Ван И Ди: другие произведения.

Русская фортификация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очерк основных тенденций развития фортификации в России в средние века. Москва 2005 г.

  
  ВНИМАНИЕ!!! В РАБОТЕ УДАЛЕН НАУЧНО-СПРАВОЧНЫЙ АППАРАТ.
  АВТОР ЗАПРЕЩАЕТ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ПУБЛИКАЦИЮ ЭТИХ МАТЕРИАЛОВ БЕЗ СВОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ
  
  
  Очерк основных тенденций развития фортификации в России в средние века.
  Москва 2005 г.
  
  Сущность и назначение военных укреплений.
  
  Военные укрепления применялись для отражения военной опасности с древнейших времен. Как показывают археологические исследования, первые укрепленные поселения появились практически одновременно с возникновением такого явления как война. Сама же идея укрепленного жилища родилась еще в эпоху каменного века (пещера, свайные постройки и т.п.). И уже в древних цивилизациях крепостное строительство развилось до значительных высот. Примером тому могут служить крепости цивилизации междуречья Тигра и Ефрата или Египта, которые уже в третьем тысячелетии до н. э. реализовали классический принцип укрепленной стены с башнями.
  По своей сути военное укрепление представляет собой какое-либо инженерное сооружение, предназначенное для укрытия войск в момент отражения нападения или для подготовки собственного. В зависимости от преобладающих методов ведения войны в данном месте и времени укрепления могут быть временными (или передвижными), постоянными относительно краткосрочного периода эксплуатации (древесно-земляные и т.п.) и постоянными относительно долгосрочного периода эксплуатации (долговременные земляные, каменные, кирпичные, ж/бетонные, комбинированные) .
  В аналогичной зависимости находятся принципы возведения укрепленных сооружений и их архитектура. Военные укрепления и принципы их строительства принято обозначать общим термином "Фортификация", так же называется наука о военных укреплениях.
  
  Развитие фортификации и ее историческое значение.
  
  Как уже указывалось выше, фортификация зародилась в глубокой древности с возведения примитивных укрытий и в силу своей природы развивалась одновременно с развитием человеческого общества, дав в итоге огромное разнообразие форм. Формы фортификации всегда соответствуют требованиям времени. Способы строительства и типы укреплений в различных регионах развивались в тесной связи с развитием экономики, знаний и техники строительства, чутко реагируя на все их эволюции. При этом на развитие фортификации огромное влияние оказывало развитие средств поражения (осадная техника и методики преодоления укреплений). В результате фортификация как отрасль техники и одновременно военного искусства отражает в себе политическое, экономическое и военное состояние государства на момент ее возведения. В этом основное значение фортификации для исторической науки. Глубокое изучение истории фортификации позволяет с высокой степенью точности определять многие из основных направлений развития общества за очень длительные периоды времени.
  Исходя из вышесказанного, можно заключить, что периодизация развития фортификации соответствует периодизации развития военного искусства и, в частности, осадной техники (в первую очередь артиллерии). Согласно В.В. Яковлеву "...эволюция идей и форм долговременной фортификации разбивается на пять периодов: 1) древний период и средневековье; 2)огнестрельный период с 14 по 17 век; 3)период 18 века; 4) период 19 века; 5) период 20 века и до наших дней".
  
  
  Тенденции в развитии фортификации от древнейших времен до феодального периода.
  
  В ходе развития военного искусства, для различных форм общества выделялись определенные тенденции в развитии фортификации, соответствующие указанной периодизации ее развития. В древний период, до возникновения оседлых социумов, древние люди использовали в качестве убежищ природные укрытия, лишь иногда дополнительно укрепляя их. Для жилья подыскивались труднодоступные, как правило, скрытые и удобные для обороны места. Их дальнейшее обустройство зависело от конкретных обстоятельств, обусловленных природными особенностями жилища. В основном такими местами были пещеры, островки, овраги, крутые склоны и т.д. При более высоком уровне развития возникают свайные жилища на суше или над водой, искусственные островки и др. формы требующие наличия определенной техники. Подобные примеры можно проследить по данным этнографии отсталых народов Африки, островных народов в океане и Южной и Северной (до колонизации) Америки .
  С укрупнением человеческого социума, с развитием оседлости возникла потребность дальнейшего расширения и усиления защиты поселений, уже не столько от хищников, сколько против человека. Обычно, стали обносить поселение замкнутым препятствием или устраивали поблизости вместительное укрепленное убежище, где могло укрываться население. В качестве препятствий также стремились использовать природные образования - воду, болота, скалистые утесы. Однако развивались и искусственные формы: "...врывали в землю колья, которые оплетали толстым хворостом... насыпали земляные валы" . Подобные, древесно-земляные и чисто земляные сооружения нередко встречались у древних славян в догосударственный период .
  
