми, чей нос сунулся дальше положенного. Правда, Тэн успел брякнуть, перед тем как его препроводили сюда, что ему известно, где камень. Было ясно, что это заявление - палка о двух концах, с одной стороны, он - обладатель ценных сведений - человек полезный, а с другой... эти сведения могут из него попытаться выбить. Силой. Да уж, это далеко не исключено, если учесть, что поставлено на карту. Земные духи, что же они все так переполошились из-за какого камушка? Что местная верхушка, что те, из Джаз-Банда. Что в нем особенного?
   Рука затекла, а на тонкой подушке голове было жестко, Тэн заворочался, складывая подушку пополам. Ночь на дворе, спать хочется. Да и что еще делать в одиночке, если не спать? Как здесь некоторые сидят по несколько десятков лет, непонятно, сам-то он с трудом выдержал полгода подряд и чуть не свихнулся от счастья, когда ему предложили выйти на свободу "за небольшую услугу". Вот она, эта услуга, чем обернулась. "Эх, дурак!" - вслух обругал себя Тэн, снова переворачиваясь. Перед глазами встала леди Марта. Главное, чтобы ее не привлекли за соучастие, помнится, один из тех долговязых копов что-то вякал на эту тему. Хорошо, если она додумалась сказать, что они не знакомы или что-нибудь подобное.
   А что, интересно, с этим Консейлем? Может, он сможет замолвить какое-нибудь словечко? Хотя... Зачем это ему? У него самого положение не намного лучше.
   Остается смириться с тем, что дела, связанные с его судьбой, будут идти без его вмешательства. Возможно, так будет даже лучше. По крайней мере, легче.
  
  
  
   Пока Ректор вводил леди Марту в курс дела, а Кларк, Бенджи и Сашка приводили себя в должное состояние, Ника осторожно приглядывалась к Дине. Кто она такая? Откуда взялась? Какое вообще отношение имеет к происходящему?
   - Ты Ника, да? - перебив ее мысли, спросила сама Дина. - Я о тебе слышала. Ребята рассказывали.
   - А в связи с чем...
   - Как я сюда попала? - Дина понимающе кивнула. - По случайности. Видишь ли, насколько я поняла, вся заваруха закипела из-за Тэна? Ну вот. А он мне приходится сводным братом, так что волей-неволей, а пришлось в ваши дела вникнуть, - Дина развела руками. - Я вам постараюсь не мешать, просто то, что Тэнни в передряге, кидает на фамильную честь тень.
   " Фамильная честь Дэлисов? Ну, ну", - усмехнулась про себя Ника.
   - А вы-то с... кстати, мне его тоже можно мэтром называть?
   - Конечно.
   - Так вот. Вы ведь с мэтром здесь не моего братишку искали? А кого же тогда?
   - Александр Консейля в рассказах не упоминал?
   - Упоминал. Это был его штурман на гонках, правильно?
   - Ну, не только. Он тоже нам помогал. Насколько я понимаю, хозяйка этого дома - ему сестра. Мы хотели поговорить с ним - прояснить кое-что насчет его внезапного отпуска. Но, как я понимаю, ни его, ни Тэна здесь нет.
   - Сейчас все узнаем, - Дина хлопнула руками по коленям и, шаркая переодетыми шлепанцами, вышла в гостиную.
   Ника осталась одна, она сидела и в свое удовольствие предавалась полустертому за последние дни ощущению, что на замкнутом, уютном, тесном пространстве - куда ни кинь - все свои. И все же атмосфера была не та. Ритмичный перестук шестеренок в работе глобального механизма под названием Биг-Корн не давал покоя даже здесь. Как его постоянные жители выносят - вот вопрос! Хотя, возможно, со временем человек привыкает и, попав в другой ритм, испытывает без привычного постукивания беспокойство. Видимо, главное в отношениях людей и городов в том, чтобы совпали их собственные душевные ритмы. Ника выросла в мегаполисе, но с Биг-Корном их внутренние камертоны явно расходились.
   Веселые, однако, получаются каникулы. Может быть, стоит уже завести традицию - проводить летний отдых в другом мире? Было бы неплохо, только сначала нужно сделать путь между мирами доступным. Прекрасно, вот и стимул к продолжению активной деятельности.
   Из соседней комнаты выглянул Кларк. Вид у него был уже значительно более благообразный.
   - Никунь, что ты тут сидишь? Идем в гостиную.
   Ника живо вскочила с табурета.
   - Я, честно говоря, уже мало что понимаю, - призналась девочка. - Столько всего произошло, и это все ужасно запутано.
   - Мне тоже многое непонятно, - улыбнулся Кларк. - Но когда-то же все должно разъясниться! Остается просто подождать.
   - Ну, ты мог бы хоть рассказать, что с вами происходило.
   - О, это такая сага! Ее в спешке поведать нельзя. Будет время - все расскажу. Кстати говоря, Никунь, ты шить случайно не умеешь? - Кларк снял свою шляпу и качнул пальцем отрезанный край.
   - Нет, к сожалению, у меня с шитьем сложные отношения. Равно как и с прочим домашним хозяйством. Эх, была бы тут Альбина, - посетовала Ника.
   Кларк пробормотал что-то вроде "м-да..." и, помахивая шляпой, отправился в гостиную. Ника последовала за ним.
   - Теперь мы в сборе, - констатировал Ректор. - Леди Томпсон, вы согласны нам довериться?
   - А что мне остается делать? - леди Марта вздохнула. - После вашего рассказа хоть что-то становится понятно. Дело в том, что вчера ко мне совершенно неожиданно приехал Тэн. Приехал в таком странном виде, я его вначале даже не узнала...
   Кларк тихо хмыкнул.
   - ... Он отсутствовал очень долго, я обрадовалась и ничего не заподозрила, хотя и сейчас сомневаюсь, что мальчик мог быть втянут в такую ужасную историю. Так вот, когда я чистила его костюм, из него выпала такая крупная стекляшка. Тяжелая.
   - Где она? - хором воскликнули Ника, Сашка, Кларк и Бенджи.
   - Ее здесь нет, - растерялась от такой реакции леди Марта. - Ее унес полицейский.
   - Один из тех двоих, о которых вы говорили? - встрепенулась Ника.
   - Нет, другой. Этот краснолицый такой, широкоплечий. Он тоже искал брата. Перевернул весь дом, думал, что я его где-то прячу, даже угрожал мне. А потом он случайно запнулся о лежащий на полу стул, ухватился за шкаф, тот качнулся, а сверху с полки упала декоративная вазочка прямо этому мужлану на голову. Из вазочки и выпала та стекляшка. Он увидел ее, вытаращил глаза, схватил, а от меня потребовал объяснить, как она попала в дом. Я ответила, что не знаю, он снова стал мне угрожать и, наконец, заявил, чтобы я проследовала за ним в участок. Прямо ночью, представляете! Я сказала ему, что отказываюсь идти куда бы то ни было без ордера на арест, и выпроводила его.
   - Вы вели себя очень мужественно, леди, - похвалил хозяйку Ректор, - Однако куда все-таки исчезли Тэн и Консейль?
   Самообладание на мгновение покинуло леди Марту.
   - Прошу меня извинить, - она промокнула платком глаза. - Я просто никак не могу оправиться. Все произошло так внезапно! Ночью, часа в два, позвонили в дверь те двое...
   - Гифри и его братец? - шепотом спросил у Ники Бекин. Та кивнула.
   - Сказали, что их прислали из дворца за братом. Почему, зачем - не сказали. Я даже ахнуть не успела - один уже прошел в кухню, другой - в комнаты. А дальше в комнате послышалась какая-то возня, шум, звон, я побежала посмотреть, что происходит, а оттуда один из полицейских как раз вывел Тэна. Второй как увидел, тоже вцепился в него, а Консейля и меня стал расспрашивать, как в наш дом попал давно разыскиваемый преступник. Это он о моем мальчике такое!
   - А что Тэнни? - спросила примостившаяся на бортике дивана Дина.
   - Он даже вырываться не пытался, взгляд все время отводил. Консейль решил прекратить это и сказал, что раз их прислали за ним, то пусть они его и забирают. Это чтобы меня не трогали и Тэна. Но те двое не слушали и забрали их обоих... - леди Марта окончательно уткнулась в платок.
   После рассказа все сидели в глубоком молчании.
   - Опоздали, - наконец, с расстановкой произнес Бекин.
   - Скажите, а они не говорили, куда именно их забирают? - поинтересовался Кларк.
   - Сказали - во дворец! - сердито ответила хозяйка.
   - Мы понимаем, как вам тяжело, леди, - вступил Ректор, метнув в Кларка тяжелый взгляд. Тот снова хмыкнул и непринужденно занялся изучением натюрморта на стене, - но все же вынуждены задать вам последний вопрос: никто из приходивших не упоминал, кто их послал? Важны конкретные персоналии.
   - Те двое просили открыть именем Королевы, я же вам говорила! - вспомнила леди Марта, - А другой просто предъявил удостоверение комиссара полиции, никого не называл, но тоже искал брата, а о Тэне даже не говорил. Странно.
   - Получается, их послали одновременно, за одним и тем же, но разные люди! - догадалась Ника. - Королева и...
   - И второе лицо икс, - закончил ее мысль Ректор.
   - Минутку, а откуда те двое узнали, что тут был мой братец? - вмешалась Дина.
   - Может быть, наткнулись на него случайно? - предположил Бенджи. - Для них арест Тэна стал большой удачей, я полагаю.
   - Случайно? - недоверчиво поднял кустистые брови Сашка. - Хорошее совпадение, однако. Я в такое не верю, они его, наверное, выследили заранее. А взять специально решили ночью, эффект неожиданности.
   - И все равно непонятно, зачем обоим заказчикам понадобился Консейль, - проговорила Ника, облокачиваясь на стол.
   - Думаю, за тем же, за чем и нам, - Ректор вертел в руках трубку, не набивая ее. - Теперь понятно, что Консейль взял отпуск, чтобы пересидеть ту суматоху, которая по милости нашего друга Кларка поднялась во дворце. А добился он... Кларк, фыркать бесполезно... Добился он обратного - повышенного внимания к своей персоне. Всем стала интересна причина его внезапного побега из дворца. Королева узнала, что он причастен к нашим делам - наверняка заинтересовалась. Вот и послала за ним полицейских. Что касается второ...й заказчицы, она тоже выяснила, правда, по своим каналам, роль Консейля в этом деле, но на камень ее посыльный наткнулся случайно. В том, что и Консейль, и Тэн попали к Королеве, их счастье. Это лучший из двух возможных вариантов.
   - А главное-то во всей этой истории то, что камень опять исчез, - мрачно пробурчал Бекин. - Когда был почти у нас в руках. Вернулся, насколько я понял, обратно во дворец. Теперь все старания насмарку! А все из-за...
   - Надоело! - Кларк зашвырнул свою шляпу в угол, заложил руки за спину и нервно заходил по комнате.
   - Да хватит вам ругаться! - потребовала Ника. - Мэтр Рун, если я правильно понимаю, вы считаете, что второй заказ поступил от Первой дамы?
   - У меня есть основания так думать, - Ректор выжидающе смотрел на девочку.
   - Тогда, кажется, у нас нет проблем.
   Все притихли, настолько это заявление не соответствовало положению вещей. Ника обвела комнату немного смущенным взглядом и остановила его на Бекине.
   - Алюминий, я надеюсь, ты не посеял те бумаги, которые я тебе давала перед нашим расставанием вчера.
   Сашка, бурча: "Могла бы не давать, если не доверяешь", - вытащил из кармана изрядно измятую пачку документов.
   - Мэтр, посмотрите эти письма, - проговорила Ника, передавая конверты Ректору и все больше воодушевляясь. - Мы ведь с такими доказательствами сможем потребовать у нее все, что угодно. И Лазаря сможем вернуть, и Тэна, и Консейля, и... И вообще.
   Ректор, воздев на нос очки, с нескрываемым интересом разглядывал содержимое конвертов.
   - Это что, компромат? - поинтересовался от окна Кларк.
   - Именно он, - невозмутимо подтвердил Ректор, убирая бумаги.
   - Заметьте, я даже не спрашиваю, кого вы собрались шантажировать, - Кларк не унимался.
   - А я, заметь, тебе и не рассказываю, - Ректор поднялся из кресла возле журнального столика. - Ника, ты, как всегда, продемонстрировала находчивость - большое тебе спасибо. Господа и дамы, ситуация меняется. Действовать необходимо немедленно, я, к сожалению, вынужден вас покинуть.
   - Вы собираетесь во дворец? - уточнил проницательный Бенджи. - Один?
   - Тебе после всего, что произошло, нельзя туда и носа показать, учти это, кстати.
   - Бенджи прав, - вступила Ника. - Мы вас одного не отпустим, мало ли что!
   - Александр! - задумавшийся Сашка вздрогнул. - Поедете со мной? - интонация Ректора была вопросительной лишь наполовину. - Мы скоро вернемся, не советую покидать дом. Если нас не будет к вечеру, Кларк... Кларк!
   Кларк оторвался от демонстративного созерцания абрикосового дерева за окном.
   - Если нас не будет к вечеру, - повторил Ректор, - ты знаешь, что делать.
   - Что делать, если они не вернутся? - немедленно пристали к Кларку оставшиеся, как только за Ректором и отчаянно зевающим после бессонной ночи Бекиным захлопнулась дверь.
   - Вот когда не вернутся, тогда и поговорим, - отрезал Кларк.
   - Сидеть и ждать, - вздохнула Ника. - Снова сидеть и ждать.
   - Но мы ведь все равно не можем ничего сделать, - заметил Бенджи.
   - Да я понимаю. Это и раздражает.
   Леди Марта, некоторое время прислушивавшаяся к разговору, тихонько закрыла дверь в гостиную и задумалась.
   Внезапный стук в дверь прервал ее мысли. Не звонок, а именно стук, частый и торопливый. Леди Марта заколебалась - в сложившихся обстоятельствах и звонок был бы подозрителен, что уж говорить о стуке. Позвать что ли этих... гостей из комнаты. На всякий случай.
   - Марта! - напряженно позвали из-за двери. - Ты дома, я знаю, открывай!
   Леди Марта узнала голос брата и поспешила открывать. В комнате тем временем притихли. Дина безмолвно приложила палец к губам, на цыпочках прокралась к двери, бесшумно приоткрыла ее и высунулась в коридор. Остальные прислушивались со своих мест.
   - Тебе лучше уехать, - скороговоркой проговорил Консейль, едва войдя в дом. - К какой-нибудь своей приятельнице или вообще в другой город.
   - Подожди минутку, я ничего не понимаю, - взмолилась леди Марта, наблюдая, как брат суетливо снимает ботинки и сюртук, снося попутно внутреннюю обстановку крохотной прихожей. - Где ты был все время? Где Тэн?
   Консейль, встав на цыпочки, достал с крюка забытый впопыхах ночью котелок и теперь зачем-то вертел его в руках.
   - Тэн, насколько я понял, отправился обратно в тюрьму.
   Леди Марта охнула и присела на подставку для обуви.
   Вообще-то ты могла бы меня и предупредить, что собираешься покрывать разыскиваемого уголовника, - Консейль взглянул в обескураженное лицо сестры и уронил котелок. - Он совершил ограбление, сел, потом сбежал, похитил какую-то драгоценность за рубежом и вернулся сюда.
   - Откуда ты это все знаешь?
   - Так на допросе говорили, - оправдывающимся тоном сказал Консейль. - Нас допрашивали вместе, в личном кабинете Ее Величества, представляешь! Правда, Королева очень удивилась, когда ей доложили о Тэне. Она о нем и не знала, похоже. А потом велела отправить его в тюрьму. Правда, Тэн упомянул какой-то камень - он, дескать, знает, где этот камень. Тут Ее Величество прямо всполошилась - потребовала, чтобы он немедленно все выложил. Тогда Тэн отказался, и его увели. Не знаешь, что это за камень?
   - Э-э... Нет, не знаю, - неумело соврала леди Марта. - Послушай, а что они хотели от тебя?
   Теперь пришла очередь Консейля отводить глаза.
   - Просто со мной хотела поговорить Королева. По поводу одного дела - долго рассказывать. Заодно поинтересовалась, какое я имею отношение к Тэну и вообще... Ну, я смог устранить ее подозрения, и меня отпустили, правда, только под утро.
   Ника встала, отстранила Дину и вышла в коридор.
   - Здравствуйте, сэр, - обратилась она к Консейлю. Тот снова уронил котелок и теперь уже не стал поднимать. - Рада вас видеть. Можно вам задать несколько вопросов?
   - А... Э... Я тоже рад, - выдавил из себя Консейль. - А что вы... А магистр Рун... тоже здесь?
   - Он ушел прямо перед вашим появлением, даже странно, как вы не столкнулись. Так все-таки хотелось бы узнать, о чем конкретно вас спрашивала Королева и что вы, собственно, ответили? Это важно. Ваша кузина в курсе ситуации, поэтому можете смело говорить при ней.
   - Да я ничего не ответил, - забормотал Консейль, искоса поглядывая на леди Марту. - Если вы про... про соревнования, то меня спросили, участвовал ли я, зачем участвовал и почему сразу же ушел в отпуск. Я сказал, что у меня джаз-бандское гражданство, поэтому я выручил соотечественников, ну так это правда. А насчет отпуска... Объяснил, что не отдыхал уже очень давно, а работы в последнее время было много, ну и вот...
   - А зачем вашей кузине нужно уезжать? - вспомнила Ника.
   - Я вообще-то не обязан вам докладывать, юная леди, - неожиданно вспылил Консейль. - В конце концов, я свободный человек и если считаю, что моей сестре надо уезжать, значит, имею на это свои причины. И если я сам решу куда-нибудь уехать, то мне тоже никто не сможет помешать!
   - Ни в коей мере не сможет, сэр, - заверил Консейля Кларк, подходя сзади к Нике. - Все дело в том, что при нынешнем положении спешный отъезд может быть воспринят как бегство. Особенно после сегодняшних событий.
   - А ты кто еще такой? - в глазах Консейля появилось затравленное выражение крысы, загнанной в угол, но готовой к последнему бою.
   - Ну, ладно, вот что, - поднялась со своего места леди Марта. - Все устали, это понятно, поэтому для начала стоит позавтракать, заодно и познакомитесь как следует, а там разберемся.
   За время, пока леди Марта и Дина накрывали на стол к завтраку, Консейль немного успокоился, перестал вздрагивать от каждого шороха, но продолжал неодобрительно коситься на Кларка. Скатерть постепенно уставлялась разнообразными блюдами, в большинстве своем абрикосового происхождения: слойки, пирожки с абрикосовой начинкой, поджаристые кексы с кусочками абрикосов, абрикосовое варенье в припотевших стеклянных ребристых розетках, кувшин абрикосового сока...
   Ника недавно завтракала, тем не менее у нее при виде этой снеди потекли слюнки.
   Когда с трапезой было покончено, атмосфера в комнате окончательно потеплела. Ника, вызвавшаяся было помочь с мытьем посуды, тут же едва не раскокала графин, и была мягко водворена обратно на стул. Консейль откинулся в кресле и, судя по его виду, внимательно следил за ходом настенных часов с кукушкой. Кларк возился со своим пистолетом: то ли чистил, то ли просто перебирал. Бенджи, задремал, сидя на пестром цветастом диванчике.
   Эта идиллия длилась недолго.
   Дина зашла в комнату и уперла руки в бока.
   - Ну и что вы расселись?
   - Если хочешь, можем встать и отдать честь, - не отрываясь от своего занятия, пробормотал Кларк.
   - Я не в этом смысле, - отмахнулась Дина. - Просто мне казалось, что мы тоже можем кой-какую пользу принести.
   - Ты о чем? - решила уточнить Ника. Слова Дины ее слегка задели.
   - Как о чем? Мой братец, между прочим, отдыхает на казенных хлебах, но это никого не волнует...глубоко.
   - Почему же? Просто мэтр и этот вопрос уладит, - постаралась заверить ее Ника. - У нас на руках такие факты, что мы из Первой дамы можем веревки вить - я уверена, мэтр не забудет...
   - Опять мэтр, - Дина закатила глаза. - Мэтр - то, мэтр - сё. А я вот думаю, что ему до Тэнни нет никакого дела. Станет он лишний раз утруждаться. Вас же вообще кроме этого дурацкого камня ничего не волнует!
   - Не суди по себе, - приоткрывая один глаз, заметил со своего дивана Бенджи. - Твой брат, конечно, обеспечил нам кучу неприятностей, но он и помог нам. Не в наших правилах бросать своих.
   - Да? Вот тогда чем разглагольствовать, пошел бы и вытащил его оттуда!
   - Я-то как это сделаю? - опешил Бенджи, взглядом ища поддержки у Ники.
   - А леди права, между прочим, - Консейль пересел на краешек кресла. - Я сейчас вдруг вспомнил - допрос-то проводила Ее Величество! И посадили Тэна по ее высочайшему повелению. Даже если магистру Руну удастся как-то повлиять на Первую даму - не знаю уж каким образом - Тэну это никак не поможет: она не уполномочена распоряжаться судьбами заключенных по воле высшей власти.
   - Да уж, ничего себе ситуация, - задумчиво проговорил Бенджи. Ника помотала головой из стороны в сторону. Что же теперь? Безвыходных положений не бывает, бывают положения, когда ты лично выхода не видишь, отчего оптимизма не прибавляется. С другой стороны, действительно, что они могут сделать?.. Ничего... Хотя...
   - Никунь, я знаю это твое выражение лица, - не поднимая глаз от оружия, заявил Кларк. - У тебя идея?
   Ника замялась.
   - Идея есть, конечно, но полное безумие ей следовать.
   - Если ты предлагаешь штурмовать тюрьму, я - пас, - насторожился Бенджи.
   - У тебя есть другие варианты? - осведомилась Ника. - А что тебя останавливает? Никогда не поверю, что ты боишься.
   - Я и не боюсь. Просто, на мой взгляд, не стоит забывать о том, что мы - представители иностранной державы. В случае неудачи мы скомпрометируем весь Джаз-Банд. И потом, мы обещали мэтру ждать до вечера...
   - До вечера мы сто раз вернемся. В любом случае, - заметил Кларк, заглядывая в дуло револьвера. - Не бросать же парня гнить в тюрьме?
   - Просто я считаю, что принимать скоропалительные решения - не лучший выход, - раздраженно возразил Бенджи, складывая руки на груди. - Можно подождать...
   - Мэтра, - услужливо подхватила Дина.
   - Да, именно, - подчеркнул последнее слово Бенджи, закидывая ногу на ногу. - Не было случая, чтобы он не нашел наилучший выход!
   - А вы что думаете? - обратилась Ника к Консейлю, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.
   Все посмотрели на него. Консейль поглубже забился обратно в кресло.
   - А что я? - заозирался он. - Это ваши дела, решайте, как считаете нужным.
   - Думаю, правильнее всего кинуть жребий, - решила Ника.
   - А зачем? - воскликнула Дина. - Нас ведь большинство: трое - за, один - против, один воздержался. Все как на голосовании.
   - Я не уверена, что поддерживаю, хотя это и моя идея, - Ника опустила глаза. - Мы ведь, действительно, обещали ждать, но, с другой стороны... Давайте все-таки подкинем монетку.
   Ника порылась в кармане, извлекла мелкую потертую монетку и щелчком подбросила ее к потолку. Все следили глазами за полетом. Монетка достигла высшей точки и... разлетелась на куски.
   Все взгляды обратились на Кларка. От дула его пистолета шел легкий дымок.
   - Видимо, что-то с предохранителем, - невозмутимо заявил он. - Надо будет на досуге еще раз его проверить. По-моему, судьба распорядилась вполне справедливо.
   "Если только это была судьба", - хихикнула про себя Ника.
   - Ну что же, замечательно, - Бенджи с напускным безразличием пожал плечами. - А теперь попробуйте представить, как вы будете приводить этот ваш гениальный план в действие. Подвиги это, конечно, прекрасно, но только когда у них есть малейший шанс на успешное завершение. Причем под успешным я имею в виду нечто другое, чем: " Они были окружены превосходящими силами противника, но не сдались".
   Воцарилось молчание. Признавать, что Бенджи прав, не хотелось никому.
   - А если попробовать рассуждать логически? - предложила Ника. - Какие у нас основные задачи?
   - Вытащить из тюрьмы моего братца, - ответила за всех Дина.
   - Причем с минимальными потерями, - добавил Кларк
   - А какова реальная ситуация?
   - Максимально неблагоприятная, - с видом превосходства сообщил Бенджи. - Мы не знаем ни плана тюрьмы, ни в какой камере находится Тэн, даже как попасть внутрь, и то непонятно.
   - Ну, с этим как раз проще, - возразил Кларк. - Мой чахлый разум, кажется, родил одну идею...

Глава 19

  
   Сашка Бекин уже три раз пытался сосчитать выпуклые завитушки на помпезных стенах дворцового приемного зала. Дойдя до окна с цветным витражом, изображавшим диковинный цветок, он каждый раз сбивался со счета, и ему приходилось начинать сначала. Ректор оставил мальчика в приемной, а сам исчез, и Сашка сидел там уже довольно долго. Во всяком случае, ему самому так казалось. Вдобавок чрезвычайно хотелось спать, а на низкую жесткую спинку диванчика было неудобно откидываться. Чтобы отвлечься, Бекин в четвертый раз принялся за подсчет завитушек... Проснулся он оттого, что кто-то мягко тряс его за плечо. Сашка поднял голову и увидел, что над ним склонился очень смуглый человек в белом щегольском костюме. К лицу незнакомца словно навсегда прилипла официальная дипломатическая улыбка.
   - С добрым утром, - говорил неизвестный с наилегчайшим акцентом.
   - Э-э... Здрасте, - Сашка непонимающе разглядывал незнакомца и еще трех людей в таких же белых костюмах, стоявших полукругом позади.
   - Я рад, что судьба послала мне возможность лично выразить свое восхищение победителю соревнований. Вы ведь Бенджамин Люр, я не ошибаюсь?
   Сашка захлопал глазами.
   - А-а, ну да, конечно, это я! - мучительно сообразил он.
   - Повторяю, я счастлив познакомиться с вами, - для рукопожатия Бекин встал. Незнакомец оказался ниже его почти на полголовы.
   Во время рукопожатия Сашка почувствовал, что в его ладонь скользнул какой-то прохладный предмет овальной формы. Бекин изумленно вытаращился на незнакомца.
   - Не нужно ничего говорить, - ни голос, ни выражение лица неизвестного не менялись - улыбка держалась, как приклеенная. - Я вижу, вы все поняли, и потому очень рассчитываю на вас. Как можно быстрее передайте его мэтру Глокетти и заодно скажите, пожалуйста, Руну, что он может и впредь рассчитывать на помощь с моей стороны.
   С этими словами незнакомец наконец отпустил руку Бекина. Тот уставился на свой кулак, а когда снова поднял голову, - незнакомца уже не было, исчезли и остальные трое.
  
  
   Леди Смит закурила очередную тонкую сигарету - в малом аудиенц-зале было уже синё от дыма. Ректор, успевший изложить суть своего визита и теперь терпеливо дожидавшийся реакции, разглядывая маленькие пейзажные зарисовки в строгих рамках на старинных стенах, раскурил свою трубку. Два вида дыма - синий и сероватый - сталкивались между собой и вили под высоким потолком замысловатые узоры.
   На лице леди Смит было выражение, при котором один из придворных обычно бежал передавать по цепочке, что если у кого-то к Первой даме есть важные дела, то безопаснее будет отложить их на как можно более долгий срок, постараться решить самостоятельно или вовсе забыть о них.
   Маленькое серое дымное колечко попыталось незаметно обвиться вокруг аккуратного пучка на голове леди Смит. Та встала, смахнула приставучее колечко и, подойдя к окну, открыла стеклянную створку.
   - И как вы предлагаете мне теперь поступить? - внезапно обратилась Первая дама к Ректору. - Как?
   - Простите, леди, вы мне предоставляете право решать..? - вкрадчиво начал Ректор.
   - Вы отлично понимаете, что я имею в виду, - леди Смит подбородком указала на большого формата листы, лежащие на длинном изогнутом столе, который стоял посередине зала и совершенно не вписывался в обстановку.
   - Это, разумеется, копии. Оригиналы сейчас в надежном месте. И это место не во дворце, - заверил Ректор, увидев, что во взгляде Первой дамы скользнула надежда. - Вы можете заглянуть в ящик вашего письменного стола и убедиться, что отчеты, регулярно присылаемые вам о ходе Джаз-бандской кампании, исчезли. Как нам удалось обойти вашу выдающуюся охранную систему, позвольте умолчать. Позвольте также умолчать и о том, как я узнал, что камень снова у вас. Но представьте, какой эффект произведет обнародование этих бумаг в сложившейся ситуации. У нас имеются связи в области СМИ, так что...
   - Все это я уже слышала, - гневно прервала его леди Смит. - Но я не могу просто так взять и отдать вам камень.
   - Почему, собственно, и нет? - Ректор сохранял олимпийское спокойствие, попыхивая трубкой. - С этим делом будет покончено. Я гарантирую полную конфиденциальность доставки камня в Джаз-Банд. Если...
   - Если? - леди Смит напряглась, как пантера перед прыжком.
   - Если вы со своей стороны обеспечите арест одного известного обоим нам человека и освобождение другого.
   - Я понимаю, кого вы желали бы арестовать, но второй...
   - Вчера под стражу был помещен некий Тэн Дэлис.
   - Да, знаю, я присутствовала при допросе, - леди Смит спиной оперлась о подоконник и сложила руки на груди. - Он говорил что, дескать, знает местонахождение камня. Ее Величество ему, похоже, поверила. Мне даже стало забавно, поскольку к тому моменту камень уже был у меня... Позвольте, - Первая дама откинула голову и прищурилась. - А какой, собственно, вам смысл беспокоиться о судьбе этого воришки? Ведь, если я не ошибаюсь, фактически именно он совершил ограбление?
   - Поверьте, у меня есть основания желать, чтобы господин Дэлис оказался на свободе. Так я могу рассчитывать на то, что вы примете единственно правильное решение, миледи? - учтиво осведомился Ректор, выколачивая трубку о край переполненной стеклянной пепельницы.
   - Рассчитывать вы можете, сэр. Нам придется пройти в мои апартаменты.
  
  
   - Здесь дело нечисто! - Шарль хлопнул рукой по столу - многочисленные стаканы подпрыгнули с жалобным звяком.
   Братья сидели в пивном пабе на углу Кривоугольной улицы. Гифри молча проследил за тем, как Шарль опорожняет пятый стакан, оставляя на дне грязную пену, и отхлебнул свой кофе, который оказался, как и все в подобных заведениях, с каким-то пивным привкусом.
   - А что тебя, собственно, на этот раз не устраивает? - поинтересовался Гифри. - Мне казалось, что теперь можно только радоваться. Дело закрыто окончательно, преступник пойман, задание выполнено, королевская благодарность получена, так что ты хандришь?
   Шарль буравил мутным взглядом пустую посуду перед собой, словно ожидая, что она автоматически снова наполнится.
   - Почему он оказался именно там, Гиф?
   - Где - там?
   - Ты не видишь связи? Нас послали за пекарем. Он оказался тем дядькой, который вечно в шляпе ходит, мы его на кухне пару раз видели, помнишь, и во время банкетов?... - Гифри покосился на свою любимую шляпу, лежавшую рядом, на стуле, - ... И он же был штурманом на гонках в команде этого треклятого Джаз-Банда! Понимаешь!
   - Ну да. Вот Ее Величество и хотела его допросить на этот счет...
   - Ты... не понимаешь, - Шарль помахал указательным пальцем прямо перед носом брата.- мы приходим к нему в дом... Приходим и обнаруживаем там этого очкастого придурка, которого покрывали все те же джаз-бандийцы!
   - Но этот пекарь сказал, что они не знакомы, - возразил Гифри, пресекая попытки Шарля снова подать сигнал бармену за стойкой.
   - Верь ему, как же! - горько усмехнулся Шарль. - Врет он! И все врут! Может, и ты мне врешь, а? - вдруг подозрительно воззрился он на Гифри. - А сам с ними всеми заодно?!
   - Слушай, ты совсем спятил? Ты во всем уже преступление видишь! Откуда такое рвение к выполнению профессионального долга?
   - Это моя работа! - Шарль сидя попытался вытянуться по стойке смирно.
   - Да? Что-то в Джаз-Банде ты говорил совсем другое. Выбрось все это из головы - мой тебе совет. И вообще, пойдем - ка, тебе надо проветриться. Вечером на дежурство, а ты в таком состоянии, давай, давай, поднимайся.
   Гифри, надел шляпу, выложил на стол часть "королевской благодарности" и практически за шкирку вытащил брата из паба.
  
  
  
   В комнатах леди Смит царила тишина. Тишина полная и абсолютная: непроницаемость стеклопакетов не давала пробиться внутрь шуму с улицы, двери были плотно закрыты, даже дыхания Ректора и хозяйки комнат, уставившихся в пустой тайник, не было слышно.
   Первым нарушил молчание Ректор.
   - Леди, надеюсь, я не имею дело с виртуозно разыгранным спектаклем? - осведомился он. - Вы не спрятали камень и теперь не разыгрываете искусно изумление?
   - Вы сами знаете, что нет, - на выдохе произнесла леди Смит. - Но не представляю, как...
   - У вас нет системы слежения?
   - При конструировании дверного устройства было гарантировано, что она не понадобится. Первая дама с абсолютно прямой спиной опустилась в кресло и задумалась.
   - Прежде всего похититель должен был знать, что камень у меня.
   - А кто знал?
   - Комиссар полиции, тот самый, который и обнаружил камень, но... ему я доверяю абсолютно.. Собственно, все.
   - А он не мог обмолвиться кому-либо случайно, по глупости, например?
   - Я не могу этого знать, вы же понимаете! Умом, конечно, не блещет, но...
   - Позвольте еще один вопрос, леди. А с вашим помощником из библиотеки вы не обсуждали неожиданную находку?
   - Да мы с ним не то что не разговаривали, даже не виделись с того момента как... - леди Смит внезапно умолкла, словно не дав вырваться чему-то важному.
   - С того момента, как он перестал прятаться после моего ухода и вынудил вас отпустить его с миром? - Закончил фразу Ректор.
   - Откуда вы... Да, именно с этого момента... Хотя нет, подождите... Я видела его еще сегодня ночью во время допроса.
   - Когда? - Ректор резко повернулся к леди Смит. Взгляд его заострился, казалось, такой взгляд может проделать в чем-нибудь или в ком-нибудь дыру. - Во время допроса? А что он там делал, позвольте узнать?
   - Как я уже упоминала, я не общалась с ним, - Первая дама прикрыла глаза. - Я не помню, что он делал на допросе. Кажется, его попросили принести Большой свод законов Биг-Корна и что-то еще. Он принес, а затем все время простоял в углу, вот и все.
   - Он слышал, как господин Дэлис сказал, что ему известно, где камень?
   - Наверное, слышал, - пожала плечами леди Смит. - Но что в этом странного?
   - К сожалению, я вынужден покинуть вас и как можно быстрее. Если я опоздаю и туда, а это более чем вероятно... Да, я должен обратиться к вам, леди, с просьбой: прошу вас составить документ, который бы обеспечивал господину Дэлису официальное освобождение.
   - Я не могу это сделать. Ваш подопечный был заключен высочайшей королевской
   властью - не в моей компетенции менять ее решения.
   Ректор поморщился.
   - Ну, тогда, по крайней мере, выпишите мне пропуск в здание Городской тюрьмы. Прошу вас, это очень важно - могут пострадать люди. Если я прав... И еще две убедительные просьбы. Я очень прошу вас принять все возможные меры, чтобы найти и допросить человека, похитившего камень. И еще более настоятельно прошу вас немедленно перекрыть все выезды из страны, особенно тщательно охраняя порт.
   - Не совсем понимаю, почему я должна верить вам и слушаться ваших указаний, - пробормотала леди Смит, подписывая пропуск. - Вы очень необычный человек, сэр Глокетти... Вы вообще человек?
   - Боюсь, что на философскую дискуссию, кого с теологической и биологической точек зрения следует считать человеком, у нас времени нет, - Ректор сложил пропуск, убрал его во внутренний карман и улыбнулся. - Но я готов возобновить ее позже, когда будет покончено с более актуальными проблемами.
   Не дожидаясь, пока леди Смит встанет, он набрал на столешнице код - двери послушно разъехались. Ректор удовлетворенно кивнул, слегка поклонился и удалился быстрым шагом.
  
   По спине Бекина струился холодный пот. За прошедшие минут пятнадцать он не переменил своего положения в углу диванчика, не разжал кулак и вздрагивал от любого звука. Что мог значить этот неожиданный подарок судьбы? Кто такой этот тип, похожий одновременно на нефтяного магната и персонажа восточных сказок? И не хотят ли его, Сашку, попросту поймать в ловушку? Вдруг они ожидали, что он тут же помчится искать мэтра, а его быстренько и задержат: " Ах, у вас камень, молодой человек? А откуда, собственно? А сами вы кто?" Ну, уж нет, этого удовольствия он им не доставит! С места не сдвинется и ничем своего беспокойства не покажет. Мимо прошли два офицера охраны - Сашка в очередной раз вздрогнул, мысли пошли совсем идиотские: "Вот черт, куда же мэтр запропастился? Ведь скоро длительная привязанность к неудобному диванчику может начать вызывать подозрения. Подойдут и спросят: " А что это вы тут делаете столько времени?" Ну, в крайнем случае, камень можно проглотить, тогда они ничего не докажут..."
   Кем конкретно были зловещие "они", Бекин для себя не определял, но твердо решил не даваться "им" в руки и держаться до последнего. Между тем холодный мраморный холл продолжал пустовать.
   Сашка прислушался к себе и понял, что спать-то он уже совсем не хочет, зато перекусить был бы не против, и еще пострадавшая в драке челюсть разнылась. Он поежился.
   "Нет, в самом деле, с какой стати он должен здесь торчать? Не только во дворце, но и вообще в каком-то дурацком чужом измерении, где он никому не нужен и куда попал он по чистой случайности. А случайность эту зовут Ника... Что его вообще понесло на свою голову к ней в гости уже... три недели назад? Три недели прошло! Дома, наверное, все с ума сходят. Хотя Ника говорит, что временная разница незаметна, но верить он ей не обязан! А вот возьмешь и вернешься, когда на Земле уже лет пятьдесят пройдет или пятьсот!"
   Бекин в отношении канонов фантастических триллеров был просвещен, поэтому картина застревания во временной петле живо встала у него перед глазами.
   "Нет, я ей все скажу, когда увижу, она у меня получит по первое число! Будет знать, как ни в чем не повинных людей в другие миры отправлять! Ну куда делся этот мэтр, черт побери ?!"
   - Ты что там бормочешь? - взгляд Бекина уперся в чьи-то коленки, только что возникшие прямо перед ним. Подняв голову, он увидел, что и коленки, и все остальное принадлежали Ирэн. Она же, взглянув на него, отпрянула.
   - Это кто тебя... так? - выговорила она, проведя себя по щеке.
   Сашка встал, одновременно сунув руку с камнем в карман.
   - Да так... поговорили с одним типом, - небрежно ответил он.
   - Содержательный был разговорчик, видно, - Ирэн покачала головой. - А что ты здесь делаешь?
   Бекин немедленно переключился из режима " я разговариваю с красивой девушкой" на режим " я разговариваю с красивой девушкой, которой не стоит особенно доверять".
   - Да вот... сижу тут... жду кое-кого, - он неопределенно махнул рукой. - Вот, кстати, а ты нашего руководителя не видела, случайно?
   - Так ты его ждешь? - проницательно переспросила Ирэн. - Видела - пролетел мимо меня, как будто за ним бешеный дракон гнался. Он выбежал через нижнюю террасу на улицу.
   - А почему он не здесь выбежал?! - не выдержал Сашка. - И ничего мне не сказал?
   - Он, похоже, жутко опаздывал, а от нижней террасы до дороги ближе, - предположила Рэнни.
   - А меня предупредить ему, значит, было некогда, - Бекин плюхнулся обратно на обрыднувший диванчик. Ирэн, попереминавшись с ноги на ногу, присела рядом.
   - Слушай, мне срочно надо его найти, понимаешь? Очень срочно, - Бекин пятерней взъерошил и без того всклокоченную шевелюру.
   - Можно попробовать у моей мамы узнать, куда ваш мэтр поехал. Моя мама всегда все знает, - Ирэн почему-то вздохнула.
   - Ох, а ты можешь сама у своей мамы узнать, а? Просто, понимаешь, неудобно будет, если я перед ней покажусь в таком виде, - Сашка указал на синяк.
   Ирэн критически оглядела его.
   - М-да, пожалуй, она удивится.
   - Вот, тогда узнай, пожалуйста, хорошо? Только как можно быстрее, дело очень срочное.
   Сашка подождал, пока цоканье каблучков Ирэн стихнет, встал, кинул взгляд по сторонам и, убедившись, что вокруг никого не видно, с нескрываемым удовольствием пнул ножку диванчика.
  