  Тенденции: на западе и на Руси.
  Запад
  В дальнейшем, укрепленные ограды трансформируются в сторону усиления и увеличения. Усложняются и принципы их постройки. В некоторых регионах начинают использовать в строительстве стен камень, отдавая ему все большее предпочтение. В других, более лесистых, на достаточно долгое время возобладали древесно-земляные укрепления более развитых типов. Наиболее показателен пример Европы и Руси. Примечательно, что на границах между ними преобладали европейские типы укреплений, хотя и с местными особенностями.
  В Европе каменные ограды представляли собой стены вокруг города, имевшие по углам и по протяженным сторонам башни различной планировки. Т. е. была унаследована античная традиция принципов крепостного строительства. Устройство стены и башен, инженерные решения планировки и организации европейских крепостей зависели от конкретных исторических обстоятельств. Для периода феодальной раздробленности наиболее типичными формами укреплений были замки, города и укрепленные монастыри. В период появления огнестрельной артиллерии замки постепенно теряют оборонное значение, что в частности нередко совпадало с процессами государственной централизации в странах Европы. На первое место выходят т. наз. "регулярные крепости" приспособленные против огнестрельной артиллерии, как архитектурно, так и средствами активной обороны. Башни распределяются равномерно по всей протяженности стен и становятся узлами обороны. Прясла стен между ними выпрямляют для обеспечения фланкирующего огня. Крепостные сооружения адаптируются для установки в них значительного числа орудий и для повышения плотности огня (увеличивают число бойниц и боевых ярусов на стенах). В плане крепости приобретают правильную геометрическую форму со строго симметричным расположением стен и башен. С этого момента развитие фортификации идет в тесной связи с развитием огнестрельной артиллерии и методов взятия крепостей. Уже в начале16 в. на смену "регулярным крепостям" приходят бастионные, которые начинают быстро развиваться в сложные фортификационные формы.
  
  Краткий обзор истории русской фортификации.
  На Руси в силу специфики ее военно-стратегического положения фортификация развивалась по двум руслам. В регионах контактировавших с Европой возобладали каменные крепости. Примером тому служат Ладожская, Новгородская, Псковская, Изборская, Смоленская крепости и некоторые другие . В других русских землях утвердились крепости устроенные из земляных валов, на которых возводились стены из срубовых конструкций, заполненных землей и камнем. Еще одна отличительная черта "европейского" направления - в укреплениях превалирует многоярусная высотная оборона. Тогда как в южных и Ю-Восточных регионах домонгольской Руси встречаются городища с трех-четырехрядной системой валов и рвов (горизонтальная многополосная оборона). С 12 - н. 13 в эти укрепления постепенно сменяются одно- и многобашенными крепостями .
  По мнению автора, преобладание повсеместно на Руси (кроме узкого региона) деревянных крепостей объяснимо не столько военными, но и экономическими причинами. В условиях общества с минимальным совокупным прибавочным продуктом строительство каменного укрепления являлось чрезвычайно сложным мероприятием. Хотя технические возможности каменного строительства были на должном уровне. Тогда как строительство древесно-земляной крепости на основе срубовых конструкций можно уверенно назвать относительно мало затратным по стоимости и труду.
  Также активно применялся тын (палисад), надолбы и частик (врытые в землю в определенном порядке столбы и колья, для создания преграды коннице и штурмующим), а так же "чеснок" и "рогульки".
  Своеобразной чертой обороны южных и восточных границ Древней Руси были засеки и "змиевы валы" - сплошные линии защитных сооружений против набегов кочевников. Однако в домонгольский период они не получили должного развития.
  В период монгольского ига развитие русской фортификации практически не происходило, чему способствовали объективные причины экономического и политического характера. Зато довольно существенно продвинулось развитие осадной техники. У монголов были заимствованы приемы постройки стенобитных орудий и новые приемы атаки укрепленных городов (последовательная атака с применением комплекса мер по преодолению защитных сооружений противника). Согласно А. Н. Кирпичникову, русским в домонгольский период, подобная методика в принципе была известна, но применялась спорадически против городищ с трех-четырех рядной системой валов и рвов . В целом же, русское осадное искусство ограничивалось преимущественно блокадами и прямыми штурмами. Как правило, последние стремились осуществить внезапно и прекращали если обороняющийся успевал вовремя отразить первый натиск.
  