Глава 20

  
   - Это добром не закончится. Мы точно во что-нибудь влипнем. У вашего плана куча изъянов. И вообще не понимаю, почему играть преступника надо именно мне...
   Бубнили на заднем сиденье летучки уже довольно давно, практически с момента вылета со станции, но Ника настолько сосредоточилась на воздушной "дороге", что ей было не до того.
   - Ты чего там разворчался, а, Бенджи? - кинула она вопрос назад. - Такое ощущение, что ты пытаешься компенсировать отсутствие Бекина - так мы, собственно, еще не успели соскучиться.
   - Я не ворчу, а трезво смотрю на вещи. Мы абсолютно не подготовлены. Мы не знаем ничего о месте, в которое суемся. А кто знает, может быть, там вообще не принято, чтобы полиция сваливалась с неба без предварительного предупреждения...
   - Что там принято, поймем на месте, - отрезал Кларк. - А когда мы сядем, молчи и не ляпни что-нибудь.
   - Это когда я ляпал? - возмутился Бенджи.
   - Вон городская тюрьма, - тронув Нику за плечо, указала Дина.
   - А еще у вас нет...
   - Так. Никунь, зайди-ка на вираж левее, кажется, ворота у них с той стороны.
   Бенджи вынужден был замолчать и зажмуриться, когда башня тюрьмы повернулась под шестьдесят градусов к горизонту.
   Ника вывела кабинку летучки из виража и, памятуя свою предыдущую посадку, очень аккуратно надавила на зеленую кнопку. Кнопка нажиматься отказывалась. Ника попыталась еще раз - кабинка немного опустилась вниз, но тут же вернулась на прежнюю высоту. Девочка надавила сильнее - тот же результат.
   - Не выходит, Никунь? - Кларк, глядя на ее мучения, не выдержал и резко, с усилием, придавил злополучную кнопку.
   - Не... - успела пискнуть Ника, и кабинка вертикально рухнула вниз,во двор тюрьмы.
   - С ними... Пчхи!.. Бывает такое... А-апчхи! - выговорила Дина, когда туча пыли, поднятая "летучкой", немного осела.
   - И довольно... апчхи!.. часто, - откликнулась Ника.
   Тем временем упавшую кабинку стали окружать люди в форме. Вид у них был обеспокоенный и настороженный, оружие многие держали наизготовку - очевидно, аварийное приземление не являлось повседневным событием.
   " Похоже, мы войдем в историю, - подумалось Нике. - Если удастся отсюда выбраться, будет что рассказать".
   Кларк, прочихавшись, тем временем уже выбирался из кабинки навстречу дежурной охране.
   - Вы совсем спятили?! - подскочил к нему один из старших офицеров. От волнения фуражка у него съехала набекрень, а некоторые пуговицы с застегнутого наглухо кителя повылезали из петель. - Это закрытый объект! А если бы вас сбили?! Здесь тюрьма, понимаете вы, тюрьма, а не площадка для игры в гольф! Нам придется задержать вас, предъявите документы!
   Кларк как раз следил за очередной вылупливающейся пуговицей.
   - Напротив, офицер, вам следует не задерживать, а пропустить нас, и чем скорее...
   - Документы!
   - Офи... Пчхи! Офицер, вас устроят поддельные документы? - поинтересовалась Ника, пытаясь стряхнуть с себя хотя бы часть пыли.
   И у офицера, и у Кларка на мгновение сделалось одинаковое выражение лица: одному вообще не было ясно, как реагировать на подобную наглость, другой прикидывал, как на нее отреагирует первый.
   - Дело в том, что наши настоящие документы мы вынуждены были оставить в целях конспирации на хранение лично у Первой дамы двора леди Смит, - как ни в чем не бывало продолжила Ника. - Видите ли... коллега, мы из отдела, занимающегося расследованием ограблений в особо крупных размерах.
   - Вы? - выдавил из себя, наконец, офицер, оглядывая Нику и почему-то с еще большим подозрением Кларка.
   - Разумеется, мы. - Ника изо всех сил старалась держаться непринужденно, хотя коленки дрожали так, что впору было придерживать их, - вам доставили сегодня утром преступника, специализировавшегося на международных кражах? Так вот, это наша заслуга.
   Кларк за спиной офицера только восхищенно покачал головой.
   - Всю ночь мы шли по следу его сообщника. Естественно, чтобы не выдать себя, нам пришлось переодеться, а полчаса назад мы настигли второго преступника. Дина! - оглянулась Ника на кабинку, - выводи его.
   Дина понятливо кивнула и, взяв Бенджи за шиворот, выволокла его из кабинки.
   - Это что, он? - придирчиво оглядел Бенджи офицер. Но как же вы его доставили? Даже без наручников! А если бы в пути что-нибудь случилось?
   - Леди... э... Смит посчитала, что такой охраны, как мы, ему будет достаточно, - внес свою лепту Кларк.
   - Правила безопасности - вещь неоспоримая. Согласно инструкции. - Провозгласил офицер.
   Не обращая внимания на выразительный взгляд Бенджи, на котором двое охранников застегивали наручники, Ника быстро переглянулась с Кларком.
   - А, теперь, офицер, позвольте нам пройти внутрь.
   - Зачем же вам проходить?
   - Мы уполномочены лично удостовериться в размещении преступника, - как можно более убедительно проговорила Ника.
   - Да? - офицер еще раз косо смерил девочку с ног до головы. - Ну что ж... Пьер, Дик, проводите господ... из особого отдела.
   - Как бы отделаться от охраны, - шепнула Ника Кларку, пока они шли по извилистому неприютному и очень длинному коридору с низким потолком и не слишком ярким освещением.
   Кларк вдруг остановился как вкопанный. Дина, шедшая следом, врезалась в него.
   - Почему вы мне не напомнили?! - завопил он.
   Дина опешила.
   - Не напомнила о чем? - пролепетала она.
   - Не напомнили о той чертовой сумке, которая осталась лежать под чертовым сиденьем в той чертовой кабинке!
   - Но там же...
   - Вот именно! Вы знаете, что я сделаю с вами, если кабинка уже вернулась на станцию?!
   - Не горячитесь так... Сэр, - вступила Ника. - Может быть, офицеры охраны будут так любезны вернуться и поискать сумку? Вы не представляете, насколько это важно!
   Офицеры стояли, переминаясь с ноги на ногу и нерешительно поглядывая друг на друга.
   - Если она найдется, я буду щедр, как никогда, - в пространство сказал Кларк и через пару минут уже сползал от смеха по выкрашенной в буроватый цвет стене.
   - Ни... Никунь, я тебе говорил, что из тебя выйдет толк, да?
   - Неоднократно, - подтвердила Ника, которую от неожиданного актерского этюда тоже согнуло пополам в приступе хохота.
   - А вы не знаете, что такое важное было в той сумке? - вытирая косой выступившие слезы, простонала Дина.
   - В той, которой нет под сиденьем-то? Уж не знаю, какую награду они вообразили, но думаю, что не смогу им ее обеспечить!
   - Прошу извинить, что прерываю ваше веселье, - сухо заметил Бенджи. - Но смею заметить, что ключи от наручников ушли вместе с охранниками.
   - Ой, что-нибудь придумаем, - отмахнулся Кларк.
   - Нам стоит поторопиться, - заметила Дина. - А то сейчас эти копы сообразят что к чему и у нас появятся дополнительные проблемы.
   - Нет уж, дополнительных не нужно - мы и так в них недостатка не испытываем, - пробормотал Бенджи.
   Пока Кларк с Диной разбирались в системе указателей, по которым можно было бы найти тюремную приемную, Ника вовсю боролась с назойливым голоском здравомыслия, все чаще всплывавшем в ее сознании. "Ты подумай, во что ты ввязываешься! - распалялся голосок. - Мне начинает казаться, что ты принимаешь происходящее за сказку! Тебе небось кажется, что ты в любой момент проснешься у себя дома в полной безопасности и поэтому можешь делать, что тебе заблагорассудится! Ты же нарушаешь закон! Пойми, здесь даже то, что ты несовершеннолетняя, не поможет. В тюрьму хочешь?"
   " Я уже в тюрьме! - мысленно огрызнулась Ника. - И мне лень продолжать этот давнишний затянувшийся спор! Ты меня еще, когда мы в Джаз-Банде были, этим попрекал, и тогда все обошлось, если ты помнишь! И сейчас обойдется!"
   " Ага, скажи еще: " Правда на нашей стороне, справедливость восторжествует!", - съехидничало здравомыслие. - Бредовая идея, и ты сама заварила эту кашу, и расхлебывай теперь сама, и..."
   " И расхлебаю! Без посторонней помощи и ненужных советчиков!"
   " Ну, и пожалуйста! - обиделся голосок. - Но учти, что ты сама во всем виновата! Все. Слова больше не скажу".
   - Не может быть! - обрадовалась Ника.
   - Что не может быть? - удивленно спросила Дина.
   - Ничего, ничего. Я просто нечаянно подумала вслух. Ну что, мы пришли?
   - Так, - оглянулся Кларк. - Входим за мной, лишнего не говорим, действуем согласно обстоятельствам.
   - До чего мне это все не нравится, ты не представляешь, - успел шепнуть Нике Бенджи.
   Приемная оказалась тесной и захламленной. Сквозь стекла шкафов, стоявших у левой стены, было видно, насколько они переполнены всевозможными папками и стопками бумаг. Письменный стол тоже проседал под грудами канцелярской макулатуры. Под одну из его кривоватых ножек уже была подсунута кипа листов с грязными и оборванными краями. От стола исходило гудение, словно под ним находился средних размеров улей. Вся стена за столом состояла из сплошных рядов ящичков с непонятными маркировками: очевидно, там располагалась рабочая часть тюремного архива.
   Кларк почесал в затылке.
   - М-да. Порядочек тут у них...
   - Ой, это просто не то слово! - подтвердил, заходя из противоположной двери, высокий человек с тонкими усами и тревожными глазами на бледном с впалыми щеками лице. На нем был щеголеватый серый костюм, который более подходил бы к летней воскресной прогулке по бульварам, чем для мрачной тюремной обстановки.
   - Никак не можем привести здесь все в порядок, - человек окинул рукой бюрократическое безобразие. - Мендл Флифт. Заведующий, дежурный распорядитель и заместитель начальника тюрьмы. Чем могу помочь? Вы с инспекцией? - улыбнулся он.
   - Э-э... Ну, можно сказать и так...
   Внезапно в кармане у распорядителя что-то пискнуло. "Слава Королеве!" - разобрала Ника.
   - Одну секунду, - распорядитель взял трубку, прикрыл рот рукой и отошел в сторону.
   - Он мне не нравится, - прошептала Дина.
   Когда Флифт вернулся, его улыбка стала еще шире, а глаза еще беспокойнее.
   - Я все понял, мне только что передали. Значит, вы из особого отделения, да? И где же преступник?
   Бенджи мрачно выдвинулся вперед. Распорядитель смерил его взглядом снизу вверх, затем как бы невзначай оглядел и остальных.
   - Что-то не так? - Кларк отразил улыбку Флифта.
   - Почему вы так решили? Нет, все в порядке, вот только нам никакого приказа от Первой дамы не приходило.
   - Разумеется, он еще и не мог прийти! Не успел.
   - Сожалею, но без письменного указания я не могу приступить к регистрации, просто не имею права. Согласно инструкции.
   - А вы проверьте еще раз, - неожиданно для себя предложила Ника, - может, приказ уже доставили?
   Распорядитель пожал плечами, поддернул на коленях брюки и полез под стол. У Дины отвисла челюсть, Ника, Кларк и Бенджи с недоумением переглянулись.
   Мендл Флифт тем временем выволок из-под стола огромную гудящую коробку. "Это у них компьютер такой, что ли?" - удивилась Ника.
   Кларк принялся оглядываться.
   Распорядитель установил коробку на стол, тот просел еще сильнее, доски жалобно затрещали, часть документации разлетелась по полу.
   - Сейчас посмотрим, - Флифт еще раз улыбнулся и снова зашарил под столом. Кларк тихонько протянул руку к тяжелой конторской книге в твердом переплете, лежавшей на табурете рядом с дверью.
   - Приказ - вещь необходимая. К тому же документов вы, как я понимаю, предъявить не можете? Ну, ничего, ничего, скоро все разъяснится. Скоро все... - договорить он не успел, поскольку пухлый увесистый фолиант с ускорением опустился ему на голову.
   Распорядитель, не издав ни звука, рухнул под стол.
   Кларк вернул книгу на место и тщательно протер ее рукавом.
   - Не надо на меня так смотреть, - не оборачиваясь, заявил он. - Это был единственный выход. У него снизу на столешнице кнопка вызова охраны. Сейчас бы нас уже задержали. Ну, что вы встали, дорогие мои? Никунь, и ты тоже, леди, перекапывайте весь архив - нужно узнать, в какой камере наша гроза преступного мира обретается. Бенджи, а ты иди сюда, попробуем что-нибудь сделать с твоими браслетами.
   Ника и Дина метнулись к архиву и, натыкаясь иногда на лежащего распорядителя, принялись осматривать маркировки на ящиках.
   - Что у них тут за система? - бормотала Ника.
   - Какая система! Ты о чем! - Дина выразительно указала на еще более усугубившийся бардак в комнате.
   - Нет, они как-то должны были выстроить раскладку документов. Не просто так же их распихивали?!
   - Будем оптимистами, - вздохнула Дина.
   - Кажется, картотека здесь. Только алфавит у них... как-то наоборот, что ли? Тьфу ты!
   - Я нашла "Д", - окликнула Нику Дина.
   Дженкинс, Доррит, Диллиджент, все не то.
   - Стой! Если у них тут все наоборот, то недавно поступившие должны быть в самом низу!
   Ника запустила руку в самый низ разворошенной ячейки.
   - Опа, - тихо проговорила Дина.
   Круглое лицо в очках, изображенное в фас и профиль.
   - Нашли. Да, похоже на то... Кларк, мы нашли... Вы что творите?
   Бенджи перекинул цепочку от наручников через верх железной двери и повис на ней. Кларк размахнулся и хлопнул дверью.
   Цепочка, прижатая верхним косяком, порвалась, а Бенджи затряс прищемленной рукой.
   - Ты ж меня чуть не покалечил!
   - Зато сначала я тебя спас. И не единожды. И с наручниками проблем никаких.
   - Да уж, никаких, - Бенджи звякнул обрывками цепочки.
   - Будешь изображать Кентервилльское привидение, - хихикнула Ника.
   - Какое привидение? - не понял Бенджи.
   - Не важно, просто сейчас вы с ним похожи. Кларк, мы все нашли.
   - Камера 713. Черт, они его засадили на верхотуру - седьмой этаж. Держу пари - подъемников здесь нет. В таком случае побежали быстрее, а то мы и так наделали много шума. Можем привлечь внимание. Сейчас, еще минуту.
   Кларк и Бенджи ухватили Флифта под руки, и в этот момент из кармана распорядителя вновь донеслось настойчивое и писклявое " Слава королеве!"
   Все настороженно замерли.
   - Если бы здесь был Бекин, он бы точно сказал, что они не додумались до приличной полифонии, - пробормотала Ника. - И что теперь делать?
   - Да ничего, не отвечать и все, - пожал плечами Кларк.
   - Есть идея получше, - неожиданно заметил Бенджи. Он отпустил Флифта и, порывшись у того в кармане, извлек надрывавшуюся трубку. - Ника, ты знаешь, как пользоваться этой штукой?
   - Если я все правильно понимаю, надо нажать вот эту кнопку и разговаривать, но что ты задумал?
   Бенджи приложил палец к губам и, как раньше Флифт, отошел в сторону, прикрывая трубку ладонью. Кларк тем временем обшаривал остальные карманы распорядителя. На пол легли маленькая записная книжка, несколько бумажек неизвестного назначения, корочки, по-видимому, удостоверение, горку увенчал черный револьвер.
   Кларк тщательно осмотрел его и, по-видимому, остался доволен.
   - Все. Ник, там пошли гудки, как ее отключить теперь? - Вид у Бенджи был до крайности довольный.
   - Что ты им сказал? - удивленно спросила Дина.
   - Сказал, что приказ пришел, что мы действительно из особого отдела и попросил передать на все посты, чтобы нас не задерживали, - Бенджи довольно улыбался. - Я постарался подделать голос, и они мне поверили. Кстати, Кларк, ты был прав, нам не стали доверять с самого начала и собирались арестовать до выяснения личностей.
   - Ну, правильно делали, нам и не стоило доверять. Так. Надо захватить с собой эту штуку, может пригодиться, и пистолет возьми, ты, помнится, неплохо с ним обращаешься. И давай цепь у наручников скрепим, чтобы хоть как-то держалась, а то охрана нас неправильно поймет.
   - Ну, надо же, - тихо сказала Дина Бенджи. - И тебе, оказывается, могут приходить в голову удачные мысли.
   Флифта вновь подняли и усадили на стул так, чтобы казалось, будто он, положив голову на руки, смотрит в монитор.
   - Вот теперь все. Бе-гом, - скомандовал Кларк.
   Тюрьма, и снаружи довольно внушительная, изнутри казалась почти бесконечной. Тянулись тусклые длинные коридоры с рядами безликих дверей, на которых иногда были с трудом различимы полустершиеся номера. Казалось, что все здание тюрьмы было вытесано из единой исполинской каменной глыбы, доставленной откуда-нибудь из подземной шахты в глубине гор. Временами коридоры оказывались перегорожены решетками с дверями. У каждой из таких решеток стояли посты охраны. Охранники без колебаний открывали решетки - очевидно, распоряжения Мендла Флифта исполнялись беспрекословно. Ника прикидывала, как далеко им удалось бы пробиться, если бы не хитрость Бенджи.
   Вскоре выяснилась еще одна особенность тюремной планировки - каждый этаж был устроен по-своему: ни расположение камер, ни места, где были установлены посты, не совпадали с предыдущим.
   По мере подъема наверх Кларк все больше мрачнел. Судя по всему, болезненно затхлая атмосфера тюрьмы навевала на него не самые приятные воспоминания.
   Примерно на пятом этаже Нике в голову закралась одна мысль. Обычно принято считать, что от таких мыслей душа уходит в пятки, девочке же показалось, что она, напротив, подскочила вверх и застряла где-то в районе носоглотки. Ника дернула за рукав идущего впереди Бенджи.
   - Послушай, а как мы собираемся выходить отсюда с Тэном, если нам еле удалось войти?
   - Я давно об этом думаю, - отозвался Бенджи. - Но заранее все равно ничего нельзя было спланировать - мы ведь понятия не имели о здешних порядках, так что "риск - благородное дело". Может, Кларк что-нибудь придумает, но мне кажется, что тут один выход - пробиваться с боем.
   - Что скажет мэтр, страшно представить, - вздохнула Ника.
   Бенджи криво усмехнулся.
   - Мы можем влипнуть в такие неприятности, что даже мэтр не сможет нас вытащить. Я пытался вас предупредить еще в том домике с садом, но вы не слушали. Сейчас уже бессмысленно сетовать, будем действовать по обстоятельствам.
   "Обстоятельства" не заставили себя долго ждать.
   На очередном пропускном пункте Кларк, шедший первым, неожиданно уперся в непрошибаемую, облаченную в форменный зеленый китель грудь охранника.
   - Куда вы? - строго вопросил страж.
   Дина вздрогнула, у Ники в голове пронеслась какая-то сумятица: " Точно... Очухался... Передал... Через всю тюрьму... Нет, не успеем... Мамочки, ну почему я всегда... Приехали..."
   - А в чем, собственно, проблема? - осведомился Кларк. - Мы из особого отдела, конвоируем...
   - Мне известен приказ, - гулко прервал его охранник. - Вы конвоируете особо опасного преступника. Ну, так все. Приконвоировали. Его определили в 605-ю камеру, это здесь.
   Бенджи издал странный кашляющий звук.
   - Мы это знаем, - между тем невозмутимо продолжил Кларк. - Но предполагается, что мы должны лично проследить за размещением. Нарушать служебные инструкции не в наших правилах. Один из нас проводит арестованного в камеру, а остальные подождут. Что вы на это скажете?
   Охранник собрал кожу на лбу в глубокие складки - мыслительный процесс, видимо, не был его коньком. Наконец он принял нелегкое решение и убрал свою довольно объемистую фигуру из дверного проема.
   - Ну что ж. Леди, вы проследите, чтобы размещение прошло согласно требуемым формальностям, - кивнул Кларк Дине. - А мы подождем вас... на лестнице. Там и встретимся. Ника, уходим.
   Кларк послал охраннику на прощание широкую благожелательную улыбку.
   - Что это значит? - попыталась выяснить Ника. - Мы же не можем его здесь бросить!
   - Конечно, не можем, - кивнул Кларк. - Но я другого выхода пока не вижу. С ним осталась леди Дина. А на обратном пути мы найдем способ вытащить их оттуда. И вообще, лучше решать проблемы по мере их поступления, тебе не кажется?
   - Ох, да, только когда они поступают не все одновременно, - Ника вздохнула. - Мы сейчас наверх, за Тэном, да?
   - Тише! Не стоит кричать об этом на всю тюрьму.
   Вопреки опасениям Ники, охрана на седьмом этаже протестовать против визита незваных гостей не стала.
   - Если здесь пропускной пункт один, это будет нам только на руку, - шепнул Кларк.
   - А как ты собираешься...
   - Вывести отсюда взломщика номер один? Слышал я ваше шушуканье за спиной. У меня есть пара вариантов, к тому же предложение нашего самозванного узника не такое уж плохое. Хотелось бы, конечно, обойтись без шума, но если по-другому никак...
   Ника почувствовала, что зябнет. И даже не столько от мелких пронырливых сквознячков, постоянно шнырявших по коридорам, сколько от гранитного пробирающего холода, который источали сами стены. Как в погребе или горной пещере. Продукты при такой температуре хранить очень удобно, но как здесь люди сидят годами - непостижимо. И запах еще этот... чем пахнет - непонятно, а хочется зажмуриться и головой помотать, чтобы выгнать тягость. Именно это Ника и сделала.
   - Замерзла, Никунь? - спросил Кларк. - Тебе плащ отдать? Одевай, а то здесь и впрямь не жарко.
   Плащ Нике был велик, но зато стразу стало уютно, как в палатке, да и Кларк в своем красном камзоле показался сразу каким-то... своим, что ли... джаз-бандским.
   Про Джаз-банд сейчас думать нельзя. Нельзя, и все тут. Ни про мостовые, ни про домики, ни про запахи и звуки раннего утра, когда фасады домов с одной стороны улиц освещены теплым встающим солнцем, а с противоположной - наоборот, погружены в зеленоватую тень. И о голубях вспоминать не стоит, а уж о фонарях и подавно...
   - Пойдем скорее, - заторопила Кларка Ника. - Пора покончить с этим делом.
   Вскоре они снова остановились. На этот раз возле очередной железной двери с несколько неровно выбитым номером 713.
   - М-гм, - хмыкнул Кларк, склонившись над замком. - Эх, где наш Кертиль, да, Ник? Вот уж кто бы сейчас пригодился! Ну, ничего, сами справимся.
   - Конечно, справимся, - согласилась Ника, доставая каменного слоника. После традиционных манипуляций с дверью совершенно ничего не произошло. То есть абсолютно.
   - В чем же дело? - Ника еще раз провела полукруг - с тем же результатом. - Буквально на днях работал! Может, дверь зачарованная?
   - Нет, дверь как дверь. Не могу пока понять, в чем здесь дело, но не переживай, мы ее все равно вскроем.
   - И каким же образом?
   - А вот каким. Ну-ка сними вон ту вещицу со стены.
   Ника метнулась к стене и, привстав на цыпочки, достала " вещицу" - непонятного назначения железную палку с круглым набалдашником и кольцом на конце, лежавшую на прикрепленной на весу двумя цепями металлической полке.
   - И что, предлагаешь таранить этой штуковиной дверь?!
   - Высокого же ты мнения о моих умственных способностях! Значит так. На счет три ты изо всех сил кидаешь эту, как ты ее окрестила, штуковину на пол.
   Ника от неожиданности чуть тут же не выронила палку.
   - Сейчас все поймешь, - Кларк усмехнулся, достал свой револьвер и взвел курок.
   Затем наклонился к замочной скважине и отчетливо в нее произнес: " Отойди подальше от двери".
   Тщательно прицелившись, Кларк обернулся к Нике.
   - Готова? Давай. Раз, два, три!
   На счет три Ника немедленно запустила палкой в противоположную стену, а Кларк нажал на спусковой крючок. Грохот слился со звуком выстрела, эхо заметалось между каменными стенами. Ника зажала уши - ей показалось, что оно разнеслось по всей тюрьме, и теперь сюда сбегутся все кто может.
   Тем временем Кларк схватил ее за руку, открыл дверь, втолкнул девочку туда, сам влетел следом и дверь за собой захлопнул.
   - Как ты это?.. Ты чего?.. Ты замок отстрелил, что ли? - тут же засыпала его вопросами Ника. - Сейчас же прибегут!
   - Прибегут, конечно, прибегут, - Кларк довольно прищурился. - И что они увидят? Что весь этот шум из-за какой-то дурацкой упавшей палки.
   - Слушай, мы что, в камере? - до Ники стало доходить. - А где же Тэн?
   Камера была просторной и очень темной. Немного света проникало из высоко расположенного вытянутого зарешеченного прямоугольника, призванного, видимо, играть роль окна.
   - Местечка здесь в камерах побольше, чем у нас, - прокомментировал Кларк, оглядываясь вокруг и пытаясь всмотреться в обстановку. - Интересный расклад. Забавно будет, если окажется, что мы ошиблись.
   - Нет, вы совершенно не ошиблись, - вкрадчиво заверил его темный силуэт, вырисовавшийся на фоне стены. - Во всяком случае, с выбором камеры точно.
   - Вы местное привидение? - поинтересовался Кларк.
   -Нет, - Ника сама удивилась своему внезапно охрипшему голосу.
   - Нет, - подтвердил силуэт. - Я не привидение, но призраком из прошлого меня, пожалуй, можно назвать. Вы меня не узнали, юноша? Странно, мы с вами виделись при довольно запоминающихся обстоятельствах. Вот ваша подруга вспомнила сразу же, видите, как дрожит!
   - И ничего я не дрожу! - Ника храбро отступила за спину Кларка. - Здесь просто холодно.
   - И темно, - согласился силуэт. - Молодой человек, у вас огоньку не найдется?
   Кларк достал из кармана спичечный коробок и кинул его в сторону таинственного заключенного. Тот ловко поймал и наклонился, чтобы засветить стоявшую на полу стеклянную лампу наподобие керосиновой.
   - Безобразие, - проворчал он. - Даже у нас в камерах электрическое освещение, а здесь... цивилизованное государство называется!
   - Простите, - подала голос Ника. - Ваше имя, кажется, Диссон, верно? А когда вас успели посадить?
   - Не стоит дерзить, девочка, - Диссон выпрямился. - Для всеобщей пользы не стоит. Меня никто не сажал, я здесь, можно сказать, временно квартирую. Полдня уже, наверное.
   - А-а, - вдруг хлопнул себя по лбу Кларк. - Я вас вспомнил. Как же вы здесь-то очутились? И где, собственно, владелец этих апартаментов?
   - Это мне и самому хотелось бы знать, - Диссон пожал плечами и, смахнув рукой невидимые соринки с тюремной койки, уселся, закинув ногу на ногу. - Я пришел сюда, думаю, за тем же, за чем и вы. Узнать у Дэна, нет, у Тэна Делиса, где находится Лазарь, верно?
   - Да, именно так! - перебила Ника уже готовившегося возразить Кларка.
   - Я так и предполагал, что мой друг пойдет этим путем. Правда, я все же его опередил... Вот только не ожидал, что этот воришка настолько проворен. Выхватил у меня ключ, выскочил как ошпаренный и запер дверь снаружи... Даже забавно. Но вот куда он исчез после этого, выбрался ли из тюрьмы и вообще дальнейших подробностей - я не знаю.
   - А сами-то вы как сюда попали? - не выдержала Ника.
   - Порой правильная сумма, переданная в правильные руки, да еще и подкрепленная бумагой с подписью Ее Величества может творить чудеса. Подпись, правда, была поддельной, но ключ я все равно получил.
   "Только не больно-то он вам помог", - ехидно про себя отметила Ника.
   - Ну что же, вы тут обживайтесь, устраивайтесь, а мы пойдем, пожалуй, - уже вслух произнесла она, слегка дергая Кларка сзади за рукав.
   - Пойдут они, - сверля взглядом обоих нежданных визитеров, проворчал Диссон. - Нет, ребятки, так дело не пойдет. Неужели вы серьезно думаете, что уйдете так вот просто?
   " Только вот не вздумай паниковать, - приструнила себя Ника. - Если так уж приспичило, могла бы начать еще внизу, в приемной. А сейчас, в сущности, все нормально. Кларк, в конце концов, вооружен, а этот... Что он может... И все-таки неуютно".
   - А что нам, собственно, может помешать? - словно прочтя мысли Ники, поинтересовался Кларк.
   - Да, в принципе, ничего, - взгляд Диссона сделался нарочито безразличным. - Вот если только я не выйду из камеры вслед за вами и не подниму тревогу. Тогда могут возникнуть некоторые препятствия...
   - Но они возникнут и у вас, - выглянула из-за спины Кларка Ника.
   - А мне, так уж получилось, нечего терять. Или я выйду, что было бы желательно, или останусь здесь, но сделаю так, чтобы и вы погостили, за компанию. В этой ситуации даже ваш покровитель не сможет помочь. Выбор за вами.
   - А вы не боитесь, что я могу...
   - Не стоит мне угрожать, молодой человек, - Диссон даже отмахнулся. - Я знаю, по моему виду не скажешь, но сводить дело к драке я вам искренне не советую. Проверять будете или поверите на слово?
   - Чего вы хотите? Конкретно.
   - Самой малости. Выйти из этого здания и больше никогда не видеть ни его, ни вас.
   - Ну, так шли бы! У вас же есть это разрешение с подписью.
   - Фальшивой, - не удержавшись, вставила Ника.
   - В этом вся и загвоздка - бумагу я потерял... Вернее, даже не совсем так. Когда входил в камеру, она была при мне, а опомнился - ее уже нет.
   - Ну, просто фокусник! - восхищенно покачал головой Кларк. - Теперь понятно, как он выбрался отсюда...
   - Вы что, так и собираетесь здесь сидеть? - раздраженно перебил его Диссон.
   - Мы, кстати, сами не знаем, как отсюда выбираться, - напомнила Ника, окончательно осмелев.
   - Ну, так тем более, раз уж мы все в одной лодке, не стоит терять времени. Странно, что Рун не разработал для вас тридцать три варианта отступления на случай какой-нибудь неожиданности. Не похоже это на него.
   - Вы пойдете впереди, так, чтобы я вас видел. И не вздумайте...
   - Не вздумаю, - снова прервал Кларка Диссон. - Идемте.
  

Глава 21

  
   Дине очень не нравилась ситуация. Когда следом за ними с Бенджи в узкий коридор за пропускным пунктом ворвалась толпа охранников во главе с Мендлом Флифтом, обстановка явно осложнилась. Однако когда саму Дину оттащили в сторону, Бенджи разоружили, а затем их обоих втолкнули в камеру, положение вещей стало совсем паршивым. И звук поворачиваемого в замке ключа его только усугубил.
   - Ну? И что? Что теперь? - Дина плюхнулась на лавку.
   - Понятия не имею, - честно отозвался Бенджи, с брезгливой гримасой прислоняясь к каменной стене. - Никогда не сидел в тюрьме, представляешь!
   - Я, между прочим, тоже, - огрызнулась девушка. - И не планировала начинать. Как теперь выкручиваться?
   - Ну, во-первых, неизвестно еще, где Кларк и Ника...
   - Да там же, где и мы, скорее всего! Хотя не факт, Кларк-то ваш уж боролся бы до конца, не то что некоторые.
   - А ты, что, хотела, чтобы я палил один против десятка человек, да еще при том, что ты была у них?!
   - Ну, хотя бы, - буркнула Дина, передергивая плечами от неприятных воспоминаний.
   Воцарилось молчание.
   Бенджи уселся на пол, скрестив ноги по-турецки, и тихонько замурлыкал себе под нос какую-то мелодию.
   - Нашел время распевать, - одернула его Дина. - Ты считаешь, что охране надоест слушать твои завывания и она бросит пост? Так вот, пока что сбежать хочется мне!
   - Вот и славно, - Бенджи прервался. - Может, тебе это и впрямь удастся. А петь я буду, ты уж извини. Здесь такая акустика, что меня уже давно подмывает взять парочку нот.
   - Ой, да делай ты, что хочешь! - отмахнулась Дина, демонстративно отворачиваясь к окну. - Это что за язык? - поинтересовалась она через некоторое время.
   - Старо-джаз-бандский. Баллада о птице в клетке.
   - Актуально, - усмехнулась Дина.
   - Ее выпускают в конце, - утешил ее Бенджи.
   - Здорово! Я несказанно за нее рада! А ты не хочешь спеть про то, как выпустят нас?
   - Г-х-мм... Ну, если пару строк в четвертой строфе заменить, - начал прикидывать Бенджи.
   - Да. Тяжелый случай. Небесные духи, за что мне это! А все вы с вашими идиотскими планами!
   - Мы?! А кто кричал: "Надо выручить моего брата! Почему вы всегда полагаетесь на мэтра!" Вот что из этого вышло!
   - А я и теперь от своих слов не отказываюсь! - мгновенно вскипела Дина. - Оттого все так и получилось, что вы привыкли, что вами кто-то постоянно руководит! А сами...
   - Еще чуть-чуть, и я попрошусь в "одиночку"!
   - Нет уж, я первая!! Думать надо, а не надеяться на чудо!
   - К примеру, на такое? - тихо переспросил Бенджи, зачарованно глядя на поворачивающуюся дверную ручку.
  