  Тенденции во 2/2 15-17 вв
  Освободившись от монгольского ига, Русское государство было вынуждено в течение 15-17 вв. вести постоянные войны сразу на обоих стратегических направлениях. С запада с сер. 15 в. до 2 пол. 16 в. приходилось отражать натиск сначала Литвы и Польши. Затем в число противников, к объединившимся в Речь Посполитую Литве и Польше, присоединились Ливонский орден и Швеция. С южных рубежей весь период постоянно совершали набеги татары, особенно "успешно" во время смуты и польско-шведской интервенции.
  В рамках борьбы с западными противниками со 2 пол. 15 в. начинают строить первые "регулярные крепости" и переоборудуют старые. Самыми первыми такими крепостями стали построенные в 1462 г. в Псковской земле - Володимер и Кобылец. В 1492 г. к ним добавился Ивангород, имевший изначально квадратную планировку. На юге примером регулярной крепости служит прямоугольный Тульский кремль, но он возведен только в 1614-20 годах.
  Русские "регулярные крепости" строились как каменные так и деревянные. В плане могли иметь треугольную (Красный, Касьянов, московский Кремль), прямоугольную (Ивангород, Туровля), трапециевидную (Ситна) и пятиугольную форму. В прочем, рельеф местности подчас диктовал "неправильную" планировку (Коломна, Нижний Новгород) . С начала 15 в. каменно-кирпичные укрепления начинают возводиться по всей территории российского государства, но только в стратегически важных пунктах и крупнейших городах.
  Укрепления небольшой стратегической значимости по-прежнему строились из дерева, развившись в т. наз. "остроги" (не путать с оградой посада и тыном). Остроги получили наибольшее распространение в виде укреплений прямоугольного плана, с тыновой оградой, четырьмя башнями по углам и одной надвратной. Возводились на окраинах государства и в Сибири.
  Крепости бастионного начертания появились в России на век позже, чем в Европе. Первым таким укреплением стал земляной город в Москве в 1618. В 1632 такие укрепления были возведены в Новгороде и Ростове Великом. Следует отметить, что на южных рубежах российского государства сохранялась тенденция к возведению относительно менее сложных и мощных крепостей, чем на западном направлении. Заметно явное уменьшение толщины стен у опорных пунктов Окской оборонительной линии. Например, в Коломне толщина сохранившихся прясел стены не превышает в некоторых местах 1,7 м. Это объясняется характером ведения войны против мобильных отрядов татар, не имевших артиллерии. При этом в оборонительных сооружениях засечной черты 17 века активно применялись земляные укрепления бастионных начертаний, очевидно, с целью максимально усилить эффективность артиллерийского огня.
  
  Протяженные укрепленные линии.
  Использование оседлыми народами укрепленных линий значительной протяженности против кочевников обуславливалось необходимостью лишить последних преимущества мобильности и вынудить их принять бой в условиях наиболее выгодных для обороняющихся. Либо для максимального затруднения кочевникам доступа на свою территорию. Однако как показывает опыт строительства Великой китайской стены, простого строительства укрепленных оград недостаточно, т.к. их гарнизон в силу значительной растянутости сил не способен эффективно противостоять прорывам на узких участках. В этом плане, большую результативность показал древнеримский "лимес", в котором укрепленные полосы усиливались постоянно расквартированными при них легионами. Легионы либо обороняли сами укрепления, либо выдвигались к местам прорыва, блокировали нападавших и отражали нападение. Кроме того, с целью предупреждения нападений, по всей вероятности, осуществлялась разведка. За счет такой систематичности, и активной обороны "лимес" показывал хорошую эффективность. Возможно, если бы не переживаемый римской империей глубокий структурный кризис, его оказалось бы достаточно для отражения неупорядоченного натиска варварских племен.
  Русская "засечная черта" 16-17 в, пример развития принципов римского "лимеса", хотя возможность прямого заимствования представляется нам весьма сомнительной. В засечной черте позиционная оборона сочетались с активными, мобильными действиями обороняющихся войск и хорошо поставленной, караульной службой для заблаговременного предупреждения нападений. Также учитывались особенности тактики кочевников, предпочитаемое ими время для нападений. Применялись и дипломатические методы, для создания на границах буфера из союзных народов. С 17 в. особое значение приобретает расселение на наиболее важных направлениях казаков. Разумеется, система засечной черты не была идеальной в силу специфики комплектования феодальной армии и несения сторожевой службы нерегулярным ополчением, но главную задачу защиты внутренних территорий она решала.Стоит отметить, что дальнейшее развитие позиционная оборона укрепленных линий в сочетании с активными действиями войск получила, хоть и в других формах, только в к. 19 - 20 в., с появлением гигантских регулярных армий, современного типа.
  