  
   "Что ж мы делаем?! - мучительно соображала Ника. - Мы помогаем человеку, за которым весь Джаз-Банд охотится! Убийце... Он ведь и мэтра убить собирался, а мы его теперь на свободу планируем отпустить! Может, плюнуть на конспирацию, сдаться самим, но сдать и его? Нам-то помогут, а он здесь останется... Наверное, это правильно. Надо только с Кларком обговорить".
   Приближался злосчастный пропускной пункт на шестом этаже. Ника думала, что они спустятся мимо него, но Кларк скомандовал сворачивать направо.
   Шкафообразный охранник показался девочке странно приветливым.
   - Это снова мы, - улыбнулся Кларк. - Видите ли, мною только что получено четкое указание о переводе нашего заключенного выше, на седьмой этаж. Мы можем забрать его?
   Охранник спорить не стал - освободил проход с широкой подобострастной ухмылкой и даже про Диссона ничего спрашивать не стал.
   Нике все это казалось крайне подозрительным. Кларк тоже напрягся и сбавил шаг.
   - Что-то здесь не то, - пробормотал он, - ловушкой попахивает. Давай-ка лучше вернемся.
   - Ой, а где?.. - воскликнула Ника и осеклась. Диссона не было. Видимо, он отстал на пропускном пункте, а теперь...
   - Сбежал? Проклятье! - Кларк притопнул от досады. - Ну, все насмарку!
   - Не двигаться! - скомандовали сзади.
   Кларк резко обернулся, одной рукой оттаскивая назад Нику, другой выхватывая револьвер.
   Высыпавший из первой за пропускным пунктом камеры отряд охранников почему-то не спешил нападать.
   - Оказывать сопротивление сотрудникам правопорядка запрещено! - отчеканил один из них.
   - Да вы что! - Кларк усмехнулся. - А я, знаете ли, очень люблю нарушать всяческие запреты. В общем, так: вы даете нам спокойно уйти, или я открываю огонь на поражение. Ник, отходи, я прикрою.
   - Я тебя здесь не оставлю, - заявила Ника и вдруг явственно различила голос, донесшийся из приоткрытой двери одной из камер.
   - Мы с вами заболтались, сэр, а ваши люди, кажется, собираются устроить большой шум.
   - О, да, это они могут, - отозвался второй голос, очень низкий с хрипотцой.
   - Мэтр? - вырвалось у Ники.
   - Где? - удивился Кларк.
   - Прямо здесь, - сказал Ректор, выходя из камеры вслед за Мендлом Флифтом.
   Кларк издал нечленораздельный звук. Ника рванулась к Ректору.
   - Мэтр Рун, как вы сюда попали? Мы же?..
   - Да, вы выполняли ответственное задание нашего отделения, моя дорогая. Знаю. А я, видишь ли, привез личное распоряжение Первой дамы двора о дополнительном допросе нашего заключенного.
   Мимо Ники проследовали мрачный, как осеннее небо, Бенджи и за ним Дина.
   - А также мы обязаны забрать и второго заключенного, доставленного накануне, - Ректор говорил как по писаному. "Откуда он может знать все подробности? - поразилась Ника. - Мы так долго разрабатывали план, а мэтр... Хотя выяснять у него это бесполезно. Не расскажет ведь, наверняка".
   - А... А вот про это нам уже передали, - вступила Ника. - Он... Мы вывели его во двор под охраной. - Не рассказывать же все при этом... Флифте.
   - Да? - Ректор поднял одну бровь. - Ну что ж, отлично, в таком случае мы можем уходить. Очень жаль покидать ваше заведение, господин Флифт, но...
   - Не притворяйтесь, - улыбнулся распорядитель. - Не знаю ни одного человека, которому было бы жаль покидать тюрьму. Было чрезвычайно приятно познакомиться, сэр. И разрешите принести извинения вашим сотрудникам - мы ведь приняли их самих за преступников.
   - Это досадное недоразумение, не беспокойтесь. Кларк, если тебе так нравится этот коридор, можешь оставаться, но мы уходим, - Ректор прошел мимо Кларка, остолбенело стоявшего на прежнем месте.
   Вопреки опасениям Ники, до самого выхода Флифт их провожать не стал. Остался в своем разоренном кабинете и только что ручкой на прощанье не помахал.
   - Мэтр, вы не поверите, - когда вся охрана осталась позади, проговорила Ника, - Тэн сбежал.
   - Каким образом? - спокойно поинтересовался Ректор. - Ты ведь сказала, что он ждет во дворе.
   - А что я еще могла сказать, когда вокруг была куча полицейских! Но вы же самого главного не знаете! Дело в том, что вместо Тэна там был...
   - Диссон, да? - от Ректора исходила странная волна - олимпийское спокойствие, с одной стороны, чуть ли не звон, как от сжатой пружины, которая может в любой момент распрямиться, - с другой.
   - Так вы знаете? Вы из-за этого и приехали, да?
   - Будь добра, расскажи мне все с самого начала, - попросил Ректор. - Не сбиваясь и последовательно. Что происходило с вами с того момента, как я уехал во дворец?
   Никин рассказ закончился как раз вовремя: когда они вышли в залитый предзакатным солнцем двор тюрьмы.
   - Что ж, дорогая моя, думаю, ты понимаешь, что многие ваши решения были, мягко скажем, непродуманными... А Диссон... Думаю, в данном случае я сам виноват, что его упустил. Не стоило так заговариваться с этим милым человеком, тюремным комендантом.
   - Заместителем коменданта, - ревниво поправила Ника.
   - Да, с которым вы так неласково обошлись. А ведь он и вправду неплохой человек и интересный, к тому же, собеседник. Ты зря относишься к нему предвзято, он просто пытался исполнить свой служебный долг - "согласно инструкции".
   - Это вы говорите так потому, что по отношению к вам он его исполнить не пытался, - проворчала Ника. - И вообще, вас-то всегда все всюду пускают и еще спасибо говорят за то, что вы зашли. А мы прорывались...
   - Конечно, Ника, я все прекрасно понимаю, и в том, что вам удалось добиться определенных результатов, вы бесспорно огромные молодцы.
   - Неужели вы нас хвалите? - встрял идущий сзади Кларк. - Прямо не верится!
   - Да, вы молодцы, хотя наш общий друг Кларк мог бы вести себя более осмотрительно и, в частности, Диссона из поля зрения не выпускать.
   - Да кто он такой, ваш Диссон?! - не выдержал Кларк. - Я еще прошлым летом не разобрался, что это за фрукт и отчего он испытывает к вам лично такую... г-х-мм... симпатию.
   - Поскольку, боюсь, нам придется в ближайшее время столкнуться с ним, я разъясню это, но сразу всем.
   Ректор умолк, неожиданно погрузившись в какие-то мысли.
   - Хотите, я расскажу, мэтр? - тихо спросила Ника.
   - Я был бы тебе очень благодарен, - так же ответил Ректор. - И вот что, кстати. Учти, моя дорогая, что меня отнюдь не всегда пускают все с такой уж охотой. В данной ситуации меня выручило разрешение, заверенное Первой дамой...
   - ... с которой вы тоже успели наладить контакт, - Ника улыбнулась.
   - Кстати, возьми себе эту бумагу, мало ли, когда может пригодиться. А потом ты и так у нас стала добровольным хранителем полезных документов.
   Ника развернула бумажку, прочла. Затем свернула, потрясла головой и снова открыла, чтобы удостовериться, что глаза ее не обманули в первый раз.
   " То, что сделал предъявитель сего, было совершено на благо государства и по моему приказу". Ну, хоть подпись не совпадает, уже хорошо! Вот только таких неожиданностей для потрясения устойчивости рассудка и не хватало.
   После того как они наконец покинули территорию тюрьмы, воцарилось молчание. Ника еще переваривала недавно произошедшие события, у Бенджи был вид провинившегося школьника, Дину, судя по всему, распирало от обилия накопившихся вопросов, но нарушать молчание она не решалась, а Кларк, похоже, просто ждал, пока кто-нибудь что-нибудь скажет. Через пару минут тишина надоела всем одновременно, поэтому все разом заговорили, перебивая друг друга.
   - Мэтр, откуда вы здесь взялись? Я так и не поняла, - поинтересовалась Дина.
   - А где Сашка, кстати? - присоединилась Ника.
   - И еще вы обещали кое-что рассказать, - многозначительно напомнил Кларк.
   - Сразу так много всего, - улыбнулся Ректор. - А вам не кажется, что для начала нужно решить, куда мы сейчас направимся? Лично я не считаю большим удовольствием ночевать под тюремными стенами.
   - Э-э. Смотря какие у нас задачи. Чего... или кого мы ищем...
   - Боюсь, что искать кого бы то ни было мы не можем. Что касается Диссона, то надо оперативно оповестить Леди Смит, и его поисками займется вся полиция страны, а если говорить о господине Дэлисе, то его местонахождение является загадкой, а полицию привлекать очень не хочется.
   - Не совсем, - заметила Дина. - Давайте заключим договор - вы отвечаете на кучу моих вопросов, причем понятно и не уклоняясь, а я говорю еще одно место, куда мой блудный братец мог податься.
   - Что ж ты раньше... - начал Бенджи.
   - Обратный порядок действий вас устроит, леди? - оживленно спросил Ректор. - Вы говорите нам место, мы садимся в среп, на котором я прибыл, и едем туда, а по дороге выдаем подробнейший отчет по всем интересующим вас поводам.
   - Договорились, - поколебавшись, решила Дина. - Это на северо-востоке, Квадратный переулок.
   - Вы САМИ сидели за рычагом срепа, мэтр? - невинно поинтересовался Кларк.
   - Да, я ехал очень осторожно, - сухо ответил Ректор.
   Кларк за его спиной восторженно подмигнул Нике, что, видимо, должно было означать:
   " Я его все-таки уел!" Ника улыбнулась ему в ответ. У Ректора почти не было слабостей, но о его весьма посредственной езде в студенческой среде чуть ли не анекдоты складывались. Правда, выдумщики экзамены, как правило, сдавали по несколько раз.
   - Только вот, дружок, у меня к тебе убедительная просьба, - уточнил Ректор, когда все в некоторой тесноте, но все же уместились в среп, а Бенджи уселся за рычаг. - Скорость ветра сразу же развивать не стоит. Если мы будем передвигаться просто, как быстрый среп, будет в самый раз.
   Бенджи не слишком довольно фыркнул, но стартовал мягко.
   - Итак, господа и дамы, - Ректор повернулся к сидящим на заднем сиденье. - Надо понимать, вопросов накопилось у всех в достаточных количествах. Немало их и у меня, но главный вопрос для нас сейчас - куда вновь мог исчезнуть Лазарь.
   - Он исчез? - удивилась Ника. - Снова? Но ведь его отнесли к Первой даме ...или нет?
   - Отнесли, все верно. И более того, мне удалось убедить эту милую леди отдать мне его почти добровольно. Но нас обоих ждало разочарование - камень пропал из тайника, и Леди Смит здесь не при чем, в этом я уверен. Она была в сильнейшей растерянности. По ее словам, в тайник пробраться просто невозможно. Если бы я не знал, что господин Делис находился в заключении, я бы подумал, что это его работа... хотя, если учитывать когда он, по моим расчетам, сбежал, то этот вариант исключать, пожалуй, нельзя.
   - Тэнни этого не делал, - убежденно сказала Дина. - Я знаю его не так плохо, как вам кажется. Он, конечно, обожает оставлять всех с носом и кичится своим умением, но не такой же он дурак, чтобы, чудом сбежав из тюрьмы, рисковать и снова красть никому не нужную безделушку!
   - Как это никому не нужную?! - хором возмутились Кларк и Ника.
   - Ну, хорошо, полезную безделушку. Все равно он не стал бы это делать. Кстати, я так и не поняла, как мой братишка смылился-то?
   - Чтобы понять это, придется выслушать небольшую предысторию - краткую повесть о господине Диссоне. Ника любезно согласилась выручить меня и рассказать.
   Ника, слегка смущаясь от общего внимания, начала рассказ. Ее выслушали внимательно, хотя Ректор временами вставлял некоторые подробности.
   - Ну вот. Теперь вы понимаете, с кем мы столкнулись, - подытожил Ректор. - Насколько я понял, Ника с нашим другом Кларком обнаружили Диссона в камере Тэна. Откровенно говоря, признаюсь, что совсем недавно совершил крупную ошибку (да, Кларк, представь себе, твое хмыканье меня совершенно не трогает). Я сам пришел к Диссону и сказал ему, что господин Дэлис знает, где камень.
   - А с чего это вы решили сделать этому мерзавцу такой подарок? - удивилась Дина.
   - Дело в том, что я рассудил, что этот, как вы выразились, мерзавец тоже сочтет мое сообщение подарком судьбы и непременно постарается меня в погоне за камнем опередить. В тот момент я еще не знал, что господин Дэлис будет арестован, а камень попадет в другие руки. Таким образом, единственной зацепкой и был Диссон, следя за которым, я рассчитывал найти Лазаря. Господин Дэлис на допросе сказал, что ему известно, где камень, Диссон на том же допросе убедился в правдивости моих слов, а заодно и выяснил местонахождение Тэна.
   Как только я узнал об этом, сразу понял, что Диссон уже мчится по следу и не остановится ни перед чем, чтобы завладеть камнем, то есть он наверняка отправился в тюрьму, чтобы любой ценой выведать у господина Дэлиса его секрет. Опасаясь, как бы их встреча не закончилась для Тэна фатально, я немедленно полетел в тюрьму, рассчитывая выручить Тэна и заодно перехватить своего "личного врага", но... мне достался совершенно другой улов.
   " Улов" на заднем сиденье дружно потупился.
   - А брат ваш, леди Дина, сбежал, можно сказать, красиво. Со всеми козырями на руках: ключом от камеры, где он оставил Диссона, и запиской за подписью Королевы. Будем надеяться, что он направился именно туда, куда вы указали.
   Не страшно, что вы упустили Диссона, - утешил всех Ректор. - Хорошо, что удалось выпутаться удачно из этой передряги. Но теперь придется держать ухо востро. Я не знаю, что Диссон решится предпринять, но не исключено, что он уже следит за нами. К слову сказать, зря: где камень, теперь не знает никто. Бенджамин, не затруднит ли тебя на минуту затормозить у здания почтамта?
   - И как же теперь быть с Лазарем? - Кларк был необычно серьезен. - Если зацепок никаких, то он может кануть невесть куда на много лет, если не навсегда. А что будет с Джаз-Бандом, с династией и тому подобное?
   - Что ты хочешь, чтобы я тебе ответил? - суховато спросил Ректор. - Навсегда такие камни не исчезают. Что касается остального, то мы сделаем все возможное: я сейчас свяжусь с Первой дамой двора, еще раз попрошу тщательно перекрыть все внешние пути сообщения, чтобы Лазарь не исчез из страны, ну а дальше... Полагаю, будут задействованы лучшие сыскные силы, если понадобится, то мы вызовем и своих экспертов. Ну, а если и эти действия не увенчаются успехом... Легенда в любом случае только легенда. И думаю, что в наших силах ее подкорректировать. Но об этом сейчас рано говорить.
   - Простите, мэтр Рун, - подала голос Ника. - А где сейчас Сашка? Вы о нем даже не упомянули.
   - Да, действительно. Александру повезло больше нас всех. Чтобы зря не таскать его за собой, я оставил нашего победителя во дворце. Надеюсь, он уже пришел в себя и хоть немного передохнул.
   - Халявщик, - вздохнула Ника. - Как всегда! Мы носимся как сумасшедшие по городу, а он прохлаждается.
  
  
   Офицер охраны был несколько удивлен, когда по тюремному двору разнесся тоскливый тягучий звук - звонок, раздававшийся, когда кто-то желал пройти внутрь. "Может быть, гости из особого отдела что-то забыли?" - предположил он, выглядывая из своей будки и нажимая кнопку, открывавшую двери.
   И тут же вытянулся по стойке "смирно".
   - Привет, Пьер, дядя на месте? - деловито поинтересовалась Ирэн, приглаживая растрепанные после быстрой езды волосы.
   - У себя, леди Смит! - отчеканил офицер.
   - Молодец, - похвалила его Ирэн и махнула рукой кому-то за воротами. - Ну, ты идешь?
   Сашка чувствовал себя на тюремной территории, мягко скажем, неуютно.
   - Слушай, да перестань ты шарахаться от приставов! - посоветовала Ирэн. - Они не кусаются - я на них в детстве чуть ли не верхом каталась!
   Бекин хмыкнул.
   - Какие милые детские забавы.
   - Просто маме было хронически не до собственного ребенка, и она сплавляла меня дяде. Он сейчас заместитель начальника тюрьмы... Привет, Дик... А тогда был простым тюремным служащим, ну вот и возился со мной целыми днями - меня вся тюрьма знала, вплоть до заключенных... Здравствуй, Марти, как твоя мама? Передавай привет.
   На Сашку офицеры в большинстве своем косились, но препятствий не чинили. Бекин старался держаться поближе к Ирэн, но потом стал "держать дистанцию", заметив на ее лице насмешливую улыбку. Только не хватало, чтобы его трусом посчитали.
   Наконец Ирэн толкнула очередную дверь и кинулась к человеку, сидевшему за столом, при виде которого у советских пионеров с Сашкиной родины замерло бы сердце - столько там было макулатуры. К макушке человек зачем-то прижимал нечто, похожее на грелку в миниатюре.
   - Дядюшка Мендл! - Ирэн повисла у него на шее.
   - Осторожно, осторожно, обольешься! - отпихивался от нее Флифт.
   - А что это такое? - удивилась Ирэн.
   - Лед, - распорядитель аккуратно водрузил грелку со льдом на голову. - У меня тут случилась небольшая производственная травма, знаешь ли. А я думал, ты никогда не навестишь места детства. Неужели твоя мать опять решила оставить тебя на мое попечение?
   - Да было бы, конечно, неплохо, но мы по делу.
   - Мы? - Флифт вздернул брови.
   - Ну да, - Ирэн указала на Сашку, старавшегося не двигаться, чтобы не топтать рассыпанные бумаги. - Это Александр. Дело в том, что к тебе, дядя, сегодня должен был приехать один человек. Его фамилия - Глокетти, он...
   - Так вы что, юноша, тоже оттуда? - распорядитель даже вскочил. - Очень рад познакомиться, весьма. А что касается вашего начальника, он только что уехал.
   - Как уехал? Куда? - одновременно переспросили Сашка и Ирэн.
   - Он мне не сообщил, к сожалению, - Флифт развел руками.
   - Тьфу! Опоздали! - Ирэн от досады топнула ногой. Листки разлетелись в разные стороны. - А нам надо было срочно с ним увидеться...
   - Постойте-ка... - распорядитель задумчиво раскачивался из стороны в сторону. - Помнится, сэр Глокетти говорил, что он отправит твоей матушке, Рэнни, сообщение с просьбой перекрыть все выезды из города и, особенно, порт. Какая-то секретная операция, а? - заговорщически подмигнул он Сашке. Тот опасливо отошел в сторонку. - Я к тому, что, возможно, ваши коллеги планируют участвовать в действиях и наведаются в порт?
   - Раз так, надо ехать в порт. Подожди, ты сказал "наши коллеги"?
   - Ну не твои, детка, а Александра. Они заставили нас сегодня побегать, - Флифт вспомнил о льде и прижал его к макушке сильнее - из мешочка по голове потекли струйки воды.
   Сашка и Ирэн переглянулись.
   - Как-то мне не все понятно, зато главное ясно. Александр, едем в порт, - скомандовала девушка.
   - Рисковое это дело, не совалась бы ты туда, Рэнни, - тихонько посоветовал ей распорядитель, когда Сашка вышел.
   - Дядюшка, да не волнуйся ты! Что со мной может случиться! Маме что-нибудь передать?
   - Думаю, не стоит, - невесело улыбнулся Флифт. - Моя сестренка благополучно забыла о моем существовании, зачем же докучать ей лишними напоминаниями.
   - Могу тебя утешить - обо мне она вспоминает тоже не так уж часто! - за Ирэн захлопнулась дверь.
  

Глава 22

  
   В глубине души Тэн был уверен, что избежал если и не смертельной опасности, то серьезной угрозы точно. Когда на пороге его камеры вырисовался коренастый широкоплечий силуэт, то у заключенного возникло ощущение некоего де жа вю. Однако на этот раз неизвестный предлагать поучаствовать в краже ценностей государственного музея иностранной державы не стал. Вместо этого он оглянулся, прикрыл за собой дверь и шагнул вперед, шаря зачем-то по стене. Ну конечно, выключатель искал - разумеется, напрасно - в камеры электричество не проведено.
   Собственно, отказавшаяся рассеиваться темнота незнакомца и подвела. Тэн сполз с койки, стараясь не попасть в квадрат синеватого ночного света, бочком приблизился к посетителю, все еще не привыкшему к темноте, и отточенным движением запустил руку к нему в карман. Зажав обнаруженную добычу в руке, Тэн аккуратно извлек из другого кармана незнакомца ключ, пулей метнулся к двери, выскочил наружу, стукнувшись плечом о косяк, дверь захлопнул и немедленно запер. Последовавший изнутри глухой удар свидетельствовал о том, что незваный гость наконец-то оценил обстановку.
   Тэн отскочил в сторону, тут же сорвал тюремную нашивку, прикрепленную к его жилетке. Затем, нервно хихикая и потирая плечо, он мельком проглядел экспроприированную у неизвестного бумагу, вчитался в подпись и помчался к лестнице.
   Ему повезло - половина охраны за поздним часом мирно дремала на постах. На остальных, предъявляя бумагу, он не смотрел, а старательно разглядывал свои давно не чищенные ботинки. Подпись Королевы - довод весомый, так что пропускали беглеца почти без проволочек.
   Выбравшись за тюремные ворота, Тэн с места взял крейсерскую скорость и затормозил в небольшом скверике лишь тогда, когда саму тюремную башню из-за домов не стало видно.
   Теперь необходимо было продумать план дальнейших действий. Первым поползновением Тэна было вернуться в абрикосовый домик, чтобы хоть как-то успокоить леди Марту - на ней лица не было, когда его забирали. Но в абрикосовом домике могут оказаться глубоко не самые приятные неожиданности - полиция, например. Вдруг они ищут там камень? А может, уже и нашли, кто их знает...
   Тем временем начало светать. Тэн рассудил, что новость о его побеге в любом случае дойдет до леди Марты, хотя бы даже из газет, а вот о своей шкурке не мешает подумать серьезно. Нет, а здорово все-таки он провернул эту историю с побегом! Такой переполох поднимется, когда все обнаружится, но его и след простынет к тому моменту... Вот только каким образом? В городе скрываться нельзя - рискованно: из самых надежных, казалось бы, убежищ его уже извлекали. А попадаться в четвертый раз - нет уж, увольте.
   Единственный выход - город покинуть, а удобнее всего это сделать морским путем: след затеряется в водах, и искать они его могут, где им заблагорассудится.
   Тэн улыбнулся - сам не очень понимая чему. Удачному решению, раннему зябкому утру, да свободе, наверное. Приятная штука, однако!
   Мимо проехала небольшая колесная тележка. Продавщица в синем переднике остановила ее возле дорожки, на которой уже стали появляться редкие прохожие, и принялась раскладывать на прилавке свой товар - потянуло запахом сдобы.
   Тэн шмыгнул носом, вспомнил о пустующих карманах, прогулочным шагом прошелся мимо тележки, подождал, пока продавщица наклонится за очередной партией товара...
   Прохожий в тирольской шапочке последовал по дорожке в сторону моря, а с прилавка бесследно испарились две булочки с маком.
  
  
   Вечером того же дня ту же скамейку в том же сквере гуляющие горожане старались обойти стороной. Полицейская форма частенько создавала подобный эффект - Гифри и Шарль уже успели привыкнуть.
   Братья патрулировали улицы уже три часа и сейчас позволили себе небольшую передышку, жуя слойки с вареньем и глазея по сторонам.
   - Ефли фудить по пофедению наших граждан, их ффех можно отправлять в тюрьму, - Шарль проглотил кусок слойки и тут же откусил следующий.
   - М-м? - рассеянно переспросил Гифри, погруженный глубоко в свои мысли.
   - Да они от наф фарахаютфя...
   - ?
   - Шарахаются. Как от зачумленных.
   - Это нормально, - Гифри вздохнул. - Люди к полиции всегда относятся с недоверием. Но это не просто так - ты хоть на нашего комиссара глянь!
   - Ага! Фто-то его давно не видно, кфтати.
   - Ты скучаешь, никак? - Гифри с насмешливым изумлением посмотрел на брата. - Не переживай - стоит только этой истории с камнем немного остыть, как все вступит в нормальное русло, и регулярные встречи с шефом возобновятся.
   - Ой, не трави душу! А ты этот кусочек доедать будешь?.. Спасибо...
   Братья немного помолчали. Шарль приканчивал вторую слойку, Гифри в задумчивости обрывал листочки росшего рядом папоротникообразного растения.
   - Знаешь, я думаю, что зря не дал тебе тогда сбежать домой...
   Шарль чуть не подавился.
   - Когда "тогда"? Гиф, да что с тобой такое? Ты на себя не похож!
   - Еще в Джаз-Банде. Помнишь, ты хотел вернуться?
   - Ну, хотел. А ты совершенно справедливо мне объяснил, что это пахнет трибуналом...
   - Объяснил... только теперь мне кажется, что если бы мы тогда уехали, все было бы по-другому. И не поймали бы этого проныру - вора...
   - Дважды, - вставил Шарль.
   - Ну да. Не ввязались бы мы в эту авантюру и с людьми этими не познакомились бы.
   - А чем тебе плохо-то? Ну, познакомились, ну, ввязались, а зато теперь у нас королевская благодарность в кармане. Да и вообще, что ты сейчас-то распереживался? Все же закончилось!
   Тут Шарль заметил, что брат каким-то странным взглядом смотрит в сторону сумеречной дороги, на которой мелькали, сверкая двойными лучами фар, срепы.
   - Закончилось, да? - голос у Гифри был тоже странным - вдвое ниже, чем обычно. - Ты так думаешь?
   Душевное здоровье Гифри стало уже по-настоящему беспокоить Шарля.
   - Да, Гиф, я так думаю. Знаешь что, давай-ка пойдем отсюда... Нам еще несколько кварталов обойти нужно... ну же, вставай...
   - Посмотри во-он туда, - Гифри не сдвинулся с места. - Кто это, по-твоему? Скажи, что у меня галлюцинации, я тебя очень прошу...
   Шарль послушно взглянул в направлении, указанном братом, и глаза его начали расширяться.
  
  
   Ирэн было страшно. Очень страшно. Такого страха она не испытывала еще никогда.
   И дело даже не в положении, в котором она оказалась, хотя и об этом она раньше только по экрану видела и изредка читала. Но этот человек... откуда он взялся?
   Срепы городской полиции появились в порту внезапно и в довольно больших количествах. Александр на их появление отреагировал несколько странно - начал нервничать, оглядываться - Ирэн даже пошутила: дескать, не за тобой же приехали - что волнуешься. На это он ответил еще более странно: что надо бы уйти из порта, поскольку уже темно, и вряд ли мэтр приедет сюда сейчас, а скорее уж он вернется во дворец, поэтому и им надо последовать во дворец, и чем скорее, тем лучше.
   Ирэн такая внезапная перемена несколько удивила, но она даже не успела высказать свои соображения, поскольку Александр уже быстрым шагом, чуть ли не переходя на бег, устремился к выходу из порта. Ирэн фыркнула и уже собиралась последовать за ним, когда что-то дернуло ее назад почти за шкирку.
   Девушка и пискнуть не успела. Какой-то человек втолкнул ее в открытую дверь контейнера, предназначенного, очевидно, для погрузки на судно. В контейнере было темно, пахло сырым деревом. Тот, кто втащил ее туда, зажег фонарь, осветил им лицо Ирэн, удовлетворенно хмыкнул и свет погасил. Лица его видно не было, стало только понятно, что вокруг все забито старыми досками и ящиками. Бороться в темноте было очень неудобно, да и хватка у похитителя была мертвая. Связав брыкавшейся и визжавшей Ирэн руки, он отволок ее в дальний угол - за доски, сказал, что кричать бесполезно - в шуме порта все равно ничего не слышно - и, не обращая больше внимания на пленницу, вышел, и дверь за собой, судя по звуку, запер на засов.
   Голос был незнакомый, абсолютно, разглядеть похитителя Рэнни так и не смогла, словом, - полная и страшная неизвестность.
   В любом случае нужно как-то отсюда выбираться. Так, ну крик-то никто не услышит, а удар деревянной доской в стену? Попробовать освободить руки? От полной темноты терялось ощущение верха и низа, с трудом, ощупью Ирэн попыталась преодолеть гору сваленных необструганных досок, споткнулась, чуть не полетела на пол. Приладив шершавый край к веревке, которая стягивала ее руки, Ирэн попыталась перетереть ее. Вскоре стало ясно, что это может занять не один час.
   Ирэн бессильно уткнулась лицом в доску и заплакала от беспомощности и злости. Земные духи! Тут же в кои-то веки столько полицейских! Неужели никто ее не найдет? Это их работа, в конце концов!
   Капитан полиции как раз стоял возле громоздкой конструкции погрузочного крана и имитировал бдительное слежение за любым возможным нарушением закона - ну как же! Исполнение операции по личному распоряжению леди Смит - все силы правоохранительных органов на ногах - кутерьма!
   Вдруг его кто-то деликатно похлопал по плечу. Оборачиваться капитану не следовало - поскольку от удара под дых он мгновенно согнулся пополам и боком свалился на грязный причал. Когда капитан поднялся, дуло его собственного пистолета, которому положено было находиться в кобуре на поясе, было направлено ему в лицо.
   - У меня к вам поручение, сэр, - приятным спокойным голосом сообщил интеллигентного вида полный человек. - Потрудитесь, пожалуйста, как можно скорее передать Первой даме королевского двора, что если она желает увидеть свою дочь, то пусть приезжает сюда. Сразу предупреждаю - не стоит поднимать тревогу, иначе Первая дама свою дочь уже не увидит. Понимаете, что с вами в этом случае будет? Даю тридцать секунд, чтобы вы передали мое сообщение. - Ствол пистолета слегка дрогнул - капитана сдуло.
  
  
   Стемнело для разгара лето несколько рано. В глубь раскаленного за день города просочился наконец морской влажный ветер, и мысли Ники прояснились. Она еще раз удивилась размерам Биг-Корна - не меньше Москвы, а с пригородами так наверняка - вот поэтому и добираются они от тюрьмы до этого указанного Диной возможного прибежища Тэна довольно долго.
   Глядя на зажигающиеся вдоль городских улиц однотипные оранжевые с круглыми плоскими крышками фонари, напоминавшие летающие тарелки, Ника с ностальгией вспоминала затейливые, разнообразные цветные фонарики, разбросанные по Джаз-Банду.
   - Мэтр Рун! - позвала девочка Ректора, восседавшего, как всегда, на переднем сиденье и погруженного в свои мысли.
   - Да? - не сразу откликнулся он.
   - Нет, ничего особенного, просто я вдруг поняла, что мы с Бекиным находимся здесь уже чуть ли не месяц, ну и...
   - Тебя что-то беспокоит?
   - Дело в том, что в прошлый раз Кларк сделал так, что мое отсутствие осталось в нашем мире незамеченным...
   - Могу открыть тебе страшную тайну, дорогая моя, - Ректор усмехнулся. - Наш друг Кларк, как ему это свойственно, слегка преувеличил свои заслуги - описанный тобой временной эффект происходит автоматически, без постороннего вмешательства. - Главный центр его давно изучает.
   - Смею напомнить, мэтр, что без моего вмешательства Ника вообще не попала бы сюда, - вкрадчиво заметил Кларк.
   - За это спасибо, но смею напомнить, в свою очередь, что без твоего вмешательства город избежал бы некоторых эффектных, но опасных моментов в прошлом году.
   - Позвольте, - возмущенно начал Кларк.
   - А это вы сейчас о чем? - неожиданно встряла Дина.
   - Простите, мэтр, - чтобы избежать перепалки, снова обратилась к Ректору Ника. - А этот, как вы его назвали, "временной эффект" распространяется на все страны? В том смысле, что...
   - Я тебя понял, - Ректор кивнул. - Лично я полагаю, что он не изменяется от перехода к другому государству реальности, лежащей в одной плоскости с нашей. Но поскольку фонарного сообщения с другими мирами у Биг-Корна нет, сложно говорить наверняка.
   - И что же будет, если мы так и не найдем этот злосчастный Лазарь? - Ника пригорюнилась. - Проход останется закрыт?
   - Во-первых, мы сделаем все возможное, чтобы все-таки его найти, а во-вторых, - Ректор мягко улыбнулся, - неужели ты думаешь, что если тебе срочно понадобится домой, я не пробью тебе проход... каким-нибудь способом?
   - Я помогу, - поддакнул Кларк. - Не волнуйся, Никунь. В конце концов, к нам вы с Александром как-то же попали!
   - Твоя правда, - Ника вздохнула. - Но я до сих пор не понимаю как.
   - И никто не понимает, - невозмутимо подтвердил Ректор. - Бывают вещи, случающиеся по наитию, на вдохновении, если можно так выразиться, а тебе, Ника, совершать такого рода поступки свойственно больше, чем кому бы то ни было. О, да мы, кажется, подъезжаем к порту! Как это, однако, удачно.
   - Да, Квадратный переулок к порту примыкает, - вставила Дина.
   - Что ж, Бенджамин, остановимся здесь, возле сквера.
  
   - Стой! Ты куда?! - Гифри еле успел удержать брата за полу форменной куртки, когда тот уже прыжком перемахнул через спинку скамейки.
   Куртка затрещала по швам. Шарль обернулся.
   - Как куда?! К ним, конечно! Такую возможность все выяснить нельзя упускать!
   - Подожди секунду, остынь и подумай. Во-первых, что ты собрался выяснять? - Гифри тоже поднялся со скамейки и обошел ее. Теперь уже оба брата стояли на идеально стриженном газоне.
   - Да все! Я хочу понять, кто они, из-за чего на самом деле поехали сюда, как они связаны с вором, что такого в этом дурацком камне, и вообще во всем разобраться наконец!
   - М-да? А кто буквально только что объяснял мне, что все закончилось, что нам не должно быть никакого дела до всего этого, а? - Гифри ехидно покосился на Шарля.
   - Ну да, ты прав, конечно, - вздохнул тот, но кто же мог знать, что подвернется такой шанс?!
   - Я согласен, что выяснить все сейчас - самый удобный момент, только вот сдается мне, что мы с тобой дураками были, что все время шли с ними на открытый контакт...
   Шарль хмыкнул, но комментировать "мы" не стал.
   - ... так вот, думаю, нам стоит за ними незаметно проследить. Ты же о секретной операции в порту слышал? Может, они сюда прибыли именно в связи с ней?
   - А может, она против них и направлена? - предположил Шарль, продолжая поглядывать в сторону дороги, на обочину которой из припарковавшегося срепа выгружались пассажиры.
   - Кто знает... подожди, они, кажется, о чем-то договариваются...
   - Смотри, вон те уходят, - указал Шарль.
   - Ага. Значит так, я следую за теми, ты тем временем пасешь оставшихся, связь по Переговорным устройствам, - скороговоркой отдав этот приказ, Гифри надвинул на глаза свою круглую шляпу и, сунув руки в карманы, быстрой походкой удалился в синий вечерний полумрак улицы.
  
   Ника не до конца поняла, из-за чего Ректора так взволновали шум, огни ночного порта и, особенно, сирены. Он же сам просил сосредоточить полицию в порту! Однако Ректор, очевидно, был обеспокоен. Настолько, что принял решение отделиться от своих подопечных. Бенджи должен был отправиться с ним в порт - как выразился сам Ректор, "чтобы мне было спокойней". Ника же с Кларком и Диной в качестве провожатой должны были продолжить поиски, они двинулись в сторону Квадратного переулка.
   - Да что там могло случиться? - у пространства перед собой поинтересовалась Ника, удивляясь непрекращающимся сигналам тревоги в порту.
   Отозвался Кларк:
   - Что бы ни было, нам тоже неплохо бы там оказаться.
   - Зачем? - встрепенулась Дина. - А как же насчет моего братца искать?
   Ника настороженно оглянулась - она была почти уверена, что сзади мелькнула чья-то тень. Девочка вгляделась опять, но выложенная щебнем дорожка была пустынна, да и сумерки вокруг не производили ни малейшего шороха.
   Упрекнув себя за мнительность, Ника догнала уже успевших уйти вперед друзей.
   - Нашел, где скрываться! - ворчал Кларк. - Возле порта, где всегда куча народа, охрана... Знаешь, леди, у твоего брата довольно странная манера прятаться!
   - Ну и что, что странная! - Дина неожиданно обиделась. - Зато такой талант, как у него, еще поискать нужно!
   - Вот вместе с талантом его и находили, уже не один раз...
   Ника осматривалась по сторонам. Узкая улочка с высокими темными домами, одной своей стороной глядящая на набережную порта, была освещена не до конца и напоминала тоннель. Пустынность усугубляла сходство. Временами яркий прямой луч, видимо, какого-то портового маяка попадал в стекла верхних окон домов и рассыпался колючими искрами. "Да уж, хорошо тут жить, - подумалось Нике. - Днем шум, ночью тоже, да еще иллюминация".
   Вдруг впереди от одного из домов отделилась какая-то фигура. Все трое остановились - фигура тоже. Потопталась на месте, взлохматила рукой шевелюру и поинтересовалась:
   - Ни-икель, а как вас сюда занесло, а?
   - Бекин? - Ника вытаращила глаза. - А ты-то здесь откуда?! Тебе же во дворце быть положено!
   - Положено, не положено! Я не в неволе, между прочим! И вообще весь день сегодня за вами гоняюсь! - Сашка, очевидно, был недоволен. Как обычно, впрочем. - Там такое творится!
   - Да где "там"?
   - В порту, где ж еще!
   - Так. А ну-ка, Александр, рассказывай, - решительно потребовал Кларк.
   К концу рассказа Нике хотелось приятеля придушить. Кларком, судя по его виду, овладевали похожие чувства.
   - А как ты вообще мог ее бросить?!
   - Как, как! Я что знал, что с ней могло что-то случиться? Она же сзади шла.
   - Ну, хорошо, а потом-то?! - Ника не стала сдерживаться. - Почему ты не попытался ей помочь? Струсил, что ли?
   - Слушай, - не возникай! - насупился Сашка. - Там уже вокруг полиция, а у меня, я же только что сказал, Лазарь этот ваш в кармане! И что я должен был сделать, по-твоему?!
   - Никунь, спокойно, мы что-нибудь придумаем, - Кларк сосредоточенно размышлял, обмахиваясь шляпой. - Так. Давно вся эта суматоха началась?
   - Ну, полиция дежурила давно, я, собственно, ее и... от нее и собирался скрыться - думал, вдруг они узнали, что камень у меня... на всякий случай... А потом я оглянулся - Рэнни нет. Тут уж срепы полицейские стали этот участок окружать, подъехала еще чья-то машина...
   - Среп, - поправила молчавшая прежде Дина.
   - Ну, среп, оттуда опять охрана и Первая дама двора, я ее сразу узнал. А тут и он показался вместе с Рэнни. Из-за контейнеров каких-то.
   - И ты стоял и любовался! - снова не выдержала Ника.
   - А ты не слышал, может, он что-то говорил, требовал чего-то? - Кларк теребил краешек своей шляпы.
   - Да я не успел расслышать, еле ноги унес!
   - Слабак, - заклеймила Бекина Ника.
   Тот оскорбленно вскинулся.
   - М-гх-м... Выходит, не случайно нашего идейного руководителя в порт-то понесло. Вот что, дай-ка ты мне камень, Александр.
   - Мне сказали передать только мэтру, - уперся Сашка. - С благодарностью.
   Ника возвела глаза к небу, Кларк хмыкнул и с размаху нахлобучил шляпу.
   - Ну, в общем, так. Я полностью и абсолютно уверен, что Тэна здесь нет. Он при первой же сирене дал деру, я полагаю. А посему нам стоит поучаствовать в заварушке в порту.
   - А нас туда не пустят, - подала голос Дина. - Перекрыто ведь все.
   - С этим может кое-кто помочь, - Кларк обернулся назад и позвал. - Лейтенант! Иди сюда! Хватит прятаться - и ты все слышал, и мы тебя заметили.
   - Ты? - поразилась Ника, когда Гифри, стараясь держаться с достоинством, вышел из-за угла. - Ты, что, за нами следил?
   - Следил, - невозмутимо подтвердил полицейский. - У меня были на то основания, знаешь ли. Я, собственно, не понимаю, чем могу вам помочь.
   - Нам чрезвычайно нужно попасть в порт, ты же слышал, что там...
   - Слышал, но вы-то к этому какое имеете отношение? Насколько я знаю, дела, связанные с захватом заложников, относятся к компетенции полиции. Да и руководитель ваш направился в порт. А вы здесь по другой причине...
   - Это, конечно, да, но мы тоже можем пригодиться! - вступила Ника. - А потом того, кого мы искали, - да и вы тоже - здесь нет! Что же нам теперь сидеть и наблюдать?!
   - Объективно вы не сможете помочь. Только усложните полиции ситуацию, если вздумаете маячить на линии огня. Я вас пустить туда просто не имею права.
   - По-моему, логично, - присоединился к Гифри Бекин.
   - А тебе, Александр, между прочим, поручено кое-что передать мэтру, - напомнила Ника.
   - И чем скорее ты это кое-что передашь, тем скорее на нашей стороне окажется крупный козырь, - добавил Кларк.
   Дина растерянно переводила взгляд с одних на других, словно не зная, чью позицию ей принять.
   - Так. Вы как хотите, а мы пошли, - постановил Кларк. - Леди, вот что. Чтобы тебя, а заодно и господ полицейских не терзали муки совести, проверь-ка ты это самое убежище. Я готов съесть свою шляпу, если там кто-то есть, но для гарантии... договорились?
   Дина кивнула, тряхнув косами, и побежала по улице.
   - Ну что? - Ника оглянулась. - Идем?
  