  Оборона по Оке, Тула
  По мнению К.С. Носова система обороны по Оке не была изначально сплошной. Укреплению подвергались только броды и включенные в нее города (Коломна, Перемышль, Таруса, Кашира, Серпухов, Калуга и Алексин). При городах с конца 1560-х несли регулярную охрану полки "береговой службы". За этот период татарам удалось прорваться за Оку только в 1571 г (Девлет-Гирей, дошел до Москвы). В смутное время основные усилия российского государства сосредоточились на защите западных границ. Оборона южных границ резко ослабла, и длительное время татары совершали набеги, разоряя южные области. Для отражения набегов с конца смутного времени за Окой оформляется Окская засечная черта, с центром в Туле. На долгое время она стала основной преградой на пути татарских набегов. Новые грандиозные работы по сооружению оборонительных линий развернулись с 1635 строительством Белогородской черты вынесенной далеко на юг от Оки. Значительной модернизации подверглась и старая засечная черта.
  Строительство новых засек управлялось из Тулы, она же стала центром обороны, так как находилась на наиболее важном стратегическом направлении - Муравском шляхте ведшем прямо на Москву. Сама Тула была также подвержена существенной перестройке. В 1614- 1620 м. году был возведен каменный кремль. В результате всех осуществленных мероприятий Тула стала важнейшим опорным пунктом на южных границах России, значение которого понизилось лишь в последней трети 17 века. Однако проблема этого и других опорных пунктов засечной черты в отечественной историографии освещена слабо. В литературе, затрагивающей явление засечной черты, можно выделить только два узких подхода: историко-географический и военно-технический. Первый рассматривает развитие системы засечных черт в контексте расширения территорий российского государства и освоения новых земель и изучен достаточно подробно .
  Второй изучает узкие технические вопросы развития ее оборонительных сооружений и представлено в основном работой Казаринова В.М. и отчасти работой Носова К.С. . Такая лакуна заставляет нас более пристально обратится к этой проблеме, взяв Тулу в качестве основного объекта исследования. Исходя из поставленной проблемы, автор считает возможным выделить вопросы строительства тульского кремля, использованных при постройке инженерных решений, военного и исторического значения Тулы в системе засечной черты.
  