Глава 23

  
   Как это могло произойти? Ведь были приняты все меры предосторожности, да, все было перекрыто, он не мог уйти!.. Ну, разумеется, это его и толкнуло на отчаянные действия. Но захватить в заложницы ее девочку!
   Леди Смит только чудом удавалось сохранять самообладание. Разумеется, как только ей пришло экстренное сообщение, она немедленно бросилась в порт. Первую даму беспрепятственно пропустили через линии оцепления, да и этот мерзавец явно заметил правительственный среп, только что рукой не помахал, поскольку обе заняты: одной он держал Ирэн, а другой приставлял к ее виску пистолет.
   Духи небесные, какой чепухой она постоянно занимается? Спасти дочь... Почему ее Рэнни вообще понесло в это проклятое место?! Лицо леди Смит превратилось в неподвижную маску - даже глаза как-то странно остекленели. И ведь ничего не сделаешь. Абсолютно ни-че-го. Вокруг столько полиции, и при этом они не могут просто взять и пристрелить эту мразь! Но почему он молчит, зачем тянет эту невыносимую паузу? Ведь прекрасно понимает, что Первая дама сейчас готова совершить невозможное для спасения дочери, так чего медлит?
   Ну вот, наконец-то подал голос, еще немного, и леди Смит просто не выдержала бы. Да говори уже быстрее, что тебе нужно, сволочь!
   - Добрый вечер, леди Грэнни! Вы прибыли быстрее, чем я предполагал!
   - Чего вы хотите? - выхватив из рук одного из офицеров мегафон, хрипло спросила Первая дама.
   - Конструктивный подход, всегда ценил его в вас.
   Как он умудряется говорить так отчетливо с такого расстояния? - Я спрашиваю, чего вы хотите? Если вы отпустите мою дочь, я клянусь, вам не причинят вреда!
   - Ах, леди Грэнни!
   Он еще смеяться смеет.
   - Не нужно клятв, я прекрасно понимаю, что, будь у вас возможность, вы бы прикончили меня своими руками. Поверьте, против вас лично я ничего не имею, но вы не оставили мне выбора! За все приходится платить, леди. Я предлагал вам честную игру с блестящим для нас обоих финалом, но вы предпочли моего противника. Что ж, кто не со мной - тот против меня.
   - Когда-то ты это уже говорил! - от низкого ледяного голоса, внезапно раздавшегося у нее за спиной, Первую даму бросило в дрожь. Она обернулась.
   - Вы? Как вас пропустили? - из последних сил изумилась леди Смит.
   Ректор промолчал. Увидев Ирэн, стоявший рядом с ним Бенджи, дернулся было вперед, но Ректор удержал его.
   - О! А вот и главный участник спектакля пожаловал! Я как раз тебя дожидался, дружище.
   - Может, хватит тратить время на пустую болтовню? - интонации в голосе Ректора не было. - Изложи свои требования.
   - Слушаюсь! - Диссон изобразил даже некоторое подобие полупоклона. - Значит так, я бы попросил, чтобы порт очистили от полицейских. Полностью. Затем будьте любезны предоставить мне отдельное судно, которое будет передано в мое распоряжение и на котором я смогу последовать в любом направлении и в любое место. Это для начала. Разумеется, ваша дочь, леди Грэнни, последует со мной. Отдалившись от берега на безопасное для себя расстояние, я высажу ее в шлюпку с одним из членов экипажа, чтобы она добралась до берега. В противном случае мне придется спустить курок прямо сейчас. А так не хочется...
   - Это все?
   - Да ну что ты! Я только начал! Кажется, мы не разрешили еще несколько вопросов - в частности, с небезызвестным тебе камнем, а, Рун? Не пытайся убедить меня, что не знаешь, где он. Не знаешь ты - знает леди Грэнни. Так вот, потрудитесь отдать Лазарь мне.
   На лице Ректора скользнуло удивление.
   - Но зачем тебе камень?
   - Ну, как же! Неужели ты думаешь, что я допущу, чтобы родина процветала? Мне давно хотелось поставить такой эксперимент - а что будет, если камень - хранитель страны уничтожить? Вот и возможность есть.
   - Сэр Глокетти, но я действительно не знаю, где камень, - пытаясь заглянуть Ректору в лицо, заговорила леди Смит. - Я умоляю вас! Скажите, где он!
   - А если камень будет доставлен сюда, ты отпустишь заложницу?
   - Есть еще одно небольшое условие! - откликнулся Диссон.
  
   Тем временем из-за одного из стоявших неподалеку друг на друге грузовых контейнеров за происходившим наблюдали еще несколько зрителей. Гифри сам не понял, как им, всем четверым, удалось прошмыгнуть мимо охранников оцепления - все произошло очень быстро и ловко. И позицию Кларк выбрал правильную - полный обзор для них и нулевой со стороны открытой площадки порта.
   Ника вся извелась. Наверное, потому, что выхода из ситуации не видела. Неужели он все-таки вынудит всех выполнить его требования? Подобных ситуаций в кино Ника видела немало, но здесь-то, к сожалению, все по-настоящему! Как правило, в самый кульминационный момент в события вмешивалась какая-нибудь случайность, из-за которой преступник терпел крах. Но откуда же здесь взяться такой случайности?
   " А мы-то на что?" - сообразила Ника. С другой стороны, что они могут? Разве что сыграть на внезапности... Жаркий спор, разгоревшийся за ее спиной, отвлек Нику от размышлений.
   - Вот гад, до чего же неудобно стоит! - посетовал Кларк. - Вернее, ему-то как раз удобно - сзади его вон те коробки заслоняют, в спину ему не пальнешь, а спрыгнуть с них на него не выйдет - слишком далеко.
   - Ты что задумал? - встрепенулся Гифри. - Ты совсем спятил? Сам, что ли, собираешься его обезвредить? Это же полное безумие!
   - Ну почему же безумие? Главное, все продумать. Ты же сам понимаешь, что нужно что-то делать - коллеги твои так и будут стоять, стволами бряцать без толку.
   - Это рискованно, да и как ты это себе видишь? К нему же незаметно никак не подобраться!
   - Не может быть, чтобы не было способа! - упрямо возразил Кларк.
   Ника изо всех сил пыталась выкинуть из головы внезапно вспыхнувшую мысль. Мысль выкидываться отказывалась наотрез, но Ника сама понимала, что предлагать такое нельзя. Нельзя, потому что опасно. Нельзя, потому что может не сработать. Нельзя, потому что это вообще полный бред.
   - А что если... - неожиданно для себя начала девочка.
   - Что, Никунь? - с надеждой повернулся к ней Кларк.
   - Я не знаю, как это сформулировать, но... Что если попробовать, как тогда, в Джаз-Банде, зайти с воздуха?
   - Идея грандиозная, - язвительно фыркнул Гифри. - Пойду подгоню личную летучку.
   - Да подожди ты! - отмахнулся Кларк. - Мысль и вправду удачная, Ник, но как осуществить?
   - Я подумала... Ну, словом... Видишь вон ту громадину?
   Все подняли головы. За контейнером, где они прятались, и вправду нависал над морем громоздкий погрузочный кран для товарных судов.
   - Так вот, если, скажем, кто-нибудь мог бы залезть на него, зацепить контейнер, на который заберется еще кто-нибудь, и развернуть кран в сторону суши, то контейнер может оказаться как раз рядом с нужным местом. Спустить пониже, и можно будет спрыгнуть сверху. Но только вы меня не слушайте, - смущенно закончила Ника. - Я и сама понимаю, что это все...
   - Потрясающе, - шепотом проговорил Кларк. - Никунь, слов нет.
   - Слов нет, есть вопросы, - встрял Гифри. - А если этот "гад" кран заметит и заподозрит неладное?
   - Так темно же, даром, что маяки и прожекторы. Да и снизу не будет видно, что на контейнере кто-то есть.
   - А мне интересно, кто этот чудесный план приведет в действие?
   - Ну, мы, кто же еще! - как само собой разумеющееся, ответил Кларк. - Ты будешь управлять краном, а я прыгать. Если мы все проделаем быстро, то я смогу его разоружить, а дальше уже дело ваших ребят.
   - Как у вас все легко и красиво выходит, - Гифри вздохнул. - Вы оба психи, я не говорил?
   - Почему оба? - спросила Ника. - Хотя Бекин и вправду, пожалуй, не в счет... Подождите, а где он?!
  
   - Какое еще условие? - Ректор переспросил так, как будто заранее знал ответ.
   - Видишь ли, боюсь, что я теперь не смогу чувствовать себя спокойно, - посетовал Диссон, - никогда. Мне все время будет казаться, что ты идешь по моему следу. Скажешь, паранойя? Похоже на то, но лично я знаю только одно действенное средство от паранойи. Это уничтожить источник, ее вызывающий, так что иди-ка ты сюда, дружище Рун.
   Бенджи вздрогнул и посмотрел на наставника.
   - А если не пойду? - холодно спросил Ректор.
   - Тогда я ее пристрелю, - просто ответил Диссон.
   - А если пойду, пристрелишь меня, но никогда не узнаешь, где камень.
   - Ну, уж нет, ты мне сначала скажешь, где он. Так что же? Ты ведь у нас всегда был благородным дальше некуда, а сейчас? Ай, Рун, Рун, разочаровал ты меня.
   - Мэтр, не надо, - выражение лица Бенджи было точно такое, как у Ректора. Они посмотрели друг на друга.
   - Хорошо, иду, - четко произнес Ректор, отвернувшись от Бенджи, но не успел сделать ни шага.
   - Стоп! Остановитесь! - послышалось вдруг.
   Все взгляды обратились в сторону крепкой фигуры с курчавой головой, внезапно возникшей на одном из стоявших рядом контейнеров.
   - Александр? - пораженно прошептал Бенджи.
   - Вы хотите камень? - обратился со своего импровизированного пьедестала Сашка.
   - Хочу, - настороженно подтвердил Диссон.
   - Я могу вам его предоставить. Он у меня.
   На этот раз Ректор переглянулся с леди Смит.
   - Да? Можете? - Диссон прищурился. - И чего же хотите взамен, юноша?
   - Чтобы вы отпустили Ирэн и просто уехали. Без этой вашей... мести.
   - Так это твой мальчик, Рун? Сколько же у тебя людей - я поражаюсь! Ну что ж, допустим, я согласен, давайте камень.
   -Сначала отпустите Ирэн!
   - Не зарывайтесь, вы не в том положении, чтобы торговаться, - Диссон посуровел.
  
   - Ой, дурак! - шептала про себя Ника. - Ой, ну какой же идиот! Зачем он полез! Ведь теперь точно придется отдать ему камень! Хотя... Может быть, он сможет отвлечь его, пока Кларк с Гифри проворачивают нашу операцию? И мэтру, он, похоже, помог... но камень...
   В этот момент в ее кармане что-то завибрировало. Это было так похоже на мобильный телефон с выключенным звонком, что Ника тут же полезла в карман. Нет, мобильник остался дома, тогда, собираясь с Сашкой в сквер, она не взяла его с собой, но вот ее талисман, зеленоватый каменный слоник вибрировал и светился, как хороший фонарик.
   - Ты чего, малыш? - поинтересовалась у слоника Ника. - Что случилось?
   Слоник внезапно начал поворачиваться у нее на ладони. Ника завороженно следила за этим движением, боясь помешать, но и опасаясь, чтобы фигурка не упала.
   Хобот слоника теперь был направлен как-то странно, по диагонали, почти вниз. Остановившись, он снова завибрировал. Ника наклонилась и нащупала на неровном асфальтовом покрытии что-то небольшое и прохладное, правильной овальной формы. Грани найденного камня сверкали, освещенные слоником. Ника сжала оба камня в руке, затем рассовала по разным карманам.
   Откуда он мог здесь взяться? Это ведь и есть Лазарь, понятное дело. Но как же, если Бекин... Ой... ой, мамочки!
   В отдалении за ее спиной что-то загудело - судя по всему, Гифри все-таки удалось разобраться с управлением краном. Только бы Сашка теперь не прокололся раньше времени, только бы все сработало!
  
   - Ну, так что? Вы согласны отдать мне камень? - вновь переспросил Диссон. - На договорных условиях, что скажете? В этом случае, возможно, никто не пострадает.
   Сашка с трудом оторвал взгляд от медленно наползавшей сверху странного вида конструкции, к которой было что-то подвешено. Интересно, может, так и задумано? Может, это какой-то тактический ход полиции? А что, не исключено! Вон же эта штука прямо над ними зависла. Но почему тогда полиция никак не реагирует? Вернее, реагирует так же, как сам Сашка, - смотрит, разинув рты, вон некоторые даже оружие опустили.
   - Э-э... да, договор? Смотря на каких условиях, - Бекин старался говорить как можно уверенней.
   - На моих, - Диссон криво улыбнулся. - Сейчас мы с этой леди - он слегка встряхнул совершенно помертвевшую Ирэн - уходим на предоставленный мне корабль, не так ли, леди Грэнни? А затем вам с борта будет спущен резервуар, куда вы и положите камень, резервуар поднимут обратно, я отчалю и далее по уже описанному мной плану.
   Сашка нервно сглотнул - огромный контейнер спустился уже достаточно низко. Они что, собираются сбросить его? Но ведь и Ирэн может пострадать! Все равно нужно заговаривать ему зубы.
   - Ваши условия не вполне убедительны. А вдруг вы потом не отпустите заложницу?
   - Ну, я ж не зверь! - будь руки свободны, Диссон ими развел бы. - К леди Грэнни, если она даст мне спокойно отплыть, у меня претензий не будет, почему же и не отпустить... Минуту... А где доказательства? Покажите-ка мне Лазарь.
   Ника в своем укрытии затаила дыхание. Ну, все, вот сейчас...
   Бекин опустил руку в карман, на секунду замер и лихорадочно зашарил по остальным.
   В этот момент где-то в небе раздался странный громкий треск и чей-то отчаянный вопль. И сверху полетели обломки прогнивших досок, свернутые канаты, какой-то хлам. Диссон резко поднял голову и едва успел отскочить в сторону вместе с Ирэн. На то место, где они только что стояли, кулем свалился человек. Охая, сел и поправил чудом уцелевшие очки, судя по всему, не совсем соображая, что случилось.
   Ника открыла рот и забыла его закрыть. Так не бывает. Так просто не бывает.
   Диссон повернул голову и с изумлением посмотрел на Ректора. И в этот момент на площадку позади Диссона спрыгнул еще один человек.
   Все смешалось. Ника заметила, как Кларк рывком отдернул назад руку Диссона с пистолетом и тут же оттолкнул от него Ирэн. Крикнул Тэну:
   - Уводи ее, быстро! - от резкого хлопка и вспышки Ника зажмурилась.
   - Не стрелять! - послышалась команда, отданная полицейским одновременно Ректором и леди Смит.
   - Ай-яй-яй, молодой человек! - голос Диссона был на удивление спокоен.
   Ника рискнула открыть глаза. Кларка с ее места видно не было, куда он делся?
   - Ну, неужели вы всерьез думали, что я второй раз поймаюсь на один и тот же стратегический ход? - пистолет Диссона был направлен вниз, на кого-то, лежавшего у его ног. - Мы это уже проходили. У нас с вами, юноша, свои счеты, и сейчас моя очередь их сводить. Рун! Ну что? Мне его добить, или как? Похоже, сегодня мой день, что скажешь?
   - Вам нужен камень?! - Ника показалась из-за своего контейнера.
   - О-о! - Диссон вскинул брови. - Надеюсь, это последний сюрприз на сегодня? То-то я заметил - кого-то не хватает.
   - Вам нужен камень? Вот он! - Ника держала Лазарь на протянутой руке. Затем полезла в другой карман.
   Каменный слоник светился в ее руке, как звездочка.
   - Вот он, - еще раз повторила Ника и вдруг подбросила Лазарь вверх.
   Все собравшиеся на площадке неотрывно следили за его полетом. А Ника внезапно подняла другую руку и хоботом слоника описала в небе полукруг - навстречу падающему обратно Лазарю.
   Светящаяся дуга потонула в невероятно ярком изумрудно-зеленом сполохе. Послышался низкий тягучий звук, как от удара старинных часов, и в небо взметнулся столб света.
   Он постепенно опускался вниз, принимая конкретные очертания.
   Вскоре он спустился до уровня человеческого роста, и тогда стало ясно, что это Фонарь. С зелеными, похожими на слюдяные, окошками и круглой шишечкой на крышке.
   Все стояли, как зачарованные. На лице Ректора застыла странная полуулыбка, он смотрел не столько на фонарь, сколько просто прямо перед собой.
   Диссон резко сорвался с места. Со скоростью, странной для его полноватой фигуры, он подлетел к Фонарю, дернул на себя одну из створок и судорожно принялся что-то подкручивать внутри.
   Ника, стоявшая на месте и обалдело глядевшая на слоника, по-прежнему, лежащего у нее на ладони, но уже не светящегося, вдруг опомнилась.
   Он ведь уходит! Его нельзя упустить, он не должен сбежать! Не должен!
   Диссон уже размахнулся для хлопка по круглой шишечке. Ника, не совсем понимая, что она делает, подскочила к Фонарю, и успела положить руку внутрь с противоположной стороны. Рука Диссона опустилась на крышку.
   В следующее мгновение рядом с погасшим Фонарем уже никого не было.
  

Глава 24

  
   Ректор вышел из оцепенения первым. И понял, что положение на площадке нужно срочно каким-то образом урегулировать - когда никто вокруг ничего не понимает, нужен человек, который может сделать вид, что ему понятно хоть что-то.
   - Сэр, можно несколько вопросов? - поинтересовалась леди Смит, не отпуская от себя тихо плачущую Ирэн.
   - Чуть позднее, если позволите, леди.
   - Сэр Глокетти... Рун, вы... Вы ведь рисковали собой ради... - во взгляде леди Смит явно была не только благодарность.
   - Поверьте, на самом деле, сегодня рисковал кто угодно, но только не я. Один вон дорисковался, - Ректор деловито направился к центру площадки, где уже сгрудились полицейские и сотрудники стоявшего неподалеку экипажа "Скорой помощи". - Бенджамин, отомри, наконец, - по дороге бросил Ректор воспитаннику, который все еще стоял в ступоре.
   Кларк лежал не двигаясь.
   - Ну, как он? - озабоченно спросил Ректор у проходившего мимо врача. Тот неопределенно пожал плечами.
   - О, мэтр, это вы? - не открывая глаз, поинтересовался Кларк. - Вот видите, я, как всегда, спас ситуацию.
   - Это да! - протянул Ректор. - Только вот методы спасения ситуации у тебя, как всегда, своеобразные.
   - Зато действенные, - Кларк нашел в себе силы усмехнуться. - Что там с вашим Диссоном? Поймали его?
   - Поймали, поймали.
   - Вот и славно. Мэтр... Вы там лейтенанта этого найдите, Гифри... Он нам помогал, ему за это, может, премия полагается, - голос Кларка становился все тише и тише.
   Ректор встревоженно склонился над ним.
   - Мэтр, у меня к вам одна просьба. Очень прошу вас выполнить ее.
   - Ты еще скажи последняя! Ну?
   - Я прошу вас... Если это не составит большого труда... - Кларк выдержал драматическую паузу. - Почините мою шляпу!
   - Ах ты, симулянт! - радостно возмутился Ректор. - Твое воронье гнездо выбрасывать давно пора, а не чинить!
   - Через мой труп! Кстати, вы забыли меня как следует отругать за непродуманный план! Это же просто лучшее лекарство!
   - Не переживай, уж этот курс лечения я тебе могу обещать в неограниченных количествах!
   - Добрый вечер, мэтр, - бочком подошел к ним Сашка.
   - А, Александр! Благодарю, ваше выступление было отличным блефом и неплохо отвлекло Диссона.
   - Да это не был блеф, - Бекин потупился. - Камень, правда, находился у меня! Мне его отдал во дворце какой-то человек и попросил передать вам со словами благодарности. Маленький такой, смуглый.
   - Шай! - Ректор хлопнул себя ладонью по лбу. - Ну, разумеется, Шайнин! Это мой друг, дипломат, я попросил его в случае чего тоже подключиться к поискам камня, он и подключился. Ну конечно, это его люди и выкрали Лазарь из тайника! Надо бы не забыть выяснить, как им удалось обойти дверную систему и подобрать код к сейфу.
   - Но я его потерял, мэтр. Выронил, наверное... А Никель, значит, нашла. А... а как же теперь? - упавшим голосом спросил Сашка.
   - Как... Посмотрим. С Никой, я полагаю, все в порядке. Не знаю уж почему мне так кажется, но...
   - Если вам кажется, значит, так оно и есть, - убежденно заявил подошедший Бенджи.
   - Послушайте, я так и не понял, откуда там взялся Тэн? Это ты придумал, Кларк?
   - Нет, ну что ты! Я и понятия не имел, что там кто-то сидит! Зачем он туда полез, сами выясняйте, а свалился - то ясно из-за чего: мы какое-то старье подцепили, днище, небось, давно прогнило, вот и не выдержало. Так. Ну, я поехал.
   Носилки подняли крепкие санитары, Кларк помахал друзьям рукой.
   - Мэтр, вы учтите, я домой хочу, в Джаз-Банд! Так что забирайте меня поскорей, дома долечусь!
   - Неисправим, - безнадежно объявил ему вслед Ректор.
   - Что за звуки? - удивился вдруг Бекин.
   - А это теплая родственная встреча брата и сестры, - хмыкнул Бенджи. - Дина подоспела как раз вовремя, теперь доходчиво объясняет Тэну, как должны себя вести добропорядочные люди.
   - Добропорядочные?
   - Ну, я думаю, Тэна теперь ждет амнистия. Он ведь все-таки дочь Первой дамы спас.
   - Его, пожалуй, и впрямь отпустят. Мне, однако, интересно другое, - Ректор вглядывался в ворота порта, где затормозил роскошный длиннющий среп, немыслимо яркой расцветки. Тявканье собачки было слышно издалека. - Мне интересно, как леди Грэнни собирается объяснить Ее Величеству, что произошло...
  