  Возвращаясь к вопросу изучения засечных черт в литературе, хотелось бы отметить, что в целом для литературы по вопросам военной истории характерно подобное состояние: с одной стороны, войны, имеющие огромное значение в человеческой истории, активно изучаются историками большинства стран мира. С другой стороны, обширность темы такова, что наблюдается определенная дробность исследований. В отечественной и зарубежной литературе встречается относительно мало работ обобщающего характера . Зато количество трудов по узкоспециальным вопросам или темам чрезмерно велико. Причем для последней категории характерно выделение ограниченных периодов и регионов, привязанных к какой-либо определенной войне или серии войн. Подобное же типично и для историографии по истории русской фортификации. Как указывалось выше, историографии нашей проблемы можно выделить всего два основных подхода. Условно их можно обозначить как историко-географический и военно-технический. Первый представлен работами М. К. Любавского и отчасти трудами Л. И. Ливиной , М. Н. Тихомирова и В. В. Трепавлова . Наиболее полно он отражен у М. К. Любавского. В его изданном в 1909 г. курсе лекций "Историческая география России в связи с колонизацией" вопрос обороны южных границ Российского государства в 16-17 в. решается в контексте обеспечения колонизационного движения населения северо-восточной Руси на плодородные земли юга. Это передвижение Любавский объясняет влиянием внешних природно-климатических условий на развитие русского государства и общества . При такой постановке вопроса, строительство засечных черт приобретает характер масштабного социально-экономического явления. По мнению М.К. Любавского в 16-17 в. происходит своеобразная "реконкиста" обширных черноземных земель. В том числе он выделяет в особый процесс казацкую колонизацию на Дону, в Приднепровье, в Поволжье и на южном Урале, которая приобрела значение сопоставимое с применяемыми "традиционными" методами . Изданный только в 1996 г "Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до 20 в" является одним из крупнейших обобщающих трудов по истории расселения восточных славян и позднее русского народа. Любавский сохраняет в нем рассмотрение проблематики засечных черт через призму колонизационных процессов, осуществляемых в формах государственного (военно-служивого), казачьего и стихийного народного освоения новых территорий. По объективным причинам, продвижение оседлого русского населения на юг было возможным, только в результате осуществления целенаправленной государственной политики по обеспечению его защитой от кочевников. Таким образом, колонизация и оборона южных границ были двумя тесно связанными процессами .
  В трудах других, указанных выше историков, процессы расселения русского населения на юг, в целом отмечаются сходным образом. Однако военная сторона вопроса затрагивается у них поверхностно, в виду акцентирования исследований на других проблемах. Тихомиров М. Н. в "России в 16 столетии" обращает внимание, прежде всего, на вопросы государственного устройства и социально-экономических отношений. Проблематика защиты границ затрагивается у него лишь в контексте наступательных войн России в 16 в. против Казанского и Астраханского ханств. Л. И. Ливина во "Внутреннем освоении земель России в 16 в." в основном исходит из положений аналогичных с позицией М. К. Любавского. Однако в ее работе основной акцент сделан на освоение уже присоединенных территорий, сам же процесс присоединения почти не учитывается. Некоторым особняком, от этой группы стоит работа В. В. Трепавлова "История Ногайской орды 15-17 в", в которой защита южных русских границ показана со стороны кочевников, неоднократно с этой защитой сталкивавшихся. Однако засечной черте как таковой В. В. Трепавлов внимания не уделяет.
  Военно-технический подход, как отмечает Яковлев В. В , долгое время был представлен только исследованием Ф. Ласковского "Материалы для истории инженерного искусства в России" изданное в трех частях еще в 1858 г. и Л. Фримана "История крепости в России" 1896 г. Причем исследование Ласковского так и осталось незаконченным. Исследование же Фримана написано на основе узкого круга источников и по современным меркам имеет скорее обзорный характер сохранившихся памятников крепостной архитектуры. Из других обобщающих работ следует отметить различные учебные издания военных ведомств и специфические инженерные исследования . В них история русской фортификации дается обзорно, поскольку основное внимание уделяется вопросам военной инженерной техники позднего времени (обычно не ранее конца 18-начала 19 в. до наших дней). К тому же эта литература носит закрытый характер и доступна лишь узкому кругу исследователей.
  После работы Ласковского в отечественной исторической науке наблюдается длительный период, когда история русской фортификации изучается только эпизодическими исследованиями археологов. Хотя работы по общим вопросам все же выходили. Причем какие бы то ни было значительные исследования появляются только со второй четверти двадцатого века. Но они затрагивают, как правило, ограниченный круг исследовавшихся археологами памятников. Из монографических работ представляет интерес только Т 2 "Истории военного искусства" Н. Розина (М. 1940), которая устарела уже к концу 1950-х годов.
  С середины прошлого века ситуация меняется. Приход в сер. 1950-х в историческую науку новых кадров, ее общий подъем, отразился и на изучении истории русской фортификации. В 1952 г. Выходит монография Шперка В.Ф. ""Долговременная фортификация". Она относится к военно-инженерным исследованиям, однако в ней дан достаточно полный очерк развития русского инженерного искусства в средние века и новое время. Так же в серии "Материалы и исследования по археологии СССР" публикуется ряд крупных статей по некоторым древнерусским крепостям. В том числе обзор истории засечной черты дан А. В. Никитиным - "Оборонительные сооружения засечной черты 16-17 вв" . Выпуск МИА Љ77 целиком посвящен публикации материалов по крепостной архитектуре Руси и осадной технике.
  С начала 1960-х годов появляется ряд исследований В. В. Косточкина: "Оборонительные сооружения древней Тулы" ; "Русское оборонное зодчество к. 13 - н. 16 вв." ; "Древнерусские крепости" , впервые за долгий срок осветившие историю русской средневековой фортификации комплексно.
  В период 1970-80 х годов выходят работы А.Н. Кирпичникова "Военное дело на Руси в 13-15 вв." и "Каменные крепости Новгородской земли" . Первая носит обобщающий характер, однако в ней рассмотрены интересные моменты в русском фортификационном искусстве домонгольского и монгольского периодов. Во второй исследованы каменные крепости северо-восточной Руси 11-15 в. с упором на археологические аспекты.
  Существенные сдвиги в историографии нашей проблемы происходят только в самом конце прошлого века. Публикуется монография Яковлева В. В. "История крепостей" . Широкоохватное исследование русской и европейской традиций фортификации, дающее картину их последовательного развития. Однако эта работа отличается узкой военной спецификой. Ее автор делает основной упор на технические вопросы, прикладного инженерного характера. Через год выходит работа Яковлева А. И "Засечная черта Московского государства в 17 в." . В ней сохраняется "инженерный" подход, без привязки к каким-либо экономическим, политическим или социальным вопросам. Тем не менее это работа заслуживает внимания в силу незначительной разработанности проблемы.
  Существенным событием стало издание в 2002 г. фундаментального исследования Казаринова В.М. "Крепости древней Руси". В своей работе Казаринов на основе обширного материала описал становление, развитие и последующую судьбу порядка 170 русских крепостей. Хорошо показаны тенденции их развития с учетом специфики театров военных действий; проиллюстрированы характерные черты и особенности архитектуры. Однако следует указать как существенный недостаток работы сильное сокращение изложенного в работе материала, в силу огромного количества рассмотренных в ней памятников фортификации. Большинство материалов Казаринова носят усеченный, отрывочный характер. Другой недостаток работы - ее принадлежность к разряду военно-исторических исследований узкого военно-технического подхода. Не смотря на это, на текущий момент работу Казаринова можно назвать наиболее полной и всеохватной из всех по истории русской фортификации.
  Наконец в 2003 г .опубликована работа Носова К.С. ""Русские крепости и осадная техника " . Она носит более обобщающий характер, нежели труд В. М. Казаринова, но в ней заметна тенденция к избавлению от узкого военно-технического подхода.
  