  
  
  
   - А вот не буду открывать глаза! Не хочу! Во-первых, страшно, во-вторых, боюсь, а в-третьих...
   - "А в-третьих, опасаешься, да? - съехидничал внутренний голос. - Да уж, это ты вовремя надумала! Раньше надо было, раньше. Ты похожа на страуса, который прячет голову в песок".
   - Ну и пусть, - возразила сама себе Ника. - Страусы не так плохи, в конце концов!
   - А кто такие эти страусы? - любознательно спросил кто-то рядом.
   Ника взвизгнула и наконец-то открыла глаза. Небо. Голубое. Зелень. Дорожки. Клумбы. Статуя купидончика, играющего на флейте. И сидит она на чем-то, весьма колючем.
   Де жа вю.
   Ника перевела изумленный взгляд со здания с розовыми вставками вверх, туда, где в углу на ограде посверкивал на солнце Фонарь. Тот самый, который год назад доставил ее, вместе с подругой Аней и Кларком, впервые сюда... В Джаз-Банд... Но как это может быть? Ведь всего несколько минут назад она была за океаном, в Биг-Корне... Ой, а несколько минут ли? Если здесь день...
   Да и вообще, что происходит?!
   - Так кто такие страусы? - терпеливо переспросил тот же голос.
   Ника зажмурилась, помотала головой из стороны в сторону и только тогда разглядела облокотившегося на живую изгородь Кертиля в неизменно фиолетовом пажеском костюме и мягкой шапочке с пером.
   - И как ты тут очутилась? С неба свалилась, что ли? - мальчика тупость Ники, кажется, начинала удивлять, а она тем временем изо всех сил пыталась восстановить, что произошло с того момента, как она из порта в Биг-Корне отправилась фонарным путем куда-то... вслед за Диссоном! Но проход ведь закрыт!
   - Птицы, - пробормотала Ника.
   - Что, птицы? - не понял Кертиль.
   - Страусы, это птицы такие. Послушай внимательно, - Ника соскочила с изгороди и взяла Кертиля за плечи. О, да он за год вымахал - чуть ли не выше ее. - Ты не видел, кроме меня, здесь кто-нибудь появлялся?
   - Да откуда я знаю! Я только что подошел. Так ты откуда взялась-то? - крикнул Кертиль вслед убегавшей девочке.
   Ника неслась по дорожке с такой скоростью, что гравий летел из-под ног. Может, всю планировку дворца она и не помнит, но уж тронный зал найти не проблема.
   У входа в прохладную темноту дворцового холла дежурили двое стражников в форменных кольчугах поверх кожаных рубашек и, похоже, потихоньку плавились от жары. При виде Ники они, однако, побросали неотложные дела (один чертил носком сапога узоры на песчаной дорожке, другой протирал рукавом гранитные шары, появившиеся за этот год по обе стороны от парадного входа) и, напустив на себя грозный вид, картинно скрестили алебарды.
   - Добрый день, мне срочно нужно видеть Его Импровизаторство... Я от мэтра Глокетти, - выдержав паузу, добавила Ника.
   Алебарды немедленно приняли вертикальное положение.
   - Почему пускаете кого попало? По регламенту нужно! - раскатисто пророкотали с лестницы.
   - Скотт! Очень рада вас видеть! - Ника искренне обрадовалась привидению. - Где Диль, у меня к нему дело от мэтра.
   - Его Импровизаторство занят, у него... - Скотт осекся. - От кого?
   - Вот именно! - торжествующе подтвердила Ника, пробегая мимо церемониймейстера вверх по лестнице.
   "До чего же приятно играть на своей территории! - подумалось девочке. - Ну почему я по дворцам всегда бегаю? Что здесь, что там, в Биг-Корне..." Ника еще прибавила скорость. Как ей удалось не сбить с ног никого из многочисленных дворцовых обитателей, не свалить мебель или статую, осталось загадкой.
   Тронный зал находился там же, где был. Из-за вызолоченных дверей с вензелем верховной власти -" пультом, перечеркнутым дирижерской палочкой - доносились звуки симфонической музыки. Незнакомой, но играли определенно верно, без малейшего намека на фальшь.
   " Ура! Значит, тут и так все наладилось! Или не просто так? Все равно, с Дилем нужно поговорить. А как же я ворвусь ни с того ни с сего? Ну ладно, для общего спокойствия можно и концерт испортить".
   Ника вдохнула и толкнула одну из створок. Она оказалась за спинами музыкантов.
   В главном тронном зале разместился весь Большой дворцовый симфонический оркестр. Слева от себя Ника заметила знакомую мощную фигуру Дрокса, с литаврами.
   А перед оркестром, за дирижерским пультом, откинув назад голову, стоял великолепный Диль I, весь в белом, глубоко погруженный в музыку.
   К сожалению, идиллию пришлось нарушить.
   - Диль! Гх-мм... Ваше Импровизаторство! Да Диль же! - завопила Ника, попав наконец в паузу.
   Дирижер с недоумением посмотрел на Нику и опустил палочку - оркестр смолк. "Замечательно! Ну и как теперь все объяснить?"
   - Э-э. Ваше Импровизаторство, у меня к тебе дело от мэтра Глокетти.
   - Да ты что! Может, сначала скажешь, где он? - недовольно спросил Диль. - А то отпуск за счет казны - это, конечно, хорошо, только он давно кончился, а мэтра все нет.
   - Да подожди... Ты помнишь Диссона?
   Диль изменился в лице, музыканты тоже притихли.
   - Этого убийцу? - нервно переспросил Дирижер. - Он ведь бежал, так?
   - Так. Но, возможно, сейчас он где-то здесь. Удвойте охрану! Если он в Джаз-Банде, его нужно найти!
   - Ты можешь объяснить толком, в конце концов?!.
   - Ника, дорогая моя, ну зачем же так всех волновать! И самой волноваться! - знакомый голос внезапно раздался в зале.
   - Мэтр Рун? - Ника обернулась - Ректор действительно стоял на пороге, по обе стороны от него - Бенджи, явно стеснявшийся своего биг-корновского наряда, и хмурый Сашка.
   Ника посмотрела на них, затем на Диля, потом снова на вошедших, опустилась на заботливо подставленный кем-то табурет и молча уставилась в пол.
  
  
   В гулких коридорах Университета почти никого не было. Только из-за закрытых дверей, как это всегда бывает во время занятий, временами доносился голос преподавателя или шум дискуссии.
   Через Главную аудиторию пришлось проскакивать быстро - впервые на памяти Ники и там шла лекция. Однако ни преподаватель, ни студенты не отреагировали на скрывшуюся в колонне троицу ( Ректор задержался во дворце).
   В "Комнате тысячи дверей" горел неизменный хрустальный канделябр, пахло мастикой и еще чем-то непонятным - то ли пирожками, то ли весенним ветром.
   Ника рассеянно почесала за ухом дверную ручку, изображавшую голову льва. Ручка мурлыкнула и от удовольствия даже сама слегка повернулась.
   "А вот интересно, - подумала Ника, - если бы я тогда вошла сразу туда, в порт Биг-Корна? Наверняка все сложилось бы по-другому. Может, мне давали возможность покончить с этой историей легко и быстро?.. Да уж, мы легких путей не ищем".
   И открыла дверь. "Точно, не ищем", - похихикала она про себя, оказавшись в Синем зале - за три комнаты от положенной прихожей...
   - Слушай, ты можешь объяснить, зачем устроила всю эту комедию в порту? - войдя через полчаса в Круглую гостиную, где Ника успела устроиться, хмуро спросил Сашка. После их появления в Джаз-Банде он обратился к ней первый раз.
   - Комедия ничем не хуже твоей, между прочим! - Ника фыркнула. - А зачем, я, честно говоря, сама не понимаю: камень я нашла случайно - слоник помог, а потом... не знаю... наверное, потому что так было надо! Другого выхода не было, Диссон бы и Кларка прикончил и... А где Кларк-то, кстати?
   - У Альбины. Проходит оздоровительный курс, - ответил, входя, Бенджи, успевший переодеться в свой любимый голубой костюм и подстричь бородку и потому пребывавший в прекрасном настроении. - Да не волнуйся, Ник, ему повезло, что темно было - прицелиться толком у Диссона не получилось. Так что скоро Кларк будет на ногах, я думаю.
   - Постой, а они с Альбиной помирились?
   - О, еще как! - закатил глаза Сашка. - Ты пропустила трогательную романтическую сцену встречи раненого героя с возлюбленной и их взаимных извинений.
   Бенджи прыснул, Ника тоже улыбнулась.
   - Минутку, - вдруг сообразила девочка. - А как же вы успели и Кларка к Альбине отвезти, и вернуться во дворец - и все так быстро? Времени-то не очень много прошло!
   - Ну, почему же немного, дорогая моя? - Ректор, как всегда, внезапно появился на пороге, оглядел Круглую гостиную, удовлетворенно хмыкнул, уселся в свое кресло и достал трубку.
   Нике сразу стало еще уютнее.
   - Почему же немного? Трое суток, по времени Биг-Корна. Не смотри так - сейчас попробую объяснить. Ты сама поняла, что сделала?
   Ника честно помотала головой.
   - Видишь ли, если говорить не научным языком, то ты открыла проход между Биг-Корном и Джаз-Бандом, причем за счет трансформации главного источника энергии одного из государств. Пробила проход практически. И сама тут же по нему отправилась, вместе с моим "другом" Диссоном. Как сказали бы у вас - тестировать.
   - Опять мысли читаете? - пробурчал Бекин.
   - Простите, Александр, понравилось выражение. Так вот, я до сих пор благодарю всех, кто существует над нами, что Диссон совершал этот переход первым. Дело в том, что ниточка связи только-только образовалась и вместить такой крупный объект, как человек, ей было довольно трудно. Короче говоря, наш общий знакомый увяз в межпространственном облаке. Как муравей в смоле. А ты, Ника, успешно проскользнула. Второму путешественнику дорога, как правило, благоволит.
   - Значит, Диссон не вернулся в Джаз-Банд?
   - Не вернулся, и сомневаюсь, что когда-нибудь вернется, - подтвердил Ректор, откидываясь в кресле и выпуская в потолок очередное колечко синего дыма.
   - Но из-за чего изменилось время?
   - Первый проход занимает больше времени, чем последующие. Ты слегка задержалась в пути, а мы - в Биг-Корне, поскольку необходимо было решить некоторые проблемы, вот и прибыли на место в один день. Мы еще и здесь кое-что успели.
   - Вы все это точно знаете, мэтр? Насчет Диссона - это точно?- чувствуя себя полной дурой, несчастным голосом спросила Ника.
   - Я неплохо знаком с пространственным устройством, а Диссона я видел сам, - Ректор умолк.
   Повисла пауза.
   - Э-э... И как?
   - Жалкое зрелище, - коротко ответил Ректор.
   - А Никель открыла проход только между Биг-Корном и Джаз-Бандом, или вообще? - подал голос Сашка, отрываясь от воздушно-молочной пенки на кофе, который тем временем сварил Бенджи.
   - Если вас, Александр, интересует, сможете ли вы вернуться домой, то могу успокоить -теперь препятствий для этого не будет. Ника в который раз чрезвычайно нам помогла.
   - Вы меня совсем захвалили, мэтр, - Ника потерла покрасневшие уши. - Я и помогла-то случайно, и была не одна, и вообще... Ой, а что же там с Тэном? И с Гифри?
   - Ну да, ну да. Что ж, даю краткий отчет, - Ректор усмехнулся. - Господин Делис, насколько мне стало известно, сбежав из тюрьмы, собирался спешно отплыть за океан. Нелегально, разумеется. Для этого и залез в один из контейнеров, готовящихся, по его мнению, к погрузке. Правда, по счастью для нас, доски днища прогнили, и в самый острый момент он совершил памятный полет.
   - Так его что же, опять посадили после этого? В очередной раз?
   - Ну, не без моего скромного вмешательства и основательных внушений леди Дины Делис, Тэн публично во всем раскаялся и получил амнистию.
   - О, да, Дина ему так внушила, что он теперь зарекся от преступной жизни, наверное, навсегда, - ностальгически вспомнил Бенджи, входя с очередной чашкой - на этот раз для Ники.
   - Что касается лейтенанта Гифри, то он решил покинуть службу, - продолжил Ректор. - Подал ходатайство о зачислении его на вакантное место библиотекаря, можешь себе представить? Его брат Шарль получил повышение в должности, а комиссара отправили на пенсию, "и не спрашивай почему".
   - Здорово! - Ника отхлебнула кофе и вздохнула. - Жалко, я с ними со всеми так и не попрощалась.
   - Ну, так ведь фонарное сообщение с Биг-Корном налажено - можно отправиться туда хоть завтра при желании. Тем более что мне все равно придется еще раз навестить заокеанского соседа. Леди Грэнни пригласила меня к ним... c э-э-э ... неофициальным визитом. Я не могу отказать даме.
   Ника недоуменно подняла брови и посмотрела на Бенджи, дескать, я все правильно понимаю? Тот с заговорщическим видом покивал.
   - Ну что же, господа и дамы, - Ректор хлопнул себя по коленям и встал. - Как насчет того, чтобы отпраздновать удачное завершение нашего с вами совместного предприятия?
   - В "Музыкальную бочку"? - с надеждой спросила Ника.
   - Да, место подходящее. Тем более что Мефис нас к себе, помнится, звал еще три недели назад. Поехали.
   Ректор, Бенджи и Сашка покинули Круглую гостиную, а Ника немного задержалась, подойдя к окну.
   Над Джаз-Бандом курились сиреневые переливчатые сумерки. Панорама вечернего города, открывавшаяся с высоты Университета, временами на секунду освещалась белыми вспышками зарниц - после очень жаркого дня, похоже, собиралась гроза. Крыши домов полиловели. То здесь, то там зажигались разноцветные огоньки фонарей - желтых, белых, синих, зеленых... Ника кинула взгляд на раскинувшийся внизу Джаз-Банд, широко улыбнулась и тоже выбежала из гостиной.
  

Эпилог

  
   - А что было дальше? - выбивая зубами дробь, спросила Надя.
   Троица вот уже пару часов бродила по заснеженным дворам. Как только Ника и Сашка Бекин принялись неожиданно пересказывать недавно прочитанную ими книгу, Надя, подруга Ники, напрочь забыла обо всем - и о том, что она не отзвонила домой после школы, и что темнеет уже (как всегда зимой, рано), и что уроки на завтра сами собой, увы, не сделаются. Но оторваться от истории, которую взахлеб, перебивая друг друга, рассказывали приятели, было невозможно.
   - Д-д-дальше-то? - Ника подышала в кулак и обхватила себя руками, чтобы согреться. - Д-дальше они побыли в Джаз-Банде еще неделю. По улочкам побродили, в катакомбы разок слазили.
   - Под надзором Тофеля, - вставил Бекин.
   - Д-да. Сходили на большой д-дирижерский концерт. Без всякой фальши, между прочим!
   - Отдохнули, словом, наконец-то, - вздохнул Сашка, закутываясь в шарф по самый нос.
   - Ну, д-да. А потом их проводили обратно. Как обычно, с благодарностью и наилучшими пожеланиями. И приглашениями вернуться. В любое время.
   - Ой, хорошо-то как! - Надя тоже вздохнула. - Ник, я на эту книгу в очередь, ладно? Как тебе ее вернут, ты сразу же мне! Ну ладно, я пойду тогда - а то завтра контра по алгебре, а я ни в одном глазу.
   - Э-эх, в любое время, - покачал головой Бекин, после того, как Надя скрылась из виду. - Никель, ты вот зачем меня растормошила на эти воспоминания? Я теперь мучиться буду!
   - Ничего, переживешь, - отрезала неумолимая Ника. - Не долго мучиться осталось.
   - Ты что, опять что-то задумала? - ежась, подозрительно спросил Бекин.
   Порыв метели швырнул им в лицо охапку колючих снежинок - погода стояла по-настоящему предновогодняя.
   - Да вот... Джаз-Банда зимой-то мы еще не видели, почему бы не проведать наших на каникулах, а? Учти, если ты не согласишься, я все равно отправлюсь!
   - Да что ж я дурак - отказываться! - возмутился Сашка. - А может, и Надюху с собой захватим, вон она как воодушевилась!
   - Ага! Захватим. А потом нам с тобой мэтр головы открутит. Нельзя никому рассказывать, забыл?
   - Ну ладно, ладно. И как ты себе это видишь? Где фонарь искать, как проходить, опять по системе "авось не разнесет на атомы"?
   - Посмотрим, - Ника вытащила что-то из кармана пальто и зажала в кулаке. - В крайнем случае, я этот проход и сама пробью где угодно.
   - О, да, ты же у нас теперь специалист! Ну ладно, пойдем к тебе греться.
   - К алгебре готовиться, - строго напомнила Ника. - Убедилась, что приятель прошел вперед, и раскрыла ладонь в перчатке.
   На поверхность маленькой каменной фигурки слоника медленно оседали снежинки - ветер почему-то резко прекратился, двор осветился рыжими фонарными пятнами, и в их лучах плясали снежные хлопья.
   Ника посмотрела на слоника, удовлетворенно кивнула, пробормотала "вот так", сунула фигурку обратно в карман, и поспешила вслед за Бекиным.
   И не заметила, что слоник слегка светится. Мягким желтоватым сиянием.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"