  
  
  Библиография
  
  1. Казаринов В.М. "Крепости Древней Руси" М. 2002 г.
  2. Кирпичников А. Н. "Военное дело на Руси в 13-15 вв" Л. 1976
  3. Кирпичников А. Н. "Каменные крепости Новгородской земли" Л. 1984
  4. Косточкин В. В."Оборонительные сооружения древней Тулы"// Памятники культуры, вып. 2. М. 1960
  5. Косточкин В. В. "Русское оборонное зодчество к. 13 - н. 16 вв." М. 1962
  6. Косточкин В. В."Древнерусские крепости" М. 1964
  7. Косточкин В. В. статьи в: "Материалы и исследования по археологии СССР вып. Љ 44 т 3, Љ 77".
  8. Ласковский Ф. "Материалы для истории инженерного искусства в России" 1858
  9. Ливина Л. И. "Внутреннее освоение земель России в 16 в" Л. 1985
  10. Любавский М. К. "Историческая география России в связи с колонизацией". Курс лекций. СПб-М. 2000
  11. Любавский М. К. "Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до 20 в." М. 1996
  12. Носов К. С. "Русские крепости и осадная техника " М. 2003
  13. Розин Н. "История военного искусства" М. 1940
  14. Тихомиров М. Н. "Россия в 16 столетии". М. 1962
  15. Трепавлов В. В. "История Ногайской орды 15-17 в" М. 2002
  16. Фриман Л. "История крепости в России" 1896,
  17. Шперк В.Ф. "Долговременная фортификация" М. 1952
  18. Яковлев А. И. "Засечная черта московского государства в 17 в." М. 1996
  19. Яковлев В.В. "История крепостей" М.-СПб. 2000
  
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | Кин "Система Возвышения. Метаморф!" (ЛитРПГ) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"